Демешкина Т.А.(ред.) — Традиции и инновации в филологии XXI века.-2012


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
министерство оБраЗования и наУки российской Федерации
национальный исследовательский
томский ГосУдарственный Университет
ФилолоГи
ФакУльтет
молоды
традиции и инновации
в ФилолоГии XXI века:
вЗГляд молодыХ УЧеныХ
атериалы
сероссийской молодежной конференции
23-25 августа 2012 г.
иЗдательство томскоГо Университета
Удк 80+76.17
ответственный редактор:
д-р филол. наук, профессор
т.а. демешкина
издание осуществлено по заказу министерства образования и науки
российской Федерации, в рамках федеральной целевой программы «научные
и научно-педагогические кадры инновационной россии» на 2009–2013 годы
(Государственный контракт № 12.741.11.0215 от 14.06.2012 г.)
традиции
и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых уче
ных : материалы всероссийской молодежной конференции / отв. ред.
т.а. демешкиной. – томск: изд-во том. ун-та, 2012. –
ISBN 978-5-7511-2100-6
Представлены результаты научных исследований студентов, аспирантов, молодых
ученых и преподавателей. работы отражают взаимодействие традиций и инноваций в
современной филологии и выполнены в рамках актуальных направлений лингвистики
и литературоведения, теории перевода и издательского дела.
для преподавателей вузов, учителей русского языка и литературы, студентов гума
нитарных специальностей.
Удк
ISBN 978-5-7511-2100-6

©томский государственный университет, 2012
Про
еревода диалек
вования в
расскаЗаХ «
аФьева на и
альянский яЗык
Di Santo annalisa
, тГУ, аспирант
научный руководитель
т.Б. Банкова
Переводить новеллы в. П. астафьева на итальянский язык очень трудно. во-
первых, итальянскому читателю невозможно представить жизнь рыбаков енисея,
во- вторых, в.П. астафьев с особой точностью передает особенности местного диа
лекта. некоторые диалектные единицы уникальны по своей природе, они относят
ся к енисейским говорам. «диалектность» языка «царя-рыбы» проявляется на всех
языковых уровнях (фонетическом, грамматическом, лексическом), отдельные диалек
тизмы могут характеризовать манеру речи персонажа, его образовательный уровень.
кроме того, некоторые из них могут быть еще частью реалий рыбацкого мира. имен
но поэтому задача переводчика очень нелегка и непроста как в адекватном переводе
значения отдельных сибирских диалектных единиц, так и в понимании их стилевой
принадлежности, субъекта повествования, контекста. нельзя не учитывать и нюансы
родного языка переводчика: почти в каждом европейском языке существуют говоры и
диалекты, по-разному воспринимаемые их носителями, результатом чего может стать
противоречивое понимание перевода.
в связи с этими лингвистическими трудностями «царь-рыба» еще не переведена
на итальянский язык. Причина в том, что итальянский язык разделяется на большое
число диалектов, которые правильнее по-русски назвать говорами. У каждого села, у
каждой деревни, у каждого региона и города есть «собственный язык». Эти языки име
ют свои особенности и зачастую сильно отличаются от литературного языка. Перед пе
реводчиком встает вопрос: на какой итальянский диалект надо переводить сибирские
диалектные единицы? надо ли выбирать из большого количества итальянских языков
один, единственный язык для перевода? По каким критериям осуществить данный вы
бор? Закономерным кажется выбор диалекта, на котором говорят люди, посвящающие
свою жизнь рыболовному промыслу. в итальянской литературе известны рыбаки из
сицилии, «семья малавольа» дж. верги. но сицилия находится на юге, и герои ро
мана верги рыбачат на море. надо ли осуществлять перенос на итальянские реалии?
должен ли тогда переводчик принадлежать одной определенной реальности?
тобы
чтение новелл стало возможным, необходимо выбрать для перевода литературный ита
льянский язык, однако при переводе сибирских диалектных единиц более адекватным
кажется использование разговорного стиля и использование жаргонизмов с целью со
хранения экзотических нюансов, ощущения живой речи и жизненного, сильного, вы
разительного стиля.
рассмотрим на примере новеллы «царь-рыба». Первый вопрос, встающий перед
переводчиком, - это само заглавие «царь-рыба». в учебниках оно переведено как «Il
pesce re», что напоминает названия сказок и заставляет читателя думать, что герой но
веллы - это рыба, носящая корону. Более точным представляется перевод на немецкий
язык «Zar der Fisch», что по-итальянски звучало бы как “Il re il pesce”. Это выражение
дает понять, что король - это не рыба и рыба не носит корону, кроме того оно несет
идею, что рыба над чем-то властвует. остается проблема грамматического рода: рыба
в русском языке женского рода, как и природа, река, сила и месть, смыслообразующие
концепты этой новеллы, но в итальянском языке «pesce» мужского рода. другой спор
ный случай - название села «
уш», что значит «ерунда», его трудно перевести адекват
но, не утратив части символизма наименования.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
открытым остается вопрос перевода на итальянский язык сибирских диалектных
фразеологизмов и лексических единиц. например,
«не давать себе на ноги топор ро
, объясняемый выражением «не давать себя в обиду»
, которому соответствует
итальянское выражение «non farsi mettere i piedi in faccia». Этот фразеологизм мест
ный, поскольку рассказчик говорит «однако шапку при этом лишка не ломать, или,
как
здесь объясняются
, не давать себе на ноги топор ронить».
среди диалектных лексических единиц приведем несколько примеров, среди ко
торых встречаются собственно сибирские, красноярские реалии:
«култыхается»,
«шшотка», «шешнадцать», «самоловы», «зыбка», «подпуск», «берестинка», «дубак»,
«карга», «кошка».
«култыхаться»
- «болтаться, плавать».
«култыхается истоптан
ная консервная банка»
: действие относится к неодушевленному предмету, который ка
чается среди маленьких волн, колыхается, что можно перевести словом «galleggiare»,
хотя это стилистически нейтральное слово, обозначающее движение предметов или
человека, но спонтанное и естественное, когда течение просто заставляет тело двигать
ся. «
Шшотка
- это щётка, данное написание отражает фонетические особенности
носителей сибирского говора. в итальянском языке могут быть разные фонетические
gguancia, guanc, guanscia
и т.д. Произношение зависит от местных особенно
стей, при переводе стоит дать один вариант и его сопровождать сноской. аналогичный
пример - слово «шешнадцать» (при переводе - «scieddici»).
диалектные лексические единицы, номинирующие непосредственно реалии си
бирского быта, т.н. фоновая лексика, является наиболее трудным языковым пластом в
работе переводчика. рассмотрим на примере лексических единиц
«самолов», «зыбка»,
«карга»
«кошка».
«самолов»
- это род, тип рыболовной снасти, похоже в нашем
виде на капкан, ловушку для животных, в этом контексте для рыб. Подобной реалии не
существует в итальянском рыболовном промысле, следовательно, отсутствует и лек
сика, ее обозначающая. в переведенном тексте данное слово сохранит графическую
оболочку, значение единицы будет представлено описательно в сноске. диалектное
слово
«зыбка»
(от глагола «зыбиться» - «качаться») мотивировано сравнением с дви
жением колыбели, которая «колеблется», «качается». для передачи этой семантики на
итальянский язык достаточно использовать слово «culla» или «cuna”. оба слова про
изведены от глагола cullare «баюкать, качать, шататься» со сходной семантикой движе
ния. слово
«карга»
, обозначающего подводную каменистую гряду, не имеет точного
соответствия в итальянском языке, т.к. отсутствует понятие, его номинирующее. При
переводе можно использовать описательную конструкцию «parte rocciosa del letto del
�ume». Последнее слово -
«кошка»
кошка в этом контексте обозначает багор с крю
чьями и имеет такое название, потому что такими крючьями и своей формой напоми
нает кошку. образная номинация позволяет сохранить данное слово при переводе (la
gatta), уточнив его значение в сноске.
диалектные единицы повествования особенно трудны при переводе в связи с от
сутствием реалий, их номинирующих, поэтому перед переводчиком стоит непростая
задача совмещения авторского стиля, диалектных особенностей речи и адекватной и
точной передачи смысла.
Примечания:
не давать себе на ноги топор ронить. не давать себя в обиду.
л.н. Падерина л.Г. самотик,
сло
варь внелитературной лексики в «царь-рыбе»в.П. астафьева
. красноярск, 2007.
култыхаться. Болтаться, плавать.
неодобр. л.н. Падерина л.Г. самотик,
словарь внелитератур
ной лексики в «царь-рыбе»в.П. астафьева
. красноярск, 2007.
Шшотка. Щетка.
фонет. л.н. Падерина л.Г. самотик,
словарь внелитературной лексики в
«царь-рыбе»в.П. астафьева
. красноярск, 2007.
самолов. род рыболовной снасти.
промысл. л.н. Падерина л.Г. самотик,
словарь внелитера
турной лексики в «царь-рыбе»в.П. астафьева
. красноярск, 2007.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Зыбка. колыбель, люлька для ребенка.
лексич. л.н. Падерина л.Г. самотик,
словарь внелите
ратурной лексики в «царь-рыбе»в.П. астафьева
. красноярск, 2007.
карга. Подводная каменистая гряда.
семантич. л.н. Падерина л.Г. самотик,
словарь внелите
ратурной лексики в «царь-рыбе»в.П. астафьева
. красноярск, 2007.
кошка. Багор с крючьями.
лексич. л.н. Падерина л.Г. самотик,
словарь внелитературной лек
сики в «царь-рыбе»в.П. астафьева
. красноярск, 2007.
ро
ком
лексноГо
авления
лексики
словаре
еГородской
лас
еГо
ронной
гапова
ннГУ, зав. лабораторией
современная диалектная лексикография предполагает интеграционный подход к
описанию диалектной лексики: ярким примером чего являются труды томской диа
лектологической школы
.
для описания говоров на современном этапе требуется из
дание системы словарей разных типов с параллельным привлечением средств линг
вистической географии: от отдельных карт до атласов. новыми критериями словаря
XXI века представляются электронная форма, интерактивность, мультимедийность
и др.
однако сам жанр диалектного словаря остается достаточно традиционным, при
чем консерватизм при создании региональных словарей является принципиально важ
ной их чертой, обеспечивающей системность описания лексики различных говоров
русского языка.
важным аспектом словарной работы является глубокий интерес к говорам, возник
ший в последнее время среди самих диалектоносителей практически во всех странах
восточной европы. в этих условиях выпускаемые современные дифференциальные
словари должны совмещать традиционный и инновационный подходы и быть удобны
ми для читателей, в разной степени подготовленных к работе со словарем.
для научных изысканий важно учитывать место и время фиксации каждого сло
воупотребления, хотя презентация таких данных имеет известные сложности. в на
стоящее время проблемы такого рода решаются при помощи публикации картотек
диалектных словарей.
в работе над диалектным словарем нижегородской области задача публикации
картотеки параллельно с публикацией словаря стояла изначально. материалы для диа
лектного словаря нижегородской области (далее дсно) собирались в течении дли
тельного времени (специальные словарные экспедиции проводились в ннГУ с 1968
года). собранные материалы (200000 карточек) составили две картотеки, существую
щие в бумажном и электронном виде (аБд дсно). автоматизированная база аБд
дсно разработана и создана под руководством и. в. кузьмина. она представляет
собой файл MS access и включает поля соответствующие элементам словарной кар
точки, включая место и время фиксации, семантический код и др.
. остановимся на
некоторых практических проблемах, решаемых с помощью публикации картотеки па
раллельно со словарём.
нижегородская область относится к территориям позднего заселения: неровный
лингвистический ландшафт области не позволяет ограничиться указанием админи
стративного района употребления, но перечисление всех населенных пунктов в сло
варной статье также не представляется возможным. Поэтому в диалектном словаре
нижегородской области традиционная система географической характеристики была
изменена.
в ее состав входят сокращенные названия районов нижегородской области и так
называемые ориентирные пометы (указания на территориальную часть района, где на
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ходится обследованный населенный пункт относительно сторон света). каждый район
делится на 9 зон в соответствии с географическим расположением: ц, с, ю, з, в, с-з,
с-в, ю-з, ю-в (административный центр района может не совпадать с центром геогра
фическим); через запятую перечисляются все зоны района, на территории которых
зафиксирована лексема; между обозначениями разных районов ставится точка с за
пятой.
арактеристика распространения
лова на территории нижегородской области
осуществляется с помощью географических помет, вводимых шрифтом arial Narrow
после примеров употребления слова в речи информантов (если примеры отсутству
ют – после толкования значения) отдельно для каждого значения и оттенка значения
многозначного слова.
система ориентирных помет, общая для дсно и аБд дсно, имеет дополнитель
ные возможности: использование заливки для части района при картографировании.
то есть, картотека станет удобной базой для атласа говоров нижегородской области.
отметим, что в картотеке указывается и населенный пункт, что позволяет конкретизи
ровать материал, например, для этимологических изысканий, разграничивая населен
ные пункты, имеющие разную этническую характеристику.
н. в. Большакова отмечает:”лексикографическая наука и практика составления
словарей фиксируют все более интенсивный процесс интеграции типов словаре, в том
числе и региональных. За счет расширения иллюстративной части словаря и введе
ния, по замыслу составителей, всего зафиксированного корпуса речевых употреблений
наблюдается сближение толкового словаря и словаря типа конкорданса
. сохранение
всех контекстов в картотеке, при выборе наиболее показательных иллюстраций для
словаря, позволит решать лингвистические задачи узким специалистам. особенностью
картотеки является сохранение фонетической транскрипции иллюстраций при измене
нии транскрипции примеров в словаре на орфографическую.
а.а. Бурыкин считает особенно актуальным «вопрос о разграничении собственно
диалектных элементов и фактов просторечия, поскольку на местном материале это во
прос осложняется тем, что в говорах формируется региональное просторечие со свои
ми характерными особенностями и особой географией составляющих его единиц, а
языковая архаика, сохраняющаяся в устной речи жителей сибири, в том числе городов,
позволяет ставить вопрос о лексике былого, уходящего просторечия, сохраняемого та
кими говорами»
. важность временной характеристики, по возможности, года фикса
ции в картотеке (в то время как в словаре такая характеристика затрудняет чтение) не
подлежит сомнению.
таким образом, публикация электронной картотеки дсно (аБд дсно) в сети
интернет станет необходимым дополнением диалектного словаря нижегородской об
Примечания:
Бурыкин а. а. современные проблемы лексикографии русских говоров сибири (по материалам
словаря русских старожльческих говоров якутии). // там же. с. 18-19
томская диалектологичская школа.
сториографический очерк/ Под ред.
. Блиновой.
-томск:
зд-во томского ун-та, 2006. с. 146-147
вандль-Фогт Эвелине. изменения и возможности: методы улучшения доступа к данным диалект
ных словарей // славянская диалектная лексикография. -спб., наука, 2011.
кузьмин и. в. автоматизированная база данных диалектного словаря нижегородской области:
методические указания по созданию и работе. — нижний новгород, 2005.
о принципах составления и методике работы над диалектным словарем нижегородской области//
материалы XXXIV международной филологической конференции, вып. 9, лексикология. лексикография
(русско-славянский цикл).
Большакова н. в. словари и тексты как форма презентации и сохранения диалектной речи //
славянская диалектная лексикография, -сПб., наука, 2011, с. 17.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ЧевоГо
слова
народной
ва
линГвокУль
УролоГиЧеский
ас
гапова
тГУ, аспирант
научный руководитель
т.Б. Банкова
исследование выполнено при финансовой поддержке рГнФ в рамках научно-исследова-тельского
проекта «константы русской народной культуры в языковом коде: от бытового к бытийному», (грант
идею изучения культуры того или иного народа посредством его языка можно воз
вести к трудам Э. сепира: именно ему принадлежит впервые высказанная мысль о
том, что «лексика – очень чувствительный показатель культуры народа» и что «язык
является символическим руководством к пониманию культуры».
сам термин «ключевое слово» был введен в филологическую науку а. вежбиц
кой: «ключевые слова – это слова, особенно важные и показательные для отдельно взя
той культуры». «ключевое слово» по вежбицкой – это набор культурных коннотаций,
квинтэссенция свойств культуроспецифичного слова. Понятие «культурная коннота
ция» в свою очередь наиболее полно и точно раскрывается в работе в. н. телии «рус
ская фразеология»: «культурная коннотация — это в самом общем виде интерпретация
денотативного или образно-мотивированного, квазиденотативного, аспектов значения
в категориях культуры».
в книге «Понимание культур посредством ключевых слов» а. вежбицкая обосно
вывает очень важное качество ключевого слова: лексика, претендующая на статус клю
чевой в каком-либо языке, должна содержать в себе культурную информацию, хранить
ее и транслировать от одних поколений к другим: «лингвоспецифичные слова отража
ют и передают образ жизни, характерный для некоторой данной языковой общности,
и могли бы рассматриваться как своего рода свидетельства о каких-то особенностях
соответствующей культуры». а. вежбицкая формулирует основные свойства, которы
ми, на ее взгляд, должны обладать лексические единицы, «претендующие» на звание
«ключевых» в каком-либо языке: во-первых, такие слова не имеют абсолютных анало
гов в других языках, а переводы, через которые предпринимается попытка ввести их в
язык-реципиент, не способны адекватно передать их лексическое значение.
свойства, выделяемые а. вежбицкой, являются универсальными, однако кс
приметы имеет ряд специфических свойств, обусловленных особенностями его бы
тования. важно отметить, что а. вежбицкая анализирует свойства слов, бытующих в
культуре вообще и не имеющих привязки к конкретным текстам – фольклорным или
авторским, поэтому свойства кс, выделяемые ею, отличает универсальность и одно
временно некоторая абстрактность. Ученый не ставит перед собой цели выделить и
описать ключевые слова только пословиц или только фразеологизмов, это ключевые
слова всего языка вообще. По сути, качества, выделяемые вежбицкой, достаточно об
текаемые, они свойственны очень широкому кругу лексических единиц. такие слова
могут вычленяться во многих текстах: исследователь анализирует пословицы, изре
чения, популярные песни, авторские литературные произведения. кс в понимании а.
вежбицкой являются инструментом компаративиста, средством сравнения разных
культур, выявления у них общего и различного, это ключи к культуре вообще; функции
кс приметы иные.
ключевые лексические единицы, вычленяемые в приметах, требуют иного спо
соба описания и более тщательной классификации, что, в свою очередь, обусловлено
спецификой их бытования: это не слова вообще (пусть даже конкретного, отдельно
взятого языка), а лексемы, привязанные к конкретным текстам; более того: ключевое
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
слово приметы само выстаивает вокруг себя приметный текст, в определенной степени
«прогнозируя» его. Главная функция такого слова в примете – выстраивание культур
ного мира вокруг нее, «притягивание» различных культурных смыслов. Представляет
ся возможным выделить такие свойства ключевого слова приметы, как его принадлеж
ность к пласту общерусской лексики и специфику частеречной принадлежности.
слово, являющееся в примете ключевым, всегда относится к пласту общерусской
лексики и употребляется в различных сферах. ключевая лексическая единица при
меты, как правило, не может представлять собой диалектизм, жаргонизм или иное
узкоспециальное слово. данная особенность обусловлена, прежде всего, тем, что кс
должно быть понятно абсолютно любому носителю данного языка – независимо от
его профессиональной или социальной принадлежности. данное свойство кс приме
ты соотносится со свойствами, выделяемыми вежбицкой, и связано, прежде всего, с
тем, что ключевая приметная лексема несет в себе культурный код, содержащийся в
языке вообще, а не только в конкретной примете. конечно, не каждый носитель языка
может в полной мере извлечь и «прочитать» культурный код, зашифрованный в таком
слове – это зависит от степени владения культурной информацией каждым отдельным
человеком, но лексическое значение данной единицы должно быть известно каждому
говорящему на русском языке.
исключение составляют приметы, известные и бытующие в какой-либо узкой,
специфической сфере: например, приметы, используемые представителями отдельных
профессий или местностей – в этом случае неизбежно появление в качестве ключевых
лексем профессиональных арго или диалектизмов. впрочем, такие приметы находятся
на периферии. особого внимания заслуживает частеречная принадлежность ключевой
лексемы приметы. данное свойство кс приметы требует наиболее тщательного ана
лиза и выделения, т.к. сопряжено с рядом трудностей и противоречий. так, например,
в отдельных приметах трудно выделить одно кс – более или менее подходящих для
этого вариантов может быть два или три. очень часто эти слова-«претенденты» имеют
разную частеречную принадлежность.
еще одна проблема, возникающая в ходе анализа приметного материала – это тя
готение отдельных лексем к синкретичности, когда нельзя отделить одну единицу от
другой:
Правая рука чешется – говорят, здороваться будешь с кем-то
. в данной при
мете не представляется возможным разбить конструкцию «правая рука»: т.к. в случае
ликвидации существительного («рука») рушится текст всей приметы: исчезает слово,
вокруг которого он выстраивается. в случае исключения из тела приметы имени при
лагательного («правая») возникает смысловая недостаточность, т.к. именно в приме
тах, связанных с соматической лексикой, важно подчеркнуть принадлежность этой
лексики той или иной стороне человеческого тела:
Правый глаз чешется – радоваться,
левый – плакать; Правая рука чешется – получать деньги, левая – отдавать;
и др.
именно этими причинами обусловлено то, что словосочетание «правая рука» должно
присутствовать в примете в таком виде, не разбиваясь на составляющие его лексиче
ские единицы. может возникнуть предположение, что ключевым в таком случае будет
являться не отдельное слово, а всё словосочетание, но это не совсем так. вполне воз
можно выделить ключевое слово внутри словосочетания: подчиняясь синтаксическим
закономерностям, этим словом будет «рука» - т.к. это имя существительное, и прилага
тельное по отношению к нему является зависимым.
такие приметы позволяют говорить о необходимости выделения и обоснования
такого понятия как «определитель кс приметы», т.е. такого элемента (в данном при
мере этим элементом является лексическая единица), который является зависимым
по отношению к кс приметы, являясь одновременно его неотъемлемым атрибутом, и
вносит при этом необходимые семантические оттенки
(культурные коннотации)
, важ
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ные для текста приметы в целом, но отсутствующие (или не актуализированные) в
самой ключевой лексеме.
Представляется возможным выделить разные виды определителей:
1) определитель - лексическая единица, напр.:
на свадьбу нужно надевать ста
рые туфли – на счастье
: культурная коннотация «прогнозирование счастья» склады
вается из составляющих: кс
туфли +
прилагательное
старые;
2) определитель – синтаксическая конструкция, напр.:
3) определитель - ситуация, напр.:
молодым, чтобы были дружны между собой,
и брак был крепким, нужно вставать на полотенце:
культурная коннотация «прогно
зирование согласия» складывается из составляющих: кс
полотенце +
определитель
«ситуация свадьбы».
кс собранных и анализируемых примет - это, в основном, имена существитель
ные (наименования предметов и локусов), напр.:
ложка упала – значит, какая-то
женщина к нам торопится
ну нет, через порог не надо обниматься – поссоримся
но встречаются исключения в виде глаголов и прилагательных. кс-глагол встречается
в нескольких разновидностях примет: приметах-запретах, т.к. такая примета акценти
рует внимание на действии, которого нужно избегать, напр.:
когда беременная жен
щина ходит – нельзя ей мыть покойника
; приметах-рекомендациях, которые напро
тив, акцентируют внимание приметоносителя на желательности (или необходимости)
некоего действия:
Присядь на дорожку – дорога легкой будет;
приметах-прогнозах,
устанавливающих связь между различными явлениями:
Прояснило <
> – к морозу
;
икнулось – помянулось
следующее свойство кс приметы, требующее рассмотрения и анализа – его
. кс народной приметы можно представить в виде поля: его ядро будет
сформировано из кс, обладающих наибольшим количеством культурных коннотаций
и, соответственно, имеющим наибольшее количество реализаций во всевозможных
приметах. на периферии поместятся кс, имеющие меньшее количество культурных
коннотаций и меньшее количество реализаций. нельзя говорить о том, что поле кс
является неподвижным: формирующие его единицы имеют потенциальную способ
ность перемещаться как из ядра на периферию, так и обратно. Происходит это как
под влиянием собственно лингвистических, так и под воздействием факторов экстра
лингвистического характера. например, лексическая единица
матка
/
матица,
имею
щая в культуре большое количество культурных коннотаций, является кс в обширном
пласте архаических примет и обрядовых рекомендаций, реализующих культурную
информацию:
рожать нужно под маткой – чтобы роды проходили не тяжело, без
осложнений
если матка трещит – очень плохая примета: это к несчастью в доме
данные приметы демонстрируют закрепленность за кс культурной семантики, свя
занной с семантической оппозицией «свой – чужой». Формирование этого культурного
значения тесно связано с бытовой функцией матки: она делит дом
на две половины
(избу / горницу, часть у порога / красный угол). обычай рожать под маткой также свя
зывается с ее культурной семантикой: роды в традиционной культуре – пограничное,
медитативное состояние, т.к. роженица находится между миром живых и миром мерт
вых, поэтому и процесс родов часто происходил в неком пограничном локусе, нахо
дящемся в медитативном пространстве (порог, баня, место под матицей). Безусловно,
такое кс приметы, как
матка / матица
находится в ядре семантического поля. однако
под влиянием экстралингвистических факторов: урбанизации, изменения образа жиз
ни, появления новых бытовых реалий и исчезновения старых – данное кс переходит
в пассивный словарный запас: предмет исчезает из быта, а слово, его номинирующее,
постепенно исчезает из языка. в новых приметах, как правило, имеющих прочную
привязку к современному образу жизни, данное кс уже не фигурирует. оно имеет
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
потенцию из ядра переместиться на периферию: часть культурных смыслов оказыва
ется невостребованной. носитель современного сознания оказывается не в состоянии
извлечь эту культурную информацию без вспомогательных «ключей» - знаний из об
ласти народной культуры.
возможен обратный процесс, когда кс, пока еще находящиеся на периферии,
«претендуют» на перемещение в центр семантического поля. таким является кс
кало
: современные приметы демонстрируют, что потенциальные культурные конно
тации, заложенные в данной лексеме, востребованы современным сознанием и про
должают успешно реализовываться в приметах, возникающих в настоящее время. в
старых приметах кс
зеркало
реализует только одну семантику: «пограничное про
странство, взаимодействия с которым следует избегать, особенно в погребальном об
Зеркала в помещении, где есть покойник, завешивают, чтобы он не мог в них
смотреться
. Постепенно происходит нарастание «слоев» культурной семантики, т.к.
кс всё больше реализует потенциальные культурные коннотации:
если беременная
женщина часто смотрится в зеркало – у нее может родиться двойня
невесте перед
свадьбой нельзя смотреться в зеркало вместе с кем-то из подруг – отобьет жениха
Жениху и невесте нельзя вместе смотреться в зеркало до свадьбы – расстанутся
зеркало
постепенно перемещается с периферии семантического поля в его центр,
т.к. является генератором порождения новых примет и «наматывает» на себя новые
культурные слои.
кроме того, кс является средством выражения деятельности человеческого со
знания, осуществляющего накопление, хранение и передачу культурной информации.
когнитивность кс выражается в способности «разворачивать» и «сворачивать» свои
культурные коннотации. культурная информация, перманентно хранящаяся в кс,
может реализовываться по-разному: так, кс
кошка
реализует следующие культурные
коннотации:
«цвет», напр.:
Черная кошка перешла дорогу – день будет неудачным
если тебе дорогу перейдет рыжий кот – к прибыли
трехцветная кошка в доме – к
деньгам
; «действие», напр.:
кошка снится – к слезам
;
кошка садится на подоконнике
и смотрит в окно – на тепло
кошка на человека тянется – к обнове
кот лапой морду
умывает – гостей намывает
; «характер»:
ласковая кошка – у доброго человека
собранный и проанализированный материал показывает, что чем больше у кс
возможностей «развернуть» культурные коннотации: «цвет», «форма», «количество»,
«характер» и т.д., тем больше примет это слово может «собрать» вокруг себя, при
чем в каждой примете могут реализовываться как один, так одновременно и несколько
«слоев» культурных смыслов. кс является генератором появления новых примет (мар
кером новизны примет являются современные реалии, в них фигурирующие). собран
ный материал показывает: часто зарождение индивидуальной приметы происходит в
быличке, напр.:
Помню, в тот год сирени много цвело – тогда свекровь моя умерла, а
я была беременная костей. не могу с тех пор чувствовать запах сирени: всё кажется,
что умрет кто-нибудь
Широко распространено появление новых примет на основе
старых: в этом случае, примета-источник и новая, появившаяся на ее основе примета
являются формальными или содержательными дублетами, например, старая примета с
кс
нельзя здороваться через порог
становится источником для новой приме
не следует разговаривать по телефону, стоя на пороге или проходя через ворота:
чтобы вы не сказали, к вам отнесутся несерьезно. «
Поле» примет, группирующихся
вокруг кс, имеет ядро и периферию: ядро формируют старые приметы, периферию –
ем больше культурных коннотаций заложено в кс, тем более широкое поле
примет оно может образовать вокруг себя.
итак, подводя итог, можно сказать о том, что функция кс приметы, заключаю
щаяся в выстраивании приметного текста и приметной ситуации в целом, обуслов
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ливает его спецификации. оно всегда является единицей общерусского языка; имеет
специфику частеречной принадлежности и может иметь при себе определитель; кс
приметы свойственны многоуровневость и универсальность; оно обладает такими
свойствами, как потенциальность, коммуникативность, когнитивность, эмотивность и
витальность.
олоГиЗация
раЗов в вымыШленном мире
ХУдо
ера
кимжанова
алтГПа, магистрант
научный руководитель
в.и. Габдуллина
в современном литературоведении в русле художественной феноменологии поя
вилась такая область знания, как «художественный бестиарий». Понятие «бестиарий»,
пришедшее из средневековья, где так назывались «
нравоучительные трактаты, в ко
торых на примере мнимых и реальных животных рассматривались различные хри
стианские понятия
включает в себя совокупность всех животных образов, населяю
щих вымышленный мир художественной литературы.
Бестиарные традиции в литературе разных времен изменялись, неся в себе раз
личные смысловые значения и выполняя различные функции – от простого предмет
ного наполнения художественного мира, через различные проявления метафоризации
до символистской редукции материально-телесного наполнения образа. Большая или
меньшая степень проявления материально-телесного, «анималистического», уров
ня отражается в оппозиции иносказательности иавтологии художественных образов.
образы птиц, зверей, насекомых заполняют все ячейки в парадигме художественных
тропов, при этом один и тот же образ может создаваться одновременно несколькими
средствами изображения/преображения художественной действительности. так, при
детальном рассмотрении образа каштанки а.П.
ехова можно увидеть и средства
антропоморфизации, которая сама по себе уже является разновидностью метафоры
«каштанка оглянулась и увидела, что по улице прямо на нее шел полк солдат. не вы
нося музыки, которая
расстраивала ей нервы
, она заметалась и завыла.
к великому
ее удивлению
, столяр, вместо того чтобы испугаться, завизжать и залаять, широко
улыбнулся, вытянулся во фрунт, и всей пятерней сделал под козырек»
), и даже прием
остраннения в отдельных эпизодах.
в связи с наибольшим/наименьшим проявлением материально-телесных и ино
сказательных смыслов, мы выделяем предметно-телесные, антропоморфизированные,
символические образы и образы-метаморфозы.
к первому типу относятся животные образы, являющиеся средством «наполнения»
вымышленного мира художественной литературы, придания этому миру ощущения ма
териальности, предметности/телесности и осязаемости. так, в «
амелеоне» а.П.
хова помимо полностью метафорического «бестиарного» названия, композиционным
центром, вокруг которого разворачивается действие, является совершенно лишенный
какого-либо иносказательного звучания образ маленькой собачки:
«в центре толпы,
растопырив передние ноги и дрожа всем телом, сидит на земле сам виновник сканда
ла – белый борзой щенок с острой мордой и желтым пятном на спине. в слезящихся
глазах его выражение тоски и ужаса»
. маленький шпиц в рассказе «дама с собач
кой» выполняет сюжетно-композиционную роль, а также является образом-эмблемой,
который связан с образом человека не тропическим, а событийно-сюжетным образом:
случившееся с животным воздействует на решения, поступки, судьбы человека.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Базовый, «животный» уровень особенно четко прослеживается в анималистиче
ской прозе –
зообеллетристике
, возникшей на рубеже XIX-XX веков в европейской и
северо-американской литературных традициях
на границе художественной словесно
сти и научного знания (Э.Э. сетон-томпсон, в. Бианки). целью писателей-анималистов
является популяризация естественнонаучных знаний о «реальном» животном мире, о
повадках тех или иных животных, их образе существования, среде обитания и т.д.
как
отмечает и.в. Портнова,
«притягательность работ художников-анималистов заклю
чается не только в научной достоверности композиций, но и в понимании самоцен
ности мира живой природы»
на другом «фланге», прямо противоположном первому, находятся символические
образы животных, наибольшей выраженности достигшие в поэзии символистов,в ко
торой
«со временем возникал некий оригинальный поэтический бестиарий, исследова
ние элементов которого позволяет глубже понять круг любимых идей, волновавших
талантливых писателей в разные периоды их жизни и творчества»
. Здесь, напротив,
преобладает выразительность художественных образов, а изобразительность сводится
к нулю. Этот тип животных образов отличается своей неосязаемостью и многозначно
стью. Бестиарный образ-символ в каждом стихотворении
«предстает как носитель
закрепленных значений и в то же время обретает новые, формирующиеся вновь в
новом тексте, при каждом новом употреблении»
Промежуточным типом между первыми двумя типами бестиарных образов явля
ются образы животных с проявлением «человеческих» качеств, в которых над базовым
анималистическим уровнем надстраиваются иносказательные смыслы.
с привнесени
ем в чисто «анималистические» художественные образы животных метафорических
смыслов, представители вымышленной фауны художественного мира приобретают
антропоморфные качества: они умеют думать, чувствовать, переживать, видеть сны,
говорить с себе подобными. и.в. Портнова так говорит об этом:
важнейшим резуль
татом наблюдения человека за зверьем стало символическое перемещение последнего
в «человечник». мифология, литература заполнились персонажами с явно человече
скими характерами, пороками и страстями, но имеющими обличие животных - зай
цев, волков, лисиц и т.п.»
«антропоморфизированные» образы животных создаются при помощи метафоры
и различных ее разновидностей: олицетворения, антропоморфизация, остраннения. к
этому типу животных образов относятся каштанка а.П.
ехова, которая мыслит, пере
живает, боится, плачет;
олстомерл.н. толстого – конь благородного «дворянского»
происхождения, который рассказывает историю своей нелегкой лошадиной жизни;
анг и.а. Бунина, который видит сны-воспоминания о жизни своего хозяина; арто
а.и. куприна, который из страдательной фигуры – причины человеческих конфлик
тов, постепенно приобретает «человеческие» качества и свойства.
особый тип животных образов – метаморфоза. в отличие от древнегреческих пре
вращений овидия, волшебных сказок и мира фэнтези, где метаморфозы – следствие
колдовства и взмаха волшебной палочки, метаморфозы в научно-фантастических про
изведениях Г. Уэллса, м. Булгакова, с. Гансовского, – как правило, результат мнимо
научных экспериментов и работы хирургическим скальпелем. в результате таких ме
таморфоз появляются отарки с. Гансовского с медвежьим обликом и человеческим
сверхразумом, человеко-волки, медведе-волы, человеко-сенбернары, женщины-свиньи
и другие существа Г. Уэллса, булгаковский Шарик превращается в Полиграфа Поли
графовичаШарикова и обратно.
таким образом, богатый животный мир художественных произведений различает
ся в зависимости от уровня иносказательности этих образов. наибольшее/наименьшее
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
проявление материально-телесных и иносказательных смыслов послужило основани
ем для нашей типологизацииживотных образов в художественной литературе.
Примечания:
Экскурс в геральдику. Бестиарий [Электронный ресурс]. URl:
www.excurs.ru/bestiary/Bestiary.ht
ехов а.П. избранные сочинения. в 2-х т. т. 1. – м., 1979. – с. 234.
там же. с. 80.
Портнова и.в. отечественная школа изображения животных //
еловек. - 2003. - № 1. – с. 159.
Звонарева л. Зооморфный код в поэзии З. Гиппиус // литературная учеба. - 2002. - № 4. - с. 100.
Федоров с.в. «ионийскую цикаду им кузнечик заменял». мастерская формирования культурной па
мяти учащихся // русская словесность. - 2007. - №8. - с. 27.
ереводЧик лирики
ера
Уроведении 2000-Х ГГ.
, тГУ, аспирант
научный руководитель
о.а. дашевская
цель статьи мы определяем как обзор статей 2000-х гг, направленных на изучение
на переводческой деятельности и. анненского. известно, что поэт никогда не оставлял
занятие переводческой деятельностью. выбор и. анненским для перевода близких к
его творчеству по лирической тональности стихотворений осложняет разграничение
оригинальных и переводных текстов. особенно это усугубляется тем, что датированы
и подписаны были лишь некоторые из них. Этот факт объясняет, почему переводы ан
ненского подолгу принимались за оригиналы. так, например, только в 1979 году было
выяснено, что стихотворение «Грозою полдень был тяжелый напоен» - перевод вось
ми строк из середины поэмы анри де ренье « Quelqu’unrêved’aubeetd’ombre» из книги
«Поэмы». также довольно поздно были обнаружены переводы стихотворений сюлли
Прюдома («lavoielactée»), Шарля кро («Intérieur»)
. в статье «разбор стихотворного
перевода лирических стихотворений Горация П.Ф. Порфирова», опубликованной в 1904
году, и. анненский предлагает свою концепцию перевода.«Переводить лирика – труд
тяжелый и неблагодарный» - замечает он и требует от переводчика равновесия объек
тивизма и субъективизма. с одной стороны «лексическая точность часто дает переводу
лишь обманчивую близость к подлиннику, - перевод является сухим, вымученным, и за
деталями теряется передача концепция пьесы». «от добросовестного перевода пахнет
пылью», - добавляет анненский. Переводчик должен правильно понять пьесу в целом и
правильно определить «те ее детали (слова или выражения, звуковые символы или син
таксические сочетания), от которых особенно зависит красота, колоритность или pointe
пьесы – для них должны быть подысканы более или менее естественные соответствия
из области языка чувств (то есть естественной речи)»
Плохой перевод, его банальность «зависят от небрежного отношения к подлинни
ку». Переводчик должен быть мастером в передаче стиля, языка, размера оригинала:
«размер все равно, что музыка к балету. язык чист, без игры в архаизмы и неологиз
мы». и. анненский подчеркивает, что «перевод должен быть сделан литературной рус
ской речью, ведь произведение должно передаваться в той обстановке, в которой сло
жилось». Переводчику требуется большая чуткость к «психологии народов», чувство
«культурного преемства».
в статье «илиада» в переводе н. минского» и. анненский говорит о важности
вживания в иноязычный текст, выбранный для перевода. «нельзя прямо переводить –
надо изучать. Здесь нужно солидное изучение и языка вообще, и автора в частности,
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
эпохи, в которой он жил, культурных условий, в которых протекало его творчество».
Произведение для перевода нельзя изучать через посредство других языков. ориги
нальный текст нужно «брать из первых рук, а это нелегкое дело».
в концепции перевода анненского существует понятие о синтетическом и анали
тическом переводе.
к аналитическому переводу анненский относит перевод «непременно прозаиче
ский», передающий «maximum оттенков мыслей». такая работа обязательно снабжена
комментариями и словарем, поэтому аналитические переводы «наиболее полезны».
синтетическим переводом является литературный перевод, который требует глу
боких знаний в историческом, бытовом, национальном контексте.
анненский говорит о том, что синтетический перевод может быть выполнен толь
ко при следующих условиях:
«1) должен переводить настоящий поэт;
2) темперамент и настроение поэта-переводчика должно быть в соответствии с
темпераментом поэта переводимого;
3) хорошее знакомство с творчеством поэта и миросозерцанием эпохи».
тем не менее, сформировав свою концепцию перевода, анненский не следует ей
в своей работе над иноязычными лирическими произведениями. ответственность за
переводы классические, несущие в русскую культуру греческое наследие, поэт считал
священным делом. лирические стихотворения имеют право сживаться с лирическим
миром поэта, поэтому интерпретироваться неточно, передавать идею подлинника, уже
слитую с мироконцепцией поэта-переводчика.
о возможностях интерпретации лирической пьесы поэт говорит в статье «о совре
менном лиризме»: «я считаю достоинством лирической пьесы, если ее можно понять
двумя или более способами, или лишь почувствовать ее и потом доделывать мысленно
самому»
. Поэт создает модель восприятия иноязычного, инокультурного автора через
построение своеобразного духовного моста: проникновение во внутренний образный
мир другого – рефлексия – отражение в себе. возможно, здесь проявляется концеп
ция творчества анненского как «отражения» окружающего духовного мира, о которой
поэт говорит в предисловии к первой «книге отражений» (1904): « я же писал здесь
только о том, что мной владело, за чем я следовал, чему я отдавался, что я хотел сбе
речь в себе, сделав собою»
«и я не скрывал от себя неудобств положения, трактуя литературных деятелей
столь независимо», - пишет анненский в журнале «аполлон», - «мне кажется, что со
временный лиризм достоин, чтобы его рассматривали не только исторически, но и эсте
тически, то есть по отношению к будущему, в связи с той перспективой, которая за ним
открывается»
. Поэтические переводы, в понимании анненского, как и любое лириче
ское произведение, несут в себе универсальные идеи, бросают проблемы в вечность.
несмотря на достаточное количество научных работ, посвященных различным ра
курсам литературной деятельности поэта, понятие об алгоритмах работы и. анненско
го над иноязычным произведением, о модели его перевода еще не составлено. для удоб
ства описания работ о переводческой деятельности и. анненского 2000-х гг., условно
их можно разделить на три группы: первая часть работ посвящена исследованию пере
водов и. анненского в контексте межкультурных связей, в большей мере это касается
переводов с французского. Здесь отметим статью Гвоздиковой е.о. «Ilpleuredanscour...»
Поля верлена и «октябрьский миф» иннокентия анненского: к вопросу о русско-
французских литературных взаимодействиях»
(автор, рассматривая мотив тоски в твор
честве П. верлена и и. анненского, выходит к проблеме влияния поэзии П. верлена на
лирику русского поэта), островской е.с.
, где выявляется теснейшая связь и. аннен
ского и его учителя Ш. леконт де лиля не только в творческом, но и в биографическом
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
плане. а. лавриллье в статье «анненский-переводчик как «восприемник» поэтической
культуры французских модернистов»
подчеркивает, что русский поэт выбирал для пе
ревода только близкие «по творческому почерку» стихотворения. анализируя переводы
и. анненского из Ш. кро и с. малларме, автор статьи делает вывод о причине выбора
и. анненским для перевода того или иного произведения. а. лавриллье отмечает, что
русский поэт переводит такие стихотворения, которые могли бы дать что-то русской
поэзии, и. анненский пытается работать в «сложнейшем механизме переноса способа
художественного мышления, присущего одной культуры, на язык другой»
вторая группа статей, разрабатывающих проблему и. анненского – переводчика
лирики, самая многочисленная. Здесь производится анализ переводческого наследия
русского поэта. в этой группе назовем следующие работы: статьи т.Ю. макаровой
н.а. кураевой
, Г.а. левченко
, с. в. косихиной
автор с. в. косихина, работая над переводами и. анненского из лирики а. негри,
замечает созвучие между русским поэтом и итальянской поэтессой, предполагая, что
за выбором и. анненского материала для перевода лежит общность поэтических мо
тивов жизни и смерти, грани двух миров.
особый интерес вызывает статья Э. анри-сафье, в которой автор выявляетнео
бычную работу и. анненского над французской лирикой, ищет разгадку стихотворе
ния «Перебой ритма». Э. анри-сафьевидит в основе написания этого стихотворения
изучение и. анненским пласта французской шуточной поэзии, преемственность тра
диции шуточного стиха, разрабатываемой П. верленом. Более того, автор статьи, пу
тем сопоставления лексических единиц стихотворения «Перебой ритма» и сонета с.
малларме, ставит проблему лингвистического заимствования и. анненским из лири
ки французских поэтов. «Перебой ритма» - это скрытый перевод, тонкая языковая игра
с образованным читателем, который может узнать в стихотворении традиции лирики
П. верлена и с. малларме.
в отдельную третью группу работ о переводческой деятельности и. анненского
выделим статьи о. Ю. ивановой, где автор выдвигает гипотезу о своеобразной мо
дели переводов русского поэта, зависящей от культурно-временного пространства
серебряного века. в начале статьи о. Ю. иванова дает определение «модели перево
да», что является «рядом мыслительных операций, определенных предметом и целью
перевода»
. модель перевода и. анненского автор называет герменевтической, объяс
няя это принадлежностью русского поэта к особой культурно-исторической эпохе. для
«субъекта культуры» серебряного века нет ничего «чужого», каждое произведение той
или иной культуры должно быть включено в «картину мира познающего». о.Ю. ива
нова говорит о том, что для и. анненского в переводах главной была нее «просвети
тельская» идея, а процесс «понимания-познания».
серебряный век требует не только особого типа писателя, но и особого читателя.
теперь читатель «сотрудничает» с переводчиком, знаком с оригиналом и способен сое
динить «прототекст и метатекст». Задача переводчика и читателя – создать уникальное
интертекстуальное пространство. далее в статье автор разбирает примеры переводов
и. анненского из «медеи» еврипида и стихотворение а. рембо «Богема», демонстри
руя важность «мыслительных операций» для герменевтической модели перевода.
в статье «Герменевтический перевод как функция культурного синтеза серебря
ного века, или почему и.Ф. анненский перевел «ночную песнь странника» Гете»
о.Ю. иванова уточняет определение модели перевода и.анненского и называет ее
герменевтико-синтетической, где перевод – это «который осуществляется в личных
целях переводчика, «перевод для познания», гносеологический перевод, перевод «для
себя», а не для других». «ночная песнь странника» является для и. анненского попыт
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
кой увидеть еще одну интерпретацию темы смерти, ввести произведение в греческую,
«одиссееву» тематику.
кратко обозначив картину статей, посвященных и. анненскому как переводчику
лирики, сделаем вывод, что работа русского поэта с иноязычной лирикой есть своео
бразное литературный феномен серебряного века, являющийся перспективной темой
в области современного исследования творчества поэта.
Примечания:
Федоров а.в. искусство перевода и жизнь литературы. - л., 1983. - с. 199.
там же. с. 202.
анненский и.Ф.о современном лиризме//книги отражений. –м., 1979. - с.333.
анненский и.Ф. Предисловие//книги отражений. –м., 1979. - с.5.
анненский и.Ф. Письмо к с. маковскому//аполлон. - № 2. отд. 1.1909. - с. 34.
Гвоздиковае. о. «Ilpleuredanscour...» Поля верлена и «октябрьский миф» иннокентия анненского
: к вопросу о русско-французских литературных взаимодействиях // Проблема национальной идентичности
и принципы межкультурной коммуникации: материалы школы-семинара (воронеж, 25-30 июня 2001
г.).
воронеж, 2001. – т. 2. – C. 14-18.
островская е.с. Французские поэты в рецепции и. анненского //вестник московского универ
ситета. сер. 9. Филология. 2005. - № 5. - с. 22-36.
лавриллье а. анненский-переводчик как «восприемник» поэтической культуры французских мо
дернистов / а. лавриллье, л. Г. кихней // 100 лет серебряному веку : материалы междунар. науч. конф. – м.,
там же. с. 178
макарова т.Ю. Проблема истины как элемент переводческой адаптации «Песни без слов» П.
верлена // интеллектуальный потенциал XXI века: ступени познания. - новосибирск, 2010. - с. 72-76.
кураева н.а. Французский текст в книге стихов «тихие песни» и.Ф.анненского // Филологиче
ские этюды. - саратов, 2009. - вып. 12.
левченко Г.а. сопоставление перевода поэтического произведения с его оригиналом на примере
стихотворения Ш. Бодлера «сплин» // вестн. моск. ун-та. сер. 19, лингвистика и межкультурная коммуни
кация. – 2002. – № 3. – с. 132-143.
косихинас. в. «Без лиц и без речей разыгранная драма...» («Vegliardo» а. негри в переводе и.
анненского) // рус.яз. в шк. – 2009. – № 2. – с. 59-62.
анри-сафье Э. «стихи в стихах: о «трилистнике шуточном» иннокентия анненского (По поводу
сонета «Перебой ритма»)»// иннокентий Федорович анненский. материалы и исследования. 1855 - 1909.
материалы научно-литературных чтений. - м.: литературный институт им. а. м. Горького, 2009. - с. 76-
иванова о. Ю. Герменевтическая модель перевода в творчестве и. анненского : (к постановке
вопроса) // Университетское переводоведение. – сПб., 2004. – вып. 5. – с. 127-133.
иванова о.Ю. Герменевтический перевод как функция культурного синтеза серебряного века,
или почему и.Ф. анненский перевел «ночную песнь странника» Гете» - Электрон.дан. - URl: http://www.
russisches-haus.de/artikelansicht.php?aid 40&lang de (дата обращения: 10.07.2012).
иЧеская арХи
Ура в
оследнем романе
оУлинГ
, тГУ, студент
в россии попытки экспертизы романа дж.к. роулинг «Гарри Поттер» предприни
мались представителями разных областей знания
. и.я. медведева и т.л. Шипова в со
вместном труде «Гарри Поттер»: стоп»
называют роман «современной антисказкой» и
даже «пособием по оккультизму». авторы статьи рассматривают текст исключительно
с точки зрения психологии, но не литературоведения, что загоняет их в жесткие рам
ки, не позволяющие увидеть иную, внутреннюю сторону романа, хотя, надо заметить,
такой цели у них и не было.
семикнижие дж.к. роулинг о юном волшебнике — это не только почва для ис
следования психологов. Это в первую очередь художественный мир, который прежде
всего следует исследовать с литературоведческой точки зрения. в романе центром это
го мира является школа волшебства и чародейства
огвартс, образ которой выступает
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
предметом исследования данной работы. объект исследования — пространственная
организация и интерьер в романах о Гарри Поттере.
для создания образа замка дж. роулинг обратилась к архитектурному стилю, име
нуемому готическим.
«Готика (от лат.gotico, букв. - готический, от назв. Германского племени готов) —
художественный стиль, явившийся завершающим в развитии средневекового искус
ства стран Западной, центральной и частично восточной европы <...>. Готика разви
валась в странах, где господствовала католическая церковь, <...>. Готическое искусство
оставалось <...> было соотнесено с вечностью, с «высшими» иррациональными сила
ми. <...>»
в романе такими силами выступает магия. связь со сверхъестественным,
на наш взгляд, и является одной из причин, по которым выбор архитектурного стиля
писательницы пал на готику.
огвартса максимально приближен к действительности. его интерьеры и
экстерьеры до мельчайших деталей соответствуют научному описанию готическо
го стиля в архитектуре и передают атмосферу старинного замка: «общая гостиная
когтеврана оказалась большой круглой комнатой, полной воздуха, <...>. стены про
резывали изящные арочные окна с шелковыми занавесями, переливавшимися сине
вой и бронзой. <...> куполоообразный потолок был расписан звёздами, <...>.»
deserted Ravenclaw common room was wide, circular room, <...>. Graceful arched windows
punctuated the walls, which werehung with blue and bronze silks: <...>. The ceiling was
Практически все элементы интерьера имеют символическое знание. куполообраз
ный потолок, опирающийся на изящные тонкие колонны, создаёт «впечатление неудер
жимого движения ввысь <...>»
, к бесконечности — это и есть основная идея готики.
также для готики характерно украшение всевозможными скульптурами и витра
жами. основной фигурой готической декорации является горгулья. она встречается
в архитектуре многих соборов данного стиля, например, вестмистерское аббатство
(1245-1745). По одной из версий горгульи «выполняли обязанности по защите дома от
злых духов.»
в интерьерах и экстерьерах
огвартса они тоже встречаются достаточно
часто: «Горгулья,охранявшая вход в директорский кабинет, <...>» (с.630) («<...>, the
gargoyle guarding the entrance to the Headmaster’s study <...>.» (с.598). но каменные из
ваяния это далеко не вся готика. Готический стиль также отличают совершенно новые
витражи, выделяющиеся на фоне предшествующего романского стиля.
витражи принято считать одним из ведущих направлений готической живописи.
их характерная черта — богатая и красочная цветовая палитра, а также сложные сю
жеты на религиозные и бытовые темы. витражи в соборах всегда располагались таким
образом, чтобы его стены в лучах солнца, проходящих сквозь разноцветные стекла, пе
реливались всеми оттенками. следует заметить, что в готике предпочтение отдавалось
естественному освещению. именно поэтому готические соборы кажутся такими мрач
ными и темными. но вернемся к витражам. итак, ванную старост в одной из башен
огвартса украшает витраж с русалкой, сидящей на камне. разумеется, образ русалки
взят не из библейских сюжетов, да и к бытовой картине его тоже отнести сложно, но
сама конструкция данного витража отвечает принципам построения окна в готическом
Подобные декорации настолько гармонично подобраны друг к другу и настоль
ко правильно вписаны в общую архитектуру здания, что, с одной стороны, нет ощу
щения искусственности и чрезмерной вычурности, так как на первый план выходят
естественные формы и натуральные материалы: камень, мрамор, дерево, стекло, а с
другой стороны, не создается впечатлениея пустоты пространства. все вокруг напол
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
нено чем-то незримым, сверхъестественным. как будто за человеком откуда-то изда
лека наблюдают высшие силы
, а если обратить свой взор вверх, к потолку, возникает
ощущение полета. в контексте романа «Гарри Поттер» это особенно важно, так как все
его герои обладают способностью передвигаться по воздуху с помощью метлы, поэто
му здесь можно говорить о столкновении божественного и демонического начал, не
чистой силы, ведь метла в европейском фольклоре — атрибут ведьмы (в славянском —
Бабы яги). таким образом, человек может приблизится к божеству с помощью темных
— это простой путь. но есть и другая дорога — «каменная винтовая лестница»
(«the spiral stone staircase»(с.598). Башни в готическом замке очень высокие, устрем
ленные вверх, а потому, для достижения вершины нужно приложить большие усилия,
чтобы пройти тысячи ступеней. в итоге получается, что далеко не каждый человек, с
точки зрения архитектуры готического собора, достоин приблизится к высшим силам,
и не каждый сможет преодолеть непростое препятствие, которое герои дж.роулинг
проходят с легкостью.
собственно архитектура стоит на первом месте, если речь идет о замке как тако
вом, но у дж.роулинг это еще место жительства, поэтому следует обратить внимание
арактерная черта мебели в готике — простота и тяжеловесность в прямом смыс
ле слов. описания отдельных предметов мебели говорят о том, что и интерьер замка
выдержан в готическом стиле: «высокое кресло»
(«the throne-likechair» (с.546), «кро
вать с пологом»
(«the four-poster bed» (с.600). Подобные упоминания о мебели скорее
ориентированы на то, чтобы указать на ее наличие, так как в готике действуют строгие
каноны, по которым создается тот или иной предмет интерьера, каждый из которых в
достаточной степени продуман авором, чтобы воссоздать готическую эстетику.
итак, готическая эстетика в романе дж.роулинг в первую очередь проявляется на
уровне образа замка. как и в действительности, в произведении каждая деталь симво
лична, играет определенную роль, что приближает художественных мир к реальности.
а благодаря максимально возможному отсутствию оттенка субъективности картины
готических интерьеров и экстерьеров предстают перед глазами читателя единым по
лотном, на котором каждый элемент занимает свое, строго отведенное место.
таким образом, следует отметить, что, работая с переводом необходимо, обращаться
к оригиналу, так как «переводное произведение <...> - явление вторичное: оно отражает
не действительность как таковую, но лишь отражение этой действительности, уже пре
ломленной в творческом сознании автора».
для данной работы был использован пере
вод с английского и.в.оранского первой части романа «Гарри Поттер и философский
камень» и перевод с.ильиной, м.лахути, м.сокольской заключительной книги «Гарри
Поттер и дары смерти».
Примечания:
см. работы и.я.медведевой и т.л.Шиповой
http://www.netda.ru/belka/texty/shyme/ST-36.ht
Полевой в.м. Популярная художественная энциклопедия. архитектура. Живопись. скульптура.
Графика. декоративное искусство. м., 1986, с.177
роулинг дж.к. Гарри Поттер и дары смерти. м., 2007, с.6. Пер. с англ. ильиной с., лахути м.,
сокольской м. русский перевод романа цитируется по данному изданию (с.496)
Полевой в.м. Популярная художественная энциклопедия. архитектура. Живопись. скульптура.
Графика. декоративное искусство. м., 1986, с.178
http://www.mirf.ru/articles/art388.ht
«особое место в искусстве готики занимал собор — высший образец синтеза архитектуры, скуль
птуры и живописи (прием витражей). несоизмеримое с человеком пространство собора, вертикализм его
башен и сводов, подчинение скульптуры динамическим архитектурным ритмам, многоцветное сияние ви
тражей оказывали сильное эмоциональное воздействие на верующих.» Полевой в.м. Популярная художе
ственная энциклопедия. архитектура. Живопись. скульптура. Графика. декоративное искусство. м., 1986,
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
там же, с.630
там же, с.573
там же, с.632
левин Ю. Проблема переводной множественности/ Ю.левин// литература и перевод: проблемы
илолоГия, медицина,
оЧки
, сотрудник отдела медицинской литературы «Гармония»
центральной городской библиотеки, г. северск
целью гуманитарного образования всегда являлось формирование всесторонне
развитой гармоничной личности. Это особенно актуально для современного человека,
который испытывает на себе воздействие целого комплекса негативных факторов: за
грязнение окружающей среды, ускоряющийся темп жизни, неправильное питание и
многое другое, что приводит к возникновению стрессов, нервных перегрузок, психо
травм. от состояния психического здоровья зависят счастье и благополучие не только
отдельного человека, но и всей нации в целом.
медицина и филология – две, казалось бы, не связанные между собой научные
отрасли, тем не менее, обращены к человеку, к изучению его внутреннего, духовного
мира. ведь изначально медицина была связана именно с врачеванием души, с пони
манием духовного смысла болезни, с представлением о человеке как о неповторимой
личности. она лечила не только физические, но и душевные пороки. средневековый
врач и философ «авиценна в «книге исцеления» писал «о трех средствах в руках вра
ча», первым из которых было слово»
именно слово является связующим звеном между филологией и медициной. исце
ление словом, его положительное или отрицательное воздействие на человека известно
с древних времен. народные лекари интуитивно чувствовали силу заговоров, гипноза,
самовнушения, что позднее было доказано наукой. на произнесенную вслух фразу, ее
звуковые сочетания, начинает активно реагировать головной мозг, посылая в область
больного участка нервные импульсы, которые помогают организму самостоятельно
выздороветь. Поэтому фраза «слово лечит» - не просто образное выражение: оно имеет
под собой реальную основу, накопленную поколениями народных знахарей.
слово играет важную роль во взаимоотношениях врача и больного. от того, на
сколько развиты у врача моральные качества, духовно-нравственные принципы за
висит не только психическое, но и физическое состояние пациента. Поэтому так важно
развитие таких медицинских дисциплин, как деонтология, профессиональная этика,
ятрогения. «великий русский врач с. П. Боткин говорил: «если после беседы с врачом
больному не стало лучше, то это не врач»
особо следует отметить творчество писателей-врачей (а. П.
ехов, м. а. Булгаков).
деонтологическая направленность их произведений, вложенный гуманистический
смысл сделали эти творения настоящими декларациями в медицинской практике.
«отечественные ученые в. м. Бехтерев, и. П. Павлов, к. м. Платонов доказали,
какое огромное воздействие оказывает на человека слово – причем не только произ
несенное, но и прочитанное»
. еще древние греки «ассоциировали понятие «книга» с
понятием «душевное здоровье» и считали библиотеки «лекарством для души»
о терапевтическом воздействии литературы сказано немало. Это и составляет
основное содержание библиотерапии, как особой, специфической дисциплины. её
клиническая и гуманитарная направленность, способность формировать всесторонне
развитую личность, оказывать реабилитационную помощь является важной частью
лечебно-восстановительного процесса в нашей стране. Библиотерапия «…способству
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ет выздоровлению больного человека, с одной стороны, с другой – помогает здоровым
людям приспособиться к окружающей действительности, повышает уровень межлич
ностных контактов»
в условиях современной социально-экономической нестабильности необходимо
взаимодействие разных отраслей знания, среди которых филология, медицина и би
блиотека в своем единстве способны обеспечить актуализацию человека в этом мире.
Примечания:
дрешер, Ю.н. Библиотерапия: теория и практика: учеб. пособие. – сПб., 2008. – с.7.
еботарева, Э.П. врачебная этика. – м., 1984. – с.5.
дрешер, Ю.н. Библиотерапия: теория и практика: учеб. пособие. – сПб., 2008. – с.7.
там же.
дрешер, Ю.н. Библиотерапия: Полный курс: учеб. пособие. – м., 2007. – с.148.
ивный Ход «коммен
ирование»
росве
ельском радиодискУрсе
роГраммы «
о-рУсски»)*
т.
рсеньева
, тГУ, аспирант
научный руководитель
н. Г. нестерова
*исследование выполнено в рамках проекта рГнФ № 11-34-00365а2.
для достижения генеральной цели – просвещения – в просветительском радиоди
скурсе используются вспомогательные коммуникативные стратегии, под которыми мы,
следуя определению о.с. иссерс, понимаем
комплекс речевых действий, направлен
ных на достижение коммуникативной цели»
. Примером реализации просветительско
го дискурса на радио служит программа «Говорим по-русски», которая выходит в эфир
радиостанции «Эхо москвы». в программе нами выделены три основные коммуника
тивные стратегии, реализующие генеральную цель просвещения: стратегия обучения,
формирования познавательной активности аудитории и
информирования.
коммуникативные стратегии обучения и формирования познавательной активно
сти аудитории являются уникальными для просветительского радиодискурса. страте
гия информирования выражается в сообщении новых сведений о событиях, связанных
с русским языком в россии и за ее пределами.
астотными интенциями адресантов
являются сообщения о новинках справочной литературы, информирование о вступле
нии в силу новых правовых актов, касающихся языковой нормы, рассказ о событиях,
которые можно отнести к просветительским и пр., в том числе и о личных событиях
из жизни авторов программы. цель применения данной стратегии – сформировать для
радиослушателя информационную картину языковой ситуации в стране и русскогово
Указанная стратегия встречается и в других типах медиадискурса, но в ситуации
просвещения представляет интерес как стратегия, способствующая интеграции про
светительского контента в информационное пространство радиостанции «Эхо мо
сквы». ключевой тактикой реализации стратегии информирования выступает тактика
сообщения новостей, которая является «мостиком» между основными целями просве
щения и целями средств массовой коммуникации.
коммуникативная тактика сообщения новостей в передаче-игре реализуется через
информационные сообщения, темами которых являются события, прямо или косвенно
связанные с областью русского языка. в ходе анализа выпусков передачи были вы
явлены три коммуникативных хода (к
), реализующих тактику сообщения новостей:
«комментирование», «информационный повод» и «реклама». в данном исследовании
внимание будет уделено к
«комментирование».
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Программа «Говорим по-русски» относится к неинформационной группе жанров,
и ведущие нередко позволяют себе комментировать ту новость, которую они препод
носят слушателям. к
авторского комментирования содержания находится в русле
общего настроения программы и способствует созданию имиджа передачи, ведущие
которой имеют собственное мнение. При этом, учитывая квалификацию ведущих –
двое из них являются кандидатами филологических наук – их комментарии вызывают
доверие и уважение у аудитории (хотя благодаря интерактивности можно отметить,
что слушатели не всегда согласны с мыслями ольги северской, марины королевой и
ксении лариной).
одним из частотных лексических маркеров к
«комментирование» становится
прилагательное «интересный», которое ведущие используют как в нейтральном, так
и в эмоционально-окрашенном ключе. различия в стилистической окраске слова за
метны на уровне интонации ведущих. маркер «интересно» играет роль своего рода
«якоря» для слушателей, несущего рекомендательную нагрузку (интересно стоит по
смотреть / послушать / почитать), а также является символом того, что ведущие про
граммы – личности, имеющие свои увлечения. комментируемой новостью зачастую
становятся события культурной сферы: выход новых книг и фильмов, публикация
значимых статей и организация важных мероприятий, не всегда касающихся языко
вой ситуации, но всегда имеющих культурный подтекст: ср.: 08.01.2012.
к. лари
на: смотрите/ какой интересный фильм выходит// «Железная леди» про маргарет
тэтчер/ в главной роли мэрил стрип// как интересно//.
Здесь лексический маркер,
употребленный дважды (в форме прилагательного и наречия), открывает и завершает
фразу ведущей, посвященную новому фильму. такая композиция фокусирует внима
ние слушателя на собственно новости. интригующий характер комментария ведущей
подчеркивается определенной интонацией заинтересованности, некоей заметки для
себя – «этот фильм стоит посмотреть». обращение к соведущим –
– стано
вится сигналом к прослушиванию последующей новости.
комментарий ведущих может быть направлен и на уточнение деталей сказанно
го, так, после прочтения новости о проведенном социологической службой «среда»
контент-анализе речи патриархов алексия II и кирилла (выпуск от 08.01.2012 г.) ксе
ния ларина задала коллегам уточняющий вопрос:
к. ларина: и что это значит?//.
комментарий ведущей стал репликой в беседе и одновременно – выражением вопро
са, который, скорее всего, возник у радиослушателей.
Функция комментария – воз
действие на аудиторию: интрига, подчеркнутая недосказанность и поиски скрытых
смыслов – все это заключено в одной короткой фразе. в приведенном примере показа
тельны роли ведущих: ксения ларина выступает «представителем аудитории», именно
она чаще всего задает уточняющие вопросы, признается в собственном незнании и
позиционирует себя как «лингвист-любитель». марина королева же, напротив, при
знанный авторитет программы, именно она разрешает спорные языковые ситуации и
отвечает на каверзные вопросы слушателей. нейтральный ответ м. королевой не со
держит каких-то глубоких выводов, не открывает подтекстов, однако ее комментарий
подчеркивает информационный характер сообщения – это новость, выводы из которой
каждый слушатель должен сделать сам:
м. королева: ничего ровным счетом// Про
сто интересно/ ты хочешь понять/ как не только говорит/ но и думает патриарх/
и вот/ пожалуйста/ ты можешь посмотреть/ какие слова он любит//.
актуализируется не только частотным лексическим маркером, но и конструкцией «
хочешь понять –
вот/ пожалуйста/ ты можешь посмотреть/».
наличие запроса (
) и получение ответа (
можешь
) характеризует востребованность информацион
ного сообщения аудиторией, ссылка на службу, проводившую опрос, дает слушателям
возможность вновь обратиться к первоисточнику. Подобные нейтральные коммента
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
рии к новостям носят скорее контактоустанавливающий характер и используются ве
дущими в ситуациях свободной беседы, например, для уточнения деталей.
в структуре речи ведущих программы присутствуют и эмоционально-окрашенные
(позитивные или негативные) комментарии, которые появляются к новостям дискусси
онным, задевающим за живое. Жанр программы и общая направленность радиостанции
позволяют ведущим порой довольно критично высказываться в эфире, ср.
о. север
ская: Хорошо// история очень простая// минобрнауки всё время заботится о том/
чтобы мы говорили хорошо и правильно/ оно озаботилось двумя вещами// Первое / оно
решило/ что у нас слишком много иностранных слов и терминов/ решило/ что надо бы
ревизовать словари// но главное то/ что у нас минобрнауки порешило/ что нужно соз
дать Федеральную службу русского языка/ чтобы люди были тотально грамотными//
к
комментирования проявляется не только явно – через употребление
лексем, четко характеризующих новость, но через выбор лексем, эту новость сообщаю
щих. информация о новых инициативах министерства образования и науки по ревизии
словарей и созданию федеральной службы русского языка была преподнесена ведущи
ми весьма скептически. рассказывая о нововведениях, ольга северская использовала в
своей речи глагол разговорно-сниженной лексики (
порешило
) и неприменимый по от
ношению к министерству глагол
озаботилось.
такой выбор языковых средств выраже
ния заменяет собой явный комментарий и передает позицию ведущей по отношению к
сообщаемой новости: негативный настрой, недоверие, скептицизм.
новости, касающиеся языковой ситуации в стране, не всегда нейтральны, зачастую
это спорные сообщения, вызывающие желание высказать собственное мнение. к
ком
ментирования в просветительском радиодискурсе позволяет ведущим проинформиро
вать аудиторию не только о явных, но и о скрытых смыслах сообщения, дать совет или
рекомендацию, способствует повышению диалогичности эфира и стимулирует интерес
к языковым проблемам за счет ярких и комментариев.
изучение материала показало, что к
«комментирование» в просветительском
радиодискурсе выполняет не только информационную функцию, но и придает радио
беседе личностный характер, позволяет ведущим высказывать собственное мнение по
разным вопросам. использование данного хода актуализирует современные языковые
проблемы через авторский комментарий, дает альтернативные точки зрения.
Примечание:
иссерс о.с. коммуникативные стратегии и тактики русской речи [текст] / о.с. иссерс. – м.:
едиториал Урсс, 2003. – с. 54.
еревода деловой
иски на анГлийском яЗыке
рынова
, Павлодарский Государственный Педагогический институт, студент
научный руководитель
а.а. лакова
английский деловой язык характеризуется наличием ряда особенностей. так, на
пример, в английском письменном деловом этикете не принято употреблять просто
речные слова и жаргоны, потому что наличие их в письме может сформировать на
подсознательном уровне негативное отношение к отправителю как к некультурному
человеку. однако в коммерческом виде делового письма, особенно если дело касается
рекламной направленности послания, часто можно обнаружить и разговорные форму
лы, и сленг.
Большей частью внутренние реквизиты коммерческого письма (в делопроизвод
стве они называются «клише») архаичны и формируют стройную, достаточно устой
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
чивую систему, эдакий «деловой канцелярит». но отчасти сухой официальный язык
коммерческого письма, как впрочем и любой иной язык, с течением времени меняется.
он все больше становится простым. все реже в деловых письмах встречаются вычур
ные архаичные фразы и громоздкие грамматические конструкции. все более активно
применяются обычные разговорные структуры, все чаще возникают в коммерческих
простых письмах образные, яркие выражения, нередко можно найти даже сленг. При
этом характер коммерческого письма и его английского аналога становится все более
доверительным, располагающим и большей частью убеждающим.
При необходимости переписываться с какой-либо американской фирмой корре
спондент ни в коем случае не застрахован от остроумного письма, в котором может
быть уместна как шутка, так и интересная цитата, даже парадигма или загадка - адек
ватный перевод с английского которых не всегда гарантирован. естественно, подобные
случаи фактически исключены в больших документах официального направления.
Британский английский стиль, в противоположность, выделяется завидной перма
нентностью, и, можно сказать, что консервативность его не знает обозримых границ.
до сих пор можно порой встретить в британских коммерческих письмах парадигмы
XVIII-XIX веков, что, безусловно, накладывает свой отпечаток на форму перевода с
английского.
так, всем достаточно известное английское слово “бизнес” уже более чем прочно
вошло в обиход нашего языка, и, что под этим словом имеется в виду, объяснять нет
необходимости. также и производные от этого слова, например бизнесмен, заимство
ванное из перевода с английского, и у нас, и в европе, и по всему миру ассоциируются
большей частью с торговлей, биржевыми сделками, вкладыванием капитала и тому
подобное, одним словом, с традиционным западным бизнесом в нашем понимании
этого слова.
однако нужно учитывать, что если переводить слово “business” на русский язык с
английского, то выходит некоторое несовпадение контекста. строго говоря, “business”
переводится буквально как “дело”, а, с другой стороны, “business letters” переводит
ся как “деловые письма”, чему в английском языке есть в свою очередь эквивалент
“of�cial correspondence” - “официальная переписка”
в действительности деловые письма не обязательно должны быть исключительно
коммерческими, но могут быть, и юридическими, дипломатическими, медицинскими
и многими другими официальными письмами. таким образом, можно заключить, что
коммерческая переписка и ее переводы с английского являются только лишь частью,
правда достаточно внушительной, деловой переписки.
деловой английский язык различает понятия, обозначающие посты руководителей
на предприятии. встречаются такие названия начальников, как director, manager, head,
chief, boss. сейчас наблюдается тенденция употреблять слово менеджер по отношению
ко всем управленцам, однако в английском языке сохраняются оттенки в значении.
Director (директор) употребляется в двух значениях: в сфере бизнеса и в сфере
искусства. в соответствии с правилами делового английского, в области производства
и торговли директор - это человек, который управляет делами компании на правах ак
ционера, входящего в совет директоров. обычно в компании бывает 10-20 директо
ров. некоторые управляют более чем одним предприятием, имея в каждом должность
company director. в другом случае директором называют человека, который заведует
отдельным подразделением: sales director, export director, что звучит более престижно,
чем manager. в области культуры и искусства директор - это руководитель музея, гале
реи, исследовательского института, учебного заведения и т. п.
менеджер в английском языке - это человек, руководящий отелем, магазином, ре
стораном как владелец, хозяин. но чаще всего в современном языке слово manager
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
означает управляющий, заведующий, например, branch manager, campaign, sales,
service, general manager. в словаре можно найти множество специализаций менедже
ров, функция всех - управлять отдельным подразделением или сферой бизнеса.
Head - это глава в общем, описательном смысле. иногда говорят в качестве обо
значающего прилагательного: head waiter, head porter; в словосочетании: head of
Chief употребляется в некоторых словосочетаниях: chief accountant/ librarian/
engineer/inspector, Commander-in-Chief (главнокомандующий).
Последнее слово, boss, называет любого руководителя, но не указывает конкрет
но должность. и, главное, это разговорное слово, в официальном деловом английском
языке его употребление недопустимо.
таким образом, английский язык не путает директора и менеджера, из которых
первый стоит над вторым и определяет общие стратегии предприятия, а множество
по-разному специализированных менеджеров занимаются конкретными управленче
в деловом общении люди часто сталкиваются с ситуацией предложения товаров
и услуг. существуют нюансы в употреблении английских слов offer, suggest, propose и
словосочетаний с ними, владение которыми позволит чувствовать себя компетентным
в деловом общении.
Offer - это предложение чего-либо для согласия либо отказа. в английском языке
есть конструкция to offer smth. to smb.: The secretary offered us a cup of coffee. если
уточняем, по какой цене, то говорим по формуле с предлогом for: The sales manager
offered me the item for $100. The sales manager offered me the item for $100.
нам могут предложить сделать что-либо: offer to do something: She offered to bring
a glass of juice. не следует менять этот порядок слов в предложении, так, предложение
She offered them to have some juice содержит ошибку: слову them не место между двумя
частями составного сказуемого offer и to do.
слово suggest означает “предложить на рассмотрение”, но оно не обязательно пред
полагает, что кто-то будет всерьез рассматривать данный совет, предположение или
мотив. в употреблении этого слова также стоит помнить: suggest smth. to do smth. либо
suggest doing smth. например: He suggested a party to his friends. Have you suggested it
асто говорят: suggest (that) smb. (should) do smth.: He suggested (that) they (should)
то же касается случаев употребления слова propose, то они похожи на предыду
щие: I propose starting holidays on the 15th of July. We proposed our new goods to Ukrainian
market this year. The chairman proposed that the points (should) be decided at the next
Propose среди данный трех слов имеет наиболее официальный оттенок и употре
бляется чаще всего относительно деловых ситуаций: дебатов, встреч, выборов и т.п.
еще существует значение этого слова, близкое к понятию в русском языке: планиро
вать, намереваться: What do you propose to do about this matter? I proposed to go to the
Приведем примеры перевода деловых писем.
We acknowledge with thanks receipt of your enquiry of the 16
October for grinding
We regret to advise you that these machines are not yet available for sale. This model
represents a new design and before being put on the market is undergoing �nal service tests
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
at a number of engineering plants in this country. as soon as the machine is available for sale,
we shall not fail to revert to your enquiry.
мы благодарим вас за запрос, полученный от 16 октября на молотильные машины
(модель 10), показанные вашими представителями в самаре.
мы с сожалением сообщаем вам, что эти машины еще не готовы для продажи. Эта
модель представляет новый дизайн и до того как быть выпущенной на рынок должна
пройти окончательное техобслуживание на машиностроительном заводе в этой стране.
как только машина будет готова для продажи, мы вернемся к вашему запросу.
In accordance with your request, we have pleasure in sending you, under separate cover,
We hope that the catalogue will be of interest to you.
Yours faithfully
Уважаемые Господа,
в соответствии с вашим запросом, мы с удовольствием высылаем вам отдельным
пакетом наш последний иллюстрированный каталог с пассажирскими машинами и мо
тоциклами.
мы надеемся, что каталог будет вам интересен.
с Уважением
Примечания:
абашов Ю.м. деловое письмо: проблемы перевода и оформления / Ю.м. абашов // когнитивно-
прагматические аспекты лингвистических исследований : сб. науч. тр. – калининград, 2001. – с. 5.
савченко т.в. особенности речевого поведения в сфере делового общения (на материале русского,
английского и французского языков) / т.в. савченко // вестник Удмуртского университета. Филологические
науки. – 2007. – №
котий Г.а. деловые письма на английском языке: образцы с переводом на рус. яз.: (практ. пособие) /
Г.а. котий, в.р Гюльмисаров. – м.: Первая Федеративная книготорговая компания, 1998. – 191 с.
ПереводЧеская
квивален
нос
убакир
, Павлодарский Государственный Педагогический институт, студент
научный руководитель
а.а. лакова
данная статья посвящена исследованию переводческой эквивалентности.
Перевод является одним из древнейших видов человеческой деятельности, это
сложный и многогранный процесс. обычно говорят о переводе «с одного языка на
другой», но, в действительности, в процессе перевода происходит не просто замена
одного языка другим. в переводе сталкиваются различные культуры и традиции, раз
ные склады мышления, разные литературы, разные эпохи и разные уровни развития.
Задача любого перевода – это передать средствами другого языка целостно и точно
содержание подлинника, сохранив его стилистические и экспрессивные особенности.
Перевод должен передавать не только то, что выражено подлинником, но и то, как это
выражено в нем. Это требование относится как ко всему переводу данного текста, так
и к отдельным его частям. для определения степени общности содержания (смысло
вой близости) оригинала и перевода были введены понятия эквивалентности и адек
ватности
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Понятие эквивалентности раскрывает важнейшую особенность перевода и являет
ся одним из центральных понятий современного переводоведения.
Эквивалентность - одно их базовых и достаточно сложных понятий теории пере
вода. именно степень эквивалентности двух текстов - на исходном языке и языке пере
водящем - позволяет нам судить об успешности перевода.
Проблема достижения эквивалентности двух текстов, текста оригинала и текста
перевода, а также их фрагментов возникла давно. требования, предъявляемые к перево
ду, были зачастую противоположными. еще переводчик Э. доле в XIV в. и а.тайтлер в
XVIII в. составили весьма противоречивые списки требований к переводу. достаточно
посмотреть известный перечень т. сэйвори (1968), в котором требования взаимо ис
ключают друг друга. в науке о переводе на настоящий момент не сложилось однознач
ного понимания эквивалентности. в целом эквивалентом называют «единицу речи,
совпадающую по функции с другой, способную выполнять ту же функцию, что другая
единица речи». основным же определением эквивалентности будет, на наш взгляд,
определение, которое приводит в своей книге «Проблемы художественного перевода»
болгарский теоретик перевода антон Попович, понимающий под стилистической и
содержательной эквивалентностью «функциональную равноценность элементов ори
гинала и перевода».
до последнего времени в переводоведении ведущее место принадлежало лингви
стическим теориям перевода, в которых доминирует традиционное представление о
том, что главную роль в переводе играют языки. в современном переводоведении су
ществуют различные подходы к определению эквивалентности.
л.к. латышев считает, что эквивалентность исходного текста и текста его пере
вода достигнута (то есть достигнуто равенство коммуникативных эффектов), когда
нейтрализованы расхождения в лингвоэтнической коммуникативной компетенции
двух получателей. л. к. латышев различает мелкомасштабную и крупномасштабную
эквивалентность, говоря о том, что характерная черта перевода - часто возникающее
несоответствие между эквивалентностью отдельных отрезков исходного текста и пе
реводного текста и эквивалентностью этих тестов в целом. дело здесь в том, что в
конечном итоге переводческая эквивалентность должна быть установлена на уровне
двух текстов, и крупномасштабная эквивалентность допускает принесение в жертву
эквивалентности мелкомасштабной
л.с. Бархударов считает, что «текст перевода никогда не может быть полным и аб
солютным эквивалентом текста подлинника». такой подход к переводу дал основания
для появления так называемой теории непереводимости, согласно которой перевод во
обще невозможен, однако это спорно.
существует и другое определение перевода, которое дает известный отечествен
ный исследователь перевода вилен наумович комиссаров: «Эквивалентность перево
да - общность содержание (смысловая близость) оригинала и перевода». и хотя содер
жание понимается здесь широко, не учтен функциональный аспект рассматриваемого
нами явления. на фоне всех подходов к эквивалентности выделяется концепция дина
мической (функциональной) эквивалентности, в рамках которой сравнивается не два
текста, а внеязыковые реакции получателей - носителей разных языков.
существует 5 типов эквивалентности:
1. Эквивалентность переводов первого типа заключается в сохранении только той
части содержания оригинала, которая составляет цель коммуникации. например:
Maybe there is some chemistry between us that doesn’t mix. Бывает, что люди не
сходятся характерами.
That’s a pretty thing to say. Постыдился бы!
не answered the telephone. он снял трубку
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
2. во втором типе эквивалентности общая часть содержания оригинала и пере
вода не только передает одинаковую цель коммуникации, но и отражает одну и ту же
внеязыковую ситуацию. вот несколько примеров переводов такого типа:
– не answered the telephone. он снял трубку;
– You are not �t to be in a boat. тебя нельзя пускать в лодку;
3.в третьем типе эквивалентности отмечается отсутствие параллелизма лексиче
ского состава и синтаксической структуры; сохранение в переводе цели коммуника
ции и идентификации той же ситуации, что и в оригинале; сохранение в переводе
общих понятий, с помощью которых осуществляется описание ситуации в оригинале,
т.е. сохранение той части содержания исходного текста, которую мы назвали «спосо
бом описания ситуации». например:
– Scrubbing makes me bad–tempered. от мытья полов у меня настроение портится
– london saw a cold winter last year. в прошлом году зима в лондоне была холод
4. в четвертом типе эквивалентности, наряду с тремя компонентами содержания,
которые сохраняются в третьем типе, в переводе воспроизводится и значительная
часть значений синтаксических структур оригинала.
етвертую группу переводов
можно проиллюстрировать следующими примерами:
– He was never tired of old songs. старые песни ему никогда не надоедали.
– I don’t see that I need to convince you.не вижу надобности доказывать вам это.
– He was standing with his arms crossed and his bare head bent. он стоял, сложив руки
на груди и опустив непокрытую голову.
5. в последнем, пятом типе эквивалентности достигается максимальная степень
близости содержания оригинала и перевода, которая может существовать между тек
стами на разных языках. Эти переводы пытаются сохранить значение всех слов, ис
пользованных в оригинале. Примеры, приведенные ниже, иллюстрируют эту значи
тельную смысловую близость соответствующих слов в обоих предложениях:
– I saw him at the theatre. я видел его в театре.
– The house was sold for 10 thousand dollars. дом был продан за десять тысяч дол
– The Organization is based on the principle of the sovereign equality of all its Members.
организация основана на принципе суверенного равенства всех ее членов.
Говоря о переводческой эквивалентности, мы говорим, прежде всего, о возмож
ности передать исходный текст на текст перевода в максимально полном объёме.
однако, языковое своеобразие любого текста, ориентированность его содержания на
определенную аудиторию, которая обладает лишь ей присущими «фоновыми» знания
ми и культурно-историческими особенностями, не может быть с абсолютной полно
той «воссоздано» на другом языке. именно поэтому перевод не предполагает создания
тождественного текста и отсутствие тождества не может служить доказательством не
возможности перевода. Утрата каких-то элементов переводимого текста при переводе
не означает, что этот текст «непереводим»: такая утрата обычно и обнаруживается,
когда он переведен и перевод сопоставляется с оригиналом. невозможность воспро
извести в переводе какую-то особенность оригинала – это лишь частное проявление
общего принципа нетождественности содержания двух текстов на разных языках. от
сутствие тождественности отнюдь не мешает переводу выполнять те же коммуника
тивные функции, для выполнения которых был создан текст оригинала.
итак, мы рассмотрели три подхода эквивалентности. отсюда следует отметить,
что все три подхода разные но одинаково приемлемы в зависимости от содержания
текстов оригинала и текстов перевода, который осуществляет переводчик в процессе
перевода. для того, чтобы правильно использовать один из подходов к переводу пере
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
водчик должен осуществлять предпереводческий анализ текста и правильно приме
нить один из выше указанных видов
Примечания:
комиссаров в.н. общая теория перевода: проблемы переводоведения в освещении зарубежных уче
латышев. л. к. Перевод: проблемы теории, практики и методики преподавания. - м., 1988.
николаиди
о.в. // Понятие древности и эквивалентности при переводе различных торговых аннота
ций с английского языка на русский «научный вестник» №1. - 2002, май.
ро
оморФная ме
аФора «
оссия –
ольной орГаниЗм»
оли
иЧеском дискУрсе
, омГПУ, магистрант
научный руководитель
Ю.Ю. литвиненко
Феномен метафоры уже более двух тысячелетий является объектом научного изуче
ния. За это время он был исследован в разных научных парадигмах. каждая новая па
радигма, не отменяя опыта, полученного в период господства предыдущей парадигмы,
несла с собой смену ориентиров в изучении объектов. на современном этапе линг
вистике свойственна такая парадигмальная черта, как антропоцентризм, при котором
человек становится точкой отсчета в анализе тех или иных языковых явлений
в данной статье предлагается описание антропоморфной метафоры «россия –
больной организм», функционирующей в политическом дискурсе. Предметом изуче
ния является когнитивная модель представлений о политической жизни в россии. для
базовой языковой метафоры «россия – больной организм» сферой источником стала
ментальная область «
еловек как биологическое существо». каждая понятийная сфера
состоит из фреймов – «структур данных для представления стереотипной ситуации».
антропоморфная метафора «россия – больной организм» моделируется на основе сле
дующих фреймов.
Фрейм «Этапы развития организма»
слот 1. младенчество
слот 2. детство
слот 3. отрочество. Юность. молодость
слот 4. Зрелость
слот 5. старость
возрастные характеристики приводятся в виде номинаций политиков (
медведев
малолетний ребенок
, Зюганов-миронов-Жириновский –
думские старцы
), страны
старуха
россия, россия – это
больной ребенок
), субъектов рФ (
политически зрелая
тува
), государственных структур (
милиция в россии
умерла в преклонном возрасте.
от дряхлости
).
Приведем пример:
на официальных деловых встречах в рамках участия россиян в
пятом европейском салоне исследований и инноваций в Париже нельзя было не заме
тить одну нашу родовую особенность: российские чиновники, рассказывая о состоя
нии инновационной деятельности в своей стране, по привычке отчитывались перед
французами о проделанной работе и делились своими планами на будущее. Этакий
стиль партхозактива прошлой эры от современного агентства по науке и инноваци
ям, свидетельствующий лишь о том, что общественная часть россии находится либо
в далекой
постбрежневской старости
, либо в
раннем младенчестве
. но никак не в
адекватной реальности сегодняшнего делового постиндустриального инновационного
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Прагматические смыслы, формируемые метафорами этой группы, можно сформу
лировать следующим образом: россия изображается не как зрелый здоровый организм,
а как дряхлый старик, либо немощный младенец. таким образом, активнее всего мето
фаризируется младенческий и старческий возрастные периоды.
Фрейм «Больной организм»
слот 1. Физиологические органы
слот 2. Физиологические действия
слот 3. органы психики
Политическая метафора, опирающаяся на «физиологию», обычно характеризует
роль некоего органа (исполнительная власть –
пораженный мозг)
, региона
(Гнилые
зубы
сахалина, национальный парк «лосиный остров» -
больные легкие
москвы),
партии, должностного лица (медведев - это
второй подбородок
Путина;
Желудок
бералов
не переваривает
партию «ер
) программу деятельности государства (Бюд
жет как
сердце
российской экономики), которые поражены какой – либо болезнью.
Глаза власти
скоротечно
теряют зрение;
образно говоря, если
-
» рыночной экономики, то банковская система — ее
«кровеносная» система
аще всего упоминаются
органы перцепции
, п
рототипическая функция кото
рых - сбор и оценка информации,
язык, голос, сердце, позвоночник, хребет, система
дыхания (легкие и др.), основная функция которой - создание благоприятной атмосфе
ры для жизнедеятельности (ср.: леса - это легкие планеты). если функции этих органов
нарушены, то россия начинает задыхаться, чахнет, умирает.
Фрейм «Больной организм»
Понятийная сфера – источник включает в себя большой информационный блок,
связанный с описанием состояния здоровья человеческого организма и разных прояв
лений болезни. в рассматриваемой нами языковой метафоре данный фрейм занимает
центральное место и конструируется следующими слотами.
слот 1. Пациенты и медицинский персонал
слот 2. диагноз
слот 3. Причины и возбудители болезней
слот 4. симптомы болезни
слот 5. способы лечения, используемые инструменты и лекарства
слот 6. состояние пациента
Приведем пример:
конституционная
эпидемия
. конституционный
зуд
– страш
болезнь
, время от времени
поражающая
политиков в разных странах. За послед
нее время конституционный
зуд
вырос до масштабов
эпидемии
. и охватила она тер
риторию от Украины до румынии»
Прагматические смыслы, формируемые метафорами этой группы, можно сформу
лировать следующим образом: страна близка к гибели, ее ждут всевозможные беды, а
российская элита состоит из физически и душевно больных людей, от которых нельзя
ожидать разумных действий. вместе с тем уже само упоминание тяжелых болезней, от
которых страдает российское общество, призвано вызвать сочувствие к родной стране,
желание помочь ей.
Фрейм «Гендерная характеристика организма»
морбиальные характеристики приводятся в виде номинаций политиков (либе
рал –
гинеколог,
Путин –
); государственного управления (
импотенция вла
сти; киста
: надувательская политика), государственных документов (русско – аме
риканский протокол –
Приведем пример: «
импотенция
именно так называется процесс, когда очень
хочется... но абсолютно не можется. так вот и в политике. некоторые говорят и
делают. Потому что и хотят и могут. некоторые хотят, но не могут, поэтому
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
молчат. а некоторые хотят, но не могут... и еще публично об этом говорят. а это
уже
импотенция
публичная
россия изображается как страна, которой присущи чаще женские состояния, бо
лезни. россию лечат только гинекологи и акушеры. комментируя эти факты, можно
сказать, что россия изображается как женщина, так как в стране нет стабильности. а
стабильность может дать ей только «настоящий мужчина» у власти.
исходя из исследуемого материала можно сделать вывод о том, что вряд ли стоит
надеяться на потерю актуальности метафорического представления россии как тяжело
больного общества. в подтверждение нашим выводам можно привести высказывание
самого в. в. Путина: «Первый срок – это была реанимация страны, второй срок – это
была реабилитация страны, а сейчас начнется физическое и духовное развитие страны,
и всех-всех её областей».
Примечания:
удинов а. П. россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры
(1991-2000). - екатеринбург, 2001.
рГ. – 2012.-№ 120. – с.11.
рГ. - 2009. - № 98. – с. 2.
Уальный аналиЗ словарныХ Харак
конце
хметзадина
, си БашГУ, к.ф.н., ст.преподаватель
лингвокультурный концепт «romance» благодаря своей сложной многослойной
природе является фрагментом когнитивной, языковой и национальной картин мира, и
разные способы его выражения в английском языке тесным образом связаны с миро
ощущением, эмоционально-оценочной составляющей индивидуальной картины мира
языковой личности.
в современном английском языке ключевым словом-репрезентантом концепта
«romance» является лексема «romance».
анализ словарных дефиниций, проводимый в настоящем исследовании, способ
ствует вычленению точного значения концепта, кроме того, словарные толкования вы
являют важнейшие классификационные признаки данного концепта.
в толковом словаре longman Dictionary of Contemporary English находим следую
щие значения лексемы «romance»:
an exciting and often short relationship between two people who love each other
a whirlwind romance
( one that happens very suddenly and quickly); 2)
love, or feeling of
being in love
The romance had gone out
of their relationship; 3)
the feeling of excitement
and adventure that is connected with a particular place, activity
the romance of life
in the
Wild West; 4)
a story about the love between two people;
5)
a story that has brave characters
a Medieval romance
в словаре longman Dictionary of English language and Culture значение
лексемы
«romance» включает в себя эмотивный компонент концепта «любовь»:
romance n.
– 1) a love affair:
She thought it was going to be the big
romance
of her life,
but she left her only a few weeks;
2) a romantic quality:
romance
of life in the Wild West
3) a story of love, adventure, mystery etc, often set in a distant time or place, whose events
are happier or grander or more exciting than those of real life:
romance
about a king who
married a beggar girl
; 4) love between a man and a woman, represented in Britain by boxes
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
of chocolates, red roses, dinners by Candle-light, love letters, and walks by the light of the
She went on holiday in search of
romance
достаточно широкий синонимический ряд лексемы «romance» представлен в сло
варе синонимов и антонимов Oxford
romance n.
1) idyll, love story, novel; 2) adventure, colour, excitement, fascination,
glamour, mystery; 3) affair, amour, attachment, intrigue, liaison, love affair, relationship.
romantic adj.
1) colourful, dreamlike, exotic, fabulous, fairy-tale, glamorous, idyllic,
nostalgic, picturesque; 2) romantic feelings: affectionate, amorous, emotional, erotic, loving,
passionate, inf. sexy, inf. soppy, tender; 3) romantic �ction: emotional, escapist, heart -
warming, nostalgic, reassuring, sentimental, derog. sloppy, tender, unrealistic; 4) romantic
ideals: chimerical, inf.
Head in the clouds
, idealistic, illusory, impractical, improbable,
quixotic, starry-eyed, unworkable, utopian, visionary.
в словаре синонимов Chambers
синонимы-репрезентаты концепта «romance» так
же включают в первую очередь эмотивно-оценочные значения:
romance n.
1) adventure, affair(e), attachment, charm, excitement, fantasy, fascination,
glamour, idyll, intrigue, liaison, love affair, melodrama, mystery, passion, relationship,
sentiment; 2) fairy tale, �ction, legend, love story, novel, story, tale;
romantic adj.
1) dreamy, exciting, extravagant, fairy-tale, fanciful, fantastic, fascinating,
�ctitious, idealistic, idyllic, imaginary, imaginative, impractical, improbable, legendary,
quixotic, unrealistic, utopian, visionary, wild; 2) amorous, fond, lovey-dovey, loving, mushy,
passionate, sentimental, sloppy, soppy, starryeyed, tender
в результате изучения словарных толкований значения лексемы «romance» в англо-
английских толковых словарях и анализа синонимических рядов, объединенных зна
чением «romance», нам удалось выявить ядро концепта, включающее 4 тематические
группы:
1) романтические отношения (a love affair, amour, attachment, intrigue liaison,
2) романтическое качество (colourful, exciting, exotic, fascinating, glamorous,
3) романтическая история (a story of love, adventure, melodrama, fairy tale, �ction,
4) романтическое чувство (love, сharm, colour, excitement, fascination, mystery,
в составе семантического поля «romance» выделяется группа исходных языко
вых единиц с интегрирующим значением:
love, Devotion, Passion, Colour, Excitement,
adventure, Glamour, Sentiment, Charm, Fascination etc.
анализ словарных дефиниций
позволяет выделить единицы центральной части ядра: 1)
– 2. romantic
a
strong
of liking and caring about someone, especially combined with sexual attraction.
ная лексема получает дополнительную характеризацию в синонимичных единицах:
“Devotion” –
a strong feeling of love
that you show by playing a lot of attention to someone
or something
, “Passion” –
a very strong deeply emotion, especially of
sexual love
, anger, or
belief in an idea or principle,
2)
-
state or quality of being excited.
дальней
шую характеризацию данная лексема получает
в синонимах:

for example in a journey or activity; risk, “
– details or behaviour of place, thing, or
person, that interest the mind or eye and
excite the imagination
– strong personal
attraction which
excites admiration
, especially sexually
exciting beauty
таким образом,
лексемы
love, Excitement
входят в ядро концепта «romance». следующую группу ис
следуемых единиц-синонимов можно обозначить как «диффузную», так как они имену
ют одновременно 2-3 дифференцированных состояния:
‘Sentiment’’
of
pity,
, sadness etc. or remembrance of such feelings in the past,
“рassion’’
- strong, deep,
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
often uncontrollable
, especially of
sexual love
hatred
, or
данные единицы
находятся далеко от центра семантического поля, но при этом могут рассматриваться
как периферийные.
выделенные смысловые поля характеризуются диффузностью своих границ. сле
довательно, лексемы, репрезентирующие семантические поля, могут в зависимости от
выражаемого ими смысла и образования различных ассоциативных связей входить в
несколько семантических полей.
исследование словарных дефиниций выявило существенные признаки не только
лексемы «romance» в грамматической форме существительного, но и не менее ча
сто используемой языковой единицы – прилагательного «romantic». в семантическое
поле данного концепта входят лексемы – эмотивы, образуя ближнюю и дальнюю
периферию концепта. к ближней периферии относятся лексемы: loving -
expressing love
; fond,
Passionate -
having or involving very strong feelings
of sexual
Sentimental –
derog.
too much of
such feeling
, especially of weak or insincere
, Tender –
gentle and
; sympathetic; kind,
amorous –
feeling or
expressing love
sexual love
, сolouful

the senses or imagination; rich in expressive
variety or detail,
Exciting –
causing excitement,
Fond –
a great liking or
(for
someone or something, especially as the result of a long relationship),
lovey-dovey –
derog.
too loving
in a romantic way
, Mushy –
expressing love
in a silly way
. анализ парадигма
тических групп выявляет общий семантический признак, который сохранился в той
или иной степени во всех лексических единицах. в данном семантическом поле таким
смысловым стержнем является признак «
expressing love
как известно, семантическая структура лексических единиц в английском языке
развивается от более конкретных значений к более абстрактным.
к дальней периферии относятся следующие лексические единицы: Exotic

different, strange, or unusual,

feeling or expressing a slight sadness
when remembering happy events or experiences from the past,
Picturesque –
interesting enough to be made into a picture
, Fond –
in a kind, gentle, or tender way,
Dreamy(dreamlike) –
living more in the
than in the real world,
Quixotic
ideas and plans
that are based on hopes, and that are not reasonable or practical
very happy and peaceful
, with no problems or dangers
,

full of expressions
tender feelings
like sorrow, love
, Idealistic –
that you should live according
to high standards or principles,
even if they cannot really be achieved

sensible or clever in dealing with practical matters,

surprising and slightly
Starry-eyed - (
very happy because) full of unreasonable or silly hopes
, Glamorous
exciting
and relating to wealth and success,
full of
; not easily
High�own –
usually derog. (of language)
, though lacking
in deep meaning,
Whimsical
; with strange ideas,

extremely
or
as if from a fairy tale;
Fascinating –
extremely
interesting
and
affectionate –
gentle love
, Emotional

causing or intented to cause
strong
Erotic

of, dealing with, or producting
and desire

sexually exciting
, Chimerical

often derog.

deceiving
unreal
; based on an illusion
, Imaginary

real
, but produced
from pictures or ideas in someone’s mind

that shows use of
the imagination

of, like, or told in
a legen

unrealistic
, hopes etc. are not
based on facts,

silly
in showing feelings,
Wild –
showing strong
uncontrolled
Utopian
often derog. of based on
s of especially a
perfect society
which are
real
, Visionary –
в семантическом поле «romantic» можно выделить единицы по признаку «интен
сивность» (
too, very, extremely, strong, great
): Passionate -
having or involving
very strong
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
of sexual love
Sentimental –
derog. showing
too much of such feeling
, especially
of weak or insincere kind
, Fond –
a great liking or love
(for someone or something,
especially as the result of a long relationship),
lovey-dovey –
derog.
too loving
in a romantic
way,
Idyllic

very happy and peaceful
, with no problems or dangers
,

full of
expressions of
tender feelings
like sorrow, love
, Starry-eyed -
very happy
because) full
of unreasonable or silly hopes
, Fascinating –
extremely
interesting and charming,
Wild –
strong
uncontrolled feelings.
среди исходных лексем семантического поля концепта «romantic» выделяется груп
па языковых единиц со значением эмоциональной характеризации действий, состояний
и т.д., а именно: Nostalgic

feeling or expressing a slight sadness
when remembering happy
events or experiences from the past;
Sentimental –
derog.
too much of
such feeling
especially of weak or insincere kind;

not real, but
produced from pictures or
ideas in someone’s mind
, Erotic

of, dealing with, or producting
sexual love
and
desire
Idealistic –
that you should live according
to high standards or principles,
even if
they cannot really be achieved
такие адъективы, как affectionate –
gentle love
, Emotional
or
intended to cause
strong feeling
и некоторые другие, способны обозначать как целена
правленную, так и нецеленаправленную каузацию романтического состояния, чувств
как показывает словарный анализ, концепт «romance» как лингвокультурный фе
номен, объективируется лексическими единицами – в грамматических формах суще
ствительного и прилагательного, обозначающими широкую гамму чувств, эмоций,
представлений и переживаний.
о разноуровневом характере данного концепта можно судить и по языковым еди
ницам, выраженным глагольной формой, а именно: 1) «to romanticize» -
to talk or think
about things in a way that makes them seem more romantic or attractive than they really are
2) «to romance»
(old-fashioned)
- 1.
to tell improbable stories
. to carry on a love affair
в английских словарях синонимов выявлено только 2 глагола – синонима «романти
зировать»: 1) to exaggerate
– to say or believe more than the truth about (something); make
(something) seem larger; better; worse etc, than it really is;
to fantasize -
to form strange
Большие сочетаемостные возможности лексемы «romantic» указывают на ее ак
тивность в языке, на частое употребление в письменной речи в различных контекстах,
что позволяет говорить о том, что романтика занимает важное место в английской язы
ковой картине мира и находит постоянно личностную оценку.
Эмоционально-оценочная лексика семантического поля концепта «romance»
тесно связана с национальным сознанием, с разного рода национальными фактора
ми, национальной культурой, традициями, обычаями. язык является средством на
копления социального опыта, а эмоции представляют собой часть этого опыта. иначе
говоря, эмоциональный фон концепта «romance» культурно обусловлен.
с изменением реальности, окружающего мира происходит постепенное напол
нение концепта «romance» новыми значениями и характеристиками. концептуальная
информация является основой для выделения концепта «romance» в художественных
текстах.
Примечания:
lDElC - longman Dictionary of English language and Culture. - longman Group UK ltd, 2000. –
DSa - Dictionary of Synonyms and antonyms. - Oxford University Press, 1999. – 572 p.
CDSa - Chambers Dictionary of Synonyms and antonyms (170
000 units). Ed. by Martin H. Manser. -
Edinburgh, 1996. – 400 р.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
раЗео
ерминолоГия в монГольском яЗыке
ос
роса)
Бадмацыренова
., БГУ, к.филол. наук, старший преподаватель
Фразеологизация в терминологии - явление довольно распространенное, и на него
уже давно обращают внимание лингвисты, работающие как в сфере общего терминове
дения, так и в сфере общей фразеологии (м. думе, с. кюц, в.м. лейчик, а.а.
никули
на, н.в. Подольская, а.в. суперанская, в.а. татаринов, в.д. Ужченко, д.в. Ужченко,
к.Б. Уразбаев). традиционно терминосистемы изучаются комплексно: исследователь
тщательно анализирует определенный профессиональный язык, обслуживающий кон
кретную отрасль. отдельно как объект исследования фразеология в профессиональных
языках рассматривается достаточно редко. известны работы немецких ученых стефана
кютца («Phraseologie und Formulierungsmuster in medizinischen Texten “(2007)) и ми
хаэля думе (“Phraseologie der deutschen Wirtschaftssprache” (1991)). Эти работы были
посвящены изучению фразеологии в немецких профессиональных языках. наша рабо
та, в отличие от вышеупомянутых исследований фразеологии, сужается к выделению в
рамках современного монгольского языка специфических языковых единиц, входящих
в состав терминосистем и выполняющих функции терминов в научном тексте, одно
временно являясь при этом фразеологизмами. такие единицы мы назвали фразеотерми
нами. таким образом, фразеотермины - это устойчивые образные словосочетания, со
стоят из двух или более слов и постоянно воспроизводятся в языке и речи специалистов
различных областей науки и техники в виде фиксированной конструкции с присущими
ей лексическим составом и значением и относятся к соответствующим терминосистем.
следует отметить, что фразеотермины не являются профессиональными просторечиями
или жаргонизмами (в отдельных случаях, фразеотермины могут быть жаргонизмами в
прошлом) - это полноправные языковые единицы, которые, как правило, не имеют соот
ветствующих “чисто терминологических” синонимов в терминосистеме, к которой они
относятся.
асто они возникают в профессиональной речи на основе метафоризации.
иногда это единицы, которые имеют достаточно отдаленное и размытую мотивирован
ность. следовательно, изучение фразеотерминов в профессиональных языках - важный
аспект в изучении семантики и правильности лексических единиц в терминосистеме, а
также в исследовании путей развития профессиональных языков.
в монгольском языке наибольшие трудности возникают при отграничении тех
сложных слов и терминов, в основе которых лежат метафорически осмысленные сло
ва. действительно, далеко не все терминологические словосочетания можно отнести
к фразеологическим единицам. так, по мнению Г.ц. Пюрбеева в состав фразеологии
можно включить «сравнительно небольшую группу терминов-слов, у которых в осно
ве выражаемых понятий заложен тот или иной образный стержень»
. так, наиболее
образными и древними являются термины, обозначающие явления живой и неживой
природы, т.е. ботанические, зоологические, астрономические термины. древний чело
век, называя растение смородины
үхэр нюдэн
, номинировал его по сходству с глазами
коровы.
еловек не стремился тем самым изобрести термин, он лишь давал образное
название «кусочку действительности», не имевшему до этого своего названия. м.Ф.
ернов, исследователь чувашской фразеологии, считает, что «в чувашском языке, как и
в других тюркских языках, для называния многих элементов предметного ряда отсут
ствуют отдельные слова. «недостаточность» лексических средств в номинативном ин
вентаре пополняется, прежде всего, субстантивными фразеологическими словосоче
таниями как составными наименованиями предметов»
. опираясь на это мнение м.Ф.
ернова, мы считаем, что термины указанного типа довольно близко стоят к фразео
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
логическим единицам. Приведем точку зрения на термины-фразеологизмы Ю.а. Гвоз
дарева: «Фразеологические единицы служат материалом для речи, могут обозначать
отдельные явления действительности, причем быть единственными знаками для этих
явлений в языке. таковы, например, терминологические фразеологические единицы:
анютины глазки, нулевой цикл, адамово яблоко
и т.п.»
. так, следующие термины, по-
видимому, вполне можно отнести к фразеологизмам: бот.
арлын
ховол
Бамрс I с.151
«чай японский» (досл. островной дуб), астр.
алтан Гадас
Бамрс I с.79 «Полярная
звезда» (досл. золотой колышек), орн.
асхан суулт
Бамрс I с.168 «качурка прямохво
стая» (досл. имеющий прямой хвост). Эти термины, так же как и фразеологизмы, поя
вились ввиду отсутствия наименований каких-либо явлений и являются «составными
наименованиями предметов». но в отличие от парных слов и сложных слов, компо
нентам подобных терминов присуща образность. анализ подобных образований по
казывает, что, несмотря на то, что в языковом сознании говорящих они лишены какой-
либо экспрессии и выступают в чисто номинативной функции, а образное значение, на
основе которого они когда-то были образованы, еще не отошло на задний план.
термины-словосочетания обычно классифицируются по степени смысловой раз
ложимости и по степени отражения в них системности понятий данного терминологи
ческого ряда. к первой группе относят неразложимые терминологические словосоче
тания или термины-фразеологизмы типа «роза ветров», «гусиные лапки», «ласточкин
хвост». Эти термины не отражают системы понятий определенной дисциплины. в них
отражаются только некоторые внешние признаки предметов. Подобные термины боль
шого распространения не имеют.
в терминосистеме монгольского языка наблюдаются случаи образования новых
терминов в результате изменения смысловой стороны того или иного слова путём рас
щепления слова на два омонима и более. При этом формы переосмысления слов мо
гут быть основаны на: а) переносе значений
ногоо ургана
«трава растет» –
нар ургав
«солнце взошло»; б) сужении значений
намгын зээргэнэ
«хвощ болотный» –
ойн шивэл
«хвощ лесной»; в) расширении значений
сагаг, сагадай, шимэлдэг, гурвалжин будаа

«гречиха»,
тошлог, шаргана, гүүн сүү
в терминологии растениеводства и земледелия можно выделить слова, образо
ванные на основе переноса значений. так, например, от
хог / бог
в общей лексике со
значением «мусор» образованы
бог будааны таримал
(досл. растение сорной крупы
)«культура просовидных»,
бог мал
(досл. сорный скот)«мелкий рогатый скот». новые
термины образованы без каких-либо формальных преобразований в результате непря
мой, или косвенной номинации, при которой обозначение предметов и явлений связа
но не с их существующими признаками, а с признаками другого, уже обозначенного
предмета или явления.
актуальность данной темы продиктована необходимостью дальнейшей разработ
ки проблем фразеологии и установления её связи с терминологией и современной ког
нитологией.
Фразеологизация терминологических устойчивых сочетаний в современном
монгольском языке представляет собой закономерный процесс, обусловленный про
никновением терминов в общеупотребительный состав языка в переосмысленном ме
тафорическом значении. данный процесс носит антропоцентрический характер, так
как переосмысление терминов требует определённой лингвокреативной деятельности
человека и основывается на его лингвистической компетенции, под которой понимают
врожденную способность человека к использованию языка.
исследование процесса фразеологизации терминологических единиц требует
привлечения таких отраслей современного языкознания, как когнитивная лингвистика,
терминология, прагматика и фразеология.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
на сегодняшний день в современной монголистике отсутствует единство концеп
ций по отношению к механизму процесса вторичного именования, которому подвер
гаются терминологические фразеологические единицы при переходе из какой-либо
специальной сферы в общее употребление.
Примечания:
Пюрбеев Г.ц. Глагольная фразеология монгольских языков. - м., 1972. - с. 35
ернов м.Ф. Фразеология современного чувашского языка. -
ебоксары,1985. - с. 52
Гвоздарев Ю.а. основы русского фразообразования. - ростов-на-дону,1977. - с.12
оль яЗыка и ли
ера
ве инновационно-
еХнолоГиЧескоГо
рорыва
Батаева
, ПГПи, студент
научный руководитель
а.а.лакова
язык – это не только система знаков, символически опосредующая мир челове
ка, но и важнейший инструмент человеческой деятельности. язык является основным
объединяющим инструментом общества. Значение литературного языка, отличаю
щегося единством нормы, очень важно для самоопределения человека в обществе,
особенно у
молодых людей. сохранение языка, что является пластом национальной
культуры, является необходимым условием государственной идентичности.
как пишет ремнева м.л. «в то же время очевидно необходимость усвоения норм
других языках и
культурах, что способствует не просто адекватности понимания
при общении с
представителями других культурных традиций, но
помогает избе
жать изоляции, опасной в
условиях все возрастающих контактов в
современном мире.
Произошли существенные изменения для условий существования языка в
ном мире в
целом. Появление интернета в роли новой информационной среды рас
ширило доступ огромного числа людей к
массовому распространению своих текстов,
к реорганизации традиционной системы образования, к формированию системы дис
танционного обучения и
т.д. все эти факторы обусловили меняющиеся соотношения
речи письменной и
устной, обработанной и
спонтанной, нейтральной и
стилистически
маркированной, нормативной и
ненормированной речи. все это приводит к
необходи
мости как теоретического обновления проблематики нормы, так и
практической рабо
ты по ее фиксации»
коммуникация, являющаяся важнейшей формой социального взаимодействия, ис
пытывает существенное воздействие современных технологий. Появление электрон
ных форм хранения и
распространения информации спровоцировало процессы, за
трагивающие самые разные аспекты общественной жизни. масштаб происходящих
этой сфере сдвигов и
изменений связан с
тем, что информация, вовлеченная в
комму
никацию, не
может существовать вне кода своего конкретного носителя. соответствен
но, смена носителя с
неизбежностью влияет на
глубинные коммуникативные процессы
общество в
целом. Подобные революционные сдвиги в
коммуникативной сфе
ре уже известны истории. так, изобретение и.
Гутенбергом книгопечатанья не
лишь технической инновацией, а
стало определенным этапом в
развитии цивилизации.
книгопечатанье, пришедшее на
смену рукописной книге, явилось важным стимулом
развития научной мысли, литературы, искусства, образования. аналогичная ситуа
ция сложилась во
второй половине
ХХ
века в
связи с
распространением электронных
форм хранения и
обмена информацией. коммуникативные сдвиги, обусловленные
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
распространением электронных информационных носителей, многоплановы и
поэ
тому не
могут быть исследованы изолировано, в
рамках одной предметной области.
Филологические аспекты данного явления состоят в
том, что существенным образом
изменились формы межличностной коммуникации, сформированные многовековым
«книжным» опытом. возможности технологии (в
частности, персональные компьюте
ры и
интернет) трансформируют такие традиционные антиномии, как массовая и
личностная коммуникация, адресант (автор) текста и
его адресат (читатель), письмен
ная и
устная речь, текст и
не-текст (сопутствующие графические образы) и
другие.
например, в электронной переписке сформировалась так называемая своеобразная
форма коммуникации с помощью различных сокращений и символов. Эти самые со
кращения используются в ежедневной спонтанной речи, в особенности у молодых
людей и являются изменением, произошедшие на
уровне письменной коммуникации.
существуют психологические (влияние сетевой коммуникации на
массовое сознание,
специфика самоидентификации в
сетевом общении и
т.д.), социальные (бесконтроль
ность масштабных информационных потоков и
воздействие на
общество) влияния.
новые формы коммуникации становятся важным фактором процесса глобализации,
происходящего в
современном мире. и
этой ситуации чрезвычайно важной становит
ся задача защиты и
пропаганды родного языка, собственной литературы и
культуры,
духовных богатств своего народа. Преобразование литературы в современном свете
с внедрением инновации позволяет ей выйти на новый уровень и достичь улучшения
качества языка.
использовать преимущества современных форм коммуникации, многократно уве
личивающих потенциал обмена информацией, а
также преодолеть их
негативные по
следствия поможет комплексное междисциплинарное исследование данного явления.
возникают неверные точки зрения, будто роль литературы в
современном обще
стве, в
отличие от
прошлого (особенно XIX, XX
вв.), незначительно. но на
самом деле
литература является важнейшим фактором, определяющим состояние нашей культу
ры. в
данной статье рассматривается новый подход к
изучению мировой литературы.
важен стык со
смежными научными подходами к
тексту
— в
художественной антро
пологии, культурной этнографии, археологии, социологии, истории, др. так, современ
ные антропологи и
этнографы обращаются к
литературным произведениям для того,
чтобы зафиксировать изменения, происходящие с
человеком, в
его быте, в
том числе
духовном. роль литературы проявляется и
том, что не
только средства коммуника
ции, интернет, др. виды современных технологий, многочисленные сферы социаль
ной жизни базируются на
тексте, но
поведение человека в
политике, повседневной
жизни строится по
законам художественного текста. Поэтому подходы, сложившиеся
науке о
литературе, активно используются в
философии для создания картины мира,
разными целями в
др. гуманитарных науках. Педагогическое сообщество переориен
тируется сегодня на технологии обучения и воспитания, которые должны обеспечить
социализацию
личности.
информационно-технологическая революция не
должна привести нас к недооценке ее поистине фундаментального значения. она явля
ется, по меньшей мере, столь же крупным историческим событием, как и индустриаль
ная революция XVIV в., вызывая переломы в материальной основе экономики, обще
ства и культуры. таким образом, компьютеры, коммуникационные системы, генети
ческое декодирование и программирование - все это служит усилению и расширению
человеческой мысли, формирования личности и управления школой.
аще говоря о
некоторых достижениях демократических прав свобод, при этом мы забываем о паде
нии нравов. и именно литература является главной основой любого общества, носите
лем новых идей и духовного насыщения. современная литература, как и современное
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
общество, явление многогранное. как Шагимарданова р.а. пишет «с одной стороны,
литература и авторы стали более раскрепощенными, больше не ограничены ни цензу
рой, ни какими-либо рамками или канонами, как это было на протяжении многих веков
в предыдущие годы. с другой же стороны, именно в связи с тем, что литература ничем
и никем не ограничена, сегодня на рынке можно увидеть сотни наименований произве
дений, которые не только не имеют никакой художественной ценности, но и негативно
влияют на современных читателей, формирование их художественного вкуса и на весь
литературный процесс в общем»
литература помогает открыть новые горизонты совершенствования человека,
оказывая позитивное влияние в воспитание и развитие новых поколений, оставляя
культурное наследие для будущего поколения. как бы быстротечно не менялась наша
жизнь, ценности остаются неизменными.
то касаемо современной литературы, тре
буется модернизированный подход на обыденные вещи. так же Шагимарданова отме
чает, «несмотря на возможности сегодняшних технологий, лучшим путеводителем в
поисках истины всегда был и остается огромный пласт культурного наследия, несущий
в себе опыт многих поколений. особенно большое влияние оказывает литература на
подрастающее поколение. Поэтому литературное воспитание является одним из внеш
них факторов, способных повлиять на то, какая личность вырастет, и какими чертами
характера будет обладать». ведь только в современном мире создается общество, в
рамках которого литература становится социальным институтом наряду с различными
другими, от религии до науки, и образует вместе с ними сеть социокультурных отно
ремнева м.л. личный сайт, раздел «язык и общество в современных моделях коммуникации».
еннос
и соЗдания
ронныХ иЗданий в
роГрамме
V BOOK
TOR
мордГПи, студент
научный руководитель
в.и. сафонов
Электронные издания сегодня стали широко применять для множества различных
приложений и тому имеется ряд важных причин. традиционные бумажные издания
высоки по стоимости и во многих случаях имеют ограниченные возможности из-за
особенностей печати на твердых копиях. Электронные издания позволяют обойти не
которые издержки производства и распространения, а также избежать ограничения по
печати.
Бурное развитие и широкое распространение компьютерной техники обусловило
целесообразность преобразования информации с бумажных носителей на электрон
ные. такое развитие информационных компьютерных технологий обратило на себя
внимание ученых, журналистов, издателей и других специалистов, так или иначе за
нятых в области создания и распространения информации. выпуск своего издания в
электронном виде позволяет издателю расширить аудиторию читателей, вне зависи
мости от их местонахождения. распространение книг, журналов, буклетов, каталогов
в электронном виде – это самый быстроразвивающийся способ доставки и продажи.
расширение аудитории происходит при отсутствии дополнительных затрат на бумагу,
полиграфию и доставку.
в настоящее время существует целый ряд программ, предназначенных для верстки
и оформления электронных изданий. они обладают своими достоинствами и недостат
ками, в частности высокой стоимостью и сложностью в освоении. среди программ
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
данной сферы применения можно выделить программу, которая, на наш взгляд, яв
ляется удачным решением для разработки электронных книг. Это программа SunRav
BookEditor, входящая в состав (http://www.sunrav.ru).
Пакет SunRav BookOf�ce состоит из двух программ:
SunRav BookEditor
- программа для создания и редактирования книг и учеб
ников;
- программа для просмотра книг и учебников.
SunRav BookEditor – удобный инструмент для создания и редактирования элек
тронных учебных пособий, учебников, справочников и просто электронных книг. она
сочетает в себе легкость использования и широкие возможности работы с информа
цией, например компиляция книги в EXE-файлы и создание HTMl-документов, обо
рудована встроенной системой проверки орфографии. система ссылок позволяет соз
давать ссылки из любого места на главы текущей книги, на другие книги, на тесты, на
интернет-страницы или на любые другие документы. Глубина ссылок не ограничена.
возможно открытие ссылок во всплывающих окнах, внешний вид которых можно на
строить.
Фрагменты текста электронной книги могут быть подвергнуты всевозможным ме
тодам форматирования: выделены полужирным или курсивным начертанием, подчер
кнуты, переведены в подстрочный или надстрочный индексы, и так далее. отдельные
абзацы можно отформатировать так же, как и в MS Word: доступны настройки цвета
фона, границ, различное выравнивание, отступы, межстрочный интервал и т. п. Поль
зователь определяет произвольный набор свойств текста, сохраняет его как стиль и в
дальнейшем применяет к любому выделенному фрагменту.
в текст могут быть вставлены маркированные и нумерованные списки, изобра
жения, гиперссылки, таблицы, а также различные элементы Windows-интерфейса:
кнопки, выпадающие списки, текстовые поля и так далее. несколько книг могут быть
объединены в одну, при этом допускается добавлять внутренние гиперссылки на раз
личные рубрики. все имеющиеся главы и разделы представлены в виде древовидной
структуры в левой части окна редактора. Это помогает быстро перемещаться по содер
жанию и существенно упрощает навигацию по электронной книге.
возможно распространение электронных книг на CD и DVD вместе с бесплатной
программой для просмотра
SunRav BookReader, которая позволяет озвучивать книги,
проводить индексный и полнотекстовый поиск, читать текстовые, HTMl, RTF и MS
Of�ce документы, изменять внешний вид, используя темы, организовывать наиболее
часто используемые книги и главы в избранное. При этом не требуется инсталлиро
вать на компьютер пользователя никаких программ.
возможен просмотр книги как в полноэкранном режиме, без меню и панелей
управления, так и с отображением древовидной структуры содержания. в приложение
встроена функция автопрокрутки. Пользователь настраивает скорость, с которой текст
будет перемещаться по экрану (подобно финальным титрам в кинофильме), и может
просматривать книгу, не прикасаясь к мыши или клавиатуре. Пользователь может уве
личивать или уменьшать размер шрифта, что помогает сберечь зрение при чтении мно
жества информации с экрана. а для удобства навигации есть система закладок. если
книга создавалась в SunRav BookEditor и в ней содержится набор ключевых слов, то
пользователь может искать нужную информацию по ключевым словам. кроме того,
возможен полнотекстовый поиск и печать всей книги на принтере.
таким образом, пакет программ SunRav BookOf�ce является весьма удачным ре
шением проблемы разработки электронных изданий, позволяющий осуществлять раз
личное форматирование контента и его структурирование.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Зыковая иГра на Уроке рУсскоГо яЗыка
, самара, ПГсГа, доцент
среди многообразия проблем совершенствования высшей школы первостепенное
значение в современных условиях имеет повышение качества подготовки специали
стов, укрепление связей высшей школы со школой общеобразовательной.
современное общество ждёт учителя с новым мировоззрением, высоким уров
нем профессиональной педагогической культуры, способного ответственно и нестан
дартно действовать в меняющейся образовательной среде, готового к инновационной
деятельности, постоянному педагогическому поиску, благодаря которому и становится
возможным творческий учебно-воспитательный процесс.
решение задачи подготовки такого учителя требует пересмотра привычной стра
тегии профессионального образования, и в частности, подходов к организации педа
гогической практики студентов – важному компоненту профессиональной подготовки
будущего педагога.
определить содержание деятельности студентов в период практики можно, на наш
взгляд, следующим образом – деятельность создаёт опыт, опыт анализируется, рожда
ется личностное знание, и все вместе они задают личностный рост.
для формирования собственного педагогического опыта недостаточно просто
самостоятельной практической деятельности, но необходим постоянный анализ и
осмысление её результатов. Формой деятельности, которая в ходе практики позволяет
приобрести профессиональные навыки является опытно-экспериментальная работа,
которая способствует осуществлению связи «школа-вуз».
в рамках педагогической практики студентов-филологов была проведена опытно-
экспериментальная работа в моУ соШ №155 г. самары под руководством доцента
Белкиной (Улановой) Ю.а. на тему «Формирование лингвокреативных способностей
ученика» результаты которой мы представим в данной статье, подробно остановив
шись на работе студентов крашенинниковой н.в. и Гневшевой с.а., проведённой ими
в 6 классе.
для разработки наиболее эффективной методики, направленной на формирова
ние и развитие лингвокреативных способностей учащихся, мы провели специальную
срезовую работу, которая позволила диагностировать уровень сформированности и
развития лингвокреативных способностей учащихся. нам необходимо было решить
следующие задачи: определить в какой мере ученики умеют обнаруживать акты сло
вотворчества в речи и создавать лексические новации; выявить уровень сформирован
ности и развития лингвокреативных способностей; выяснить как ученики владеют
основными способами словообразования и умеют использовать эти умения в различ
ных видах творческой деятельности. для реализации поставленных задач мы пред
ложили учащимся творческие задания, составленные в ходе практических занятий по
методике русского языка в вузе, которые были рассчитаны на практическое владение
языковыми навыками.
система предлагаемых заданий включала в себя следующие:
в каждом ряду подчеркните слово, отличающееся по способу словообразования
от всех остальных: чтец, жилец, жнец, спец; диван-кровать, генерал-майор, земле
трясение, москва-река.
напишите напротив каждого «детского» слова модель по которой оно образова
но: салютики, тепломер, потомучка.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
также работа включала ряд заданий помогающих выявлению «языкового чутья»
учащихся:
соотнесите причину и результат речевой ошибки:
однажды со мной приключилось приключение.
каждое событие пьесы несёт в себе свои мысли.
Гагарин был рад, что он первым увидеть Землю.
: пропущено слово, повтор однокоренных слов, многословие
нами были предложены и продуктивные творческие задания. Приведём пример
таких заданий и варианты ответов учеников:
Попробуйте от слова простокваша образовать разные части речи:
протоквашка,
простоквашистый, простоквашный, попростокваситься, простоквашисто.
Задание на выявление «детских» лексических новаций и замене их узуальными
синонимами вызвало у ребят как интерес. так и определённые сложности:
найдите и замените «детские» слова синонимами.
Бабушка заключила буфет
Звезды – это салютинки
Песковый сахар.
к большинству примеров ребята подобрали синонимы благодаря прозрачной мо
тивации данных лексических новаций, но слово салютинки оказалось «незаменимым»
для шестиклассников.
По результатам данного эксперимента мы получили следующие данные: на «от
лично» задания выполнили 23% детей, на «хорошо» - 31%, «удовлетворительно по
лучили 35%, не справились с заданием 11%. особые затруднения вызвали у ребят за
дания. связанные с определением морфемной структуры «новых» слов и подборов
с учётом результатов диагностики и их анализа мы разработали систему упраж
нений, направленных: на формирование понятия «окказионализм» и «лексическая но
вация»; на выявление авторских неологизмов в тексте и определение их функций; на
развитие «языкового чутья»; на выявление лексических ошибок и их причин; на фор
мирование и развитие умений создания и анализа лексических новаций.
разрабатывая систему упражнений, мы стремились актуализировать и углубить
приобретённые учениками знания и умения, активизировать творческие возможности
и добиться наиболее эффективного их применения.
Предлагаемые учебные задания носят игровой характер, что отчасти объясняется
характером словотворчества для детей (экспериментальным, игровым, с установкой
на юмор), а также тем, что игра - один из самых эффективных способов оптимизации
учебного процесса.
Приведём несколько примеров упражнений игрового характера.
мини-викторина.
класс делится на 2-3 команды.
в слове правдивость спрятано 50 существительных. найдите их. Побеждает ко
манда, назвавшая больше слов.
есть такая шутка: Графин – муж графини.
Подберите «пару» следующим предметам
нож, гранат, чайник, гречка, папоротник.
объясните, каким образом возникли забавные толкования следующих слов:
Хлопоты – аплодисменты;
сметана – женщина-дворник;
слепень – скульптор;
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
леденец – холодильник.
Предлагаемые студентами упражнения позволили говорить о необходимости рабо
ты над формированием лингвокреативных способностей у учеников школ. на данный
момент студенты-практиканты продолжают начатую работу, создавая упражнения на
выявления и анализ морфемной структуры лексических новаций.
равни
ельный аналиЗ романа
УЗнецовой «ПролоГ»
и романа
БУнина «ЖиЗнь
рсеньева»
ГБоУ вПо мГПУ, магистрант
научный руководитель
д-р ф.н., проф. Громова а.в.
Галина кузнецова – писательница русского зарубежья первой волны. в настоящее
время её творчество почти не исследовано, её имя чаще всего упоминается в связи с
биографией и.а.
Бунина, а из произведений самым известным является изданный в
1960-е годы мемуарный «Грасский дневник».
в 1924 году Г.н.
кузнецова познакомилась в Париже с и.а.
Буниным и с 1927 года
она переехала в Грасс, где стала жить вместе с семьей писателя. Грасский период был
наиболее плодотворным в творчестве Г.н.
кузнецовой. За это время она издала сборник
рассказов «Утро» и автобиографический роман «Пролог». Г.н.
кузнецова начинала как
поэт, и в 1937 году она объединила свои стихотворения в сборник «оливковый сад».
Г.н.
кузнецова считала себя ученицей известного писателя, и многие критики, на
пример к.
Зайцев, андреев, л.
Ч
ервинская, отмечали сходство её творческой мане
ры с творческой манерой и.а.
Бунина. в.
Х
одасевич сравнил роман Г.н.
кузнецовой
«Пролог» с романом и.а.
Бунина «Жизнь арсеньева» и отметил влияние, оказываемое
известным писателем на начинающую писательницу, однако не видел ничего предосу
дительного в подражании Г.н. кузнецовой и.а.
Бунину. в.
Х
одасевич видел сходство
романов в единстве центрального лица и нарушении принципа обычного фабульного
романа. критик давал следующую оценку роману Г.н.
кузнецовой «Пролог»: ««еще
незрелая, но милая в самой своей незрелости, свидетельствующая об успехе, достиг
нутом кузнецовой после её первой книги»
роман и.а. Бунина «Жизнь арсеньева» был написан в 1927-1929 годах, а роман
Г.н.
кузнецовой «Пролог» в 1931 году, и возможно, что Г.н.
кузнецова писала свой ро
ман под влиянием писателя. действительно, при сопоставлении двух романов можно
найти много сходств.
и «Жизнь арсеньева», и «Пролог» написаны в форме романа-воспоминания от
первого лица, и можно выявить сходство главных героев: в произведении и.а.
Бунина
описывается взросление и духовное развитие молодого человека с самого детства, а в
произведении Г.н.
кузнецовой изображен путь взросления юной девушки. и поэтому
развитие сюжета обоих романов сходно - описываются детские воспоминания о жизни
в родном доме, гимназия, дружба, влюбленности.
роман «Пролог» автобиографичен, и можно проследить аналогии между фактами
из жизни Г.н.
кузнецовой и эпизодами из романа, например, в описании детства, учё
бы в гимназии. Героиня романа, как и сама Г.н.
кузнецова, достаточно рано вышла
замуж за белого офицера и покинула с ним революционно настроенную россию. в ро
мане «Жизнь арсеньева» также можно найти автобиографичные черты. а.а.
считает роман и.а.
Бунина «самым исповедальным из бунинских творений - такова
его диалектика, двуединство реальности и вымысла, слияние правды и поэзии, вос
создания и преображения»
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
оба романа также можно назвать «автопсихологичными», так как в описании вну
треннего мира главных героев воспроизводятся чувства и переживания самих авто
оба романа отличаются глубоким психологизмом, так как на первый план выходит
изображение внутренних переживаний, чувств героев, их духовное развитие. и кса
на, и алексей арсеньев тонко чувствуют окружающий мир, они анализируют и свои
чувства, и чувства других героев. например, ксана так думала о своей подруге Зине:
«Были две Зины: одна обыкновенная, говорящая обыкновенные вещи, часто пустяки и
по большей части насмешливым тоном, и другая - волнующая своей женственностью и
воображаемой таинственной жизнью, которой у неё на самом деле не было»
. алексей
арсеньев также способен к анализу чувств: «тут я впервые испытал сладость осущест
вляющейся мечты, а вместе с тем и страх, что она почему-нибудь не осуществится»
для «Жизни арсеньева» и для «Пролога» характерна ослабленная фабула, и, сле
довательно, усиливается роль мотивов. в романах можно найти сходные лирические
мотивы, которые характеризуют внутренний мир героев, комплекс их чувств и идей,
например, мотив созерцания, мотив смерти, мотив религии.
мотив созерцания является лейтмотивом романа Г.н.
кузнецовой «Пролог». ксана
воспринимает мир именно через тихое, спокойное, вдумчивое созерцание. она изуча
ет людей, события несколько отстраненно, её взгляд на вещи – это взгляд со сторо
ны. ксана любуется всем, что видит: природой, людьми, красивыми вещами. она как
бы разглядывает их, рассматривая со всех сторон, изучая их... ощущение гармонии,
счастья от красоты природы присуще ксане с детства, и это особое мировосприятие
наполняет душу героини необъяснимой радостью: «от высоких деревьев на взгорье
падает на непросохшую бурую землю легкая, но уже знойная тень, что-то трепещет в
воздухе, что-то трепещет у меня в груди, мне хочется кружиться и бегать, как рустем,
во мне подымается почти непереносимое желанье какого-то особенного, неведомого
счастья…»
в романе «Жизнь арсеньева» мотив созерцания также является значимым, про
низывающим всё произведение. алексей арсеньев тонко чувствует окружающий мир,
он любуется и восхищается жизнью и природой: «и вот я расту, познаю мир и жизнь
в этом глухом и всё же прекрасном краю, в долгие летние дни его, и вижу: жаркий
полдень, белые облака плывут в синем небе, дует ветер, то теплый, то совсем горячий,
несущий солнечный жар…»
мотив смерти вводится в роман Г.н.
кузнецовой в эпизоде похорон ученицы оли
смирновой. ксана впервые сталкивается с таким явлением, как смерть, когда от долгой
болезни умирает одна из учениц гимназии. смерть изображена не как нечто отталкива
ющее, а с оттенком грусти и удивления. также внезапно происходит соприкосновение
со смертью маленького алексея арсеньева – он узнает о гибели крестьянина сеньки
и это известие потрясает его. мотив смерти повторяется в романе и.а. Бунина в эпи
зодах смерти сестры нади, бабушки и Писарева. явление смерти пугало и волновало
алексея арсеньева и заставляло задуматься о смертности человека.
в романе «Жизнь арсеньева» с мотивом смерти тесно связан мотив религии. осо
знание смертности людей заставляло обращаться алексея арсеньева к религии: «и
моя устрашенная и как будто чем-то глубоко опозоренная, оскорблённая душа устре
милась за помощью, за спасеньем к Богу»
в произведении Г.н.
кузнецовой мотив религии раскрывается с двух сторон: с
одной стороны, православие для героини – часть древней традиции предков, утверж
дающая гармонию мира. с другой стороны, религия воспринимается как нечто таин
ственное и мистическое, что страшит ксану своей загадочностью и мрачными атрибу
тами.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
таким образом, выявляются сходные черты в построении двух романов, и можно
говорить о влиянии и.а.
Бунина на творчество Г.н.
кузнецовой, однако творческая
манера писательницы уникальна.
Примечания:
одасевич в. Г.кузнецова. Пролог. [рецензия]/ в.Г.
одасевич // возрождение.-1933.-№ 2956, 6
июля.- с.3.
саакянц а.а. о Бунине и его прозе/ а.а. саакянц. – м..: Правда, 1986. – 576с.
кузнецова
Г.н. Пролог/ Г.н. кузнецова. - сПб.: издательский дом «миръ», 2007.- с.244.
Бунин
и.а. Жизнь арсеньева/ и.а. Бунин. – м.: литература, мир книги, 2006. – с.30.
кузнецова
Г.н. Пролог/ Г.н. кузнецова. - сПб.: издательский дом «миръ», 2007.- с.211.
Бунин
и.а. Жизнь арсеньева/ и.а. Бунин. – м.: литература, мир книги, 2006. – с.35.
там же. – с.59.
аГма
ва
роиЗводноГо
редлоГа
Безчастнова
, двФУ, студентка
научный руководитель
е.с.Шереметьева
одним из активных процессов современного русского языка является пополне
ние и соответственно расширение класса слов «произодные предлоги». Пополнение
происходит прежде всего за счет косвенных форм имени существительного, которое
через этап фразеологизации приобретает функции служебного слова – производного
предлога, или шире – отыменного релятива.
каждый такой случай требует детального
изучения и описания.
объектом нашего изучения является фразеологизированное сочетание «в Знак»,
которое в ряде словарей
уже определяется как производный предлог. Предметом опи
сания в данной работе являются сочетаемостные свойства названной лексемы.
любой предлог оформляет связь между двумя словами – главным и зависимым.
для такой синтаксической структуры принято
использовать термины «правый компо
нент» (это всегда подчиненная косвенная форма имени существительного) и «левый
компонент» (главное слово, с которым с помощью предлога связано зависимое суще
ствительное).
в ходе работы было проанализировано 400 фактов, собранных с помощью нацио
нального корпуса русского языка.
Приведем ряд примеров:
Понятное дело, не в обычае здешних богатырей числить себя слабаками, все за
столом дружно
зашумели в знак согласия
― выступление трактирщика воодушевляло
(в.Быков). Гелла с котом помирились, и
в знак этого примирения
они
поцеловались
(м.
Булгаков). а то ляжет на спину, перекатывается, песни медвежьи поёт. Зайчику
в знак
своего удовольствия
мордочку мёдом
(а. ремизов). музыканты принялись
стучать смычками
по пультам
в знак восхищения
(р. Граблевская). <…>наконец в рас
пахнутой двери вагона показывался высокий худой антоша, и ― «Э-эй, бабки! » ―
знак восторга швырял
на перрон грязный бокастый рюкзак.(д.рубина). сам мужик,
то есть господин командующий стратегическим резервом, довел Петю до «волги» и
знак признательности помял его плечо
железными пальцами (а.азольский). и
в знак
особого доверия
барственно
похлопал
меня
по плечу
(а. яковлев). Закончив читать сти
хотворение, я медленно опустил руку, спрятал под крылаткой и чуть-чуть
наклонил
голову
как бы
в знак уважения
ко всем слушателям (в.слипенчук).
мензбир
в знак протеста
против действий царского правительства
ушёл с по
ста
проректора университета и покинул кафедру, которой он заведовал (д. Гранин).
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
в знак особого садизма
и памятуя об экономии средств, люди очень любят ставить
памятники одним царям на уже готовые постаменты царей прежних (с.есин). то есть
налог
взимается
не просто за иное вероисповедание, а
в знак унижения и порабоще
(а.
алексеев). ведь карфагенские развалины стоят до сих пор только потому, что
римляне, которые хотели стереть его до основания и
в знак проклятия перепахать и
посыпать солью,
приказали это сделать рабам (октябрь).
в результате были выявлены следующие особенности синтагматики производного
предлога «в Знак».
Правый компонент – признаковые и процессуальные существительные с ярко вы
раженной (а) позитивной или (б) негативной семантикой, например:
(а) согласие, солидарность, сочувствие, поддержка; благодарность, признатель
ность, уважение, восхищение, признание, почитание; примирение, прощение, раская
ние, сожаление; доверие, дружба, симпатия и под.
(б) протест, несогласие, отрицание; унижение, садизм, презрение, порабощение,
проклятие, неудовольствие и под.
левый компонент – глаголы и значительно реже существительные с процессуаль
ным значением. мы выделили следующие семантические группы глаголов:
1. телодвижения: кивнуть, покачать, помотать, трясти головой; наклонить, скло
нить голову; помахать, махнуть, размахивать рукой (руками); протянуть руку; выпячи
вать губу; показать; опустить; прикрыть глаза, моргнуть; пожать плечами.
2. движение-перемещение в пространстве: приехать, забраться, броситься, подой
ти; покинуть, уйти, выпорхнуть; путешествовать, пройти; спешиться, подняться, на
висать, встать, лежать.
3. Передача объектов: подарить, прислать, дать, передать, сдать, отдать, препод
нести, принести, вручить, заплатить, удостоить, наградить, присвоить (кому-то), про
ставлять, привезти, отвезти, вернуть, назначить; получить, взять, отобрать; угнать.
4. взаимодействие: пожать руку, похлопать по плечу, поцеловаться, лизнуть, кос
нуться; улыбаться, усмехнуться; заманить, проводить, пригласить, поставить, по
садить; помочь, выпить; разрешить; поднять, прибить, зажечь, срезать, посигналить,
приоткрыть.
5. речемыслительная деятельность: говорить, толковать; называть, давать имя.
6. Звуковоспроизведение: шуметь, скулить, хмыкнуть, сигналить, стучать, орать,
аплодировать
7. творческая деятельность: рисовать, писать; поставить (пьесу), сыграть, про
честь, выступить.
8. созидательная деятельность:устанавливать, строить, возводить, создавать, ста
вить, готовить еду, выводить, основывать, выпускать.
9. негативное воздействие: лишить жизни; ударить, навести вред, причинить боль;
разрушить, уничтожить, привести в негодность.
10. отказ: отказ от объекта; отказ от действия; организация забастовки, голодовки,
акции протеста и пр.; игнорировать, бойкотировать; прекратить деятельность; отме
нить; закрыть, перекрыть; подать в отставку, уволиться; выйти из состава.
из приведенных примеров и списков видно, что синтагматические возможности
производного предлога «в Знак» имеют определенную специфику. его правая соче
таемость семантически ограничена: предлог вводит существительные, в которых всег
да есть оценочная составляющая, положительная или отрицательная. сочетаемостные
возможности слева у данного предлога более широкие, однако вся лексика в позиции
левого компонента – это глаголы активного, часто активно-направленного действия.
таким образом, с помощью предлога «в Знак» отражается отношение между двумя
компонентами одной ситуации, в которой находится субъект: между целенаправлен
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ным действием и чувством или состоянием, для выражения которого производится
определенное активное действие.
Примечания:
Шереметьева е.с. отыменные релятивы современного русского языка: семантико-синтаксические
этюды. - владивосток, 2008.
ожегов с.и., Шведова н.Ю. толковый словарь русского языка, 1994; ефремова т.Ф. толковый
словарь служебных частей речи русского языка. – м., 2001; объяснительный словарь русского языка: струк
турные слова / Под ред. в.в.морковкина. – м., 2002.
Шереметьева е.с. Указ. соч., - с. 216
еГУля
ва и с
рУк
реЗен
ирУ
ные смыслы в ранниХ
Благов
тГПУ, аспирант
научный руководитель
д.ф.н., проф. н.с. Болотнова
удожественное произведение предстаёт перед читателем как «сложное единство
компонентов, связанных между собой в гармоническое целое»
. особого внимания тре
бует рассмотрение смысловой структуры поэтического текста. в стихотворном произ
ведении всегда присутствует подтекст благодаря «поэтичности»
, которая ощущается
через эмоциональное потрясение, способность воздействовать на реципиента.
для поэтического текста характерна регулятивность
– системное качество, отра
жающее «способность текста «управлять» интерпретационной деятельностью адреса
та в соответствии с интенцией автора»
. Функционально на уровне элементов текста
выделяются регулятивные средства, с помощью которых «выполняется та или иная
психологическая операция в интерпретационной деятельности читателя»
. регулятив
ные средства формируют регулятивные структуры (регулятивы), в основу выделения
которых «положено осознание адресатом мотива (микроцели) в рамках общей комму
никативной стратегии текста»
в рамках данного исследования нас интересуют регулятивные средства и струк
туры, репрезентирующие имплицитные (скрытые) смыслы, – регулятивные средства
и структуры имплицитного типа
– в поэзии м.и. цветаевой. материалом послужили
стихотворные циклы раннего периода ее творчества: «два исхода» (1911) и «венера»
(1911), входящие в сборник «волшебный фонарь», а также тематически соотносимый
с предыдущим цикл «сергею Эфрон-дурново» (1913), который относится к периоду
«юношеских стихов»
, по определению о.Г. ревзиной.
лирика марины ивановны цветаевой в ранний период творчества характеризу
ется автобиографичностью, романтичностью и крайней субъективностью, а также
связанной с юношеским возрастом порывистостью, желанием самовыражения и са
моутверждения.
среди ранних стихотворных циклов м.и. цветаевой наибольший интерес для
исследования представляет цикл «два исхода», состоящий из двух стихотворений. в
нём нашла отражение регулятивная макроструктура имплицитного типа, для которой
характерны стилистические, логические и композиционные регулятивные средства и
структуры. При поверхностном прочтении второе стихотворение цикла представляет
собой повтор первого за исключением некоторых изменений. во-первых, в нем меня
ется субъект повествования: вместо
«со мной...»
«ко мне...»
«я знала...»
и т.д. –
тобой...»
«к тебе...»
«ты знала...»
и т.д. во-вторых, различаются финальные строчки
стихотворений: 1.
«Что было встарь, то будет снова»
, 2.
«Что было встарь, – не бу
дет снова»
. такую композицию цикла можно назвать
контрастным параллелизмом
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
При анализе эксплицитно выраженной информации возникает мысль о том, что
лирических героя два: «я» и «ты». обнаруживается и тема смерти (исхода), о которой
говорится в стихотворных текстах цикла. однако, при более тщательном изучении это
го произведения представление о смысловой структуре цикла меняется. его заглавие
«два исхода», уже содержит вопрос: о каком исходе идёт речь? в словаре с.и. ожего
ва и н.Ю. Шведовой даны такие противоположные трактовки этого слова: «1. выход
откуда-нибудь (устар.). 2. Завершение, конец. 3. начало, исходный момент, исток»
в первом стихотворении цикла говорится об «исходе», под которым понимается
«начало», «исток». во втором тексте речь идёт о «завершении, конце». Более того,
для усиления значения прерывания, окончания, «исхода» в последней строке второго
стихотворения использовано тире как графическое регулятивное средство, «разъеди
няющее» жизненное начало (
«Что было встарь»)
с безапелляционными финальными
словами
«не будет снова»
. таким образом, заглавие выступает в качестве яркого лек
сического регулятивного средства имплицитного типа: в нём сочетаются два противо
положных, «несочетаемых» понятия – «жизнь» и «смерть».
в стихотворениях данного цикла различаются и лирические герои. однако, опира
ясь на утверждение о.Г. ревзиной о представлении в ранних стихах цветаевой «миро
порождающего субъекта в трёх основных формах: а) перволичной, б) третьеличной,
в) перволичной позиционной»
, можно говорить о единстве героя в первом и втором
стихотворениях: у «я» - субъекта появляется «двойник». логически цикл «два исхода»
построен таким образом, что входящие в него стихи как будто являются «кривым от
ражением» друг друга, имея значительные «искажения».
исходя из логики построения композиции цикла, а также его заглавия, можно сде
лать следующий вывод: на уровне подтекста скрыта информация о страхе смерти, о не
желании думать о ней, верить в неё, что влечёт за собой подобные лирико-философские
размышления на эту тему. девятнадцатилетняя цветаева создаёт лирическую героиню
первого стихотворения – «я», олицетворяющую
исход
жизни, её начало и повторяе
мость
(«...то будет снова»)
, противопоставляя ей другую, далёкую героиню второго
стихотворного текста – «ты», которая ассоциируется со смертельным
исходом
. Благо
даря временной дистанции с такой похожей «ты» - героиней, автор пытается «отда
лить» смерть, забыть про неё, ощущая её как чужой «исход».
другие особенности мировидения м.и. цветаевой проявляются в поэтических ци
клах, посвящённых её мужу – с.я. Эфрону: «венера», «сергею Эфрон-дурново». об
раз сергея Эфрона в этих стихах отличается налётом романтичности и субъективизма.
в цикле «венера» с. Эфрон предстает в образе «мальчика», «темнокудрого мальчуга
на» с «ручонками» и «жадными глазками», который «тянется» к небу и «смотрит» в
м.и. цветаева вновь использует приём контраста как яркую регулятивную струк
туру имплицитного типа, делая акцент на месте лирического героя в небе, которое не
просто противопоставляется земле, но и характеризуется как более благодатная «сре
да обитания» мальчика-юноши. Это связано с тем, что «на земле увядание», он лишь
«строит в песке купола», в то время как в небе – «самая нежная из звёзд» «нежно его
позвала».
рассмотрим название цикла. с одной стороны, венера – это вторая от солнца пла
нета, а человек, который «рождён в лучах венеры», может быть воспринят как инопла
нетный житель. с другой стороны, «венера – италийская богиня садов, позднее была
отождествлена с афродитой, греческой богиней любви... в переносном смысле венера
означает красавицу»
. давая поэтическому циклу, посвящённому мужу, такое назва
ние, м.и. цветаева пыталась наиболее полно передать своё отношение к нему. для
текста характерна логическая регулятивная структура имплицитного типа: лириче
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ский герой, рождённый природой (богиней садов), находится везде и всюду, передвига
ясь за «вечерней странницей», он отрывается от бытовых неурядиц земли, устремляясь
в небо, отличается красотой и олицетворяет собой любовь. он единственный – как
«голубая звезда» венера, в небе над землёй.
кроме того, при помощи таких стилистических средств, как метафора, воплоща
ется и более глубокий имплицитный смысл. создаётся впечатление, что героя тяго
тит земное существование – «увядание», здесь он мёртв душой (
«над колыбелькою
крест!..»
). для него не важно плотское насыщение (
«... лучше хлеба / Жадным глазкам
балаган...»
), ведь
«по душе ему курган...»
(«курган – древний могильный холм»
) в со
четании с такими жизненными приоритетами, как
«воля, поле, даль без меры»
. выска
зывается мысль о том, что лучше смерть, чем жизнь без удовлетворения потребностей
души. Подтверждением такого вывода служит и композиция стихотворения. автор ис
пользует контраст как композиционную регулятивную структуру имплицитного типа:
в каждой строфе стихотворного цикла две первые строфы противопоставлены двум
последним, при этом в смысловом отношении начало связано с земной сущностью
героя, а конец – с его устремлением в небо. например:
«Пусть на земле увядание, /
над колыбелькою крест! / мальчик ушёл на свидание / с самою нежной из звёзд...»
«ах, недаром лучше хлеба / Жадным глазкам балаган. / темнокудрый мальчуган, / он
недаром смотрит в небо!..»
в цикле «сергею Эфрон-дурново» (1913) сохраняется субъективная оценка ли
рического героя – усиливается желание возвысить его, указать на исключительность.
Этому служит композиция данного цикла и общая логика смыслового развёртывания
как единая регулятивная структура имплицитного типа: от первых строк цикла до фи
нальных происходит усиление эмоционального воздействия на читателя описанием
лирического героя – сергея Эфрона. апофеозом является последняя строфа:
«и новые
зажгутся луны, / и лягут радостные львы – / По наклоненью вашей юной, / велико
лепной головы»
вместе с тем в этом цикле отражается переход от тенденции отдаления и отстране
ния от него к попытке показать близость с ним и его уникальность. Происходит это с
помощью введения в подтексте образа лирической героини – самой поэтессы. так, для
описания взгляда героя и характеристики его позы и внешнего вида используются сло
ва, напрямую или ассоциативно связанные с темой «моря» – лексические регулятив
ные средства имплицитного типа, организующие логический регулятив: как известно,
цветаева не раз характеризовала себя как «марину – морскую». так, у героя-Эфрона
«огромные глаза цвета моря»
, они
«серо-зелёные»
«серо-синие»
, подобны
«аквамари
и
«хризопразу»
, в нём видна
«усталость голубой... крови»
«торжествует синева
каждой благородной веной»
«как водоросли»
его
«члены»
кроме того, в поэтических текстах присутствует автоцитата на цикл «венера»:
акцентируется мысль о «пенорождении» лирического героя, его появлении в брызгах
пены, подобно афродите-венере, которая «первоначально была морской богиней – по
кровительницей мореплавания», так как по одному из мифов «родилась из пены»
морской. он
«лежит в брызгах пены»
, его жесты
«повторяют кружева белой пеной»
в цикле «венера» читаем:
«он рождён в лучах венеры...»
. Это интертекстуальное ре
гулятивное средство имплицитного типа также усиливает общность образов лириче
ских героев. автор как будто стремится доказать, что они созданы друг для друга, у
них одно начало – морское, в образе мужа она видит своё отражение, благодаря чему
их союз представляется ей идеальным.
не менее важной является и цветовая картина мира в тексте: наряду с синим, го
лубым и белым цветами, а также «морскими» оттенками присутствует золотистый,
жёлтый цвет (
«солнечные стрелы»
«золотилась дыня»
«на светло-
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
золотистых дынях»
). себя и своего героя цветаева, подобно морским камням, «за
ключает» в золотую оправу супружеских колец, о чём прямо напишет в стихотворении
1914 года «с.Э.» («я с вызовом ношу его кольцо...»).
Приведённый в данном исследовании анализ ранних стихотворных циклов
цветаевой позволяет утверждать, что особенности этого периода творчества по
эта проявляются и на уровне репрезентации имплицитных смыслов. Познание карти
ны мира автора происходит посредством тщательного изучения регулятивных средств
и структур имплицитного типа. среди них на раннем этапе формирования поэтическо
го идиостиля м.и. цветаевой можно особо выделить логические и композиционные
регулятивы, в формировании которых автор часто использует лексические и стилисти
ческие регулятивные средства.
выявленные имплицитные смыслы либо расширяют для читателя информацию,
получаемую на эксплицитном уровне (цикл «сергею Эфрон-дурново»), либо усили
вают её (цикл «венера»), либо способствуют порождению противоположного поверх
ностному, вторичного, но не менее важного смысла (цикл «два исхода»).
таким образом, результатом изучения средств репрезентации имплицитного смыс
ла является не только получение дополнительной информации о конкретном стихот
ворном тексте или цикле, но и обогащение представлений об особенностях картины
мира автора, «стоящего» за текстом.
Примечания:
тарасов л.Ф. к методике лингвистического анализа поэтического текста // русский язык в шко
валгина н.с. теория текста: учебное пособие. – м.: логос, 2003. – с. 164.
сидоров е.в. Проблемы речевой системности. – м., 1987. – 140 с.
Болотнова н.с. коммуникативная стилистика текста: словарь-тезаурус. – томск: изд-во тГПУ,
там же. – с. 167.
там же. – с. 168.
см.: Благов в.в., Болотнова н.с. регулятивные средства и структуры имплицитного типа в по
этическом цикле м.и. цветаевой «куст» // I всероссийский фестиваль науки: всероссийская с междуна
родным участием конференция студентов, аспирантов и молодых учёных «наука и образование» (г. томск,
25-29 апреля 2011 г.): материалы конференции: в 6 т. – том II: Филология. –
. 1: русский язык и литература.
– томск: изд-во тГПУ, 2011. – с. 186-190.
ревзина о.Г. марина цветаева // очерки истории языка XX века. опыты описания идиостилей. –
м.: наследие, 1995. – с. 306.
ожегов с.и., Шведова н.Ю. толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических
выражений. – 4-е изд., доп. – м.: ооо «а темП», 2010. – с. 256.
ревзина о.Г. марина цветаева // очерки истории языка XX века. опыты описания идиостилей. –
м.: наследие, 1995. – с. 307.
мифологический словарь / м.н. Ботвинник, Б.м. коган, м.Б. рабинович, Б.П. селецкий. 5-е изд.,
перераб. и доп. м.: Просвещение, 1993. – с. 37.
ожегов с.и., Шведова н.Ю. толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических
выражений. – 4-е изд., доп. – м.: ооо «а темП», 2010. – с. 315.
мифологический словарь / м.н. Ботвинник, Б.м. коган, м.Б. рабинович, Б.П. селецкий. 5-е изд.,
перераб. и доп. м.: Просвещение, 1993. – с. 29.
росУ о яЗыковой кар
ине мира УкраинскиХ
ереселенцев в ПриамУрье (на ма
елей сел
рьскоГо района)
Блохинская
., амГУ, аспирант
научный руководитель
е.а. оглезнева
«язык – зеркало окружающего мира, он отражает действительность и создает
свою картину мира, специфичную и уникальную для каждого языка и соответствен
но народа, этнической группы, речевого коллектива, пользующегося данным языком
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
как средством общения»
. язык отражает все: географию, климат, историю, условия
жизни. совокупность всех этих знаний, запечатленных в слове, представляет собой
«языковую картину мира»
. однако языковая картина мира не только отражает пред
ставление человека о мире, но и формирует тип отношения к нему. ведь человек не
рождается ни русским, ни немцем и т.д., а становится им в результате пребывания в
соответствующей национальной общности людей. воспитание ребенка проходит че
рез воздействие национальной культуры, через язык, носителями которых являются
окружающие люди
с культурой народа, с его уникальной картиной мира связана и система самона
именования народа. она напрямую зависит от самоидентификации этноса, от набора
культурных символов, которые становятся источником для формирования этнического
образа. важными характеристиками, отличающими один народ от друга, являются те
признаки, свойства и особенности существования, которые адекватно выражают пред
ставления народа о себе
в конце
IX–начале XX века территорию амурской области активно заселяли пе
реселенцы из россии, Украины и Белоруссии, в результате чего, на одной территории
оказались представители разных этнических групп. По данным переписи разных лет,
вторую по численности этническую группу, после русских, в Приамурье составляли
и составляют украинцы
. необходимо отметить тот факт, что переселяясь на новые
территории украинцы, как и представители других национальностей, продолжали со
хранять свой верования, обычай, традиции и фольклор.
во время фольклорно-диалектологических экспедиций в октябрьский район
амурской области в 2010, 2011 гг. преподавателями и студентами кафедры русского
языка амурского государственного университета были обследованы села, где прожи
вает большое количество потомков переселенцев из Украины: максимовка, николо-
александровка, Песчаноозерка, Панино, Преображеновка, варваровка. Украинцы
переезжали сюда из киева,
арькова, днепропетровской области, Полтавской и край
неподольской губерний.
для именования переселенцев с Украины в селах используют этноним «
хохлы»,
также называют себя и их потомки, в основном люди старшего возраста:
«Здесь одни
хохлы. они же по-хохловски говорят»;
я хохлуша. ну, так-то я пишу, шо я украинка.
но я ж не украинка, правильно! я хохол
в данном наименовании заключается, с одной
стороны, противопоставление переселенцев с Украины тем, кто переселился из других
мест, например, тамбошам и т.д., а с другой – противопоставление себя украинцам.
основным критерием для противопоставления для украинцев и переселенцев с Украи
ны является язык:
«– а чем отличаются хохлы от украинцев?–» «–ну-у, украинец’, вин
вообще ж не так, украинец’ вин вообще ж не так балака, как мы. У его там, знаешь,
некоторы слова у их нэ поймэшь. а у нас… мы по хохлацки. <…> а я по-хохлацки, а
дети вси по-русски. <…> а тутэ у Покровке щас, знаешь, шо, и хохол, хоть и хто, а
ўси по-русски щас балакають
». такое явление вполне объяснимо. дети украинских
переселенцев были вывезены из Украины в детском или подростковом возрасте, дру
гие родились уже в амурской области. многие из них обучались в русской школе,
где изучали русский литературный язык, а дома перенимали от родителей украинский,
кроме того, дети рождались и в русско-украинских семьях: «
я по-русскому очень пло
хо понимал, потому что и не русский, не украинец. такой вот. У мэне не получалося.
Правила росскажу, напишу как положено. а писать начинал – что-то ошибок много
у менэ
»; «
а так-то наши жилы на Украине, там же по-украински. ну, вот приихалы,
и мы же родились, деты. родители так и мы так розгаваривали. а уже внуки все по-
русски разговаривають
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Примером такой смешанной, русско-украинской речи, является речь к.и.
скун. она родилась в 1934 г. на Украине в винницкой области. После войны переехала
в амурскую область. сейчас живет в селе Преображеновка октябрьского района амур
ской области. ее муж – русский, родился в селе
еркасовка октябрьского района.
на вопрос о том, на каком языке она сейчас говорит, к.и.
верескун отвечает: «
по-другому, по ихнему. а щас уже всё помешалося, я уже украинский забула вообще»
на фонетическом уровне ее речь характеризуется:
употреблением звонкого щелевого заднеязычного [γ] на месте г-взрывного:
γглаз,
γод, γости, иγралы, дороγи, оγород;

реализацией
на месте этимологического «ять» гласных [и] и [е]:
дед, всих, дви,
хлеб
доминированием твердых согласных перед гласными переднего ряда:
вносыла, за
нэй, нэ буду, тры брата, живэт, пэли;
различением фонем /а/ и /о/ в безударной позиции, иногда даже там, где в русском
языке должно быть /а/
: росстроюсь, роботало, догналы, помогалы;
– реализацией фонемы /в/ звуках [у] и [ў] перед согласными:
пацаноў, домоў, була
у партизанах, ў кровати, ў район, ў сумочку, у Пищанки
. иногда [в] произносится на
месте [у]:
– употреблением твердых согласных на конце слова:
восим, церков
семь.
на морфологическом уровне проявляются следующие явления:
– глагол
в форме прошедшего времени имеет формы
бул, була, було, були
вода була, було трудно, малая булла, були плохие, на войне бул
– зафиксированы следующие формы повелительного наклонения глагола:
идэ к
нам, сидай дедушка
– глаголы третьего лица могут заканчиваться на
кажуть, кричить
– глаголы в форме третьего лица единственного числа могут иметь окончание -э:
живэ, умиэ, думаэ, знаэ, принесэ, робэ
– в формах глагола прошедшего времени на месте суффикса -л- употребляется -в-:
учився, обидився, согласився, влюбывся
– наряду с притяжательным местоимением
используется
мий батько,
мий сашка, мой год
– употребляется личные местоимения
вин, вона, воны
вин на войне, вона нэ моло
же, щас вони
она с Благовещенска, она тоже двадцать восьмого году
– личное местоимение
имеет формы в д.п. –
мэнэ, мэни, мини, мне, мни
, р.п. –
мини було, мэнэ було, у мены всё, уколы мне никто выписувал, мэни сувал, мни
на морду, у мены осталось
– возвратное местоимение
себе
имеет форму
соби
– личное местоимение
имеет формы
тоби, тэбе
спасибо тоби, тоби приве
зёт, на тоби деньги, до тэбе ходят
– встречаются стяженные формы прилагательных и местоимения:
стара жись, в
другу деревню, сестра родна, трехлитрову банку
малая була, духовая
на синтаксическом уровне проявляются следующие особенности:
– зафиксирвана форма давнопрошедшего времени:
токо вин у дивчат своих, дочек,
живэ бул, его жинка помэрла
– предлог
употребляется в значении «направление движения»:
– в предложениях с отрицательными местоимениями отсутствует частица
уко
лы мне никто выписывал
рассмотренные нами явления подтверждают тот факт, что речь людей, некогда
приехавших из Украины, со временем претерпела различные изменения под влиянием
русского языка. ощущение языкового своеобразия нашло свое отражение, и в их язы
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ковом сознании, которое проявилось в способности противопоставить свою речь речи
украинской, и в их языковой картине мире через дистанцирование себя от украинцев,
проявившемся в самоназвании
хохлы
. Это еще раз подтверждает мысль о том, что язык
отражает не только окружающий мир человека, но и общественное самосознание на
рода, менталитет, образ жизни, мораль, систему ценностей и мироощущение людей.
Примечания:
тер-минасова с.Г. язык и межкультурная коммуникация / с.Г. тер-минасова. – м.: изд-во мГУ,
маслова в.а. лингвокультурология / м.: издательский центр «академия», 2001. – с. 64
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/linguist/maslova/03.ph
. (дата обращения: 21.07.2012)
тер-минасова с.Г. язык и межкультурная коммуникация / с.Г. тер-минасова. – м.: изд-во мГУ,
кручинина а.в. отражение этнического образа как части национальной картины мира в этнони
мии народов тюменского севера // история и перспективы этнолингвистического и социального взаимоо
богащения славянских народов: материалы международной научно-практической конференции (30-31 окт.
2002 г.), посвященной году Украины в россии. – тюмень: изд-во «вектор Бук», 2003. – с. 137
оглезнева е.а. языковая ситуация в дальневосточном регионе россии: динамика славянской со
ставляющей // вестник томского государственного университета. – томск, 2012. – № 356. – с. 34.
Здесь и далее цитаты по материалам фоноархива
лаборатории региональной лингвистики амГУ.
Фоноархив лаборатории региональной лингвистики амГУ. Полевой дневник № 619.
аименования Гос
иниц Г. Перми в коммУника
ФУнкциональном ас
Боброва
., ПГниУ, доцент
, ПГниУ, студент
как известно, одним из путей преодоления кризиса структурализма в лингвисти
ке стало обращение от феномена языка к феномену речевой деятельности. настоящая
работа вливается в русло аналогичных исследований и связана с изучением принци
пов формирования ономастического пространства современного города. основой ее
послужили эргонимы («эргоним – собственное имя делового объединения людей, в
том числе союза, организации, учреждения, корпорации, предприятия, общества, за
ведения, кружка»
). Подобные разработки тем более значимы, что образуют область
междисциплинарных исследований, в настоящем случае – связуют лингвистику и эко
номику (точнее, маркетинг, сферу нейминга), тем самым задавая изысканиям прагма
тическую направленность.
материалом для изучения послужила совокупность наименований 88 гостинич
ных организаций, находящихся на территории г. Перми по данным электронного спра
вочника «2Гис» («дубльГис») на декабрь 2011 г. цель работы – исследовать названия
гостиниц в коммуникативно-функциональном аспекте и определить ведущие факторы,
влияющие на выбор таких онимов номинаторами.
Приступая к работе, мы отталкивались от предположения о связи наименования
с типом гостиничного заведения, который определяется спектром предоставляемых
услуг. в г. Перми это такие организации, как отели (23), гостиницы (38), гостиничные
/ развлекательные / гостинично-развлекательные центры / комплексы (18), мини-отели
/ мини-гостиницы (7), мотели (2). Проанализируем эргонимы, входящие в каждую из
этих групп, и попытаемся определить закономерности (принципы) номинации выбран
ных объектов.
азвания отелей.
«отель» – это европеизированный аналог термина «гостиница». Этимологически
слово «отель» происходит от франц. hôtel ‘гостиница’, «испорченного» латинского
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
hospitalis ‘гостевой’ из hospes (hospitem) ‘чужестранец, гость’. лексема восходит к
праиндоевропейскому корню *ghostis- ‘чужой’, который мы обнаруживаем и в рус
ском «гость» (в т.ч. в значении ‘купец’), «гостиница». несмотря на фактическую тож
дественность обозначаемого понятия, данные терминологические элементы разнятся
при формировании образа номинируемого объекта: отель воспринимается как более
дорогое, более престижное заведение, где уровень оказываемых услуг намного выше
и качественнее, чем в гостинице. вероятно, это связано с ориентацией россии на за
падные стандарты, где уровень жизни людей выше. Гостиница считается уже провин
циальным явлением.
логично предположить, что названия отелей должны отражать эту особенность.
соответственно, онимы должны быть европеизированными, чтобы быть понятными
не только жителям нашей страны, но и иностранцам, прежде всего англоговорящим,
учитывая место и роль английского языка в современном мире.
обнаруживаем в пермских материалах следующие названия отелей:
1. названия, переданные средствами латиницы (20%):
astor Hotel
Hilton Garden
Inn Perm
New Star
Hotel Dom
. очевидно, что такие названия направлены
прежде всего на иностранного потребителя. в пользу этого говорит и тот факт, что ис
пользуется нарицательное «hotel» как дань англо-американской традиции.
особый интерес представляет эргоним
Hotel Dom
, который сочетает в себе англи
цизм и русизм, переданный в латинской графике, в подражание первой части онима.
Это наименование, полагаем, убедительно указывает на двойную направленность на
званий отелей – на российского потребителя, с одной стороны, и иностранного – с
другой.
2. названия, переданные средствами кириллицы (80%):
a) собственно русские, имеющие основой русские корни:
иП леушканов а.с.
цветы
два льва
. очевидно, что выбор первого названия объясняется стремлением
актуализировать представления о надежности предприятия, достойного уровня обслу
живания в нем, гарантируемые самим владельцем данной организации. можно пред
положить, что две другие лексемы онимизированы с целью реализации сем «красота»,
«забота» (отель
цветы
), «надежность» (отель
два льва
), создающих положительный
б) заимствованные, среди них в зависимости от давности русификации:
- апеллятивы, не нуждающиеся в переводе:
акварель
Галерея
форт
круиз
регион 59
скорпион
спорт
Фаворит
Эдем
- апеллятивы, нуждающиеся в переводе (толковании):
виконт
- иноязычные онимы:
ГаБриЭль
ева
николь
татьяна
Подчеркнем, что по преимуществу использована лексика общепонятная.
итак, отель как тип организации гостиничного бизнеса ориентирован в первую
очередь на иностранных граждан, поэтому и для наименования отелей используются,
как правило, варваризмы либо заимствования. в целом названия указывают на стрем
ление номинаторов охватить весь потребительский рынок.
азвания гостиниц.
можно предположить, что названия «изначально русских» гостиниц ориентирова
ны прежде всего на русскоязычного потребителя, и это должно отражаться на выборе
лексики.
обнаруживаем:
1. названия, переданные средствами латиницы (5%):
Eurotel
. как и в
аналогичных наименованиях отелей, индивидуализирующая часть эргонима сопрово
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ждается терминологической частью, то есть к имени собственному добавляется на
звание типа организации.
2. названия, переданные средствами кириллицы (95%):
1) собственно русские, имеющие основой русские корни, среди них в зависимости
от мотивации:
а) в связи с местоположением гостиницы:
Большевистская 120
(адрес),
(стадион «динамо»),
Фонтанная
(улица),
Горки
(микрорайон Городские Горки),
островка
(микрорайон),
Юбилейная
(микрорайон Юбилейный),
(центр
города),
Урал
(регион в россии). наименования нацелены на упрощение поисков объ
екта либо актуализируют региональные концепты;
б) по названию фирмы-владельца или по фамилии владельца:
ооо синергия
(за
вод нефтегазового машиностроения),
оао славянка
(филиал «Пермский» оао «сла
вянка»),
Энергетик
(Пермская электротехническая компания «Энергетик»),
иП се
реброва с.а.
аналогично наименованиям отелей актуализируют семы «надежность»,
«гарантия качества»;
в) названия, указывающие на целевой сегмент рынка:
Профсоюзная
(гостиница
для членов профсоюза). название воспринимается как анахронизм, призванный, веро
ятно, подчеркнуть стабильность традиций, неизменно высокое качество обслуживания
(«как для избранных в советские времена»);
г) названия, обусловленные субъективными предпочтениями номинатора:
ассоль,
два берега
коммуна
Птица
скворечник
славянка
солнечная аджария
У бабушки
Услада
Уют
Хозяюшка
. в таких онимах актуализируются семы «уют»,
«дом», «спокойствие», «родное», «романтика», «красота», «надежность» и т.п., на
страивающие потенциального клиента на оптимистический лад и вызывающие поло
2) заимствованные, среди них в зависимости от давности русификации:
- апеллятивы, не нуждающиеся в переводе:
комфорт
Престиж
транзит
туна
- апеллятивы, нуждающиеся в переводе (толковании):
Папиллон
(ср. фр.
papillon ‘бабочка’),
- иноязычные онимы:
виктория
моника
софи
выбор заимствований в качестве наименований гостиниц объясняется, во-первых,
их благозвучностью, и, во-вторых, реализацией в них таких смысловых оттенков, как
«удобство», «высокое качество», «надежность (гарантия)».
итак, гостиница как тип организации гостиничного бизнеса ориентирован в пер
вую очередь на российских граждан, поэтому и для наименования отелей использует
ся, как правило, собственно русская лексика либо заимствования, не нуждающиеся в
переводе.
азвания гостиничных, развлекательных и гостинично-развлекательных
комплексов.
такой тип – явление последних 10-15 лет, и его отличие от гостиниц и отелей в том,
что это тип организаций, которые помимо гостиниц включают в себя множество более
мелких заведений: кафе, ресторан, баню, боулинг, бассейн и т.п. Уровень обслужива
ния в таких организациях должен быть очень высок, так как разнообразие оказывае
мых услуг требует больших денежных вложений. высокий же уровень обслуживания
предполагает ориентацию на иностранного потребителя, так как известно, что уровень
доходов гостей страны выше уровня доходов россиян. можно предположить, что это
отражается на названиях отелей, обусловливает большое количество иноязычных они
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
обнаруживаем:
1. названия, переданные средствами латиницы (6%):
единственное такое название актуализирует сему «комфортабельность», косвенно
указывает на качественность обслуживания.
2. названия, переданные средствами кириллицы (94%):
1) собственно русские, имеющие основой русские корни, среди них в зависимости
от мотивации:
а) в связи с местоположением гостиницы:
Бизнес отель сибирия
Замок в долине
компрос 44а
отель Прикамье
. как и в наименованиях гостиниц, здесь прослежива
ется нацеленность на упрощение поисков заведения либо на актуализацию региональ
ных концептов;
б) по названию фирмы-владельца или по фамилии владельца:
ооо надежда
. ана
логично наименованиям гостиниц иных типов здесь актуализируются семы «надеж
ность», «гарантия качества»;
в) названия, указывающие на целевой сегмент рынка:
Бизнес отель сибирия
. наи
менование подчеркивает также качественность обслуживания;
г) названия, обусловленные субъективными предпочтениями номинатора:
свет
Подворье
Полет
. вновь наблюдаем стремление номинаторов вызвать у потен
циальных потребителей позитивное отношение к своему заведению;
д) названия-аббревиатуры:
микос
. совпадение с греческой лексемой «микос»
‘гриб’ рассматриваем как случайное (перед нами факт омонимии);
2) заимствованные, среди них в зависимости от давности русификации:
- общеизвестные апеллятивы, не нуждающиеся в переводе:
мармелад
Жемчужина
- апеллятивы, нуждающиеся в переводе (толковании):
Шале
- иноязычные онимы:
Галатея
Полагаем, что и в данном случае обращение к иноязычной лексике объясняется
прежде всего поиском благозвучного имени. ср. эргоним
Шале
от франц. chalet ‘не
большой домик, дача’. Значение выбранной лексемы с очевидностью противоречит
типу данных организаций, поскольку гостинично-развлекательный центр является са
мым большим из заведений, предлагающих ночлег. вероятна также апелляция к пред
ставлениям об уюте;
3) комбинированные наименования:
амакс Премьер-отель
Уют Хаус
. Подобные
названия, с нашей точки зрения, направлены на охват максимально широкого круга по
требителей. так,
амакс
, вероятно, аббревиатура имени владельца, но
Премьер-отель
явно отсылает к понятиям типа «премьер-министр» и указывает на ранг заведения,
на качество обслуживания в нем. наименование же
Уют Хаус
образовано по той же
модели, что и название отеля
Hotel Dom
, а именно – путем слияния элементов разных
языков с написанием на одном из них, а значит, и мотивация онима аналогична.
итак, фактически мы не обнаруживаем лексем, отражающих многофункциональ
ную природу гостинично-развлекательных центров, принципы их номинации анало
гичны принципам номинации рассмотренных выше типов гостиниц. модели онимов
типичны. тем самым огромная смысловая нагрузка ложится на терминологическую
часть эргонима, которая и выполняет большинство функций, характерных для инди
видуализирующей части названия, указывает на престижность организации и каче
ство оказываемых там услуг. Этот пример ярко иллюстрирует идею т.П. романовой
о важности имени нарицательного в составе онима: «терминологический компонент
не является непосредственно именем бренда, но существенно его дополняет, вносит
весомый вклад в создание положительного имиджа фирмы»
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
азвания мини-гостиниц.
в нашей стране мини-отели и мини-гостиницы не очень распространенное явле
аще всего это перепланированные многокомнатные квартиры, цокольные этажи.
мы предполагали, что в их названиях будет отражаться основная отличительная осо
бенность – малый размер. однако этой гипотезе соответствует только один из пред
ставленных онимов –
дюймовочка
, большинство эргонимов реализуют прямо противо
положные семы «большой», «значительный»:
Гранд
(гранд – наследуемый титул выс
шего дворянства в испании до 1931 г.),
калифорния
(калифорния – самый населённый
штат сШа и третий по площади после аляски и техаса),
Глобус
(глобус – объемная
модель какой-либо планеты; название мини-гостиницы приобретает космический мас
штаб),
Феличита
(итальянская лексема со значением ‘счастье’),
Hotel
(специфика оте
лей по отношению к другим типам гостиниц оговаривалась выше).
Показательно также, что только одно наименование мини-гостиниц имеет соб
ственно русское происхождение, причем оно указывает на место расположения органи
зации (
на яблочкова
). как уже подчеркивалось ранее, использование заимствованных
названий рассчитано в большой степени на иностранного потребителя, а заведения
с такими наименованиями предоставляют услуги, как правило, более высокого уров
ня. иными словами в названиях мини-гостиниц скрыта претензия на восприятие их
как солидные, серьезные заведения. не случайно единственный варваризм – эргоним
, подсказывающий потенциальному клиенту, что сервис в этой мини-гостинице
не хуже, чем в любом отеле европы.
итак, мини-гостиницам свойственны «громкие» названия, которые призваны ком
пенсировать их малый размер.
азвания мотелей.
в справочнике нами обнаружено лишь два наименования мотелей в г. Перми:
кедр
мельник
. Это может быть связано с тем, что туристический бизнес и гостиничный биз
нес для туристов в Пермском крае развит слабо. тем не менее, и два наименования
позволяют сделать некоторые наблюдения.
логично предположить, что в связи со спецификой этих организаций названия мо
телей могут апеллировать к таким понятиям, как «дорога», «автомобиль» и т.п. одна
ко ожидания не оправдываются. обнаруженные названия мотелей не связаны с типом
гостиницы.
таким образом, тип организации влияет на выбор наименования для отелей и
гостиниц. При нейминге гостинично-развлекательных центров основная смысловая
нагрузка ложится на терминологическую часть эргонима. в названиях мини-отелей
наблюдается обратная зависимость: эргонимы не оправдывают компонент «мини» в
терминологической части наименования, а, наоборот, подчеркивают солидность и пре
стижность мини-гостиницы, тем самым как бы компенсируя ее малый размер. назва
ния мотелей также не отражают их специфики. Большинство названий имеет имидже
вую природу: эргонимы направлены на создание у потенциального потребителя поло
жительного образа организации.
далее требуется специальное исследование для конкретизации факторов, опреде
ляющих выбор наименования гостиницы.
Примечания:
исследование выполнено при финансовой поддержке рГнФ (проект № 11-34-00330а2).
Подольская н.в. словарь русской ономастической терминологии. – м.: наука, 1978. – с. 151.
романова т.П. основные тенденции развития современной эргонимической терминологии // оно
мастика в кругу гуманитарных наук: материалы междунар. науч. конф. – екатеринбург: изд-во Урал. ун-та,
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
одика выявления динамики конце
УальноГо
оля
ереводе
Бойко
, тГУ студент
научный руководитель
о.в.нагель
современные исследования в лингвистике, ведутся в области изучения проблемы
сопоставительного анализа концептуального поля художественного текста, для более
точного выявления соотнесенности различных языковых картин мира на материале
оригинала теста и его перевода.
исследование концептуального поля художественного текста, выполненное в рус
ле когнитивного сопоставления, позволяет изучить репрезентации концептов в произ
ведении, выделить типы их соотнесения с языковыми феноменами и принципы транс
ляции на структурно иные языки. анализируя языковую реализацию концепта в двух
и более языках, исследователь имеет возможность выявить общность и уникальность
данного концепта на основе семантических акцентов языковых единиц, репрезентиру
ющих концепт. основываясь на выявленных характеристиках, возможно, предложить
более эквивалентную и адекватную модель перевода художественного текста.
в процессе исследования нами была, создана двухэтапная методика когнитив
но - сопоставительного моделирования. на основании данной модели был проведён
анализ концептосферы оригинала романа William Somerset Maugham «
The Moon and
» и его перевода на русский язык, совместно с анализом концептосферы про
изведения а.П.соболева «ван-Гог из шестого класса» и Jerome David Salinger «De
Daumier - Smith’s Blue Period».
так же была представлена модель по выявлению и анализу ключевого концепта
романа, с учетом результатов предпереводческого анализа романа William Somerset
далее были сопоставлены ключевой концепт романа с унифицированным кон
цептом в английской и русской картинах мира, выявлены особенности использования
концептов, а так же был проведён сопоставительный анализ языковых средств репре
зентации концепта «живопись» в оригинале и переводе произведения.
в рамках исследования было смоделировано номинативное поле концептосферы
художественного текста: указаны лексемы вербализаторы характерные для концепта
«painting» и концепта «живопись» используемые в текстах оригинала и перевода на
русский язык.
так же были проанализированы базовые концепты, их лексемы вербализаторы, по
казатели частотности актуализации данных лексем в английских произведениях и в
варианте перевода одного из них на русский, совместно с оригинальным русским про
изведением, далее они были сопоставлены.
вследствие данного сопоставления, были выявлены данные, показывающие суще
ственные отличия в презентации концепта в оригинальном тексте и в варианте его
перевода на русский язык, а именно концептуальные сдвиги в презентации концеп
тосферы при переводе.
на наш взгляд полученная модель предоставляет возможность компактного из
ложения информации, что является её преимуществом перед словесным описанием
структуры концепта. также стоит отметить, что данная модель иллюстрирует как сте
пень совпадения оригинала и перевода, так и уровень импликации и экспликации, обе
спечивающий адекватное восприятие переводного текста.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
динамике реЧевоГо
яЗыковой лиЧнос
римере яЗыковой лиЧнос
. Ю. БелыХ)
Болотнов
в связи с антропоцентризмом современной лингвистики и развитием лингвопер
сонологии (см. о ней работы Ю.н. караулова, е.в. иванцовой, н.д. Голева, н.в. сай
ковой и др.) разные типы языковых личностей привлекают особое внимание. известны
типологии языковых личностей, разработанные в.П. нерознаком, а.а. ворожбито
вой, к.Ф. седовым, в.и. карасиком и др. (см. обзор работ по этому вопросу в книге
иванцовой
). особый интерес вызывают публичные языковые личности ввиду
того, что они находятся в центре общественного внимания и могут оказывать опреде
ленное воздействие на окружающих.
Большой интерес исследователи справедливо проявляют к динамике языковой
личности не только в процессе ее взросления (см. работы с.н. цейтлин, н.е. сули
менко, к.в. Гарганеевой и др.), но и в связи с меняющимися экстралингвистическими
факторами, одним их которых является смена социального и политического статуса че
ловека. исследование изменений в речевом поведении и идиостиле языковой личности
актуально для имиджелогии, идиостилистики, теории дискурса, лингвоперсонологии.
в связи с этим целью данного исследования является изучение того, как в публич
ном дискурсе и особенностях мышления языковой личности одного из известных в
стране политиков - никиты Юрьевича Белых, отражается динамика его речевого пове
дения в связи со сменой статуса: от федерального политика - к региональному; от одно
го из лидеров оппозиционной политической партии (сПс) - к успешному управленцу,
представителю власти, занимающему должность губернатора кировской области.
выбор языковой личности н.Ю. Белых связан с тем, что это человек с интересной,
насыщенной событиями биографией: выпускник экономического факультета Пермско
го университета, имеющий неполное юридическое образование, кандидат историче
ских наук, в прошлом депутат законодательного собрания Пермской области, член дви
жения «новая сила», председатель Федерального политического совета партии «союз
Правых сил», сложивший с себя полномочия в сентябре 2008 г., ныне являющийся
губернатором.
в качестве материала данного исследования нами были взяты выступления
Белых разных лет на радио «Эхо москвы» (в 2005
г. и 2011
г.).
в интервью а. венедиктову от 30.05.2005 года «новое направление или новый ли
дер?» речь идет о планах н. Белых в связи с выборами в Госдуму 2007 года. Федераль
ный политик н. Белых размышляет о будущем партии и страны. каковы особенности
его дискурса в этот период?
во-первых, отметим такую особенность, как образное мышление. так, на вопрос
а. венедиктова к новому лидеру «союза правых сил» «как вы это трактуете, как смену
актеров или смену декораций?», н. Белых отвечает: «смену актеров и смену спекта
кля» и добавляет: «декорации, естественно, тоже будут меняться». в дискурсе поли
тика используются развернутая метафора с однокорневыми словами: «я говорю о том,
что будет
другая
, направленная на
»; эвфемизмы (
прокремлев
ский проект, кремлевская партия
для речевого поведения Белых в это время характерны: 1) осознаваемая им самим
парадоксальность суждений, отражающая неоднозначность его положения. ср. при
меры: 1) «я понимаю, может быть, скажу сейчас
мысль крамольную
. я, тем не менее,
продолжаю считать «яблоко»
нашим союзником
»; 2) «когда мы говорим о совершенно
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
нужных, подчеркиваю, опять же скажу, может быть,
крамольную вещь
, нужных рефор
мах типа монетизации, пенсионная реформа, но реализуется это такими механизмами,
в результате которых страдают люди»);
2) настойчивость и целеустремленность, на которые указывают подчеркнутые по
вторы в речи и характер синтаксических конструкций: «
еще раз говорю
, моя цель -
победа на выборах 2007 года»; «
мы и работаем
»; «
выведем. нам надо,
чтобы мы
позиционировались тут по-разному»; «Потому что,
еще раз говорю
3) внешняя категоричность на фоне общей нерешительности (так, на вопрос о том,
не является ли он «человеком
убайса», следует ответ: «
абсолютно,
я с ним познако
мился относительно недавно»; ср. также суждения: «и я свою карьеру действительно
ставлю на кон»; «и посмотрим, какая будет динамика» и др.).
как эрудированный политик, Белых использует книжную лексику не только поли
тической тематики, но и научную:
синергетический эффект; коррелироваться
(«наша
идеология никак не коррелируется с идеологией левых»);
сослагательное наклонение
(ср.: «все нормально, просто не надо сослагательных наклонений!);
разговорную лексику («По трем мы
вели своих одномандатников
, по одному округу
не вели»
борьбой не пахнет
ловить в теоретическом плане с нами нечего»
чаще употребляется сочетание книжной лексики с разговорной (ср. пример: «Это
может быть нашей
промежуточной целью, если переговорный процесс
не будет пре
вращаться просто в
говорильню
штампы (
продвигать идеологию; государственная роль в общественной, социаль
ной, политической жизни страны; масштабная акция; цветет махровым цветом;
гражданские институты, обеспечивать преемственность
частые разговорные синтаксические конструкции и повторы, связанные со спон
танностью общения: на вопрос, на чем основан его оптимизм, «какие реалии под этим
оптимизмом?», следует ответ: «во-первых, и мой пермский опыт, это раз, во-вторых, я
считаю, что у нас очень серьезные проблемы, связанные с
донесением
нашей идеоло
гии до избирателей.
и нам
просто надо очень серьезно пересмотреть наши подходы к
тому, как мы эту идеологию
до них.
и те
цифры, которые я называю, это то,
что я считаю возможным достигнуть при нормальной организации работы»;
парцелляцию и градацию (так, на вопрос, чьи интересы выражает партия, которую
он представляет, следует ответ: «
Бизнес малый. средний. крупный в меньшей степени.
интеллигенция, в том числе, как ни странно, и бюджетники. и пенсионеры
в целом дискурс федерального политика никиты Белых отличается масштабно
стью и абстрактностью суждений относительно политики и экономики, категорично
стью, настойчивостью в отстаивании своей позиции, и целеустремленностью. Белых
демонстрирует наступательные и оборонительные тактики в беседе с журналистом;
четкость политической позиции; самоуважение; достаточно высокий общий культур
ный уровень, естественность речи, учитывая лексику и разговорные конструкции.
в программе «дневник губернатора» на радио «Эхо москвы» 26.12.2011 года
никита Юрьевич Белых выступает в другом статусе, как губернатор кировской обла
сти. меняется его стиль, тематика речи, лексика и синтаксис. иными становятся ком
муникативные тактики и стратегия. все это обусловлено другим имиджем, теперь уже
регионального политика и чиновника.
в беседе с журналистами а. соломиным и и. меркуловой проявляются юмор и
ироничность н. Белых (на суждение журналистов о его узнаваемости как политика,
следует ответ: «Узнаваемость достигла 146%», а затем реплика: «страна живет жиз
нью и проблемами кировской области - это радует!»).
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
в суждениях губернатора на политические темы появляется
большая гибкость и
осторожность
: на просьбу а. соломина оценить экономическую статью кандидата
в президенты в.в. Путина, следует ответ: «начнем с того, что какой-то элемент по
пулизма, извиняюсь, в ходе избирательной кампании неизбежен. и здесь, мне кажется,
надо начинать с того, что было бы замечательно, если бы все кандидаты в президенты
начали публиковать свои статьи по разным темам, чтобы избиратель мог принимать
решение о том, за кого ему голосовать...»
в достаточно сложном в синтаксическом отношении дискурсе губернатора Белых
на политические темы отражается неопределенность и компромиссность суждений
(ср. его ответ на вопрос об отношении к налогу на роскошь: «я так понимаю, что все-
таки речь идет о
некоем
налоге на
некое
избыточное личное потребление, да? т.е. в
этом плане, собственно говоря, для экономики это какого-то существенного влияния
не оказывает, это может действительно влияние оказать на формирование бюджета, это
факт, а вот с точки зрения экономики, поскольку это связано с
изъятием из лич
ного потребления, с теми объектами, которые практически не связаны с потреблением
и увеличением внутреннего спроса российского, так мы понимаем, что если говорить о
приобретении яхт или дорогостоящих автомобилей, то навряд ли речь идет о производ
стве яхт там сосновского судостроительного завода, или там автоваЗа, т.е. поэтому, в
этой части
какого-то
влияния на внутренний рынок этот налог никак не окажет, а для
бюджета, если тем более речь идет о федеральном бюджете, я думаю, что в общем это
может быть достаточно ощутимое поступление»....).
Белых активно использует не только книжную и разговорную лексику, но и окка
зионализмы: «не в плане, кто лично более симпатичен, и не в плане кто кого перекри
чит,
, во всяком случае, в том формате, в котором все это происходит...»; «вы
как-то
вдернули
тему налога на роскошь...»;
в дискурсе губернатора используются диалогические приемы, обращенные не толь
ко к внешнему адресату, но и к внутреннему; употребляются конструкции присоедине
ния, риторические вопросы, парцелляция, отражающие тактику защиты и сглаживания
противоречий в ответ на замечание журналистки о том, почему благие намерения кан
дидата в президенты не были реализованы за прошедшие 12 лет. ср.: «не только, на са
мом деле есть вещи, которые, мне кажется, идеологически важные, например, эта тема
с созданием госкорпораций. и у меня, и я думаю, что у достаточно большого количества
людей вопрос вообще: а смысл создания этих госкорпораций? в этой статье кандидат
в президенты достаточно подробно объясняет, для чего создавались эти госкорпорации
с пометкой о том, что да, какие-то цели не достигнуты, да, где-то путь оказался более
длинным, чем планировался, но, тем не менее саму логику создания госкорпораций он
считает правильной. и объясняет, почему. отлично, пусть просто другие кандидаты на
пишут, почему они считают создание госкорпораций неправильными, со своей аргу
ментацией, тогда можно будет сравнивать. когда речь идет о той же приватизации,
еще
раз говорю
, очень важные моменты, где говорится о том, что приватизация госпакетов,
она носит в первую очередь не фискальный, а структурный характер, да? Задача не про
сто получить деньги из бюджета, а обеспечить конкуренцию, обеспечить приход част
ной..., т.е. вещи такого идеологического характера. и хорошо, что они и в этой системе
обозначены». в этом пространном монологе Белых рассуждает как государственнный
чиновник, отражая стратегию согласия с действиями кандидата в президенты.
новый статус губернатора определяет изменения в дискурсе н. Белых, связанные
с насыщенностью конкретными фактами, отражающими его знание экономических
и социальных проблем кировской области в контексте общефедеральных проблем.
абсолютно все вопросы, которые ему адресуют журналисты, он сопровождает про
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
странными ответами с конкретной аргументацией, отражающей его глубокие знания
предмета разговора, проецируя ответ на кировскую область и ее проблемы.
то касается идиостиля, отраженного в дискурсе губернатора Белых, можно отме
тить возрастание общекнижной лексики (
абсолютно нерепрезентативна, инновацион
ное производство, институты развития, ивестпроекты инновационного характера,
фиксироваться, отринем, политический цикл, полномочия контрольно-надзорного ха
рактера
и др.), специальной терминологии (
непрофильные активы, инфраструктура,
серийные заводы, головники
(о предприятиях, относящихся к госкорпорациям) и т.д.) и
штампов (
сплав науки и производства, формат госкорпораций; в части бюджетных
отношений; децентрализация полномочий, взаимодействие региона и муниципалите
тов, иметь место
и т.д.), разговорной лексики (
собирать предприятия; как раз; дол
бить репортажами; межбюджетка; висеть на блоге
диалогичность и настойчивость в отстаивании своей точки зрения, характерные и
для дискурса Белых 2005 года, проявляется особенно ярко сейчас, что можно объяснить
не только новым статусом губернатора, но и приобретенным опытом, дающим уверен
ность в суждениях. ср. многократное повторение оборота «еще раз говорю...», приемы
внутренней диалогизации, характерные для политика: «
еще раз говорю,
оценивать это
так или нет можно по-разному. он объяснил свою логику, чем он руководствовался. По
нятно, что кто-то может сказать: ничего подобного! Это не произошло! кто-то может
сказать, да, это произошло в полной мере. истина, как правило, лежит где-то посереди
не. но, собственно говоря, саму логику - для чего потребовалось собирать предприятия,
находящиеся под госконтролем, в большие, сложно управляемые, громоздкие госкорпо
рации, премьер-министр объяснил, как он это себе видит.
еще раз говорю
, тут уже зада
ча как раз критиковать именно результаты, что получилось, что не получилось, а не сам
факт создания тех госкорпораций, потому что по ним сейчас есть
некое
объяснение.»
как и прежде, в публичном дискурсе н.Ю. Белых многократно встречаются нео
пределенные местоимения (
кто-то, где-то, некое
и др.), используемые не столько для
того, чтобы уйти от ответа, сколько в целях обобщения, объяснения в соответствии со
стратегией защиты своей позиции.
меняется риторика в дискурсе Белых: она становится разнообразней, свободней,
в ней усиливаются разговорные элементы. сравним ответ на вопрос о рабочих местах
в глубинке: «а теперь что с этими населенными пунктами? возникает вопрос: что там
делать? там проживает несколько десятков человек, которые в силу разных причин
не хотят оттуда переезжать, у которых там похоронены родители, у которых там про
шла вся их жизнь. и пока они живут там, ты должен обеспечивать, чтобы туда про
шла «скорая помощь» в случае необходимости, чтобы существовала дорога, какая-то
инфраструктура, и в конечном итоге выясняется, что у тебя этот поселок оказывается
золотым в бюджете, просто исходя из тех затрат, которые на него приходятся. но, тем
не менее, это факт, люди там живут. и если посмотреть, еще раз говорю, не в масштабе
региона, а в масштабе страны, мы увидим много таких населенных пунктов, которые
существуют скорее вопреки здравой логике, а не благодаря здравой логике...».
Показательно, что н.Ю. Белых осознает свой статус, прибегая к речевому жанру
самопрезентации. отвечая на вопрос о том, согласен ли он относительно возможности
диалога с властью, о котором писал м.
одорковский, н.Ю. Белых говорит: «
ли вы представителя власти.
конечно, согласен. то есть более того, я всегда говорил о
том, что, констатируя, мои старые друзья, партнеры, коллеги по оппозиции, системный
кризис в отношениях между властью и обществом, я считаю, что этот кризис можно
разрешать и сближать интересы власти и общества...».
таким образом, дискурс н.Ю. Белых - в прошлом федерального политика, а сейчас
регионального политика в статусе губернатора отражает динамику как идеологическо
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
го и социально-политического характера, так и собственно языкового под влиянием
ряда экстралингвистических факторов (изменения социального статуса, профессио
нальной деятельности, социального опыта, ситуации в стране, сужения спектра воз
можностей и т.д.).
отя происходят изменения в речевом имидже языковой личности,
его речевом поведении, тактиках и стратегии, некоторые его особенности остаются
неизменными (применительно к дискурсу Белых это апелляция к коллективному адре
сату, внутренняя диалогичность, склонность к пространным рассуждениям, настойчи
вость в отстаивании своей позиции и др.). сравнение публичных дискурсов разных
лет одной языковой личности наглядно показало динамику ее лексикона, семантикона,
прагматикона.
Примечания:
иванцова е.в. лингвоперсонология: основы теории языковой личности: учеб. пособие /
иванцова. – томск: изд-во том. ун-та, 2010. – 160 с.
http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/36712/#element-tex
http://www.echo.msk.ru/programs/belykh/842707-echo/#element-tex
раЗеолоГиЧеское
авление ЧУвс
в идиолек
ирскоГо с
аро
Борисова
тГУ, студент
научный руководитель
л.Г. Гынгазова
еловеческое сознание в процессе восприятия действительности создаёт образ
мира, который является необходимым условием жизнедеятельности. Фрагменты этого
образа, облечённые в языковые формы, образуют целостную
языковую картину мира.
в современной лингвистике одной из наиболее актуальных проблем является из
учение характера отражения реальности посредством языка с учётом субъекта этого
отражения. таким образом, исследование языковой картины мира неразрывно связано
с проблемой «язык и личность»» в языкознании.
исследователи по-разному дают определение ял. с одной стороны, под ял может
подразумеваться обобщённый типовой представитель языковой общности. с другой
стороны, ял может быть рассмотрена как конкретный говорящий.
данная работа опирается на второе понимание ял, которая определяется, вслед за
е. в. иванцовой, как личность в совокупности социальных и индивидуальных черт,
отраженная в созданных ею текстах
в центре внимания данного исследования находится фразеологический состав
речи отдельной языковой личности. Фразеология – одно из средств языка, используе
мых при создании картины мира человека.
основным источником данной работы стал «Полный словарь диалектной языковой
личности», созданный томскими лингвистами на основе идиолекта в.П. вершининой
(1909 – 2004), жительницы села вершинино томской области. из первого тома словаря
приёмом сплошной выборки были отобраны и распределены по понятийным сферам,
семантическим полям и группам 657 фразеологических единиц (далее – Фе).
наиболее заполнена понятийная сфера «
еловек», в состав которой входят боль
шинство отобранных Фе. Это говорит о том, что она является наиболее значимой для
информанта. в данной сфере можно выделить условные подсферы «
качества и харак
теристики человека»,
деятельность»
и др
однако следует отметить, что граница
между этими блоками единиц довольно зыбкая и явно прослеживается взаимопроник
новение подсфер. в пределах сферы «
еловек»
наиболее разработанными предстают
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
такие семантические поля, как
«речь», «смерть», «этикетные и религиозные форму
лы», «денежные и имущественные отношения», «оценка ситуации»
семантические поля, входящие в подсферу «
качества»,
характеризуют человека с
точки зрения его внешних и внутренних черт, поведения.
единицы, характеризующие чувства и эмоции, составляют самый обширный
пласт внутренних характеристик человека в речи информанта(25 Фе). высокая на
полненность данного поля объясняется тем, что внутреннее состояние наиболее точно
и ёмко можно выразить исключительно через образы и сравнения. единицы данного
поля отражают широкий спектр чувств, которые может испытывать человек, как по
ложительных, так и отрицательных. Большинство Фе данного семантического поля
отнесены в него на основании анализа компонентов лексического значения (имеющие
в лексическом значении семы «чувство», «эмоции») и анализа контекста, в котором
употребляется единица. Фе данного семантического поля достаточно четко делятся на
две группы –
отрицательные
чувства и эмоции и
положительные
в первую группу вошли единицы, обозначающие негативные чувства и эмоции,
т.е. имеющие в своем лексическом значении сему «отрицательный». в составе семан
тического поля «чувства и эмоции» данная группа является наиболее наполненной (14
Фе) и, несомненно, значимой для информанта. её единицы служат для передачи таких
чувств и эмоций как грусть, тоска, безысходность, досада, сожаление, растерянность,
стыд и т.д. например,
что ты будешь делать!
- восклицание, выражающее досаду,
все руки изгрызть -
о чувстве глубокого сожаления,
душа вылезет
- о чувстве полного
изнеможения,
глаза на слезах
- о сильно расстроенном человеке, готовом заплакать,
горькой горечью
- экспр. мучаясь, испытывая страдания,
горе мыкать
– страдать,
лок
ти грызть
- сожалеть о чём-л. непоправимом, потерянном,
провалиться бы скрозь
земли

земля проваливается
перед кем-л. - о чувстве сильного стыда, большой не
ловкости,
страсть божья
- о чём-л. вызывающем отриц. эмоции говорящего. кро
ме того, несколько Фе данной группы характеризуют состояние человека, связанное
с проявлением тех или иных отрицательных чувств и эмоций:
на душе кошки скребут
о тоскливом, грустном состоянии, настроении,
ни жив ни мёртв -
о состоянии оце
пенения от сильного волнения,
сел да запел (села да и запела)
- о состоянии огорчения,
растерянности, безвыходности.
вторая группа в составе данного семантического поля включает в себя Фе, ха
рактеризующие положительные чувства и эмоции (5 Фе). единицы данной группы
служат для выражения таких чувств и эмоций, как облегчение, радость, восторг и т.д.
например,
как гора спала
- о чувстве облегчения, исчезнувшей тревоги,
душа вылёты
ват
- о чувстве сильной радости,
слава тебе господи
- выражает чувство облегчения,
горя не знать
- не испытывать беспокойства, забот по поводу чего-л,
петухом запеть
(петь)
. ирон. - о чувстве радости, восторга.
несколько единиц (5 Фе) данного семантического поля трудно отнести в ту или
иную группу, так как в зависимости от контекста они могут быть применимы к разным
ситуациям. Это такие единицы как:
спать и <во сне> видеть
- очень сильно желать
чего-л,
волосы (волосья) шишом
- о состоянии крайнего удивления,
глаза на лоб
. экспр.
- о крайнем удивлении, изумлении,
сердце захватило (захватывает)
- о состоянии
сильного волнения,
выражает изумление, испуг, радость и т.п.
кроме того, одна Фе выражает отсутствие каких либо чувств и эмоций, безразли
и ни жарко и ни холодно
кому-л. - безразлично, всё равно, не волнует кого-л.
в качестве вывода можно отметить, что, во-первых, в.П. вершинина восприни
мает мир через образы - об этом свидетельствует большое число Фе в её идиолекте.
во-вторых, в центре внимания информанта находится человек, проявляющий себя в
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
разных жизненных сферах: ее картина мира антропоцентрична. детальное рассмотре
ние сферы «
еловек», показывает, что особой значимостью для информанта обладают
внутренние характеристики человека, описывающие его чувства и эмоции.
иванцова е.в. Феномен диалектной языковой личности – томск: изд-во том. Ун-та, 2002. –
онкУренция видов рУсскоГо ГлаГола в ХУдо
екс
ра
ереводе на вье
Буй тху
, иГУ, аспирант
научный руководитель
м.Б. ташлыкова
настоящая работа представляет фрагмент исследования, посвященного изучению
функционирования видовых форм русского глагола в художественном тексте и особен
ностей передачи видовых значений средствами языка другого типологического строя.
в данной работе рассматривается явление конкуренции видов русского глагола и
делается попытка оценить степень адекватности перевода тех семантических тонко
стей, которые при этом выражаются. названные вопросы решаются в ходе анализа
текста первой главы поэмы н.в. Гоголя «мертвые души» и его перевода на вьетнам
Под конкуренцией видов понимается «взаимозаменяемость видов, не сопрово
ждаемая изменением основного смысла высказывания»
. иначе говоря, конкуренция
видов – это сближение значений видов. как известно, нсв и св по своим семанти
ческим потенциалам находятся в отношении оппозиции. следовательно, в определен
ных контекстах при описании действия функционирует именно тот, а не иной вид. мы
говорим:
Чем больше мы
изучали
русский язык, тем больше мы его
любили
. Значе
ние «взаимообусловленного возрастания» в предложении с союзом
чем – тем
требует
нсв. в подобном случае говорить
Чем больше мы
изучили
русский язык, тем больше
мы его
полюбили
нельзя, иначе предложение будет неправильным. на фоне общего
правила функционирования видовых форм, определяющего невозможность замены
одного вида другим без нарушения или изменения смысла высказывания, конкуренция
видов выступает как интересный, причем нередкий случай. Это своеобразное «исклю
чение из правил» русской аспектологии подчеркивает функционально-семантические
особенности нсв и св, которые, находясь в системе противопоставленных друг дру
гу граматико-семантических признаков, в некоторых случаях оказываются пересекаю
щимися, скрещивающимися, обнаруживая сближение и взаимозаменяемость, а также
свидетельствует о свободной реализации значений видов в живом контексте.
анализ текста первой главы поэмы н.в. Гоголя «мертвые души» показывает, что
существуют определенные типы контекстов, которые допускают двоякий вариант ис
толкования ситуации. если говорящий, к примеру, хочет представить действие и как
свершившееся, и как находящееся в процессе своего развития, оказывается возможным
параллельное употребление обоих видов. в подобных случаях нужно говорить о
кон
куренции видов в конкретно-фактическом и конкретно-процессном значениях
ср.: «
«вишь ты, –
сказал
один другому, – вон какое колесо! что ты думаешь, доедет
то колесо, если б случилось, в москву или не доедет?» – «доедет», –
отвечал
другой.
«а в казань-то, я думаю, не доедет?» – «в казань не доедет», –
отвечал
другой».
в данном фрагменте анализируемого текста форма глагола св
сказал
обозначает
целостный факт, который ограничивается пределом. Поскольку ситуация представлена
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
в виде диалога, в котором каждый из актов вопроса и ответа достиг своего внутреннего
предела и результата, второй глагол в данном контексте мог бы быть употреблен в св.
один
сказал,
другой
ответил
. Здесь замена св
ответить
нсв
отвечать
созда
ет особой речевой эффект – передает плавность течения диалога: чередующиеся акты
«вопрос – ответ» представлены в непрерывном процессе. Здесь не имеется в виду, что
одна пара таких актов приходит к завершению и за ней следует вторая.
имеет место взаимозаменяемость видов в конкретно-фактическом и конкретно-
процессном значениях и в следующем предложении: «
даже сам собакевич, который
редко отзывался о ком-нибудь с хорошей стороны, приехавши довольно поздно из го
рода и уже совершенно раздевшись и легши на кровать возле худощавой жены своей
сказал
ей:... на что супруга
отвечала
: «Гм!»
и
толкнула
его ногою
». нормально
предложение звучало бы следующим образом:
собакевич
сказал
ей... на что она
отве
и
толкнула
его ногою
. наличие нсв
отвечала
среди св затрудняет выражение
значения последовательности действий, обозначаемых глаголами св. но автор выбрал
именно нсв, и этим употреблением он намерен обратить внимание читателя на осо
бую характеристику протекания действия – на его кратность. сам контекст показывает,
что супруга собакевича дает очень краткий ответ: «Гм!». При этом только глагол нсв
может выразить такой тончайший семантический оттенок. Глагол св
ответить
вы
разил бы конкректно-фактическое значение.
в примере «
я, душенька, был у губернатора на вечере, и у полицеймейстера
и
познакомился
с коллежским советником Павлом ивановичем Чичиковым: пре
приятный человек!»
действие
обедать
задает шкалу, на одном из участков которой
случилось действие
познакомиться
При таком употреблении внимание в основном
сосредоточено на самом процессе
обеда
, на фоне которого герои познакомились.
конкуренция видов, обозначающих одно и то же действие как процесс (нсв) и как
целостный акт (св), опирается на поддержку контекстуальных средств. в предложе
нии «
сели
за зеленый стол и не
вставали
уже до ужина»
обстоятельство
до ужи
вносит оттенок процессности, и действие, обозначаемое св
сели
, воспринимается
на этом фоне как близкое нсв.
Помимо средств контекста, в некоторых случаях лексическое значение глагольного
слова позволяет выражать значения, близкие видовым: ситуация предсказывает завер
шенность и целостность передаваемого действия, а лексическое значение глагола – его
длительность и протекание. ср: «
впрочем, приезжий
делал
не все пустые вопросы; он
с чрезвычайною точностию
, кто в городе губернатор, кто председатель
палаты, кто прокурор …
внимательно о состоянии края: не было ли каких
болезней в их губернии – повальных горячек, убийственных каких-либо лихорадок, оспы
и тому подобного, и все так обстоятельно и с такою точностию, которая
показыва
более чем одно простое любопытство».
Глагол
имеет значение ‘задать
вопросы кому-либо с целью узнать что-либо’. в самом лексическом значении глагола
уже содержится семантический компонент длительности и, возможно, повторяемости.
сочетание нсв и св в данной ситуации, в которой семантические потенциалы обоих
видов способны оказаться во взаимодействии, предоставляет все возможные варианты
толкования описываемых действий, подчеркивая их единичность, длительность и –
одновременно – повторяемость.
При исследовании текстового материала были обнаружены случаи
конкуренции
видов в обобщенно-фактическом и конкретно-фактическом значениях.
«на другой день Чичиков
провел
вечер у председателя палаты, который
гостей своих в халате, несколько замасленном, и в том числе двух каких-то дам».
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
(Чичиков) «
встретил
почти все знакомые лица... которые все
приветствовали
его как старинного знакомого».
в данных ситуациях характер осуществления действия играет не самую важную
роль: здесь проявляется нейтральное отношение к выражению ограниченности или
неограниченности действия пределом, целостности или нецелостности действия. в
первом предложении гораздо более важна оценка говорящим того факта, что предсе
датель палаты принимал гостей своих в несколько замасленном халате. тем самым в
данном контексте акцент делается на том,
в чем
в халате
) принимал гостей председа
тель палаты, внимание не уделяется тому,
или
не принял
он своих гостей. во
втором примере субъектом действия, названного глаголом
приветствовать
, являются
не какие-то конкретные лица, а все – без каких-либо ограничений. в результате дей
ствие понимается не как многократное, но как «многосубъектное». При таком понима
нии употребление нсв в обобщенно-фактическом значении взамен св с указанием на
единичное завершенное действие оказывается логичным.
анализ текстового материала показывает, что граница между семантикой нсв
и св не всегда так четка, чтобы в определенных контекстных условиях допускался
только тот, а не иной вид. наоборот, существуют некоторые определенные типы кон
текстов, в которых возможны разные истолкования и понимания ситуации. оттенки,
выражаемые св и нсв, различны, но общий смысл высказываний совпадает.
в переводе текста «мертвых душ» на вьетнамский язык самое проблемное место
связано именно с явлением конкуренции видов. в переводной версии не наблюдаются
случаи замены одного вида другим. ср:
Một người
: – Này, nhìn cái bánh xe kia xem liệu khi cần có đi được tới Mạc-tư-khoa
không nào? – Tới được ch࿩, – người kia
. – Còn đi Kazan thì xem chừng chẳng đến
được đâu nh
? –
, đi Kazan thì không được. ‘
вишь ты, –
сказать
один другому, – вон
какое колесо! что ты думать, доехать то колесо, если б случиться, в москву или не
доехать?» – «доехать», –
ответить
другой. «а в казань-то, я думать, не доехать?»
– «в казань не доехать»’
(в обратном переводе на русский язык мы намеренно ис
пользуем инфинитив, а не личную форму, чтобы таким образом отразить отсутствие
показателей времени, лица и числа у вьетнамского глагола).
đến Xôbakiêvits, thường chẳng mấy khi nói tốt cho ai, sau khi
tỉnh v
, đêm đã
khuya, đặt mình nằm cạnh m
v
gày đét, cũng
... M
v
: – Hừm! Và lấy chân
vào người lão ta. ‘
даже сам собакевич, который редко отзываться о ком-нибудь
с хорошей стороны, приехавши довольно поздно из города и уже совершенно раздев
шись и легши на кровать возле худощавой жены своей
, сказать
ей:... на что супруга
ответить
: «Гм!»
толкнуть
Mình có biết không, tôi
ở nhà cảnh sát trưởng, dự dạ hội ở dinh tỉnh trưởng và
quen được
lão Paven Ivannôvits Tsitsikôp, tư vấn bộ; cái tay mới tuyệt làm sao! ‘
я, душень
ка, быть у губернатора на вечере, и у полицеймейстера
пообедать,
и
познакомиться
с коллежским советником Павлом ивановичем Чичиковым: преприятный человек!’.
следовательно, описываемые в русском тексте ситуации однозначно воспринима
ются вьетнамским читателем как ситуации единичных конкретных действий, каждое
из которых достигло своего предела и результата. семантические особенности видо
вой взаимозаменяемости русского языка в переводе, естественно, утрачены.
Предполагается, что для вьетнамского языка это явление не характерно. Это под
тверждает опрос носителей вьетнамского языка, которым предлагалось оценить кор
ректность буквального перевода предложения
«вишь ты, –
сказал
один другому, – вон
какое колесо! что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в москву или не
доедет?» – «доедет», –
отвечал
другой.
информанты оценивают полученную фразу
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
как неверную, поясняя, что «нельзя вместить одновременно действие, достигнувшее
результата, и действие, оказывавшееся только в процессе».
итак, случаи конкуренции видов, отражающие тонкую игру смыслов в русском
тексте, переводу на вьетнамский язык не подлежат. Это связано с тем, что категория
аспектуальности в этих языках характеризуется разнообразием как внешних форм сво
его выражения, так и внутреннего содержания.
Примечание:
Бондарко а.в. вид и время русского глагола: значение и употребление. – м,1971. – c. 104.
еЧевые Харак
ерсона
ей романа «Под се
ердок как
ро
еревода (на
римере ГлавноГо
Героя
Бутанаева
, тГУ, студент
научный руководитель
Ю.а. тихомирова
Повествование в морально-философском романе айрис мердок «Под сетью» со
средоточено в руках главного героя – переводчика и писателя по имени джейк дона
гью, который привык вести вольную жизнь, не обремененную какими-либо обязатель
ствами. так, исследователь д. Шестаков в своей статье «о двух романах айрис мер
док» назвал джейка «веселым нищим», «беспокойной душой, у которого сердце вечно
не на месте, и который в англии задыхается, как в колбе, а больше нигде не нужен»
однако при всей своей неряшливости и легкомысленности джейк необычайно
проницателен и время от времени бросает неожиданные и весьма точные умозаклю
чения о себе, о людях вокруг, о жизни.
итатель с первых строк симпатизирует герою,
так как он, несмотря на все свои странности, от природы порядочен и добр.
обратимся непосредственно к речевому воплощению героя в оригинале и в пере
воде на русский язык, выполненном м. лорие.
в начале повествования джейк оказывается на улице, так как маргарет, хозяйка
дома, в котором он жил, неожиданно выходит замуж. сетуя на то, что едва освоившись
на месте, ему приходиться покидать его, джейк сравнивает свою жизнь с отдельной
вселенной, которую он привел в порядок и запустил
(«set ticking»)
. Здесь особый ин
терес представляет ментальное представление англичан о порядке в жизни, как об ис
правной работе часов. Учитывая национальную специфику материала, переводчица
решила прибегнуть к генерализации выражения
«запустить вселенную»
до фразы
чать в ней жить»
. разумеется, подобная интерпретация не способна полностью вы
разить проявление чисто английского мировоззрения, однако, она оказывается вполне
оправданной в данном отрывке.
I would be at pains to put my uni
verse in order and set it ticking, when sud
denly it would burst again into a mess of
стоило мне с великим трудом на
вести порядок в своей вселенной и начать
в ней жить, как она взрывалась, снова
рассыпаясь вдребезги…
особую трудность для перевода также могут представить некоторые отрывки, где
писательница намеренно нарушает цельность устойчивого выражения. так, например,
описывая невозмутимое состояние маргарет, джейк замечает: «N
ow she was as cool as
a lettuce»,
при этом мы знаем, что оригинальное устойчивое выражение на английском
языке звучит как
«to be as cool as a cucumber»
(быть совершенно невозмутимым, спо
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
койным, не теряющим хладнокровия)
. в переводе лорие выбирает нейтральный вари
ант –
«теперь она была совершенно спокойна».
Принимая во внимание прагматический
потенциал высказывания, перевод можно назвать оправданным.
наряду с нейтрализацией устойчивых выражений в переводе романа можно про
следить и противоположную тенденцию – их добавление. так, например, в следующих
примерах нейтральные выражения
«whatever you please»
(«все, что хочешь» – пер. наш)
«an immense roar of laughter»
(«громкие взрывы смеха» – пер. наш) переводятся на рус
ский язык при помощи ярких словосочетаний –
«или черта в ступе»,
«гомерический хо
хот».
в первом случае это помогает адаптировать оригинальный текст для русскоязыч
ного читателя, а во втором делает речь главного героя экспрессивней и оригинальней.
You go out and �nd a bloody taxi whose
bloody hood takes down, or a lorry, or
whatever you please, if you can do it in ten
ступай на улицу и приведи растрекля
тое такси со спускным верхом, или гру
зовик, или черта в ступе, только не поз
же чем через десять минут.
Behind us, diminishing now in the dis
tance, there arose an immense roar of
laughter.
вслед нам, постепенно замирая вдали,
несся гомерический хохот.
иногда в переводе уместным оказывается антонимический перевод. в данном от
рывке этот прием используется, чтобы избежать двойного отрицания. но при этом, он
влечет за собой некоторые смысловые преобразования: в оригинале герой говорит о том,
что трюк притворяться бедным всегда оправдывает себя, а в переводе ярко выражена дру
гая модальность –
«такое впечатление обо мне может когда-нибудь и пригодиться».
This was not strictly true, but I always
pretend as a matter of policy to be pen
niless, one never knows when it may not
turn out to be useful for this to be taken
Это было не совсем так, но из осто
рожности я всегда притворяюсь, будто
у меня нет ни гроша — такое впечатле
ние обо мне может когда-нибудь и при
годиться.
в некоторых случаях переводчица удачно использовала прием конкретизации. на
пример, когда джейк описывает редкость дара немногословия среди женщин, в рус
ском переводе использован более яркий и конкретный образ для сравнения –
«жемчу
жина на черном бархате»,
что делает речь героя более живой и метафоричной.
a woman who does not talk is a jewel
неболтливая женщина — это жемчу
жина на черном бархате.
тем не менее, в переводе можно встретить фактические ошибки и неоправданные
повторы. в эпизоде, где герой весь день бродит по городу в поисках бывшей возлю
бленной и, наконец, находит приют, джейк замечает, что сон помог бы ему отдохнуть,
однако, в переводе он говорит противоположное.
If sleep could have come to me now it
would have been one deep cascade of re
freshment and peace.
если бы я мог в эту минуту уснуть,
мой сон был бы неомраченным отдыхом
и покоем.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
а в другом отрывке, где джейк помогает своему давнему другу
ьюго сбежать из
больницы и мучается угрызениями совести, в оригинале герой говорит: «
I was cursing
Hugo heartily
» («я проклинал
ьюго всем сердцем» – пер. наш)
однако, в переводе мы
встречаем тавтологию: «
в душе я ругательски ругал его».
иногда в переводе встречаются разговорные выражения, которые не вполне впи
сываются в контекст и делают речь джейка неестественной. так, например, описывая
магдален, сестру своей возлюбленной, джейк замечает, что ее нельзя назвать несги
баемым, бескомпромиссным человеком (в оригинале:
«a tough»),
но русскоязычный
джейк почему-то использует определение
а в разговоре с анной, когда та
увиливает от ответов, джейк в шутку называет ее плутовкой (в оригинале:
«crook»),
в переводе звучит противоестественное прозвище:
«жулик».
«но магдален вовсе не
бандит.
жизнерадостная, земная женщина, про
стая и сердечная…»
«You crook»! I said.
Жулик ты!
— сказал я.
таким образом, можно сделать вывод, что речевой образ джейка в русском пере
воде подвергся изменениям, которые отразились, прежде всего, на чертах характера
героя. в некоторых эпизодах фигура эстетствующего интеллектуала становится более
утонченной благодаря возвышенным фразам, а иногда герой, напротив, не стесняется
крепких разговорных выражений.
однако, в целом, несмотря на мелкие упущения, переводчице удалось сохранить
неповторимый образ главного героя и передать его оригинальные, порой наивные жиз
ненные воззрения. так или иначе, красноречивей всего об успехе перевода свидетель
ствует любовь читателей, которую в полной мере завоевал эксцентричный джейк до
нагью из романа «Под сетью» в россии.
Примечания:
Шестаков д. о двух романах айрис мердок… с. 10.
Murdoch I. Under the Net. Chatto & Windus. Penguin Books. р. 46 (здесь и далее цитируется по
этому источнику).
мердок айрис Под сетью. дикая роза. м., 1989, с. 14 (здесь и далее цит. по этому источнику).
Oxford Wordpower Dictionary. Oxford, 1996. P.70.
ро
олоГиЧеский о
раЗ носа в
роиЗведенияХ
оГоля и Э.т.
оФмана
Бычкова
., тГУ, аспирант
научный руководитель
о.Б. лебедева
тема носа — одна из ключевых в произведениях Гоголя. она тесно связана с рядом
мотивов. в первую очередь это, разумеется, табак, который в огромных количествах
поглощают носы гоголевских персонажей, и еда, запах которой носы готовы учуять
где угодно. в итоге такие мотивы, неизменно сопровождающие тему носа, могут соз
давать ринологический фон и самостоятельно, без ринологии как таковой. в повести
«нос» соответствующая центральная фигура появляется в результате отделения от
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
своего хозяина майора ковалева и разгуливает по Петербургу, продолжая быть частью
тела, кажущейся самостоятельной личностью. в этом случае можно говорить о физио
логическом или биологическом образе носа, ведь о том, что это — именно часть тела,
сообщается напрямую. в некоторых других гоголевских произведениях встречается
и антропологический образ носа. Это случаи, когда ринологический фон, созданный
соответствующими мотивами (например, еды и табака), превращает персонажей, фор
мально являющихся людьми, в носы.
таким произведением является комедия н.в. Гоголя «ревизор»Замысел произведе
ния относится к 1835 году: то есть к тому времени, когда Гоголь вернулся к работе над
повестью «нос», первая черновая редакция которой относится к 1833 — 1834 годам
Поэтому не будет ошибкой утверждать, что комедия имеет ринологический фон, кото
рый к тому же подтверждается соответствующими деталями сюжета.
так, появление главного персонажа во втором явлении второго действия связано
сразу с двумя мотивами: еда и табак.
лестаков. <…>Посмотри там в картузе,
табаку
осип. да где ж ему быть, табаку! вы четвертого дня последнее выкурили.
лестаков
<…> Послушай, эй, осип!
осип.
его изволите?
лестаков
<…>ты ступай туда.
куда?
лестаков
<…>вниз, в буфет
там скажи
чтобы мне дали
пообедать
требование
лестакова найти ему табак и обед совпадает с основной потребно
стью всех гоголевских носов — потребностью поглощать. При этом во всем тексте
комедии сообщения
лестакова на тему его любви поесть в беседах с другими пер
сонажами или наедине с собой составляют значительную часть его высказываний: в
его репликах можно насчитать пятнадцать упоминаний о еде. рассмотрим подробнее
некоторые из них, в которых парадоксальным образом обнаруживается сходство героя
с носами:«ты растолкуй ему сурьезно, что мне нужно
есть
. деньги сами собою
думает, что как ему, мужику, ничего, если не поесть день, так и другим тоже. вот ново
сти!» (IV, 29). если принять во внимание возможность обыгрывания в художественном
тексте разных смыслов слова «мужик», то в просьбе добыть обед
лестаков почти
противопоставляет себя человеку: «мужик» это не только «крестьянин», но и синоним
слова «мужчина». мужчине-человеку — по мнению
лестакова — есть ежедневно
необязательно. однако его собственное питание, в соответствии с повышенными по
требностями, свойственными носам, должно быть регулярным. Здесь обнаруживается
сходство
лестакова с носами в других текстах Гоголя, где процесс вдыхания табака,
производимый повсеместно, зачастую сравнивается с поеданием пищи. как ни стран
но, именно аргумент, противопоставляющий
лестакова мужику (человеку), оказыва
ется в убеждении решающим: несмотря на долгие уговоры, именно после него слуга
неожиданно соглашается позаботиться о еде. Причина действенности аргумента в том,
что все персонажи комедии ожидают от
лестакова определенного поведения, и оно
находит выражение именно в этой его реплике. рассмотрим другой пример:
несут обед.
лестаков
<…>несут! несут! несут!<…>что там такое?
суп и жаркое.
лестаков. как,
только два блюда
? (IV, 31).
двух блюд, выпрошенных
лестаковым на обед, оказывается ему недостаточно.
Помимо жаркого и супа он требует соус, семгу, котлеты и «еще много кой-чего» (IV,
31). далее он негодует, что ему с его склонностью к чрезмерному поглощению еды
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
подают меньше, чем другим — обычным людям: «Поросенок ты скверный
как же
они едят, а я не ем
? отчего же я, чорт возьми, не могу так же?» (IV, 31).
как яркий ринологический образ
лестаков идентифицируется другими персона
жами комедии и через нос: «осип, душенька! какой
миленькой носик
у твоего барина!»
(IV, 54).
Помимо гастрономических особенностей главный герой комедии «ревизор» име
ет склонность к некоторым жестам, словно заимствованным у носа майора ковалева.
так, например, в повести «нос» среди появлений ее заглавного персонажа наиболее
эффектным и поразившим ковалева был приезд на карете: «перед подъездом остано
вилась карета; дверцы отворились; выпрыгнул, согнувшись, господин <…>. он был
в мундире, шитом золотом, с большим стоячим воротником; на нем были замшевые
панталоны; при боку шпага (III, 54).
выход из кареты также дал ковалеву полное представление о том, кем именно он
был совершен.
лестаков мечтает о том, чтобы тоже произвести впечатление и оха
рактеризовать себя в глазах других приездом на карете: «Жаль, что иохим не дал на
прокат кареты, а хорошо бы, чорт побери,
приехать
домой
в карете
, подкатить эда
кимчортом к какому-нибудь соседу-помещику под крыльцо, с фонарями, а осипа сзади
одеть в ливрею» (IV, 30).
Повадки, свойственные носам, проявляют себя у
лестакова и в желании прохажи
ваться по невскому проспекту. Гоголь в «Предуведомлении для тех, которые пожелали
бы сыграть как следует “ревизора“», указывает: «обрываемый и обрезываемый доселе
во всем, даже и в замашке
пройтись козырем по невскому проспекту
, он почувствовал
простор и вдруг развернулся неожиданно для самого себя» (III, 116).
лестаков имел
замашку «пройтись по невскому проспекту», а нос в соответствующей повести ее осу
ществил: «начали говорить, будто нос коллежского асессора ковалева ровно в 3 часа
прогуливается по невскому проспекту
действия
лестакова приводят к тому же эффекту, что и действия носа: окружаю
щие принимают и того, и другого не за то, чем они на самом деле являются, причем в
обоих случаях за чиновника высокого ранга.
лестаков не прилагает никаких усилий
для того, чтобы показаться жителям уездного города ревизором: они сами надевают на
него эту маску и добровольно пребывают в своем заблуждении относительно его лич
ности.
лестаков в своем письме сообщает: «По моей петербургской физиономии и по
костюму весь город принял меня за генерал-губернатора» (IV, 90). ковалев в повести
«нос», так же, как и местное население «ревизора», сам становится причиной своего
обмана зрения: одежда носа — шитый золотом мундир — не оставляет майору сомне
ний, что его обладатель — чиновник рангом выше, чем он.
еще одна черта, характеризующая
лестакова как ринологического персонажа, —
это анонимность. в повести «нос» подчеркивается отсутствие индивидуальности у
сбежавшего носа майора ковалева, о которой было сказано в предыдущем параграфе.
Подобным же образом анонимен оказывается
лестаков, в отношении которого персо
нажи часто употребляют слово «инкогнито»: «ревизор из Петербурга,
инкогнито
» (IV,
11), «У меня
инкогнито
проклятое сидит в голове» (IV, 17), «он хочет, чтобы считали
его
инкогнитом
» (IV, 35). Причем в случаях обоих произведений анонимность и неиз
вестность это, с одной стороны, черта, пугающая ковалева и чиновников, а с другой
ожидаемая и поддерживаемая в этих «носах» ими самими.
в комедии Гоголя чиновники готовятся к приезду ревизора, устраняя наиболее, по
их мнению, заметные недостатки заведений, которые ревизор станет проверять. При
этом они опираются на свое предварительное представление о том, кем может оказать
ся ревизор. и ковалев, и чиновники в «ревизоре» боятся встретиться со своим страхом,
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
и готовы разглядеть его в любом подходящем поводе (отсутствие носа на лице в одном
случае и напоминающий ревизора
лестаков — в другом), при этом им не приходит в
голову попытаться оценить ситуацию более трезво. Этот страх в обоих случаях имеет
один образ, обладающий качествами, которые присущи странному чудовищу — от
дельно существующему носу.
так, в качестве одной из проблем богоугодных заведений, которые, по мнению чи
новников, являются наиболее критичными при инспекции города, определяется запах
капусты в коридорах:«какое колпаки! Больным велено габерсуп давать, а у меня по
всем коридорам
несет такая капуста, что береги только нос
» (IV, 21).Представление
о предпочтениях сконструированной чиновниками фигуры выдает в них страх кова
лева — встретиться с носом. они опасаются, что субъект, в котором воплотится этот
образ, не останется доволен обонятельно.
Более того,
лестаков не просто ест, но и принимает съедобные подношения, слов
но божество. Гоголевские носы, повсеместно требующие табака, и активно его погло
щающие, представляются божествами, к которым смертные обращаются с помощью
ароматов от принесенной в жертву сожженной плоти.
лестаков, соответственно, за
поминает и узнает окружающих его людей в соответствии с тем, как они его кормили:
артемий Филипович. имел честь сопровождать вас и принимать лично во
вверенных моему смотрению богоугодных заведениях.
лестаков. а, да! помню. вы очень хорошо угостили завтраком (IV, 63).
как антропологический образ носа можно определить и заглавного персонажа
сказки Э.т.а. Гофмана «крошка цахес, по прозванию циннобер». сюжет произведе
ния напоминает сюжет «ревизора»: большинство персонажей сказки принимают ца
хеса не за того, кем он на самом деле является. волшебные чары приводят к тому, что
уродливый карлик вызывает всеобщее восхищение и назначается министром, хотя он
этого объективно не заслуживает и даже не прилагает никаких усилий, чтобы поддер
живать этот обман: люди сами с радостью создают его божественный образ и охотно
ему верят. как и всех рассмотренных нами ринологических персонажей, его отличает
прожорливость, причем с самого младенчества, о чем причитает его мать:
Und dabei
die unselige Mißgeburt wie der stärkste Knabe von wenigstens acht Jah
ren<…>. Gott erbarme sich über ihn und über uns, daß wir den Jungen
großfüttern
müssen
uns selbst zur Qual und größerer Not; denn
essen und trinken immer mehr und mehr
wird der
kleine Däumlingwohl, aber arbeiten sein lebetage nicht!
жрет
окаянныйуродецк
аккрепкиймальчиквосьмилет<…>. Боже, смилостивься над ним и над нами, чтобы не
пришлось нам его
кормить и растить
на свою беду и горе; малыш ведь будет
есть и
все больше и больше, а работать так и не сможет!).
взрослыйциннобересттакжежадноимного: «Zinnober, <…>ohnesichweiteranihnzu
einegebratenelercheinsMaulsteckte
» (63) (циннобер, <…>неповорачиваяськне
му, затолкалвротжареногожаворонка), «Zinnober<…>
dielercheverzehrend,
» (64) (циннобер<…>чавкалсжадностьюиаппетитом, поедаяжаво
ронка), «Er
verzehrteunglaublichviellerchen
der» (65) (онпроглотилневероятноеколичествожаворонковипилвперемешкумалагуизо
лотуюводку). как и нос, требующий табака, и, в том числе,
лестаков, ждущий съедоб
ных подношений чиновников, цахес собирает жертвоприношения в виде редкой дичи:
«Er<…>bekommt<…>ausdenfürstlichenWaldungen
dasseltensteGe�ügel, dierarestenTiere
dieer, umebenihreNaturzuerforschen,
» (92) (он получал из княже
ских лесов
ценную птицу, редких зверей
, которых он, ради изучения природы,
прика
зывал зажарить, и съедал
в сказке упоминается и капуста, вызывающая отвращение у носов, как в случае
комедии «ревизор», указанном выше. антагонисту цахеса — Бальтазару, то есть не
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ринологическому персонажу — волшебник Просперальпанус обещает сельский дом с
чудесным огородом, где, прежде всего, будет произрастать отличная капуста: «wächs
talles, wasdasHausbedarf; außerdenherrlichstenFrüchten
» (100) (будет ра
сти все, что нужно дому; помимо наилучших плодов —
прекраснейшая капуста
У цахеса нельзя разглядеть лица — как и у носа гоголевского майора ковалева,
ведь он прячет его в «большой стоячий воротник» (III, 55). но, приглядевшись, мож
норазличитьнос: «Vom
nichtviel
entdecken, schärferhinbli
kend, wurdemanaberwohldie
, dieausschwarzenstruppigenHaarenhervorstarr
лица
беглым взглядом
было не различить
, но, присмотревшись, можно было
длинный острый нос
, который торчал из черных взъерошенных волос).кова
лев так же некоторое время разглядывал фигуру перед ним, прежде чем понял, что это
нос: «каков же был ужас и вместе изумление ковалева,
когда он узнал
, что это был
собственный его нос!» (III, 54)).
вообще цахес заявляет о себе, прежде всего, через свой нос: «schnarrteundbrumm
te<…>, daerkaummitder
überdenTischreichenkonnte»(65) (ворчал и бормотал
сквозь зубы, <…> потому что едва доставал своим
острым носом
до стола), «daswinzi
geMännlein<…>, dasmithoch
emporgereckterNase
tenvermochte» (50) (крошечныйчеловечик<…>, который со своим
высоко задранным
носом
едва держался на тоненьких ногах).
Персонажи Гофмана и Гоголя похожим образом ведут разговор со своими сюжет
ными двойниками, которые пытаются добиться справедливой самоидентификации.
можносравнитьдиалогцахесасБальтазаром:
«„Ich hoffe nicht, bester Herr Zinnober, daß Ihr gestriger Fall vom Pferde etwa schlimme
Folgen gehabt haben wird?“ „Ich weiß nicht, was Sie wollen, wovon Sie sprechen, mein Herr!
VomPferdegefallen? -
vomPferdegefallen?“» (45) («надеюсь, уважаемый господин
циннобер, что ваше вчерашнее падение с лошади не имело плохих последствий?», —
«не знаю, чего вы хотите, о чем вы говорите, сударь! Упал с лощади?
тобы
упал с
и диалог ковалева со своим носом в церкви:
„милостивый государь...“ — сказал ковалев <…>: — „я не знаю, как понимать
слова ваши... <…> ведь вы мой собственный нос!“<…>
— „вы ошибаетесь, милостивый государь. я сам по себе. Притом между нами не
может быть никаких тесных отношений“ (III, 56).
сравнив данные антрополого-ринологическиеобразы, можно прийти к заключе
нию, что в случае воплощения носа в виде человека, он является фигурой, в которой
заключаются страхи окружающих: боязнь ковалева, видящего отделившийся нос, по
терять свой чин, страх перед
лестаковым у чиновников, благоговейный трепет персо
нажей Гофмана перед цахесом. в каждом из случаев ринологическая фигура выступа
ет в виде самозванца, которому все остальные персонажи добровольно поклоняются.
Примечания:
комментарии // Гоголь н. в. Полное собрание сочинений: [в 14 т.] // ан ссср; ин-т рус.лит.
(Пушкин.дом). — [м.; л.]: изд-во ан ссср, 1937—1952. т. 3. Повести // ред. в. л. комарович. — 1938. —
Гоголь н. в. Полн. собр. соч. [в 14 т.]. м.; л.: изд-во ан ссср, 1937—1952.т. 4. с. 28.далее
тексты Гоголя цитируются по этому изданию с указанием в скобках римской цифрой тома и арабскими—
страницы.
Гофман, Э.т.а. крошка цахес, по прозванию циннобер. — на нем. и русск. яз. — м.: оао изда
тельство «радуга», 2002. — 272 с.— с. 8.далее тексты Гофмана цитируются по этому изданию с указанием
в скобках арабской цифрой страницы.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
еннос
и яЗыковой ре
реЗен
ации сексУальной
ривлека
ельнос
оли
агенляйтнер
, омГПУ, ст.пр. кафедры миик омГПУ, соискатель кафедры русского языка омГПУ
научный руководитель
в современной публицистике привлекательная внешность приобретает роль едва
ли не главного средства привлечения внимания к политическому деятелю: зачастую
деловые качества политика, его морально-нравственные позиции «уводятся» на второй
план, уступая место ярким, притягательным атрибутам внешности. и это неслучайно:
внешность является «субъектом информации, характеризующимся экспрессивностью
и способностью воздействия на окружающих»
опосредованность современной политической коммуникации средствами масс-
медиа во многом определяет ракурс освещения политических событий и их агентов,
и существующие в языковом пространстве сми тенденции находят свое отражение в
репрезентации мира политики. одна из таких тенденций – эротизация контента сми,
политического в том числе. она реализована и в современном политическом языке:
профессор а.П.
удинов отмечает активность метафорической модели «политика –
это секс», в соответствии с которой слова, относящиеся в первичном значении к сексу
альной понятийной сфере, метафорически обозначают социальные процессы, взаимо
отношения политических организаций и конкретных политиков, моральные и деловые
качества субъектов общественной борьбы и т. п.
в той же мере активной становится
лексика из сексуальной понятийной сферы при описании внешности политиков.
данная статья посвящена анализу языковых репрезентаций такого атрибута внеш
ности политика, как сексуальная привлекательность.
арактеризация сексуальной привлекательности политиков в газетных текстах
осуществляется с использованием специальных лексических средств с общим значе
нием «обладание сексуальной привлекательностью». слова и словосочетания с данной
семой рассматриваются нами как конституирующие смысл высказывания.
словосочетанием «секс-символ» обозначается высшая степень проявления сек
суальной привлекательности политика (секс-символ – человек, служащий образцом
внешнего выражения чувственности, сексуальной привлекательности, возбуждающий
половое влечение
на вопрос «ни», как он относится к тому, что
его считают
секс-символом
, Борис немцов ответил, что ему «очень приятно», но он не знает, как
ответить всем поклонницам взаимностью
(ни 2005);
некоторые называют его
ли не секс-символом,
интересным высоким мужчиной
(о Путине) (ни 2005);
Плюс
ко всему статус
чуть ли не официального секс-символа
и бурно закрученная личная
жизнь, давно ставшая и достоянием гласности, и притчей во языцех
(о Б. немцове)
анализ высказываний показал, что в языке газет данное свойство внешности
осмысляется не как природная данность, а как качество, которое приобретается при
наличии определенных условий. об этом свидетельствует употребление глаголов с
общей семантикой «возможность приобретения свойства» (возможность, реализация
которой зависит от определенных обстоятельств, как объективных, так и субъектив
политическим секс-символом
(к 2011);
- в какой момент господин
в секс-символ? - а это вы его превратили. Читательницы лег
комысленных журна
лов. для меня он
не является
секс-символом
(а. колесников)
(C 2008);
также
не стал
секс-символом спикер совета Федерации сергей миронов.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Глава счетной палаты сергей степашин
не подходит на эту роль из-за мягкости
характера,
лидер партии «народная воля» сергей Бабурин –
потому что «слишком
домашний»,
а главный коммунист Геннадий Зюганов –
«в силу специфической внеш
(ни 2005). как свидетельствуют примеры, критериями сексуальной привле
кательности политика помимо внешних данных могут служить внутренние свойства
его личности. Профессиональные достижения политического деятеля в этом случае
оказываются не важны.
использование лексемы «мачо» при портретировании политика призвано ука
зать на проявление сексуальной привлекательности особого рода. слово
мачо
(исп.
самец
) толкуется как «сильный, мужественный мужчина» [1]. в русском языке
мачо
принято называть мужчин с предельно ярко выраженными мужскими качества
ми, мужчин, имеющих успех у женщин.
арактер высказываний о политиках-мачо
в газетных текстах ироничный, что объективировано несовместимостью в языко
вом сознании
порожденного массовой культурой образа мачо с образом политика-
профессионала. иронично осмысляется демонстрация чрезмерной мужественности
и силы как атрибутов «мачизма», а также поведение политика, связанное с проявлени
ями сексуальности:
около 2000 тусовщиков устремились в модный ночной клуб «рай»
на воскресную «путинскую вечеринку», чтобы восславить
мачо премьера
(к 2011);
не верилось, что самому большому
мачо российской политики
«стукнул полтинник»
(о Б. немцове) (нГ 2009);
Путин часто в прессе позиционируется
как мачо
, поэтому
и подарки ему дарят соответствующие
(об эротическом календаре, подаренном Пу
к специальным лексическим средствам, применяемым при описании внешности
политиков в газетных текстах, можно отнести и словосочетания, имеющие в своем со
ставе прилагательные
сексуальный / сексуально-привлекательный
часто используемые
в превосходной степени. Закрепившаяся в современных сми тенденция создавать
рейтинги, топ-списки по различным позициям, в том числе позиции «самый сексуаль
ный», экстраполировалась и на сферу политики. включение политического деятеля
в подобный список связано с его внешней привлекательностью, а также популярно
стью, публичностью:
По данным опроса компании «Башкирова и партнеры», который
был проведен в москве несколько месяцев назад, в номинации
«самый сексуально при
влекательный»
победил михаил касьянов, опередив всего на 2 процента единорос
са Б. Грызлова и адвоката м. Борщевского
(во 2007);
самая сексуальная
украинка
вдохновляла мужскую часть населения даже на ответственнейшей государственной
работе - невероятные наряды, рюши, броши и, конечно, знаменитая коса
(о Ю. ти
мошенко) (кП 2010);
алина кабаева вошла в рейтинг
самых сексуальных
женщин-
политиков
вполне естественным представляется тот факт, что профессиональные дости
жения политика зачастую не рассматриваются в качестве критерия его сексуальной
привлекательности, ведущая роль здесь отводится внешним данным. однако анализ
высказываний в печатных сми показал, что установление взаимосвязи между сексу
альной привлекательностью политического деятеля и его деловыми качествами имеет
принципиальное значение в случае, когда подчеркивается гендерная принадлежность
политика.
так, внешняя привлекательность мужчины-политика и его популярность, деловая
репутация зачастую обнаруживают именно гендерно обусловленную взаимосвязь:
сенсационное прохождение партии «родина» в Госдуму на прошлых выборах, по
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
мнению социолога, также связано
с популярностью у женщин ее лидера дмитрия
рогозина
ни 2005);
Григорий явлинский тогда был молодым и курчавым
, обладал
влиянием на дам от 35 и старше
. никто не разбирался, хороша или плоха его про
грамма, просто он вызывал доверие своим внешним обликом
а потом он постарел,
и былое доверие ушло
ни 2005);
в свое время при виде Бориса немцова, тогда еще
вице-премьера,
девушки разного возраста вздыхали
с не меньшим восторгом, чем при
виде Филиппа киркорова. После вздохов оказалось, что
образа первого красавца поли
даже для думского кресла маловато
и 2007
. По данным сми, п
рофессиональ
ная состоятельность мужчины-политика может не иметь никакого значения, если он
нравится женщинам. Это подтверждается и обратной зависимостью: непривлекатель
ный политический деятель может «потерять» профессиональные позиции:
а потом
он постарел, и былое доверие ушло.
Показательным в этом отношении представляется
использование оборота
потерял товарный вид
применительно к человеку: также как
испорченный внешний вид товара снижает его стоимость, потеря привлекательности
облика угрожает политику утратой популярности.
иначе осмысляется взаимосвязь внешней привлекательности женщин-политиков
и их деловых качеств. Практически тотальная патриархальность российской политики
обусловливает повышенный интерес сми к тем женщинам, которым удается «про
биться» в политику и работать наравне с коллегами-мужчинами. для этого женщине
нужно обладать особенным упорством и целеустремленностью, и если недюжинные
способности «обрамлены» яркими внешними данными, ее обладательница получает
положительную характеристику:
Замминистра путей сообщения анна Белова - жен
видная и энергичная.
весной 2001 года
выступила соавтором проекта рево
люционной реформы
железнодорожной отрасли, который в мае прошлого года был
одобрен правительством
(кП 2007). При этом высокий уровень профессионализма
признается, как правило, сугубо личным достижением женщины, зависящим только
от ее способностей:
такой
яркой блондинке
больше подошел бы заливистый смех и
кокетство. но этого у нее и в помине нет. в ее бытность замом министра финан
сов она
отвечала за российский бюджет,
королевой которого ее называли, и, гово
рят,
держала в уме все цифры многотомного фолианта
(о т. Голиковой) (кП 2009).
стереотипное представление о легкомысленности
яркой блондинки
«разбивается» о
реальное положение дел:
яркая блондинка
оказывается
королевой российского бюд
жета
, внешность в этом случае противопоставляется деловым качествам и получает
безусловно положительную оценку.
в случае если в работе женщины-политика нет профессиональных достижений,
ее внешние данные становятся поводом для иронии:
телеведущую и (по совмести
тельству) депутата Белгородской областной думы
исключили из рядов лдПр. За
прогулы.
Припомнили маше и ее откровенные фотосессии для мужских журналов.
опасно это – работать рядом с секс-бомбой. вдруг рванет?!
(о м. малиновской)
авторы портретных характеристик в печатных сми зачастую пытаются выявить
особые внешние и личностные проявления женщины-политика, подчеркнуть ее уни
кальность. так, сочетание женского начала и мужских качеств в женщине-политике
признается необычным свойством:
Губернатор санкт-Петербурга валентина мат
виенко, несмотря на то, что
всегда выглядит женственно
, в политике
решитель
на, рассудочна, последовательна, не склонна к публичному проявлению эмоций
2007). При этом ситуация, когда женщина перенимает мужской тип поведения и это
отражается на ее внешности, характеризуется отрицательно:
Посмотрите на разных
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
женщин-политиков, госпожа клинтон, валентина матвиенко, кандализа райс, мар
гарет тетчер ...даже Хакамада... вот я лично вижу
мужскую психику в женском об
и, на мой взгляд, это, хотя, наверное, и правильно в мире политики, но для меня
неприглядно
(рГ 2004). как свидетельствуют примеры, привлекательная внешность
женщины, посвятившей себя политической деятельности, приветствуется и даже при
знается необходимой, но при условии проявления женщиной высокого уровня про
фессионализма.
По данным современных печатных сми смысловая корреляция внешних прояв
лений политика и его интеллектуальных, деловых качеств имеет гендерную обуслов
ленность: если мужчина-политик может набирать политические очки за счет своей
привлекательной внешности, то женщине-политику необходимо подкреплять яркие
внешние данные профессиональными достижениями.
итак, проведенное исследование выявило актуальную для языка современных пе
чатных сми тенденцию: в портретах политиков заметное место занимает характери
стика внешности. внешние данные политического деятеля описываются через призму
сексуальной привлекательности, притягательности для противоположного пола. ран
жирование политических деятелей по степени сексуальности стало одним из мощных
средств привлечения внимания к политической персоне.
Примечания:
коротун, о.в. образ-концепт «внешний человек» в русской языковой картине мира: дис. …канд.
филол. наук. – омск, 2002. – 193 с.
удинов, а. П. россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической мета
форы (1991 - 2000). – екатеринбург, 2001. – 238 с.
Большой толковый словарь
русского языка/Под ред. с. а. кузнецова. - сПб.: норинт, 1998. –
аиФ – газета «аргументы и факты»; во – газета «ваш ореол»; и – газета «известия»; к – газета
«коммерсант»; кП – газета «комсомольская правда»; нГ – газета «независимая газета»; ни – газета «новые
известия»; рГ – газета «российская газета»; C – журнал «Cosmopolitan»
текс
как основная единица о
УЧения в инояЗыЧной
аУди
яохуань
, тГУ, аспирант
научный руководитель
л.Б. крюкова, канд. филол. наук, доцент
в последние десятилетие XX века коммуникативное направление получило по
всеместное признание. обучение, имеющее целью различного рода коммуникацию,
должно быть и построено по принципам коммуникации. коммуникативная направлен
ность выражается в развитии речевых навыков через общение (уже начиная с усвоения
элементарного уровня языка), через насущные интенции, необходимые в повседнев
ной жизни, через формирование интереса к выражению особенностей собственного
восприятия мира, индивидуального у каждого человека, развитие механизмов языко
вого прогнозирования ситуации.
таким образом, в процессе изучения русского языка как иностранному студенты
обучаются не грамматике, лексике и фонетике языка, а речевой деятельности на рус
ском языке, четырём её основным видам: слушанию, говорению, чтению и письму.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
в процессе обучения речевой деятельности в качестве основного дидактического
материала используется иноязычный учебный текст. текст — это линейная последо
вательность языковых знаков, образующая сообщение и выполняющая коммуникатив
ную роль. Под текстом понимается реально высказанное (написанное и т.д.) предло
жение или совокупность предложений (включая резок устной или письменной речи
любой длины, вплоть до целого литературного, произведения устного творчества и
т.п.), могущее, в частности, служить материалом для наблюдения фактов языка обще
. именно с этой целью текст используется в учебном процессе.
текст в качестве дидактического понятия вошёл в круг методических средств обу
чения с 60-х годов XX века, в то же время лингвомедодика и лингводидактика, обра
тившись к лингвистике текста, стали исследовать методические проблемы обучения
русскому языку как иностранному. тем не менее, текст как дидактический материал
издавна использовался в методике преподавания языков как в русской, так и в зарубеж
ной школе в следующих функциях: 1) как фрагмент литературного произведения, ко
торые применяются в процессе обучения с различными дидактическими целями (для
наблюдения над функционированием языковых единиц); 2) как дидактическая задача
(или упражнение) для решения различных вопросов обучения русскому языку на раз
личных этапах обучения (например, вставить синонимы в текст); 3) как жанр учебно-
научной, в том числе и школьной, литературы (определение части речи); 4) как образец
словесно-логического способа действия при усвоении грамматических или правопис
ных правил (правила применения разных времён глаголов); 5) как дополнительная ин
формация в виде примечаний, справок, комментариев и подобных текстов (этимоло
гическая справка к примеру); 6) как материал для творческой речевой деятельности
(текст для изложения с предварительным языковым или текстовым анализом)
основанием для такого методического решения являются лингвистические пара
метры текста:
он рассматривается как: 1) продукт речемыслительной деятельности го
ворящего (пишущего), производимый в различных ситуациях социальной коммуника
ции и отражающий коммуникативный замысел автора в соответствии с законами и пра
вилами функционирования современного русского литературного языка (далее срля)
в речевой коммуникации, использующего доступные ему лексико-грамматические и
жанрово-стилистические возможности срля; 2) средство речевого общения и рече
вого поведения, без которого не может состояться коммуникативное взаимодействие
участников коммуникации (общения); 3) объект лингвистики текста и коммуникатив
ной лингвистики, представители которой выделяют такие важнейшие параметры тек
ста и коммуникативной лингвистики, как целостность (смысловую и структурную),
последовательность, членимость, модальный план, стилистическую и жанровую при
надлежность, реализованные лексико-грамматическими средствами срля, выбор ко
торых подчинён теме, главной мысли (замыслу автора) текста, ситуации общения и
участникам коммуникации, кому направлен текст как общения и участникам коммуни
кации, кому направлен текст как средство общения и воздействия.
таким образом, перед преподавателями русского языка как иностранного (далее
рки) встала актуальная научно-методическая проблема: исследовать обучающие, вос
питательные и развивающие возможности текста как дидактического понятия.
в методике рки для достижения основной цели обучения решаются следующие
задачи:
– обучить коммуникативным умениям и навыкам русской речи, которые бы обе
спечили свободное общение на русском языке в различных ситуациях коммуникации в
устной и письменной формах;
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
– познакомить с нормами современного русского литературного языка и его
жанрово-стилистическими особенностями;
– обогатить учащихся знаниями в области лексики, фразеологии и грамматики
срля для осознанного выбора языковых единиц в целях эффективного речевого обще
ния при помощи текстов-высказываний в условиях когнитивно-коммуникативной дея
тельности как едином процессе в сопряжённой речевой деятельности коммуникантов,
входящих в процесс социального взаимодействия;
– раскрыть перед учащимися понятие «текст» как источник знаний о россии, её
народе, её культуре, истории, традициях, литературе как искусстве словесного творче
ства, т.е. учитывать лингвокультурологический и страноведческий аспекты содержа
ния учебных текстов;
– помочь учащимся овладеть технологией создания текстов разного типа, сти
ля и жанра и прежде всего, средствами внутри- и межфразовой связности и рема-
тематическими доминантами;
– развивать речетворческие способности учащихся в процессе восприятия, ана
лиза и конструирования текстов;
– развивать филологическую культуру студентов-русистов в процессе целена
правленного всестороннего филологического анализа текста как произведения речет
ворческой деятельности создания текста, являющегося неповторимой языковой лич
ностью;
– совершенствовать индивидуальный подход к авторскому тексту в процессе его
интерпретации студентами-русистами, повышая уровень их восприятия и понимания
текста как интегрированной единицы русской речи, что и определяет высокий уровень
филологической и коммуникативной компетенции выпускников-русистов филологи
ческих факультетов.
данный методический подход к пониманию текста как дидактическому понятию
с его обучающими и развивающими функциями позволил методистам-словесникам
рассматривать текст как единицу обучения
и единицу коммуникации. недаром выдаю
щийся русский лингвист Шмелев д.н. говорил: «наше знание языка с его нормами и
наше владение им определяется, конечно речью, которую мы слышим, и текстами, с
которыми нам приходится знакомиться»
таким образом, в программу обучения грамматике русского языка следует вклю
чать учебные тексты. Под учебным текстом понимается такой текст, который пред
ставляет собой образец готового речевого продукта и может служить источником для
создания студентами самостоятельных высказываний разного стиля и жанра в соот
ветствии с законами текстообразованной межкультурной коммуникации. Учебный
текст способствует решению лингвометодических и дидактических задач, возникает
в процессе обучения русскому языку иностранных студентов
. отбор учебных текстов
определяется содержанием и целями обучения.
овладение знаниями и коммуникативными умениями в процессе работы с учеб
ным текстом подготавливает иностранных учащихся к созданию самостоятельных
диалогических и монологических высказываний.
ключевым понятием в методике рки является единица обучения иностранному
языку (далее ия), под которой понимается минимальная структурно-функциональную
единица объекта усвоения, сохраняющая основные свойства и функции последнего.
общий подход к выбору единицы обучения ия исторически определялся взглядом
лингвистов и психологов на язык и способ овладения им, а также, следующим отсюда,
способом дидактически целесообразного членения языка
объекта усвоения. едини
цы должны соответсвовать следующим требованиям:
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
1) представлять в миниатюре презентируемый целостный объект, сохраняя все
основные свойства и, что очень существенно, функции последнего;
2) быть воспроизводимой, потенциально готовой к осуществлению межкультурно
го взаимодействия и являться образцом такого взаимодействия, что предполагает:
– ее культурологическую ценность,
– образцовость и нормативность в языковом, речевом и социокультурном планах,
– личностно заостренную информационную насыщенность, разнообразие видов и
типов (жанрово-стилевое разнообразие);
3) обладать достаточным информационным базисом для развертывания мотиви
рованной текстовой деятельности с целью социального конструирования повседнев
ности доступными для обучаемого вербально-культурными средствами (изобразитель
ные средства, театрализация, дискуссия, внутренний монолог, саморефлексия и др.).
всем перечисленным требованиям отвечает текст. текст
это методически це
лесообразный, аутентичный фрагмент определенного культурно-языкового простран
ства, в рамках которого модулируется культурно-языковое взаимодействие обучаемых
посредством управляемой, личностно-заостренной текстовой деятельности и обеспе
чивается овладение ия. текст демонстрирует выразительный потенциал грамматиче
ских конструкций, их стилистическую окраску и экспрессивные возможности, а также
соотнесенность значения грамматических конструкций с содержанием, смыслом вы
сказывания; мотивирует выбор определённых грамматических средств и, иллюстриру
ет особенности их функционирования, словоизменительные и словообразовательные
нормы, нормы построения словосочетаний и предложений, оттенки значений синони
мичных грамматических конструкций.
таким образом, в процессе обучения в иноязычной аудитории учебный текст рас
сматривается как единицу обучения, с помощью которой:
– обогащаются знания и представления студентов о функционировании языковых
единиц в тексте как речевой данности определённой социокультурной общности;
– формируются знания студентов по лингвистической теории, а на её основе про
исходит становление и развитие коммуникативных умений студентов;
– происходит овладение содержательной и структурной моделью текста, вопло
щающего в себя коммуникативно-познавательную активность индивида;
– формируются страноведческие знания и новая языковая картина мира.
Примечания:
Пассов е.и. коммуникативный метод обучения иностранному говорению. м., 1985.- с. 91.
сунь Юйхуа. текст как интегрированная единица обучения китайских студентов-русистов на
продвинутом этапе. сударыня., 2001.- с. 44-55.
Шмелев д.н. русский язык в его функциональных разновидностях: к постановке проблемы. м.,
игнатов и.Б. теоретические основы обучения грамматической правильности ричи иностранных
студентов. Белгород, 1997. - с. 62.
сследование и ис
ольЗование ассоциаций
иЧескиХ наУкаХ в XX – XXI векаХ:
радиции и инновации
, тГПУ, к.ф.н., доцент кафедры современного русского языка и стилистики
ассоциирование – явление сложное, многомерное и многоаспектное, разными
своими гранями обращенное к различным наукам, связанным с изучением человека и
мира. ассоциации в гуманитарных науках предстают и как некая интеллектуальная
идея, и как традиция, имеющая глубокую концептуальную основу. их изучение нача
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
лось около ста лет назад, хотя явление ассоциации известно еще со времен аристоте
ля, разграничившего ассоциации по сходству и смежности. самое общее определение
ассоциации – это связь, установленная между двумя понятиями, объектами, словами
и т.д. в определении ассоциации мы разделяем мнение р.м.Фрумкиной, и полагаем,
что ассоциация – это личная субъективная связь индивида, основанная на индивиду
альном опыте, но, тем не менее, укорененная глубоко в культуре и имеющая соци
альный смысл и значимость
. сегодня в исследованиях самого различного уровня и
направленности можно встретить множество терминов и понятий, в составе которых
есть слова «ассоциация», «ассоциативный», ср.: ассоциативная связь, ассоциативная
цепочка, направление ассоциирования, ассоциативный потенциал, ассоциативная ги
потеза творчества, ассоциативное поле, ассоциативное мышление, свободные ассоциа
ции, ассоциативная парадигма, ассоциативно-вербальная сеть, ассоциативная карта,
ассоциативная структура, стратегия ассоциирования, направление ассоциирования и
т.д. все это свидетельствуют о том, что как идея и как метод, технология, способ в
составе методик, ассоциации активно освоены и ассимилированы современной наукой
и культурой, причем не только гуманитарной (понятие «ассоциация» используется и в
математике, информатике, кибернетике, биологии, менеджменте и т.д).
в исследовании ассоциаций гуманитарными науками можно выделить этапы. ас
социативные механизмы известны уже лет сто и описаны классиками психологии. од
ним из наиболее известных методов З. Фрейда при проведении психоаналитической
беседы является метод свободных ассоциаций, а в своей работе «Психология бессозна
тельного» З.Фрейд описывает и характеризует ситуацию забывания собственных имен
на конкретном примере из своей жизни
. Было забыто имя художника, написавшего
известные фрески в соборе итальянского городка орвитело. вместо искомого имени
(синьорелли) автору упорно приходили в голову другие, и он, наконец, попытался
установить, благодаря каким влияниям и путем каких ассоциаций произошел этот сбой
в воспоминании и смешение фамилий. в последующих рассуждениях автора очень
четко описываются механизмы ассоциирования. Это последовательная комбинация
ассоциативных связей или, скорее, развитие ассоциативной цепочки: вначале ассоциа
ции по смежности, затем вытеснение одной из ассоциативных связей, ее «десеманти
зация» и возникновение новых ассоциативных связей уже с составными частями, на
которые распалось в результате имя художника. как видим, взаимосвязи ассоциатив
ных реакций и процессов замещения, смещения значений и смыслов, их акустическое
и смысловое разграничение и перекомбинация с образованием новых ассоциативных
пар давно известны, установлены и описаны.
карл Бюлер в своей монографии «теория языка» трактует ассоциацию как некое
механическое сопоставление, соположение. ассоциативный ряд, ассоциативная це
почка, как утверждал ученый, это механическая последовательность и ничего больше.
самым известным примером ассоциативного ряда он называет последовательность
букв в алфавите. «Было бы нетрудно доказать, - писал к.Бюлер, - что в системе знаков
из которых состоит естественный язык, встречается множество ассоциативных цепо
чек и переплетений…и которые оказывают нам такую же службу во всеобъемлющей
задаче упорядочения нашего знания о предметах и сообщения этого знания другим.
мы выучиваем и репродуцируем – не всегда, но часто и постоянно – ряды языковых
знаков (слов)» и благодаря этому разнообразным способом поддерживаем в памяти
предметное содержание и владеем им»
. к.Бюлер утверждал, что внутренняя форма
языка обусловлена действием механических произвольных сопоставлений – ассоциа
ций, ассоциативных цепочек, «посредников», «координаторов».
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
о необходимости учета ассоциаций в изучении различных явлений жизни язы
ка писали в своих работах и другие выдающиеся лингвисты XIX-XX вв. – Ф.де сос
сюр, а.р.лурия, а.а.Потебня и другие. в работе «Психология поэтического и про
заического мышления» а.а.Потебня указывал на необходимость видеть и учитывать
существующее несоответствие между значением слова и возможностями его смысло
вого представления: «Жизнь слова с психологической, внутренней стороны состоит
в применении его к новым признакам, и каждое такое применение увеличивает его
содержание»
. таким образом, ассоциации неизбежно связаны с проблемой семанти
ческих сдвигов в языке. Эту мысль развивает н.в.иванов: «аспект смыслового опре
деления слова совершенно открыт и потенциально бесконечен… в аспекте опытного
смыслового определения слово не просто определяется, фиксируя какие-то смыслы, но
«живет» в языке… слово наполняется новым смысловым содержанием, смысловыми
оттенками, коннотациями, ассоциациями»
асто интерес к явлению ассоциирования
и ассоциациям в лингвистике определялся развитием смежных наук, например, психо
логии и литературоведения.
об ассоциативности русской поэзии впервые заговорили в начале
века в связи
с трансформацией символизма. интересно, что явление ассоциативности стали осо
знавать сами поэты. вячеслав иванов в своей статье «о поэзии и.анненского»
впер
вые назвал его символизм «ассоциативным» и попытался его объяснить: «поэт- сим
волист ... берет исходною точкой в процессе своего творчества нечто физически или
психологически конкретное и, определяя его непосредственно, часто даже вовсе не
называя, изображает ряд ассоциаций, имеющих с ним такую связь, обнаружение кото
рой помогает многосторонне и ярко осознать душевный смысл явления, ставшего для
поэта переживанием, и иногда впервые назвать его – прежде обычным и пустым, ныне
столь многозначительным его именем». ассоциация соотносится с многозначностью
слова в тексте, определяет его образность, возникает из недоговоренности, пропущен
ных логических связей в тексте, намеков. лидия Гинзбург отмечала, что «в русской
поэзии начала
века повышенная ассоциативность предстает и в метафорической,
и в неметафорической форме», и справедливо указывала на то, что «ассоциативность
творчества и ассоциативность восприятия заложены в самом существе поэзии»
развитие психолингвистики усилило интерес к многоаспектному изучению явле
ния ассоциативности. существует традиция исследования ассоциаций в западной на
уке. известны такие исследования, как The Structure of associations и Psycholinguistics
(James Deese), Norms of Word association (leo Joseph Postman), Word assotiations (Phebe
Cramer), New horizons in linguistics (John lyons), The structural basis of word association
behavior (Howard R. Polio), Generalily of word associat (luis J. Moran), издания Word
associations Norms (Palermo) и Studies in wordassociation и другие. очень сильные пси
холингвистические школы и традиции изучения ассоциаций сформировались в рос
сии. с именем н.и.Жинкина связано понимание ассоциации как физиологического
механизма, запоминающего язык. Принцип ассоциирования как установления связей
разных видов выступает и в качестве одной из ведущих характеристик процессов
функционирования речевой организации человека, что позволяет говорить об универ
сальном принципе/ механизме ассоциирования
. исследование ассоциаций и ассоциа
тивных механизмов мышления лежит в основе созданной а.а.леонтьевым теории ре
чевой деятельности (1969). в современных представлениях об устройстве лексикона
ассоциативное поле слова считается его основной структурной единицей.
в англоязычной части сети за пределами рунета широко распространен проект
Wordassociations.net
который дает возможность просмотра ассоциаций, которые воз
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
никают в сознании человека от данного слова. его пользователями являются литера
турные критики, писатели, журналисты, лингвисты, социологи, маркетологи, менед
жеры по рекламе, а также люди, которые хотят узнать больше об английском языке и
об окружающем мире.
лингвистический
аспект ассоциаций – это, прежде всего, словесные ассоциации,
ассоциации слов, а уже на их основе – ассоциации идей, образов, понятий, явлений,
зрительные, слуховые, культурологические и т.д. лингвистика предлагает свой ответ на
вопрос о том, почему у слова есть ассоциации: они возникают и закрепляются в язы
ковом сознании под влиянием текстов
. активно развивается сегодня ассоциативная
лексикография. Большую роль в развитии ассоциативной лингвистики и ассоциативной
лексикографии сыграли Ю.н.караулов и его научная школа. наиболее определенное и
четко сформированное направление исследования ассоциаций в лингвистике – это ассо
циативная семантика, направление, ориентированное на рассмотрение вопросов языко
вого значения в широчайшем контексте психологии, философии, физиологии и т.д.
разработка проблемы
текстовых
ассоциаций стала перспективным направле
нием дальнейшего исследования функционирования слова в тексте, закономерностей
текстовой деятельности и организации, изучения идиостиля автора. наиболее глубоко
и всесторонне она освещается сегодня в коммуникативной стилистике текста, разра
батываемой коллективом исследователей в томском государственном педагогическом
университете под руководством профессора н.с.Болотновой, в рамках одного из на
правлений – теории текстовых ассоциаций
. информативно-интерпретационный по
тенциал словесных (текстовых) ассоциаций рассматривается как возможность приме
нения в самых разнообразных исследованиях, в том числе в комбинированных методи
ках. мы полагаем, что текстовые ассоциаты могут быть следующих типов: парадигма
тические и синтагматические (по характеру ассоциативной связи); сильновероятные
вероятные – слабовероятные – уникальные (по признаку типичности/ уникальности);
эксплицированные и имплицитные (по степени представленности в тексте); внутри
текстовые и сверхтекстовые (по способу получения).
удожественный текст имеет
проекцию своего смыслового, образного, идейно-концептуального и эмоционального
потенциала, который можно установить в ассоциативном поле текста. ассоциативное
поле текста как понятие и явление, важно как для интерпретации текста, так и в пере
водческой деятельности. в ассоциативном поле текста отражаются семантический по
тенциал текстовых элементов, приоритеты и направления восприятия, ключевые слова
и структуры текста, эмоциональный фон, направления смыслоформирования.
в сфере менеджмента и организации бизнес-процессов также могут применяться
ассоциативные методики. интерпретационные возможности ассоциативных методик
связаны с нахождением предметных областей, установлением ассоциативных связей,
которые на первый взгляд неочевидны или лежат за пределами сознания, но, тем не
менее, подсознательно влияют или могут влиять на ситуацию. очень часто решение
проблем связано именно с выведением из автоматизма нужных ассоциативных связей,
объяснением и комментированием этих обнаруженных связей, перекомбинированием
привычного порядка ассоциаций, моделированием новых связей
Перспективы использования информативно-интерпретационного потенциала ас
социаций разных видов гуманитарными науками могут быть связаны с изучением
такого интересного явления как
тенденция ассоциирования
: основные тенденции в
ассоциировании могут быть как у человека (автора, художника, медиа-личности, про
фессионала в определенной области и т.д.), так и целого течения, направления и даже
эпохи. для этого могут быть проведены специальные эксперименты или исследованы
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
соответствующие тексты. кроме того, существуют особые разновидности текстов, где
на первый план выходит проявление личностного начала – это
эго-тексты
(эссе, вос
поминания, автобиографическая проза, интервью и т.д.). изучение таких текстов в ас
социативном аспекте может давать интересные, неожиданные результаты. в плоскости
общей теории текста анализ ассоциативных рядов различных типов может использо
ваться как механизм понимания его семантических, стилистических, прагматических
и жанровых особенностей. с точки зрения изучения языковой личности и идиостиля
автора методики, связанные с использованием ассоциаций дают также очень интерес
ные результаты.
традиции и инновации в осмыслении ассоциаций в филологических (гума
нитарных) науках в
I в. связаны с развитием методов и подходов в следующих
направлениях:
взаимодействое аудио-визуальных и текстовых форм выражения действи
тельности, и, как следствие, взаимодействие ассоциативности разного происхождения
(например, визуальной и словесной).
ассоциативность и синестезия.
ассоциативность в рекламе.
ассоциативность в медиа-сфере.
ассоциативность в художественном творчестве (ассоциативные аспекты
воплощения в тексте автора и ассоциативные механизмы восприятия и интерпретации
текста читателем).
ассоциативность и когнитивистика.
ассоциативность и спичрайтинг.
ассоциативность и изучение прецедентных феноменов и стереотипов.
ассоциативность и вопросы перевода, межкультурной коммуникации.
ассоциативность и способы получения неявного знания (здесь мы имеем
ввиду актуальную на сегодняшний день идею получения неявных, субъективных зна
ний человека по какому-то интересующему вопросу путем организации определенно
го контекста, активно развивающиеся сrowd-sourcing – технологии.
ассоциативные методы будут и дальше использоваться в таких сферах, как образо
вание и обучение иностранным языкам; психология, психоанализ, психиатрия, социо
логия, лингвистика (социолингвистика, психолингвистика, когнитивная лингвистика),
коммуникативистика в широком смысле (исследование роли ассоциативных связей в
различных типах коммуникации и повышении ее эффективности), менеджмент, управ
ление и развитие бизнес-технологий. кроме того, очевидны возможности этих мето
дов для междисциплинарных исследований самых различных уровней.
таким образом, ассоциации на сегодняшний день в лингвистике и других гу
манитарных науках предстают как действительно
мультиинформативное
явление и
эффективный и результативных метод в том числе в составе разнообразных методик и
технологий.
Перспективы использования возможностей словесных ассоциаций
мы видим в разработке комплексных методик, предназначенных для самых широких
целей, и позволяющих получать результаты в интеграции различных наук и направле
ний (социологии, истории, психологии и психолингвистики, лингвистики и стилисти
ки текста, теории и практики коммуникации, риторики, когнитивистики и т.д.).
Примечания:
Фрумкина р.м. Психолингвистика. м., 2003.
Фрейд З. Психология бессознательного. м. 1990.
Бюлер к. теория языка. 2001. с. 179.
Потебня а.а. Психология прозаического и поэтического творчества// мысль и язык. м. лаби
ринт. 1999.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
иванов н.в. Проблемные аспекты языкового символизма. опыт теоретического анализа. минск,
иванов вяч. о поэзии аннинского // собр. соч. т.2. с. 573.
Гинзбург л.я. о лирике. м., 1994. с. 334.
Залевская а.а. введение в психолингвистику. м.2000. с. 52.
www.wordassociations.ne
см, например: караулов Ю.н. активная грамматика и ассоциативно-вербальная сеть. м. 1999.
Болотнова н.с, васильева а.а. коммуникативная стилистика текста: Библиографический указа
тель по научному направлению. томск, 2009. 188 с.
см. об этом, например: васильева а.а. ассоциативные аспекты исследований в лингвистике
и других гуманитарных науках: возможности и перспективы // отечественная и зарубежная литература в
контексте изучения проблем языкознания. монография. книга 4., краснодар. с. 38-77.
акУнарнос
оЧнос
ь словоо
раЗова
ельныХ
арадиГм имен
рилаГа
ельныХ,
оЗнаЧа
ЩиХ Харак
рилаГа
ельноГо Злой и еГо синонимов)
, иГУ, студент
научный руководитель
м.Б. ташлыкова
исследованию деривационного потенциала частей речи посвящена обширная ли
тература. думается, однако, что далеко не все вопросы, возникающие при изучении
факторов, которые определяют словообразующие возможности языковых единиц, по
лучили свое исчерпывающее разрешение.
объектом нашего анализа являются закономерности, регулирующие дериваци
онный потенциал адъективной лексики в сфере образования имен лиц. материал
исследования – имена прилагательные, которые хотя бы в одном из своих значений
используются для характеристики психических состояний и свойств человека, и их
производные со значением ‘имя лица’ (1206 единиц: 1083 прилагательных и 123 суще
ствительных). деривационные возможности прилагательных на этом участке словоо
бразовательной системы отличаются существенным разнообразием.
в парадигмах прилагательных
щедрый, честный, жестокий
, например, отсут
ствуют существительные, называющие лицо по признаку (
щедрый
честный

жестокий
→ *); в парадигмах прилагательных
добрый, умный
значение ‘носитель
признака’ выражено существительными
добряк, умник;
в парадигме слов
скупой, тру
долюбивый
соответствующие семантические места занимают несколько производных
скупец, скупердяй, скупердяга
трудолюбивый
трудолюб
трудолюбец
все эти факты требуют содержательной интерпретации: важно понять, от чего за
висит возможность использования прилагательного в роли производящей единицы для
существительного со значением лица, как компенсируются лакуны, какие смысловые
оттенки исходных единиц выражают синонимы в случае их наличия. решение подоб
ных вопросов вносит вклад в развитие семантических представлений о процессах сло
вопроизводства. сказанное обусловливает
актуальность
настоящего исследования.
в данной работе рассматриваются словообразовательные возможности имен при
лагательных, входящих в синонимический ряд адъектива
злой
и имеющих общий ком
понент значения – ‘исполненный чувства недоброжелательства, способный причинить
вред, зло’:
злой
1.1 –
‘исполненный чувства недоброжелательства, враждебный, полный
злобы, злости’;
злобный
1.1 –
‘исполненный злобы, вражды’;
ехидный
1.1 –
‘отличаю
щийся злой насмешливостью, стремлением задеть, уколоть; злой, хитрый, язвитель
желчный
2.1 – перен.
‘раздражительный, язвительный, злой’;
злющий
– разг.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
‘очень злой’;
лихой
1.1 – устар.
прост., народно-поэт.
‘могущий причинить вред,
недобрый
‘относящийся неприязненно, враждебно к другим; злой’.
словообразовательные парадигмы прилагательных
злобный, желчный, злющий,
лихой
недобрый
характеризуются лакунарностью (семантическое место ‘имя лица’
остается незаполненным); адъективов
злой
ехидный
– избыточностью (
злой → злец
злыдень
злюка
ехидный → ехид
ехида
ехидна
ехидник
как известно, словообразовательные возможности прилагательных могут не реа
лизовываться в связи с действиями разного рода ограничений
существует формальное ограничение, налагаемое морфонологией, которое опре
деляет невозможность соединения деривационных морфем с основой прилагательного
злющий
: суффиксы наименований лица не сочетаются с адъективными основами на
отсутствие существительных со значением ‘имя лица’ от прилагательных
лихой
желчный
объясняется лексическими ограничениями. образование наименований лица
от прилагательных в данном случае избыточно. в лексике уже есть такие субстантивы,
как
лиходей
желчевик
, обозначающие лицо, склонное к тем действиям, в которых
проявляется признак, называемый словами
лихой
желчный
. ср.:
лиходей –
‘злодей’,
то есть ‘тот, кто совершает злодеяние или способен на него’;
желчевик –
‘о раздражи
тельном, язвительно настроенном человеке’.
однако наличие существительного
злодей
в парадигме прилагательного
злой
стало ограничением на производство других субстантивов (
злец, злюка
для того чтобы понять, почему лексическое ограничение, актуальное для одних
прилагательных, снимается при функционировании других прилагательных, следо
вало обратиться к анализу примеров контекстного употребления всех перечисленных
имен. для решения этой задачи из национального корпуса было извлечено 549 контек
стов, в ходе анализа которых выяснилось следующее.
основное значение прилагательного
злой
(‘исполненный чувства недоброжела
тельства, враждебный, полный злобы, злости’) проявляет себя в нескольких семанти
ческих вариантах, каждый из которых характеризует лицо с разных сторон:
злой
характеризует лицо по его
постоянному
свойству, проявляющемуся в его
отношении к миру и людям:
соседка была злая и неприятная женщина, она всегда
ругалась, если во время игры к ней за забор перелетал мяч,…
(а. варламов);
злой
характеризует лицо по его
актуальному
поведению:
и тут же рассказал
душещипательную историю о том, как злые приставы пришли в его рабочий кабинет
и попытались вытащить стулья прямо из-под участников проводимого в это время
рабочего совещания
(а. крутов);
злой
характеризует лицо по его причастности к миру зла (говорящий апелли
рует к тем общим представлениям о добре и зле, которые сформировались у носите
лей данной культуры):
…в его представлении мир не населен злыми и добрыми
духами
(а.с. макаренко).
как показывает анализ, все аспекты семантики прилагательного
злой
являются мо
тивационно актуальными и воплощаются в разных производных субстантивах.
Первый аспект семантики адъектива формирует основу значения устарелого суще
ствительного
злец
и слова
злюка
он злец ужасный: я все ночи теперь не буду спать
и ожидать, что он вернется ко мне в квартиру и убьет меня!
(а.Ф. Писемский).
кую отвратительную
злюку
редко встретишь. на лице, кроме раздражения, ничего
Гурченко).
второй и третий аспект значения исходного прилагательного воплощаются в се
мантической структуре субстантива
злыдень
– ты что, облезлый, девчонку бьешь? У,
злыдень! вот выйду, наподдам тебе!
(а.а. Фадеев);
Это злыдни, засев внутрь иголь
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ного ушка, мешают, вороша мохнатыми лапками, вдеться нитке в иглу; это злыдни
же, пробравшись внутрь уха, умеют зашептать одинокого насмерть
(с.д. кржижа
новский).
таким образом, в процессе анализа семантики прилагательных, обозначающих
психические характеристики лица и входящих в синонимический ряд адъектива
злой
наряду с такими факторами, обусловливающими высокий деривационный потенци
ал, как формальная структура слова, частота употребления, стилистическая окраска и
широта сочетаемости, можно выделить еще один фактор, который до сих пор не рас
сматривался в научной литературе. Это многообразие семантических вариантов произ
водящего слова, которое не только позволяет преодолеть ограничения на словопроиз
водство, но и является причиной деривационной избыточности словообразовательных
парадигм прилагательных, обозначающих психические характеристики человека, в
сфере образования имен лиц.
Примечание:
Земская е.а. современный русский язык. словообразование. – м., 1993. – с. 193-207.
Эвол
ция лексиЧескиХ средс
в выра
«норма» в рУсском яЗыке
еснина
, тГУ, 3 курс
научный руководитель
л.П. дронова
норма – одна из значимых культурных констант. в языке понятие нормы выраже
но на всех уровнях, однако именно при анализе лексики можно понять, как человек
осмысляет и оценивает это понятие. анализ лексико-семантического поля (далее лсП)
представляется самым удобным способом рассмотреть все нюансы отображения по
нятия, так как оно также имеет полевую структуру. лсП в исследовании понимается
как состоящее из лексем, связанных семантическими отношениями, «словесное» поле,
которое накладывается на определённую сферу понятий
на современном этапе понятие «норма» выражается следующими лексическими
средствами:
норма
нормальный
нормально
мерило
размер
обычай
обычный
обыкновение
обыкновенный
порядок
правило
образец
установление
установленный
установка
положение
положен
), на периферии –
закон
привычка
. можно отметить, что лсП имеет два
ядерных значения – ‘установленная мера, средняя величина’ и ‘узаконенное установ
ление; общепринятый порядок; правило’; интересно отсутствие антонима к лексеме
норма
на лексическом уровне – только на уровне понятия можно подобрать антоним
«антинорма». ядром лсП ‘норма’ на современном этапе является слово
норма
. но это
слово было заимствовано из латинского в XVIII веке
. как же раньше выражали в рус
ском языке это ключевое для человека понятие?
в русском языке XIX века можно отметить доминирование лексемы
порядок
в вы
ражении понятия «норма» – при этом подчёркиваются важные аспекты восприятия
нормы человеком как чего-то составленного по ряду, упорядоченного. в состав лсП
на уровне русского языка XIX века входят следующие единицы:
норма
нормальный
нормально
обык
обычай
обычный
обыкновение
обряд
обрядовый
порядок
ряд
порядочный
правило
(
образец
установление
устав
церемония
). как и на современном этапе развития языка, можно выде
лить два ядра в лсП и отметить их сходство, но в то же время и отличие от ядерных
значений в современном лсП ‘норма’. Значение ‘ряд предметов, способ размещения’
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
тоже вещественное, как и ‘установленная мера, средняя величина’ в современном рус
ском языке, но подчёркивает расстановку, упорядоченность предметов в пространстве,
ту же упорядоченность передаёт и значение ‘установленные действия в определённой
последовательности’.
в русском языке XVIII века наблюдается переходная ситуация – с одной стороны,
именно в это время начинается продвижение лексемы
порядок
к ядру лсП, с другой
ещё главенствует лексема
‘порядок, устав, обряд; достоинство, степень, честь’ и её
дериваты, которые отражали все семантические компоненты, входившие в лсП ‘нор
ма’ на данном этапе развития языка: ‘установленный порядок, обычай’, ‘место, зани
маемое согласно порядку; ранг’, ‘действие по установленному порядку’, ‘действие в
целом’
У слова
порядок
в это время началось формирование общих значений, подчёркива
ющих установленность, отражающих нормативность: ‘устройство, надлежащее распо
ложение вещей’, ‘предписанное, установленное течение дел’. Благодаря связи с лек
семами
ряд
в значении ‘договор, условие’,
рядиться
‘условливаться, договариваться’
в составе слова
порядок
в лсП ‘норма’ входит семантический компонент ‘неофици
альный договор, установление’.
итак, на уровне русского языка XVIII века лсП ‘норма’ состоит из следующих
лексем:
‘порядочный’,
‘порядочно, как должно’,
благочинно
‘до
бропорядочно, благопристойно’,
предчиние
‘прежний порядок’,
подчиняю
‘делаю кого
зависимым от другого’,
‘творить, производить’,
сочинить
‘составить, располо
жить на письме’ и т.д.),
порядок
порядочный
порядком, поряд
‘условие, положение’,
распоряжать
‘распределять’),
обряд
обычай
обычно
обычайный
‘обычаем приня
обыкновение, обыкновенный, обыкновенно
устав
уряд
‘хорошее расположение
вещей, в хорошем порядке’.
на уровне древнерусского языка происходило формирование понятия «норма» в
сознании русскоговорящих, а на этапе старорусского – последующее закрепление. По
данным словаря русского языка XI-XVII века и материалам для словаря древнерусско
го языка и.и. срезневского можно сделать вывод, что понятие «норма» в древне- и
старорусском языке выражалось главным образом лексемой
, обладавшей много
образием лексических значений и стоявшей во главе разветвлённого деривационного
гнезда. все значения лексемы
можно сгруппировать так: ‘порядок, правило, устав’,
‘дело, действие’ ‘определённое место в ряду, степень, должность, звание’.
лексема
порядок
в период с XI по XVII века ещё не развила свои обобщённые
значения и на этом этапе развития языка можно видеть собственно её образование от
лексемы
ряд
по ряду положим числа
(Повесть временных лет),
и потом собрах словца
си любая, и складах по ряду и написах
(Поучение владимира мономаха)
. однако дру
гие производные от лексемы
ряд
более точно выражают понятие «норма», например,
поряд
‘распорядок’, ‘распределение по порядку’, ‘истинное положение дел’,
порядие
‘порядок, последовательность’. да и у самой этой многозначной производящей лексе
мы есть значения, которые входят в лсП ‘норма’: ‘стройность, равнение, организован
ность’, ‘правило, устав, распорядок’, ‘порядок, управление’. в некоторых значениях
ряд
являлся синонимом к
: ‘разряд, должность, чин, достоинство’ –
аще кто до
стоинъ обрящется на поставление ... попа, никакоже да не взъбраненъ будетъ на
таковыи рядъ взъведенъ быти…
При рассмотрении структуры лексемы
обычай
окончательно выявляются основ
ные лексические значения слов из лсП ‘норма’ на этом этапе развития языка – ‘оче
рёдность событий’; ‘дело, действие’; ‘привычный образ действий’; ‘неписаный закон,
договор’. однако слово
обычай
из перечисленных основных значений имеет лишь два:
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
‘привычный образ действий, привычка’, ‘неписаный закон, договор’, а среди отвле
чённых лексических значений слова
ряд
преобладают значения, функционирующие
в юридической сфере и отражающие в языке того времени понятие «закон». Это ещё
раз подтверждает статус архилексемы
. ещё же одна лексема –
устав
– находится
ближе к периферии лсП, поскольку она, как и лексема
ряд
, в основном имеет значения
функционирующие в юридической сфере.
итак, на уровне русского языка XI-XVII веков лсП ‘норма’ представлено следую
щими лексемами:
чинить, сочинить, подчинить, чиновный
пристойный’
и т.д.), ряд (
поряд
порядить
порядок
порядком
порядие
обычай
обыч
‘установленный, принятый’,
обычно
обычайно
‘нравственно’),
устав
уставить
установление
). норма на данном этапе развития языка представлена, как нечто упоря
доченное, положенное, обусловленное временем, договором и часто – связанное с выс
шими силами, что объясняется условиями зарождения письменного русского языка:
письменные источники в основном представляют собой религиозные тексты.
таким образом, анализ языковых единиц, представляющих понятие «норма», в
исторической ретроспективе позволил увидеть этапы эволюции этого понятия и их
историко-культурную детерминированность: с появлением юридических отношений и
системы управления стало важным и понятие «норма». исследование выявило и клю
чевой элемент в понимании нормы на всех этапах развития русского языка – упорядо
ченность.
Примечания:
васильев л.м. теория семантических полей // вопросы языкознания, 1971, №5. – с.109
словарь русского языка XVIII века. – сПб: «наука», 2005. – вып. 15. – с.179
словарь академии российской. – сПб, 1794. – т.6. – с. 755-759
словарь академии российской. – сПб, 1794. – т.5. – с. 291-292
и.и. срезневский материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. –
сПб, 1893. – т.3. – с.232
словарь русского языка XI - XVII века – м.: «наука», 1997. – вып. 22. – с. 282
вт
ориЧная деривация в современном рУсском яЗыке
римере наименований лиц)
иданов
., омГПУ, ст. преподаватель
взаимосвязь словообразовательной и синтаксической систем языка, общность ме
ханизмов слово- и фразообразования объективируют необходимость изучения словоо
бразовательных механизмов на синтаксической основе. При этом в центре внимания
находится изоморфизм словообразовательных и синтаксических единиц, вследствие
чего производное слово рассматривается как особый способ представления языкового
знания, в котором ведущую роль играют пропозициональные структуры и их свёрты
вание.
Под изоморфизмом в лингвистике понимается «однотипность структуры конститу
тивных языковых единиц различных уровней, следствием чего является или может яв
ляться однотипность отношений между этими единицами на разных уровнях»
. такое
определение изоморфизма отражает особенности структуры языка на всех уровнях,
что позволяет выявить однотипный характер структур различных языковых единиц, в
частности, наличие ограниченного количества инвариантов при неограниченном чис
ле вариантов, наличие парадигм, образуемых единицами всех уровней.
По мнению ряда исследователей (о.П. ермакова, е.в. Петрухина, л.а. арае
ва и др.), учёт изоморфизма между производным словом и исходной предикатно-
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
аргументной структурой позволяет объяснить приращённые смыслы в значении дери
ватов, например,
танцор
– это не просто тот, кто танцует, а тот, кто может, умеет или
учится танцевать. Более того, анализ скрытых предикатов в семантической структуре
производного слова делает возможным объяснение многих механизмов современных
словообразовательных процессов, например, раскрывает сущность вторичной дери
вации, или повторной реализации словообразовательных моделей в языке XXI века,
которая приводит к такому расширению семантики производных слов, что они стано
вятся неидиоматичными и неоднозначными
как показывают наблюдения, активное распространение в настоящее время в обла
сти вторичной деривации получила модель, воспроизводящая наименования лиц. на
коммунальщик:
«человек, имеющий отношение к коммунальному хозяйству»,
«жилец коммунальной квартиры»
«пассажир на транспорте, имеющий
право на льготный проезд», «учащийся школы, имеющий право на льготное пита
ние», «инвалид, пенсионер с правом льготы на лекарства»;
отказник:
«в советское
время лицо, которому отказано в праве выезда за границу», «человек, отказавшийся
от выполнения административных, служебных и т.п. обязательств», «человек, от
казавшийся от прохождения службы в армии», «ребёнок, от которого отказались
родители»
и т.д.
в подобных случаях производное имя можно рассматривать как преобразование
описательной номинации в однословную производную номинацию, в основе которой
лежит универбация, то есть как компрессию поверхностной структуры словосоче
тания, предложения или описательной номинации. При этом в ходе преобразования
синтаксических структур в единицы номинации достигается и чисто дискурсивная
цель: выразить как можно больше информации при экономии языковых средств
. не
трудно убедиться, что развитие новых значений в данном случае происходит за счёт
изменения скрытых в их семантической структуре пропозициональных элементов,
обнаружить которые возможно с привлечением контекстных форм. следовательно, на
личие широкого контекста является обязательным условием для функционирования
подобных форм в речи, что связано с необходимостью однозначного определения их
лексического значения. Указанная особенность позволяет связать появление подобных
дериватов с действующей в современном словообразовании тенденцией к аналитизму,
которая, очевидно, проявляется не только на уровне формальной структуры произво
дного слова, но также затрагивает семантическую составляющую.
в случае если новое значение слова формируется в процессе «внесловной» дерива
ции с использованием различных словообразовательных средств, необходимо говорить
прежде всего о словообразовательной мотивации, нежели о семантической, поскольку
новое и исторически предшествующее значения имеют одну и ту же мотивирующую
основу, однако между ними не возникает отношений семантической обусловленности
одного другим. Приведём новые значения существительного
чеченец
– 1. российский
воин, принимавший участие в военных действиях на территории
еченской республи
ки в 1995-1996 гг. 2.
еченский боевик – участник незаконных вооруженных форми
рований, ведущих борьбу против федеральной власти за независимость
ечни. 3.
криминальной группировки, главарь или участники которой являются чеченцами, уро
женцами
еченской республики
сравним исторически предшествующее значение данного слова (
чеченцы
– народ,
составляющий основное коренное население
ечни) и значение «российский воин…».
совершенно очевидно, что оба слова образованы по одной и той же словообразова
тельной модели, имеют одну мотивирующую базу – основу существительного
Чечня
, к
которой прибавляется деривационный суффикс со значением лица (
однако новое
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
значение и исходное не связаны отношениями мотивированности, семантической вы
водимости, как в случаях внутрисловной деривации. о.П. ермакова отмечает, что от
субстантивные имена лиц и предметов представляют собой открытые семантические
структуры, в результате чего могут вмещать в себя неограниченное число значений, ре
гулируемых лишь смысловыми связями производящей основы. ср.:
песчанка
– 1.
Гры
зун, водящийся в песчаных или глинистых равнинах или степях. 2. морская рыба се
мейства окунеобразных, обитающая у берега на песчаном грунте. 3. Промышленная
глина со значительной примесью песка. 4. травянистое растение семейства гвоздич
ных. 5. небольшой кулик семейства ржанок
. как видим, по крайней мере, первые три
значения этого слова мотивированы лексемой
песок
в современном русском языке последних десятилетий речь идёт об активизации
рассматриваемого явления. выше было отмечено, что количество возможных значений
таких дериватов регулируется лишь смысловыми связями производящей основы, ины
ми словами, все значения определяются скрытыми пропозициональными элементами,
представленными в семантической структуре деривата. При этом для отражения в речи
того или иного значения необходим достаточно широкий контекст, выявляющий все
смысловые связи и отношения слов, образованных как вторичные дериваты, ср:
показывает, что неудачный выстрел из «
газовика
» почти всегда провоцирует пьяную
агрессию (кП, 30.01.1997) – когда говорят о баснословных заработках
газовиков

всегда хочется спросить: а вы видели, как лом рассыпается в куски на 50-градусном
морозе? (кП, 18.02.1997)
– примеры о.П. ермаковой. именно требование наличия ши
рокого контекста позволяет причислить данные дериваты к контекстообусловленным
формам, появление и активизация которых в русском языке объясняется действующей
тенденцией к аналитизму.
как показывают наши наблюдения и современная лексикографическая практика, в
настоящее время происходит активизация вторичной деривации. Производящей базой
могут выступать как основы слов, так и словосочетаний, формантами – преимуще
ственно суффиксы. Приведём некоторые примеры:
агропромышленник –
1. владелец,
руководитель предприятия агропромышленного комплекса. 2.
лен агропромышлен
ной партии, парламентской фракции, отстаивающей интересы работников агропро
мышленного комплекса;
альтернативщик
1. военнослужащий, проходящий аль
тернативную гражданскую службу взамен военной. 2. Представитель альтернативного
направления в искусстве (кино, музыке). 3. альтернативный кандидат на какой-л. пост,
на какую-л. должность;
афганец
– 1. Житель афганистана. 2. военнослужащий совет
ских войск, участвовавших в войне в афганистане (1979 – 1989 гг.). 3. собака породы
афганская борзая;
Белодомовец –
1. о членах правительства сШа. 2. о защитнике
Белого дома во время осады Парламента рФ в октябре 1993 г. 3. о членах правитель
ства рФ;
Бутылочник –
1. рабочий, выделывающий бутылки. 2. нищий, бомж, бедный
человек, занимающийся сбором и сдачей пустых бутылок;
Бюджетник –
1. работник
организации или учреждения, находящихся на бюджетном государственном финанси
ровании. 2. студент, учащийся среднего специального учреждения, получающие зна
ния за счёт бюджетного финансирования;
контрактник –
1. военнослужащий, добро
вольно оставшийся на сверхсрочную службу и заключивший для этого контракт. 2.
студент, обучающийся в вузе по контракту, на коммерческой основе.
вторичная деривация в области наименований лиц приводит также к развитию в
современном русском языке актантной энантиосемии, при которой происходит совме
щение в названиях лиц значений агенса и пациенса:
отказник
– 1. в советское время
тот, кому было отказано в выезде за границу. 2. тот, кто отказался от различного рода
социальных, профессиональных обязательств, например, от службы в армии. 3. ребё
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
нок, от которого отказались дети. 4. родители, отказавшиеся от ребёнка;
смертник
1. Приговорённый к смерти. 2. добровольно обрекший себя на смерть вместе с теми
людьми, которых хочет уничтожить; террорист-смертник.
очевидно, что в случае энантиосемии решающее значение играет контекст, по
скольку семантическая структура дериватов представляет собой набор сем с противо
положными значениями.
в целом же необходимо отметить, что на протяжении речемыслительного процес
са, как справедливо указывает л.м. васильев, актуализируются так называемые по
тенциальные (ассоциативные, факультативные) компоненты языковых значений, т.е.
связанные с ними фоновые знания об обозначаемых предметах, явлениях, свойствах,
отношениях действительности
таким образом, можно предположить, что в случае вторичной деривации все зна
чения производных слов и значение производящего сконцентрированы вокруг некого
семантического инварианта, основанного на ассоциативном потенциале базового слова.
данный семантический инвариант может быть, по-видимому, задан словообразователь
ной перифразой – словесной формулой, дающей истолкование производного слова по
средством отсылки к производящему. например,
– «характеризующийся отно
шением к чему-либо силовому»,
тюремщик
– «тот, кто имеет отношение к тюрьме»,
– «тот, кто имеет отношение к афганистану»
и т.д. иногда семантический
инвариант совпадает со значением исходного слова, ср.
чеченец – «житель Чечни».
именно словообразовательное значение, заданное словообразовательной перифразой,
представляет собой выраженное в структуре производного слова отношение между
семантикой мотивирующей и мотивированных основ. то есть появление в результате
вторичной деривации лексем с различными лексическими значениями обусловлено,
во-первых, наличием общего семантического инварианта, во-вторых, ассоциативными
возможностями производящей базы. ср.,
газовик
– «имеющий отношение к чему-либо
газовому»:
1. работник газового промысла, газодобытчик. 2. Представитель газодобы
вающей компании, менеджер. 3. работник службы газа. 4. Газовый пистолет
и т.д.
Увеличение в современном русском языке числа дериватов, образованных в резуль
тате повторной реализации словообразовательных моделей, как видим, свидетельствует
о ведущей роли контекста в передаче выражаемых ими значений. в этой связи примеча
тельно высказывание м.в. никитина о том, что «информация о денотате, которая связы
вается со словом в тексте, складывается из двух частей: его непременных интенсиональ
ных признаков и некоторой части его импликационных признаков, имплицитно «ожив
ляемых», актуализируемых контекстом или эксплицитно выражаемых в нём»
. интен
сиональные признаки таких дериватов определены нами как семантический инвариант,
а импликационные признаки обусловлены ассоциативным потенциалом производящей
базы и могут быть названы речевым смыслом, т.е. той информацией, которая передаётся
говорящим и воспринимается слушающим на основе содержания, выражаемого языко
выми средствами в сочетании с контекстом и речевой ситуацией, на фоне существенных
в данных случаях условиях речи элементов опыта и знаний говорящего и слушающего
следовательно, при наблюдающейся тенденции к аналитизму можно говорить не только
о конститутивной роли контекста, но и о дискурсивной обусловленности значения про
изводного слова. кроме того, появление семантических дериватов позволяет говорить об
экономии языковых средств на уровне формального (морфологического) словообразова
ния, следовательно, антиномия «код
– текст» разрешается в пользу последнего.
Примечания:
макаев Э.а. к вопросу об изоморфизме // вопросы языкознания. – 1961. – № 5. – с. 50.
Петрухина е.в. словообразование в университетском курсе русского языка: дискуссионные во
просы // языковая система и ее развитие во времени и пространстве. – м., 2001. – с. 416–431.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
кубрякова е.с. когнитивные аспекты словообразования и связанные с ним правила интерферен
ции (семантического вывода) // новые пути изучения словообразования славянских языков. – Франфуркт-
Григоренко о.в. новые наименования лиц в современном русском языке. словарные материа
ермакова о.П. активные процессы в лексике и в семантике // современный русский язык: актив
ные процессы на рубеже XX – XXI вв. – м.,2008. – с. 56.
васильев л.м. современная лингвистическая семантика. – м., 1990. – с. 83.
никитин м.в. лексическое значение слова. структура и комбинаторика. – м., 1983. – с. 25.
Бондарко а.в
Грамматическое значение и смысл – л.: наука, 1978. – с. 95.
онФлик
ном наУЧном дискУрсе
итязева Ю.
, тГУ, студент
научный руководитель
современная гуманитарная наука активно исследует коммуникативные процессы,
организующие социум. социальные взаимодействия сформировали человеческое
общество и человека как такового, поэтому модели коммуникативного поведения
человека попадают в фокус внимания различных научных дисциплин: социологии,
психологии, лингвистики. одним из важнейших видов коммуникативного поведения
является конфликт
– это разновидность коммуникации. наиболее острый способ
разрешения противоречий. столкновение несовместимых друг с другом тенденций
в сознании отдельно взятого человека. является с одной стороны двигателем
коммуникации (важен для налаживания коммуникации, выявления истины, получения
научного знания), с другой стороны, тормозом (трата времени на доказательство своего
взгляда на проблему, негативные эмоции). один из этапов коммуникации, возникающий
в результате ряда определённых факторов, условий.
наука в развитии человеческого общества играет важнейшую роль, т.к. организует
познавательную деятельность человеческого общества и позволяет ему становится
еще более развитым. однако для научной коммуникации свойственные признаки
человеческой коммуникации в целом, в том числе и конфликтных ее форм. актуальность
данной работы заключается в том, что автор рассматривает конфликтные ситуации
в устной форме научного дискурса
. в работе была поставлена следующая цель –
выявить лингвокогнитивные модели начала, протекания и завершения конфликта, и в
результате сопоставительного анализа рассмотреть некоторые отклонения от нормы
вербального поведения собеседников.
в качестве рабочего материала были выбраны телепередачи а.Гордона, в которых
учёные дискутируют по той или иной научной проблеме, неоднократно вступая в
конфликтные ситуации.
на основании работ различных исследователей в области дискурсологии
нами
было сформулировано рабочее понятие
конфликта в научном дискурсе -
это вид
коммуникативного акта, который возникает как столкновение двух или более сторон
(коллег, оппонентов, равнозначность которых нивелируется); в результате несовпадения
мнений по какой-либо научной проблеме; целью является доказательство своей точки
зрения, выяснение истины; протекает в рамках этикета, принятого в научной среде:
уважительное отношение к собеседнику, критичное отношение к высказываниям.
Проанализируем две телепередачи, в которых встречаются конфликтные ситуации,
и рассмотрим существующие отступления от норм в моделях поведения участников
дискуссии.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
рассмотрим вариант конфликтного поведения в выпуске телепередачи а. Гордона
«Проект воскрешение». Здесь философ с. семёнова и богослов в. никитин, обсуждают
проблему воскрешения как философскую и религиозную. инициатором конфликта
выступает с. семенова:
«… я бы хотела несколько тоже возразить, если можно».
однако ее инициатива очень корректна, не выходит за рамки коммуникативной
нормы. ее оппонент не развивает конфликт, а напротив, уступает: «
да, пожалуйста,
а потом у меня есть наблюдения о ещё одном человеке, который являлся прямым
апологетом что ли Фёдорова [ … ] циолковский».
Эта реплика влечет за собой уже
более жесткое заявление с. семеновой: «
циолковский не был апологетом Фёдорова.
Это большое заблуждение».
как можно убедиться, здесь с. семенова дает оценку
уровню осведомленности и компетентности в. никитина. далее она неоднократно
прерывает собеседника, демонстрируя явно провоцирующие поведение. но и в этом
случае последний не поддерживает конфликт, уходя от него. При этом, во время
рекламной паузы с. семенова старается сгладить жесткость своего поведения,
предлагая оппоненту подобную модель действий. с. семенова:
«Прерывай меня..
сколько хочешь, прямо нагло перебивай».
но в. никитин отказывается от подобного
типа поведения:
«я так не могу».
на что с. семенова реагирует следующим образом:
«Почему? так и нужно, так и нужно. валя, только единственное, извини меня,
я, единственное, погибну, если я сейчас не скажу о воскрешении и воскресении».
с
одной стороны, мы видим как участник, отличающийся явно лидерским, склонным к
конфликтности поведением, отказывается от лидирующей позиции, но с другой – тут
же демонстрирует коммуникативную тактику угрозы, шантажа, нехарактерную для
научного дискурса. конечно же, ее оппонент не позволяет ей «погибнуть». в данной
конкретной ситуации конфликтного поведения в научном дискурсе мы наблюдаем
трансформацию общедискурсивных правил связанную с личностными параметрами
коммуникантов.
следующая телепередача «русские хазары». Здесь происходит столкновение
интересов с. Плетнёвой и в. Петрухина.
После вступительной реплики а. Гордона, дискутировать начинает с. Плетнёва,
поэтому для того, чтобы взять контроль над темой в. Петрухин произносит следующую
фразу:
«Более всего, если можно вторгнуться»
во время монолога, с.
Плетнёва
соглашается с позицией владимира, таким образом, завязывания конфликта по
существующей проблеме не происходит:
«сейчас я и хотела сказать, территория
это вот такая у хазарского каганата…» -
перехватывание инициативы.
Эмоционально агрессивное поведение, с. Плетнёвой: «
можно сказать!?»
нехарактерное для научного дискурса, которое шокирует в. Петрухина, и он в
саркастичной форме отвечает:
«можно сказать, по-моему, теперь всё можно»
на протяжении всей телепередачи инициатива переходит от одного учёного к
другому, причём они оба основываются на своём авторитете. например, с. Плетнева
переведя тему, начала дискутировать о саркеле, в археологической экспедиции на
котором она присутствовала лично. так же и в. Петрухин:
«как историк, может
быть, я смогу добавить»
в телепередачах можем наблюдать коммуникативное поведение, нехарактерное
для научного дискурса, которое выражается речевыми формулами, а именно:
«Проект «воскрешение»» - давление на собеседника, шантаж, угроза.
«русские хазары» – эмоциональность, агрессия, возмущение
классифицировать данные нарушения коммуникативного поведения не
представляется возможным на данном этапе, в связи с малым количеством
практического материала. однако мы наблюдаем уже два типа отклонения речевого
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
поведения участников от нормы научной коммуникации: 1) попытки манипулирования
собеседником; 2) агрессия в отношении собеседника.
всего в результате просмотра 4 х телепередач а. Гордона было выявлено
дискурсивных формул, характерных различным этапам конфликта. При чём 27 %
дискурсивных формул общеупотребительные.
итак, саму конфликтную ситуацию не следует рассматривать в научном дискурсе
как девиацию, так как она способствует разрешению противоречий и поиску истины.
однако, в результате того, что существуют этические рамки данного типа дискурса,
отклонения от нормы могут быть рассмотрены и классифицированы непосредственно
внутри конфликтной ситуации, а так же при сравнении конфликтных ситуации
и сопоставлении их с критериями общепринятого поведения в рамках научного
сообщества.
Примечания:
леонов н.и.
рестоматия по конфликтологии. – м., 1998.
карасик в.и. о типах дискурса // языковая личность: институциональный и персональный
дискурс: сб. науч. тр. – волгоград: Перемена, 2000. – с. 5–20.
Фуко м. Порядок дискурса // воля к истине: по ту сторону власти, знания и сексуальности. работы
разных лет. Пер с франц. – м., касталь, 1996.
кашкин в.Б. введение в теорию коммуникации. воронеж: изд-во вГтУ, 2000.
текс
онимание. Про
лема вос
екс
с инояЗыЧными вкра
олкова
. тГУ, кандидат филологических наук
Успешность речевой коммуникации связана с такими психическими процессами,
как
восприятие
и
, а также с
коммуникативными качествами речи.
«ком
муникативный успех – реализация цели коммуникативного (речевого) акта, когда
успешное сообщение без существенных помех передается адресантом и адекватно
вос
принимается, понимается, усваивается, оценивается
адресатом. коммуникативным
успехом называют
восприятие
получателем селективного содержания коммуникации
(информации) как предпосылки своего поведения и присоединение к этому селектив
ному содержанию последующих»
коммуникативные качества речи
– это свойства речи, которые обеспечивают
оптимальное общение сторон, обмен идеями, мыслями, чувствами и т.д. они влияют
на относительное единство замысла, интенции автора и восприятия текста реципи
ентом. Проявление коммуникативных качеств речи в том или ином тексте зависит во
многом от коммуникативной компетенции коммуникантов, а также от речевых жан
ров, реализованных в тексте, от его функциональной нагрузки. автор отражает свои
мысли в тексте, а реципиент воспринимает текст и расшифровывает замысел автора.
«абсолютное совпадение зашифрованного и расшифрованного невозможно (даже при
общности языка люди имеют разный жизненный и языковой опыт, физические и пси
хологические различия и др.), но к нему следует стремиться»
обязательным компонентом успешной коммуникации является адекватное
воспри
. в соответствии с научным определением это «процесс отражения действитель
ности в форме чувственного образа объекта. Процесс познания, отправным пунктом
и необходимым компонентом которого является восприятие предмета в некоторой со
вокупности его свойств и отношений, включает как различие и обособление вещей в
пространстве и времени, так и их связывание и соотнесение. Процесс восприятия в
его развернутой форме осуществляется с помощью системы манипуляций, т.е. особых
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
действий, направленных на выделение в объекте его информативного содержания, по
которому человек сличает данный объект с уже имеющимися у него перцептивными
моделями.
Эти действия позволяют осуществить операции идентификации, отнесения объ
екта к определенному классу и др.»
Говоря о восприятии в рамках языка, надо отметить, что этот процесс осуществля
ется посредством идентификации услышанной или прочитанной языковой единицы,
т.е. соотнесения «новой» полученной реципиентом информации с уже имеющимися у
него знаниями о языке и о мире и, как результат, причисления данной информационной
языковой единицы к группе уже освоенных (имеющих смысл) понятий или неосвоен
восприятие текста неразрывно связано с такой философской категорией, как
. «смысл имени (концепт его денотата) – содержание понятия, т.е. то, понима
ние чего является условием адекватного восприятия, усвоения данного имени. смысл
однозначно определяет свой денотат, но не наоборот»
в дифференциации понятий смысл текста и содержание текста мы исходим из того,
что смыслом текста следует считать информацию, переданную посредством плана со
держания текста, где план содержания структурирован лингвистически, а смысл
– по
нятийно; в структуру смысла входят лишь элементы плана содержания текста, кото
рые являются информативно значимыми.
Значимым для оптимизации речевого взаимодействия представляется также отме
ченное т.в.
ернышовой наличие наряду с денотативным компонентом эмоционально-
экспрессивного компонента плана содержания текста, который обеспечивает «аффек
тивный компонент смысла»
(официальность/неофициальность, враждебность/миро
любивость и т.п.).
о.Г. лукина, рассматривая проблему смысла в коммуникативно-прагматическом
аспекте, утверждает, что при исследовании вопроса явного и скрытого (эксплицитного
и имплицитного) смыслов важно учитывать лингвистические и экстралингвистиче
ские факторы в условиях протекания речевой коммуникации.
«высказывание может приобретать новый, соответствующий смысл, отличный от
буквального. таким образом, понятие «имплицитность» становится в непосредствен
ную зависимость от категории прагматики»
, а в контексте обращения к медиатексту
актуализируется в связи с определением функции воздействия как главной функции
этого типа текста.
особенно ценным представляется подход лингвистов, которые считают, что смысл
высказывания реализуется посредством некоторого набора языковых знаков исклю
чительно в процессе восприятия данной информации адресатом. автор текста имеет
возможность влиять на процесс восприятия с помощью ряда коммуникативных стра
различие подходов в изучении процесса передачи смысла и его восприятия связано
с тем, что любое высказывание в акте общения условно рассматривается с трех основ
ных точек зрения: автора, реципиента, автора и реципиента одновременно. «осмыс
ление речи принято делить на распознавание речи и понимание речи. распознаванием
называют узнавание материальной формы речи (т.е. какими предложениями, словами,
буквами, звуками данная речь представлена). Пониманием речи называют тот или иной
тип осознания смысла сказанного и того, каким образом он выражен»
в связи с обсуждаемой проблемой целесообразно подчеркнуть, что в науке вы
деляются три основополагающих функции речи, которые реализуются в процессе ее
порождения и восприятия:
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Экспрессивная функция.
она используется автором с целью привлечения вни
мания к себе и сообщению.
оценочная функция.
с позиции реципиента, речь должна быть не только вос
принята и понята, но и оценена с точки зрения содержания, авторского намерения. По
словам н.н. николаюка, оценочный компонент в сообщениях массовой информации
помогает адресанту отображать действительность «в свете той или иной идеологии,
представляя целевой аудитории видение происходящего через призму определенной
системы культурных ценностей, взглядов и общественных отношений»
освещение событий с определенных позиций влияет на процесс интерпретации и
понимания текстов массовой коммуникации. оценочность имеет большое значение
для адекватного понимания информации; коммуникативная направленность сообще
ния влияет на формирование смысла данной информации.
коммуникативная функция
. реализация данной функции возможна при ис
пользовании автором слов и выражений, понятных реципиенту, и при адекватном рас
познавании языковой формы этого высказывания реципиентом.
мысль всегда находит свое языковое оформление при реализации всех трех функ
ций одновременно. для формирования мысли необходимы два фактора:
1) отношения автора и реципиента; 2) модальное и предметно-тематическое со
держание высказывания. данные факторы взаимосвязаны: содержание зависит от от
ношений и наоборот.
в контексте вопроса о смысле текста (высказывания) и адекватном его восприятии
представляется целесообразным рассмотреть суть такого понятия, как
Это
«индивидуализированное
отражени
действительного отношения
к тем объектам, ради которых развертывается ее
деятельност
, осознаваемое как
«значение-для-меня» усваиваемых
субъектом
безличных знаний о мире, включающих
умени
и
поступк
, совершаемые людьми, социальные
нормы
рол
ценност
и идеалы»
а.н. леонтьев определял личностный смысл как личное отношение индивидуума
к миру, фиксирующееся в субъективных значениях. «
тобы не быть равнодушным,
сознаваемое объективное значение должно превратиться в значение для субъекта,
обрести
личностный смысл.
Безразлично, осознаются или не осознаются субъектом
мотивы, сигнализируют ли они о себе в форме переживаний интереса, желания или
страсти. их функция, взятая со стороны сознания, состоит в том, что они как бы «оце
нивают» жизненное значение для субъекта объективных обстоятельств и его действий
в этих обстоятельствах — придают им
личностный смысл,
который прямо не совпада
ет с понимаемым объективным их значением»
авторский личностный смысл непременно ориентирован на потенциального реци
пиента, а именно на способность реципиента интерпретировать этот смысл в тексте. в
процессе создания текста автор предполагает восприятие текста реципиентом.
«таким образом, необходимо выявить при восприятии и понимании ту когнитив
ную базу, которая позволит понять содержательную сторону текста. текст, как явление
разноплановое и многогранное, содержит ряд языковых формальных средств, которые
имеют языковую семантическую интерпретацию. в то же время понимание любого
текста не ограничивается интерпретацией его на основе анализа языковых значений
и структур. структура текста определяется соотношением авторских личностных
При создании текста автору необходимо учитывать единую логико-мыслительную
базу, на основе которой выстраиваются концептуальные системы и которая дает воз
можность адекватно интерпретировать и понимать вновь созданные тексты.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Примечания:
иванов л.Ю. коммуникативный успех// культура русской речи: Энциклопедический словарь-справочник.
м.: Флинта, наука, 2003. – с.261-262.
2
иванов л.Ю., матвеева т.в., донгак с.Б. коммуникативные качества речи// культура русской речи:
Энциклопедический словарь-справочник. – м.: Флинта, наука, 2003. – с.257-259.
спиркин а.Г., ярошевский м.Г., восприятие // Философский энциклопедический словарь. – м.: изд-
во «инфра-м», 1998. – с.99.
Философский энциклопедический словарь. – м.: изд-во инфра-м, 1998. – с.
5
ернышова т.в. современный публицистический дискурс (коммуникативно-стилистический аспект):
Учебное пособие. – Барнаул: изд-во алт. ун-та, 2003. – с.140.
6
лукина о.Г. типы имплицитного способа передачи информации в речевой коммуникации: автореф.
дис. …канд. филол.наук. – м., 1989. – с.17.
7
рождественский Ю.в. лекции по общему языкознанию: Учебное пособие для филол. спец. Ун-тов. –
м.: высшая школа, 1990. – с.68.
николаюк н.н. коммуникативная характеристика аудитории печатного бизнес-издания (на материале ан
глоязычного издания «The Economist») // язык и социум: материалы VII международной научной конференции. –
9
краткий психологический словарь. [Электронный ресурс]. – режим доступа:
://shp.by.ru/psy/lit/psy_enc/
, свободный.
10
леонотьев а.н. лекции по общей психологии. [Электронный ресурс]. – режим доступа: http://yurpsy.
by.ru/biblio/leontev/leontev.htm#a, свободный.
11
еркашина Ю.в. семантика текста: адекватное восприятие понимание текста // квантитативная линг
вистика и семантика. сб. науч. тр. новосибирского госпедуниверситета. – новосибирск, 2001. – вып.

иоГраФиЧеские
рак
иоГраФиЧескиХ сведений ры
аков)
олошина
, тГУ, кандидат филол. наук, доцент кафедры русского языка
интернет – это не только источник информации, но и средство коммуникации. рус
ский человек всегда любил разговаривать (разговор по душам, разговоры на кухне),
в этом смысле интернет расширил его возможности. в последнее время все больше
появляется сайтов, порталов для общения, объединяющих людей по интересам, с оди
наковыми увлечениями, профессиями и т.д. «интернет дал русскому человеку возмож
ность для самовыражения и в то же время для общения, совместив их в одном и том
же виртуальном пространстве»
. самовыражение, самопрезентация автора и возмож
ности для коммуникации реализуются, в том числе и в автобиографических практиках
интернет-дискурса.
в данной работе рассматриваются автобиографические сведения, опубликованные
на личных страницах рыбаков на рыбацком интернет-портале:
http://www.spinning.
и на сайте российского рыболовного интернет-клуба «клуб рыбака»:
www.�shing.r
. всего проанализировано 50 текстов.
Задача исследования заключается в определении жанровой природы этих текстов,
отнесении их к определенному речевому жанру, выявлении их дискурсивных особен
ностей и средств языкового воплощения.
речевые жанры, существующие в интернет-дискурсе, сегодня изучает виртуаль
ное жанроведение
. Это активно развивающееся направление в отечественной теории
речевых жанров, в рамках которого исследователи рассматривают соотношение так на
зываемых дигитальных и традиционных устных или письменных жанров, выявляют и
описывают отдельные речевые жанры в интернет-дискурсе, а также создают адекват
ные материалу методики их анализа.
исследование автобиографических практик в интернет-дискурсе сегодня пред
ставляется актуальным для развития как виртуального жанроведения, так и автобио
графического дискурса.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
решение этой задачи ставит вопрос о границах жанра, поскольку кроме традици
онно присутствующей информации в жанре автобиографии в исследуемых текстах
есть сведения, которые обычно в автобиографиях-официальных документах не сооб
щаются. на наш взгляд, это обусловлено тем, что размещение информации о себе в ин
тернете, создание личных страниц – это явление новое для российского пользователя
всемирной паутины.
етких представлений о написании подобного рода текстов пока
нет, поэтому авторы стоят перед выбором, что рассказать о себе, как рассказать, что
оставить «за кадром». кроме этого, сам тип дискурса, особенности общения в интер
нете накладывают на создание текстов свои отпечатки. Поэтому жанр автобиографии
подвергается различным трансформациям.
дискурсивные особенности ярко прослеживаются в именах, или никах, которые
присваивают себе авторы автобиографических сведений. каждый анализируемый
интернет-текст размещается на сайтах в специальных разделах: «кто есть кто в «Бе
седке» - на сайте
http://www.�shing.r
и «личные страницы членов клуба» - на порта
http://www.spinning.tomsk.r
. рассказы о себе рыбаки скрывают под определенным
прозвищем, ником (от англ. nickname – прозвище). ники могут быть равны имени ав
тора, фамилии, могут быть составлены из сокращений фамилии, имени и отчества,
могут быть образованы в результате языковой игры с именем, или – от слова �sher, что
в переводе с английского языка означает «рыбак», или – от наименования профессии,
названия района проживания, автомобиля, который водит автор: «
в. владимир нико
лаевич, он же - «vvn»; «П. Юрий, он же - «Юрий», «н. михаил, он же - «mikl»», «влад
22», «костян», «Юрец», «лёха вдв», «олег-Fishers.ru», «сергей, варшавка», «сУ
ЗУкавод», «рыбокоп» и мн. др.
составители деловых документов - автобиографий не
создают ников, в то время как для общения в интернете характерно присваивание себе
того или иного прозвища.
кроме того, традиционная автобиография – жанр официально-делового стиля. ис
следуемые тексты написаны преимущественно в разговорном стиле с употреблением
разговорных, просторечных слов и выражений, а также жаргонизмов, характерных для
общения в интернете и в среде рыбаков:
«Увлекался рыболовным спортом, достиг
значительных успехов в зимней мормышке - до российского уровня, в спиннинге
- до
областного включительно. сейчас «
зачехлил
», хотя некоторые отголоски ещё дают
о себе знать...»; «Буквально через шесть рыбалок
был сломан (наехав колесом
авто). Захотелось купить новый, но уже что нибудь по интереснее, и приобрел
Бальзер и
катуху
котус, чем теперь успешно и рыбачит мой сынуля! Потом
пошло
поехоло
, хорошие спиннинги, катушки, приманки, дело дошло и до лодок с мотора
ми, и похоже
конца и края этому нет
вследствие этого, можно отметить, что в
автобиографических интернет-сведениях рыбаков соблюдается основная дискурсив
ная особенность интернет-текстов: совмещение в них устной и письменной речи: это
письменные тексты с конструкциями, единицами, характерными для устной речи. в
отличие, например, от автобиографических сведений, которые размещают учителя
на сайтах школ
, тексты рыбаков о себе в большей степени обладают особенностя
ми устной речи, а автобиографические тексты учителей тяготеют к автобиографиям-
официальным документам.
от жанра автобиографии в строгом смысле слова в исследуемом материале оста
ются обязательные компоненты. в анализируемых текстах представлена информация о
себе, своей жизни, об увлечении рыбалкой, как оно появилось и т.д., в текстах разных
авторов повторяется набор высказываний, что позволяет выявить схему построения
этих автобиографических текстов. однако авторы оформляют их в разных речевых
жанрах: автобиографического рассказа и анкеты. следует отметить, что это информа
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
тивные речевые жанры, коммуникативной целью которых является сообщение инфор
мации о себе, самопрезентация ради общения с «коллегами», приобретения опыта и
поиска собеседников:
«однажды зашел на сайт ткс, почитал, узнал много нового для
себя,
захотелось по знакомиться с тксовцами лично
, не
сколько об этом не жалею»;
«наступил тот момент когда самостоятельное обучение зашло в тупик, появилась
необходимость почитать книжки,
пообщаться с более опытными рыбаками
, к сча
стью в этот момент познакомился с Борисом, от него и узнал про существования
данного сайта, и пошло поехало...»;
«вот и на сайт я пришел
с целью добора недо
стающего опыта
. и правда, за время общения узнал много нового... // думаю, что
дальнейшее наше общение будет только плодотворным!»; «ловил при жизни саза
на, карпа, окуня, плотву, воблу, ерша, краснопёрку, жереха, осетра, много видов щук,
судака, сома, карася, ратана, леща, раков, подлещика, уклейку (
мечтаю увеличить
список и знания ловли). верю, что беседка очень поможет
сообщая в текстах ин
формацию о себе и цели своего пребывания на сайтах, авторы тем самым показывают
цель создания автобиографического текста. во всех исследуемых текстах наблюдается
обращенность к адресату.
в речевом жанре автобиографического рассказа рыбаков, как правило, авторы со
общают о своем «профессиональном» становлении. тексты начинаются с момента
рождения, и далее авторы рассказывают, когда впервые попали на рыбалку, как про
исходил их «профессиональный» рост:
«родился я 13 июня 1984 г. в томской обл. том
ском р-не п. молодежный. в 6 лет меня первый раз на рыбалку взял дедушка и с тех
пор я заболел этим делом! во время учебы в весеннее время я пытался всячески найти
решение, как мне умыкнуть с уроков на пруд, посидеть на карасика>...<и все начало
приходить со временем: поклевки, рыба, места. и я с каждым разом начинал чувство
вать, что я заболеваю спиннингом... ».
такую информацию автор вряд ли сообщает
в документе-автобиографии при устройстве на работу, но это определяется и самой
целью создания исследуемых текстов. кроме информации о месте и дате рождения в
текстах встречается информация о родителях, родственниках:
«родился в мурманской
области, в семье военного».
Эти сведения могут сообщаться в связи с началом «про
фессионального» пути или при рассказе о совместной рыбалке с членами семьи:
6 лет меня первый раз на рыбалку взял
дедушка
и с тех пор я заболел этим делом! об
образовании»; «По семейной легенде, не достигнув 1 года от рождения, уже выез
жал с
отцом
на рыбалку на теплоходе «Заря», будучи посажен в рюкзак... с тех пор
и началось».
авторы сообщают также об учебе, о местах работы, о детях, о жизни в
настоящее время, что также традиционно встречается в жанре автобиографии:
«После
окончания школы поступил в тсХи (нГаУ) по специальности Экономика и управление
аПк»; «мой сын последнее время стал моим помощником и компаньоном в поездках
на рыбалку и охоту. Занимается пулевой стрельбой из винтовки, добился не плохих
результатов в этом. имеет разряд».
арактерным в рассказах рыбаков является отсутствие сведений о будущем – это
одна из особенностей автобиографических текстов:
«Жена быстро и крепко подсела
на спиннинговый крючок – судак длиной аж 10 см был выловлен ею в томи во время
прогулки. Последствия такой удачи – появление второго комплекта спиннингиста в
доме.
не знаю пока, хорошо это или плохо. время покажет
Большая часть текстов, оформленных рыбаками в речевом жанре автобиографиче
ского рассказа, посвящена рыбалке, рыбалка в данном случае выступает жанрообра
зующим концептом, поскольку весь автобиографический рассказ рыбака от начала и
до конца строится вокруг этого его главного увлечения. Поэтому на языковом уровне
это выражается с помощью постоянного употребления слова «рыбалка» и его одно
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
корневых слов
рыбак, рыбачить, рыба, рыбалка, рыбацкий, рыбёшка: «Потом как то
учеба, семья и работа отвлекли меня от
рыбаловной
жизни, и тут года четыре-пять
назад закачал на компьютер игру про
а также лексики, связанной с этим
увлечением: названий снастей для ловли рыбы, рыб, рыболовных приспособлений,
приманок, водоемов, действий во время рыбалки:
«дальше больше, уже в Беларуси,
в среднешкольный период в ход пошли самодельные
удочки
из орешника, самодельные
иконки
, двух метровый самодельный
бредень
, которым на пару с братом умудрились
выловить
парочку
под 1-1.2 кг., димка до сих пор мечтает
таких
только уже на
в понятийном слое концепта «рыбалка» следует отметить,
что – это прежде всего мужское увлечение, хобби и отдых:
«когда дети выросли и
определились в жизни, появилась возможность посвятить себя
увлечению
более осно
вательно, что явно не нашло поддержки со стороны жены»
. однако многие рыбаки
в своих автобиографических рассказах трактуют рыбалку как болезнь:
«на рыбалку
езжу практически каждые выходные. дома уже поняли, что
лечить
это бесполезно,
а надо понять и смириться с этим»;
«лет 5-7 назад
болезнь
достигла апогея. место
созерцательно-медитативной карасевой рыбалки и азартной ловле ельца окончатель
но занял он (о спиннинге)»; «окончательный диагноз: неизлечим!».
для некоторых
авторов рыбалка – это спорт, состояние души:
«для меня рыбалка - это спорт и от
«ведь рыбалка и этот клуб – не что иное, как состояние души».
для языкового воплощения автобиографических текстов рыбаков, как и вообще
для жанра автобиографии, характерно использование различных существительных со
значением темпоральности и числительных для указания дат, периодов времени, воз
раста:
«родился
15 марта 1977 г
в москве, сейчас живу в новых Химках, сам «компью
терщик»»; «к зимней рыбалке приобщился в
15 лет
»; «Переехав в
2000 году
в томск по
привычке продолжал ловить на удочку».
наряду с традиционными способами обозна
чения течения времени и жизненных периодов, в рассказах рыбаков жизненный путь
делится на периоды до и после ловли рыбы тем или иным способом, самого большого
улова, изменения места рыбалки:
«ровно через 12 лет я понял, что поплавок – это за
нятие для пенсионеров и заядлых поплавочников, и решил заняться спиннингом. Прои
зошло мое обращение в спиннингисты именно в томске»; «далее краснодарский край,
снасти стали более продвинутыми, появились бамбуковые и телескопические удочки
:), хотя особой нужды в них не было».
речевой жанр анкеты также характерен для размещения автобиографических све
дений в интернете. из 50 текстов 27 оформлены в жанре анкеты. несмотря на то, что
на сайте
http://www.�shing.r
автобиографические сведения рыбаков оформлены пре
имущественно в этом речевом жанре, и судя по ответам, являются стандартными для
всех, рыбаки стремятся уйти от шаблонности, писать тексты в форме речевого жанра
автобиографического рассказа.
в анкетах авторы, как и в автобиографических рассказах, указывают свои фами
лию, имя, отчество, возраст, дату рождения, семейное положение, место жительства,
место работы, место рыбалки, способ рыбалки, контактные данные и разделы, которые
посещают на сайте:
3. санкт-Петербург
4. мыло ab@хх.хх
6. тел. 8-9хх-хх-хх-хх
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
7. ловлю в основном зимой.
8. летом — донка, зимой мормышка
9. водоём — Финский залив
10. др: 01.09.1972 г.
11. на �shing.ru с 2001 г.»
оформленные в виде речевого жанра анкеты автобиографические сведения так
же сообщают не только ту информацию, которая традиционно указывается в жанре
автобиографии, но и ту, что имеет отношение к рыбалке. в отличие от традиционных
автобиографий, исследуемые анкеты, как и автобиографические рассказы рыбаков, со
держат конструкции, характерные для устной речи и неофициального общения, что, на
наш взгляд, обусловлено дискурсивной спецификой интернет-текстов:
«лёха вдв. москва.
м. дмитровская. 21.03.1976 г.р.
посещаю: новости с водоЁмов, сПиннинГ.
о себе: :-)»единственная деревянная деталь в парашюте-десантник!»
если серьезно, то последнее время загружен семьей и работой по самые «небалуй
ся» да ещё и в выходные».
таким образом, сведения рыбаков о себе, размещенные в интернете, оформляются
преимущественно в речевых жанрах автобиографического рассказа и анкеты. в этих
текстах сохраняются особенности автобиографического дискурса, на который свою
специфику накладывает интернет-дискурс. Это письменные тексты с конструкциями,
лексическими единицами, характерными для устного, неофициального общения. Жан
рообразующим концептом в речевом жанре автобиографического рассказа в данном
случае выступает концепт рыбалка, вокруг которого строятся тексты.
Примечания:
исследование выполнено при финансовой поддержке рФФи (грант №
сидорова м.Ю. лингвистическая уникальность и лингвистическая банальность русского интер
нета // Филология и человек. – изд-во алт. гос. ун-та, 2006. - № 1. – с. 88
Горошко е.и. теоретический анализ интернет-жанров: к описанию проблемной области // Жан
ры речи. – саратов, 2007. – вып. 5. – с. 370
Здесь и далее в примерах орфография и пунктуация сохраняются как в источнике.
волошина с.в. автобиографические практики в интернет-дискурсе (на материале автобиогра
фий учителей томских школ) // текст в системе обучения русскому языку и литературе: материалы IV меж
дународной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения л.н. Гумилева
и 50-летию филологического факультета енУ им. л.н. Гумилева (24-26 мая 2012 г.) - с. 214-221
ы иЗУЧении
ерсУаЗивнос
оронова
, тГУ, аспирант
научный руководитель
т.а. демешкина
вводно-модальные слова рассматривается отечественными и зарубежными ис
следователями в рамках разных лингвистических подходов – лексико-семантического,
семантико-синтаксического, контекстно-семантического и др. они изучаются в раз
личных теоретических парадигмах (логический анализ языка, лингвистика текста, ана
лиз диалога, дискурс-анализ и др.). неоднократно отмечалось, что модальные единицы
обладают рядом особых свойств: обеспечивают связь между достаточно удаленными
друг от друга фрагментами текста; между текстом и знаниями говорящего; в общем
случае не имеют отрицания; одновременно принадлежат к нескольким частям речи;
могут являться служебной формой полнозначных лексем и пр.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
материалом исследования является «вершининский словарь», под редакцией
Блиновой
. Это диалектный словарь полного типа, включающий всю зафиксиро
ванную в 40-е – 90-е годы
века лексику и фразеологию одного из типичных русских
старожильческих говоров сибири – говора с. вершинино томского района томской
области.
в рамках данного исследования рассматриваются вводно-модальные слова и кон
струкции, зафиксированные в говоре с. вершинино томской области, и выражающие
оценку сообщаемого по достоверности/недостоверности, а также характеризующие
сообщение «по источнику, по отнесенности к автору речи».
в задачи исследования входит:
сформировать корпус высказываний, в которых эксплицитно выражена оцен
ка достоверности информации, а также имеется прямое указание на источник сообще
ния, отнесённость к автору речи
описать средства, использующиеся для характеристики сообщения по дан
ным параметрам
описать зависимость выбора лексических средств от способа получения ин
формации
объём рабочей выборки составил порядка 3000 контекстов. в первую очередь
были рассмотрены высказывания, содержащие указание на источник/автора информа
ции. в русской грамматике перечислены некоторые слова и словосочетания, характе
ризующие сообщение по источнику/автору высказывания:
слухам
как
кого
точки
кого
как
полагаю
думаю
считаю
как
гово
рят
как
считают
как
как
указывалось
моему
твоему
как
оказалось
как
известно
как
говорили
старину
словам
кого
сообщению
кого
ражению
кого
говорит
говорят
. Большинство из них характерно для письменной
речи.
Получены следующие результаты:
составлен список наиболее употребительных средств, характеризующих со
общения по источнику/автору речи. в их число, в частности, входят:
гыт, говорили,
говорю, говорят, говаривал, называют, сказали, я вот так считаю
высказывания, содержащие прямое указание на источник информации/автора
сообщения разделены на 3 группы. в первую входят контексты, в которых в качестве
источника информации/автора сообщения выступают третьи лица:
Говорили ранышны
люди: «народ будет бесстыжий»
; ко второй группе относятся высказывания, в кото
рых говорящий передаёт свои, сказанные ранее, реплики или же моделирует реплики
собеседника, совмещая ситуацию речи и ситуацию общения
она гыт: «в избу про
веди [воду]»; а я говорю: «ты знаешь чё, аня, редко [садишь картофель]». она: «вот
беда-то! опеть, гыт, брак»
; третью же группу составляет косвенная речь: «
а я, гыт,
ись хочу
как правило, в высказывании отсутствует прямое указание на источник/ав
тора сообщаемого. Это касается первой группы контекстов. в них глагольные формы
мн.ч. выступают в неопределенно-личном употреблении, соотносящем действие
с субъектом – неопределенным количеством лиц или с одним лицом, представленным
как неопределенное:
а кто хулиганит, про него у нас говорят, что он бродяга
высказывания, содержащие ссылку на чужой опыт, включают в себя также и им
плицитное указание на способ получения информации – на слух. однако в связи с тем,
что эксплицитно это никак не обозначено, данный тип высказываний выделяется в
отдельную группу.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Значение вводно-модальных
конечно, естественно, разумеется, действительно, в
самом деле
в работе в.в. виноградова «русский язык. Грамматическое учение о сло
ве» определено как «соответствие ожиданию говорящего», тогда как русская грамма
тика включает их в число средств выражения «оценки сообщаемого с точки зрения
достоверности»
. е.с. яковлева относит слова-показатели достоверности к «классу
«слов-верификаторов», которые действуют по линии установления соответствия ска
занного действительному положению дел»
. в рамках данного исследования принима
ется терминология русской грамматики.
в вершининском говоре не отмечены модальные слова с семантикой категоричной
достоверности типа
бесспорно, безусловно, явно, определенно.
для выражения этого
смысла в диалекте имеется собствен
ный арсенал языковых средств». круг слов, вы
ражающих разную степень достоверности информации, в говоре расширяется за счет
функционирования большего числа единиц разной системной принадлежности: обще
русских
(наверно, конечно),
сторечных
(кажись),
собственно диалектных, преиму
щественно частиц и устойчивых сочетаний
(как вот, ли как, либо, ли как ли, ли нет
лектных и просторечных вариантов общерусских слов
(однако, можа, може,
можеть)
сомнению в достоверности подвергается либо вся ин
формация высказыва
ния, либо какой-то ее аспект:
раньше не уходили, ка
жись, от мужа; я вчера была в ма
газине, она пришла по хлеб ли чё.
дру
гая особенность модальных слов состоит в «размы
тости» их семантики, что приводит не только к синонимичному, но и к омонимичному
употреб
лению модальных слов в диалектных текстах
. Приме
ром такого употребления
может служить
однако,
функционирующее в среднеобских говорах в двух значениях: 1.
кажется, наверное, может быть.
однако,
руку переломил; 2.
Употребляется для
выражения уверен
ности в том, что говорится.
однако,
не будет (грозы), все прояснило
тут-ка.
вместе с тем существуют параметры, позволяющие распределить пока
затели
достоверности по разным классам, практически не имеющих зон пересечения.
одним из таких параметров и является степень полноты знания, которая зависит от
положения говорящего относительно описываемой им ситуации. в работе е.с. яков
левой «Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени и
восприятия)» предлагается классификация ситуаций восприятия
. в задачи исследова
ния не входит её подробное рассмотрение.
По результатам анализа рабочей выборки было установлено, что одним из наи
более частотных слов, характеризующих степень достоверности сообщаемого, по
наверное, конечно, может/можа
, является
кажется/мне кажется/кажись
. во
«Фрагментах русской языковой картины мира»
кажется
однозначно определено как
использующееся при передаче «характерной» информации (ситуация чувственного
восприятия, восстановление событий по памяти, ссылка на чужой опыт). однако в ра
боте т.в. Булыгиной, а.д. Шмелёва «языковая концептуализация мира»
представлена
подробная классификация ситуаций употребления:
1) в ситуации неуверенного перцептивного впечатления:
кажется, пахнет га
зом
2) в ситуации припоминания или при передаче неточно запомненного:
на одной из станций,
кажется
, между Белгородом и
арьковом, вышел я из ваго
на прогуляться по платформе;
3) При передаче не полностью достоверной информации, полученной от других
кажется, его нет в городе
4) в ситуации, когда нет достоверных данных, чтобы вынести окончательное суж
кажется, мы поступили неправильно
Подтверждением связи
кажется
с модусом знания является его несовместимость
с нереферентными местоимениями: *
кажется, кто-нибудь уже решил эту задачу
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
(надо –
кто-то
) при допустимом
возможно
я думаю, что
, кто-нибудь уже ре
шил эту задачу.
в примере
кажется, мы поступили неправильно
слово
кажется
на первый взгляд
выражает мнение. однако, как показано в статье а.а. Зализняк «
считать
и
думать
два вида мнения»
, в модальном и оценочном контексте может происходить подмена,
при которой мнение-оценка выдается за знание (соответственно, неверифицируемая
пропозиция – за верифицируемую): предложение гласит, что говорящий находится в
«состоянии знания» – хотя и неуверенного.
Подразумеваемый говорящий является при слове
кажется
субъектом неуверен
ного знания. Эксплицитный субъект 1 лица меняет семантику вводного
кажется,
фильм хороший
может быть произнесено в ситуации передачи информации, получен
ной от других лиц или когда фильм недосмотрен до конца; а
мне кажется, фильм
хороший
свидетельствует о неуверенности субъекта в собственной оценке
на основании вышесказанного можно сделать вывод о том, что классификация,
предложенная яковлевой е.с. не является достаточно подробной и полной и возможно
её расширение и углубление. сделать это предполагается за счёт введения более под
робного выделения ситуаций получения информации, основанного на общей семан
тике высказывания. также возможно уточнение семантики вводно-модальных слов-
показателей достоверности высказывания.
Примечания:
вершининский словарь. т. 1–3. Главный ред. о.и. Блинова. – томск: изд-во том. ун-та, 1998
русская грамматика: в 2 т. / гл. ред. н.Ю. Шведова. – т. 2: синтаксис. – м., наука, 1980.
Гольдин в.е. теоретические проблемы коммуникативной диалектологии: автореф. дис. ... д-ра
филол. наук. – саратов, 1997. – 52 с.
яковлева е.с. Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени и вос
приятия). – м., издательство «Гнозис», 1994. – с.200-230.
демешкина т.а. диалектное высказывание. аспекты семантики. – томск, изд-во том. ун-та,
2000. с. 110-120.
Петрунина с. П. Грамматика говорящего и слушающего в сибирских говорах (на материале пар
ных конструкций). – новокузнецк: рио кузГПа, 2008. – 262 с.
Булыгина т.в., Шмелев а.д. языковая концептуализация мира (на материале русской граммати
Зализняк а.а.
считать
и
думать
: два вида мнения // логический анализ языка. культурные
концепты. – м., 1991. – с.187 - 194.
русская грамматика. режим доступа:
траГикомиЗм с
арос
и: Герон
осоФские о
раЗы в романе
ос
оевскоГо «
ело
анЧиково и еГо о
ели»
альцова
научный руководитель
д.ф.н., профессор р.с.-и. семыкина
роман «село степанчиково и его обитатели» опубликован в 1859 году. Это второе
произведение достоевского после возвращения из каторги и ссылки. в вопросах о за
мысле романа у исследователей нет единого мнения. так а.в. архипова в коммента
риях к роману утверждает, что замысел «села степанчикова» не связан с идеей досто
евского написать комедию или комический роман.
астью этого неосуществленного
замысла а.в. архипова признает повесть «дядюшкин сон», а замысел «села степан
чикова» относит к 1854 году, ссылаясь на письмо Ф.м. достоевского к брату михаилу
от 3 ноября 1857г. напротив, а.с. долинин, в.а. туниманов, П.н. сакулин отмечают
общность замысла данных комических произведений. опираясь на эту точку зрения, в
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
статье остановимся на рассмотрении образа Фомы опискина с точки зрения геронто
софской поэтики достоевского.
очевидно, что центральными персонажами «сибирских повестей» «дядюшкин
сон» и «село степанчиково» являются персонажи-старики – князь к. и Фома Фо
мич опискин. однако при общности фабулы («властная мать пытается выдать замуж
(женить) свою дочь (сына) за человека не совсем нормального, чтобы получить его
деньги»), комизме, присутствующем в образах персонажей, достоевский создает со
вершенно непохожие образы героев-стариков.
Принципиальное отличие видится нам в той роли, которую персонажи выполняют
в произведении. в обеих «сибирских повестях» присутствует элемент театральности.
но если князь к. становится невольным участником театрально действа, разыгрывае
мого под руководством м.а. москалевой, то Фома Фомич сам выступает в роли ре
жиссера и актера «спектакля», который ежедневно разыгрывается в доме е.и. роста
нева. стоит заметить, что такое положение Фома опискин приобрел не сразу, а после
смерти старого генерала крахоткина, который «решительно презирал всех и каждого,
не имел никаких правил, смеялся над всем и всеми и к старости, от болезней, бывших
следствием не совсем правильной и праведной жизни, сделался зол, раздражителен
и безжалостен»
. следовательно, Фома после смерти генерала крахоткина начинает
разыгрывать его роль в «домашнем театре».
несмотря на общность в поведении опискина и крахоткина, причины, вызыва
ющие его, различны. Генерал крахоткин неограниченной властью над домочадцами
пытается компенсировать физическое бессилие: генерал «лишился употребления ног
и последние десять лет просидел в покойных креслах»
. как отмечает в.в. савельева,
«онемение ног, оцепенение, невозможность движения – признак не только болезни, но
и потрясения, бесовское наваждение. слабость, неустойчивость ног имеет в истории
культуры переносное значение и передает идею поражения, крушения царства, неис
полнения замысла». таким образом, издевательства старого генерала над женой, Фо
мой Фомичом и домашней прислугой есть еще и следствие крушения его служебной
карьеры, на что имплицитно указывает автор: «служил он удачно; однако принужден
был по какому-то «неприятному случаю» очень неладно выйти в отставку, едва из
бегнув суда и лишившись своего пенсиона»
. семантика краха, крушения заключена
и в фамилии персонажа – крахоткин. Желание старого генерала властвовать над свои
ми домочадцами, надо полагать, вызвано стремлением, хотя бы иллюзорно, ощутить
былую полноту жизни, утраченную вследствие физического бессилия и немощи. на
склоне лет генерал крахоткин более сосредоточен на жизни внешней, чем внутренней.
осознание конечности земной жизни, нежелание с этим мириться, отсутствие веры в
Бога вызывают у старика страх перед смертью: «Бывший вольнодумец, атеист струсил
до невероятности. он плакал, каялся, подымал образа, призывал священников. слу
жили молебны, соборовали. Бедняк кричал, что не хочет умирать, и даже со слезами
просил прощения у Фомы Фомича»
. такое обращение к Богу носит формальный ха
рактер. в последние минуты на смертном одре старик генерал одержим беснованием,
злостью: Прасковья ильинична «хотела было поправить подушку под головою стра
дальца; но страдалец успел-таки схватить ее за волосы и три раза дернуть их, чуть не
пенясь от злости. минут через десять он умер»
. в сцене кончины генерала сквозь
внешний комизм проглядывает трагедия души, отринувшей Бога (в романе крахоткин
дважды назван атеистом и вольнодумцем) и одержимой страхом кончины.
с кончиной генерала крахоткина домашним тираном и неограниченным деспотом
становится его бывший шут и приживальщик Фома Фомич опискин. как отмечает
л. Утехин, имя Фома в переводе с древнееврейского означает: «двоякий», «двойной»,
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
«близнец», а отчество персонажа усиливает эту семантику. исследователь называет
Ф.Ф. опискина двойником и «литературным наследником» а.а. Башмачкина и макара
девушкина,
трактуя его поведение как удовлетворение амбиции «маленького челове
ка». в тексте романа «село степанчиково» Фома Фомич выступает в роли двойника
генерала крахоткина, он повторяет приемы старого генерала, испытывая потребность
«вознаградить себя за прошлое»: «низкая душа, выйдя из-под гнета, сама гнетет. Фому
угнетали – он тот час же ощутил потребность сам угнетать; над ним ломались – и он
сам стал над другими ломаться. он был шутом и тотчас же ощутил потребность заве
сти и своих шутов»
. старый генерал ломается, пытаясь восполнить свою физическую
ущербность, Фома – ущербность моральную, амбицию «униженной и оскорбленной
души». имя персонажа восходит к библейскому апостолу Фоме неверующему. в.Ф.
Переверзев отмечает, что Фома ломается над всеми и мучит окружающих, потому что
не верит в себя, не верит в то, что его могут действительно уважать: «Противоречие
между самолюбием и самоунижением в характере опискина окончательно оформли
вается в более глубокое противоречие мучительства и страдания. одновременно му
читель и мученик — вот новый тип двойника, с которым знакомит нас достоевский»
.
так достоевский в образе Фомы Фомича обнажает двухполюсность человеческой при
роды, сочетание в человеке двух противоположных начал, которое может стать источ
ником как комического, так и трагического положения персонажа.
с того момента, как Фома Фомич занимает в доме место старого генерала, жизнь в
селе степанчикове «выворачивается наизнанку», выходит из своей привычной колеи,
развивается по законам карнавального действа, на что указывал м.м. Бахтин. Прижи
вальщик и бывший шут Фома становится карнавальным королем. изменение статуса
Фомы в доме ростанева имеет глубокий смысл. м.м. Бахтин отмечает, что «карнаваль
ные символы всегда включают в себя перспективу отрицания (смерти) или наоборот.
рождение чревато смертью, смерть – новым рождением»
. таким образом, вместе со
смертью старого генерала умирает и старая (шутовская) сущность Фомы и рождается
новая – жаждущая признания. в таком ключе издевательства опискина над домашни
ми, желание играть на чувствах других прочитываются как попытка прожить новую
жизнь на склоне лет и насладиться ее полнотой.
стремясь обмануть время, Фома Фомич вмешивается в недельный цикл (об этом
упоминает господин Бахчеев: «да Фома велел раз быть вместо четверга среде, так
они там, все до единого, четверг середой почитали. … так две среды на одной не
деле и было»), годовой цикл (Фома уверяет всех в доме полковника ростанева, что он
празднует свои именины (рождение) в день именин илюши)
. дважды Фома пытается
вмешаться во время циклическое, сакральное, что должно утвердить его «второе рож
дение». однако день именин илюши и второго рождения Ф.Ф. опискина вместо пред
полагаемого торжества оборачивается для него позорным изгнанием и карнавальным
развенчанием. Путешествие Фомы на мужицкой телеге напоминает погребальные
дроги. однако перевернувшаяся повозка
(«низ» и «верх» вновь меняются местами)
становится причиной для триумфального возвращения Фомы в степанчиково.
«Перерождение», подобное второму рождению Фомы Фомича, после кончины ге
нерала крахоткина переживает его супруга, злая и выжившая из ума старуха: «сло
вом, оба, и генеральша, и Фома Фомич, почувствовали, что прошла гроза, гремевшая
над ними столько лет от лица генерала крахоткина»
. в.и. Габдуллина отмечает, что
старуха генеральша является в романе одним из пародирующих двойников Фомы Фо
. достоевский выделяет в характере генеральши крахоткиной две доминантные
черты (злость и слабоумие), которые объясняет ее возрастом: «Эта генеральша, самое
важное лицо во всем этом кружке и перед которой все ходили по струнке, была тощая
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
и злая старуха, одетая в траур, - злая, впрочем, больше от старости и от потери послед
них (и прежде небогатых) умственных способностей»
. старуха злится на домочадцев
и куражится над ними, желая получить должное почтение и признание. собственное
бессилие, ощущение приближающейся смерти не примиряют ее с близкими и c жиз
нью, а вызывают чувство злости по отношению ко всем окружающим. Предчувствуя
собственную кончину, старуха с особым удовольствием пророчествует о грядущих не
счастьях
, что сближает ее с Фомой Фомичом, претендующим на роль пророка, про
рицателя.
Злость как форма выхода, проявления жизненных сил старика присутствует и в
другом двойнике Фомы опискина – евграфе ларионовиче ежевикине. он играет в
доме ростанева роль добровольного шута, «… из внутренней потребности, чтобы дать
выход накопившейся злости»
. интересно заметить, что имя персонажа евграф пере
водится с греческого языка как «благонаписанный», «благоначертанный» или «хорошо
пишущий», а фамилия Фомы Фомича – опискин – имеет семантику ошибки, заблужде
ния. таким образом, ежевикин и опискин, с одной стороны, являются двойниками (их
сближает шутовская роль, присутствие в характере «самолюбивой мнительности»), с
другой – антагонистами, поскольку их шутовство разного качества. Фома Фомич, слов
но гофмановский крошка цахес, вводит в заблуждение своими несуществующими до
стоинствами всех в имении ростанева. ежевикин, напротив, забавляя тех, перед кем он
унижается, разоблачает их своими насмешками. Это отмечает с.м. нельс: «самой его
фамилией определяется качество его шутовства. в нем колкость ежа. Это не безобид
ный юмор. Уже в первый момент своего появления, здороваясь и целуя - не ручки, а
подол платья, он дает злые и меткие характеристики всем присутствующим»
. в его
образе сочетаются комическое и трагическое.
итак, в романе «село степанчиково и его обитатели» появляется новый герон
тософский тип старика-приживальщика (приживальщика-шута), черты которого мож
но встретить в позднем творчестве достоевского в образах лебядкина, лебедева, с.т.
верховенского, Ф.П. карамазова. с.м. нельс указывает две основные стороны этого
образа – «трагический надрыв и комический выверт»
. в романе «село степанчико
во и его обитатели» данный тип воплощен в образе Ф.Ф. опискина и усилен рядом
пародирующих двойников. в характерах персонажей-стариков прослеживается траге
дия «униженной и оскорбленной личности», желающей ощутить полноту жизни на
склоне лет, «вознаградить себя за прошлое», однако это желание реализуется через
унижение и оскорбление других. достоевский показывает сложность и неоднознач
ность человеческой природы, ее антиномичность. Писатель отмечает, что неприятие
героями-стариками собственного возраста вызывает внутренний разлад, служит при
чиной болезненных душевных проявлений.
Библиографический список:
Бахтин, м.м. Проблемы поэтики достоевского. – м.: наука, 1980. – 293 с.
достоевский, Ф.м. Полное собрание сочинений в тридцати томах. т. III. л., 1972. – 542 с.
Габдуллина, в.и. Пародирующие двойники в системе персонажей повести «село степанчиково и
его обитатели» // Филологический анализ текста. вып. 2. Ф.м. достоевский. – Барнаул, 1998. – с. 40 - 46
лотман, л.м. «село степанчиково» достоевского в контексте литературы второй половины XIX
века // достоевский. материалы и исследования. л., - 1987. - с. 152 – 164.
нельс с.м. «комический мученик» (к вопросу о значении образа приживальщика и шута в твор
честве достоевского) // русская литература. – 1972. - №2. – с. 125 – 133.
Переверзев в.Ф. Примитивные двойники: макар девушкин, Голядкин, мечтатель из «Белых но
чей», Фома опискин //«творчество достоевского». – м., 1912.
семыкина р. с.-и. роман Ф.м. достоевского «село степанчиково и его обитатели как комическая
антиутопия» // Проблемы типологии литературного процесса. Пермь, 1992. с. 53 - 62
туниманов, в.а. творчество достоевского (1854 - 1862) // комический роман. – л., 1980. – 294 с.
удожественная антропология и творчество писателя: Учебник для гуманитарных факультетов /
Под ред. в.в. савельевой, л.и. абдуллиной. – Усть-каменогорск – алматы, 2007. – 410 с.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Примечания:
достоевский Ф.м. Полное собрание сочинений в тридцати томах. т. III. л., 1972. – с. 6.
достоевский Ф.м. Полное собрание сочинений в тридцати томах. т. III. л., 1972. – с. 6.
достоевский Ф.м. Полное собрание сочинений в тридцати томах. т. III. л., 1972. – с. 6.
достоевский Ф.м. Полное собрание сочинений в тридцати томах. т. III. л., 1972. – с. 8.
достоевский Ф.м. Полное собрание сочинений в тридцати томах. т. III. л., 1972. – с. 9.
«опискин служил чиновником, пострадав «где-то в сороковом году» «за правду» (возможно иро
ническое переосмысление достоевским истории с украденной шинелью), он, так же, как и девушкин, меч
тавший робко об издании собственной книжки (у достоевского это акт самоутверждения героя), занимался
литературной работой». [211]
достоевский Ф.м. Полное собрание сочинений в тридцати томах. т. III. л., 1972. – с. 13.
Переверзев в.Ф. Примитивные двойники: макар девушкин, Голядкин, мечтатель из «Белых но
чей», Фома опискин //«творчество достоевского». – м., 1912.
Бахтин м.м. Проблемы поэтики достоевского. – м.: наука, 1980. – с. 144
разоблачить Фому пытается дочь ростанева саша, вспоминая, что в этом марте все уже поздрав
ляли Фому Фомича с рождением.
дублируется сюжетный ход из повести «дядюшкин сон».
достоевский Ф.м. Полное собрание сочинений в тридцати томах. т. III. л., 1972. – с. 10.
«каждый из указанных двойников опискина – генеральша крахоткина, девица Перепелицына,
шут ежевикин, лакей видоплясов представляют своего рода персонификацию отдельных «изгибов души»
Фомы Фомича: потребность вознаградить себя за прошлое», претензию на признание несуществующего
благородства, «озлобленную гордость», болезненное самолюбие. натура Фомы Фомича как бы двоиться,
дробится, отражаясь в системе «кривых зеркал». 46
достоевский Ф.м. Полное собрание сочинений в тридцати томах. т. III. л., 1972. – с. 44-45.
«… бабушка погружалась в необыкновенное уныние, ждала разрушения мира и всего своего хо
зяйства, предчувствовала впереди нищету и всевозможное горе, вдохновлялась сама своими предчувствия
ми, начинала по пальцам исчислять будущие бедствия и даже приходила при этом счете в какой-то восторг,
в какой-то азарт». достоевский Ф.м. Полное собрание сочинений в тридцати томах. т. III. л., 1972. – с. 45
достоевский Ф.м. Полное собрание сочинений в тридцати томах. т. III. л., 1972. – с. 166.
нельс с.м. «комический мученик» (к вопросу о значении образа приживальщика и шута в твор
честве достоевского) // русская литература. – 1972. - №2. – с. 127
нельс с.м. «комический мученик» (к вопросу о значении образа приживальщика и шута в твор
честве достоевского) // русская литература. – 1972. - №2. – с. 126.
ельные PlUR
T
NTUM в яЗыковой реФлексии
доШкольников
, тГУ, доцент кафедры русского языка
многоаспектность исследований детской речи в современной лингвистике связана
с многоплановостью самого материала, отражающего, с одной стороны, построение
ребёнком «модели системы языка», с другой – осознание закономерностей устройства
каждого яруса этой системы. в.Б. касевич в статье «онтолингвистика как централь
ный раздел языкознания» определяет объект исследований лингвистики детской речи
как «процесс становления словаря и грамматики», уточняя: «термин «грамматика»,
который здесь употребляется в максимально широком смысле, относится, подобно
другим аналогичным терминами и к механизму, которым оперирует носитель языка, и
к описанию (моделированию) этого механизма в работах лингвистов»
языковая рефлексия ребёнка, скрытая и вербализованная, сопровождает освоение
фонетических, лексических, грамматических средств и позволяет рассматривать про
цесс речевого развития изнутри. метаязыковой компонент овладения грамматикой
реализуется в выборе грамматических форм из содержащихся в инпуте, в конструи
ровании собственных вариантов этих форм, построении собственных версий грам
матических парадигм.
110
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
так, в речевом дневнике светы Гарганеевой зафиксированы металингвистические
комментарии, связанные с освоением грамматики родного языка и отражающие:
- усвоение речевых норм и исправление грамматических ошибок в речи окружаю
щих (взрослый (в.):
ты почему бегаешь без носок?
– света (с.):
Без носков!
(2.10);
ира говорит мамина шампунь. Это разве правильно?
- перенос ударения в форме косвенного падежа на ударный слог, актуальный для
падежа именительного («изменение акцентологической характеристики парадигмы»,
ср. данные речи лизы елисеевой: клЮчем (2.3), волков (2.6), водУ (2.6)
(с.:
я вот какую горУ подушек сделала –
гору? –
нет, горУ. Гора ведь, а не гора;
домы большие, да же? домы или дома? мам, я правильно сказала?
- выявление грамматической семантики формы существительного (с.:
я обыграла
компьютера
[в шахматы]

ты обыграла компьютер? –
я обыграла
компьютера
[голосом выделяет грамматическую форму],
он ведь со мной играл, как живой!
- этапы освоения существительных постоянного множественного числа (
Бабуш
кины бигуди…
Бывает
одна бигудя? Бабушкины бигудюшки...
освоению категории числа имени существительного в раннем возрасте по
священы лингвистические наблюдения и специальные исследования а.н. Гвоздева
воейковой
, с.н. цейтлин
. с.н. цейтлин указывает на необходимость для
осмысленного выбора формы числа соответствующих когнитивных предпосылок,
«когда потребность в разграничении количества предметов становится актуальной в
том пространстве, которое составляет мир ребёнка», в противном случае использо
вание слова в форме единственного или множественного числа определяется только
грамматическими характеристиками существительных в инпуте. так, автор отмечает
отсутствие затруднений в освоении детьми существительных pluralia tantum (
ножни
цы, брюки, санки, часы
), обусловленное именно частотностью использования данных
лексических единиц как в речи взрослых, так и в речи самого ребёнка, и одновременно
приводит случаи образования форм единственного числа для существительных ука
занной группы в речи детей 2-4 лет:
купи одну санку; У тебя один брюк запачкался.
Здесь же можно привести данные наблюдения над спонтанной речью дошкольников:
одну сутку никак не получится
[добраться до москвы]
(д.; 4.5);
одно очко разби
тое у него получилось
(м.; 4.6). комментируя подобные неузуальные грамматические
формы, исследователи детской речи подчёркивают существенное значение для усвое
ния семантической сути категории числа ребёнком иконического отображение язы
ковой семантики, то есть соответствия языкового знака и обозначаемого им объекта
действительности по степени сложности
целью специального экспериментального исследования стало выявление мета
лингвистического аспекта функционирования существительных pluralia tantum в речи
старших дошкольников шести-семи лет (6.0 [6 лет 0 мес.]- 7.0), осмысления детьми
указанной возрастной группы данного грамматического явления. объектом языковой
рефлексии стали существительные pluralia tantum
санки, брюки, ножницы, очки, часы.
в ходе проведения интервьюирования использовался наглядный материал (изображе
ние объектов номинации для предъявляемых лексических единиц).
информанты получали задание: 1) назвать предмет (предметы), изображённые
на картинке; 2) указать количество изображённых предметов; 3) соотнести существи
тельное с соответствующим местоимением третьего лица (
он, она, оно, они?
).
Приведём фрагмент диалога исследователя (и.) и ребёнка-информанта (р.): и.:
то на
картинке? – р.: коньки. - и.: сколько коньков? - р.:
два.
- и.:
коньки – это…
р.:

Что на этой картинке?
- р.:
один конёк.
– и.:
конёк это...
- р.:
Это он.
– и.:
на этой картинке?
– р.:
санки.
– и.:
санки это…
- р.:
- и.:
сколько санок?
– р.:
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ой, одни
(м.; 6,3). далее участникам эксперимента предлагалось сопоставить
способы обозначения реальной единичности / множественности предмета в случае с
существительными
конёк – коньки, лыжа – лыжи
санки
Почему о санках говорим
, даже если санки - одни? можно сказать по-другому?
ответы информантов возраста 6.0 – 7.0 указывают на парносоставность как обя
зательное качество объекта номинации, находящее отражение в способе именования:
У них
[у санок]
такие две железки. не помню, как называются. только обязательно
две, поэтому санки
(м.;6.0)
; санки едут на двух катках
[полозьях] (м.; 6.3);
У санок
есть полозы. я думаю, один полоз раньше называли санка. как сделать одну
санку
можно просто разрубить!
По заданной схеме в процессе интервьюирования рассматривались все вышеука
занные существительные, составившие материал для проведения эксперимента. Полу
ченные комментарии свидетельствуют об актуализации когнитивных, семантических
аспектов осмысления грамматической формы. в ответах информантов актуализирует
ся парносоставность и сложносоставность предметов, обозначаемых существитель
ными постоянного множественного числа.
Участники эксперимента опираются на структуру объекта номинации, состоящего
из двух частей, в равной степени функционально значимых (
брюки, ножницы, очки
), а
также на количественный состав объекта, для которого предназначен именуемый пред
(брюки – ноги, очки - глаза
). в подобных случаях указывается на нелогичность и
несоответствие норме образования формы единственного числа:
если сказать
одно
очко
или
одна очка
, значит, что очки разбитые
(м.; 6.4)
; одна
брюка
– это одна шта
(м.; 6.7)
; если брюки разрезать, то будет два
брюка
(д.; 6.0);
разве один ножниц
так говорят? Говорят тогда нож
рассмотрим подробнее факты языковой, полученные рефлексии, .полученные в
ходе интервьюрования.
Брюки из двух ног. только часть, через которую надевать, общая
(м.; 6.9);
одной брюки не бывает
(д.; 6.7);
Брюки потому что их два. две штанины. Поэтому
Участники эксперимента самостоятельно приводят примеры наименований одеж
ды, обладающих идентичной грамматической характеристикой обозначающих объек
ты подобной структуры и функции:
таны.
У штанов две штанины. их по одной штанине не носят
(м.; 6.2)
; Шта
ны для двух ног, и поэтому это – они
(д.; 6.9)
; ну как вам ещё сказать? одна штана?
[смеётся] (м.; 6.0);
орты.
я в шортах, и они тоже – они
(м.; 6.2)
; Шорты – это как обрезанные
брюки, и там тоже две ноги
(д.; 6.7)
; о шортиках тоже нельзя говорить
один шор
одна шорта
один шорт
трусы.
их тоже через ноги надевают и тоже на резинке
(м.; 6.9)
; ещё же есть,
извините, трусы. У них две такие дыры. Чтобы ноги просовывать. трусы тоже сразу
олготки.
ещё про колготки вам не сказала. там две такие длинные колготины,
сшитые вместе. тоже не говорят
одна колготка
метаязыковые комментарии дошкольников содержат обобщение (
всё, что для ног
и нельзя поделить – того сразу как бы два
(м.; 6.4);
ноги две, поэтому брюки они и
штаны они
(д.; 5.6);
Это всё из двух частей
(6.10), сопоставление (
Ботинки вот тоже
для ног, но по
отдельности.
можно сказать один ботинок, два ботинка – ботинки,
потому что по отдельности
(д; 6.1);
носки – не сшитые
[не скреплены между собой],
а колготки сшитые
112
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ожницы
.
ножницы из двух ножей, поэтому они – они
(д.; 6.9);
два кольца, два
конца посредине гвоздик. Значит, всего по два
(д.; 6.11);
одной ножницы не бывает
ножницы тоже из двух частей
очки из двух очков
(м.; 6.3 );
их сразу много, потому что у вас два глаза
(д.; 6.2)
; очки для двух глаз, их сразу два
(м.; 6.3);
одно очко
( линза),
если разбили
(м.; 6.9);
У очков есть два стёклышка, это линзы. обязательно две
(д.; 6.1);
У очков
две линзы, два заушника и одна переносица. когда сломаются, тогда всего будет от
дельно по одному
в ответах содержится указание на значение узуальной лексической единицы
очко
совпадающей в звуковой форме c неузуальной формой единственного числа для су
ществительного pluralia tantum:
Бывают ещё такие очки, которые в игре надо на
брать. одно очко, два очка, три очка
(м.; 6.6);
я вчера набрала двадцать очков, а
машка всего три
тоже, между прочим, очки
интерес представляет сопоставление существительного
очки
с существительным
бинокль
, используемое как в форме единственного, так и форме множественного чис
ла, несмотря на тождественность функции и предмета, для которого предназначен объ
ект номинации:
Бинокль не обязательный, очки обязательнее, чтобы были два стекла
(д.; 6.6)
; там можно одним глазом посмотреть и что-то всё равно видно
(м.; 6.4)
; У
бинокля глаза отдельно, потому что их можно настраивать по резкости
слово
также соотносится со сложносоставностью объекта номинации, опре
деляющим грамматическую характеристику существительного:
Часы показывают
сколько часов. на них все часы нарисованы. много часов
(м.; 6.7);
Часы считают часы,
этих часов двенадцать
(д.; 6.3);
в часах стрелки, считают время, пружинки. считает
на часах написано много часов, они называются так
логичность отсутствия единственного числа информанты отмечают для названий
предметов, состоящих из двух функционально значимых частей.
в подобных случаях указывается на несоответствие норме формы единственного
числа посредством окказиональных лексических единиц
: если сказать одно очко или
одна очка, значит, что очки разбитые
(д.; 6.6);
как сделать одну санку? можно толь
ко разрубить!
(д.; 6.7);
одна брюка – это одна штанина. Значит, порвались брюки,
ремонтировать надо
таким образом, языковая рефлексия старших дошкольников, направленная на
осмысление явления постоянного множественного числа имени существительного,
отражает тесную связь грамматической категории числа как «самой семантической
грамматической категории»
, лексической семантики существительного и когнитив
ных параметров окружающего мира, актуальных для говорящего.
Примечания:
касевич в.Б. онтолингвистика как центральный раздел языкознания // Проблемы онтолингви
стики – 2008: материалы междунар. конф. (17 - 19 июня 2009 г., санкт-Петербург) - сПб: «Златоуст», 2009.
цейтлин с.н. очеруи по словообразованию и формообразованию в детской речи. м.: Знак,
Гвоздев а.н. от первых слов до первого класса. дневник научных наблюдений. м., 2005 - 305 с.
воейкова м.д. освоение детьми категории количественности // семантические категории в
детской речи . сПб.: «нестор-история». – с. 266 – 299.
цейтлин с.н. детская речь: инновации формообразования и словообразования (на материале со
временного русского языка). дис. … докт. филол. наук.
воейкова м.д. Указ соч. - с. 268 – 269; цейтлин с.н. Указ. соч. - с. 89.
ляшевская о.н. семантика русского числа. м.: языки славянской культуры, 2004. - с. 15.
113
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
иЧеский дискУрс как о
иЗУЧения
ейко
ГПУ, аспирант
научный руководитель
л.П. Гашева
дискурс – сложное коммуникативно-когнитивное явление, в состав которого вхо
дит не только сам текст, но и различные экстралингвистические компоненты (знание
мира, мнения, ценностные установки), играющие важную роль для понимания и вос
приятия информации. Элементами дискурса служат излагаемые события, участники
этих событий, перформативная информация и «не-события», т.е. обстоятельства, со
провождающие события, фон, оценка участников события и т. п
лингвистический энциклопедический словарь под ред. в.н. ярцевой определяет
дискурс как
«связный текст в совокупности с экстралингвистическими, прагматиче
скими, социокультурными и другими факторами; текст, взятый в событийном аспек
те, речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент,
участвующий во взаимодействии людей и механизмах их сознания (когнитивных про
цессах). дискурс – это речь, погруженная в жизнь»
на современном этапе развития лингвистической науки большинство классифика
ций дискурса выделяют публицистический дискурс в качестве самостоятельного типа.
данный факт обусловлен социальной значимостью той коммуникативной сферы, ко
торую репрезентирует данный тип дискурса: во – первых, информирование массового
адресата об общественно значимых проблемах и событиях, во-вторых, формирование
социальной оценки этих проблем и событий, в- третьих, управление, манипуляция
общественным мнением
изучение «публицистического дискурса» представлено в монографиях и статьях
н. Белозеровой, м. Горохова, т. добросклонской, л. кройчика, о.
охловской, е. Щел
куновой, в. каменевой, н.и. клушиной, и.а. стернина и других ученых.
Пташник м.и. определят современный публицистический дискурс - «как разно
видность информационно- ориентирующего институционального дискурса, реализуе
мая при помощи средств массовых коммуникаций и предполагающего осознанную и
явно выраженную авторскую актуализирующую позицию»
н.и. клушина указывает: «Публицистический дискурс – это воздействующий тип
дискурса, реализующий интенцию убеждения, а следовательно, оказывающий мощ
ный перлокутивный эффект на своего адресата».
Публицистический дискурс предполагает наличие двух коммуникантов – автора
и реципиента. Публицистический дискурс передает информацию вместе с ее оценкой
автором статьи. в первую очередь, тексты публицистического дискурса позволяют
охватить большое количество адресатов. информация, полученная по каналам публи
цистического дискурса, способствует формированию в общественном сознании поли
тической, языковой, наивной картины мира
дискурсивность рассматривается исследователями как способ существования тек
ста в публицистике. «Публицистический дискурс существует в совокупном взаимодей
ствии текста и затекста (контекста, интертекста, подтекста и гипертекста), благодаря
чему актуализируется связь в коммуникативной цепочке «адресант - адресат». таким
образом, дискурс реализует динамический аспект публицистического текста».
в связи с отмеченным выше следует констатировать, что публицистический дис
курс является первостепенной инстанцией, в которой фиксируются даже малейшие
языковые преобразования
114
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
современный публицистический дискурс, с одной стороны, характеризуется изо
билием клишированных форм, готовых к употреблению блоков, оборотов и речевых
стереотипов. с другой стороны, публицистика изобилует приемами и формами, кото
рые не закреплены в языке и конструируются в условиях определенной речевой ситуа
ции с определенной коммуникативной целью.
среди разнообразия средств, характеризующих современный публицистический
дискурс, выделяется феномен, проявляемый в подборе альтернативного плана выра
жения, направленного на информационно-эмоциональное воздействие на адресата и, в
конечном счете, достижение позитивного коммуникативного результата. Упомянутый
феномен возникает в речи в тех случаях, когда прямая номинация не отвечает требова
ниям коммуникации или удовлетворяет их неполно
и.а. стернин, давая определение современному русскому публицистическому
дискурсу, отмечает, что основными факторами, обусловившими изменения в русском
публицистическом дискурсе последнего десятилетия, являются концептуальная, оце
ночная и языковая свобода. особенного внимания заслуживают собственно языковые
изменения публицистического дискурса, к которым можно отнести увеличение доли
оценочной, сниженной, разговорной, просторечной, сленговой и жаргонной, а также
вульгарной и даже нецензурной лексики и фразеологии; «иронизация» публицисти
ческого дискурса; эмоциональность и образность как характерная примета публици
стики; стилистический динамизм, проявляющийся через сочетание резко контрастных
стилистических элементов.
среди перечисленных тенденций развития современного публицистического дис
курса особенно важны те, которые определяют изменения, характерные для развития
современного русского языка в целом: проблема снижения культуры устной и пись
менной публицистической речи, которая в сфере публицистики связана с проблемой
текстовых аномалий, и проблема «орализаци» публицистического дискурса, обуслов
ленная неограниченным использованием в публицистической сфере нелитературных
пластов лексики и фразеологии и «нелитературных» способов и приемов построения
публицистического текста с целью создания выразительности
в статье
ахаловой с.а. «концептосфера личностной пристрастности в публици
стическом дискурсе», автор выделяет единицы публицистического дискурса, которы
ми являются:
- в потоке звучащей речи звуки, слоги, фонетические слова, синтагмы, фразы;
- в цепочке языковых выражений морфемы, слова, словосочетания, предикативные
единицы, предложения, сверхфразовые единства, абзацы;
- в процессе общения разные социально-интерактивные единицы, такие как дей
ствие, ход, обмен, стратегия, трансакция, эпизод, целое коммуникативное действие;
- с точки зрения стилистики речи фигуры и тропы.
темнова е.в. главной единицей публицистического дискурса считает публицисти
ческий текст, в котором рассматриваются актуальные политические, экономические,
литературные, экологические, национальные и другие проблемы общества.
составляющими любого дискурса являются «речевые события, тема, стратегия и
тактика». единицей дискурс-анализа публицистического дискурса является речевое
событие-сообщение, в котором имеет место речевой акт вторичной косвенной номи
стратегия публицистического дискурса предстает как «когнитивный процесс, в
котором говорящий соотносит свою коммуникативную цель с конкретным языковым
выражением».
115
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Главными стилевыми чертами выступают логика, достоверность, экспрессивность
и образность
темы публицистического дискурса –
политика, экономика, наука
, являются пере
сечением семантических сфер, принадлежащих высказываниям разных участников
Публицистический дискурс характеризуется максимальной интертекстуальной
проницаемостью и изменчивостью, и особый интерес этой дискурсивной формации со
стоит в том, что в ней знание структурируется как предназначенное для использование
знание для современников и как освобожденное от прагматики знание для истории
и.а. стернин указывает следующие черты публицистического дискурса.
Публицистический дискурс стал персонифицированным: наблюдается расширение
проблематики статей: практически исчезли из газетно-журнальной сферы табуирован
ные темы. на смену закрытым вопросам появилась открытая критика со стороны жур
налистов. как следствие, возросло количество употреблений оценочной лексики, отра
жающей ироническое, иногда даже саркастическое, отношение к действительности.
Публицистический дискурс стал более эмоциональным и образным. содержатель
ное разнообразие материала способствует увеличению количества используемых слов
и фразеологических сочетаний различных тематических пластов.
возросли диалогичность и стилистический динамизм публицистического дискур
са, что обусловлено прежде всего переходом от «пропаганды и агитации» к плюрализ
му и доказательству. особую роль стали играть публикации, выполненные в аспекте
так называемых «аналитических жанров».
несомненно, особую роль в публицистическом дискурсе приобрели не только язы
ковые средства усиления личностного начала, но и языковые средства, выражающие
оценочную позицию публициста. Этическая и этикетная оценка культуры современного
общества, которая актуализируется в сми, в частности в литературно-художественных
журналах, является основополагающей при анализе реалий современного мира
коммуникативная стратегия публицистического дискурса реализуется в тексте на
следующих основ
ных уровнях, тесно связанных между собой: идеологическом, социо
культурном, психологическом, эстетическом.
а) идеологический уровень публицистического дискурса определяется поиском
единомышленников в неинтегрированной на момент общения аудитории, в установле
нии контактов с ними и развернутой аргу
ментации выдвигаемых положений.
б) социокультурный уровень связан с выявлением внутри аудитории того ядра,
которое способно в силу своего развития адекватно воспринимать систему об
разов,
содержащихся в послании.
в) Психологический уровень формируется на ос
нове психофизических особенно
стей потребителей предложенного сообщения, специфике их воспри
ятия, внутренней
потребности участия в коммуника
ционном процессе.
г) и наконец, эстетический уровень публицисти
ческого дискурса складывается за
счет содержатель
ности формы, то есть стремления автора воздейство
вать на аудито
рию благодаря целостности послания, ей адресованного
выделяют различные способы структу
рирования публицистического дискурса,
ко
торые, как представляется, следует рассма
тривать в качестве инструментов власти.
ряд исследователей полагает, что данный процесс осуществляется с помощью таких
способов, как:
1) «выбор слов и выражений референци
ально одинаковых, но прагматически
относя
щихся к различным мировосприятиям и си
стемам ценностей (например, если
убийство называется трагедией, а не преступлением, с преступников снимается вина),
2) создание новых слов и выражений,
116
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
3) выбор грамматических форм,
4) выбор последовательности в характери
стике (например, дорогое, хоть и
эффектив
ное средство),
5) использование суперсегментных при
знаков (эмфазы, тона),
6) выбор имплицитных оснований (на
пример, все есть политика я отказываюсь
это обсуждать, так как это политика)», из
бирательное построение высказывания, ис
пользование метафор, уменьшительно-ласкательной лексики, пейоративной лекси
Публицистический дискурс целенаправленно призван сообщать о явлениях окру
жающей действительности, конструировать ее в текстах для передачи широкому кругу
отелось бы отметить также высокую интертекстуализованность публицистиче
ского дискурса, что способствует более тесному контакту самих текстов при построе
нии действительности в рамках текстовой реальности публицистического дискурса.
Примечания:
Бобровская Г.в. Газетный дискурс в проблемном поле коммуникативно-прагматической линг
вистики // Электронный научно-образовательный журнал вГПУ «Грани познания». волгоград, 2011. - №4
(14). режим доступа:
www.grani.vspu.r
лингвистический энциклопедический словарь / под ред. в.н. ярцевой. 2-е изд., доп. м. : Большая
рос. энцикл., 2002.
ерепанова л.л. дискурс региональных сми: психолингвистический аспект: автореф. дисс.,
канд. филолог. наук. – Пермь, 2007.- 24с.
Пташник м.и. система реноминативных приемов в современном публицистическом дискурсе
(на материале русского, английского, и испанского языков. автореф. дисс., канд. филолог. наук. – ростов-
на-дону, 2010.- 23с
каменева в.а., коломиец с.в. композиционно-смысловая структура дискурса газетных сообще
ний как эффективное средство корректировки гендерного дисплея российской и американской лингвокуль
тур // вестник
елГУ, 2009. № 10 (148) Филология искусствоведение. вып. 30. с. 30-31
киселева о.в. Прагматика бытования этических концептов в современном публицистическом
дискурсе (на материале журнала «нева»): дис. канд. филол. наук: -
ереповец, 2006 - 147 с.
Пташник м.и. система реноминативных приемов в современном публицистическом дискурсе
(на материале русского, английского, и испанского языков. автореф. дисс., канд. филолог. наук. – ростов-
на-дону, 2010.- 23с
ернышова т.в. современный публицистический дискурс (коммуникативно-стилистический
аспект): Учебное пособие.- Барнаул: изд-во алт. Ун-та, 2003. – 178с.
макаров м. л. основы теории дискурса.— м.: итдГк «Гнозис», 2003.— 280 с.
ахалова с.а. «концептосфера личностной пристрастности в публицистическом дискурсе».
режим доступа: http://www.islu.ru/�les/rar/2011/Professores/khakhalova/konceptosfera_lichn_pristrastnosti_
о. Г. ревзина дискурс и дискурсивные формации. режим доступа: http://www.nsu.ru/education/
киселева о.в. Прагматика бытования этических концептов в современном публицистическом
дискурсе (на материале журнала «нева»): дис. канд. филол. наук: -
ереповец, 2006 - 147 с.
тулупова к. текстообразующие ресурсы публицистического дискурса. статья 2 три страте
гии дискурсивности публицистического текста// новое в массовой коммуникации. альмана
. - во
каменева, в. а. лингвокогнитивные сред
ства выражения идеологической приро
ды публицисти
ческого дискурса (на мате
риале американской прессы): монография. новокузнецк: кузГПа, 2006.
117
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
нсам
левая «тройЧа
ка» в рУсской ли
ера
Уре 1830-Х Годов:
ом сУмасШедШиХ»
доевскоГо, «
ра
оГоля,
, тГУ, старший преподаватель
Первые циклы повестей Пушкина, Гоголя и одоевского стали воплощением одной
из «идей времени» первой трети 19 века – идеи синтеза в искусстве и жизни. соот
ветственно, эта «идея времени» нашла и свою особую «форму времени» - циклы и
сборники.
как отмечено в исследовании в.
с. киселева, «метатекстовые образования яв
лялись не просто способами подачи произведений, но осознанно художественными
единствами, удовлетворяющими стремление литературы к энциклопедичности и уни
версальности»
в творчестве а.
с. Пушкина, н.
в. Гоголя и в.
Ф. одоевского эта тенденция к
ансамблевости проходит определенную эволюцию – от сборников отдельных произ
ведений (по тематическим и жанровым принципам, например, «стихотворения алек
сандра Пушкина», 1826 год, «Пестрые сказки с красным словцом…» князя одоевско
го, 1833 год) к сложно организованным проектам. в 1830-е годы писатели создают
своеобразные «журналы одного автора», где в различных формах дают масштабную
картину бытия в различных аспектах. Примерами таких трех ансамблей могут быть
названы «арабески» Гоголя, журнал «современник» а.
с. Пушкина и замысел цикла
«дом сумасшедших» в.
одоевского, полностью вошедший затем в роман «русские
ночи».
Примечательно, что, несмотря на активное взаимодействие друг с другом в жур
нальных редакциях, на стремление создать литературные союзы и найти единомыш
ленников каждый писатель формирует и отдельный эстетический манифест, подробно
раскрывающий его философскую концепцию; движение к этому манифесту проис
ходит по одной схеме: от сборников художественных текстов к созданию ансамбля,
включающего еще и критику; от литературоцентричности к энциклопедичности твор
чества.
наиболее ярко эту эволюцию можно проследить в творчестве Пушкина через ана
лиз его издательских проектов: от лицейских журналов через участие в альманахах,
«литературной газете» и журнальные проекты начала 1830-х годов Пушкин прихо
дит к «современнику», стремясь воплотить в своем журнале масштабное осмысление
реальности в различных формах рефлексии – художественных текстах, критических
статьях.
т.
Б. Фрик, подробно анализируя в своей работе особенности композиции «совре
менника», отмечает, что «современник» предстал как диалогически организованное
проблемно-эстетическое единство»
, посвященное ключевым вопросам эпохи.
в первую очередь, это рефлексия самого издателя журнала, и позиция именно
дателя
, не автора, даже по отношению к своим работам, очень важна, поскольку «по
зволяет более емко раскрыть авторские интенции, актуализировать принципы отбора
и размещения, соположения текстов, их значимость в пространстве журнала»
. тексты
Пушкина расположены в «современнике» по четкой схеме: соединение прозы и по
эзии в первом и третьем томах, проза во втором и четвертом, тематические переклич
ки между произведениями и критикой – все это формирует в журнале пространство
универсального пушкинского творчества, органично синтезирующего в разнообразии
сложный образ мира.
118
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Подобную структуру организации журнала можно проследить и в «арабесках» Го
голя. в сфере интересов писателя оказываются вопросы эстетики, мировой истории и
литературы, искусства в целом и роли художника в мире в частности. в пространстве
сборника, как и в «современнике», тексты вступают в сложную систему взаимоотно
шений, подчеркнутую названием книги («арабеска – лепное или писаное украшение,
поясом, каймою, из ломаных и кривых узорочных черт, цветов, листьев, животных»
-
именно в такой сложный узор и складывается смысловое поле «арабесок»). так, мож
но выделить своеобразную «тройчатку» художественных текстов – «Портрет», «не
вский проспект», «Записки сумасшедшего», посвященную проблеме существования
человека в призрачном мире современного Петербурга – как художника, так и простого
обывателя. своеобразным теоретическим объяснением к ним становится «двойчатка»
статей по проблемам эстетики («скульптура, живопись и музыка» и «несколько слов
о Пушкине»), раскрывающая гоголевское понимание специфики разных искусств. от
дельный тематический блок организован размышлениями об историческом развитии
народов в разные эпохи и о принципах описания истории: «о средних веках», «о дви
жении народов в конце V века», «Шлецер, миллер, Гердер», «взгляд на составление
малороссии». При этом описывается не только разность исследовательских стратегий
трех историков, но и общие черты – в первую очередь, это стремление к универсально
му охвату бытия, попытка выразить «идею о великом целом»
Эта же идея всеохватности становится основой моделирования ансамблей. син
тез разноплановых текстов приводит к особому «журналу одного автора», где произ
ведения, включаясь в общее смысловое пространство, приобретает дополнительные
коннотации.
в большей степени это можно проследить на материале замысла цикла «дом су
масшедших», который в. Ф. одоевский планировал создать в начале 1830-х годов
(к этому замыслу относятся повести о «гениальных безумцах»). Первоначально они
изданы по отдельности: «Последний квартет Бетховена» - в «северных цветах на
год», «Пиранези» в «северных цветах на 1832 год», «импровизатор» в 1833 году
в альманахе «альциона», «себастьян Бах» в «московском наблюдателе» в 1835 году.
но сам писатель неоднократно подчеркивает, что они лишь часть общего замысла. как
элементы целого эти тексты были восприняты и современниками: так, Гоголь пишет
и. и. дмитриеву, что «князь одоевский скоро порадует нас собранием своих пове
стей, в роде квартета Бетговена, помещенного в север. цветах на 1831»
(письмо от
10.11.1832 года). далее тексты будут вплетены в ткань романа «русские ночи» и станут
(подобно произведениям «арабесок») иллюстративным материалам к теоретическим
размышлениям героев.
каждый сборник соединяет в себе теоретический и иллюстративный материал –
эстетические манифесты Пушкина, Гоголя и одоевского подтверждаются примерами
в художественных текстах. однако движение от отдельных произведений к «журналу
одного автора» характеризует и различное использование ими цикла как такового.
для одоевского циклизация - ключевой принцип организации творчества: проекты
постоянно прорастают друг в друга, перерабатываются и сплетаются в единое целое,
новые тексты задумываются изначально как цикл (например, цикл «Записки гробов
щика»). если обратиться к рукописному архиву одоевского, то можно заметить, что
писатель постоянно возвращается к оставленным замыслам, перерабатывая и допол
няя их
. итогом этой работы станет роман «русские ночи», вобравший в себя повести
начала 1830-х годов, и собрание сочинений 1844 года, фактически завершившее худо
жественное творчество писателя.
119
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
в творчестве Гоголя при всем стремлении писателя максимально полно описать
мир происходит распадение циклической формы – думается, в первую очередь, из-за
невозможности создания цельной картины. если первая книга «вечера на хуторе близ
диканьки» стала воплощением модели идеального существования человека в мире
традиционных представлений и канонов (хотя уже здесь заложено и предчувствие кру
шения этой модели), то «миргород» и «арабески», составившие собой модель бытия
и искусства в разных его проявлениях, словно подвели итог существованию закончен
ного цикла в творчестве Гоголя. цикл «петербургских повестей» остался несобран
ным; масштабный трехчастный замысел «мертвых душ» не был закончен; а последняя
книга Гоголя уже названием подчеркивает фрагментарность – «
места из
переписки с друзьями».
в творчестве Пушкина происходит преодоление формы тематического или жан
рового цикла осуществляется переход к сложноорганизованным сборникам. собрания
стихотворений (1826, 1829 гг.) сменяются сборником «Поэмы и повести» (1835 г),
прозаическими циклами «Повести Белкина» (1831) и «Повести, изданные Пушкиным»
(1835). итогом этой эволюции становится «современник», соединивший в себе аб
солютно разноплановые тексты: художественные произведения, критические статьи,
обзоры.
возможно, именно эта эволюция принципов организации текстов в книгах стало
причиной отказа Пушкина от участия в альманахе: ограниченность круга участников,
небольшое количество текстов – все это сужало пространство описания и не позволяло
использовать художественные открытия «Повестей Белкина». Пушкин стремится мак
симально полно описать действительность, используя для этого различные формы, и
возвращение в рамки одного дома (пусть и планировавшегося как микромодель целого
общества) оказывается для него неприемлемым.
Эволюция принципов организации ансамблей в наследии Пушкина, Гоголя и одо
евского показательна и для творческой истории альманаха «тройчатка».
ерез харак
тер их творческого диалога в 1830-е годы можно проследить три основных этапа сво
еобразного воплощения этого проекта.
Первой ступенью, заложившей основы феномена «тройчатки», стала публикация
трех циклов повестей. каждый из писателей пытается создать универсальную карти
ну мира в его сложности и многообразии – тем самым формируется «тройчатка» до
«тройчатки», описывающая три «этажа» русской действительности: основу-«погреб»,
провинциальную россию («Повести Белкина»), «гостиную» – Петербург («Пестрые
сказки») и своеобразный «чердак»-окраину малороссию («вечера на хуторе близ ди
каньки»).
создавая модели синтетического мира, писатели показывают, что масштабное ми
ростроительство начинается с выстраивания малого круга – дома отдельного человека
и его судьбы. При этом специфика изображаемого пространства обусловливает тип
воспринимающего и описывающего это пространство сознания – так ярким репрезен
тантом определенной картины мира становится маска рассказчика.
именно типологическая близость масок и общее направление рефлексии по пово
ду ключевых принципов домостроительства и миростроительства позволило в даль
нейшем одоевскому обозначить рудого Панька и иринея Гомозейку как «сотрудников
теоретическим обоснованием этого сходства творческих установок и становится
замысел «тройчатки» - князь одоевский в своем письме проговаривает то ощущение
общности идей и форм их выражения, которое было создано первыми циклами по
вестей.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
теоретическая установка, предопределенная схема соединения трех художников в
одном издании оказалась нереализованной, однако в художественной практике «трой
чатка» оказывается состоявшейся и в дальнейшем итогом постоянного соучастия в
рефлексии друг друга, обобщением всех творческих наработок и подлинным сотвор
чеством и сотрудничеством становится «современник».
действительно, если спроецировать замысел «тройчатки» на структуру пушкин
ского журнала, то можно говорить, что в «современнике» воплотилась та же модель
«дома в три этажа с различными в каждом сценами»
, только наполнение «этажей»
оказывается иным.
так, Пушкин, как предполагалось в «тройчатке», строит своеобразный «погреб»
основу журнала: подбирает сотрудников, формирует общую концепцию, управляет
отбором материала, создает теоретический «фундамент» своими текстами и проблем
ными статьями.
творчество Гоголя представлено в «современнике» очень разнообразно: художе
ственные тексты, критические статьи, обзоры. соответственно, пространство предпо
лагавшегося в «тройчатке» «чердака» рудого Панька расширяется: с одной стороны,
он словно венчает концептуальную модель журнала (хотя Пушкин подчеркивает, что
гоголевская статья «о движении журнальной литературы в 1834 и 1835 гг.» не была
программной), с другой стороны, разнообразие текстов украшает «здание» «совре
менника» подобно лепным украшениям под крышей.
иначе осмысляется роль князя одоевского. с одной стороны, он остается писате
лем «гостиной»: Пушкин просит для публикации в журнале повести «княжна Зизи» и
«княжна мими», посвященные характеристике нравов светского общества. с другой
стороны, меняется сам образ этой своеобразной «гостиной» в новом доме трех писа
При Пушкине в «современнике» опубликованы всего два текста князя – статьи «о
вражде к просвещению, замечаемой в новейшей литература» и «о том, как пишутся
у нас романы», с которыми «в пушкинский журнал вошел пафос современной фило
. вступая в сложные полемические отношения с текстами Пушкина и Гого
, статьи одоевского (которые первоначально планировалось издать одним блоком
во втором томе) становятся «гостиной» - центром, соединяющим «погреб» и «чердак»
дома через систему интертекстуальных перекличек в общем метатексте журнала.
интересно отметить, что в структуре «современника» нашла своеобразное от
ражение и система рассказчиков, предполагавшаяся для «тройчатки». естественно,
сами маски Белкина, рудого Панька и Гомозейки уже не используются, но принципы
их построения оказали значительное влияние на образы писателей в пространстве
журнала.
так, яркая маска рудого Панька, человека простого, но отстаивающего право гово
рить наравне с другими писателями о своем мире и героях, трансформируется в образ
писателя новой прозы, по-новому осмысляющей мир и персонажа в нем. как отмечает
т.Б. Фрик: «гоголевские публикации внесли в пространство пушкинского журнала не
повторимую смеховую культуру, образ абсурдной действительности и особое понима
ние гуманности»
- что было изначально сформировано в «вечерах…». Гоголь, фор
мально не используя имени рудого Панька в «современнике», фактически выполняет
сходную функцию, собирая для журнала разные произведения под своим именем в
единое смысловое пространство.
сходным образом формируется и общий текст князя одоевского. на протяжении
1830-х годов писатель активно использует образ иринея Гомозейки в разных вариа
циях (дедушка ириней, дядюшка ириней). в «современнике» вновь актуализируется
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ключевая составляющая этой маски, определяющая специфику всего творчества одо
евского – «магистр философии и член разных ученых обществ». вновь, как в «Пе
стрых сказках», на первый план выходит философское осмысление действительности,
уже без непосредственного иллюстративного материала, в отличие от цикла повестей.
думается, в полной мере этот принцип своеобразного перенесения структуры об
раза автора-повествователя из цикла повестей в журнал использован и Пушкиным, од
нако при этом сохраняется и принципиальное отличие Белкина от рудого Панька и Го
мозейки. как отмечает с. Г. Бочаров, «неопределенный, почти нереальный, Белкин не
ограничен «жанром» и более широко реален»
. Эта неограниченность рамками жанра
нашла свое отражение и в пушкинском тексте «современника». если, как было пока
зано выше, одоевский и Гоголь сохраняют специфические черты своего литературного
образа, особую «жанровость» (термин с.Г.
Бочарова), то образ Пушкина-автора по
добно Белкину становится своеобразным «алгебраическим знаком», задающим «на
правление понимания текста»
(определение в.в. виноградова), собирающим различ
ные тексты и оформляющим их через призму собственной философско-эстетической
концепции. естественно, речь не идет о той размытости и неопределенности образа
автора, которая характерна для ивана Петровича Белкина, позиция Пушкина четко
представлена в его произведениях, но, думается, сам принцип сбора и организации ма
териала «современника» через образ Пушкина-
издателя
сходен: маска издателя фор
мирует метатекстовый уровень осмысления, на котором отдельные тексты получают
дополнительные коннотации.
в итоге в «современнике» формируется сложное смысловое пространство, со
ставленное из ансамблевых объединений текстов отдельных авторов, и завершается
долгая творческая история замысла альманаха «тройчатка»: от «тройчатки» до «трой
чатки» - циклов повестей к масштабному воплощению идеи в журнале. Пушкинский
журнал становится итоговой реализацией проекта 1833 года – в несколько иной форме,
более масштабно три писателя выстраивают общий «дом в три этажа», собирая под его
крышей лучших писателей своей эпохи.
Примечания:
киселев в. с. метатекстовые повествовательные структуры в русской прозе конца XVIII – пер
вой половины XIX века. томск, 2006. с. 4.
см.: Фрик т. Б. «современник» а.с Пушкина как единый текст: монография / томск, 2009.
там же. с. 38.
даль в.и. толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. т.1. м., 1956. с.20.
Гоголь н. в. Полное собрание сочинений: в 14 т. т.8. статьи. м.; л., 1949. с. 85.
там же. т. 10. Письма 1820-1835. м., л. 1940. с. 247.
в полной мере проследить творческую историю отдельных текстов достаточно сложно, по
скольку архив князя одоевского (основная часть его сосредоточена в российской национальной библиотеке,
г.
санкт-Петербург) до сих пор не подвергался детальному исследованию и систематизации, большая часть
рукописей не датирована.
Пушкин а. с. Полн. собр. соч.: в 19 т. т. 15. м., 1996. с. 84.
Фрик т. Б. «современник» а.с Пушкина как единый текст: монография. томск, 2009. с. 90.
там же. с. 84-90.
там же. с. 83.
Бочаров с. Г. Пушкин и Белкин // Поэтика Пушкина : очерки / с. Г. Бочаров. м., 1974. с. 150.
виноградов в. в. стиль Пушкина. м., 1941. с. 538.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
искУрс
лиЧноГо выс
ЮЖ
нокорейскоГо
оли
ильманшина
иГлУ, аспирант
научный руководитель
аплуненко, доктор филол. наук. профессор
Предметом настоящего исследования является диалектическое взаимодействие ар
гументации и манипуляции в рамках аргументативного дискурса публичного выступле
ния южнокорейского политика. материалом исследования послужил транскрипт речи
бывшего президента республики корея Пак
и, произнесенной 2 мая 1965
г.
на начальном этапе исследования попытаемся реконструировать интенциональ
ное состояние участников дискурса. в тексте неоднократно упоминаются события 19
апреля 1960г., когда в знак протеста против произвола властей на улицы сеула выш
ли около 100 тыс. человек, преимущественно преподаватели и студенты. При разгоне
демонстрантов 186 человек погибло, 6026 человек были ранены. день 19 апреля впо
следствии получил название «кровавого вторника» или апрельской революции и вы
звал огромный общественный резонанс.
анализ текста производится путем вычленения его значимых фрагментов, в кото
рых содержатся вокабулы, поддерживающие основное семантическое ядро аргумен
тации. Это ядро строится вокруг тезиса о том, что студенты должны заниматься не
политикой, а учебой.
Уже в первом предложении оратор обозначает своего антагониста – митингующих
студентов. далее президент дает обещание говорить откровенно, для чего использует
особый стиль речи в корейском языке, предназначенный для неформального, друже
ского общения между близкими людьми (полу-речь). очевидно, что говорящий на
меренно прибегает к этому стилю, чтобы расположить к себе аудиторию и смягчить
остроту ситуации.
Примечательно, что по ходу выступления Пак
и несколько раз меняет стиль
вежливости. основная часть выступления строится на использовании официально-
вежливого стиля, а при описании событий в Германии употребляется письменно-
книжный стиль – , нехарактерный для устного общения. использование различных
стилей вежливости неслучайно и имеет цель задействовать различные механизмы воз
действия на адресата.
несмотря на стремление оратора создать ощущение неформальности общения, он
с помощью языковых средств четко указывает на социальную иерархичность участни
ков дискуссии. социально-маркированным обращением ! студенты! в начале
выступления говорящий разводит себя и адресата по социальным полюсам.
обращаясь к аудитории, президент также использует обращение , что означа
при обращении к нижестоящему и традиционно используется при обращении к
ученикам. им подчеркивается иерархичность социального положения оратора и ауди
тории. следует отметить, что это обращение фигурирует только в первом абзаце и упо
требляется в нем целых 4 раза. далее по тексту президент использует для обращения к
адресату слово (употребляется 8 раз), которое также имеет смысл
, но явля
ется более вежливым и не содержит в себе указания на социальную принадлежность.
таким образом, в первом абзаце выступающий с помощью языковых средств очерчи
вает социальные роли участников коммуникации, формируя тем самым дискурсивное
поле коммуникации – оратор, тот, кто социально выше аудитории, и адресат, тот, кто
социально ниже оратора.
одной из ключевых номинаций в анализируемом тексте является
зрелое
поколение
, которое в восточное культуре a priori требует уважения. Подобная психо
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
логическая установка – зрелый, тот, кто старше, и требует уважения – в менталитете
восточного человека срабатывает на подсознательном уровне.
в своем выступлении президент избегает ссылки на конкретные факты, в первую
очередь, события и имена. несмотря на заявленную в первом абзаце искренность рече
вого акта, высказывания говорящего содержат нечеткие референции, которые скрыва
ют подлинный смысл, допуская тем самым множественность интерпретации.
Говорящий усиливает ключевой смысл при помощи семантического дублирования,
употребляя друг за другом синонимичные выражения. необходимо также отметить ис
пользование метафорических выражений
культивировать, выращивать (животных,
. с их помощью говорящий вводит сценарий, активизирующий психосе
мантический кластер
– кормить, содержать (животных) → фермерство, кропотливый
труд.
распределение речевых актов по категориям в тексте: ассертив – 33 %, директив
29 %, экспрессив – 25 %, комиссив – 13 %. мы видим, что в публичном выступлении
корейского политика наряду с ассертивами, которые являются прототипической фор
мой аргументации широко используются директивы и экспрессивы. Это объясняется
этнокультурными особенностями аудитории и особой логикой аргументации, прису
щей восточному сознанию.
Протагонист может апеллировать не только к разуму читателей или слушателей с
помощью средств логики (универсальная или рациональная аргументация), но и воз
действовать на их чувства через апелляцию к ценностям. в дискурсе анализируемого
публичного выступления оратор апеллирует к ценности «
период ученичества
», так как
стремление к знанию в восточной культуре традиционно считается одной из добро
и в своем выступлении обращается также еще к одной ценностной до
минанте восточной культуры - иерархии, отношениям «снизу вверх» или отношени
ям между младшими и старшими. отношения «снизу вверх» в японском и корейском
языках передаются через специальные глагольные показатели: например, суффиксом
– -
ихехетта
(«сверху вниз») и
ихехащессымнида
(«снизу вверх» или ней
трально вежливо).
рассмотренные аргументативные приемы относятся к контекстуальным способам
аргументирования, эффективным лишь в определенной аудитории, так как основыва
ются на этнокультурных характеристиках адресата. апелляция к ценностям учениче
ства, являясь семантическим ядром аргументации, дает основание классифицировать
данный дискурс как аргументативный.
однако в тексте присутствуют манипулятивные
вкрапления.
Под манипуляцией или манипуляционным дискурсом мы, вслед за а.м. каплу
ненко, понимаем макроречевой акт, иллокутивная цель и пропозициональные условия
которого в мире действия (мд) не согласуются с иллокутивной целью и пропози
циональными условиями, приписанными аналогичному макроречевому акту в мире
ценностей (мц). конечная цель манипуляции сознанием - изменение картины мира
манипулируемого.
анализируя текст публичного выступления в терминах, предложенных а.м. ка
плуненко в статье «о технологической сущности манипуляции сознанием и ее линг
вистических признаках», отметим, что уже на начальной стадии воздействия носи
тель дЭс
(в роли дЭс выступает сам оратор) представляет последний как дискурс
власти
– дискурс обращения старшего к младшему, дискурс «сверху вниз». Первую
часть своего выступления, которой соответствует дискурс различий (др), манипулятор
строит в режиме аргументации, чем задается видимость дискурса согласования (дс).
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Этому способствует наблюдаемая в первой части выступления интенция «мы с тобой в
одной лодке», которая задает горизонт сближения коммуникантов.
Убедившись, что адресат не склонен анализировать понятия на уровне дискурса
различий, оратор производит резкую смену дискурса. в тексте эта смена обозначена
переходом от рациональной аргументации к комплексу приемов, воздействующих на
эмоциональное состояние адресата. одним из таких приемов является ссылка на
цедентный феномен – в контексте данного выступления прецедентное событие – 4.19
(революция 19 апреля 1960 г.).
Присутствует также пример иллокутивного воздействия с помощью argumentum
ad verecundiam, или аргумента к мнению авторитетного лица (президента Германии).
обращение к мнению влиятельного политика относится к сильным аргументам и яв
ляется стратегическим приемом упрочнения авторской позиции. однако по мнению
Бокмельдера, апелляция к мнению авторитетного лица не может рассматриваться
как рациональный и достаточный аргумент и является нарушением правил аргумен
тации.
и также прибегает к таким уловкам, как повышение психологической
значимости сказанного благодаря апелляции к собственному авторитету, акценту на
доверительность. видимость доказанности достигается путем использования не по
назначению индикаторов достоверности. Протагонист также использует прием повто
рения в расчете на привыкание аудитории к нужной мысли. Последняя неоднократно
повторяется через определенные промежутки времени и под разным углом зрения.
если в первой части текста аргументация строится в форме убеждения и выглядит
как наставление: «вы ученики, вы должны учиться» - то на определенном этапе, когда
происходит резкая смена типов дискурса, убеждение переходит во внушение, что до
стигается благодаря особой подаче основной концептуальной информации и созданию
необходимого эмоционального подтекста высказывания. Президент, стремясь создать
дискурс согласования, осуществляет конструирование интенции студентов – солидар
ность со всеми.
оценивая манипуляционный дискурс выступления, отнесем его к так называемой
продуктивной манипуляции (термин к.Ф. седова), которая противопоставляется ма
нипуляции конфликтной. целью такой манипуляции является расположение к себе
коммуникативного партнера, используя его слабости, но не вызывая синдрома фру
страции. к данному типу манипулятивного воздействия также применима метафори
ческая номинация «белая» манипуляция.
Проведенный анализ показывает, что однозначно выделить критерии разграниче
ния аргументации и манипуляции довольно сложно. Более уместным будет говорить о
преобладании того или иного способа убеждения в каждом конкретном виде дискурса,
нежели характеризовать его весь как аргументативный или манипулятивный.
соотношение аргументации-манипуляции в аргументативном дискурсе опре
деляется целью общения, составом участников и временными рамками. отсутствие
временных ограничений, экспертный состав участников дискуссии и поиск консен
суса подразумевают использование аргументативных приемов. По мере сокращения
количества экспертов в составе участников и времени общения возрастают частота и
эффективность использования приемов манипуляции.
и умело использует потенциал темы, адаптируя свои высказывания к
требованиям аудитории и применяя эффективные способы языковой репрезентации
аргументов. дискурс данного публичного выступления можно охарактеризовать как
дискурс «сверху вниз», т.е. такой тип институционального дискурса, в котором соци
альные ценности транслируются сверху вниз по ступеням традиционной социальной
иерархии. особенности формирования такого дискурса задаются социальными роля
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ми участников коммуникации, принадлежащих иерархическому, вертикально структу
рированному обществу. анализируемый дискурс изначально «отягощен» традицией,
канонами сыновней почтительности; в нем прослеживается апелляция к авторитету
высшей ступени социальной иерархии.
Примечания:
Белова, а.д.
лингвистические аспекты аргументации [текст] / а.д. Белова. – киев: кГУ, 1997. −
311 с.
веленев, е.и.
введение в востоковедение. общий курс [текст] / е.и. Зеленев, в.Б. касевич. — м.:
каро, 2011. −
еемерен Франс
ван
. аргументация, коммуникация и ошибки [текст] / Франс
. ванн еемерен,
р. Гроотендорст. −
сПб.: васильевский ос
основы теории аргументации [текст] / а.а. ивин. −
м.: высшая школа, 1997. – 320
каплуненко, а.м.
о технологической сущности манипуляции сознанием и ее лингвистических
признаках [текст]: сб. аргументация vs манипуляция. вестник иГлУ. сер. коммуникативистика и коммуни
кациологич / отв. ред.: проф. а.м. каплуленко. иркутск: иГлУ, 2007. −
копнина,
Г. а.
речевое манипулирование [текст]: учебное пособие / Г.а. копнина. – м. : Флинта,
курбанов, с. о.
история кореи: с древности до начала XXI в. [текст] / с.о. курбанов. — сПб. :
изд-
во с.
та, 2009. — 680 с.
ли, е.
диалектическое взаимодействие универсальных и этнокультурных стратегий аргумента
ции в политическом дискурсе (на материале русского и корейского языков) [текст] : дис. ... канд. филол. наук
иркутск : иГлУ, 2011. – 198 с.
мордовин, а.Ю.
аргументативные стратегии языковой личности североамериканского политика
(на материале дискурса Г. киссинджера) [текст] : дис. ... канд. филол. наук : 10.02.04 / а. Ю. мордовин.

иркутск : иГлУ, 2004. −
седов, к.Ф.
о манипуляции и актуализации в речевом воздействии [текст] : сб. науч. ст. Пробле
мы речевой коммуникации. вып.2. − саратов: 2003. − с.
Петренко в.Ф. Психосемантика сознания. м.: изд. московского университета, 1988.
дЭс (дискурсивное экспертное сообщество) – закрытая субкультура, носители которой выраба
тывают правила поведения термина как знака, т.е. во всей полноте его прагматики, семантики и синтактики.
Под дискурсивным сообществом дж. суэлз понимает любые объединения вокруг общей коммуникативной
еоролоГиЧеская лексика рУсскиХ Говоров
еверо-
ексиЧеском а
ласе рУсскиХ народныХ Говоров»
лебова
или ран (санкт-Петербург), м.н.с.
метеорологическая лексика входит в число основных звеньев лексической систе
мы русского языка и так или иначе представлена во многих лигвистических алтасах.
в программе лексического атласа русских народных говоров (ларнГ) метеорологи
ческая лексика входит в тему «лексика природы». ей посвящено 138 вопросов про
относительная сложность организации группы по категориально-грамматическому
и собственно семантическому критериям определяет выделение внутри нее следую
щие лсГ: «состояние погоды», «облако», «туча», «дождь», «ветер», «лед», «снег» и
др., объединенные общим семантическим компонентом «явления природы».
лексико-семантические группы (семантические микрополя) являются основными
звеньями в Программе ларнГ
, по словам и.а.Попова, их изучение «должно основы
ваться на четком выявлении дифференциальных семантических признаков и обеспечи
вать, таким образом, сопоставимость собранных сведений»
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
в данной работе представлен анализ номинативных единиц лсГ «названия обла
ков» на материале говоров северо-Запада россии (93 пункта по сетке ларнГ), кото
рые представлены восемью вопросами Программы ларнГ.
существительным и их деривации уделено особое внимание в Программе ларнГ.
составители Проекта ларнГ считают, что «словообразование является основой раз
вертывания лексического состава говоров»
, что отражено в преобладании словообра
зовательных вопросов. «Большинство лсГ организовано по принципу подчинения и
соподчинения (родо-видовые и совидовые отношения), равнозначности, или синони
мии; несовместимости, противоположности значений (антонимии); целого и его части
(партономии)»
лсГ «названия облаков и туч» включает в себя в две подгруппы «облако» и «туча» и
пересекаются с лсГ «названия состояние погоды» (
– «пасмурная погода» (выт.,
– «темная туча, облако».
«какие это барашки, это же хмары»!
(тихв.,
картотека ларнГ), «названия ветров» (
– «грозовая туча», «большая дождевая
туча» (каргоп., картотека ларнГ) и «порыв ветра в море, шквал» (Помор. Подв.
данная лсГ представлена по следующей схеме, в принципе, типичной для
ларнГ.
1. лексический или лексико-словообразовательный вопрос на ключевое слово
(лсл 554 «облако», л 557 «туча»).
в большинстве районов северо-Запада россии для обозначения облака используют
ся варианты слова "облако". Первая парадигма включает в себя производные от церков
нославянской неполногласной основы
облак-: о'блак, облачи'на
. вторая парадигма вклю
чает производные от древнерусской полногласной основы оболок-:
о'болоко /о'болок /
о'болока
, и их деривационные варианты з
а'болок, оболочи'на
и фонематический вариант
о'булок
бо'локо
и его деривационный вариант
болочи'на
. в нескольких районах воло
годской области и карелии зарегистрированы лексемы
моро'ка
для обозначения тучи имеется довольно большое количество лексем:
хмара / хмарь,
морок и морочина, перевала, обложник, синь, занос,
производные от "
облака
оболочина,
болочина, оболо'ка, оболуга, облачина, облачень
, также слова с единичными фиксациями
или не образующие ареалов
бурак и буряк, темень, водолей, каравай, кохтега.
2. далее следуют видовые вопросы:
2.1. лексико-словообразовательный вопрос на видовое наименование со значе
нием "маленький", т.е. небольшой в количественном и временном значении (лсл 555
"небольшое облачко", л 558 "небольшая туча", ср. лсГ "названия дождей": лсл 565
"небольшой кратковременный дождь"). Большинство ответов на вопрос "небольшое
облачко" (19 из 27) представляют собой прямые дериваты с помощью общерусского
уменьшительно-ласкательного суффикса -к- от соответствующих им лексем в вопросе
"облако": о'блац`ко<облако, оболочко и оболоцко'<о'болоко и о'болок, о'болоцё'к<о'болок,
оболочи'нка< оболочи'на, болочко<болоко; остальные 6 районов представлены не об
разующими ареалы лексемами бычо'к или баче'к, бурачок, вахлышок. аналогичная си
туация прослеживается с вопросами 557 "туча" материал вопроса представляет про
изводные от соответствующих лексем в вопросе "туча", либо соответствует материалу
"небольшого облачка". следует отметить, что ни на вопрос "маленькое облачко", ни на
вопрос "небольшая тучка" диалектные словари практически не дают материала. При
таких данных сложно говорить о выделении в северо-западных диалектах понятия "не
большое облачко" и "небольшая тучка" и, соответственно, о составлении отдельной кар
ты на этот вопрос программы.
2.2. лексико-словообразовательный вопрос со значением "большой", т.е. большой
в количественном и временном значении (лсл 556 "Большое дождевое облако", л 559
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
"Большая дождевая туча", ср. лсГ "названия дождей": лсл 566 "Затяжной ненастный
дождь; ненастье").
материал по данным вопросам также совпадает или дополняет друг друга, одни
и те же лексемы даны как ответы на разные вопросы в соседних районах, или в одном
районе есть ответ же на один из вопросов, а на другой нет. ответами являются: тучища,
морок, темень, оболочина, облачина, обложник, дождевик и дождеко, перевала, водо
лей, ди'кий оболок, матерое облако, синь большая. туча - наиболее частый ответ на оба
вопроса. словарь современного русского языка определяет тучу как "густое, обычно
темно облако, приносящее дождь, град, снег" , т.е. определение соответствует вопро
су 556 "Большая дождевая туча". отличие облака по размеру передается преимуще
ственно лексическим способом, а не словообразовательным, на что, по-видимому, рас
считывали составители Программы (лсл – лексико-словообразовательный вопрос).
Поскольку диалектный материал картотеки срнГ и словарей также не дал дифферен
цирующих признаков для разделения этих понятий, нет оснований для отдельного рас
смотрения и картографирования разрозненных и довольно малочисленных материа
лов. возможное картографическое решение – это объединение вопросов в одну карту,
например "Большая дождевая туча".
2.3. вопрос лсл 560 "Грозовая туча" направлен на выяснение наименований вида
тучи по функциональному признаку – приносящей грозу, ср. лсГ "названия дождей":
сл 568 "теплый грибной дождь" – вопрос, отражающий важный для отражения народ
ной картины мира вид дождя, который способствует урожаю; л 570 "дождь со снегом".
на северо-Западе нет специального наименования, кроме грому'ха (кирилл., вол.),
а используются приводимые ранее наименования тучи.
3. семантический вопрос завершает лсГ и отражает употребление слова в диа
лектной речи. в данном случае он замыкает лсГ таким образом, что одним потенци
альным значением является вид облаков или дождя (см 561 "Употребляется ли и в
каких значениях слово морок? обозначает ли это слово: 1. пасмурную, ненастную
году; 2. тучу, облако; 3. туман, сырость в воздухе; 4. дождь; 5. гром; 6. слепоту?" ср.
далее в Программе среди вопросов на названия осадков: см 571 "Употребляется ли и
в каких значениях слово градобойный? обозначает ли это слово: 1. приносящий град
(туча, облако); 2. такой, в который часто выпадал град (о времени); 3. пострадавший от
градобития; 4. со следами оспы на лице?")
такая схема для лингвогеографического отражения лексико-семантической груп
пы является типичной для ларнГ: ключевое слово, "небольшое" явление или пред
мет, "большое" явление или предмет, несколько вопросов на наиболее характерный тип
предмета или явления, эти закономерности будут проявляться и в других лсГ.
семь вопросов Программы не отражают всего многообразия дифференциальных
признаков, по которым носители диалекта различают виды облаков и туч. в картотеке
ошибочных карточек с видовыми наименованиями: облаков на заходе солнца, кучевых
облаков, красных и синих облаков и т.д. (синь, перева, косы петушины и пр.) с другой
стороны элементы лсГ "облако" и "туча", которые представлены в программе, очень
близки друг к другу по значению, что создало определенные трудности и у собирате
лей, и у информантов.
системный подход к анализу и картографированию целой лексико-семантической
группы поможет выявить просчеты собирателей и информантов и составить макси
мально наглядные и полноценные карты.
Примечания:
Программа ларнГ – Программа для собирания сведений для лексического атласа русских на
родных говоров.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
. ПУШкина «Пиковая дама»,
амсонова «
араЗа» и в расскаЗе П.
ирицкоГо
олГий
реФеранс сорок в
ороГо Года»
лухова
, тГУ, студент
научный руководитель
т.а. рытова
в центре нашего внимания находятся литературные произведения, в которых мо
тив игры преломляется авторами в сюжете героя по имени Герман (или по фамилии
нарумов), то есть в сюжете, генетически связанном с «Пиковой дамой» а.с. Пушкина.
мы обнаружили в литературе 2000-х гг. два произведения (рассказ Петра межирицко
го «долгий преферанс сорок второго года» 2007 и повесть сергея самсонова «Зараза»
2010), которые роднит с пушкинским текстом не только мотив игры/ азартной страсти,
но и аллюзии пушкинских героев.
«Пиковую даму» александра сергеевича Пушкина литературоведы не перестают
перечитывать, анализировать и изучать не только с историко-литературной, но и с тео
ретической точки зрения (Ю. лотман, в. Шмид). в целом, в своей повести Пушкин
коснулся одной из неотъемлемых сфер жизнедеятельности человека – игры, дал тип
«игрока» как центральный образ художественного произведения. При этом бытовая
завязка — игра в карты – развивается Пушкиным в многоаспектное, сюжетно развет
вленное повествование, где на первый план выходит история карточных игр Германна,
на второй план – история графини анны Федоровны.
введение в сюжет «Пиковой дамы» ситуации карточной игры в доме конногвар
дейца нарумова, обрамляющей как рамка все повествование, позволяет Пушкину вы
вернуть историю Германна как будто «наизнанку»: история про то, как человек-игрок
играет с чужими жизнями, превращается в историю про то, как случай (верная/ невер
ная карта) играет с игроком.
У Пушкина в Германне соединены холодный расчет и иррациональная страсть к игре,
долго подавляемая, но берущая в итоге верх. Поэтому мотивом, побуждающим Германна
к игре, можно считать корысть, доведенную до страсти. а игра, которой отдается Герман,
— это не игра в карты, а игра с жизнью людей. Германн хладнокровно и рационально
решил для себя во что бы то ни стало узнать секрет трех карт. он готов пойти против всех
норм ради того, чтобы выведать у старухи ее тайну. в результате реальная действитель
ность заменилась в сознании героя на несуществующую, выдуманную действительность
(общение с умершей графиней). однако Германн настолько поглощён идеей обогащения,
что все ирреальное происходящее кажется ему уже абсолютно обыденным.
неслучайно
заканчивается повесть опять обыденной ситуацией игры в карты (Германн возвращается
к обыденности, чтобы прагматически воспользоваться мистическим знанием). но обы
денная ситуация карточной игры заканчивается для героя фатально, потому что оборачи
вается игрой с судьбой и с запредельным. с ним сыграла не графиня, а Пиковая дама.
П. межирицкий вводит в рассказ «долгий преферанс сорок второго года» посред
ством кодов и намеков упоминание произведения а.с. Пушкина, но акценты у межи
Попов и.а. системный подход при лингвогеографическом изучении диалектной лексики. //
лингвоэтнография. л., 1983
лексический атлас русских народных говоров. Проект / отв. ред. и. а. Попов. сПб., 1994. с.43.
там же. с.45
срГк – словарь русских говоров карелии и сопредельных областей / Гл. ред. а. с. Герд. сПб.,
1994 – 2005. тт. 1–6.
Подв. –
Подвысоцкий а. о. словарь областного архангельского наречия в его бытовом и этногра
фическом применении. сПб., 1885.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
рицкого расставлены иначе, нежели у Пушкина. название рассказа, вводящее дискурс
автора, «долгий преферанс сорок второго года» можно трактовать как указание на
реальную игру персонажей (описывается игра в преферанс солдат, попавших в горах
кавказа в полное окружение немцев), как характеристику трагической и абсурдной для
всей страны ситуации 1942-го года и как символ постоянной непрекращающейся игры
человека с судьбой, жизнью и смертью («долгий преферанс»).
особое внимание в рассказе межирицкий уделяет описанию природы. Горный об
рыв, скалы, узкая тропа, ведущая в плен к немцам – автором создается некая условная
модель пространства существования персонажей, которая способствует развитию экзи
стенциальной ситуации – переживанию героями, находящимися в полном окружении,
своей обреченности (рассказ заканчивается гибелью часового тоца, которая означает
начало конца для всех). однако гибель окруженных не изображается, все повествова
ние в рассказе сосредоточено на карточной игре героев, которая занимает их мысли,
отвлекает их от переживаний и создает условное игровое пространство. Процесс игры
дает ощущение целостности существования, так как в процессе игры создается некая
условная идеальная модель, которая является более реальной, чем чистое воображе
ние (Ф.
. таким образом, в экзистенциальную ситуацию в рассказе включена
условная ситуация карточной игры с тем, чтобы снять драматизм первой.
на авторском уровне мотив игры воплощается в игре с именами и в организации
повествования вокруг героев, которые организуют игру в карты. для объяснения сю
жета стоит обратить особое внимание на номинации действующих лиц рассказа, они
выполняют роли своеобразных кодов: раскрывающих, завершающих, комментирую
щих сюжетную линию произведения и социальные функции персонажей. в «Пиковой
даме» Пушкина конногвардеец нарумов является организатором карточных игры —
собирает людей высшего общества у себя дома. ему важен сам процесс игры, а не
исход партий, как Германну. возможно, именно поэтому межирицкий выбирает имя
нарумова из пушкинского текста. в рассказе межирицкого нарумов – конюх, который
постоянно организует на поляне партии в преферанс, играет хорошо и ему везет. в
рассказе нарумов, в отличие от пушкинского героя (ровесника Германна), представлен
пожилым человеком, потерявшим семью (ему уже нечего терять). нарумов межириц
кого – герой-деятель (помогает другим окруженцам обустроиться на поляне, постоян
но вступает в разговоры со смершем, сердюком, тоцем – в то время как у Пушкина
этому герою не было дано слова) и организация карточной игры – это его способ от
влечь других от ужаса.
таким образом, мотив игры в рассказ «долгий преферанс сорок второго года»
межирицкий вводит не только через изображение игры в преферанс, но и через
трактовку войны, которая играет судьбами бойцов; через образ природы как силы, игра
ющей с персонажами на выживание (образ карниза в горах); через игру с фамилиями
героев, которая показывает, что они изначально наделены готовой судьбой, культурной
ролью. таким образом, мотив игры реализуется на всех уровнях произведения.
в центре сюжета повести с. самсонова «Зараза» — увлечение главного героя ней
рохирурга Германа
нарумова бегами и лошадью аномалией, увлечение, в котором
слились игра и страсть. важно, что описание дома, квартиры, больницы, гипподрома в
тексте практически не дается. окружающая героя среда как будто отсутствует. словно
Герман находится не в реальном, а каком-то условном мире. в центре сюжета — увле
чение героя, в котором слились игра в бега и страсть к лошади аномалии. истолкова
ние имени и фамилии можно использовать для объяснения героя самсонова – так же,
как пушкинский нарумов, он включается в контакт с лошадью, так же, как Германн,
подчиняется страсти к обогащению.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
для нарумова аномалия – и способ заполучения желанных денег для семьи (праг
матический подход), и образец природной красоты, открывающей бездны небытия.
автор показывает, что в результате смешения ценностей высокая страсть Германа к
лошади сначала вытесняется практицизмом – узнав, что аномалию отправят на «пен
сию», нарумов ждет момента, когда на эту лошадь не будет ставить ни одна живая
душа, чтобы поставить самому и сорвать десять миллионов. мотив игры проявляется
в жажде Германом денег для обеспечения семьи, но игра постепенно вытесняет благо
родные цели: жизнь Германа сводится к посещению забегов и шпионству за своими
противниками на гипподроме. однако в финале, когда герой не смог ни победить про
тивников, ни спасти лошадь, его страсть к лошади (приведшая к сплошной игре) пере
воплощается в страсть к жене вике. в последней сцене повести он рассматривает ее
бегущую так, как когда-то смотрел на лошадь.
все три произведения различны и по жанру, и по временным рамкам, но они, безу
словно, связаны между собой. Пушкинский текст дает толчок и некую базу для совре
менных литераторов. один код (азартная игра), одно имя (Герман нарумов) не только
расширяют сюжетные границы современных произведений, но и помогают лучше по
нять их смыслы. авторы «разбрасывают» в тексте знаки, вовлекающие в языковую
игру и увеличивающие количество прочтений при обладании адресатом достаточных
Примечания:
см. комментарий: овсянников м.Ф. искусство как игра // вестник. московского университета.
сер. 7, Философия. 1996. № 2. — с. 84-88.
в отличие от пушкинского героя, в имени героя самсонова одна буква «н».
лобанова а.к. языковая игра как воплощение диалогизма в рекламном тексте. язык и текст в про
блемном поле гуманитарных наук: сборник. – сПб.; Политехника – сервис, 2008. с.245-247.
равильномУ рУсскомУ
роиЗноШени
Уден
ов - рУсис
обзова
, ассистент кафедра русского языка и литературы, педагогический факультет,
Университет им. масарика, Брно,
ехия
в данной статье мы хотим рассмотреть проблематику обучения правильному рус
скому произношению чешских студентов - русистов в чешских вузах. особое внима
ние мы хотим уделить обучению фонетики русского языка на нашем педагогическом
факультете Университета имени масарика в Брно и представить вашему вниманию
наше пособие «Практические упражнения по фонетике русского языка».
ехии в настоящее время постоянно растет интерес к изучению русского языка.
Это можно наблюдать как на низшем уровне основных и, особенно, средних школ, так
и на уровне вузов. интерес к обучению русскому языку в последние годы удвоился и
составляет в учебном году 2009/2010 26,7 тысяч учеников в средних школах (увели
чение на 86,3 % против учебного года 2005/2006).
в основных школах обучалось рус
скому языку в учебном году 2009/2010 19,4 тысяч учеников (рост в течение пяти лет
на 242, 6 %). русский язык, таким образом, занимает третье место среди изучаемых в
ехии иностранных языков и уступает только английскому и немецкому языкам.
Постоянно также растет количество студентов – русистов в чешских вузах. Здесь
пока нет точной статистики, но на примере нашего педагогического факультета в Брно
мы видим, что постоянно растет число студентов, желающих изучать русский язык,
в этом году их к нам поступило примерно 2оо человек по бакалаврской программе
обучения и более Зо человек по программе магистерской.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
всего в
ехии восемь университетов, в основном на педагогических факультетах
которых, можно изучать русский язык по специальности «педагог» . качество будущих
учителей русского языка в основных и средних школах в большой степени зависит от
качества их обучения в вузе, где они должны постепенно изучить и освоить все лингви
стические дисциплины, пройти курс классической и современной русской литературы,
но, прежде всего, как можно лучше освоить правильную русскую речь с правильным
русским произношением. только при этом условии они сами смогут правильно учить
русскому языку своих учеников. Поэтому во всех наших вузах, где преподают русский
язык для чешских студентов, особое и большое внимание уделяется изучению фонети
ки и фонологии русского языка. Проблематику этого обучения мы и хотим подробнее
разобрать на примере нашего педагогического факультета.
Правильное русское произношение усваивают наши студенты – русисты уже с пер
вого курса трехлетней бакалаврской программы обучения будущих учителей русского
языка. сначала мы стараемся заниматься, прежде всего, постановкой у студентов пра
вильного русского произношения отдельных русских звуков, особенно тех, которые яв
ляются наиболее сложными для чешских студентов. Это, например, мягкие согласные
(в чешском языке, в отличие от русского, всего три мягких согласных звука «т‘», «д‘»
и «н‘»). особенно трудно произносить для чехов русское «л» и «л‘» (в чешском языке
они произносятся на одном среднем тоне говорящего), трудности представляют также
русские гласные, особенно их редукция в безударных позициях, и само правильное
русское ударение. довольно легко, наоборот, усваивается чехами звук «щ», которого
нет в чешском языке.
на первом курсе мы занимаемся фонетикой русского языка, прежде всего, в обяза
тельном курсе Фонетические упражнения 1 и 2 (один час в неделю) и в факультатив
ном курсе Практической фонетики 1 и 2 (один или два часа в неделю). Главной про
блемой на этих занятиях являлось, прежде всего, отсутствие практических материалов
для занятий по фонетике, предназначенных для чешских студентов. мы занимались
по уже устаревшему пособию л. лизаловой «Упражнения по фонетике современного
русского языка» 1991 года и по русским учебникам, предназначенным для русских
студентов, например, по учебнику одинцовой «Звуки, ритмика, интонация», или по
пособию Бархударовой – Панкова «По-русски с хорошим произношением».
Поэтому мы сами для своих студентов составили учебное пособие «Практические
упражнения по фонетике русского языка»
, которое доступно всем желающим изучать
русский язык по адресу:
, и с которым
мы хотим вас здесь подробнее познакомить. Пособие разделено на две части, в первой,
предназначенной для обучения в осеннем семестре, мы знакомим студентов с фонети
ческой системой русского языка, занимаемся, прежде всего, сегментными элементами
– согласными и гласными, их классификацией, образованием и, особенно, правильным
произношением. Большое внимание уделяется нами также освоению правил фонетиче
ской транскрипции, так, чтобы наши студенты смогли любое, и им незнакомое, русское
слово правильно написать в транскрипции, а затем правильно его произнести. много
времени уделяется также акцентологии, т.е. правильному русскому ударению, прави
лам редукции русских гласных и ритму русских слов. кроме знаний теории фонетики
русского языка, главное место в нашем пособии занимают практические упражнения,
которые студенты могут выполнять как с помощью преподавателя, так и самостоятель
но. Большинство упражнений поэтому дополнено аудиозаписью русскоговорящего дик
тора и оснащено ключом с правильным решением упражнений. для лучшего усвоения
материала и постановки правильного русского произношения мы дополнили упражне
ния стишками, загадками и поговорками, которые легко усваиваются студентами и слу
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
жат для их тренировки и самостоятельной учебы. вторая часть наших практических
упражнений предназначена для обучения студентов в весеннем семестре и посвящена
супрасегментным элементам, т.е. мелодии и ритму русского языка. сначала мы знако
мим наших студентов с основными понятиями и закономерностями мелодии русской
речи, а затем в последующих семи уроках даем постепенно характеристику всех семи
русских интонационных конструкций, их мелодии, схемам и примерам их примене
ния. теоретические знания опять дополнены практическими упражнениями с аудиоза
писями русскоговорящего диктора и ключом к этим упражнениям, так, чтобы студенты
могли работать с нашим пособием и самостоятельно. для лучшей ориентировки наших
студентов-русистов в проблематике правильного русского произношения мы дополнили
наше пособие также словарeм основных фонетических терминов. работа с нашим посо
бием облегчает подготовку наших студентов ко второму курсу обучения русскому языку,
где в осеннем семестре они прослушивают лекции по фонетике (один час в неделю), до
полненные факультативным семинаром (один или два часа в неделю), где больше всего
внимания посвящается теоретической подготовке студентов по курсу фонетики русского
языка и затем закреплению и расширению знаний, полученных ими на первом курсе
обучения. обучение фонетике завершено экзаменом по фонетике русского языка, кото
рые студенты сдают в осеннем семестре второго курса. Затем, конечно, в течение всей
программы обучения на всех практических уроках русского языка уделяется большое
внимание усвоению студентами – будущими педагогами – правильного русского про
изношения. мы уверены, что для того, чтобы стать хорошим учителем русского языка,
наши студенты должны не только усвоить огромное количество теоретических знаний
по отдельным лингвистическим дисциплинам, получить широкий обзор русской лите
ратуры, но прежде всего они должны свободно овладеть русским языком с правильным
русским произношением. только так они смогут передавать свои знания своим ученикам
и научить их правильно говорить по-русски. Поэтому и во время Государственного эк
замена по русскому языку, которым завершена трехлетняя бакалаврская программа его
обучения, большое внимание уделяется и фонетике русского языка. студенты отвечают
на теоретические вопросы по фонетике, и комиссия постоянно следит за правильным
произношением и интонацией во время их ответов на русском языке.
таким образом, обучение правильному русскому произношению чешских студен
тов – русистов мы считаем одной из главных наших задач и уделяем ему особое и по
стоянное внимание на всех наших занятиях .
Примечания:
1
Гобзова, и. Практические упражнения по фонетике
русского языка.доступно
по адресу:
Vančurová, J. Výuka cizích jazyků na středních, vyšších odborných školách a konzervatořích.доступно по
адресу:
http://www.tydenik-skolstvi.cz/archiv-cisel/2010/17/vyuka-cizich-jazyku-na-strednich-vyssich-odbornych-
Vančurová, J. Výuka cizích jazyků v základních školách доступно по адресу:
http://www.tydenik-skolstvi.
IS PdF MU , доступно по адресу:
ГоБЗова, и. Практические упражнения по фонетике
русского языка. доступно
по адресу:
Примечания:
Бар
Ударова, е. л. – Панков, Ф. и.
По-русски с хорошим произношением. Практический курс
звучащей речи.
москва : русский язык, 2008. 192 с. ISBN 978- 5-88337-160-7.
ГоБЗова, и.
Практические упражнения по фонетике
русского языка.
доступно
по адресу:
лиЗалова, л. и.
Упражнения по фонетике современного русского языка.
Брно : мУ, 1991. 78 с.
одинцова, и. в.
Звуки. ритмика. интонация.
москва : наука, 2008. 368 с. ISBN 978- 5-02-
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
VaNČUROVÁ, J.
Výuka cizích jazyků na středních, vyšších odborných školách a
доступ
но по адресу:
http://www.tydenik-skolstvi.cz/archiv-cisel/2010/17/vyuka-cizich-jazyku-na-strednich-vyssich-
VaNČUROVÁ, J.
Výuka cizích jazyků v základních školách
. доступно по адресу:
http://www.tydenik-
IS PdF MU , доступно по адресу:
оликова
Юрий николаевич тынянов больше известен как литературовед, теоретик фор
мальной школы. тем не менее, его научную работу всегда сопровождала писательская
деятельность и позже работа в кино: вместе с Замятиным, кавериным, Зощенко, Эй
хенбаумом и некоторыми другими в 1925 г. тынянов входил в литературную комис
сию, которая должна была «теснее связать работу современных литераторов и кино»
Позже появились сценарии тынянова, некоторые из которых были воплощены в кино.
кроме того, в Пилк включены теоретические работы тынянова о кино, известно его
читать курс «сюжет и фабула в кино» на кинофакультете Гиии
. как от
мечается Ю.Г. цивьяном и е.а. тоддесом, кинематографическая насыщенность «ли
тературного быта» того времени способствовала (или явилась следствием) известной
общности художественных задач, решавшихся кинематографом и литературой 20-х
годов. Установленными фактами являются взаимовлияние кино и литературы и ки
нематографичность тыняновской прозы, однако характер воздействия на его прозу
кинематографа, круг кинематографических пристрастий тынянова, закономерность
появления в прозаическом тексте кинематографических аллюзий и мотивов, по словам
исследователей, еще следует определить
встречавшиеся нам работы, освещающие отражение в тыняновской прозе заин
тересованности кинематографом, посвящены романам тынянова, и никак не касают
ся его малой прозы. между тем, можно вспомнить тот факт, что рассказ тынянова
1927 г. «Подпоручик киже» изначально был написан в качестве сценария, и только
потом был воплощен в рассказе (возможно, что работа велась почти одновременно),
через некоторое время сценарий был несколько изменен и поставлен. однако, лите
ратурное и кинематографическое произведение, обнаруживающие интертекстуальные
связи, сохраняют свою специфику. так, эффект пустоты, фиктивности и миражности
происходящего в художественном тексте и в фильме достигается разными способами:
в первом случае
- на уровне лексических средств, во втором – наложением кадров и
расположением предметов внутри кадра. в повести «восковая персона», как нам уда
лось выявить, вводится кинометафора и повтор кадра, выделяющие кульминационные
моменты и позволяющие представить их в некоторой вневременности или придающие
неопределенную продолжительность времени. наиболее ярко охарактеризовал повесть
виктор Шкловский, увидевший в ней отпечаток кинематографа: «Юрий тынянов пи
шет «восковую персону», лучшую свою книгу.
в ней превосходная екатерина I, увиденная впервые.
но разве петровская эпоха это только кунсткамера в спирту?
кино, музей восковых фигур, немецкий экспрессионизм определяют Юрия
тынянова»
в рассказе «малолетний витушишников» представлено несколько стремительно
развивающихся сюжетных линий, пересечения которых становятся ключевыми собы
тиями. Это линия николая Первого, ссора которого с фрейлиной нелидовой побуждает
императора к бурной государственной деятельности и приводит к серьезным для госу
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
дарства последствиям (отставке министра финансов, прекращению винных откупов).
Последнее вызвано неожиданной встречей царя с двумя солдатами, направляющимися
в кабак, что является нарушением устава. из-за того, что солдатам удается скрыться, в
дело вовлекается общество винных откупщиков Петербурга. не менее важной являет
ся и выдуманная Ф.в. Булгариным и становящаяся официальной, история подростка,
малолетнего витушишникова, оказавшегося рядом с разгневанным императором и во
время ему услужившим.
на мысль о кинематографичности произведения наталкивает заданность особо
го видения императором вещей. рассказ начинается характерным для произведений
тынянова приемом введения точки зрения персонажа, буквально выражающейся зре
нием императора николая: «ночь была проведена беспокойно. дважды поднимался и
окидывал комнату строгим взглядом». взгляд императора уравнивает людей и вещи,
подобно тому, как они уравниваются в кинокадре: «настежь распахнув дверь, импера
тор сразу подошел к стойке и безмолвно оглядел, как бы уравнивая взглядом, хозяйку,
початый бочонок с медным краном и какую-то снедь на стойке, названия которой не
знал. Этого было довольно».
сама короткая, констатирующая положение вещей, фраза тынянова, представляет
каждый предмет в отдельности, придавая всему описываемому особую значимость и
делая его ощутимым. внезапные переходы от одного предмета к другому не всегда
логически мотивированы - фраза предстает несколько сценарной
, представляя действия так, как если бы они происходили в кино. с одной сторо
ны, такая повествовательная манера придает тексту динамичность, задает некоторый
ритм, с другой стороны, затрудняет чтение, делая акцент на каждом описываемом пред
мете. динамичность повествования обеспечивается и небольшими сменяющими друг
друга главками, в которых описывается какой-то один эпизод, или происшествие.
асто повествование перебивается выделенными в отдельный абзац описаниями
зрительных картин, предстающих перед глазами императора. «…он живо представил
себе событие всего и ясно увидел сцену: как он впервые приветствует младенца.
розовый младенец лежит на руках у кормилицы, и он по простонародному рус
скому обычаю кладет тут же на подушку, «на зубок», маленький свиток - герб и про
в конце рассказа «сцена примирения» императора и вареньки нелидовой в каби
нете императора сменяется описанием того, что происходит за стенами дворца:
«иной раз в течение каких-нибудь десяти минут разрешаются сложнейшие исто
рические вопросы.
варенька нелидова вернулась к дисциплине. Простая, даже суровая обста
новка походного, боевого кабинета императора придала сцене примирения особую
значительность.
- Простите, - сказала она.
- Простил, - ответил император.
- откупщика, - вдруг сказала она.
снаружи, за стенами, протекала жизнь его столицы, здесь - жизнь его сердца.
маршировали по улицам столицы гвардейские полки, выкидывая ноги; готовились
симметричные проекты; над рекою невой воздвигались мосты полковником инже
нером дестремом. Финансовые колебания кончались. можно разрешить к завтрему
бланманже. - вольно, вольно!»
одновременное представление нескольких разнящихся пространств доступно
только кинематографу, приемами которого и пользуется тынянов. Это позволяет со
полагать исторический масштаб с частными человеческими проблемами. Последнее
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
предложение представляет собой ассоциативный монтаж, имитирующий перемеще
ние взгляда с одного предмета на другой и поэтому не требующий особой мотивиров
ки для сцепления разных зрительных образов. если сцены – это статичные картины,
выхваченные из длительности моменты, то сменяющие друг друга короткие непод
вижные кадры, следующие друг за другом создают движение. «
движение в кино су
ществует либо как
мотивировка ракурса
точкой зрения движущегося человека, либо
как
характеристика
человека (жест), либо как
изменение соотношения
между людьми
и вещами: <приближение и отдаление от человека (вещи) определенных людей и ве
щей,> т. е. движение в кино существует не само по себе, а как некоторый смысловой
знак. Поэтому вне смысловой функции движение внутри кадра вовсе не необходимо.
его смысловая функция может быть возмещена монтажом как сменой кадров, при
чем эти кадры могут быть и статичными
». Представленный ниже фрагмент хорошо
иллюстрирует как смена кадров, представляющих предметы и людей, попадающие в
поле зрения императора, и движение мыслей императора, воспроизводит физическое
движение. мы не видим скачущего императора, но подобный монтаж дает нам пред
ставление о движении:
«а до таможни проездиться по невскому проспекту.
Прошедшие два офицера женируются и не довольно ловки.
Фрунт, поклоны. вольно, вольно, господа.
ах, какая! - в рюмочку, и должна быть розовая... ого!
Превосходный мороз. мой климат хорош. движение на невском проспекте да
леко, далеко зашло. в Берлине linden - шире? нет, не шире. Фридрих - решительный
дурак, жаль его.
Поклоны; чья лошадь? Жадимировского?
вывески стали писать слишком свободно.
то это значит: «le dernier cri de Paris.
Modes». Глупо! сказать!
кажется, литератор... соллогуб... на маскараде у елены Павловны? куда бы его
деть? на службу, на службу, господа!
У Гостиного двора неприличное оживление, и даже забываются. опомнились
наконец. а этот так и не кланяется. статский и мерзавец. кто? Поклоны, поклоны;
вольно, господа.
неприлично это... фырканье, cette petarade y лошади - и... навоз!
- яков! кормить очищенным овсом! Говорил тебе! как глупы эти люди.
Боже!
ерт знает что такое!
нужно быть строже с этими... с мальчишками.
то такое мальчишки? мальчишки
из лавок не должны бегать, но ходить шагом.
Поклоны, фрунт.
а эта... вон там... формы! вольно, вольно, малютка!
въезжая на мост, убедился в глянце перил. и дешево и красиво. Говорил клейн
михелю! вожжи, воздух. картина! какой свист, чрезвычайно приятный у саней, в
движении. решительно канкрин глуп. Быть не может, чтоб финансы были худы. а вот
и тумбы... стоят. Приказал, и тумбы стоят. с тумбами лучше. только бы всех этих
господ прибрать к рукам. вы мне ответите, господа! никому, никому доверять
нельзя. как Фридрих-дурак доверился - и aufwiedersehen. - стоп.
таможня».
кинематографическое видение связывается с николаем, однако, несобственно-
прямая речь не позволяет отграничить мысли николая от слов повествователя, пере
дающего мысли героев и воссоздающего исторически правильное положение вещей.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Заметим, что в «малолетнем витушишникове», в отличие от других рассказов, по
вествователь больше дает о себе знать и становится отдельным персонажем, не скры
вающим свою дистанцированность во времени от происходящих событий и близость
к читателю. так, пересказ исторических событий на языке кино принадлежит пове
ствователю.
Первые несколько глав заканчиваются отдельными предложениями-абзацами, на
поминающими титры в кино: «все дрогнули», «Прием кончился», «Был час дня».
Фраза «был час дня», которой заканчивается 4 глава о солдатах, захотевших выпить
водки, повторяется в конце 9 главы, предшествующей встрече императора с солдатами,
позволяет, как в кино, показать несколько сюжетных линий в одном времени. Повторы
соединяют эти эпизоды в одно событие, растянувшееся во времени. в статье «о сю
жете и фабуле в кино» тынянов говорит о повторности кадра, создающей его длитель
ность: «для утверждения длительности какого-нибудь положения существует в кино
повторность кадра – кадр перебивается минимальное число раз в варьированном или
том же самом виде – и такова его длительность, бесспорно далекая от обычного, «види
мого» понятия длительности, длительность сплошь соотносительная: если повторный
кадр будет перебивать большое количество кадров, - эта «длительность» будет велика,
несмотря на то что «видимая длительность» повторного кадра будет ничтожна».
оставляя историческую фабулу, то есть, по определению тынянова, отношения
между героями, неизменными, он по-новому представляет исторические события, пе
ресказывая их на языке кинематографа. несмотря на это малолетний витушишников
остается литературным произведением, непереводимым полностью на язык другого
искусства. не все образы, используемые тыняновым, возможно представить зритель
но. так, внешность героев абсолютно неуловима. особенно это нужно сказать о нико
лае. сущность императора ускользает за изменчивостью его лица и переменой масок.
невозможным представляется сходство лица николая с молнией на картинах «Гибель
Помпеи» Брюллова и «медный змий» Бруни.
кинематографичность тяноновского повествования делает давнопрошедшие исто
рические события ближе современному читателю, «показывая» их ему. однако, из
ложение истории с помощью кино, хотя и делает историю более правдоподобной, чем
документы, к которым тынянов относился с недоверием
, тем не менее, переводит ее
в сферу искусства, где понятия истинности и ложности становятся нерелевантными.
Зато история, обретающая в искусстве знаковую природу, обретает потенцию как ма
териал, который может продуцировать новые значения.
Примечания:
Ю. цивьян, е. тоддес. не кинограмота, а кинокультура // искусство кино. 1986. №7. с. 89.
там же.
Шкловский в. Гамбургский счет // Гамбургский счет: статьи, воспоминания, эссе (1914 - 1933).
м.: советский писатель, 1990. с. 573.
и.а. мартьянова научное vs художественное в историческом повествовании Ю.н. тынянова //
текст и тексты. межвузовский сборник научных трудов. новосибирск: изд-во нГПУ, 2010. с. 106. «краткую
фразу тынянова вслед за ним можно назвать
сценарной
. Примечательно, что это словосочетание сам тыня
нов употреблял для характеристики стиля Пушкина: «как зыбка грань, отделяющая пушкинские черновые
программы от его чистовой прозы… нейтральная сценарная фраза вырастает в нейтральную позу рассказ
чика…».
тынянов Ю.н. Поэтика. история литературы. кино. м.: наука, 1977. с. 333.
в тексте «малолетнего витушишникова» пародируются различные школы, чьи версии об исто
рических событиях далеки от того, что было на самом деле.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
еннос
и современноГо рынка иЗданий
оликова
, тГУ, студент
научный руководитель
т.л. воробьева
долгое время наша страна
— тогда ссср
— занимала ведущее место в мире по
выпуску художественной литературы. общий тираж составлял более 1 млрд экземпля
ров. отбор тематики, выбор авторов, предпочтения в жанрах и конкретных произведе
ниях формировались на основе партийной идеологии, которая жестко диктовала как
содержание репертуарных планов издательств, так и их полиграфическое исполнение.
Запросы потребителей лишь незначительно влияли на издательскую политику. Прин
цип «спрос-предложение» тогда практически не работал.
рынок художественной литературы претерпел серьезные изменения в 90-е годы.
с. а. карайченцева
выделяет следующие особенности литературно-художественного
книгоиздания этого периода:
1. в 90-е годы на рынок «хлынул» огромный поток переводной литературы. Уже в
1992 году издания переводных произведений преобладают в российском литературно-
художественном репертуаре: их удельный вес по числу названий составляет 58%, по
— 77%. однако в конце 90-х положение постепенно стабилизируется.
2. в начале 90-х годов выпуск произведений классики сокращался: очевидно, ска
зывался переизбыток изданий классики в советский период и быстрое разрушение
официальных приоритетов в чтении. однако с 1994 года издание мировой классики
оживляется. в настоящее время практически каждое известное издательство стремит
ся включить в свой репертуар серию изданий классических произведений.
3. изменилось и сложившееся в советский период соотношение между изданиями
прозы, поэзии и драматургии: удельный вес изданий прозаических произведений в 90-е
годы составляет более 70% всех выпущенных книг по названиям (в 1985
— 63,3%) и
около 90% по тиражу (в 1985
4. Быстрый рост выпуска серийных изданий: число серий, выходивших за послед
ние 20 лет, эквивалентно всему их количеству, выпущенному за все годы существова
ния книгопечатания.
таким образом, можно увидеть, что в последние 15—20 лет российский рынок
живет по законам спроса и предложения, и в настоящее время существует устойчивый
спрос на современную русскоязычную прозу. наиболее популярные пути книгорас
пространения
— розничная торговля и распространение через сеть интернет, поэтому
анализ рынка изданий повестей был осуществлен с помощью данных, полученных пу
тем наблюдения в книжных магазинах и на интернет-сайтах, занимающихся продажей
книг.
в целом, рынок изданий повестей насыщен. Жанр популярен, так как позволяет
уместить много материала в компактную форму. если рассматривать виды изданий
художественной литературы по составу основного текста, то можно увидеть, что в
качестве моноизданий представлены в основном романы, а рассказы и повести мож
но встретить в сборниках. Это логично: многие повести и бо
льшая часть рассказов
слишком малы по объему, чтобы выходить отдельными книгами. нас же интересуют
именно моноиздания повестей. Просмотр полок с современной отечественной прозой
в двух универсальных книжных магазинах показал, что чаще всего моноиздания по
вестей можно найти в авторских сериях. серий, сформированных по жанровому или
тематическому признаку и содержащих моноиздания повестей, обнаружено не было.
сравним две аналогичные серии одного автора, рассмотрим также отличающуюся от
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
них серию другого автора. выделим по одному примеру моноиздания повести у каж
дого из этих авторов и рассмотрим их особенности.
на просмотренных полках магазинов лидируют серии авторов-женщин (из наи
более ярких
— л. Улицкая, д. рубина, е. вильмонт). серии сформированы пример
но одинаково: собраны произведения разных жанров в книги примерно одинакового
объема (романы и крупные повести в виде моноизданий, маленькие повести и расска
— в сборниках; есть смешанные сборники
— например, одна повесть и несколько
рассказов), чаще всего мягкий переплет, не очень высокие качество бумаги и цена.
наше внимание привлекла книжная полка в одном из посещенных магазинов, которая
имела очень выгодное положение
— на уровне глаз
— и была практически полностью
занята книгами дины рубиной, выпущенными издательством «Эксмо» в двух сериях,
каждая из которых занимала примерно половину полки. Первая называется «Большая
литература», вторая не имеет заглавия, но оформление, объем, формат книг очень по
хожи
— безусловно, это тоже серия. Помимо того, что серии выпустило одно и то же
издательство, даже состав произведений один и тот же
— вплоть до состава сборни
ков. Полиграфическое исполнение также схожее
— мягкая обложка, невысокое каче
ство бумаги: обе серии представляют собой экономные издания для широкого круга
читателей. небольшие различия есть в формате («Большая литература»
— 70x108/32
(130х165 мм), вторая серия
— 70x100/32 (120х165 мм)) и цене (книги серии «Боль
шая литература» в среднем дороже на 20—30 рублей). самые значительные различия
у этих серий
— по тиражу и оформлению. тираж книг «безымянной» серии около
10 тыс. экз., а книг серии «Большая литература»
—4—7 тыс. экз. Это говорит о том,
что максимально дешевые книги издательству выпускать выгоднее даже при наличии
близких по стоимости аналогов. оформление обложек существенно различается. се
рия «Большая литература» представлена практически одинаковыми обложками, разли
чающимися лишь небольшой картинкой, занимающей всего около 10% пространства,
и названием на обложке. Фон однотонный ярко-красный, фамилия автора написана
крупно, одинаковым белым шрифтом на одном и том же месте на всех книгах. не
смотря на яркий цвет, в целом обложки этой серии выглядят более лаконичными и
сдержанными. обложки книг второй серии выполнены в разных цветах. изобразитель
ного материала на них больше
— фотография автора в левом верхнем углу (в каждой
книге
— разная) и крупное изображение (тоже не повторяющееся в разных книгах) в
середине. имя автора также написано значительно крупнее, чем название книги. для
примера максимально экономного издания рассмотрим моноиздание повести «Завтра,
как обычно» («Эксмо», 2011), относящееся к «безымянной» серии. аннотация
— ци
тата автора, которая ничего не говорит о содержании, но задает доверительный тон,
приглашает читателя к «общению». Это особенно характерно для женской литературы
в целом. общее оформление серии было описано выше
— мягкая, недолговечная об
ложка, серая бумага, формат 70x100/32 (120х165 мм). тираж 10 тысяч экземпляров,
цена в данном магазине
— 89 рублей.
серия книг евгения Гришковца, издательство «махаон»
— пример более каче
ственных и более дорогих изданий. серийная принадлежность этих книг не так оче
видна, в оформлении нет общих элементов, но если тщательно рассмотреть, полистать
эти книги, становится понятно, что они относятся к общему целому и их объединяет,
помимо автора, общий замысел. в этой серии мы также видим произведения разных
жанров, причем в случае евгения Гришковца жанров больше, включены и драматур
гические
— пьеса, сценарий, киносценарий. состав изданий сформирован по тому же
принципу, что и в предыдущих рассматриваемых сериях
— объемные произведения (в
том числе повести) представляют собой моноиздания, а маленькие включены в состав
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
сборников, в том числе смешанных (проза и драматургия в одной книге). все книги
серии выполнены в твердом переплете, с матовым ламинированием. Бумага мелован
ная. два варианта формата: 70x108/16 (170х262 мм) и 70x108/32 (130х165 мм) (в более
компактном виде представлены в основном сборники). если есть иллюстрации, то они
полноцветные, очень хорошего качества. оформление обложек достаточно разноо
бразно, но можно выделить основные черты: на фоне
— некая текстура (абстрактный
рисунок, однотонный узор, текстура древесного листа и т.д.), название произведения,
имя автора, иногда жанр. издатели данной серии не пользуются популярным реклам
ным приемом, заключающимся в том, что имя автора, если он известный, пишется
крупно. евгений Гришковец очень известен, однако ценители его творчества и так не
пройдут мимо этих книг. тиражи этой серии достаточно велики
— 20—60 тыс. экз.
рассмотрим моноиздание повести «реки» («махаон», 2009). ее аннотация так же, как
и предыдущая рассмотренная, не раскрывает содержания книги, а старается вызвать
эмоциональный отклик читателя. на обложке мы видим текстуру древесного листа си
него оттенка в качестве фона, название, автора и жанр. кроме того, в книге есть четыре
плотных страницы с полноцветными иллюстрациями, на которых изображены также
листья в разных расцветках. Бумага плотная, белая, мелованная, качество печати очень
высокое. Формат книги 70x108/16 (170х262 мм), объем 192 страницы, тираж 20 тыс.
экз. если прошлое рассмотренное издание было дешевым, недолговечным и мобиль
— его можно было, например, взять с собой в поездку,
— то данная книга может
занять свое законное место в домашней библиотеке, она долговечна и эстетична. При
таком высоком качестве удивляет вполне доступная цена
— в посещенном магазине
она составляла 281 рубль, а на сайте издательства «махаон» можно заказать эту книгу
всего за 174 рубля.
таким образом, анализ рынка показал, что повести в основном выступают в соста
ве сборников, моноиздания же повестей представлены в небольшом количестве, одна
ко имеющиеся издания достаточно разнообразны и способны удовлетворить различ
ные категории читателей.
аще всего такие издания представлены в составе авторских
серий, выпускаемых различными издательствами.
Примечание:
карайченцева с. а. современное литературно-художественное книгоиздание российской Федера
ции [Электронный ресурс] / URl: http://hi-edu.ru/e-books2/KaracheycevalXDK/karch_lhdk018.htm
анр «раЗГовор в I
Q» как новая Форма
социальноГо вЗаимодейс
олошубина
., омГПУ, студент
научный руководитель
н.в. киреева
язык как естественная знаковая система, будучи главным средством человеческого
общения, непрерывно развивается в ответ на происходящие в обществе изменения.
Появление новых сфер социального взаимодействия требует особой организации язы
ковых средств, представляющих мысль в наиболее выгодной и эффективной форме
в соответствии с коммуникативными целями и ситуацией общения, т. е. порождает
новые речевые жанры. в XX веке толчком к увеличению жанрового разнообразия по
служило изобретение компьютера и интернета. одним из новых жанров интернет-
коммуникации является «разговор в ICQ».
ICQ (от англ. I seek You «я ищу тебя») была первой службой мгновенного обмена
сообщениями, которая получила широкое распространение в россии. система мгно
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
венного обмена сообщения позволяет обмениваться сообщениями в реальном времени
через интернет. общение через ICQ не только служит для межличностного взаимодей
ствия, но и обеспечивает мобильность сотрудников в работе, даёт возможность полу
чить экстренную помощь. оно даже заменило нам «разговоры по душам» с друзьями и
родными. «аська – друг человека!» – пишут пользователи данного клиента.
в настоящее время во всех социальных сетях используется механизм мгновенно
го обмена информацией, но нет единой номинации для подобного вида общения. на
пример, в социальной сети «вконтакте» разговоры осуществляются через «диалоги»
(данная номинация лингвистически точно отражает сущность описываемого речевого
жанра), в «Facebook» – через «
ат» (хотя под чатом принято понимать не индивиду
альное, а открытое групповое общение), в «одноклассниках» – через «сообщения»
(это слишком широкое наименование, и в других интернет-сервисах под сообщениями
обычно понимается передача информации по типу электронной почты), а в «Mail.ru
агент» – через собственную программу-клиент. однако независимо от названия пред
лагается одинаковая услуга – мгновенная передача сообщений от одного пользователя
к другому в диалоговом окне. в русском лингвокультурном сообществе формируется
особый тип высказываний для мгновенных электронных разговоров, т. е. новый рече
вой жанр, однако наименования он пока не получил. в связи с этим мы условно назы
ваем все речевые произведения, переданные при помощи систем мгновенного обмена
сообщениями, «разговорами в ICQ».
можно выделить следующие жанрообразующие признаки разговора в ICQ.
1) диалогичность, сближающая данный речевой жанр с разговором, представляю
щим собой «словесный обмен сведениями, мнениями, беседу; обсуждение чего-н.»
Этот разговор, однако, воплощён в другую форму: не устную, звуковую, а письменную,
опосредованную компьютером. диалог начинается с приветствия, состоит по преиму
ществу из небольших по объёму реплик и заканчивается тогда, когда исчерпывается
тема разговора.
автором текста в ICQ может быть любой человек независимо от пола, возраста и
социального положения. количество коммуникантов, как правило, ограничено двумя,
хотя технически возможен полилог. автор электронного текста определяет тему, фор
му, содержание в зависимости от коммуникативной ситуации (формальное / нефор
мальное общение) и социальной роли адресата (чем дальше отношения между ком
муникантами, тем ближе автор к соблюдению правил и норм употребления языковых
единиц, и наоборот).
По своему положению автор и адресат, как правило, находятся в равной коммуни
кативной позиции, отношения между ними могут быть разного качества: родственные,
дружеские, деловые или «свободные» (собеседники не знакомы). активнее ведутся
разговоры между коммуникантами, связанными неофициальными (чаще дружески
ми) отношениями. автор и адресат эксплицируются в текстах данного речевого жанра
личными местоимениями (–
да ничего.
Просто подумала
, чё это
ты не пишешь
забыла
, что
ты спать ушёл
), определённо-личными предложениями (
? – не,
кухню
, а также обозначают себя косвенными падежами (–
меня
укусил хо
Чем бы облить
себя
а ты следишь
за мной
? ;D
). Близкие равноправные
отношения, как и в устном бытовом разговоре, обусловливают активность местоиме
ний 1 и 2 лица единственного числа (
я, ты
) для обращения коммуникантов друг к
другу. ICQ-собеседники, как правило, не называют друг друга по имени. Это связано
как с экономией времени и динамикой разговора, так и с графическим оформлением
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
сообщений, заложенным компьютерной программой: перед каждой репликой пишется
отправитель, поэтому написание имени было бы избыточным.
2) информативно-фатическая цель с преобладанием фатики – общение иницииру
ется для передачи актуальной для коммуникантов информации с целью поддержания
отношений: –
шалом) – Хай. как дела?
да ничотак, жыв-здоров)
как в униве
та ни че... норм пока
. информация в этом случае не является целью, а служит
только поводом для общения. стремление удержать интерес собеседника приводит к
широкому использованию языковой игры на фонетико-графическом (–
я тебе
чаво
не берешь?
), лексико-фразеологическом (
– если я скажу, он меня потом
порвет
как шарик полотенце
), словообразовательном (–
Это уже
интимресно
), морфо
логическом (
Глубоко и категорически поздравляю с этим безусловно числительным и
знаменательным праздником! Желаю яркой звезды сама знаешь где, светлой дороги
сама знаешь куда, и
сбычи мёчт
сама знаешь каких!
3) образ ближайшего прошлого и ближайшего будущего, поскольку разговор в
ICQ всегда приурочен к моменту речи:
У тебя как день прошел?
У меня нормально,
на работе была. недавно пришла))) теперь надо поделать что-нибудь...накопилось
дел...
Ботанить?
ну тип того :D
а ты чем заниматься будешь?
вот прям сей
час, создаю аську)))
Говорящие обсуждают события, непосредственно предшествую
щие разговору, или планы на ближайшее будущее. Передаваемая информация носит
сиюминутный характер, что в целом характерно для фатических жанров. разговор в
ICQ – жанр, речевые произведения которого, как и записки, сохраняют свою актуаль
ность в определённый момент, возврат к теме происходит в краткий срок, не превы
шающий одного дня. «Поговорили и забыли» – таков лозунг данного речевого жанра.
4) квазисинхронность – сообщения передаются практически мгновенно: –
Приветик.
как дела?
так се
(20:57:11)
как в уни
та ни че... норм пока
. Желая быстрее передать информацию и не
потерять нить разговора, общающиеся в интернете не отслеживают качество набора
текста, результатом чего является большое количество опечаток в сообщениях:
пиду
на урок
только нас
шрязью
поливают
5) интимно-личностный характер – настрой на откровенность и доверительность
автора и адресата, индивидуальный характер общения – обусловливает преобладание
разговоров на темы, связанные с межличностными отношениями (дружба, любовь,
сплетни и т. п.), а также определяет ряд синтаксических особенностей: активное ис
пользование неполных предложений, безличных предложений (собеседники стремятся
поделиться своими чувствами), вводных конструкций, выражающих эмоции и оценку,
междометий.
6) совмещение особенностей устной (намеренное или случайное отступление от
кодифицированных норм, передача эмоций при помощи смайлов и метатекста, спон
танность и др.) и письменной речи (опосредованность, возможность вернуться к на
писанному и др.).
таким образом,
разговор в ICQ –
это информативно-фатический жанр речи, впи
санный в ситуацию общения,
целью которого является реализация и укрепление меж
личностных связей посредством приватной диалогической коммуникации в режиме
настоящего времени. отбор языковых средств обусловлен целью и темой общения,
особенностями коммуникантов, дистантным характером разговора в ICQ.
Примечание:
ожегов с.и., Шведова н.Ю. толковый словарь русского языка. – м., 2006. – с. 644.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
евконое»
орация в
роиЗведении
акова
ончарова,
, тГУ, студент
научный руководитель
с. Ю. суханова
рецепция античного наследия широко распространена в русской поэзии второй по
ловины XX–XXI вв. образ Горация, его произведения, философия и мировоззрение
становятся предметом рефлексии многих поэтов, принадлежащих к разным художе
ственным системам.
рецепция горацианского наследия встречается в русской бард-рок поэзии. Приме
ром является произведение м.
Щербакова «ad
цель данной работы – проанализировать особенности рецепции м. Щербаковым
оды Горация «к левконое» и выявить функции обращения поэта к образу Горация.
Паратекст стихотворения «ad leuconoen» апеллирует к известной оде Горация, но
лирический сюжет построен иначе по сравнению с одой античного поэта. Заглавие соз
дает контраст читательского ожидания и логики развертывания лирического сюжета,
поскольку паратекст отсылает к оде Горация, но обращение к левконое присутствует
только в пятом четверостишии. У Горация же ода начинается с обращения к ней. ли
рический субъект произведения м. Щербакова обращается, прежде всего, к глашатаю,
торговцу и историку. на первый план выходит историософская проблематика.
лирический сюжет и образ лирического героя строятся по контрасту с одой Гора
ция. основная лирическая тема произведения м. Щербакова противоречит лирическо
му сюжету оды античного поэта. обращения к глашатаю, торговцу, историку, образы
цезаря и римского государства разворачивают авторскую рефлексию о законах исто
рии, судьбе государства и человечества. Гораций, прежде всего, рассуждает о фило
софских вопросах бытия, о жизни отдельного человека, необходимости жить сегод
няшним днем. для Горация невозможно, непозволительно знание о будущем, о своей
судьбе, для него это знание является святотатством: «…верить грешно, о левконоя, в
то,/
то тебе, а что мне жребий сулит»
. а лирический герой произведения м. Щерба
кова обладает знаниями не только о судьбе государства и своем будущем, но и о зако
нах истории, в которой неоднократно повторяются катастрофические эпохи. При этом
лирический герой считает эти знания бесполезными, поскольку не в его власти изме
нить ход исторической логики: «Знать, что будет завтра, – много ль в том толка!»
автор изображает историческую эпоху очередного ожидания падения рима. кон
кретный период истории рима не фиксируется, но подчеркивается переходность эпохи,
ее неустойчивость. Эта катастрофичность исторической эпохи проецируется на время
молодости Горация, когда он был республиканцем и сражался в войсках Брута, но после
поражения Брута перешел на сторону октавиана августа, первого римского императора,
стал близким другом мецената – руководителя «идеологической политики» августа.
реломное состояние истории, нестабильность исторической ситуации распространяется
на время жизни Горация, которым кризис республики воспринимался как падение рима.
таким образом, м. Щербаков апеллирует и к биографии античного поэта, а не только
к его оде. время создания «ad leuconoen» (1987 г.) тоже отмечено экономической, по
литической и социальной нестабильностью. некоторые считают 1987 год началом Пере
стройки, другие называют его ее «золотым веком». 1987 год характеризуется началом
широкомасштабных реформ во всех сферах жизни советского общества
. Это время не
стабильности, характеризующееся переменами в общественных настроениях и государ
ственной политике, соотносимо с изображаемым периодом в произведении м.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
кова. автор проводит параллель между событиями жизни Горация и современностью,
подчеркивая неизменность исторических законов, но проекция прошлых исторических
событий на современность носит аллегорический характер и выражается в полноте зна
ний о собственной судьбе: «меня убьют на войне».
образ лирического героя м. Щербакова двоится. он, с одной стороны, является во
площением судьбы частного человека, моделируя образ воина, который наряду с обра
зами глашатая, торговца и историка является воспроизводящимся в истории типом. с
другой стороны, как носитель знаний о мире, законах истории, собственной судьбе и
воплощающий эти знания в песне, лирический герой моделирует образ поэта-пророка,
соотносящийся с Горацием.
отя образа Горация в тексте нет, он присутствует косвенно
через свое произведение.
образ левконои несет двойную смысловую нагрузку в образной системе стихотво
рения. она появляется в пятом четверостишии и, как и образы глашатая, историка и тор
говца, сопровождается авторской иронией: «по всему видно,/
то тебя не тронет война».
однако ирония не определяет роль левконои в данном произведении, а лишь является
частью ее характеристики.
левконоя соотносится с образом Горация как героиня его оды. и если по отноше
нию к ней присутствует авторская ирония, то по отношению к Горацию – нет, что под
черкивается латинским вариантом посвящения. образы глашатая, историка, торговца,
воина, правителя, женщины с одной стороны, символизируют неизменность жизни, а
с другой – ее суетность, поскольку простой человек не способен понять исторический
контекст, постичь законы истории. но образ левконои соотносится с универсальны
ми ценностями, поскольку она является героиней оды Горация, а следовательно, как и
поэт, наделена бессмертием.
По отношению к образу левконои в лирическом сознании выстраивается антино
мия: «меня убьют на войне», но «тебя не тронет война». так подчеркивается времен
ность всего земного, жизни отдельного человека, и вечность поэтического творчества,
и моделируется универсальный образ человечества, который воплощается в образах
глашатая, историка, торговца, правителя, воина, поэта-пророка и левконои, которая
является не только гетерой, но и обобщенным образом женщины. левконоя выполняет
несколько функций. с одной стороны, она является представителем «вечной профес
сии», над которой не властно время, а с другой она как героиня оды Горация символи
зирует вечность поэтического творчества и вводит тему поэтического бессмертия.
Произведение м. Щербакова апеллирует не только к оде Горация «к левконое»,
но и к другим одам, в которых античный поэт рассуждает о необходимости жить на
стоящем и о краткости человеческой жизни: «
то будет завтра, бойся разгадывать/ и
каждый день, судьбою нам посланный,/ считай за благо»
. «Пользуйся днем, меньше
всего веря грядущему» (I, 11, 57), «не век прекрасны розы весенние, / не век кругла
луна светозарная, –/ Зачем же мир души не вечной/ ты возмущаешь заботой дальней?»
(II, 11, 106), «Брось промедление!/ не век же тибур будешь ты зреть сырой,/ и поле
Эфулы покатой,/ и телегона-злодея горы» (III, 29, 173), «Знает ли кто, подарят ли нам
боги хоть день на придачу/ к жизни уже прожитой?» (IV, 7, 191). образ левконои как
героини известной оды Горация, ориентирует читателя на мировоззрение античного
поэта и вызывает ассоциации с целым рядом его од.
композиционно стихотворение представляет собой шесть катренов с перекрест
ной рифмой. в каждой части выделяется центральный образ. в первой части это образ
глашатая, во второй – торговца, в третьей – историка.
етвертая часть отличается от
предыдущих, поскольку в ней нет обращений. тематически стихотворение делится на
две части. Первая – изображение истории (первый, второй и третий катрены), вторая
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
рефлексия о вечных ценностях (пятый и шестой катрены).
етвертая же часть зани
мает пограничное положение, поэтому и на лексическом уровне построена иначе. ее
ключевым образом является цезарь – обобщенный образ римского правителя. в ше
стой части вводится ключевая цитата из оды Горация. Знаменитая горацианская фраза
«carpe diem», отсылка к которой находится еще в паратексте, присутствует только в
последней части стихотворения и является итогом авторской рефлексии. Предваряют
же ее другие цитаты из оды «ad leuconoen»: «левконоя, разливай вина,/ Знать, что
будет, ты не вольна», «Знать, что будет завтра/ много ль в том толка!», маркирующие
значение произведения Горация в построении художественного мира стихотворения
Щербакова. Произведение м. Щербакова построено композиционно иначе по сравне
нию с одой Горация. однако, как и у античного поэта, у м.
Щербакова основная мысль
находится в финале и является итогом размышлений лирического сознания.
античный текст выполняет в данном произведении миромоделирующую функ
цию. Паратекст и две последние части стихотворения вводят образ Горация, выражая
авторское отношение к его личности и творчеству, восприятие его лирическим созна
нием как бессмертного поэта.
таким образом, произведение м. Щербакова «ad leuconoen» полемизирует с одой
Горация, поскольку лирический сюжет, образ лирического героя моделируются по дру
гой логике, а паратекст противоречит читательским ожиданиям. апелляция к очень
известной оде Горация дает основания сопоставлять произведение м.
Щербакова не
только с одой «ad leuconoen», но и с рядом од Горация
м.Щербаков обращается к мировоззрению Горация и выражает свое отношение к
личности античного поэта. лирический герой, как поэт, становится двойником Гора
ция, соперником и продолжателем его дела.
Произведение м.
Щербакова представляет собой рефлексию по поводу истории,
места человека в мире, по поводу вечного и преходящего. Значимое место в этом раз
мышлении играет апелляция к мировоззрению и личности Горация.
Поскольку античный текст сюжетно и композиционно значим, он, прежде всего,
несет миромоделирующую и рецептивную функцию, поскольку вынесение автором в
паратекст латинского варианта посвящения из оды Горация, выражает его отношение
к творчеству античного поэта.
Примечания:
Электронный ресурс: URl:
http://www.horatius.r
Электронный ресурс: URl:
Электронный ресурс: URl:http://ru.wikipedia.org
квинт Гораций Флакк. оды, сатиры, эподы, послания. Перевод с латинского / квинт Гораций
Флакк. – м.: изд-во «
удожественная литература», 1970. – с. 55. в дальнейшем ссылка на это издание дает
ся в скобках с указанием номера книги, оды и страницы.
роисХо
дение слова раЗвлеЧение
в рУсском яЗыке
ончарук
тГУ, студент
научный руководитель
л.П. дронова
в современном русском языке лексема
развлечение
имеет значения – 1) действие
по знач. гл
. развлечь, развлечься
. –
тоже и писать им (заключенным) не возбраняется,
продолжал генерал. – дается аспидная доска, и грифель дается, так что они могут
и писать для развлечения
. л. толстой, воскресенье. 2) то, что развлекает, доставляет
удовольствие.
[маша:] мало ли, сударыня, развлечений! можете ехать на гулянье, в
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
гости, у себя гостей принимать, зимой – в театр, в собрание.
а. островский, свои
собаки грызутся, чужая не приставай
слово
развлечение
производное от глагола
развлечь
развлечь
– занимая, забавляя чем-либо приятным, веселым, доставить кому-либо
удовольствие, заставить забыться, рассеяться // послужить для кого-либо предметом
удовольствия, веселья
в современном русском языке у лексемы
развлечение
есть однокорневые слова, об
разованные от глагола
развлечь
развлечься, развлекать, развлекаться, поразвлечься,
развлекатель(ница), развлекательный, развлекательность, поразвлечь, поразвлечься
развлекательный
– служащий для развлечения //
. такой, в котором развлека
ются.
развлекать
– несов. к
развлеч
развлекаться
– 1. несов. к
развлечься
. 2. страд. к
развлекать
развлечь
– занимая, забавляя чем-либо приятным, веселым, доставить кому-либо
удовольствие, заставить забыться, рассеяться // послужить для кого-либо предметом
удовольствия, веселья.
развлечься
– 1. занявшись чем-либо, отвлечься от каких-либо мыслей, пережива
ний. 2. повеселиться, провести время в каких-либо удовольствиях, развлечениях
видим, что семантический центр у всех слов одинаков – ‘развлекать’. возможно,
мы имеем дело с приставочным образованием от глагола
влечь
. Производные глаголы
от
влечь
влечься, влечение, влекомый, вовлечь, вовлечься, вовлекаться, вовлекать, во
влекаться, вовлекание, вовлечение, завлечь, завлечься, завлекаться, завлекать, завле
каться, завлекание, завлекательность, завлекательный, завлекательно, завлечение,
извлечь, извлечься, извлекаться, извлекать, извлечение, навлечь, навлекать, отвлечь,
отвлечься, отвлекаться, отвлекаемость, отвлекать, отвлечение, отвлеченный, от
влеченно, отвлеченность, повлечь, повлечься, привлечь, привлекать, привлекаться,
привлекательный, привлекательное, привлекательно, непривлекательно, привлека
тельность, непривлекательность, непривлекательный, непривлекательно, привлекаю
щий, привлечение, привлеченный, совлечь, совлечься, совлекаться, совлекать, увлечь,
увлечься, увлекаться, увлекательный, увлекательно, увлекательность, увлечение,
увлеченный, увлеченно, увлеченность
влечение
– сильное стремление, непреодолимая склонность к чему-либо
извлечь
– 1) вытянуть, вытащить, достать от куда-либо. 2) выделить, добыть из
чего-либо путем обработки // выбрать из чего-либо (сведения, данные и т. п.) // по
лучить, приобрести (опыт, пользу, урок и т. п.) в результате чего-либо. 3) вызвать, за
ставить повиноваться
Привлекательный
– такой, который влечет к себе, кажется заманчивым, интерес
Проанализировав семантику однокорневых слов с разными приставками, обнару
живаем значение ‘притягивать что-либо, кого-либо’. но это значение не связано с ‘раз
влекать’.
в диалектах других значений лексемы
развлечение
развлечение
известно в устойчивых сочетаниях:
развлечь, развлекать внимание;
развлечь тоску, печаль; внимание развлекается, развлечется
развлечение
находится в одном синонимическом ряду вместе с
шуткой, забавой
потехой
развлечение
в русском языке может выступать в роли субъекта:
мало ли развлече
ний!; одно только развлечение – с горы кататься
. может выступать и в роли объекта:
для развлечения, на развлечение
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
связь между значениями ‘притягивать что-либо, тащить’ и ‘развлекать’ неясна.
обратимся к истории и происхождению слова
развлечение
в XIX
развлечение
имело значения – 1) действие по гл.
развлечь
. 2) забава, по
теха, занятие для отдыху от умственного труда или от забот и проч. кроме того, за
фиксированы однокорневые образования
развлеканье, развлекъ, развлечка
с теми же
значениями.
развлечь, развлекать
цирк.
развлещи
что, разволакивать, растаскивать, влечь, та
щить врознь; разобрать, разнести кучу, ворох, разодрать что-либо союзное; но больше
в значении переносном.
развлекать
кого, развлечь мысли, думу, рассеять, заставить
забыть на время что-либо и заняться другим; отвратить чьи-либо мысли от одного
предмета на другой – ся, быть развлекаемому; // забавляться, потешаться чем-либо,
заниматься для забавы; // отвлекаться умственно от одного предмета, внезапно пере
ходя к иному, быть рассеянным и невнимательным, перескакивать думой с одного на
другое
в XVIII в. существительное
развлечение
и глагол
развлечь
не зафиксированы.
отя
зафиксированы их однокорневые производящие слова - существительное
влечение
и
глаголы
влечь
влечься
таким образом, можно сделать вывод, что значение ‘притягивать что-либо’ в рус
ском языке более раннее. ср.: значение ‘проводить время’ употребляется как перен.
знач. в XVII в.
в славянских языках существуют слова генетически близкие к русскому
развле
. ср.: укр.
волоку, волочи
волокти –‘ волочить’,
блр.
волоку, волокцi,
блр. устар.
валачы – ‘влечь’, валачыць – ‘волочь’, ‘волочить’
, болг.
влека
влечение
, с.-хорв.
влачити – ‘тянуть’, ‘вытягивать’
, словен.
vléčem, vléči
vlačiti (se
), чешск.
vléci– ‘влечь’, ‘волочить’,
слвц.
vlečiem, vliecť
– ‘влечь’, ‘влачить’
, в.-луж.
wleku, wlec
włačić so – ‘волочиться’,
н.-луж.
(w)lac, wlac (se), włocyś (se),
польск.
wlec – ‘влечь’,
‘волочить’
обращение к славянским языкам показало, что значение ‘притягивать что-либо,
волочить, тащить’ имеет праславянские корни. в славянских языках не наблюдается
ни значение ‘развлекать’, ни слова
развлечение, развлекать
. таким образом, можно
сделать вывод, что развлечение c семантическим центром ‘развлекать’ присутствует
только в русском языке.
Привлечение данных этимологических словарей позволяет выяснить, что слово
развлекать
появилось в русском языке как калька с фр.
distraire
– ‘отделить от целого’,
‘отвлекать, развлекать’ из
dis
- «раз» и
traire
от лат.
trahere
- ‘волочить’, ‘тянуть’. для
перевода используются ст.-слав. элементы: приставки
и корень
влек-у
с неполно
гласным сочетанием –
влек-
(ср. соответствующее русск.
волок-у
– ‘тащу’). Глагол
влекать
- калька формально-семантическая: глагол французский переведен поморфем
но и в переносном значении ‘отвлекать, развлекать’
Примечания:
словарь русского языка: в 4 т. / Под ред. а. П. евгеньевой. - м., 1999. - т. 3. - с. 594.
там же, с. 594.
тихонов. а. н. словообразовательный словарь русского языка. – м., 1985. - т.2. - с. 12.
словарь русского языка: в 4 т. / Под ред. а. П. евгеньевой. - м., 1999. - т. 3. - с. 594.
тихонов. а. н. словообразовательный словарь русского языка. – м., 1985. - т.1. - с. 178.
словарь русского языка: в 4 т. / Под ред. а. П. евгеньевой. – м., 1981. - т. 1 . - с. 184.
там же, с. 639.
словарь русского языка: в 4 т. / Под ред. а. П. евгеньевой. - м., 1999. - т. 3. - с. 396.
Фразеологический словарь русского языка / под ред. проф. а. н. тихонова. – м., 2004. - т. 2.
-
словарь русского языка: в 4 т. / Под ред. а. П. евгеньевой. - м., 1999. - т. 3. - с. 594.
даль в. толковый словарь живого великорусского языка. - м., 1994. - т. 3. - стлб. 1484.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
Фасмер м. Этимологический словарь русского языка: в 4 т. – м., 2004. - т. 4. - с. 342;
ерных П.
я. историко-этимологический словарь. – м., 1994. - т. 2. - с. 157.
Фасмер м. Этимологический словарь русского языка: в 4 т. - м., 2004. - т. 4. - с. 433; цыганенко
Г. П. Этимологический словарь русского языка. – киев, 1989. - с. 348.
екс
Уальнос
олоГия кУль
транс
ерсональная
сиХолоГия
анислава
роФа
еЗвие
вана
Фремова
онюков
роман ивана ефремова «лезвие бритвы» – уникальное произведение, которое
можно исследовать с различных точек зрения, как с литературоведческой, так и на
учной. освещая в романе события древности и сопутствующие им легенды, писатель
даёт им сугубо научную трактовку.
вообще «лезвие бритвы» с полным правом можно назвать психологическим ро
маном. в нём очень много фрагментов, фраз, гипотез, так или иначе соприкасающихся
с психологией. даже главный герой иван Гирин по профессии врач с психологическим
уклоном. По ходу чтения романа мы неоднократно можем видеть, что Гирин прекрасно
разбирается в тонкостях человеческой психики, что даёт ему неоспоримое преимуще
ство в различных спорах.
но помимо классической психологии, в романе также можно увидеть мотивы из
трансперсональной психологии – относительно нового направления, возникшего в се
редине пятидесятых годов
века на стыке психоанализа, медицины и философии.
основателем трансперсональной психологии является чешский учёный, доктор меди
цины, доктор философии станислав Гроф.
суть трансперсональной психологии в следующем: пациент, с помощью психо
тропных веществ или определённых дыхательных практик способен разотождествить
себя со своим телом и таким образом получить доступ к глубинам своего бессозна
тельного, которое хранит все наши переживания, испытываемые во время рождения,
внутриутробного существования, а также прошлых жизней.
сначала Гроф давал лсд неизлечимым больным, чтобы облегчить их боль, но в
процессе экспериментов было выявлено, что лизергиновая кислота способна также
влиять и на сознание умирающих, меняя их отношение к смерти вообще и своей си
туации в частности. олдос
аксли в одном письме написал, что «введение лсд неиз
лечимым раковым больным… позволит сделать процесс смерти более духовным и ме
нее физиологичным»
. Гроф также отмечает, что «лсд не только снимает боль – после
его воздействия некоторые пациенты демонстрируют поразительное пренебрежение
тяжестью ситуации, в которой находятся. Эмоциональный фон их частых бесед о неиз
бежности смерти был абсолютно нетипичен для нашей культуры. в то же время было
совершенно ясно, что в их положении это оказывалось единственным выходом»
Эти и другие исследования и положили начало трансперсональной психологии,
а сам Гроф также разработал теорию о базовых перинатальных матрицах – биологи
ческих паттернах, испытываемых человеком во время рождения и внутриутробного
периода.
нам не известно, имел ли ефремов доступ к работам Грофа или нет. возможно, в
«лезвии бритвы» опыты с лсд – не более чем художественный приём, и вряд ли писа
тель хотел рассказать читателям о новом направлении западной психологии. но с дру
гой стороны,
ехия в то время была социалистической страной, и есть вероятность, что
работы некоторых чешских учёных могли быть известны в советских научных кругах.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
впервые ефремов упоминает лсд-25 в первой части романа, когда в беседе с
директором нии Гирин рассказывает о своих опытах с этим веществом. цель этих
опытов – «расщепить нормально сбалансированное сознание, отделив сознательный
процесс мышления от подсознательного, и этим путём открыть подавленные сознани
ем хранилища избыточной информации»
. Гирин предполагает, что «в них хранится
память прошлых поколений, обычно вскрывающаяся у человека только на низших сту
пенях нервной деятельности и гораздо более развитая у животных с их сложными ин
стинктами и бессознательными действиями»
. то же самое, только несколько другими
словами мы можем встретить и у Грофа: «Почти все специалисты, изучавшие действие
психоделиков, пришли к заключению, что их лучше всего рассматривать как ускори
тели или катализаторы ментальных процессов. вместо того чтобы вызывать типичное
медикаментозное состояние, они, видимо, активизируют предсуществующие матри
цы или потенциалы человеческого ума»
.собственно говоря, если взять во внимание
факт типологии культур, то нет ничего удивительного в том, что ефремов включает в
свой роман опыты с психотропными веществами, поскольку именно в то время (1950е-
1960е гг.) научное сообщество с интересом исследовало действие диссоциативов на
человеческую психику. на лсд возлагались огромные надежды, множество молодых
(и не только) людей принимали его в надежде пережить мистический опыт, получить
божественные откровения и т.д., а лаборатория «сандоз», работая в которой, альберт
оффман и открыл лсд в 1937 году, поставляла новое вещество всем желающим в
огромных количествах. всем известна печальная история тимоти лири, объявившим
лсд «новой религией». к слову сказать, эти же тенденции также можно увидеть у еф
ремова. когда Гирин разговаривает с демидовым, сотрудником лаборатории транкви
лизаторов, то последний носится с мечтой о «лекарстве счастья», приводя в сравнение
сома-расу
– описанный в ведах напиток бессмертия, употребляемый полубогами на
высших планетах. Это сравнение не случайно, т.к. некоторые учёные называли лсд
сомой
века». самое интересное, что в «Шримад-Бхагаватам», комментарии на
«веданта-сутру» говорится о
сома-расе
немного другое:
«в этом стихе слово
сома
означает «нектар»<…> Этот напиток придаёт полубогам
остроту ума, освежает их чувства и делает их тела сильными и выносливыми. слова
хиранмайена патрена
указывают на то, что
сома
– это не обычный спиртной напиток.
Полубоги не притрагиваются к алкоголю. в то же время
сому
нельзя назвать и лекар
ством. Это особый напиток, который доступен только на райских планетах. он не име
ет ничего общего со спиртными напитками, которые предназначены для демоничных
людей…»
именно поэтому Гирин сразу отметает идею демидова о таком «лекарстве», аргу
ментируя свои слова тем, что «люди лишь отупеют и одуреют, как от алкоголя»
Гирин говорит, что с помощью внешних стимуляторов добиться счастья невозмож
но: «надо дать человеку богатство психики – вот за что мы, врачи, должны бороться.
а без этого, как бы хорош ни был ваш состав, он неминуемо обернётся бедствием, рас
слабляя торможение и высвобождая дьявола первобытных инстинктов»
. Упоминание
«дьявола первобытных инстинктов» может быть намёком на Зигмунда Фрейда, кото
рый трактовал человеческое бессознательное исключительно как хранилище всевоз
можных негативных качеств, животных инстинктов, разрушительных наклонностей и
т.д. и ефремов также отмечает этот факт, причём даёт ему далеко не лестную оценку:
«он [Фрейд –
прим. р.Г.
] остался лишь для утешения психопатов, неполноценных в
половом отношении людей, и средством к существованию огромного числа «врачей»-
психоаналитиков»
. Причём интересно, что здесь слово «врачи» употребляется с явно
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
саркастическим оттенком. Это несложно понять: иван Гирин, замечательно разбираю
щийся в тонкостях человеческой психики, без особого труда способен отличить на
стоящего врача от шарлатана. и то, что Гирину на протяжении романа удаётся помочь
нескольким якобы неизлечимых больных, от которых медицина уже отказалась, тоже
показывает отношение ефремова к современным докторам, особенно психоаналити
кам.
однако более подробное описание психоделических опытов мы можем увидеть в
начале четвёртой части, в которой ефремов посвящает опытам с психоделиками целую
главу. начинается всё с приезда из восточной сибири геолога иннокентия ефимови
ча селезнёва, желающего «найти объяснение удивительным галлюцинациям, которые
появились у него после фронтового ранения и особенно усилились в результате слу
чайного отравления ядовитыми грибами»
в этом отрывке речь идёт, скорее всего, о мухоморах, которые очень часто можно
встретить в сибирских лесах. Эффект от употребления этих грибов довольно подробно
описал виктор Пелевин в романе «Generation P». однако также вероятно, что селезнёв
мог отравиться и псилоцибиновыми грибами, которые также могут встречаться в не
которых сибирских областях. однако псилоцибы не так распространены в сибири, как
мухоморы, поэтому, скорее всего, речь идёт именно о мухоморах. к слову сказать, во
многих туземных культурах использование психотропных веществ является нормой,
правда, для определённых людей – жрецов, шаманов и подобных личностей, поддер
живающих связь между живым и потусторонним миром.
в «лезвии бритвы» видим, что Гирин использует лсд-25 исключительно в на
учных целях. Упомянутый уже селезнёв употребляет лизергиновую кислоту, чтобы
разобраться со своими галлюцинациями. описывая переживания геолога, иван еф
ремов показывает нам древний мир, причём его описание настолько реалистично, что
начинает казаться, будто ефремов сам пережил это состояние.
кстати, Гроф по этому поводу отмечает, что «довольно часто время трансцендиру
ется как самостоятельное измерение и приобретает пространственные характеристи
ки: прошлое, настоящее и будущее накладываются одно на другое и сосуществуют в
настоящем моменте. иногда люди под действием лсд переживают различные формы
путешествия во времени – возвращаясь в исторические времена, проходя через вре
менные петли или выскакивая из временного измерения вообще и попадая в другую
точку истории»
тем не менее, не стоит думать, что один раз приняв лсд или другой диссоциатив
(или на первом сеансе холотропного дыхания), сразу можно пережить перинатальный
или трансперсональный опыт. селезнёву «понадобилась неделя опытов, прежде чем
удалось нащупать нужную комбинацию веществ, которая смогла, как хирургическим
скальпелем вскрыть запоры и преграды бессознательной памяти...»
, после чего опыт
ный геолог смог перенестись на сотню тысячелетий назад, испытав все прелести жиз
ни первобытных людей.
вообще, если говорить о переживаниях во время холотропных сеансов, то нужно
вспомнить Фрейда с его психоанализом, вытаскивавшим из подсознания пациента все
его комплексы и фобии. но, в отличие от Фрейда, который видел истоки всех проблем
в родовой травме и детских комплексах, Гроф пошёл дальше, показав, что перинаталь
ный и трансперсональный опыты зачастую влияют на наш характер намного сильнее,
нежели детские воспоминания:
«самые глубокие и фундаментальные изменения в понимании природы реально
сти происходят в связи с разного рода трансперсональными переживаниями. Посколь
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ку процесс лсд-терапии распространяется и на трансперсональные области, пределы
линейной причинности растягиваются до бесконечности. не только биологическое
рождение, но и самые разные аспекты и стадии эмбрионального развития, даже об
стоятельства зачатия и имплантации представляются правдоподобными источниками
важных влияний на психологическую жизнь индивида. для уразумения эмпирическо
го мира в мышление индивида должны теперь включаться элементы наследственной,
расовой и психогенетической памяти, сознательный разум молекулы днк и метафи
зика генетического кода, динамика архетипических структур и факт перевоплощения
по закону кармы»
конечно, в советской науке феномен кармы и реинкарнации на момент написания
«лезвия бритвы» был известен в лучшем случае среди небольшой группы востокове
дов, но, как показывает статистика, многие исследователи говорили об одних и тех же
вещах, называя их разными именами.
Гирин так же вспоминает Фрейда и Юнга: «Юнговское подсознательное объемлет
и то, что у других авторов называется сверхсознанием и состоит из равного соотно
шения тёмных и добрых сил, говоря образно – ангелов и дьяволов. У Фрейда всё это,
маскируемое термином «грёза», населено только дьяволами»
именно в этом месте можно увидеть различия между Грофом и Гириным: Гирин,
будучи учёным-материалистом, называет подобные феномены коллективной памятью,
ссылаясь на Юнга, Гроф же считает их признаками реинкарнации. к тому же сама тема
реинкарнации всплывает в романе, поэтому есть смысл рассмотреть её поподробнее.
также в этой главе опять же всплывает словосочетание «лезвие бритвы», исполь
зуемое Гириным в качестве описания показателя психики – «… на неощутимой грани
между сознанием и подсознанием, взаимодействующими и сливающимися вдоль этого
тонкого, как… лезвие бритвы, психического стержня, абсолютно здорового «я»…»
Перед началом опыта Гирин описывает селезнёву действие препарата, перечисляя
стадии, которые Гроф называл перинатальными матрицами: первоначальная эйфория
и чувство свободы, испытываемое зародышем во время пребывания в материнской
утробе, сменяется ощущением безысходности и отчаяния, характерным для последних
месяцев внутриутробного существования, когда плод вырастает, и ему уже становится
тесно, а организм матери тем временем, начинает подготавливаться к родам, протал
кивая ребёнка к родовому каналу. следующая стадия связана с переживанием борьбы
со смертью, когда плод проходит по родовому каналу, зажатый со всех сторон. на этой
стадии могут быть видения различных адских картин, войн и других сцен, связанных
с насилием. и, наконец, завершается всё опытом смерти-возрождения, когда ребёнок
появляется на свет, испытывая чувство обновления и освобождения.
и мы видим, что «селезнёв испытал все стадии, предсказанные Гириным»
. сна
чала геологом овладело «непередаваемое ощущение величия и бессмертия»
. Это,
кстати, также согласуется с ведической теорией реинкарнации, которая утверждает,
что живое существо, или душа, по своей природе бессмертно, в частности, в «Бхагавад-
гите» об этом говорится следующее: «душа не рождается и не умирает. она никогда не
возникала, не возникает и не возникнет. она нерождённая, вечная, всегда существую
щая и изначальная. она не гибнет, когда погибает тело»
. таким образом, именно бла
годаря тому, что вечная душа способна переносить все свои впечатления и воспомина
ния из одного тела в другое, в определённых ситуациях эта информация может быть
вынута из глубин бессознательного. конечно, Гирин, как учёный-материалист, о душе
особо не рассуждает, но, думаю, что ефремов сильно не развивал эту тему ввиду го
сподствовавшей тогда парадигмы научного атеизма, утверждавшего отсутствие души
и списывавшего подобные феномены на коллективную память.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
однако оставим эти размышления, тем более что, как мы уже упоминали, речь
здесь идёт об одном и том же феномене, по-разному называемом.
далее селезнёв переживает схватку с саблезубым тигром, испытывая при этом со
путствующие эмоции – ярость, бесстрашие, некий охотничий азарт. Этот эпизод как
раз соответствует третьей перинатальной матрице, когда ребёнок в буквальном смысле
борется за свою жизнь, проходя сквозь родовой канал.
Закончилась схватка помощью других охотников, а самого селезнева захлестнуло
чувство победы, что в какой-то степени можно соотнести с четвёртой перинатальной
матрицей.
конечно, сначала может показаться, что переживания селезнёва и характеристика
перинатальных матриц не совсем гармонируют друг с другом, что победа при помо
щи охотников ну никак не соотносится с опытом смерти-возрождения, свойственном
четвёртой перинатальной матрице, однако Гроф нигде не говорит, что ощущения, ис
пытываемые пациентом должны быть именно такими, как они описаны в трудах по
трансперсональной психологии. сам Гроф подчёркивает, что эти ощущения сугубо
индивидуальны и у каждого человека могут проявляться по-разному. важны именно
испытываемые эмоции, а не детали видений. а эмоции селезнёв испытал вполне ха
рактерные для этой матрицы – чувство глубокого облегчения и победы.
если попробовать прочитать между строк, то вполне возможно, что этой психо
делической главой ефремов хотел не столько затронуть феномен реинкарнации или
наследственной памяти, сколько показать, что на самом деле борьба между человеком
и зверем – это борьба внутренняя, которая происходит постоянно внутри каждого из
нас. и не случайно Гирин постоянно говорит о необходимости преодоления животной
сущности в человеке, упоминает ноосферу вернадского, а в конце романа ефремов
приводит его на встречу с йогами и мудрецами, на которой опять же затрагивается во
прос личности человека.
в заключении хотелось бы вернуться к теме нашего обсуждения. на основе выше
изложенного материала можно допустить вероятность, что иван ефремов всё же имел
доступ к работам станислава Грофа, а также других учёных исследовавших влияние
лсд-25 на человеческий организм. Поскольку писатель обозначил целью своего ро
мана выявление психологической сущности человека, то, наверняка, его заинтересо
вало новое вещество, позволяющее взглянуть на внутренний мир человека под другим
ракурсом. а так как в то время советская наука была под строжайшим наблюдением
силовых структур, то ефремову ничего не оставалось, как облечь свои исследования в
художественную форму.
Примечания:
Гроф, с.,
элифакс, дж.
еловек перед лицом смерти. м.: ооо «издательство аст» и др.,
Гроф, с.,
элифакс, дж.
еловек перед лицом смерти. м., 2003. – с. 27.
ефремов, и.а. лезвие бритвы. м., 2009. – с. 144.
ефремов, и.а. лезвие бритвы. м., 2009. – с. 145.
Гроф, с. За пределами мозга. м., 2000. – с. 47.
Бхактиведанта свами Прабхупада, а.
. Шримад-Бхагаватам: Песнь четвёртая, том второй. м.,
ефремов, и.а. лезвие бритвы. м., 2009. – с. 147.
ефремов, и.а. лезвие бритвы. м., 2009. – с. 147.
ефремов, и.а. лезвие бритвы. м., 2009. – с. 467.
ефремов, и.а. лезвие бритвы. м., 2009. – с. 465.
Гроф, с. За пределами мозга. м., 2000. – с. 51.
ефремов, и.а. лезвие бритвы. м., 2009. – с. 470.
Гроф, с. За пределами мозга. м., 2000. – с. 67.
ефремов, и.а. лезвие бритвы. м., 2009. – с. 467.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
ефремов, и.а. лезвие бритвы. м., 2009. – с. 469.
ефремов, и.а. лезвие бритвы. м., 2009. – с. 470.
ефремов, и.а. лезвие бритвы. м., 2009. – с. 471.
Бхактиведанта свами Прабхупада, а.
. Бхагавад-гита, как она есть. м., 2009. – с. 112.
Зыковая с
рУк
Ура
сиХо
ера
иЧекоГо
екс
вака «
ак УЗна
сУдь
У» и «Принци
ерма
рекова
, тГУ, магистрант
научный руководитель
создавая психотерапевтический текст, автор главной своей целью ставит сугге
стию, то есть воздействие, которое не осознается реципиентом, влияет на его пред
ставления о мире и о себе и изменяет его состояние, поведение и чувства. Поэтому
языковая структура наряду с образными средствами и речевыми тактиками и страте
гиями является неотъмлемой частью психотерапевтического текста. самые яркие при
меры представлены в лексической и стилистической структуре. остановимся на них
подробнее.
1. использование развернутых сравнений. По мере взросления у человека форми
руется представление, что жизнь — это сложная штука, что её познать невозможно,
а если даже начать этим заниматься, то можно так в этом «погрязнуть», что лучше
было бы и не начинать. развитию такого мировоззрения способствуют и как гумани
тарные дисциплины, так и естественные. Поэтому автору, чтобы изменить установки
читателя, важно не только рассказать, но и показать, что все гораздо проще, чем чита
тель привык думать. именно с этой целью автор постоянно использует развёрнутые
сравнения, которые переносят жизнь из области ирреального в область доступного и
ощутимого. ведь гораздо легче говорить о конкретном, то есть о том, что постоянно
встречается в жизни человека, что можно потрогать, посмотреть, попробовать на вкус,
покрутить в руках и т.д.
Чего не знают многие родители и воспитатели, так это
того, что путь человека определён его способностями. не мешай ребёнку, и он сам
найдет для себя правильный путь!
никто из крестьян не пытается из помидора
вырастить огурец, а из огурца – помидор.
с помощью этого сравнения автор перево
дит «абстрактные способности», которые сложно распознать в ребёнке, в абсолютно
реальные овощи, которые невозможно перепутать из-за разницы формы, цвета, вкуса.
и читателю-родителю должна быть также видна разница между способностями. то
есть, по мнению автора, способности чётко разграничены между собой, они не пере
плетаются так, что бы можно было их спутать.
и наиболее яркий пример развёрнутого сравнения. автор действует по прежней
схеме: приводит постулат, с которым можно и нужно не только поспорить, но и опро
вергнуть, поскольку он противоречит тому, что с детства «вбивается» в голову челове
ка, а значит вызовет бурю эмоций у читателя, чего и добивается автор
очешь быть
полезным для других – живи для себя.
но абсолютно «простой пример» наглядно де
монстрирует это и, естественно, переворачивает в сознании читателя привычное.
щина на тренинге, не спросив разрешения, пошла и прикрыла двери. в комнате стало
намного тише. сделала она это, ибо чувствовала сквозняк. она действовала в своих
интересах, но одновременно действовала и в интересах партнеров. многие чувство
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
вали сквозняк, но не решались закрыть дверь. действовала она и в моих интересах.
Улучшились условия проведения тренинга в группе. она сберегла себя от простуды.
2. Употребление автором образных идиом, которые можно сравнивать с отдель
ными ступеньками в большой лестнице к сознанию читателя. Поскольку идиомы за
креплены в сознании большинства носителей языка и не нуждаются в верификации,
а значит и вся последующая информация будет восприниматься менее или совсем не
критично. Примеры:
одержать победу
‘взять верх, одолеть’ (
Победу
эту вы
одержа
в день вашего зачатия, когда ваш папа выпустил во влагалище вашей мамы 150
миллионов клеток)
, то есть не просто победить, а именно возвыситься на соперниками,
превзойти их в чем-либо.
Заветная цель
‘замысел’ (
вы уклонялись от их ударов и шли,
и шли, а точнее мчались к
заветной цели
3. использование синонимов, которые зачастую являются не общеязыковыми, а
контекстуальными, что «усыпляет бдительность» читателя и демонстрирует предмет,
явление или свойство таким образом, чтобы изменить его установки. в первом при
мере синонимы
растолковать - разжевать
являются общеязыковыми, происходит
только усиление признака «объяснение»:
растолковать '
доходчиво, доступно и внят
но объяснить
', разжевать
также
'доступно и доходчиво объяснить, разложить новую
информацию по мельчайшим частичкам', но в сознании читателя уже возникает образ
мамы-птицы, кормящей своего птенца, то есть разжёвывающей для него пищу, иначе
его ещё совсем маленький организм не усвоит её (
я оправдывался тем, что писал я
книги для таких людей, как я, т.е. немногих тугодумов, которым необходимо все
толковать
разжевать
во втором примере автор прибегает как раз к контекстуальным синонимам к слову
терзать '
мучить, словно рвать на части' (
я с женой и младшим сыном пришёл в гости
к своему старшему сыну, у которого кроме нас были ещё родители и младший брат
его жены. все гости, как могли,
терзали
(т.е.
задаривали, тискали, подбрасывали,
сюсюкали
и т.п.) двух моих внуков шести и двух лет).
автор показывает, что
тер
зать —
это не только причинять осознанно или нет физическую или моральную боль
адресату, но и делать благие, по мнению адресанта, поступки, но на самом деле при
носящие вред первому. и читатель хочет он того или нет, анализирует своё поведение
и пересматривает своё отношение к детям, окружающим его.
стиль автора сложно классифицировать, поскольку ему важна конечная цель - воз
действие на читателя и изменение его установок. и именно от этого зависит, как автор
будет писать, то есть какой стиль будет использовать. Это может быть и научный стиль,
если необходимы термины или теория психотерапии:
Характер - это совокупность
устойчивых и существенных форм индивидуальных свойств личности, отражающих
все многообразие ее отношений к себе, людям и труду.
При употреблении этого сти
ля сама суггестия реализуется в малой степени. Поскольку автор скорее способствует
«налаживанию» отношений с читателем, то есть м.е. литвак демонстрирует уровень
собственного профессионализма и знаний, что заметно облегчает дальнейшее воздей
ствие на последнего.
автор прибегает и к публицистическому стилю, но только с целью показать воз
можные варианты речи для читателей :
дорогие друзья! вы не ошибетесь, если от
дадите голоса моим конкурентам. Это достойные люди. м.м. - великолепный строи
тель. не исключено, что он решит ваш квартирный вопрос.
доминирует в рассмотренных нами книгах разговорный стиль, что абсолютно
естественно и закономерно, потому как автор постоянно разговаривает с читателем,
создавая тем самым непринужденную обстановку, способствующую реализации суг
гестии.
а сейчас я вам расскажу, как мы пробовали консультировать некоторых кан
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
дидатов в депутаты. и не следует, как это делал один из моих подопечных, давать
точных расчетов на таких встречах. Этим, пожалуй, можно закончить главу.
таким образом, языковая структура облегчает общее восприятие текста и способ
ствует воздействию на читателя, изменению его установок.
онолоГ как раЗновиднос
ь ора
орскоГо искУсс
ва
роГраммы «
онолоГ в Че
ырЁХ Час
Федеральный канал «
Уль
Ура»)
, тГУ, студент
научный руководитель
Блинова Э. в.
монолог – это одна из старейших устных жанровых форм, но одновременно с
этим, она также является одной из самых редких. в свою очередь
телемонолог
– это
развернутое высказывание одного лица, через себя обращенное к аудитории, в котором
непосредственно отражаются внутренние мыслительные и психологические процессы
автора1.
автор монолога является своеобразным «оратором». так как он не только произно
сит монолог с экрана, но и создает его (пишет сценарный план, текст монолога и т.д.).
однако нельзя приравнивать классический монолог к монологу на экране. с одной
стороны, телемонолог перенял многие черты у устного монолога (такие как закон
единства композиции, приемы актерской игры, введение тезисов и аргументации)
. те
левизионный монолог, так же как и классический монолог строиться в соответствии с
законом единства композиции (то есть в каждой речи/ монологе присутствует завязка,
кульминация и развязка). а автор телевизионного монолога схож с оратором по многим
выполняемым функциям (эмоциональная, выразительная и т.д.) во время произнесе
ния монолога с экрана авторы - исполнители для функционального взаимодействия со
зрительской аудиторией используют классические ораторские приемы (риторические
вопросы, восклицания, обращения), что, безусловно, приближает по специфике созда
ния и воспроизведения телемонолог к классическому устному монологу.
но с другой стороны, монолог на телеэкране – это своеобразная интерпретация
классического монологического жанра, так как телевидение подразумевает определен
ную специфику подачи материала.
так, телевизионной монолог – это опосредованный монолог, то есть
исполнитель
ведет повествование с экрана и реальную аудиторию перед собой не ви
дит. еще одной особенностью телемонолога становится
камерность обстановки
, в
которой находится автор-исполнитель. она способствует демократичности общения и
появлению особой доверительной, исповедальной интонации автора-исполнителя по
отношению к аудитории.
автор монолога является своеобразным «оратором»: он не только произносит речь
с экрана, но и создает ее (пишет сценарный план, текст монолога и т.д.). «оратор» на
чинает взаимодействовать с аудиторией еще до того, как начинает повествование. Уже
с первых секунд появления его на экране зритель начинает интуитивно «считывать»
информацию о настроении автора-исполнителя, его эмоциях.
Поэтому очень важно, каким образом «подает» себя автор-исполнитель, что при
этом выражает его лицо и т.д.
то же касается
актерских приемов игры
, часто исполь
зуемых в монологе, то их наличие в телемонологе сводится почти к минимуму (это
умение четко и правильно произносить слова, владеть своим голосом, правильно ис
пользовать жесты и т. д.)
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
в настоящее время жанр монолога активно развивается и трансформируется. до
вольно часто эксплуатируют этот жанр в сетке вещания федерального канала «культу
ра» и интернет-канала «дождь».
одной из чисто монологических телепрограмм является
цикл передач «монолог
в четырех частях»,
который выходит на канале «культура». авторами-исполнители
монологов в данной программе – знаменитые российские и советские кинорежиссеры
и мультипликаторы (такие как Эльдар рязанов, олег табаков, Юрий норштейн и др.).
выбор «ораторов» не случаен. каждый оказал особое влияние на советскую и постсо
ветскую кинематографию. авторы монологов являются столпами российской культу
ры, это сильные личности, приковывающие к себе зрительские взгляды на протяжении
всего монолога;их монологи носят не только повествовательный, но и дидактический
характер.
данный цикл представляет собой
трансформированную форму классического
устного монолога
, в котором наряду с высказываниями авторов-исполнителей присут
ствует большое количество аудиовизуальных изобразительно-выразительных средств
(кадры видеохроник, отрывки из авторских кинофильмов, музыки, фотографий и т. д.).
несмотря на наличие достаточного количества аудиовизуальных элементов, главен
ствующее положение в «монологе в четырех частях» занимает авторское слово (также
как и в классическом устном монологе), а музыка, фотографии и отрывки из авторских
фильмов являются лишь усиливающими словесный эффект конструктами. Главные и
второстепенные элементы переплетаются между собой, образуя органичную и целост
ную картину повествования.
таким образом, можно сделать вывод, что монолог на телеэкране выполняет
определенные функции: увлечь зрителя, рассказать ему что-то новое, используя одно
временно главные и второстепенные аудиовизуальные элементы и лингвистические
средства выражения индивидуально-авторского видения, а также является ярким при
мером проявления своеобразной разновидности ораторского искусства на современ
ном телеэкране.
Примечания:
в.н. вакурова, л.и. московкин. типология жанров современной экранной продукции: Уч. посо
бие // м.: высшая школа, 1997. – с. 345.
Б.Б. Гаймакова основы риторики (теле- и радиовыступление как разновидность ораторского ис
кусства) // курс лекций, м.: Гктр – 1991. – с. 45.
ас
ольные иЗда
ельские сис
еХнолоГии
, мордГПи, студент
научный руководитель
в.и. сафонов
Под настольными издательскими системами в широком смысле понимают компью
терную цифровую полиграфию в целом, а в узком смысле – компьютерные програм
мы верстки документов. настольные издательские системы (desktop publishing, пакеты
DTP (DeskTop Publishing System) или нис) по сути, представляют собой инструмент
верстальщика. Предназначены программы этого класса для создания больших доку
ментов, а также для реализации различного рода полиграфических эффектов. Подоб
ные программы позволяют легко манипулировать текстом, менять форматы страниц,
размер отступов, дают возможность комбинировать различные шрифты.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
По ряду функциональных возможностей пакеты нис аналогичны лучшим тексто
вым процессорам. но пакеты нис отличаются от текстовых процессоров двумя важ
ными характеристиками:
1) они имеют более широкие возможности управления подготовкой текста;
2) подготовленные в пакете нис материалы выглядят изданиями высшего уровня
качества, а не просто изящными распечатками.
У всех настольных издательских систем есть характеристики, отсутствующие в аб
солютном большинстве текстовых процессоров, например растяжение и сжатие строк,
вращение текста и изменение расстояний между строчками и абзацами с небольшим
шагом приращения и т.д.
среди систем подготовки текстовых документов в этом классе можно также пред
ложить деление на две подгруппы.
1. настольные издательства профессионального уровня. системы этой подгруппы
предназначены для работы над изданиями документов со сложной структурой или типа
иллюстрированного журнала. к ним относятся QuarkXPress for Windows, FrameMaker
for Windows, PageMaker for Windows.
однако освоение дорогих и сложных в эксплуатации «настольных типографий»
обычно требует значительных временных затрат, поэтому вряд ли их целесообразно
использовать тем специалистам, которым по роду занятий лишь изредка требуется кра
сиво и довольно быстро подготовить документацию, письмо или объявление.
2. издательские системы начального уровня. системы этой подгруппы обычно не
рассчитаны на получение промышленной полиграфической продукции. Пользователи
данного класса нис для решения своих задач, как правило, применяют другие про
граммы, а нис используют эпизодически, например, при создании информационного
бюллетеня или формировании поздравительной открытки для тиражирования в не
большой фирме. все пакеты данной категории ориентируются на новичка и пользова
теля, который отдает издательской деятельности лишь часть своего рабочего времени.
наиболее распространены в этой группе Microsoft Publisher, Pageplus for Windows.
При проектировании изданий особое внимание уделяется их дизайну. в настоя
щее время компьютерная техника является одним из основных материальных средств
информационной дизайн-технологии. компьютерная техника привлекает дизайнеров
простотой использования и широкими возможностями по переработке информации.
то касается существующего программного обеспечения, то оно охватывает практи
чески все профессиональные сферы деятельности дизайнера-графика и продолжает
развиваться дальше. дизайнерские программы необходимы для того, чтобы «оживить»
техническое обеспечение компьютера и дать возможность специалистам работать с
графикой, оцифрованными фотографиями и текстом.
сегодня разработано много различных программ, но среди них следует выделить
те, которые пользуются наибольшей популярностью у профессиональных дизайнеров-
графиков. такими программами является пакет программ фирмы adobe, которая пред
ставляет собой новое слово в ряду программ компьютерной графики. ее достоинство
заключается в том, что она обеспечивает полную интеграцию с другими дизайнерски
ми программами фирмы adobe. Пакет программ фирмы adobe является многоплано
вым дизайнерским решением, позволяющим выполнять разнообразные оформления
изданий: от оформления графического материала до верстки макета. в пакет входят
следующие программы.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
1. adobe InDesign. Программа позволяет производить раскладку и дизайн печатной
продукции проще, чем в других графических программах, что делает ее очень удобной
не только для компьютерных художников, но и для верстальщиков.
2. adobe Photoshop. сегодня создано много различных версий этой широко распро
страненной программы, отличающихся друг от друга изобразительными и техниче
скими возможностями. в adobe Photoshop присутствует большой набор электронных
инструментов, имеются удобные контекстно-зависимые панели, а простой в использо
вании preset-менеджер предлагает быстрый и эффективный способ управления библи
отеками форм, кистей, образцами заливок, стилей. особое достоинство Photoshop
это возможность работать с большим количеством слоев при создании изображений.
кроме того, в программе имеется порядка ста различных фильтров, предназначенных
для обработки и стилизации растровых изображений, с помощью которых можно ими
тировать различные техники создания произведений живописи и графики.
сегодня Photoshop – это своеобразный эталон растровой графической програм
мы. Полная совместимость с ним не является обязательной для всех других программ
компьютерной графики, и все же многие фирмы-разработчики стараются обеспечить
взаимодействие разработанных ими программных продуктов с Photoshop.
3. adobe Illustrator. Большим удобством для дизайнеров, уже знакомых с другими
графическими пакетами фирмы adobe, является то, что интерфейс Illustrator доволь
но сильно напоминает Photoshop. Более того, фирма-разработчик adobe планомерно
прибли
жает дизайнеров к единому рабочему пространству, составленному из несколь
ких программ своего производства: Illustrator, Photoshop, Page Maker. в новых версиях
adobe Illustrator можно проверять орфографию русских текстов и расставлять в них
переносы слов. с их помощью можно заверстывать текст в окно самой причудливой
формы и после расстановки переносов он будет выглядеть вполне профессионально.
4. векторно-ориентированный редактор CorelDRaW представляет пользователям
инструментальные средства для решения самых разнообразных задач.
орошо разви
тый интерфейс, высокое качество получаемых изображений, широкие возможности
цветоделения позволяют использовать CorelDRaW в различных областях графическо
го дизайна, издательской и рекламной деятельности. Этот редактор очень прост ис
пользовании. CorelDRaW может импортировать и экспортировать файлы практически
всех растровых и векторных форматов.
отя программа не в полном объеме поддержи
вает возможности профессиональных издательских систем, но очень удобна для иллю
стрирования и верстки небольших изданий среднего уровня сложности.
использование нис в организации редакционно-издательского процесса значи
тельно экономит усилия его участников, оставляя в прошлом тяжелую и кропотливую
работу как операторов наборно-печатающих машин, так и раскладчиков, осуществляю
щих верстку и монтаж оригинал-макета для машин офсетной печати. все перечислен
ные операции и процедуры осуществляются на настольных издательских системах бо
лее простым и удобным образом, позволяя экономить временные затраты исполнителя.
с помощью настольных издательских систем легко осуществляется ранее вызывавший
множество трудностей процесс монтажа графических и табличных материалов, соб
ственно сама подготовка графики, сортировка, печать и сверка страниц-оттисков.
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
УЗыкальный код ли
ера
УрноГо
роиЗведения
ермедиальный аналиЗ
аврилова
«Берлинская Флей
уткевич
, тГУ, институт искусств и культуры,
кафедра хорового дирижирования и вокального исполнительства, студент
научный руководитель
Процессы, происходящие в современной культуре, связаны с «разгерметизацией»
границ. мир искусств понимается не как замкнутая, а разомкнутая система, коррели
рующая внутри себя на разных смысловых уровнях. и понятия «нестабильности» и
«не закреплённости» становятся актуальными для современной культуры
. текст пони
мается как набор определенных семиотических знаков определенной сферы культуры.
каждый текст является интертекстом, другие тексты присутствуют в нем на различных
уровнях: текст культуры предшествующей и окружающей нас. существует понятие
интермедиальности, определенное о.
ансеном-леве в 1983 г.
. интермедиальность
это наличие в художественном произведении таких образных структур, которые за
ключают информацию о другом виде искусства.
целью исследования является интермедиальный анализ взаимодействия литера
турного и музыкального видов искусства на примере произведения а. Гаврилова «Бер
линская флейта», как «текста-феномена» современной культуры с её характерными
особенностями и принципами
Повесть «Берлинская флейта» посвящена композитору сергею Беринскому. ядро
сюжета составляет мучительная необходимость купить дочери флейту, чтобы она тре
нировалась в своих упражнениях. «я постараюсь. дочь играет на флейте. ей нужна
новая флейта. я постараюсь». и не случайно, именно музыкальный код вскрывает в
данном произведении определённые смыслы.
в тексте приводится большое количество музыкальных выражений, терминов,
слов, так или иначе связанных с музыкой. «Энтомологическое звучание хроматизмов,
набирающие высоту пассажи флейты – пикало». музыка рассматривается, как некий
принцип «архитектоники», прослеживается уровень «инкорпорации» образов, моти
вов, сюжетов одного медиального ранга в другой. автор использует музыкальный язык
– выражение внутреннего состояния героя и описания внешнего его окружения. Про
исходит моделирование материальной фактуры музыкального кода (языка) в тексте
(мелодика речи). многомерность в музыке может достигаться различными механиз
мами: наличием «противоположностей», то есть некого «соединения несоединимого».
в тексте «Берлинской флейты» этот механизм преобразуется в разноуровневом диа
логе говорящего с окружающим миром. Первый уровень – уровень восприятия героем
самого мира, в котором герой живёт сейчас. «люди, машины, дома. деревья, кусты,
травы». «люди, машины, дома. лес, тишина, безлюдье». Природа и то, что находится
вне её, одновременно и разделяются и соединяются друг с другом. «солнце светит в
окно, птицы поют, строители напевают, насвистывают что-то своё». для него все зву
чит: «пчёлы меня всегда завораживали, говорит стравинский». наряду с природными
описаниями встречаются целые звуковые картины городского пейзажа: «всё ближе и
ближе трубы <…> и это твой последний полёт на фоне тремолирующих газгольдеров
и хорала кауперов». второй уровень диалога – это постоянное возвращение к тому,
что было, к его воспоминаниям, непрекращающийся разговор с Учителем. «Зелёный
плащ, клетчатый шарфик, чёрный берет на копне черных вьющихся волос. на фоне
тревожных фигураций струн».
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
одним их важнейших принципов в музыке является приём «однородного конуса».
Герой повести пребывает в одном состоянии постоянной нестабильности, бесполез
ности, нахождения в тупике: «опустели леса, опустели поля, неопределённость, теку
честь, медленное движение, долгое пребывание в одном состоянии».
арактерным для
представления внутренних процессов в душе героя является использование музыкаль
ного метаязыка, и термины, которые используются для этого, ещё больше подчёрки
вают неоднородное, раздробленное мироощущение героя. автор берёт гармоническое
наполнения музыки: два раза упоминается переход из доминанты в субдоминанту (за
субдоминантой исторически закрепилось название «аккорд конфликта», так как она
нарушает устойчивость тоники), большое количество септаккордов («трепещущие»
уменьшенные септаккорды, подчеркивают сжатость, обладают резким звучанием. со
стояние героя чаще всего описывается с помощью синтеза музыкального и природ
ного: ощущение щемящей пустоты подчеркивается развёрнутой метафорой «сдвиг на
полтона вверх – пустота. сдвиг на полтона вниз – пустота. дятел долбит железобетон
ный столб. Пчела ищёт нектар в бумажных цветах».
При приближении к кульминации сооружается самая большая часть текста, со
стоящая из целого массива знаков, смыслов и пластов значений. абзац, стоящий после
предложения «стены, окно, потолок, истерика», образует целый текст в тексте, в кото
ром раскрывается вся драма показанного в повести образа. во-первых, мыслительный
речевой поток не разделён на предложения, а состоит из перечислений, пояснений,
описаний, объяснений. мысли о различных композиторских приёмах не оставляют ге
роя: «чуть помедленнее, не стоит торопиться, но и медлить не стоит, <…>, постепенно
ослабляя, постепенно усиливая». мысли самого музыканта, непосредственно раскры
вающие волнующие его проблемы, как бы окружены большим количеством объектов,
образованных смещением различных языков (языка музыки, языка речевого, языка,
обладающим поэтическими свойствами описания состояний природы, музыкальных
инструментов): фразы «замер в ожидании подсказки, её не будет, его здесь нет, он
сейчас в афанасово, это нужно учитывать, я понимаю, ничего, как-нибудь, как-нибудь
и один справлюсь» и «смею думать, что ты тоже во мне нуждался, имею наглость сметь
думать» разделяется татаканием «та-та-ти-ти». наблюдается смысловая одновремен
ность, образованная полифоническим многоголосием как мыслей самого героя, так
и языков различных искусств. данный принцип реализуется на протяжении всей по
вести, однако именно в завершающей части произведения, когда образ героя показан
в наиболее расширенном состоянии, наблюдается феномен медиального взаимопро
никновения.
в повести «Берлинская флейта» присутствует своё особое созвучие текста в совре
менном его понимании. Благодаря согласованности элементов всех информационно-
культурных потоков на различных уровнях, направлениях образуется уникальный
культурный феномен – современный текст, вбирающий в себя самые яркие коммуни
кативные возможности языков культур. текст а. Гаврилова представляет собой тот
самый «газгольдер», в котором каждый смысл порождает новый смыл и следующие
за ним межкультурные ассоциации. музыкальный код в данном произведении даёт
возможность читателю воспринимать данный текст как живую ткань, способную к
саморазвитию за счёт различных культурных ассоциаций, которые могут возникать у
читателя. коммуникативная возможность языка повести постоянно обогащается. му
зыка становится полноценной сферой текста, наполненной определёнными смыслами
традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых
и влияющей на самые значимые уровни текста литературного: композицию, главные
образы, сюжет.
Примечания:
каган, м. с. искусствознание и художественная критика : избр. статьи. / м. с. каган. – сПб.,
Hansen-love, a. Intermedialitat und Intertextualitat: Probleme der Korrelation von Wort und Bildkunst
am Beispiel der russishen Modern, in: Wiener Slawistisher almanach, Sbd. 11, Wien, 1983. – S. 291 – 360.
Гаврилов, а. Берлинская флейта / а. Гаврилов // октябрь, 2002. – № 2. – с. 7 – 29.
Поло
ельный
ол
с оценки в лексиконе си
ирскоГо
аро
ынгазова,
ванцова
доклад посвящен анализу положительного полюса оценки, включающего лекси
ческие единицы с корнем «-хорош-», в лексиконе диалеконосителя. источником ис
следования стал 4-хтомный «Полный словарь диалектной языковой личности» (томск,
2006-2012) и его картотека, отражающие словарный состав типичного представителя
сибирских старожильческих говоров в.П. вершининой, жительницы с. вершинино
томской обл.
Гнездо описываемых единиц насчитывает 8 слов (
ороШа'цкий,
ороШене
ко,
ороШенький,
ороШенько,
ороШий,
ороШий-Пре
ороШий,
ороШо
ороШо
), в общей сложности представленных в 78 значениях и 1846
словоупотреблениях.
Предметом исследования явились объект оценивания, основания оценки и ее
анализ показал, что рассматриваемая оценка является всеохватной и включает
конкретные и абстрактные реалии, сферу живого и неживого, физического и социаль
ного, внутреннего и внешнего. Главным объектом позитивного оценивания выступает
человек в его многообразных психо-