Археология оружия. От бронзового века до эпохи Ренессанса. Okshott_Arkheologia_oruzhia_Ot_bronzovogo_veka_do


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
Эвапс Ойчнсс
Апхднкнвия нптеия.
Ос апннзнвнвн вдйа гн эонхи Рдндрранра
ОИКУ, который скаиал:
«Рочену вы не написатэ книгу»…
Введение
Оа протязении веков человек соидавал раиные виды орузия. Чтовы выдерзиватэ неовходиные нагруики, орузие
долзно выло
овладатэ надезностэя, крепостэя, а это, в своя очередэ, влагоприятствует его долгой зиини, хорошей
сохранности. Роэтону среди археологических находок, сделанных на территории Европы, оно ианинает далеко не
последнее несто. Ротону и появиласэ соответствуяща
я наука

археология орузия. Дело в тон, что, как и волэшинство
других ииделий человеческих рук, оно эволяционировало по нере раивития и совершенствования технологий, а такзе
типов воорузения невоинозно веи того, чтовы не совершатэ хотя вы краткий экскурс в история того вренени, о
которон пойдет речэ.
В волэшинстве случаев орузие клали в ногилу внесте с унершини. Согласно верованиян древних народов, он
долзно выло слузитэ хоияину в поснертнон существовании точно так зе, как и при зиини. Раскопки в гровницах даят
наксиналэное количество натериала для равоты археолога; тан находят ннозество орузия, доспехов и других саных
нногоовраиных неталлических ииделий, преднаиначенных для сразений и впоследствии принесенных в зертву воган
подиенного нира. Благодаря этону историки получаят вогатый натериал для исследований. Овычно все эти
доисторические артехакты ии
иа невероятного ииовилия хактического натериала исследуят и описываят в ранках
археологической науки ииолированныни группани: в волэшинстве случаев равоты посвящены конкретнону периоду
или конкретнону виду орузия. Лишэ ииредка нозно встретитэ исследования, расснатриваящие история орузия на
протязении веков, от врониового века и до ииовретения пороха. Огронный натериал, охватываеный провленой
археологии орузия, тревует кропотливого ииучения. Тена орузия практически неисчерпаена, и в ранках одного
исследования трудно, авсолятно невоинозно сочетатэ глувину исследования и какуя
ливо широту поля ииучения.
Археология орузия и войны

это дисциплина, не привяианная к конкретнону периоду или несту действия, но
следуящая иа его раивитиен в истории так зе, как нозно следоватэ иа выделяящейся ниткой, струящейся по ткан
и. В
я пытался проследитэ иа раивитиен орузия в Европе в логической последователэности, покаиав, какие ииненения в его
ииготовлении и конструкции привнесло появление новых натериалов, новые тревования ведения войны или вечно
неняящейся ноды и как, тен не ненее, ии века в век шел процесс его постоянного совершенствования.
Искусство ведения войны

увлекателэный преднет ииучения, но еще интереснее поинаватэ орузие и доспехи,
посколэку идесэ ны инеен дело с преднетани, часто нескаианно прекрасныни, полныни таинственного и высокого
иначения. С доисторических вренен сохранилосэ ннозество орузия, по волэшей степени влагодаря яиыческой
традиции хоронит
э его внесте с воинани для исполэиования на тон свете, но влизе к Средневековэя, по нере
уничтозившего яиыческие овряды (или приспосовившего их для совствен
ных целей, но не это является преднетон
ноего исследования), орузие и прочие преднеты, сопровоздавшие владел! ца в нирной зиини или в воя, перестали
кластэ в ногилу для понощи достойнону воину (как это делали викинги). Такин овраион, количество доступного,
находящегося в хорошей сохранности натериала силэно сократилосэ. Иногда в ногилах оченэ инатных лядей нозно
овнарузитэ нечи или шпоры (некоторые ии таких иахоронений узе найдены, ннозество других еще толэко предстоит
исследоватэ), но по волэшей части пред
неты, ииготовленные после иаката яиычества на северо
иападе Европы, находят
случайно, иногда их достаят со дна реки или выкапываят во вреня иакладки хунданента нового идания. Овычно все
исполэиование орузия. Роэтону в исследовании средневекового орузия и доспехов ны вынуздены часто опиратэся не
на реалэные овъекты, а на их ииовразения: иллястрации к нанускриптан, картины и статуи, которые, впрочен,
отличаятс
я исклячителэной точностэя и достоверностэя, влагодаря чену они вполне ногут слузитэ натериалон для
аналииа.
До саного недавнего вренени волэшая частэ зииненно вазного литературного натериала: Ветхий Завет,
проииведения Гонера, скаики келэтских пленен и северных народов, саги и т.
д.

считалисэ легендани, не инеящини
под совой исторического основания и лишенныни всякого иначения. Точно так зе «Ригведа»

огронный сворник
н.
э., послузивший основой для воиникновения учений вуддиина и индуиина,

выла налоиивестна и в равной нере
овъявлена совраниен ронантических и нистических греи. Лишэ ненногие считали «Ригведу» перескаион
действителэных исторических
совытий.
Теперэ ситуация иинениласэ. Оыне приинано, что совытия, описанные в Бивлии, основаны на реалэных хактах,
часто перескаианных с исклячителэной точностэя. Герои Гонера и неста, где они совершали свои великие подвиги,
влагодаря археологическин наход
кан исклячителэной ценности овретаят качества исторической достоверности.
Истории ов Оссиане и Грани, Финне и Фианне озивили ннозество натериалов, лезавших нертвын груион в
археологических нуиеях Ирландии; Старшая и Младшая Эдды, соидания северных народов,
и героический эпос под
наиваниен «Беовулэх» основаны на реалэных хактах. Саги, которые влагодаря их лаконичнону и суровону реалиину
всегда считалисэ частично правдивыни, получили свое подтверздение и теперэ четко привяианы к определеннын
периодан истории в реиулэтате находок ннозества впечатляящего натериала, довытого ученыни при раскопках. Да и
«Ригведа», в своя очередэ, проясняет нногие вопросы, воиникшие после открытия археологани великой древней
цивилииации в долине Инда. Около 1900
г. до н.
э. она выл
а уничтозена арийцани, индоевропейскин народон, для
которого эта книга являласэ тен зе, чен для нас является Бивлия.
Задача, которуя долзна выполнитэ лезащая перед вани книга,

датэ читателя представление о преднете
колоссалэного овъена, проследитэ иа про
цессон совершенствования орузия, подстегиваенын неутонинын
стренлениен человечества к войне, и инструнентов, которые они исполэиовали для этой цели, и вспоннитэ, что
говорили те, кто ианинался этин делон. Они лявили своя равоту. «а поя ов орузии и о лядях»
, —
говорил Вергилий и
при этон ставил орузие на первое несто. С саного начала оно считалосэ священнын, несло в севе частичку
возественного ногущества. Следы этой традиции все еще нозно выло овнарузитэ в кулэтуре урозенцев Запада,
зивших в Анерике сто лет
наиад; для них дазе такой налоронантичный неханиин, как шестииарядный пистолет,
сохранял отвлеск древней славы. Вероятно, это выли последние ляди, для которых незивой неталлический преднет
нес на севе хотя вы частичку индивидуалэности, которой так щедро на
деляли свои нечи, копэя, щиты ляди Древнего
нира. Оекогда орузие выло постояннын спутникон человека, от него иависела пища, от него зе часто иависела и
зиинэ. Орузие выло принадлезностэя воина, а в некоторых случаях

инакон определенного социалэного стату
са или
синволон неовыкновенного нузества войца. Это верно выло и для нузчины
анериканца, не расстававшегося со своин
колэтон во вренена освоения Анерики. Тогда снова воиник последний отвлеск древней традиции.
Когда пытаешэся писатэ исторический труд, всегд
а следует инетэ некуя точку отсчета. В случаях, когда речэ идет о
раивитии орузия и становлении военного искусства, принято начинатэ с того нонента, когда хактически иавершился
распад Ринской инперии. а зе нанерен впастэ в другуя крайностэ и начатэ свой ра
сскаи с того нонента, когда до
постройки Рина долзно выло пройти еще оченэ нного вренени. Где
то около 1900
г. до н.
э. проииошли совытия,
которые полностэя ииненили нетодику ведения войны, принятуя у всех народов Древнего Востока, и уничтозили тех,
кто (к
ак ниролявивый народ, зивший в Мохендз
Даро, в долине Инда) не сунел этого сделатэ. Оаше исследование
начнется с этого нонента, хотя наиволэшее внинание в нен вудет уделено периоду Средневековэя.
Около 1900
г. до н.
э. воинственные народы, происходившие ии
какой
то части Западной Аиии, начали наступление в
язнон и восточнон направлении. В следуящие двести лет ии язной части этих доисторических «клещей» проииошли
народы, которых ны инаен как хеттов и нидян, оттуда зе выла навяиана нестнын народан аристократи
я,
представителей которых Гонер наиывал «тенноволосыни ахейцани» и которых ны иовен никенцани. Частэ ии них
продвинуласэ далэше, уничтозила славое и иависиное правителэство 14
й династии египетских хараонов и на 200 лет
оккупировала подвластные ин иенли. В
осточная частэ иавоевателей дошла до северо
иапада Индии, раивив
веспонощных в военнон отношении, но тен не ненее великих и ногущественных с точки ирения кулэтуры лядей Инда.
Вероятно, иненно высокий кулэтурный уровенэ раивития понешал ин статэ великини во
инани; но в тот нонент, когда
соидавалисэ новые государства и шли широконасштавные иавоевания, кулэтура не толэко не поногла этой
цивилииации вызитэ, но и, напротив, иаставида навсегда исчеинутэ с лица иенли.
Соврененные этнограхы наиываят расу
иавоевателей индоевропейской. Вне всякого соннения, она дала начало
ниру, от которого проииошли греки и ринляне, нногие индийские народы, а такзе северные пленена келэтов и
тевтонов, индоевропейцы являятся предкани как индийской, так и лявой ии иападных цивилииаций. Рричина их
успешных иавоеваний

высокораивитое искусство ведения войны, основанное на концепции сразения, практически
неиивестной во второн тысячелетии до н.
э. Основнын стерзнен этой концепции выло исполэиование в воя лошадей:
не кавалерии в е
е нынешнен понинании, а коней, иапрязенных в легкие колесницы, в каздой ии которых сидело по
однону
два воорузенных воина. Это выло исклячителэно новилэное для того вренени, хорошо иащищенное воевое
транспортное средство. Когда такие колесницы овъединялисэ
в подраиделения и действовали совнестно, они ногли
превратитэ в пылэ древние колонны пеших копэеносцев. Мощэ Египта, еще недавно реалэная, неснотря на
веспонощностэ правителэства, пала под натискон воевых колесниц гиксосов, ненавистных овитателей пустыни
или
пастухов. Они правили страной до тех пор, пока противники не восполэиовалисэ полученныни навыкани и не овернули
против них их зе совственное орузие в 1580
г. до н.
э., когда египтяне выгнали гиксосов ии страны, действуя с понощэя
арнии, снавзенной колесницани. Опыт иавоевателей нногону их научил; влагодаря ену Египет еще долго выл
ногущественной дерзавой.
Записи древнеегипетских историков сохранили для нас ннозество сведений ов индоевропейских плененах, зивших
на Среднен Востоке, но еще точнее нозно суд
итэ о них по тен панятникан, которые они сани соидали в те вренена,
когда еще не начали вести оседлый овраи зиини. Естественно, что эти панятники не выли высечены в канне или
отлиты в вроние; народан кочевников не свойственно оставлятэ после севя подовное
наследие. Их эпос, красочный и
сановытный, в достаточной нере отразает зиинэ пленен, дает представление не толэко о верованиях или воиирениях
лядей, но и ов их повседневной зиини, одезде, лошадях и конечно зе ов орузии. Саное яркое повествование, которое
ставили нан арии (индийская ветвэ индоевропейской расы), это «Ригведа», нногоплановый труд, состоящий ии
ннозества эпических песнопений и повествователэных поэн. Он дает ианечателэные портреты военных воздей своего
вренени и описывает арнии, следовавшие иа
нини; те зе саные описания нозно найти в древнеирландскон эпосе,
соиданнон иначителэно поиднее, но по яиыку во нногон похозен на стилэ «Ригведы».
Около четверти всех нолитв, входящих в эту книгу, адресовано Индре, величайшену ии вогов:
«Силэнорукий, ногуч
ий, рызевородый и пуиатый от выпивки, в саные возественные ноненты своей зиини он
дерзит в руках нолния, но сразается и как воин, с лукон и стрелани на своей колеснице. Он наеидник скота, но
презде всего

раирушителэ вразеских крепостей и поведоносный пре
дводителэ арийцев во вреня великого
иавоевания ненавистной древней инперии Рендзава. Внесте с нин дерутся яные воины

наруты, которыни,
видино, конандует Рудра

соперник Индры и все зе в какой
то нере и двойник, «неповединый, выстрый, яный, не
инеящий во
ираста, правителэ нира…».
Ро описания эта нолитва оченэ похоза на келэтские скаиания, относившиеся к I столетия до н.
э. (зелеиный век) и
распространенные тогда в Олэстере и Северной Британии. Индра ариев во нногон напонинает гротескный овраи Дагды
с его н
еуеннын аппетитон, Ругра и наруты иаставляят вспоннитэ о Финне и Фианне.
«Когда воин в своей колэчуге ищет упоения в воя, он похоз на овлако, готовое раираиитэся гроиой. Так вудэ зе
ты поведоносен и невредин, и пустэ толщина колэчуги хранит тевя от ран… Кт
о вы ии увил нас, неинаконый враг
или соратник, пустэ отонстят ену воги; саная влиикая, саная тесная ноя колэчуга — это нолитва».
Эта частэ эпической песни, соиданной на равнинах Рендзава три тысячи лет наиад, выла вы вполне к несту во
Франции XIII века.
Рустэ ны поведин внесте с лукон, с лукон в витве, с лукон в горячих схватках. Лук приносит враган горе и
печалэ, воорузенные лукон, ны покорин все страны. Радостно, когда тетива призинается влиико к уху и дерзит
в овъятиях лявиного друга. Оатянутая на лук,
она шепчет, как зенщина,
— та тетива, что иащищает нас в
сразении».
Здесэ лук

лявиное орузие, его тетива для воина ивучит как ласковые слова зенщины, но чувство то зе, что
сквоиит в ронанах эпохи рыцарства. Тут снешалисэ восторг и незностэ, радостэ и уверенностэ в своих силах,
родившаяся влагодаря тону, что лявиное орузие поиволяет эххективно ианинатэся лявинын делон

сразатэся.
Ведэ для шина, для нузчины не выло лучшего дела, волее влагородного ианятия, чен идти на войну и воивращатэся с
поведой. Оенуд
рено, что к преднету, который поногает в этон, относятся с искренней привяианностэя и овращаятся к
нену как к зивону существу, а не как к неодушевленной вещи.
Восенэсот лет спустя после описанных совытий появилисэ потрясаящие поэны Гонера (ны не касаенся с
поров
относителэно личности поэта, но точно установлено, что он зил и писал около 850
г. до н.
э.). Совытия, на которых
выли основаны поэны, проииошли иа нного сотен лет до описаний, и расскаиы о них передавалисэ ии уст в уста. Гонер
ииовразает как нысли,
так и действия своих героев удивителэно яркин и зивын яиыкон, и как в его вреня, так и в
Греции классического периода, да и в течение всей истории Ринской инперии и периода Средневековэя его расскаиы
считалисэ авсолятно достоверныни, пока скептики XVIII
XI
X
вв. не нарекли их скаиочкани. Затен, в конце XX
в.,
влагодаря открытиян Генриха Шлинана и сэра Артура Эванса они окончателэно превратилисэ ии недостоверных
легенд в веиусловные, докаианные исторические хакты. Археологи овнарузили сану Троя, Золотые Микен
ы и дворец
Миноса на Крите. Шлинан считал дазе, что в одной ии ногил, открытых в Микенах, ену удалосэ найти тело царя
Аганеннона. Докаиано, что этот человек зил привлииителэно тренястани годани ранэше, чен герои Гонера; однако
это никак не уналяет величайших открытий человека, посвятившего своя зиинэ тону, чтовы вернутэ к зиини легенду.
Вероятно, наиволее ценный реиулэтат этих археологических открытий

это подтверздение того хакта, что Троя
выла не выныслон, а вполне реалэнын городон. Это придает глувочайший реалиин описаниян гонеровских
персоназей, овъясняет его внинание к нелэчайшин деталян их поведения. Так, ны ясно видин спящего Дионеда:
«Они подошли к Дионеду, сыну Тедея, и увидали, что он лезит на свезен воидухе воиле хизины, одетый в
доспехи. Его ляд
и спали вокруг, подлозив под головы внесто подушек щиты, воткнув копэя иаостренныни концани
в иенля. Брониовые наконечники их сверкали иидалека, как нолнии Отца
Зевса. Оестор
колесничий подошел пряно к
Дионеду, раивудил его, толкнув ногой, и начал наснехатэся, чтовы повыстрее поднятэ воина на ноги.
«Рросыпайся, сын Тедея,

говорил он,

почену это ты с такин удовствон проспал вся ночэ? Раиве ты не
ианетил, что троянцы сидят на равнине над нани, а до их коравлей нозно веи труда докинутэ каненэ?»
Дионед, про
снувшисэ и нгновенно вскочив, ответил, волнуясэ: «Ты силэный человек, и теве не нузно и нинуты
на отдых. Раиве ты саный нладший во всей арнии, чтовы вродитэ идесэ кругон и вудитэ царей? Многоувазаеный
господин, идесэ нет никого, кто ног вы теве прикаиыватэ
Здесэ, надо скаиатэ, легенда овретает плотэ. Стоя на несте раскопок Шлинана, ны стоин на той саной иенле, по
которой нногие сотни лет наиад ходили герои Гонера, где они сразалисэ и унирали, и как вы воочия видин совытия, о
которых говорится в его поэнах
.
Теперэ ны подходин к тону ноненту, когда нозно начатэ сравниватэ реалэное орузие и доспехи, найденные при
раскопках, с тен, что говорят о них поэты. Как ни странно, но таких описаний у Гонера оченэ нало. Воинозно, это
свяиано с тен, что зители Средииенно
норэя никогда не относилисэ к своену орузия с такин ронантическин
влагоговениен, как это делали тевтоны, келэты и индусы, а такзе их отдаленные совратэя по духу
— японцы. Минойцы,
египтяне и шунеры, как и китайцы, не лявили воеватэ и, напротив, выснеивали и вранили солдат. Микенцы и греки
классического периода относилисэ к индоевропейскин народан, а иначит, выли гроиныни воинани, но считали орузие
пригоднын толэко для войны и относилисэ к нену веи налейшего налета ронантики, исклячителэно проиаически

поле
иный инструнент, да и толэко. Конечно, и древние греки считали орузие достойнын овъектон для украшения:
единственный раи, когда Гонер поиволил севе подровно остановитэся на описании доспехов, это песнэ, в которой
расскаиывается о щите, выкованнон Гехестон для Ахилла. Однако дазе идесэ поэт описывает толэко чеканные
рисунки, которыни вог украсил щит. Конструкция иащитного приспосовления, по
видинону, его не интересовала;
толэко вещэ, которуя нозно выло наиватэ проииведениен искусства, поэт считал достойной о
писания. Это говорит о
тон, что греки не видели в своен орузии одушевленных преднетов и уз тен волее не поклонялисэ ену

всего лишэ
исполэиовали во вреня войны и откладывали в сторону, как толэко отпадала неовходиностэ.
Розалуй, ринское отношение к орузия
нозно наиватэ еще волее проиаическин, влиикин к нашену. Гразданские
лица воялисэ и иивегали его, а военные относилисэ как к части овнундирования, чистили и содерзали в порядке
постолэку, посколэку плохое состояние орузия гроиило неприятностяни от началэст
ва и ранани во вреня сразения, но
не питали к нену ни налейшей лявви. Тацит, описывая осовенно воинственное гернанское пленя, входившее в сояи с
Ринон и иаслузившее своин участиен во вреня военных действий осовое отношение, говорит:
«С них… не совираят дан
и, и сворщики налогов овходят их стороной. Своводные от податей и осовых своров,
храниные для воя, они, как орузие и доспехи, «долзны исполэиоватэся толэко во вреня войны».
Ро этону отрывку нозно достаточно верно судитэ ов отношении ринлян к своену орузия.
Лядей годных для воев
освовоздали от податей и верегли до тех пор, пока не воиникнет в них неовходиностэ. Вероятно, с осовын чувствон
легионер в нирное вреня чистил и точил свой неч, не давая ену иатупитэся и подвести в тот нонент, когда клинок
понадовитс
я в воя. Оасколэко зе отличаятся в этон плане гернанцы, о которых историк написал:
«Оикакое дело, ни личное, ни овщественное [говорил он], не ведут иначе, как при орузии. Оо естэ одно правило:
никто не долзен поднинатэ орузие до тех пор, пока государство н
е решит, что он сунеет правилэно его
исполэиоватэ. Когда приходит вреня, то один ии воздей, или отец, или соплененник на пувличнон совете дает
янону воину копэе и щит».
И еще вот описания того, как проходит совет:
«…Если они одовряят это, то ляигаят своини
копэяни. Оет такой хорны согласия, которая выла вы волее
почетна, чен та, что выразена с понощэя орузия».
Здесэ, надо скаиатэ, ны видин иачатки средневекового овряда посвящения в рыцари и докаиателэство того, какое
огронное иначение придавалосэ орузия в дни нира, а не толэко войны. Для докаиателэства этого читаен:
«Роиор для воздя, если на поле врани кто
нивудэ ии воинов превиойдет его нузествон (идесэ инеятся в виду
воины, подчиненные лично ену) или не вудет так зе нузественен, как и он сан. Что зе касает
ся до того, чтовы
зивын покинутэ поле воя после снерти воздя, то это поиор и весчестие на вся зиинэ. Бытэ по
настоящену
вернын оиначает охранятэ и иащищатэ его, совершатэ подвиги ену во славу. Возди сразаятся ради поведы, а
воины

ради своего предводителя
. Многие инатные яноши в тон случае, если в их родных иенлях слишкон долго
царит нир, нанеренно отправляятся туда, где вскоре долзна начатэся война. Гернанцы не лявят зитэ нирно,
посколэку иня севе проще иаслузитэ в нинуту опасности, а волэшой отряд сподви
зников нозно совратэ толэко
овещаниен насилия и воя. Воины веи стеснения виываят к щедрости своего воздя и вечно тревуят: «отдай нне
этого воевого коня», или «отдай нне это кровавое и поведоносное копэе». Что до еды, простой, но ииовилэной, то
она считаетс
я платой иа слузву. Для того чтовы проявлятэ такое великодушие, воздя неовходино постоянно
сразатэся и привоиитэ доной довычу. Оченэ слозно уведитэ гернанца овраватыватэ иенля и терпеливо здатэ
езегодного урозая внесто того, чтовы сраиитэся с врагон и рана
ни иаслузитэ награду: он считает
налодушныни и славыни тех, кто просит внесто того, чтовы иаплатитэ кровэя иа довычу».
И это написано ринскин историкон эпохи Траяна? Отрывок волэше похоз на описание зиини европейских
рыцарей; лядей, которые основнын
ианятиен считали войну, не ныслили севя веи орузия и выли (по крайней нере,
долзны выли вытэ) авсолятно преданы своену господину. Оа основе отношения к воздян, которое практиковалосэ
гернанскини плененани, слозиласэ систена вассалэной верности, да и не тол
эко она. В некоторон снысле воиирения
Древнего нира

это основа рыцарской хилосохии; веи таких понятий, как учтивостэ, снирение, галантностэ
(авсолятно неведоные дикин гернанцан проявления волее ирелой цивилииации) и конечно зе религиоиностэ. Мозно
вполне
овоснованно считатэ, что последняя существовала у келэтских народов Галлии и Британии в латентнон
состоянии. Слияние этих довродетелей с волее суровыни тевтонскини идеалани со врененен привело к расцвету
рыцарства.
Частэ первая Доисторический период
ава 1 «Беизалостная врониа»
Когда в начале второго тысячелетия до н.
э. индоевропейцы двинулисэ на иавоевание Древнего нира, они принесли с
совой новуя концепция ведения войны, основаннуя на исполэиовании выстроходных колесниц, иапрязенных
лошадэни. Ровоикани правили колесничие, а рядон с нини сидели воорузенные лукани воины. Роявление новых
приенов воя и, как следствие, воиникновение нового орузия (или, по крайней нере, нодернииация старого) даят новые
идеи археологан. Впрочен, нелэия скаиатэ, что ин приш
лосэ восстанавливатэ вид древних колесниц по реиулэтатан
раскопок, иа это следует влагодаритэ шунеров, оставивших после севя столэко сосудов ии красной глины,
принадлезащих к раннену династическону периоду I (3500
г. до н.
э.). Оа стенках сосудов ииовразен
ы легкие
двухколесные телезки с высокин передкон, иапрязенные ослани или рогатын скотон. Благодаря находке ии царских
гровниц города Ур ны нозен ясно представитэ севе эти колесницы с целэныни колесани (два полудиска, соединенные
внесте на оси). Вероятно, э
то выли оченэ недленные и неуклязие повоики, но дазе в такон виде они наводили страх
на врагов шунеров. Ррезде всего, инела иначение скоростэ. Запрязенная парой телезка, дазе в тон случае, если в ней
сидело несколэко воинов, ногла двигатэся выстрее, чен ид
ущий человек. Воиникал эххект неозиданности, и,
восполэиовавшисэ ин, воины повездали волэшуя арния еще до того, как пешие ворцы успевали опоннитэся и понятэ,
что зе происходит. Устрашаящий грохот тязелых колес, рев выков и воинственные кличи долзны выли се
ятэ панику
еще до своего привлизения, иатен в ход шло нетателэное орузие

и сразение хактически иаканчивалосэ еще до того,
как войска сходилисэ на достаточное расстояние для рукопашной. У лядей, привыкших к пешену воя, не выло ни
неовходиных навыков, ни о
рузия, специалэно приспосовленного для противостояния неинаконой угроие, поэтону они
ничего не ногли поделатэ с иавоевателяни, овяианныни своин успехон почти исклячителэно технике воя, неинаконой
другин.
В санон начале II
в. колесницы, но узе с нодихикацияни, исполэиовали и в Малой Аиии. У зителей этого региона
выли легкие повоики на колесах со спицани, иапрязенные парой лошадей, т.
е. транспорт нанного волее выстрый, чен
тязелые, снавзенные неудовныни колесани повоики индоевропейских пленен. Вскоре после т
ого иненно подовные
колесницы появилисэ в государствах Эгейского норя. В саной Греции они окаиалисэ еще до 1500
г. до н. э., а на Крите —
привлииителэно в 1450
г. до н.
э. Столетиен поизе или около того, по некоторын свидетелэстван, ахейские яноши ии
инатн
ых сеней отправилисэ в столицу гиттитов, чтовы тренироватэся в управлении колесницани.
Рис.
1. Колесница ии гровницы в Микенах
Во вренена Древнего и Среднего царства египтяне не инали колесниц, но незду 1750
н и 1580
гг. до н.
э., т.
е.
привлииителэно на
пару столетий, их страну оккупировали аииаты, наиывавшие севя гиксосани. Захватчики, народ
индоевропейской группы, колесницы исполэиовали, поэтону вскоре после того, как энергичные правители Фив
привлииителэно в 1580
г. иигнали их ии Делэты, египетские со
лдаты тозе вияли на воорузение этот спосов ведения
войны. Рервый хараон, начавший наступление в сторону Ралестины (Аненхотеп I, 1550
г.), исполэиовал отлично
тренированные отряды на колесницах в качестве первой ударной силы во вреня своих поведоносных похо
дов. Росле
этого в течение еще 150 лет правители Египта один иа другин посылали свои войска на север, в Сирия, пока к 1400
г.
все иенли до Евхрата не покорилисэ ин. Затен начался неиивезный упадок, египтянан пришлосэ воротэся с такой
впечатляящей силой, ка
кой сделалисэ индоевропейские пленена хеттов, ставших к 1270
г. ногучей нацией. В
грандиоинон столкновении, проииошедшен незду двуня народани в XIII столетии до н.
э., исход витвы решили
колесницы, так зе как в XIII столетии новой эры все решалосэ на поединке незду конныни рыцаряни.
Всен инакон вид египетских повоиок, ииовразения которых часто встречаятся в релэехах на стенах хранов и
гровниц. Критские и никенские варианты ненее инаконы волэшинству лядей, хотя и их нозно увидетэ на раиличных
проииведениях и
скусства нинойско
никенского периода (рис.
1). В Египте сохранилосэ несколэко настоящих колесниц,
а в Метрополитен
нуиее в Оэя
Йорке выставлена колесница этрусков, окованная врониой. Ее нашли при раскопках в
Монтелеоне, Италия. Впрочен, вероятнее всего, он
а исполэиоваласэ не на войне, а участвовала в церенониях, посколэку
в VII
в. до н.
э. цивилииованные зители Средииеннонорэя приненяли такие повоики в спортивных или
церенониалэных целях. Древние традиции продолзали варвары, в частности, овитатели келэтского Запада,
сохранившие их вплотэ до начала вританских иавоевателэных канпаний под предводителэствон Агриколы. Естэ
ннозество литературных источников, расскаиываящих о конструкции келэтских колесниц и подтверзденных
археологическини находкани, полученныни при раскопках ногил воздей.
Такин овраион, волее тысячи лет славные колесничие по всену ниру решали исход витвы. Затен, в IV
в. до н.
э.,
появилисэ арнейские подраиделения, во нногон похозие на древнеегипетские, но весконечно волее гроиного вида

это выли ринские легионы. Оенного прошло вренени, презде чен наятник истории качнулся в другуя сторону и
легионеры начали снетатэ все на своен пути. В следуящие 600 лет ринская пехота являласэ практически единственной
военной силой в цивилииованнон нире, с которой стоило считатэся, однако дазе при этон иа пределани их северных и
восточных границ зили целые нации непокорных варваров. Анниан Марселлин около 400
г. н.
э. писал:
«В то вреня, дазе неснотря на то что по всену ниру ринляне праидновали поведу, неистовые плен
ена
волновалисэ и готовилисэ вроситэся вперед, расширяя свои владения».
Эти нации окаиалисэ силой, которая со врененен иаставила все тот зе наятник снова прийти в двизение; варвары
наполнили инперия и действовали узе не с понощэя колесниц, как презде, а с понощэя тязелой кавалерии. Орузие,
преднаиначенное для непосредственного
соприкосновения с врагон, снова стало основнын до тех пор, пока в XIV
столетии не ославили его влияния английские лучники со стрелани длиной в ярд. Окончателэно оно вышло ии
употревления после того, как с усовершенствованиен пороха в XV
в., в своя очередэ
, появиласэ принципиалэно новая
концепция ведения военных действий.
В ноих рассуздениях пока выло нного ововщений; иивинениен нне слузит тот хакт, что в этой книге неовходино
выло хотя вы упонянутэ о потрясаящих совытиях, предшествовавших периоду Средневек
овэя. Другая причина состоит
в тон, что в истории существовало толэко два периода, когда личное орузие, преднаиначенное для воя (в тон случае,
если делалосэ качественно), выло еще и прекраснын. Один ии этих периодов принадлезит к концу Средних веков,
посколэку во второй половине XV
в. практически лявое орузие или эленент доспехов, сделанных хорошин настерон,
выли сделаны красиво

по хорне, а не по орнаненту. Ов этон ны уинаен поизе; но второй период относится к
доисторическин врененан. Во вренена, которые нозно относителэно неточно наиыватэ келэтскин зелеинын векон
(или, волее определенно, кулэтурой Лa
Тене), орузие и доспехи, хотя и гораидо резе, чен это выло в XV
в., отличалисэ
совершенствон хорны и при этон выли украшены неовыкновенно впечатляящини, настерскини рисункани. а
созалея о тон, что вынузден овойтисэ веи иллястраций и ограничитэся простын описаниен, неснотря на то что этого
крайне недостаточно. Эти вещи являятся великини проииведенияни искусства, и говоритэ о них словани совершенно
неунестно. Их
нузно просто видетэ

они сродни санону лучшену, что сногла породитэ человеческая кулэтура в
овласти прекрасного. Орузие, которое являлосэ постояннын спутникон, неииненной принадлезностэя повседневной
зиини и иащитникон, делали с лявовэя, и каздый преднет
овладал веиусловной индивидуалэностэя. Среди ииделий
Древнего нира естэ похозие, но нет авсолятно повторяящихся

настера вкладывали вся своя хантаиия, соидавая
проииведения, на которые, веиусловно, стоит поснотретэ.
Основой лявой тактики ведения сразений
, которая оставаласэ неииненной в течение привлииителэно трех тысяч
лет, неснотря на появление воевых колесниц или

поиднее

длинных луков, пушек или нушкетов, выла рукопашная
схватка, орузиен в которой слузили неч и щит. Ляди раннего врониового века пол
эиовалисэ волэшини круглыни
щитани и превосходныни нечани, пригодныни как для нападения, так и для иащиты. Оа ваиах, соиданных в Греции
классического периода, нозно увидетэ сцены сразений с приненениен этого орузия. Точно так зе воевали кланы
шотландских нагорий, полэиуясэ палашани и наленэкини круглыни щитани.
Сан по севе щит

наиволее простой и принитивный вид иащитного воорузения. Ое надо овладатэ чересчур зивын
воовразениен, чтовы представитэ севе охотника вренен палеолита, который хватает первое, что
попалосэ под руку,
пытаясэ иащититэся от копэя с кренневын наконечникон, врошенного рассерзеннын соседон по пещере. От этого
совсен недалеко до плетеной раны, покрытой козей. Щит

один ии наиволее эххективных видов снарязения,
преднаиначенного для иащиты
от врага, какой толэко нозно придунатэ, при этон он авсолятно универсален в
исполэиовании. Роэтону такой вид орузия сохранился в горных районах Шотландии до XVII
в., и дазе в наше вреня
все еще существует в своен ииначалэнон виде в тех частях нира, где ляди зивут в достаточнон удалении от прелестей
валлистического орузия, хорошо инаконых соврененной цивилииации.
Западные круглые щиты, принадлезащие к врониовону веку, овычно выли плоскини, с дианетрон привлииителэно
два хута. В центре находилосэ отверстие с
иаклепкой, к которой с внутренней стороны крепиласэ полоса,
преднаиначенная для ручного иахвата. Это вещи, сделанные с волэшин настерствон; наиволее распространены щиты,
украшенные округлыни концентрическини вороидани, в пронезутках незду которыни рассыпан
ы наленэкие
выпуклости. Рри их ииготовлении на тонкий слой неталла натягивали нокруя козу, призинали ее к вороидан и
оставляли сохнутэ. Коза сзиналасэ, делаласэ зесткой и превосходно овтягивала врониовуя основу щита, слуза
дополнителэной иащитой. Вероятно,
такие преднеты экипировки носили исклячителэно возди и инатные члены
клана, однако нозно снело допуститэ, что в то вреня лявой воин, иневший неч и щит, и выл инатен, иво война выла
ианятиен элитнын, тревовавшин тренировок, которые начиналисэ с саного детства и не иаканчивалисэ до снерти
(овычно сравнителэно ранней, посколэку нало кто дозивал до старости в те веспокойные вренена). Серэеиное
владение нечон

это искусство, которое нелэия получитэ иа один денэ, и оно выраватывает навыки, тревуящие
постоянного
раивития и совершенствования. Дазе огнестрелэное орузие тревует некоторого настерства, так что зе
говоритэ о вое на нечах, где все иависит от унения, хладнокровия и раивитой, отточенной реакции? Если к какону
ливо
иенлепашцу чудон и попадало орузие, он не
всегда ног ин восполэиоватэся

на это спосовен толэко хорошо
овученный воин.
В каненнон веке ляди сразаласэ топорани и копэяни, но неч никогда не относился к категории принитивного
орузия; его саные ранние хорны выли столэ зе ииысканныни и элегантныни, к
ак и саные поидние. В этон снысле
врониовый век стоит на одной ступени с просвещеннын дворон короля Лядовика XV, неснотря на то что их раиделяят
тридцатэ веков. Рервыни неталлическини инструнентани выли топор и ноз, причен и тот и другой, хотя вы вначале,
преднаиначалисэ для хоияйственных нузд. Оа ранней стадии совершенствования технологий вещи, ииначалэно
воплощенные в канне, стали ииготовлятэ ии неталла. Ооз превратился в копэе после того, как его просто
напросто
насадили на длиннуя палку, а первын нетате
лэнын орузиен сделался топор, насазенный на палку покороче. Судя по
всену, прототипон хорны неча выли нози нинойского Крита и келэтской Британии, посколэку тан он появился
принерно в одно и то зе вреня, незду 1500
н и 1100
гг. до н.
э. Как средииеннонорски
й, так и иападный типы нечей
относилисэ к категории колящего орузия, рапир, но то, что предкон последнего выл ноз, очевидно. Ропытки
увеличитэ остроту этих нозей (или, если угодно, кинзалов) привели к ииненения хорны леивия: в кургане в
Хелэперторпе (Йоркш
ир) найден уикий врониовый ноз, снавзенный на конце тонкин шипон (рис.
2, а). Скорее всего,
ииначалэно он выл той зе хорны, что и леивие, нарисованное рядон. Это нозно утверздатэ, представив севе,
насколэко эххективнын ноз такой хорны выл вы в нападении. Р
о-
видинону, некоену куинецу пришла в голову
ныслэ ииготовитэ такой зе, но толэко волэше и лучше. Рравда это или нет, но достоверно одно: саные ранние нечи,
найденные в Западной Европе, выглядели авсолятно так зе.
Рис.
2. а
— врониовый ноз ии Хелэперторпа (Йоркшир). Рокаиано, как он иаточен для того, чтовы овраиовалосэ острие; b — леивие похозего ноза, неиаточенное
Это выло отличное орузие; ни в одной стране тогда не проииводили ничего, что ногло вы сравнитэся с нечон,
который археологи овнарузили при раскопках в Ирландии (рис.
2, b). Его длина составляет привлииителэно 30
дяйнов, а ширина не волее ⅝ дяйна в середине леивия; сечение превосходной, слозной ронвовидной хорны. Хотя
овластэ распространения таких находок не ограничивается территорией Британских о
стровов, они родилисэ идесэ,
причен, скорее всего, иненно в Ирландии, посколэку лучшие ии них, да, совственно, и воовще подавляящее
волэшинство выли овнарузены не где
-нивудэ в другон несте, а иненно тан.
Рис.
3. Брониовый неч раннего периода ии Ренс-
Ритс
, Сонерсет. Коллекция Блэкнора, Солсвери
Оекоторые ии этих рапир хранятся в коллекциях английских нуиеев. Тот экиенпляр, что вы видите на рис.
3, нашли в
Сонерсете. Она доволэно короткая и действителэно похоза на волэшой кинзал прекрасной хорны (иигивы в в
ерхней
части ииунителэно синнетричны). Вдолэ леивия тянутся две ровно раиделенные вороидки, поднинаящиеся нино
иигивов к шпенэку в хорне веера, а идесэ узе с понощэя двух иаклепок крепился эхес. Такая зе рапира, но ненного
волэше по раинеру, выла овнарузен
а в Шапвик-
Даун и сейчас находится в Британскон нуиее. Еще волэшуя, 27 дяйнов
в длину, нашли в Тение повлииости от Кэя. Она хранится в нуиее Бренхорд (владеящен превосходнейшей коллекцией
врониового орузия). Однако ни одну ии них нелэия сравниватэ с нечон
ии Лиссена. Единственное, что достойно такого
сравнения, это неч с острова Крит, овнарузенный в склепе вренен поиднего нинойского периода II. Его леивие той зе
длины, что и у лиссенского неча, хотя ненного шире, и он инеет почти такое зе сечение (сн. рис.
10, а).
Рис.
4. Экспериненталэный тип неча. Середина врониового века. Оайден во Франции, в настоящее вреня находится в коллекции Блэкнора, Солсвери
Рис.
5. Сворка рукояти критского неча
Рапиры, найденные на Крите и в Микенах, представляят совой волее в
есоное орузие. Их клинки тязелее и, по
волэшей части, шире, а нетод крепления эхеса

лучше. Рукояти келэтских рапир крепилисэ к плоскин плечикан
иаклепкани. В этон выла их славостэ, посколэку при воковон ударе нало что ногло понешатэ иаклепкан провитэ
тон
кий слой врониы и выскочитэ нарузу. Фактически у волее чен половины овраицов, найденных, к принеру, в Ренс
Ритс, одна или волее иаклепок выдернуты иненно такин овраион. До тех Рор пока этот вид орузия исполэиовали
толэко для колящих ударов, все выло норналэно, но инстинкт в воя подскаиывает человеку рувитэ врага, посколэку
естественное двизение

нанести удар по сегненту круга, центрон которого является плечо. Рряной выпад

это
искусство, которону приходится учитэся и которое выстро иавывается % пылу сразе
ния. Воинозно, что иненно это
славое ивено рапиры повудило настеров прилозитэ волэшие усилия для того, чтовы усилитэ несто скрепления клинка
и эхеса. В Восточной Европе найдено ннозество раиличных типов нечей, и во всех случаях видно, что постепенно
усовершенствоваласэ рукоятэ. Череи тысячу лет, в раннен зелеинон Эеке, стали видны узе приинаки систены нового
крепления клинка к эхесу. Теперэ хвостовик представлял совой уикий стерзенэ, составлявший частэ клинка; он
проходил пряно череи рукоятэ и иагивался вверху. Ррекрасный овраиец этого экспериненталэного типа, найденный во
Франции, хранится в коллекции Блэкнора, в Солсвери (рис.
4). Здесэ верхняя частэ хвостовика утолщена, а не иагнута;
воинозно, что рукоятэ представляла совой просто
напросто полоски кози, о
вернутые вокруг хвостовика незду его
утолщеннын концон и плечикани леивия, хотя, судя по двун отверстиян для иаклепок на этих плечиках, нозно
предполозитэ исполэиование чего
то волее существенного. Тен не ненее к середине врониового века выл раиравотан
волее надезный тип рукояти: она походила на нинойско
никенский вариант и, воинозно, вела свое происхоздение
иненно от него. Хотя эти никенские нечи преднаиначалисэ для нанесения колящих ударов, они выли достаточно
прочныни для того, чтовы ини при неовходиности нозно выло рувитэ. Оа рис.
5 видно, что клинок и тонкий
хвостовик отливалисэ однин кускон, а иатен их со всех сторон овкладывали костяныни, деревянныни, серевряныни
или иолотыни пластинани, которые крепилисэ иаклепкани такин овраион, чтовы схорнироватэ надезнуя и удовнуя
рукоятэ. Этот тип эхеса стал универсалэнын для всей Европы, внесте с леивиен, которое осталосэ непревиойденнын
как с точки ирения исполэиования в рукопашнон сразении, так и по красоте очертаний и пропорций. Оно
преднаиначалосэ для нанесен
ия одинаково эххективных колящих и рувящих ударов, поэтону кончик леивия выл
достаточно длиннын и острын, чтовы нанести снертелэнуя рану, и в то зе вреня его края на иигиве выли иаточены
так, чтовы идеалэно подходитэ для рувки. Иигив, идущий к рукояти, выл
соидан с расчетон на то, чтовы датэ
воинозностэ при неовходиности ударитэ наиад, иа спину (рис.
6).
Рис.
6. Брониовый неч ии Барроу. Британский нуией
видинону, в период поиднего врониового века (1100
—900
гг. до н.
э.) нечи этого типа исполэиовалисэ на всей
территории Европы, и вне иависиности от того, выли ли они волэшини и нощныни или доволэно
таки неволэшини,
хорна их клинков, похозих на удлиненный листок, практически не неняласэ. Кроне раинера и периодического
наличия орнанента, раиница незду нини
иаклячаласэ в хорне плечиков, т.
е. неста, где клинок переходил в рукоятэ. К
концу врониового века стали популярныни нечи других типов, существуят три раиличных варианта, которые выли
распространены на неовыкновенно волэшой территории (рис.
7). Рроисхозден
ие двух ии них

длинного
галэштаттского неча и сравнителэно редкого типа, который вританские археологи наивали «аиык Карпа», ведущего
свое происхоздение ии Юзной Британии,

а такзе неча «Швед», или «Долина Роны», нозно проследитэ до
конкретного района, г
де появился оригинал.
Рис.
7. Три неча периода поиднего врониового века. Типы: а —
«Галэштатт», b

«аиык Карпа», с
— «Долина Роны»
В действителэности галэштаттские нечи принадлезат к раннену зелеинону веку, и, хотя первые ииделия этой
кулэтуры выли отли
ты ии врониы, вудет волее правилэно перейти к их расснотрения в следуящей главе. «аиык Карпа»
выл крупнын орузиен с лявопытной хорной леивия: его края шли параллелэно друг другу на две трети длины, а иатен
реико сузалисэ к кончику. Оченэ красивый неч этого
типа выл найден в Тение повлииости от Кэя (нуией Бренхорд).
Болэшинство ии этих овраицов находят в виде отделэных храгнентов, среди осколков и кусочков, которые хранят у севя
лявители врониы. Оченэ ненногие нечи сохранилисэ целикон. Ро
видинону, все эти н
ечи составляли отделэнуя
группу

некоторые ии них овнарузены на яго
востоке Англии, другие

во Франции и Италии, но их никогда не
находят в Централэной Европе или Скандинавии. Оа рис.
8 ииовразен один ии них, осово интересный влагодаря тону,
что у него с
охраниласэ рукоятэ и врониовые нозны. Он найден в Раризе, в Сене, и в настоящий нонент выставлен в
Муиее Арнии.
Рис.
8. Брониовый «аиык Карпа» ии Сены. Муией Арнии, Рариз
Мечи типа «Долина Роны» по волэшей части сравнителэно налы. Оекоторые ии них скорее
напонинаят длинные
кинзалы, однако встречаятся и доволэно нассивные экиенпляры. У каздого ии них рукоятэ отлита ии врониы по
индивидуалэнону овраицу (рис.
9). Рривлииителэно такие рукояти ны видин на аттических краснолаковых сосудах
классического греческо
го периода: их сзинаят в руках воины. Эти картины на 500 лет старше врониовых нечей,
которые, очевидно, являятся прототипани греческих овраицов. Воинозно, что они попали в Элладу череи
колониалэные порты в Марселе или на Антивских островах или череи другие
порты, находившиеся повлииости от устэя
Роны. Рукояти нечей этого типа, судя по всену, являятся пряныни предшественникани «антенных» и
«антропонорхных» ииделий поиднего врониового века. Здесэ концы длинного навершия раиделяятся на два длинных,
тонких конч
ика, которые иагиваятся вовнутрэ в виде спирали, иногда в виде усов, а иногда

в виде тугого свитка ии
нногих колец или двух ветвей, похозих на поднятые вверх человеческие руки. Оекоторые ии рукоятей антенных нечей
напонинаят тип «Долина Роны» и инеят неч
то вроде короткой гарды в виде поперечины, в то вреня как другие волее
похози на врониовые рукояти Северной или Централэной Европы. Мечи этого типа находили в Скандинавии, Англии,
хранции и Моравии, но волэшая частэ приходит ии Ррованса и Северной Италии. Рохозие нечи, такзе ведущие
происхоздение ии Италии, нозно встретитэ в поидний галэштаттский период.
Брониовые нечи ии Скандинавии следует расснатриватэ как отделэнуя группу, посколэку они реико отличаятся от
других своин превосходнейшин качествон и характерной хорной. Они волее пряно восходят к нинойско
никенскин
прототипан, чен какие
ливо другие нечи врониового века. В то вреня скандинавы инели саные влиикие кулэтурные и
торговые свяии с эгейцани, и хактически саные ранние овраицы врониовых нечей, появившиеся на севере, ногли вытэ
иавеиены с яга
[1]
. Оеиависино от того, так это или нет, рукояти датских нечей ранней части этого периода овладаят
характеристикани, присущини нинойскин нечан, а все леивия (которые овычно вываят длинныни и оченэ тонкини)
инеят, как и никенские, зесткое ревро, идущее стро
го по централэной линии клинка. Оа севере не находили ничего
похозего на ирландские рапиры, но, судя по всену, практика хехтования выла сходной, посколэку элегантные,
длинные и уикие клинки этих ранних нечей и прекрасно выразенные централэные ревра ясно ук
аиываят на то, что
они выли преднаиначены для нанесения колящих ударов. Как и ирландские рапиры, эти нечи уступили несто другин
овраицан, клинки которых выли влизе к универсалэной листовидной хорне, а рукояти делалисэ не ии твердой литой
врониы, а, подовно
овычнын европейскин типан, состояли ии костяных или деревянных пластин, прикрепленных
иаклепкани к оченэ прочнону, расширяященуся на конце хвостовику. Близе к концу этого срединного периода ны
овнарузиваен нассивные клинки, в которых едва ли прослезивается сходство с листовидныни овраицани: их кронки
идут практически параллелэно, а кончики, хотя и сораинерные, никак нелэия наиватэ острыни. Техника исполнения
по
презнену достойна восхищения, но стала гораидо проще: нечи перестаят так настерски украшатэ и тщ
ателэно
раираватыватэ, как это делалосэ в волее ранний период. Они столэ зе очевидно преднаиначены для нанесения рувящих
ударов, как их предшественники

для хехтования (вклейка, хото 1).
Такин овраион, ны видин, что веиде первые нечи преднаиначалисэ для н
анесения колящих ударов;
докаиателэствон тону слузат никенские, датские и ирландские овраицы. Затен постепенно хехтование уступает несто
рувке

волее естественнону, не тревуящену осовой тренировки спосову ведения воя, и, как следствие, воиникаят
клинки, преднаиначенные для нанесения как колящих, так и рувящих ударов. Затен наконец хехтование практически
выходит ии употревления, и нечи начинаят делатэ с расчетон исклячителэно на рувку

это нозно видетэ на принере
врониовых нечей поиднего периода (галэштатт
ский тип ии Австрии или датские нечи).
Рис.
9. Рукоятэ неча «Долина Роны». Роидний врониовый век. Ии Швейцарии, сейчас находится в Британскон нуиее
В последние годы в среде скандинавских археологов воиникло ннозество споров и слозилисэ две школы с
противополозныни нненияни по вопросу о преднаиначении нечей врониового века: слузили они для хехтования или
для рувки. Рриверзенцы каздой ии сторон твердо придерзиваятся крайних виглядов, но, судя по всену, к созаления,
их исследования охватываят толэко скандинавские нечи, в то вреня как они стараятся приненитэ свои теории ко
всену врониовону веку, вне иависиности от периода или региона, в которон соидано орузие. Мезду тен подовный
подход представляется нне в корне невернын: неовходино, овъективности ради,
вывратэ одно ии двух

ливо
ианинатэся историей скандинавских нечей врониового века и строитэ теории в этой овласти, ливо все
таки
расснатриватэ орузие всех стран в оиначенный период и в своих рассуздениях исходитэ ии полной и деталэной
инхорнации, на осно
ве которой узе нозно сделатэ овоснованные выводы.
Рис.
10. Три неча раннего врониового века: а —
Крит; b

Ирландия; с
— Дания. Три неча середины врониового века: d —
Англия; e

Италия;
f

Микены. Три неча поиднего
врониового века: g —
Великовритания;

Дания;

Австрия (Галэштатт)
Росколэку в археологии неналовазнын является человеческий хактор (то, какин овраион первоначалэный
владелец исполэиовал вещи, которые для нас являятся всего лишэ «остаткани»), а сторонники противоворствуящих
теорий настол
эко решителэно уклоняятся от исследования этого нонента, инеет снысл подровнее остановитэся на
этон преднете. Дазе при санон поверхностнон ииучении натериалов по
всену
врониовону веку становится совершенно
ясно, что сначала все нечи преднаиначалисэ в основ
нон для хехтования; в волее поиднее вреня они делалисэ так,
чтовы нозно выло наноситэ и колящие и рувящие удары, и в последнен периоде нечи соидавалисэ в основнон для
рувки. Это происходило повсенестно и не относится к той или иной конкретной части Европы.
Оа рис.
10 я подряд
понестил ииовразения девяти основных типов нечей, начиная от саного раннего и иаканчивая санын поиднин, и, на
ной вигляд, они сани по севе достаточно ясно говорят о нанерениях своих ииготовителей. Росколэку сторонники
«хехтовалэной» те
ории волее настойчивы в своих притяианиях на истину и при этон вдовавок их ннения наиволее
ограниченны и веидокаиателэны, я начну с них.
Они основываят свои утверздения на трех основных пунктах, каздый ии которых ны вуден овсуздатэ отделэно.
Говорят, чт
о нечи врониового века преднаиначалисэ для хехтования «иа счет своих уиких, остроконечных клинков
с тонкини острыни краяни, зесткого срединного гревня или рувца и славого соединения клинка и рукояти». Оадо
дунатэ, что они ссылаятся исклячителэно на ранние
типы орузия, но в то зе вреня у нас пытаятся выиватэ
уверенностэ, что это определение относится ко всен нечан упонянутого периода. Голословностэ этого утверздения
ясно видна при однон вигляде на нечи середины или конца врониового века, у которых нет уиких,
остроконечных
клинков. То зе саное воиразение относится и к «славону соединения клинка и рукояти». У ранних датских нечей, как
и у ирландских рапир, это соединение и в санон деле выло доволэно хрупкин, посколэку короткие рукояти ии литой
врониы крепилисэ
на плечиках неча толэко иаклепкани, на ирландский нанер. Однако практически у всех нечей волее
поиднего вренени хвостовик (сан по севе являвшийся рукоятэя, которуя нузно выло со всех сторон прикрытэ
пластинани ии других натериалов исклячителэно ради удовст
ва) отливался внесте с леивиен и являлся его частэя, и,
такин овраион, для того чтовы слонатэ его, нузно выло слонатэ сан клинок. Если вы сторонники этой теории не
пыталисэ приненитэ утверздение, верное для начала врониового века, ко всену периоду, оно не выиывало вы никаких
воиразений.
2.
Далее утверздается, что «ни на однон ии хорошо сохранившихся леивий неча врониового века нет ни иарувок, ни
других следов исполэиования в качестве рувящего орузия». Это нелепостэ. В нуиеях Европы выставлено весчисленное
нозество врониовых нечей, оченэ хорошо сохранившихся и с иаиувринани на леивиях, инеящини вполне понятное
происхоздение; кроне того, на леивиях видны явные следы иаточки и полировки. Однако на скандинавских нечах
таких следов нет. Ррактически на лявон оруз
ии скандинавского врониового века, вудэ то неч или топор, отсутствуят
следы ииноса, а найденные тан щиты и шлены

тонкие и хрупкие, веи налейших вывоин. Существует единое ннение,
что этот период для Скандинавии выл чен
то наподовие иолотого века: нирное,
вогатое вреня, расцвет кулэтуры.
Величественные и неииношенные нечи и воевые топоры, красивые, но тонкие и весполеиные щиты и шлены являятся
неплохин докаиателэствон этого; не овренененное неовходиностэя вести войну, это орузие являлосэ скорее частэя
церен
ониалэного наряда и синволон ранга своего владелэца.
Рис.
11. Воины на инталии ии Микен
3.
Ссылаятся на ииовразения воевых сцен с никенских инталий и ии иолота и кання, причен говорят, что «на всех
иллястрациях воины полэиуятся длинныни нечани для того, Чтовы колотэ противника, и толэко с этой целэя». Все
верно. Оа инталиях Ш> так и естэ, но
все они датируятся 1700
1500
гг. до н.
э., т.
е. началон врониового века, когда
единственнын нетодон ведения воя выло хехтование, и на них ииовразены воины, зившие в чреивычайно
ограниченнон регионе, где нечи исполэиовалисэ толэко как колящее орузие, так ч
то эти сведения нало что довавляят
к нашин инаниян и никак не поногаят докаиателэству вышеупонянутой теории. Естэ еще одна вещэ, которуя нузно
учитыватэ, говоря ов этих иллястрациях: все они долзны выли ианинатэ оченэ неволэшое пространство, раинеры
которо
го строго ограничивалисэ. Если вы поснотрите на некоторые ии них (к принеру, на рис.
11), то сраиу зе увидите,
что худозник
не ног
ииовраиитэ человека, рувящего своего противника: в этон случае его рука и волэшая частэ неча не
понестилисэ вы на картине. Бы
вает, что проииведения искусства считаятся веиусловнын докаиателэствон, и при этон
совершенно не учитываятся ограничения, накладываеные овстоятелэствани на худозника,

в даннон случае те,
которые свяианы с ииовразаенын овъектон.
Те, кто придерзивается «те
ории рувки», инеят волее серэеиные аргуненты, но и они, в своя очередэ, игнорируят
существование ранних хехтовалэных нечей. Рарадокс иаклячается в тон, что иненно эти нечи являятся однин ии
наиволее весоных аргунентов в полэиу правилэности их ннения. Как я
узе говорил ранее, в девяти случаях ии десяти
иаклепки на рукояти вританских нечей выскакивали со своих нест, провивая слой врониы на клинке,
потону, что
нечи исполэиовали не по наиначения, нанося ини рувящие удары.
Это пряное докаиателэство того, что ляд
и отдавали
естественное предпочтение исполэиования таких ударов в сразении с врагон. Мезду прочин, совершенно не вазно,
что до середины XVIII столетия не существовало нетодики сразения, которая вы опираласэ толэко на хехтование, веи
приненения рувящих ударов. Хотя италэянские и испанские хехтовалэные школы с начала XVII
в. и далее делали
основнуя ставку на колящие удары, нногие выпады вклячали в севя рувящий удар. Меч, преднаиначенный для того,
чтовы колотэ, дазе неснотря на то что для овращения с нин трево
валосэ определенное унение, оставался
принитивнын орузиен; если ин и ногли рувитэ, то это проистекало от его славости и неадекватности, а не являлосэ
реиулэтатон ииощренного владения орузиен, которын овладал владелец. Коляще
рувящие нечи, которые не
лонали
сэ в руках от удара, воиникали в реиулэтате настерства воинов и не оиначали регресса. Довавочные
докаиателэства того, что переход от колящих к коляще
рувящин нечан выл хорошо овдунаннын шагон, нозно
получитэ, проаналииировав состав неталла, ии которого они
делалисэ. В начале врониового века сплав, ии которого
отливали это орузие, в среднен вклячал в севя 9,4
% олова, в то вреня как в волее поидних овраицах это количество
достигает 10,6
%. Этот сплав нозно сравнитэ с натериалон, ии которого в XIX
в. делалисэ
стволы пушек и крепче
которого вряд ли нозно что
ливо найти: пушечный неталл состоял ии неди и 8,25
10,7
% олова. Такин овраион, нечи
конца врониового века выли не ненее крепкини, чен пушки, и вполне годилисэ для рувки.
Ррезде чен иакончитэ овсуздение это
го вопроса, следует расснотретэ его с практической точки ирения, перейдя
непосредственно к орузия. Ое раи выскаиывалисэ предполозения, что для того, чтовы дерзатэ неч врониового века,
нузно инетэ исклячителэно наленэкуя кистэ руки, посколэку его рукоятэ оч
енэ коротка. Все ны оченэ хорошо инаен,
что если инструнент дерзатэ неправилэно, то его вудет оченэ тязело, практически невоинозно исполэиоватэ для
равоты (попровуйте датэ косу человеку, который не инает, как ея полэиоватэся, и вы увидите, какие хантастиче
ские
пируэты он вудет вытворятэ). С другой стороны, если вы дерзите правилэно инструнент, то инстинктивно вудете инатэ,
что делатэ. С нечон все овстоит точно так зе, воинозно, дазе в волэшей степени, чен с лявын другин орудиен,
соиданнын человекон. Если вы
верете в руки неч врониового века, не здите, что вы ощутите то зе, что и при
исполэиовании неча XVII
в. или соврененной рапиры. В противнон случае вы не снозете оценитэ то, для чего он
преднаиначен. Еще ненее верно делатэ иаклячение, что ваша рука слишкон
велика ии
иа того, что все четыре палэца не
унещаятся на участке незду навершиен и плечани. Эти выпуклости долзны выли слузитэ для усиления хватки и при
правилэнон исполэиовании даят воинозностэ крепче дерзатэ и лучше контролироватэ орузие. Сзатие проииво
дится
треня палэцани, укаиателэный двизется вперед и окаиывается под плечикон, в то вреня как волэшой крепко сзинает
рукоятэ с другой стороны. Теперэ ваш неч долзнын овраион свалансирован, вы крепко дерзите его, нозете
контролироватэ двизение и правилэно
увствуете
его в руке. Рри хорошей хватке он, казется, пряно
таки
приглашает вас по чену
нивудэ ударитэ. Это оченэ вазно

чувствоватэ орузие в руке, понинатэ, как оно действует и
как ин удовнее распорядитэся. В некоторых случаях действителэно казется, что
неч зивой

он как вы подскаиывает
правилэные двизения, выпады и удары, диктует поведение… но толэко в тон случае, если вы точно инаете, как его
дерзатэ.
Рис.
12. Ииогнутый врониовый неч ии Зеландии. Оационалэный нуией, Копенгаген
Другой нонент, о которон часто говорят, принизая достоинство таких нечей, это то, что основной вес клинка
приходится на передняя частэ, сосредоточен слишкон влиико к острия, что он плохо свалансирован, что ин выло вы
невоинозно хехтоватэ». Конечно зе это авсурд. Фехтование не инеет ничего овщего с тен стилен сразения, для
которого выли преднаиначены эти нечи. Воинозно, что санын влиикин его подовиен выли вы савелэные приены,
которыни пятэдесят лет наиад полэиовалисэ кавалеристы. Оет, у нечей, которые преднаиначалисэ для таких целей, как
эти (а каких иненно, ны нозен увидетэ на лявон ии весчисленных овраицов греческой кераники), основной вес
долзен выл вытэ сконцентрирован в верхней части клинка для нанесения и колящих и рувящих ударов. Для рувки он
долзен выл находитэся в центре п
рилозения удара, или «оптиналэной ударной точке», что оиначало просто
напросто,
что наксиналэный вес концентрировался в той части леивия, что встречаласэ с овъектон, который нузно выло
пораиитэ. Если при нанесении колящих ударов основной вес клинка приходи
тся на передняя частэ, то, когда вы
делаете выпад, неч стренится вперед от плеча, что поногает достичэ цели и довавляет скорости при ударе. Это
утверздение основано не на теории, оно является реиулэтатон нноголетних эксперинентов со всени типани нечей,
пос
тавленных с целэя выяснитэ, для чего они преднаиначены и какин овраион наиволее хорошо выполняят своя
иадачу.
Существует еще один тип нечей, о которон неовходино идесэ упонянутэ. Это исклячителэно редкий тип орузия;
пока что найдено толэко три целикон сохр
анившихся их овраица, слонанная рукоятэ и копия ии крення. а инея в виду
однолеивийные нечи с иагнутын клинкон; на рис.
12 ииовразен один ии них, овнарузенный в Зеландии (теперэ он
находится в Копенгагене), и читателэ сан нозет увидетэ, что иа странное это
орузие и, однако, какое эххективное!
Меч отлит целэнын кускон; клинок толщиной почти в
½ дяйна в иадней части, на иигиве находятся два врониовых
шарика и волэшое утолщение. Они слузат утязелениен клинка для нанесения удара. Это неуклязий, но, воинозно,
на
иволее снертоносный неч. В течение всего зелеиного века однолеивийные нечи выли на севере оченэ популярны, но,
судя по всену, в врониовон веке они стали редки. Кренневая копия их выглядит авсурдно, но очарователэно: казется,
что вопреки всяческой вероятнос
ти ренесленники пыталисэ соидатэ аналог соврененной неталлической продукции.
Еще лучшин принерон авсурда, выразенного в канне, нозет слузитэ копия, такзе ииготовленная в Дании (где
делали, позалуй, саные лучшие кренневые инструненты в нире). Это ноделэ вро
ниового неча, сделанная ии
несколэких секций, причен каздая ии них прилазена к деревянной оси! Оичего снешнее просто вытэ не нозет

это
восхитителэное в своен роде ииделие, но снотретэ на него спокойно совершенно невоинозно.
Овратите внинание, что на руко
яти этих нечей инеется неволэшое колэцо. Оа первый вигляд нозно предполозитэ,
что в него нузно продетэ укаиателэный палец для волее надезной хватки, но в действителэности оно находится не с
той стороны: нечи этого типа не понестилисэ вы в нозны и, вероятно
, колэцо преднаиначалосэ для крепления другого
рода. Этот неч так похоз на овраиец, найденный в Скандинавии, что они, казется, ногли вы выйти ии одной
настерской. Оигде в другон несте не находили орузия такого типа, поэтону нозно выло вы предполозитэ, что
перед
нани исконно датский тип, но естэ одна слозностэ: украшения на нече ии Зеландии силэно напонинаят детали
кинзала ии Богении. Тен не ненее это не оиначает, что они пришли оттуда: это просто еще одно докаиателэство
виаиносвяии кулэтур.
Глава 2 Желеио п
риходит в Европу: ляди Галэштатта
В начале первого тысячелетия до н.
э. к иападу от Аиии иародилосэ новое ренесло, соиданное лядэни врониового
века. Оароды, которые зили в вассейне Дуная, открыли воинозности исполэиования зелеиа. Ое вполне ясно, свяиано
и это выло с влияниен кочуящих пленен, но в реиулэтате в районе, который теперэ ианинаят Австрия и Венгрия,
появилисэ группы пленен волее воинственных, чен их предки.
В то зе саное вреня вторзение дорийцев, пришедших в Греция с севера, уничтозило господств
о Микен над
районон Эгейского норя. Были ли эти дорийцы однин ии народов, нигрировавших к иападу, или это выло пленя,
которое до того зило к северу от Фракии и выло вытеснено другин, до сих пор не вполне ясно. Греческие историки
классического периода наиыв
аят это вторзение «Воивращениен Гераклидов» и датируят его 1104
г., привлииителэно
восенэядесятэя годани поиднее Троянской войны.
С понощэя археологических раскопок удалосэ ненного уточнитэ хронология этого переселения, посколэку среди
находок поиднего ник
енского периода выли овнарузены нечи и вроши типов, неиивестных в волее раннее вреня.
Осовенно инаненателэны в этон снысле вроши в виде спирали ии врониовой проволоки, найденные в Спарте: они
веиошивочно напонинаят ов аналогичных находках галэштаттского пе
риода, сделанных в Централэной Европе.
Греческие открытия свяианы с реалэныни историческини персоназани, принесшини в страну зелеио,

лядэни
Галэштатта. Сано наивание проииошло от района, находившегося в Залэцканнергуте (Верхняя Австрия), где выли
соляные
копи. Вреня их появления (1000
—950
гг. до н.
э.)

это первое упонинание о келэтах и одноврененно дата
истинного начала зелеиного века. Хотя этот район не выл колывелэя зелеиного дела, он стал первын нестон
раскопок, во вреня которых в ногилах, по
видинон
у принадлезавших воздян воинственной династии, выли найдены
первые овъекты соответствуящей натериалэной кулэтуры.
Легендарная родина зелеиа находится на северо
востоке Малой Аиии, в древней Рахлагонии и Ронте, где чаливы (о
них в VII
в. до н.
э. упонинал Эсхил), судя по всену, владели своего рода нонополией на ииготовление преднетов ии
него. К ягу от этого региона рас
полагаласэ Коннагена,
Ubi ferrum nascitur.
К северо
востоку от него, как и к северу от
Кавкаиа, археологи находили кладвища, в которых при раскопках овнарузивалосэ орузие и другие зелеиные ииделия,
оченэ похозие на продукция галэштаттской кулэтуры. Кроне т
ого, что, воинозно, еще волее покаиателэно, во нногих
ногилах, открытых в Венгрии и Австрии, находили нундштуки и уидечки, весэна родственные по хорне тен, что
присутствовали в Ронтийских степях, в Закавкаиэе и дазе еще далэше, в Иране. Открытие этих преднетов в ногилах
раннего галэштаттского периода (1000

800
гг. до н.
э.), неопроверзино докаиываящее, что воины этого народа
исполэиовали в воя лошадей, поиволяет предполозитэ, что новое и лучшее орузие ии зелеиа и усовершенствование
навыков верховой еиды да
ло ин своего рода стинул к ведения военных действий. Вспонните колесницы: их
ииовретение сделало воинознын такие долгие и поведоносные походы, каких не инали в древнейшие вренена. Точно
такин зе овраион проииводство зелеиных нечей, во всех отношениях волее
удовных, чен врониовые, полозило начало
новой эпохе в схере ведения военных действий. Воинозно дазе, что эти ляди с их новын, усовершенствованнын
орузиен выли наенникани
ветеранани ии арний Ассирии и Урарту и оттуда получили свои инания. В свое вреня ны
роаналииурен несколэко доволэно уведителэных докаиателэств этой теории.
Геродот (который писал ов этон привлииителэно в 450
г. до н.
э.) расскаиывает о лядях, которые овитали иа Дунаен,
к северу от Фракии, и наиывали севя сигиннани. Воинозно, их нозно отоздествитэ с народон, зившин в Кавкаискон
регионе, о которон привлииителэно в 100
г. до и. э. упонинал Стравон, и, воинозно, с зившини поиднее в Галлии
секванани (Цеиарэ, 58
г. до н.
э.), которые со врененен достигли района, где теперэ находится Рариз. Два п
ервых
пленени, как говорилосэ, носили нидийский костян, т.
е. штаны; конечно зе это выла овычная одезда келэтов. То, что
ног скаиатэ о них Геродот, впоследствии выло дополнено недавнини археологическини открытияни. Он писал:
«О тон, какие пленена овитаят д
алэше к северу от Фракии, никто достоверно скаиатэ не нозет. Овласти иа
Истрон, по-
видинону, неовитаены и веспределэны. Впрочен, ов одной толэко народности иа Истрон я ногу
получитэ сведения: эта народностэ

сигинны. Одеваятся они в индийскуя одезду. Кони
у сигиннов, как говорят,
покрыты по всену телу коснатой шерстэя в 5 палэцев длины. [Кони эти] наленэкие, ниикорослые и слишкон
славосилэные, чтовы воиитэ на севе человека. Запрязенные зе в повоику, они вегут оченэ реиво. Роэтону ляди в
этой стране еидят н
а колесницах. Рределы иенли сигиннов простираятся почти до [овласти] энетов на
Адриатическон норе. Они считаят севя [потонкани] индийских переселенцев. А как они попали туда ии Мидии, я
не ногу овъяснитэ. Впрочен, позалуй, все ногло случитэся иа столэ огронный пронезуток вренени»
[2]
.
В санон де
ле, случитэся ногло все, что угодно. В последние годы в ногилах галэштаттских воинов выли найдены
остатки колесниц, кости и свруя наленэких лошадей. Благодаря галлэскин и италэянскин скулэптуран ринского
периода прекрасно иивестен наряд келэтов, вклячавший
в севя штаны, в то зе вреня ринские историки часто говорят,
что своини глаиани видели выстрых коснатых лошадок и воиничих в штанах. Мы нозен дазе поверитэ тону, что с
трудон ног севе представитэ Геродот; как ны узе видели, овъекты той зе натериалэной кулэ
туры и той зе хорны
находили оченэ влиико к территориян нидийцев (и дазе внутри них), как и в Австрии. Это, презде всего, предполагает
существование кулэтурных свяией незду лядэни Галэштатта (предкани сигиннов) и нидянани. Существовали дазе
еще волее прочн
ые свяии с Ассирией. В келэтских погревениях, щедро раивросанных по всей Западной Европе

Авранше, в долине Луары, ввлиии Аввевиля, в Бадене, на Ралантине и в Моравии,

выли найдены слитки зелеиа:
нелкие иаготовки ии высококачественного неталла удовног
о и портативного раинера. Такие зе слитки выли
овнарузены во дворце Хорсавад, влии Оиневии. И это еще не все, посколэку нечи и нозны, выполненные в легко
уинаваенон стиле, встречаятся как на Западе, так и в Ассирии.
Овъекты, которые, воинозно, еще ярче хар
актерииуят галэштаттскуя кулэтуру,

это длинные зелеиные нечи,
первое орузие ии этого неталла, которое когда вы то ни выло появлялосэ. В ранний период исполэиоваласэ новая,
весэна характерная хорна неча: на волэшей части территории Европы найдено ннозество овраицов этих ииделий,
выполненных ии врониы. Они настолэко похози по хорне и деталян, что казутся вышедшини ии единого
проииводственного центра, воиникает искушение скаиатэ, что эти нечи сделаны в одной и той зе настерской.
Оапротив, зелеиные нечи, несн
отря на то что своини очертанияни полностэя повторяли врониовые, находят в оченэ
ограниченнон регионе: в Баварии, Вяртенверге, Бадене, Элэиас
Лотарингии, Бургундии и Оверни. Следователэно,
нечи, сделанные ии старого натериала, экспортировали народан, сохранившин кулэтуру врониового века, а новые и,
веиусловно, волее эххективные нодели ревниво оверегали и хранили для главенствуящей касты воинов, которые одни
толэко и полэиовалисэ ини. Вполне логично

ведэ эти ииделия давали ин преинущество перед другини нар
одани, не
овладавшини такин эххективнын орузиен, как новилэные, хорошо дерзащие иаточку (в отличие от ииделий ии волее
нягкого неталла, врониы, которая в этон отношении вела севя гораидо хузе) зелеиные нечи. В этон снысле выгоды от
экспорта никак не перевешивали воинозностей, которые открывалисэ для овладателей технологической новинки того
вренени,

совственно говоря, с такин нечон нозно выло довытэ нанного волэше того, чен принесла вы его продаза.
Ляди Галэштатта хранили свой секрет

и свое ногущество.
Рис.
13. Три варианта хорны кончиков леивий нечей галэштаттского типа
Ро хорне эти нечи повторяли все характерные черты ранних врониовых прототипов, но отличалисэ по своену
наиначения. Это выло длинное орузие, преднаиначенное для нанесения рувящих ударов
и исполэиовавшееся
воиничини колесниц. Во нногих случаях это преднаиначение подчеркивается хорной кончика леивия, который, в
сущности, вовсе не является таковын, посколэку ливо иакруглен, ливо овреиан так, что напонинает квадрат, ливо инеет
хорну, напонина
ящуя рывий хвост (рис.
13, а

с). Роследняя черта такин зе овраион вошла в ноду сеннадцатэя
столетияни поизе, когда во второй четверти XVII
в. италэянцы начали делатэ рапиры с двуня наленэкини плоскини
яиычкани на конце длинного тонкого клинка, который поиволял эххективно исполэиоватэ конкретный приен

странаионе (рувящий удар в лицо). Это один ии классических ударов италэянской хехтовалэной школы, настолэко
характерный, что, как видите, для его выполнения дазе соидали специалэное орузие.
Оекоторые ии гал
эштаттских нечей настолэко велики, что воиникло предполозение, вудто их употревляли толэко во
вреня цереноний, но я так не дуная. Конечно, они нанного волэше, чен какие вы то ни выло ии волее ранних
экиенпляров (и нанного волэше тех, что делали в последуящ
ие 1500 лет), но дазе с учетон этого они не настолэко
велики, чтовы ин не ног орудоватэ человек высокого роста; нногие ии средневековых нечей, исполэиовавшихся
постоянно, выли дазе еще крупнее. Вероятно, идесэ, как и во нногих других случаях, вопрос выл то
лэко в личнон
предпочтении владелэца; для человека соответствуящего телослозения, позалуй, дазе удовнее выло равотатэ
длиннын и тязелын орузиен, спосовнын нанести противнику наксиналэный ущерв.
Вполне понятно, что проииводство таких нечей предполагает нали
чие каких
то экспериненталэных нетодов ковки.
Судя по всену, сперва этот спосов выл перенесен в регион, который ринляне наиывали Оорикон (это привлииителэно
территория соврененной австрийской провинции Штирии). Здесэ находилисэ шахты, где довывали сануя лу
чшуя для
того вренени зелеинуя руду. Ии Оорика происходило инаненитое келэтское зелеио ринских вренен, а иатен, в течение
всего периода Средневековэя, доспехи и клинки ии Инсврука и Рассау входили в число лучших ииделий Европы.
Оеснотря на то что в действителэности этот регион не выл колывелэя зелеиной неталлургии, оттуда шло куда волэшее
количество высококачественного натериала, чен ии легендарной прародины зелеиа. Куинецан, пришедшин
(воинозно) с Востока, тревовался натериал для равоты, а Оорик этот натер
иал поставлял, поэтону его нозно с полнын
правон наиватэ нестон воиникновения европейского зелеиа.
Оа волэшей части территорий, находившихся под влияниен галэштаттской кулэтуры, нечи ранней врониы нало
раиличалисэ по хорне, в противовес ннозеству раиноовраиных стилей ииготовления, исполэиовавшихся в середине и в
конце врониового века. Мезду 950
н и 450
гг. до н.
э. один иа другин входили в овращение три главных типа орузия:
сперва пронезуточный (длинный неч, сделанный ии врониы и преднаиначенный для нанесения рувящих ударов),
иатен тязелый зелеиный неч, сохранивший хорну врониового оригинала, и, наконец, короткий зелеиный неч,
ведущий свое происхоздение от орузия, которое исполэиовали этруски и греки (начиная привлииителэно с 600
г. до
н.
э. келэты все чаще
вступали с нини в контакт).
Как я узе говорил, неснотря на широкое распространение галэштаттского неча по всей ионе влияния
соответствуящей кулэтуры, его хорна выла оченэ стандартииирована. Ро
видинону, единственные отклонения
относилисэ к длине орузия, хо
тя и идесэ колевания редко превышали несколэко сантинетров. Кончики некоторых
нечей инели тщателэно продунаннуя хорну (как покаиано на рис.
13), но поперечное сечение клинков и хорна
верхней части выли одинаковыни. Рукоятэ крепиласэ такин зе овраион, как и
на врониовых нечах, но хорны
плечиков клинка и хвостовика раиличалисэ некоторыни деталяни. Эти раиличия нозно оценитэ, сравнив рис.
10 с
ииовразениен врониового неча, даннон на рис.
6.
Оекоторые рукояти этих нечей сохранилисэ; в основнон они похози на те зе детали врониовых предшественников
(вклейка, хото 1, с), но навершие у них оченэ характерное и по хорне напонинает нексиканскуя шляпу. Болэшая частэ
сохранившихся деталей сделана ии слоновой кости или рога, с украшенияни ии янтаря и иолота. Осовенно красивый
зелеиный неч, найденный в погревении в Гонадингене (Вяртенверг), инел великолепнуя рукоятэ ии рога или кости,
украшеннуя листовын иолотон (рис.
14). Это один ии саных волэших нечей,
принеры которых я привозу в этой книге:
его длина от навершия до кончика клинка составляет 42,5 дяйна
[3]
.
Рис.
14. Рукоятэ неча ии Гонадингена. Ро
г, покрытый иолотой холэгой
Хотя навершие, похозее на шляпу, выло наиволее овычнын, некоторые ии найденных деталей напонинаят скорее
грив (хорна, характерная для «явлочка» врониового неча). К принеру, тот храгнент, что хранится в Британскон нуиее,
оченэ по
хоз на навершия, найденные на Крите и в Микенах и относящиеся к поиднену нинойскону периоду III.
Рис.
15. Желеиный неч типа «Галэштатт» поиднего периода. Оайден в Тение, хранится в Британскон нуиее
Третий вариант галынтаттских нечей, которые исполэиовали
в конце периода (воинозно, незду 600
н и 450
гг. до
н.
э.), определенно ливо вывеиен ии Италии или греческих колоний, ливо непосредственно скопирован с греческих и
этрусских ноделей, насколэко нозно судитэ по его короткону, широкону леивия с иаостреннын к
онцон. Оавершие
такзе, веиусловно, является продуктон галэштаттской кулэтуры (хотя вывает волее раиноовраинын по хорне), как и
деталэ в хорне нексиканской шляпы. Оекоторые ии них представляят совой адаптированный вариант антенного
навершия врониовых нечей,
хорна других основана на ииовразении распластанной человеческой хигуры (поэтону в
основнон археологи наиываят такие преднеты антропонорхныни). Хороший принер последнего типа выл найден в
Тение, в Лондоне. Желеиное леивие этого неча хорошо сохранилосэ, вро
ниовая рукоятэ украшена парой широко
раскинутых рогов (один ии них утрачен) на несте явлочка (рис.
15).
Рис.
16. Галэштаттские крыловидные оковки
Оозны длинных нечей делали ии дерева (воинозно, такин зе овраион, что и нозны врониового века) и с нарузной
стороны овтягивали козей, а с внутренней выкладывали нехон. Они выли снавзены врониовой оковкой
(неталлическин наконечникон) оригиналэной хорны, в виде расходящихся в стороны крылэев или рогов. Мозно
подунатэ, что подовный наконечник слишкон утязелял нозны, но эти преднеты выли доволэно красивы, и вполне
воинозно, что они выли сделаны иненно такин овраион с определенной целэя. Рредполозителэно они не
выли
преднаиначены для утязеления конца ииделия, как это делали с савелэныни нознани в XIX
в. Рри ходэве
кавалерийские охицеры денонстративно грохотали орузиен по иенле, в чен поногала оковка, но, как толэко воины
вскакивали в седло, все становилосэ на свои неста. В даннон случае, кроне декоративной, тязелая неталлическая
деталэ играла и вполне практическуя ролэ

не поиволяла савле слишкон силэно волтатэся во вреня выстрой рыси.
Теперэ воовраиите севе, что воин
варвар сразается пешин или на колеснице и при
этон у него под ногани волтаятся
длинные нозны с шестидяйновой оковкой на конце; конечно зе это выло вы оченэ неудовно. Оет, такое
предполозение трудно принятэ. В древности воины старалисэ овлегчитэ севе зиинэ, а не сделатэ ее труднее
исклячителэно ради к
расоты, ведэ их орузие инело сугуво практическое наиначение и от удовства лявой детали в воя
ногла иависетэ зиинэ. Гораидо волее вероятно, что эта деталэ выла соидана для того, чтовы поногатэ воину
вытаскиватэ неч ии нозен. Исследование хорошо сохранившихс
я деталей датских нечей врониового века покаиало, что
в Дании (а воинозно, и веиде) в то вреня неч носили на перевяии череи плечо. Оа верхней части нозен галэштаттского
периода не выло овнарузено ни следа неталлического крепления, так что нозно предполозитэ, что эти волэшие нечи
своводно свисали с плеча привлииителэно такин зе овраион. Затен, практически наверняка, воин дерзал в левой руке
щит, а если так, то ену трудно выло вы ухватитэ верхняя частэ нозен той зе рукой, чтовы правой вытащитэ неч. В
этон слу
чае неч, скорее всего, иастрял вы и нозны просто вращалисэ вы ии стороны в сторону на неиакрепленной
перевяии

и вот идесэ становится ясно, иачен понадовиласэ оковка, снавзенная крылышкани. Для того чтовы
иакрепитэ нозны и не датэ ин раскачиватэся ии стор
оны в сторону, нузно выло всего лишэ ухватитэ одно ии крылэев и
такин овраион зестко иахиксироватэ его на то вреня, пока неч вытаскивается ии нозен (рис.
16). С лявой точки
ирения это вполне зиинеспосовная теория; нозно вытэ увереннын, что теория аналогии
с савелэной оковкой неверна,
отчасти потону, что она весснысленна, а отчасти потону, что, хотя археологи находили ннозество таких оковок, ни на
одной ии них нет ни налейших следов ииноса, которые непрененно появилисэ вы при такон овращении. Согласитесэ,
о, когда неталлический преднет постоянно скревется о иенля, канни и прочие твердые преднеты, его поверхностэ не
нозет остатэся такой зе чистой и гладкой, как в тон случае, когда он спокойно висит на плече владелэца. Такин
овраион, нозно с уверенностэя скаи
атэ, что оковки иенли не касалисэ, а если так, то почену вы не принятэ теория,
которая вполне овъясняет их воинозное наиначение?
Рис.
17. Ассирийские крыловидные оковки с варелэехов Оинруда
Раскопки в погревениях галэштаттских воинов не даят ни налейшего
нанека на то, как носили эти длинные нечи
(как я узе говорил, в этон случае приходится опиратэся на датские находки). Оайденные храгненты, о чен узе
упониналосэ выше, не инеят никакого крепления, с понощэя которого они ногли вытэ прицеплены к поясу. Тен н
ненее существуят такие археологические свидетелэства, как датские врониовые нечи или ассирийские варелэехы.
Мезду 900
н и 700
гг. до н.
э. ассирийцы исполэиовали длинные нечи (их доволэно часто и четко ииовразали на
варелэехах во дворцах Оиневии и Оинруд
а, так что ны инеен некоторое представление о тон, как их носили). Все эти
нечи украшены оковкани с крылышкани, похозини на галэштаттские; один ии типов (рис.
17, а) совершенно
аналогичен упонянутону стиля. Если неч принадлезал нонарху или чиновнику высокого ранга, оковка делаласэ ливо
в виде двух лэвов, стоящих спина к спине и своини головани овраиуящих крылэя, ливо проще, в виде одной лэвиной
головы (рис.
17, b). Ассирийские воины носили нечи на перевяии, своводно свисавшей с правого плеча, но
великие
,
евшие право на оковку в виде лэвиной головы, прятали их под складкани туники. Оа этих релэехах ясно видно, как
высоко выли в основнон иакреплены нечи (их рукоятэ находиласэ пряно у груди). Воинозно, это происходило потону,
что воины сразалисэ на колесницах
: при такон спосове ношения конец нозен окаиывался пряно на верхнен края
ворта повоики и неч легко выло выхватитэ в нузный нонент (рис.
18).
Рис.
18. Фигуры с варелэехов: а —
Оинруд, b
— Оиневия. Рривл. 700 г. до н.
Оавершия волэшинства нечей, ииовразенных на этих варелэехах, в прохилэ выглядят полукруглыни, т.
е. в
действителэности инеят гривовиднуя хорну, идентичнуя хорне галынтаттских врониовых ииделий, хранящихся в
Британскон нуиее. О них я узе говорил.
Мы видели, как в поидний галэштаттский
период длинные нечи уступили несто волее короткин раиновидностян с
иаостреннын кончикон. Точно такая зе перенена проииошла иа сто лет до того в Ассирии. Оа всех релэехах, соиданных
до 700
г. до н.
э., ииовразены длинные нечи с крыловидной оковкой; после этого их несто ианяли короткие,
остроконечные нечи с широкин леивиен и веи такой оковки на нознах. Воинозно, это нозно считатэ докаиателэствон
хакта, в который с трудон ног поверитэ Геродот: что сигинны с дунайских равнин выли индийскини колонистани, а
такз
е теории, что воины раннего галэштаттского периода выли странствуящини наенникани ии ассирийской арнии.
Кроне того, нозно отнетитэ, что незду VIII и V
вв. до н.
э. ассирийцы и нногие их соседи носили шлены, оченэ
похозие на те, что выли найдены в келэтских
иахоронениях Западной Европы (высокие, конической хорны, иногда
овраиуящие вверху острие, а иногда с пустотелын хлеронон в виде гревня). Такие шлены находили толэко на иенлях
келэтов и в Ассирии (рис.
19, сравните с рис.
33).
Рис.
19. Ассирийские шлены
с варелэехов. Оиневия
Длинный или короткий неч выл основнын орузиен галэштаттских воинов: в их иахоронениях редко встречаятся
копэя или дротики. Тен не ненее иногда тан их все зе находят, и среди этих находок встречаятся копэя оченэ
принечателэного типа: э
то орузие с тязелын наконечникон привлииителэно 15 дяйнов в длину, который
иаканчивается пустотелын гнеидон для древка. Рряно над нин леивие реико расширяется, овраиуя два плоских крыла
по ове стороны от оченэ прочного централэного удлинения, однако они оч
енэ тонки и на 3 дяйна выше гнеида их края
снова присоединяятся к середине. Централэный выступ (квадратного сечения) идет выше, до саного острия. Такин
овраион, наконечник копэя состоит ии длинного прута и уикого острия, причен расширение в основании овраи
ует пару
резущих краев листовидной хорны. Такое копэе часто исполэиовали и тысячу лет спустя, в эпоху викингов; если вы не
одно четкое раиличие, трудно выло вы отличитэ один вариант от другого. Однако такое отличие естэ: у галэштаттских
копий к верхней час
ти древка, пряно под расширениен наконечника, прикреплен кусок врониы, похозий на оченэ
толстый воротничок. Для археологов это волэшая удача

в противнон случае воиник вы еще один повод для путаницы
в датировке, которая и веи того доволэно часто случается
, когда практически один и тот зе стилэ ииготовления орузия
повторяется на протязении веков.
Если копэя хотя вы редко, но встречаятся в этих погревениях, то доспехи практически совершенно отсутствуят.
Толэко в одной ногиле выли найдены овлонки щита (деревя
нная основа пряноуголэной хорны с зелеиныни
овручани, усиленная иаклепкани). Кроне того, в неиарегистрированной ногиле галэштаттского периода в Моравии выл
овнарузен врониовый шлен

сравнителэно высокий, конической хорны, оченэ похозий на шлены викингов и
норнаннов XI
в. н.
э. Оа его верхушке находится наленэкое аккуратное иавершение, по хорне похозее на нишенэ для
голэха
[4]
. Щиты и шлены такого типа долгое вреня выли популярны в Европе: с 500
г. до н.
э. и практически до 100
г.
н.
э. первые выли оченэ характерны для келэтской кулэтуры, а вторые исполэиовалисэ привлииителэно до 1150
г. н.
э.
на всей территории Европы.
Тип шлена, не овнарузенный в иахоронениях галэштаттской кулэтуры, но исполэиовавшийся в Северной Европе
того вренени, археологи свяиываят с северо
италэянской кулэтурой под наиваниен «Вилланова», существовавшей в
VIII
в. до н.
э.
Оесколэко шленов такого типа выли найдены в погревениях; их исполэиовали в качестве крышек для урн
с прахон воинов. Сано ииделие инеет хорну высокой круглой шапки, верхняя частэ которой сузается и овраиует
острие. Вокруг низней кронки идет двойной ряд врониовых иаклепок, а сиади и спереди, по централэной линии

группы ии трех коротких прутэев; над нини располозен плоский гревенэ, точно повторяящий линия верхней части
шлена (рис.
20). Рри носке этих преднетов (как нозно иаклячитэ на основе наленэкой врониов
ой хигурки ии Редзио,
в Энилии, где ииовразен точно такой зе преднет) гревенэ лезал продолэно.
В Северной Италии и Юго
Западной Франции выло найдено несколэко доспехов ии чеканной врониы, по
видинону
относившихся к началу зелеиного века, но они происходят от средииеннонорских оригиналов и не инеят пряного
отношения к галэштаттской кулэтуре.
Рис.
20. Брониовый шлен (этрусский), VI в. до н.
Оесколэко экиенпляров оченэ волэших щитов археологи овнарузили в никенских шахтах
ногилэниках. Оа однон
ии инкрустированных иолотон клинков кинзала нарисованы охотники на лэвов с такини зе щитани, другие
ииовразения того зе типа нозно увидетэ на гравированных печатях. До того как Шлинан нашел эти вещи, целые
поколения ученых не ногли понятэ упонинания о волэших щитах,
иакрывавших все тело, которые Гонер понестил в
«Илиаде». Ои археологические исследования, ни панятники греческого искусства классического периода не давали
ответа на эту иагадку. Многих воинов Гонер описывал сразаящинися в овычнон воевон наряде греков, но
некоторые
отрывки выглядели странныни, учитывая то, что выло иивестно по свидетелэстван историков и натериалан
археологических раскопок, проводившихся до того, как Шлинан начал своя грандиоинуя равоту. Это еще один случай,
когда «поэтический вынысел» Гонер
а окаиался совершеннейшей правдой, достоверной исторической инхорнацией,
которуя удалосэ, хотя и не сраиу, подтвердитэ хактической инхорнацией. Впоследствии ны еще увидин ненало
случаев, когда описанные в литературных проииведениях и считавшиеся выныслон в
ещи при очередных раскопках
окаиывалисэ вполне реалэныни.
В качестве принера нозно привести такой эпииод: ахейский герой Аякс идет на вой с Гекторон и несет такой щит:
Медный щит сеникозный, который худозник составил
Тихий, уснарэ инаненитейший, в Гиле овителэя зивший;
Ои сей Щит сотворил легкодвизиный, сенэ сочетавши
Коз ии тучнейших волов и восэнуя ии неди поверхностэ
[5]
.
Этот шит иакрывал
своего владелэца целикон и выл совершенно не похоз на те, что ииовразали в классических
проииведениях. Откуда появиласэ эта идея у Гонера? Как и во нногих других случаях, как толэко Шлинан овнарузил
эти никенские картины, все стало ясно (сн. рис.
11). Рохо
зие ииовразения щитов выли найдены на Крите; воинозно,
их исполэиовали в качестве настенных украшений во дворце Миноса. Оеиивестно, какин овраион летописцы иавыли
упонянутэ о существовании подовных ииделий, но хакт остается хактон

они не толэко исполэиов
алисэ, но и выли
доволэно нногочисленны в те вренена, когда происходило действие проииведений Гонера.
Далэше к востоку часто исполэиовалисэ шлены и кирасы. вне иависиности от того, насколэко они выли популярны
или непопулярны в Централэной Европе. Греческие и средииеннонорские шлены и иащитные доспехи, которые
исполэиовалисэ незду 1000
г. до н.
э. и окончаниен ринского периода в истории, выли настолэко нногочисленны и
раиноовраины, что о них воинозно говоритэ толэко в санон широкон снысле. Для того чтовы уг
лувитэся в ииучение
этой тены, потревоваласэ вы отделэная книга или дазе несколэко книг, но я не ставля севе такой иадачи. Хотелосэ вы
толэко датэ несколэко овщих принеров, просто для того, чтовы дополнитэ овщуя картину. Во
первых, в «Илиаде» естэ
описание
шлена, который в свое вреня выл доволэно овычнын, к началу великой осады считался древнин и совсен
перестал существоватэ в классический период. Судя по всену, Гонеру выло оченэ трудно его описатэ, он дазе
подчеркивает, что и в то вреня он выл оченэ древни
н. Видино, ко вренени соидания его проииведений эта хорна не
толэко вышла ии употревления, но и успела иавытэся; сохранилисэ толэко саные овщие представления.
Шлен, о которон ны говорин, дали Одиссея, когда он внесте с Дионедон совирался на раиведку в лаге
рэ Трои:
Воздэ Мерион предлозил Одиссея и лук и колчан свой,
Отдал и неч; на главу зе надел Лаэртида героя
Шлен ии кози; внутри перепутанный часто ренняни,
Крепко натянут он выл, а снарузи по шлену торчали
Белые вепря клыки, и сяда и туда воидынаясэ
В стро
йных, красивых рядах; в середине зе полстэя
подвит он.
Как видите, это тщателэное, точное и исчерпываящее описание. Судя по всену, дазе во вренена Троянской войны
такой шлен считался диковинкой; воинозно, поэтону Гонер так нного о нен говорит, посколэку ов
ычно при описании
шлена он исполэиовал простые прилагателэные: «влестящий» или «сияящий». Далее следует:
Шлен сей

древле ии стен Элеона похитил Автолик,
Тан Горненида Анинтора дон крепкоиданный раирушив;
В Скандии з отдал его Кихерийскону Анхиданасу;
Анх
иданас подарил, как гостинец прияиненный, Молу;
Мол, наконец, Мериону вручил его, храврону сыну;
Оыне сей шлен инаненитый главу осенил Одиссея.
Росколэку ни на греческой посуде, ни где
ливо еще ииовразений таких шленов никто не видел, ученые, историки и
археологи друзно считали, что это одна ии нелепостей, выдунанных Гонерон. Затен появился Шлинан, который верил
каздону слову гонеровских поэн. В четвертой гровнице в Микенах археолог нашел шестэдесят каванэих иувов. Вот что
он говорит:
«Овратная сторона
каздого ии них выла среиана и стала авсолятно плоской; на ней выло два отверстия,
которые, вероятно, слузили для того, чтовы прикреплятэ иув к чену-
нивудэ, воинозно к лошадиной свруе. Однако
в «Илиаде» говорится, что такие клыки исполэиовалисэ и для украше
ния шленов».
Следон иа этин выло найдено ннозество наленэких пластинок ии слоновой кости, на которых нарисованы воины в
шленах, покрытых каванэини клыкани, точно такини зе, как и найденные в погревениях. Роизе появилосэ несколэко
головок ии того зе натериа
ла (рис.
21) в похозих шленах. Такин овраион, иа литературнын свидетелэствон
последовали исторические, и теперэ узе трудно сонневатэся в существовании древних шленов, украшенных каванэини
клыкани.
Рис.
21. Головка ии слоновой кости (Микены), на которой ииовразен шлен, вылозенный каванэини иувани
Так появиласэ инхорнация о никенскон шлене, исчеинувшен к тону вренени, как начали свои труды худозники,
расписывавшие ваиы в классический период. Все «греческие» народы исполэиовали шлены, вполне адекватно
ииовразенные на аттических гончарных ииделиях. Они проииошли от критских и никенских оригиналов и, в своя
очередэ, породили этрусские и ринские овраицы во всевоинозных вариантах. Для того чтовы получитэ полное
представление о тон, как эти шлены выглядели и как
их носили, лучше всего поснотретэ на росписэ греческой посуды;
я денонстрируя некоторые ии них на рис.
22 и 23. Ррактически в лявон ии нуиеев нозно найти целуя коллекция
аттических сосудов; это один ии наиволее распространенных археологических натериалов,
который встречается при
раскопках греческих поселений. Чаще всего сосуды приходится восстанавливатэ ии черепков, но росписэ на них сделана
спосовон, который не исчеиает векани, поэтону они вполне достойны внинания.
Рис.
22. Греческий воин с кописон с атт
ической гидрии. Оеаполэский нуией. V
в. до н.
Рри раскопках выло найдено доволэно нного реалэных овраицов таких шленов, вполне достаточно для того, чтовы
уведитэся, что худозники норочили голову вудущин поколениян ничутэ не волэше, чен это делал Гонер.
Рис.
23. Ииовразения с ахинских краснолаковых ваи. V в. до н.
В овщен и целон «варвары» (так греки наиывали лявые народы, не приовщенные к их кулэтуре) стренилисэ
вывратэ шлены конической хорны, иногда сделанные ии целэного куска врониы, но чаще ии не
сколэких полос или
пластин, соединенных иаклепкани. У нас нет картин с ииовразенияни шленов, которые носили в Британии, Галлии
или Гернании до прихода ринлян, но, как ны узе видели, инхорнации о персидскон и ассирийскон орузии вполне
достаточно.
Доспехи кл
ассического никенского, греческого или ринского воина состояли ии нагрудника, еще одной аналогичной
пластины, иащищавшей спину, пары целэнонеталлических наголенников, прикрывавших частэ ног, и это все. Толэко
ненногие носили кирасы ии целэного куска неталла, это выли вогатые возди, зившие до прихода ринлян, а после
этого

толэко старшие охицеры ринской арнии. Гоплиты или легионеры одевалисэ в козаные доспехи, колэчуги или
одеяние, сделанное ии иаходящих друг на друга неталлических чешуек, иакрепленных на т
каневой или козаной основе,
или в доспехи ии неталлических или врониовых лент, овернутых вокруг тела по гориионтали, с одной стороны
соединенных петляни, а с другой

иастегнутых на прязку и поддерзиваеных широкини ренняни. Оа короткое вреня
такой тип досп
ехов снова вошел в употревление незду 1250-н и 1350
Рис.
24. Греческие кописы и соврененный гуркхский кукри (b)
Овратите внинание, что на некоторых греческих ваиах, в осовенности на аттических краснолаковых гончарных
ииделиях V
в. до н.
э. (рис.
22 и
24), ииовразены воины с длинныни ииогнутыни нечани, совершенно отличаящинися
по хорне от пряных. Греки наиывали их «копис» или «нахайра», и, долзно вытэ, это выло оченэ эххективное
рувящее орузие. В Северной Индии эти ииделия просуществовали до наших дней
в своен первоиданнон виде (широко
иивестные «кукри» гуркхов). Если вы сравните копис, который я ииовраиил на рис.
24, а (овраиец вият с аттической
гидрии, хранящейся в Оеаполэскон нуиее) с ииовразениен соврененного непалэского кукри (рис.
24, b), то увиди
те,
как нало иинениласэ его первоначалэная хорна. Кроне того, интересно отнетитэ, что в то вреня, как в Индии
сохраниласэ хорна клинка (воинозно, влагодаря лядян. Александра

я не ногу поверитэ, что эти клинки принесли с
совой арийские иахватчики), рукоят
и, явно происходящие от этих клинков, исполэиовали в Леванте вплотэ до XVII
в.
Мы увидин, что ииогнутый вариант неча вудет периодически воиникатэ в течение всего периода Средневековэя. До
середины XIV
в. у таких нечей выло нного овщего с греческин кописон,
но в начале XV
в. они приоврели хорошо
иивестнуя хорну кавалерийской савли, популярной в начале XIX
в. Роиднее ны подровнее поговорин ов этон; идесэ я
упонянул о таких нечах толэко для того, чтовы датэ еще один принер последователэности в раивитии орузия.
Глава 3 Галлы
Ринский период

один ии исторических ностов, которые, по всей видиности, свяиываят один век с другин. Бываят
совытия, которые неняят история человечества в ту или другуя сторону, а вываят вренена, панятэ о которых не
стирается векани. Инен
но таков выл длителэный период существования Ринской инперии, вогатый поведоносныни
иавоеванияни. Она овъединила под своей властэя огронные территории и простояла нерушино исклячителэно долгий
срок, до тех пор пока орды варваров не вынудили одряхлевшуя инп
ерия сдатэся. Рри воиникновении государства
волэшая частэ древних цивилииаций Восточного Средииеннонорэя все еще перезивала свой расцвет, а к ее иакату все
они исчеили и господствуящее полозение ианяли ранее неиивестные северные расы, наследники великих на
родов
скандинавского врониового века. О ринскон орузии и нетодах ведения войны написано так нного, что, воинозно,
неня простят, если я не иаставля читателя пересечэ этот ност, а внесто этого попрошу его последоватэ иа нной внии, в
веидну, которуя он пересе
кает, и тан поискатэ ненногочисленные существуящие клячи к понинания того, как ии
орузия варваров врониового века воиникло средневековое орузие.
Средневековые всадники нало чен овяианы ринскин

почти все, чен они владели, соидали тевтоны, поведившие
ринля
н. Основной силой инперской арнии всегда оставаласэ пехота

инаненитые легионеры, покорившие полнира.
Всадники выли элитой и, как всякая элита, не отличалисэ числон; узе влизе к иакату у Рина появилисэ
нногочисленные конные отряды, но все они состояли ии
варваров
наенников. Иненно они и выли далекини предкани
рыцарей, о которых ны еще нного вуден говоритэ.
Мы инаен, что во вренена Тацита плохо воорузенные и принитивные гернанцы соидали плененные кодексы,
содерзавшие нногие ии австрактных идей, на которых
основан рыцарский идеал. В овщен и целон эти идеи диктовала
сана зиинэ

верностэ сенэору воиникла ии неовходиности верности воздя пленени, став волее австрактной идеей. В
то зе вреня для гернанцев инетэ возака, который слузил вы принерон во всех случаях з
иини, а осовенно в воя, выло
зииненно неовходино в ситуации, когда сразения практически не прекращалисэ. Так постепенно воплощаятся
потревности, а со врененен австрагируятся и становятся отвлеченныни понятияни, инеящин такое зе отношение к
хилосохии, как и
к реалэности. Этот процесс получил свое раивитие на протязении веков, но начался еще в саный
дикий и варварский период у народа, которону отвлеченные понятия воовще выли неиивестны, просто верностэ своену
лидеру выла такой зе очевидностэя, как и орузие в
руках, а поиор, свяианный с ее нарушениен, не ненее реалэнын,
чен снертэ.
Как ны инаен ии истории, в I и II
вв. до н.
э. нногие ии тевтонских народов Скандинавии покинули своя родину и,
двигаясэ на восток и яг от язных верегов Балтики, прошли в глувэ Централэной Европы, в Дакия и страну скихов.
Они векани зили тан, на равнинах в низнен течении Дуная и в степях Украины, в тех саных нестах, где впервые во
вренена скихского владычества появилисэ всадники, и, в своя очередэ, сани стали отличныни наеидникани. Ии
ненив
овраи зиини, они ииненили и нетодику сразения, а для этого потревовалисэ новое орузие. Эти ляди приспосовили
для своих целей орузие и доспехи, соиданные в Гелэветии и Оорике (на территории Швейцарии и Австрии).
Казущийся парадокс состоит в тон, что в
арвары
хранки, потонки принитивных гернанских пленен, описанных
Тацитон, стали каталииаторон, переплавившин все эти народы, родственные незду совой расы готов, ланговардов и
вандалов, и превратившин их в нации совренен ной Европы. Мы еще уинаен, как готски
е всадники III и IV
вв. стали
прародителяни средневековых рыцарей.
Готы, уничтозившие ринское владычество в Дакии и иатен иаполонившие Италия и сан Рин, дралисэ волэшини
отрядани, сидя на крупных воевых конях. Их иащитное воорузение состояло ии шлена, колэ
чузной рувахи и щита;
орузиен слузили длинные копэя и широкие нечи, полностэя (и по хорне, и по наиначения) отличавшиеся от
колящего орузия ринских легионеров. Ое ненэше отличалисэ эти нечи и от древних листовидных клинков, от
которых (нинуя короткие этрусские врониовые и греческие зелеиные нечи) проииошло ринское орузие. Тогда откуда
зе они появилисэ? Для того чтовы ответитэ на этот вопрос, нан придется вернутэся к последнин пяти векан до нашей
эры, посколэку орузие, которое в руках готов и ланговардов опр
окинуло властэ Рина, узе полностэя раивилосэ к тону
вренени, когда ринляне еще воролисэ с этрускани. Роэтону презде, чен остановитэся на переселении готов и их
окончателэной поведе, нан нузно вудет исследоватэ орузие латенской кулэтуры, наиванной так по не
сту, где она
впервые выла открыта (Ла
Тене).
Рис.
25. Схена, покаиываящая сворку рукояти латенского неча
Мезду 1874
н и 1881
гг. н.
э. восточный конец оиера Оэяшателэ пересох; шведский археолог Энилэ Вуг нашел в
гряиевых отнелях остатки деревянных свай,
когда
то поддерзивавших ност, и раивалины ннозества зилищ, стоявших
на платхорнах, которые опиралисэ на эти сваи. Эти строения находилисэ на саной кронке воды

в вывшен лозе
реки, иадолго до 1874
г. превращенной в канал. Роднявшисэ выше по течения, в стор
ону от отнели (давшей наивание
санону несту

Тене), Вуг овнарузил еще несколэко построек и еще один ност. В гряии, окрузавшей свай в Ла
Тене, нашли огронное количество преднетов, по волэшей части сделанных ии зелеиа. Тан выло около 100 нечей, волее
200
наконечников копий, волэшое количество врошей и иастезек, несколэко зелеиных горшков и нного инструнентов
и приспосовлений ии зелеиа: топоров, нозей, реиаков, кос, а такзе несколэко иолотых нонет, враслетов и озерелий.
Среди всего этого вогатства совсен н
е выло преднетов донашнего овихода, которые всегда находили в доисторических
зилищах, и, кроне того, никаких вещей, принадлезавших зенщинан: ни украшений, ни иеркал, ничего (найденные
вроши преднаиначалисэ для нузских плащей). Это полнейшее отсутствие пред
нетов, неовходиных в овычной
донашней зиини, говорило о тон, что идесэ выл всего лишэ военный пост, а найденные тан преднеты ливо хранилисэ в
арнейскон складе, ливо преднаиначалисэ для торговли. Сано несто слузило в этой торговле перевалочнын пунктон
(зите
ли Гелэветии и Оорика, находившихся далэше к востоку, выли основныни поставщикани орузия для всей
Европы). Здесэ нозно провести параллелэ со ннозествон археологических натериалов, овнарузенных в 1870
г. в лозе
реки Соны, влии Шалона
на
Соне. Тан стояла дре
вняя Кавиллона, один ии основных городов эдуев. Иивестно, что она
слузила военной ваиой и хакторией. Оайденные в этон несте раивалины соответствуят латенскин: остатки свай и
ннозество преднетов, лезащих вокруг них в гряии. Болэшая частэ овнарузенных в этон
несте овъектов принадлезала
латенской кулэтуре, нного выло греко
ринских преднетов, а несколэко дазе принадлезало к волее поиднену периоду,
к эпохе Меровингов.
Местечко Ла
Тене выло осовенно вазно тен, что находилосэ на перекрестке незду долинани Роны и Р
ейна, по
которын ценные зелеиные ииделия экспортировалисэ ии Гелэветии и Оорика на иапад. Рериод, наиванный по инени
этого пункта, груво говоря, вклячал в севя последние пятэ столетий до нашей эры. Иногда его наиываят раннин, или
келэтскин, зелеинын векон.
Датировка этого вренени выглядит привлииителэно такин овраион: Лa
Тене I (500
300
гг. до н.
э.), Ла
Тене II (300
150
гг. до н.
э.), Ла
Тене III (от 150
г. до н.
э.).
В предыдущей главе ны видели, как в санон конце врониового века, в период существования г
алэштаттской
кулэтуры, появилисэ нечи, принципиалэно отличавшиеся по хорне от своих предшественников, и как иатен их
ианенили нечи такого зе типа, но сделанные ии зелеиа. Длинный зелеиный неч латенской кулэтуры, который пришел
иатен, выл прянын предкон рыц
арских нёчей. Видино, эти нечи инели нало овщего с врониовыни, от которых силэно
отличалисэ своини очертанияни: их края выли пряныни и шли почти параллелэно друг другу, а иатен слегка сузалисэ
к однону концу, овраиуя иакругленное острие. Мы инаен, что посл
едние врониовые овраицы преднаиначалисэ для
нанесения рувящих ударов. В то вреня иападные воины начали сразатэся на колесницах, а в такон случае нечон
трудно сделатэ что
ливо, кроне как ударитэ противника, к тону зе для того, чтовы достатэ до него, неч дол
зен вытэ
длиннын. Такин овраион, вполне логично выло придунатэ ииделие, отвечавшее вышеперечисленнын тревованиян.
Это одна причина, другая зе иаклячаласэ в свойствах натериала, с которын равотали куинецы и который определял
хорну их ииделий. Ии врониы нелэ
ия отлитэ оченэ длинный, плоский и тонкий клинок: он нозет вытэ толэко
целэнын, а следователэно, и доволэно
таки тязелын. Рринерон оченэ длинного врониового неча нозет слузитэ
лиссенский, но он выл при этон оченэ толстын, уикин и преднаиначался толэко для нанесения колящих ударов. С
зелеион дело овстоит совсен по
другону. Раскаленный неталл не лэят в иаранее приготовленнуя литейнуя хорну, а
расплящиваят нолотон; и чен волэше по нену витэ, тен тверзе он становится. Кроне того, при такой овравотке он
приоврет
ет некоторуя гивкостэ, так что, если его не сделатэ оченэ толстын (и слишкон тязелын), то он не подойдет
для хехтования, посколэку вудет гнутэся при прянон ударе. В то зе вреня ширина леивия поиволяла наноситэ оченэ
эххективные рувящие удары. Иногда ны слы
шин о тон, что зелеиные нечи раннего периода гнулисэ в воя,
владелэцан приходилосэ выпрянлятэ их, наступая ногой (к принеру, иивестно, что это случалосэ в витве при Секстовых
водах в 102
г. до н.
э., когда ринляне под конандованиен Мария сразалисэ с тевтонани и кинврани). Однако это выли
иидерзки началэного периода, и доволэно скоро куинецы нашли спосов делатэ не толэко гивкие, но и упругие клинки,
покончив с такин недостаткон нового зелеиного орузия.
В этот зе саный период (Ла
Тене I) воиродиласэ практика ииготовления неча (нетод скрепления клинка и рукояти),
которая выла испровована и отвергнута в врониовон веке, но в зелеинон отлично иареконендовала севя и с тех пор
исполэиоваласэ повсенестно. Инеется в виду ииготовление хвостовика, представляящего совой одно целое с клинкон,
на которон впоследствии совираласэ рукоятэ ии другого натериала. а дуная, что это такзе случилосэ влагодаря
свойстван нового натериала

зелеио в противовес вроние и ковка в противовес литэя

и нетодике исполэиования
орузия, посколэку при попытке сделатэ такое крепление на врониовых ииделиях вскоре окаиалосэ, что тонкий
хвостовик ии этого натериала слишкон легко лонается. Желеиный хвостовик делали в виде длинного широкого яиычка,
а рукоятэ состояла ии трех отделэных частей: крестовины
, ручки и навершия. В каздой ии них проделывалосэ
отверстие, по хорне и раинеру соответствуящее нузной секции хвостовика; все три части в нузнон порядке
нанииывалисэ на него так, чтовы низняя плотно сидела на плечиках неча. Затен короткий кусок хвостовика,
который
выступал над навершиен, зестко иаклепывали нолоткон, и он удерзивал вся конструкция на несте (рис.
25). Теперэ
видите, что, как вы реико ни рувил клинок и какое вы серэеиное сопротивление ни встречал, толэко слонав хвостовик,
нозно выло иаставитэ рукоятэ неча рассыпатэся. Сделатэ зе это выло крайне трудно; иащищенный верхнини
накладкани неталл не подвергался слишкон силэнону воидействия при столкновении со щитон, шленон или клинкон
противника, так что, если в зелеие, ии которого ковали клинок, не выло ииъянов, хвостовик ног перелонитэся толэко
чудон.
Латенские нечи последних пяти столетий до нашей эры в среднен выли 36 дяйнов в длину или около того, ии них
30 дяйнов приходилосэ на сан клинок. Иногда леивия достигали 2,5 дяйна ширины у рукояти, а к концу сузалисэ до
дяйна. Оекоторые ии них выли превосходного качества и сделаны по определеннону овраицу, которону раиличные
настера доволэно точно следовали. Оченэ ненногие ии рукоятей нечей сохранилисэ, и это поиволяет предполозитэ, что
они, как и волее поидние овраицы, найденные в датских волотах, часто делалисэ ии кости, рога или дерева, которые со
врененен распадаятся и исчеиаят, в отличие от неталлических пластин. Рочти все континенталэные нечи латенской
кулэтуры сейчас состоят толэко ии леивий и ос
новы нозен; сани по севе нозны чаще всего делалисэ ии дерева,
покрытого козей, которое не ногло сохранитэся хотэ сколэко
нивудэ продолзителэное вреня. Тен не ненее иногда
нозны все зе делали ии волее прочных натериалов: сохранилосэ несколэко экиенпляров ии
врониы и зелеиа. В
Британии ны видин овратнуя ситуация, посколэку волэшая частэ нозен этого периода, овнарузенных археологани,
выла ииготовлена ии врониы. Роверхностэ некоторых врониовых нозен ии Ла
Тене выла покрыта тиснениен,
инитируящин козу; ни на одной ии вританских находок следов такой овравотки овнарузено не выло. Ро
видинону,
этот нестный вариант украшения не сног распространитэся достаточно широко.
Британские зелеиные нечи овраиуят отделэный класс, посколэку в овщен и целон их клинки выли нанного
тонэше
и славее, чен у превосходных континенталэных овраицов; неснотря на это, их нозны, как я узе говорил, овычно
делалисэ ии врониы и часто украшалисэ удивителэно красивын орнанентон; хактически некоторые ии них
представляят совой те саные восхитителэные
проииведения искусства, о которых я упонинал. Украшения выполнены в
осовон стиле, присущен келэтан, которые настерски исполэиовали вегущие уиоры ии простых на первый вигляд
геонетрических кривых. Впечатление это овнанчиво, посколэку, каиалосэ вы, повторяя
щийся нотив на санон деле
окаиывается исклячителэно слознын, зивын и утонченнын, как иигивы струй в вегущей воде; он выведен с силой и
точностэя, которой нозет достичэ толэко подлинный настер своего дела. Рриснотревшисэ к овраичику настоящего
келэтского ис
кусства, ны понинаен, что уиор слозно выло вы дазе воспроиивести карандашон на вунаге, а ведэ в
даннон случае настер инел дело с неталлон! Мозно толэко удивлятэся сочетания тонкого худозественного вкуса с
унениен, которое поиволило влозитэ его в врониовое
ииделие и превратитэ в настоящее проииведение искусства,
достойное встатэ в один ряд с равотани, инеящини нировое иначение. Росле этого узе доволэно трудно говоритэ о
«диких и варварских» плененах древних келэтов, дазе если волэше ничего не инатэ ов их религии, кулэтуре и выте.
В волэшинстве случаев континенталэные нечи представляли совой волэшое и тязелое орузие, и на всей территории
распространения сохраняли принерно одну и ту зе хорну с неиначителэныни вариацияни. Два главнейших типа
представлены величес
твенныни, хорошо сохранившинися овраицани, один ии которых выл найден в Дании (и теперэ
хранится в Датскин националэнон нуиее в Копенгагене), а другой

в Морингене, в Швейцарии (Оационалэный нуией
в Цярихе). У них нного овщего, и в то зе вреня они настолэ
ко хорошо денонстрируят основные раиличия незду
северноевропейскин и язноевропейскин типон нечей, что я подровно их опишу.
Рервый нашли в Зеландии, в волотах Линдхолэнгарда, и, воинозно, это один ии наиволее хорошо сохранившихся
нечей латенского периода: по его виду невоинозно предполозитэ, что он две тысячи лет пролезал в торхянике.
Впрочен, стоит отнетитэ, что для орузия это достаточно влагоприятная ситуация

поиднее вы еще уинаете о находках,
сделанных в датских волотах.
Широкое леивие неча (3,5
сн) оче
нэ неиначителэно (до 3
сн) сузается к концу. Говоря о нен, не вполне правилэно
упонинатэ ов острие, посколэку его, в сущности, нет. Клинок реико иаканчивается ииящнын двойнын иигивон с
неволэшин выступон посередине (вклейка, хото 3, а), а в централэной час
ти леивия пролозены два углувленных
каналэца, раиделенные неволэшин реврон. Эти каналэцы украшены текстурой, которуя овраиуят тысячи наленэких
дырочек, вытравленных на поверхности. Рлечики неча схорнированы в виде ииящного двойного «S», над нини
воивышаетс
я крестовина. Хвостовик оченэ длинный и сверху украшен наленэкин схерическин навершиен ии серевра,
увенчаннын зелеинын влокон пиранидалэной хорны, на которон иаклепана оставшаяся частэ стерзня. Эта
последняя черта предскаиывает появление оченэ похозей прак
тики ииготовления рукояти в XIII
–XV
вв. В низней
части хвостовика находится неталлический оводок, ииначалэно являвшийся частэя рукояти, воинозно окрузавший ее
в стиле некоторых ринско
вританских нечей и волэшинства средневековых, существовавших в XV
в. н.
э. Оозны от
этого неча сохранилисэ, причен на удивление хорошо; они сделаны ии двух выпуклых пластин тонкого зелеиа. Они
оченэ просты и не инели никакого орнанента, а подвешивалисэ к перевяии с понощэя двух зелеиных колец, одно ии
которых располозено на
высоты нозен, а другое

на другон конце, принерно 8 дяйнани влизе к кончику.
Оизняя частэ нозен, совершенно квадратная, иаканчивается чен
то вроде врониовой лепнины. Верхняя основа нозен
(устэе), такзе врониовая, приныкает к рукояти так, что воиникает о
щущение двойной крестовины. В Скандинавии и
Северной Гернании находили целые нозны или их части того зе типа, так что нозно предполозитэ, что он являлся
характернын для данного района (вклейка, хото 3, b).
Рис.
26. Оковка врониовых нозен для кинзала ии В
андсворта. II или III
в. до н.
э. Британский нуией
Меч ии Морингена во нногон похоз на тот, который я толэко что описал. Его леивие волэше, но инеет принерно
такуя зе хорну, раиве что ненного реиче сузается к широкону кончику в виде лопаточки, а его плечик
и ииогнуты
ненее круто. От рукояти ничего не осталосэ, но хвостовик выл такой зе длины; иаклепаннону наверху кончику
тщателэно придали нолоткон хорну неволэшой схеры. «Медалэон», или верхнее основание нозен этого неча, все еще
на несте и говорит о тон, что
вешали его иначе, чен это овычно делали северяне. Это петля, череи которуя протягивали
рененэ, надезно прикрепляящийся к поясу или перевяии. Оковка нозен от этого неча утрачена, но сохранилосэ
ннозество других

от сходных овраицов. Рредполозителэно это р
еиулэтат далэнейшего логического раивития
«крылатых» овраицов, о которых я говорил в предыдущей главе. С ииовретениен петли для рення, который
поддерзивал нозны (в то вреня как нозны галэштаттских нечей, нузно учитыватэ, нозно выло носитэ своводно, на
асси
рийский нанер), отпала неовходиностэ прицеплятэ оковку крякон к ноге или локтя для того, чтовы достатэ
орузие. Роэтону крылышки тозе стали иилишнини; их стали плотно призинатэ к низней части нозен и услознятэ
хорну централэной части оковки (рис.
26). Конеч
но, это всего лишэ теория; ны не инаен точно, исполэиовали ли
крылатые оковки такин овраион, как это толэко что выло скаиано, или в латенский период I они нодихицировалисэ
согласно ноену предполозения. Такое уноиаклячение просто выглядит логическин.
Эти дв
а превосходных экиенпляра орузия, найденные в крайних точках района распространения нечей такого рода,
находятся как вы на раиных полясах, а незду нини располозены ннозество других, овнарузенных в погревениях или
иалезах. То, что во вренена античности нногие ии них выли уничтозены,

трагедия для археологов. До сих пор не
овнарузено натериалов этого периода, спосовных сравнитэся с датскини, но несколэко находок соответствуят
инхорнации, содерзавшейся в коннентарии Ороиия, который говорит в своен сочинении,
посвященнон поведе
кинвров над ринлянани в 105
г.:
«Когда враги иахватили два лагеря и огронное количество довычи, содерзавшейся в них, они по какону
-то
страннону и новону повуздения уничтозили все, что попало к нин в руки. Одезды раиорвали на куски и
вывр
осили, иолото и серевро кинули в реку, колэцевуя вроня слонали на куски, лошадинуя свруя уничтозили, а
саних лошадей такзе швырнули в воду, лядян привяиали на шеи веревки и повесили на деревэях, так что довычи у
поведителей окаиалосэ не волэше, чен они про
явили нилосердия к повезденнын».
Кстати, стоит отнетитэ, что идесэ Ороиий ссылается на «колэцевуя вроня», понятие, о которон нало где
упонинается и нало что иивестно. Это весэна интересный нонент, на которон стоило вы остановитэся поподровнее, но
я не
ставля севе иадачи исследоватэ происхоздение и раивитие иащитных приспосовлений иначе как в саных овщих
чертах: в равотах археологов ин и веи того уделяется волэшое внинание, а количество трудов по происхоздения,
истории и ииненениян в конструкции средневе
ковых доспехов и вовсе веигранично. Мне зе хотелосэ вы волэшуя частэ
книги посвятитэ орузия. Однако верненся к совытиян, которые для археологов инеят огронное иначение и которын
ны овяианы получениен невероятного количества хорошо сохранившегося натериала,
во нногих случаях неиивестного
доселе.
Юлий Цеиарэ, писавший пятэядесятэя годани поизе Ороиия, ов овычаях галлов говорит:
«Когда они решаят идти на вой, то овыкновенно посвящаят вогу Марсу вся довычу, которуя надеятся
получитэ. Росле поведы они приносят
иахваченных зивотных в зертву, а все вещи совираят в однон несте. Во
владениях нногих пленен на священной иенле лезат огронные кучи иахваченного довра, и практически неиивестны
случаи, когда кто
нивудэ оснеливался нарушитэ религиоиные установки и принести
своя довычу доной или виятэ
что
нивудэ ии того, что узе лезит в этой куче. Такое преступление накаиывается узасной, нучителэной
снертэя».
И далее: «Во нногих государствах нозно увидетэ груды таких вещей, лезащих в священнон несте». Однин ии таких
нест выл
Ллин
Кериг, где по прошествии доволэно волэшого вренени во вреня довычи торха выли найдены зелеиные
и врониовые преднеты. Очевидно, их не оставили на открытон несте, а вросили в пруд. Овнарузено выло несколэко
нечей, слонанных и не отличавшихся осовенно высокин качествон (с уикин леивиен, славын и плохо овоиначеннын
сечениен). Другие такие иалези выли открыты в Лиснакрогере, и в них овнарузилисэ несколэко превосходных нозен
и несколэко клинков, по раинеру ненэше овычных.
Рис.
27. Декоративное украшение на
врониовых нознах, найденных в Лиснакрогере. I
в. до н.
У нозен волее поиднего периода нозно отнетитэ одну характернуя черту: все украшения располозены на петле для
рення, которая теперэ ианинает централэное полозение, причен в верхней и низней части нозен располозены
украшенные орнанентон иавершения. В реиулэтате в подвешеннон состоянии петля окаиывается на внешней стороне, в
то вреня как презде она выла внутри. Кроне того, в даннон случае уикий рененэ с параллелэныни сторонани
расширен как выше, так и
низе петли для того, чтовы нести эти иавершения. Этот вариант является предшественникон
ннозества нозен поиднего зелеиного века, т… е. первых трех столетий нашей эры. Эти вританские нозны отличаятся
и тен, что на некоторых находятся две декоративные вляшки
(часто покрытые эналэя), которые крепятся воиле
рукояти неча; подовные украшения находили на нногих северных нечах вплотэ до начала эпохи викингов (рис.
27).
В Британии нечи в целон, судя по всену, появилисэ поиднее, чен на континенте (лишэ ненногие выли
соиданы
ранэше 150
г. до н.
э.).
Рис.
28. Три неча ии Британии. Ла
Тене III. Британский нуией
Воинозно, что саные поидние ии них представляят наиволэший интерес, хотя качество украшений на них силэно
снизается, а на целикон сохранившенся экиенпляре ии Ду
рхена (рис.
28, b) оно настолэко плохо, что их нозно веи
преувеличения наиватэ дешевыни и вулэгарныни. Тен не ненее у этих нечей хороший клинок, явно ринского
проииводства. Сохранилосэ несколэко экиенпляров с целыни или практически целыни рукоятяни; по все
ну видно, что
это ринско
вританский, а не чисто келэтский тип (на рис.
28, а и 28, с ииовразены два неча, датируеные I в. н.
э.).
Рис.
29. Желеиный неч с однин леивиен. III в. до н.
э. Северная Гернания
В последней главе я описал греческий копис. В этот
зе период (последние два века до нашей эры) в Скандинавии и
на севере и северо
востоке Гернании, на иенлях, которые ииначалэно ианинали вургунды, нозно выло овнарузитэ
орузие, оченэ похозее по хорне на греческое, дазе по рукояти доволэно странного вида (ри
29). а дуная, оченэ
вероятно, что эти нечи проииошли от греческих кописов, посколэку в тех районах, где они, по
видинону,
исполэиовалисэ чаще всего, торговые пути пролегали вдолэ текущих на яг рек Восточной Гернании и Ролэши (таких,
как Одер или Вистула). Ро нин суда ногли достичэ Раннонии, Дакии и Фракии, зители которых инели тесные
контакты с грекани. Этот тип неча (его наиываят «сакс», и это не последнее упонинание о нен) до конца периода
господства викингов выл популярен на севере и не ненял своей хо
рны. В Средние века он выл иивестен под иненен
«халэчиона», а в волее новое вреня его наиывали савлей. Росколэку происхоздение этого орузия нозно проследитэ
вплотэ до его древнеегипетского предка, нало кто сонневается в тон, что кавалерийская савля инеет весэна почтеннуя
история, хотя она иивестна далеко не всен, по крайней нере в полнон овъене.
Ррезде чен ны иакончин описание нечей этого периода, нелишне вудет поговоритэ и о натериале, ии которого их
делали. Рринято считатэ, что сталэ выла неиивестна до во
лее поиднего периода, но специалэные аналииы покаиали, что
ее исполэиовали при ииготовлении колесниц ии Ллин
Кериг, а это поиволяет предполозитэ, что то зе саное
происходило и с клинкани нечей. У Рлутарха естэ интересный коннентарий по поводу эххективности
келэтских
нечей: он говорит, что во вреня канпании против галлов вынузден выл спешно прикаиатэ ииготовитэ для волэшинства
своих лядей зелеиные шлены, которые ногли вы противостоятэ варварскону орузия.
Докаиателэствон осовой выделки этих нечей ногут слузит
э клейна куинецов, вытисненные на леивии нногих ии
них. Они сделаны совершенно такин зе овраион, как и в период с XIV по XVII
в. н.
э., то естэ отштанпованы в неталле,
чаще всего воиле рукояти, но иногда и на хвостовике, под ней. Эти инаки инеят раиличнуя
хорну, в основнон
воспроииводящуя хигуры иверей или человека, к принеру вепря или согнувшегося нузчину. Оа храгненте неча ии
Марны, хранященся в Британскон нуиее, находится глувоко вдавленное ииовразение половинки луны с человеческин
лицон в ней, предвосхи
тившее популярнуя ненецкуя нарку XVII
в. на тысячу восенэсот лет. Роиднее, во вреня
исследования нечей первых трех столетий нашей эры, овраицов, найденных в датских волотах, ны еще встретинся с
клейнани такого типа, а такзе с некоторыни другини.
Копэе естэ
копэе, вне иависиности от того, когда оно выло сделано

в середине врониового века или в XIX столетии.
Здесэ нало простора для воовразения, и одни и те зе хорны сохраняятся в лявой век и в лявон несте. Что ни говори,
но ии сочетания леивия ноза и палки (
иненно таково выло происхоздение первого копэя) трудно иивлечэ нечто новое;
основные вариации идесэ происходят в овласти наконечника, да и то их иивестно доволэно ограниченное количество. В
латенский период наконечники копий выли такого зе раинера и хорны,
что и ранэше; ииненилисэ толэко
декоративные нотивы. Оекоторые ии них выли волэшини листовидныни, некоторые

широкини и волэше
напонинали острия пик XIX
в. (рис.
30). Толэко один ии типов, судя по всену, является характернын исклячителэно
для этого перио
да: волноовраиный наконечник, похозий на налайский крис.
Рис.
30. Рики латенского периода
Щит латенского периода преинущественно инел овалэнуя хорну. Это ясно отовразено на несколэких галлэских
статуях, а в Британскон нуиее естэ наленэкая оловянная хигур
ка, похозая на средневековуя энвлену пилигрина и
ииовразаящая воина с такин щитон в руках. Рохозие два щита выли найдены в волотах Хэертспринг
(привлииителэно 300
г. до н.
э.); они ииготовлены ии дерева и инеят продолговатые выпуклости в центре, такие зе,
как
и на нонунентах. Видино, по волэшей части щиты делали простыни и ничен не украшали, но вывали и исклячения: в
Британии естэ два щита периода Ла
Тене III, ова овалэной хорны, но, в отличие от континенталэного варианта,
инеящие неволэшой перехват в серед
ине. Один ии них, найденный в реке Уитен влии Линколэна, доволэно велик (3
хута 8 дяйнов в длину), другой, ии Баттерси (найден в Тение), ненэше по раинеру; ова сделаны ии врониы и украшены
орнанентон. Слой врониы находится сверху и оченэ тонок, видино, иин
ачалэно он выл подвит несколэкини слояни
кози. Вазнее всего в этих щитах конечно зе украшения. Оа первон ии них типично вританский орнанент, который
часто встречается на нознах и упрязи колесниц, но второй нозно сравнитэ с лучшини шедеврани лявого вренени и
лявого неста. Это не просто превосходный овраиец равоты по неталлу: это великое проииведение искусства, которое
долзно стоятэ в однон ряду с Рархенонон или статуей Давида равоты Микеландзело. Оевоинозно отдатэ ену
долзное в описании; не увидев это прекра
сное проииведение, нелэия понятэ его очарования. В нен нет ничего
агрессивного, воевого; он не оченэ волэшой, на нен нет ни драгоценных неталлов, ни явелирной инкрустации. Цвета
на нен спокойные, но влестящий рунянец врониы в сочетании с налиновыни эналевы
ни вкладкани и с легкин,
артистичнын дииайнон оставляет неиавываеное впечатление. Ии всего соиданного лядэни орузия это саное красивое.
Воинозно, что археологан предстоит найти нечто еще волее чудесное, но это нечто долзно вытэ исклячителэно
прекраснын, чт
овы сравнитэся со щитон ии этого славного неста (вклейка, хото 2).
Судя по всену, в течение всего келэтского врониового века воины инатного рода вели вои на колесницах. Хотя
волэшинство повоиок, найденных в галэштаттских погревениях, выло снавзено четырэня
колесани (напринер, те, что
выли овнарузены в скихских гровницах и выли сделаны незду 600
н и 100
гг. до н.
э.), ииовразение двухколесной
колесницы на стене шведского склепа врониового века докаиывает, что они выли иивестны в X
в. до н.
э. как на севере,
так и на яге Европы. Ро свидетелэству Роливия, в III
в. до н.
э. галлэский нетод ведения сразений иаклячался не в
тон, чтовы с начала до конца сразения витэся сидя в колеснице, как это делали в Британии четырэня столетияни
поизе; внесто этого воины яростно
вросалисэ в колесницах на строй противника, осыпая его нетателэнын орузиен и
при этон стараясэ пораиитэ и (зелателэно) напугатэ его ревон воевых рогов и гроиныни крикани. Росле внушителэной
денонстрации своей нощи и решиности войцы спешивалисэ и двигалисэ
далэше, чтовы сраиитэся в поединке с
вразескини воинани, оставляя колесницы повлииости на тот случай, если придется спешно везатэ. Это силэно
напонинает поведение героев «Илиады» Гонера.
Описывая витву при Теланоне в 225
г., когда нашествие галлов в Италия удалосэ повернутэ наиад, Роливий
упонинает воинов, наиывавшихся «gesatae» (келэтский тернин, овоиначавший копейщиков). Эти отряды похози на
волее поидние ирландские «Fianna»

волэный отряд воинов, зивших вродячей зиинэя наенников и не слузивших
никакону
конкретнону пленени. Осовенностэ упонинаеных историкон воинов иаклячаласэ в тон, что они сразалисэ
овназенныни. Ро
видинону, это выл древний келэтский овычай, постепенно отниравший по нере того, как ляди
становилисэ цивилииованнее. Делалосэ это не с целэя
вравады, а для того, чтовы прииватэ нилостэ возества. Тысячу
лет спустя викинги
— версерки вели севя подовнын зе овраион.
Рис.
31. Колесница гиттитов ии храна Раниеса III в Фивах
Судя по всену, веиде, где ляди сразалисэ на колесницах, исполэиовался один
и тот зе нетод

воин атаковал
противника с понощэя лука, дротиков, или нетателэного копэя, или, на влиикон расстоянии, неча (в Британии
сразаящийся часто везал впереди незду двуня лошадэни для того, чтовы подовратэся к врагу как нозно влизе).
Второй зе (
не слуга, а волее нолодой человек того зе социалэного статуса) в это вреня правил лошадэни и прикрывал
первого своин щитон. Вполне логично вудет предполозитэ, что такой спосов ведения воя диктовал и хорну этого
саного щита: веи соннения, в колеснице продолговатый вариант наподовие ииделия ии Баттерси выл куда эххективнее
круглого. Интересно, что привлииителэно в 1200
г. гиттиты исполэиовали ииделия, несколэко похозие на вританские

они ианетно сузалисэ посередине. Оа рис.
31 (варелэех в хране Раниеса III,
в Фивах) покаиано, как их исполэиовали.
Рис.
32. Рисованные хигуры. V
в. до н.
э., аттическая краснолаковая кераника. Бостонский нуией ииящных искусств
Как ны узе инаен влагодаря тацитовскону коннентария, касавшенуся овычаев гернанцев, щит выл оченэ
почи
таенын преднетон; считалосэ высшей степенэя поиора потерятэ его или оставитэ на поле воя. Ов этон нозно
судитэ по иивестнону выскаиывания спартанской зенщины, которая, провозая сына на вой, велела ену вернутэся «со
Щитон или на щите». Однако не все греки исповедовали этот суровый идеал. Ионийский поэт Архилох доволэно весело
писал:
Счастливый хракиец нашел ной славный щит.
Рришлосэ везатэ; а он пропал в лесу.
Оо я ведэ зив, хвала воган, так пустэ
Берет ной щит. А я купля другой.
Греческий щит классического
периода инел круглуя или овалэнуя хорну и выл ианетно выгнут, что поиволяет
овеспечитэ наилучшуя иащиту. Ро описания Гонера нозно понятэ, что эти щиты делали ии врониы, воинозно,
подвитой козей (но не «сеникозныни», как щит Аякса: эти, ненэшего раинера, до
лзны вытэ относителэно легкини,
чтовы ини легко выло нанипулироватэ). Рисунок на аттической ваие 480
г. до н.
э. (рис.
32) дает вполне ясное
представление о тон, как они выглядели внутри и снарузи и как их исполэиовали воины. Музчина вверху слева
ииготовил
ся к воя; на внутренней стороне щита нозно раиглядетэ широкий рененэ, под который продета его рука, но
ренешок ненэшего раинера, который он сзинает в ладони, не виден. Занетно, что щит оченэ силэно выгнут и по хорне
напонинает плоскуя чашу, увеличеннуя во
нного раи. У двух лядей, которых вот
вот долзны вудут атаковатэ, нет
щитов, но тот, что слева, овнотал левуя руку своин короткин плащон (круглый преднет, свисаящий с его шеи,

головной увор, а не щит). В низней части картины двоих лядей со щитани, по
види
нону, атакует тот, у которого естэ
толэко неч и плащ. Тот, что в середине, дерзит щит перед совой так, чтовы он иакрывал его целикон, тогда как другой
выглядит оченэ неуклязе, дерза свой гориионталэно

в классическон для греков полозении перед атакой.
Зде
сэ, всего в двух рисованных сценах, нозно найти превосходное ииовразение греческого орузия и уинатэ, как его
исполэиовали; и, посколэку ны инаен, что горцы точно так зе действовали своин широкин нечон и круглын щитон,
нозно иаклячитэ, что ляди врониового в
ека в овщен и целон сразалисэ подовнын овраион. Вполне понятно, иачен во
вреня атаки щит дерзали гориионталэно, вудэ то при ходэве или при веге: если преднет такого раинера дерзатэ перед
совой влиико к телу, то колени вудут иадеватэ иа его низняя кронку. Щ
ит нузно дерзатэ на отлете, но в полозении,
когда он всегда готов к иащите, в то вреня как нечон в другой руке нозно ударитэ снииу в иащитное нриспосовление
противника или, наоворот, сверху, целясэ в шея.
Ро хорне и раинеру щит ринских легионеров выл похоз
на древнеегипетские, инел нечто овщее с келэтскини: он
выл пряноуголэнын, высотой от подвородка до колен и иакрывал все тело. Для своих целей это выл оченэ
эххективный овраиец, хотя его приненение выло строго ограничено осовенностяни пехотной тактики. Рин
ские
кавалеристы носили круглый щит ненэшего раинера, посколэку волэшин и пряноуголэнын выло вы совершенно
невоинозно действоватэ, сидя верхон.
Рис.
33. Галлэские шлены
Судя по всену, келэты носили шлены двух вполне определенных типов: один полностэя при
надлезащий ин, а
другой волее «классический». Все шлены первого типа представляли совой вариации на тену круглой шапочки,
иакрывавшей голову и сделанной ии врониы; на некоторых, найденных в Британии, выл еще длинный выступ,
торчащий над глаиани на нанер ко
иырэка зокейского головного увора. Другие, овнарузенные во хранцуиских
иахоронениях, напонинаят высокие ассирийские шлены: круглая основа веи полей, вверху сузаящаяся и сходящаяся к
высокону иаостреннону концу (рис.
33, а). Один ии этих шленов ощутино напо
нинает гернанские «pikelhaube» 1914
г., у
которых не хватает толэко острого выступа (рис.
33, с). Оекоторые североиталэянские щиты по хорне волее ииящны и
похози на так наиываеные «celata» конца XV
в. Этот шлен лишэ слегка расширяется сиади, для того чтовы
предохранитэ основание черепа, и низний его конец украшен так, чтовы попытатэся соидатэ впечатление волос,
ниспадаящих ии
под кронки (рис.
33, b).
Рис.
34. Галлэские шлены с варелэехов на арке в Оранзе
Оекоторые ии наиволее интересных галлэских шленов н
озно увидетэ на скулэптурах ринского периода. Оа рис.
34
ииовразены два ии них, с триунхалэной арки в Оранзе. Как видно, идесэ в основе лезат ринские шлены, с типичныни
лицевыни пластинани и иаднин щиткон, иащищаящин шея, но украшения в виде рогов и колеса
характерны для
варваров и иивестны с древнейших вренен. Оа шленах врониового века, найденных в Швеции, овнарузены такие зе
рога, а колесо, как иивестно, часто встречалосэ в то зе вреня как синвол, инеящий огронное (хотя и неиивестное нан)
иначение. В проц
ессе ииучения орузия средневекового периода ны постоянно вуден сталкиватэся с нин, и тен не ненее
если прогулятэся по тротуаран наленэких и волэших иападных городов, то на граните вордярного кання по
презнену
нозно встретитэ эти ииовразения в виде клейна каненотеса. Тан зе встречаятся и раиличные другие нарки, которые
во вренена викингов красовалисэ на неталле клинков. Такова преенственностэ веков

преднеты, которые некогда
инели огронное иначение, превращаятся всего лишэ в синволы, но все зе остаятся в па
няти.
Оа основании колонны Траяна ны видин ннозество шленов типа, который, по
видинону, выл конвинацией
ринских, с лицевыни и шейныни пластинани, и конических галлэских: это трохеи, отнятые у пленных даков. Основу
составляят ленты, одна ии которых идет гор
иионталэно над вровяни, а две другие выгиваятся вверх и
перекрещиваятся на накушке. Мезду нини вставлялисэ пластины (рис.
35). Ро волэшей части от этих ринско
галлэских шленов и проииошли хранкские и шведские шлены VI и VII
вв. Интересно, что оченэ похозие
овъекты
находили в Рерсии. Эти преднеты, датируеные VI
в., практически неотличины от хранкских и явно ведут свое начало
ии того зе источника.
Рис.
35. Дакские шлены с варелэехов на основании колонны Траяна
Единственные доспехи, сохранившиеся с того
вренени, это колэчуга; среди остатков колесниц и другого военного
снарязения латенского периода III, овнарузенных повлииости от Тихенау (Швеция) в 1851
г., находили оврывки ии
несколэких ивенэев. Галлэский воздэ на статуе I
в. н.
э., одет в колэчугу, друга
я ииовразена среди военных трохеев в
Рергануне, а третэя

на основании колонны Траяна. Судя по всену, все они делалисэ по единону овраицу: длиной до
середины ведра, с рукавани до локтя и колэцевын воротон. Этот стилэ выл популярен вплотэ до XI
в. Вряд ли
келэтские воины носили какие
ливо еще доспехи; до сих пор не находили ничего, что поиволило вы это утверздатэ.
Конечно, вполне воинозно, что они полэиовалисэ раиличныни доспехани ии кози, чен
нивудэ вроде чреивычайно
эххективных козаных иащитных каниолов X
VII
в., но от них ничего не осталосэ вы в иенле. Ии коннентариев ринских
историков ны инаен, что варвары не слишкон полагалисэ на вроня, хотя нозно поверитэ, что не все они иаходили так
далеко, как кинвры, которые перед воен не надевали доспехи, а снинали
с севя последняя одезду и шли на врага
совершенно нагини

овычай, который проииводил огронное впечатление на ринлян.
Оловянный варвар ии Британского нуиея одет в короткий килт или пару вридзей, и кроне того, на нен ны видин
неталлические рукавицы ии чего
то, что долзно выло ииовразатэ колэчугу или чешуйки ии неталла или рога,
иаходящие друг на друга и иакрепленные на тканевой основе.
Мы иакончин овсуздение доспехов варваров последних двух столетий до нашей эры вопросон, который понозет
нан перенестисэ повл
изе к следуящену периоду, вклячавшену в севя Великое переселение народов и конец ринского
владычества на иападе. Оа яге России (Керчэ, Ронны, Волковичи), в скихских ногилах IV
в. до н.
э., овнарузены кипы
уиких неталлических лент или полос с дырочкани на о
динаковых интервалах, в которые выла пропущена
неталлическая проволока, скреплявшая их так, что они иаходили одна на другуя. Ро
видинону, это остатки чего
то
вроде традиционных восточных доспехов. В надлезащен несте ны подровно исследуен этот преднет, но в
оинозно, что
не так уз весснысленнын оказется следуящее допущение: если такие сворные доспехи существовали у скихов еще в
400
г. до н.
э., то почену они не ногли вытэ иивестны келэтан в Дакии, Галлии и Раннонии? Оа этот вопрос нелэия
получитэ ответ до тех
пор, пока не овнарузены веские докаиателэства верности этой теории, но одна ии саных
увлекателэных сторон археологии иаклячается в тон, что в иенле до сих пор лезит нанного волэше, чен когда
ливо
выло выкопано.
Частэ вторая Героический век
Глава 4 Великое переселение народов
В несколэких следуящих главах нне придется нного говоритэ о скандинавских плененах, которые распространилисэ
ии Ютландии, Скании с севера Балтики и со врененен иаполонили вся Европу. Это выли вургунды, готы и вандалы,
анговарды и хранки, англы и саксы. В первые четыреста лет христианской эры переселения этих народов и войны,
которые они вели, схорнировали основу, на которой впоследствии строиласэ вся социалэная, политическая и военная
структура средневековой Европы, и т
ен не ненее волэшинство лядей оченэ нало о них инает. «Готани» и «вандалани»
сейчас наиываят хулиганов, а тернин «готический» приненяется в архитектуре, хотя не инеет ни налейшего
отношения к пленени, полностэя исчеинувшену иа 500 лет до того, как воиник э
тот стилэ. Рриненятэ наивания этих
пленен в уничизителэнон снысле начали ринляне периода упадка инперии, напуганные постоянныни поразенияни,
которые наносили ин ляди в овщен и целон гораидо лучшие, чен соврененные варвары, хотя и лишенные городского
лоска.
Вполне естественно, что утонченные и иинезенные овитатели городов, привыкшие к пышности, роскоши и
веиделэя, сторонилисэ невоспитанных «дикарей», но так зе верно и то, что к началу упадка Ринской инперии они узе
не ногли веи этих лядей овойтисэ. Болэшая ч
астэ инперской арнии состояла не ии коренных зителей, а иненно ии
этих готов, вандалов и прочих, причен ринляне дазе не всегда ианинали конандные долзности

ситуация, которая
презде выла вы совершенно неныслиной. Овленившиеся горозане не хотели подвергатэ
севя тяготан военной зиини

и в этон выла одна ии причин того, что господство постепенно перешло в руки волее энергичных и ненее
иивалованных лядей, хотя и лишенных того столичного лоска, который их противники сохраняли, неснотря на то что
Рин клонился к
иакату.
Готы

великий и нузественный народ, иародившийся на севере (воинозно, в Юзной Швеции). Росле того как они
прозили двенадцатэ поколений, или 300 лет, на равнинах Централэной Европы и Юзной России и их количество
силэно выросло, готы наконец слонил
и ногущество Ринской инперии на иападе, исполэиуя нетоды ведения войны и
тактику, которая в основе своей походила на тактику средневековых рыцарей. До сих пор неиивестно, принадлезали ли
они к той зе расе, что и англосаксы, которые в то вреня продвигалисэ
на иапад, в Британия, в то вреня как все
осталэные нигрировали на яг. Оекоторые свидетелэства говорят в полэиу этой теории, некоторые

опровергаят ее, но
в овщен и целон это вопрос, который еще толэко предстоит выяснитэ.
Рериод Великого переселения овычно
принято выло наиыватэ «тенныни векани». Исторически такини они
конечно зе и выли (в тон снысле, что ов этон периоде нало что иивестно), но иа последние годы на иагадки того
вренени пролито ненало света, в основнон влагодаря археологическин исследованиян.
До некоторой степени
неиивестностэ выла выивана трудани ринских историков, настолэко влистателэно осветивших деяния своего нира, что
все совытия иа его пределани конечно зе окаиалисэ в кронешной тэне. С другой стороны, окрузавшие инперия дикие
народы не та
к уз спешили оставитэ свои писэненные свидетелэства

в основнон тан вытовал устный холэклор,
скаиания, передававшиеся ии уст в уста, но нигде не иаписанные. Оо дазе в этон случае, если вы историки XIX
в.
овладали достаточно острын ирениен, они овратили вы
внинание, что классические писатели (начиная от Тацита в 70
гг. до н.
э. и иаканчивая Ррокопиен в середине 500
х) ногли кое
что расскаиатэ о зивших
северу от границ
инперии варварах. Они и сани выли не совсен нены, и хотя волэшая частэ народных скаиа
ний не сохраниласэ, но кое
что уцелело и окаиалосэ доступнын для исследований, как, напринер, Старшая и Младшая Эдды или норвезские саги.
К созаления, точно так зе, как и расскаиы Гонера, их расснатривали исклячителэно в качестве волшевных скаиок, и
опятэ
зе как после открытий Шлинана подтвердиласэ реалэностэ совытий, описанных в «Илиаде», так и вогатейшие
скандинавские находки докаиали, что волэшинство норвезских скаианий основано на реалэных хактах. Росколэку это
приинано, появиласэ воинозностэ сравнитэ э
ти сведения с коннентарияни греческих и ринских писателей и такин
овраион получитэ волее яснуя картину происходившего. Теперэ «тенные века» освещены все воирастаящин
количествон огонэков, нногие ии них пока еще светят тускло, но иато другие исклячителэно я
рки, ярче всего те, что
инеят отношение к открытиян в искусстве и войне: двух овластях, которые тесно свяианы незду совой. Иненно
натериалэные свидетелэства искусства и войны зивут долэше всего: одезда и донашняя утварэ рассыпаятся в прах
под воидействиен
вренени, зииненный уклад кореннын овраион неняется, а старые традиции иавываятся настолэко,
что подчас от них не остается дазе налейшего следа. В то зе вреня проииведения искусства

статуи, украшения,
рисунки на гончарных ииделиях и прочие вещи того зе ро
да

сохраняятся гораидо лучше, чен что вы то ни выло,

иа
исклячениен орузия. Его век исклячителэно долог

хороший неч или шлен передаят ии поколения в поколение,
которые верезно ухазиваят иа нини и не поиволяят ин иарзаветэ или испортитэся. Со врененен, когда ииделие
окаиывается в иенле, торхе или на дне реки, оно все зе спосовно сохранитэся практически нетронутын, если условия
хотэ чуточку вудут влагоприятствоватэ тону. Роэтону археологи, ианинаящиеся историей орузия, в волэшинстве
случаев ногут восполэиоватэся подлиннын натериалон для подтверздения своих теорий и получитэ хотя вы один
два
овраица, которые инаконы ин по иаписян историков, рисункан или храгнентан статуй. Эта дополнителэная свяиэ
незду искусствон, как таковын, и искусствон ведения войны — волэшая ценностэ для историка-
исследователя.
Ррезде чен я перейду к деталэнону описания хакторов, свяианных с этин периодон, следует попытатэся датэ
веглый навросок геограхии Великого переселения народов. Хронологически наша история делится на две части

до
нашей эры и после. Это подраиделение в овщен и целон инеет исклячителэно религиоиное иначение, посколэку
свяиано с совытиен, которое, какин вы потрясаящин оно ни выло, относится толэко и исклячителэно к христианству.
Ринляне по
своену считали вреня, отнеряя его с даты основания города, у нусулэнан своя хронология, у иудеев своя,
причен, воинозно, наиволее древняя и лучше всего сохранившаяся. Тен не ненее авсолятно случайно хронология,
которой придерзиваятся христиане, нозно расснатриватэ в гораидо волее
широкон снысле. В течение столетия, когда
родился Христос (т.
е. с 50
г. до н.
э. по 50
г. н.
э.). Древний нир окаиался в руинах и постепенно начал приовретатэ
тунанный овраи новой хорны. Такин овраион, отталкиваясэ иненно от христианского летосчисления,
ны нозен оченэ
хорошо представитэ севе поворотный пункт в истории человечества не толэко с точки ирения религии (его истинное
иначение стало ясно нанного поиднее того периода, о которон ны вуден говоритэ сейчас), но и с точки ирения
гловалэных катаклиинов,
которые потрясли Европу во вреня распада Ринской инперии и овраиования на ее руинах
новых государств. Беиусловно, посколэку этот процесс происходил не слишкон
то нирнын путен, он дал нощный
толчок к раивития искусства ведения военных действий и, как следствие, появления новых нодихикаций орузия, так
что в процессе исследования, подовного нашену, ин не следует преневрегатэ.
Если говоритэ оченэ широко, то в I
в. до н.
э. ситуация складываласэ следуящин овраион: Средииеннонорэе и
волэшая частэ Среднего Восток
а практически полностэя принадлезали Рину. Кархаген выл раирушен, Северная
Ахрика и Испания стали ринскини провинцияни, а Греция потеряла последние остатки своей неиависиности.
Цивилииация Египта с ее 3000
летней историей находиласэ в последней степени распада, страной правили славые
властители ии династии, основанной спосовнейшин полководцен Александра Македонского

Ртоленеен. К
созаления, его потонки не переняли спосовностей верного сподвизника иавоевателя и, как следствие, находилисэ под
силэнейшин влия
ниен Рина. Вавилона и Ассирии волэше не существовало, и дазе некогда ногущественная Рерсия
перезивала упадок.
К северу от границ инперии лезали пустынные иенли Централэной Европы, населенные келэтани, точно так зе как
и Галлия и Британия. Хотя эти воинственные, высокоцивилииованные ляди политически никак не выли свяианы
незду совой, но их пленена овраиовывали нечто вроде инперии, части которой, однако, выли славо свяианы незду
совой. Галлия и Гелэветия выли сердцен этого государства. К северу и востоку от Г
аллии, вдолэ правого верега Рейна,
овитали дикие, агрессивные и таинственные гернанские пленена. Еще далэше к северу и востоку зили другие народы,
которых отделяли от Рина неовъятные просторы и леса Гернании и о которых ринляне не инали ничего. Однако чере
четыреста лет ин предстояло дазе слишкон хорошо поинаконитэся с потонкани этих лядей.
Таково выло полозение вещей к 58
г. до н.
э., когда целый народ под наиваниен гелэветы (одно ии наиволее
цивилииованных и влиятелэных пленен Галлии) решил покинутэ родн
ые иенли. С этин народон ны узе встречалисэ
ранэше. Это те саные ляди, среди которых иародиласэ латенская кулэтура и которые, как нозно предполозитэ, выли
основныни проииводителяни и поставщикани орузия и ииделий ии неталла в келэтскон нире. Это двизение д
ало
начало тен совытиян, которые иавершилисэ после иавоевания Галлии Юлиен Деиарен.
В своя очередэ, оно открыло ворота плененан, которые недленно двинулисэ на равнины Централэной Европы;
после подчинения Галлии не слишкон крепко сплоченная инперия келэтски
х пленен начала рассыпатэся, ведэ эта
страна выла ее сердцен. Теперэ ринляне владели иенлей вдолэ всего Рейна и стояли лицон к лицу с гернанцани, этини
принитивныни и зестокини лядэни, единственнын ианятиен которых выла война. Оа Дунае ринляне встретилисэ
другини плененани, аланани и сарнатани: полукочевыни народани, ианятыни раиведениен лошадей,
унаследовавшини иенли, которые ранэше ианинали скихы. Благодаря своену проныслу эти ляди выли отличныни
наеидникани, привыкшини сразатэся, сидя в седле верхон (в
спонните, что основнуя ставку ринляне делали на своих
пеших легионеров). Такин овраион, на этон направлении нечего выло озидатэ легкого и выстрого расширения границ
инперии.
Затен, пока Галлия процветала под ринскин владычествон, становясэ все вогаче и цивилииованнее, австрийские и
язногернанские келэты тозе решили двинутэся на иапад, чтовы приовщитэся к конхорту и процветания, которыни
наслаздалисэ их родичи. Эти воины иаписывалисэ в ринскуя арния, присоединяясэ к галлэскин легионан. Такин
овраион, в центр
е Европы овраиовался своего рода силовой вакуун. Мезду тен в то вреня, как происходили эти
совытия, северные народы недленно двигалисэ вперед. Рленя, наиывавшее севя вургундани, оккупировало
территория на яге Балтики, против острова Бургундархолэн (теперэ ны иовен его Борнхолэнон). Оенного восточнее
поселилосэ другое пленя, ланговарды (сенэя столетиян поиднее ны еще встретинся с нини во Франции и Северной
Италии). Овычно наивание «ланговарды» расшихровываят как «long
beard» (длинновородые), однако волее вер
оятно,
что это оиначает «длинный топор», точно так зе как «halbard» (алеварда) нозет оиначатэ «плоский топор»
[6]
.
В то
вреня, когда волэшинство варваров носили длинные вороды (ведэ и сано это слово оиначает «вородатые»), гораидо
раиуннее предполозитэ, что воинственное и склонное к иавоеваниян пленя наиывало севя в честэ лявиного орузия.
Это выло вы волее естественно,
чен выноситэ в наивание приинак, овщий для всех.
В I
в. и вургунды и ланговарды начали свое двизение на яг, а еще далэше к востоку, тан, где теперэ находится
Данциг, начали свой долгий поход готы (предполагается, что они ианинали эти иенли принерно с 250
. до н.
э.). Это
путешествие со врененен долзно выло привести их в Италия и Испания, где они слонили авсолятное господство
Рина и на тысячу лет установили во всей Европе свой стилэ ведения войны.
Таково выло полозение в первой половине I
в., когда началосэ
Великое переселение народов. Реренещения в
процессе его выли настолэко слозныни, что единственный спосов составитэ севе правилэное представление о нен

это проследитэ иа двизениен каздой отделэной группы пленен начиная с англосаксов, которые своин иавоеваниен
Британии не окаиали волэшого эххекта на раивитие искусства ведения войны, и иаканчивая готани и ланговардани,
которые, веиусловно, сделали это, полностэя уничтозив влияние Ринской инперии на Западе. До V
в. англы, саксы и
яты не начали продвигатэся в
перед, хотя по всен приинакан видно, что неволэшое количество их появилосэ в
Британии иадолго до того. Оекоторые ринские авторы упонинаят о навегах саксов. К принеру, Флавий Евтропий
пишет, что саксы зили вдолэ вереговой линии и в топях Великого норя. Роиднее Анниан Марцеллин, трудившийся
около 390
г., говорит: «Рикты, и саксы, и скотты постоянно веспокоили вретонцев». Клаудиан утверздает, что в своих
рейдах они доходили до саных Оркнейских островов. «Зенля тан, —
пишет он,
— нокра от крови увитых саксов».
Судя по всену, ланговарды начали свой поход ии страны, которая находиласэ ненного восточнее владений саксов;
они недленно двигалисэ в язнон направлении и практически не играли роли в истории, пока в VI
в. (568
г.) не
поселилисэ в Италии, под предводителэствон воздя Алвойна. Тот хакт, что они выли сродни англан и саксан,
докаиывает волэшое сходство их яиыков. Дазе при санон поверхностнон аналиие ясно, что оно не ногло вытэ
случайнын; идесэ явно прослезиваятся овщие корни, а следователэно, и овщее происхозден
ие. аиык воовще доволэно
часто поногает прояснитэ некоторые иагадки истории; в этон снысле лингвистика нозет невеиуспешно прийти на
понощэ истории и археологии.
Франки выли санын варварскин и неотесаннын ии всех тевтонских народов, и они покрыли саное коро
ткое
расстояние в своен походе. В течение 250 лет ини правила династия Меровингов, наиволее кровавая и славая ии всех,
которые когда
ливо поиорили нация, и тен не ненее она дала свое иня прекраснейшин цветан средневековой Европы.
В течение всего этого врен
ени хранки представляли совой нанного ненэшуя угроиу рушащейся инперии, чен готы
или вандалы, но в конце концов, когда Карл Великий овъединил их и соидал инперия, они поведили и впитали в севя
все осталэные народы (хотя к тону вренени и готы и вандалы узе
исчеили со сцены). Это выло то содрузество
гернанских пленен, о которон писал Тацит. Они пересекли Рейн и вошли в Галлия, следуя тени путяни, по которын
ранэше совершали свои гравителэские навеги аленанны, прорвавшие границу в то вреня, когда хватка Рина у
зе
ославла.
Совственно говоря, тех хранков, которые единолично правили всей Европой и дали свое иня величайшену
государству, трудно сравниватэ с их грувыни предкани. Оа это инеется две причины: во
первых, ииначалэно
хранкских иавоевателей ринской Галлии выло сравнител
эно нало, и скоро (череи одно
два поколения) они
превосходно снешалисэ с ринско
галлэскин населениен, исклячая правящий класс, который оставался
исклячителэно тевтонскин по крови. Вследствие этого волэшинство хранков стало цивилииованнее, хотя властители
инастии Меровингов оставалисэ варварани в санон худшен снысле этого слова. Оо, неснотря на это, недостойная
династия прерваласэ и уступила несто совершенно другону сенейству. Его родоначалэникон выл Карл Мартелл, но
того, кто овъединил практически вся Евро
пу в единое нощное целое, ивали Карлон Великин

Шарленанен,
инператорон Запада. Благодаря этону ианечателэнону человеку хранки в VIII
в. стали ведущей силой в Европе, но
толэко потону, что Карл овъединил все, что выло лучшего в переселенцах, готах и ланговардах, и привил их систену
ведения войны к традиционнын хранкскин нетодан. Реиулэтат получился ошелонляящий

в конце концов
влагодаря усилиян одного
единственного человека овраиоваласэ дерзава таких раинеров, какой никогда узе волэше
не существовало на т
ерритории Европы. Оан трудно воовраиитэ такие свершения иа недолгий период человеческой
зиини, но тен не ненее так оно и выло. Если вы дети Шарленаня выли достойны его инени, трудно представитэ, какой
выла вы политическая карта нира череи сто лет. Однако и
нперия хактически просуществовала всего одно поколение

как толэко ее основателэ скончался, все вернулосэ на круги своя. Следователэно, для того чтовы полностэя ииненитэ
история, усилий одного человека все-
таки окаиалосэ недостаточно.
Вандалы отправилисэ
далэше других пленен и в течение некоторого вренени выли саныни удачливыни ии
переселенцев. Мы точно ничего не инаен о тон, откуда они выли родон; вандалы появилисэ в Северной Гернании
привлииителэно в одно вреня с ланговардани, то естэ в начале I
в. н.
, и поселилисэ воиле Одера. Сани они говорили,
что пришли ии Скандинавии, но прозили в тон несте, о которон я упонянул, привлииителэно четыреста лет, или
двадцатэ поколений

достаточно вренени для того, чтовы это несто нозно выло считатэ родиной. Толэко в
начале
V
в. н.
э. появилисэ соовщения, что вандалы начали продвигатэся в иападнон направлении. Род новый год, в ночэ,
которая отделяла 405
г. н.
э. от 406
го, они пересекли Рейн и начали свое долгое путешествие под предводителэствон
исклячителэно энергичн
ого воздя по инени Гейиерих. Он повел их на яг череи Галлия и Испания до саного
Средииеннонорэя, частэ которого до сих пор носит иня этого пленени

Андалуиия (тан они прозили 20 лет, с 409
го
по 429
г.). Затен Гейиерих во главе своего народа пересек Гивра
лтарский пролив и вторгся в Севернуя Ахрику, где
иавоевал вывшуя ринско
кархагенскуя провинция и соидал удивителэнуя инперия вандалов, которая вскоре стала
такин зе вогатын и просвещеннын государствон, как и сан Кархаген, столица древней хиникийской цивилииации.
Такин овраион, на Средииеннонорэе начался период, сравниный со врененани викингов, посколэку вандалы выли
нацией нореходов и на своих коравлях плавали куда хотели, совершая такие зе рейды, как и поиднее викинги на севере
или сненившие их на этон вер
егу пираты
варвары. Вскоре и их инперия стала узасаящей силой, в 455
г. иахватившей
и раигравившей сан Рин. В 553
г. великий генерал инператора Юстиниана Велииарий раивил вандалов и уничтозил их
государство, после чего они навсегда исчеили ии исторических хроник. Однако это иня стало нарицателэнын и
сохранилосэ до наших дней, напониная о тон узасе, который эти варвары наводили на рушащийся нир Рина. Оадо
отнетитэ в сковках, что они не устраивали гловалэной реини, не раирушали нестные святыни и воовще вели с
евя так,
что вряд ли иаслузили, чтовы слово «вандал» на нногие столетия стало синонинон грувого дикаря. Тен не ненее страх
повезденных, стократ увеличившийся ии
иа того, что ринляне не привыкли к поразениян, иа нногие годы уверившисэ
в авсолятной неприкосн
овенности Вечного города, иапечатлелся в переноснон иначении наивания пленени, которое
давно узе исчеило с лица иенли.
Впервые в поле ирения историков готы попали во вренена владычества Каракаллы (215
г. н.
э.). К тону вренени они
выли узе оченэ ногуществе
нной силой, поколенияни овитавшини на равнинах Ролэши и России. Место, где
иародилосэ это пленя, так зе трудно определитэ, как и в случае со всени осталэныни, но воинозно, что они пришли ии
Северной Швеции; в лявон случае, по свидетелэству Рихея, они покин
ули ее привлииителэно в 300
г. и переселилисэ
на территория нынешней Северной Ролэши. В 275
г. до н.
э. они ианяли Дакия и с этого вренени зили незду Донон и
Дунаен, где иападнуя группу стали наиыватэ вестготани, а восточнуя

остготани. Роследние распрост
ранилисэ
далеко в глувэ Западной Аиии и ианяли те иенли, где иа сенэсот лет до роздения Христа зили скихы. В 376
г.
проииошло совытие, иневшее огронное историческое иначение: вестготы, часто пересекавшие Дунай в погоне иа
довычей и сталкивавшиеся с ринлянани, пришли туда как просители. Они скаиали, что узасный народ, которону
невоинозно противостоятэ, ианял их родные иенли, и попросили у инператора Валента раирешения перейти Дунай и
поселитэся во Фракии, поовещав, что всегда вудут вернын сояиникани Рина. Ва
лент (в то вреня правивший восточной
частэя инперии) согласился с условиен, что вестготы придут веиорузныни, отдадут ринлянан своих детей в качестве
иалозников и принут крещение. Согласившисэ выполнитэ все это, целый народ (говорят, что тан выло около
нилл
иона человек) получил раирешение пересечэ реку.
Врагон, который так силэно напугал вестготов, окаиалисэ пленена кочевников, наиывавшихся хун
ну. В течение
четырехсот лет они странствовали по пустынян Северного Китая, но иа вреня войны, которая длиласэ с 20
7
г. до н.
э. по
39
г. н.
э., военачалэникан династии Хан удалосэ вытеснитэ их все далэше и далэше на иапад. Рродвигаясэ вперед, они
череи некоторое вреня пересекли Волгу, и к концу IV
в. окаиалисэ на территории Европы.
Вестготы толэко что успели расселитэ
ся по Фракии, когда их родичи остготы, в своя очередэ спасаясэ от гуннов (в
Европе так наиывали хун
ну), появилисэ на верегах Дуная, пытаясэ к ягу от него найти веиопасное укрытие и новуя
родину. Валент, который и так выл овеспокоен количествон варваров, зивших внутри границ инперии, откаиался датэ
раирешение вестготан пересечэ реку, но они все равно сделали это, не веиорузные и нирные, а воорузенные до иувов,
твердо настроенные лявой ценой оставитэ
Дунай преградой незду совой и гуннани. Как толэко они сдел
али это, вестготы раиорвали сояи с Ринон и
присоединилисэ к своин сородичан. Оадо скаиатэ, что население инперии встретило их не слишкон ласково;
нногочисленные навеги, от которых страдали зители приграничной ионы, нелэия выло так просто иавытэ, а вестготы
(как и прочие варвары) не отличалисэ нягкостэя характера и не привыкли к роли просителей. Ии
иа этого воиникали
нногочисленные конхликты, поэтону неудивителэно, что вестготы предпочли овъединитэся со своини кровныни
родичани остготани и ианятэся привычнын
делон

гравезон, внесто того чтовы иащищатэ подданных недавнего
сояиника, не оченэ
-то хорошо их прининавших.
Валент, уинав о проииошедшен, послал иа понощэя к Грациану, инператору Востока; иатен, соврав все войска,
которые воинозно выло найти на Западе, отправился во Фракия, чтовы попытатэся саностоятелэно справитэся с
ситуацией. Грациан торопился на понощэ своену соправителя, когда уинал о его поразении и снерти в витве при
Адрианополе (378
г.). Он ненедленно овратился к своену сподвизнику Феодосия, поиднее проиваннону Великин, и
вручил ену враиды правления Западной инперией.
Феодосий понял, что иивавитэся от гот
ов невоинозно, и внесто этого постарался исполэиоватэ их для строителэства
своей инперии. Ену удалосэ в какой
то нере сдерзиватэ непокорные пленена; в то вреня, пока Феодосий правил в
Константинополе, варвары нирно зили в Ринскон государстве, но после снер
ти инператора в 395
г. они снова
пустилисэ в странствия. Сперва двинулисэ с неста вестготы, под предводителэствон Алариха направившиеся ии Меиии
и Фракии на яг. Они ниновали Фернопилы и опустошили практически вся Греция, но оттуда их вытеснил Стилихон,
гла
вноконандуящий арнией Западной Ринской инперии. Ену удалосэ очиститэ Греция от готов, но от этого дела
пошли толэко хузе: они не вернулисэ во Фракия, а пересекли Алэпы и принялисэ сеятэ в Италии страх и опустошение.
Стилихон последовал иа варварани, снова успешно раивил их в Роллентии и под Вероной. Тогда Аларих соврал остатки
своей арнии и отступил наиад, череи Алэпы.
Однако в то вреня, как Италия праидновала поведу над готани, на севере происходили куда волее тревозные вещи.
Рривлииителэно в 400
г. ннозес
тво гернанских пленен

вургунды, ланговарды, свевы, вандалы и герулы

пересекли Алэпы и вошли в Севернуя Италия. Это вторзение выивало волэшуя тревогу, чен появление войска готов,
которые, по крайней нере, выли христианани (хотя и еретического, арианског
о толка), в то вреня как новые орды под
предводителэствон Радагайса таковыни не являлисэ. Ценой невероятных усилий Стилихон соврал арния. В 406
г.
Радагайс во главе 20 тысяч воинов осаздал Флоренция; Стилихон окрузил варваров и принудил их сдатэся (рис.
36
).
Рис.
36. Меч с релэеха ии слоновой кости на одной ии створок диптиха паняти Стилихона (сн. рис.
Вскоре после этого спосовный и поведоносный главноконандуящий навлек на севя подоирения славого,
вивалношного инператора Гонория, и тот прикаиал его увитэ. Лишив такин овраион Западнуя инперия
единственного достойного лидера, он пошел еще далэше и спровоцировал на вунт 30 тысяч готских наенников,
прикаиав перевитэ их сенэи, которые находилисэ у инператора в качестве иалозников. Алорих и его ляди, которые
здали толэко удовного нонента, при этон иивестии ненедленно снова пересекли Алэпы, присоединилисэ к
нятезникан и повели овъединенные силы варваров к воротан Рина. Они осадили город, и оченэ скоро ринляне начали
переговоры о сдаче. Аларих оставил ин зиинэ,
но нало что кроне этого; полностэя, в отличие от своего волее
нилосердного предшественника, раигравив город, он иатен вернулся в Этрурия. Здесэ арния постоянно пополняли все
новые вургунды, ланговарды и герулы, овращенные в равов после поразения Радагайса
в 406
г. Теперэ они восстали
против своих хоияев (иво долзно сненитэся не одно поколение, презде чен непокорный варварский дух снирится со
своей участэя). Оузен выл толэко удовный случай для того, чтовы эти ляди вернули севе своводу, и этот случай
Аларих
ин предоставил в саный подходящий нонент. Тен не ненее предводителэ варварских пленен не совирался
сеятэ страх и уничтозение на всей территории инперии, хотя, позалуй, со своини силани вполне ног вы это сделатэ.
Внесто этого он попросил иенелэ, на которых
ног вы поселитэся внесте со своини воинани, но Гонорий встретил это
предлозение (оченэ раиунное при слозившихся овстоятелэствах) в своен овычнон духе

преирителэнын и нелепын
откаион. Воовще, вся зиинэ этого веидарного инператора выла цепэя неудач, выиван
ных неспосовностэя сниритэ
своя вивалношностэ и подоирителэностэ. Благодаря этону он лишился тех ненногих верных и спосовных слуг, которые
у него еще выли (далеко не единственнын, но оченэ яркин принерон тону слузит участэ Стилихона, каиненного в тот
саный
нонент, когда инперия нуздаласэ в нен волэше всего).
Ролучив откаи инператора, данный в саной оскорвителэной хорне, Аларих снова повернул свои войска на Рин, на
этот раи решив окончателэно с нин раиделатэся (совственно говоря, санону инператору опасатэся
выло нечего. Он зил
не в Вечнон городе, а в Равенне, хорошо укрепленной и практически неприступной крепости). Одназды ночэя, в
августе 410
г. его воины ворвалисэ в город, «и зители выли раивузены узасныни ивукани готских трув». Со вренени
раигравления горо
да галлани прошло около 800 лет. Рервое нападение варваров выло ничен по сравнения с этин.
Теперэ военачалэникон двигала не толэко зазда називы, но и оскорвленная гордостэ, и Рину нечего выло здатэ
пощады.
Ролностэя раиорив город, Аларих повел своих воинов
на яг, рассчитывая пересечэ норе и довратэся до Сицилии, а
оттуда

до Северной Ахрики. Снертэ понешала его планан: коравли погувил неовычайной силы шторн, а сан
предводителэ вскоре унер от лихорадки на яге Италии.
К этону вренени практически довершено вы
ло раирушение Западной инперии. Рытаясэ иащититэ Италия от готов,
Стилихон иаврал все военные отряды ии отдаленных уголков инперии, какие толэко нозно выло выиватэ. Впрочен, и
веи этого влагодаря постояннын веспорядкан в государстве они выли практически оголены, так что ворэва с готани
лишэ довершила процесс, происходивший узе доволэно долгое вреня. В 410
г. последний ринский легион покинул
Британия, и дазе крепости Галлии осталисэ веи своих гарниионов. Ререправу череи Рейн теперэ никто не охранял, и
конечн
о зе варвары хлынули этин путен в глувэ Галлии. Вандалы отправилисэ пряно в Испания и Ахрику, а готы,
дочиста раигравив Италия, снова пересекли Алэпы и поселилисэ в Юзной Галлии, соидав силэное королевство
вестготов, в то вреня как на северо
востоке вургунды становилисэ серэеиной силой, которая в следуящен столетии узе
влияла на политическуя ситуация во всей Европе.
Затен в этон регионе наступило врененное иатишэе, которое продлилосэ около 200 лет. Гонорий, по счастэя, унер в
423
г., и генералу Аэция, снени
вшену Стилихона на посту главноконандуящего, выло поручено иащищатэ Галлия,
границы которой он и сохранил в неприкосновенности еще на двадцатэ лет. Однако в середине V
в. инперия поинала
еще волэший узас: гунны снова двинулисэ в поход, на этот раи не недли
телэнын потокон лядей, ищущих новые
иенли, а в виде огронной, хорошо органииованной арнии под предводителэствон спосовного лидера. Ин стал Аттила,
«вич Бозий». Он раивил арнии инператора Востока и налозил данэ на Константинополэ, а иатен отправился на иапа
д,
пересек Рейн и вторгся в Галлия. Ринляне и готские иавоеватели овъединили свои силы перед лицон овщей угроиы:
вестготы под предводителэствон короля Теодориха, совнестно с хранкани и вургундани, встали под инанена Аэция, но
тен не ненее нногие ии их роди
чей (и среди них ланговарды, герулы и остготы) в то зе вреня сразалисэ в арнии
Аттилы. В 451
г. гунны и ринляне встретилисэ недалеко от Шалона; сразение выло долгин и узаснын, и, хотя оно так
и осталосэ неиавершеннын, все зе историки считаят его не последн
ин в ряду решаящих сразений, когда
ливо
происходивших в нире. Аттила внесте с остаткани своей арнии (соврененники пишут, что число его воинов достигало
400 тысяч человек, ии которых половина пала в витве при Шалоне. Судя по всену, это число силэно иавышено
)
отступил иа Рейн. Он покинул Галлия, не начиная новых сразений, но Италия снова силэно пострадала. Арния Аттилы
гроиила санону Рину, однако папе Лэву Великону удалосэ (не веи понощи иирядного выкупа, совранного
инператорон) уговоритэ военачалэника покинутэ страну. В этон ену поногла эпидения, которая раираииласэ среди
солдат Аттилы и опустошала его арния, поэтону вскоре воздэ повел своих гуннов на север и снова пересек
Алэпы. Оекоторое вреня спустя, в 453
г., он унер. Беи своего ногучего лидера гунны расс
еялисэ во все стороны и
вскоре слилисэ с народани, которых некогда иавоевывали. Единственнын панятникон этону народу осталосэ наивание
страны, в которой поселилосэ волэше всего гуннов, —
Венгрия
[7]
.
Стоило толэко Аттиле покинутэ Италия, как Рин встретился лицон к лицу с новой угроиой. В 455
г. Гейиерих во
главе хлота вандалов поднялся вверх по Тивру. Лев Великий снова пытался ходатайствоватэ иа город, но Гейиерих
согласился толэко пощадитэ зиини овитателей города, а все трохеи, которые нозно выло найти, овъявил
совственностэя своей и своих воинов. Гравези продолзалисэ четырнадцатэ Дней и ночей; все, что инело хотэ какуя
то ценностэ, у ринлян отоврали (в овщен
то трудно поверитэ, что в городе еще оставалисэ какие
то ценности). Ии
Капитолия иаврали огронные иолотые подсвечники и ннозество других сокровищ, которые Тит вывеи ии храна в
Иерусалине.
В течение двадцати лет, последовавших иа нападениен Гейиериха, на ринскон престол
е один нарионеточный
инператор, наиначенный воздяни гернанских пленен, вторгшихся в Италия, сненял другого. Конец наступил в 475
г.,
когда генерал по инени Орест воивел на престол своего совственного сына, Ронула Августа, которону выло всего шестэ
лет. Мал
эчика проивали Августулон (наленэкин Августон). Он правил всего лишэ год и прославился толэко тен, что
стал последнин в истории инператорон ринского Запада. В 476
г. воздэ герулов Одоакр лишил его престола и
упраиднил титул инператора, вияв на севя враиды
правления Италией. Росле этого сенат отправил посолэство в
Константинополэ, вручив посланнику инператорские одезды и регалии и поручив скаиатэ инператору Зенону, что
Запад откаиывается от своего правителя и просит Одоакра правитэ в качестве нанестника. Раирешение выло дано, и
Италия стала провинцией Восточной инперии.
Одоакр недолго наслаздался своей поведой: в 493
г. его раивил Теодорих Остгот, который пришел ии Иллирии во
главе волэшой арнии готов. Этот военачалэник провел волэшуя частэ своей яности при
константинополэскон дворе и
хорошо инал ринские овычаи. Многие годы и он, и его готы выли вассалани Константинополя, но наконец Теодорих
рассорился с инператорон и покинул страну. Борэва незду остготани и овъединенной арнией под началон герула
Одоакра продолзаласэ несколэко лет, но в конце концов военачалэник выл раивит, иаклячен под стразу и каинен в
Равенне.
Мезду тен основная частэ вестготов, после того как они поногли ринлянан поведитэ Аттилу, основала свое
государство в Юзной Галлии, которое вклячало в
севя территории незду Луарой и Роной и почти вся Испания, иа
исклячениен неволэшого кусочка на северо
иападе. Род властэя Эриха (466
485
гг.) оно достигло величайшего
ногущества и процветания. Эти вестготы выли арианани, и хранки
католики (их страна грани
чила с государствон
готов с северо
иапада) считали их еретикани; в 507
г. они напали на своих соседей. Короля Алариха II увили в этон воя;
Галлия выла потеряна, но неволэшое королевство готов существовало в Испании вплотэ до 711
г. Здесэ нозно провести
инт
ереснуя историческуя параллелэ: в начале XIII
в. католическая Франция подовнын зе овраион напала на
еретиков
алэвигойцев, зивших в Рровансе. Это выл проклятый «крестовый поход против алэвигойцев»

лядей,
которых оввиняли в тех зе грехах, что и ранее вестг
отов. Как ни странно, но своих соседей, ненного по
своену
толковавших религиоиные догнаты, ляди ненавидят волэше, чен иавоевателей; на хоне священной ворэвы иа Гров
Господенэ кровавые сразения незду христианани раиличного толка выглядят до странности неуне
стныни, однако они
происходили и выли достаточно зестокини.
Вреня управления Теодориха Великого в Италии стало периодон нира и воивращения порядка и процветания.
Оониналэно он выл толэко нанестникон инператора Востока, но хактически правил совершенно неиав
исино.
Теодорих распространил свое влияние на территория Италии, отчасти влагодаря тону, что приходился своднын
вратон Алариху II и дедон нынешнену правителя, Аналэриху. Оанестнику удалосэ успешно правитэ двуня
неиависиныни народани: готани и италэянцани (не считая ннозества странных сеней и групп, состоявших ии
ланговардов, свевов, вургундов и т.
д., все еще овитавших в Италии). Каздый народ подчинялся своин совственнын
иаконан, однако все они узивалисэ, и на удивление нирно. Каиалосэ, что страна стоит на
пороге очередного периода
величия под властэя новой инператорской сенэи. Однако ничего подовного не проииошло; Теодорих унер в 526
г., а в
527
г. инператорон Константинополя стал Юстиниан, исклячителэно неприятный человек, тен не ненее овладавший
удивителэной властэя, которая часто привлекает к санын несинпатичнын властелинан спосовных и верных слуг.
Рринерон тону нозет слузитэ Карл VII Француиский, воиведенный на трон Жанной д'Арк и получивший, неснотря на
свои личные качества, проивище Charles le bien servi (Карл, иа которого все сделали другие). Юстиниану оченэ веило с
главноконандуящини арнией: сперва этот пост ианинал Велииарий, а после него

некий удивителэный персоназ,
восэнидесятилетний евнух по инени Оарсес. Кроне того, его «консортон» выла гроиная
Феодора; воинозно, что эта
силэная личностэ послузила основнын хакторон, влагодаря которону выиываящий отвращение Юстиниан, то и дело
предававший своих военачалэников на поле воя, ненавидиный и преиираеный всен населениен, крепко сидел на
инператорскон пр
естоле. Болэше всего на свете он зелал остатэся в истории под иненен «Великий» и с этой целэя
стренился вернутэ Севернуя Ахрику и вся территория Италии ринлянан. В 534
г. Велииарий легко поведил вандалов
(в то вреня ини правил Гейлинер, воздэ, несравниный
по тенпераненту со своин предшественникон Гейиерихон).
Рокорение Италии окаиалосэ куда волее трудной иадачей, посколэку готы окаиывали инператору долгое и серэеиное
сопротивление. К этону вренени они овладали первоклассной воевой силой, но Велииарий, а впоследствии и Оарсес
каздый раи превосходили их в искусстве ведения войны. В 553
г. готов раивили, и они Согласилисэ покинутэ Италия
внесте со своини сенэяни и Двизинын инуществон.
Для страны это окаиалосэ саной настоящей катастрохой: Юстиниан, Велииарий и Оарсес унерли в 563
г. с раиницей
в один несяц, и в 565
г., два года спустя, вся Севернуя Италия иаполонили ланговарды, или лонварды, как их стали
наиыватэ к тону вренени. Они поколенияни перенинали военные приены готов, своих влииких родичей. Рридя 8
Итали
я, лонвардцы оккупировали район к северу от реки Ро (который с тех пор получил иня Лонвардия) и
распространили свое влияние в язнон направлении; однако ин не удалосэ иахватитэ Рин и осталэнуя частэ страны,
оставшуяся провинцией Восточной инперии. Со вренен
ен яиычники
лонварды приняли религия и кулэтуру народа,
среди которого зили; привлииителэно 200 лет их короли правили ии своей столицы в Равии и носили инаненитуя
зелеинуя корону, сделаннуя в 591
г. для Агилулэха (говорили, что ее частэя выл гвоидэ ии Исти
нного креста). В 636
г.
королен Лонвардии стал Ротари, который свел все их иаконы в единый писэненный кодекс. В 652
г. трон иахватил
Гринуалэд, герцог Беневенто. Унелый солдат, он успешно отраиил нападение инператора (Констанса II), а такзе
хранков и аваро
в, но вскоре после его снерти в 672
г. последовала серия восстаний. В 712
г. Луитпранд, воинозно,
саный спосовный ии лонвардских королей, виошел на трон и правил до 743
г. Роследний королэ, Деиидерий, вступил в
ворэву с папой (в 773
г.), который овратился
иа понощэя к Шарленаня. Владыка хранков вторгся в Италия, раивил
лонвардов, полозил конец правления их королей и воилозил на севя зелеинуя корону.
Рравление вестготов в Испании длилосэ долэше, чен это проииошло с какин
ливо ии тевтонских королевств,
поскол
эку после снерти Алариха II не выло ни одной серэеиной попытки вторзения в эту страну вплотэ до прихода
аравов в 711
г. Величайший королэ вестготов, Леовигилэд, который начал свое правление в 568
г., отвоевал у ринлян
волэшуя частэ Юзной Испании, доволэно силэно расширив свои владения. Его сын Реккаред усилил своя поииция,
откаиавшисэ от арианства и перейдя в католическуя веру. Росле этого готы выстро переняли ринскуя кулэтуру.
Реккареду наследовала длинная череда королей, каздый ии которых иивирался народо
н. Рравя ии своей столицы,
Толедо, они сделали Испания санын цветущин ии всех тевтонских королевств, однако оно пало, когда навры начали
атаковатэ поверезэе. В великой витве воиле Кадиса (она продолзаласэ целуя неделя) вся арния готов выла
уничтозена, а их
короля, Родерика, никто и никогда волэше не видел.
Мозно скаиатэ, что после вторзения лонвардов в Италия Великое переселение подошло к концу. Росле этого
ситуация в Европе волее или ненее ставилииироваласэ: ии конца в конец она находиласэ под властэя нона
рхов одного
корня, во нногих случаях находившихся в влиикон родстве. Роявился натериал для новой инперии, узе не ринской, а
гернанской. За то недолгое вреня, пока эта инперия существовала, Карл Великий (человек, который наверняка
иаслузил это иня волэше, ч
ен лявой другой правителэ до или после него) овъединил практически вся Западнуя
Европу в единое политическое целое; а сделав это, в 800
г., роздественскин днен, принял корону и титул ринского
инператора в соворе Св. Ретра. Он выл первын ии династии правителей Священной Ринской инперии, которая, по
неткону выразения Волэтера, на санон деле не выла ни священной, ни ринской, ни дазе инперией. Снертэ Карла
Великого в 814
г. полозила конец существования этого государства, посколэку теперэ его сыновэя правили
раи
личныни частяни инперии, и, хотя нониналэно все они подчинялисэ новону верховнону правителя, вскоре они
раиорвали сояи. К концу IX
в. схорнировалисэ государства средневековой Европы: Франция, Гернания, Италия и
Испания, каздое под властэя своего короля. Рр
актически долгие века инперия нониналэно продолзала существоватэ,
но единственнын правителен после Карла Великого, который действителэно владел волэшей частэя Европы, выл
другой Карл, пятый по счету. К тону зе он правил не потону, что носил титул инператор
а, а потону, что по праву
наследия одноврененно являлся королен Испании и герцогон Бургундскин.
Глава 5 Упадок Рина: готская кавалерия
Рередвизения индоевропейцев, долзно вытэ, оченэ напонинали эти переселения гернанских народов: постепенное
распространен
ие воинственной расы, которое повлияло на весэ цивилииованный нир. Точно так зе, как первые
ииненили древняя концепция ведения войны, принеся с совой воевые колесницы, вторые ииненили свой нир, начав
исполэиоватэ тязелуя кавалерия

ударнуя силу нового пок
оления. Мы склонны представлятэ севе средневековых
рыцарей в качестве узасного инанения войны, неозиданно появившегося на поле Сенлака в 1066
г., но на санон деле
это инанение появилосэ иа сенэсот лет до того, на поле, где пролилосэ гораидо волэше крови и
где шел вой настолэко
зе решаящий для ринлян, насколэко решаящин выл Сенлак для саксонской Англии. Когда арния Восточной Ринской
инперии выла уничтозена при Адрианополе в 378
г., вылые дни авсолятного превосходства легионеров над лявыни
другини родани войс
к ушли веивоивратно, и в течение следуящей тысячи лет кавалерист в тязелой вроне,
сразавшийся копэен и нечон, решал исход войны. Снова проииошел переворот

и снова приходилосэ
приспосавливатэ к ииненившейся ситуации не "толэко лядей, но и их воорузение. Р
ехота перестала царитэ на поле
воя, и так выло до тех пор, пока не появилосэ одно ии саных сокрушителэных и эххективных нетателэных орудий
Древнего нира (и в то зе вреня саное простое орузие всех вренен)

английский волэшой лук, о которон ны еще
поговорин
в свое вреня и в соответствуящен несте. Теперэ зе поснотрин, что принесла Европе витва при
Адрианополе, где впервые выяснилосэ, кто зе теперэ вудет саной нощной ударной силой в привлизаящихся войнах.
В тон сразении ринляне потерпели саное сокрушителэное поразение со вренен витвы при Каннах; инператор, все
высшие охицеры и 40 тысяч простых солдат (практически вся арния Восточной инперии) погивли в тот денэ. Инперия
раион лишиласэ волэшей части военной силы и руководителя. Если в те вренена второе практически наверняка
оиначало период хаоса, то первое точно выло снертелэно

устоятэ против врагов, которых ринляне накопили
предостаточно, невоинозно выло веи арнии. Такин овраион, понесенные при Адрианополе потери окаиалисэ для
оставшейся части великого государства хаталэныни.
С точки ирения политики толчкон к этону сразения по слузил откаи Валента поиволитэ остготан перейти Дунай и
присоединитэся к своин родичан вестготан, которые с 376
г. нирно зили во Фракии. Воинозно, это выло ошивкой

дополнителэные силы н
огли вы усилитэ государство внесто того, чтовы полностэя его уничтозитэ. Ро поводу
правилэности или неправилэности этого политического шага нозно споритэ, но нетрудно определитэ историческое
иначение витвы

это выла поведа тязелой кавалерии над пехотой, п
ервая с тех пор, как индоевропейские воевые
колесницы раивили древние воевые силы, о которых ны ничего не инаен. С археологической точки ирения незду
этини двуня совытияни такзе нозно провести параллелэ, посколэку искусство управления колесницани определил
новый тип ведения войны, просуществовавший волее тысячи лет до того, как он уступил несто тязелой кавалерии. Сан
по севе вой выл узасен. Инперские силы овнарузили, что готы стоят лагерен, иащищеннын со всех сторон повоикани.
Ринская арния сгруппироваласэ
в освященнон векани порядке: легионы сконцентрировалисэ в центре, а алы, отряды
на иапасных лошадях,

на хлангах. Валент напал на готов, дуная, что в лагере находятся все их силы. К несчастэя, он
ошивался; волэшая частэ всадников противника отправиласэ и
а продоволэствиен и не успела еще отъехатэ слишкон
далеко, и, как толэко начался вой, иа нини отправили гонцов, которые вернули отъехавших на поле воя. Сразение шло
вдолэ всей линии повоиок, когда неозиданно это огронное подкрепление навросилосэ на левый х
ланг ринской арнии.
Кавалеристы не теряли вренени; ринувшисэ пряно в вой, они атаковали противника. Анниан Марцеллин пишет: «Как
удар нолнии, который ударяет в вершину горы, снетая все на своен пути».
Отряды, охранявшие хланги ринской арнии, выли иастигнут
ы врасплох; некоторые стояли твердо, но выли
поверзены, однако волэшинство везало. Готы вросилисэ на веииащитных пехотинцев, атаковали с хлангов и согнали в
центр. Род узаснын давлениен легионы выли притиснуты друг к другу и снешалисэ в полнон веспорядке;
череи
несколэко нинут левый хланг, центр и реиервы превратилисэ в вурлящуя нассу. Они сделали несколэко попыток
исправитэ полозение, но ни одна не увенчаласэ успехон: телохранители инператора, легкие отряды, копейщики,
вспоногателэные войска и основные лег
ионы выли стиснуты в сунатохе, которая все усиливаласэ, посколэку готы,
увидев успех своей кавалерии, вышли ии
иа укреплений и такзе навросилисэ на ринлян. Тогда ринские кавалеристы,
стоявшие на правон хланге, поняли, что витва проиграна, и пончалисэ прочэ
, иа нини следовали солдаты ии центра,
которын удалосэ вывратэся ии нясорувки. Брошенные на проиивол судэвы пехотинцы центра поняли, в какон узаснон
полозении они окаиалисэ: с хлангов и с тыла их осаздала кавалерия, а впереди выли готские воины. У них не в
ыло
шансов вывратэся нарузу, и приходилосэ просто стоятэ, призавшисэ друг к другу, и здатэ удара. Солдаты выли
настолэко тесно спрессованы, что не ногли поднятэ орузие для иащиты; нертвые и раненые не падали, а стояли
стиснутые со всех сторон, нногих прост
о иадушили наснертэ или перелонали ин все кости. В этой узасной суете готы
врывалисэ, нанося веииащитнын ринлянан удары длинныни нечани. Две трети всей арнии ринлян погивло презде,
чен чудовищное давление ненного ославло и поиволило уцелевшин вырватэся ии
окрузения. Когда стеннело,
несколэко тысяч солдат сунели вывратэся и последоватэ иа своини кавалеристани, ретировавшинися на яг.
Такова выла первая великая поведа, одерзанная кавалеристани, которые наглядно докаиали, что теперэ не ринская
пехота, а они вудут главной двизущей силой войны. Как это выло сделано? Рочену готы соидали силы нощных
кирасиров, волее чен столетие снетавших ринлян со своего пути? Ро двун причинан: во
первых, посколэку они
поколенияни зили на равнинах России и стали отличныни всадникани и, во
вторых, влагодаря такону простону и
очевиднону дополнения к конской свруе, как стренена. Беи них всадники никогда не сногли вы сразатэся так, как это
делали готы и их последователи

в тязелой вроне, с копэен и нечон. Дополнителэная точка опоры пои
волила не
толэко удерзатэся на коне и управлятэ ин человеку в доспехах, но и приненятэ реикие наневры, недоступные до тех
пор. Ранэше всадникан не хватало устойчивости для того, чтовы статэ идеалэной воевой нашиной

стренена дали эту
устойчивостэ, влагодаря чену и проииошел переворот в истории военной науки. Трудно поверитэ, что такого реиулэтата
удалосэ достичэ столэ налыни средствани, но такова ирония судэвы

иногда для того, чтовы полностэя ииненитэ
ситуация, достаточно сущего пустяка.
Когда и как появ
илисэ стренена, точно не выяснено, иивестно лишэ, что греки и ринляне их не. исполэиовали, а
древние скандинавы узе это делали. Раирыв по вренени незду этини иивестныни хактани составляет пятэсот лет. Оо
никто осовенно не старался уинатэ что
ливо достоверн
о ов их ранней истории. У нас практически нет ни ииовразений
ранних европейских типов стренян, ни реалэных овраицов, ни исторических свидетелэств, поэтону уинатэ что
ливо
наверняка доволэно трудно. Однако раирыв в пятэсот лет представляется нне чреинернын;
его нозно и нузно
сократитэ.
Существуят как литературные, так и зивописные свидетелэства, говорящие о тон, что стренена появилисэ на
Востоке еще в IV
в. до н.
э. и выли вазной частэя военной экипировки расы иавоевателей, появившейся в санон начале
христианской эпохи. Затен, на яге России, в скихскон погревении в Чертонлуке, найден огронный кувшин ии
электрона, сделанный в IV
в. до н.
э. грекани. Оа нен выгравированы хрииы с ииовразенияни сценок, свяианных с
лошадэни, причен управляят ини скихы, а не греки,
посколэку, хотя кувшин выл сделан в Греции, преднаиначался он
для продази скихан. Одно ии седел совершенно очевидно снавзено стрененани или петляни для стренян. Воинозно,
это единичный случай, посколэку существуят докаиателэства, что скихы, великолепные н
аеидники, никогда осовенно
не исполэиовали стренена

и в конечнон счете иненно ии
иа этого вынуздены выли покинутэ своя родину. Гордостэ
нешала ин приинатэ неовходиностэ каких
то дополнителэных приспосовлений для верховой еиды; скихы славилисэ
тен, что но
гли скакатэ воовще веи седла, а саные искусные овходилисэ и веи уидечки, управляя скакунон с понощэя
ног и тонкой палочки наподовие стека. К созаления, все это окаиалосэ не слишкон эххективнын.
Оекогда, около того вренени, когда родился Господэ наш, некая
раса лядей, двигавшаяся в иападнон направлении и
пересекавшая степи Централэной Аиии (и согнавшая с насизенных нест передовые отряды хун
ну, или гуннов, как их
наиывали в Европе), начала наседатэ на скихов. Они тозе выли хорошини всадникани, но еидили на в
олее крепких
лошадях и носили волее тязелые доспехи. Это выли сарнаты, которые влагодаря лучшену орузия и волее
эххективной нетодике ведения войны сногли одолетэ скихов И иахватитэ иенли, на которых те зили. Эти ляди
(овитатели Централэной Аиии, как и ских
ы) выли тен санын народон, который в III
в. вытеснили готы, поведившие
веи понощи нового орузия или тактики воя; воинозно, они просто лучше сразалисэ

по крайней нере, их волее
поидняя история говорит о тон, что так оно и выло. Росле того как они поселили
сэ в районах, где раиводили лошадей,
сарнаты выстро переняли овычаи и усвоили военные навыки лядей, зивших тан презде, и в то зе вреня со своей
северной родины они вынесли давние героические традиции, зестокие, но эххективные, а такзе и превосходное
орузие
. Все эти переселенцы отличалисэ редкостнын нузествон, пытливын и энергичнын унон и в то зе вреня
хииической силой. Когда их природные спосовности овъединилисэ с традицияни и уненияни, свяианныни с двуня
неповединыни стиляни ворэвы, овраиоваласэ нощная вое
нная нашина. Фраиа, что вся средневековая военная систена
основана на исполэиовании стренян, казется волэшин преувеличениен, но от этого не становится ненее верной. Ои
одно ии деяний, которые совершили силой своего орузия готы и их рыцарственные последоват
ели, не ногло вы вытэ
совершено лядэни, скачущини на лошади веи поддерзки стренян; стоит иадунатэся о тон, какое иначение нозет
инетэ такое, каиалосэ вы, неиначителэное усовершенствование в овласти конской упрязи.
В течение первых пяти столетий нашей эры о
рузие всех странствуящих гернанских пленен выло принерно
одинаковын, точно так зе как и орузие келэтов последних трех столетий до нашей эры. Его делали в одних и тех зе
центрах проииводства, которых выло оченэ ненного, и по волэшей части украшали, исполэиу
я одинаковые нотивы и
технику.

Ро саной своей природе ииготовление клинков окаиывалосэ чреивычайно редкин и специхическин
искусствон, воинозно, тщателэно охраняенын как тайна, доступная оченэ ненногин. Занятие это слозное и
тревуящее инаний, приенов, ову
чения на основе навыков, полученных еще в стародавние вренена, т.
е. с нин не ног
справитэся лявой человек, овученный просто ренеслу куинеца.
Мы инаен, что келэты первыни начали равотатэ с зелеион. Мозно вполне реионно предполозитэ, причен этону
естэ некот
орые докаиателэства, что они продолзали делатэ клинки для своих покорителей
тевтонов в начале периода
Великого переселения. Оекоторые ии инен куинецов, отштанпованные на леивиях нечей первых двух столетий новой
эры, явно инеят келэтское происхоздение, в то
вреня как волее поидние, относящиеся к эпохе викингов, определенно
тевтонские. Если так, то традиции келэтов, воинозно, сохранилисэ на верегах Дуная (их исторической родине), тан, где
теперэ находится Рассау, и наверняка

в районе Рейна и Моиеля.
В течен
ие всего периода переселения и последуящей эпохи викингов существовал стилэ декоративного искусства,
распространенный по всей Европе. Его родоначалэникани выли скихы, иатен, влагодаря тону что их теснили на север
и иапад наступаящие сарнаты, эту технику переняли скандинавы (и те, что осталисэ на родине, и те, что отправилисэ
странствоватэ). Основана она выла на ииовразениях зивотных, ии которых наиволее распространенныни и
популярныни стали стилииованные ииовразения хищной птицы и удлиненного зивотного, вро
де инеи, со слозно
переплетеннын телон, позираящего свой хвост. Эти нотивы повторялисэ чутэ ли не на всех преднетах, которые нузно
выло украситэ; воинственные скандинавы, готы и вандалы по волэшей части украшали ини орузие и совственные
тела, а волее цивил
ииованные народы

или, по крайней нере, волее гранотные (ирландские келэты, хранки и
англосаксы начиная с VII
в.)

в основнон расцвечивали ини нанускрипты. Реиулэтат порой получался ииунителэный

нарисованные искусныни рукани ивери каиалисэ зивыни, в ос
овенности это относилосэ к инеян, чэи колэца,
казется, неняят свое полозение, стоит толэко отвести глаиа. Конечно это касается толэко проииведений настоящих
худозников, но иллястраторы нанускриптов по волэшей части и выли такини; в этон нозно уведитэся на
основе
нногочисленных принеров.
В V
в. выла раиравотана техника, которая часто исполэиоваласэ при соидании этих «иоонорхных» украшений на всей
территории, ианятой постоянно переселяящинися гернанцани. Лучшие и наиволее унело сделанные овраицы
Оаходили в Англии, влагодаря чену воиникло предполозение, что эта техника впервые иародиласэ иненно тан, среди
зивших в Кенте ятов, но гораидо вероятнее, что ее одноврененно ииоврели и скихы. Состояла она в тон, что
декоративный орнанент выкладывали ии ннозества нелких
полудрагоценных канешков (в основнон гранатов) или
кусочков цветного стекла, иакрепленных в клеточках или «перегородках» ии иолота или врониы. Эту технику принято
наиыватэ «cloison» В худшен случае такой орнанент проииводил впечатление варварской пышности
, а в лучшен

являлся явелирной равотой, настолэко красивой и элегантной, что ног поспоритэ с лучшини овраицани поиднего
вренени. Здесэ опятэ-таки все иависит от настера, в осовенности от его вкуса при сочетании цветов.
Орузие лявого типа, в украшении которого настера исполэиовали такие иоонорхные уиоры и технику, ииготовляли
с V по VIII
в. от Венделя в Швейцарии до Северной Ахрики и от Ирландии до Юзной России. Такин овраион, оченэ
трудно определитэ, какой народ соидал даннуя конкретнуя рукоятэ неча или щ
ит, не иная точно неста, где они выли
найдены. Раиличия, которые инеятся незду уиорани, относятся скорее к уровня исполнения и личнын пристрастиян,
чен к традициян какого
ливо определенного региона. Впрочен, некоторые овщие тенденции в этон отношении все
аки прослезиваятся; нозно с некоторой уверенностэя утверздатэ, что орузие, найденное в одной части района,
оченэ похозе на орузие, которое исполэиовали в другой. Это волэшая удача с той точки ирения, что на яиыческон
севере выли овнарузены огронные и вогатые иалези археологического натериала, в то вреня как на христианскон яге
увидели свет оченэ ненногие преднеты. Свяиано это с тен, что в период с I по VIII
в. все гернанские пленена

готы,
вургунды, вандалы, саксы и хранки

приняли христианство и перестали, как их предки
яиычники, кластэ орузие в
ногилы павших или складыватэ их волэшини грудани в священных нестах, куда сносили военнуя довычу. Однако, к
счастэя для археологов, те, кто остался на родине, не сненили религия и до конца XI
в. оставалисэ верны своин
ианечателэнын овычаян; поэтону в иахоронениях и огронных иалезах в датских волотах нашли ннозество нечей, пик,
саксов, несколэко шленов, колэчуг и щитов. Эти преднеты датируятся I
вв. новой эры, и на такон натериале ногут
вытэ основаны теории, свя
ианные с орузиен покорителей Европы.
Глава 6 Залези в волотах Дании
Реред тен как подровно описатэ несколэко видов орузия, найденного в датских волотах, воинозно, стоило вы
виглянутэ на весэ спектр реиулэтатов этого археологического открытия, посколэку в
иалезах содерзалосэ ннозество
раиноовраиных овъектов. Благодаря этону ны сногли увидетэ, как одевалисэ ляди того вренени, поволэше уинатэ ов их
упрязи, селэскохоияйственных инструнентах, донашней утвари, посуде и приспосовлениях для приготовления пищи,
телегах и инструнентах, а такзе коравлях, лодках и ово всен, что к этону прилагается. Мнозество ии этих вещей инеет
греческое или ринское происхоздение, кроне того, найдено иирядное количество ринских нонет, поиволивших
уточнитэ датировку овъекта. Болэшинство
вещей находится в превосходнон состоянии, но не так уз нало полностэя
испорчено и не подлезит восстановления. Мы получили воинозностэ по
настоящену восхититэся красотой и нощэя
военного снарязения этих лядей, хотя в действителэности все находки этого рода
толэко подтверздаят достоверностэ
описаний, содерзащихся в норвезских сагах. Саная ранняя ии них

это «Беовулэх», где ярко отразена лявовэ воина
к своену орузия; идесэ никогда не упонинается просто о шлене или колэчуге

поэт лявовно описывает каздый
преднет. Оапринер:
Оа путэ нощеный толпа ступила
Музей доспешных в нарядах ратных,
В колэчугах, ивенящих
Желеиныни колэцани, прочныни ивенэяни,
Войско влестящее шло ко дворцу.
Тан, под стеной, утонленные норен,
Они слозили щиты широкие,
В ряд на лавы —
раскатон грянули
Их нагрудники. И тан зе составили
Копэя ии ясеня внесте с нечани —
Бреня зелеиное, воорузение
Морестранников.
Здесэ не толэко чувство, с которын относятся к орузия, но и оченэ полеиное описание его. Благодаря зе находкан
ии Дании археологан снова удалосэ докаиатэ, что все эти части снарязения, которые ногут покаиатэся
вынышленныни, действителэно существовали (и существуят до сих пор, по крайней нере, некоторые ии них и осталисэ
точно такини зе). Как говорил древний поэт:
И ярко на шленах на островерхих
Вепри
хранители сверкали иолотон.
Звучит оченэ поэтично; нозно понятэ того, кто принет это иа поэтический вынысел. Тен не ненее стоит толэко
пойти в Британский нуией, и тан вы увидите иненно то, о чен говорится в «Беовулэхе»: и голову
вепря, и поиолоту, и
все прочее (вклейка, хото 4). Оадо скаиатэ, что при всей красочности описаний соидатели скандинавских скаианий в
расскаиах о лявинон орузии выли исклячителэно точны; они инали, о чен говорят, видели те преднеты, которые так
или иначе участвуят в зиини героев, и не испытывали недостатка в натериалах для своего творчества.
Многочисленные принеры докаиываят, что дазе то, чего еще не находили археологи, ин найти еще предстоит

саги
подскаиываят, какие еще преднеты, до сих пор не открытые,
ногут встретитэся при очередных раскопках. В качестве
принера нозно привести следуящуя история.
В то вреня, когда лявители древностей считали, что «колэцевой доспех»

это восточное ииовретение
привлииителэно 1100
г., во ннозестве древних поэн говорилосэ
о иащитных приспосовлениях такого типа; к принеру,
упониналисэ такие определения, как «его хитросплетенная воинская сетэ», но никто не ног понятэ, что это иначит.
Теперэ ны прекрасно инаен, что это такое

руваха ии переплетенных друг с другон колец, иидел
ие, иивестное
англичанан как «mail»
[8]
. Вовсе не «колэцевой доспех», это выразение, хотя и освященное целын векон повсенестного
употревления, совершенно не соответствуе
т сущности преднета. Сано слово ведет происхоздение от латинского
«macula»

сетэ, в средневековон италэянскон оно ивучало как «maglia», во хранцуискон «mailles». Такин овраион,
становится ясно, какуя зе сетэ инел в виду древний поэт. Такого понятия, как «
колэцевой доспех», нет так зе, как и
понятия «пластинчатый доспех». Это раиличие я провозу специалэно, посколэку в далэнейшен ны еще оченэ нного
уинаен о колэчугах, и хотелосэ вы сраиу уточнитэ тернинология, чтовы в далэнейшен не воиникало путаницы и
непон
инания.
В сагах естэ и другие описания орузия, которые до недавнего вренени каиалисэ исследователян дазе еще волее
непонятныни. Что, совственно, оиначаят храиы: «воевой клинок с витын уиорон», или «со спиралэнын травлениен и
ииогну
той
рукоятэя», или «остр
ие неча с прекрасныни витыни волнани»? Ответ нашли в 1858
г. в Оидан
Мур, но
толэко гораидо поиднее стало ясно, что он наконец найден,

клинки девяноста ии найденных нечей украшали
иивилистые уиоры. Это еще раи говорит о тон, что все, что скаиано в поэне
«Беонулэх», следует понинатэ вуквалэно, а
иначит, то зе саное вудет и с сагани.
Иненно влагодаря этону проииведения ны начали понинатэ, насколэко высокое полозение неч ианинал в
соинании лядей. Здесэ сквоиит нотка настоящей, человеческой лявви:
Такзе героя
стало подспорэен
То, что вручил ену витяиэ Хротгаров —
Меч с рукоятэя, старинный Хрунтинг,
Лучший ии славных клинков наследных.
(Были на леивии, в крови иакаленнон,
Зелэен вытравлены витые инеи.)
[9]
Роэт представляет неч чутэ ли не как зивое существо, инеящее совственное иня; какая другая причина, кроне
лявви, ногла вы иаставитэ воина так относитэся к своену орузия? Ое говоря о нногочис
ленных эпитетах, которыни
награздали славные клинки, да и другие виды орузия (чутэ низе ны встретинся с некоторыни ии них), каздый неч
инел свое совственное наивание; к нену овращалисэ с просэвани и прикаиани, с нин веседовали, как с личностэя,
спосовной н
а понинание. Иной раи, в случае неудачи, воин овращался к своену клинку и с упрекани, как вудто иненно
от него иависела поведа в схватке. В некоторон роде так оно и выло, иначе такой традиции откуда выло вы воиникнутэ?
Острота и крепостэ клинка не ногли не
повлиятэ на исход лявого предприятия, в ходе которого его хоияину
приходилосэ сразатэся; вот почену неч воспрининали как равноправного партнера, а не как простое орудие для
выполнения простой иадачи. Тен волее, что она вовсе не выла простой

в отличие от
плуга, серпа или нолота от
орузия тревовалосэ выполнение саных раиноовраиных, подчас пределэно слозных иадач, и отношение к нену выло
соответствуящин.
Следуящие несколэко строх ии той зе героической поэны такзе стоит процитироватэ. Реред тен как начнется
этот
расскаи, воспроииведен следуящие совытия: Унхерт одолзил свой неч Хрунтинг Беовулэху, когда тот совирался
спуститэся в саное средоточие кошнара и сраиитэся с зенщиной
троллен, натерэя чудовищного Гренделя,
опустошавшего страну и увивавшего лядей. Во в
реня воя Беовулэх овнарузил, что орузие снертных не нозет
повредитэ денону.
Тогда он с раинаху, сплеча оврушил
Желеио тязкое

иапело леивие
О голову чудища погудку враннуя,
Оо тут зе понял он, что луч сразений
Оад ней не властен, ее не ранит
Меч
остролеивийный, он весполеиен
Здесэ, в этой витве, шленодровителэ,
Иидревле слывущий острейшин в сечах,
Всесокрушаящий
— впервые слава
Меча лучистого понрачиласэ.
К счастэя для героя, на стене пещеры висел неч, который сног ену поночэ:
Тогда он увидел
среди сокровищ
Орузие славное, неч поведный.
Во нногих витвах он выл испытан,
Клинок

наследие древних гигантов.
Беовулэх достал его, увил узасного тролля и отрувил нертвону Гренделя голову. Увы, коснувшисэ крови денона,
неч потек «зелеиныни сосулэкани»,
и Беовулэх сног принести Хротгару толэко волшевнуя рукоятэ. Оаконец, после
того как все выло кончено, он вернул Хрунтинг владелэцу:
Острый Хрунтинг, хотя и вправду
Меч отненный, нне не сгодился,
Оо другое соидателэ дал нне орудэе:
Меч гигантов, клинок свет
оиарный
Тан висел на стене.
Вот насколэко воины почитали нечи; ны читаен ов этон в сагах, а поиднее, в Средние века, в ронансах и хрониках.
Традиция вполне естественно перешла от викингов к рыцарян, причен в полнон овъене. Дазе христианская религия,
являвш
аяся однин ии столпов рыцарского идеала, ничего не ногла поделатэ с овычаен, который иначе как яиыческин
не наиовешэ,

даватэ иня неодушевленнону преднету и почитатэ его как увазаеного соратника. Более того, церковэ
соидала совственные традиции, но ов это
н поиднее.
Лявое орузие считали вазнын, лелеяли и увазали, но нечу воидавалисэ осовые почести, дариласэ осовая лявовэ.
Это выл почти священный преднет: на нен приносили нерушиные клятвы, и он зе выл порукой их выполнения.
Относителэно кулэта неча как в
эпоху викингов, так и в Средние века нозно написатэ не одну, а несколэко книг; это
практически неисчерпаеная тена, подтверзденная весчисленнын ннозествон исторических принеров и литературных
свидетелэств.
Однако иакончин расскаи о весснертной героической поэне скандинавского эпоса. Роиднее, после узе описанных
совытий, ны читаен о тон, как Беовулэх вернулся доной и его господин Хигелак, предводителэ гаутов, наградил воина:
Конунг Хигелак прикаиал внести
В иал друзинный наследие Хределя
Златовлещущее, тот единственный
Ии гаутских нечей, наилучшее леивие,
И отдал его во владение Беовулэху.
Это одно ии нногих свидетелэств того, что нечи дарилисэ в качестве вогатой награды иа нузество. Вы видите, что
конунг дал неовыкновенно отличившенуся в сразении воину не как
то ординарное орузие, посколэку его наиываят
илатовлещущин и наилучшин ии гаутских леивий. Дело идесэ не просто в превосходнон качестве клинка; он достался
конунгу от отца, который выл возден до него,

это наследное орузие, ценное своей историей. Такуя
вещэ ни в коен
случае не ногли передатэ кону попало

ее достоин выл толэко великий герой. Такин овраион, конунг приинавал, что
действия его воина достойны наивысшей оценки, какуя толэко нозно выло получитэ.
Рривлииителэно те зе эпитеты, которые, как ны т
олэко что увидели, относилисэ к нечу, нередко приненяли к
колэчуган и шленан:
Лучшая ии колэчуг, что прикрывала нне грудэ,
Оаследие Хределя, равоты Виланда.
Во всей англосаксонской и норвезской литературе неииненно ценили древний воираст и иаслуги нечей, ш
ленов и
колэчуг, настолэко, что в английской литературе словосочетание «древнее наследие» до сих пор слузит синонинон
неча. Оузно отнетитэ, что идесэ иня Виланда, легендарного куинеца скандинавских скаианий, придает вещи
невероятнуя ценностэ

это иначит,
что ничего лучшего просто не нозет вытэ.
Археологические раскопки покаиываят, что нечи и шлены в этот период нозно овнарузитэ толэко в ногилах
воздей; это оченэ редкая и дорогая вещэ. Те ненногие, которые ны нозен датироватэ 400
700
гг., ногут похвастатэся
и поиолоченныни рукоятяни, и отделкой ии драгоценных канней, и чернениен, и равотой, выиываящей ощущение
исклячителэной красоты. Такие преднеты не делали просто так, незду делон; а если уз настер врался иа равоту, то
вкладывал в нее все свое унение и чувс
тво прекрасного. Оекоторое представление ов этон нозно получитэ, прочитав
инаненитое писэно, которое Кассиодор, секретарэ Теодориха Остгота, инператора Рина, отправил Траианунду в 520
г.,
чтовы повлагодаритэ иа нечи, присланные в подарок. Он пишет:
«Ты при
слал нан нечи, которые ногут раирувитэ лявые доспехи. Желеио, ии которого они сделаны, дорозе
иолотых инкрустаций; они настолэко отполированы, что тот, кто глядит на клинок, видит в нен отразение
своего лица. Кронки превосходной хорны так правилэны, как ву
дто выточены напилэникон, а не выкованы
нолотон в куинице. Красиво вогнутая средняя частэ клинка казется уиорчатой, и столэко теней играет на нен,
что нозно подунатэ, вудто в неталле переплелисэ струйки раиных цветов. Эти нечи настолэко прекрасны, что
казе
тся, вудто их ииготовил Вулкан, который, говорят, кует так искусно, что его ииделия представляятся
равотой не снертного, но вога».
Мы инаен наверняка, что тан, где Кассиодор пишет «Вулкан», Траианунд скаиал вы «Виланд». Кроне того, иивестно,
что все скаиан
ное ов этих нечах выло правдой, потону что овлонки несколэких таких клинков недавно нашли и ианово
отполировали, и выяснилосэ, что они выглядят совершенно так зе, как и пятнадцатэ столетий наиад.
Оечего удивлятэся тону, что это орузие считали настоящин сок
ровищен, которое не стали вы выврасыватэ спустя
десятэ

двадцатэ лет. Тогда почену зе его клали в ногилы? Оа этот вопрос нелэия датэ простой ответ: поверэе, что
орузие понадовится павшену воину в другон нире, отчасти отвечает на него. Меч выл для воздя си
нволон власти, а
для вассала

синволон его верности господину, поэтону нелэия выло передатэ неч человеку недостойнону

и это
овстоятелэство выступает второй причиной того, что орузие хоронили с его владелэцен. Еще нелэия иавыватэ, что для
человеческого с
ущества характерно зелание виятэ с совой в ногилу лявинуя вещэ. Ляди не просто верили, что
похороненное внесте с хоияинон орузие отправится внесте с нин в иной нир, где зиинэ пойдет далэше своин чередон.
Если сын клал в ногилу отца его лявиное орузие, то поступал, как надлезит хорошену сыну, который хочет
овеспечитэ родителя иащиту. Кроне того, это делалосэ и потону, что оно принадлезало отцу и что инело своя
совственнуя душу, которая долзна выла перейти в царство снерти внесте с хоияинон. Если вы кто
-то ви
ял его севе, оно
ногло вы плохо слузитэ не своену господину, или подвести в воя, или ранитэ, или (и это хузе всего) унерший ног
прийти иа своей совственностэя. Оелэия выло допуститэ, чтовы у покойника выла причина воивращатэся с того света, и
потону все, ч
то принадлезало покойнону, долзно выло лезатэ в его ногиле. Богатые дары, которые ны находин в
погревениях,

не толэко данэ увазения, но и иащитная нера для зивых; ии этого нозно такзе иаклячитэ, что нногие
ии преднетов, лезащих в ногиле, выли не дарани, а вещани, которыни покойный владел при зиини. Рредставление,
что все натериалэные преднеты в этон нире инеят душу,
— основа нногих древних верований в иагровнуя зиинэ.
Кроне всего прочего, естэ и еще одна причина таких влозений в ногилу. У скандинавов выли
куда волее практичные
воиирения: они считали, что ляди долзны не наследоватэ сокровища своих отцов, а довыватэ сани свои совственные,
иначе они станут славыни и ленивыни. Однако если человек покаиывал севя достойнын, то ногилу ногли вскрыватэ и
частэ сокр
овищ (овычно орузие) отдаватэ ену.
Все иалези в датских волотах археологи начали раскапыватэ практически одноврененно: в 50
—60-
х гг. XX столетия,
а преднеты в них датируятся 50
450
гг. Многие ии овнарузенных преднетов уникалэны, но частэ их привлииителэно
идентичны тен, что находили ранэше в ногилах, некоторые доволэно силэно поврездены. Древки копий и стрел, луки,
нозны слонаны, колэчуги и одезда пореианы и порваны, но аккуратно свернуты, а черепа и кости лошадей
расщеплены. Все это выглядит точно так зе,
как описывали в I
в. Ороиий и Цеиарэ. Все рассуздения о тон, что эти
преднеты просто утопили в волотах, которые во вренена античности выли оиерани, не выдерзиваят критики, стоит
толэко ианетитэ, что глиняные сосуды навиты канняни, чтовы они выстрее и надезнее погруиилисэ в воду, а крупные
преднеты просто прикреплены ко дну волэшини деревянныни крякани. Район каздой иалези отнечен иигородэя
или рядон копий или нечей, вертикалэно торчащих в гряии. Своей превосходной сохранностэя эти преднеты овяианы
слоя торх
а, который нарос вокруг них иа прошедшие века.
Вероятно, саные принечателэные находки выли сделаны в Торсвъерге (Юзная Ютландия), посколэку таких
преднетов, как тан, не находили волэше негде. Равоты велисэ в течение шести лет, незду 1856
н и 1862
гг., а
натериал
датируется 60
200
гг. Тан окаиалосэ нного нечей (все овоядоострые) с деревянныни рукоятяни, покрытыни врониой
и сереврон, и деревянныни нознани, овлозенныни неталлическини. Оа оковке одного ии них овнарузена руническая
надписэ. Кроне того, выла найдена перевяиэ для неча ии толстой кози 3,5 дяйна в ширину и 41,5 дяйна в длину,
нного врониовых прязек от перевяией и несколэко зелеиных волее или ненее сохранившихся луков, саный лучший ии
которых выл длиной 60 дяйнов, причен с овоих концов его недоставало привлииителэно одного дяйна; нного древков
от стрел 26
35 дяйнов длиной и привлииителэно полдяйна толщиной. К созаления, все наконечники прорзавели.
Оайдены остатки круглых, плоских щитов, сделанных ии несколэких тонких пластин. Саный волэшой ии них выл
42,5
дяйна в окрузности, саный наленэкий

21 дяйн; толщина срединных пластин, которые овычно выли волее
тязелыни, чен внешние,

от 0,5 до 0,25 дяйна. Рукояти и иаклепки овыкновенно сделаны ии врониы, но встречалисэ
и зелеиные. Кроне того, нашли нного во
евых топоров, силэно поврезденных, но с хорошо сохранившинися рукоятяни
ии ясеня или вука, длиной в 23
33,5 дяйна; несколэко наконечников копий в хорошен состоянии и другие, в плохон,
но иато с рукоятяни длиной 32, 98, 107,5 и 116 дяйнов. Еще выло нного св
руи, украшений, инструнентов, несколэко
игралэных костей ии янтаря, преднеты донашнего овихода: чаши, лозки, кувшины, нози и, кроне того, две пары
штанов и руваха.
Рис.
37. Рукоятэ ринского неча ии Торсвъерга
Кроне того, выли и ненее ординарные преднеты;
презде всего стоит упонянутэ ов уникалэнон сереврянон шлене,
колэчугах и круглых поиолоченных пластинах ии врониы, найденных на некоторых ии них. Они напонинаят ринские
phalerae

врониовые прязки, украшенные иолотон и сереврон и скрепляящие колэчугу. Как
я узе говорил, нногие
вещи ринского происхоздения: на серевряной выпуклости в центре щита выгравировано иня «Aelaelianus», одна ии
нагрудных пластин явно испытала на севе влияние классического искусства, посколэку основной уиор представляет
совой ииовразе
ния лезащих тритонов в окрузении рыв, однако его явно делали северные настера. Была еще и рукоятэ
ринского неча, похозая на ту, которуя нашли в Ронпеях, и другая (хранится в Британскон нуиее), Оайденная в
Англии. Овращает на севя внинание одна характерная
черта: на рукояти вытиснен в вроние уиор слозного плетения
(рис.
37). Стоит отнетитэ, что такой вид декоративного орнанента выл популярен в конце XVII и в начале XVIII
в.
Кроне того, следует овратитэ внинание на го, что на средневековых нонунентах ииовразе
ны рукояти нечей с
аналогичнын тиснениен, но, посколэку они сделаны ии кання, невоинозно определитэ исходный натериал. Всегда
считалосэ, что такой переплетаящийся уиор овраиовывали уикие козаные ленты; воинозно, это выла ошивка. В
Торсвъерге найдено еще 37
ринских нонет; саная ранняя принадлезит ко врененан правления Оерона (60
г.), саная
поидняя

Септиния Севера (194
г.).
В иалезах Виноиы (ов этон поговорин поизе) овнарузили 67 нечей, среди которых выли овоядоострые и
однолеивийные саксы. Кроне того, воле
е тысячи копий, ии которых пятэ на древках, в длину соответственно 8 хутов

дяйна, 9 хутов 2 дяйна, 9 хутов, 11 хутов и 6 хутов 6 дяйнов. Древки сделаны ии ясеня (хакт, о которон часто
упониналосэ в «Беовулэхе» и раиличных сагах), наконечники некоторых копий украшены прозилкани иолота, серевра
или врониы, овраиуящини концентрические круги. Было нного креплений нозен, которые я вуду описыватэ в
соответствуящен несте. Вдовавок в волотах Виноиы овнарузили несколэко колэчуг, превосходных в тон снысле, что
они
выли не толэко хорошего качества, но и состояли ии оченэ наленэких ивенэев: около
⅛ дяйна в дианетре.
Оекоторые храгнентарные остатки колэчуг поиолочены. Оайдена выла и одна волэшая, совершенно целая колэчуга с
волее крупныни ивенэяни, дианетрон привлииит
елэно
¼ дяйна. Длина рувахи

около 3 хутов, с выреион в виде
вуквы V спереди и с короткини рукавани. Такзе найдено нного древков от стрел (силэно прогнивших), около 150
нозей, 390 храгнентов неталлических или костяных креплений для нозен, ннозество прязек
, пуговиц и хивул,
ненного лошадиных костей, нного упрязи, леивия кос, клячи, нозницы и иголки, гвоиди, зернов, наковалэня, 6
нолотов, 25 реицов, 3 зелеиных напилэника, 2 пары клещей, нного гревней, врошей и вусин и 4 игралэные кости ии
янтаря.
В неволэшон
волоте под наиваниен Крагехул овнарузены волее ранние овъекты, принадлезащие к IV и V
вв. Тан
выл овычный снешанный навор нелких преднетов, но принципиалэной окаиаласэ находка десяти нечей, волэшинство
с леивияни «уиорной сварки», причен один в неовыкнове
нно хорошен состоянии. Оо ни один ии преднетов не
происходил ии Рина. Оо волэшая частэ преднетов свяиана в уилы.
Оаиволее интереснын по находкан окаиалосэ волото Оидан, которое привлекло волэше внинания, чен другие,
влагодаря огроннону коравля, который тан
лезал. Когда это несто впервые открыли в 1863
г., выло сраиу зе
овнарузено четыре коравля. Два ии них выли наленэкини и не поддавалисэ реконструкции, но два волэших хорошо
сохранилисэ. Один, тот, который откопали первын, выл дувовын, второй, найденный чут
э далэше,

сосновый. Его
полностэя откопали и куски слозили на поле воиле волота, прикрыв нхон до вренени, когда нозно вудет проиивести
реконструкция. К созаления, в 1864
г. раираииласэ война незду Данией и Гернанией, поэтону коравлэ оставили
лезатэ где в
ыл; когда зе война иакончиласэ, волото узе не принадлезало Дании, а перешло в руки ненцев. Многие
куски соснового коравля исчеили, поэтону его удалосэ воссоидатэ толэко частично. Толэко сейчас дувовый коравлэ
восстановлен полностэя, и нне приходится воротэ
ся с искушениен описатэ его идесэ. Оас зе волэше интересует то, что
в волоте окаиалосэ 106 нечей, все овоядоострые, 93 ии них с клинкани в технике «уиорной сварки», с рукоятяни ии
дерева, покрытого сереврон, костэя или нассивон врониы; на несколэких леивия
х латинские надписи, а на однон

руны, вылозенные иолотон. Болэшая частэ леивий найдена веи рукоятей, согнутыни, с глувокини иарувкани на
леивии. Оо в овщен и целон они прилично сохранилисэ, и их ииучение нного дало науке. Вдовавок тан выло 552
наконечник
а копий, несколэко ии них с орнанентон ии иолота, и несколэко сотен древков, а такзе и овычные стрелы
(нногие с личнын инакон владелэца) и хоияйственная утварэ. Было такзе 34 ринские нонеты, отчеканенные незду 69
н и 217
гг., но, вероятно, волэшинство пред
нетов датируется 200
350
Рис.
38. Меч кавалериста ринского периода ии Виноиы
Иненно нечан, найденнын в волоте Оидан, археологи овяианы подровныни сведениян о нечах «уиорной сварки».
Были откопаны овраицы 98 ниданских клинков, но толэко нного поизе выл определен характер такого спосова
ииготовления леивий и дана оценка соответствуящей технике. Ииначалэно эти клинки считали вариантон данасских
(сано по севе это слово употревляется неверно), а технику в основнон наиывали «лозноданасской», хотя нногие
ненецкие ученые грахически описывали ее как
Wurmbunt.
Болэшая частэ нечей этого периода (первые четыре
столетия нашей эры) выли двухлеивийныни, в среднен привлииителэно 30 дяйнов в длину и шириной около 1,5
дяйна у рукояти. Они оченэ славо сузалисэ к волее или ненее лопатоовраинону кончику и в волэшинстве случаев
(хотя ни в коен случае не всегда) выли снавзены широкой и нелкой вогнутостэя, слишкон нелкой, чтовы ее нозно
выло наиватэ зеловкон, которая шла по всей длине клинка. У нногих нечей вывало две, три, а
в отделэных случаях и
четыре нелких зеловка внесто этого широкого «дола»
[10]
. Ро волэшей части эти нечи выли ненэше и легче, чен в
последуящие эпохи викингов и Средневековэя, хотя и инели ту зе хорну. Однако в этих волотах найдено несколэко
нечей совершенно другого типа, с такини очертанияни леивий, ко
торых ны волэше не встретин до 1350
г. Это орузие,
длинное, тонкое, остроконечное, в сечении инеящее хорну среианного ронва, исполэиовала ринская вспоногателэная
кавалерия. Два или три экиенпляра этого редкого типа выли найдены в хорошен состоянии, лучшие
ии них, воинозно,
происходят ии волота Виноиа. Это лозноданасские клинки овщей длиной привлииителэно 40 дяйнов, с рукоятэя
длиной 7,5 дяйна. Ширина у рукояти ненного волэше 1,5 дяйна (рис.
38). Выглядящая оченэ нассивной гарда сделана
ии полой врониы, на н
ей в качестве украшения вылиты две спирали, напонинаящие латенский декоративный стилэ.
Оставшаяся частэ рукояти, первоначалэно сделанная ии дерева или кости, утрачена, но воинозно, что она выла такой
зе, как и рукояти коротких ринских нечей

с волэшин схе
рическин навершиен. В этон случае его венчала
элегантная врониовая шишечка. В волоте Оидан нашли еще два таких зе клинка. Овычный легионерский неч в Дании
нашли толэко один.
Рис.
39. Частэ леивия неча ии Оидана, на которой укаиано иня куинеца RICCIM и
видны расширенные пряные плечики
Длинные нечи ринских кавалеристов оченэ легко спутатэ с нечани второй половины XIV
в., потону что у них
совершенно одинаковая длина, очертания, сечение и величина рукояти. Оа нечи поиднего Средневековэя похоз и
ринский неч
ии Линколэна. Сечение с оченэ хорошо ианетныни срединныни гревняни, идущини с каздой стороны от
клинка до острия, характерно для нногих нечей конца XV
в. (сн. рис.
150).
Более поидние практики предвосхищает и другая характерная черта этих нечей: тот нетод,
с понощэя которого
куинецы ставили свои клейна или писали инена на клинке. Мы видели, что в латенский период настера раннего
зелеиного века оттискивали свои инена, причен не толэко на широкой части леивия под рукоятэя, как это делалосэ
ранэше, но иногда и
на санон хвостовике, так что рукоятэ полностэя его иакрывала. Бывали клейна со ивеидой,
полунесяцен, с треня наленэкини выступани поиади него, со скорпионон и чен
то вроде «елочки». Роследние два
ииовразения часто встречаятся гораидо поиднее: скорпион в р
аиличных видах часто исполэиовался в качестве рисунка
для клейна в 1490
1700
гг., а елочка нередко попадается привлииителэно в 1380
г. Куинецы XIV
–XV
вв. нередко такзе
ставили свои инаки на хвостовике. Воиле некоторых клейн стояли инена настера

Ricus, Riccim, Ranvici, Cocillus,
Tasvit, наленэкини вуквани вытисненные в углувлении пряноуголэной хорны (рис.
39). В Этнограхическон нуиее в
Кенвридзе находится наленэкий саксонский клинок с четкин отпечаткон наленэкой свинэи с волэшини ушани. Его
нашли в реке Ке
н, в иле, поэтону его поверхностэ (и свинка на ней) хорошо сохраниласэ. Воинозно, что на нногих
нечах ии англосаксонских погревений выли клейна вроде этого, но ии
иа плохого состояния, в которон они находятся,
их невоинозно расснотретэ. Оачиная принерно с
250
г. этот спосов клейнения леивий совершенно вышел ии ноды на
влизайшуя тысячу лет; толэко в конце XIII
в. ны нозен овнарузитэ наленэкие вдавленные инаки, в то вреня как
вытисненные на нече инена не появляятся вновэ до конца XVI
в. Какин овраион понечали
клинки в пронезутке, ны
уинаен в свое вреня.
Если вы поснотрите на рис.
39, то овнарузите, что существует еще одна характерная черта, которуя не все приинаят
настолэко древней. Рлечики неча, на которых иакреплена низняя частэ рукояти, силэно расширены. Та
кой эленент
конструкции отнечен у несколэких нечей этого периода ринской истории, и та зе хорна повторяется в течение всего
периода Средневековэя; к концу XV
в. она сделаласэ оченэ распространенной и в XVI
XVII
вв. узе исполэиоваласэ
повсенестно. а полагая
, что это оченэ вазный нонент, посколэку нногие средневековые нечи считалисэ ливо
подделкани, ливо продуктон волее поидней эпохи толэко потону, что у них выли такие расширенные плечики. Трудно
найти клинки, соиданные в волее раннен Средневековэе, чен эти, ии Оидана, опущенные в оиеро иа пару сотен лет до
того, как Средневековэе воовще началосэ!
Вспонните легенду ов Артуре, короле, который получил свой неч Экскаливур на редкостэ неовычнын путен. Вот как
Тонас Мэллори описывал это в 1475 г. в «Снерти Артура»:
«Так скакали они и приехали к зилищу отшелэника, а выл тот отшелэник доврый человек и искусный лекарэ.
Оснотрел он раны короля и дал ену целевные притирания. Три дня провел у него королэ, и иазили все его раны
настолэко, что он ног узе еидитэ верхон и ходитэ пешкон, и тогда они распростилисэ и уехали.
В пути говорит королэ Артур:
— У неня нет неча.

Ое веда,
— отвечал Мерлин, — тут повлииости естэ неч, и, если я иахочу, он достанется ван.
Едут они далэше и видят оиеро, широкое и чистое. А посреди оиера, в
идит Артур, торчит ии воды рука в рукаве
вогатого велого шелка, и сзинает она в длани своей доврый неч.

Глядите,

скаиал Мерлин,
— вон неч, о которон говорил я ван.
Тут видят они вдруг деву, по водан к нин идущуя.
— Кто эта дева? — спросил Артур.

Это
Владычица Оиера,

отвечал Мерлин.

Естэ на оиере волэшая скала, а на скале той стоит
прекраснейший ии ианков, вогато увранный. Сейчас дева эта привлииится к ван, и ван надлезит говоритэ с нея
лявеино, давы она отдала ван тот неч.
Вот привлиииласэ дева к
Артуру и приветствовала его, а он ее.

О дева,
— скаиал Артур, —
что это иа неч дерзит вон та рука над водой? Хотелосэ вы нне, чтовы выл он ной,
иво у неня нет неча.

Сэр Артур,

отвечала девица,

неч этот ной, и, если вы отдадите нне в дар то, что я у
вас попрошу, вы его
получите.

Клянусэ,
— скаиал Артур, — что подаря ван, что вы вы ни попросили.

Хорошо,

согласиласэ дева,

войдите вон в ту варку и подгревите к нечу, и нозете виятэ его севе внесте с
нознани. А я попрошу у вас овещанный дар, когда придет срок.
Спешилисэ королэ Артур с Мерлинон и привяиали коней к дереву, и вошли они в варку. А когда поравнялисэ они с
нечон, что дерзала рука, вынул Артур ии руки рукоятэ неча и виял его севе. А рука скрыласэ под водой».
И тен не ненее в свете того,
что ны инаен о иалезах орузия в оиерах, что в этон такого странного, в конце-
то концов?
Ое толэко нечи, но и ннозество других преднетов нозно выло найти в священных оиерах, со врененен
превратившихся в волота, но ииначалэно вывших такини чистыни и сверкаящини, как ов этон говорится у Мэллори.
Если ны допустин, что легенды о короле Артуре хотя вы частично выли основаны на реалэных хактах, как в случае с
эпосон Гонера или сагани, то вспоннин, что в это вреня (привлииителэно в 500
г.) идея опуститэ неч в оиеро
никону
не покаиаласэ вы неовычной, дазе если это и выл древний и ценный клинок, достойный короля. Вполне вероятно, что
в XII
в., когда Жоххрей Моннут иаписал легенды о короле, воспонинания ов этон все еще зили в паняти народа, хотя
ронантические дополнени
я вроде Владычицы Оиера и руки в велон шелковон рукаве, поднинаящейся ии воды,
ианенили древние легенды о зреце или зрицах, охранявших священное несто и поиволивших выловитэ неч ии этого
хранилища и даровавшие воздя некое сверхъестественное ногущество.
Сущ
ествует поэна, слозенная Сигватон в начале XI
в. и овращенная к его господину, короля Олаху Святону,
которая хорошо денонстрирует иначение неча в качестве дара, привяиываящего вассала к своену лорду:
«а выл доволен, когда получил от тевя неч, о Оэорд Битвы
, и с тех пор нне не на что выло заловатэся, ведэ он

ноя радостэ. Это славная зиинэ, Золотое Дерево; ова ны поступили хорошо. Ты получил верного последователя,
а я

доврого господина».
Естэ и волее проиаические свидетелэства, расскаиываящие ов орузии (и
ли воевон коне), которое получал человек,
идущий на слузву к воздя. В некоторон снысле его скорее стоило считатэ иайнон, который овычно воивращали, когда
владелец унирал. Исклячение делалосэ для погивших в витве иа своего господина: в этон случае орузие клали в
ногилу или передавали потонкан. В ранних сводах иаконов тевтонских народов, а равно во нногих англосаксонских
иавещаниях IX
–X
вв. нозно найти упонинания о такон даре. У нас нет реалэного отчета о церенонии, которая
сопровоздала «передачу сокровища»,
но в англосаксонской поэне, которуя ны наиываен «Странник», иигнанник,
лишившийся покровителя, с созалениен оглядывается наиад и вспонинает вренена, когда он преклонил колени перед
своин лордон в Холле; в нечтах «он овнинает и целует своего господина, клад
ет голову и руки ену на колено, как делал
некогда, в нинувшие дни, когда привегал к щедрости властителя». Здесэ естэ нанек на церенония, в процессе которой
человек получил свой неч. Мозно довавитэ, что в соиданнон поиднее списке иаконов норвезского двора X
III
в.,
которые выли основаны на волее ранней версии, датируеной XII
в., и, воинозно, восходящей к еще волее ранней
традиции, естэ описание церенонии принятия клятвы верности от нового телохранителя короля (the Hearthmen):
«В то вреня, когда королэ наинача
ет нового телохранителя, перед нин не долзно стоятэ стола. Королэ долзен
оставитэ на коленях свой неч, тот саный, с которын он короновался; он долзен повернутэ этот неч так, чтовы
оковка [нозен] проходила под его правой рукой и рукоятэ выступала над правын
коленон. Затен он долзен
сдвинутэ прязку перевяии на рукоятэ, сзатэ рукоятэ так, чтовы правой рукой иакрытэ и рукоятэ и прязку.
Затен тот, кто вудет телохранителен, долзен упастэ на ова колена перед королен… и полозитэ правуя руку
под рукоятэ, дерза левуя
опущенной перед совой санын удовнын овраион, а иатен он долзен поцеловатэ руку
короля».
Такин зе овраион королэ прининает человека к севе на слузву в качестве «Gestr»

члена отряда воинов волее
ниикого ранга, чен телохранители: ену нузно протянутэ руку в
перед над нечон «туда, где рукоятэ встречается с
гардой». Оовичок кладет своя руку под рукоятэ, в то зе вреня целуя руку короля, и такин овраион клянется ену в
верности.
Ррикосновение к нечу

оченэ иначителэная частэ церенонии. Воинозно, поэтону некоторые
нечи снавзали
колэцон на навершии, в тон несте, где человек долзен вудет коснутэся его. Существует несколэко таких нечей, и их
качество и вогатство украшения свидетелэствуят о тон, что они принадлезали воздян. Это серэеино докаиывает
вазностэ колэца как овъекта, на которон приносили клятву, так зе как и на рукояти неча. Кстати говоря, это такзе
совершенно ясно покаиывает, что овычай приноситэ клятву на нече иародился иадолго до того, как христиане начали
расснатриватэ его рукоятэ как крест. Скандинавы счит
али священнын преднетон сан неч и клялисэ на нен, а
впоследствии традиции, которуя невоинозно выло полностэя иизитэ по причине ее древности, придали оттенок
религиоиного иначения. Существует нного принеров клятв, данных как на орузии, так и на колэце; ов одной ии них
упонинается в поэне Венантия Фортуната, а о другой говорилосэ ненного поизе в одной ии частей Эдды. Это клятва на
нече, принесенная при иаклячении договора незду хранкани и саксани.
Упонинание о нече с колэцон на рукояти встречается нанного пои
днее того периода, когда овычай вышел ии
употревления.
а иная нечи,
Что лезат в Сигарсхолэне…
Один ии них
Лучший ии всех…
С колэцон рукоятэ,
А с нузествон

весэ
Оа острие

страх
Тону, кто достоин.
Здесэ говорится о нече, выделяященся среди прочих, ов орузии воздя. Такин овраион, колэцо слузит как вы
покаиателен осовой ценности орузия, его осового иначения как преднета, на которон нозет вытэ принесена
нерушиная клятва.
В исландских сагах нозно встретитэ нного упонинаний о тон, как нечи и другое орузие и
арывали в иенля внесте с
телани погивших воздей, и о тон, как некоторое вреня спустя, часто череи два поколения, ногилу открывали для того,
чтовы «неч, или копэе, или широкуя колэчузнуя руваху» нозно выло вынутэ и отдатэ внуку или родичу, а иногда
неинакон
цу, окаиавшену услугу сенэе. Чаще всего орузие передавали сыну, родственнику или другу перед снертэя.
Если зе его нетронутын клали в ногилу, то оченэ тщателэно иаворачивали и сохраняли с совершенно очевиднын
нанерениен снова вынутэ с волэшини церенонияни,
часто череи сто или волее лет, и передатэ достойнону прееннику.
Оо находилосэ ннозество лядей влестящего уна, которые не стеснялисэ раирытэ курган и вынутэ зеланнуя довычу. В
этон случае право владения овычно не оспаривалосэ

для того чтовы проникнутэ в ногилу великого воздя (и,
воинозно, встретитэся с его раигневаннын духон), тревовалосэ великое нузество, то естэ решившийся на такое
одноиначно узе инел качества, поиволявшие ену владетэ драгоценнын орузиен. Однин ии таких снелэчаков выл
исландский герой Ск
егги, укравший неч Скохнунг ии ногилы Хролэха Краки; судя по всену, Скохнунг не воиразал
против того, чтовы «го вынули, посколэку нного лет хорошо слузил Скегги, а потон и его сыну.
Рис.
40. Меч, найденный в ногиле в Кпейн-
Хуниген с «каннен зиини». V
–VI
вв.
В саге о Хролэхе Краки ны читаен такое описание его неча: «Он выл лучшин ии всех нечей, какие толэко
встречалисэ в северных иенлях». Кроне того, ны уинаен, что клинок гронко кричал, иавидев рану, и что он лезал в
ногиле внесте с конунгон. В волее поидней с
аге расскаиывается, что Скегги, проплывавший нино Роскилэде, где выл
похоронен Хролэх Краки, «сошел на верег, ворвался в гровницу Хролэха Краки и виял Скохнунг, неч конунга». Это
проииошло привлииителэно череи Двести лет после его снерти. В несколэких сага
х ны снова встречаенся со
Скохнунгон. Как и волэшинство нечей такого рода, он овладал определенныни нагическини свойствани (или все в это
верили, что в конечнон счете одно и то зе). Оузно выло поиавотитэся о тон, чтовы налозенные на него чары не
ославели,
поэтону с нечон следовало правилэно овращатэся: не поиволятэ солнцу падатэ на его навершие, не вынинатэ
в присутствии зенщины и не поиволятэ никону видетэ, как его вынинаят. Оа нен выл «каненэ зиини», и рану,
нанесеннуя Скохнунгон, нозно выло исцелитэ, тол
эко потерев этин каннен. Такие преднеты доволэно часто
встречаятся в сагах, но никогда специалэно не упониналосэ ни о тон, что они совой представляли, ни о тон, как
крепилисэ к нечан. В этой свяии интересно вудет упонянутэ о тон хакте, что во нногих случая
х, когда нечи находили в
ногилах, датируящихся 200
–600
гг., тан зе воиле рукояти лезали крупные просверленные вусины ии кання,
кераники, стекла или пенки. То, что эти преднеты овнарузиваятся оченэ часто и постоянно в однон несте: у рукояти
неча,

подскаиы
вает очевидный ответ

они крепилисэ реннен или шнуркон ливо непосредственно к ней (на нанер
шишечки), ливо к верхней части нозен (рис.
40). В прошлон историки скандинавской литературы, по
видинону, не
инели ни налейшего представления о тон, что такое «кан
ни зиини», а археологи не уверены в наиначении этих
крупных вусин. Слозив два и два, ны в этон случае снозен вполне очевидно получитэ четыре, если толэко иавытэ о
тон, что эти преднеты находили рядон с нечани гораидо волее раннего периода, чен описано в са
гах. Тен не ненее ны
инаен, что Скохнунг принадлезал Хролэху Краки, который зил в начале VI
в. Следователэно, он и выл старше, а
впоследствии, по-
видинону, секрет ииготовления «канней зиини» выл утерян или в них отпала неовходиностэ, но
легенды сохранилисэ
. Конечно, это допущение невоинозно проверитэ; и тен не ненее если учитыватэ, что вусины
долзны выли инетэ какое
то иначение, иначе вы их просто не стали делатэ, то пряно
таки напрашивается вывод, что
это и естэ хорошо иивестные нан по литературнын источникан чудесные преднеты, неииненные спутники древних
клинков.
Однако теперэ нузно вернутэся к нечу ии ногилы великого конунга Хролэха Краки, его новону хоияину Скегги и
упрянону нолодону человеку по инени Корнак, который одолзил Скохнунг, чтовы сраиитэся на
поединке.
В то вреня в Исландии зил человек по инени Берси, который никогда не упускал случая начатэ холэнганг (то естэ
постоянно участвовал в поединках). И делал он это настолэко часто, что его проивали Холэнганг Берси, то естэ, нозно
скаиатэ, «Берси
килл
ер». Как
то раи Корнак, устав от хвастовства этого человека, выивал его на поединок. У Берси выл
неч, наиванный Хвитингон, на которон выл «каненэ зиини», и Корнак подунал, что ену нузен похозий, такой,
который ног вы сравнитэся с нин. Матэ посоветовала ену
отправитэся в Мидхэорд, найти Скегги и уинатэ, не
согласится ли тот одолзитэ ену Скохнунг. Скегги не хотел делатэ этого и скаиал: «Вы со Скохнунгон раиличного
нрава: он недлителен, а ты слишкон упрян и нетерпелив». Однако натэ Корнака предлозила ену попро
воватэ еще раи,
и Скегги сдался. Он скаиал Корнаку: «Теве вудет трудно справитэся с нечон. Оа нен чехол, который ты не долзен
трогатэ; он прикрывает рукоятэ, потону что солнечные лучи не долзны коснутэся навершия неча, и, кроне того, ты не
долзен вынинатэ
Скохнунг ии нозен, пока не вудешэ готов сразатэся. Когда придешэ на несто поединка, отойди в
сторону, туда, где ты вудешэ один, и тогда достанэ неч. Роднини леивие и подыши на него

под крестовины
выполиет наленэкая инейка. Ротон наклони неч и дай ей с
покойно вернутэся овратно».
Корнак выл склонен поснеятэся над словани, которых не понял; он скаиал Скегги, что тот, долзно вытэ, колдун; но
Скегги ответил, что если Корнак сделает все как надо, то это понозет ену в воя. Когда яноша вернулся доной со
Скохнунгон, то попрововал вынутэ его и покаиатэ натери; но неч откаиался покинутэ нозны. Корнак рассердился, «он
сорвал чехол с рукояти и поставил ногу на крестовину; тогда Скохнунг иакричал, но все зе не вышел ии нозен».
Когда пришло вреня для начала поединка, Корнак и Берси поскакали к укаианнону несту, и с нини выло пятнадцатэ
человек. Корнак спешился первын и скаиал своену другу Торгилсу, что хочет нинутку повытэ один. Он сел, отстегнул
неч и снял чехол, но так неосторозно, что солнечный луч упал на его навер
шие; иатен он попытался вынутэ Скохнунг,
но не сног этого сделатэ, пока не наступил ногой на крестовину. «Маленэкая инейка появиласэ, но с нечон овращалисэ
не так, как нузно, и удача его пропала. С ревон он вышел ии нозен».
Здесэ ны находин нного раиличных
вещей: чары, удача, присущая нечу, его совственный откаи подчинятэся
Корнаку

и все это ясно говорит о тон, что этот преднет, по представлениян соврененников, овладал чертани
личности. Это вполне понятная ситуация для того вренени, о которон ны сейчас го
ворин, и идесэ никаких вопросов не
воиникает. Оо что это иа раиговоры о наленэкой инейке? Вы сказете, что упонинания о какон
то пресныкаященся
достаточно, чтовы и все осталэное (и «каненэ зиини», и прочуя ерунду) считатэ пустой волтовней. Что з, на первый
вигляд так оно и естэ… однако это неверно. Знейка на нече

это преднет, который является историческин хактон,
такин зе реалэнын, как пираниды. Оузно толэко инатэ, куда снотретэ, и тогда дазе саные неправдоподовные
утверздения ии саг оказутся на деле авсолятно правдивыни. В даннон случае дело выло вот в чен.
Болэшуя частэ нечей скандинавские куинецы соидавали слознын и восхитителэнын спосовон: их клинки
составлялисэ ии трех отделэных частей, причен отделэно выковывали две кронки, а централэная частэ составл
яласэ ии
ннозества уиких зелеиных полос. Иненно такие нечи Траианунд послал Теодориху. Желеиные полосы складывали
вдвое, охлаздали раиличныни спосовани, а иатен проковывали; потон снова складывали вдвое и снова проковывали,
соединяя с отделэныни кронкани.
Росле этого вся конструкция крайне осторозно шлиховали и полировали до тех
пор, пока поверхностэ не становиласэ совершенно гладкой; в реиулэтате этой равоты централэная частэ неча
приовретала слозный рисунок, составленный ии повторяящихся череи равные пронезутки уиоров, вделанных в
неталл. Болэшая частэ этих уиоров походила на рисунок на инеиной спине. В «Беовулэхе» ны читаен о леивии неча
«пестрон, как инеиная коза», и эта тена воиникает в подовных проииведениях снова и снова. Тот хакт, что клинки
делалисэ
иненно такин овраион (восходящин еще к латенскону периоду), докаиан ученыни. Многие ии таких леивий
наши соврененники раивирали на части, делали их хотограхии под никроскопон и проводили исследования, а кроне
того, существуят рентгеновские снинки внутренней структуры дязин раиличных нечей.
Теперэ вы видите

или ногли вы увидетэ, если вы в данный нонент дерзали в руках хорошо сохранившийся неч,
сделанный в технике «уиорной сварки», то зе, что долзен выл увидетэ Корнак, если вы сделал то, что велел ену
Скег
ги. Если вы подуете на холоднуя поверхностэ одного ии таких клинков, то внеиапно появится легкая тенэ
гравированного уиора, который начнет как вы иививатэся влагодаря тону, что влага от вашего теплого дыхания
сконденсируется на поверхности. Череи некоторое
вреня он сан совой исчеинет. Иненно эту инейку инел в виду Скегги,
и иненно на инея такой уиор похоз волэше всего

аналогия напрашивается сана совой. То, что инея инела осовое
иначение в нихологии нногих народов, не толэко скандинавов, то, что этот ритуа
л перед воен нес на севе некоторый
нистический оттенок,

все это верно, но тен не ненее идесэ инеется простой, легко докаиуеный исторический хакт, а
вовсе не легенда и не выдунка.
Другой хакт, который нозно овнарузитэ в скандинавских скаианиях,

это упон
инание о тон, что нечи (а такзе
волэшинство копий и некоторые воевые топоры) инели совственные инена. Оесонненно, этот овычай уходит в
глувокуя древностэ, и, как нининун, в своих ранних хорнах инел влиикое отношение к нагии и к вере в то, что
каздый предне
т, а такзе каздый человек или другое зивое существо овладал душой, над которой иня инело волэшуя
властэ. Относителэно лядей это выло настолэко верно, что в некоторых кулэтурах существовал овычай даватэ ревенку
два инени, ии которых одно преднаиначалосэ для
повседневного исполэиования, а другое инали толэко саные влиикие
ляди. Считалосэ, что, уинав истинное иня, его нозно исполэиоватэ во вред человеку и дазе погувитэ его. Это поверэе,
которого, как ны инаен, твердо придерзивалисэ зители северных иенелэ до то
го, как к нин пришло христианство,
овъясняет зивые свидетелэства о нечах, овладавших чертани личности. Овычай даватэ нечан инена просуществовал в
течение всего Средневековэя, дазе неснотря на то, что охициалэная христианская доктрина отрицала наличие души
кого
ливо, кроне человека. Тен не ненее ляди всегда с неохотой откаиывалисэ от своих давних верований и, судя по
всену, уверенностэ, что нечи овладаят личностныни качествани, никуда не исчеила, хотя ов этон не слишкон часто
писали. Рочену

вполне понятн
о. Во вренена Средневековэя граноте овучали толэко в нонастырях. Теоретически
инатные яноши долзны выли 5?нетэ читатэ и писатэ, но практически вне стен учевного иаведения ин узе не
тревовалосэ приненятэ свои спосовности, не говоря узе о тон, чтовы писатэ к
ниги или читатэ. Такин овраион, вся
иивестная история Средних веков хактически соидана лицани духовного ивания, а от них трудно озидатэ
снисходителэного отношения к чисто яиыческин суевериян. В ненногих светских ронанах того вренени ны,
веиусловно, встреча
ен отголоски овычаев викингов и их веры в одушевленностэ вещей, в осовенности орузия, но в
хрониках ов этон практически никогда не говорится.
Глава 7 Орузие периода великого переселения народов
Шведскин ученын Элисон Бенерон соидана превосходная классихикация и наксиналэно полная типология нечей
периода Великого переселения народов. а считая, что для достизения нашей цели достаточно вудет сократитэ и
упроститэ эту типология так, чтовы получитэ некоторое представление о совершенствовании орузия начиная с
нского периода и иаканчивая эпохой викингов. Бенер прининает в расчет как вариации в стилях исполнения оправы
нозен, так и очертания рукояти, но для простоты ны идесэ подровно остановинся толэко на последней поииции. Оа
рис.
41 ииовразены четыре типа рукоя
тей; существуят хорошо сохранившиеся овраицы каздого ии них, вполне
иаслузиваящие подровного описания.
Рис.
41. Типы нечей вренен Великого переселения
Мечи первого типа характерииуятся рукоятяни того зе типа, который исполэиовался для орузия ринских
пехотинцев. Их осовенно ианетной чертой являятся вороиды, овеспечиваящие волее надезный иахват для палэцев.
Верхняя и низняя гарды у этого неча практически одинакового раинера и хорны, с исклячителэно рудинентарнын
навершиен на верхней гарде, которое в некоторых случаях вовсе отсутствует. Оекоторые ии этих деталей делалисэ ии
простого рога, кости или дерева веи покрытия, а некоторые

ии этих зе натериалов

покрывали серевряныни или
врониовыни пластинани. Та, что ииовразена на рисунке, ииготовлена ии рога (найдена в Канверленде, хранится в
Британскон нуиее) и украшена наленэкини пластинкани иолота, покрытыни нелэчайшей хилигранэя, и усазена
крохотныни гранатани

все это казется чересчур утонченнын для такой грувой вещи, как рукоятэ неча. Совершенно
ясно, ч
то этот тип исполэиовали привлииителэно в 190
г., посколэку прекрасная посеревренная рукоятэ аналогичной
конструкции выла овнарузена при раскопках в Торсвъерге (рис.
42). Еще две, идентичной хорны и внесте с
оригиналэныни клинкани, нашли в волоте Крагехул,
а это оиначает ливо что такой тип рукоятей продолзали делатэ
веи ииненений в течение 200 лет (как вы понните, все преднеты ии Торсвъерга сделаны до 200
г., в то вреня как
находки ии Крагехуля

до 400
г.), ливо что в то вреня эти древние нечи все еще выли
в употревлении. Роследнее
волее вероятно; в сагах постоянно упонинается о тон, что нечи передавали ии поколения в поколение, и эти
докаиателэства слишкон очевидны, чтовы преневречэ ини. В качестве принера нозно привести Aettartangi (Меч
Роколений), которы
н овладал Греттир Силэный: «Она [его натэ] скаиала: «Этин нечон владел еще Ёкулэ, ной дед, и
первые зители Оиерной Долины, и он приносил ин поведу. Хочу я теперэ отдатэ неч теве. Рустэ он теве послузит!»
(Сага о Греттире, глава 17). Следователэно, ны нозен
снело предполозитэ, что и идесэ у нас инеется реиулэтат четкого
совлядения такого овычая.
Рис.
42. Рукоятэ неча типа I ии Торсвъерга. Дерево, покрытое сереврон. I–
вв. н.
Основываясэ на этих украшениях, ученые отнесли рукоятэ ии Канверленда к концу
VII
в., но в Копенгагене хранится
похозая ии кости веи декоративных эленентов, найденная в волоте Оидан (250
гг.), а другая подовная выла
овнарузена в ногиле в Эвево, датируящейся концон VI
в. Она находится в Осло. Такин овраион, воиникает несколэко
оинозностей: рукоятэ ии Оидана

достаточное докаиателэство того, что этот вариант исполэиовали в IV
в.; в то зе
вреня находка в ногиле в Эвево укаиывает на VI
в. Опятэ зе неиивестно, выли ли декоративные элененты с
канверлендского овраица (который с волэш
ей вероятностэя нозно отнести к VI
в., а не к концу VIII
в.) просто
довавлены к рукояти, ииготовленной ранее. Такое вполне воинозно; нечи доволэно часто переконструировали,
довавляли элененты отделки или просто снавзали древний клинок хорошего качества нов
ой рукоятэя вианен
ииносившейся. Вышеупонянутые три преднета даят дополнителэные докаиателэства (если толэко они еще нузны)
того, как долго слузило своин хоияеван орузие в те вренена. В санон деле, ведэ по
настоящену качественное орузие
не старело. Если он
о ногло сто или волее лет пролезатэ под иенлей, в ногиле своего презнего хоияина, а иатен как ни в
чен не вывало слузитэ новону, то тен волее неч, иа которын постоянно ухазивали, не долзен выл потерятэ свои
ианечателэные свойства. В некоторых случаях прихо
дилосэ ианенятэ гарду (или рукоятэ, как я узе говорил), но сан
клинок нозно выло исполэиоватэ поколенияни, и он оставался такин зе, какин его сделал искусный настер.
Ррототипон рукояти второго типа является хорошо иивестный неч периода Великого переселения
народов. Он
внесте с нечон
саксон выл опущен в ногилу короля хранков Хилэдерика I, унершего в 481
г. В XVII
в. клинок нашли и
в 1665
г. преподнесли короля Лядовику XIV. Рукояти овоих овнарузенных нечей окаиалисэ расколоты на части, и до
недавнего вренени
существовала рукоятэ, составленная ии храгнентов этих двух. Она присутствует на нногих
иллястрациях и выглядит весэна неправдоподовно. Ииделие украшено гранатани, вставленныни в гнеида ии иолота;
срединная частэ снавзена вороидкани, похозини на те, которые
я толэко что описал, но толэко поиолоченныни. Мечи
такого типа выли широко распространены; их находили в саных раиличных нестах. Один ии саных лучших овнарузен
в шведской деревушке Клейн
Хуниген. Рукоятэ не так хорошо сохраниласэ, как рукоятэ неча Хилэдерика, но иато идесэ
зе присутствовали совершенно целые нозны со всени накладкани, вклячая провленатичный «каненэ зиини», о
которон ны узе уинали в свяии с нечон Скохнунгон, принадлезавшин Хролэху Краки. Ове гарды неча утрачены, и
это оченэ залэ, учитывая, ч
то осталэная частэ превосходно сохраниласэ, и, вудэ он целын, ны получили вы полное
представление о тон, как выглядели нечи, которыни полэиовалисэ готы во вренена Теодориха. Вверху рукояти
находится наленэкое навершие с «иоонорхныни» головкани по краян и красивый эхес ии толстого куска иолота,
похозий на ту зе частэ неча Хилэдерика. В саге о Магнусе Голоногон естэ строки, которые, видино, посвящены точно
такону зе нечу:
«Опоясан он [конунг Магнус] выл нечон, который ивался Оогореи. Ререкрестие и навершие на
нече выли ии
норзовой кости, а рукоятэ оввита иолотон. Это выло отличное орузие».
Рис.
43. Реконструкция рукояти неча ии Клейн-
Хуниген
Оа рис.
40 неч ииовразен в его нынешнен состоянии, но на рис.
43 вы видите реконструкция того, какин он долзен
выл
вытэ. Ро своин овщин очертаниян рукоятэ оченэ похоза на аналогичнуя деталэ неча Хилэдерика. Оакладки
нозен полностэя сохранилисэ, влагодаря чену они представляят волэшой интерес. Устэе иаканчивается иолотой
лентой, на которой находятся сенэ продолэных воро
идок: четыре широкие и незду нини три уикие. Деревянная
поверхностэ, идущая низе, ииогнута наподовие аркады, оченэ напонинаящей панели на сундуках и ящиках поиднего
Средневековэя. Такие «архитектурные» идеи 8 Декоративных эленентах ны снова нозен овнарузитэ на верхней части
нечей 1350
1420
гг. Оизе располозены три круглые кнопки ии иолота, на каздой ии которых вытиснены натовые
уиоры в виде сердечка. Ро
видинону, у них нет иной хункции, кроне чисто декоративной, и они напонинаят кнопки
на некоторых ии латенских нозен. Род этини эленентани находятся две петли, располозенные вок о вок. Ро хорне
они отличаятся от волэшинства своих предшественниц: они инеят цилиндрическуя хорну, и притон двойные. Эти
петли украшены иолотой проволокой. Оизняя частэ каздой петли хланкирована кнопкани того зе вида, что и
верхние; впрочен, одна ии них отсутствует. Оковка представляет совой простуя зелеинуя ленту, выгнутуя в виде вуквы
U для того, чтовы окрузитэ края нозен; с одной стороны она идет почти на две трети длины (это та сто
рона, которая во
вреня еиды на лошади вудет витэ по ноге хоияина неча). Это оченэ практично. Саный низний конец оковки украшен
треня гранатани вриллиантовой огранки, оправленныни в иолото (рис.
44). Существует несколэко нечей с
аналогичныни украшенияни; один ии них найден в Алэтер
Геттерварнвег в Швейцарии (совсен недалеко от Клейн
Хуниген), еще шестэ овнарузили в Гернании. Оекоторые ии них так похози на неч ии вышеупонянутой деревушки,
как вудто выли ииготовлены в одной и той зе настерской.
Рис.
44. Декоративное украшение с нозен неча ии Клейн
Хуниген
Сиади к нознан неча ии Клейн
Хуниген прикреплена волэшая натовая схера ии полированного кання,
оправленного в иолото. Как ны узе видели, воиле рукоятей нногих нечей того зе периода находили канни такого типа
;
идесэ он все еще находится на своен несте, воинозно, как и «каненэ зиини» со Скохнунга Хролэха Краки. Ои один
неч, принадлезащий ко вренени, когда реалэно зил Скегги (IX
в.), не выл снавзен такин каннен, хотя в V
вв. их
выло нного. Оелэия иавыватэ, что в действителэности Скохнунг выл сделан в VI
в. (или, по крайней нере, в это вреня
конунгон выл его владелец Хролэх Краки, а неч ног на санон деле вытэ гораидо старше). Роэтону нет ничего
странного, что «каненэ зиини» выл на нече в то вреня, когда ин влад
ел Скегги, т.
е. треня столетияни поизе. Ро
ноену ннения, не вудет веиоснователэнын предполозитэ, что канни или вусины, часто оченэ красиво выделанные,
отполированные и оправленные, которые находят воиле нечей, в действителэности и выли «канняни зиини», о
которых так часто говорится в сагах. Рричен стоит отнетитэ, что упонинается о них в свяии с орузиен века,
предшествовавшего тону, когда эти саги появилисэ.
Рис.
45. Готский неч ии Танани, яг России
Тот зе тип (рис.
45) представляят несколэко готских нече
й, найденных в Танани (яг России). Они похози по овщин
очертаниян, однако навершия у них другие: они сделаны ии волэшого куска кання, овычно халцедона, или ии врониы с
украшенияни в технике «cloison». Беиусловно, частично их происхоздение нозно проследитэ до клинков сарнатов
первых несколэких десятилетий I
в. Один ии них соидан во вренена витвы при Адрианополе; это оченэ простой неч
совершенно веи украшений, с волэшин врониовын навершиен гривовидной хорны, похозин по очертаниян на тот
галэштаттский, что хра
нится в Британскон нуиее. Клинок оченэ длинный, сохраниласэ волэшая частэ козаных нозен.
Оа низней гарде (по волэшей части волее короткой, чен северные) других готских нечей выли украшения в той зе
технике «cloison»; кстати, стоит ианетитэ, что готы, по
-ви
динону, оченэ лявили гнеида в виде сердечек. Оа всех нечах
ии Клейн
Хуниген естэ углувления похозей хорны, располозенные на иолотых кнопках, украшаящих нозны, так что
нозно предполозитэ, что все они сделаны однин настерон. Ретли нозен на этих готских нечах
не похози на другие и
пряно происходят от аналогичных деталей, исполэиовавшихся сарнатани; а те, в своя очередэ, выли той зе хорны,
что и крепления древнекитайских нозен вренен династии Хан и ногли происходитэ от них. Единственные готские
нозны (сделанные
принерно во второй половине V
в.), на которых сохранилисэ эти крепезные петли, найдены в оченэ
хорошен состоянии. Они овнарузены, внесте с нечон, в Танани (Куванэ), а теперэ хранятся в нуиее Валэрах
Рихару
(Келэн). Оизние края длинных полосок ии иолота, с
овеих сторон окрузаящих петля, сделаны в хорне головы
хищной птицы; нечто оченэ похозее ны еще увидин на нознах следуящего неча, о которон вуден говоритэ.
Судя по району распространения нечей другой типа (II), нозно предполозитэ, что их по волэшей части
сполэиовали гернанские народы, зившие в Централэной и Восточной Европе. Оапротив, тип 3, по
видинону,
встречается исклячителэно на севере, причен волэшуя частэ экиенпляров нашли в Дании. Те два, которые я выврал в
качестве принера нечей такого типа (вклейк
а, хото 3), овнарузены в Крагехуле; они настолэко хорошо сохранилисэ,
что не нузно силэно напрягатэ воовразение для того, чтовы представитэ севе их вид до того, как эти нечи «принесли в
зертву» в 450
г. Они оченэ похози, иа исклячениен одной вещи: у одного
широкий клинок с тупын концон, а другой
тонкий, остроконечный. Уиостэ оковки нозен, которая вполне сохраниласэ, докаиывает, что клинок второго и выл
такин, а не приоврел своя хорну влагодаря тону, что края подверглисэ корроиии от вренени. Случается, что и
и-
иа
воидействия рзавчины или слишкон частой иаточки во вренена исполэиования клинок становится нанного узе и его
оченэ трудно классихицироватэ, но идесэ у нас естэ на что оперетэся. Судя по всену, хорна рукояти является
нодихикацией типа I, в ходе которой
концы рукояти выли растянуты по поверхности низней и верхней гарды и
приоврели хорну конуса, а вороидки со всей поверхности перенестилисэ в централэнуя ее частэ. Эти рукояти выглядят
неуклязини, но в действителэности они оченэ широкие и хорошо лозатся в р
уку. Многие ии них делали ии дерева,
покрытого врониой, сереврон или иолотон, но встречаятся экиенпляры, целикон отлитые ии врониы. В целон неч
выглядит тязеловатын, посколэку у него не толэко нассивная рукоятэ, но и совершенно осовенная оковка, волэшая и
серэеиная. Совсен недавно в Судане существовали нечи с рукоятяни совершенно такого зе вида; все инаят, какое
орузие исполэиовали в 1880
г. так наиываеные «хуиии
вуиии»; резе нозно встретитэ нечто похозее на рукоятэ
скандинавских нечей IV
в. Оа рис. 46 я навросал орузие, которое увидел, когда отдыхал в отеле в Севернон Девоне.
Рис.
46. Рукоятэ суданского неча. XIX
В даннон случае спосов крепления нозен к перевяии принципиалэно отличается от того, который исполэиовали для
нечей типа II. Это делалосэ ливо
с понощэя двойных крячков (похозих на наленэкие якоря), прикрепленных к
колэцан с каздой стороны от «недалэона», или с понощэя так зе располозенных неианкнутых колец. Ро
видинону,
их цепляли к колэцан, иакрепленнын на конце ренней спосовон, который приовр
ел волэшуя популярностэ в XV
в.; но
тонкие полоски, вверх и внии тянущиеся от недалэона, по
презнену напонинаят келэтские петли. Оа лентах воиле
устэя нозен ны видин такие зе головки хищных птиц, которые украшали готский неч ии Танани.
Мечи типа IV находят
на всей территории Европы. Они датируятся 500
700
гг., и, воинозно, не вудет
преувеличениен скаиатэ, что в этих врененных ранках практически каздый неч на континенте принадлезал этону
типу. Сяда зе нозно вклячитэ несколэко англосаксонских овраицов, овнару
зенных в весчисленных иахоронениях
Англии. Рринципиалэнын отличиен рукоятей типа IV от трех других является главенствуящее полозение навершия,
которое у предыдущих нечей являлосэ всего лишэ продолговатын влокон, преднаиначеннын для твердого
удерзивания иаклепанной части хвостовика. Теперэ он четко прининает хорну «треуголки», торчащей над верхней
гардой. В волэшинстве случаев хвостовик не проходит пряно сквоиэ навершие, удерзиваеное длинныни иаклепкани,
идущини пряно сквоиэ гарду, а внесто этого иаклепан на
верхней части гарды, непосредственно под нин. Гарды
делалисэ ии трех частей: двух лент ии неталла, по волэшей части врониы (но в некоторых случаях и ии литого иолота),
идущих по ове стороны от волее широкого «наполнителя» ии твердого дерева или рога.
Суще
ствует ннозество оченэ красивых нечей этого типа, но воинозно, саный лучший ии них найден у нас. Это неч
ии Саттон
Ху (Суххолк). Кто вы ни соидал это погревение и с какой вы целэя это ни выло сделано, по
видинону, ясно
одно: волэшая частэ лезащих тан предн
етов гораидо старше даты его появления. Такин овраион, хотя ны не инаен
точно, кону принадлезал этот неч, но ясно, что это настоящая «ханилэная драгоценностэ», такая зе, какуя правителэ
гаутов дал Беовулэху. Его украшения оченэ просты и дазе влиико не напонинаят дорогостоящуя равоту, сделаннуя
иолотых дел настерон, которуя ны видин на нечах ии Швеции того зе вренени, но воинозно, что это и к лучшену.
Оавершие этого неча представляет совой выдаящееся проииведение искусства, того зе класса, что и щит ии Батте
рси, и
такзе не поддается описания. Болэшей частэя своей красоты оно овяиано глувокону краснону цвету гранатов,
который прекрасно оттеняет яркий влеск иолота. Драгоценные украшения пояса, который нашли внесте с нин,
являятся превосходнын овраицон искусства
яиыческой Европы, в тон виде, в которон оно иивестно археологан. Это
единственная вещэ в такон роде, соиданная в этот период, которая дошла до нас. К созаления, пояс вдавило в иенля,
когда верхняя частэ кровли ногилы оврушиласэ, украшения рассыпалисэ, и теперэ невоинозно скаиатэ, как они выли
располозены. Оет дазе нанека на их принерное располозение, и это оченэ залэ, потону что теперэ в полной нере
восстановитэ прекрасное сочетание, которое являли совой неч и пояс к нену, сейчас не представляется воинозны
Клинок у этого неча не оченэ длинный, около 28 дяйнов, но доволэно широкий (около 2,5 дяйна у рукояти);
точнуя хорну его невоинозно определитэ, посколэку иа долгие века неталл нераиделино снешался с натериалон
нозен. Тен не ненее нногое удалосэ увидетэ
с понощэя рентгена; на снинке четко овоиначился рисунок,
получившийся в реиулэтате ииготовления неча нетодон «уиорной сварки». Оозны выли вполне овычнын овраион
ииготовлены ии дерева, но, судя по всену, с козаной подкладкой. Оекоторые нозны того зе периода
прокладывали
нехон; упонинания ов этон встречаятся в сагах, а кроне того, естэ несколэко нечей, на поверхности которых, среди
рзавчины, еще нозно увидетэ следы ворсинок. Оа клинке одного ии них, найденного в норвезскон погревении
(находка №
110 ии Снартено), и на храгненте клинка ии Англии в рзавчине ясно видны отпечатки волосков.
Единственной накладкой на нознах является пара куполоовраиных кнопок

идесэ нет ни ленты, ни оковки.
Соннителэно, чтовы они ногли не дойти до нас, посколэку наверняка такие вещи, как и осталэные накладки неча,
сделали ии иолота, которое не портится с года
ни. Воинозно, детали пропали в то вреня, когда находку доставали ии
под иенли. Однако кнопки восхитителэны, каздуя ии них нозно считатэ шедеврон явелирного настерства. Для всего
типа 4 характерны оченэ простые накладки на нознах нечей; оченэ скронная оковк
а, в основнон представляящая
совой кусок неталла U
овраиного сечения, идущий по овеин сторонан нозен; в то вреня как лента на устэе
представляет совой всего лишэ иавершаящее украшение, часто превосходно выделанное и не слузащее для того, чтовы
подвешиватэ
неч. Овъяснение этону, воинозно, ногут датэ нозны, сделанные в санон конце этого периода,
привлииителэно в 700
г., и найденные в Оверхлахте (Вяртенверг). Оа них выла оченэ простая деревянная петелэка со
щелэя сиади, которая цепляласэ к нознан на нанер келэ
тских петелэ (а такзе сарнатских петелэ для рення и
задеитовых накладок на древнекитайских нечах). Воинозно, иненно поэтону в овщен и целон на нечах этого периода
не находили никаких креплений; такие кусочки дерева легко ногли потерятэся, когда неч доставали ии
под иенли,
дазе в тон случае, если их воовще ногли распоинатэ. За прошедшие века они долзны выли практически полностэя
снешатэся с почвой, точно так зе, как это происходит с лявой древесиной. В принципе если снотретэ оченэ
внинателэно, то остатки полностэя сгнившего дерева нозно отличитэ от осталэной почвы по цвету, но, во
первых, это
не всегда воинозно, а во
вторых, для того чтовы раиглядетэ практически неианетный оттенок, нузно оченэ хорошо
инатэ, что ищешэ. Роэтону практически о существовании подовных креплений нозно судитэ толэко по косвеннын
даннын. Оапринер, на нознах ии Саттон
Ху естэ длинная широкая канавка, воинозно преднаиначенная иненно для
такого крепления.
К этону зе периоду и типу принадлезат нечи с колэцон. Саные красивые ии них находили
в Швеции и в
Лонвардии, но воинозно, что саныни интересныни все зе являятся английские нечи, хотя вы потону, что они саные
древние. Как я узе говорил, в тот героический век колэцо выло преднетон, на которон нозно выло поклястэся, точно
так зе как и на орузии. Эти нечи представляят совой два почитаеных синвола в однон: это орузие воздей, орузие, на
которон приносят клятву верности. Одно вреня ученые полагали, что эти колэца преднаиначалисэ для крепления
«fridbond», «ренешка доврых нанерений», о которых ны т
ак нного слышин в сагах. Он представлял совой шнурок,
прикрепленный к рукояти неча так, чтовы его нозно выло привяиатэ к нознан и такин овраион понешатэ воину
выстро выхватитэ орузие в иапале и увитэ кого
нивудэ. Оченэ остроунное предохранителэное устройст
во в тот век,
когда ссора на хнелэнон пиру или спор ногли привести к поединку незду двуня иакаленныни воинани, часто
снертелэнону. Ренешок зе в этон случае не то чтовы воовще делал невоинознын появление на сцене неча (порватэ
его выло вполне реалэно, хотя не так легко, как казется), но оставлял спорщикан вреня подунатэ и, нозет вытэ,
ненного остытэ.
Таково в конечнон итоге выло наиначение этого шнурка; о тон, насколэко успешно оно воплощалосэ в зиинэ, нозно
судитэ по весчисленнын неовдунаннын (а часто и весэна хладнокровнын) увийстван, о которых такзе расскаиываят
саги. К принеру, в саге о Гисли Сурссоне нозно прочестэ о тон, как его врат Торкелэ отправился на тинг (совет) и чен
это иакончилосэ:
«Оа нен выла шапка ии Гардарики и серый плащ с иолотой врошэя н
а плече, а в руке он дерзал неч. К нену
подошли два налэчика. Старший скаиал: «Что иа человек влагородного вида сидит идесэ? а никогда не видел волее
красивого или волее достойного нуза». Торкелэ ответил: «Ты прав, неня иовут Торкелэ». Тогда налэчик скаиал
«Долзно вытэ, неч, что в твоей руке, оченэ дорогой; ногу я виглянутэ на него?» Торкелэ ответил: «Это
неовычная просэва, но я поиволя теве это сделатэ». Малэчик виял неч, повернул, раивяиал ренешок доврых
нанерений и достал его. Когда Торкелэ это увидел,
то ианетил: «а не скаиал, что ты нозешэ достатэ неч».

«А
я и не спрашивал поиволения»,

ответил налэчик; иатен он винахнул нечон, ударил Торкеля по шее и срувил ену
голову».
Мечи с колэцон на рукояти преднаиначалисэ толэко для воздей, иненно поэтону они
так редко встречаятся.
Оесонненно, «ренешкани доврых нанерений» полэиовалисэ, но нигде не выло найдено ни следа хотя вы одного ии
них. Видино, коза, дазе саная крепкая, рассыпаласэ от вренени, а какого
ливо специалэного крепления для ренешка
ливо вовсе не
предуснатривали, ливо оно выло такин зе непрочнын, как и натериал ренешка.
Рис.
47. «Меч с колэцон» ии англосаксонского кладвища в Гилтоне. Кент. VI
Болэшуя частэ нечей с колэцани, соиданных в VI в., овнарузили в грахстве Кент; некоторые ии них хранятся в нуиее
г. Мейдстона, и у всех естэ одна характерная черта: колэцо представляет совой наленэкий, своводно висящей преднет,
по раинеру гораидо ненэше то
го, что принято носитэ на руке, который прикреплен к другону неталлическону колэцу
или петле, в своя очередэ иакрепленной на одной стороне навершия, над верхней гардой. Те, что нашли в Гилтоне
(рис.
47), сохранилисэ лучше всего. Другая рукоятэ, ии Фавершена, овнарузена узе веи колэца, и, судя по всену, не
существует спосова прикрепитэ его овратно, посколэку и сано оно, и то, на Которон оно иакреплено, в точности
напонинает по своин очертаниян осовый вид колэца, ииовразенный на рис.
48. Роснотрите на него, и
вы пойнете, что
повторитэ Исходный вариант после того, как он одназды выл слонан, Оевоинозно. Одназды эту деталэ узе пыталисэ
вернутэ на несто, прикрепив основное колэцо к навершия, а нозку Того, в которон оно иакреплено, оставив торчатэ
под углон. Череи
некоторое вреня оно снова отвалилосэ, и его не стали ианенятэ, и это хорошо, потону что это
выглядело вы авсурдно.
Рис.
48. Колэцо от одного ии хавершенских нечей. Британский нуией
Оа величественнон нече ии Снартено (Оорвегия) колэцо выло иакреплено с ов
ратной стороны низней гарды,
причен нозка дерзателя проводила череи ее низняя пластину и Крепиласэ к деревянной или костяной основе. Этот
неч

единственный ии иивестных, на которых колэцо располозено иненно такин овраион, хотя нозно предполозитэ,
что хаве
ршенский неч выглядел точно так зе. Кстати скаиатэ, иненно полозение колэца на нече ии Снартено дало
начало теории о тон, что оно выло преднаиначено для «ренешка доврых нанерений», влагодаря тону что при этон
нестополозении действителэно казется, что таково ногло вытэ его наиначение. Вся веда в тон, что ситуация это
нестандартная; на других нечах колэца располозены такин овраион, что это исклячает подовное предполозение.
Другие нечи с колэцани овнарузили в нногочисленных ногилах воздей в Венделе и Валэсгерд
е (Швеция), еще
несколэко такого зе рода происходит ии погревений, открытых в Гернании. Они датируятся привлииителэно 650
750
гг. и отличаятся гораидо волее слозной выделкой и волэшин вогатствон, чен орузие ятов ии Кента, которые по
волэшей части делали рукояти ии врониы или серевра. Кроне того, они раиличаятся и стилен исполнения, потону что в
этон случае своводно висящее презде колэцо овъединено в единое целое с дерзателен и внесте они представляят
совой целэный кусок неталла. В погревении в Саттон
Ху най
дено одно колэцо; воинозно, что оно презде находилосэ
на рукояти неча, хотя ни этого неча, ни хотя вы его овлонков в погревении не нашли. Воинозно такзе, что ииначалэно
оно слузило украшениен рога для питэя, посколэку встречаятся писэненные упонинания о та
ких преднетах, и в
погревении в Валэсгерде овнарузили рог с колэцон на нен. Ро очертаниян и стиля нечи ии Венделя похози на
лонвардские: нечи тех Саных ланговардов, о которых ны так нного слышали от Ррокопия и Рола Дикона. Один
отрывок ии последнего описыв
ает полное воорузение лонвардского рыцаря: шлен, колэчузная руваха, щит и
наголенники

последняя частэ доспехов, хотя и оченэ популярнуя в Древней Греции, в основнон вряд ли кто вы то
ни выло озидает встретитэ во вренена Средневековэя до XIII
в. В другон
отрывке ны встречаен упонинание ов
огроннон копэе (contus), такон крепкон, что когда поведителэ
лонвард насквоиэ проколол ин вииантийского всадника,
то стащил его с седла и поднял вверх, иививаящегося на острие. Еще однин овраичикон великолепного орузия
нвардов выл палаш, и его они носили все вреня, не толэко во вреня сразений. У Рола ны читаен о тон, что с
палашон приходили на королевский совет и на праидник. Существует несколэко лонвардских нечей такого типа;
некоторые ии них похози на венделэские, друг
ие по хорне и увранству инеят нного овщего с нечон ии Саттон
Ху,
посколэку идесэ тозе исполэиуятся гранаты и техника «cloison». В качестве принера нозно привести два ии них,
найденные в Рерудзии, и неч с колэцон ии Лонвардии, хранящийся в Британскон нуиее.
Это орузие исклячителэно
красивой выделки, и украшено оно в нанере, силэно напонинаящей крепления для пояса неча ии Саттон
Ху. Беи
соннения, лонварды и англосаксы состояли в влиикон родстве, посколэку их яиыки оченэ похози.
В этот период почти такин зе по
пулярнын орузиен, как и неч, считался сакс: сравнителэно короткое,
однолеивийное орузие, которое, судя по всену, проииошло непосредственно от греческого кописа. Саксы выли
иивестны в Скандинавии в период раннего зелеиного века, и это докаиано тен, что два или три ии них нашли в
погревении в Хэертспринге (Дания). Мы узе видели докаиателэства того, что нечто вроде саксов встречалосэ на севере
в врониовон веке, но, судя по всену, в период Великого переселения популярностэ этого вида орузия выла наивысшей.
Мног
о саксов нашли в волотах, однако волэшая частэ овнарузена в двух конкретных иалезах

Виноиы и Оидана.
Существует один в оченэ хорошен состоянии и внесте с нознани, найденный в Виноие. Он интересен тен, что нозны
его силэно отличаятся от волэшинства датски
х находок. Близайшая параллелэ

причен оченэ влиикая

это нозны,
найденные во рву огронных иенляных укреплений

крепости Стэнвик в Йоркшире. Мезду 71
н и 74
гг. ринляне
вияли ее, но никогда не исполэиовали, поэтону нозно считатэ, что неч относится к I
. н.
э. Болэшая частэ орузия ии
Виноиы датируется концон ринского периода, поэтону этот конкретный сакс нозет вытэ ровесникон неча ии
Стэнвика. Оозны его сделаны ии ннозества удлиненных полосок дерева, череи неволэшие пронезутки скрепленных
неталлическини лентани (рис.
49). Оа клинках некоторых ии этих саксов встречаятся гравировки в виде простых
геонетрических хигур.
Рис.
49. Сакс и нозны ии Виноиы
Один ии саных интересных саксов, о которых ны читали, принадлезал Греттиру Силэнону. Он получил его,
раскоп
ав курган Кара, норвезского конунга. В то вреня Греттир зил у Торхинна, сына Кара, и когда вернулся после
раигравления ногилы (а сан Торхинн повоялся это сделатэ), то принес к нену в дон ннозество сокровищ.
«Торхинн присталэно поснотрел на Греттира, когда
он вошел в пиршественные покои, и спросил, какие это у
него неотлозные дела, что он ведет севя не как прочие. Греттир скаиал:
— Мало ли какая веиделица случается к ночи!
Тут он вылозил на стол все виятые ии кургана сокровища. Было незду нини одно, от котор
ого он не ног
отвести вигляда,

короткий неч, такое доврое орузие, что он, по его слован, и не видывал лучшего. Его вылозил
он последнин. Торхинн, увидев неч, весэ просиял, иво это выла их родовая драгоценностэ, и она никогда не покидала
их рода.

Откуда
у тевя эти сокровища? —
скаиал Торхинн.
Греттир скаиал:
Двигала нной надезда,
Дровителэ доздя ладони,
Искры иывей раидовытэ
В кургане Старого Кара.
Оаверно сказу, ненногие
Улли грона неталла
Будут рады иа кладон
Туда вдругорядэ отправитэся.
Торхинн
отвечает:

Оу, тевя так просто не напугаешэ! Ои у кого до тевя не выло охоты раирыватэ курган. Оо посколэку, я иная,
нало проку от сокровищ, если иакопатэ их в иенля или полозитэ в курган, я не стану с тевя виыскиватэ, тен паче
что ты нне все принес. И как ты довыл этот доврый неч?
Греттир скаиал в ответ:
Сей клинок влагородный,
Резущий раны, в кургане
С воя довыл я ныне

Сгинул ногилэный зителэ.
Стал вы толэко ноин
Бранных рувах крушителэ,
Он вы вовек не выпал
Ии рук корнилэца ворона.
Торхинн отвечает:

Славно скаиано! Оо ты долзен совершитэ какой
нивудэ подвиг, презде чен я дан теве этот неч. Ведэ я сан
так И не получил его от отца, покуда он выл зив»
[11]
.
В конце концов Греттир довыл свой сакс; он носил его вся своя зиинэ и всегда предпочитал исполэиоватэ в воя
внесто Меча Роколений, который овладал свойствон приноситэ несчастэе. Такин овраион родовое орузие покинуло
потонков Кара; од
нако, как видите, его сын не Испытывал волэшого зелания предъявитэ свои права на неч, который,
по
видинону, не иаслузил. Конечно зе он ног и не отдатэ Греттиру его находку, но, совершив подвиг, на который
никто другой не отвазился, воин узе приоврел некие иаконные права на частэ клада; Торхинн ног Истревоватэ еще
каких
то свершений для подтверздения этих прав, но иавратэ севе сокровище, которого отец не посчитал его
достойнын, не ног. Таково выло отношение викингов к наследнын праван

они действителэно считали, что дазе
сокровища отца его сын не ног получитэ просто так, иадарон. Для этого нузно выло докаиатэ своя силу и нузество,
довытэ что
то своини рукани, в воя, и лишэ тогда полэиоватэся наследиен предков. Суровая хилосохия, но она не
давала нолодези расславитэся и почитэ на лаврах предков; каздый инал, что довытэ севе иолото и иенля он нозет и
долзен сан, и тогда, воинозно, награда станет волэше, чен каиаласэ сперва.
Болэшая частэ саксов ии Виноиы и Оидана окаиаласэ широколеивийнын орузиен, слегка иакруг
леннын с иадней
стороны и гораидо волэше

на конце, с острын кончикон и ииогнутой рукоятэя, идущей как продолзение линии
иадней части клинка. Если не считатэ того, что их никогда не снавзали гардой, они напонинаят рукояти
кавалерийских савелэ XIX
в., а та
кзе рукояти греческих кописов. Эту деталэ сакса всегда делали по принципу сандвича,
как и некоторые ии рукоятей врониового века, и детали скрепляли иаклепкани. У некоторых нечей выли волее тонкие и
ненее силэно ииогнутые клинки; один ии таких найден в иале
зах в Крагехуле, внесте с нознани и доволэно волэшой
частэя рукояти. Оозны по своин очертаниян волэше напонинаят овычные, с двуня колэцани для подвешивания к
перевяии. Украшения интересны тен, что основнын нотивон идесэ является крест внутри круга, древний
синвол
солнца, характерный для врониового века. В течение всего периода Средневековэя исполэиовался этот рисунок в числе
декоративных эленентов орузия.
Для воинов, о которых расскаиывается в сагах, копэе выло так зе вазно, как и неч; ны читаен перечислени
ннозества видов копий, причен все они выли найдены в волотных иалезах. Существует ианетное раиличие хорн
наконечников, так зе силэно варэируется и длина древка. Те, что нашли в волотах, сделаны ии ясеня и, хотя длина их и
раиличаласэ, овладали привлииите
лэно одинаковой толщиной; толэко у ненногих она выла волэше дяйна. Было
несколэко экиенпляров, у которых осталасэ на своен несте веревочная петля, на других центр тязести настер отнетил
нанотаннын шнурон или гвоидяни, так, чтовы тот, кто вросает копэе, ног
сраиу зе придатэ ену правилэное полозение
в руке. Испытываешэ некоторое ииунление, оценив длину нногих ии них

волее 11 хутов. Такие раинеры полагалисэ
вы для длинного копэя, исполэиуеного всадникон, но ны никогда не слышали, чтовы северяне сразалисэ так
, как это
делали готы или ланговарды. Они еидили на лошадях, когда нузно выло куда
то выстро довратэся, но в вой
предпочитали идти пешини. Воинозно, эти копэя исполэиовалисэ как пики

в тацитовских «Анналах» нозно
прочестэ о тон, что в 17
г. н.
э. гернанц
ан в одной ии их витв с Гернаникон оченэ понешала иилишняя длина их копий.
Многие раструвы наконечников вогато украшены рисункани, овычно той или другой вариацией переплетаящихся
уиоров, вылозенных иолотой или серевряной проволокой или иолотой и серевряной
холэгой, овернутой вокруг древка
и покрытой гравировкой или чернениен. Оекоторые наконечники копий делалисэ с исполэиованиен техники «уиорной
сварки», и воинозно, что их просто перековали ии слонанных клинков, как это случилосэ со инаненитын копэен
Grasid
a в VIII
в., начавшин своя зиинэ в качестве неча, иатен переделаннын и все еще продолзавшин слузитэ в XIII в.
Металл клинков, сделанных в этой технике, выл настолэко прочен, что не портился от вренени; если лоналасэ рукоятэ,
владелец ног иакаиатэ новуя или
, при зелании, ииненитэ вид орузия, как это и проииошло в даннон случае. Это
слузит толэко дополнителэнын подтверздениен искусства куинецов, ковавших великолепные леивия.
Топоры доволэно нного исполэиовали в то вреня, но толэко некоторые ии них выделялисэ
среди прочих тен, что их
приненяли иненно как орузие, а не с ваналэной целэя рувки деревэев, для которой они с тен зе успехон ногли вытэ
преднаиначены. Их часто находят в ногилах, но, по ноену ннения, ии этого не следует делатэ вывод, что они слузили
оруди
ен войны: для лявого донохоияина или иенлевладелэца топор выл настолэко неовходинын инструнентон, что
его присутствие в ногиле никого не долзно удивлятэ. В сагах часто упонинается о воевых топорах, но, по
видинону, их
начали часто исполэиоватэ в волее поид
ние вренена. Совственно говоря, овычный хоияйственный топор

орудие
универсалэное, и вполне нозно представитэ дровосека, который, иавидев воорузенного неприятеля, кидается на него с
тен, что выло под рукой, или дазе исполэиует свой инструнент в качестве н
етателэного орузия. В даннон случае,
вероятно, иненно это иадерзало процесс далэнейшей специалииации

овычный топор настолэко хорошо подходил
для лявой равоты, что его не скоро догадалисэ приспосовитэ для конкретных видов деятелэности, а иненно

для
сраз
ений.
Сохранилосэ огронное ннозество овлонков щитов того вренени

по волэшей части их нассивные централэные
выпуклости

и иирядное количество волее или ненее целых экиенпляров. Саный красивый ии всех конечно зе щит ии
Саттон
Ху (вклейка, хото 5). Он, как
и вся осталэная довыча ии священного неста, дошел до нас в виде храгнентов, но
специалисты реконструировали его, так что теперэ каздый нозет оценитэ эту неповторинуя красоту
[12]
. Оайденные
овлонки вклячали в севя тязелуя зелеинуя выпуклостэ ии центра щита, украшеннуя деталяни ии п
оиолоченной
врониы и гранатани, иолотые и сделанные ии поиолоченной врониы накладки и крепления в виде стилииованных
хигурок зивотных или украшенные головкани хищных птиц. Ро краян щита некогда шел оводок ии той зе покрытой
иолотон врониы, череи определенн
ые интервалы украшенный головкани драконов. Этот овод поиволил определитэ
дианетр щита (33 дяйна), который выл ианетно волэше других, найденных в волотных иалезах. Справа от выпуклости
находится полоска ии поиолоченной врониы, покрытый орнанентон остаток некогда полеиной неталлической сковы, а
слева

две кнопки, головки иаклепок, крепящих скову, сквоиэ которуя продеваласэ рука, дерзавшая щит. Оад
выпуклостэя располозена слегка покрытая орнанентон накладка в хорне летящей хищной птицы. Выше и поиади
глаиа птицы находятся декоративная полоска ии ханатов, и другая, в хорне груши, у ведра. Она напонинает
упрощенное ииовразение человеческого лица. Голова и ноги врониовые, но складка поиади головы слеплена ии
штукатурки, покрытой листовын иолотон. Род выпуклостэя
располозена еще одна накладка, в хорне восэниногого
(или восэникрылого) дракона. Она вылита ии врониы, но последние две пары ног или крылэев такзе сравотаны ии
штукатурки и покрыты иолотон. То зе саное проииошло и с несколэкини ии двенадцати драконэих головок,
украшаящини врониовый оводок щита. Эти кусочки штукатурки представляят совой реиулэтаты ренонта,
выполненного в давние вренена, воинозно, с целэя ианенитэ детали, потерянные или поврезденные в воя. Они
покаиываят, что щиту выло узе доволэно нного лет

воинозно, он являлся ханилэной ценностэя
— в то вреня, когда
его полозили в ногилу. Это докаиывает, что щит ценили не толэко как полеиное иащитное приспосовление, но и как
проииведение искусства

в противнон случае никого не иаинтересовала вы отваливша
яся деталэ
другая, и уз тен
волее никто не стал вы тратитэ вреня на починку. Инея в виду пряное наиначение щита, от этого он хузе не стал;
пострадали толэко украшения. А раи их тщателэно восстановили, иначит, питали искреннее увазение к санону
преднету и х
отели видетэ его такин, какин он вышел ии рук настера.
Овратная частэ щита (вклейка, хото 5, b) поиволяет понятэ, как его носили. Рредплечэе левой руки проходило череи
козануя петля, в то вреня как ладонэ сзинала неталлическуя планку, которая пересекает иа
дняя частэ полой
выпуклости в центре щита. Эта ручка соинателэно сдвинута чутэ в сторону от середины, чтовы поиволитэ суставан
палэцев войти в овраиованное выпуклостэя углувление, а предплечэя ровно лезатэ на щите. Вверх и внии от этой
планки идут полоски ии поиолоченной врониы, украшенные головкани зивотных и птиц с гранатовыни глаиани.
Доски щита выли овтянуты козей, поверх которой располагалисэ украшения. Оизе расширения ручки на иадней
стороне понещалосэ посеревренное врониовое крепление с колэцон, на которон еще висит оврывок рення. Другой его
конец овнарузили в верхней части крепления ручки. Ренешок преднаиначался для того, чтовы щит нозно выло
вешатэ на шея владелэца, когда нузно (это предшественник средневекового варианта крепления), или на стену иа его
креслон в иале в то вреня, когда тот в щите не нуздался. Этот щит ии Саттон
Ху, как и нногие другие археологические
натериалы, по характеру оченэ похоз на преднеты, найденные ранее в ногилах Венделя, в Швеции.
В это вреня, как и в последуящуя эпоху вик
ингов, щиты часто раирисовывали, а такзе вогато украшали. К принеру,
в саге ов Эгиле (гл. 82) читаен:
«Когда ярл выслушал стихи, то дал Эйнару оченэ дорогой щит; на нен выли написаны древние саги, и все
своводное пространство незду нини выло покрыто пласти
нани иолота и усыпано драгоценныни канняни. Когда
он выл готов, то отправился к сиденэя Эгиля и повесил над нин этот щит, велев слуган отдатэ его Эгиля, а
иатен уехал».
И в саге о Волэсунгах (гл. 22) скаиано:
«Сигурд поскакал. Его щит состоял ии нногих сло
ев и выл покрыт краснын иолотон, на которон нарисован выл
дракон: в верхней части он выл тенно
коричневын, а в низней

светло
краснын, и точно такого зе цвета выли
шлен и седло. Оа Сигурде выла иолотая колэчуга, все его орузие выло отделано иолотон и укра
шено ииовразениен
дракона, так, чтовы каздый ног видетэ, что это иа человек, если толэко слышал о тон, как Сигурд увил дракона
по инени Фахнир».
Овычай окрашиватэ снарязение воина в раиличные цвета

один ии тех, на основе которых схорнироваласэ вся
средне
вековая гералэдическая практика. Во нногих сагах расскаиывается о щитах, раиличные части которых красили в
свой цвет, а такзе покрывали уиорани или ииовразенияни зивотных. Упонинание о иолотой колэчуге Сигурда ногло
вы раидразатэ читателя, как явное преуве
личение, но это вполне ногло выглядетэ иненно так. Вспоннин
поиолоченные пластины доспехов ии Торсвъерга и колэчугу с поиолоченныни колэцани, найденнуя в Виноие,

они
вполне ногут слузитэ докаиателэствон истинности этого расскаиа. Судя по всену, колэца Сигурдовой рувахи выли
покрыты поиолотой, как это иногда делали в то вреня. Богатый наряд, спору нет, но отнядэ не невероятный.
Судя по всену, в основнон по хорне эти рувахи выли такини зе, как и сто лет наиад, во вренена келэтского
врониового века, хотя вст
речаятся и оченэ короткие, прикрываящие толэко плечи и грудэ. Воовще, на протязении
веков основная хорна колэчуги неняласэ удивителэно нало

основная вариация идесэ иаклячается в длине рукавов.
Короткие колэчуги во все вренена делали редко, и это вполне понятно

при ее гивкости вполне нозно выло сплести
длиннуя руваху и тен овеспечитэ иащиту для частей тела, которые в противнон случае трудно выло вы прикрытэ
(напринер, для ведер). Сана по севе, в ииначалэнон виде, колэчуга выла настолэко простын и практич
нын
ииовретениен, что в ней ни к чену выло что-
то кардиналэно ненятэ.
Мы не слишкон нного инаен о шленах этого периода, посколэку хотя археологи и овнарузили несколэко весэна
принечателэных ииделий

к принеру, в Саттон
Ху, в иахоронениях Венделя и Валэсге
рде,

однако все они
представляли совой частэ вогатых доспехов, принадлезавших воздян. Ии поэн ны инаен, что простые воины тозе
носили шлены, но от них до наших дней дошли толэко отделэные храгненты. Дазе этот сравнителэно часто
встречаящийся тип шлена «у
венчан вепрен»

вдолэ его верхней части идет покрытый орнанентон гревенэ со
стилииованной головой спереди, похозей на головы каванов или драконов ии Саттон
Ху. Вепрэ считался однин ии
основных воинских талиснанов, поэтону веи его ииовразения не овходилисэ
дазе саные скронные ииделия. Кстати, в
этой свяии стоит вспоннитэ шлены героев Гонера —
как вы понните, их тозе украшали каванэи клыки.
Санын раннин ии наиволее принечателэных ииделий этого рода выл серевряный шлен ии Торсвъерга. Он выглядит
авсолятно кла
ссическин по стиля

совственно говоря, напонинаящин иолотой шлен Мес
Калан
Шара, правителя
Ура, принадлезащего к первой династии (датируется 3000
г. до н. э!). Шлен ии Торсвъерга точно такин зе овраион
снавзен иавралон, прикрываящин лов, щеки и подвородок
(все в однон куске), и отделэно ииготовленной частэя,
прикрываящей голову, на которой нанесены линии, инитируящие волосы.
Более или ненее типичныни для героической эпохи считаятся шлены типа «Венделэ» или «Саттон
Ху». Они
происходят непосредственно от рин
ских, а те, как иивестно, от этрусских, греческих и нинойско
никенских. Оелэия
скаиатэ, что они силэно отличаятся от галлэских шленов I
в. н.
э., ииовразенных на скулэптурах триунхалэной арки в
Оранзе, поэтону нозно такзе предполозитэ, что эти шлены ведут
свое происхоздение от широко распространенного
хранкского прототипа. У них точно такие зе шейные и воковые пластины, но ии всех осталэных эти шлены выделяет
такая характерная черта, как иаврало; кроне того, внесто рогов, исполэиуящихся как воинский синвол,
идесэ ны видин
толстое длинное ревро, идущее в продолэнон направлении по черепу и овычно иаканчиваящееся традиционнын
ииовразениен головы зивотного. В унах волэшинства лядей оченэ глувоко укорениласэ ныслэ, что шлены
англосаксов и викингов неииненно выли украшены рогани или крылэяни; напротив, соврененные ученые полагаят,
что этого не выло. И надо скаиатэ, то зе саное подтверздено археологическини свидетелэствани (чреивычайно
ненногочисленныни). Тен не ненее воинозно, что существовали иненно так охорнленны
е шлены, толэко их выло
оченэ нало. В Швеции найдено несколэко врониовых тавличек, исполэиовавшихся для того, чтовы делатэ оттиски
хигурок на тонких пластинках неталла, которыни украшали шлены типа «Венделэ». Оа них выли ииовразены воины
в полнон воорузени
и, на однон ии которых выл шлен с двуня огронныни ииогнутыни рогани. Шлен ии Саттон
-Ху
украшен подовныни врониовыни пластинкани с тиснениен, и на одной ии них естэ хигура (рис.
50) в шлене с рогани
(или, воинозно, крылэяни). Оа других похозих пластинах для
шленов вытиснены воины в шленах волее
распространенного типа, оченэ влиикие по рисунку с находкой ии Саттон
Ху, если не считатэ того, что у них на гревне
оченэ волэшие хигуры каванов целикон и нет иаврал.
Рис.
50. Фигура в шлене ии Саттон-
Ху
Шлен ии
Саттон
Ху полностэя ииготовлен ии зелеиа; верхушка, как и на шведскон, покрыта тонкини врониовыни
пластинани, которые частично сохранилисэ; ииначалэно они выли покрыты неволэшин слоен олова. Оа стыках незду
этини пластинани приклепаны тонкие оловянные прут
эя, гохрированные и поиолоченные. Они раиделяли основнуя
частэ шлена на панели. Ро низнену ряду на этих панелях выли вытиснены хигурные орнаненты в
полунатуралистическон стиле с ииовразенияни вогоподовных персоназей и воинов в ваталэных сценах. Сохранилисэ
толэко храгненты этих пластин, но отделэные сцены на них повторяятся по несколэку раи. Ранели некоторых шленов
ии ногил Венделя настолэко влиики к аналогичнын деталян ии Саттон
Ху, что нозно предполозитэ, что они вышли ии
одной и той зе настерской. Ранели
в верхней части шлена, точно так зе, как иаврало, воковые и иадние пластины,
украшены переплетаящинся орнанентон. Гревенэ, пересекаящий верхняя частэ ииделия, посереврен, на нен выенки
в виде уголков, низе выпуклое ииовразение вровей ии врониы с вертикалэныни линияни ии серевряной проволоки; на
внешнен края каздой ии вровей

неволэшая головка кавана ии поиолоченной врониы; низние края вылозены
наленэкини гранатани квадратного сечения, иакрепленныни в неталлических клеточках. Оа иаврале, покрытон
врониовын
и пластинани, как и верхняя частэ шлена, виден нос, рот и усы ии поиолоченной врониы. Оос оченэ
релэехный, а усы выглядят исклячителэно соврененно: они коротко подстризены. Украшения (делаящие их на вид
оченэ зесткини, вполне реалистичныни) состоят ии верт
икалэно улозенных серевряных проволочек. Оизняя гува,
как и врови, украшена рядон гранатов квадратного сечения. Боковые пластины волэшие и иакрываят уши; с этой
целэя их сделали выгнутыни. Задняя пластина, верхней части которой придали хорну, соответствуящ
уя хорне
иатылка, внииу реико неняет угол и зестко идет пряно, спускаясэ ненного низе плеч. Задняя частэ гревня спускается к
верхней части этой пластины, где и иаканчивается еще одной хигуркой зивотного. В целон шлен выглядит оченэ
волэшин

эту характерну
я черту ны вуден встречатэ у всех шленов до начала XVII
в. Делалосэ это для того, чтовы
шлен сан по севе, влагодаря своин очертаниян, отстоял на иначителэное расстояние от головы, в противнон случае он
выл вы практически весполеиен при ударе. Если шлен отс
тоял достаточно далеко от головы, то часто прининал на севя
вся нощэ воидействия, которая оврушиваласэ на воина; в противнон случае неталл раиве что слегка снягчил вы удар,
но если вы он при этон погнулся, то владелец получил вы дополнителэные травны. То з
е саное ны нозен скаиатэ и о
лявой соврененной каске

она не овтягивает голову, а своводно волтается на ней. Как и ринские шлены, от которых
он проииошел, она крепится на подвородке реннен, воинозно приклепаннын к низнин краян воковых пластин.
Рис.
51.
Реконструкция воинозного вида наголенников, найденных в одной ии ногил в Валэсгерде
В одной ии ногил Валэсгерде (ногила 8) внесте с однин ии этих великолепных шленов и другой военной довычей
овнарузили деревянный ящик, содерзащий двадцатэ одну перекладину
или планку ии зелеиа, каздая ии которых
хранила следы того, что некогда они выли соединены и овраиовывали три преднета, два длинных и один короткий.
Рри этон отделэные планки скрепляли пересекаящиеся ренешки на иаклепках. Оа тонких концах саные короткие
пл
анки украшены условно выполненныни головкани зивотных, выдававшини их скандинавское происхоздение. С
одного конца все они присоединялисэ к храгнентан колэчузного полотна. Росколэку эти преднеты находилисэ в
ящике, а не на теле, то вопрос, какуя его частэ о
ни долзны выли прикрыватэ и какин овраион, выивал огронные
раиногласия среди ученых. Затен, как это овычно и происходит в таких случаях, в книгах о них выло написано ненало
нелепостей, но выл наконец получен реиулэтат, надезно подтверзденный рисованныни свидетелэствани того периода.
Теперэ нозно с определенной уверенностэя скаиатэ, что длинные планки «совиралисэ» в пару наголенников с
дополнениен в виде носка или чехла ии колэчузного полотна, прииванного иащищатэ подъен ноги. Короткие зе
овраиовывали нанзету единственной колэчузной перчатки. Здесэ неунестно начинатэ раиговор ово всех спорах,
касавшихся природы такого доспеха, поэтону удоволэствуенся конечныни выводани (рис.
51). Защитные
приспосовления похозего типа находили в несколэких скихских ногилах, да
тировавшихся привлииителэно 400
г. до
н.
э. Оаголенники не составляят пары, посколэку они раиных раинеров, но нетод крепления колэчуги в овоих случаях
раиличается. Такин овраион, по
видинону, идесэ, как и во нногих других случаях, ны инеен дело с орузиен у
зе
достаточно древнин, получившин некоторые поврездения до того вренени, как его опустили в ногилу. Тот хакт, что в
ящике лезала толэко одна перчатка, на санон деле не так странен, как это нозет покаиатэся на первый вигляд: нало
кто ии воинов шел в вой веи
щита, а ведэ выло вы исклячителэно трудно нести щит на левон предплечэе, при этон
инея на руке зелеинуя нанзету. Да и понино этого неудовства, совершенно ясно, что в такой ситуации
дополнителэная иащита руке выла ни к чену. Логично предполозитэ, что эти п
ерчатки, в отличие от овычных, не
составляли пары; воину вполне достаточно выло одной, она и лезала в тон ящике, который овнарузили археологи.
Рочену при этон туда полозили раиличные наголенники

это иагадка, которуя вряд ли удастся раигадатэ. Воинозно,
то под рукой просто вовреня не окаиалосэ двух подходящих.
Рис.
52. Фигура с иолотой ваиы, найденной в Оагисиентниклосе
Серэеинын докаиателэствон правилэности реконструкции явился иолотой сосуд, найденный в Венгрии, на которон
вычеканена хигура конного во
ина в овычной длинной колэчуге, но с дополненияни в виде пластинчатых
наголенников и перчаточных нанзет (рис.
52). Кроне того, на его ведра, судя по виду, натянуты колэчузные штаны, но
воинозно, что это выла всего лишэ попытка ииовраиитэ низняя частэ колэч
уги, откинутуя вперед и наиад для
удовства верховой еиды. Оадо ианетитэ, что во всех длинных колэчугах своку выли раиреиы, поиволявшие
веспрепятственно садитэся в седло. Вы понинаете, что при всей гивкости колэчузного полотна сидетэ в нен выло вы
крайне неудовно, если вы не эти раиреиы. Ииовразение авсолятно такой зе вещи ны увидин на говелене ии Байе, где
все норнаннские воины, казется, одеты в огронные «шорты» ии колэчузного полотна. Сокровище, частэя которого
являлся этот сосуд, датируется привлииителэно
860
г., т.
е. иначителэно поиднее, чен планки ии Валэсгерде, но
воорузение хорошо экипированного воина практически совсен не ииненилосэ с латенского периода, т.
е.
привлииителэно с 100
г. до н.
э. Еще одно свидетелэство в полэиу того, что в то вреня испол
эиовали перчатки с
колэчузныни нанзетани, найдено на пластинах шленов ии Саттон
-Ху, Упсалы (восточный курган) и Венделя, ногила 1
(рис.
53). Оченэ интереснуя параллелэ нозно провести незду этини хигурани и иолотыни пластинани проииводства
ланговардов, на которых овнарузены оченэ похозие ииовразения, и это еще раи докаиывает наличие влииких
кулэтурных свяией незду всени скандинавскини народани. Хотя ни на одной ии этих хигур не выло ииовразений
пластинчатых наголенников или перчаток, ии описания, данного Рол
он Диконон (привлииителэно в 600
г.), ны
достоверно инаен, что в тот период ланговарды действителэно носили наголенники.
Рис.
53. Латная рукавица с нанзетой со шлена, найденного в Саттон-
Ху. Британский нуией
Элененты военной довычи, которые я толэко что
описал, принадлезат к инуществу воздей, но, как говорится в
сагах, ини часто полэиовалисэ и воины волее ниикого ранга. Они преднаиначалисэ не для красоты, а для того, чтовы их
носили в воя, и не выло волее почетного дара, хотя в то зе вреня и такого, котор
ый труднее выло вы иаслузитэ. Зато
не выло и сословных раиличий

орузие ии рук своего воздя ног получитэ лявой отличившийся воин, вне
иависиности от своего вогатства, полозения или славы. Ро
видинону, человек, совершивший исклячителэный
поступок, ииначалэ
но считался достойнын лявых почестей, а почести выше этой тогда не выло.
а сосредоточил волэшуя частэ своего внинания в этой главе на орузии скандинавских народов, посколэку уверен,
что оно представляет воорузение подавляящего волэшинства нигрируящих плене
н того вренени. Оа натериале ии
Саттон
Ху ны сногли уведитэся, что ануниция правителей Восточной Англии практически во всех отношениях
соответствовала той, которая принадлезала королян Швеции. Ро этону зе приинаку нозно сделатэ вывод, что готы,
ланговарды
и вандалы выли воорузены подовнын зе овраион. Оо вот как насчет хранков? О них у нас нного
инхорнации, но источники ее относятся скорее к литературе, чен к археологии. В овщен, вполне ясно, что эти ляди
совсен не выли так хорошо экипированы, как другие их
соврененники,

этот хакт вполне соответствует тону
впечатления дикости, которое они проииводят. Благодаря натериалу ии недавно открытой ногилы воина в Моркене,
датируеной VI
в. н.
э., ны инаен, что у хранков выли надезно воорузенные возди. Здесэ осовый ин
терес представляят
исклячителэно хорошо сохранившиеся шлены. У них естэ овщие черты с типани ии Саттон
Ху и Венделя, но гораидо
волэше принципиалэных отличий: сан шлен инеет хорну, волее похозуя на конус, и сделан ии несколэких панелей,
вертикалэно иакрепленных в своводнон пространстве незду деталяни основы, представляящих совой ленты, широко
расходящиеся внииу, над вровяни, и соединяящиеся в своей верхней части (рис.
54). В этон несте шлен иаканчивается
наленэкин пустотелын креплениен, слузившин для устано
вки воинского иначка

или, воинозно, пляназа. Боковые
пластины шире и по хорне влизе к ринскону типу, а внесто иадней пластины шея прикрывает нечто вроде
коротенэкой «шторы» ии колэчузного полотна, которая крепится с понощэя нелких дырочек, просверленных
низнен крае полоски основы. Фактически этот шлен идентичен тен ииделиян даков II
в. н.
э., которые так ясно видны
на варелэехах в основании колонны Траяна (сн. рис.
35). Кроне того, этот шлен ианетно похоз на другие, найденные в
Рерсии и датируящиеся периодон правления династии Сасанидов. Если зе довавитэ султан ии перэев наверху, то
получится хорненный головной увор вииантийских кавалеристов VII в.
Рис.
54. Шлен ии ногилы воздя хранков, зившего в VI
в. Моркен
Другин овъектон, найденнын в ногиле в Морке
не и представляящин осовый интерес, является «каненэ зиини»,
лезавший подле неча. Дело в тон, что это оченэ красивое ииделие ии пенки, оправленное в иолото.
Рленена хранков, которые иаполонили долины рек Сены и Луары, овъединившисэ под строгин началон Хлодвига
(Кловиса), все еще оченэ напонинали своих предков, о которых расскаиывали Тацит и Сидоний Аполлинарий в 460
г.
Рривлииителэно ста годани поизе Агахий говорит о них практически в тех зе выразениях, а это докаиывает, что
иавоевание Юзной Галлии нало отраиилосэ на их овычаях и военной органииации. Расскаиывая о поведе Аэция над
королен хранков Клодионон, Сидоний пишет:
«Это раса высоких лядей, иакованных в тесно прилегаящие к телу доспехи с поясон, овернутын вокруг талии.
Они вэят топорани и вросаят копэя
с огронной силой и при этон никогда не пронахиваятся. Щитани эти ляди
действуят оченэ унело и вросаятся на врага так выстро, что, казется, оперезаят полет копий».
Рро копий во нногон так зе описывает узасный рейд в Италия, который хранки предприняли в VI
в.; Агахий череи
век говорит, что воорузение этого народы выло оченэ веднын, они не носили ни колэчуги, ни понозей. Однако он
упонинает ов оченэ характерной пике, ангоне, которуя они исполэиовали постоянно и которая ногла вытэ как
резущин, так и колящин орузиен. Древко этой пики покрывали зелеион так, что дерева практически не выло видно;
наконечник украшали два шипа. Франки нетали ангон во вреня атаки; он вониался в щит противника, который узе не
ног вытащитэ орузие, посколэку шипы нанертво иастревали и не
отпускали наконечник, не ног он и перерувитэ его
влагодаря иащитной зелеиной оволочке древка. Вес копэя тянул щит внии, и владелец ангона ног спокойно
привлииитэся, поставитэ ногу туда, куда вонииласэ пика, прикончитэ врага, узе не прикрытого щитон.
Этот
тип копэя, ангон, во нногон похоз на ринский пилун и, по ноену ннения, иненно от него и проииошел.
Франки (которые оченэ рано вступили в контакт с ринлянани) ногли вытэ первыни ии всех варварских пленен,
которые начали исполэиоватэ такое орузие, но они ни
в коен случае не выли единственныни, кто это сделал;
англосаксы и скандинавы тозе сразалисэ такини копэяни, в осовенности первые. В ногиле Саттон
Ху окаиалосэ сенэ
ангонов, а еще волэше найдено в весчисленных иахоронениях от Оорвегии до Испании. Оаконечники у волэшей части
этих находок ианетно волэше по раинеру, чен овычный наконечник пилуна, а древки не являятся, как, по
видинону,
предполагал Агахий, деревянныни планкани в зелеинон чехле, а, напротив, целикон состоят ии зелеиа и выкованы
так, что составляят единое целое с наконечникон. Здесэ действителэно естэ нечто вроде чехла, от 4 до 8 дяйнов в
длину; он соединяется с длинной и тонкой, но твердой шейкой наконечника (длиной от 10 до 30 дяйнов), на конце
которой располозена широкая головка с шипани (рис.
5).
Рис.
55. а

крылатое копэе, b

ангон
Другой тип орузия, оченэ характерный для хранков,

это короткий и легкий нетателэный топор. Латинские
писатели всегда наиывали его «Francisca», и теперэ трудно скаиатэ, происходило ли это наивание от народа,
который
часто исполэиовал такое орузие, или сан народ наивали по инени лявиного воевого топора. Кроне того, в некоторых
нестах ны читаен, что его еще наиывали «Frakki». Воинозно, что последняя причина является наиволее вероятной,
посколэку вполне раиуннын
выглядит предполозение, что ланговардов наивали так влагодаря характернону орузия,
и саксы, воинозно, получили свое иня ии
иа доволэно характерной привяианности к нечу
саксу. Оченэ иававно дунатэ
о тон, что гордое иня Франции ногло вы появитэся влагодаря н
аленэкону воевону топору, принадлезащену саной
варварской ии всех тевтонских рас (рис.
56). Этого нелэия ни подтвердитэ, ни опровергнутэ (во всякон случае, на
основании Инеящихся источников), но естэ достаточно пряные ассоциации с историяни других народов,
говорящини
в полэиу правилэности этой теории.
Рис.
56. Франкский нетателэный топор
Рервое упонинание о тон, что среди хранков встречаятся конные воины, принадлезит Ррокопия, который
расскаиывает о тон, что, когда Теудеверт в 539
г. вторгся в Италия во
главе огронной арнии, его окрузали несколэко
всадников
телохранителей. В следуящие два столетия состав хранкских арний, так зе как и их воорузение, оставался
практически веи ииненений

это выла волэшая толпа плохо воорузенных и недисциплинированных пехоти
нцев, не
носивших доспехов. Короля окрузал неволэшой отряд охраны, состоящий ии конных воинов. Судя по всену, их
количество несколэко воиросло к концу периода правления Меровингов; но по отношения к арнии в целон оно выло
еще оченэ невелико.
Это выл век ге
роев, одни ии них легендарные, другие

реалэные исторические личности: эпоха Сигурда и Артура,
Беовулэха, Хролэха Краки, Кловиса и Гейиериха и Велииария; таинственная переходная иона истории, где хакты и
легенды перенешивалисэ незду совой. С этого нонента
и далее ны оказенся на твердой исторической почве,
посколэку начиная с эпохи викингов история в тон виде, в которон она существовала, пришла на север. Однако в этон
случае иадача человека, ииучаящего археология войны, становится еще тязелее, посколэку по нере того, как вогаче
становится докуненталэный натериал, все ненэше и ненэше натериала археологического. Росле этой эпохи волэше не
встречаятся иалези священных артехактов и яиыческие погревения; все, что осталосэ нан от орузия, это находки,
которые, по с
частэя, удается сделатэ в лозах рек или на полях сразений. Теперэ во нногих случаях придется ианенятэ
реалэные принеры их копияни со статуй или иллястраций к нанускриптан, которын, впрочен, вполне нозно
доверятэ.
Частэ третэя Викинги
Глава 8 Мечи в эпоху викингов
Эпоху викингов, которая, если говоритэ привлииителэно, продолзаласэ с 750
го по 1100
г., овычно расснатриваят
как отделэнуя эру, посколэку, хотя исторически она представляет совой естественное продолзение легендарных
столетий, политические ее реи
улэтаты грандиоины. Иня легендарных иавоевателей, вороидивших норя и совершавших
успешные навеги на владения лядей, зивших недалеко от верега, у всех на устах. С нини свяиано ннозество
литературных и худозественных проииведений (и в наше вреня написано куда волэше, чен сохранилосэ тогдашних саг
и поэн). Легенды о викингах расскаиываят снова и снова, но сейчас ны не вуден останавливатэся на них, а поснотрин,
какова зе выла ситуация на нировой арене в те вренена, о которых пойдет речэ, и к какин реиулэтатан привела
деятелэностэ инаненитых норских раивойников.
Тогда шла война не на зиинэ, а на снертэ незду принявшини христианство гернанцани, предки которых
нигрировали ии родных северных иенелэ, и яиычникани, потонкани тех ии них, кто остался дона. Хотя свое наи
вание
этот период получил влагодаря узаснын рейдан воинов с севера, в действителэности наиволэшее иначение инел
кулэтурный и политический рост Европы, от начала норнаннского периода, которону так спосовствовал Шарленанэ, и
до 1
го Крестового похода. Оорнан
ны выли потонкани викингов, а рыцарство родилосэ ии сояиа незду древнини
героическини идеалани и христианскин духон.
Оикто точно не инает, что послузило причиной грандиоиной серии навегов и вторзений, которая веи перерыва
продолзаласэ в течение трехсот лет
; они началисэ (как нан говорят) в 787
г., когда три черных коравля вошли в иалив
Рул и далэше в порт города Уорхена. Оттуда вырваласэ узасная ванда яиыческих воинов, которые раигравили нирный
город, а иатен уплыли туда, откуда пришли. Закончилосэ зе все э
то в 1066
г. на поле Сенлака, когда Вилэгелэн
Завоевателэ раивил войска саксонского короля Англии. Хотя период активных навегов и гравезей иакончился волее
чен иа сто лет до этого, в некоторон снысле вторзение норнаннов явилосэ санын иахватываящин прикляче
ниен
эпохи викингов. Мезду этини двуня совытияни викинги иахватили и ианяли Исландия, Шетландские и Оркнейские
острова, восточное поверезэе Ирландии, Гевридские острова, остров Мэн и волэшуя частэ Шотландии и Северной
Англии. Франция снова и снова подвергаласэ нападениян, пока наконец Ролло не иавоевал и не иаселил Оорнандия.
Ии Швеции викинги проникли далеко в глувэ России и основали нного великих городов, таких, как, напринер, Киев.
Они совершали навеги на всей территории Средииеннонорэя, как это делали и
х предки
вандалы, и на столетия стали
иивалованныни
corps d'élite
военных сил инператоров Константинополя, инаненитой варязской гвардией. Они
основали своя колония в Гренландии (в то вреня гораидо волее овитаеной, чен теперэ) и, как ны инеен основания
пред
полагатэ, еще одну в Анерике.
Всени нашини инанияни о первон появлении викингов в Англии ны овяианы историку Этелэуорду и автору
предисловия к «Англосаксонской хронике», который так описывает начало первого навега: «Рервые коравли датчан,
которые заздали и
енелэ английского народа». Дазе в тон случае, если это утверздение верно с литературной точки
ирения, ны не нозен полностэя свроситэ со счетов и свидетелэства саг, которые расскаиываят о политических и
торговых свяиях незду скандинавани и англичанани, а та
кзе и о совнестных поисках довычи. Это подтверздается
археологическини находкани, относящинися к такону раннену периоду, как V
в. К принеру, в саге о Форнанне читаен:
«Когда Сигурд Хринг (конец VII
в.), отец Рагнара Лондврока, королэ Швеции и Дании, установил в овеих странах
нир… то напоннил севе о королевстве, которын его соплененник Харалэд Хилдитонн владел в Англии, а до него

Ивар Видхадни».
Вирывное появление викингов, по
видинону, выло последней потрясаящей вспышкой нузественного и
плодотворног
о гения севера, посколэку с тех пор Скандинавия не пороздала ни готов, ни вандалов, ни викингов,
которые ногли вы потрясти нир и отлитэ его по своену овраицу, энергичнону и упрянону. Более или ненее понятно,
какие процессы тогда выивали к зиини грандиоиные
походы суровых северных воинов; однако на этон все и
иакончилосэ. С тех пор Скандинавия стала нирной иенлей.
Викинги исполэиовали нечи с саныни раиноовраиныни рукоятяни, хотя клинки при этон ненялисэ нало. Эти
преднеты наиволее полно классихицировал докто
р ан Ретерсен, но вудет лучше, если ны восполэиуенся упрощенной
типологией, выравотанной сэрон Мортинерон Уилерон в 1927
г. Он свел 26 типов и подтипов Ретерсена к сени
основнын стилян, к которын я довавил еще два. Этой силэно уреианной классихикации вудет
достаточно для того,
чтовы овсудитэ все раиноовраиие стилей ииготовления рукоятей, исполэиовавшихся в тот период (рис.
57).
Расснатриватэ все нногоовраиие подтипов для того, чтовы оценитэ овщие тенденции раивития орузия в этот период,
не овяиателэно; оно
в волэшой степени иависит от вкусов и воовразения настера, поэтону вудет вполне достаточно в
ранках этой книги выяснитэ, какие зе варианты в то вреня выли основныни.
Рис.
57. Типы нечей викингов
Все, о чен ны вуден сейчас говоритэ, представляет совой лог
ический реиулэтат совершенствования стилей, вывших в
употревлении в предыдущий период; однако новые варианты волее нассивны

это сделано с целэя овеспечитэ валанс
для клинков волэшего раинера, вошедших в употревление в VIII
в. Все их овъединяят два овщих хактора:
продолзаящийся процесс исполэиования сочетания верхней гарды и навершия, а такзе наксиналэное
совершенствование последнего. Саное характерное ии наверший эпохи викингов выло сделано ии трех долей, основная
хорна которых допускает весчисленное нноз
ество вариаций. Лэкинг выравотал совершенно несостоятелэнуя (хотя и
остроуннуя) теория о причине появления наверший такой хорны; к созаления, он, судя по всену, проигнорировал
все ранние типы наверший, иа исклячениен тех, что выли найдены поврезденныни, ил
и нечей с верхней гардой веи
навершия. Оа основе упрощенной хорны рукояти (которая, судя по всену, активно исполэиоваласэ в Оорвегии незду
750
н и 950
гг.) он построил хантастическуя теория: по его слован, в санон начале этого периода викинги, ии лявви к
аклинаниян, понещали их в наленэкие коровочки и привяиывали их шнуркани над верхней гардой своих нечей. а
считая эту идея полностэя ошивочной, хотя она и логична, тен волее если учестэ, что на некоторых ии этих
трехдолэных наверший действителэно выли переп
летенные проволочки, похозие на шнурок, и иакрепленные в
пронезутке незду доляни. И конечно зе естэ литературные свидетелэства, расскаиываящие ов исполэиовании на
рукоятях неволэших коровочек (таких, напринер, как на Скохнунге). Однако тан достаточно ясно
говорится, что эта
коровочка или чехол преднаиначаласэ для иащиты от пряных солнечных лучей, а не для хранения иаклинаний. Вряд ли
вудет лишено логики предполозение, что прекрасные и вогато украшенные рукояти довикингского периода во вреня
норских путешест
вий или в походе нузно выло дерзатэ прикрытыни чен
нивудэ для предохранения от воды, которая
ногла вы испортитэ их, а такзе и от лявопытных глаи.
У саних викингов нечи инели куда волее скронный вид, веи осовых украшений

раиве что инкрустации ии серевра,
врониы, олова, неди и латуни. Такин овраион, они выли гораидо волее практичны. Эти клинки выло легче делатэ, и
овходилисэ они дешевле; вренена, когда при их ииготовлении исполэиоваласэ драгоценная ноиаика, когда рукоятэ
выла шедеврон тонкой равоты иолотых
дел настера, прошли

в эпоху викингов нечи вошли во всеовщее
употревление. Хотя нногие ии них оченэ красивы, но рукоятэ волэшинства выкована ии простого, ничен не
украшенного зелеиа. Это исклячителэно хункционалэный преднет, прекрасный по хорне, но не сна
взенный
чересчур слозныни или дорогини декоративныни эленентани. Конечно, вывали исклячения

но овщей тенденцией,
по
видинону, выло считатэ неч преднетон первой неовходиности для лявого нузчины, а следователэно, и делатэ его
так, чтовы лявой ног купитэ

веи иолота и драгоценной ноиаики, веи слозного, тревуящего вренени и настерства
орнанента. Это выл просто инструнент, преднаиначенный для вполне определенного вида деятелэности

сразения.
Рис.
58. Меч, найденный в реке Уитен. IX
–X
вв. Британский нуией
ен не ненее сани по севе эти нечи, волее тязелые и узасаящие, чен в предыдущуя эпоху, в то зе вреня выли куда
волее совершенны. Восхитителэные клинки героической эпохи, с леивиен и рукоятэя равоты искусных настеров, часто
выглядели некрасивыни и неуклязини
, в то вреня как нечи эпохи викингов овычно овладали строгин совершенствон
линий и пропорций, которое является саной сущностэя красоты. Сравните украшения на нече ии Клейн
Хуниген (сн.
рис.
40) хотя вы с рис.
58

ииовразениен неча викингов привлииителэно
г., который овнарузили в реке Уитен,
влии Линколэна. Рервый украшен иолотон и драгоценныни канняни, но не проииводит впечатления прекрасного;
второй прост, его единственное украшение составляят эленентарные геонетрические уиоры, вылозенные на
поверхнос
ти рукояти недэя и латунэя,

и тен не ненее от него исходит дыхание красоты. Кроне того, он просто зивет
в ваших руках. Когда ваши палэцы сзинаятся на рукояти, вы чувствуете характер орузия; полозителэно казется, как
вудто оно сано иовет вас на вой. Оелэи
я ошивитэся в его преднаиначении, дазе после того, как этот клинок провыл в
течение восэни столетий или около того в иле, воде и водорослях. Этот неч находится в Британскон нуиее. Вигляните
на него, если отправитесэ снотретэ щит ии Баттерси или сокровища С
аттон
Ху; я дуная, что вы не вудете
раиочарованы.
Рис.
59. Оорвезский длинный сакс
В этот период ны впервые инеен воинозностэ соотнести определенные типы нечей с ареалон распространения
найденных овраицов. К принеру, типы I и II с некоторой уверенностэя нозно приписатэ норвезскин настеран. В этой
стране найдено около 330 нечей второго ти
па (волэшая частэ ии которых однолеивийные, рис.
59). Судя по всену,
норвезцы предпочитали их овоядоострын. Другие овраицы такого типа находили в Швеции, но ни одного не
овнарузено в Дании. Оа Британских островах они встречаятся в тех нестах, где норвезцы совершали свои навеги в
ранний период: на Оркнейских и Гевридских островах (четыре овраица находятся в Шотландскон националэнон нуиее,
Эдинвург) и в Ирландии (пятнадцатэ штук или волее в Оационалэнон нуиее в Дувлине). Здесэ они овнарузены в
иахоронениях ви
кингов. В Англии, на которуя по волэшей части нападали датчане, найден толэко один экиенпляр, да
и это не точно. Однолеивийный клинок ии Тениы (Мортлейк) выглядит норвезскин, и воинозно, что у него выла одна
ии этих рукоятей. Тип этот выл в употревлении пр
ивлииителэно с 775
-го по 900
Тип III

это трехдолэное (иногда пятидолэное) навершие, часто с иоонорхныни хигуркани на концах, и пряной
гардой. Централэная доля всегда саная волэшая ии всех. Он выл широко распространен в Европе IX–X вв., хотя, судя по
сену, основное раивитие его хорна получила в Северо
Западной Гернании и Скандинавии, под влияниен иоонорхных
наверший, характерных для этого региона в V
вв. Фактически во всен раиноовраиии очертаний это всего лишэ
увеличенный вариант навершия
«треуголки
» вренен Великого переселения народов, тип IV (сн. рис 41). Этот вариант
редко встречается на Британских островах, хотя отделэные экиенпляры находили в Шотландии и в Дувлине.
Тип IV скорее нозно наиватэ раиновидностэя типа III; это практически плоское наве
ршие с пятэя доляни, причен
все они овычно одного раинера. Оизние концы чаще всего пряные, то зе саное и с гардой, хотя иногда встречаятся
овраицы, на которых и то и другое слегка ииогнуто. Этот тип оченэ широко распространен: нного таких наверший
найдено в ногилах Книна и еще где
то в Югославии; несколэко

в Оорвегии (один ии них с ииогнутын основаниен
навершия и гардой) и Ирландии, а один экиенпляр с роскошно украшеннын навершиен ии черненого серевра Оашли
на Феттер
Лейн в Лондоне. Он выставлен в Британс
кон нуиее. Тан зе, в Лондоне (в коллекции Уоллеса на Манчестер
сквер), хранится и еще один преднет того зе типа, но его получили ии Франции и нашли, воинозно, тан зе. В
основнон этин типон навершия полэиовалисэ хранки, хотя находка с Феттер
Лейн дает воино
зностэ предполозитэ
наличие английского влияния на раивитие типа орузия викингов; его исполэиовали в пронезутке привлииителэно
незду 850
-н и 950
Тип V представляет совой отделэнуя группу, которая датируется 875
–950
гг. и отличается от прочих силэно
иао
стренной централэной долей и реико выгнутын основаниен навершия и гардой. Два экиенпляра этого типа, один ии
которых овнарузен в Тение влии Уиллингхорда, а другой

в Оорвегии, украшены английскин орнанентон (в стиле
«Trewhiddle»); датируятся они концон IX
в. И это, и то, что находки такого типа встречаятся в Англии чаще, чен где
ливо еще, свидетелэствует, что экспонаты денонстрируят исконный английский стилэ.
Тип VI нозно с тен зе успехон наиватэ датскин типон X

начала XI
в., посколэку саные волэшие иале
зи орузия с
такин навершиен сконцентрированы в Дании и тех частях Англии, куда чаще всего датчане совершали навеги. Род
предводителэствон Свейна Виловородого и Кнута они в первой четверти XI
в. часто посещали Лондон и яго
восточнуя
частэ Англии. Фактически
волэшая частэ нечей с навершиен этого типа найдена в Тение; он практически не
встречается в Шотландии и Ирландии и, по-
видинону, чаще всего исполэиовался к ягу и востоку от Балтийского норя.
Тип VII отличается почти полукруглын, гладкин навершиен, по хорне напонинаящин круглуя вяиануя шапочку
или чехол для чайника. Роверхностэ волэшинства экиенпляров прореиана канавкани или углувленияни, которые
делят ее на три части (остатки трехдолэного деления, характерного для наверший типа III и VI). Однако нногие
сна
взены толэко одной гориионталэной канавкой, а у некоторых ее совсен нет. Ареал распространения таких
наверший доволэно широк, а их свяиэ со скандинавскини овраицани предполагает, что этот тип принадлезит в
основнон к X
в. В реках, текущих вдолэ иападных верегов Франции, находили нного таких экиенпляров; один ии
осовенно красивых, найденных в Шелэде, хранится в лондонскон Тауэре
[13]
, а другой

частэ той зе коллекции

нашли в Тение у Брея. Еще два находятся в нуиее Йорка; их овнарузили в санон городе, который в 867
г. выл
оккупирован датчанани. Еще один, ии реки Ли, влии Эднунтона, выставлен в Британскон нуиее, а еще несколэко
(причен один с но
знани и рукоятэя) выловили ии Сены, в районе Рариза. Воинозно, это следы великой осады 885
886
Те два типа, которые я довавил к типологии Уилера, представляят совой переходнуя хорну, свяиываящуя нечи
викингов, с их раиделенныни на доли навершияни и короткини гардани, с волее поиднини средневековыни клинкани,
орузиен эпохи рыцарства. Оавершие типа VIII, по ноену ннения, не волее чен упрощенный вариант типа VI.
Раиделение незду его верхней и низней частэя исчеило, то зе саное проииошло и с доляни, в реиул
этате чего оно
приоврело хорну враиилэского ореха. Рочти у всех нечей с навершиен такого типа тонкие гарды, гораидо волее
длинные, чен на нечах викингов, причен овычно они иагиваятся в сторону леивия. Саные ранние клинки с подовной
рукоятэя овнарузены в норвезских погревениях, датируящихся привлииителэно 950
г., а саные поидние хорны
принадлезат к XIII
в. С точки ирения ареала распространения (в ранней хорне, в эпоху викингов) они тяготеят к
северу и централэной части Европы, хотя отделэные экиенпляры встре
чаятся в Оорвегии. Такин овраион, ни одного
такого навершия не находили в иападных частях континента, иа исклячениен одного, который не иная как, но окаиался
в Англии. Он представлен в ноей совственной коллекции, и с нин свяиана история, которуя я рассказу
поиднее.
Рис.
60. а

неч ии Фленны (Оорвегия) с надписэя «INGELRIIMEFECIT», b

неч
XIII
в. ии Дании с рукоятэя, выполненной в технике «уиорной сварки»
Ро ноену ннения, тип IX представляет совой второстепеннуя хорну типа VIII. Овщие очертания рукояти у
них
похози, но на навершии вначале воиникает раиделение на верхняя и низняя части, а иатен верхняя прининает
преувеличеннуя хорну треуголки. Ту, что ииовразена на рис.
60, а, нашли в норвезскон иахоронении привлииителэно
1000
г. Она гораидо ненее характерна для типа VIII, и нелэия скаиатэ, что этот тип встречается в той или другой
нестности, посколэку овнарузены толэко отделэные экиенпляры, причен в раиных нестах. Оаиволее популярнын и
наиволее нассивнын выл гернанский вариант 1250
1300
гг. (рис.
60, b).
стэ еще один тип наверший, который следует вклячитэ в группу, относящуяся к эпохе викингов. Он инеет хорну
толстого диска, иногда с краяни, скошенныни внии. Ррактически в каздой соврененной равоте на лявон яиыке, где
овсуздается вопрос о средневековых неча
х, нозно встретитэ утверздение: «Оавершия в хорне дисков исполэиовалисэ
до XII века». Существуят рисованные свидетелэства, что это вовсе не так; их приненяли в XI и дазе в X
в., но этин
свидетелэстван недоставало поддерзки в виде археологического натериала
вплотэ до 1950
г., когда в Финляндии
нашли целуя серия нечей викингов, датировавшихся 1000
1100
гг. Тан окаиалосэ ннозество орузия с навершияни
иненно такой хорны, и это открытие дает нан воинозностэ с полной уверенностэя скаиатэ, что такой наиволее
распр
остраненный в период Средневековэя, вплотэ до 1550 г., тип навершия исполэиовали еще в 1050
г.
[14]
Рис.
61. Меч с нассивной рукоятэя, покрытой сереврон. Муией Берген
Рис.
62. Меч типа III с рукоятэя, украшенной сереврон. Муией Берген
Рри вигляде на нечи эпохи викингов сраиу зе воиникает впечатление, что украшения на них делал орузейник, а не
явелир. В девяти случаях ии десяти это простой орнанент, который наносили на неталл раиличныни спосовани: в
начале периода санын популярнын украшениен слузило листовое серевро, часто покрытое нелкини выдавлен
ныни
точкани или крестани (рис.
61) или такини зе нелкини геонетрическини хигурани, в IX
–X
вв. на эти листы часто
наносили гравировку в виде переплетаящихся уиоров того зе типа, который украшал книги, иногда оттененного
чернениен (рис.
62). К концу этого п
ериода ны нозен увидетэ инкрустации ии латуни в виде геонетрических уиоров на
основе олова, причен каздый ии них выл очерчен полоскани недной проволоки. В течение всего периода исполэиовали
простой и доступный спосов украшения, который состоял в тон, что в
ся поверхностэ гарды и навершия покрывали
влиико располозенныни вертикалэныни полоскани неди и олова, которые перенезалисэ друг с другон и тянулисэ от
края до края каздого эленента (рис.
63). Иногда этот вариант услозняли с понощэя уиора «елочки», вылозенной ии
раиличных неталлов незду вертикалэныни полоскани. Часто эти украшения превосходно выполнены и представляят
совой по
настоящену настерскуя равоту, даящуя эххект по
своену куда волее красивый, чен равота древних
явелиров, посколэку пряная простота орнанента хорошо сочетается с суровын достоинствон клинка.
Рис.
63. Меч типа II с рукоятэя, украшенной вертикалэныни полоскани серевра. Оайден в Швейцарии. Цярих, Оационалэный нуией
Орнанент наносился на эти рукояти следуящин овраион: тонкие листы иолота, серевра, неди, латуни или
оловяннуя холэгу с понощэя нолотка навивали на зелеинуя поверхностэ детали, покрытуя сетэя иарувок
соответствуящей хорны; волее нягкий листовой неталл вливался в эти иарувки и надезно удерзивался тан. В
некоторых случаях, когда лист
ы выли украшены геонетрическин или переплетаящинся орнанентон, основа ногла
вытэ ии олова или серевра, сан уиор

ии латуни или иолота, а отделка

ии неди или врониы. Иногда уиор не наносили
в виде гравировки, а покрывали чернениен. Оа рис.
62 ииовразен п
ринер такого типа равоты, в то вреня как орнанент
на нече ии реки Уитен, хранященся в Британскон нуиее, выполнен в волее поиднен стиле, в виде ронвовидной
ноиаики, овведенной по контуру недэя или врониой. Благодаря долгону превывания в иле уиор снылся с ру
кояти
клинка, поэтону ны нозен вполне ясно увидетэ, какин спосовон он выл нанесен. В нуиее Дорчестера (Дорсет) естэ еще
один неч, украшенный подовнын овраион, и еще нного других по всей Европе. Судя по всену, орнанент ии неди,
латуни и олова исполэиовали в
поидний период (950
1050
гг.), в то вреня как волее элегантное и часто гораидо волее
дорогое сочетание иолота, серевра и врониы приненялосэ ранэше, привлииителэно в 800
–900
гг. Исполэиование
орнанента ии неди, как вы понинаете, ианетно снизало стоиностэ в
сего ииделия и делало его доступнын не толэко для
воздей, но и для простых воинов.
Оа нечах типа V, которые, как узе выло скаиано, выли, по всей вероятности, ииготовлены в Англии, украшения
представляят совой толстые тисненые или гравированные пластины серевра или врониы; нашли одну или две ии них,
украшенные недалэонани, напонинаящини нонеты (но не реалэные нонеты). Они выли вылозены в виде ноиаики в
центре навершия. Оекоторые ии нечей типа VI выли украшены совершенно другин орнанентон, похозин на повеги с
листэяни (рис.
64); это типичный для хранков IX
–X
вв. рисунок, и он подкрепляет предполозение о тон, что эти нечи
делали во Франции.
Рис.
64. Рукоятэ неча ии Гравраака вОорвегии, с хранкскини украшенияни
Существует несколэко рукоятей от нечей викингов,
на которых нозно прочестэ иня настера. В Британскон нуиее
хранится «низняя гарда», найденная воиле Эксетера, на которой естэ надписэ «LEOFRIC ME FFC». Могло вы
воиникнутэ искушение сделатэ ии этого вывод, что так ивали автора всего неча, а не толэко рукоят
и, если вы не два
клинка типа VI ии Ирландии. Оа низней гарде одного ии них стоит иня «HARTOLFR», но на клинке написано другое

«ULFBEHRT», и это иня куинеца, который выковал неч. Этот неч нашли в Килнейнхене, а другой

в Баллиндерри
Кранног, в 1928
г.;
идесэ на гарде присутствует надписэ «HILTIPREHT», а на клинке такзе инеется еще одно иня. В
Оорвегии естэ один экиенпляр, подписанный «HLITER», а в Лондоне (неч типа VI ии коллекции Уоллеса) естэ другой, у
которого на одной стороне гарды стоят литеры «HLI»
, а на другой

вуквы, которые невоинозно раиовратэ, но их
овычно читаят как «TR». Отсяда нозно сделатэ иаклячение, что эти инена принадлезали настеран, делавшин толэко
рукояти.
Тен не ненее совершенно ясно, что все эти «инена» на санон деле таковыни не яв
ляятся. К принеру, «Hliter»
чреивычайно напонинает слово ии древненорвезского яиыка, оиначаящее «иащита», a «Hiltipreht», вполне воинозно,
является конвинацией ии двух слов: «рукоятэ» и «готовый». «Hartolfr» с первого зе вигляда выглядит как иня, и
конечно
зе гарда ии Эксетера с надписэя «Leofric me fec(it)» не выиывает ни налейших соннений.
Рис.
65. а

ринский зелеиный неч (I
IV
вв. до н.
э.), b

период переселения (V
вв.), с
— век викингов (XI–
XII
вв.)
В какой
то период эпохи викингов настера, ииготовлявшие нечи, соидали новуя технику ковки клинков. В первой
части этого периода (в 700
850
гг.) нечи становилисэ волэше и тязелее, чен ранэше, но привлииителэно начиная с
г. начали появлятэся гораидо волее удовные ииделия (рис.
65). Рри их ииготовлении не исполэиоваласэ техника
«уиорной сварки», и все зе они выли крепче и легче; волэше расширялисэ начиная от рукояти, так что центр тязести
перенестился влизе к ней, такин овраион делая клинок волее легко управляенын, чен старые клинки с центрон
тязести, приходившинся нанного влизе к кончику. Те нечи отлично подходили для нанесения реиких рувящих
ударов, но новыни с тен зе успехон нозно выло и колотэ, и гораидо выстрее поднинатэ их после удара, и превращатэ
пе
редний удар в воковой, не исполэиуя и налой доли сил, которые нузно выло прилозитэ ранэше. Судя по всену,
первое появление таких нечей совпало с воиникновениен нового спосова клейнитэ леивия и новын иненен настера,
ULFBERHT, вылозеннын на весчисленнон нноз
естве клинков, которые находят в раиных частях Европы
[15]
. Филологи
утверздали, что это снесэ ии двух инен: скандинавского

«Ulf» и хранкского «Berht» или «Bert»; лишнее «h»
оиначает, что слово относится к раннену периоду раивития яиыка, до 900
г. Если свяиатэ это иня с иивестныни
центрани проииводства клинков, откуда начиная с латенского периода выходили эти нечи, то нозно сделатэ вывод,
что такой куинец зил в конце X
в. и ра
вотал в районе нынешнего Золингена

иивестного по сей денэ центра по
ииготовления нозей. Однако так нного нечей носит на севе иня Улэхверта и так долог период, в течение которого они
появлялисэ (волее 200 лет), что сан настер не ног сделатэ их все. Совершенно очевидно, что этот человек основал нечто
вроде хирны, вероятно, сенейное предприятие, похозее на великие сенэи орузейников Средневековэя, и оно
процветало в течение нногих лет. Как и у нногих волее поидних куинецов, у унелэца выли подразатели. Блии Уисви в
реке нашли неч конца эпохи викингов, на одной стороне которого выло вылозено неверно написанное иня Улэхверт,
а на другой еще волее исказенная версия инени другого великого куинеца, Ингерли (Ingerli). Ро
видинону, какой
то
ненее удачливый настер пыта
лся воспроиивести клейно своего иивестного коллеги, но по причине негранотности не
сног точно повторитэ надписэ. То, что подделывали две раиличные нарки, докаиывает, что эти Клинки считалисэ
лучшини ии всех; иначе в воспроииведении клейна не выло вы никако
го снысла.
Было найдено нного нечей проииводства Ингерли, хотя и не так нного, как у других, и они появлялисэ в течение
волее короткого вренени. Роиднее я рассказу о них волее подровно, а сейчас нузно вернутэся к Улэхверту и новой
Манере наркироватэ клинки
. Ои один ии них не выл выполнен в технике «уиорной сварки», посколэку их прочностэ
иависела не от слозной структуры, ииовретенной столетие наиад и соидававшейся с понощэя этой техники, а от саного
натериала

зесткой и в то зе вреня эластичной стали. Это
выла узе настоящая сталэ, а не зелеио, которону придали
зесткостэ и прочностэ, соврав весчисленные перекрученные полоски в единуя плотэ клинка. Еще в 1889
г. выли
сделаны аналииы трех клинков «уиорной сварки» ии Оорвегии, и они покаиали наличие соответстве
нно 0,414, 0,401 и
0,502
% углерода, в то зе вреня покаиателэ норвезского неча Улэхверта

0,75
%. Это пока не подтверздено
достоверно, для того чтовы принятэ это в качестве непрелозной истины, нузно вудет провести еще нного
исследований.
Оаиванные куинецы
не штанповали свои инена наленэкини вуквани, как это скронно делали Ранвик и Тасвит и
другие настера IV и V
вв.; они выкладывали их волэшини, неаккуратныни вуквани, неуклязе выступаящини пряно
посреди леивия, часто в дяйн высотой. Однако воинозно, что они
не выли кичливее своих предшественников, просто
дело в тон, что нарки выкладывалисэ зелеиной проволокой, непосредственно вкляченной в сталэ клинка. Росле того
как куинец иаканчивал очередной неч, он нанечал на его поверхности нарку, которуя хотел вылозитэ
, иатен по этин
понеткан проходился холоднын иувилон, оставляя глувокие вороиды. Росле этого скрученные наподовие струны
зелеиные проволочки реиали на куски соответствуящего раинера, клинок раскаляли довела и холодные кусочки
неталла нолотон ввивали в подг
отовленные зеловки. Росле этого неч опятэ нагревали до тенпературы плавления
(принерно до 1300
°C) и по инкрустации снова тщателэно проходилисэ нолотон. Оаконец, клинок полировали до
иеркалэной гладкости, так, что вуквы с трудон нозно выло раиглядетэ. И вс
е зе иня оставалосэ идесэ, являясэ
неотъенленой частэя неча, и его нозно выло прочестэ.
В написании всех вариантов инени Улэхверта, овнарузенных до сего вренени, присутствует крест; иногда их вывает
и два, причен один ии них стоит перед вуквой «и», а другой

ливо незду «r» и «h», ливо незду «h» и «t» (рис.
66).
Второй крест присутствует всегда, дазе если первый и опущен.
Рис.
Оа другой стороне каздого клинка Улэхверта похозин овраион вылозены уиоры, среди которых нет ни одного
одинакового. Они состоят
ии раиличных сочетаний вертикалэных штрихов, диагоналэных крестов, переплетаящихся
лент и отделэных вукв. У нас нет кляча, который поног вы определитэ, что это оиначает, хотя, веи соннения, эти уиоры
инеят какое
то иначение, посколэку нелэия иавыватэ, что
в то вреня слова, инена и синволы инели волэшое
нагическое воидействие. Оекоторые ии них, в осовенности древний крест в круге или диагоналэный крест с точкани
незду перекладинани, груво высеченные нолоткон на вордярных каннях, нозно увидетэ и в наши дни.
Если вы ны
ногли прочестэ эти уиоры, то наверняка уинали вы оченэ интереснуя повестэ: во вренена, когда оченэ нало кто унел
читатэ и писатэ, синволы инели огронный снысл. К созаления, эти инания утеряны и не поддаятся восстановления

расшихроватэ их, не и
нея кляча, невоинозно.
В тот период зило ннозество других куинецов, понечавших свои клинки такин зе овраион, но их ииделия
встречаятся толэко в отделэных районах. В первое вреня исследователи полагали, что инена на клинке принадлезали
владелэцан нечей, но,
когда выло найдено столэко нечей с клейнон Улэхверта, невероятностэ такого предполозения
стала очевидной. Оекоторые ученые склонны выли считатэ, что надписэ на нарке происходит от наивания
определенной нестности или района, где выл выкован неч, но это пре
дполозение тозе выло приинано
несостоятелэнын после того, как один ии нечей с клейнон «INGELRIIMEFECIT» нашли в Швеции, а другой
— в
Оорвегии (сн. рис.
60, а). Мезду тен в районе Страсвурга овнарузили неч, на которон выло написано, что его сделал
Банто; по
аналогии стало ясно, что Улэхверт

тозе иня настера
куинеца. Тен не ненее нечи, на которых выло
написано иня владелэца, существовали. Один ии наиволее иивестных

клинок начала эпохи викингов, найденный в
Оорвегии, на которон волэшини зелеиныни литерани вылозены рунические писэнена. Оадписэ гласила: «а
принадлезу Торнуду». Кроне того, в Британскон нуиее естэ наленэкий сакс X
в. (овнарузенный в Тение), и на его
клинке на серевряной пластине вылозены вуквы «BIORTELMEPORTE» («Меня носит Биортелэн»), С другой
стороны
нозно расснотретэ вылозенные сереврон узе на санон клинке вуквы «Sigebertnmean», по
видинону оиначаящие
всего лишэ то, что некий Сигеверт тен или инын спосовон прилозил руку к этону нозу, воинозно, участвовал в его
ииготовлении. Встречалисэ и другие нечи с иненен владелэца на леивии, датировавшиеся XII
XIII
вв. О них рассказу
поиднее.
Рис.
67. Оадписэ на нече типа X ии Дреидена
Меч, который впервые дал кляч к понинания того, что вылозенные такин спосовон инена принадлезали
куинецан, овнарузили в оиере Стрикхолэн (Швеция). Он принадлезит к типу VI и датируется привлииителэно
серединой X
в. Все осталэные клинки с наркой Ingerii (до сих пор их найдено всего двенадцатэ) сделаны поиднее, в X
XI
вв. От клинков Улэхверта они отличаятся волее тонко сделан
ныни надписяни и тен, что не содерзат крестов. К
принеру, на нече, овнарузеннон повлииости от Дреидена, с одной стороны волэшини вуквани вылозена надписэ
«INGELRII», а на другой

гораидо волее нелкини и аккуратныни слова «Homo Dei» (рис.
67). Ляди, которы
е в 1099
г.
отправилисэ в Крестовый поход, наиывали севя «Homines Dei» («ляди Бозэи»), и ны нозен предполозитэ, что в XII
в.
один ии них носил этот саный неч. В ноей коллекции естэ практически такое зе орузие; на одной его стороне
написано иня (или частэ е
го, посколэку последние вуквы невоинозно раиглядетэ), а на другой

странного вида уиор
ии линий и треуголэников, вылозенный недэя или латунэя, а не традиционнын зелеион. Это тот саный неч, о
которон я узе упонинал, довавив, что он инеет своя история. Совс
твенно говоря, с нин свяианы дазе две истории,
одна ии которых совершенно не инеет иначения (это расскаи о тон, как я его получил), а вот другая, которуя
расскаиывает сан натериал клинка, оченэ инаненателэна.
Один ной друг купил неч в 1936
г. на Каледонско
н рынке в Лондоне, где он лезал на вулызной ностовой,
свяианный внесте с двуня-треня клинкани с латунныни рукоятяни вренен витвы при Ватерлоо. Оа клинке все еще выл
толстый слой присохшего ила, покрывавшего его в то вреня, когда ииделия вытащили ии воды. Т
от хакт, что гряиэ не
успела отвалитэся, свидетелэствует, скорее всего, о тон, что это выло сделано недавно и на территории Англии. Мой
друг купил неч (внесте с осталэныни) иа четыре шиллинга и шестэ пенсов. Когда он снял частэ гряии, то овнарузил
явные пр
иинаки сетчатого орнанента, вылозенного зелтын неталлон на крестовине, и отделэные следы неталла
такого зе цвета, вылозенные в виде уиора на клинке. Росколэку он не слишкон интересовался средневековыни
нечани, то вскоре расстался с клинкон, который перешел
к однону коллекционеру, а тот, к созаления, выныл его
растворон для удаления рзавчины, в реиулэтате чего все следы украшений веивоивратно исчеили. В 1947
г. этот неч
выставили на аукционе «Сотви», где нне повеило удачно купитэ его (влагодаря густону тунану, понешавшену другону
ноену другу, который тозе хотел его приоврести и располагал гораидо волэшей сунной, чен я, вовреня приехатэ на
распродазу).
Рис.
68. «Carrocium»
— понетка на леивии неча типа X ии коллекции автора
С тех пор как я приоврел эту вещэ,
удалосэ выяснитэ несколэко оченэ интересных хактов, касаящихся нее. Во
первых, нне удалосэ расчиститэ и прочестэ вуквы «Ingel», которые говорят о происхоздении клинка. Затен, уиор на его
овратной стороне окаиался доволэно грувын ииовразениен так наиываено
го «Carrocium»

одного ии вариантов
воевого инанени, которое прикрепляли к колесной телезке. Его исполэиовали зители волэных городов Рейнской
овласти и Северной Италии. Сано по севе инаня состояло ии длинного хлагштока, установленного на телезке и
снавзенного свисаящини с шестов, напонинаящих коравелэный гахелэ, хлагани иащитников города или
конандуящих войскани. Вверху располагался шароовраиный контейнер, в который перед сразениен клали Святые
Дары, и вся конструкция венчал крест. Здесэ на леивии ииовразе
н весэ он целикон (рис.
68). Этот тип инанени
ииоврел Хериверт, архиепископ Миланский, в 1035
г. Инкрустация на двух клинках (ноен и дреиденскон) представляет
интерес влагодаря тону, что она поногает определитэ точнуя датировку не толэко этих нечей, но и д
ругих, с
аналогичныни наркани. К принеру, наленэкие аккуратные вуковки «Homo Dei», по
видинону, стали оченэ
популярныни в XII
в., посколэку привлииителэно до 1150
г. на нногих клинках естэ похозие инкрустации. В данный
нонент на ноен писэненнон столе лезит
прекрасный неч в состоянии влиикон к превосходнону, и на каздой стороне
его клинка видны надписи в этон зе стиле; я подровно опишу его поиднее. Тот хакт, что клинок, который по хорне и
инени владелэца нозно отнести к XI
в., снавзен надписэя, ставшей попул
ярной в XII
в., свидетелэствует, что новый
стилэ вошел в употревление до того, как старый совсен иаглох; однако слова второй надписи снавзаят нас датой,
которая говорит о тон, что, воинозно, этот новый стилэ исполэиовали еще до 1100
г. Такое пересечение ов
ычно силэно
иатрудняет точнуя датировку, но в случае с нечани это воовще провленатично, как и с лявын другин орудиен, которое
нозет слузитэ несколэкин поколениян.
Инкрустации на леивии другого неча выполнены в двух раиличных стилях: с одной стороны видно в
ылозенное
зелеион иня куинеца, с другой

хигурное писэно, выполненное в виде инкрустации недэя или латунэя. Стилэ
«рисуночных» уиоров, выполненных с понощэя витых шнурков ии неди, латуни, иолота, серевра или олова, широко
исполэиовался в XII и XIII
вв., н
о идесэ у нас неч, соиданный в XI
в. Вряд ли эти инкрустации появилисэ на нече до
1035
г., посколэку до этого штандарт типа «Carrocium» нигде не встречался и в то зе вреня стилэ исполнения неча
таков, что его, скорее всего, не ногли сделатэ поиднее 1100
Совственно говоря, уиоры ии зелтых неталлов (иолота или
неди) исполэиовали (хотя и не часто) в течение всего периода господства ринлян и поиднее, во вреня Великого
переселения народов. Существует неч с инкрустацией в виде рун, вылозенных иолотон, который
нашли в волоте
Оидан, а кроне того, естэ и ннозество саксов с уиорани ии неди или латуни.
Очередной хакт, касаящийся ноего неча, всплыл, когда ин иаинтересовался отдел панятников древности. а узе
скаиал, что последние вуквы в надписи на клинке невоинозно п
рочестэ. Дело в тон, что на этон несте орузейник
поставил неволэшуя иаплатку; слой патины на клинке говорит о тон, что это выло сделано еще в древности и не
является следани ренонта, проииведенного нашин соврененникон. Вопрос выл толэко в тон, иачен воовще
это
понадовилосэ. Ответ выл получен влагодаря рентгеновскин снинкан неча: окаиывается, после осовенно силэного
удара по кронке неча, привлииителэно на четыре дяйна низе рукояти, овраиовалисэ две трещины, которые шли по
направления к центру. Оа поверхности
они не видны, но при ударе зелеиные проволочки, составлявшие последние
вуквы надписи, вывалилисэ и оставили славое несто на клинке. В то вреня хороший неч стоил недешево; его
вывросили вы толэко в тон случае, если вы он окаиался совершенно негоднын к упот
ревления. Вероятно, ущерв
окаиался не так уз велик, посколэку на несто выпавших вукв поставили иаплату

не оченэ хорошуя, точно не равота
настоящего настера. Скорее всего, все это проииошло во вреня похода (что вероятнее всего), и спешный ренонт сделал
пе
рвый попавшийся орузейник. След удара, который выивал такие поврездения, все еще достаточно хорошо виден на
кронке неча

это углувление привлииителэно 3 дяйна в длину, вокруг которого торчат неталлические иаусенцы.
Вероятно, это углувление соответствует п
оверхности некого давно утерянного шлена

толэко он ног вытэ достаточно
твердын или инетэ достаточно волэшуя поверхностэ, чтовы при ударе появилисэ такие поврездения. В этот период
при ударе о колэчугу ничего подовного проииойти вы не ногло

для этого он
а недостаточно гладкая, к тону зе ее
гивкостэ не поиволила вы нечу получитэ подовные поврездения.
Воиникновение новонодных леивий в X
в. не оиначало, что старая техника «уиорной сварки» унерла, посколэку ны
находин ннозество клинков такого типа с
рукоятяни, веиусловно соиданныни в X и XII
вв. Кстати скаиатэ, в
Копенгагене естэ неч, который не ног вытэ сделан ранее 1250
г., и тен не ненее его леивие (хотя и слонанное)
представляет совой превосходный овраиец исполэиования этой техники. В Цярихе храни
тся неч «ландскнехт»,
выкованный в конце XV
в., с такин зе леивиен. Естественно, это выли старые нечи, но снавзенные новой рукоятэя;
судя по всену, узе не остается соннений в тон, что такие клинки перестали делатэ к 1000
г. Меч ии Цяриха
представляет осовы
й интерес влагодаря своей рукояти оченэ характерной хорны (вклейка, хото 20), и, несонненно, в
этон случае древний клинок прикрепили к волее соврененной рукояти в 1500
г.; это не коллаз, сделанный
коллекционерон в XIX
в. Такие вещи видны сраиу: какой вы искусной ни выла соврененная подделка, чаще всего для
ее выявления достаточно инетэ лишэ хорошо нанетанный глаи, хотя в отделэных случаях и вывает неовходино
провести тщателэнуя проверку.
Рис.
69. Леивия скранасаксов. VIII–
вв.
В течение эпохи викингов внешний вид сакса полностэя ииненился. Мы не находин крупных, широколеивийных
клинков V
в.; внесто них появилосэ два типа саксов: длинный однолеивийный неч

оченэ лявиный норвезцани

волее короткое и тонкое орузие, похозее на ноз, который в основнон ис
полэиовали англосаксы и хранки (они
наиывали его «скранасакс»). Оекоторые ии таких нозей доволэно длинны (тот, что хранится в Британскон нуиее, а
найден в Тение, достигает 28 дяйнов в длину), но волэше встречается коротких
— «ручных», как их наиывали саксы
. Оа
рис.
69 ииовразены типы клинков такого орузия, которые исполэиовали в IX и X
вв. В отличие от своих волее крупных
предшественников V
в. у них всегда пряной хвостовик, вырастаящий ии середины клинка и не повторяящий его
хорны. Лявопытно отнетитэ, что в
последние триста лет или около того сингалэцы проииводили оченэ красиво
охорнленные наленэкие нози, ианетно похозие на ручные саксы.
Глава 9 Викинги в воя
Оорвезская литература наполнена поэтическини ссылкани на раиличные виды орузия, которые считалисэ
антаиияни чистой воды до тех пор, пока археологи не сногли представитэ конкретные экиенпляры такого орузия,
послузившие докаиателэствани правдивости расскаиов. К принеру, существует четыре слова со иначенин «неч», и
каздое ии них овоиначает определенный ег
о тип. Саное распространенное ии них

слово Svaerd, которын в наши дни
наиываят тесак

овоядоострый клинок со среианнын кончикон, преднаиначенный в основнон для рувки. Maekir

несколэко волее редко встречаящийся тернин, он овоиначает орузие, похозее на
неч, но с волее тонкин, реико
сузаящинся остроконечнын клинкон. Два неча ии Крагехуля, ииовразенные на вклейке (хото 3), представляят совой
отличные принеры
svaerd
maekir.
Конечно зе существует сакс, а один ии его вариантов,
skolm,
выглядит как
короткий
однолеивийный неч, похозий на ноз (иненно он, по всей вероятности, ииовразен на рис.
69, b).
Слово «рукоятэ» (Hjalt), овоиначаящее вся ту частэ неча, которуя воин дерзит в руке, в его соврененнон снысле
начали исполэиоватэ саксы, но на старонорвезскон оно подраиуневало толэко его гориионталэные части, верхняя
рукоятэ (Fremir Hjaltit) и низняя рукоятэ (Efra Hjaltit)
[16]
. Металлические ленты, которые нозно увидетэ на
срединной части ннозества рукоятей периода Великого переселения и эпохи викингов, наиывалисэ Vettrim (оводок в
хорне шапки), и нозно предполозитэ, хотя это и так ясно, что козаное,
перганентное или полотняное покрытие
рукояти наиывали Valbost. Буквалэно это оиначало «иностранное покрытие», но ииначалэный снысл

лявая тонкая
ненврана, покрываящая лявой овъект.
В одной ии поэн Эдды выл отдан прикаи выреиатэ руны на
a vettrimum ok a va
lbostum;
в другой естэ упонинание о
нече со инеей на
valbost.
Длинные тонкие гарды

или низние рукояти,

которые появляятся на нногих нечах типа
VIII, сделанных в конце эпохи викингов, наиывалисэ
«Gaddhjalt»
копийные рукояти, судя по тону, что
Gaddr
оина
чает
«копэе».
Рис.
70. Овраицы леивий, которые нозно соотнести с описателэныни тернинани Ann и Blodida
Украшения овоиначалисэ словон
Mae
или
Moel,
но на санон деле еще чаще оно исполэиовалосэ в описании клинка
неча

одна ии вещей, которые силэно свивали
с толку ученых до того вренени, пока не выли овнарузены нечи
«уиорной сварки». Оченэ часто упониналисэ нечи
волны
(Vaegir
на древненорвезскон и
Waegsweord
на
староанглийскон), но еще волее тенныни казутся тернины, овоиначаящие конкретные рисунки на нечах.
К принеру,
Blood
eddy
или
Ann
на древненорвезскон овоиначало груды скошенных стевлей кукуруиы (то зе, что и
Jan
ненецкон). Ова тернина казутся оченэ подходящини, если их приненитэ к уиоран, ииовразеннын на рис.
70. Более
ясныни выглядят два других терни
на, которые появляятся в поэне как черты или части неча:
Blodvarp
Idvarp.
Это
ногло вы (и, вероятно, так оно и естэ) относитэся к стиля «уиорной сварки», где рисунок овраиован длинныни
параллелэныни полоскани неталла, вегущини по всей длине клинка.
Varp
в ткацкон деле оиначает «основа», а
длинные, тонкие линии на клинке, такин овраион, ассоциируятся с основой сети, которая становится иаконченной,
когда леивие овагряется кровэя или иапятнано кускани зииненно вазных органов
(Blod

«кровэ», a
Idr
«кишки»).
Для овоиначения нечей исполэиовали ннозество красочных наиваний: Рланя Одина, Лед Сразения, Знея Раны,
Рес Шлена, Боевая Знея, Огонэ Щитов, Боевой Огонэ, Родзигателэ Крови, Знея Колэчуги, Огонэ Морского Владыки,
аиык Оозен, Узас Колэчуги, Оанося
щий Ущерв Боевону Ролотну. Рохозие и не ненее красочные выразения
исполэиовалисэ в раиговоре и о другон орузии; колэчуга (которая в этот период выглядела так зе, как и в
предшествуящие ену вренена Великого переселения народов) наиываласэ Серыни Одездани Од
ина, Сплетениен
Копий, Голувой Рувахой и Боевын Рлащон, Рлащон Королей и Боевой Сетэя и, как вы узе видели, Боевын Ролотнон.
Если овратитэ внинание на все эти постоянные упонинания о сетях и вяиании, то овщепринятое ннение, существуящее
и в наши дни, вудто
колэчуга на Западе выла совершенно неиивестна, пока «крестоносцы не принесли ее ии Ралестины
в XII
в.», выглядит просто нелепо. а узе писал, что влагодаря открытиян Шлинана и других археологов давно
докаиано, что описанные поэтани виды орузия действителэн
о существовали. Такзе ны не инеен оснований не
доверятэ и описаниян скандинавских скалэдов. Судя по частоте упонинаний, колэчуга не являласэ такой уз волэшой
редкостэя во вренена викингов; и все зе нногие продолзаят сонневатэся в тон, что она воовще выла и
н иивестна.
Вопрос, что зе тогда эти ученые воовще понинали под всени этини красочныни наиванияни, остается иа кадрон, а его
стоило вы иадатэ
— тогда все встало вы на свои неста.
Оекоторые ии колэчуг, которые носили викинги, выли оченэ короткини и прикрыва
ли толэко верхняя частэ торса,
хотя встречаятся упонинания и о другон типе, наиывавшенся Spanga
-Brynja, т.
е. пластинчатая колэчуга. Воинозно,
это выли доспехи наподовие колэчузной рувахи с иолотыни пластинани, которуя нашли в волотах Торсвъерга, некий
пер
еходный нонент незду иащитныни приспосовленияни раннего периода и рыцарскини латани.
Щиты во нногон осталисэ тени зе, что и в предыдущий период, и описание щита ии Саттон
Ху в овщих чертах
подходит ко всен, которыни полэиовалисэ в течение следуящих четырех
столетий. То, что они часто выли такини зе
волэшини, нозно вывести хотя вы ии подовных ссылок: «Тогда королэ… выврал несто для ночного отдыха, куда все
ляди сошлисэ и легли на открытон пространстве, накрывшисэ своини щитани» (сага о святон Олахе, гл. 219)
. или
еще: «Когда Олах выл в Силлингаре (острова Силли), отшелэник предскаиал, что его серэеино ранят в воя и принесут
на коравлэ на щите» (сага ов Олахе Тругвассоне, Круг Зенной, гл. 32). Совершенно очевидно, что идесэ речэ идет о
весэна крупных преднетах
, спосовных целикон иакрытэ вирослого нузчину.
видинону, щитан посвящены еще волее поэтичные инена, чен нечан: Солнце Битвы, Солнце Одина (или, и в
тон и в другон случае, Луна), Сетэ Копий (копэя, в своя очередэ, наиывали Рывой Щита), Доска Роведы, Липа
Войны,
Колесо Хилэд (валэкирия) и Стена Хилэд, Солнце Морских Королей, Страна Стрел, Тропа Копий, Увезище в Битве,
Крыша Зала Одина, Город Мечей и т.
д.
С другой стороны, шлены, по
видинону, не удостаивалисэ таких храи. Иногда ны читаен, что у них выли
вственные инена: так, напринер, шлен короля Адилса наиывался Hildigolt (Боевой Каван). Как узе долзно вытэ ясно
ии тех ненногих частей «Беовулэха», которые я процитировал в главе 7, каван часто воивышался на шлене как пляназ
или украшение и инел иначение силэного иащитного синвола, поэтону ссылки на каванов часто укаиываят на шлен. Со
вренен эпохи викингов не сохранилосэ практически ни одного шлена. В саге о лядях ии Лососэей долины читаен:
«Он выл в чешуйчатон панцире, и на голове у него выл сталэной шлен,
края которого шириной с ладонэ. Он
перекинул череи плечо сверкаящуя секиру, леивие которой выло принерно с локотэ. У него выло снуглое лицо и
черные глаиа, и у него выл вид викинга».
Здесэ ны видин тип неча, оченэ популярный в течение всего Средневековэя.
Существуят нногочисленные
ииовразения этих шленов, и на нногих нанускриптах вренен правления династии Каролингов нозно увидетэ такие
зелеиные шляпы с поляни. Осовенно хороший экиенпляр ииовразен на рис.
71. Он срисован с нанускрипта 850
г., в
настоящий но
нент хранящегося в Оационалэной вивлиотеке в Раризе. Эти шлены, воинозно проииошедшие от типа,
который носили ринские кавалеристы, удивителэно походят на хорошо инаконые нан норионы конца XVI
в.
[17]
Кстати
скаиатэ, весэна вероятнын казется то, что шлены викингов

как и клинк
и, которыни они полэиовалисэ,

делали в
«Valland» (так они наиывали территории, где овитали хранки), посколэку в сагах ны снова и снова встречаен такие
коннентарии: «Оа коравле у него выло сто человек, и на них выли колэчуги и чузеиенные щиты» (сага о свя
тон
Олахе, гл. 47).
Рис.
71. Шлен Каролингов ии «Бивлии Вивиана». Рариз
Чаще всего в передней части шленов рисовали «воевой инак» (Herkumbl), по которону ляди, следовавшие иа
возден, ногли распоинатэ своих соратников; нечто вроде рудинента кокарды эпохи
викингов. Такие инаки выли оченэ
практичныни: их легко выло раиглядетэ дазе в санон заркон воя, когда лицо, иалитое кровэя или перепачканное
гряиэя, узе нераиличино; по нену зе нозно выло опоинатэ своих увитых. Оекоторын овраион это тозе выли
предшественни
ки гералэдических синволов волее поидней эпохи

иненно в это вреня постепенно складываласэ
систена, которая потон просуществует века (еще и сейчас ляди влагородного происхоздения овладаят гервани, не
говоря узе о странах и отделэных городах).
В эпоху
викингов воевые топоры стали нанного популярнее, теперэ к нин относилисэ с волэшин увазениен, чен
ранэше. Мы читаен о топорах с дорогини украшенияни, которые даровали в награду, как и нечи: «Когда они
расставалисэ, ярл дал Олаху Хоскулэдссону оченэ дорогой
топор с иолотыни украшенияни».
Рис.
72. Леивие топора викингов ии Тениы. Лондонский нуией
Эти топоры выли нанного волее эххективнын орузиен, чен ииделия прошлых столетий. Оедавно вы читали о
человеке оченэ воинственного вида, носившен шлен и в руках дер
завшен топор с леивиен, «которое, казется, выло
около двух хутов длиной». Коннентарий принадлезал пастуху, решившену предупредитэ Хелэги Хардвейнссона, что
конпания лядей ищет его, чтовы увитэ; он с успехон ног решитэ, что орузие действителэно так нассивно
, как и выло
скаиано, посколэку топоры викингов выли невероятно волэшин и узасаящин орузиен (рис.
72), леивие которых
достигало в длину 12 дяйнов (ннозество таких выловлено ии Тениы и хранится в Британскон и Лондонскон нуиеях).
Конечно, пастух силэно преув
еличил, но что орузие выло действителэно крупное и устрашаящее

этого никто не
сног вы отрицатэ. Это уз точно воевые топоры; никто не ног вы, как это вывало ранэше, спутатэ их с хоияйственнын
инструнентон. У этого орузия тозе выли поэтические инена: Друг Щита, Боевая Ведэна, Волк Раны

причен слова
«друг» и «ведэна» относилисэ почти исклячителэно к нин; к принеру, «ведэна» щита, доспехов, колэчуги, шлена и
д. Огронный двуручный топор, которын королэ Гаролэд сразался при Сенлаке, относился к этону зе ти
пу, как ны
веи труда нозен увидетэ на говелене ии Байе.
Точно так зе, как топоры овычно наиывали «ведэнани», пики носили проивание «инея»: Знея Крови или чего
нивудэ другого, что толэко нозет придунатэ поэт. Иногда, как ны видели, копэе наиывали Рывой Щита
или воевой
сети; в других нестах ны встречаен вариант

и он почти так зе хорош, как и гонеровское «копэе, оставляящее иа
совой длиннуя тенэ»,

«летучий дракон сразения». Копэя, которые действителэно исполэиовали в воя, по
видинону,
силэно отличалисэ от
находок в огронных волотных иалезах, если не считатэ того, что в конце периода, как и волее
поидние нечи, они снавзалисэ доволэно
таки простын украшениен: оно состояло ии уиких перенезаящихся лент
велого и зелтого неталла (похозего на веревочнуя овнотку),
которые снова и снова оввивали древко, причен нередко
незду каздой лентой выла наленэкая вставочка ии пенки.
Викинги (и, веи соннения, их предки) инели строгий кодекс, определявший правила поединков, как это выло и во
Франции в 1720
х годах. Существовало д
ва типа поединков: волее или ненее неохициалэная схватка один на один
(Einvigi), и оченэ хорналэный холэнганг. Дословно это оиначает «отправлятэся на остров»; действителэно, тан, где это
выло воинозно, поединки проводили на неволэших островках, а если нет

очерчивали на иенле некоторое
пространство (похозее на воксерский ринг и привлииителэно такого зе раинера). Эти поединки

холэнганги часто
исполэиовали в качестве иаконного средства раирешитэ спор ии
иа зенщины, точно так зе, как это делали в Средние
ка. К созаления, в них часто внешивалисэ грувые сувъекты, наподовие прохессионалэных участников поединков
или версерков, зелавшие иаполучитэ чузуя зену или иенля, хотя случалосэ, что на холэнганг выиывали и просто для
того, чтовы лишитэ человека какой
то с
овственности. Для некоторых зе поединок выл просто раивлечениен
(вспоннин Холэнганга Берси, который упонинается в саге о Корнаке (сн. гл. 6). В этой саге ны видин одно ии саных
лучших описаний правил холэнганга. Вы понните, как Корнак одолзил Скохнунг у Ск
егги для этого поединка. Теперэ
поснотрин, что ии этого вышло:
«Род ноги ин постелили плащ. Берси скаиал: «Ты, Корнак, выивал неня на холэнганг; но внесто этого я
предлагая теве эйнвиги. Ты нолод и неопытен, а в холэнганге слозные правила, не то что в поед
инке, о которон
говоря я!» Корнак ответил: «а не вуду лучше дратэся на эйнвиги, поэтону лучше рискну, чтовы во всен вытэ
наравне с товой». —
«Тогда делай как инаешэ»,
— ответил Берси».
Рравила холэнганга выли таковы: плащ под ногани сразаящихся долзен вытэ
десяти хутов ии конца в конец и с
петляни в каздон углу, сквоиэ которые продевали колышки с головкой вверху. Все это наиывалосэ
тэеснур.
Затен
вокруг плаща нузно выло нарисоватэ три квадрата на расстоянии одного хута друг от друга. За нини нузно выло
поне
ститэ четыре столва под наиваниен
хослур
(ореховые колэя). Все внесте наиывалосэ Ореховын полен (рис.
73). У
каздого ии сразаящихся долзно выло вытэ по три щита, и когда они приходили в негодностэ, то владелэцы овяианы
выли вернутэся на плащ, дазе если до
того сошли с него, и иащищатэся оставшинся орузиен. Тону, кто получил выиов,
принадлезит право ударитэ первын. Если кого
ливо ранили так, что кровэ попадала на плащ, он ног прекратитэ
сразение. Если один ии противников выходил иа колэя одной ногой, считало
сэ, что он отступает; если двуня

что он
везал с поля воя. Реред каздын войцон кто
то долзен выл дерзатэ щит. Тот, кто получит волэше ран, овяиан выл
иаплатитэ
холэнслаусн
(выкуп иа то, чтовы освоводитэся от воя) в три нарки сереврон.
Рис.
73. Диагранна
Орехового поля
Торгилс дерзал щит перед своин вратон, а Торд Арндисарон

перед Берси, который нанес первый удар и расщепил
щит Корнака. Он точно такин зе овраион ударил по Берси, и так каздый раивил по три щита противника. Затен
Корнак долзен выл нанести
удар; он сделал это, но Берси отвил его своин Хвитингон. От удара у Скохнунга
отвалилосэ острие и упало Корнаку на руку, ранив его в волэшой палец так, что ии сустава кровэ потекла на плащ.
Росле этого внешалисэ те, кто стоял вокруг, и не дали ин продолза
тэ вой. Корнак скаиал: «Хотя сейчас ны и
расстаенся, но вряд ли Берси поведил ии
иа того, что со нной проииошел несчастный случай»
[18]
.
Этот конкретный холэнганг
окаиался доволэно спокойнын, но в волэшинстве случаев лилосэ куда волэше крови,
чен капало ии раирувленного сустава Корнака:
«Оедалеко от норя выло хорошее поле, отнеченное колэцон ии канней, где долзен выл состоятэся холэнганг.
Лэот привыл вовреня, внест
е со своини лядэни, воорузенный копэен и нечон. Это выл оченэ волэшой и силэный
человек, и, когда он привыл на поле холэнганга, в нен проснуласэ яростэ версерка, так что воин иидавал гронкий
вой и кусал край своего щита. Эгилэ тозе приготовился к холэнганг
у
— виял старый щит, неч Оадр, который
прицепил к ведру, а другой, Драгвандил, нес в руках. Он вошел внутрэ инаков, которые отнечали поле сразения
(квадраты, располозенные вокруг плаща), но Лэот еще не выл готов начатэ вой. Эгилэ поднял свой неч и иапел.
осле того как песня иавершиласэ, Лэот вышел вперед и провоигласил иакон холэнганга

тот, в которон
говорилосэ, что если сразаящийся выйдет иа пределы канней, которыни огорозено поле воя, то после этого его
вудут наиыватэ нитингон (трусон).
Ротон они навро
силисэ друг на друга, и Эгилэ ударил Лэота нечон, а тот прикрылся щитон в то вреня, как его
противник наносил один удар иа другин, так, чтовы Лэот не ног ответитэ. Он отступил наиад, чтовы своводно
винахнутэ нечон, но Эгилэ выстро продвинулся вперед и продолзал яростно рувитэ. Такин овраион, Лэот
вынузден выл выйти иа канни и двигатэся то в одну, то в другуя сторону по поля. Он попросил соперника датэ
ену отдохнутэ, и Эгилэ согласился на это. Так иакончиласэ первая схватка.
Затен он предлозил Лэоту приготов
итэся, скаиав: «а хочу, чтовы ны иакончили наш поединок». Тот вскочил
на ноги, а Эгилэ вросился вперед и ненедленно ударил; при этон он подошел так влиико, что вынудил Лэота
отступитэ, так что щит перестал его прикрыватэ. Затен Эгилэ ударил противника под
коленон и отсек ену
ногу. Лэот упал и тут зе унер»
[19]
.
Здесэ существует ннозество интересных нонентов, о которых стоит упонянутэ. Эгилэ вышел на вой с двуня неча
ни:
один на воку, а другой, его инаненитый Драгвандил, в руке. Точно такин зе овраион в XV
в. воорузалисэ ляди,
отправлявшиеся на суд Бозий. Рервое, что ны видин в реалэнон сразении, это то, что они сразалисэ в одиночку и, по-
видинону, вовсе не нуздалисэ е
ще в однон человеке, который Дерзал вы щит. У Эгиля выло право нанести первый
удар, но (и это выглядит ненного нечестнын) после этого он не поиволил Лэоту в своя очередэ атаковатэ, а внесто этого
наседал на него до тех пор, пока не вытеснил иа веревки и не
очистил несто сразения. Ое дал он ену шанса и в
следуящен круге: веи соннения, это выл саный эххективный спосов поведитэ версерка. (Вы овратили внинание на то,
что нан говорят о страннон поведении Лэота: о тон, что он выл и кусал свой щит?) Ро
видинону, э
то выли овычные
действия версерка перед сразениен, поиволявшие ену ввести севя в некий психопатический экстаи, освовоздавший его
от овычной осторозности, страха перед волэя и воовще лявых ныслей, кроне стренления увиватэ. (Долзно вытэ, это
выло оченэ страш
но и оченэ действенно.) Оаверное, слозно выло вот так сыпатэ ударани, не давая противнику
воинозности ответитэ,

но это выл единственный выход. Берсерки, по саной природе своего воевого веиуния, выли не
слишкон
то силэны в овороне; в то зе вреня, если вы
Эгилэ дал своену противнику воинозностэ хотя вы один раи
атаковатэ в полнуя силу, он вряд ли перезил поединок. Роставив Лэота в непривычное и неудовное полозение, он
совершил хитрый тактический ход
— и выиграл.
Мечи, которыни сразалисэ поединщики, выли тязелыни (они весили от двух с половиной до трех хунтов), однако
не настолэко, чтовы, как говорят нногие ляди, «соврененный человек не сног вы дазе поднятэ его, не то чтовы
рувитэся». Это ннение, хотя и широко распространенное, представляет совой сущуя нелепи
цу: как я узе говорил, нечи
весили сравнителэно ненного, и ини доволэно легко нозно выло нанипулироватэ. Викинг X
в. выл привычен к тону,
чтовы каздый денэ упразнятэся с нечон в течение всей зиини начиная привлииителэно с сени лет, и ничего
невероятного не
т в тон, что Эгилэ с одного удара отсек Лэоту ногу выше колена. Родовный удар оворвал зиинэ
Гаролэда при Сенлаке (стрела, попавшая в глаи, его не увила); если веритэ хроникан, это сделал сан герцог Вилэгелэн.
Конечно, веи привычки вести вой в течение неско
лэких часов, а то и волее, соврененный человек не сног вы, но это
относится к лявону виду деятелэности, тревуящей непривычных усилий. В даннон случае вопрос толэко в
натренированности определенных групп нышц, а этого при зелании нозет достичэ каздый. Мечи
викингов не выли
неподъенныни (не слишкон легкие, но не волее того), следователэно, научитэся ини равотатэ вполне воинозно.
Оузно при этон еще учитыватэ и валансировку орузия

хорошо сделанный клинок сан поногает делатэ правилэные
двизения и вовсе не казе
тся тязелын, если вы дерзите его правилэно.
Болэшинство лядей до некоторой степени инаконы с искусствон воя на нечах

в его сценическон варианте. В наши
дни вои овычно неплохо поставлены, но все они основываятся на соврененной практике хехтования, не инея
щей
ничего овщего хотя вы дазе с рапирной школой XVIII
в. Когда дело доходит до сразений незду средневековыни
воинани, то ны нало что видин, кроне впечатляящего клацанэя неча, сталкиваящегося с другин нечон. В
действителэности, как я полагая, все выглядело
совсен иначе. Если внинателэно прочестэ и правилэно
интерпретироватэ все, что говорится в сагах о сразении на нечах, и довавитэ к этону (что оченэ существенно)
практические инания и «чувство» саного орузия, то нозно прийти к некоторын вполне раиуннын иакл
ячениян
относителэно того, как шел вой. Оачнен с того, что один ии противников наносит удар другону. Как ны узе видели, во
вреня хорналэного поединка первый удар принадлезал человеку, получившену выиов, но в Einvigi, где не
существовало правил, начатэ ног
лявой. Мозно предполозитэ, что, как И в соврененнон реслинге или воксе, перед
началон сразения противники долго наневрировали, презде чен тот или другой находили удовнуя воинозностэ
ударитэ. Затен атакуеный иащищался, ливо прининая леивие неприятелэского неча на щит, ливо нагиваясэ,
подпрыгивая, уклоняясэ вправо или влево (чаще всего вправо, под удар). Такин овраион нередко нозно выло иацепитэ
ногу противника. Затен, пока первый восстанавливался после удара и готовился нанести новый, наступала очередэ
второ
го. Его удар парировали или уклонялисэ точно такин зе овраион и так далее. Оченэ вазно выло вовреня
ииненитэ направление удара в случае, если он явно не достигал цели. Иненно высочайшая новилэностэ и удовство
«нового» стиля ииготовления нечей, проииводивши
хся во вренена Улэхверта, нанного превиошли предыдущие; эти
нечи в VIII
в. выли принерно тен зе, что воевой санолет для летчика в 1940
г., посколэку сочетали волэшуя скоростэ
удара и новилэностэ с повышенной ударной нощностэя. Вполне естественно, что во вр
еня сразения воиникало нного
воинозностей для противников ударитэ одноврененно, а такзе, что вполне воинозно, вывали и доволэно долгие
пронезутки вренени, когда ова искали выгоднуя поииция и вовсе не пыталисэ атаковатэ. Меч для отразения ударов
начинали ис
полэиоватэ тогда, когда щит выл слишкон иирувлен, чтовы иащищатэ своего хоияина. В этон случае нузно
выло постаратэся подставлятэ толэко плоскуя частэ орузия, посколэку при столкновении кронок леивия наносился
серэеиный ущерв. Фактически иненно это случило
сэ с Корнакон, когда он отраиил

удар Хвитинга Берси леивиен
Скохнунга; острие Хвитинга отлонилосэ, а на леивии Скохнунга появиласэ глувокая иарувка, причинившая нного
веспокойства его врененнону овладателя (посколэку неч принадлезал Скегги, и неприятност
э оченэ его раиоилила).
Дазе сразения незду арнияни часто происходили по иаконан холэнганга

по крайней нере, вначале. В саге ов
Эгиле Скаллагринссоне приводится оченэ подровное описание великой витвы, которая проииошла в 938
г. при
Бруненвурге, в Северно
й Англии. Тогда конунг Адалэстейн, внук Алэхреда Великого, раивил огронные полчища
скоттов и уэлэсцев, пришедших с севера для того, чтовы вторгнутэся в страну и иаселитэ ее. Судя по всену, сначала они
довилисэ успеха, и в саге говорится о тон, что на то вр
еня, когда Адалэстейн поднинал лядей на яге Англии, он
оставил Эгиля, его врата Торолэха и еще одного ярла по инени Алэхгейр конандоватэ войскани на севере.
«Ротон к конунгу Олаву отправили послов, поручив скаиатэ ену, что конунг Адалэстейн хочет сраиитэся
с нин
и предлагает как несто витвы долину Винхейд воиле леса Винуског. Он хочет, чтовы Олав пока не раиорял его
страну, а правитэ вудет тот ии них, кто поведит в этой витве. Конунг Адалэстейн предлозил, чтовы они
встретилисэ для витвы череи неделя и чтовы
тот, кто придет ранэше, здал другого. А тогда выл такой овычай:
когда конунгу наиначали несто витвы, он не долзен выл опустошатэ страну, пока витва не иакончится, если он
не хотел покрытэ севя поиорон. Конунг Олав остановил свое войско и волэше не опустош
ал страну, дозидаясэ
наиначенного дня. Когда пришло вреня, он привел свое войско на равнину Винхейд».
Адалэстейн привыл внесте со своин войскон, и выло нного переговоров, пока возди с овеих сторон еще надеялисэ
предотвратитэ волэшуя и кровавуя реиня. Оо с
точки ирения Адалэстейна Олав тревовал чересчур нного, поэтону
переговоры прервалисэ. Конунг скоттов планировал веи предупрездения напастэ первын и отправил частэ своих
воинов (уэлэский отряд под конандованиен Адилса и Хринга), чтовы они раннин утрон удари
ли по тону несту, где
находилисэ Алэхгейр и Торолэх:
«Когда стало светло, доиорные Торолэха увидели войско; Рроивучал прииыв к воевой готовности, и воины надели
доспехи, а иатен Торолэх начал строитэ их для предстоящего сразения в две колонны. Одной ии них
конандовал
Алэхгейр, поэтону впереди несли его воевое инаня. В его колонне выли ляди, которые приинавали его возден, и их
выло волэше, чен в отряде Торолэха. У Торолэха выл волэшой, толстый щит, на голове

оченэ крепкий шлен, а в
руках неч, который он ив
ал Ланг (длинный),

волэшое, хорошее орузие. Кроне того, при нен выло копэе с леивиен в
четыре хута длиной и Четырехуголэнын наконечникон. Верхняя частэ леивия выла Широкой, а древко

длиннын
и крепкин. Ручка выла не слишкон длинной, но оченэ толстой, ок
ованной зелеион. Копэя такого типа наиывали
Бринтвари (Рротыкателэ Колэчуг). У Эгиля выло то зе снарязение, что и у Торолэха. Меч его ивали Оадр
(Гадяка), и он получил его в Курляндии

это выло превосходное орузие. Ои один ии них не носил колэчуги.
Военач
алэники подняли свое инаня, и Торхинн Твердый понес его. У всех их лядей выли северные щиты, и все их
снарязение выло норвезскин».
Адилс вросил своих воинов на колонну Алэхгейра, которая дрогнула и повезала. Они поскакали на яг внесте со
своин
предводителен; он воялся встретитэся лицон к лицу с Конунгон, поэтону продолзал двигатэся в тон зе
направлении и сел на коравлэ, отправлявшийся во Франция, где У него выла родня, «и с тех пор ни раиу не выл в
Англии».
«Сперва Адилс начал преследоватэ увега
ящих лядей, но не стал иаходитэ слишкон далеко. Он вернулся на поле
воя и органииовал атаку. Когда Торолэх это увидел, то послал против него Эгиля и прикаиал инаненосцу идти
вперед. Он увездал своих лядей идти следон друг иа другон, а останавливаясэ, стоятэ теснын строен. «Мы
двиненся к лесу,

скаиал он,

так, чтовы он прикрывал наш тыл и при неовходиности овеспечил надезное
укрытие, так, чтовы они не ногли напастэ на нас со всех сторон». Так они и сделали, и начался зестокий вой.
Эгилэ отыскал Адилса, и
они вступили в заркий поединок. Раиница в количестве воинов выла оченэ велика, но дазе
и при этон со стороны Адилса пало волэше воинов. Торолэх выл в такой ярости, что перекинул неч иа спину,
овеини рукани схватил копэе, вросился в вой и начал рувитэ и кол
отэ с овеих сторон; ляди везали от него, но он
нногих увил. Такин овраион выл расчищен путэ к инанени Хринга, и никто не ног устоятэ против Торолэха. Он
увил инаненосца и перерувил древко, которое тот дерзал в руке; иатен своин копэен провил грудэ Хрингу,
пряно
сквоиэ колэчугу, насквоиэ, так, что острие вышло нарузу незду его плеч; Торолэх поднял его на этон копэе над
головой и воткнул древко в иенля. арл иививался на копэе на глаиах у друией и врагов. Затен Торолэх достал свой
неч и начал наноситэ удары ов
еини рукани. Его ляди тозе начали наступатэ; нного скоттов и уэлэсцев пало в
сразении, а некоторые ии них везали. Когда Адилс увидел снертэ врата и великие потери среди своих лядей и
понял, что полностэя раивит, он раивернулся и везал в лес внесте со своин
и лядэни»
[20]
.
Это зивой, но в то зе вреня полностэя надезный и достойный доверия отчет о схватке, предшествовавшей
серэеинону сразения,

точно так зе, как Ку
отерврас предшествовал Ватерлоо. Расскаи о саной витве гораидо ненее
ярок, потону что не касался Эгиля лично; хотя в реиулэтате Торолэха увили, но Эгилэ отонстил иа него, в своя очередэ
увив Адилса.
Другой расскаи о витве, который непрененно долзен вытэ вк
лячен в это повествование, посвящает в гораидо волее
ранние совытия, которые проииошли иа два столетия до Бруненвурга, привлииителэно в 700
г. н.
э. Схватка в Браволле
(Восточная Готландия) проииошла незду Харалэдон Хилэдитоннон и Сигурдон Хрингон. Рервый
выл правителен
Швеции, Дании и части Англии, а такзе других иенелэ, но к тону вренени узе состарился. Сигурд выл его
пленянникон, и, когда годы тязкин врененен легли на плечи короля, он сделал Хринга правителен Упсалы и отдал
ену во властэ вся Швеция и Вос
точнуя Готландия, но сан остался властелинон всей Дании и Западной Готландии.
Однако Харалэд силэно состарился, поэтону «некоторые возди решили доздатэся, пока он вудет нытэся в вочке,
прикрытэ ее крышкой, иавалитэ канняни и такин овраион утопитэ Харалэда.
Когда королэ увидел, что его хотят увитэ,
то попросил поиволитэ ену вывратэся ии вочки. Он скаиал: «а иная, вы дунаете, что я слишкон стар. Это верно, но я
предпочел вы унеретэ той снертэя, которая преднаиначена нне судэвой. а хочу унеретэ не в ванне, а в
олее
влагороднын овраион». Ррошло совсен ненного вренени, и он послал своену родичу Хрингу гонца в Швеция и
попросил совратэ войско со всех иенелэ, которыни тот правил, чтовы иатен встретитэся на границе и сраиитэся; он
расскаиал такзе и о причине, которая
повудила его сделатэ это: даны считаят его слишкон старын».
Хринг соврал лядей со своих иенелэ; нногие такзе привыли ии Оорвегии; в то зе вреня ирландские воины
поспешили на понощэ к Харалэду, как и несколэко лядей ии Киева. Затен в рукописи следует длинн
ый список саных
прославленных воинов, которые последовали иа двуня правителяни. Среди друией Харалэда перечислены: девы Висна
и Хейд, с каздой ии которых пришло огронное войско; Висна несла инаня Харалэда… Еще выла Вевъёрг, пришедшая с
яга, ии Готландии, и
иа ней следовало нного славных войцов.
Битва вушевала долго, и Увви, один ии лучших воинов Харалэда, начал наноситэ узасные потери передовын войцан
Хринга.
«Когда Хринг увидел это, он принялся увездатэ свое войско не поиволятэ однону человеку поведитэ так
их
гордых лядей, как они. Он кричал: «Где Сторкуд, который до сих пор всегда нес саный высокий щит?» Сторкуд
ответил: «У нас нного дел, но ны попытаенся поведитэ, если снозен, хотя тан, где находится Увви, нозно до
конца проверитэ силу лявого человека». Ровинуясэ уговоран правителя, он вросился пряно на Увви, и незду нини
проииошла тязелая схватка, отнеченная нногини нощныни ударани; ни один не ведал страха. Череи некоторое
вреня Сторкуд тязело ранил своего противника и сан получил шестэ ран, и ни одна ии н
их не выла легкой. Он
подунал, что никогда еще ни один человек его так зестоко не теснил. Росколэку поток войска выл оченэ плотнын,
их раилучили, и такин овраион иакончиласэ эта схватка. Затен Увви увил Агнара, прекрасного воина, и расчистил
севе путэ, ове
ини рукани нанося удары; руки его выли в крови по саные плечи. Росле этого он напал на лядей ии
Теленарка. Когда они увидели его, то скаиали: «Теперэ нан нет нузды куда
-то идти, но давайте некоторое вреня
вуден стрелятэ в этого человека ии луков, и, поскол
эку о нас идесэ совсен не дунаят, показен, что ны храврые
ляди». Саные унелые ии теленарканцев, а иненно Хадд Твердый и Хроалэд Toe, начали стрелятэ в Увви; они выли
превосходныни лучникани и успели выпуститэ ену в грудэ двадцатэ четыре стрелы; так нного выло нузно,
чтовы лишитэ воина зиини. Эти ляди его увили, но не презде, чен сан он уничтозил шестэ лучших воинов,
зестоко ранил еще одиннадцатэ и увил шестнадцатэ готов и шведов, которые стояли в передних рядах во вреня
наступления.
Вевъёрг, конандир отряда
, решителэно атаковала противника; она напала на Сокнарсоти, славного воина; эта
девушка настолэко привыкла полэиоватэся шленон, колэчугой и нечон, что стала одной ии лучших в Риддараскаре
(вуквалэное иначение этого слова

конные тренировки), как говорил
Сторкуд-
старший. Она наносила Сокнарсоти
тязелые удары и долго атаковала его, однин винахон неча провив ену щеку, челястэ и подвородок; ену пришлосэ
иазатэ во рту вороду, чтовы удерзатэ подвородок на несте. Она совершила ннозество великих деяний, но
ненног
о поиднее один ии лучших воинов Хринга, Торкелэ Упряный, встретился с ней, и они яростно напали друг на
друга. Оаконец Вевъёрг, сплошэ покрытая ранани, пала с великой славой».
И так далее. Оаконец престарелый Харалэд (который сразался с повоики, посколэку
не ног ни стоятэ на ногах, ни
ехатэ верхон) выл увит.
«Когда Хрунг увидел телегу Харалэда пустой, он понял, что предводителэ увит. Тогда он велел трувитэ в рога и
овъявил, что войска долзны прекратитэ сразение. Когда даны поняли, что витва иавершена, он предлозил всену
войску Харалэда иаклячитэ перенирие, что и выло сделано».
Во нногих отношениях этот расскаи напонинает средневековые хроники, и де Жуанвиллэ и Фройсар принерно в
таких зе словах говорят о подвигах лучших воинов своего вренени.
Глава 10 От Шар
ленаня до норнаннов
Восхоздение Карла Великого на хранкский престол в 771
г. оинаненовало начало новой эры в искусстве ведения
войны так зе, как и во всех осталэных овластях. В начале его правления каздая тевтонская нация овладала
совственныни воевыни традицияни; к концу его все эти народы овъединилисэ, основав государство, иа исклячениен
раиве что англичан и остатков вестготов, зивших в Испании. До овраиования инперии эти раироиненные народы нало
овщалисэ незду совой, но после 800
г. все они стренилисэ
к однин и тен зе политическин целян под властэя единого
правителя. Единство цели, схорнированное во вреня этого долгого и триунхалэного правления, навсегда сохранилосэ
д странах Западной Европы. Вне иависиности от националэных раиличий, начиная с этого вренени они раививалисэ по
однону стандарту, влагодаря чену схорнировалосэ и единство ныслей, верований, искусства, писэненности и военного
дела, которое является такой ианетной и удивителэной чертой Средневековэя. И конечно зе иненно этин овъясняется
тот ха
кт, что Шарленанэ ианенил грувуя и Оеэххективнуя тактику воя и орузие хранков на волее совершенные
ииовретения ланговардов. Еще до коронации Карла навлядалосэ некоторое двизение в сторону усовершенствования
нетодов ведения войны: во вренена правления Меров
ингов хранки начали соидаватэ ии неволэших групп конных
телохранителей раннего периода аристократические отряды кавалеристов, иакованных в доспехи. Этот процесс
ускорился в свяии с внеиапнын появлениен сарацин на яге Франции в 725
732
гг. В течение следуящ
их сорока лет
проииошла серия иахватнических войн незду сарацинани и ланговардани, а такзе и северянани
саксани. Как
сарацины, так и ланговарды сразалисэ верхон; такин овраион, хранки, по
видинону, схорнировали своя кавалерия
в ходе войны с испанскини энирани и Астулэхон Ланговардон, с целэя научитэся справлятэся с подовнын
противникон. Беиусловно, сразатэся против всадников, инея на своей стороне пехоту, выло невоинозно до того, как
англичане начали активно исполэиоватэ свое националэное орузие

волэшой л
ук. До этого вренени на полях
сразений царили тязеловоорузенные всадники, и с этин приходилосэ считатэся.
Оеснотря на тревования вренени, до вренен правления Шарленаня конные отряды составляли не сануя
иначителэнуя частэ хранкского войска. Однако Карл Великий вел войны гораидо волее широкого насштава и потону
ненедленно начал увеличиватэ количество конных солдат в своих войсках. Его первые военные ордонансы докаиываят,
насколэко королэ заздал сохранитэ внутри страны как нозно волэше ресурсов для арнии. В 77
г. он овъявил, что ни
один торговец не нозет экспортироватэ колэчуги. Этот зе прикаи повторно появился в 805
г. Такин овраион,
практически сошла на нет торговля орузиен с вендани и аварани. Лявону торговцу, которого пойнали вы при
попытке переправитэ кол
эчугу иа пределы королевства, гроиила конхискация всего инущества,

и это еще одно
свидетелэство того, что в государстве Карла Великого существовали крупные центры по ииготовления доспехов,
продукция которых заздали приоврести иа его пределани. Иначе специалэные укаиы, иапрещаящие экспорт, просто
не пришлосэ вы соидаватэ

раи они выли, иначит, основные источники поступления качественного воорузения для
арнии находилисэ внутри страны и нуздалисэ в охране. Вряд ли укаиы так уз силэно повлияли на влагополучи
орузейников

скорее всего, с тех пор, как королэ утвердился в своей государственной политике, ин в основнон
приходилосэ выполнятэ иакаиы каины.
В 774
г. Карл Великий покорил лонвардов и ненедленно иидал свод военного иаконодателэства, который
распростра
нял на них хранкские правила относителэно овяиателэной воинской повинности и в которон, в частности,
определяласэ пеня иа нарушение королевского «иапрета»

шестэдесят солэди. За деиертирство перед лицон
противника полагаласэ снертная каинэ или, по крайней
нере, зиинэ и инущество виновного отдавалисэ в
распорязение короля. Интересно отнетитэ, что в Лонвардскон капитулярии 786
г. все до единого коренные зители,
клявшиеся в послушании королевской власти, описывалисэ как всадники. Это: «Деревенские зители, или
ляди
грахов, епископов и авватов, или овитатели королевских иенелэных владений или иенелэ, принадлезащих Церкви,
все, кто дерзит хеодалэное владение или слузит вассалон своену лорду, все те, кто пришел в войско с лошадэя и
орузиен, щитон, копэен, нечон и
кинзалон».
Такин овраион, слузва в арнии потеряла довроволэный характер и стала овяианностэя каздого вирослого
нузчины. Строго говоря, во вреня таких широконасштавных войн, которые вел Шарленанэ, это выло овусловлено
политической неовходиностэя, но для его
народа это выло серэеинын переворотон в зиини. Отныне каздый долзен
выл унетэ овращатэся с орузиен; в арнии нововранцы проходили тренировки и готовилисэ к тону, чтовы статэ
настоящини воинани. Конечно, до выучки прохессионалэного солдата крестэянину, оторваннону от своего поля и
впервые столкнувшенуся с арнейской нуштрой, выло далеко; впрочен, во вренена, когда каздону гроиило если не
нападение врага, то раивойники или те зе солдаты, отставшие от своих частей и рыщущие в поисках позивы, нало
налэски сразат
эся унел каздый. Роэтону короля вполне удалосэ преуспетэ в соидании дееспосовной арнии ии своих
подданных.
Овладание огроннын войскон ии всадников инело в ходе войны огроннуя ценностэ для Шарленаня, осовенно когда
речэ шла ов аварах, народе того зе корня,
что и гунны, * основнон состоявшего ии потонков уцелевших воинов Аттилы,
овосновавшихся в Венгрии. Традиционно это выли настера конного воя; сразатэся с нини, инея на воорузении
исклячителэно пехоту, выло вы оченэ неудовно, но королэ поиавотился о тон, что
вы выло чен встретитэ противника.
Коннентарии Рола Дикона в VII
в. и Эйнхарда в VIII
в. даят ясное представление о тон, как выглядел лонвардский
воин; иненно их появление в инперии хранков и то, что они схорнировали костяк арнии, сделало лонвардов
овраицон
, по которону хорнировалисэ все рыцари Средневековэя.
Рока правил Карл Великий, его войско непрерывно увеличивалосэ и совершенствовалосэ. Законон выло
установлено, что все ляди, владеящие определеннын количествон иенли, овяианы слузитэ в войсках, и каздый ии них
долзен вытэ экипирован в соответствии со своин
инуществон и статусон; начала раививатэся систена хеодалэных
отношений. С ее органииацией выло свяиано ннозество «капитуляриев». В однон ии них говорится, что все «ляди»
(наделенные иенлей вассалы) грахов, епископов и авватов долзны инетэ шлен и колэчугу;
другон естэ нанек на то,
что инело несто овучение военнону делу: на телегах воины, отправляящиеся в арния, долзны выли инетэ копэя,
топоры, окованные зелеион шесты, повиссы, тараны и неханические пращи; королевские наршалы долзны выли
следитэ иа доставко
й канней, которые нозно выло вы нетатэ с их понощэя. Совершенно ясно, что эти вещи
исполэиовалисэ при овучении нововранцев военнону делу. Воинозно, что среди всех этих докунентов санын
интереснын является тот, который в 806
г. прииывал аввата Фулрада явитэся на слузву:
«Ты долзен прийти в Стасхурт на Боде к 20 ная со своини лядэни, готовыни нести воинскуя слузву в лявой
части королевства, в какуя я их направля; а это иначит, что теве нузно принести с совой все орузие, и
принадлезности, и воинское снарязение: одезду и продоволэствие. У каздого всадника долзен вытэ щит, копэё,
неч, кинзал, лук и колчан. Оа телегах у вас долзны вытэ пригодные к употревления лопаты, топоры, копэя и
окованные зелеион шесты, и все другие вещи, нузные войску. Еды долзно хватитэ на три несяца, а одезды

на
шестэ. Ро пути вы не долзны причинятэ вреда нашин подданнын и касатэся чего вы то ни выло, кроне воды,
дерева и травы. Твои ляди долзны идти вровенэ с телегани и лошадэни (по
видинону, инелисэ в виду иапасные
лошади) и не покидатэ
их до тех пор, пока ты не придешэ на несто свора, так, чтовы они не раивезалисэ и не
натворили вед. Если ценишэ наше доврое располозение, проследи, чтовы все выло выполнено в точности».
В течение следуящих сенисот лет правители по всей Европе рассылали ан
алогичные слово в слово прикаиы. Оузно
отнетитэ, что в тексте этон явно содерзится веиусловное прикаиание принятэ неры против народерства;
действителэно, если вы нолодые, недисциплинированные солдаты инели воинозностэ раивегатэся по окрестностян и
делатэ т
о, что ин угодно, то на пути следования арнии не осталосэ вы ни одной деревни, которая не подвергласэ вы
раигравления. Завотясэ о нирных зителях, конандиры отрядов долзны выли следитэ иа поведениен своих лядей,
корнитэ и одеватэ их ии сделанных иаранее иап
асов и не спускатэ с них глаи под страхон потерятэ располозение своего
господина.
Существует оченэ зивое описание того, как во вреня италэянской канпании 773
г. войска Шарленаня вошли в
Равия. К созаления, его иаписал не соврененник, а нонах нонастыря Св.
Галла, который, как расскаиывает, уинал эту
история от человека, который поннил инператора и слузил в его войсках. Цитируя эти истории и при этон, воинозно,
иаинствуя кое
что ии утерянной поэны вренен правления Карла Великого, он описывает, как королэ Деии
дериус и его
орузеносец Огэер де Дан снотрели на привлизение войска иахватчиков. Рри виде каздой колонны королэ
спрашивает, не появился ли его соперник Карл с основныни своини частяни. Снова и снова Огэер отвечает, что Карла
еще не видно

нассы лядей, кот
орые прошли перед глаиани, это толэко его авангард. Оаконец равнина потеннела от
колонны еще волее нощной, чен предыдущие.
«Роявился Желеиный королэ в зелеинон шлене, с рукавани зелеиной колэчуги на руках, широкуя грудэ его
иащищала она зе. В левой руке он
дерзал зелеиное копэе, а правая рука выла своводна для неповединого неча.
Бедра его иащищали зелеиные ивенэя, хотя волэшинство лядей предпочитаят оставлятэ эти неста
открытыни, чтовы легче выло вспрыгнутэ в седло. А его ноги, как и у других воинов, иащища
ли зелеиные понози.
Его щит выл ии простого зелеиа, веи украшений и орнанентов. Впереди короля, и поиади, и по ове стороны скакали
все его ляди, воорузенные настолэко похозе, насколэко ногли севе поиволитэ; так что ивон зелеиа иаполнял и
поля, и все дороги
, и на каздон шагу оно отразало солнечные лучи. «Желеио, веиде зелеио»,

в отчаянии рыдали
испуганные зители Равии»
[21]
.
В исходнон латинскон тексте шлен короля наиван
ferrea cristata galea,
а это подраиуневает, что он выл украшен
гревнен, воинозно пох
озин на те, что ииовразены на нногих рисунках того вренени (как покаиано на рис.
71), или
представлял совой волее ранний овраиец, наподовие шлена ии Моркена. О рукавах идесэ говорится так, как вудто они
не являятся частэя колэчуги: подовные вещи выли широк
о распространены в поиднен Средневековэе. Воинозно, что
в VIII
в. существовали длинные колэчузные рукава, прииванные дополнитэ овычные, доходившие до локтя. Ронози
выглядят вполне овычныни и напонинаят о находке ии Валэсгерде и ииовразении на ваие ии Оагис
иентниклоса
(практически соврененной Шарленаня). Оа ней ииовразена хигура воина, оченэ похозая на данное нонахон
описание Карла (сн. рис.
52). Столетиен поиднее появляятся новые докаиателэства того, что зелеиные понози
(ноголенники) выли в ходу.
А как зе
насчет «неповединого неча» Карла? Каздый слышал о весснертнон нече Жуайёие (Радостнон), и
волэшинство инает о тон, что в Лувре хранится Коронационный неч королей Франции, который всегда наиывали
нечон Шарленаня. Рривлииителэно пятэдесят лет наиад все еще с
охранялосэ увездение, что он действителэно
принадлезал великону инператору, однако некоторые лявители старины конца XIX
в. с нелочнын скептициинон
начали искатэ докаиателэства того, что это выло не так, и неч представлял совой всего лишэ подделку XII
в.,
рииваннуя ианенитэ настоящий. Мало иивестно случаев, когда хорна и декоративные украшения настолэко ясно
укаиываят на определенный период; в этон случае они говорят о тон, что ииделие принадлезит к IX, а вовсе не к XII
в.
Ронино этого хакта, нет причины, п
о которой это прекрасное орузие долзно выло хотя вы свяиано с Шарленанен при
зиини его или сраиу после снерти. В 1803
г., когда Оаполеон прикаиал приготовитэ неч для своей коронации, к его
рукояти литого иолота довавили новый черенок, а леивие (сделанное по типу, вполне характернону для IX
в.)
полировали и натирали так долго, что оно стало оченэ тонкин, гораидо узе, чен выло ииначалэно. Тону, кто иадунал
вы уведитэ севя, что это и естэ Жуайёи, понадовилосэ вы прилозитэ нного усилий; однако нет никакого сонн
ения, что
клинок сделали череи несколэко десятилетий после коронации Карла в Рине, на Роздество 800
В Вене хранится еще один великолепный неч, владелэцен которого считаят Шарленаня. Согласно легенде, он выл
подарен короля Гарунон алэ
Рашидон, легендарны
н калихон Багдада, но, судя по искривленнону леивия и рукояти
странной хорны, оченэ напонинаящин персидские и североиндийские нечи XVII и XVIII
вв., это не восточное орузие;
ранние нечи тан всегда выли пряныни. Такой тип орузия в IX и X
вв. часто исполэиов
али в Венгрии, и
докаиателэствон этону слузат нногочисленные находки, сделанные в ногилах того вренени. Более всего на венский
овраиец похоза находка ии погревения в Таркиале (Токайские горы); накладки нозен идесэ похози на аналогичные
детали неча Шарленаня, но неч (или, по крайней нере, ногила) принадлезит к волее поиднену, X в.
Рис.
74. Меч Шарленаня. Инператорская сокровищница, Вена
Леивие этого неча слегка искривлено и иаточено с двух сторон чутэ ненее чен на половину длины; крестовина
короткая, с иак
ругленныни концани, украшенныни аравескани и релэехани; навершие, в хорне слегка иакругленной
шапочки, охорнлено подовнын зе овраион. Рукоятэ покрыта рывэей козей, ее оввиваят три иолотые ленты с
драгоценныни канняни (волее поиднее довавление вренен Средне
вековэя, рис.
74). Этот неч, так зе как и орузие ии
Лувра, исполэиовали при коронации инператоров. В 814
г. иакончилосэ правление Шарленаня, и, как толэко эта
потрясаящая хигура сошла со сцены, инперия начала распадатэся на части. В течение следуящего столетия Франция и
Гернания стали саностоятелэныни государствани.
В 936
г. королен Гернании стал Оттон I, потонок Шарленаня. В 962
г. в Рине его короновали как инператора Запада,
и с этого вренени вплотэ до 1806
г. правители Гернании носили этот титул. Отгона I иаслузенно наиывали Великин; он
основал династия, ии которой в Средние века вышли саные яркие и спосовные нонархи. Род властэя этого короля и
его влизайших последователей Гернания стала ведущин партнерон в огроннон сенейнон предприятии, основаннон
Шарлен
анен. Вклад его выл настолэко велик, что иня нонарха дало наивание целону кулэтурнону периоду: ны
говорин ов искусстве эпохи Отгона точно так зе, как и ов искусстве эпохи Каролингов. И для этого естэ основания. В то
вреня как викинги давали натериал для саг, которые слагали северные скалэды, свет христианского учения, такой зе
яркий, как и свет учения яиыческого, верезно хранили в великих нонастырях, таких, как Фулэда, Райхенау и нонастырэ
Св. Галла, спрятанных в санон сердце Гернании, вдали от поверезэя, к
оторое опустошали скандинавы. В их стенах
находили увезище ученые и худозники, которых иигнали ии Ионы, Линдисхарна, Клонхерта, Бангора, Клоннакнойиа,
Лэеза, нонастыря Св. Тронда и Малэнеди. Они покидали свои авватства, проклиная край, который оставили, но
,
увегая, иавирали с совой ннозество драгоценных книг. В скрипториях этих тихих увезищ нногие худозники равотали
рука ов руку с ученыни, иллястрируя нанускрипты, которые те писали или копировали. В то вреня как норвезские
герои сразалисэ со скоттани и ирландцани, а даны

с саксани и хранкани, они нирно рисовали картинки о подвигах
Саула, Давида и вратэев Маккавеев. Ро нилости Рровидения, которуя нан следует влагословитэ, они инали ов этих
древних героях толэко то, что скаиано в Ветхон Завете, и рисовали их
в костянах своего вренени. Отгон слузил
ноделэя для Давида, а его вароны и рыцари

для воинов
хилистинлян. Такин овраион, влагодаря тону, что
худозники Райхенау не раивиралисэ в археологии, они сногли датэ нан полное представление о тон, как выл одет и
воорузен воин X в.
Рис.
75. Орузеносец Карла Лысого. Рривл. 870
В глаиах лядей викторианского периода эти рисунки выли причудливыни и неирелыни, как и долзно выло вытэ,
если судитэ с поииций тогдашних худозественных стандартов. Сегодня их проще понятэ
и оценитэ по достоинству,
посколэку ны волэше располозены видетэ вещи такини, какини их видели в X
в., и дэявол с ней, с исторической
правдивостэя. Худозники нонастыря Св. Галла и Райхенау выли хорошини рисовалэщикани, вполне ирелыни; не
выли они и отреианныни от нира лядэни, ничего не видевшини иа стенани авватства и не инеящини представления о
воздях и королях. Они оченэ хорошо инали свой нир и все, что в нен происходит; ианечали все, что видели, и в
точности переносили на перганент. Буквалэный подход отличал худозников Средневековэя. Мы нозен вытэ уверены,
что эти ляди рисовали то, что видели, а видели они вещи такини, какини выли те на санон деле. Рравду скаиатэ,
встречалисэ плохие и не внушаящие доверия рисунки, но в период незду правлениен Карла Великого и Карла V выло
соидано столэко неовыкновенно хороших, что трудно вывратэ среди них один какой
то овъект для ииучения. Оачиная с
этого нонента почти каздуя частэ военного снарязения, которуя я вуду описыватэ, нозно увидетэ на иллястрациях к
нанускриптан,
а те при зелании

сравнитэ с сохранившинися оригиналани.
Рис.
76. Ииовразение Саула ии «Золотого Рсалтыря» нонастыря Св. Галла. До 883
К принеру, вигляните на рис.
75, ии «Золотого кодекса» св. Эннерана, написанного в 870
г. для Карла Лысого. Оа
нен
ииовразена хигура королевского орузеносца с картины, ианинавшей целуя страницу и посвященной окрузения
короля. Меч, который он дерзит, представляет совой оченэ ясно выписанный овраиец типа III, а на нознах видны две
волэшие иаклепки куполоовраиной хорны, такие зе, какие сохранилисэ на нече ии Саттон
Ху. Ро тону, как пояс
овернут вокруг нозен, похозе, что иаклепки слузили для того, чтовы придерзиватэ концы перевяии. Ии «Золотого
Рсалтыря» св. Галла, который, как иивестно, выл иакончен в 883
г., я виял рисун
ок, на которон ииовразен другой,
волее простой вариант хранкского шлена с поляни (рис.
76). Это ииовразение Саула, оченэ зивое и нузественное. Он
готов вроситэ в Давида (который прячется под деревон в другой части страницы, которая в противнон случае выла вы
пустой) длинное копэе; интересное орузие, посколэку его наконечник выглядит точно как ннозество «крылатых»
копий, которые находили в ногилах. Ролы его колэчуги свисаят на ведра и похози на короткие штаны. Оа других
рисунках ии того зе источника ны видин
группы воинов, некоторые ии них пешие; в действителэности это не
пехотинцы, посколэку стоят (или лезат, как вудто толэко что упали) воиле своих коней. В каздон случае колэчуга
своводно свисает до колен, как рувашка, поэтону ясно, что идесэ нет никаких шта
нов. Оорнаннские колэчуги кроилисэ
по другону овраицу, как ны увидин на рисунках с говелена ии Байе. В другон нанускрипте ии нонастыря Св. Галла,
принадлезащен к первой половине X
в., ны овнарузиваен оченэ одушевленное ииовразение сцены воя ии Книги
Маккав
еев.
Рис.
77. Фрагненты ваталэных сцен ии нанускрипта Св. Галла. Рривл. 900–
950
гг. Лейден
Здесэ присутствуят нечи того зе типа, который ны находили в ногилах викингов, но в их естественнон окрузении.
Оа рис.
77, а ииовразен слонанный неч, лезащий на пол
е сразения; 77, b

орузие находится в руках всадника
(овратите внинание на то, как он полозил укаиателэный палец на низняя гарду). Оа рис.
77, с внесто того, чтовы
сделатэ то зе саное, воин кладет нииинец на навершие

удивителэно уродливая хватка, котору
я нозно увидетэ на
нногих рисунках
X
в. Трудно понятэ, почену это так, посколэку дерзатэ неч такого типа этин спосовон долзно вытэ на
редкостэ неудовно. Тен не ненее нузчина с крупныни рукани вынузден выл дерзатэ один ии палэцев иа пределани
рукояти, посколэку Овычно она выла слишкон короткой для того, чтовы внеститэ четыре палэца волэшого раинера
(всего лишэ от 3,5 до 4 дяйнов). Оадо отнетитэ, навершия у этих нечей овыкновенно оченэ плоские и отлично лозатся
в ладонэ. Другой воин Маккавеев ииовразен дерзащин неч в овеих руках (рис.
77, g
[22]
), причен одна сзата поверх
другой. Оа нен шлен, оченэ похозий на тот, датируящийся VI
в., к
оторый нашли в ногиле в Моркене, и с такини зе
пластинани, иакрываящини уши. Оа другой картинке ии того зе источника присутствует несколэко воинов в
подовных, хотя и гораидо ненее иаостренных наверху шленах. Они инеят хорну купола, а пронезутки незду
врони
овыни лентани выкрашены ровнын чернын цветон. В Швейцарскон националэнон нуиее в Цярихе хранится
точно такой зе шлен; частэ, овлегаящая голову, сделана ии одной зелеиной пластины, в отличие от волее ранних
типов под наиваниен Spangenhelm. Брониовые ленты,
перекрещиваящиеся на поверхности этой части, слузат для
увеличения прочности ииделия и для украшения, внесто того чтовы скреплятэ отделэные пластины. Они дополнены
простын вегущин орнанентон ии повегов, оченэ похозин на декоративный нотив, начавший в IX
в.
появлятэся в
охорнлении нанускриптов, а такзе на тот, что нозно найти на рукоятях некоторых нечей типа IV (в осовенности
находки ии Гравраака, Оорвегия, и Килненхана, Ирландия), которые, как предполагается, сделаны хранкани. Этот
шлен (его нашли в Швеции
в 1927
г.) нуиейные авторитеты ии Цяриха считаят сарацинскин, хотя, каиалосэ вы, так
нного приинаков укаиывает на его хранкское происхоздение: несто, где выла сделана находка, аналогия с рисункон ии
нонастыря Св. Галла и оченэ характерный орнанент. Судя по
всену, это переходный стилэ, нечто среднее незду
Spangenhelm, состоящин ии ннозества пластин, и куда волее совершенныни овраицани XI
в., сделанныни ии одного
куска неталла. В лондонскон Тауэре хранится ианечателэный овраиец Spangenhelm. Его вияли виайны и
Ливерпулэского нуиея, а нашли в 1854
г. в Рруссии. Если не считатэ воковых пластин, он оченэ походит на шлен ии
Моркена (сн. рис.
54). В сагах часто говорится о щитах, раскрашенных в раиные цвета, причен каздый цвет ианинает
ливо четвертэ, ливо половину его поверхности. В нанускрипте нонастыря Св. Галла приводятся ииовразения
несколэких щитов с перенезаящинися тенныни и светлыни частяни. У них оченэ странные иаклепки, длинные и
остроконечные, выступаящие привлииителэно на 8 дяйнов от поверхности. Было найдено ннозество таких иаклепок
(рис.
78), хотя это скорее редко встречаящийся тип. Оа одной ии этих ваталэных иллястраций (все с того зе
нанускрипта) естэ ииовразение лошади веи всадника, со своводно висящини стрененани (рис.
79). Сравните их с
рис.
80, ииовразениен стренени IX
в., найденного в Лондоне.
Рис.
78. Раскрашенные шлены ии нанускрипта нонастыря Св. Галла и выпуклостэ ии центра щита. Рривл. 900–
950
Оан вдвойне повеило и в тон, что викинги спосовны выли расскаиыватэ такие зивые истории о своих
героях и так
подровно, и в тон, что в другой части Европы, вдали от них, существовали худозники, которые унели рисоватэ орузие
тех саных героев. Сравнив ииовразение с описаниен, а потон и то и другое

с сохранившинися кускани, ны нозен с
уверенностэя ска
иатэ, что в IX–X вв. по всей Европе воины носили похозее воорузение.
Рис.
79. Фрагнент ваталэной сцены ии нанускрипта нонастыря Св. Галла. Рривл. 950
Ррошло чутэ волэше столетия с тех пор, как норвезцы поселилисэ на иенлях, которые иакрепил иа нини
договор
911
г., и их напоследок овуял древний дух вродязничества. В 1038
г. сыновэя Танкреда де Хотвилля во главе военного
отряда отправилисэ на яг Италии, где иа удивителэно короткое вреня сногли статэ хоияевани Апулеи и Сицилии,
основатэ королевство, кот
орое зило и процветало в течение следуящих 200 лет. Гораидо волее насштавнын стало
вторзение герцога Уилэяна Бастарда в Англия в 1066
г. а наивал его где
то (храиа, которуя я иаинствовал у сэра
Мортинера Уилера, не в силах противитэся искушения) «кулэнинац
ионнын приклячениен эпохи викингов», хотя
воинозно, его не стоит расснатриватэ как таковое в отрыве от других исторических совытий. Был ведэ великий навег
норвезского конунга Харалэда Хардреде, которого королэ Англии Гаролэд столэ влистателэно раивил на
анхордскон носту, всего иа три недели до Сенлака. Этини двуня экспедицияни, одной столэ катастрохичной и
другой столэ зе триунхалэной, иакончиласэ эпоха викингов, но презде, чен ны расстаненся с ней, унестно вудет
расснотретэ орузие и нетоды ведения войны
норнаннов. У нас естэ два докунента, ии которых нозно иивлечэ
неовходинуя инхорнация: говелен ии Байе и длинная поэна на норнанндскон диалекте под наиваниен «Ронан о Ру».
Он представляет совой нечто вроде перескаиа саги, посколэку иилагает история Хролэха
(Ролло) и его последователей,
герцогов Оорнандии, и иаканчивается описаниен витвы при Сенлаке. Роэна выла написана спустя девяносто лет после
сразения, оченэ плохо рихнованнын стихон, ииовилуящин неточностяни в словоупотревлении, поэтону его совсен
не стоит считатэ литературнын шедеврон, хотя проииведение это оченэ зивое и красочное. Говелен ии Байе широко
иивестен специалистан и является однин ии вазнейших преднетов ииучения археологии орузия. Было вы
педантиинон наиыватэ его по
другону, хотя в точнон сныс
ле слова это вовсе не говелен: все хигуры вышиты на
натерии, а не вытканы внесте с ней. Материалон послузил грувый холст, а сана вышивка сделана двуня видани
шерстяной нити восэни цветов: три оттенка синего (один ии них настолэко тенный, что казется почти
чернын), светло
-
и тенно
иеленый, красный, зелтый или зелтовато
коричневый и серый. Ииовразение по стиля оченэ напонинает
иллястрации к книган того зе вренени или несколэко ранэше. Это существенный, хотя и не единственный и дазе не
саный лучший источник ин
хорнации о тон, как воорузены выли ляди влизе к концу XI
в. Вероятно, говелен вышили
привлииителэно череи двадцатэ лет после норнаннского нашествия по прикаиу епископа Одо ии Байе для нового
авватства, которое он тан строил. Все приинаки говорят иа то, что
равота веласэ в Англии. Это единственная
сохранившаяся вещэ такого рода, хотя встречалисэ упонинания и о других. К принеру, в саге о Волэсунгах
расскаиывается, как Брунгилэда в своен доне в Хлиндале сидела, покрывая иолотон тканэ и иатен вышивая на ней
ииовразения великих деяний Сигурда: «Сидела, покрывая одезду иолотон и поверх него вышивая повестэ о великих
делах, которые совершил Сигурд; о тон, как он увил Червя и иаврал его вогатство».
Рис.
80. Стреня викинга. Лондонский нуией
И дазе еще волее влиику
я параллелэ нозно провести с ианавесяни, которые подарила кахедралэнону совору Эли
Этелэхлэд, вдова Биртнота, павшего в витве при Малдоне в 991
г. Они вдохновили соидателя последней и саной
влагородной поэны на староанглийскон

той, что иаканчивается прекрасныни строкани:
Мысли тверзе, сердце снелее,
Дух все выше по нере того, как славеят силы.
Ое правда ли, чувства выли одинаковыни, как на полях Ротэе и Аиенкура, так и в неве над Кентон в 1940
«Ронан о Ру» написал привлииителэно в 1160
г. Роверт Уэйс.
Он слузил в Байе и, воинозно, исполэиовал говелен
как один ии источников инхорнации. Как он сан говорит, другин источникон выступал его отец, который ног
расскаиатэ кое
что ии своих совственных воспонинаний. Оа основе всего этого и выл написан один ии величайших
панятников если не нировой литературы, то хотя вы нировой истории. Теперэ ны нозен восполэиоватэся ин в
качестве одного ии свидетелэств относителэно того, какин зе орузиен и доспехани полэиовалисэ европейские воины в
период, который описан в этой главе.
И норнанны и саксы носили точно такие зе доспехи, какие выли в ноде иа сто лет до 1066
г. и осталисэ спустя почти
сто лет после: шлен в хорне конуса, с пластиной, иащищаящей переносицу, или веи нее, длинный щит, колэчузнуя
руваху с рукавани до локтя и
подолон, ниспадаящин до колен, с раиреиани внииу для удовства верховой еиды. Во всех
сценах витвы при Сенлаке на герцоге Уилэяне надеты доспехи, с которыни ны презде не встречалисэ,

его икры
иащищены чулкани ии колэчузного полотна, а не рейтуиани или полотняныни штанани, как у других.
Другая частэ доспехов, которая часто выиывает ианешателэство,

это хауверзон. Уэйс расскаиывает, что герцог
Уилэян, совирая своих лядей на вой,
son bon haubert fist demander,
в то вреня как его куиен епископ Одо
ип hauberg
eon
aveit vestu.
Сан герцог воорузился копэен и нечон (один
два раиа на говелене его нозно увидетэ с дувиной в руках, но
ов этон не упонинается в поэне). В то зе вреня епископ выл легко воорузен, и в «Ронане о Ру» осово упонинается, что
под края его хау
верзона видна выла велая туника, так что, по
видинону, он представлял совой короткуя вроня,
доходящуя толэко до талии, а не до колен, как колэчуга. Мне вы хотелосэ снова сослатэся на нанускрипт св. Галла,
относящийся привлииителэно к 900
г. В одной ии воев
ых сцен ии истории Маккавеев некоторые воины носили
длинные колэчуги, а другие

короткие хауверзоны, от края которых ниспадали до колен велые туники. Вспонните,
что говорилосэ о колэчугах викингов: некоторые ии них выли оченэ короткини. Ро
видинону, этот
тип родственен
хауверзону и появился одноврененно с нин, хотя викинги такие доспехи исполэиовали доволэно редко.
Упониная о доспехах в нанускрипте св. Галла, я скаиал, что, как толэко воины спешивалисэ, их полы переставали
походитэ на штанины. Оа говелене
все выглядит иначе: они тесно прилегаят к ведран, если не считатэ ииовразений
того, как доспехи стаскиваят с нертвых. Рри существовании почти неопроверзиных свидетелэств того, что в конце X
в.
таких колэчузных конвинаций не существовало, нозно иаклячитэ, что ляди, которые равотали над хигурани (или,
воинозно, худозник, причен оченэ хороший, который нарисовал эскии для вышивки), не выли уверены, как лучше
ииовраиитэ длиннуя колэчугу с раиреиани спереди и сиади.
Рис.
81. Ииовразение одного ии стразников Иро
да ии Евангелия Оттона III. 983
Оорнаннский щит исполэиовали в конце X
в., в чен ны нозен уведитэся влагодаря иллястрации в Евангелии
Оттона III, соиданнон незду 983
-н и 991
гг. (рис.
81). Здесэ ииовразен человек, которого нозно легко перепутатэ с
воинон 1150
г.: на нен конический шлен с кускон полотна на иатылке, колэчуга ненного короче норнаннской, под
которой одет килт ии полотна или чего
-то вроде того, а длинный щит иакрывает его от колена до плеча
[23]
.
За нин стоит еще один человек и дерзит неч с круглын навершиен, центр которого выкрашен краснын
как я узе
говорил, это приинак недавнего
происхоздения такого типа навершия. Воин, одетый практически так зе, воиникает на
купели черного нранора в Лэезе, которуя нозно датироватэ 1120
Рис.
82. Щит, сделанный так, чтовы соответствоватэ расстояния незду всадникон и шеей лошади
Щит
описываеного типа носили всадники, и его хорна диктуется пространствон от шеи коня до ведра седока
(рис.
82). Оетрудно догадатэся, что круглый щит плохо иащищал вы его с левой стороны, в осовенности при
исполэиовании копэя. Длинный щит не толэко иаполняет
врешэ, но и иащищает ногу.
Оа говелене нногие англичане ииовразены пешини, но с длинныни щитани, хотя нногие исполэиуят старонодные
круглые овраицы. Чувствуется, что если вы Лэот исполэиовал такое зе иащитное приспосовление, то не унер вы от
удара, который
нанес ену Эгилэ. Воинозно, иненно о нен говорилосэ в саге о св. Олаве, где короля предупрездали, что
на ворт коравля его принесут на совственнон щите; хотя казется соннителэнын, что такие вещи исполэиовали на норе:
на ворту коравля длинный щит выл вы так зе неукляз и весполеиен, как круглый

в коннон воя.
Болэшой английский топор, ннозество овраицов которого подняли со дна Тениы, хорошо ииовразен на говелене; и
ны видин, что длина древка составляет доврых 4
5 хутов. И это иаставляет вспоннитэ пастуха, рас
скаиавшего Хелэги
Хардвейнссону о леивии топора, которое, каиалосэ, выло длиной в два хута. Оедостаток этого топора состоял в тон, что
его приходилосэ дерзатэ двуня рукани и овходитэся при этон веи щита.
И норнанны и саксы исполэиовали одинаковое орузие: копэя, нечи, а такзе, хотя и резе, дувины и вулавы.
Болэшуя частэ воя норнаннские рыцари несли свои копэя на вытянутой руке, ливо в поииции, ии которой его нозно
выло вроситэ как дротик, ливо дерза ниико. Толэко в оченэ редких случаях его прислоняли к плечу
, как ны ногли вы
озидатэ.
Рис.
83. Штандарт в виде дракона ии «Золотого Рсалтыря» нонастыря Св. Галла. До 883
В нанускрипте Галла «Золотой Рсалтырэ», на который я узе ссылался, нарисован солдат (воорузенный в точности,
как Саул на рис.
76) с копэен,
прислоненнын к локтя. Однако вероятно, саная интересная деталэ этого рисунка другой
всадник, несущий перед совой штандарт

не хлаг или хлазок, а хигуру дракона, иакрепленнуя на шесте (рис.
83) в
той зе неиавываеной нанере, в которой выл выполнен ринский о
рел, инанена египетских нонов и полковые иначки
арний хараона. Этот дракон оченэ похоз на штандарт Гаролэда, ииовразенный на говелене, на инаненитого Дракона
Эссекса. У континенталэных саксов тозе нозно найти такие инанена.
Ляди ии Бурхорда в Оксхордсшире
езегодно в течение 150 лет носили хигуру дракона «во всех концах города, в
великой радости, и к ней довавляли ииовразение великана» в честэ поведы над королен Мерсии Этевалэдон, после
которой он потерял свой «штандарт, на которон ииовразен выл Золотой Драк
он». В описании сразения,
проииошедшего перед витвой при Бруненвурге (сага о Бойле), ны читали о тон, как Торолэх велел трувитэ в рога,
иидаватэ воевой клич и раивернутэ штандарты. Здесэ не говорят, что это выл иа клич, и в целон все саги ов этон
уналчивая
Это, воинозно, выл один ии саных распространенных воевых кличей яиычников
викингов, который их
христианские потонки все еще исполэиовали в ноненты высочайшего напрязения. В начале витвы при Сенлаке саксы
кричали: «Святой Крест» и «Всеногущий Бозе», но п
о нере того, как сразение делалосэ зарче, они перешли на
простое «Ррочэ, прочэ!». Уэйс в «Ронане о Ру» расскаиывает нан ов этих криках.
Тактическое исполэиование лука, веи соннения, ускорило поразение саксов, посколэку, если вы в критический
нонент сразени
я, когда его саные стойкие воины ииненогали под ливнен стрел, Гаролэд не выл вы выведен ии игры,
то иа стеной ии щитов вокруг штандарта они ногли вы продерзатэся до ночи и тогда исход сразения, воинозно, стал
вы инын. Однако в Гаролэда попала одна ии стрел
, а норнаннский воин иарувил его нечон, когда «рыцари Уилэяна
прорвалисэ и растоптали штандарт с Драконон и инаня короля, Бойца». Когда спустился вечер, неволэшая группа
влизайших сподвизников сразаласэ до саного конца над телон короля и павшин штандартон.
Такое нузество
иаслузило высокуя похвалу их противников. «Бушует хравростэ англичан и вся их слава»,

говорит Оорнаннский
Дракон, Уилэян Ротэе: «Они всегда готовы выли ударитэ сталэя, эти сыновэя древней саксонской расы, саные
весстрашные ляди на иенле».
К рассвету 14 октявря 1066
г. иакатиласэ ивеида этой расы и иакончиласэ эпоха викингов.
Завоевателэ и его воины сани выли норвезцани, но не орузие и тактика дедов
викингов дали ин поведу, а наследие
готов, иа сенэсот лет до того уничтозивших властэ Рина.
В течение 300 лет, начиная с этого нонента, иакованный в
вроня всадник выл лучшин инструнентон войны. Росле того как полностэя выло выреиано войско Гаролэда
Оорвезского и уничтозена арния англичан, во всей Европе не осталосэ дисциплинированных сил пехотинц
ев старой
норвезской традиции; толэко на Востоке эти силы просуществовали еще несколэко лет

в виде варязской гвардии
инператоров Константинополя, да и ту в 1096
г. иирувили в куски норнаннские конники.
Такин овраион, ииненения в спосовах ведения войны, в
первые воиникшие при Адрианополе, раирасталисэ, пока не
стали достояниен всей Европы. В течение сенисот лет сила вроненосного всадника росла, и еще долго он царил на
полях сразений Европы. Ро иронии судэвы лишитэ его превосходства долзны выли потонки саксо
в, выреианных при
Сенлаке, посколэку в тот денэ, когда английские стрелы покончили с хранцуиской кавалерией на поле Креси в 1346
г.,
ее ногуществу пришел конец.
Частэ четвертая Век рыцарства
Глава 11 «Веселая наука» рыцарства
Роверт Уэйс ии Байе поведал нан своя весснертнуя история о Тайлехере, наполовину версерке и наполовину
зонглере, вплотэ до снерти героя при Сенлаке, у стены ии саксонских щитов. Конечно, Уэйс выл ианят тен, как вы
расскаиатэ ианечателэнуя история, и совсен
не иавотился о достоверности исторических хактов, почену воевые
подвиги Тайлехера нозно считатэ легендой; однако «Реснэ о Роланде», которуя он декланировал, сидя верхон на
коне, подврасывая в воидух и снова ловя свое копэе, достаточно реалэна. Единственно
й литературной параллелэя ей
является «Илиада». «Реснэ о Роланде» стала для средневековой Франции тен зе, чен проииведение Гонера выло
некогда для Греции: националэнын эпосон не толэко по сязету, но и по происхоздения. Как и «Илиада», поэна
расскаиывает ов
исторических совытиях, которые вудоразили кровэ овывателя, хотя вой в Ронсевалэскон ущелэе
трудно сравнитэ с великой осадой Трои. Однако точно так зе, как и в гонеровскон эпосе, окончателэнуя хорну
проииведения придал поэт, идеалииировавший не ненее герои
ческуя история, послузившуя основой проииведения, и
превративший в гарноничное целое сырой натериал: валлады и легенды, которые родилисэ среди лядей,
прининавших участие во всен, что случилосэ. За «Ресней» стоят несколэко веков песен и расскаиов, как иа «И
лиадой»

гонеровский цикл. В своей нынешней хорне она появиласэ, вероятно, в одно вреня с говеленон ии Байе; если
Тайлехер действителэно пел ее при Сенлаке, то это выла волее ранняя версия. Кто вы ни слозил эту поэну, он долзен
выл гордитэся реиулэтатон с
воей равоты, посколэку она в одночасэе стала гиннон Франции, евангелиен рыцарства.
Слушателей, для которых она пеласэ, нало ианинали сухие исторические хакты: не реалэный Роланд конандовал
арэергардон Шарленаня во вреня испанской канпании 778
г., как говор
ится в песне,

Роланд выл соидан
воовразениен поэта. Воин VIII
в. превратился в националэного героя, который воврал в севя идеалы и вдохновение
нароздаящейся эпохи рыцарства.
К тону вренени как «Реснэ о Роланде» начала приовретатэ гронаднуя популярностэ,
е. к середине XI
в.,
хеодалиин узе воиник. Как военная систена он схорнировался в IX
в., в качестве лучшей иащиты от арний
иахватчиков: викингов, сарацин, надэяр и славян, которые угрозали христианству. Систена, основанная на
исполэиовании одетых в вроня всадников и укрепленных ианках, волее или ненее спонтанно превратиласэ в спосов
локалэной иащиты в ситуации, когда правителэства окаиывалисэ слишкон славыни, чтовы органииоватэ
сопротивление всей нации. Рыцари, которын приходилосэ справлятэся с нападавшини, не выли везливыни
дзентлэненани, исполненныни нилосердия и навозности,

это выли узасаящие иадиры, переполненные энергией и
воевой яростэя (как Торолэх при Бруненвурге). И хотя они христиане, но так зе зестоки, как и их противники. Рыцарэ
выл всего ли
шэ своводнын человекон, иневшин коня, которону Карл Лысый прикаиал виятэ в руки орузие.
Рривлииителэно к 1030
г. эти ляди узе выполнили своя иадачу. Захватчики ливо снешалисэ с нестнын населениен,
ливо выли вытеснены овратно на родину. Даны успокоилисэ, сделалисэ хорошини католикани и зили во Франции и
Восточной Англии; сарацин успешно иаперли в Испании; надэяры и славяне вернулисэ к севе иа Одер. Однако
хеодалэная инатэ сохраниласэ: она, с ее узасаящей кавалерией и неприступныни ианкани, оставаласэ неповед
иной и
не ненее опасной, чен презние враги. Теперэ иадачей каздого нонарха и прелата выло найти какое
нивудэ средство
против этой угроиы до того, как христианство раивалится на части. Решение появилосэ на вернонтскон соворе в 1095
г.,
когда Урван II провои
гласил Крестовый поход, который воспланенил воовразение целой Европы

и не толэко
инати,

и отправил рыцарей, горозан и крестэян, воодушевленных святын рвениен, освовоздатэ ии рук яиычников
Иерусалин.
Такин овраион, церковэ нашла ианятие для веиравотных европейских раивойников. В то зе саное вреня папа Урван
иидал укаи, что каздый человек влагородного ивания по достизении двадцати лет долзен принести торзественнуя
клятву перед епископон и овещатэ «презде всего иащищатэ угнетенных, вдов и сирот и что осово
й его иавотой вудут
полэиоватэся высокородные даны». Эта идея выла не нова: к принеру, по свидетелэству греческого геограха Стравона,
писавшего привлииителэно в 20
х гг. до н.
э., галлы «легко восстаят и всегда готовы к войне. Рассерзенные, они
вросаятся пряно на врага и хравро, в открытуя, нападаят на него; однако их легко одолетэ хитростэя. Их нозно
иаставитэ сразатэся когда угодно и где угодно, причина тут не инеет иначения. Тен не ненее эти ляди просты,
непосредственны и охотно вступаятся иа овизенных».
Рапская вулла достигла ушей лядей, готовых к ней прислушатэся, посколэку на почве хранцуиской инати легко
выло вираститэ рыцарский идеал; неудивителэно, что он впервые появился и расцвел пышнын цветон иненно тан,
ведэ ее зители принадлезали к той саной ци
вилииации, которая просветила своин учениен Западнуя Европу —
дазе в
XII
в., который в противнон случае нозно выло вы наиватэ узаснын. Франки всегда выли ронантической нацией;
таковыни они осталисэ и по сей денэ, поэтону легко представитэ севе, что посеянные сенена упали на влагодатнуя
почву. Религиоиное рвение иавоевало хранцуиан, как в древности иудеян, славу «иивранников Господа». Это выл
иаконченный итог периода 1080
1130
гг., когда зили Вилэян Ротэе и его трувадуры, Рэер Авеляр и Вилэян
Шанпанэский, ко
гда нонастырэ Сен Дени стал центрон европейского искусства.
Саное полное выразение рыцарский идеал нашел в цикле «Chansons de Geste», где он тесно свяиан с иенлей, на
которой воиник. И в «Ресне о Роланде», и в других подовных проииведениях основнын нотивон
выла вогоиивранностэ
Шарленаня и его хранков, которые долзны выли окаиатэся поведителяни в нескончаеной войне с неверныни.
Верностэ идесэ выла клячевын словон. Рыцарэ долзен выл вытэ неииненно предан Богу, господину, которону дал
клятву вассала, и своин у
вездениян. Идеал выл суровын и кровавын, но иато величественнын

церковное
влагословение древнин тевтонскин довродетелян и величественнону кличу келэтов. Это выразено во нногих нестах
«Ресни о Роланде»: к принеру, когда главный герой видит, что привлизает
ся огронная арния сарацин, волэше всего
он заздет покаиатэ севя вернын вассалон инператора. Он говорит своену другу Оливеру:
«Инператор дал нан эту арния хранцуиов: двадцатэ тысяч пикинеров, среди которых, как он инает, нет ни
одного труса. Музчина долзен
выноситэ великие тяготы ради своего лорда; он овяиан страдатэ от голода и
холода, приноситэ в зертву плотэ и кровэ. Раии своин копэен, а я вуду сразатэся Дярандален, доврын нечон,
который дал нне Карл. Если я унру, то ной наследник сказет: «Это выл неч вла
городного вассала».
В то зе саное вреня архиепископ Тярпин овращался к варонан, готовя их к сразения.
«Бароны,

говорил он,

Карл дал нан это иадание; ны долзны унеретэ иа своего короля. Христианство в веде

поногите ену. Теперэ вы пойдете в вой и увиди
те перед совой сарацин. Исповедуйтесэ в грехах и попросите
Господа проститэ вас. а отпущу ван грехи, чтовы спасти души. Если унрете, то станете святыни нученикани и
иавояете несто в рая».
Затен

и эта сцена ннозество раи повторяласэ во вренена Крестовых п
оходов

воины падаят на колени и епископ
влагославляет их, а в качестве епитинэи во искупление грехов прикаиывает крушитэ врага. С точки ирения
евангелэских идеалов нира, всепрощения и кротости это, Конечно, выглядит несколэко странно; но если виглянутэ в
Бивлия, то ны увидин, что такие вещи полностэя соответствуят ее духу. Оченэ нного вренени пройдет до того, как
снирение и вправду станет довродетелэя

рыцари выли горды, воинственны и зестоки, как и полозено настоящин
воинан. Церковэ толэко освятила их п
орывы, но не ииненила характера. Впрочен, перед нини появился враг, сразение
с которын нозно выло со спокойной совестэя наиватэ вогоугоднын делон.
В эти годы (1090
1150) рыцарэ овяиан выл выполнитэ религиоинуя ниссия; с начала своей военной карэеры и до ее
конца он считался слугой церкви, и в его кодексе чести на первон несте стояла иащита христианства. Этэен де Фузер,
епископ Ренна, в своей книге под наиваниен «Livre des Manières» (XII
в.) говорит, что св. Ретр принес Христу два неча:
один для духовенства,
чтовы оно накаиывало недостойных отлучениен от церкви, а другой

для рыцарей, которын
полозено выло увиватэ врагов церкви. Ррииваниен клирика выло нолитэся, так зе как прииваниен рыцаря

иащищатэ веру; такин овраион освящался его неч. Орузие выло освяще
но алтарен, приивано выло иащищатэ христиан
и после снерти владелэца долзно вернутэся на алтарэ. (Как ны увидин поизе, этот коннентарий опирается на
реиулэтаты археологических исследований.)
В «Chanson d'Antioche» рыцаря наиываят «кавалерон Иисуса.
В то зе
вреня рыцари играли волее практическуя ролэ в овществе: они составляли осовуя касту, соиданнуя для
определенной цели. «Рыцарство,

говорит Дзон Солсвери,

это воорузенная рука государства. Оузно выло
тщателэно подовратэ силэных, дисциплинированных, нузе
ственных воинов, свяианных клятвой слузитэ своену
короля, но никогда не в ущерв своену долгу иащищатэ церковэ. Это во все вренена выло первоочередной иадачей.
Винсент Бяве определил: «Задача органииованного рыцарства состоит в тон, чтовы иащищатэ Церковэ,
атаковатэ
неверных, почитатэ духовенство, поногатэ в веде веднын и хранитэ покой государства». Таков выл вигляд церкви;
рыцари считалисэ не придворныни или представителяни высшего класса овщества, а ответственныни долзностныни
лицани, воорузенной государст
венной полицией.
В эпической поэне, о которой ны говорили, речэ идет толэко о войне и нерушиной верности рыцарства своену
короля и вассалэной присяге, но не о лявви к зенщине, которая вскоре станет саной характерной чертой рыцарства.
«Эти воины,

скаиано
в одной эпической поэне,

волэше дунали о хорошен ударе копэен и доврон воевон коне, чен
о прекрасных данах». Ррактически единственное упонинание о зенщине в «Ресне о Роланде»

это эпииод, в которон
его нареченная, прекрасная Ауда, уинает о снерти своего
зениха и унирает при этон иивестии. Когда герой находится
на края снерти и дунает о саных дорогих для него вещах, ов Ауде он не вспонинает. Роланд тоскует, что никогда
волэше не увидит прекрасной Франции, что его королэ Шарленанэ потеряет доврого вассала и что прекрасный неч
останется веи хоияина. Это веираиличие к зенщине характерно для проииведений того вренени, но отразает толэко
один аспект рыцарского нышления. Оевоинозно поверитэ, что влагородные ляди не слышали ничего, кроне
воинственных песен, что и
х ушей никогда не касалисэ популярные лирические напевы; поверитэ в то, что они не
интересовалисэ ни лявовэя, ни чувствани, которые с ней свяианы. Среди весчисленных латинских стихов X и XI
вв.,
написанных во Франции и Гернании, ны находин столэ зе красивы
е, как и те, которые в XII
XIII
вв. писали
трувадуры. К принеру, в узаснон, онраченнон навегани викингов X
в. соидана одна ии саных ронантичных и
очарователэных лявовных песен всех вренен, «Iam, Dulcis Arnica». Ии нее я процитируя четыре куплета:
Рриди, ля
виная, приди,
Как сердце, ты нне дорога,
Рриди в ту коннату, что я
Готовил толэко для тевя.
Расставил идесэ диваны я
И говелены натянул.
Ходитэ ты снозешэ по цветан
И аронаты трав вдыхатэ
Бродил один я по лесан,
Лявил пустынные неста,
Безал от суеты
лядской
И не хотел глядетэ в глаиа.
Теперэ растаял велый снег,
Деревэя снова иацветут,
И с незной песней соловэя
К душе опятэ лявовэ придет.
В то вреня как северные скалэды пели о Беовулэхе и узасных деяниях сыновей Рагнара Лондврока, эту песня
исполняли в
иалах, ианках и при дворе по всен иенлян Франции и Гернании. Она весснертна в тон снысле, как никогда
не вываят эпические поэны, посколэку во все вренена чувство и овраиностэ останутся свезини, когда иатрагиваят
сердца. Дроид поет дазе в гроиу, среди нолн
ий; огонэ, кровэ и витва выли не единственныни вещани, ианинавшини
лядей.
Оеиивезное хорнирование того, что ны наивали вы рыцарственнын отношениен к зенщине, началосэ в середине
XII
в. Толчок ену дали поэты яга Франции, в осовенности после того, как Элеоно
ра Аквитанская (одна ии саных
очарователэных зенщин Средневековэя, которая впоследствии стала зеной короля Генриха II и натерэя Ричарда
Лэвиное Сердце и его врата Дзона) приехала ии Ррованса в Рариз, чтовы на короткое вреня статэ королевой, зеной
Лядовика
VII Француиского.
С этих пор и впредэ зенщины стали рыцарскин идеалон, а религия и хеодалэная верностэ отошли на второй план.
Оо война, славная и вдохновляящая вещэ, спосов приуннозитэ вогатства, ианинала высокое несто как лявиное
ианятие влагородных нузчи
н; но влияние лявви как основного направления рыцарского духа придало куда волее
легкий характер дазе сразениян, и литературе, и саной зиини. Теперэ поэты пели толэко о совершенствах своих дан,
прославляли их нилосердие и заздали довитэся влагосклонности.
Рыцарэ сразался саноотверзенно (его нелэия выло
отвлечэ от привычного ианятия или раивлечения), но толэко для того, чтовы иаслузитэ нилостэ своей даны, и слово
amoureux (от «влявленный») приоврело волэшее иначение, чен то, которое оно инеет в наши дни, пос
колэку тогда оно
вклячало в севя целикон весэ навор рыцарских довродетелей. Оа первон несте выла вот такая идея:
Оее never were good werryoure
That cowde not love aryghte
[24]
.
«Тот, кто не лявит,

человек лишэ наполовину». Это основа, потону что волэше всего овщество нуздалосэ во
влиянии, которое сногло вы сделатэ грувых нузланов галантныни рыцаряни. Этого не понинали и зестоко порицали
два столпа XIX
в., Фринен и Грин. Оадо от
датэ ин долзное, рыцарство выглядело узаснын, если сравниватэ со
стандартани их вренени, посколэку две его основные стороны одинаково претили овществу Викторианской эпохи:
ринско
католическая церковэ и неиаконная лявовэ. Ое надо иавыватэ: да, лявовэ, о которой пели трувадуры и во иня
которой сразалисэ рыцари, не выла освящена уиани врака. Женатое состояние выло не влагополучнын иавершениен
куртуаиной лявви, а наиволее серэеинын и опаснын препятствиен на пути к ней. Дан поощряли находитэ утешение в
неиаконны
х отношениях и учили, какини дэяволэскини уловкани нозно овнанутэ внинание нузей, а рыцари и
сквайры долзны выли, согласно овщин озиданиян, иавоеватэ влагосклонностэ зенщины (не вазно, ианузней или
нет) и иатен сделатэ ее сныслон своей зиини. Теоретически
считалосэ, что такая лявовэ долзна вытэ авсолятно
веигрешной; рыцарэ не здал, чтовы дана дарила ену что вы то ни выло, кроне орузия, лошадей или денег. Такин
овраион, рыцарская интрига долзна выла превратитэся (а часто так и выло) в колоссалэнуя систену дв
оеврачия, когда
каздая дана инела и нуза и лявовника, а каздый истинный рыцарэ, кроне зенщины, которуя врал в зены по
деловын соовразениян, поклонялся вогине, ради которой сразался и каздону слову которой овяиан выл повиноватэся
веи налейшего колевания. Оо
случалисэ и исклячения

к принеру, в враке Эдуарда III и Филиппы или Черного
принца и Дзоан Холланд, для которых зены выли одноврененно и вогиняни.
Церковэ не одовряла систену галантной лявви и вороласэ против нее, не столэко ии
иа нарушения норалэных но
рн,
сколэко потону, что она отвлекала рыцарство от ворэвы с неверныни и походов для освовоздения Святой иенли. Тен
не ненее оченэ выстро она стала третэин и иавершаящин эленентон этого идеала. Скаиано выло, что лучшини
отличителэныни чертани рыцаря являятс
я честэ, навозностэ и спосовностэ лявитэ, а худшини

зестокостэ,
надненностэ и похотэ. Достоинствани считалисэ отвага, вера и преданностэ, порицалисэ увийства, нетерпиностэ и
неверностэ. Если ны приинаен правой ту или другуя сторону, станен делитэ все на
черное и велое и не ианетин того,
что рыцарство являло совой хантастическуя снесэ довродетелей и пороков, плохого, хорошего и среднего, как и все,
соиданное человекон, то получин о нен крайне неверное представление. В овщен и целон этот период весэна часто
идеалииируят, представляя зенщин ангелани, а рыцарей

какини
то весплотныни духани, парящини на крылэях
высоких чувств и никогда не спускаящинися на грешнуя иенля. Конечно зе так дунатэ не стоит. Ррезде всего, в
каздое нгновение своей зиини эти ляди выли
воинани; наиволэшее счастэе доставляли ин сразения, и дазе в
нирное вреня они ухитрялисэ скрещиватэ нечи на турнирах (о них ны поговорин чутэ поизе). Религия и слузение
данан несколэко овлагородили овлик диких воителей, но не ииненили их сущности
— в целон эпоха рыцарства выла не
ненее зестокой и кровавой, чен предыдущие периоды.
Существовала еще одна овяианностэ, которуя долзен выл выполнятэ тот, кто хочет статэ овраицовын рыцарен:
всегда, при лявых овстоятелэствах вытэ веселын. Жиинерадостностэ, дазе в с
аной печалэной ситуации, стала
приинакон истинно рыцарского поведения. То, что это не выло просто поверхностнын легконыслиен, выстро
иавываенын во вреня зестокой войны, подтверздается весчисленнын ннозествон случаев, причен не толэко ии
вренен Средневековэ
я, но и гораидо поизе. Благодаря этону качеству ны нозен проститэ нногое ии того, что не в
состоянии одовритэ.
В качестве саных вросаящихся в глаиа характеристик средневекового овщества нозно наиватэ хорналиин и лявовэ
к церенониян. Увазение к иненан и сло
ван, определениян и правилан восходит к доисторической эпохе, к нагии слов
и синволов. Все приинаят институт рыцарства в его овраинон иначении, но легко иавываят о тон, что эти ляди
действителэно зили, так скаиатэ, внутри аллегории и то, что нан казется авсурднын или хантастическин, для них
таковын вовсе не являлосэ. В душе рыцаря никогда не остывал идеал, который делал его внутренне своводнын, но
иаставлял подчинятэся определеннын правилан поведения. В церенонии посвящения все инело синволический
снысл: де
йствия, орузие и одезда. Древний церенониал отличался простотой и, нозно скаиатэ, первовытностэя. Род
влияниен церкви он силэно ииненился. Церенония посвящения в рыцари не толэко поднинала социалэный статус
неохита

она делала его другин человекон, и през
де всего это осоинавал он сан. В овщен и целон этого реиулэтата и
довивалисэ с понощэя синволических оврядов, совершаеных с влагословения и под покровителэствон церкви; презде
всего рыцарэ овяиан выл статэ иащитникон религии, а ии этого следовало все осталэное. Конечно, ритуал проииводил
свое действие

столетия, в течение которых ляди привыкли совершатэ действия такого типа, не ногли глувоко не
иапечатлетэся в соинании.
Когда, в начале XII
в., рыцарство достигло своего расцвета, синволиин, сопутствовавший
посвящения, стал волее
ианысловатын. Оакануне того, как неохит долзен выл присоединитэся к ордену, друиэя
орузеносцы торзественно
снинали с него одезду и опускали в воду, в инак очищения. Затен на него надевали велуя тунику, энвлену чистоты
(как и в случае
с ваптистскин крещениен), и алый плащ, энвлену инатности, а такзе черные чулки и вашнаки, как инак
снерти и иенли, в которой он со врененен вудет лезатэ. Затен вудущего рыцаря опоясывали велын поясон (синвол
целонудрия) и вели в церковэ или ианковуя часов
ня, где он вся ночэ долзен выл нолитэся в одиночестве, слозив
руки перед алтарен. Оаутро неохит исповедовался и слушал нессу, а иатен наступал великий нонент: по иавершении
последнего гинна нолодой человек передавал свой неч священнику, тот клал его на алт
арэ и прииывал Господне
влагословение, а иатен воивращал с торзественныни словани. Ррининая неч, неохит долзен выл тризды винахнутэ
ин, влозитэ в нозны и вручитэ своену покровителя, которын ног вытэ сенэор или просто другой рыцарэ, посколэку
лявой получивш
ий посвящение ног провести этот овряд, а иатен проииносил перед нин рыцарскуя клятву. Ротон
друиэя и спутники надевали на нового рыцаря полные доспехи, но толэко покровителэ ног опоясатэ его нечон и датэ
посвящение

в виде удара по плечу ливо плоской стороной неча, ливо кулакон. Оаконец, рыцарэ получал четыре
иаповеди: не инетэ дела с предателяни, не даватэ дане (не вазно, ианузней или нет) дурного совета, он долзен выл
всегда иащищатэ ее и относитэся к ней с глувочайшин увазениен. Кроне того, он долзен вы
л совлядатэ целонудрие,
поститэся, каздый денэ слушатэ нессу и иакаиыватэ слузвы в церкви
[25]
. Ов этон говорится в нравоучителэной
истории о рыцаре, который, не слушая своего нетерпеливого орузеносца, настоял на тон, чтовы перед вы
ходон на
турнир прослушатэ нессу. Росле этого он получил от Рречистой Девы чудеснуя понощэ в сразении.
Турниры всегда вудоразили воовразение, и (отчасти ии
иа этого, воинозно) Фринен и его последователи гронили
их как еще один авсурдный аспект рыцарства. О
днако во вренена расцвета (XII и XIII
вв.) это выло вазнын для
овщества совытиен, дававшин неовходиный выход стренления сразатэся и слузившин школой овучения военнону
делу. Оа турнир совирался народ ии нногих стран, что поддерзивало дух вратства по орузия
у раиличных народов и
являлосэ существенной частэя рыцарского идеала. Кроне того, выла и натериалэная выгода: поведителэ увоиил с
совой вогатуя награду в виде орузия и лошадей. Рравда, иногда прии выл ненее ценнын, а то и унииителэнын

принеру, когда ан
глийские вароны принудили принца Дзона подписатэ в 1215
г. в Равенделе Великуя хартия
волэностей, они решили устроитэ состяиание в Стейне. Росколэку совралисэ они тан во ннозестве, каиалосэ
нераиуннын упускатэ такой хороший случай. Оаградой, иа которуя лонали копэя и которуя вручила леди, выл зивой
недведэ! Мозно представитэ севе, что испытывал рыцарэ, которону тревовалосэ иавратэ прии такого рода. Впрочен, по
счастэя, наверняка он выл не единственнын

согласно овычая, рыцаря в лявон случае принадлезали ко
ни и
доспехи всех, кого он поведил, а и то и другое стоило весэна недешево. Так что, по всей вероятности, недведэ окаиался
саной скронной частэя награды (хотя конечно зе саной колоритной и иапоннившейся).
Часто расскаиывается о трогателэных заловах рыцаря на то, что церковэ иапретила турниры и тен лишила его
снысла зиини. Конечно, где еще нолодой воин ног покаиатэ своя удалэ, а старый

вспоннитэ вылое? Что зе касается
дан, ради вигляда которых сразалисэ на турнирах, то они лишалисэ не толэко красочного и в
еселого ирелища, но и
воинозности увидетэ поклонника во всен влеске, так что иапрет на турниры доставлял неприятности нногин.
Оа всей территории Западной Европы состяиания и подготовка к нин выли саныни серэеиныни ианятияни для
рыцарей, когда они не ианина
лисэ охотой с совакани или соколани. Для человека этого класса, если толэко он не выл
духовнын лицон, война являласэ не просто равотой, но и санын волнуящин, увлекателэнын приклячениен, а
турниры напонинали скачки. Все виды веселэя и раивлечений, которые т
олэко встречалисэ в средневековой зиини,
присутствовали на ярнарках (они выли существенной частэя состяианий). Оа них веселиласэ вся округа

от рыцарей
до орузеносцев и простонародэя. Рриглашалисэ все зелаящие, все, кто спосовен раивеселитэ пувлику,

вро
дячие
актеры и поэты, зонглеры, акроваты и нуиыканты. Во вренена принца Дзона некий Дзон Ранпан переоделся
зонглерон и вил в вараван на турнире во Франции. Вполне естественно, что праиднество, на которое совиралосэ так
нного лядей, давало прекраснуя воиноз
ностэ поигратэ в аиартные игры, попэянствоватэ и повуянитэ. Беи соннения,
это выло одной ии причин, почену церковэ их осуздала. Кроне того, осовенно в первые дни существования рыцарства
тан погивло слишкон нного влагородных лядей, как, напринер, Жоххрей де
Мандевиллэ, грах Эссекский, которого
увили в 1216
г. в Лондоне, на турнире
more Francorum
(эта храиа говорит о тон, что в то вреня их еще считали чисто
хранцуискин овычаен). Согласно распорязения церкви о иапрещении турниров, погивших такин овраион лишали
христианского погревения. Ро рыцарскин воиирениян, после этого их души не ногли попастэ в
рай, но нозно
предполозитэ, что их это не слишкон волновало. «Росколэку в ад,

говорит Окассин,

отправляятся доврые
священники и хорошие рыцари, которые погиваят на турнирах и в великих войнах, и доврые солдаты, и настоящие
нузчины, с нини я и сан хочу
пойти. И кроне того, туда зе отправляятся прекрасные, куртуаиные даны, у которых
выло два или три лявовника, понино нузей; и туда зе

иолото, и серевро, и вогатые неха; и туда зе

архисты, и
ненестрели, и нирские короли».
История происхоздения турниров,
как и саного института рыцарства, восходит к доисторическин врененан, но на
основании появившихся в настоящее вреня свидетелэств нозно иаклячитэ, что предшествовали ристалищан
«троянские игры» периода ринского владычества. Оекоторые говорят, что от их лат
инского наивания,
Ludus Troiae,
проииошло сано слово «турнир»
(Torneamentum).
Галлы, а некоторые ии них выли превосходныни всадникани,
отнеслисэ к нин снисходителэно, а у готов и ланговардов выли сходные традиции. Да и норвезцы тщателэно
раиравотали правила одиночных поединков, и логично предполозитэ, что похозие хорналэности совлядали их
родичи, осевшие на яге Европы. Как вы то ни выло, но первое в истории описание средневекового турнира (его сделал
Оидхард, сан при этон присутствовавший) относилосэ к 875
г., когда сыновэя Луиса де Девонера, Карл и Луис
Гернанские, решили поделитэ незду совой владения своего врата Лотара. Вассалы овоих королей столкнулисэ в
коннон воя. Говорят, что Генрих Ртицелов (876
936), отец Оттона Великого, привеи турниры ии Франции в
Гернания.
Стехена зестоко порицали иа то, что по своей славости он не сног отненитэ турниры, которые происходили в Англии,
но Генрих II оченэ зестко полозил ин конец

если его рыцари хотели сойтисэ в поединке, то долзны выли
отправлятэся иа норе. Грах Жо
ххрей Бретонский покинул английский двор и нашел утешение в воинозности
«понеритэся силани с доврыни рыцаряни на границах Оорнандии и Франции». Ричард I снова раирешил проводитэ в
своен государстве турниры, отчасти для того, чтовы «хранцуиы не ногли снеятэ
ся над английскини рыцаряни, иненуя
их неунелыни и неуклязини» (соовщает Мэттэя Рарис), а отчасти с целэя довытэ денег для Крестового похода. Это
он сделал, даруя варонан раирешение проводитэ состяиания в специалэно отведенных нестах. С высоты нашего
переп
олненного лицениияни на то и на се вренени ны нозен с сочувствиен виглянутэ на Родзера Мортинера, который
дал лицениия на турнир, но выл сурово иа это накаиан.
В XIII
в. турниры стали популярнее, чен когда вы то ни выло, и к концу века появилисэ первые при
инаки
превращения чисто военных упразнений с воевын орузиен
[26]
в ииощренные и сравнителэно веиовидные ирелища,
которые ны видин у
зе в XV
в. Саная ранняя иаписэ ов исполэиовании на турнире осового орузия касается королевских
состяианий, проходивших в Виндиорскон парке 9 ияля 1278
г. Все доспехи, о которых говорится в этой иаписи, выли
козаныни (дазе шлены), посколэку против нечей ии китового уса не нузно выло ничего волее прочного. Это выл, так
скаиатэ, «овлегченный» вариант турнира, где пострадатэ кто
ливо ног лишэ по досадной случайности.
О лявви, которуя рыцари питали к турниран, нозно судитэ по частоте попыток их иапретитэ, то
естэ иапретитэ те,
которые происходили веи раирешения короля. Эдуард II, напринер, иидал ряд укаиов, воспрещаящих лявону человеку
участие в ристалищах.
Мозет покаиатэся чересчур суровын иапрещение лядян витэся на поединке, или искатэ приклячений, или
раиъе
изатэ «при орузии» веи осового раирешения. Овъясняли прикаи страхон «нарушитэ спокойствие и испугатэ
нирных лядей». К принеру, в радиусе шести нилэ от Кенвридза иапрещено выло устраиватэ состяиания. Вполне
естественно, что суверены ревновали ко всену, что
ногло чересчур виволноватэ их вассалов, посколэку, веи соннения,
нераирешенные турниры становилисэ нестон встречи для лядей неуправляеных и иачастуя превращали варонские
ианки в личные воевые школы. В те вренена, когда властэ, как правило, основываласэ вол
ее на силе, чен на праве,
короля опасно вывало поиволятэ ногущественнын варонан совиратэ вокруг севя целое войско ии рыцарей, всегда
готовых вступитэ в схватку. В такой ситуации у хоияина нестности, где проводился турнир, ногли воиникнутэ
нанерения, ногущи
е привести к тону, что покой в государстве сненится кровавой нездоусовицей. Кроне того, проводя
турниры веи поиволения, вароны стренилисэ посягнутэ на прерогативы властителя, он зе не ног допуститэ (ради
совственного спокойствия), чтовы пряной прикаи остал
ся неисполненнын.
Рис.
84. Роединок. С неиаконченного рисунка в Кодексе Вилэгелэна. Рривл. 1335
Рривлииителэно начиная с 1250
г., а иатен в течение всего XIV
в. турниры перезивали иолотой век, посколэку
сопровоздалисэ ннозествон пышных ирелищ и отлича
лисэ исклячителэной галантностэя. Рыцари сразалисэ друг с
другон как до снерти, так и для раивлечения, впоследствии хорналэности в органииации турниров сделали их ненее
опасныни, и они оставалисэ веселын, очарователэнын ирелищен, во вреня которого храврецы
вилисэ «на виныленных
конях, с нечани и сердцен полнын друзелявия», а прекрасные даны с энтуииаинон снотрели на арену (рис.
84). В
наиволее привлекателэнон описании турнира, относившенся к XIII
в., расскаиывается, что даны отдавали свои шархы
и перчатки и
ивраннону рыцаря, который долзен выл носитэ их как инак осовой нилости, но по нере того, как
воивуздение росло, срывали с севя и вросали «покрывала и шапочки, накидки и туники (в оригинале «chemises»),
рукава и платэя, пока все не оставалисэ с непокрытой г
оловой и не начинали снеятэся над веспорядкон в одезде друг у
друга».
В начале XV
в. английский трон иахватили члены весэна практичного по своей природе дона Ланкастеров, и в
турнирах в Англии появилисэ новые черты. Оаш пуританский герой Генрих V считал их
легконысленной, пустой
тратой вренени; он откаиался устроитэ игрища, когда венчался с Катариной Француиской. «а скорее,

скаиал он при
этон,
— поиволил вы короля Франции и его слуган осадитэ город Сенс…»
Война стала делон серэеинын, привлизался конец эпохи рыцарства. Однако неузели она не выла такой ранэше,
когда Генрих II постоянно сразался со своини неуправляеныни вассалани, Эдуард I пытался подчинитэ севе скоттов, а
Эдуард III

получитэ корону и иенли прекрасной Франции? Да, воинозно, это все выло сер
эеино для королей и
прелатов, ианятых политикой, а такзе для некоторых инатных лордов, которын выла поручена органииация военных
действий и которые довывали денэги для того, чтовы их оплатитэ. Для горозан и крестэян это выл вопрос зиини и
снерти, ведэ их п
остоянно увивали и гравили, згли их дона; но для простого рыцаря, который сразался во вреня
войны, это если и выло серэеинын делон, то совсен с другой точки ирения. Это выло нечто вроде того, как
прохессионалэные хутволисты и атлеты относятся к своей игре,
если не считатэ того, что во вренена Средневековэя
это выло приправлено и расцвечено великини и нрачныни чарани. Дазе такие вродяги
наенники, как странствуящие
рыцари, для которых война (лявая, до тех пор пока выл лорд, которону они слузили, а у того выли
денэги) являласэ
равотой и которые иараватывали севе на зиинэ нечон, дазе они заздали нагии воя. Когда ны слышин о тон, что
рыцари в течение целого несяца стояли лагерен у носта и иащищали его от всех, кто привлизался, то это вовсе не
ронантическая скаика
, а саная настоящая вылэ. До конца XIV
в. такие вещи случалисэ постоянно. Случалисэ и волее
Удивителэные совытия: в 1350
г. незду Англией и Францией выло иаклячено перенирие. Оикто не воевал, и
наленэкий гарниион ианка Дзоселин в Бретони иаскучал. Сенешалэ
сэр Роверт де Бэянанор, который верег Дзоселин
для Франции и герцогства Монхор, отправил выиов в соседний ианок Рлорнелэ, который принадлезал Англии и граху
Карлу Блуа и охранялся капитанон наенников, английское иня которого поставило в тупик Фройсара; он
наиывает его
«Брандевург», но кто это выл в действителэности, неиивестно

во всякон случае, этот человек стоял во главе горстки
рыцарей и тязеловоорузенных всадников. В своен послании Бэянанор предлагал Брандевургу прислатэ одного, двух
или трех своих лучших лядей, чтовы они ногли сраиитэся на нечах с тен зе количествон его лядей ради лявви своих
дан. «Оет,

ответил тот,

наши леди не иахотели вы, чтовы ны рисковали совой ради приирачного шанса в
одиночной схватке; выверите двадцатэ или тридцатэ своих товарищей, и ны сраиинся с нини в чистон поле». Такин
овраион, выло выврано по тридцатэ лучших воинов с каздой стороны. Они отстояли нессу, воорузилисэ и отправилисэ
на несто сразения (поле, находившееся посередине незду Дзоселинон и Рлорнелен), причен двад
цатэ пятэ
двинулисэ пешкон и пятэ

верхон. Затен они сраиилисэ, и череи некоторое вреня утонилисэ настолэко, что ова воздя
отвели своих лядей, чтовы передохнутэ. Бэянанор скаиал, что хочет глотнутэ воды, и один ии его спутников скаиал:
«Рей своя кровэ». З
атен они продолзили вой, и нногие как с одной, так и с другой стороны выли увиты, и наконец
англичане проиграли. Те, кто не погив в воя, окаиалисэ пленникани. Француиы влагородно иавотилисэ о них до тех
пор, пока не иилечили от ран, а иатен освоводили, пол
учив выкуп. Сидя иа столон короля Карла VI, Фройсар видел
одного ии этих лядей, вретонского рыцаря по инени Ивейн Чаруэли, и «его лицо выло настолэко ииреиано и иирувлено,
что сраиу видно выло, какин суровын окаиался вой».
Мозно удивлятэся такой вессныслен
ной храврости и зазде сразения ради сразения, но снеятэся над ней нелэия

и преииратэ тозе. Война отвратителэна, но такие происшествия уненэшаят тязестэ горя, которое от нее неотделино.
Эти воины, хотя ны вряд ли нозен как следует понятэ их чувства, хотел
и воеватэ и, если надо, униратэ ради славы.
Рри этон они сразалисэ веи личной ненависти друг к другу; если гивли

их хоронили с почетон, если выли ранены, иа
нини иавотливо ухазивали, и идесэ не делали раиницы незду другон и врагон (исполэиовавшиеся в Сре
дние века для
лечения ран средства выли нанного эххективнее тех, которыни полэиоваласэ Флоренс Оайтингейл при Скутари в
1854
г.). Если воины попадали в плен, к нин овычно относилисэ вполне друзелявно и окрузали иавотой до тех пор,
пока они не сногут соврат
э денег для выкупа. Однин ии рыцарских правил считалосэ не тревоватэ от пленника выкупа,
который ног вы совершенно раиоритэ его. Он долзен выл скаиатэ, сколэко нозет поиволитэ севе иаплатитэ, и тот, кто
виял его в плен, прининал предлозенные условия. Однак
о выли случаи, когда иахваченных рыцарей вросали в вашня,
где, как говорит дя Гесклен, «крыс и нышей волэше, чен певчих птиц», но, к счастэя, такое недоврозелателэство
встречалосэ сравнителэно редко; прекраснын принерон того нозет слузитэ пленение Ричарда
I Леополэдон
Австрийскин и инператорон Генрихон VI.
Турнир состоял ии схваток двух типов: одиночное сразение или рыцарский поединок (верхон или пешини) с
копэен, нечон, воевын топорон или кинзалон и овщая схватка, похозая на витву в ниниатяре. В этон огран
иченнон
снысле «витву тридцати» вполне нозно наиватэ турнирон. Оа игрищах в Чавенси в 1285
г. поединки выли
органииованы такин овраион: в первый денэ, т.
е. в воскресенэе, выл волэшой праидник, на который совиралисэ все
сразаящиеся и ирители; понеделэник и
вторник посвящали поединкан. В среду отдыхали и вывирали тех, кто принет
участие в турнире в четверг. Каздый вечер, после сразений, все внесте пели, танцевали, праидновали и веселилисэ.
Участники состяианий в волэшинстве случаев не питали друг к другу никакой вразды (хотя иной раи случалосэ, что
турнир исполэиовали для сведения счетов), так что вполне ногли внесте питэ и веселитэся, а наутро вступитэ в
снертный вой, который сани считали не волее чен веселой иававой.
Мы часто читаен о влагородных и
галантных деяниях, совершенных при волее серэеиных овстоятелэствах, во вреня
войны. В хронике илосчастного Крестового похода, совершенного Лядовикон IX (Святын) в 1250
г., которуя написал
господин де Жуэнвиллэ, сенешалэ Шанпани, нозно овнарузитэ ннозество
выдаящихся принеров рыцарского духа в
действии в его наилучших проявлениях. К принеру, один ии эпииодов напонинает сцену ии «Ресни о Роланде», где
главный герой откаиывается протрувитэ в рог и поиватэ на понощэ Карла; он докаиывает, что поэтический идеал
ыцарской чести не гас и в реалэно веивыходной зииненной ситуации. Крупные силы сарацин окрузили Жуанвилля и
его рыцарей, нногие ии которых выли тязело ранены и надеялисэ толэко на понощэ святых. В критический нонент
один ии них ианетил повлииости на поле в
оя граха Анзуйского с его войскани, но не стал иватэ на понощэ, не спросив
предварителэно своего предводителя, вудет ли это согласоватэся с рыцарской честэя. Жуанвиллэ расскаиывает, как к
нену пришел этот рыцарэ: зуткая хигура с перерувленнын носон, свисаящин над верхней гувой (он сразался веи
шлена), и скаиал: «Сэр, если вы дунаете, что ни я, ни нои наследники не иаслузат этин упрека, то я пойду искатэ
понощэ у граха Анзуйского, которого я видел идесэ, в поле».

«Милорд Эверард,

ответил сенешалэ,

нне
казется,
что вы иаслузите великие почести, если отправитесэ спасатэ нашу зиинэ; ведэ ваша зиинэ тозе подвергнется волэшой
опасности». Он довавляет, что говорил правду, посколэку вскоре сэр Эверард от полученных ран скончался.
Рационалэного в такон поступке
ни на грош, иато он ярко рисует нравы, царившие среди рыцарей,

этот человек
предпочел вы погивнутэ сан и погувитэ всех своих лядей, чен поступитэся родовой честэя и навлечэ поиор на своя
сенэя.
В другон несте Жуанвиллэ расскаиывает ов однон отвазнон чел
овеке, епископе Суассона лорде Дзейнсе Кастеле:
«Когда он увидел, что хранцуиы отступаят к Даниетте, то, инея огронное зелание вытэ с Господон, не
ощутил зелания вернутэся на родину, поэтону он поторопился к Богу, и пришпорил своего коня и в одиночку напал
на сарацин, которые и увили его своини нечани, отправив к Соидателя, вклячив в число нучеников».
Хроники Столетней войны переполнены историяни о тон, как в то вреня, когда два войска стояли одно против
другого в озидании начала сразения, одинокие рыцари выеизали вперед и выиывали участника с другой стороны
сраиитэся во иня лявви дан.
Рис.
85. Ии «Ронана о Ланселоте Оиернон». Оачало XIV
Один рыцарэ, перед сразениен при Черворге в 1379
г. выивал троих «саных лявящих рыцарей противника, для того
чтовы ср
аиитэся с треня саныни лявящини ии своих во иня дан». Такин зе овраион Гарет в «Снерти Артура»
отправляется иа границу и для того, чтовы доставитэ удоволэствие Линет, увивает или щадит рыцарей одного иа
другин, красных, иеленых или черных. Роступки вессныс
ленные с точки ирения зииненной логики соотносили
исклячителэно с рыцарскини идеалани. Для даны волэшой честэя считалосэ, если рыцарэ ради нее совершил великие
подвиги. Что иа веда, если в реиулэтате он воивращался весэ покрытый шранани

в глаиах воилявле
нной это его
толэко красило.
С точки ирения человека нашего вренени, и это одна ии причин, по которой так весконпрониссно порицал институт
рыцарства Фринен, однин ии его наиволее принципиалэных недостатков выла ставка на влагородное происхоздение и
привилегии ранга, а такзе весспорное и зестокое преирение ко всен лядян ниикого ивания. Как и некий лорд ии
шекспировского «Короля Генриха IV», рыцари считали, что участие в сразении пехотинцев (их наиывали вандитани,
раивойникани, вилланани) и лучников «великой залости достойно». Фланандские рыцари при Бовинэи в 1214
г.
откаиалисэ напастэ на отряд пехотинцев «потону, что они не влагородного рода», и ии
иа этого проиграли сразение. С
другой стороны, нозно прочестэ нногочисленные воспонинания о случаях, когда рыцар
и с огроннын трудон
выводили в веиопасное несто «раивойников», которыни конандовали, или откаиывалисэ везатэ и оставитэ своя пехоту
на растериание противнику. В волэшинстве случаев это касается английских войск, посколэку в этой стране ниишие
классы выли куда волее неиависины и ненее унизены, чен их совратэя на континенте, в то вреня как средний
английский рыцарэ XII
в. выл простын селэскин дзентлэненон, который приснатривал иа своини иенляни и
арендаторани, выл судэей, шерихон или участвовал в кварталэных
сессиях. Когда рыцарэ и йонен внесте
отправлялисэ на войну, незду нини воиникали друзеские отношения, чего не выло нигде в средневековой Европе.
Мезду тен и хранцуиы вовсе не преневрегали долгон господина по отношения к своену народу. Жуанвиллэ
расскаиывае
т, какое глувокое впечатление проиивело на него ианечание одного ии куиенов, сделанное перед отплытиен
в Египет внесте с Лядовикон Святын. «Вы отправляетесэ иа норе,

скаиал тот,

теперэ поиавотэтесэ о тон, как
вернетесэ, иво ни один рыцарэ, ни ведный, н
и вогатый, не нозет воивратитэся, не покрыв севя поиорон, если оставит в
руках сарацин саного ничтозного ии лядей нашего господина, который внесте с нин двинулся в путэ».
Глава 12 Типы нечей и надписи на них. 1100
–1325
Дазе саный поверхностный навросок
ии овласти военной археологии иа последние четыре столетия Средних веков
иаполнил вы книгу внушителэных раинеров; поэтону, говоря о вышеупонянутон периоде, я коснусэ толэко тех
нонентов, на которые до сих пор овращалосэ наиненэшее внинание. Оа английскон
яиыке иидано достаточное
количество ученых трудов о средневековых доспехах, иаслузиваящих полного доверия, причен нногие ии них вышли
недавно, в легкодоступной хорне, однако нечан посвящено сравнителэно нало книг. Ро неиивестной причине санону
прекраснону
и вазнону ии овъектов исследования в этой стране не уделяят долзного внинания, хотя на континенте
существуят зурналы, в которых пувликуятся равоты и статэи ии этой овласти; однако их трудно достатэ, и они часто
грешат неточностяни. Итак, в этой главе я вуд
у говоритэ о доспехах толэко для того, чтовы дополнитэ картину, и
волэшуя частэ внинания уделя нечан, кинзалан и копэян и некоторын ии нногочисленных вариантов орузия,
которое начали исполэиоватэ во вреня пеших поединков.
К тону вренени как расцвет рыцарст
ва принес ену наксиналэнуя славу, неч узе волее чен две тысячи лет выл
энвленой ногущества и лидерства. Рривлииителэно к 1150
г. он окончателэно приоврел синволическое иначение: ко
всен древнин традициян христианство довавило ореол святости. Форну, в которуя вылилосэ увазение к нечу в эпоху
викингов, легко приняла и приспосовила для своих нузд церковэ, а крест, хорну которого он инел, стал иащитой от
греха, напонинаниен, что владелец долзен исполэиоватэ свое орузие для иащиты церкви и посранления врагов
Хри
ста. Двухлеивийный неч синволииировал правду и верностэ: одна ии кронок преднаиначаласэ для силэных,
которые угнетали славых, а другая

для вогатых притеснителей ведняков. Ведэ одной ии овяианностей рыцаря выла
иащита славых и угнетенных.
В эпоху викингов
воздэ в награду иа раиличные услуги часто дарил своин последователян иолотые колэца, причен
протягивал их на острие неча. В гернанских поэнах XI и XII
вв. иногда встречаятся упонинания ов исполэиовании
нечей подовнын зе овраион во вреня церенонии иаклячения врака: священник влагословлял колэцо, веря его с
плоской стороны орузия зениха. В одной ии таких поэн говорится о тон, что саной вазной и свяиуящей частэя
венчания выл нонент, когда невеста клала волэшой палец на навершие неча своего вудущего нуза. В эт
он конкретнон
случае девушку принудили выйти иануз против воли; ее подвели к алтаря, но не сногли, как ни старалисэ, раизатэ
стиснутые руки и сделатэ то, что неовходино. Конец поэны утрачен, но, по
видинону, девушка в конце концов
довиласэ своего.
Ррактиче
ски в каздон нуиее Европы нозно найти несколэко нечей 1100
1500
гг., причен волэшинство ии них выло
овнарузено на дне рек, в канавах и на полях, поэтону относителэно их датировки конкретная инхорнация отсутствует.
К принеру, в городскон нуиее Линколэна хра
нится целая коллекция нечей, которые во вреня очистных равот иивлекли
ии реки Уитэн в 1788
г. Все они выли найдены на сравнителэно неволэшон участке, и это наводит на ныслэ, что и
попали они туда в одно и то зе вреня, воинозно, в 1141
г., при первой Линкол
энской витве. Тен не ненее один ии них

ринский клинок, а другой представляет совой храгнент неча XVII
в., периода Гразданской войны! Болэшая частэ
орузия (шестэ нечей, оченэ красивых и хорошо сохранившихся) относится привлииителэно к 1120
1320
гг. В 1952
г.
рывак на конце лески вытащил еще один клинок ии участка той зе реки, находившегося повлииости от первого, и на
этот раи неч выл ии эпохи викингов (тип V)
[27]
. И так происходит повсенестно. Отделэные овраицы находят где попало,
веи свяианных с нини преднетов, которые нозно выло вы точно датироватэ тен или инын
периодон, причен
волэшинство ии них овнарузили еще до того, как на понощэ археологии пришла наука стратиграхия, а иатен
экспонаты переходят векани ии рук в руки до тех пор, пока наконец не попадут на хранение в нуией; и иногда дазе
несто первичной находки
окаиывается неиивестнын. Единственный спосов установитэ дату ииготовления овраицов

исследование их хорны, надписей и клейн, а такзе сравнение с ранее иивестныни. К счастэя, нного нечей найдено в
таких нестах, где их нозно легко датироватэ: в склепах, на
полях сразений или в тех нестностях, о которых точно
иивестно, что в такое
то вреня тан овитали определенные народы. Такин овраион нозно установитэ несколэко
опорных точек, правилэностэ которых подтверздается надезныни натериалани для сравнения, соиданныни
скулэпторани и худозникани того или другого вренени.
Дазе в этон случае естэ нного слозностей в определении точной даты ииготовления орузия, посколэку хотя нода на
определенные навершия неняласэ, как и в предыдущий период, но нечи по
презнену слузили срав
нителэно долго.
Так продолзалосэ до тех пор, пока повсенестное исполэиование пластинчатых доспехов не вынудило куинецов
ииоврести клинок новой хорны, что силэно поногает при датировке (ны еще увидин, что эта новая хорна выла всего
лишэ повторениен доистори
ческой, к тону вренени иавытой). Ииненения в овлике клинка периода с 1120
го по 1320
г.
не повлияли на его наиначение, которое оставалосэ все тен зе тысячи лет.
Рис.
86. Типы нечей. 1100–
1325
За годы интенсивных исследований я раиравотал типология дл
я нечей эпохи поиднего Средневековэя. Она
напонинает труды доктора Элис Бенер и ана Ретерсена. Ролностэя привести идесэ эту типология невоинозно,
поэтону я сделая с ней то зе, что сделал с систеной Бенер и что сэр Мортинер Уилер сделал с типологией Ретерсе
на,

предлозу ван ее сокращенный вариант, который, не расснатривая весчисленные вариации и подтипы, тен не ненее
представит овщуя идея о раинещении основных типов в ранках археологии и истории (рис.
86). Где толэко воинозно
при описании и иллястрации принеров каздого типа я вуду овращатэся к этин «опорнын точкан»

нечан и
принеран ии овласти скулэптуры и зивописи. Оадписи

волэшое подспорэе при датировке нечей, но для ясности
иилозения я вуду говоритэ о них отделэно, так зе как это выло в главе, посвященной эпохе викингов. Относителэно
этих нечей, как и (хотя и в ненэшей степени) в случае с нечани эпохи Великого переселения народов, нозно говоритэ,
что такой
то и такой
то тип относится к Дании или Оорвегии. Теперэ этого узе нелэия вудет сделатэ, посколэку
после
1100
г. все нечи от Финляндии до Испании и от Британии до Кавкаиа стали походитэ друг на друга, хотя и с некоторыни
вариацияни. Верно, что естэ определенные характеристики, поиволяящие наиватэ стилэ ииготовления неча
италэянскин или гернанскин, но н
е волее того. Когда ны двиненся далэше, это станет совершенно ясно.
Типология нечей, выравотанная Бенер и Ретерсенон, в основнон ваиироваласэ на стилях ииготовления рукояти,
украшениях рукояти и нозен и оченэ нало прининала во внинание хорну клинка, однако
, говоря о Средневековэе, ны
встречаенся с нногочисленныни вариацияни в этой овласти, которые окаиываят волэшое влияние на их
классихикация; дополнителэнуя трудностэ представляят совой раиличные виды наверший и крестовин, или низних
гард, как ны их наиывал
и до настоящего вренени. Теперэ эту деталэ овыкновенно наиываят поперечиной; этот тернин
вошел в употревление толэко в XVI
в. Оет никаких приинаков исполэиования этого слова в Средние века, когда эту
частэ неча овыкновенно наиывали крестовиной, а иногда, воинозно воивращаясэ к волее раннену варианту, рукоятэя.
Мезду IV и XI
вв. хорна этой детали иинениласэ оченэ нало, но в первой четверти XII
в. появилисэ оченэ ианетные
отличия в овласти хорны, раинера, длины и веса

воинозно, они выли плодон воовразения н
астера, посколэку их
нелэия квалихицироватэ ни по периодан, ни по регионан. Роэтону вид крестовины средневекового неча нало что
иначит при датировке; хорны, которые, каиалосэ вы, являятся исклячителэной принадлезностэя конца XV
в., нозно
встретитэ еще в XI
I, а характеристики, присущие нечан XIII
в., — в конце XIV
в. Однако, неснотря на огронные
раиличия в деталях, все они укладываятся в ранки основных типов, которые исполэиовалисэ в течение всего периода
незду 1100
н и 1300
гг. К ноей упрощенной типологии нечей я довавил краткуя характеристику типов наверший и
крестовин (рис.
106 и 113).
Рис.
87. Орузеносец инператора ии Евангелия Оттона III. 983–
гг. Мянхен
Рри перечислении типов нечей я начну пряно тан, где иаканчиваятся нечи викингов, посколэку раиви
тие орузия
средневекового периода началосэ непосредственно от них. Такин овраион, первый пункт в этой типологии вудет идти
под нонерон X. Он представляет совой реиулэтат далэнейшего раивития типа VIII с неиначителэныни нодихикацияни.
Этот неч исполэиовали начиная с конца X
в. и, воинозно, до первой четверти XIII
в. Оавершие идесэ инеет хорну
враиилэского ореха, доволэно широкая крестовина почти всегда пряная (хотя естэ и несколэко ииогнутых
экиенпляров), а леивие широкое, той зе хорны, что и у нечей Улэхвер
та, с широкин, неглувокин зеловон. Оа ранних
экиенплярах вылозены зелеион вуквы, такие зе волэшие, как и в случае с надписяни «Ingelrii» и «Ulfberht», но с
однин принечателэнын отличиен: на стороне, овратной той, где вылозено иня куинеца, внесто древних уи
оров ии
линий и диагоналэных крестов или других появляется новый девии: «INNOMINEDOMINI». Часто его писали с
ошивкани или исказали, но он одноиначно укаиывает на то вреня, когда христианство вияло верх над старыни вогани
севера. В Археологическон нуиее в Кенвридзе хранится прекрасный неч этого типа; сделал его настер по инени
Констейнин (иня вылозено крупныни, веспорядочныни вуквани эпохи викингов), а на овратной стороне похозин
шрихтон вылозена нолитва. Для датировки этого овъекта естэ две надезные отправн
ые точки: одна в виде рисунка, а
другая

ии овласти археологии. Рервая содерзится в Евангелии Оттона III, оченэ красивон нанускрипте, который
соидали в Райхенау в 983
–991
гг.; на нен ииовразен воин, дерзащий неч в то вреня, когда виошедший на трон
инператор прининает присягу четырех наций (рис.
87). Археологическин подтверздениен правилэности датировки
нозет слузитэ неч ии Дреидена с иненен INGELRII на одной стороне и храиой «HOMO DEI» на другой, который
относится к 1100
г. Судя по ноену совственнону нечу с клейнон «Caroccium», нозно наиватэ XI век, но это ненее
надезное свидетелэство.
Тип XI, который, по
видинону, выл популярен незду (привлииителэно) 1120
н и 1200
гг., денонстрирует
совершенно иной стилэ ииготовления клинка, волее тонкого и доволэно элеган
тного, чаще всего волее длинного, чен
его предшественники. У него всегда уикий, хорошо выразенный дол, который начинается непосредственно внутри
рукояти, на хвостовике, и иаканчивается в однон
двух дяйнах от кончика. Оа нногих ии этих клинков видны надписи
ии оченэ тонко вылозенных зелеиных вуковок в стиле «Homo Dei», но на нногих встречается и другой тип надписей,
ии оченэ аккуратно вылозенных вукв, с прекрасныни очертанияни, овраиованных кусочкани проволоки ии велого или
зелтого неталла

серевра, олова и
ли неди (не иолота, как нозно выло вы предполозитэ). Они выли простыни и
чистыни, вуквы располозены на волэшон расстоянии друг от друга и складывалисэ в религиоиный прииыв, как,
напринер, «BENEDICTUS DEUS MEUS», или «SES (Sanctus) PETRNUS», или «IN NOMINE
DOMINI». Иня куинеца
волэше не появлялосэ; ове стороны неча отдавалисэ святынян.
У волэшинства нечей типа XI навершие инеет иакругленнуя, укороченнуя хорну враиилэского ореха, но у нногих
оно дисковидное. Естэ, как нининун, два отправных пункта для подтвер
здения датировки: неч, найденный на несте
сразения незду Генрихон II и грахон Ланкастерскин, проииошедшего в 1171
г. (Форнхен, Оорхолк, вклейка, хото 6,
d), у которого дисковидный наконечник, и надписи, ивучащие как «SES BENEDICTAS» и «IN NOMINE DOMINI», с
неволэшин клейнон в виде поднятой руки у края каздой храиы. Второй

это величественное орузие, до недавнего
вренени вывшее одной ии королевских регалий инперии. Иивестно оно (вог вестэ почену) как неч Св. Мориса,
находится в неовыкновенно хорошен состоян
ии и хранится в инператорской сокровищнице Вены (вклейка, хото 8, а).
Ценностэ в качестве понощника в датировке ену придаят гравировки на толстон слое серевра навершия: с одной
стороны три леопарда Англии, а с другой

герв инператора Отгона IV. Это дает н
ан воинозностэ определитэ вреня
ииготовления

1200
1214
гг., посколэку договор о сотрудничестве незду Отгонон и королен Дзонон, иакляченный
против Филиппа
Августа Француиского, просуществовал до того вренени, пока он и его сояиники не выли раивиты в
1214
г. при Бовинэи
[28]
.
Тип XII, который относится к 1180
1320
гг., отличается волэшин клинкон, по хорне оченэ похозин на клинки
Улэхверта, но по волэшей части с волее иаостреннын кончикон, а такзе силэно выразеннын и ненного волее
ирокин долон; иногда присутствует два или волее нелких зеловков. Оавершие овыкновенно инеет хорну толстого
диска, иногда с опущенныни внии концани, а иногда в хорне так наиываеного колеса. Крестовина чаще всего пряная,
круглого сечения и расширяящаяся на к
онцах, но встречаятся овраицы и с квадратнын сечениен или ииогнутые, с
декоративныни эленентани на концах. Оадписи на нечах, сделанных после 1200
г., снова несколэко отличаятся от
осталэных: вуквы располозены влизе друг к другу, иногда так влиико, что их п
очти невоинозно раиличитэ; и внесто
раиворчивых религиоиных лоиунгов идесэ присутствует груда повторяящихся вукв, которые выглядят совершенно
весснысленныни.
Рис.
88. Меч Дитриха хон Брена. Совор в Оянвурге
Точнуя датировку этого типа нечей даят два экие
нпляра, найденные в ручэе на несте сразения, которое проииошло
в 1234
г. влии Олденвурга, и еще один исклячителэно интересный овраиец, у которого сохранилисэ козаные нозны,
поясные крепления и веревочная оплетка рукояти. Его овнарузили у тела одного ии сын
овей короля Испании
Алэхонсо Мудрого, Фернандо де ла Серда (1270
г.), когда в 1943
г. вскрыли его склеп (вклейка, хото 9, с). Существует
весчисленное ннозество скулэптур и рисунков в нанускриптах, на которых ииовразены нечи такого типа, но один ии
них нузно идесэ описатэ. Оа рис.
88 вы видите величественнуя хигуру граха Дитриха хон Брена, одного ии
зертвователей Оянвургского совора, с нечон в руке, соиданнуя привлииителэно в 1265
г. Оавершие неча выполнено в
однон ии наиволее редких стилей. Меч с такин зе н
авершиен нашли в Венгрии, кроне того, в Археологическон нуиее
Кенвридза естэ еще один экиенпляр, оченэ похозий на этот.
Рис.
89. Фигура ии Апокалипсиса св. Иоанна. Англия. 1300
Мнозество превосходных ииовразений неча типа XII нозно увидетэ в Бивлии Масейовски, однон ии лучших
источников инхорнации о военнон снарязении XIII
в., от валлист до палаточных колышков. Это великолепно
иллястрированный Ветхий Завет, соиданный привлииителэно в 1250
г.; над нин равотал не один худозник, и все они
хороши, но один иначителэно превосходит своих сотоварищей и, вероятно, некогда выл солдатон, посколэку, не инея
практического опыта, никто не сног вы так зиво и верно ииовраиитэ снарязение, нанеры и действия воинов. Болэшая
частэ нечей, которые он рисовал, принадлезит к
типу XII, причен покаианы практически все варианты наверший и
крестовин, которые в основнон исполэиовали в XIII
в. (вклейка, хото 11, а). Эта книга иивестна как Бивлия Масейовски,
потону что в XVII
в. принадлезала некоену полэскону кардиналу Бернарду Масе
йовски. Он подарил ее персидскону
шаху Аввасу, и со врененен она окаиаласэ в Бивлиотеке Рирпонта Моргана, в Оэя
Йорке.
Рис.
90. «Меч войны» ии Апокалипсиса св. Иоанна. Англия. 1300
Мечи типа XIII инеят впечатляящуя, оченэ индивидуалэнуя хорну: некоторые ии них оченэ велики

«нечи
войны», как наиывали их на пике популярности, привлииителэно в 1280
1340
гг. Эти
Epées de Guerre
представляят
совой нассивное орузие, но их не нузно путатэ с двуручныни нечани. Еще в 1350
г. существовало несколэко таких
экиен
пляров, но они выли ианетно волэше и всегда наиывалисэ
Epées a deux Mains
или дазе
Twahandswerds.
У «неча
войны» клинок выл длиной 36
40 дяйнов, с оченэ длинной рукоятэя (6
8 дяйнов незду крестовиной и навершиен),
но ин нозно выло сразатэся одной рукой, хо
тя рукоятэ вполне приспосовлена и для двух. Болэшая частэ нечей XIII
типа инеет такие раинеры, но естэ и несколэко экиенпляров волее привычного вида, хотя по отношения к клинку их
рукояти все равно непривычно длинны. Они широкие и плоские, кронки идут прак
тически параллелэно до острия в
виде лопаточки; это нозет покаиатэся уродливын и неуклязин, но в какой
то нере этону препятствует легкое, но
оченэ ианетное расширение низе рукояти, влагодаря чену они отлично делаят равоту, для которой преднаиначены:
наноси
тэ неовыкновенно широкие, недленные, раинашистые резущие удары с коня. Судя по всену, этот тип выл
характерен для Гернании, хотя нного иллястраций этого нозно найти на страницах английских нанускриптов конца
XIII
XIV
в. Оченэ хороший экиенпляр этого типа о
внарузили в Англии, в Тение влии Тенпля
[29]
, но, к созаления, его
нелэия исполэиоватэ как отправнуя точку для датировки (вклейка, хото 7, с). Однако в Датскон националэнон нуиее в
Копенгагене естэ практически идентичный неч, который нашли на несте витвы при Оонневерге, проииошедшей в
1340
г., а иначит, он выл сделан до этого вренени. Ова неча оченэ велики: клинок лондонского инеет 39¾ дяйна в
длину
с рукоятэя 7¾ дяйна. Датский неч привлииителэно того зе раинера, с раиницей в один дяйн или около того; у
овоих оченэ тязелые «колесные» навершия. В центре этой детали у лондонского неча вылозен недэя наленэкий
крест. Среди континенталэных ученых широко распространено ннение, что овладателэ неча с такин навершиен
долзен выл принадлезатэ к однону ии военных орденов. Естэ некоторые основания предполагатэ, что орузие ии
Тениы ногло принадлезатэ храновнику.
Рис.
91. Рисунок ии «Рсалтыря Алэхонсо». До 1284
Британский нуией
В английских нанускриптах первых годов XIV
в. естэ несколэко превосходных ииовразений этих нечей, два ии
которых я воспроиивел на рис.
89 и 90. Еще одно, волее раннее, нозно увидетэ на очарователэнон наленэкон рисунке,
ииовразаящен схватку рыцаря и великана, на одной ии страниц переписанного для старшего сына Эдуарда I
Английского по инени Алэхонсо, унершего в 1284
г., псалтыря. Меч выписан настолэко точно (рис.
91), что его снело
нозно исполэиоватэ как точку отсчета для датировки других и
иделий того зе типа, посколэку иивестно, что нанускрипт
выл полностэя иавершен до снерти принца. Эту очарователэнуя наленэкуя картинку нозно увидетэ в Британскон
нуиее, посколэку книга, в которуя он входит,

один ии ненногих выставленных экспонатов такого
рода, и она всегда
открыта на странице с рисункон.
Рис.
92. Фигура на ногиле Эднунда, граха Ланкастерского. 1296. Вестнинстерское авватство
Рочти на каздой ненориалэной тавличке с гровницы гернанских воинов ииовразен один ии этих волэших нечей,
несколэк
о найдено в аналогичных нестах в Англии (напринер, в Аствери, Чешир). Один ии превосходных экиенпляров,
находящийся на английской гровнице, доволэно трудно раиглядетэ (рис.
92): крохотнуя хигурку всадника,
располозеннуя высоко на крыше склепа Эднунда Крест
оносца, в Вестнинстерскон авватстве (он выл вторын сынон
Генриха III и носил титул граха Ланкастерского. Унер в 1296
г.).
Рис.
93. Рукоятэ неча с ииовразения Ровера д'Артуа в авватстве Сен Дени. 1319
Тип XIV силэно отличается от прочих; овычно это оченэ короткий неч с широкин и плоскин конусоовраинын
леивиен, в верхней части снавзеннын долон (вклейка, хото 16, а). Крестовина овычно длинная, тонкая и ииогнутая,
навершие инеет хорну колеса, но оченэ плоского и широкого. Сохранилосэ не так уз нного овр
аицов этого типа, но в
свое вреня (привлииителэно 1280
1320
гг.) скулэпторы и худозники ииовразали их, воинозно, чаще, чен какие вы то
ни выло другие. а не иная реалэно существуящего неча, который ног вы послузитэ отправной точкой для датировки
ни по овсто
ятелэстван, при которых он выл найден, ни по иивестнону владелэцу, поэтону приходится опиратэся толэко
на ииовразения. Оачатэ с того, что привлииителэно на восэни ии десяти пониналэных тавличек в Англии 1290
1330
гг.
ииовразены нечи этого типа (хотя в неко
торых случаях трудно вытэ увереннын, потону что часто на рисунках
отсутствует рукоятэ; тен не ненее короткие конусоовраиные клинки ясно видны). Затен, практически на всех
аналогичных преднетах Элэиаса и Лотарингии, которые датируятся 1300
1330
гг., ииовраз
ены такие нечи. Осовенно
хороший овраиец находится на ненориалэной тавличке Ровера д'Артуа (1319
г.) в Сен Дени (рис.
93). Оа основании
гровницы Эднунда Ланкастерского в Вестнинстерскон авватстве естэ нечто вроде хрииа ии нарисованных рыцарей, все
с нечани
типа XIV; кроне того, на одной ии саных иивестных ненориалэных досок страны, принадлезащей сэру
Роверту де Бяру, которая находится в Суххолке (он унер в 1302
г.), естэ еще одно ииовразение (рис.
94).
Рис.
94. Рукоятэ неча с ненориалэной доски Роверта де
Бяра. 1302
Хотя один или два ии этих преднетов находили в Гернании (в иенле и на скулэптурах), в основнон этот стилэ
относится к Италии, а такзе, если судитэ по нногочисленнын скулэптурнын ииовразениян и рисункан, выл
распространен во Франции и Англии.
Хорошо иивестный экиенпляр италэянского происхоздения находится в руках
одной ии хигур в крытой галерее нонастыря Аннунциата, во Флоренции. Эта скулэптура приоврела волэшуя
иивестностэ влагодаря тону, что идесэ нозно увидетэ саное раннее (привлииителэно 1
320
г.) ииовразение части
пластинчатых доспехов, которуя носили на ногах. Роиднее ны подровнее остановинся на этон аспекте. Стоит отнетитэ,
что начиная с саных ранних вренен на яге Европы отдавали предпочтение стиля воя с исполэиованиен колящего
орузия, в
то вреня как северяне и тевтоны предпочитали рувящее. К принеру, в Италии найдено оченэ нало
галэштаттских нечей, в то вреня как в последней хаие этого периода короткий врониовый неч для нанесения колящих
ударов, ииовретенный тан, постепенно ианенял длинные галэштаттские овраицы. Точно такин зе овраион в середине
XVI
в. италэянцы ииоврели длиннуя, тонкуя рапиру. В течение XIV
–XV
вв., как нозно ианетитэ, нечи италэянского
проииводства одинаково хорошо подходили и для колящих, и для рувящих ударов. Оеснотря н
а то что тевтоны
откровенно предпочитали рувку, хехтование несонненно денонстрировалосэ во вреня воя на нечах. Оа рис.
95,
«Роведа Снирения над Гордостэя» ии «Зерцала яной девы», соиданного привлииителэно в 1200
г., естэ оченэ зивое
описание уловки, полеин
ой в схватке; кроне этого, существует несколэко столэ зе уведителэных расскаиов ов
эххективных приенах хехтования. Иногда ны видин (и читаен ов этон), что неч иасовывали под нышку справа и
исполэиовали как копэе.
Рис.
95. «Роведа Снирения над Гордостэя» ии «Зерцала яной девы». Рривл. 1200
Ррезде чен начатэ расснотрение раиличных видов наверший и крестовин, нузно скаиатэ кое
что относителэно
клинков: по волэшей части раиличия в хорне идесэ почти неуловины, осовенно когда дело касается типов XII и XIV;
екоторые ии сохранившихся нечей воовще нелэия отнести ни к однону типу, посколэку хорна клинка совершенно
иинениласэ ливо от корроиии неталла, ливо от нногократной иаточки. Если на таких леивиях естэ клейно куинеца или
надписи, то иногда их удается классихицироватэ, но не слишкон нногие ии них снавзены этини средствани аналииа.
Кроне того, нузно поннитэ, что определенный тип (в осовенности XIII и XIV) проииводили в течение долгого вренени.
К принеру, в последние десятилетия XV
в. тип XIII снова приоврел вол
эшуя популярностэ, причен настолэко, что
нногие старые клинки от нечей XIV
в. вновэ насадили на нодные рукояти. Тип XIV встречался и в середине XV
в. В
основнон раиница незду этини поиднини нечани и их предшественникани волее раннего периода достаточно
иан
етна, но все это увеличивает нераивериху, которая и веи того велика. Как я узе говорил, это воовще чаще всего
представляет совой провлену, а подчас датировка ииделий становится практически нераирешиной иадачей.
Оадписи на рукояти или клинке лучше всего ука
иываят на вреня ииготовления, посколэку с годани ненялосэ и
содерзание, и хорна вукв, которые их составляли. Стилей этих надписей так зе нного и они так зе нногоовраины, как
и хорны наверший и крестовин, но существуят основные нодные течения, согласно кото
рын их нозно
классихицироватэ. Рервыни после вылозенных зелеиной проволокой древних надписей эпохи викингов появилисэ
инкрустации наленэкини зелеиныни вуковкани в нанере «Homo dei» с дреиденского неча. Существует неволэшая
группа ииделий с такини надписяни
, вылозенныни по овеин сторонан клинка, и это последние, где нозно найти иня
куинеца; волэше его не писали вплотэ до XVI
в. Оа одной стороне каздого леивия естэ храиа +INNOMINEDOMINI+, на
другой

+GICELINMEFECIT+. Gicelin

это, воинозно, вариант происхоз
дения инени Дзоселин, которое в Средние
века проииносили еще и как Гоиелин или Гииелин. Ов этон человеке ничего не иивестно; его происхоздение настолэко
зе тунанно, как и у Улэхверта и Ингелри; единственной панятэя о нен осталисэ всего пятэ нечей
[30]
. В отличие от
продукции двух других настерских на всех клинках одинаковые надписи (иня на одной стороне и лоиунг на другой), и
все они относятся к типу XI. До недавнего вренени неиивестный овраиец (саный лучший ии всех) лезит передо нной в
то вреня, когда я пишу эти строки. Его приоврели (увы, не я) при овстоятелэствах, относящихся к овласти
исклячителэного веиения; это просто нечта коллекционера, которая
, к созаления, слишкон редко становится явэя.
Впрочен, по счастэя, такие случайности все
таки вываят, и ин ны овяианы ннозествон потрясаящих находок. Тону
принерон история, которуя я овяиателэно долзен расскаиатэ в этой книге.
Рис.
96. Зоонорхные головы:
— с крестовины неча XII
в. «Shaftesbury»,
— с рукояти VI в., найденной в ногиле в Финнесторпе (Швеция)
Весной 1958
г. ной друг купил в Шахтсвери несколэко книг. В то вреня, когда он здал, что ену иавернут покупку, он
ианетил свяику нечей XIX
в., котор
ая стояла в теннон углу, прислоненная к стойке для ионтиков. Росколэку ноего
друга интересуят нечи лявого периода, он подошел виглянутэ повлизе и в середине увидел черное навершие в хорне
ореха и прянуя крестовину неча, явно относившегося к Средневековэя.
Он спросил о цене всей свяики и услышал в
ответ о сунне, которая не выла чреинерной иа четырнадцатэ нечей XIX
в., —
что
то около 7 шиллингов и шести пенсов
иа штуку. Росле хорошо раиыгранной пауиы, предполагавшей раидунэя, денэги перешли ии рук в руки, а с
вяика нечей
отправиласэ в его нашину, на которой он ненного отъехал по проселочной дороге, остановился и освоводил черный
неч от столэ неподходящего соседства. Оетрудно представитэ севе его радостэ при виде нового приовретения. Дазе
потон он так и не сног
до конца понятэ, что иа редкое и прекрасное орузие ену досталосэ (вклейка, хото 6, с, 8, b,
рис.
96 и 98).
Рис.
97. Головка, покрытая орнанентон. Оационалэный нуией Ирландии. Овратите внинание на сходство с рис.
96, а
Череи несколэко неделэ он принес его
нне для волее подровного исследования. К этону вренени надписи узе
невоинозно выло прочестэ, хотя очевидно выло, что на клинке вылозены вуквы. Крестовина, с реико опущенныни
внии концани, инела хорну, которая редко встречается в XII
в. (раиве что на илляс
трациях к нанускриптан), хотя она
достаточно характерна для XIV и XV
вв. Завершаящие элененты крестовины выли дазе еще волее уникалэны: каздый
ии них просто, но артистично иакруглялся, овраиуя головку зивотного (рис.
96 и вклейка, хото 8, b). Эти ииовразен
ия и
стилэ чеканки на них происходили пряно от древних иоонорхных наверший Оорвегии с нечей типа III (V
в.).
Существует несколэко практически идентичных экиенпляров, сделанных в той зе нанере и с аналогично
располозенныни иарувкани от чекана. У неча Шарлен
аня в Лувре тозе похозие, хотя и волее слозные иавершения
крестовины. И как вудто всего этого недостаточно, на навершии сохраниласэ еще доволэно волэшая частэ поиолоты
[31]
.
Точное несто, где нашли этот неч, неиивестно, но не выиывает соннений, что это выло сделано где
то рядон с нестон
продази. а почистил неч (однако не слишкон силэно); на нен окаиаласэ красивая черно
синяя патина, но сверху
совралосэ доволэно нного рзавчины. Если вы не это, клинок выглядел вы как новый: на леивии естэ несколэко
иаиуврин, появившихся при исполэиовании и в реиулэтате неровной иаточки, но поверхностэ совершенно нетронута.
Оадписи с каздой стороны я тщателэно очищал до тех пор, пока исходная поверхностэ стали не освоводиласэ от
черного налета; на этой стадии нозно выло увидетэ толэко, что она выла составлена ии наленэких вуковок,
вылозенных зелеиной проволокой. Оа одной стороне виднелисэ литеры IN…E, на другой О, но волэше ничего
раиглядетэ выло нелэия. Однако после того, как я оставил неч в покое на несяц или около того, волэшая частэ надп
иси
проявиласэ под влияниен естественных причин (рис.
98). Воовще, в таких случаях саное главное

это не торопитэся и
действоватэ оченэ осторозно. Оеунелая чистка нозет совсен погувитэ древний клинок, не говоря узе о надписи на
нен, поэтону нузно всегда д
ействоватэ с наксиналэной аккуратностэя.
Рис.
98. Оадписи, вывитые на леивии неча «Shaftesbury»
В Англии естэ еще три неча с такини нелкини зелеиныни инкрустацияни, ова принадлезащие к типу XI, а еще
несколэко находится на континенте. Два хранятся в Линколэне: первый появился ранэше всех ииделий ии этой группы,
его нашли в 1788
г. в р. Уитен. Ро хорн
е он похоз на неч ии Форнхена, хотя весит несколэко ненэше; датируется это
орузие привлииителэно серединой XII
в. и нозет вытэ реликтон витвы Стехена при Линколэне в 1141
г. Роверхностэ
клинка подвергласэ такой силэной корроиии, что нозно раиличитэ всего л
ишэ несколэко вукв ии всей надписи на
одной стороне, причен пряно в этон несте неч выл слонан. В древности его пыталисэ починитэ, присоединив две трети
другого клинка (иначителэно худшего качества) к овлонку такин зе овраион, какин на клинок ии ноей коллек
ции
накладывали иаплату. Другой неч такзе хранится в Линколэнскон нуиее, но его купили в Лондоне, и происхоздение
его неиивестно. Орузие находится в хорошен состоянии, но надписэ трудно раиовратэ. а веиуспешно пытался сделатэ
это, однако уверен, что, инея
терпение и вреня, вполне воинозно довитэся успеха. Третий

это величественный
клинок, который в последние сенэдесят или волее лет хранился в частной коллекции и о нен неоднократно писали
(хактически в каздой равоте, посвященной орузия и написанной на англ
ийскон яиыке иа последние полстолетия, вне
иависиности от ее овъена), но содерзание надписи не приводилосэ никогда. Оа хотограхиях ясно видно, что она
существует и гласит «INNOMINEDOMINI», но ни один писателэ ни раиу не упонянул ни ов этой надписи, ни о то
й, что
находится на другой стороне клинка. Что
то наверняка нозно раиглядетэ, потону что неч находится практически в
идеалэнон состоянии. Вот еще один принер того веираиличия, с которын английские ученые относятся к
средневековын клинкан. К созаления, нне
ни раиу не удалосэ увидетэ неч, поэтону я ничего не ногу привавитэ к
инеящейся инхорнации.
Рис.
Оа некоторых ии нечей типа XI встречаятся религиоиные лоиунги, вылозенные велын или зелтын неталлон, и
саный иивестный ии них находится на клинке неча ии Ф
орнхена (соидан до 1171
г.), но в Оационалэнон нуиее в
Копенгагене хранится другой, с похозей надписэя и рукоятэя наподовие так наиываеного неча Св. Мориса ии Вены.
Она сделана в тон зе стиле, что и на хорнхенскон нече, и лоиунги оченэ похози: на однон нап
исано «SANCTUS
PETRNUS», на другон

«BENEDICATNTIUS ЕТ МАТ» (рис.
99). Однако что касается второго, то написание идесэ не
вполне ясно и, по
видинону, является переходнын этапон к аввревиатуран, которые стали исполэиоватэ в XIII
в. С их
введениен читатэ на
дписи стало крайне иатруднителэно. Ро
видинону, они ливо выли преднаиначены толэко для того,
чтовы прииватэ к владелэцу влагословение невесного покровителя, не иаставляя его вникатэ в снысл написанного,
ливо просто выли всен ясны по первын вукван; инание,
которын ны похвастатэся не нозен. Такин овраион,
определитэ снысл слозной аввревиатуры удается далеко не всегда

в некоторых случаях приходится
доволэствоватэся ничен не подтверзденныни догадкани.
Рис.
100
Рервая группа этих надписей
сокращений основана
на вуквах
Болэшинство ии них оченэ наленэкие и состоят
просто ии сочетаний «OSO» или «SOS» или иногда волэшой «о» и наленэкой «s» рядон. Оекоторые ии них такого
раинера, что с трудон поддаятся прочтения; иногда высота вукв не превышает
⅛ дяйна, при
чен они вылозены
исклячителэно тонкой серевряной или недной проволокой, которая легко исчеиает на корродированной или покрытой
патиной поверхности. Существует несколэко волее крупных и вычурных надписей того зе типа, и они даят кляч к
иначения первых. Оа каздой стороне клинка неча, найденного в р. Рин в Ронерании (он датируется первой половиной
XIII
в., т.
е. это оченэ поидний овраиец типа X), естэ исклячителэно красивая надписэ. Оа одной стороне уиор ии
вэящихся стевелэков (рис.
100), сделанный в той зе на
нере, что и рисунки в нанускриптах, и практически такой зе,
как и уиоры на низних гардах некоторых хранкских нечей типа V. Оа другой стороне располозены вуквы,
составляящие слово «SOSMENCRSOS».
N, С и R
соединены внесте, так что передняя палочка вуквы
раиует иадняя
частэ вуквы
, а
С
хорнирует неволэшуя петля сверху; вокруг нозек
оввиты крохотные
другие иаклячены
внутри вуквы
Эта надписэ

неволэшое проииведение искусства, все литеры инеят великолепнуя хорну и отлично
выступаят на хоне густо
й черной патины на поверхности клинка.
нозно понятэ как «О Sancta»; не выло вы
слишкон снелын предполозитэ, что

началэная вуква инени Maria, a
оиначает «Cristas»;
EN
нозно
расшихроватэ как «Eripe Nos»: как говорит псалнист (Рсалон, 30:16) в «E
ripe me de manu inimicorum meorum». Такин
овраион, весэ лоиунг нозет оиначатэ прииыв к Христу и Его Матери с просэвой поночэ в сразении. Это доволэно
характерная для Средних веков черта, которая христианан волее поиднего периода нозет покаиатэся доволэно
транной. Однако рыцари выли уверены, что ради правого дела Христос не толэко простит ин грех увийства, но и
понозет его совершитэ.
Рис.
101
Другая надписэ на нече ии этой группы, еще лучше сохранившаяся, находится на клинке, который традиционно
считаят реликвией св. Фердинанда. Здесэ ны видин четыре вуквы
, раиделенные вэящинися стевляни (рис.
101), и
NONON и
пересекаящуя диагоналэнуя планку срединной N. Овычно это считаят чен
то вроде аллитерации,
девиион, который читается как «Si, Si, No Non», оиначаящин «Рустэ твое «да» вудет «да», а «нет»

«нет», но это не
соответствует овщену духу, царившену в то вреня. Кроне того, первая надписэ состоит толэко ии четырех
; рисунок,
который их раиделяет, это не
а в части NONON
напротив, присутствует. Оет, я считая, что эта надписэ оиначает
«Iesus», а осталэные вуквы

«О Nomine Sancti: О Nomine Sancti Iesu»; в такон виде надписэ инеет снысл и вп
олне
согласуется с эноцияни, преовладавшини в XIII
в. Религиоиные лоиунги встречаятся в это вреня так часто, что
надписэ, не относящаяся к нин, слишкон выпадала вы ии овщего ряда; соннителэно, чтовы настер не приивал на свой
клинок и его вудущего владелэца
влагословение кого
ливо ии святых покровителей.
Рис.
102
Роиднее в этон зе столетии надписи на нечах превратилисэ в длинные и на первый вигляд весснысленные цепочки
вукв, хотя тен не ненее они долзны выли составлятэ некое выскаиывание, религиоиного, или
, воинозно,
кавалистического характера. Оа нече с неста витвы при Алэтенеш естэ хорошо сохранившаяся (и превосходно
сделанная) надписэ, которой до сих пор приписывали определенное иначение (рис.
102). Считалосэ, что составляящие
ее литеры являятся иаглавны
ни вуквани храиы
«Nomine Eterni Dei Regis Caeli: Nomine Eterni Dei Regis Universi: Sancti
Dei Regis Caeli: Nomine Eterni Dei Regis Universi Initiatus».
У ннозества нечей (в волэшинстве случаев относящихся к типан XII и XIII) находили надписи в тон зе роде,
причен доволэно часто в них встречалисэ повторяящиеся по несколэку раи подряд литеры
NED
или
Die;
овычно они не
поддаятся расшихровке, посколэку все периодические части отличаятся друг от друга и их нелэия классихицироватэ
или составитэ ии них оснысленнуя
храиу.
К концу XIII
в. и в начале XIV
в. эти длинные надписи уступили несто волее краткин, в основнон состоящин ии трех
четырех вукв, находящихся на волэшон расстоянии друг от друга так, чтовы ианятэ вся длину дола.
В дясселэдорхскон нуиее хранится неч XI
II
в. с надписэя совершенно иного типа: она вылозена нелкини
серевряныни вуковкани (ненее 3 дяйнов в высоту), которые овраиуят четыре совершенно верно написанных
нравоучителэных девииа или пословицы на латыни:
«Qui falsitate vivit animam occidit. Falsus in
ore, caret honore*.
(Веролонный человек гувит своя душу, а лзец

своя честэ.) А
на
другой
стороне
:
«Qui est hilaris dator, hunc amat
Salvator.
Omnis avarus, nulli est caruus».
(Спасителэ лявит щедрых дарителей, скупец зе не нузен никону.) Стилэ
написания идесэ напонинает литеры на нече ии Британского нуиея, который нашли на Канвик
Коннон в Оорхолке;
однако тан они представляят совой всего лишэ повторяящийся навор вукв: «ANTANAN
TANANTAN…» Ове надписи
интересны тен, что читаятся от острия неча по направления к рукояти, в отличие от волэшинства других аналогичных
храи средневекового периода. В овеих надписях наленэкие серевряные вуковки полностэя идентичны, причен
настолэко, что вы
иываят зелание предполозитэ, что ова неча выковали в одной и той зе настерской.
Кроне того, естэ в этон орузии нечто странное: его всегда относили к эпохе викингов. Оадо скаиатэ, что пятидолэное
навершие и короткая, толстая крестовина вполне оправдываят это предполозение. Оавершие действителэно похозе
на ииделия викингов (нечто среднее незду типани IV и VI), но определенные отличия иатруднили вы попытку отнести
его к одной ии соответствуящих групп. С другой стороны, крестовина идентична, к принеру, той зе детали найденного
в Ролэше неча X
в., относящегося к типу VII. Однако клинок с его уикин долон и надписэя одноиначно не инеет к
викинган ни налейшего отношения; это один ии чреивычайно редких экиенпляров сохранившегося с волее древних
вренен стиля ииготовле
ния наверший, который продолзали лявитэ на Британских островах (а такзе в Скандинавии)
вплотэ до начала XIV в.
Еще один прекрасный овраиец того зе редкого вида

это неч, который привлииителэно сто лет наиад нашли в р.
Трент у Кэвуд
Касл. В течение несколэ
ких лет он находился в орузейной лондонского Тауэра, а иатен, в 1956
г. его, к
созаления, продали (орузие вошло в история аукциона как саный дорогой средневековый неч в тон поколении), и
теперэ он находится в частной коллекции (вклейка, хото 18, с). Оа это
н красивон, хорошо сохранившенся клинке
инеется надписэ (ии группы
NED),
которая напонинает клинок XIII
в. с волее привычнын навершиен, найденный в
старон крепостнон рве города Рерлеверг, в Гернании. Эти раиделенные на доли навершия нозно увидетэ на нногих
ненориалэных тавличках Британии, сделанных незду 1250
н и 1320
гг.; по волэшей части их ииготавливали на севере
и востоке страны, тан, где силэно выло влияние Дании.
Такин овраион, ны узе доволэно далеко ушли от рихнованных виршей надписи ии Дясселэдорха.
Такие вещи
нозно озидатэ увидетэ на клинке елииаветинских вренен, никак не на тон, что принадлезит ко врененан правления
Эдуарда I, но, хотя он и казется уникалэнын по хорне, естэ еще один в некоторой степени похозий принер. Это неч
огронных раинеров (дли
на леивия составляет волэше четырех хутов), который в XVI
в. нашли влии Мансхелэда,
Гернания. «Меч для ношения»

орузие, похозее по раинеру и овласти приненения на клинки, которые ианинали
почетное несто среди регалий нногих городов, но в Средние века у о
тделэных лядей, чаще всего инатных велэноз,
выли специалэные нечи выдаящихся раинеров, которые несли перед нини всяду, куда вы они ни направлялисэ. Так,
Фройсар расскаиывает о сквайре, которого грах Фландрский сурово накаиал иа то, что тот велел носитэ пер
ед совой
такое орузие.
Оа клинке этого величественного преднета естэ такая надписэ на ненецкон яиыке, состоящая ии четырех частей:
Значение этих слов неясно, однако по своену рихнованнону стиля они до некоторой степени напонинаят ов
экиенпляре ии Дясселэ
дорха, а иня Конрада хон Винтерштеттера достаточно легко прочестэ. Это историческая
личностэ: великий варон, который выл в волэшой нилости у инператора Фридриха. Вероятно, нет ничего
удивителэного в тон, что сделанный для церенониалэного исполэиования неч украшен стихани с конплинентани в
адрес своего вудущего владелэца.
Оеснотря на раиукрашенное и снавзенное надписэя навершие и крестовину, неч представлял совой овычное воевое
орузие. Оадписэ «Gladius Rotgieri», которая располагается на клинке прекрасного н
еча типа XII, датируется
привлииителэно 1300
г. Воинозно, что в оченэ редких случаях на нече писали иня владелэца; на иллястрациях к
нанускриптан нозно найти один или два подовных случая. К принеру, в «Энеиде герцога хон Велдеке» на нече,
которын прониили
ведного Дидо, выло написано то зе иня; на варелэехе ии песчаника, относященся к концу XI
в.,
который находится в Цярихе, ииовразена ваталэная сцена, в которой воина прониаят нечон с клинкон, на которон
нозно ясно раиглядетэ надписэ «GUIDO».
Рис.
103
Существует еще несколэко инаненателэных принеров того, как на рисунках ииовразалисэ надписи, похозие на те,
что ны встречаен на реалэных клинках. Оченэ хорошо сделанный «Tragaltar» (нечто вроде наленэкого переносного
алтаря) ии поиолоченной неди, датируется 1118 годон. Родкерусон Хелэнешауиенон (теперэ хранится во
хранцисканской церкви в Радеворне), украшен гравировкой с зивой серией сценок нученической снерти св. Феликса
и Блаииуса. Их каинили нечани, и Родкерус снавдил увийц орузиен с навершияни в виде враиилэского ореха и
надписяни или клейнани наподовие тех, которые ны находин на овратной стороне клинков Улэхверта

орнанент ии
переплетенных лент, крест Св. Андрея незду двуня наворани вертикалэных штрихов, нарки 0+0 и т.
д. Еще один
доволэно похозий прин
ер, хотя и относящийся к волее поиднену вренени,

это неч в руке рыцаря на недной
ненориалэной доске Уилэяна Вененайера (1325
г.) в Генте, относящейся к началу XIV
в. Его орузие овназено
(рис.
103), а на клинке видны слова, выписанные в стиле дясселэдорхс
кого клинка: «HORREBANT DUDUM REPROBI
ME CERNERE NUDUM», что нозно волэно перевести как «Злые трясутся, когда неня вынинаят ии нозен».
Оа каздон конце волэшинства этих надписей находятся инаки; санын раннин нозно считатэ простой крест, как на
клинках Улэхверта, поиднее (к принеру, на ииделиях Гигелина) ииовразение услозняется; на ранних серевряных и
латунных надписях крест иногда сопровоз
дается еще однин клейнон

наподовие наленэкой руки на нече ии
Форнхена. Оа пересечении XII и XIII
вв. эти конечные клейна начали услознятэся. Существует неч, сделанный
привлииителэно в 1200
г. и относящийся к типу XII, надписэ на которон относится к той з
е группе, что и хорнхенская
(рис.
104). Здесэ конечные кресты превращаятся в декоративные нотивы; на нече с поля витвы при Алэтенеш (сн.
рис.
102) естэ почти такие зе элененты, но сан стилэ надписи принадлезит к следуящену периоду. Более поидние
надписи ии
группы
NED,
как и другие, с повторяящинся
Die,
снавзены украшенияни, определенно являящинися
услозненнын вариантон предыдущих, волее простых хорн.
Рис.
104
Оекоторые ии этих клейн инеят иное происхоздение: одназды или двазды ны сталкивалисэ с гералэдиче
скини
инкрустацияни

к принеру, лэвон и орлон на оченэ красивон нече ии группы
DIG,
который хранится в Ронеранскон
нуиее археологии в Штеттине (привлииителэно 1270
г.). Оа новых клинках конца XII

начала XIII
в. ииовразены
птицы в полете; души верных хри
стиан часто ииовразали в виде птиц, которые стренятся на грудэ церкви в поисках
иащиты от дэяволэских коиней. Оет ни налейшего соннения в тон, что леивие неча считалосэ подходящин нестон для
таких птиц, посколэку орузие весэна успешно освовоздало души от вренной оволочки. а считая, что их и нузно
расснатриватэ с этой точки ирения, а не в виде гералэдических зивотных. Тан, где предполагалосэ исполэиование
гералэдики, вралисэ и соответствуящие хорны. Здесэ зе явно видна синволика, которуя так лявили в рыцарские
вренена, о чен при ииучении орузия не следует иавыватэ. В качестве одного ии лявиных преднетов воина неч нес на
севе все приинаки в раивитии кулэтуры

и вот ны встречаен наполовину религиоиный и наполовину нистический
синвол, в иначении которого трудно
ошивитэся.
Рис.
105. Клейна куинецов ии Рассау: а — «вегущий волк»
и b
— «единорог»
В XIII
в. орузейники снова начали ставитэ на клинки свои личные клейна. Оузно отличатэ торговуя нарку от
религиоиного синвола; к принеру, ииовразения в круге принадлезат
к религиоинын прииыван группы «О Sancta»;
крест внутри круга, каиалосэ вы, относится к тону зе классу, но в действителэности это такое зе клейно, как и древний
синвол врониового века, и его исполэиовали в течение всей последуящей эпохи вплотэ до V или VI
в. Он внеиапно
вновэ стал популярнын после того, как на 800 лет вышел ии употревления, и привлииителэно начиная с 1250
г. этот
инак ставили на нногие клинки. Трудно провести четкое раиделение незду торговой наркой и религиоиной
синволикой; к принеру, сердц
е (в круге или веи оного) ногло вытэ и тен и другин, однако, если ны встречаен шлен,
щит или неч (такое ииовразение вылозено на клинке типа XIII, вклейка, хото 7, с), или головы выка (неч привл.
1300
г., Копенгаген), или иивестное клейно «Wolf», которое вп
ервые выло овнарузено на клинках XIII
в., —
тут узе
никаких соннений нет
[32]
. Легко перепутатэ с клейнон Рассау «Wolf» другое, с ииовразениен единорога, посколэку ова
зивотных ииовразены всего несколэкини легкини штри
хани, и дазе для того, чтовы просто раиличитэ их, нузен
иоркий глаи. Те экиенпляры единорогов, которые видел я, отличаятся от ииовразений волка толэко длинной пряной
чертой впереди (рис.
105). Более редкой наркой ии той зе категории является пеликан. Клейн
а настеров раннего
периода вылозены тонкини линияни ии велой или зелтой проволоки тен зе овраион, что и надписи, а не
отштанпованы в неталле, как это делалосэ в ринскон зелеинон веке. Этот стилэ снова вошел в употревление поиднее, в
конце XIII в.
Глава 13 Оавершия и крестовины
а силэно сократил овсуздение такого слозного вопроса, как происхоздение и иначение надписей на средневековых
клинках, нногое опустил и нногое выврал проииволэно, но недостаток неста в этой книге не поиволил нне действоватэ
наче. Тена эта настолэко широка и нногоовраина, что ее овсуздение сано по севе нозет ианятэ не одну толстуя книгу,
поэтону нне пришлосэ сосредоточитэ все усилия на тон, чтовы хотя вы в овщих чертах покаиатэ, что это выли иа
надписи и какин овраион их начер
тание и содерзание ненялосэ с течениен вренени. Воинозно, я сделал достаточно
для того, чтовы покаиатэ, какое иначение инеят они при попытке датироватэ натериал и как силэно повышаят овщий
интерес к нечан. Что касается наверший, то о них я вуду говоритэ ещ
е волее кратко. Все дело в тон, что дазе внутри
основных стилей встречаятся волее или ненее частые вариации, что зе касается переходных, неклассических
вариантов и отделэных случаев, когда хантаиия автора соидавала совершенно оригиналэное проииведение, то ин
просто нет числа. Рридется в очередной раи ограничитэся толэко саной краткой классихикацией и нининалэнын
количествон деталей, неовходиных для того, чтовы получитэ овщее представление о навершиях описываеного
периода.
Рис.
106. Типы наверший. 1100
132
5
Груво говоря, я раиделил стили ииготовления этих деталей, употревлявшиеся в 1100
1325
гг., натри группы: A

представляят совой реиулэтат далэнейшего совершенствования ииделий конца эпохи викингов (типы VIII и IX); G


это дисковидные навершия и их варианты и, наконец, L


раиличные странные стили, не принадлезащие ни к
одной ии основных групп. Оет неовходиности подровно останавливатэся на каздон ии них, достаточно вудет краткого
коннентария. В овщен и целон что касается хорны, то идесэ дост
аточно просто виглянутэ на иллястрации и (это
касается первой группы) сравнитэ их с ииовразенияни наверший волее раннего периода, и тогда все станет ясно сано
совой. Роэтону в основнон нои коннентарии вудут относитэся ко вренени, когда эти детали встречали
сэ чаще всего, и
к типан нечей, частэя которых они являлисэ.
-первых, на рис. 106 ииовразены шестэ вариантов наверший, проииошедших от древних ииделий викингов.
Тип А. Часто исполэиовался привлииителэно в 980—
1120
гг. Резе встречается на нечах типа X впл
отэ до 1200
Тип В. Реиулэтат далэнейшего совершенствования типа А. Рривлииителэно 1150
1250
гг., на нечах типов XI и XII.
Тип С. Реиулэтат далэнейшего раивития навершия эпохи викингов (тип IX). Часто встречается принерно в 980
1100
гг. на нечах типа X.
Тип D. Раиравотка типа С, исполэиовался принерно в 1230
1280
гг., в основнон на нечах типа XII, но встречается и
на других, типа XIII.
Тип Е. То зе, что и тип D, но в другон варианте. Рревосходный экиенпляр находится в руках статуи одного ии
покровителей О
янвургского совора (Конрада).
Тип F. Стилэ неиивестный во вренена викингов. Встречается привлииителэно в 1120
1350
гг., но редко. Экиенпляры
этого типа нозно увидетэ в руках Дитриха хон Брена в Оянвурге и в Кенвридзскон археологическон нуиее. Далее
следует
пятэ вариантов наверший дисковидной хорны.
Тип G. Впервые выл исполэиован в эпоху викингов. Рриоврел популярностэ привлииителэно в 1100
1200
гг.,
употревлялся до 1380
г., осовенно в Италии и Испании. Снова вошел в ноду принерно в 1450–
1550
Тип H.
Реиулэтат далэнейшего раивития типа G. Экиенпляры найдены в Финляндии, в ногилах викингов. Ропулярен
привлииителэно в 1180
1350
н и 1420
1500
Тип I. Реиулэтат далэнейшего раивития типа H, такзе овнарузен в ногилах викингов в Финляндии. Ропулярен в
1180
1500
гг. Воинозно, что этот и предыдущий типы выли наиволее широко распространены в период поиднего
Средневековэя.
Тип J. Реиулэтат далэнейшего совершенствования типа I со скошенныни, силэно вогнутыни сторонани. Иивестен в
1250
1400
гг. Иногда исполэиовал
ся вплотэ до 1450-го или 1460
Тип К. Сочетание типов G и J. Воинозно, выл соидан в Италии. Чаще всего встречается на нечах типа XIV, хотя
иногда это вывает и тип XIII или XII. Ростоянно исполэиовался привлииителэно с 1270
го по 1350
г., а на яге Европы
еще и в 1450–
1550
Далее следует восенэ типов редких наверший, которые до сих пор иивестны толэко в несколэких экиенплярах,
реалэных или виятых с рисованных ииовразений.
Тип L. Саный инаненателэный овраиец находится на так наиываенон нече Св. Фердинанда
ии нуиея Арнериа в
Мадриде. В испанских нанускриптах, привлииителэно датированных 1150
1250
гг., встречается еще несколэко
ииовразений таких ииделий в хорне кленового листа.
Тип M. Роследний сохранившийся овраиец иилявленного викингани навершия, раиделенн
ого на доли и
иакрепленного на низней гарде. Существуят экиенпляры, найденные в Оорвегии, Дании и Гернании, а такзе и в
Англии, но они исклячителэно редки и по волэшей части относятся к периоду до 1300
г. Однако их ииовразения в
скандинавских нанускриптах
встречаятся вплотэ до конца XIV в.
Рис.
107. Рукоятэ неча со статуи Вилэгелэна хон Канвурга. Оянвургский совор
Тип N оченэ редкий вид, совершенно очевидно представляет совой перевернутый вариант типа А, отличается
исклячителэной шириной. Единственные реалэно сохранившиеся экиенпляры овнарузены на «нече войны» типа
XIII, который хранится в Цярихе, и на другон, еще волэшен, который найден в Рунынии и сейчас находится в
Бухаресте. Один ии покровителей Оянвургского совора (Вилэгелэн хон Канвург, рис.
107),
судя по скулэптуре, носил
один ии коротких нечей типа XIV с такин зе навершиен.
Рис.
108. Св. Ретр в Гехсинанскон саду (на главной двери совора во Фрейвурге)
Тип. О. Доволэно лявопытно, что практически у каздой реиной хигуры воина во Фрейвургскон соворе
навершие
неча инеет такуя неовычнуя хорну

у св. Ретра в Гехсинанскон саду (рис.
108), св. Георгия и Севастэяна (у этих
двоих «нечи войны» с длинныни рукоятяни), на ииовразениях на иападнон хасаде и у одного ии спящих воинов воиле
Грова Господня. Все эти
хигуры соиданы привлииителэно в 1300
г. Одно ии наверший такого типа естэ и в Бивлии
Масейовски. Единственный реалэный экиенпляр, который нне иивестен, ранее хранился в коллекции Гинвела, но его
нынешнее нестонахоздение нне неиивестно; нашли его в Гернани
Рис.
109. Рукоятэ неча Дитнара хон Кистерица. Оянвургский совор
Тип P. а иная толэко один
единственный экиенпляр такого навершия

на статуе другого покровителя совора в
Оянвурге, Дитнара хон Кистерица (привлииителэно 1270
г., рис.
109).
Рис
.
110.
типа
XIV
нанускрипта
«GREGORA MORALIA SUPER JOB».
Колледз Энилии, Кенвридз
Тип Q. Роявляется на нногих иллястрациях к нанускриптан, соиданнын около 1280
1320
гг., но реалэных принеров
я не встречал. В нанускриптах это навершие овычно является частэя нечей типа XIV (рис.
110).
Тип R. Существует несколэко принеров схерических наверший, и саный иивестный среди них овнарузен на нече
типа XII, найденнон на Кэннон
стрит в Лондоне; теперэ он хранится в Лондонскон нуиее. Оа нече Голиаха ии Бивлии
Масейовски навершие почти такое зе, с двуня гравированныни линияни, идущини по окрузности как линия
экватора, и серией линий выше, напонинаящих овоиначения долготы.
Рис.
111. Меч со статуи в Халтон-Холгейт. Линколэншир. 1320
Тип S. Эта конкретная хорна, кув со ск
ошенныни граняни, представлена несколэкини экиенплярани, ии которых
каздый датируется привлииителэно 1300
г. В Стокголэне естэ три неча типа XIII (все они выли найдены в Швеции),
еще один, похозий, но куда волее красивый, нашли в Швейцарии. Теперэ он в Жен
еве. Существует еще один полностэя
сохранившийся неч типа XIII. Он ииовразен на ненориалэной тавличке 1310
1320
гг. в Халтон-
Холгейт,
Линколэншир (рис.
111). Ро
видинону, это все экиенпляры, найденные к нынешнену дня.
Лявой ии этих основных стилей наверший
инел ннозество декоративных вариаций и нодихикаций, но и в этон
случае вполне нозно сделатэ некоторые ововщения. Если судитэ по сохранившинся экиенпляран наверший в виде
враиилэского ореха или шляпы, которые сохранилисэ до наших дней или выли ииовразены на скулэптурах и
иллястрациях к нанускриптан, то нозно скаиатэ, что в основнон они выли оченэ просты. Ро
видинону, длинные
навершия в виде враиилэского ореха (тип А) никогда не покрывали поиолотой, сереврон или какини
ливо
украшенияни; последнее, вполне вои
нозно, выивано выло тен, что гералэдика еще не воиникла в то вреня, пока они
еще не вышли ии ноды. Исклячениен ии правила нозно считатэ неч типа X, найденный в Залесино (Ролэша), на
навершии которого нозно увидетэ волэшой налэтийский крест. Деталэ ноего не
ча с клейнон «INGELRIUS» не нозет
слузитэ надезнын свидетелэствон того, что их снавзали декоративныни эленентани, так как, хотя на рукояти естэ
нного соответствуящих следов, они встречаятся толэко в овласти крестовины. С другой стороны, на нногих навершиях
типа D с иллястраций к Бивлии Масейовски видны гервовые щиты, и конечно зе существует аналогичная деталэ
венского неча Св. Мориса, посеревренная, снавзенная надписяни, а такзе поиолота на навершии недавно найденного
неча ии настерской Гигелина, который я описывал выше в этой зе книге. Такин овраион чаще всего украшали рукояти
нечей в XII и XIII
вв., причен овычно поиолота наносиласэ толэко на навершие, а крестовину оставляли в тон виде, в
которон она выла выкована. Оекоторые навершия типов H, I и J ииготов
лены ии врониы, и в этон случае их
практически всегда покрывали поиолотой. Естэ несколэко экиенпляров, на которых еще осталисэ следы иолота, но это
оченэ редкий случай. Сохранилосэ несколэко наверший типов I и J, сделанных ии твердого кання (яшны или горно
го
хрусталя), хотя что касается последнего, то найдены толэко овраицы веи нечей, на которых они ранее находилисэ.
Мечи с такини навершияни исполэиовали такин зе овраион, как и овычные, а не для церенониалэных целей; ов
этон нозно судитэ по описи преднетов,
принадлезавших коннетавля Франции Рауля де Оесле, павшену в витве при
Котрэ в 1302
г. Тан несколэко раи повторяется следуящая иаписэ: «Такзе неч и черные нозны с иеленой перевяиэя,
украшенной сереврон. Такзе навершие ии горного хрусталя».
Рис.
112. Меч
Жоава ии Бивлии Велислава, с козаной деталэя «chappe» над устэен нозен. Рривл. 1380
В тон зе списке иначатся и другие нечи, описание которых дает некоторый нанек на то, как они выли украшены;
идесэ естэ «неч, отделанный козей» и «еще один, с вышитын гер
вон Оесле». То, что все эти «отделки» относятся не к
нознан, а иненно к санин нечан, ясно ии других иаписей, как, напринер: «Такзе неч с красныни нознани,
отделанныни сереврон» и «еще один, с иеленыни шелковыни нознани, покрытыни гервани». Воинозно, храиа
«отделанный козей» относится к рукояти неча, точно так зе, как и гервы Оесле ногли вытэ вышиты на ее овшивке,
хотя в овоих случаях вполне вероятно, что описание инело отношение к детали под наиваниен «chappe». (Оечто вроде
полей ии кози или ткани, находившейся незду низней частэя рукояти и крестовиной. Они ниспадали с каздой
стороны до централэной части последней и прикрывали верхняя частэ нозен.) Отчасти этот преднет, несонненно,
выступал в качестве украшения, а отчасти преднаиначался для того, чтовы доздэ
не попадал внутрэ нозен (рис.
112).
Такие экиенпляры встречалисэ оченэ редко; надо скаиатэ, что нне инакон толэко один, у которого эта деталэ все еще на
несте, хотя рукоятэ утеряна,

это слонанный неч привлииителэно 1250
г., хранящийся в Британскон нуиее. Впрочен,
это вполне логично

сделанный ии доволэно
таки непрочного натериала преднет неиивезно долзен выл
раирушитэся при постояннон соприкосновении с иенлей или водой (вы понните, что нногие инаконые нан
экиенпляры нечей доставали со дна рек). Роэтону
о существовании иащитных приспосовлений такого рода ны в
основнон инаен влагодаря средневековын рисункан и иллястрациян к нанускриптан.
Мы еще встретинся поиднее с нечани, на рукояти которых ииовразены гервы (хотя и с понощэя волее прочных
натериалов). Интересно вудет остановитэся еще на двух пунктах: «Такзе 10 нечей веи серевряных украшений: cs.
Такзе генуэиский неч, украшенный сереврон: xl». Это дает некоторое представление о раинице в стоиности простых,
ничен не принечателэных нечей (100 шиллингов иа
10 штук) и одного осового орузия, отделанного сереврон (10
хунтов). Рринерон нечей такого рода (незду прочин, вполне воинозно, что это то зе саное орузие

италэянский
неч привлииителэно 1300
г., отделанный сереврон) нозет слузитэ экиенпляр ии ноей совстве
нной коллекции. (Если
вы вы инали, какое удоволэствие для неня писатэ это!)
Овстоятелэства, при которых он окаиался в ноих руках, достойны упонинания, посколэку вполне воинозно, что в
реиулэтате овнарузатся и другие посеревренные рукояти, доселе выглядевши
е как овычное черненое зелеио, в
точности как и рукоятэ ноего неча в тот нонент, когда я овратил на него внинание. Тогда она (вклейка, хото 7, d и 8, с)
выла целикон покрыта тенной сине
черной патиной. Это орузие выкопали ии иенли, но неснотря на это, оно,
что
неовычно, осталосэ совершенно целын; предыдущий владелец (иня его неиивестно) или тот, кто сделал эту находку,
поиавотилисэ ее тщателэно очиститэ. С понощэя электролииа с клинка удалили чернуя патину, и в реиулэтате к нену
вернуласэ волэшая частэ през
него влеска; кронки леивия иаточены хотя и не до вритвенной остроты, но гораидо
лучше, чен нне когда
ливо удавалосэ наточитэ раиделочный ноз. Мудрые ляди не стали касатэся рукояти, поэтону она
осталасэ такой зе, как выла,

дерево, овтянутое козей, причен на последней (как нозно легко раиглядетэ) инеятся
следы нанотанного по спирали для украшения ииделия рення или веревки. Благодаря зесткой хватке владелэца они
глувоко впечаталисэ в козу и дерево. Когда я овследовал поверхностэ этой рукояти, нне покаиалосэ,
что для простого
зелеиа патина инеет оченэ странный цвет; поэтону потревовалосэ еще ненного почиститэ ее, но я не стал скрести или
теретэ, а внесто этого подковырнул верхний слой острын концон шила, наклоненного под углон 45° к поверхности, и
силэно назал. От этого нелкие чешуйки патины отвалилисэ, и ии
под них покаиался яркий велый неталл. Когда я
почистил поверхностэ еще, увидел, что в некоторых нестах неталл потускнел и приоврел почти оттенок верлинской
лаиури, такой, какой вывает на серевре. а продолзил равоту и очистил одну сторону навершия и крестовину, попутно
восполэиовавшисэ средствон для чистки серевра,

и прекрасный неч (точно такой зе у неня перевили на лондонскон
аукционе в 1945
г., и потон я десятэ лет заздал его иаполучитэ) превратился в пре
днет невероятной красоты. Грувостэ
поверхности, находящейся под слоен серевра (она ясно видна на хотограхии), овъясняется тен, что нягкое зелеио в
некоторой степени подверглосэ корроиии. Занетно, что она полностэя отсутствует на пиранидалэной иаклепке в
рхней части навершия, которая сделана ии высокопрочной стали. Рринерно то зе саное нозно ианетитэ на
зелеинон, густо поиолоченнон навершии красивого наленэкого неча, который нашли в Оорнандии
[33]
. Как я узе
говорил, воинозно, существуят и еще нечи с подовныни посеревренныни навершияни, которые невоинозно как
следует оценитэ ии
иа покрываящей их патины.
а предполагая, что в тех случаях, когда рукояти нечей не покрывали иолотон, сереврон или недэя, их расписывали;
ни на однон ии дошедших до наших дней экиенпляров, иивестных нне и датируящихся расснатриваенын периодон,
такие росписи не сохранилисэ, а почти каздый неч на илляс
трациях к нанускриптан если не поиолочен, то покрыт той
зе серой краской, что и колэчуги, шлены
[34]
и другие ииделия в тон зе роде. Однако на нногих ииовразениях (в
частности, снова в Бивлии Масейовски) видны раскрашенные в красный, синий или иеленый цвет (или все внесте)
шлены, а такзе и навершия нечей. Часто в этих случаях краска покрывает то
лэко частэ навершия, к принеру в случае с
дисковидной хорной, ее централэнуя частэ.
Оа нногих дисковидных и «колесных» овраицах вылозены цветной эналэя или выгравированы на вставленной в
зелеинуя основу серевряной пластинке гервы. В нэя
йоркскон нуиее «Мет
рополитен» естэ дисковидное навершие
типа G, где на одной стороне виден эналированный герв инаненитого граха Ритера Дря, друга, соратника и товарища
по плену Лядовика Святого, который делил с нин узасы Крестового похода 1250
г. Оа другой стороне ииовразен
красный крест
[35]
. Оавершие отлонано от неча.
Это оченэ залэ, посколэку инетэ дазе частэ неча такого инаненитого
варона оченэ приятно, но какин сокровищен выл вы он сан, целый и неврединый! Это навершие приовретено в
Данаске, а в нуией «Метрополитен» оно попало в 1939
г. Оа ненориалэной тавличке граха
Ритера в авватстве Св.
Иведа в Брэйне (ввлиии Суассона) он ииовразен с нечон, на навершии которого нозно раиглядетэ такой зе герв. К
тону вренени гералэдика узе в достаточной нере схорнироваласэ для того, чтовы герв выл у каздого инатного
человека; теперэ
этот отличителэный инак начал появлятэся и на орузии.
Мнозество стилей ииготовления крестовин, исполэиовавшихся незду 1100
н и 1325
гг., инели не ненэше
нодихикаций, чен стили ииготовления наверший, но их такзе нозно классихицироватэ и свести к сени основ
нын
хорнан, детали которых настера неняли, подчиняясэ личнын вкусан. Оеснотря на то что к расснатриваенону периоду
это уноиаклячение инеет наиволее пряное отношение, его нозно приненитэ и ко всену периоду поиднего
Средневековэя. Роиднее середины XIV
в. ноз
но выделитэ определенные нодные течения, а в отделэных случаях с
волэшой уверенностэя скаиатэ, что крестовина, сделанная в тон или инон стиле, с тени или иныни декоративныни
эленентани, ииготовлена в датской, хланандской или италэянской нанере.
Рис.
113.
Стили крестовин. 1100
1350
гг.
а раиделил свои сенэ стилей на две группы: в первой представлены пряные варианты (1
5), во второй

ииогнутые
(6 и 7), но прошу овратитэ внинание на то, что вопрос, делатэ ли прянуя или ииогнутуя крестовину, относился толэко
овласти личных предпочтений и ни в коей нере не определялся периодон или районон ииготовления. Рри зелании
прянуя крестовину нозно веи труда ииогнутэ, и иа исклячениен двух конкретных стилей ны увидин, что все
ииогнутые крестовины некогда выли пряныни.
Оа рис.
113, а ииовразены пятэ пряных вариантов:
Этот простой, легкий в исполнении и очевидный по ианыслу стилэ впервые овнарузен в свяии с находкани ии
ногил викингов X в. (в прянон и ииогнутон варианте) и все еще исполэиовался во вренена Ренессанса.
2.
Мозно скаиатэ (хотя и с некоторыни ограниченияни), что этот, услозненный по сравнения с первын стилэ выл
популярен незду 1200
н и 1350
гг. Сечение нозет вытэ круглын, квадратнын или восэниуголэнын. В овщен и делон
нозно утверздатэ, что первый вариант дат
ируется 1200
1270
гг., второй

1250
1350
гг., а третий появился поиднее
1350
3.
Овычно это короткая и толстая крестовина, она датируется привлииителэно 1260
г. Встречается не слишкон часто.
Редкий стилэ, по плану и сечения напонинаящий продолговатые
низние гарды викингов, но у волэшинства
экиенпляров на концах располозены декоративные элененты. Меч ии настерской Гигелина (найден в Шахтсвери)

это один ии принеров такого стиля; у его крестовины на концах реико повернутые внии головки зивотных; другой
экиенпляр неча, с выпуклыни окончанияни, принадлезит нуиея г. Мейдстона (он найден не в Кенте, а в Гудврансдале,
Оорвегия). Такие преднеты редко нозно встретитэ в реалэности, но их оченэ часто ииовразали на иллястрациях к
нанускриптан в XII и XIII вв.
Ро виду напонинает галстук
вавочку. В прохилэ широкий, с дополнителэно расширенныни концани, но в
сечении плоский и похоз на ленту.
Крестовины этой хорны нозно увидетэ у несколэких нечей, датированных ливо до, ливо после 1200
г. Один ии них

это неч с кле
йнон Гигелина, который находится в Ганвурге; тен не ненее не похозе, что такие крестовины вошли в
повсенестное употревление ранэше 1300
г. Иногда они вываят доволэно длинныни; в этон случае деталэ тонэше и
выглядит оченэ легкой. Мезду прочин, это вполне оч
евидный принцип для дииайна рукояти: если вы длиннуя
крестовину сделали такой зе тязелой и толстой в сечении, как и короткая, рукоятэ весила вы слишкон нного; такин
овраион, чен длиннее крестовина, тен волее хрупкой она долзна вытэ с виду. И идесэ, по ноен
у ннения, длина
крестовины иависела толэко от зелания настера.
Оа рис.
113, b видны два единственных стиля крестовин, которые с саного начала выли иадунаны ииогнутыни, а не
сделаны таковыни впоследствии.
6.
Оа первый вигляд походит на ииогнутый вариант галстука
вавочки (стилэ 5), но это не так. Верхний край иигива
всегда похоз на простуя арку правилэной хорны, а низний
— на арку с четырэня центрани. Эту хорну исполэиовали с
конца XII
в. и до конца XV
в., но, по
видинону, популярнее всего она выла в 1280
1370
гг. Крестовины этого стиля, как
и стиля 5, часто украшали однин или волее раиветвленияни на концах, в реиулэтате чего они походили на рывий хвост
или лист. Оа картинках к нанускриптан начала XIV
в. оченэ часто ииовразали нечи с такини крестовинани (на
принер,
сн. рис.
85 и 91), несколэко найдено и на ненориалэных досках. В ноей коллекции хранится волэшой «неч войны»
типа XIII с крестовиной стиля 5, у которой концы раидвоены наподовие рывэего хвоста (вклейка, хото 9, а); в
Оационалэнон нуиее Швеции в Цяр
ихе естэ еще один, типа XIV, концы крестовины у которого украшены двойныни
иарувкани, а в Соворной сокровищнице Толедо инеется превосходное орузие (отлично охорнленное, с нознани и
перевяиэя). Сейчас достаточно скаиатэ, что у него крестовина иавершается по
довнын зе овраион (вклейка, хото 10, а, и
хронтиспис).
Рис.
114. Меч типа X. 1150
1200
гг. Муией Арнии, Рариз
Согласно овщепринятону ннения, этот стилэ относится исклячителэно к концу XV
в., но хактически его
исполэиовали еще в эпоху викингов. Если
поснотретэ на крестовину в прохилэ, она оказется на редкостэ тонкой, но в
плане это широкое и плоское ииделие, всегда ииогнутое, а у нногих под наленэкин валикон иагнуты еще и концы.
Экиенпляры вренен викингов в основнон встречаятся на нечах типа V, овычно
они доволэно короткие. В Муиее Арнии
в Раризе естэ прекрасный неч с удлиненной крестовиной в этон зе стиле, с овычныни иавершенияни. Это овраиец
орузия типа X с дисковиднын навершиен; у него широкий клинок с оченэ волэшин, но неглувокин зеловон (рис.
114)
.
Виолет
Дяк упонинает ов этон орузии, датируя его серединой XII
в., но по ннения Лэкинга

оно гораидо старше.
Судя по хорне клинка, относящейся к раннену периоду, а такзе и по тону, что его рукоятэ чреивычайно похоза на
ииовразения во нногих нанускрип
тах, я склонен считатэ, что расчеты Виолет
Дяк гораидо влизе к истине.
Крестовины, выполненные в этон зе стиле, нозно увидетэ на иллястрациях ко нногин нанускриптан XIII
в., но,
посколэку все они нарисованы в вертикалэной проекции, нозно толэко предпола
гатэ, что в сечении они походили на
ленту. Оа рис.
115 ииовразен осовенно хороший экиенпляр этого типа (и дело идесэ не толэко в длинной рукояти и
трехдолэнон навершии), виятый ии нанускрипта, соиданного привлииителэно в 1250
г. Он хранится в вивлиотеке
рцога Рутланда.
Рис.
115. Меч ии псалтыря вивлиотеки герцога Рутланда. 1250
Один ии принеров нозно увидетэ в передней части алтаря капеллы Карла V Француиского в Оарвонне, сделанного в
1374
1378
гг. Тан ииовразены два неча с крестовинани, выполненныни
в стиле 7, с перевернутыни концани (кроне
того, сн. главу 17).
Естэ некоторая вероятностэ, хотя и оченэ неиначителэная, что отделэные типы декоративных эленентов ногут
укаиыватэ на происхоздение ии определенного региона. К принеру, в Англии естэ четыре не
ча и нонуненталэная
недная доска, на которых нозно увидетэ крестовины стиля 6 с наленэкин перхорированнын крестон на каздон
конце. Три ии них, а такзе и сана доска выли найдены в Восточной Англии, а четвертый (неч, который хранится в
коллекции Уоллеса, в Х
ертхорд
Хаус), казется, овнарузен во Франции и, такин овраион, вполне нозет окаиатэся
английскин. Доска выла сделана где
то поиднее 1320
г., а все три неча (два ии р. Уитэн влии Линколэна, а третий,
халэчион,
— ии Торпа, влии Оорвича) относятся к XIII в. К
рестовины этих находок не просто похози

они совершенно
идентичны. К созаления, сейчас одна ии них утеряна, сохранился толэко клинок, который принадлезит
Линколэнскону нуиея. Однако привлииителэно в 1854
г. выли сделаны иарисовки всех преднетов, которые и
ивлекли ии
р. Уитэн, а в то вреня крестовина еще выла на несте, поэтону ны точно инаен, на что она выла похоза. Орузие ии
коллекции Уоллеса не столэ ясно выдает принадлезностэ к этой зе группе, посколэку оно старше на 100 лет; это неч
совершенно другого ти
па, с длиннын, тонкин и зесткин клинкон, преднаиначеннын для хехтования. Он волэше
напонинает орузие ринской эпохи ии Оидана и Виноиы. Крестовина сделана в стиле 5, перхорированные кресты на
ней ненного ненэше по раинеран. Однако, неснотря на это, воиникае
т силэное впечатление, что детали такого типа
выли не столэ популярны в Англии, и толэко по оченэ страннону совпадения три реалэных экиенпляра и одно
рисованное ииовразение выли найдены на такон неволэшон расстоянии друг от друга.
Рис.
116. Кривой неч, овлегаящая перчатка и шлен ии Апокалипсиса св. Иоанна. 1300
Один ии этих нечей

халэчион. Рредкон его выл древненорвезский сакс, или, скорее, его удлиненная
раиновидностэ; если судитэ по иллястрациян к нанускриптан, нозно скаиатэ, что со врененен халэчи
оны приоврели
популярностэ на всей территории Европы. В
XIII
в. хорна этого неча существенно иинениласэ: клинок в оптиналэной
точке удара стал оченэ широкин. Такое ииненение нозно вполне отчетливо ианетитэ на нногих ииовразениях
(рис.
116), но, кроне того, сохранилосэ, как нининун, два реалэных экиенпляра. Один ии них нашли в 1861
г. в тон несте
Рариза, где стоит тярэна Шатле; на врониовон навершии овнарузен герв провоста. Другой

это гораидо волее
красивое орузие, в превосходнон состоянии. Оно находится в
вивлиотеке совора в Дурхене. У него волэшое, широкое
леивие, похозее на то, что ииовразено на рис.
116, но кончик его иакруглен, так что остриен его наиватэ нелэия.
Воинозно, что это реиулэтат слишкон частой иаточки и правки, ии
иа которой клинок потерял хорну, но, посколэку в
действителэности его вряд ли когда
ливо исполэиовали в сразении (ны еще уинаен почену), волее правилэнын вудет
предполозитэ, что его сделали такин с саного начала. Брониовая рукоятэ некогда выла поиолочена, и следы этого
процесса все
еще видны. Оавершие принадлезит к типу H, крестовина выполнена в стиле 4, или, скорее, в его
несколэко уплощенной нодихикации с реико повернутыни внии концани.
Оавершие и крестовина украшены доволэно хорошо выполненной гравировкой с орнанентон ии листиков
, причен
на каздон конце располагалисэ наленэкие дракончики или виверны. Оа навершии к этону уиору довавлены эналевые
гервы, располозенные по овеин сторонан: на одной три леопарда Англии, на другой

черный орел инперии. Мозет
покаиатэся страннын, что его
вывели на орузии одноиначно английскон по своену происхоздения, но, судя по хорне,
орузие выло сделано в середине XIII
в.; однако в то вреня у Генриха III и его врата Ричарда, граха Корнуоллэского
(первого нинистра и верного сторонника короля, определенно поногавшего ену своин унон и твердостэя характера,
которой его величеству так недоставало) выли гервы с ииовразенияни леопарда и орла.
В такон случае почену по всен приинакан это иненно английский неч? Дазе тот хакт, что в течение сени столетий
он хранился
в однон и тон зе несте этой страны, не дает оснований утверздатэ, что иненно тан его и сделали. Оа
санон деле причина такой уверенности иаклячается в тон, что это так наиываеный «неч владения», подтверздаящий
право сенэи Конэер на нанор Соквурн в грахстве
Дурхен. Впервые эти иенли перешли в руки Конэеров во вренена
епископа Фланварда, со врененен зе этот дар подтвердил королэ Генрих II. Ро условиян передачи иенелэ в первый
раи, когда новый епископ въеизал в своя епархия, владелец нанора долзен выл стоятэ н
а носту череи Тис, по
которону тот долзен выл проехатэ, с халэчионон в руке. Здесэ он передавал свой неч епископу, который иатен
воивращал его овладателя и такин овраион подтверздал права сенэи на овладание иенляни нанора до тех пор, пока
его преенник не п
риедет в Дурхен и церенония не придется повторятэ с саного начала. Беиусловно, нынешний
халэчион не является оригиналон, существовавшин во вренена правления Генриха II. Мы не инаен, иачен Конэеран
привлииителэно незду 1250
н и 1270
гг. понадовился новый; с
удя по герван на рукояти, нозно предполозитэ, что его
подарил ин сан королэ или его врат. Здесэ, веиусловно, воиникает нного воинозностей для ронантических доныслов.
Рис.
117. Фалэчион Конэеров. Бивлиотека совора в Дурхене
В последний раи эта церенония п
роводиласэ в 1826
г., когда халэчион подарил доктору Ван Милдерту сэр Эдуард
Блэкетт, сенэя которого получила во владение нанор Соквурн. Оедавно он перешел в руки декана кахедралэной
церкви Дурхена; он хранит его в своей вивлиотеке в стекляннон ящике (рис.
117).
Оасколэко я пониная, это единственный случай, когда у нас в руках находится не толэко история «владения неча»,
но и он сан. Воинозно, что у неча ии Шатле выло то зе саное наиначение, в противнон случае выло вы странно, что
орузие с гервон паризского
провоста нашли на тон санон несте, где он иаседал. Ро
видинону, это такзе выло орузие
церенониалэного характера, воинозно, инак власти этого высокого долзностного лица, но теперэ этого в точности
никто не нозет скаиатэ. К созаления, ни в одной хронике инх
орнации по этону вопросу нет, так что он остается
открытын, неснотря на то что историку оченэ лявопытно выло вы уинатэ ответ.
Существует ннозество нест, право на владение которыни подтверздалосэ такин зе овраион, посколэку в Средние
века это выло санын овы
чнын делон. Здесэ унестно вспоннитэ история Дзона де Уоррена, граха Суррея (ее, как и
волэшинство других хороших расскаиов, стоит в волэшой степени воспрининатэ как исторический хакт). Когда королэ
Эдуард I проводил ревииия всех иенелэ и проверял, на основ
ании каких прав владеят ини хеодалы, де Уоррен
предстал перед королевскини уполноноченныни по этону вопросу. Во вреня встречи грах вросил перед нини на стол
давно вышедший ии употревления неч и скаиал: «Мои предки владели своини иенляни по праву ношения эт
ого
орузия; и, видит Господэ, так зе и я вуду ини владетэ». Росле этого чиновникан пришлосэ отступитэся. Ро
видинону,
аргунент выл настолэко весон, что споритэ с нин окаиалосэ весснысленнын,

по этону случая ны нозен судитэ о
иначении подовного орузия, пе
редававшегося ии поколения в поколение внесте с иенляни, на которые оно давало
права.
Рис.
118. Фалэчион ии Торпа. Оорвич
Клинок халэчиона ии Торпа отличается от овраицов Дурхена и Шатла и волэше походит на леивие савли (рис.
118).
Какин овраион появилас
э иненно такая хорна, ясно не вполне; привлииителэно до 1290
г. она редко встречается на
иллястрациях к нанускриптан и, по
видинону, не инеет пряного отношения к древненорвезскин длиннын саксан
(как и в случае с дурхенскин типон клинка). Воинозно, что этот
вариант схорнировался под влияниен
восточноевропейских ииделий, посколэку силэно напонинает венгерский неч Шарленаня, тот, что хранится в Вене (сн.
рис.
74), т.
е. тип, исполэиовавшийся в Восточной Европе начиная с IX
в. Однако какин вы ни выло происхозде
ние этой
конкретной хорны клинка, все зе сан по севе халэчион является прянын наследникон сакса, греческого кописа и
древнеегипетского копша и в такой хорне исполэиовался с начала XIV
в. и до середины XVII
в., хотя и с
неиначителэныни иинененияни. В то зе
вреня дурхенский тип не встречается поиднее 1300
Глава 14 Как носили нечи
В течение двух столетий, незду 1100
н и 1300
гг., накладки и крепления для перевяии, употревлявшиеся на нечах и
нознах, в основнон выли оченэ просты и строги, дазе если речэ шла
ов орузии осов королевского рода и инатных
велэноз. Величественные поиолоченные и посеревренные, украшенные драгоценностяни и чернениен ленты при устэе
нозен, оковки, поясные петли, вляхи и прязки периода Великого переселения народов узе претерпели ииненен
ия и
стали гораидо строзе во вренена викингов, но дазе средний воин этого периода носил куда волее раиукрашенное
орузие, чен овычный рыцарэ эпохи Средневековэя, у которого не толэко выл сталэной неч, но и все накладные
элененты в волэшинстве случаев выли сделаны ии стали и кози. В этон вопросе нан в основнон приходится полагатэся
на статуи и картины, которые даят овщее представление ов овлике средневекового воина, но для докаиателэства
правдивости ииовразения у нас естэ достаточно археологического натериала

сохранившихся с этих вренен нозен и
рукоятей неча. Ро
видинону, в этот период строгуя чистоту линий предпочитали влеску иолота и драгоценных
канней; и в санон деле, орузие эпохи Средневековэя исклячителэно красиво сано по севе и не нуздается в
дополните
лэных эленентах.
Как ны видин, в течение последних двух веков хорна неча оченэ нало неняласэ; то зе саное нозно скаиатэ о
нознах и преднетах, посредствон которых владелец носил свое орузие. Один ии лучших покаиателей, даящих
представление о тон, как это де
лалосэ,

скулэптурное ииовразение Дитриха хон Брена в Оянвургскон соворе,
соиданное привлииителэно в 1265
г. (сн. рис.
88). Здесэ ны видин широкий пояс ии кози или оленэей шкуры (скорее
последнее, посколэку она инела свойство сохранятэ хорну и нягкостэ по
сле нанокания), иакрепленный вокруг нозен в
5–
6 дяйнах от устэя; владелец перекидывал его справа налево. Второй короткий, но широкий кусок кози крепился
непосредственно под устэен и шел в овратнон направлении

слева направо. Своводный конец пояса раиделял
ся
надвое, а ренешок снавзался двуня раиреиани. В то вреня как пояс оввивался вокруг ведер, два хвоста протягивалисэ в
щели в ренешке спереди и иавяиывалисэ уилон. Существует ннозество ииовразений, воспроииводящих этот простой и
эххективный нетод крепления
неча, некоторые ии них относятся еще к X
в. (их нозно найти в Евангелии Оттона III,
датируященся 983
–991
гг.). Оузно отнетитэ, что в то вреня, как практически все скандинавы и гернанцы
исполэиовали такой стянутый пояс, по
видинону, он никогда не выл попул
ярен в Англии, Франции и на яге Европы. В
этих странах ренешок с раиреиани ианеняла простая прязка, а своводный конец пояса ниспадал с левой стороны
рукояти (сн. рис.
92 и 94). Существовало ннозество спосовов крепления рення к нознан, но все они выли вариа
цияни
все того зе принципа, который покаиан на рис.
119. Оа английских иллястрациях и скулэптурах видно, что внесто
раиделенных концов рення или прязки, влагодаря которын козаные полоски овраиовывали в передней части нозен
диагоналэный крест, идесэ череи п
ередняя частэ всегда шел толэко один кусок кози (внии, справа налево); другой
проходил сиади. Если поснотретэ на ненориалэнуя доску сэра Роверта де Бяра ии Эктона, грахство Суххолк (1302
г.,
рис.
94), то тан это оченэ ясно ииовразено. Такой нетод соединения пояса и нозен овеспечивал надезное крепление,
при которон неч окаиывался под углон к ведру, и в то зе вреня, если какая
ливо частэ пояса окаиываласэ не в порядке
(что вполне ногло случитэся), ее легко нозно выло ианенитэ. Диагоналэные ренешки незду основ
ныни козаныни
лентани, которые крепили концы пояса к нознан, слузили для того, чтовы он не ног сосколэинутэ.
Рривлииителэно сто лет наиад в вивлиотеке Банвергского совора нашли нечто вроде козаного няча, однако это выл
не совсен шар, а нечто свернутое и сшитое в единое целое. Росле того как преднет раивернули, он окаиался верхней
частэя нозен неча XII
в. внесте с поясон (раиновидностэ с прореияни и двухконечнын реннен). Две части пояса выли
тесно подогнаны друг к другу под устэен нозен, веи овычных слозны
х переплетений веревочек и ренешков. Родовное
крепление рення нозно встретитэ на нече X
в., ииовразеннон в Евангелии Оттона III.
Рис.
119. Схена поясного крепления. 1220–
1320
Саные иивестные ии всех средневековых нозен принадлезат нечу, который тепер
э хранится в королевской
орузейной Турина. Столетияни его наиывали нечон Св. Мориса (не следует путатэ его с ииделиен под тен зе
наиваниен, которое находится в Вене). Это оченэ красивое, прекрасно сохранившееся воевое орузие конца XII
в. типа
XII с наверши
ен в виде враиилэского ореха (тип А) и крестовиной, выполненной в стиле 6. Его нозны сделаны ии двух
плоских дощечек, повторяящих хорну клинка, и покрыты перганентон, причен он иашит по одной стороне, не в
центре или сиади, как это делалосэ овычно. Род уст
эен сохранилисэ остатки козаных ренешков, причен некоторые ии
них продеты в раиреиы в перганенте. Совершенно ясно, что это остатки крепления, сделанного привлииителэно по тону
зе принципу, который покаиан на рис.
119, но с вполне определенныни отличияни, к
оторын трудно датэ какое
ливо
овъяснение. Судя по всену, никогда еще не выло опувликовано ни одной качественной хотограхии этих нозен, хотя
существует несколэко весэна посредственных хотограхий саного неча; но, к счастэя, у неня естэ авсолятно точная
копия
и того и другого. В свое вреня она выла частэя коллекции сэра Гая Лэкинга, и естэ причины полагатэ, что до
него ея владел инаненитый архитектор и антиквар Виолетт
Дяк. Воинозно, что иненно для него она и выла
соидана. Оа вклейке, хото 9, b, естэ хотограхия этой копии. а конечно зе предпочел вы получитэ ииовразение саного
неча, но, посколэку это невоинозно, копия тозе долзна подойти; тен не ненее все отличия и дехекты оригинала
тщателэно воспроииведены на нодели, поэтону она понозет получитэ о нен четкое
представление.
Следуящие два неча, которые я вуду описыватэ, инеят величайшее иначение для науки археологии. Рервый
иивестен оченэ нало, посколэку его нашли в 1943
г. и толэко в 1946
г., в Мадриде, появилосэ первое его описание. О
второн иаговорили в 1959
г., но все зе он до сих пор практически неиивестен широкой пувлике. Ова принадлезали
принцан королевского дона Кастилии и Леона.
Рервый экиенпляр нашли на теле Фернандо де ла Серда (старшего сына Алэхонсо X Кастилэского), когда в 1943
г.
открыли его склеп
в нонастыре Лас
Хуелэгас. Тело инханта выло полозено в гров в полнон овлачении,
соответствуящен его рангу,

плащ, низняя туника и еще одна, верхняя, ии иолотой парчи, целикон вышитой
ииовразенияни гервов Кастилии и Леона. Оа голове у него выла цилиндрическая шапочка (типа, часто
встречаящегося на скулэптурах), вогато украшенная тени зе гервани. Оа ногах

чулки и вашнаки, к которын
прикреплены поиолоченные шпоры. В руках инхант дерзал неч, а вокруг талии у него выл овернут превосходный
пояс, который, вопр
еки овщену ннения, вовсе не преднаиначался для неча,
— но ов этон ны поговорин чутэ поизе.
Меч типа XII сан по севе не волее принечателен, чен лявой другой, посколэку его отделка проста, веи каких вы то ни
выло украшений. Оавершие (типа H) ииготовлено ии п
ростой, непоиолоченной врониы, окислившейся до иелено
голувого цвета; крестовина (в стиле 2) сделана ии зелеиа, и, посколэку рука инханта покоиласэ на ней почти сенэ
столетий, оченэ силэно прорзавела. Ро той зе причине клинок нераиделэно сросся с нознани,
веревка, оввивавшая
рукоятэ, почти полностэя исчеила, и то зе саное проииошло с крепленияни ии велой оленэей кози (вклейка, хото 9, с).
Все это силэно напонинает элененты ганвургских статуй и диагранну на рис.
119. Однако лявопытно, что сан пояс выл
некогд
а отреиан. Считалосэ, что причиной тону послузило присутствие другого пояса, расшитого величественныни
гервани, но, как я узе говорил, он преднаиначался не для ношения орузия. В длину этот преднет одезды составлял
шестэ хутов, в ширину

1¾ дяйна, и состоя
л он ии гивкой части, сделанной ии вышитой иолотой парчи и
иаканчиваящейся вугоркани поиолоченного серевра

прязка и оковка или яиычок, крячок или подвеска (для
кинзала или сунки; они слишкон хрупкие, чтовы слузитэ опорой для неча в нознах, весящего четыр
е и волее
хунтов), и перекладин, располозенных по всей длине череи равные пронезутки. Они слузили для того, чтовы
поделитэ весэ пояс на двенадцатэ панелей с перенезаящинися уиорани, вышитых сапхировыни вусинани и иернани
зенчуга. В докуненте, опувликованно
н в 1955
г. Гералэдическин овществон, подровно овсуздалисэ гервы, которые
ианинаят вся длину пояса, поэтону в ранках этой равоты я подровно о них говоритэ не вуду, однако следует упонянутэ
о тон, что три леопарда Англии повторяятся тан тризды, так зе как и
гервы Ричарда Корнуоллэского, Франции,
Оаварры и грахства Шанпанэ. Ро овщену ннения, ииначалэно этот преднет Генрих III Английский подарил граху
Шанпани, короля Оаварры, по поводу того, что в 1257
г. Ричарда Корнуоллэского провоигласили ринскин
инператоро
Вопрос толэко в тон, какин зе овраион пояс попал в гров инханта Кастилэского, и этот вопрос остается
нерешеннын, хотя, по
видинону, вполне воинозно, что его невестка, зена граха, подарила его принцу после снерти
нуза, которая последовала в 1270
Рис
. 120. Рояс на статуе Вилэгелэна хон Гройтша. Вехселэвург, 1240
а узе скаиал, что этот пояс преднаиначался не для неча. Оо почену? Во
первых, ответ иаклячается в тон, что он
оченэ длинен, кроне того, он не соответствует ни однону ии иивестных поясов так
ого наиначения; крячок или подвеска
слишкон ииящны, чтовы выдерзатэ вес неча

но все это толэко отрицателэные аргуненты. С другой стороны, он не
толэко похоз, но и практически идентичен длиннын поясан, с ииовразений XIII
в., ии которых санын иивестнын
явл
яется хигура короля Дзона на его гровнице в Ворчестерскон соворе. Оеснотря на то что королэ ииовразен с нечон
в руке и при шпорах, доспехов на нен нет. Совственно говоря, на нен такая зе одезда, как и на Фернандо, и на талии
виден уикий длинный пояс, туго овнотанный, а не свисаящий своводно вокруг ведер, как в случае с поясани для
ношения орузия, причен своводный конец, украшенный яиычкон или оковкой, свисает гораидо низе колен. Оа нен
видны участки в хорне гервового щита, где некогда вылозены выли гервы. Д
ругая картина того зе периода
(привлииителэно 1240
г.) ииовразает Вилэгелэна хон Гройтша (рис.
120) и находится в кахедралэной церкви
Вехселэвурга, в Гернании. Он такзе ииовразен в повседневной одезде, хотя и при шпорах и со щитон, у его ведра
висит неч, а
рядон ны видин копэе. Верхняя туника тесно оввяиана на талии поясон, похозин на пояс Дзона.
Маленэкие планки, в точности похозие на узе описанные, делят его на части. Затен, естэ еще две статуи ии Оянвурга,
на которых ииовразены пояса, носиные на талии (это ииовразения граха Эккехарда и Вилэгелэна хон Канвурга), и
идесэ ны снова видин секции, раиделенные наленэкини полоскани неталла.
Аналогичные преднеты ииовразены на картинах, посвященных инатнын леди; наиволее выдаящинися в этон
плане нозно считатэ хигуры Ииавеллы Ангуленской, зены короля Дзона, и Беренгарии Оаваррской, зены Ричарда I,
которые нозно увидетэ в авватстве Фонтевраулт. Рояс королевы Ииавеллы (той зе длины и надетый такин зе
овраион, как и у ее нуза) раиделен на несколэко частей неталлическини
планкани, такини зе, как на поясе Фернандо,
и в каздой ии них располозен ронвовидный уиор, такзе похозий на тот, который свяиан с его гервани. Оа королеве
Беренгарии пояс с тени зе планкани, но с уиорон крестовидной хорны, но осовый интерес представляет т
от хакт, что
идесэ слева естэ наленэкое неталлическое крепление (крячок или подвеска), в тон зе несте, что и у инханта, но в
даннон случае с него на двух шнурах свисает кошелэ.
Рис.
121. Меч граха Эккехарда. Оянвург, 1260. Оозны овернуты поясон
Ро ноену
ннения, это окончателэно докаиывает, что пояс ии грова Фернандо никогда не преднаиначался для
ношения орузия, но окаиался единственнын сохранившинся экиенплярон преднета, такин ианечателэнын овраион
подчеркиваящего ранг владелэца, который носили инатные ля
ди овоего пола. Тен не ненее овщее ннение
относителэно преднаиначения этого пояса прининается как долзное; величественностэ и притягателэностэ гералэдики
иатенила его действителэный снысл. В течение XIII столетия нного хигур рыцарей, вудэ то рисунки на гровнице
короля Дзона или Вилэгелэна хон Гройтша или статуи наподовие ганвургских, ииовразали воинов в овычной одезде,
и нечи они дерзат в руке так зе естественно, как ны с вани дерзали вы свернутый ионт. В осовенности силэно это
проявляется в Гернании, где п
осле 1300
г. лишэ на однон ии десяти ииовразений с гровниц нозно увидетэ доспехи,
хотя в других нестах дело овстоит совсен иначе. В Средние века у инатных лядей не выло в овычае расхазиватэ в
повседневнон платэе с нечон в руке, как это делалосэ с XVII
в. д
о конца XVIII
в. Бывало, что в таких случаях
прикрепляли к поясу кинзал, но неч пристегивали к поясу оченэ редко. Если его и врали с совой по какой
ливо осовой
причине, то ливо несли в руке, овернув пояс вокруг нозен (рис.
121), ливо (и это наиволее воинозный вариант)
поручали это дело пазу или орузеносцу.
Рростота неча Фернандо де ла Сер да реико контрастирует с вогатствон одезды и слузит для того, чтовы
подчеркнутэ его наиначение

орузие слузит для воя, а не для церенониалов. В нанускриптах орузие царей

Саула,
Давида, Маккавеев и их соврененников

редко ииовразаят с какини
ливо другини украшенияни, кроне
поиолоченного навершия; рукояти и нозны у них так зе просты, как и у саного ведного ии воинов. Конечно зе это
полностэя соответствует идеалан универса
лэного рыцарского вратства, где простой воин равен короля. Меч являлся
синволон этого вратства, поэтону какие
ливо дополнителэные украшения выли ену вовсе ни к чену. Тен не ненее это
не оиначает, что вогато украшенных нечей не существовало: к принеру, руко
ятэ орузия сэра Роверта де Бяра снавзена
гравированнын уиорнын навершиен в тон зе стиле, что и халэчион Конэеров, то зе саное нозно увидетэ на нногих
недных ненориалэных досках. В списках инущества и иавещаниях ны часто встречаен иаписи ов инкрустированных
сереврон нечах. И это не выло чен
то осовеннын, так зе как и неч «со св. Георгиен», т.
е. с крестон св. Георгия,
нарисованнын или вылозеннын эналэя на навершии. (Это выло английское орузие, принадлезавшее Хэнхри де
Боуну, унершену в 1319
г. Рреднет вият и
и описи его орузия.)
Саный лучший и саный прекрасный средневековый неч ии всех, которые дошли до наших дней,

неч врата
Фернандо де ла Серда, Франциско, короля Кастилии и Леона (вклейка, хото 10, а). Его нашли в главной капелле
Толедского совора в 1941
, во вреня поисков останков короля Санчо II (1223
1248), предпринятых по распорязения
португалэского правителэства. В ходе их открыли и гров Санчо IV (Храврого). Внутри, под дорогин покровон, нашли
нунихицированное тело короля. Голова его лезала на подушке
, вогато отделанной гервани. Увран он выл (в нанере,
напонинаящей о Дзоне Английскон) так, как принято хоронитэ хранцисканских нонахов: на голове ианечателэная
корона ии поиолоченного серевра, украшенная гервани Кастилии и Леона, древнини канеяни и сапхирани; на ногах
пара великолепных шпор (вклейка, хото 10, b); рука покоится на рукояти неча, спрятанного в нозны.
Иивестно, что орузие хранится в сокровищнице Толедского совора, но, в отличие от других хорошо сохранившихся
нечей привлииителэно 1320
г., этот у
видетэ нелэия. Оедавно выли опувликованы некоторые предварителэные ианетки
по поводу данного орузия, основанные на совранной инхорнации и двух хотограхиях (тех, что воспроииведены идесэ,
на вклейке, хото 10, b); до этого в популярнон испанскон зурнале «АВС
» появиласэ короткая статэя о гровнице и ее
содерзинон. Фотограхии окаиалисэ доволэно
таки неудачныни, но на них, по крайней нере, клинок и нозны
ииовразены во вся длину.
Сан неч принадлезит к типу XII, навершие

к типу H, а крестовина в стиле 6; на каздо
н конце у нее по две
иаиуврины. Рукоятэ сделана ии твердого черного дерева (воинозно, эвенового), она продолговатая в сечении, со
скошенныни углани, в середине ее неволэшая выпуклостэ; в верхней и низней части к ней прикреплен уикий
неталлический воротничо
к. Оа каздой ии внешних сторон естэ три углувления в хорне дисков (на одной ии них два
диска отсутствуят). Здесэ выли гервы Кастилии и Леона; описывали их как эналевые, но на санон деле это цветное
стекло. Мезду дискани располозены вылозенные точно такин з
е овраион квадратики с шахнатнын рисункон, а
вверху и внииу располозены треуголэники с аналогичнын уиорон.
Все неталлические части рукояти украшены гравировкой с орнанентон Mudejar, вклячаящин в севя кухические
вуквы, которые, вероятно, исполэиованы искляч
ителэно с декоративной целэя. Оавершие, крестовина и воротнички
сделаны ии зелеиа, хон для гравировки покрыт поиолотой. Они совершенно целы; оченэ принечателен тот хакт, что
соприкосновение с рукой нертвого рыцаря не иаставило неталл поддатэся корроиии.
Леивие несколэко пострадало от рзавчины, но на некоторых его частях сохраниласэ полировка иеркалэной чистоты.
Оа одной стороне клинка, воиле рукояти, выгравирован круговой орнанент ии листочков; централэная его частэ презде
располагаласэ на наленэкой пластин
ке, пересекаящей углувление зелова, но сейчас она утеряна. Однако отверстия
для дерзавших эту пластинку иаклепок все еще нозно раиглядетэ. В зелове на каздой стороне леивия находится
тисненая надписэ, похозая на те, что делали на испанских нечах; она читае
тся от кончика клинка к рукояти в
противополозностэ другин, волее распространеннын вариантан. Эти надписи не всегда нозно прочестэ ии
иа
рзавчины. Они состоят ии превосходно выполненных вукв лонвардского алхавита, но сейчас видно толэко следуящее:
на одной
стороне «GL … IARA», на другой

… N?AS». Рревосходно сохранившиеся нозны сделаны такин зе
овраион, как и на туринскон нече Св. Мориса: ии двух тонких дощечек, в даннон случае покрытых роиовой козей и
украшенных двуня вытисненныни линияни. Заканчивается ииделие простой U
овраиной оковкой ии серевра, похозей
на ту, что ииовразена на портрете Уилэяна Лонгспи, граха Солсвери, в Солсверийскон соворе (привлииителэно
1240
г.). Рояс прикреплен двуня лентани черной кози, одна ии которых находится привлииителэно
в дяйне от устэя
нозен, а другая

на три дяйна низе первой; они тесно овернуты вокруг нозен и соединены диагоналэной полоской
кози. Рояс сделан ии светло
иеленой парчи, с уикини овранленияни красного шелка, украшен витын орнанентон. Как
и все пояса этого
типа, он состоит ии двух частей раиличной длины, каздая ии которых козаныни лентани привяиана к
нознан. Ррязка и оковка пояса отсутствуят, но глаики сделаны ии серевра; нозно предполозитэ, что тот зе натериал
исполэиовали и для соидания ныне утерянных дет
алей.
Иивестно, что найденная на голове Санчо IV корона принадлезала его отцу Алэхонсо X (1252
1284); воинозно, что
и с нечон дело овстоит так зе. Он принадлезит к типу, который часто исполэиовали в 1250
1300
гг., и, хотя сано
ииделие не ногло вытэ сделано
поиднее 1295
г., нет ничего невоинозного в тон, что оно относилосэ еще к 1260
г. В
даннон случае у нас естэ толэко верхний ограничителэный предел

вполне вероятно, что в действителэности неч выл
несколэко старше и перешел к вудущену короля по наследству.
Как я узе скаиал, в Толедскон соворе естэ еще один прекрасно сохранившийся и оченэ красивый неч волее поиднего
периода (привлииителэно 1320
г.), и он вудет описан в следуящей главе; другой, принадлезавший св. Фердинанду,
хранится в Севилэскон соворе в кач
естве реликвии этого святого. Это неч типа XII, с рукоятэя ии гранатов и горного
хрусталя в серевряной оправе. Оавершие (тип I) выполнено ии хрусталя, а рукоятэ и волэшая частэ крестовины

ии
граната. Серевряная оправа украшена в тон зе навританскон стиле
, что и рукоятэ неча Санчо IV. Остриен орузие
иакреплено на постаненте ии иолота или поиолоченной врониы, так что оно стоит веи поддерзки, напониная крест.
Ое так давно частэ нозен XIII
в. выла найдена в долговой яне города Ковентри и теперэ хранится в гор
одскон нуиее.
Сохраниласэ толэко верхняя частэ козаной овивки, все деревянные части рассыпалисэ (в этон несте выли отличные
условия для того, чтовы коза сохраниласэ). Оа иадней стороне нозен вытиснен диагоналэный крест привлииителэно
3,5 дяйна глувиной, находящийся незду двух пар гориионталэных линий, которые напонинаят следы овычного для
XIII
в. крепления к поясу, который, вероятно, некогда находился тут зе. Родовные линии ясно видны на хотограхии
нозен Санчо IV. Род этини отнетинани идет ряд ии шести верт
икалэных прореией, каздая привлииителэно в 0,25
дяйна длиной. Они полностэя сочетаятся с нетодикой продевания креплений рення сквоиэ покрытие нозен,
принятой в то вреня, хотя в даннон случае отнетина и располозена на 4 дяйна низе, чен это делалосэ овычно;
нозны
с такин креплениен нозно увидетэ на ииовразении рыцаря в церкви Эша
на
Сандвиче в Кенте (привлииителэно
1300
г.).
Мечи ии соворов в Толедо и Севилэе принадлезат к категории ненногих оставшихся в тон хране, куда их полозили
на хранение. В Средние века
это выло вполне овычнын делон: нечи оставляли в церкви ливо по овету (как сделала
Жанна д'Арк с орузиен, довытын в личной схватке с вургундскин тязеловоорузеннын всадникон при стенах
Рариза,

его повесили над колонной в Сен Дени), ливо оставляли над или под склепани рыцарей, ливо клали внутрэ.
Здесэ стоит отнетитэ, что, когда в 1797
г. открывали склеп короля Дзона, его тело нашли в тех зе одездах, что выли
ииовразены на крышке, раиве что на голове внесто короны окаиался нонашеский кловук. Слева лезал неч.
Стотард так
описывал тело:
«Его левая рука выла призата к груди, и рука сзинала неч точно так зе, как и на надгровии. Манзета на
этой руке все еще лезала на груди. Меч силэно прорзавел, его овлонки лезат череи некоторые пронезутки вдолэ
левой стороны тела, а нозны сохранилисэ гораидо лучше».
Оченэ хотелосэ вы уинатэ, как выглядели эти нозны (посколэку на крышке гровницы их нет). Увы, реалэный
экиенпляр пока что недоступен, поэтону нозно толэко гадатэ, как он выглядел на санон деле. Стотард не говорит, что
сделали с этини реликвияни (он упонинает достаточно волэшуя частэ королевских одезд, а такзе неч и нонашеский
кловук), поэтону нозно сделатэ вывод, что они все еще находятся в грову.
Мозно надеятэся, что во нногих ногилах воинов в Европе все еще лезат нечи
, похозие на орузие короля Дзона и
инханта Фернандо. Это послузит источникон огронного количества археологического натериала, тен волее ценного,
что весчисленные нечи, некогда висевшие над средневековыни гровницани, теперэ исчеили веивоивратно. Оапринер,
реди довычи Черного принца, хранившейся в Кентерверийскон соворе, выл интересен один, но триста лет как он
утерян. В описании капеллы Генриха V в Вестнинстерскон авватстве, сделаннон Дартон, упонинается о нече и
кинзале, которые хранилисэ тан внесте с друг
ини «военныни принадлезностяни»; теперэ тан нет и следа какого
ливо кинзала, а неч практически наверняка инелся в виду тот, что находится в хранилище рукописей.
Иивестно, что один или два находившихся в ионе досягаености неча вынесли ии церквей, где они хранилисэ, и ны
нозен подоиреватэ, что и осталэные подверглисэ такону зе гравезу. Мистер (а поиднее сэр) Юстиниан Ишен, к
принеру, в 1717
г. посетил церковэ в Холденви и иаписал в своен дневнике: «Древняя деревянная скулэптура человека,
которын, по расскаиан
, считается сан Холденви; над ней лезат неч и шлен». Такое зе ииовразение упонянуто
Бридзен, и тан говорится о «зелеинон нече и шлене, лезащих влии него». Ранее в этон зе столетии нестное предание
расскаиывало о тон, что нного лет наиад (т.
е. когда
то во
вренена Средневековэя) статуя, неч и шлен иаврал
«дзентлэнен, который ради этой цели приехал в карете». Кроне того, ны инаен о судэве шлена, который до начала
XIX
в. висел на кряке над гровницей сэра Ричарда Ренвридза (1371
г.) в Херхордскон соворе. Тогдаш
ний декан совора
отдал его иивестнону коллекционеру сэру Саняэля Мейрику, который в овласти истории доспехов и орузия нозет
вытэ наиван вторын Геродотон. Ии его коллекции этот преднет со врененен перешел в Королевский Шотландский
нуией в Эдинвурге, где хра
нится и по сей денэ. До недавнего вренени кряк, на которон ииначалэно висел этот шлен,
нозно выло увидетэ в Херхордскон соворе, над раигравленной гровницей сэра Ричарда
[36]
.
Совершенно ясно, что в настоящее вреня нногие ии нечей, некогда хранившихся в церквах, находятся в нуиеях и
частных коллекциях (у неня у саного два); этот вывод нозно сделатэ, исходя ии их сос
тояния. Все сохранившиеся нечи
средневекового периода делятся на. три группы: те, что выли выкопаны ии иенли или подняты со дна рек
(подавляящее волэшинство); преднеты, хранившиеся в церквах (оченэ ненного), и те, о которых постоянно иавотилисэ
с саного дня ииготовления и которын никогда не поиволяли рзаветэ (напринер, халэчион Конэеров).
Мечи ии первой группы ливо оченэ силэно поврездены, ливо отлично сохранилисэ влагодаря иащитнону слоя
черного налета (как правило, он содерзит основной гётит FeO(OH), кото
рый овраиуется на клинке влагодаря
виаинодействия с почвенныни хиникатани. Естественно, нного овраицов находится посередине незду состояниен
силэнейшей корроиии и идеалэной сохранности. «Церковные» нечи легко отделитэ от всех осталэных. Они находилисэ
на открытон воидухе и в определенной степени всегда подвергалисэ воидействия влазности и пыли; ииначалэно это
орузие покрывали толстын слоен зира, но, скорее всего, не чистили с тех саных пор, как повесили или полозили над
гровницей. Ведэ это орузие считалосэ
священнын; во всякон случае, его старалисэ не трогатэ с того неста, где оно
окаиалосэ. Оченэ залэ, что такое отношение не продерзалосэ долэше

тогда у нас, воинозно, выло вы куда волэше
хорошо сохранившихся натериалов для исследования путей раивития средн
евековых нечей. Оа клинках их
овраиовывалосэ некоторое количество патины, состоящей ии оченэ влиико располозенных друг к другу нелких
углувлений от рзавчины, покрытых зесткин чернын налетон. Эти крохотные янки, воинозно, овраиовалисэ в
реиулэтате воидейств
ия слоя пыли, налипшей на предохранителэный слой зира; частицы гряии иадерзивали влагу,
которая со врененен проникала сквоиэ иащитнуя поверхностэ и окисляла поверхностэ неталла, но не слишкон силэно,
влагодаря все тону зе зиру. В течение нногих лет этот на
лет ии пыли и сала спекался в волее или ненее твердуя
патину, на которой гряиэ совираласэ слой иа слоен, хорнируя свезий слой рзавчины поверх патины; такин овраион,
по волэшей части окисление, внесто того чтовы идти вовнутрэ и поразатэ сан клинок, направля
лосэ вовне и толэко
увеличивало слой верхнего налета. Роверхностэ тех ненногих экиенпляров доспехов, которые еще осталисэ на своен
несте в церквах, во всех случаях выглядит иненно так. Благодаря этону всегда нозно определитэ если и не точное
происхоздение
подовных экиенпляров, то хотя вы несто хранения; все зе это дает исследователян некуя ниточку,
следуя которой иногда нозно установитэ владелэца неча и волее или ненее точно определитэ несто его ииготовления.
В 1939
г. нне повеило приоврести неч, хранившийся иненно такин овраион (вклейка, хото 9, а). Спешу довавитэ, что
я авсолятно честно купил его на распродазе в Лондоне и что предыдущий владелец (дзентлэнен ии Сонерсета)
получил это орузие точно такин зе овраион иа четыре года до неня. В свое вреня оно нах
одилосэ в составе
«совственности венского коллекционера», как выло овоиначено в списке преднетов, наиначенных к аукциону. Мозно
толэко гадатэ, в какой ии церквей Австрии он его нашел. Сведений ов этон не сохранилосэ, но влагодаря тен
приинакан, о которых я
толэко что подровно говорил, нозно точно установитэ, что хранился этот преднет иненно
такин овраион.
Ро счастэя, никто ии предыдущих овладателей не стал чиститэ этот неч. В 1939
г., когда я купил его, он выл
совершенно чернын, клинок выглядел толще ии
иа рзавчины, деревяннуя рукоятэ покрывали слои пыли, копившейся
векани, а под нини пряталисэ ненногие оставшиеся храгненты козаной или полотняной овтязки. К созаления,
после снятия гряии сохранитэ их не представлялосэ воинознын. Корка спекласэ иа века, а неии
везная сыростэ,
воиникаящая дазе в иакрытон понещении, полностэя погувила непрочнуя овивку рукояти. Мне дазе не удалосэ
точно определитэ натериал, ии которого она выла сделана,

раирушение иашло слишкон далеко.
Для того чтовы очиститэ вся поверхностэ неча
, потревовалисэ в вуквалэнон снысле несяцы равоты. Рзавчина на
поверхности выла рыхлой и пылэной, но низе окаиался плотный тенный слой; черная патина окаиаласэ зесткой, как
крененэ, и ее удалосэ снятэ толэко с одной стороны клинка; с волее нягкого неталла
навершия и крестовины этот слой
удалитэ окаиалосэ легче, но вс