Толстова Александра, направление Искусствоведение, 2 курс Особенности иллюстрирования готических псалтырей


Перенесение центра тяжести культурной жизни в странах готической Европы из монастырей в города, в связи с чем возник более обширный, чем в монастырских скрипториях, контингент переписчиков книг и мастеров-миниатюристов, а также круг представителей социальных слоёв, на которых была рассчитана из продукция. Книги религиозного назначения - помимо необходимого набора кодексов для клира - получили распространение и в светских кругах, отсюда и причины изменений в их "репертуаре". Наряду с ветхо- и новозаветными частями Библии, с ритуальными бревиариями (бревиарий – краткий сборник молитв для повседневных служб), антифонариями, миссалами и бенедикционналами в большом числе появляются компактные по формату псалтыри и часословы, предназначенные для домашнего обихода не только знати, но и обширного круга состоятельных горожан. Одновременно с этим разрастается и пласт книг собственно светского содержания: сборники басен, бестиарии (собрания легендарных сведений о животных и птицах), рыцарские романы, произведения античных авторов в новых переводах. В эпоху поздней готики станет заметным ещё более сильное ослабление сакрального и усиление повествовательного, "земного" начала.
В готическую эпоху положение книжной миниатюры относительно других видов искусств в значительной степени меняется. На протяжении XIII в. (время возведения грандиозных соборных комплексов и расцвета монументальной пластики) её роль в определённой степени снижается - она утрачивает качества одной из магистральных художественных отраслей, уступая место более монументальному, сверхмасштабному, отличающемуся большей всеохватностью и силой психологического воздействия витражу, достигшему в тот период своей полной структурной завершённости. Кроме того, нарушается синхронность эволюционного движения миниатюры с поступательным ходом развития других видов искусств: в сравнении с архитектурой и скульптурой, книжная миниатюра запаздывает в утверждении собственно готической концепции (лишь с сер. XIII в., на полстолетия позже других отраслей, миниатюра вступает в фазу высокой готики). Ввиду этих обстоятельств и сложился эволюционный путь миниатюры на всём протяжении XIII в.:
I пол. XIII в. - "Предготическая" фаза: пример замедленного инерционного развития (ещё действуют обширные позднероманские "накопления");
Сер. XIII в. - постепенное вырабатывание первых готических черт;
Кон. XIII - нач. XIV в.- их дальнейшее формирование, в полном объёме проявившееся в следующий, позднеготический период (II четв. XIV в.). Одновременно с этим, во II пол. XIII - XIV вв. происходит нисхождение роли витража: если искусству времени соборной готики, собирающему все свои отрасли в едином монументальном храмовом пространстве и подчиняющем ему, наиболее соответствует именно витраж, то в менее центростремительной (скорее, наоборот, центробежной) поздней готике наиболее адекватна именно миниатюра - налицо "перетекание" творческого потенциала эпохи из одной отрасли в другую.
В эпоху готики происходят существенные изменения в образе и типе книги. Если в романскую эпоху миниатюра своей образной значительностью стремилась вырваться за пределы номинальных функций украшения книги, решая многообъемлющие творческие задачи, то в готических иллюминированных рукописях складывается образ книги как таковой в её специфичности - устанавливаются:
Масштаб (наиболее распространённые в ту эпоху книги - псалтыри и часословы - имели обычно некрупный формат);
Соответствующие композиционные принципы, приёмы взаимодействия шрифтового текста с орнаментальными включениями и разного рода фигуративными изображениями, вплоть до развёрнутых цельностраничных композиций.
Принципы, доминирующие в иллюминированной книге высокой готики:
Расширение функционального репертуара, отсюда - обогащение тематического круга изображений, полная развёрнутость которого приходится уже на позднюю готику. На протяжении XIII в. - доминирование традиционных тематических комплексов, однако со временем популярный в романскую эпоху жанр Апокалипсисов уходит в прошлое; круг евангельских мотивов во многом из-за сложившейся своей жёсткой иконографической кодификации уступает место ветхозаветному циклу, своим повествовательным богатством представлявший значительный материал для нарастающих эпических тенденций, реализуемых в соответственно усложнённых композиционных структурах.
Изменения в структуре, композиционном строе и изобразительном составе. Ещё с романских кодексов книга - микроансамбль со своими приёмами взаимодействия текстовых и изобразительных частей и построения каждой из них в отдельности.
В готике одной из решающих предпосылок в выработке стилевого облика стало введение нового остроугольного шрифта взамен романскому книжному письму - каролингскому минускулу. Новый шрифт был схож с рисунком и ритмикой готических архитектурных форм, обеспечивая большее, чес в романском искусстве, взаимопроникающее стилевое единство изображения и текста, в т.ч. и особого декоративного эффекта.
Усиление декоративного эффекта путём применения историзованных и орнаментальных и каллиграфических инициалов, и без того значительная роль которых в средневековой миниатюре усилилась за счёт развёрнутой дифференциации элементов. Помимо начинающего страницу крупного инициала, фигурные и орнаментальные ответвления которого могут распространяться на значительную часть её площади, применяются дополнительные малые буквицы перед отдельными абзацами и фразами, а также орнаментальные акценты в концах фраз, следующие линиям незаконченных строк;
Варьирование способов совмещения миниатюрной композиции с текстовым блоком: изображение малого размера как внутри буквицы (хотя при этом сможет составлять до нескольких фигурок), так и слитно с ней (изображение объединяется с буквицей в каком-либо качестве); миниатюрные композиции-клейма, включенные в текст или, как нередко встречается, на отдельной странице, большая часть которой заполнена орнаментом или же вовсе имеет пустые поля; кроме того, возможно широкое применение двух- и трёхрегистровых композиций разной величины; варьирование соотношений композиции и её обрамления - от строгой прямоугольной рамы до появившихся в XIII в. максимально свободных решений - поля вне основного изображения, частично заполняемые маргинальными фигурками разного рода персонажей (жизненно-достоверными, гротескно-фантастическими), не имеющими связи ни с текстом, ни с содержанием миниатюр - т.н. дроллери (drolerie).
В совокупности всех этих элементов, даже без цельно- и полустраничных миниатюр, "многообъектный" разворот готического кодекса производит впечатление специфически декоративной насыщенности.
Сами миниатюрные изображения стиля отличает очевидное единство элементов готической стилистики, всеохватывающая стилевая общность: облик персонажей (удлинённые фигуры, музыкально-ритмическая согласованность целого - впечатление, возникающее благодаря гибкости силуэтов, певучести линий и гармоническими цветовыми созвучиями с уклоном в колористический хроматизм). Сравнительно с романском стилем - больше движения, более активно взаимодействие между персонажами и сильнее выражено объединяющее их общее чувство спиритуалистического возвышения. Кроме того, начавшая применяться, наряду с золотыми фонами, их трактовка в виде решётчатых экранов (приём, явно вдохновлённый витражами) усиливает чувство ансамблево-декоративного единства готических кодексов.
Крупнейшие центры готической миниатюры:
Франция (Париж, Иль-де-Франс; Шампань);
Англия (имела тесные творческие связи с Францией; вторая по значению крупнейшая национальная школа; в связи с "монастырской" спецификой английской готики - сохранение значения монастырских скрипториев).
Ярким примером манускриптов ранней готики во Франции являются Псалтири королевы Ингеборг 1195 г. и Бланки Кастильской 1220 г. Манускрипты близки, благодаря монументальности стиля, напоминающего романские прототипы, и наличию полностраничных многоярусных иллюстраций.

Иконография композиций, почти всецело зависящая от каких-то византийских образцов, тем не менее создает совершенно особое впечатление, благодаря тяжелой цветовой гамме с обилием золотистых и терракотовых оттенков непрозрачной охры и вихреобразным рисунком мелких складок одежд, придающим изображениям подвижность и эмоциональную динамику, которая не всегда свойственна отстраненному восточно-христианскому искусству.


В сравнении с предыдущим манускриптом, в иллюстрациях данной рукописи выраженный линейный контур приобретает абсолютное значение, хотя цветовую палитру мастера нельзя назвать утонченной.
Тонкий колорит характеризует рукописи позднейшего времени, такие, например, как Псалтирь Людовика Святого (1253–1270 гг., Париж, Национальная библиотека, Lat. 10515).

Эта рукопись предназначалась для служб в придворной капелле Сен-Шапель, являвшейся архитектурным «реликварием» тернового венца Спасителя и частиц Животворящего Креста, выкупленных Людовиком IX у латинского правителя Византии после вторжения туда крестоносцев. Образ святой Капеллы отражается на композиции миниатюр, где повествование разворачивается на фоне узорных готических вимпергов и стрельчатых аркад (сюжеты Ветхого Завета от Авеля до Саула). Несколько пестрая, но изысканная по колориту живопись, отличается той цельностью, которая утрачивается в памятниках поздней готики. Гармонично найденное соотношение золотистого и голубого во многих случаях определяет колористический баланс миниатюр. Для манускрипта характерна цельность общего впечатления и отсутствие стереотипных готических клише: «привычный s-образный изгиб и нарочитая линейная каллиграфия здесь отсутствуют вовсе».











Приложенные файлы

  • docx 4133758
    Размер файла: 3 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий