Кернбах Сергей – Сверхъестественное. Научно доказанные факты

Кернбах Сергей – Сверхъестественное. Научно доказанные факты


[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Москва, Алгоритм, 2015

УДК 001.9
ББК 72
К36

ISBN 978-5-906789-00-6

Имя Сергея Кернбаха, директора исследовательского центра перспективной робототехники и проблем окружающей среды (ФРГ, г. Штутгарт), известно российскому читателю по публикациям в Интернете. Теперь у читателя есть возможность познакомиться с его книгой «Сверхъестественное. Научно доказанные факты», посвящённой экспериментальным исследованиям «взаимодействия мозга и материи».
Подобные исследования «паранормальных явлений» проводились в различных, в том числе закрытых, проектах СССР и постсоветской России, Третьего рейха и современной Европы, США. В книге даётся обзор этих проектов и обобщаются эксперименты автора, проведённые в последние годы в исследовательских лабораториях. Полученные результаты, как замечает учёный, могут быть проверены в независимых экспериментах, хотя им не всегда находится объяснение на данном этапе развития науки.
Книга адресована широкому кругу читателей и профессионалам, которых интересуют проблемы синтеза технологии и сознания.

УДК 001.9
ББК 72
© Кернбах, 2015
© ООО «ТД Алгоритм», 2015

ОБ АВТОРЕ И ЕГО КНИГЕ

Сергей Кернбах dr. rer. nat., директор исследовательского центра перспективной робототехники и проблем окружающей среды (г. Штутгарт, ФРГ); до 2013-го руководитель группы робототехники в Штутгартском университете, в 1990-х годах работал в институте синергетики Г.Хакена; автор / составитель нескольких книг и более 150 научных публикаций; лауреат международных наград, призов и грантов; член редакционных коллегий журналов International Journal of Unconventional Science (соучредитель). International Journal on Advances in Intelligent Systems, Frontiers in Robotics and Al; член организационных комитетов многих конференций в области робототехники, искусственного интеллекта, сенсорики и нетрадиционных исследований.
Хотя в названии стоит «сверхъестественное», эта книга о междисциплинарной науке на стыке психологии, психотроники, микробиологии, электроники и биофизики. Эта область исследований иногда обозначается как «взаимодействие мозга и материи» и касается современных технических систем и различных психо-биоэнергетических явлений. Подобные исследования проводились в различных, в том числе закрытых, проектах СССР, национал-социалистической Германии и США на протяжении почти всего XX века. В книге делается обзор этих проектов и обобщаются работы автора, проведённые в трёх исследовательских лабораториях за последние несколько лет. Полученные результаты могут быть проверены в независимых экспериментах, хотя им не всегда находится объяснение на данном этапе развития науки. Книга адресована широкому кругу читателей и профессионалов, которые интересуются проблемами синтеза технологии и сознания.

СОДЕРЖАНИЕ

Об авторе и его книге
Предисловие
Глава 1. Предыстория нетрадиционных исследований
Предмет нетрадиционных исследований
Операторные взаимодействия
Магия с доисторических времён до постмонотеизма
От магии к инструментальной парапсихологии
Осознанные сновидения и проекции сознания
Выкристаллизовывание информационной теории .........
Глава 2. О маленьких зелёных гномиках
Глава 3. Нетрадиционные течения XX века
Ситуация в конце XIX века
Инструментализация витализма
Радионика: между магией и психотроникой
Роль оператора в магии, радионике и парапсихологии
Частотные резонансы и биорезонансная терапия
Нетрадиционные работы в Германии до 1945 года
Американская программа
Развитие института скептицизма
Глава 4. История трёх экспериментов
Дружище
Толкотня у шкафа
Сущности не обижаются
Глава 5. Психотроника в СССР
Общественное восприятие нетрадиционных работ
Приборы и исследования периода 1980-2003 годов
Некоторые выводы
Глава 6. Путешествия по ту сторону зеркала
Физиология путешествий
Мистика путешествий
2002: Первые контакты
2010: Стихии и Диана
Глава 7. Современные методы генерации и детекции
Объект «высокопроникающего» излучения
Известные методы генерации
Протестированные в лаборатории генераторы
Известные методы детекции
Протестированные в лаборатории сенсоры
Методология измерений
Глава 8. Рассказ о жизни в Идиллии
Глава 9. Сверхдальняя неэлектромагнитная связь
Обзор эффекта нелокальной связи
Приборы и методология экспериментов
Эксперименты типа «прибор-прибор»
Троичное кодирование и режим трансляции
Эксперименты типа «оператор-прибор»
Нелокальная связь в биологических системах
Эксперименты «без оператора»
Некоторые выводы по ЭНС
Глава 10. Поезд в вечность
Начало пути
Венчание в Зазеркалье
Разговор с сыном
Небесная канцелярия в Ватикане
Тривиальная симпатия
Силы, которые нас ведут
Подарок
Глава 11. Эффект переноса информационного действия
Выборочный обзор работ по ПИД-эффекту
Схемы экспериментов
Локальный перенос информационного действия
Каскадный перенос информационного действия
Временные эффекты
Приборно-операторные эффекты
Некоторые выводы
Глава 12. Смерть и рождение
Смерть
Рождение
Глава 13. Приборные и операторные фантомы
Фантомы история, гипотезы и попытки объяснения
Эффект «зашумления»
Эффект последействия
Функциональный фантом
Программирование фантомов
Удалённые фантомы
Заключение
Заключение. Открытие ящика Пандоры?
Литература



ПРЕДИСЛОВИЕ

Феномен есть. Канал связи неизвестен. Канал воздействия неизвестен.
Любители могут искать!
Специальная комиссия ЦК КПСС по расследованию парапсихологических явлений

Разработки и технологии, описанные в этой книге, являются только малой частью того, что было исследовано, изготовлено, протестировано и отчасти запатентовано за последние полвека (многое ещё находится под грифом секретности). Во время холодной войны многие государства лидеры среди них СССР и США инвестировали громадные средства в разработку так называемых «нетрадиционных» технологий. В своё время эти программы были строго засекречены, в наше время они постепенно становятся доступными для широкой общественности. Чему посвящены эти программы? Речь идёт о взаимодействии сознания и материи. Это не обязательно экзотические «потусторонние» вещи. Например, исследовалось воздействие излучения, в том числе микроволнового, на биологические системы, влияние слабых электромагнитных полей и слабых биологически активных неэлектромагнитных сигналов на функции центральной нервной системы, воздействие так называемых стрессоров на молекулярную биохимию и т.д. Однако часть этих программ была действительно экзотической и касалась экстрасенсорного восприятия, различных психокинетических явлений, передачи информации без физического носителя, дистанционного воздействия на сознание тех технологий, которые могли бы помочь в победе над «вероятным противником». В каждой стране эти исследования соответствовали её собственной культурной, религиозной и идеологической доктрине. В СССР эти работы курировались как КГБ, МВД и Министерством обороны, так и Министерствами сельского хозяйства и здравоохранения. В США было также несколько независимых программ, например программы, известные как «Gondola Wish», «Grill Flame», «Star Gate» и другие, под эгидой ЦРУ, контрразведки, военной разведки, Министерства обороны и других ведомств. Поскольку происходила непрерывная слежка друг за другом, то по успехам или провалам одной из сторон можно судить и о другой стороне.
После распада СССР произошёл существенный сдвиг в нетрадиционных технологиях не только в странах Варшавского договора, но и в мировом сообществе в целом. Большая часть программ, которые финансировались как часть стратегических инициатив, были свёрнуты. Некоторые из них были официально рассекречены, как, например, американская программа «Star Gate». Другие были разрушены, как это произошло в СССР со спин-торсионными исследованиями. Часть существовала дальше или в виде по-прежнему закрытых программ, или же в виде разного рода коммерческих продуктов, поддерживаемых различными фирмами. Некая часть выплеснулась в массы экспериментаторов-любителей и существует поныне на различных форумах, обрастает множеством домыслов и мифов.
Если взглянуть более широко, нетрадиционные технологии имеют очень долгую историю. Мы сталкиваемся с рядом феноменов, которые существуют на протяжении всей письменной истории человечества. Один из них магия. Здесь магия понимается не в контексте эзотерических верований и мистических культов: имеется в виду та её часть, которая известна сегодня как биоэнергетика, экстрасенсорика, нелокальные и энергоинформационные явления и т.д. Письменные источники о существовании этих явлений насчитывают почти шесть тысячелетий с IV-III тысячелетий до н.э. в Месопотамии и древнем Египте и вплоть до нашего времени. Зачастую представляется, будто магия обусловлена несовершенными представлениями об устройстве мира, что является отчасти верным. Однако нужно также рассмотреть два следующих факта. Во-первых, на протяжении шести тысячелетий возникают очень сходные представления у совершенно не связанных между собой культур, разделённых как во времени, так и территориально. Даже полностью изолированные островные культуры развивают сходные концепции. Во-вторых, в контексте магии мы сталкиваемся с операторными феноменами, обозначаемыми на современном языке как экстрасенсы. Поскольку они уже не раз являлись объектом экспериментальной проверки, то интерполяция этих результатов в прошлое также заставляет в некотором смысле более серьёзно отнестись к феномену магии.
В процессе развития магии, религии и ранних естественнонаучных теорий сформировалось несколько философских концепций, которые определили нетрадиционное мышление последующих веков. Одна из этих теорий витализм, который является основным философским течением в дискуссии о живой и неживой материи в западной истории. К началу XX века витализм уже насчитывал более двух тысяч лет своего развития. Практически все заметные мыслители античности, средневековья, Возрождения и современности имели трактаты на тему витализма. Основная идея витализма заключается в наличии некой нефизической субстанции, которая делает живые объекты принципиально отличными от неживых. В простейшей форме это наличие «души», в более сложных формах XVI-XVII веков витализм противопоставлялся механистической картине мира «биологических автоматов» Декарта. Виталистический «флюид» имеет множественные восточные аналогии, концепция животворящей силы является основой для восточных эзотерически-философских концепций. Однако европейский виталистический «флюид» имеет под собой иную основу идею магнетизма. Эта концепция была широко развита немецкой школой XVIII-XIX веков (течения месмеризма, исследования фон Райхенбаха, приборы Коршельта и т.д.). На основе различных течений витализма возникла виталистическая линия нетрадиционных технологий, которая относит все явления к психическим способностям операторов и некой «жизненной» энергии, присущей только живым организмам.
Исторически радионика продолжает течение виталистов XVIII-XIX веков в новом русле, в ответ на создание беспроводной связи в конце XIX века такими известными изобретателями, как Маркони, Тесла, Попов, Герц и другие. Произошла новая технологическая революция, отклики которой прозвучали и в области нетрадиционных технологий. Радионика, использовавшая многие методы из психологических, виталистических и отчасти оккультных практик того времени, повернула предыдущие теории виталистов в русло частот и излучений и начала говорить на языке «электронных вибраций». Это ознаменовало переход к новому, близкому к сегодняшнему пониманию нетрадиционных технологий от «жизненной энергии» к «теории поля». Это новое понимание сформировало технологическую линию нетрадиционных технологий, которая относит все явления к формам пока неизвестной физической энергии «элоптической», «фундаментальной» (Райхенбах), «эфирной» и т.д. В современном понимании квантовые эффекты, проявляющиеся в макроскопических системах, продолжают эту линию.
Развитие научных методов в XVIII-XIX веках ввело тенденцию к демистификации различных спиритуалистических, аномальных и магических явлений. В разное время возникали объединения, которые видели свою задачу в объективном исследовании этих явлений. В истории осталось Психологическое общество Великобритании, основанное в 1875 году и известное с 1882 года как Общество психических исследований. Если в самом начале это общество занималось в основном медиумными феноменами и популярным в тот момент спиритизмом, то после работ Райна в 1930-х годах оно расширило свою деятельность на все аномальные явления. Современная парапсихология имеет дело с виталистическими и технологическими линиями нетрадиционных технологий в так называемых «мозг материя» (mind-matter) экспериментах.
Парапсихологические исследования проводились в той или иной мере силами отдельных учёных практически во всех странах. Однако только четыре страны имели государственные программы (известные на данный момент), то есть их целенаправленное развитие и финансирование осуществлялось под контролем государства. Первой известной программой является программа СССР с 20-х годов XX века. В Германии в период с 1930-х до 1945 года велись координированные исследования в нетрадиционных областях. Исследования в нацистской Германии, которые получили широкую огласку в последнее время, являются вершиной работ того времени. По оценкам специалистов, Германия с 1933 по 1945 годы инвестировала в нетрадиционные технологии больше средств, чем США в разработку первой атомной бомбы. В США с 1940-1950-х годов по настоящее время также проводились и проводятся финансируемые государством исследования в этой области. Считается, что, хотя направленность работ США несколько отличалась от работ СССР, общий объём и уровень финансирования обеих программ был соизмерим. Также известны некоторые детали государственной программы КНР. Американские и советские источники указывают на высокий уровень финансирования китайских работ и осуществление их руководства высокими правительственными кругами.
На нетрадиционных работах СССР нужно остановиться особо. Именно здесь зародилось новое направление нетрадиционных исследований под названием психотроника. Формально она возникла в 60-70-х годах как инструментальная ветвь парапсихологии в Восточном блоке, которая преследовала по идеологическим соображениям технологические цели. Однако считается, что психотронные исследования начались ещё в 20-30-х годах сразу в нескольких странах, среди которых СССР, Германия, Италия и США. Поскольку история психотроники в ЧССР и СССР началась с разработок приборных генераторов этого излучения, было интуитивно предположено, что это явление проявляется именно как «излучение», которое иногда обозначается как «высокопроникающее» или «неэлектромагнитное». Предполагается, что это явление имеет физически-независимую форму, как, например, некое физическое поле или как макроскопическое проявление квантовых явлений. Уровень финансирования и достигнутых результатов в СССР уже в 80-х годах XX века был чрезвычайно высок. Сравнивая работы тех лет и современные западные работы, видишь значительное на десятилетия опережение советских исследований по отношению ко многим западным парапсихологическим и технологическим школам. Полный развал этого направления в России вызывает крайнее недоумение, особенно в контексте поиска нового стратегического развития в постперестроечное время.
В современных психотронных исследованиях, уже без идеологического давления, а также благодаря постепенному просачиванию этого направления на Запад, виталистическая и технологическая линии комбинируются. Известны работы по усилению операторного потенциала с помощью генераторов, исследование воздействия экстрасенсов на технические сенсоры, использование техники проекций и осознанных сновидений в психотронных технологиях. В этом отношении интересны работы так называемых «хакеров сновидений». Зачастую разработчики аппаратуры являются продвинутыми экстрасенсами. Иными словами, наблюдается процесс интеграции различных линий психотроники и магии и их постепенное (хотя и очень медленное) совмещение с академическими исследованиями.
В процессе наших исследований последних лет стало ясно, что количество публикаций по нетрадиционным технологиям за последние 30-40 лет насчитывает несколько тысяч источников как в русскоязычном, так и в англоязычном информационном пространстве. Из них порядка 200-300 публикаций (по личным субъективным оценкам и на основе опыта рецензий в научных журналах) можно отнести к работам очень высокого качества. Несмотря на это и на то, что современные нетрадиционные исследования были инициированы и финансируемы государством, отношение академической науки и некоторых других сообществ к таким исследованиям колеблется от неприятия до обостренного противодействия. Это даже успело получить название «феномен патологического скептицизма». Эта проблема довольно сложная, и её неправильно рассматривать только в контексте современной науки. Действительно, эти феномены обладают малой величиной, их сложно детектировать, и в этих исследованиях есть определённая специфика. Однако подобные проблемы возникают и во многих других областях, например, в области элементарных частиц. Кроме того, в нетрадиционных технологиях присутствует фактор шарлатанства, влияние которого не нужно недооценивать. Неприятие нетрадиционных технологий очень напоминает «охоту на ведьм», обусловленную вопросами веры в существование определённых феноменов. Некоторые люди верят, а некоторые не верят; как правило, и те и другие прикрываются терминологией той социальной среды, в которой они существуют.
Разделение между «традиционными» и «нетрадиционными» науками произошло в XVII-XVIII веках. Наука того времени отсеяла зёрна от плевел и построила свой собственный фундамент. На протяжении почти трёхсот лет шла борьба за установление определённых принципов, результат которой мы видим сегодня в успехах электронных, биохимических, информационных и других технологий. Однако в пылу борьбы были опущены некоторые моменты, которые касаются явлений с невысокой степенью воспроизводимости. Они стали фикциями и перестали существовать для науки. Почти все операторные явления переместились в область суеверий. Корень крайнего неприятия нетрадиционных технологий академическим сообществом лежит именно в философском фундаменте позитивизма и редукционизма. Интересно, что в восточных странах, в силу других культурных, мировоззренческих и философских причин, нетрадиционные технологии удачно вписываются в научный ландшафт. Здесь можно сослаться на китайские, индийские и японские исследования «тонких энергий».
Как мы видим, возникает некая двойственность нетрадиционных технологий. С одной стороны, это несомненный вклад инженерных и даже теоретических наук, с другой это довольно широкое распространение биоэнергетических, энергоинформационных и экстрасенсорных методик. Здесь можно указать на использование фотографических отображений объектов для адресации при нелокальной связи, использование пассивных генераторов на основе «заряженных» материалов, дистанционное воздействие на биологические объекты, возникновение фантомного эффекта последействия и т.д. этот список можно значительно расширить.
Двойственность нетрадиционных технологий это большое преимущество новой науки, которая, вероятно, сможет сократить разрыв между человеком и технологией, произошедший несколько веков назад. Возможно, нетрадиционные технологии будут требовать пересмотра и ослабления некоторых строгих постулатов, властвующих в науке. Не исключено, что энергоинформационные явления должны перенять строгий принцип экспериментальной проверки, и это инициирует новый процесс отсева зёрен от плевел. Нельзя исключить, что некоторые элементы мистицизма будут приняты научными направлениями в качестве возможных космогонических гипотез. В любом случае это будет очень непростой процесс для всех.
В чём же суть данной работы в контексте двойственности нетрадиционных технологий? Мы видим большой шанс для людей использовать эти технологии для своего дальнейшего развития. Развития не столько умственного, сколько психобиофизического. Здесь возникает определённая проблема, поскольку, в силу непонятных причин, только небольшая часть людей испытывает интерес к своему дальнейшему развитию. Возможно, некоторые прикладные аспекты, такие как общее оздоровление организма, помощь при некоторых заболеваниях, или же такие «популяристические мероприятия», как поддержка при похудении или попытках бросить курить, помогут этому направлению стать более популярным. В то же время мы не испытываем иллюзий в отношении предстоящих сложностей для тех, кто будет следовать этому пути. В какой-то мере это «путь мага», является ли он технологическим или метафизическим.
Нужно вкратце сказать об истории работ, составляющих основу этой книги. Все эксперименты между 2000-м и 2007 годами проводились в личной лаборатории, поскольку университетские исследования автора были далеки от этого предмета. Нетрадиционные работы этого периода касались в основном детекторов на квантовом шуме, генераторов на основе вращающихся объектов и различных операторных методов. После 2007 года, когда автор занял более независимую академическую позицию, часть экспериментов переместилась в лабораторию робототехники Штутгартского университета. Детекторы на двойных электрических слоях и световые воздействия тестировались на подводных роботах, которые использовали слабые электрические поля и синие светодиоды для навигации. Многие коллеги из исследовательской группы автора проявляли интерес к этим экспериментам. В этот же период удалось установить многочисленные контакты с другими академическими и неакадемическими группами в Бразилии, Франции, Германии, Англии, США, Израиле, Италии. В России удалось установить контакты с участниками нетрадиционных проектов КГБ, Министерства обороны и Министерства внутренних дел 80-90-х годов прошлого века. Наиболее широкие контакты установились с российской группой спин-торсионной тематики. В 2012 совместно с коллегами в Штутгарте был создан центр перспективной робототехники и проблем окружающей среды. Центр в числе основных направлений своей деятельности имеет нетрадиционную тематику наравне с робототехникой и разработкой различных сенсоров. К сожалению, в связи с уходом руководителя университетского института на пенсию все научные группы института были расформированы, проекты закрыты и весь персонал уволен. Эта был очень сложный период, поскольку администрация Штутгартского университета заняла далеко не гуманную позицию по отношению к сотрудникам института.
С 2013 года работы по нетрадиционной тематике переместились в исследовательский центр. Была открыта лаборатория перспективных сенсоров, которая занималась разработкой аппаратуры для детекции сверхслабых неэлектромагнитных излучений. Это был наиболее плодотворный период, когда удалось расширить число биологических и технологических сенсоров, разработать метод параллельной детекции излучения, провести множество операторных и технологических экспериментов. Часть лаборатории занималась проблемой излучения, в частности, созданием разнообразных источников излучения. В этот же период был создан журнал формирующихся направлений науки (автор входит в число его создателей и является членом редколлегии). Большинство отчётов и публикаций центра были направлены именно в этот журнал. Даже тот факт, что данная книга издаётся на английском и русском языках, отражает это плодотворное сотрудничество с российскими коллегами. Лаборатория проводит «нетрадиционные измерения» для организаций из разных стран мира; рассматриваемые в этой книге случаи взяты из реальных ситуаций.
Тематически эта книга охватывает световые, электромагнитные и пассивные (основанные на эффекте форм) генераторы излучения и сенсоры на основе анализа характеристик жидкостей (кондуктометрия, дифференциальная рН-метрия, эффекты ЭДС в жидкости), на основе твёрдых тел (квантовые эффекты в туннельных диодах, полупроводники и пассивные радиоэлементы) и на основе биологических организмов (грибки и растения). Имеются хорошие результаты по детекции излучения с помощью УФ-ВИЗ спектрометрии, но они будут показаны в отдельной работе. Из множества наблюдаемых явлений было решено ограничиться только эффектом нелокальной связи (дистанционными воздействиями по отображению), эффектом переноса информационного действия и приборно-операторными фантомами. По этим эффектам собрана обширная статистика, и они относительно неплохо повторяются в разных экспериментах. Коротко указываются работы по взаимодействию сознания и приборных детекторов, однако эта тема будет освещена более подробно в других работах. Тематика программирования операторных фантомов обрывается практически на полуслове в последней главе. Это сделано преднамеренно, во-первых, чтобы снизить уровень «мистификации» в этой очень спорной теме, во-вторых, чтобы читатель смог самостоятельно поразмышлять над темой эволюции сознания, предложенной в конце. Чтобы показать наследственность и исторические корни этих технологий, описано развитие нетрадиционных работ в контексте витализма, радионики, теории биорезонансов и других западных течений XIX-XX веков. Также вкратце приведены основные моменты государственных нетрадиционных программ СССР, США и национал-социалистической Германии в XX веке. Многие из этих работ были опубликованы в рецензируемых периодических изданиях на английском и русском языках, то есть они прошли этап научной рецензии. Исходное название книги «Экспериментальная психотроника» было изменено издательством в силу маркетинговых причин, а материал был адаптирован в сторону научно-популярного стиля. Автор выражает признательность сотрудникам издательств «Алгоритм» и «Эксмо» за работу над книгой.
Так сложились обстоятельства, что с самого начала возникло сотрудничество с коллегами в Штутгарте, имеющими сходные интересы. Стечением времени эта группа обозначила себя как «chaosWatcher». Это название связано с философией осознанности, имеющей корни в западном гврметизме, работах Гурджиева, Кастанеды и других авторов. Группа испытывала несколько подъёмов и спадов, её интересы простирались от осознанных сновидений до русского чернокнижья, однако в фокусе её интересов всегда находилось развитие операторного потенциала. Многие техники были почерпнуты, посоветованы или найдены в мирах второй стороны способом, который можно назвать современным словом ченнелинг. Для членов группы это были захватывающие путешествия, о которых сохранились отчёты. Работа в лаборатории над совершенствованием приборов помогала группе избавляться от излишнего мистицизма, который невольно приходит после сессий. Однако нужно признаться, что и технологии, разработанные в трёх лабораториях на протяжении более чем десяти лет, несут на себе многие отпечатки этих путешествий и этой философии.
У читателя, вероятно, возник вопрос: «Существуют ли описываемые феномены в объективной реальности или это некий субъективный психический эффект, проявляющийся одновременно у нескольких людей?» Мы можем уверенно сказать, что технические и биологические системы реагируют объективным образом. Во всех случаях наблюдается каузальная зависимость между воздействием и реакцией сенсоров, что очень сложно объяснить с точки зрения электромагнитных, тепловых, акустических или механических взаимодействий. Многие используемые нами методы измерений являются репликацией методов таких авторов, как А.В. Бобров, С.Н. Маслоброд, В.Т. Шкатов и Г.Н. Дульнев. В свою очередь, многие из наших методов реплицируются в других лабораториях. Иными словами, мы наблюдаем нормальный обмен и проверку результатов, которые характерны для всех научных направлений. Однако нужно также сказать, что многие методики регистрации ещё очень несовершенны, и для более полного изучения этих феноменов не хватает критической массы исследователей. Мы не понимаем природу этих явлений и пока не можем создать модели для их описания и прогнозирования. Это в особенности касается операторных (экстрасенсорных) взаимодействий, использования приборов для улучшения способностей операторов, эффекта «фантомов», удалённого воздействия через тысячи километров и т.д.
Также наблюдаются «странные» нетехнические эффекты: например, большинство исследователей имеют внутренний стимул к этим явлениям, в их жизни широко присутствуют явления синхроничности, почти все исследователи отмечали эффекты «внезапного озарения» и т.д. Именно поэтому многие авторы говорят об особой ситуации, связанной с самим исследователем, в нетрадиционных областях, что существенно отличается от традиционной научной практики. Особой является и прикладная сторона этих работ, которые могут почти напрямую применяться в различных реальных ситуациях. Автор призывает всегда руководствоваться внутренними моральными принципами при любом использовании этой технологии.
Автор хотел бы поблагодарить супругу Ольгу за активное участие в экспериментах и многолетнюю поддержку. Без её участия, тёплых слов и неутомимой поддержки многие начинания так и остались бы не реализованными. Также нужно высказать благодарность всей большой семье за создание той особой атмосферы, которая стимулировала интерес к нетрадиционным явлениям. Хочется поблагодарить многих сотрудников и студентов в Штутгартском университете, в частности проф. Г.Хакена, который во многом сформировал исследовательский стиль автора. Дискуссии с десятками коллег по всему миру, а в странах бывшего СССР с коллегами из институтов национальных академий наук и университетов, определили тематику работ и выбор материала в книге. Особенно хочется отметить международную группу «Вторая Физика», В.А. Жигалова, А.В. Боброва, Г.И. Шипова, С.Н. Маслоброда, А.Р. Павленко, В.Т. Шкатова, В.Замшу, Ю.П. Кравченко и многих других и поблагодарить их за многолетнее сотрудничество и поддержку. В заключение хотелось бы подчеркнуть роль тех, кто стоял за организацией центра, и также высказать им свою признательность и благодарность.
Идеи, изложенные в книге, находятся на переднем крае междисциплинарных исследований, поэтому писать её нелегко. Автор хочет оставаться на хорошем техническом уровне, используя диаграммы, графики, функциональные описания и результаты экспериментов, но при этом понимает, что это является только частью всей картины предмета данной книги. Причём его малой частью. В эту тему вовлечено множество понятий, эффектов и явлений, которые невозможно представить в виде чётких формулировок, однозначных выводов и технических описаний. Здесь, с одной стороны, мы соприкасаемся с пограничной областью знания, где ещё не всё понято и разложено по полочкам. С другой стороны, сам предмет изучения затрагивает такие моменты, на которые, вероятно, никогда не будет получен однозначный ответ. Автор стоит перед выбором подготовить книгу, понятную только для узкого круга специалистов, или же сделать её более интересной для неспециалистов. Так родилась идея параллельного повествования, в которой часть глав рассказывают историю взаимодействий с группой «chaosWatcher», автор воспроизводит некоторые из рассказов и дневников группы от первого лица. Вероятно, кому-то это параллельное повествование не понравится, кто-то не сочтёт это научным стилем. Автор просит пропустить эти главы, если они не будут соответствовать духу или настрою скептического читателя.
В заключение нужно сказать, что эта книга представляет собой в первую очередь руководство к действию. Является ли это инженерной работой по созданию соответствующих устройств или же работой над собой, многолетний опыт автора должен помочь читателям. Лейтмотив использование технологий для собственного развития был положен в основу этой книги, и именно в таком ключе она должна быть понята пытливым читателем.
Штутгарт, 2015

Глава 1. ПРЕДЫСТОРИЯ НЕТРАДИЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Предмет нетрадиционных исследований

Данная книга освещает достаточно специфичную тему нетрадиционные исследования. Как читатель увидит в дальнейшем, эти исследования имеют большую предысторию. Живая традиция донесла до нас многие примеры «разработок» в виде легенд, сказок и народных традиций. Также и многие современные государства инвестировали значительные ресурсы в экспериментальные работы в этой области. Мы сталкиваемся с парадоксальной ситуацией. С одной стороны, нетрадиционные исследования касаются мифов и легенд, с другой стороны, на них основаны современные технологии. О чём же идёт речь?
В первую очередь речь идёт об объективном феномене природы. Слово объективный означает, что этот феномен существует в реальности и является объектом естествознания. На протяжении столетий он находился в «естественнонаучных каталогах», однако в XVII-XVIII веках он выпал из поля зрения естествознания и стал фикцией. Почему?
Дело в том, что этот феномен имеет две особенности. Во-первых, он тесно связан с самим человеком или в более общем контексте с неким свойством живых организмов. Имеется много гипотез, которые должны объяснять эту взаимосвязь. Одна их них основана на идее виталистического флюида гипотетической субстанции, характерной только для живых организмов [1]. Согласно виталистической гипотезе, сама биологическая система является источником взаимодействий, которые не существуют вне рассматриваемой системы. Во-вторых, этот феномен имеет невысокую воспроизводимость. Это означает, что мы будем наблюдать эффект только в 75-80% всех случаев. Попытки понять, какие именно факторы влияют на воспроизводимость, пока не увенчались успехом.
В процессе «очистки зёрен от плевел» в естествознании XVII-XVIII веков обе эти особенности стали противоречить философским концепциям позитивизма и прагматизма, которые являются фундаментом современной науки. Это противоречие в конце концов привело к тому, что данный феномен начали относить к «плевелам», то есть к несуществующим явлениям, фикциям. Именно после XVII-XVIII веков появилось разделение на «нетрадиционные» и «традиционные» исследования в науке. Несмотря на нахождение в оппозиции, нетрадиционные работы продолжались. Уже в XIX-XX веках стало ясно, что некоторые неживые системы и без человеческого вмешательства демонстрируют сходные явления. Так возникли две разных интерпретации нетрадиционных работ виталистическая и технологическая линии.
В XX веке виталистическая линия представлена классической парапсихологией [2; 3; 4; 5; 6; 7; 8]. Как правило, в западной парадигме нетрадиционных исследований парапсихология концентрируется на явлениях, связанных в той или иной степени с психикой человека, таких как ченнелинг, удалённое восприятие, телепатия, изменённые состояния сознания и другие.
Технологическая линия XX века представлена психотроникой. История психотроники началась с разработок приборных генераторов, поэтому было интуитивно предположено, что искомый феномен природы связан с неким излучением [9; 10; 11; 12; 13; 14]. В качестве философской основы был принят тезис «высокопроникающего» или «неэлектромагнитного» излучения [15], генерируемого как операторами, так и приборами. Предполагается, что это явление имеет физически-независимую форму, например, как некое физическое поле или как макроскопическое проявление квантовых явлений. Психотроника утверждает, что возможно создание приборов, демонстрирующих те же явления, что и экстрасенсы, более того, экстрасенсорные способности можно расширить и улучшить с помощью технологий.
Вернёмся к первоначальному вопросу этого раздела: в чём заключается предмет этой книги? Эта книга посвящена феноменологической теории операторных и приборных явлений инструментальной парапсихологии и психотроники. Нужно подчеркнуть слова «инструментальной» и «приборной», поскольку в этой работе доминируют именно инженерная и технологическая точки зрения на эти явления.
Переводя на более доступный язык, мы предполагаем, что в природе объективно существует «сила» (поле, взаимодействие, излучение, макро-квантовые явления), которая может взаимодействовать как с живой, так и с неживой материей и которая обладает рядом необычных свойств: дальнодействие, ярко выраженные информационные свойства, возможности информационного воздействия на материю, перенос свойств одних материалов на другие и т.д. Как приборы, так и люди могут генерировать и воспринимать эту «силу». Свойства, особенности и определения этой «силы» будут уточняться и дополняться в различных главах книги.
В этой главе мы начинаем повествование с виталистической линии, а именно с обзора операторных явлений, которые исторически тесно связаны с феноменом магии [16]. В современной терминологии они известны как биоэнергетические или энергоинформационные явления [17; 18]. Понимание этих исторических течений исключительно важно в современном контексте нетрадиционных исследований.

Операторные взаимодействия

Одно из наиболее важных отличий нетрадиционных исследований от классической научной парадигмы заключается в роли оператора. Научная парадигма, за исключением квантовой физики, отводит оператору пассивную роль наблюдателя. При правильной постановке эксперимента оператор не в состоянии воздействовать на экспериментальный процесс. Механистичность этих законов, несмотря на сопротивление «автоматам Декарта» в XVI-XVII веках, породила очень важное правило: экспериментальные результаты должны быть повторяемы независимо от оператора (или иных условий). Для возможности работы с «нечёткими процессами» был разработан аппарат математической статистики и теории вероятностей и введены критерии доверия к экспериментальным результатам. Результаты с низкими вероятностными показателями и единичные результаты, как правило, игнорируются.
В нетрадиционных областях наблюдается совершенно иная ситуация. Считается, что оператор способен влиять на экспериментальный процесс, причём эти способности различаются у разных операторов. На способности операторов влияют различные психические факторы. Существенным является и единичный результат, даже если его невозможно повторить. Очевидно, что столь фундаментальное методологическое отличие между классическими и нетрадиционными дисциплинами порождает множество вопросов. Являются ли все нетрадиционные явления просто невоспроизводимыми случайностями? Имеются ли достаточно весомые аргументы для признания существования этих явлений? В чём заключается их фундаментальный физический принцип?
Однако ещё более существенным является философское различие между этими направлениями. В классической парадигме считается, что социальная эволюция происходит исключительно посредством развития инструментов. История развития западной цивилизации это история развития инструментов и технологий. Нетрадиционная парадигма даёт альтернативное понимание социальной эволюции развитие способностей самого человека. Человек является определяющим элементом и находится в фокусе всех процессов. На рис. 1 показана иллюстрация этой гомоцентричной парадигмы, как её представляли себе последователи герметизма в XVII-XIX веках.


Рис. 1. Гомоцентричная парадигма мира

Как уже говорилось во введении, операторные взаимодействия в западной цивилизации имеют долгую историю. Становление системы взаимоотношений между нетрадиционными областями (с сегодняшней точки зрения), обществом и развивающимся естествознанием происходило постепенно. В историческом контексте два процесса важны для понимания роли операторных взаимодействий: ко-эволюция эзотеризма и экзотеризма и формирование экспериментальной парадигмы так называемый позитивизм в изучении природы.
Понятия эзотерики и экзотерики достаточно многогранны и широки; в данном обзоре мы рассмотрим их в узком фокусе магии и религии. Для более глубокого обзора эзотерики мы рекомендуем работы И.Регарди, А.Платова, Е.Колесова [19; 20; 21]. Вот как Л.С. Васильев в «Истории религий Востока» описывает возникновение магии: «Магия это комплекс ритуальных обрядов, имеющих целью воздействовать на сверхъестественные силы для получения материальных результатов. Магия возникла параллельно с тотемизмом и анимизмом для того, чтобы с её помощью можно было реализовать воображаемые связи с миром духов, предков, тотемов... В целом магия как серия ритуальных обрядов была вызвана к жизни реальными потребностями общества, которые в силу определённых непредсказуемых обстоятельств бытия диктовали такого рода путь связи с миром сверхъестественных сил» [22].
Рассматривая различные исторические, философские и религиозные источники, мы непременно наталкивались на тот факт, что магия всегда сопровождала религию. Шарль Фоссе даёт такое определение магии по отношению к религии: «Если принять то определение магии, к которому мы подвели исследование ассирийской магии (искусство изменять естественный порядок вещей, основанное на принципе симпатии, понимаемом как необходимый), то кажется, что её следует считать предшественницей религии...» [23]
Магия является социальным процессом, она претерпевает изменения наравне с изменениями общества. Более того, магия подвергается воздействию идей, находящихся в обществе, являющихся «модными» на данный момент. Таких примеров множество: религиозные представления о Боге и теургия, теории виталистов и энергетические методы, работы Фрейда и Остина Спэра, современный век информатизации и энергоинформационные методы. Появление каждой новой методологической базы совпадает с соответствующими историческими процессами. Поэтому магия как пример операторных взаимодействий является таким предметом, который невозможно рассматривать вне исторического процесса.


Рис. 2. Модель операторных явлений из психотроники

Поскольку корни операторных взаимодействий находятся в магии, нужно дать некую интерпретацию самого феномена магии с позиции современной психотроники. Как было показано в ряде работ [24; 25], как приборы, так и операторы демонстрируют сходные эффекты. Это касается интенсивности, возможности их модуляции и степени воздействия на материальные процессы. Поэтому мы исходим из психотронной модели, согласно которой приборные и операторные явления имеют сходный механизм действия. Как показано на рис. 2, модель психотронных явлений включает в себя источник излучения, модулятор и систему адресации. Все эти элементы присутствуют в приборных экспериментах так, в одном из экспериментов [25] светодиодный генератор выступал в качестве источника излучения, пенициллиновые матрицы модулировали излучение и фотографические отображения создавали систему адресации с объектами-зёрнами. Сознание и подсознание оператора могут перенимать роли модулятора и адресатора воздействия. Ставилось множество экспериментов [24; 25; 26; 27; 28; 29], которые подтверждают эту гипотезу. Предполагается, что электрическое и магнитное поля Земли образуют ортогональную излучательную систему, для которой характерны эффекты «высокопроникающего» излучения. При определённых условиях возможно создание «естественного генератора», где оператор выполняет роль «информационного модулятора». Также и сам оператор может выступать в качестве такого источника. Таким образом, оператор в состоянии частично или полностью заполнять все блоки на рис. 2 только за счёт своих способностей. Несмотря на гипотетический характер, эта терминология позволяет рационально объяснить сходные магические техники и ритуалы различных культур и их упорное многовековое существование вопреки преследованиям. Это также позволяет понять причины начавшегося процесса слияния операторных и психотронных техник [24; 26; 30], что представляет собой дополнительный аргумент для включения истории магии в книгу по психотронике.
Для дальнейшего рассмотрения мы выделяем четыре периода развития операторных явлений (с точки зрения взаимоотношений между магией и религией): периоды раннего и позднего политеизма, монотеизма и постмонотеизма. Далее эстафету перенимает парапсихология в период информационного века. В этом обзоре истории магии важно не только понимать магические техники и их взаимосвязи, но и представлять себе группы практикующих в каждой временной эпохе. Именно этот аспект является наиболее важным и представляет собой цепь передачи традиции, характерную для практической магии.

Магия с доисторических времён до постмонотеизма

Магия ранних политеистических религий

Все древние религии, так же как и доисторические и вне-исторические [31], являются политеистическими [22]. Исторически можно выделить три типа таких ранних политеистических сообществ: ближневосточный, индийский и китайский (см. рис. 3). Ближневосточное общество представляет собой особый тип, поскольку исторически оно оказало наибольшее влияние на формирование того мировоззрения, которое мы называем сейчас европейским. Ближневосточный тип политеизма на данный момент практически полностью вытеснен монотеизмом. Однако индийский, китайский политеизм и различные проявления так называемых малых религий (африканские, полинезийские и т.д.) активны и поныне. Более того, в XX веке они оказали существенное влияние на постмонотеистическое развитие западного общества.


Рис. 3. Карта развития религиозных формирований в IV-II тысячелетии до н.э.

Магия политеистических религий исследуется в основном по тем следам, которые остались от соответствующих культур. За исключением шаманизма и афро-бразильских направлений, которые в той или иной мере живы и поныне, остальные философско-религиозные системы являются либо забытыми, либо чрезвычайно ограниченными и видоизмененными. Однако это не относится к самим магическим практикам, которые передавались из поколения в поколение, из культуры в культуру.
Для политеистических религий характерно наличие сонма богов (духов), управителей. Каждому из них ставится в соответствие некая роль или функция. Космологии политеистических религий достаточно разнообразны и в различной степени развиты. Их ориентация также значительно различается: от философско-религиозного индийского до сугубо практического китайского. Как указывает множество найденных литературных источников, магия была тесно вплетена в повседневную жизнь [23].
Магия политеистических религий основана на концепции работы с богами-духами соответствующих религий. Особенность этой работы заключается в том, что все магические действия непосредственно осуществляются духами, а маг только вступает с ними в контакт. Маг путём просьб, взаимовыгодного обмена, а в некоторых случаях и через применение магической силы, запугивание и давление пытается заставить их действовать. В политеистических религиях концепция морали и нравственности редко выносится на первое место, поэтому магические практики также редко разделяются на «белые и чёрные».
Наиболее древними являются источники о месопотамской магии. При ознакомлении с этими работами бросилось в глаза сходство с теми практиками, которые сегодня называются народной магией. Практически все элементы, такие как порча, сглаз, гадание, очищение водой, узелковая и симпатическая магия, заклинания, изготовление амулетов и т.д., можно обнаружить в «каталоге» древнего мага [23]. Не только «деревенские» методы, но и элементы теургии (детально разработанной гораздо позже) также встречаются в Месопотамии. Имеются указания относительно благоприятного и неблагоприятного времени для различных процедур. Развитие астрологии и нумерологии можно найти в халдейской культуре, которая считается в целом построенной на магическом мировоззрении [32].
Египтология привлекала и продолжает привлекать к себе большое внимание; существует большое количество литературы по древней египетской магии. Египетская политеистическая магия практически не отличается (на общем уровне рассмотрения) от месопотамской в методах и техниках. Однако многие специалисты по египетской магии, как, например, Б.Уоллис или К.Жак, указывают на «идейную» разницу:
«Если магия любого народа Древнего Востока была направлена против сил тьмы и люди, применявшие её, добивались благосклонности богов лишь для того, чтобы противодействовать их жестоким замыслам путём привлечения на свою сторону целого ряда благожелательных существ, то египтяне стремились обрести власть над своими богами и получить возможность вызывать их по своему желанию» [33].
Что ещё характерно для египетской, да и месопотамской магии, так это широкое применение «власти имени» для различных целей, причём самые ранние упоминания этой операции можно найти около 3000 года до н.э.:
«Знание имени является истинной силой. Произношение имени придаёт форму спиритуальному образу, открывает самую сущность создания. Можно творить именем. Мастерство достигается знанием истинных имён, которые скрываются от непосвящённых» [34].
Египетские источники первыми упоминают о разделении человека на несколько тел Ка и Ба. Если Ба отправляется в загробный мир, то Ка остаётся вместе с мумией. Этим древнеегипетская традиция значительно отличалась от её соседей.
В египетской части магической истории нужно упомянуть о культе Исиды. Его основой является миф об убийстве Осириса его братом Сетом. Исиде, супруге Осириса, при помощи магических обрядов удаётся оживить Осириса на один день для того, чтобы зачать сына Хора, который и мстит за отца. Исиде посвящено много мифов, она почиталась как волшебница, в особенности благодаря знанию тайных имён [35]. Образ Исиды и культы, схожие с её культом, встречаются не раз на протяжении дальнейшей истории:
«Развивая идеи Плутарха, маги усмотрели в образе этой древней богини-матери оккультную аллегорию Мировой Души, по воле Бога питающей и хранящей весь сотворённый мир. Изгнанная с христианских небес, она обитает в мире звёзд и над землёй, вечно изливая в мир животворную силу. Она представляет собой женскую часть природы или же [воплощает в себе] качество, позволяющее ей быть причиной зарождения всех прочих живых существ» [32].
Древнеиранская ветвь религии и магии была основана на культе Ахура-Мазда (так называемый маздаизм) и включала в себя соответствующий пантеон богов со своими функциями. Древние индоарии одухотворяли и обожествляли животных, растения, явления природы. Их религиозная активность приходится на ритуалы жертвоприношений в честь богов, сопровождаемые произнесением магических формул-заклинаний. Интересной особенностью этой религии была нарастающая борьба между Ахура-Маздой и Ангра-Майнью (главой мира дэвов), которая вылилась в этическую борьбу добра и зла. Это усиление конфронтации связывается с именем пророка Зороастра, годы жизни которого приходятся, скорее всего, на VIII-VII вв. до н.э. Эта ветвь интересна тем, что она стала почвой для раннего монотеизма и древних маздаистических верований и за счёт распространения древних ариев воцарилась на очень большой территории. В целом считается, что зороастрийское учение оказало на западный мир очень сильное влияние как в религиозном, так и в магическом аспекте.
Индийская религия и магия в своей первоначальной форме это синтез верований протоиндийцев как аборигенных (протодравиды, мунда), так и иных народов (влияние шумеров, отчётливо прослеживаемое в городских центрах Мохенджо-Даро и Хараппы, и нашествие ариев), оформленный на рубеже II-I тысячелетий до н.э. в канонической форме в виде Вед [22]. В развившемся позже брахманизме символике ритуала, жестам и словам придавалось ещё большее значение, причём магия и символика начала граничить с эротикой (тантризм). Уже в комментариях брахманах, наряду с описаниями обрядов и магических символов, немалое место занимали умозрительные абстракции и элементы философского анализа. В философии Упанишад даётся начало концепции кармы, элементов жизни, праны, пуруши и т.д. В дальнейшем все эти элементы были соединены в системе йоги. В целом развитие религиозных и магических практик Индии настолько обширно, что один только перечень книг по этой теме занял бы несколько страниц.
Китайская религия и магия очень специфичны. Китайские системы, как и индийские, претерпели значительную эволюцию начиная с культа Шан-ди (II тысячелетие до н.э.) и до развития даосизма (IV-III вв. до н.э.). Особое отличие китайской магии это её анимизм (одушевление природы). Все явления природы порождены двумя началами инь и ян, которые в свою очередь состоят из бесчисленного множества добрых (шень) и злых (гуй) духов [36]. Китайская магия упоминает о «вызывании души из тела человека», оборотнях, порче (проклятии) посредством гу, работе с существами и душами, создании амулетов и одушевлении предметов, специфичных элементах симпатической магии, работе с изображениями и т.д. В целом на уровне анималистической магии мы не можем установить большой разницы с европейскими и ближневосточными вариантами политеистических магий. Наряду с анимизмом необходимо также упомянуть даосизм. Даосизм (его основоположником считается Лао-Цзы) возник практически параллельно с конфуцианством и породил многочисленных магов, знахарей и шаманов, основная деятельность которых заключалась в обретении бессмертия [37]. Можно сказать, что даосизм в какой-то мере является китайским эзотерическим учением, хотя в целом индийские и китайские практики в значительной мере отличаются от европейских аналогов. Если «народные» варианты, например: сглаз, вера в демонов и т.д., ещё в какой-то мере находят аналогии, то «энергетические» техники исходят из совершенно других принципов.
Особое место в политеистических магических практиках занимает шаманизм. Шаманизм развился в основном во вневременных обществах [31] совместно с анимистическими и тотемными культами. Хотя основа шаманизма типично политеистическая, он существенно отличается от политеистической магии. Шаман непосредственно может входить в иные миры, путешествовать по ним, знает языки и особенности общения с существами, обитающими в этих мирах. Как правило, шаманы проникают в эти миры посредством изменённых состояний сознания. Согласно многим источникам, духи сами выбирают шамана, шаман в какой-то мере проводник духа в физическом мире [38]. Шаманизм в последнее время стал очень популярен [39] (не без усилий Карлоса Кастанеды [40; 41]) благодаря «более чистым» практикам, не отягощённым сложными философскими теориями.

Магия поздних политеистических религий

Между месопотамскими и римской империями лежит отрезок истории длиной порядка трёх-четырёх тысяч лет. Происходят обширные исторические изменения, падения и возрождения новых и старых империй. Совершенствуется письменность и накапливается письменная история. Именно в это время зарождается процесс синкретизма возникновения синтетических традиций на основе слияния множества различных направлений. Синкретизм считается в дальнейшем ключевым понятием для магических практик, мы в этом ещё не раз будем убеждаться. Можно считать, что этот период для средиземноморского региона начинается с VII-V в. до н.э. с установления культа Яхве при правлении иудейского царя Иосии в Палестине и развития зороастризма и заканчивается в IV в. н.э., когда христиане начали безжалостное гонение на язычество. Однако в ближневосточных странах этот период длился иначе: с периода зороастризма в V в. до н.э. и вплоть до возникновения исламского суфизма в VIII в. н.э.
Особое выделение поздних политеистических религий в отдельную главу истории необходимо из-за той роли, которую сыграли греческие и римские культуры во всём дальнейшем историческом процессе. Это затронуло все сферы, в том числе и магию. В целом этот процесс очень хорошо документирован, как самими участниками исторического процесса, например в дошедших до нас трудах греческих философов, так и многочисленными комментариями более поздних авторов. Египетские и халдейские (в целом месопотамские) магические практики прошли через греко-римскую компиляцию и обработку.
Зороастризм. Империя Ахеменидов в VI-V вв. до н.э. во многом способствовала успеху зороастризма, более того, считается, что иудаизм как религия, разрабатывавшаяся особенно интенсивно именно в годы вавилонского плена иудеев, испытал сильное влияние зороастризма:
«По-видимому, именно в Вавилоне древнееврейские мудрецы и познакомились с зороастризмом, после чего включили некоторые его элементы в систему своего вероучения. Не вызывает сомнений, что многие зороастрийские идеи были приняты гностиками... Образ бесконечного света как воплощения высшего божества, учение о всемогущем и вечном слове, которым Ормузд сотворил мир, идея эманации божественного света, породившего принцип добра, и многие другие черты зороастризма сохранились в более или менее модифицированной форме в философских системах гностиков и неоплатоников» [32].
Считается, что первым греком и европейцем, познакомившимся с учением иранских (зороастрийских) магов, был Пифагор (ум. в начале V в. до н.э.). Также предполагается, что в своих путешествиях он неоднократно встречался и беседовал с Заратустрой и в какой-то мере усвоил магическое учение [42]. В зороастрийских магических техниках мы находим описание одного из симпатических принципов:
«Вообще, теологические догматы зороастризма являются по своей сути религиозными, но ритуалы изгнания демонов содержат выраженный магический аспект. В качестве примеров рассмотрим два очистительных ритуала: в этой главе ритуал обращения с волосами и ногтями, а в следующей ритуал изгнания демона-мухи. В 17-й главе книги „Видевдат" излагаются правила обращения с обрезками волос и ногтей, которые, будучи отделены от тела, становятся „вместилищем нечистоты"» [32].
Кстати, «Вельзевул», широко известное имя злого духа, которого древние евреи называли «князем бесовским», является искажением имени ханаанейского божества Ваал-Зебубу, что означает «повелитель мух». В целом тема «нечистоты» и, соответственно, очищения занимает особое место в зороастризме, где огонь является символом очищения. Вероятно, все поздние компиляции на эту тему имеют зороастрийские корни.
О распространении зороастризма в период эллинизма известно мало, однако культ Митры (причащение хлебом и вином 25 декабря) был широко распространён в Римской империи незадолго до начала нашей эры. Ранние иудео-христианские секты, в частности ессеи, претерпели влияние зороастризма. Считается также, что буддизм Махаяны тоже был значительно затронут зороастризмом, в частности культом Митры. Манихейство, созданное Мани (216-277 гг. н.э.) на основе зороастризма, просуществовало около тысячелетия и распространилось до самого Китая.
Древняя Греция. Древняя Греция привлекала к себе внимание многих поколений историков, греческий язык был на протяжении многих столетий «языком культуры и науки», греческая мифология широко известна [43] (наравне с древнеегипетской мифологией [44]), поэтому греческая магия, особенно эллинистического периода, является сравнительно хорошо документированной. Древнегреческая история начинается с III-II тысячелетий до н.э. с возникновения первых государственных образований на острове Крит, а заканчивается во II-I вв. до н.э., после захвата Римом греческих и эллинистических государств Восточного Средиземноморья.
«Общеиндоевропейские магические процедуры и представления также, разумеется, были свойственны грекам с древнейших времён. Ряд пассажей у Гомера свидетельствует в пользу того, что для него и его современников магические реалии были обычны. Естественно, магия не противопоставлялась ни в микенское, ни в гомеровское время ни религии, ни медицине, ни чему-либо другому, но была их составной частью, а может быть, и заменяла их в целом. Греческая религия в классическую эпоху сохранила яркие магические элементы, интерпретировавшиеся как проявление религиозного благочестия или символически. Наиболее яркими они являются в контексте народной веры, но и в составе официальных процедур, связанных с плодородием или получением оракулов, они оказываются важной составной частью» [45].
Древнегреческие и современные источники достаточно подробно описывают народную религию и характер культов, возникших на её основе. Из них особенно стоит упомянуть олимпийских богов, культ Диониса, Элевсинские мистерии и Пифагорейский союз. И хотя Зевс в мифологии является верховным богом, нередко в государственных культах другие божества пользуются большим уважением, например: в Афинах Афина, в Дельфах Аполлон, у ионийцев Посейдон, в Аргосе и на Самосе Гера; в некоторых местах в качестве главных богов почитались даже такие, которые не принадлежали к числу верховных 12, например: Гелиос на о. Родос, Эрот в г. Феспиях, Хариты в Орхомене беотийском и пр. Олимпийская система богов длительное время, даже после падения и Греции, и Рима, оставалась одной из ведущих теургических систем (см. дальше: христианство).
Принято считать, что Дионис был богом растительности и плодородия (в первую очередь богом вина) и его символом был фаллос. Фаллос использовался не только в обрядах плодородия, но и фигурировал во всех дионисийских процессиях [46]. Считается также, что более поздние ритуалы, имеющие символику фаллоса, берут своё начала в культе Диониса.
Элевсинские мистерии совершались в честь двух богинь Деметры и Коры. Основание этого культа относится к VII или VI в. до н.э. (некоторые авторы относят зарождение мистерий к микенской эпохе 1500-1700 лет до н.э., то есть они праздновались ежегодно в течение двух тысяч лет). Имеются некоторые параллели с мистериями Исиды, поэтому можно предположить его египетские корни. Главным содержанием Элевсинских мистерий был миф о Деметре (см. работу В.В. Латышева «Очерк греческих древностей» [47]).
О сущности мистерий почти ничего не известно. Многие исследователи оккультизма утверждали, что Элевсинские мистерии хранили в себе величайшую тайну магии и были ключом ко всей эзотерической мудрости [32].
«Далее у авторов встречается очень много указаний на то, что мистерии обещали посвящённым счастье в загробной жизни. Души умерших мистов не оставались вечно в одном и том же месте, но переходили из одной мировой сферы в другую и даже возвращались на время в среду живых. Таким образом, мистериям не было чуждо учение о переселении душ и о таинственном общении живых и умерших; это была одна из наиболее привлекательных сторон мистерий, манившая к себе очень многих» [47].
Пифагор Самосский считается создателем особой мистической системы. Аристоксен сообщает, что «Пифагор ценил исследование чисел больше, чем кто-либо другой. Он продвинул его вперёд, отведя от практических расчётов и уподобляя вещи числам». По традиции сам Пифагор обладал способностями общаться с богами и совершать различные «чудеса». Сама система Пифагора до нас не дошла, однако множественные комментарии Ямвлиха, Порфирия и других позволяют сделать некоторые заключения о ней [48]. Средневековые алхимические поиски численных закономерностей в природе имеют многие свои корни в пифагоровой системе.


Рис. 4. Триптолем получает семена пшеницы от Деметры и благословение от Персефоны, V век до н.э. Национальный археологический музей Афин


Рис. 5. Пифагор на фреске Рафаэля, 1509 г.

Древнегреческий период считается основным периодом, когда египетские и ближнеазиатские религии, культы и магические техники были ассимилированы в европейском регионе. Их сплав, синкретизм породил плодородную почву для дальнейшего философского осмысления и трансформации во времена Римской империи.
Древний Рим и поздняя античность. История древнего Рима охватывает период с его основания в середине I тысячелетия до н.э. до падения под ударами варварских племён Западной Римской империи в V в. н.э. Нас более всего интересует период с первого века н.э. по следующей причине. Магия ранних политеистических религий обладает характерными чертами, присущими той или иной стране: египетская система это власть слов, имён и изображений, талисманов и амулетов, стремление повелевать божеством, зная его «слабые пункты» (миф об Исиде и тайной сущности бога солнца [35]); вавилоно-ассирийская магия сложная демонология и характерная для неё симпатическая система (узелки или уже упоминающиеся волосы и ногти [23]), развитая система гадания и астрологии (скорее всего, уже халдейский Вавилон [49]), каббалистика, разрабатываемая ещё с персидской эпохи мистика букв и чисел, также как и её система сефирот; европейский (поздний) нордический тип власть символов (рун) и магия на основе культа Одина. Для всех систем характерны общие (зачастую анималистические) компоненты, которые частично возникли параллельно, частично были заимствованы друг у друга. Все эти элементы в той или иной степени дошли до нашего времени, причём не только в книжной форме, но также в форме живой традиции.
Однако в результате культурного слияния средиземноморского региона (завоевания Александра, Римская империя) к началу нашего столетия, приблизительно к I в. до н.э., происходит постепенная кристаллизация трех новых магических направлений, которые в значительной степени определят эзотерический настрой последующих двух тысячелетий. Можно сказать, что в этот период предыдущее собрание магических практик, мистерий, религиозных культов, с одной стороны, и развитие философской мысли, с другой стороны, соединились в три новых элемента традицию герметизма, традицию гностицизма и, наконец, теургию как новую «философскую» магию.
Герметизм. Во времена Римской империи халдейская (вавилоно-ассирийская), еврейская и египетская магические традиции в разной степени продолжаются. В зависимости от «зоны распространения» оказывает наибольшее влияние та или иная система; так, в философских конструкциях получает распространение египетская традиция, хотя по территории и по степени влияния на первом месте иудаизм. Египетская традиция, смешиваясь с остальными «народными течениями», образует новую доктрину, известную как герметизм [49]. Возникновение герметизма можно датировать по самой древней известной редакции астрологической «Книги Гермеса» около I в. до н.э. и первой книги «Герметического Свода» около I в. н.э. (хотя и это также условно). Герметизм продолжает египетскую традицию, основанную на Боге-Маге, однако теперь акцент смещается на Человека-Мага-Бога [49].
Герметизм утверждает, что человек может стать богом: «Таково конечное Благо тех, кто владеет Знанием, стать Богом» (Поймандр). Герметизм утверждает силу знания и познания, возможность трансформации, в конце концов, возможность бессмертия. Герметизм технологичен, более того герметизм в какой-то мере представляет именно тот тип магии, который известен сегодня как техномагия. Неудивительно, что эта концепция вдохновляла множество людей в последующие века. Герметизм является непосредственным родителем алхимии, как внешней, так и в особенности внутренней. Также очевидна разница с концепциями предыдущих веков, даже с прародительницей герметизма египетской традицией. Герметизм, более распространённый среди «философствующего» населения империи (Александрии), был почти на тысячу лет подавлен христианской доктриной. Как писал Ф.Ф. Зелинский в книге «Из жизни идей»:
«Так погиб герметизм погиб торжественно и славно, в багровом закате солнца земной любви, с надеждой на её воскресение в далёком будущем, на возрождённой земле, среди новых людей. Промежуточное состояние мира под властью христианства казалось его пророкам царством мрака и смерти, культом могилы взамен прежнего радостного культа святынь и храмов...»
Мы наблюдаем дальнейшее развитие герметизма в эпоху Возрождения, где он, по словам Мэнли П. Холла, дал философскую и идейную основу движениям иллюминатов, франкмасонов и розенкрейцеров.
Гностицизм. Гностицизм является «второй» частью наследия позднего политеизма. Хотя герметизм и гностицизм начинались приблизительно со сходных позиций (например, герметический Асклепий был найден в библиотеке Наг Хаммади среди гностических книг), однако гностицизм испытал большее влияние зарождающегося христианства. Иногда его даже называют эзотерическим христианством. В отличие от «египетски-ориентированного» герметизма, в гностицизме прослеживаются более вавилоно-персидские и в особенности зороастрийские корни (даже после распространения христианства гностические культы и секты были ещё долгое время распространены именно на Ближнем Востоке) [50]. Общая идея гностицизма сходна с герметизмом: существует некоторое скрытое знание, посредством которого можно объединиться с божественным.
«Это тайные слова, которые сказал Иисус живой и которые записал Дидим Иуда Фома. И он сказал: Тот, кто обретает истолкование этих слов, не вкусит смерти. Иисус сказал: Пусть тот, кто ищет, не перестаёт искать до тех пор, пока не найдёт, и, когда он найдёт, он будет потрясён, и, если он потрясён, он будет удивлён, и он будет царствовать над всем» (Евангелие от Фомы).
Считается, что это знание было передано самим Христом и сохранено его учениками. Однако сама идея этого знания принципиально расходится с герметизмом. Гностики говорят об трансцендентности этого знания: его невозможно передать, его нужно пережить непосредственно. «Познание бога у гностиков не рационально, а имеет сверхъестественное содержание» [50]. Поэтому гностики это в первую очередь мистики, а не маги. Хотя они и проводят ритуалы, их цель пережить транс божественного. В этом главная разница между мистиками и магами. Сам гностицизм очень неоднороден, в нём масса течений, которые по-своему трактуют как дуализм (что очень резко проявляется в гностицизме), так и проблему зла в мире. Начиная со II в. н.э. официальная церковь начинает борьбу с гностицизмом, следствием которой является почти полное истребление как гностической литературы, так и культов на её основе.
Теургия и неоплатонизм. Дальнейшим развитием синкретизма слияния различных магических и философских систем является неоплатонизм и конкретно теургия:
«В числе этих феноменов находится и теургия, возникшая во II веке при Марке Аврелии и представляющая собой магию, испытавшую на себе влияние философии. В дальнейшем, благодаря усилиям Ямвлиха, а затем и Прокла, теургия превратится в особую форму магии магию, интерпретированную и обоснованную философски, и под названием белой магии перейдёт в Средние века» [51].
Теургия по-иному толкует следующий принципиальный вопрос: если в магии, и в особенности в египетской традиции, маг «заставляет» божественную сущность делать выгодные для мага действия, то как может низшее существо «заставить» что-то делать высшее существо?
«Далее: так называемые принуждения богов вообще являются достоянием богов и возникают лишь как будто направленные на богов. Следовательно, они выступают не как внешние и не как связанные с принуждением, но подобны благу, оказывающему помощь по необходимости, причём всегда так и никак иначе. Поэтому подобная необходимость связана с благим волеизъявлением и свойственна любви...» (Ямвлих, «О египетских мистериях»)
В теургии маг не принуждает высшую сущность. Богам нравится помогать магам, если те к ним соответствующим образом обращаются. Это в дальнейшем станет ключевым принципом построения магических ритуалов при работе с высшими сущностями. Теургию следует отличать от герметизма, поскольку она проповедует непознаваемый, сверхчувственный, сверхъестественный, надразумный божественный принцип, который является основой всего существующего. По словам Плотина, «это бытие есть и остаётся богом, не существует вне его, а есть именно сама его тождественность». Следует сказать, что мистический характер теургии, как и всего неоплатонизма, оказал значительное влияние на христианство и в дальнейшем на средневековое теологическое мышление, а через него и на магические практики.
Со смертью Прокла (412-485 гг. н.э.) заканчивается этот изумительный период человеческой истории. Из всех мистических, магических и религиозных течений позднего политеизма победило наиболее консервативное течение ортодоксальное христианство. При поддержке государственной власти оно начало настоящее истребление всех конкурирующих течений, которые с этого момента стали именоваться язычеством.

Магия монотеистических религий

Монотеизм, по мнению многих авторов, был в той или иной степени подготовлен историческими процессами централизации государственной структуры. Однако во многих странах централизация так и не привела к созданию монотеизма, примеры тому Древний Египет, Римская империя (за исключением поздней империи), Китай. Например, в Древнем Египте при фараоне Аменхотепе IV в 1375 году до н.э. была попытка утвердить культ единого бога Атона. Однако после смерти фараона в 1358 году до н.э. политеизм вновь был возрождён.
Магия монотеистических религий, в основном европейская, получает в этот период специфичное развитие, определённое сосуществованием с ортодоксальной церковной догмой и многочисленными преследованиями. С середины первого тысячелетия и до середины второго тысячелетия нашей эры монотеизм боролся с политеизмом на Ближнем Востоке и в европейском регионе. Эта борьба имела различные формы: преследование ересей, вытеснение уже имеющихся верований и культов, крестовые походы, инквизиция. Причём это относится не только к христианству, но и к мусульманству. Если на экзотерическом уровне религии боролись друг с другом и монотеизм постепенно вытеснил политеизм, то на эзотерическом уровне различные направления магии успешно сосуществовали и дополняли друг друга. На этот период приходится появление важных магических теорий и систем. Во-первых, это алхимия. Хотя алхимии приписывается долгая история, её корни находятся в периоде раннего монотеизма. Во-вторых, христианская догматика создала образ дьявола и связала зло с ним. За этим последовало объяснение магического акта с высшей сущностью как заключение договора с дьяволом и появление чёрной магии. В-третьих, народная магия, которая никогда не исчезала, трансформировалась в феномен ведовства. Это произошло опять же не без влияния церкви и её инквизиции. В-четвёртых, иудейская система, которая была практически забыта, внезапно получила новый импульс. Так, Каббала, которую мы знаем сегодня, проникла в западную неиудейскую магию сравнительно недавно, только в XV-XVI вв. Рассматривая историю магии монотеистического периода, укажем на множество гримуаров книг заклинаний, возникших с II по XVI вв. В заключение нужно упомянуть две особых системы, возникших сходным путём: енохианскую магию, которая появилась в начале XVII в. в работах Джона Ди и Эдварда Келли, а также работы Эммануила Сведенборга (середина XVIII в.), которые привели к созданию Новой Церкви.
Алхимия. Начало алхимии приходится на самое начало европейской монотеистической эры IV в. н.э., некоторые авторы относят его к работам Зосимы Панополитанского [32]. Различаются две алхимии внешняя и внутренняя. Большинство алхимических работ посвящены внешней алхимии «получению живого золота», трансмутации металлов и т.д. Внутренняя алхимия связана с «трансмутацией» самого адепта, его внутренним очищением и саморазвитием. С самого начала следует признать, что алхимических текстов сохранилось великое множество, однако их серьёзная обработка значительно осложнена тем покровом таинственности и мистики, которым старались окутать их алхимические авторы. Из-за аллегорического языка, которым пользовались авторы, иногда сложно понять, что конкретно имелось в виду, и остаётся место для всевозможных трактовок.
Алхимия исходит из той предпосылки, что металлы, как, впрочем, и остальные вещества, состоят из базовых элементов (обычно «ртути» и «серы»); существенным является соотношение этих базовых элементов. Изменяя это соотношение, можно изменять сами вещества. Алхимики верили в существование особого катализатора, философского камня, великого эликсира, который необходим для трансмутации. Кстати, идея философского камня удивительным образом включает в себя совершенно новую идею: философский камень может продлить человеческую жизнь, излечить от болезней и даже сделать бессмертным. Эта весьма странная идея вообще не характерна для развития западной магии. Представляется возможным заимствование из ранних даосских трактатов, где китайские алхимики также пытались найти рецепт трансмутации, однако для совершенно другой цели как раз для обретения бессмертия [37]. Однако, как это всегда происходит с заимствованиями, философский камень пытались найти чисто западными методами путём внешних операций с элементами. Как бы там ни было, алхимия пришла в упадок, как в даосизме (уже в династиях Сун и Мин), так и в западной магии. Начиная с XVIII столетия её уже никто серьёзно не воспринимал. Несмотря на это, внешняя алхимия сделала очень многое для дальнейшей химии; для магии она оставила массу способов создания искусственных существ (так называемых гомункулов), многие из которых перейдут в дальнейшем в «сущностную» магию. Внутренняя алхимия по-прежнему представляет собой объект изысканий множества практиков.


Рис. 6. Питер Брейгель Старший. «Алхимик», 1558 г.

«Храм „Германубис" внёс значительный вклад в возрождение исследований западной алхимической традиции. Правда, ещё в изначальном „Золотом Рассвете" существовала небольшая группа практических алхимиков, возглавлявшаяся преподобным У.А. Эйтоном, но она прекратила свою работу, по всей видимости, вскоре после 1900 года. Весьма знаменательно, что Регардье, тщательно собиравший материал для своей работы о „Золотом Рассвете", так и не смог проследить выполнение какой-либо операции, основанной на алхимической части манускрипта „Золотого Рассвета", известного как Z2. Бристольские же оккультисты, напротив, провели большое количество алхимических операций на базе Z2» [52].
Чёрная магия. Разделение на чёрную и белую магию, введение всего того философского контекста, который мы подразумеваем под чёрной магией, является «изобретением» монотеизма. Зло, из которого чёрная магия должна черпать свою силу, противопоставляется добру, которое олицетворяет единый бог. Добро и зло в этой связи являются двумя сторонами одной медали, они оба божественны и не могут существовать друг без друга. Более того, чем один бог добрее, тем другой бог злее, из этого контекста вышла концепция зла как основополагающая идея чёрной магии.
Как мы уже упоминали, острая борьба добра и зла характерна для зороастризма. Для других религий, таких как дозороастрийские, нордические и древнеегипетские верования, подобный антагонизм довольно-таки чужд. Для них существует некий всемирный порядок, который включает в себя необходимость зла. Например, в нордической традиции зло ассоциируется с Локи, однако Локи злобный проказник и шутник иногда ведёт себя совершенно мудрым образом, спасая тем самым богов от ещё больших «неприятностей». В Египте бог Ра борется со злобными существами в форме крокодилов [44], Сет ведёт заговоры против Осириса, однако всё это несравнимо с враждой зороастрийских Ахура-Мазды и Ангра-Майнью [53]. Идея чёрной магии как добровольного договора со злом находится именно в контексте зороастризма, идеи которого через иудаизм проникли в христианство. Поэтому чёрный маг договаривается со злом для получения каких-либо выгод и в свою очередь привносит ещё больше зла в мир. Однако это абсолютно экзотерическая точка зрения, которая разработана именно христианской церковью для своей паствы.
Эзотерическая точка зрения тесно касается демонологии. Демоны до монотеизма представлялись скорее функциональными созданиями, анимистическими духами, которые специализировались на выполнении некоторой работы. Согласно функциям выделялись добрые духи и злые. Например, в ассирийской демонологии выделялось семь раз по семь видов злых духов [23], каждый из которых имел собственную функцию, во многом связанную с элементарными стихиями. В 1-й книге Еноха, относящейся ко II веку до н.э., также вводится иерархия божественных Хранителей, разделяющихся по функциям, часть из которых (200) стали впоследствии «плохими» [54]. Само обозначение духа как демон (daimon) является греческим, и поначалу не было разделения на добрых ангелов aggeloi (посланец бога) и злых демонов. Ямвлих так описывает демонов:
«Вообще же, божественное предводительствующее и предстоящее устройству сущего, а демоническое служебное, воспринимающее всё то, что могли бы приказать боги, и ревностно использующее свободу действия для исполнения того, о чём боги мыслят, чего желают и что предписывают» [55].
По-видимому, функциональность демонов вызвана ассоциациями с государственным устройством, где различные служащие выполняют различные функции. В силу более низкого положения демонов (по отношению к богам) они больше подвержены влиянию страстей, отчего и могут являться проводниками зла. В «завещании Соломона», гримуаре, написанном в I-IV вв. н.э., описана также иерархия демонов и их функции; примечательно, что демоны Соломона уже чисто отрицательные. Можно предположить, что неоплатонизм в значительной мере повлиял на это разделение. Нужно отметить, что не только демоны, но также и ангелы разделены по своим функциям.
Маг контактирует с демонами или же с ангелами, поскольку те являются служебными элементами мира, они его скрытые «пружины». Однако сложно согласится с той точкой зрения, что обращение к ангелу является актом «белой магии», а обращение к демону актом «чёрной магии». Скорее нужно разделять результаты действий, где причинение вреда традиционно именуется как «maleficium». История оставила нам немало образцов «чёрной» магии, которые на самом деле существовали задолго до того, как их объявили «чёрными».
Ведовство. Если работа с сущностями была и до христианства, то ведовство является прямым порождением христианства. Феномену ведовства посвящено немало работ [56; 57], которые можно вспомнить в этой главе. История ведовства начинается с доисторических и внеисторических языческих культов. Большая их часть связана с различными народными верованиями, суевериями, свойствами растений, животных, камней, металлов и известна как деревенская или народная магия. В этом контексте географически различные народные магические системы незначительно отличаются друг от друга, как, например, славянские и арабские системы [58]. Идейным вдохновителем ведовства является движение катаров (по сути, церковный еретизм), начавшееся в XII веке, которое утверждало, что бог зла создал мир как ловушку для плоти и что именно он управляет земным миром (со всеми вытекающими последствиями).
Неудивительно, что прагматизм народной магии подхватил этот принцип. Ортодоксальное христианство, боровшееся до этого с языческими культами, теперь объединило церковную ересь, язычество, колдовство и идею зла в одном понятии в лице колдунов и ведьм и начало кровавое преследование.
Говоря о ведовстве, нужно отметить, что магия отделялась от ведовства и не подвергалась такому же преследованию. Многие усматривали философскую разницу между магией и ведовством, в результате чего магия оказалась более «совместимой» с ортодоксальным христианством. Выживанию различных магических систем в средневековье также способствовал «исследовательский» характер магии: например, широко известны работы Джона Ди, посвящённые исследованию свойств мира посредством божественного откровения. Услугами астрологов пользовались многие правители средневековья. Придворные маги вполне официально занимались изготовлением амулетов и талисманов.


Рис. 7. Ведьмы на метле и дьявол. Опубликовано в «The History of Mother Shipton», Aldermanbury, около 1750 г.

Ведовство привнесло в развитие магии две новых идеи идею «монотеистического бунтарства» и массу симпатических методов, которые основаны на идеях катаров и которые можно будет найти позже практически в каждом учебнике народной магии. В целом же ведовство вошло в историю как символ нетерпимости кровавой идеологии, в которую могут превратиться даже миролюбивые философии. Нужно отметить, что в современном виде, без сильного церковного давления, ведовство разделилось на несколько течений. Некоторые из них, такие как русское чернокнижье, тесно переплелось с чёрной магией, где наряду с типично симпатическими методами невозможно не обратить внимание на призывы к сущностям зла. Другие течения, такие как викка, находятся ближе к пантеизму и магии природы, то есть к исходным народным верованиям и культам.
Гримуары. Гримуары (книги заклинаний см. обзор в [59]) представляют собой тексты по вызову демонов, демонологии, средневековые учебники магии, а также всевозможные компиляции магических техник. Особенной характеристикой гримуаров является зачастую обратное датирование текстов и приписывание авторства текстов другим (более известным) персонам. Гримуары отталкиваются как от иудео-христианской, так и от антихристианской (чёрная магия и ведовство) систем. Гримуаров довольно много, наиболее известные из них: «Завещание Соломона» (предположительно II-IV вв. н.э.), «Ключ Соломона» (датируется XVI или XVII вв.), «Малый Ключ Соломона» (был хорошо известен уже в XVI в.), «Священная магия Абрамелина Мага» (датируется XV в.) [60] и т.д. Широко известны гримуары, имеющие не только иудео-христианские, но и арабские корни. Например, Shams al-Ma'arif wa Lata'if al-'Awarif (The Book of the Sun of Gnosis and the Subtleties of Elevated Things), написанный в XIII веке и основанный на таких элементах арабской магии, как магические таблицы, комбинации чисел и букв, коммуникации с джиннами.
Каббала. Каббала сыграла большую роль в европейской магии по нескольким причинам. Во-первых, каббала довольно технична, она обладает структурой и оперирует цифрами. Эта техничность позволяет работать с потусторонними понятиями в терминах этого мира в противовес мистике и потому легко прижилась в западном рациональном уме. Алхимики и астрологи, которые до этого также пытались выразить мир в определённой структуре и цифрах, нашли в каббале подтверждение собственным идеям. Недаром идеи каббалы были подхвачены именно в момент позднего Средневековья, когда общество было готово к этой техничности (в отличие от поздней античности). Считается, что каббала была ассимилирована европейской эзотерикой в XV веке, когда появились первые нееврейские сочинения на эту тему [32]. Другие авторы относят проникновение каббалы в Европу к XIII веку [61]. Само слово «каббала» появилось в литературе не ранее XI века н.э. Синтез каббалы с европейскими мистическими учениями, такими как неоплатонизм и герметизм, зачастую связывают с именем Джованни Пико делла Мирандолы (1463-1494).
Во-вторых, каббала оперирует терминами иудейско-христианской религии, которые прочно укоренились в средневековом сознании. Каббала в какой-то мере смогла удовлетворить потребности той части эзотерически настроенной публики, которая не могла оторваться от христианских корней. Ссылка на традицию, которая берёт своё начало от Авраама и Моисея, должна придавать этой системе «ещё больший вес». Сама каббала является мистическим толкованием Ветхого Завета [62]; по иудейской легенде, это толкование было дано самим Богом. Ко всему прочему идея тайного знания каббалы почти идеально совпадает с герметической и гностической идеей тайного знания, поэтому для ассимиляции каббалы почти не было никакого идейного сопротивления.


Рис. 8. Каббалистическое Древо Жизни

Каббала привнесла в магию несколько существенных компонентов. Самое главное каббала создала в магии определённую структуру, образованную десятью сефирот сферами, преломляющими божественную энергию для дальнейшего «использования». Эта структура известна как «Древо Жизни» (см. рис. 8). На эти сферы завязана масса симпатических аналогий, имён, планов, соответствий, что позволяет работать с соответствующими планами или энергиями. Можно сказать, что каббала внесла структурированное эзотерическое понимание мира, которое можно использовать в магических операциях [62].
Помимо этого, каббала внесла новую техническую компоненту, основанную на численно-буквенных соотношениях. Эти соотношения были известны ещё с вавилонских времён (например, пифагорейские и неопифагорейские течения) и широко используются в арабской магии. Однако на иудейской почве они получили новое развитие: в древне-иудейском письме нет гласных букв, поэтому все слова записываются в сокращениях, что даёт массу вариантов для интерпретаций. Более того, два разных слова, дающие, однако, одно и то же численно-буквенное соотношение, считаются равными по своему эффекту. Переставляя буквы или слова так, чтобы их число оставалось одним и тем же (так называемая гематрия), можно проводить множество интересных вещей: например, найти в Библии объяснения того, что «и вот три мужа стоят против него» это на самом деле «Михаил, Гавриил и Рафаил» [54]. Очевидно, что, привлекая компьютер для подобных операций, можно извлечь ещё больше тайн из практически любого текста [63].
Енохианская система. Енохианская система находится в русле классических западных магических течений и является, по большому счёту, объединением численно-буквенной системы и работы с сущностями. Однако она выделяется из средневековой магии по ряду причин. Во-первых, енохиана является последней известной несинтетической магической системой, которая внутри себя закончена и непротиворечива. Эта система основана на истории с падшими ангелами из книги Еноха, поэтому вся система и носит имя «енохианская». Считается, что ангелы передали её Джону Ди и Эдварду Келли с 1582 по 1587 год [64].


Рис. 9. Джон Ди (а); Эдвард Келли (б); Эммануил Сведенборг (в)

Во-вторых, енохианская система, как и каббала, технологична: сами послания можно описать как систему контроля над «человеческой сферой» и принципов того, как ей можно управлять. Система управления заключается в построении определённых комбинаций из букв, имён, создании специальных приспособлений и т.д. Используя современный язык, её можно представить как систему управления неким «компьютером», где программы создаются путём определённых численно-буквенных комбинаций и обращений к соответствующим «функциям операционной системы». К тому же енохианская система окутана покровом неизвестности, что также привлекает к ней внимание. Считается, что было передано само описание системы, но принципы её активирования так и не были переданы [65]. Также Дональд Тайсон высказывает мнение, что эта система является ключом к Апокалипсису.
Эммануил Сведенборг. Сведенборг родился в 1688 году и в светской жизни был учёным физиком, астрономом, математиком, геологом. В возрасте 56 лет его посетили видения: «...эту же ночь открылся и мой внутренний взор, так что я получил возможность видеть обитателей мира духов, небеса и ад, и, благодаря этому, множество скрытых аспектов бытия. После этого я совершенно оставил мои занятия в земных науках и посвятил себя исключительно духовным постижениям и Господь Сам руководил моими записями об этом» [66].
Сведенборг опубликовал множество работ на основе своих видений (особенно известен его «Духовный Дневник»), которые касаются описаний жизни после смерти, содержат комментарии к Библии, а также новую трактовку христианской догматики, послужившую образованию «Новой Церкви». Сведенборг был также знаменит своими предсказаниями. В целом влияние Сведенборга на магические практики невелико, однако интересен сам способ получения откровения, который похож на то, как получили свои откровения Джон Ди и Эдвард Келли или же Алистер Кроули (Книга Закона, см. [67], [68]).
Монотеистические магические системы достаточно популярны и на сегодняшний день, особенно после того, как некоторые из них (енохианская система, Гоэтия, магия Абрамелина) вошли в программу подготовки ордена «Золотая Заря». Следует сказать, эти магические системы отражают миропонимание именно эпохи монотеизма и не встречаются ни до монотеизма, ни после него. Основной момент монотеистических магических систем заключается в яркой поляризации на чёрную и белую магию и в коммуникации с потусторонними сущностями ангелами и демонами. В дальнейшем эта концепция будет значительно изменена вместе с изменением социальных установок.

Магия постмонотеизма и предпосылки парапсихологии

Период магии постмонотеизма начался в Европе в конце XVIII века. Как это происходит с подобными социальными процессами, в обществе созрели новые идеи, которые, в свою очередь, дали новый толчок магическим практикам. В конце XVIII первой половине XX веков происходят три новых процесса: развитие новых естественнонаучных теорий, окончательное размежевание между наукой и магией и падение авторитета монотеизма. Все эти процессы одинаково важны для правильного понимания развития магических теорий и формирования современной парапсихологии.
Две естественнонаучные теории подтолкнули магию к новым «экспериментам». Первая теория это теория эволюции (дарвинизм) и разгоревшийся спор виталистов. Виталисты утверждали наличие тонкой биоэнергии, взаимодействующей с живыми организмами. Магическими отголосками стали теории «живого магнетизма» Антона Месмера, Од Райхенбаха и т.д. В это же время заново открывается для европейской магии индийская прана и китайская ци или чи, происходит слияние многих восточных методов с западной философией и синтез новых идей. Индийское влияние особенно сильно проявляется в работах Теософского общества и самой Блаватской.
Вторая теория это развитие психологии в целом и теория подсознания Зигмунда Фрейда в частности. «Психологическая» магия передаёт «работу» подсознания с помощью магического транса, внушения или использования символов (сигилы Остина Спейра). Как нам кажется, именно психологическая теория породила известный спор о внутреннем или внешнем источнике магии: является ли маг источником действия или же источник действия находится в окружающем мире? Психологическая теория магии нашла множество поклонников, таких как Пит Кэрролл с его магией хаоса, Израэль Регарди, Дион Форчун и т.д.
В это же время наука окончательно отделяется от магии, и формируется институт критики, призванный заботиться о чистоте науки. Это отделение порождает в самой магии образование различных тайных и полутайных обществ. Среди них стоит упомянуть орден «Золотая Заря» и Теософское общество, поскольку именно они в наибольшей степени повлияли на современную магию. Третий процесс, начавшийся в постмонотеизме, это ослабление церковного давления, либерализация и возврат к политеистическим верованиям, которые были подавлены привнесённым монотеизмом. Поскольку политеизм (язычество) был на тот момент практически уничтожен, то многие формы либо восстанавливались по крупицам как культурное наследие, либо же создавались заново. Здесь можно привести примеры восстановленной нордической традиции и созданной заново викки. Поскольку этот политеизм всё-таки «моложе» своих предшественников почти на две тысячи лет, то мы будем обозначать его как современный политеизм.
Необходимо отметить также взрыв интереса к спиритуализму в Америке, начавшийся в 1848 году. Считается, что идеи Сведенборга и месмеризма, импортированные в Америку, послужили началом этому процессу, который уже к 1855 году принял массовый характер. Движение спиритуалистов основало в 1882 году Лондонское общество психических исследований, которое очень много сделало для исследований парапсихологических явлений. Считается, что расцвет спиритуализма закончился к 1920 году, хотя многие группы существуют и до сих пор по всему миру.
Идея флюида прочно осела в магической практике этого периода. Вот как Элифас Леви в своей работе «Учение и ритуал высшей магии» (1856) [69] видит магическую доктрину:
«В природе существует сила, совершенно иначе могущественная, чем пар; благодаря этой силе человек, который сможет завладеть и управлять ею, будет в состоянии разрушить и изменить лицо мира... Этот агент, едва открывающийся ощупью учениками Месмера, есть именно то, что средневековые адепты называли первой материей великого дела. Гностики сделали из него огненное тело Святого Духа; его же обожали в тайных обрядах Шабаша или Храма, под иероглифическим видом Бафомета или Андрогина, козла Мендеса».
Идея флюида многократно подхватывалась, дополнялась и видоизменялась также и вне магического русла: стоит отметить работы Райхенбаха (1788-1869) по изучению энергии «Од» («Одомагнетические письма», 1848), Альберта де Роша и многих других.
Психологическая теория магии. Психологические теории в магической практике до XVIII в. н.э. не встречаются. Само слово «психология», образованное из греческих слов «psyche» (душа) и «logos» (учение, наука), появилось впервые только в XVIII веке в работе немецкого философа Христиана Вольфа. Интерес магии к психологии возбудило следующее наблюдение. Ещё Месмер погружал своих пациентов в трансовые состояния (так называемый сомнамбулизм). Многочисленные последующие опыты показали, что люди втрансовом состоянии могут демонстрировать различные эффекты предсказание будущего, рекомендации к собственному лечению и т.д. [5] После неудачи в нахождении лечебного средства на основе животного магнетизма интерес к поиску флюида возобновился именно с началом исследований трансовых состояний они тогда именовались «состояниями магнетизма». Считается, что эти исследования начались с 1841 года. В последующие годы утверждалось, что в состоянии гипноза человек способен к активизации особых способностей, например, способен коммуницировать с духами и т.д. (как раз на это время приходится пик спиритуализма в США). Однако существенный вклад как в психологическую теорию, так и в её прикладной «магический аспект» был сделан Зигмундом Фрейдом (1856-1939) и Карлом Юнгом (1875-1961).
Теория подсознания Фрейда внесла решающий вклад в то, чтобы перенести область магической деятельности в сферу изучения сознания и подсознания. Теперь паранормальная деятельность в трансовом состоянии объясняется тем, что магические способности доступны только подсознанию (как особая система регуляции жизнедеятельности), а в трансовом состоянии человек получает доступ к ним (через блокировку сознания). Соответственно, магические практики направлены на то, чтобы «обхитрить» сознание и «незаметно» подкинуть нужное задание подсознанию. На этом принципе основано немало интересных систем построение сигил, например. Более того, тренировка достижения трансовых состояний включена в большинство практических курсов по магии. В этих целях применяются и такие современные психотехники, как нейролингвистическое программирование (НЛП) [70], хотя само НЛП относится к прикладной психологии и никак не касается магии.
Юнг считается отцом современной внешней магии. Его работы настолько необычны даже для психологии, что приходит на ум тесное знакомство Юнга с магическими теориями. В целом магия обязана Юнгу двумя серьёзными вещами. Во-первых, Юнг ввёл теорию архетипов некоторых психических «образований», которые встречаются у всех людей, независимо от их расы, пола и происхождения [71; 72]. Архетипы Юнга очень напоминают современные эгрегоры, первые упоминания о которых относятся приблизительно к тому же времени. Американские исследователи ясновидения (нелокального восприятия) напрямую связывают архетипы Юнга с неким суперразумом (в американской терминологии матрица). Во-вторых, Юнг ввёл в научный оборот термин синхроничность, который очень сходен с некоторыми проявлениями симпатического принципа [73; 74]. Небезынтересно, что теории Юнга поддерживались физиками Эйнштейном и Паули.
Теософское общество. Чтобы немного понять идеи Теософского общества, нужно погрузиться в атмосферу второй половины XIX века. Вера в возможности науки «познать-объяснить-измерить-управлять» была на тот момент почти безграничной. В воздухе витала идея универсализма поиска универсальных принципов в науке, эзотерике, религии. Это мнение очень чётко прослеживается в работах Е.П. Блаватской (1831-1891), основателя Теософского общества [75]. Поэтому возникновение Теософского (в 1875 году) и целого ряда других обществ стало вполне закономерным явлением.
Цель Теософского общества заключалась в поиске и установлении «универсального» эзотеризма, однако теософы искали его в прошлом. «Тайная доктрина» Блаватской довольно чётко указывает на это: «...лишь несколько положений до сих пор сокровенного учения, которые в настоящих томах объясняются и добавляются многими другими. Но даже последние, хотя и выдают многие основные тезисы тайной доктрины Востока, всё же лишь слегка приподымают край плотного покрова. Ибо никто, ни даже величайший из живущих Адептов, не мог если бы даже он этого хотел выдать без разбора на посмеяние неверующего мира то, что так бережно скрывалось от него на протяжении долгих эонов и веков» [76].
Теософское общество внесло в западные магические системы индийскую идею разделения мира на несколько сфер, так называемый астрал, ментал и т.д. И хотя авторы после эры теософов «находят» астрал во всей западной магии, это не совсем соответствует истине. Дохристианские и христианские откровения не имеют с астралом ничего общего. «Астральный свет» Парацельса сходен с ранними идеями виталистов идеями всепроникающей стихии. Даже шаманское путешествие, несмотря на сходные черты с астральными путешествиями, существенно расходится с идеей теософских сфер. Стоит упомянуть, что теософия не получила того развития «мировой религии» [21], на которое надеялись её основатели и последователи (хотя общество и существует во множестве течений и по сей день, как, например, общины последователей Рудольфа Штайнера в Германии). Однако в последнее время, на волне new age, многие идеи теософов возродились в магической практике, хотя и совершенно иначе, чем почти сто лет назад. Нужно также отметить, что идеи избранности и тайности теософов были подхвачены национал-социалистическими силами в начале XX века и послужили фундаментом для эзотерического пангерманизма.
Орден «Золотая Заря». В эпоху индустриальной революции XVIII-XIX веков в Европе существовало множество различных оккультных обществ. Это явление отражает процессы активного обмена знаниями того периода. Можно упомянуть орден иллюминатов, основанный в 1776 году, масонские братства XVIII века, основанный в 1886 году орден мартинистов, корни которого прослеживаются ещё в XVIII веке, различные розенкрейцерские организации.
Хотя движение розенкрейцеров возникло ранее, ещё в эпоху Возрождения, о существовании этой организации можно с уверенностью говорить лишь с начала XVIII века. Имеются контроверзные дискуссии о влиянии этих обществ на социальную среду того времени и на дальнейшее развитие магических систем. По опубликованным работам розенкрейцеров (или инспирированных этим течением) мы можем проследить интеграционный характер ордена Розы и Креста, в котором накапливались и систематизировались работы по алхимии, каббале, астрологии, «естественной философии» и религиозно-философским течениям того времени. Однако наиболее решительное влияние на западную магическую практику оказал орден «Золотая Заря» (англ. Golden Dawn иногда переводят как «Золотой Рассвет»), появившийся в 1887 году и продолживший общую традицию розенкрейцеров. Влияние этого ордена проявилось в двух направлениях. Во-первых, в «Золотой Заре» систематизировалось и упорядочилось огромное наследие средневековой магии; почти забытые на тот момент манускрипты получили своё второе рождение (например, енохианская система). Во-вторых, «Золотая Заря» продолжала развитие европейских герметических традиций и таким образом создавала философское, идейное и методологическое противостояние восточно-ориентированным теософам (см. работы Дион Форчун [69; 77]).
«Золотая Заря» не «дожила» до наших дней в своей первоначальной форме (на настоящий момент существует несколько групп в Америке, Новой Зеландии и Европе, которые претендуют на право быть наследниками «Золотой Зари»). Однако этот орден дал начало большому количеству сходных орденов: Орден Альфа и Омега (1918), Гильдия Мастера Иисуса (1925), Братство Внутреннего Света (1927), Гелиос (1956), Служители Света (1965), Енохианский Храм (1969) и т.д. Многие из них существуют на данный момент и используют материалы «Золотой Зари»: например, это известный орден восточных тамплиеров ОТО. Не последнее место занимают и работы И.Регарди по открытию внутренних материалов ордена [78]. В целом рекомендуется ознакомиться с историей «Золотой Зари» по специализированным источникам (см. [79] или [80]).


Рис. 10. (а) Кукла вуду из западной Индии, выставленная в музее кукол в Эдинбурге (Шотландия). Надписи на приколотой бумажке имеют рунический характер; (б, в, г) Руны, высеченные на стенах домов в современном Эдинбурге. Руны имеют явно «магическое» назначение. Фотографии сделаны автором

Нордическая традиция и викка. Обе эти ветви являются поздними постмонотеистическими, однако здесь движение произошло не вперёд, согласно с развитием общественных идей, а наоборот, назад, в сторону политеизма (или пантеизма в случае с виккой). Этому способствовала не только либерализация церковного давления, но и движение «назад к истокам», поиск личного и национального самоосознания, который характерен для XIX-XX веков. Оба этих направления были сначала «забыты», а затем воссозданы. В качестве основополагающих нужно назвать работы фон Листа конца XIX начала XX века [81] и Гарднера середины XX века [82]. Как нордическая традиция, так и викка переживают настоящий бум в последние несколько десятилетий. Появилось большое количество литературы, особенно в североевропейских странах, где рунология и ведовство исторически никогда не исчезали. Например, современный шотландский Эдинбург полон рунической символики, это невозможно не заметить даже будучи туристом (см. рис. 10).
Для нашего обзора эти направления интересны, прежде всего, своим синкретизмом, где рунические техники тесно совмещаются с эвокационными и другими методами [83]. В русскоязычном информационном пространстве заметно движение к язычеству древних славян (см. сборники «Мифы и магия индоевропейцев» под редакцией А.Платова). Нередко встречается применение рун в контексте чернокнижья в совокупности с другими симпатическими методами (см. рис. 10(a)). Сходная ситуация наблюдается и в викке, в которой насчитается несколько довольно независимых школ, например, Гарднерианская, Александрийская, Дианическая, с различными элементами церемониальной, природной, элементной, сексуальной магических систем. Здесь прослеживается тесная связь викки и нордической традиции с другими синкретическими направлениями постмонотеистического периода. Мы отсылаем заинтересованного читателя к подробным обзорам этих направлений [20; 84].

Некоторые интересные параллели

При анализе литературных источников разных эпох бросаются в глаза интересные параллели между ними:
1. Все магические системы используют одни и те же принципы: общение с богами в древнем Египте, общение с демонами и ангелами, общение с духами умерших, общение с инопланетными существами; симпатические принципы в низшей магии, планетные симпатии и соответствия, информационные симпатии; египетская власть имён, тайна имени в вавилоно-ассирийской традиции, власть слова в иудео-христианской системе, астральные символические соответствия и т.д. Печати потусторонних существ в исландских верованиях, иудаизме и христианской традиции, вуду похожи друг на друга (точнее говоря, разительно похожи прямые печати и скруглённые печати по отдельности). На рис. 11 мы привели несколько печатей из совершенно различных традиций. Если не знать об их различном происхождении, то можно предположить, что они были взяты из одного источника. Сравнивая различные графические алфавиты и элементы (см., например, работы Найджела Пенника [85] или Дэвида Халса [86]), можно также отметить их отличие от прочих синтетических и «естественных» (алфавиты) графических элементов. Вероятной является версия, что эти печати являются неким графическим планом, как, например, печати 91 принца из енохианской системы, показанные на рис. 11, где печати получены посредством определённого движения по кодовой таблице.
«Представления ассирийцев по поводу колдовства были такими же, как у греков, римлян и многих других народов, и часто мы обнаруживаем, что одной из самых грозных для человека опасностей является „изображение дурного глаза", причём без дальнейших подробностей. Демон дурного глаза шеду. Взгляд некоторых людей отличается особой пагубностью, однако все без исключения в определённых случаях могут принести несчастье своему ближнему даже непреднамеренно» [23].






Рис. 11. (а) Вуду. Печать Эшу Марабо (Б.Хайатт «Вуду в мегаполисе»); (б) Гоэтия. Печать пятого духа Марбаса («The lesser key of Solomon. GOETIA», Compiled and Translated by S.L. MacGregor Mathers, editing and additional material by Aleister Crowley); (в) Енохиана. Печать принца Бефасес (Д.Тисон «Подлинная магия ангелов. Енохианская магия для начинающих»); (г) Руника. Техкур, вязаная руна Одина, изображённая на полях рукописи Эдды (А.Платов «Магические искусства древней Европы»); (д) Руника. Став для полёта на гандре (Л.Кораблёв «Графическая магия исландцев»); (е) Иероглифическая монада, разработанная Джоном Ди, имеющая астрологические признаки всех семи планет (Д.А.Халс «Ключ ко всему»); (ж) Печати 91 принца, переданные Ди и Келли ангелами Габриелем и Налважем 21 и 22 мая 1584 г. (Д.Тисон «Подлинная магия...»).

2. Удивительное сходство эзотерических концепций. Например, разделение на эзотерику и экзотерику существовало во всех философско-религиозных системах, даже в буддизме [87]. Буддизм, зороастризм (позже иудаизм и христианство), системы древнего Египта довольно различны по своему составу, идеологии и организации, однако идею посмертного суда можно найти в каждой из них.
«Английские исследователи Эндрю Лэнг и сэр Эванс-Притчард указывали, что даже у самых примитивных народов есть знание высшего Бога, Создателя и Судии людей. Нет в мире народа, который бы не исповедовал веру в многочисленные невидимые существа, населяющие небо, землю, подземный мир, обитающие близ человека, порою в нём самом, или, напротив, населяющие самые глухие и труднодоступные области моря и земли, лесные чащобы, горные ущелья, пустыни. Самые „первобытные" племена австралийских аборигенов, обитателей Огненной Земли и самые цивилизованные народы равно признают их существование» [31].

От магии к инструментальной парапсихологии

Различные магические движения и практики, рассмотренные в предыдущем разделе, существуют и поныне. Как мы могли видеть, феномен магии присутствует на протяжении почти всей письменной истории человечества. Однако наше рассмотрение имеет несколько иной фокус, направленный на операторные феномены. Выделение этих феноменов в более или менее самостоятельную область знания произошло в период позднего монотеизма, в процессе развития экспериментальной парадигмы естествознания. Например, ещё в XVIII веке работы Месмера рассматривались зачастую в контексте магии, и это, в частности, определило столь негативную общественную и научную реакцию того времени.
Развитие научных методов в XVIII-XIX веках ввело тенденцию к демистификации различных спиритуалистических, аномальных и магических явлений. Например, теософское общество претендовало на концепцию универсальной науки, и эта попытка была не единственной в то время. В разное время возникали объединения, которые видели свою задачу в объективном исследовании этих явлений. В истории осталось имя Психологического общества Великобритании, основанного в 1875 году и известного с 1882 года как Общество психических исследований. Именно в это время происходит вспышка совершенно новых направлений во многих научных, технологических и паранормальных областях.
Существенная разница между магией и ранней парапсихологией XIX века заключается в попытке объективного исследования этих явлений в классическом научном русле, в то время как сама магия никогда не испытывала особой потребности в объяснениях. Для магии характерно стремление к получению практических результатов, маги-теоретики очень редки и, как правило, широко известны в истории. Более того, доступ к магическим технологиям по разным причинам был ограничен для широкого круга публики вступление в ордена, например, такие как «Золотая Заря», сопровождалось клятвой о сокрытии полученного знания.
При анализе парапсихологической литературы конца XIX начала XX веков (см. [88; 89; 90]) нельзя не заметить её общий описательный характер с основным упором на спиритуалистические и медиумные феномены. Поскольку раннюю парапсихологию продвигали такие известные учёные того времени, как Фредерик Майерс, Уильямс Крукс [91], Генри Сиджуик и другие, был выбран экспериментальный научный подход для исследований в нетрадиционной области. Это породило конфликт как в самой парапсихологии, так и между парапсихологией и другими науками. Многие феномены, которые идейно не соответствовали материалистическому научному фундаменту, были принципиально отброшены парапсихологией. Например, призывы теософов XIX века к созданию универсальной науки на стыке психологии, социологии и естественных наук так и не были услышаны в университетских аудиториях. Симпатические принципы, которые составляют суть многих магических технологий, отрицались как суеверие. Магия продолжила своё развитие как народное течение, и при этом ни магия, ни парапсихология не хотели слышать друг о друге. Для парапсихологии связь с магией это «дискредитация научного статуса», парапсихология для магии бесполезна как чисто теоретическое направление. Этот факт нужно констатировать с большим сожалением, поскольку обе дисциплины имеют общие корни и могли бы сделать очень многое друг для друга. Однако такая позиция парапсихологии тем не менее не удовлетворила большую науку, для которой эти феномены в целом «не существуют». Даже спустя более чем сто лет, в начале XXI века, мы наблюдаем борьбу парапсихологии за «научный статус» [92].
Операторные явления в ранней парапсихологии были ограничены несколькими направлениями. Исследовались медиумные явления, которые, однако, не получили в парапсихологии однозначной оценки. Большее признание получило явление телепатии, где было установлено, что «оно есть неоспоримый факт» [93]. Широко известные послесмертные сообщения Майерса [94] породили целое направление инструментальной транскоммуникации [95]. Эти же работы заставили позже более пристально взглянуть на случаи реинкарнации, известные не только в Азии, но и в Европе и Америке [96]. С этого же времени начались спорадические попытки исследования известных в то время «сенситивов» (экстрасенсов). Помимо этого, объект парапсихологии представляется и как набор аномальных явлений, которые не находят своего объяснения в других разделах знания и которые «коллекционирует» парапсихология. Иными словами, классической парапсихологии отведена роль аномалистики.
Радикально новая фаза в парапсихологии началась с систематизации, предпринятой Дж.Б. Райном в 1930-х годах. Основную идею Райна можно выразить как поиск закономерностей в эмпирических данных, использование статистической методологии и придание парапсихологии статуса экспериментальной науки. Парапсихология расширила список операторных явлений (медиумизм, телекинез, психокинез) до изменённых состояний сознания, осознанных сновидений и т.д. Для нашего обзора наиболее интересны парапсихологические эксперименты, которые можно классифицировать как «взаимодействия мозг материя» (для обзора взаимодействий «оператор-оператор» мы отсылаем читателя к литературе по парапсихологии [2; 3]). В приборной области парасихологические работы выкристаллизовались в эксперименты с генераторами случайных чисел [97; 98] и широкие исследования влияния психики на механические и электронные приборы [99]. К 1970-1980-м годам парапсихология уже накопила большое количество наблюдений паранормальных феноменов [5]. Западная инструментальная парапсихология также столкнулась с феноменом неоператорного взаимодействия («высокопроникающее излучение»), известного как взаимодействие типа «устройство-устройство».
Формирование третьего этапа парапсихологии наблюдается в конце XX начале XXI века. Происходит очередная технологическая революция возникновение информационного общества, что также отражается и в нетрадиционных областях. И в магии, и в парапсихологии происходит выработка новых концепций, но уже на новом информационном фундаменте. Обе эти дисциплины начинают более терпимо относиться друг к другу. Широкое распространение получило измерение физическими, химическими и биологическими методами результатов экстрасенсорных и биоэнергетических практик (магических практик в терминологии XIX-XX века) в лечебно-медицинских, поисковых, сельскохозяйственных и других областях. Проводится даже их сертификация. Известны случаи использования услуг известных экстрасенсов спецслужбами [30], то есть наблюдается де-факто общественное признание магических феноменов. Сама магия претерпевает изменение, маги всё чаще «легализуют» свои практики; например, методы альтернативной медицины XXI века зачастую неотличимы от магических методов XIX века. Начались исследования симпатических эффектов, например, в контексте макро-квантовых явлений.

Взаимодействия «мозг материя»

В литературе встречается описание множества экспериментов типа «мозг-материя». Если в магических техниках этот феномен интерпретировался как «божественное влияние», «договор с демонами», «симпатическое воздействие» (в зависимости от эзотерической философии), то парапсихология исходит из идеи виталистического флюида, то есть оператор сам производит воздействие.
Вероятно, одним из первых был отчёт Джозефа Бэнкса Райна и его жены Луизы Эллы Райн [97] о влиянии оператора на выброс игральных костей. Стоит упомянуть также работы о первых экспериментах с физическими генераторами случайных чисел (ГСЧ) [98; 100; 101]. Однако мы остановимся более подробно на работах лаборатории США Princeton Engineering Anomalies Research (PEAR), поскольку их основа является наиболее систематической. Эти работы начались в 80-х годах прошлого века [29] и проводились на множестве генераторов случайных событий, которые включают в себя механические, электронные и даже радиоактивные системы [102]. Однако авторы утверждают, что, за исключением компьютерных псевдослучайных генераторов, нет существенной взаимосвязи между типом устройства и выходным результатом (к подобному же выводу пришёл и Шмидт [103]): «Это явление явно зависит от оператора и, как кажется, намного меньше от прибора. Источник шума был заменён различными микроэлектронными генераторами, однако это не изменило характер результатов. Псевдослучайный генератор также привёл к существенным корреляциям с намерением оператора, хотя и использование результатов машинно-генерируемого псевдослучайного алгоритма оказалось неоднозначным... Даже механический генератор случайных чисел и большой линейный маятник показывают малые, но статистически существенные корреляции с намерениями оператора...» [29, стр. 13]
Эти эксперименты показали небольшое, но тем не менее статистически существенное отклонение результатов от ожидаемых 50% (так называемые аномалии ГСЧ).
Была предпринята попытка перепроверить эти результаты, для чего был создан международный консорциум из PEAR-группы Пристонского университета (США), IGPP-группы из Фрайбургского университета (Германия) и GARP-группы из Гиссенского университета (Германия). К сожалению, консорциуму не удалось подтвердить ранние результаты PEAR-группы: «Основной результат этих повторений, проведённых тремя лабораториями, заключался в том, что не удалось подтвердить ранние эксперименты и достигнуть необходимого уровня статистической значимости» [104].
Мы ещё вернёмся к объяснению причин, по которым консорциуму не удалось воспроизвести эти результаты. Консорциум, однако, отметил аномальность полученных новых данных и необходимость неких новых подходов к анализу: «Однако различные части данных показали существенное число внутренних структурных аномалий... Переход от систематических, коррелированных средних изменений, найденных в предшествующих исследованиях, к этому паттерну структурных аномалий свидетельствует о неадекватном понимании основных явлений и о потребности в более сложных экспериментах и теоретических моделях для их дальнейшего объяснения» [104]. PEAR-группа продолжила исследования. Например, авторы указывают на целую сеть ГСЧ по всему миру и взаимосвязь аномалий ГСЧ и всемирных событий: 11 сентября 2001 года, чемпионата мира по футболу, локальных праздников и т.д. [99; 105] Имеются также работы по влиянию эмоционального состояния оператора на аномалии ГСЧ [106] и совместные биологические/ГСЧ эксперименты [107]. За последние несколько лет собралась обширная статистика по влиянию операторов на ГСЧ, сведения о которой, так же как и исходные данные, доступны в Интернете.
Эффекты в ГСЧ не ограничиваются только статистическими аномалиями. Если сгенерировать случайные числа не перед экспериментом, а, скажем, за несколько часов до эксперимента и дать оператору прослушивать эту записанную цепочку, то в этом случае тоже наблюдаются статистические аномалии [108]. Как будто генератор «знает», что на него будут воздействовать, и заранее сгенерировал нужную аномалию. Возникает эффект временной акаузальности. И хотя механизм этого эффекта очень трудно представить, опыты повторялись не только самим Шмидтом [109], но и другими исследователями Rene Peoch в экспериментах с роботом Tychoscope (см. дальше по тексту), Радиным в экспериментах с пре-реакцией на эмоциональные фотографии [110] и другими. В целом временные аномалии типа «следствие Ч причина» являются очень интересной и чрезвычайно спорной темой парапсихологических исследований (в особенности таких, как ислледования поведения животных перед землетрясением).
Из западной литературы известно множество экспериментов, направленных на измерение взаимодействий «мозг прибор». Неплохой обзор может быть найден в работе R.G. Jahn «The persistent paradox of psychic phenomena: An engineering Perspective. Proceedings of IEEE» [111]. Автор этой работы описывает также собственные эксперименты с оптическим интерферометром, с помощью которого можно измерять смещения в 0,1 длины волны. Как указывает автор, наблюдались экспериментальные смещения под воздействием операторов. Schmeidler [112] описывает эксперименты с двумя термисторами UVA-3254 с чувствительностью к изменению температуры около 0,001°К. Задачей операторов было вызвать изменение показаний сенсоров, и в некоторых экспериментах имелись позитивные результаты. В работе «The presistent paradox...» также описываются эксперименты с микроакустическими сенсорами и оптической техникой.

От «мозг материя» к «устройство устройство»

Описанные выше эксперименты проводились по схеме «оператор устройство». В качестве устройства применялись всевозможные магнитные, оптические, тепловые, механические, газоразрядные, лазерные сенсоры. Практически во всех случаях регистрировались некоторые, зачастую минимальные аномалии, которые удавалось, а иногда не удавалось воспроизвести повторно. Было высказано предположение о том, что если физические системы могут взаимодействовать с неким физическим полем, генерируемым оператором, то возможно, что и сами физические системы могут также и генерировать это поле. Анализируя западную литературу, практически все эксперименты можно разделить на три вида: а) использование активных генераторов; б) использование пассивных генераторов, основанных на эффектах формы / геометрии, так же как и различные сочетания биологических / небиологических систем; в) использование обработанных объектов, способных к генерации «высокопроникающего» излучения.
Активные генераторы «высокопроникающего» излучения использовались в чехословацких исследованиях Павлиты и его последователей в Европе и США, известны вихревые генераторы Шаубергера (хотя и в контексте свободной энергии) и советские разработки, просочившиеся на Запад, например, генераторы А.Шпильмана или А.Боброва. Описание экспериментов с активными генераторами можно найти в Мельбурне, в Калифорнии и т.д. Однако эта тема, особенно в 60-70-х годах, нехарактерна для инструментальной парапсихологии.
Работам с пассивными или активными генераторами предшествовали эксперименты с растениями, например, широко известные опыты Бекстера в конце 1960-х годов [113], и с животными [114; 115; 116]. В целом влияние слабых электромагнитных, геомагнитных и геоэлектрических полей на биологические объекты давно известно (см. современный обзор в [117]). Первые эксперименты по взаимодействию растений, животных и приборов можно отнести к известным опытам Гальвани. Работа Н.Schmidt [114] представляет собой пример современных экспериментов по влиянию отрицательных «мотиваторов» на взаимодействие биологических и технических систем. Автор поместил кошку в холодное помещение, освещаемое лампой 200 Вт. Лампа была подключена к ГСЧ. Идея эксперимента заключалась в том, что лампа согревала помещение и кошка могла влиять на ГСЧ и лампу в сторону увеличения времени свечения (первые эксперименты подтвердили это предположение, хотя последующие внесли массу возражений и вопросов).
В аналогичных экспериментах в Женеве по влиянию растений на технические системы горшок с мальвой был помещён в тёмное помещение, которое освещалось лампой, подключённой к ГСЧ. Наблюдение заключалось в том, что во время цветения растения значения ГСЧ отклонялись в сторону уменьшения освещённости. В остальное время ГСЧ вёл себя статистически «нормально». Как указывалось, статистическое отклонение бинарного ГСЧ во время цветения составляло 3
·.
В современных экспериментах по влиянию животных на технические системы французские учёные разработали маленький мобильный робот «Tychoscope». Его особенность заключается в том, что движение робота контролируется через ГСЧ. Робот во время движения оставляет за собой след на полу (вертикально укреплённый стержень), и таким образом легко проследить его траектории движения. В экспериментах с лабораторными мышами [115] мыши были заключены в клетке, поставленной на краю арены 70 см в диаметре. Робот двигался по арене, причём в большинстве случаев вдали от мышей. В другом эксперименте [116] в клетку были посажены цыплята, в помещении выключен свет, а на роботе были укреплены светильники. В этом случае робот двигался большую часть времени около клеток с цыплятами, см. рис. 12. Проведённые эксперименты дают основание предполагать, что мыши и цыплята в состоянии статистически существенно воздействовать на ГСЧ (хотя по-прежнему спорными являются детали проведения этих экспериментов).


Рис. 12. Робот Tychoscope в эксперименте с цыплятами (фотография взята с сайта http://gerp.free.fr)

Эти эксперименты породили следующий вопрос: если не только человек, но также животные и растения могут проявлять энергоинформационные взаимодействия (ЭИВ), то, может быть, ЭИВ это некоторое свойство объективного мира, доступное также и неживым системам? Некоторые свидетельства тому появились опять-таки при экспериментах с ГСЧ. При подключении ГСЧ к электронному счётчику наблюдались аномалии статистического поведения генератора, причём эти отклонения зависели от частоты появления чисел [118]. Этот эксперимент дал повод для дальнейших работ в области небиологических ЭИВ. IPP-группа в Кёльне обратилась к идее «негативного воздействия» из эксперимента Шмидта, перенесённой на две связанные осциллирующие системы, одна из которых подключена к ГСЧ (в работе [119] описывается механический осциллятор на основе детской железной дороги, в работе [120] электронный осциллятор с оптической связью). В зависимости от значений ГСЧ вторая осциллирующая система получает деструктивное воздействие типа электрического удара или сильных механических воздействий, которые могут разрушить систему. Идея в том, что осциллирующая система, подвергающаяся деструктивному воздействию, будет «пытаться снизить» вероятность таких воздействий. Как утверждают авторы, ГСЧ действительно претерпевают статистические аномалии, однако результаты ещё не были перепроверены в независимой лаборатории.
Пассивные генераторы представляют собой, как правило, сложные геометрические объекты. Это известные пирамиды (даже каркасы пирамид), цилиндры фараона [121], конусы или даже вырезанные из бумаги фигуры сложной трёхмерной формы (в СССР известны как структуры Гребенникова) [122]. Исследования пассивных генераторов широко представлены в западной литературе (см. наш обзор [123]). Это направление активно продвигается исследователями египетской истории, в частности работающими над разгадкой феномена египетских пирамид.
Последний тип это ЭИВ-обработанные объекты. О возможности изменять некоторые свойства объектов сообщает множество эзотерических источников. Н.А. Козырев так описывал изменение свойств экрана под воздействием «потока времени»: «Оказалось, что вещество экрана перестраивается под воздействием происходящих процессов. Действительно, тело, находящееся некоторое время вблизи процесса и поднесённое затем к крутильным весам, действовало на них так же, как и сам процесс» [124, стр. 371].
Мы также не раз сообщали о способности различных объектов, подвергнутых «высокопроникающему» излучению, выступать в качестве вторичного (более слабого) источника излучения. Этот эффект известен также как «биологизация» объектов. Наиболее часто в качестве объекта, изменяющего свойства, выступает вода. Это уже известные «живая и мёртвая вода», измерение «частоты воды» с помощью пассивного LC-звена [125], работы по детекции «памяти воды» и т.д.
Обобщая этот раздел, можно сказать, что работы в системе «устройство устройство» являются в некоем смысле западным аналогом психотроники и существенно отходят от идеи виталистического флюида. Эти эксперименты имеют собственную предысторию и указывают на возможное существование некоего независимого агента, который ответствен за эти взаимодействия. Интересно, что эта идея была услышана также и в магии, где наблюдается возникновение автоматических систем «магических воздействий» (однако уже в контексте современной психотроники).

Осознанные сновидения и проекции сознания

Теория осознанных сновидений является интересной темой, поскольку этой техникой интересуются одновременно парапсихология, классическая наука и современная магия. Речь идёт об осознанных сновидениях состоянии сна, во время которого осознаётся сам факт сна и имеется определённый контроль над развитием сюжета. В осознанном сновидении (или сокращенно ОС) можно летать, быть героем фильма, участвовать в «сказочных» действиях и т.д., при этом в различной степени контролируя своё собственное поведение. Хотя и до Лаберже об осознанных сновидениях было известно (см. неплохой обзор в работе [126]), эти сообщения не принимались всерьёз. Вот как сам Лаберже описывает это: «В сентябре 1980 года мы послали в „Science" новый вариант статьи, дополнив перечень проведённых экспериментов, так как число онейронавтов, участвовавших в них, возросло вдвое, как и число наблюдений; неувязки же первого варианта были устранены. Однако статью вновь возвратили по существу, из-за той же философской позиции. Похоже, наши рецензенты (скорее всего, ими были члены АПИС) просто не могли поверить в возможность существования осознанного сновидения... Рассказывая о некоторых трудностях, которые нам пришлось преодолевать, я хотел бы (для полноты картины) заметить, что ещё в 1980 году исследователи сна вообще и члены АПИС в частности практически единодушно отказывались принимать осознанное сновидение как закономерную особенность состояния сна БДГ или любого другого. Осознанные сны по-прежнему рассматривались как химера, как продукт отклонения, вроде „снов наяву", возникших в результате прерывания сна, но только не как нечто, заслуживающее внимания» [126].
Лаберже удалось на основе довольно интересного опыта продемонстрировать, что осознанное сновидение является полностью реальным и, более того, развиваемым навыком. Во время сна (энцефалограмма мозга подтверждала это) он совершил определённое, заранее оговорённое, количество движений глаз, которое и записал регистрирующий прибор. Этот опыт был повторен несколько раз, с разными людьми, что и послужило в конце концов достаточным доказательством для консервативных научных кругов.
Этот факт хотя и не относится напрямую к парапсихологии, однако является ключевым для следующего шага. Считается, что особый тип осознанных сновидений так называемые люцидные сновидения (которые отличаются особой, невероятной реальностью происходящего, причём они настолько реальны, что их можно принять за саму реальность) сходны с проекциями сознания, практикующимися в магии. Считается также, что ОС является одним из граничных состояний, в котором раскрываются потенциальные паранормальные возможности человека. Джессика Юттс (Jessica Utts), один из членов комиссии по оценке работы американской программы ЦРУ по ясновидению (нелокальному восприятию), указывает на использование осознанных сновидений в программе тренировки ясновидения: «Эта способность (осознанного сновидения) была тренирована под руководством др. Стивена Лаберже из института осознанных сновидений. Он был основным членом комиссии для этого эксперимента. Эксперимент был проведён для того, чтобы выяснить, может ли ясновидение (нелокальное восприятие) иметь место в то время, когда сам ясновидящий испытывает осознанное сновидение» [127].
Осознанное сновидение после эры Лаберже стало более или менее стандартным инструментом многих нетрадиционных групп по всему миру. Особый интерес представляют собой совместные осознанные сновидения: когда несколько человек погружается в осознанное сновидение, имеющее для всех общие элементы. На данный момент существуют только описания нескольких подобных экспериментов. С момента публикаций Лаберже можно наблюдать большое количество новых работ в этой области. Здесь можно отметить работы М.Деннинг и О.Филлипса [128; 129], Р.Брюса [130] и других авторов.

Проекции сознания

Проекции сознания это название нескольких разных техник проецирования внутреннего «Я» во внешнюю среду. Если осознанное сновидение, благодаря усилиям самого Лаберже и многочисленных групп по всему миру, является установленным фактом, то в области проекции сознания по-прежнему царит некоторая неоднозначность. Коллективные осознанные сновидения, методики достижения трансовых и изменённых состояний сознания в какой-то мере указывают на потенциальную возможность проекций сознания.
Поскольку проекции сознания уже активно применялись в практике «Золотой Зари» в контексте путешествий по каббалистическим сефирот и контактов с тайными владыками, можно предположить, что идея проекции попала в западную магическую традицию в XVIII-XIX веках. Можно предположить также влияние Блаватской и её коллег по Теософскому обществу, поскольку проекции сознания широко упоминаются в различных восточных тантрических практиках. Ледбитер в своих работах так описывает основы проекций: «Первый шаг, необходимый для достижения высшего ясновидения, это концентрация. Это не глазение на яркое пятно, пока ума вовсе не останется, но приобретение такого контроля над ним, что вы сможете делать то, что хотите, и фиксировать его точно на том, на чём вам нужно, на протяжении такого периода, какой вы изберёте. Задача это непростая она одна из самых трудных и тяжёлых, известных человеку, но она выполнима, потому что уже выполнялась не однократно, но сотни раз теми, чья воля сильна и непоколебима» [131].
Ледбитер даёт совершенно новое понимание ритуализма, искусственных сущностей, эгрегоров и т.д. то, что спустя почти век можно найти в работах Верещагина [133]. Большой вклад в теорию проекций сознания был сделан и орденом «Золотая Заря», который привнёс в теорию символизм и прагматичность, характерную для западной магии в целом. Исследования этого и последующих орденов ввели новый принцип работы в проекции сознания вместо взаимодействий в реальности их можно проводить в проекции. В последующей литературе всего XX века это направление развивается дальше приверженцами западной магической традиции, например: работа Эфиела [134] в 60-х годах, работа Dautert [135] в 90-е годы и т.д. Неудивительно, что после работ теософов и последователей «Золотой Зари» вся магическая практика перенеслась в область проекций сознания.
Имеются также и многочисленные публикации восточных методов. Это как различные течения йоги, так и разработки, касающиеся непосредственно сновидений и восточного понимания проекции [87; 136; 137], конечная цель которых «сон наяву». В литературе также появилась интересная серия работ, описывающая путешествия в проекциях сознания. Это уже упоминавшийся С.Мульдон, Р.Монро, Р.Моуди, Р.Вебстер, В.Титов и другие.
Ричард Вебстер в «Астральных путешествиях для начинающих» пишет: «Полностью расслабив тело и ум, ложитесь и ждите. Может возникнуть ощущение того, что ваша голова увеличилась в размере. Спонтанные движения также не исключены. Лёгкое покачивание может перейти в ощутимую, непрекращающуюся вибрацию. Именно в этот момент важно ни о чём не думать, так как появление вибрации указывает на то, что вы вот-вот покинете физическую оболочку. Подумайте о маршруте предстоящего путешествия. Призовите на помощь фантазию и создайте мысленный образ. При этом старайтесь не думать о том, что видите. Постарайтесь слиться воедино с воображаемой картиной. Теперь вы можете отправиться куда угодно: в гости к близкому человеку; в прошлое для беседы с древним мыслителем; туда, куда стремились попасть всю жизнь. Не составит труда созерцать себя самого в настоящем, прошлом и будущем. Беседа с таким триединым „я" может оказаться полезной и поучительной» [138].
Новые работы в области проекций сознания появились в 1980-1990-х годах на волне new age. Книги написаны простым языком, иногда авторы даже сознательно отказываются от использования восточной терминологии. Чувствуется также влияние не столько индийской, сколько китайской системы [129; 130] или же синтез с западной магической практикой (что реже и без сложной символьной системы [135]). Подобной литературы достаточно много как в международной англоязычной среде, так и в национальной [138, 130; 129; 139]. Проекции сознания также широко использовались в американских военных программах ясновидения [140]. Например, институт Монро в конце 1970-х привлекался к тренировке агентов ЦРУ и DIA в рамках проекта «Gondola Wish» [141].

Выкристаллизовывание информационной теории

В конце XX начале XXI века произошла новая технологическая революция возникновение информационного общества. Множество современных работ из различных областей отражают новое понимание мироздания и, соответственно, место нетрадиционных наук в этом мире. К этим работам необходимо отнести в первую очередь квантовую физику [142]. Нужно также упомянуть биологические и биофизические исследования [143]. Большой вклад внесли работы философов XIX и XX веков (например, Вернадского) и «научных популяризаторов» (например, Шелдрейка) в их попытке переосмысления мироздания [145]. Все нетрадиционные дисциплины, включая магию, парапсихологию и психотронику, откликнулись на это новое течение.
Основные положения информационной системы напоминают в общих чертах вычислительную модель фон Неймана. Энергия подобна «общим данным» и сама по себе не производит никакого действия. Существует «управляющая информация», которая сходна с компьютерной программой. Именно она определяет, какое действие и над каким объектом необходимо произвести. Только при наличии «информации-программы» энергия может совершить какую-то работу. Информация сама по себе не имеет массы и, возможно, распространяется быстрее света. Любой объект, в том числе и живой организм, может выступать в качестве носителя «управляющей информации».
Эта довольно привычная концепция для мира компьютеров имеет несколько далеко идущих следствий. Во-первых, для выполнения «информации-программы» необходима вычислительная архитектура. Появилось немало работ, которые сравнивают Вселенную с супербольшим (квантовым) компьютером [146], рассматривают Вселенную как голограмму и т.д. Интересно, что енохианскую магию также можно трактовать в этой терминологии.
Во-вторых, «информацию-программу» можно передать из любого места в любое место. Попадая в среду, богатую энергией, эта программа начинает свою работу. Некоторые из психотронных и информационно-магических техник построены по этому принципу. Более того, удалённая передача информации может происходить мгновенно в соответствии с принципом квантовой запутанности в макроскопических системах (в терминологии авторов этих методик). «Фантомы», известные также как «сущности», рассматриваются в рамках этой концепции как небольшие автономные программы (по аналогии с современными смартфонами). Их можно создавать, программировать и использовать в качестве «помощников».
В-третьих, «информация-программа», которая переносится биологическим организмом, оказывает воздействие на этот организм. Изменяя эту программу, можно влиять и на сам организм. Поле применения этого принципа достаточно широко, более того, такие явления, как «злой глаз», «порча» и т.д., получают новое толкование в виде «патологических» или «негативных» программ. Появляется и новая интерпретация эффекта экспериментатора, который осознанно или неосознанно передаёт свои эмоциональные или поведенческие «программы» в экспериментальную ситуацию.
Поскольку информация тесно связана с энтропией, в рамках информационной теории появилось очень популярное направление, связанное с изменением энтропийных свойств систем. Ещё в экспериментах Козырева и его последователей воздействие на сенсоры оборачивалось процессами растворения соли, таяния льда, образования кристаллов и т.д. В современных работах исследуется взаимосвязь между физико-химическими свойствами объектов и воздействиями (в том числе удалёнными) на их энтропийные характеристики.
В западной парапсихологии популярной информационной моделью остался постулат о морфогенетических полях [147; 144], которые должны являться основным фактором в передаче информации. Зачастую употребляется понятие «информационной матрицы» (некий аналог «компьютера-вселенной»), которое было принято в качестве теоретической основы в американской программе ясновидения. Наблюдается интересная тенденция более терпимого сосуществования магии и парапсихологии, например, чаще происходят исследования магических техник с помощью инструментальных методов.
Сама магия в информационной модели называется кибермагия или энергоинформационная магия. Ярким представителем этого направления является ДЭИР [133], появившийся в начале 90-х годов, что является весьма характерным для советских и российских исследований биоинформационного переноса. На Западе также известны аналогичные разработки, однако в рамках западной традиции [148], в отличие от ДЭИР, который придерживается восточной (китайской) традиции. В психотронике также наметился процесс применения операторных методик, имеющих широкое применение в магии. Пример тому использование фотографий для адресации между генераторами и объектами воздействия [149; 150] или совместная работа операторов и приборов [25; 24].
Как это ни странно звучит, но осознанные сновидения и проекции сознания в значительной мере определяют сегодня развитие информационной теории (это и послужило причиной включения обоих разделов в эту главу). Коллективные сновидения и коллективные проекции сознания используют гипотезу «компьютера-вселенной» для обоснования передачи информации между сознаниями. Получение информации из «интернета-вселенной» позволило бы объяснить феномены ясновидения (например, Кейси или Ванги [151]), ченнелинга [152], дистанционного видения [153] и других «странных» явлений. Нужно отметить, что теоретических разработок в области информационной теории пока не так много, поэтому сложно сказать, какую форму нетрадиционная информационная теория примет в дальнейшем.

Глава 2. О МАЛЕНЬКИХ ЗЕЛЁНЫХ ГНОМИКАХ

Мы часто просим открыть нам нечто, скрытое от нас. Мы надеемся на то, что, получив это, мы станем какими-то другими, и наша жизнь изменится. Мы страстно желаем этого. Что будет, однако, если мы действительно получим то, о чём просим? Если нам со всей очевидностью станет ясно, что некоторые явления, которые, с одной стороны, противоречат и опыту, и знаниям, но, с другой стороны, открывают невероятные перспективы, действительно существуют? Что каждый из нас будет делать дальше с этим знанием?
Мы иногда шутим, что будет, если вдруг открыть ладонь руки, а там сидит маленький зелёный гномик. Он вежливо говорит: «Привет!», машет своим зелёным колпачком и потом растворяется в воздухе. Что каждый из нас будет делать, когда гномик исчезнет? Здравый человеческий рассудок будет требовать подтверждений того, что это не иллюзия. Да, но как часто мы встречается с иллюзиями в зелёных колпачках? И вообще кто-нибудь видел в жизни настоящую иллюзию или все только ссылаются на неё, когда ничего другого не остаётся? Давайте для облегчения задачи предположим, что все видели этого гномика и все описания всех персон совпадают во всех мелочах. Вот, все согласились в том, что видели именно зелёненького маленького гномика, который растворился в воздухе. Что дальше? Очевидно, что после того, как гномик исчез, все будут вести себя по-разному. Давайте проследим, как отдельные персонажи реагируют на это событие.
Пусть первый персонаж это отрицатель. Он тоже видел гномика, но... Отрицатель не может допустить мысли, что гномик действительно может существовать. Ведь это абсурд. Никто никогда не видел гномиков, разве что только зелёных чёртиков после излишних возлияний, гномики нигде не описаны, гномиков, в конце концов, не может быть по физиологическим причинам, в общем, гномиков не существует. Природа отрицателей такова, что они зажаты между задней стеной дома, забором и мусорным контейнером. У них нет места для маневра. Отрицатель сведет факт появления гномика к массовой галлюцинации, пищевому отравлению, смогу. Через неделю он даже откажется от того, что вообще видел гномика.
Недалеко от отрицателя находится скептик. Однако скептики бывают двух типов. Первый тип скептика это патологоанатом. Пока он не вскроет гномика скальпелем, не исследует содержимое его кишечника, не посмотрит, что у него в голове и в штанах, факт существования гномика будет подвергаться массивному сомнению. Второй тип скептика это скептик-обыватель. Несмотря на то что он видел гномика, общественное мнение не позволяет ему допустить его существования. Ещё не было научно-популярной статьи, которая описывала достоинства и недостатки гномиков, характеризуя их по цвету, размеру, запаху и выделительным функциям. Как только такая статья появится, а ещё лучше, если автор будет «ё.п.р.с.т. наук», «академик международной академии» (чем больше непонятных непонятностей, тем убедительней для скептика-обывателя), так сразу существование гномиков зелёного типа встанет в привычную картину мира.
Скептик-патологоанатом является производной от экспериментатора-любителя. Для экспериментатора-любителя появление гномика означает возможность изучить новый объект, и он нисколько не сомневается в его реальности до тех пор, пока с гномиком можно экспериментировать. Однако если патологоанатом познает через расчленение, то экспериментатор познает через внешние появления. Он будет сажать гномика на раскалённую печку, чтобы проверить, насколько крепкие у него ботиночки, стукать молоточком по гномику, чтобы проверить его реакции. В пределе экспериментатор может дойти и до членовредительства, однако у него, как правило, не хватает нервов и мужества для этого. В любом случае гномику явно не поздоровится от встречи с обоими.
Скептик-обыватель это скрещивание патологоанатома с обывателем обычным. Обыватель обычный не подвергает факт существования гномиков никакому сомнению, он даже расскажет на вечеринке о том, какой забавный случай с ним приключился. Но, по большому счёту, гномик мало что означает в его жизни. Пусть хоть завтра инопланетяне приземлятся у соседа, главное, чтобы у него был завтрак-обед-ужин и чтобы, когда по телевизору будут показывать соседских инопланетян, показали и его домик. Обывателю всё равно, существуют гномики или нет, до тех пор, пока они не касаются его самого.
Практик-прагматик стоит несколько в стороне от экспериментаторов, хотя он и принимает во внимание их выводы. Прагматик более похож на обывателя обычного, можно сказать, что если обыватель сможет перелезть через забор личной важности и не свалиться при этом в мусорный ящик цинизма, то из него может получиться неплохой прагматик. Прагматик ищет в появлении гномика в первую очередь выгоду, и поэтому все гномики существуют для прагматика только в той мере, сколько выгоды он может из этого извлечь. Именно прагматик будет возить гномика по ярмаркам, он пригласит всё семейство зелёных гномиков для организации бизнес-тура, в крайнем случае прагматик может даже продать гномика на эксперименты, но это мероприятие в глазах прагматика выглядит явно убыточным. Если гномик исчезнет ещё до того момента, как попадёт в руки прагматику, тот скорее всего вообще проигнорирует факт его появления.
Отдельную группу участвующих в представлении гномика образуют искатель сенсаций, мистик и фанатик. Все они не от мира сего, поэтому чем более гномик нереален, тем лучше для них. Они все твёрдо убеждены, что с миром что-то не в порядке, и поэтому гномик, русалка или инопланетяне все они представляют собой объекты одной группы, являются лишь ещё одним подтверждением этого. Можно даже сказать, что гномик всегда существовал для них. Искатель сенсаций будет громко орать: «Гномик, гномик!», и тыкать в него пальцем. Он может организовать газетную шумиху, всяческие ток-шоу, где будет брать интервью у участников события и спрашивать мнения папы римского о зелёных гномиках. После того как гномики станут неактуальными, на очереди русалки, а после инопланетяне. Искатель сенсаций это наиболее энергичный тип из всей компании, однако его задора хватает лишь на три дня. После этого гномик интересует его не более, чем прошлогодний снег.
Для мистика появление гномика это осуществление тайных молитв и надежд. Он наконец получил желанный сигнал свыше. При этом этот сигнал может означать как скорый конец света, так и приход братьев по разуму из созвездия диких овец или же послание Наполеона с того света. Мистик живёт в своём внутреннем мире, и его интерпретация гномика зависит от всего, например, от яркости лампочек, чиханий других участников и даже жужжания мух. Всё это тоже сигналы, которые преобразуются в воспалённом мозгу мистика в странную смесь они создают мир мистика, в котором всё влияет на всё. В целом мистик вполне безвредный тип, в отличие от фанатика.
Фанатик это мистик, у которого сгорели все предохранители. Смесь, которая образуется в голове у мистика, у фанатика взрывоопасна. Например, мистик вряд ли будет организовывать культ зелёных гномиков, а фанатик не только организует его, но будет следить, чтобы все усердно молились. Если кто-то будет противостоять этому культу, то мистик просто проигнорирует эту персону. Фанатик же объявит священную войну. Даже если фанатику придётся погибнуть, он непременно попадёт в им же созданный рай и постарается прихватить как можно больше неверных с собой. Понятно, что зелёный гномик играет только второстепенную роль, более того, если вдруг гномик поведёт себя не так, как это предписывает созданное фанатиком священное описание гномиков, то гномик, скорее всего, перейдёт в иной мир и будет посмертно канонизирован.
Вот так маленькая группа граждан освидетельствовала появление гномика. В конце концов каждый забудет о нём и будет следовать лишь собственным идеям, постулатам, мнениям, сомнениям, верованиям, теориям, экспериментальным выводам и т.д. Поскольку все они имеют лишь отдалённое отношение к самому гномику, гномик, предвидя это, просто исчез.

Глава 3. НЕТРАДИЦИОННЫЕ ТЕЧЕНИЯ XX века

Нетрадиционные исследования в Европе и США в XX веке развивались на фоне четырёх больших исторических процессов, начавшихся ещё в XVIII-XIX веках: это различные направления витализма и появление психологии; период «постмонотеизма» и широкое распространение спиритуалистических и эзотерических течений; возникновение и развитие теории электромагнетизма; размежевание науки с «псевдодисциплинами», которое началось ещё в работах Френсиса Бэкона в XVII веке и окончательно оформилось в начале XX века. Все эти процессы существенно повлияли на дальнейшие нетрадиционные течения.
В этой главе рассматривается инструментализация виталистической парадигмы и возникновение нескольких новых направлений в XX веке. Во-первых, это радионика, основанная Альбертом Абрамсом [154; 155; 156]. Во-вторых, это различные биорезонансные теории, появившиеся ещё в 20-30-х годах в работах Георгия Лаховского [157], Рояла Райфа [158], авторов-радиоников, позже в так называемой МОРА-терапии [159] и др. В-третьих, это массивная инструментализация парапсихологии, которая продолжается по настоящий момент [160], и возникновение психотроники как инструментальной ветви парапсихологии. Нужно упомянуть и такие имена, как Джон Кили [161], Виктор Шаубергер [162], Генри Моррей [163] и др. В западных источниках это направление связывается с так называемой «свободной энергией» и традиционно критикуется [164]. Обсуждение этой темы выходит за пределы данной книги, и она упомянута исключительно для полноты обзора. Наконец, нужно отметить западные государственные программы XX века в Германии сороковых годов и в послевоенных США (исторический обзор соответствующей советской программы будет дан в следующей главе), а также академические группы исследователей в разных странах мира.
Исторически радионика продолжает течение виталистов XVIII-XIX веков в новом русле беспроводной связи. Произошла новая технологическая революция, и это ознаменовало переход к новому пониманию «нетрадиционных» работ от «жизненной энергии» к «теории поля». В начале XX века технические возможности ещё не позволяли разрабатывать приборные детекторы «высокопроникающего» излучения. Поэтому, в результате случайного открытия, были использованы идеомоторные реакции оператора в качестве такого сенсора. Использование с одной стороны электронных систем, а с другой стороны психических способностей оператора в качестве сенсорного элемента составляет суть радионики. Этот принцип не изменился на протяжении последних ста лет. В этой книге не рассматривается радиэстезия (биолокация), которая имеет многие сходные элементы с радионикой. Заинтересованные читатели могут найти обзоры многовековой истории радиэстезии в специальной литературе [165].
Принцип частот и резонансных контуров, известных в радиосистемах, нашёл своё продолжение также и в теории биологических резонансов. Если в начале века теория биорезонансов вызывала бурную критическую реакцию [166], то на настоящий момент существует большое количество публикаций, посвящённых реакциям биологических систем на определённые частоты ЭМ-излучения [167; 168; 169; 170; 171; 172]. Применительно к «высокопроникающему» излучению используется тот же принцип резонансных частот: модуляция этого излучения имеет селективное воздействие на биологические системы. Вариантом этой теории является идея информационного импринтинга [173], известного как перенос информационного действия [174], получившая своё продолжение в настоящее время [175].
Психотроника как приборное направление, устанавливающее мост между материей и мозгом, выкристаллизовалась довольно поздно, в конце 60-х годов прошлого века [176; 177]. Первая конференция по проблемам психотроники была проведена в Праге в 1973 году, само название «психотроника» предложено Зденеком Рейдаком (Zdenek Rejdak, 1934-2004) как наименование экспериментальной области парапсихологии [3]. На данный момент под психотроникой понимается широкий пласт методов, приборов и подходов, связанных с проблемой сознания, «высокопроникающим» излучением и «нетрадиционными практиками» [178]. Для обозначения направления исследований в контексте взаимодействия материи и мозга мы используем термин «приборная психотроника». Более подробно о психотронике будет сказано в последующих главах.

Ситуация в конце XIX века

Для понимания среды, в которой проводились западные нетрадиционные исследования XX века, нужно окунуться в атмосферу середины и конца XIX века. В этот период царит любопытная смесь из теорий виталистов [179], универсальных теорий Теософского общества [76], психологических теорий Фрейда [180], предвестников парапсихологии [181] и широкого распространения спиритизма [182]. Для правильного понимания развития нетрадиционных исследований на Западе необходимо рассмотреть три процесса, имевших место на тот момент в Европе: это фаза постмонотеизма в различных эзотерических движениях, установление фундамента научной методологии и инструментализация витализма.
Для западной «нетрадиционной» мысли очень характерен синтез новых естественнонаучных и технологических разработок с классическими течениями витализма и эзотеризма. Поэтому необходимо рассматривать эти три процесса в сочетании с научными открытиями и разработками своего времени. Существует масса примеров, когда новое технологическое открытие стимулировало новое поколение «нетрадиционных» разработок: электромагнетизм магнитный флюид (животный магнетизм), радиоэлектроника радионика, радиосвязь «волновой флюид», трансформаторы Теслы излучатели Лаховского/Райфа, технология электронных ламп электростатические генераторы, полупроводниковая технология электромагнитные генераторы и т.д.

Влияние «постмонотеизма»

Хотя фаза «постмонотеизма» в эзотерике [183] рассматривалась в предыдущей главе, два процесса в Европе в конце XVIII века оказали влияние на развитие западных «нетрадиционных» исследований. Во-первых, падение авторитета монотеизма и уменьшение церковного давления подтолкнули эту часть общества к более открытым публикациям и экспериментам [184; 185; 186]. В науке, эзотерике и религии повисла идея поиска универсальных принципов. Поэтому возникновение Теософского (1875) и целого ряда других обществ [80] стало вполне закономерным явлением. Как оказалось, многие принципы, исследовавшиеся в теории виталистов, радионике и других областях, уже имели историю длиной в сотни лет в другой области, обозначаемой как «народная или альтернативная медицина» [187].
Во-вторых, период постмонотеизма отмечен взрывом интереса к спиритуализму в Америке, начало которого можно отметить в 1848 году. Считается, что идеи Сведенборга [66] и месмеризма, импортированные в Америку, послужили началом этому процессу, который уже к 1855 году принял массовый характер [89; 188]. Считается, что расцвет спиритуализма закончился в 1920-е годы, хотя многие группы существуют и до сих пор по всему миру [189]. Поскольку спиритуализм являлся объектом исследования ранней парапсихологии, эта связь с «ненаблюдаемыми сущностями» породила сильное противодействие многих групп.
Поскольку в этот момент происходило окончательное формирование института критики, реакция академической общественности не заставила себя ждать. Если академическое сообщество ещё как-то реагировало на сообщения виталистов, то упоминание о связи с эзотерикой полностью дискредитировало все направления в их глазах. Уже в 1925 году можно наблюдать позицию, характерную для патологического скептицизма, полное непризнание без каких-либо дискуссий в реакции Британского медицинского общества на отчёт Бойда и Смита о проверке метода Абрамса [190].
Это академическое отклонение порождает два новых течения. Часть эзотерически настроенной общины, которая следует мистическому пути, начинает образовывать тайные и полутайные общества. Практически все такие сообщества возродились или же заново возникли в этот период (что также связано с ослаблением церковного давления). Это направление в конце концов вылилось в движение New Age во второй половине XX века [191]. Вторая часть осталась верной принципам, лежащим в основе науки, и в конце концов слилась с различными областями наук, образовав их «мистическое» крыло. Их известные концепции теория об осознанной Вселенной [192], различные варианты морфогенетических полей [193; 194], ноосфера [195] и т.д.

Установление научной методологии

Такие деятели, как Джордано Бруно, Парацельс, Джон Ди, Эммануил Сведенборг, Иоганн Кеплер, Исаак Ньютон и другие, были известны своими работами не только по астрономии, медицине, физике, математике, но и по алхимии, астрологии, теологии и т.д. Философия того времени не противопоставляла метод экспериментального познания и трансцендентное знание. Так, например, Френсис Бэкон (1561-1626), основоположник эмпиризма и индуктивной методологии научного исследования, писал о том, что Бог не запрещает познание природы, добра и зла и сотворённых Богом вещей. Рене Декарт в «Первоначалах философии» (1644) также утверждает: «Бог сотворил мир и законы природы, а далее Вселенная действует как самостоятельный механизм»; «В мире нет ничего, кроме движущейся материи различных видов»; «Математика мощный и универсальный метод познания природы, образец для других наук». Взгляды Иммануила Канта также находятся в русле этого времени: так, в «Единственно возможном основании для доказательства бытия Бога» (1763) он пишет, что Бог «абсолютно необходимая сущность». Работы этих философов были основополагающими для гносеологии и в дальнейшем для философии науки.
Идеи, высказанные Кантом, были развиты многочисленными последователями, которые объединились в течения позитивистов. Однако, в отличие от Канта, позитивисты уже чётко выделяют «ненаблюдаемые сущности» и «непроверяемые утверждения». Одним из первых Огюст Конт в «Курсе позитивной философии» (1830-1842) выдвинул идею о разделении метафизики и науки. Эрнст Мах в «Познании и заблуждении» (1905) абсолютно чётко сформулировал принцип экономии мышления: ненаблюдаемые явления являются фикциями, поэтому их нужно изгнать из науки. Не только позитивизм, но и другие течения в философии науки (например, конвенционализм, инструментализм, прагматизм) боролись с метафизикой. Их общими усилиями происходят два эффекта.
Во-первых, уничтожается базис для объяснений паранормальных явлений. Метафизические концепции, начиная ещё с платоновских идей, объявляются фикциями. Поэтому не представляется возможным судить об источнике действия паранормальных явлений, поскольку он как таковой отсутствует в научной классификации. Во многих случаях отказом в рассмотрении «нетрадиционных» исследований является именно отсутствие теоретического обоснования.
Вторым существенным фактом является определение воспроизводимости, которая довольно контроверзно обсуждается в физике [196]. Считается, что объективная «наблюдаемая сущность» должна быть воспроизведена вне зависимости от исследователя или его метода. Однако регистрация «нетрадиционных» явлений с помощью оператора (или в зависимости от оператора) не может быть воспроизведена в 100% случаев. Поэтому редкие и статистически низкоповторяемые явления вводятся в разряд ненаблюдаемых, то есть этим явлениям априорно отказано в существовании. Хотя постпозитивисты в XX и XXI веках снова возвращаются к идеям метафизики, в начале XX века сформировался институт «патологического» скептицизма, который характеризует атмосфера нетерпимости [197]. Многие авторы сравнивают научный «патологический» скептицизм с новой инквизицией [198]. Нередки призывы к более беспристрастному изучению этих феноменов, подписанные сотнями известных учёных [92].

Инструментализация витализма

Как уже говорилось в предисловии, витализм является основным философским течением в дискуссии о живой и неживой материи со многими тысячами публикаций разных эпох [1; 199; 200]. Идея витализма заключается в наличии нефизической субстанции, которая делает живые объекты принципиально отличными от неживых. Европейская концепция виталистического «флюида» имеет под собой основу магнетизма, который активно развивался в то время. В этом заключено отличие «магнитного флюида» от восточной животворящей силы [201]. Обзор можно начать с течения месмеризма XVIII-XIX веков, поскольку большинство современных виталистических линий нетрадиционных исследований берёт свои истоки из этого течения.
Одна из первых работ, посвящённых «животному магнетизму», была опубликована Францем Месмером (Franz Anton Mesmer, 1734-1815) в 1779 году в Париже [5]. Сам Месмер применил свой подход к лечению людей, который сегодня именовался бы альтернативным или экстрасенсорным. История работ Месмера может быть найдена в книге Маргарет Голдсмит [202], здесь же нас интересуют два момента, которые обычно не рассматриваются в популярных изложениях.
Во-первых, Месмер полагал, что «флюид» имеет независимую физическую природу и может передаваться через проводники. Таким образом, Месмер был одним из первых исследователей, кто столкнулся с операторно-независимым феноменом «высокопроникающего» излучения. Был сконструирован прибор, названный «Baquet», показанный на рис. 13. Baquet представляет собой круглую бочку, сделанную из дуба, которая находилась в середине комнаты, затемнённой плотными шторами. В центральной части бочки расположен сосуд с жидкостью, в который погружаются железные опилки, матовое стекло и другие мелкие предметы. Из сосуда выходят проводники, которые соединены с намагниченными железными стержнями, укреплёнными на крышке бочки. Пациенты держатся за эти стержни, помимо этого, с помощью верёвки на боку бочки они также касаются друг друга. По мысли Месмера, «флюид», накопленный в жидкости, должен взаимодействовать с «флюидом гипнотизёра» и посредством проводников передаваться пациентам. Месмер планировал таким образом достигать различных терапевтических эффектов. Интересно, что идея о передаче «флюида» по металлическим проводникам возникла у него ещё до знаменитого опыта Гальвани с «животным электричеством» в 1791 году. Как мы увидим, эта идея будет периодически всплывать во многих других экспериментах.


Рис. 13. Прибор «Baquet» Ф.А.Месмера из музея истории медицины в Лионе (фотомонтаж с сайта www.flickr.com/photos/mystictrance/6375083053/)

Второй факт это интересная методология проверки нетрадиционных экспериментов, которую мы находим и в последующих «проверках». В 1784 году комиссия под председательством Бенджамина Франклина исследовала эти феномены [203]. Один из экспериментов, которым комиссия собиралась опровергнуть методику Месмера, был проведён в саду Франклина. Шарль д'Эслон (D'Eslon), последователь Месмера, был уверен, что если он будет воздействовать на дерево, то пациент сможет распознать это, прикасаясь к нему. Пациент с закрытыми глазами был поставлен к четырём деревьям и по очереди касался их. Прежде чем он добрался до четвёртого дерева, он упал и потерял сознание. Поскольку д'Эслон воздействовал в этот момент на пятое дерево, комиссия оценила этот эксперимент как «отрицательный». Возражения д'Эслона о том, что, судя по поведению пациента, воздействие всё-таки имело место, было проигнорировано. Два других эксперимента были также проведены без участия Месмера, и на них были получены сходные «отрицательные» результаты [203]. В дальнейшем комиссия использовала сеансы с пациентами женского пола как пример «морально странных» методик Месмера. Репутация Месмера была подорвана, он был вынужден покинуть Францию.
Как будет видно дальше, «нетрадиционные» эксперименты зачастую требуют и «нетрадиционной» методологии демонстрации результатов. Однако любые отклонения от «традиционной» методологии являются отрицательным результатом в глазах скептиков, причём вся дискуссии из научной очень быстро превращается в личностную. И, как происходит в подобных случаях, социум, не удовлетворённый научным ответом «этого нет и не может быть», начинает искать свои пути развития нетрадиционных идей. Так, идея «животного магнетизма» получила большой социальный резонанс, в разных странах появились свои собственные версии месмеризма [202].




Рис. 14. (а, б) различные комбинации магнитов, используемые в экспериментах Райхенбаха; (в, г) полученные световые спектры при различных наклонах, комбинациях и соединениях с другими материалами (см. описание в тексте; рис. из кн. [204])

Стоит остановиться на германском развитии дальнейших версий месмеризма, а именно на Карле Райхенбахе (Dr. Karl Ludwig von Reichenbach, 1788-1869) [205]. Райхенбах работал во многих технических областях, в геологии, изучал земной магнетизм, занимался исследованием некоторых патологий нервной системы. На основе идей Месмера он разрабатывает свою версию виталистической теории [204]. Основное отличие «флюида» Райхенбаха (в его терминологии Од) от предыдущих версий заключалось в излучении различными минералами, кристаллами, магнитами и светом. Райхенбах был одним из первых, кто ввёл положительное и отрицательное движение «флюида». В своих экспериментах Райхенбах использовал методику трансформации «высокопроникающего» излучения различными материалами и визуальную оценку результата с помощью экстрасенсов (Райхенбах опубликовал список всех персон, принимавших участие в его экспериментах). Мы находим сходную постановку экспериментов в работах многих авторов, например Турлыгина [143; 206; 207]. Эксперименты проходили в тёмной комнате, где экстрасенсы могли воспринимать цвет излучения «флюида» и его интенсивность. Был оборудован специальный стол, куда передавались по проводникам излучения от источников это был видимый свет, в том числе от небесных тел, так же как и «невидимое» для обычного глаза излучение от кристаллов. На столе находились различные преобразователи излучения флюида: Райхенбах очень широко использовал магниты и кристаллы. Цвет и интенсивность полученного после «преобразователя» излучения записывалась экстрасенсом (см. рис. 14). Райхенбах получил множество результатов, например, именно он ввёл понятие «концентрации» излучения. Идеи Райхенбаха были повторены его известными современниками, например, Альбером де Роша (Albert de Rochas,1837-1914) [208], который перевёл его работы на французский язык, однако другие учёные (J.J. Berzelius и G.Th. Fechner) не смогли повторить его эксперименты.
В целом технические работы нехарактерны для виталистов, в обзорах того времени [90] мы находим всего лишь несколько описаний технических приборов. Однако с ростом технических возможностей всё большее внимание уделяется конструированию технических приспособлений, манипулирующих «флюидом» виталистов. Очень характерны в этом смысле работы Оскара Коршельта [209]. Коршельт изучал работы Райхенбаха и разработал свои собственные приборы. Два из них, показанные на рис. 15, были очень популярны в немецкоговорящих странах (см. http://www.paranormalebilder. de/korschelt.htm); уже в 30-е годы XX века такими исследователями, как О.Meyer, prof. Eckhoff, P.Loose, P.Jakobs, H.U. Ottinger и др., даже были предприняты попытки улучшить изобретения Коршельта.
В патенте «Аппарат для терапевтических целей без сознательного погружения в гипноз», опубликованном в 1891 году также в Германии, автор представляет себе движение «флюида» из прибора, посредством которого происходит терапия пациента (см. рис. 15). В электростатическом излучателе в качестве активного элемента используется электрическое поле. Эта версия прибора имеет эквиваленты в современных генераторах «высокопроникающего» излучения, например, в электростатических генераторах Вейника [210; 211].


Рис. 15. (а) электростатический излучатель Коршельта [209]; (б) спиральный излучатель Коршельта, рисунок из германского патента № 69340 (Oscar Korschelt. Ein Apparat fur therapeutische Zwecke ohne bewusste Suggestion), 1891 r.

Коршельт писал, что прибор работает независимо от того, кто его использует; таким образом, он подтверждал операторно-независимое действие «высокопроникающего» излучения. Помимо работы с пациентами, Коршельт также изучал действие этого излучения на материалы, напитки (в частности на молодое вино), растения, его зависимость от погодных условий (в ясный день эффект прибора более выражен), влияние намотки спирали (левая «излучает», правая «всасывает») и влияние источника напряжения на качество излучения прибора. Так, Коршельт отказался от использования динамо-машины и использовал только химические источники, а позже совсем отказался от использования электричества.
Обзор инструментализации виталистических теорий будет неполным без упоминания Вильгельма Райха (Wilhelm Reich, 1897-1957). Райх родился в Австро-Венгрии и вырос в немецкой культурной среде. После окончания медицинской школы Венского университета в 1922 он был первым клиническим ассистентом Зигмунда Фрейда. В этой связи теория Райха тесно связана с психоанализом, в особенности с ролью сексуальности [212]. Судьба самого Райха достаточно трагична: в 1927-1929 годах из-за конфликта с Фрейдом он переезжает в Берлин, в 1933-м из-за прихода Гитлера к власти он вынужден переехать в Данию, а затем в Норвегию, в 1939-м он переезжает в США, где в 1947-1955 годах у него возникают серьёзные конфликты с властями, в результате чего он попадает в тюрьму, а суд постановляет уничтожить все его книги, разработки, чертежи и готовые приборы. В 1957-м он умирает в тюрьме от сердечного приступа. Райх подвергался непрерывным нападкам прессы как в европейский, так и в американский период жизни. Даже в настоящем, более чем через 60 лет после его смерти, ведётся очень поляризованная дискуссия между сторонниками и противниками Райха в таких ведущих научных журналах, как «Nature» [213].


Рис. 16 (а) структура оргонного аккумулятора Райха: а целотекс (звукопоглощающий картон), b органический материал (шерсть, хлопок), с металлический материал (стальная вата, тонко спрессованная стальная стружка), d гальванизированная листовая сталь; (б) пример оргонного аккумулятора.

Райх в 1939 году ввёл в обращение Оргон, который находится в классическом русле виталистического «флюида» [212]. По Райху, Оргон это универсальная «энергия», которая делает отличными живые и неживые объекты и которую, по его словам, он наблюдал в Бионэксперименте [214]. Мы хотели бы остановиться на двух моментах методах накопления и управления этим флюидом, что делает работы Райха отличными от работ его предшественников. Как указано в [215], Райх наблюдал эффект, когда «высокопроникающее» излучение притягивалось металлическими объектами и сразу же излучалось в окружающее пространство, в то время как органические материалы поглощали это излучение и накапливали его в себе. Описывается эффект, когда источник излучения (бионическая культура) был убран, однако на этом месте по-прежнему осталось излучение [215, р. 19]. Принцип многослойных органических и металлических материалов для накопления излучения используется в так называемом оргонном аккумуляторе (см. рис. 1 б). Райх пришёл к заключению, что излучение культуры бионов и некая энергия, рассредоточенная в пространстве и накопленная в аккумуляторе, является одной и той же «энергией». Также интересным моментом является разделение материалов на «позитивные» и «токсичные»: например, алюминий, медь, полиуретан, дерево, по Райху, являются «токсичными», сталь, шерсть, акрил, воск, вода «позитивными» (этот перечень материалов поддерживается не всеми современными авторами). Считается, что аккумуляторы взаимодействуют с окружением, и поэтому не рекомендуется использовать их вблизи электрических приборов и источников ЭМ-полей. Также Райху принадлежали исследования в области так называемого «мёртвого или смертельного оргона» (DOR Deadly Orgone Radiation), когда некоторые «токсичные» материалы, помещённые в несколько вложенных друг в друга аккумуляторов, создавали поле, в котором развивались биологические патологии [216].
Вторая интересная работа Райха касается метода управления «высокопроникающим» излучением на расстоянии. Райх наблюдал, что циклические изменения в аккумуляторе связаны с погодными условиями. Была разработана своего рода антенна (так называемый Cloudbuster), состоящая из полых металлических труб, один конец которых погружён в воду, а второй направлен на интересующий участок неба. По Райху, зоны повышенной и пониженной концентрации позитивного и негативного оргона в атмосфере могут быть сбалансированы на расстоянии с помощью этой антенны [217]. Как эффект наблюдается уменьшение или увеличение осадков. Считается, что этот принцип может применяться не только для атмосферных явлений, но и в любых других методах дистанционного воздействия. Прибор Райха был повторен множеством экспериментаторов [218]. Однако мы встречаем довольно разные объяснения принципа работы от непосредственного изменения атмосферного оргона до информационной модуляции атмосферы и разные модификации самого устройства. На рис. 17 показана схема прибора с использованием оргонита сочетания металлических опилок, кристаллов и различных спиралей, залитых в пластик определённой формы.


Рис. 17. (а) схема современного устройства Cloudbuster с использованием оргонита; (б) фотография оригинального Cloudbuster Райха (www.b17.ru/article/6970/).

В связи с методикой дистанционного управления «высокопроникающим» излучением имя Райха упоминается сторонниками американских теорий заговоров в «Phoenix» и других психотронных проектах 40-70-х годов в США (см. www.openthematrix.org/project-phoenix/, www.crystalinks.com/montauk.html).
В заключение нужно отметить большое сообщество любителей и профессиональных исследователей, занимающихся дальнейшей разработкой как исходных приборов Райха, так и новых вариантов «оргонных генераторов» [213; 219]. Поскольку оргонная концепция Райха является последней из разработанных виталистических теорий (по отношению к Месмеру и Райхенбаху), большинство современных авторов использует её для обоснования принципов работы их приборов. Это объясняет множество самых разнообразных современных «оргонных генераторов». Далее в книге ещё мы коснёмся этих разработок в контексте «эффекта форм».

Радионика: между магией и психотроникой

Альберт Абрамс основоположник радионики

При анализе патентов выяснилось, что до 1900 года не встречаются электрические приборы, связанные тем или иным образом с «нетрадиционными» технологиями. Например, широко известная эфирная машина Джона Кили (John Ernst Worrell Keely, 1837-1898), которая помимо «свободной энергии» также взаимодействовала с некой «мистической симпатической» формой энергии [161], представляет собой механическое устройство (см. рис. 18). Только позже, с появлением радиосвязи, начала возникать мысль о волновом, по принципу радиоволн, «флюиде» с новыми свойствами.
Первые патенты на радиосвязь датируются 1872 годом (патент Малона Лумиса). В период с 1870 по 1895 год практически в каждой стране появляется свой изобретатель радиосвязи. Можно отметить работы Герца в Германии, Хьюза и Эдисона в США, Попова в России, Маркони в Италии и т.д. Считается, что первое рабочее приёмо-передающее устройство получил Маркони в 1895 году. Можно представить общественный резонанс того времени, возникший вокруг возможностей электромагнитного излучения и радиосвязи. Естественно, что биологические излучение, которое ранее трактовалось в терминах «животной энергии», теперь получает «электромагнитное» обоснование. Одним из первых эту мысль высказал Альберт Абрамс (Albert Abrams, 1863-1924).
Согласно некоторым источникам, Абрамс открыл излучение от живых тканей при обследовании раковых больных [155]. При простукивании здоровых и больных пациентов был обнаружен разный звук. Причём этот звук происходил, если пациент сидел лицом на запад. Абрамс предположил, что здоровые и больные ткани обладают разной молекулярной структурой. Эта разная структура ткани может отражаться на движении электронов и, следовательно, может неким образом проводиться по проводникам. Здесь наблюдается аналогия с развитием радиоэлектроники, о которой мы говорили выше. Эта гипотеза была проверена. Были изготовлены два металлических диска, соединённые металлической проволокой. Один из них был укреплён на здоровом пациенте, второй держал в руках ассистент и в случайные моменты времени направлял на больного, находившегося за ширмой. В тот момент, когда второй металлический диск был направлен на больного пациента, раздавался тупой (dull) звук. В другое время был обычный пустой (hollow) стук от выстукивания пациента. Нужно сказать, что выстукивание живота пациентов было довольно утомительным и дорогим занятием ранней радионики. Подбирались здоровые молодые люди, которые должны были часами стоять, в то время как выстукивался звук на их животе (см. рис. 18). В поздних радионических приборах был найден другой способ контакта с оператором потирание пальцем поверхности прибора.
Абрамс предположил, что поскольку это излучение передавалось по проводам, то оно должно было подчиняться законам электрических цепей. Он разрезал провод, соединяющий диски, и установил блок переменных сопротивлений между кусками провода (см. рис. 19). Как оказалось, тупой звук возвращался только при определённых сопротивлениях только при 50 и 30 Омах при раковых заболеваниях. Сифилис давал звук при 55 Омах, саркома при 58 Омах. Было сделано предположение, что это излучение, по примеру радиоволн, обладает некими частотами, которые указывают на заболевание. Они получили название «rate» (в пер. с англ. «показатель, соотношение, частота, величина») по положению переключателей. По различным значениям «rate» можно также различать больной и здоровый организмы, диагностировать заболевание, проводить идентификацию веществ и т.д. В 1916 году Абрамс публикует книгу «New Concepts in Diagnosis and Treatment», в которой он обосновал «электрическую реакцию Абрамса» (E.R.A.). Работы Альберта Абрамса послужили основой для радионики (Radionics), которая получила это имя позже, уже в 30-е годы, как сокращение от радиация и ионика. Это отражает принципы работы приборов того времени.
Однако Абрамс обнаружил, что ткани и образцы крови пациента имеют то же самое свойство, что и весь пациент. Вскоре радионика использовала элементы, типичные для «нетрадиционных» практик, получение информации на расстоянии через «посредника» или «свидетеля» (волосы, обрезки ногтей, капля крови, фотография), использование определённой символики, влияние на биологические организмы и т.д. Первый прибор Абрамса Dynomizer представлял собой камеру, куда клались «образцы-посредники», и блок переменных сопротивлений.


Рис. 18. (а) эфирная машина (Etheric Force Machine), разработанная Джоном Кили в 1878 г. (www.svpvril.com/DisPix/Front-4.gif; фотография: Dale Pond); (б) доктор Абрамс при работе с «электрической реакцией Абрамса». Помощник используется как биологический сенсор путём анализа издаваемого звука при простукивании его живота. Один электрод прислонён ко лбу ассистента, второй соединён через блок переменных сопротивлений со «свидетелем» больного пациента. Фотография напечатана с разрешения Societa Italiana di Radionica: www.radionica.it.

«Это был круглый контейнер, изготовленный из твёрдой резины, около трёх дюймов в диаметре, в основе которого были два электрода, соединённые с землёй. Крышка была сделана из дисков алюминия со слоями слюды между ними. Провод от крышки был подключён к коробке с сопротивлениями, которая была соединена с указательным электродом, с помощью которого пациент или помощник может определить точное местоположение болезни» [155, с. 26].
Анализируя это описание, нужно отметить, во-первых, наличие дисков, образующих обкладки конденсатора. Учитывая заземление диска, а также то, что Абрамс в исходных опытах также заземлял пациентов, мы можем прийти к идее резонансного контура в основе устройства Абрамса. Можно предположить, что сопротивление в устройстве Абрамса являлось проводным сопротивлением (реостатом), типичным для того времени, в котором провод наматывается на основание и бегунок перемещался по намотке иными словами, это также выполняло роль переменной индуктивности. В этом случае мы приходим к эквивалентной схеме последовательного резонансного LC-контура, показанного на рис. 19. Можно предположить, что место «свидетеля» было между обкладками конденсатора, как это делалось в более поздних приборах. «Свидетель» изменял диэлектрическое сопротивление конденсатора, и оператор подбирал частоту резонанса изменением индуктивности (переменного сопротивления). Таким образом, идея резонансных контуров составила технологическую линию радионики.
Абрамс был заинтересован не только в установлении диагноза, но и в методе лечения. Он заметил, что при добавлении в каплю крови больного других веществ хинина к крови заряженного малярией, ртути к сифилису тупой звук исчезал. Кроме того, было замечено, что электромагнитное поле также прекращало радиацию от больных. Вскоре совместно с инженером Самуэлем Хофманом Абрамс разрабатывает второй прибор, названный Oscilloclast. «Пациент подвергается до 200 отрицательных электрических зарядов в минуту и между ними электромагнитным импульсам в радиочастотном диапазоне» [155]. Этот прибор также имел блок переменных сопротивлений (то есть резонансный контур), процедура терапии занимала порядка одного часа.




Рис. 19. Эквивалентные схемы первых радионических устройств доктора Абрамса.

Абрамс умер в 1924 году. Работа с радионикой была продолжена несколькими его последователями, например, Бойдом и Смитом в Англии, которые в 1925 году в независимых экспериментах подтвердили метод Абрамса. В журнале «The British Medical Journal» от 24 января 1925 года опубликована схема прибора Бойда и ссылка на Dynomizer Абрамса (см. рис. 20). Из текста работы следует, что эта схема «wiring of Abrams's apparatus» была получена, скорее всего, путём анализа экспериментальной модели устройства, а не от самого Абрамса. Как мы видим, она во многих деталях напоминает схему на рис. 19. Схема Бойда также подтверждает идею использования проволочных сопротивлений, образующих LC-резонансный контур.


Рис. 20. Схема аппарата Бойда и ссылка на аппарат Абрамса, рисунок из «Royal Society Of Medicine. The Electornic Reaction of Adams. The British Medical Journal», Jan. 24, 1925.

Нужно сказать, что к 1930 году помимо прибора Драун (о котором будет сказано ниже) было 4 типа радионических приборов, в основе которых лежала идея резонансного контура Абрамса. Но в этих приборах инженеры уже применяют ламповые усилители, активные резонансные фильтры и другие схемы того времени, имеющие аналоги в соответствующих радиоприборах. Один из таких радионических приборов Calbro-Magnawave, разработки Calwell и Bronson. Было продано около 1000 экземпляров этого прибора [155]. Другой прибор Pathoclast («разрушитель болезни»), разработки доктора Вигглсворта (Dr. J.W. Wigglesworth), содержал переменные конденсаторы вместо реостатных сопротивлений и вакуумные лампы для усиления сигнала (см. рис. 21). Как указывается, это заметно улучшило качество настройки [154]. Можно предположить, что переменные воздушные конденсаторы позволяют более точно настраивать резонансные контуры, чем реостатные сопротивления. В это же время в Огайо был разработан прибор Radioclast, также с ламповыми элементами. В середине 30-х годов фирма «Art Tool and Die Со» производила усовершенствованные приборы Calbro-Magnawave, до и после войны было продано предположительно несколько сотен этих приборов.


Рис. 21. Радионический прибор Pathoclast разработки д-ра Вигглсворта (фотографии: healingtonic.blogspot.de/2009/05/ my-pathoclast-experience-healing.html и www.kshs.org/kansa- pedia/cool-things-medical-quackery/10163)

В 30-х годах дальнейшее развитие радионики, также в США, было предпринято Рут Драун (Ruth В. Drown, 1892-1965), которая разработала новые приборы. Одной из наиболее интересных разработок была камера, способная фотографировать изображения объектов на расстоянии. Рут получила британский патент «Method of and means for obtaining photographic images of living and other objects» в 1939 году. Принципиальная схема её камеры показана на рис. 22. Здесь мы встречаем уже известный резонансный контур из работ Абрамса. «Свидетель» располагается как можно ближе к катоду (6) фотоячейки (3), чувствительная фотоплёнка кладётся между электродами (9) и (10) большого размера.


Рис. 22. Рисунок из патента GB515866 (Ruth В. Drown. Method of and means for obtaining photographic images of living and other objects).

В патенте явно указано, что реостаты (15) изготовлены из намотанного провода. Необходимо также отметить отсутствие оптической связи между «свидетелем» и фотоплёнкой и разное положение катода фотоячейки и пластин электродов с фотоплёнкой, то есть можно в какой-то мере исключить перенос информации со «свидетеля» на фотоплёнку посредством электронной эмиссии с катода. Драун удавалось получать снимки в поперечном сечении, что было невозможно при рентгеноскопии. Полученные фотографии отличались отменным качеством (см. рис. 23), по свидетельствам многих авторов-радиоников, фотографии Драун были одними из лучших в радионике.
Однако Драун не верила в электрическую природу открытия Абрамса. Она полагала, что принцип работы её приборов заключается в поиске определённых паттернов-резонансов в излучении «Силы Жизни». Вот как она описывает работу её прибора Homo Vibra Ray: «Каждый циферблат это октавы, каждый номер это ноты. Когда эти ноты сочетаются должным образом, вибрации, проходящие через них в резонансе, выбирают части тела для ускорения или снижения энергии, используя Силу Жизни. Она, как правило, пытается найти свой собственный путь для укрепления здоровья. В этом заключается наша диагностика, когда мы находим определённые частоты вибраций тела выше или ниже средних и выбираем часть тела для нормализации. Силы Жизни или Свет Тела делают всё остальное» [155, стр. 80,81].


Рис. 23. (а) фотография желудка, сделанная Рут Драун (Ruth Drown. The Science and Philosophy of the Drown Radio Therapy, 1938); (б) прибор Рут Драун (фотография напечатана с разрешения Societa Italiana di Radionica, www.radionica.it).

Не каждый был способен работать с камерой Рут. Даже она сама признавалась, что к концу жизни не могла более делать фотографии [155].
Работы Абрамса и Драун породили существенное противоречие в радионике. Поскольку Абрамс получил высшее образование и был медиком, он полагал, что его приборы имеют естественнонаучные принципы, проявляющие себя независимо от оператора. Это соответствовало духу того времени. Драун, которая занималась хиропрактикой (мануальная терапия), вновь обратилась к теориям виталистов: исходя из её опыта, именно оператор являлся определяющим фактором, прибор был лишь вспомогательным инструментом. Это противоречие является характерным для всего дальнейшего развития радионики и приборной психотроники в XX и XXI веках.

Томас Иеронимус: технология «элоптической» энергии

Большое влияние на развитие радионики оказал Томас Иеронимус (Thomas Hieronymus, 1895-1988), автор радионических работ технологического толка. Иеронимус был инженером и ещё в 1930-х занимался усовершенствованием Pathoclast под названием ElectroBiometer. Использование переменных воздушных конденсаторов из «Патокласта» можно найти почти во всех его приборах, даже транзисторной разработки 1986 года, когда уже появились более современные радиокомпоненты.
В 1931 году он провёл широко известный эксперимент с металлическими «волноводами». Иеронимус поместил восемь деревянных контейнеров с растениями в подвал без солнечного света. Одна металлическая пластина была помещена под солнечный свет снаружи. Она была соединена металлическим (медь с изоляцией) «волноводом» со второй пластиной, которая была помещена над контейнером с растениями в подвале. Снизу контейнеров была алюминиевая фольга, заземлённая на водопроводную трубу. Растения под пластинами развивались нормально, производили хлорофилл и были зелёного цвета. Контрольные растения, стоящие рядом, были «тонкие», «бледные» и «без образования зелёного цвета» [220].
Иеронимус не только продемонстрировал способность «высокопроникающего» излучения переноситься по проводам, но и исследовал влияние разных материалов и размеров пластин. Его дополнительный комментарий: пластина-распределитель и пластина-приёмник должны быть одинакового размера. Если распределитель меньше, то растения выглядят недоразвитыми, если эта пластина больше растения выглядят выжженными. Этот эксперимент широко обсуждался и обсуждается даже в сегодняшние дни. Хотя идею этого эксперимента можно вывести из первого опыта Абрамса, Иеронимус чётко выразил мысль о том, что по проводам переносится не электрическая энергия, хотя она имеет общие свойства и с электричеством, и со светом. Он назвал эту энергию «элоптической» (от «электрическая» и «оптическая»), Иеронимус провёл множество экспериментов по обнаружению свойств «волноводов», таких как, например, строгая зависимость от магнитного поля, изменение направления движения энергии в зависимости от лунного цикла, независимость от «закона квадрата расстояний». Открытие эффекта «короткого замыкания» радионических приборов в солнечном свете также принадлежит ему. Применение диэлектических и металлических волноводов, которые мы находим в гораздо более поздних конструкциях психотронных генераторов [15; 221], является одной из разработок Иеронимуса.
Иеронимус был одним из первых, кто распознал опасный потенциал радионических приборов: «На одной ферме он вместе с представителем UKACO выбрал три початка кукурузы, на которых кормилось по одной кукурузной гусенице. Иеронимус изолировал початки так, чтобы отрезать гусеницам все пути к отступлению, и начал обрабатывать их радионическим излучателем. По его словам, после трёх дней обработки по десять минут в час круглосуточно две гусеницы превратились в месиво, третья же была чуть живая. <...> Иеронимус был немало удивлён смертоносными возможностями направленного излучения и решил никогда и никому не открывать все подробности устройства и работы своих приборов, пока не сможет найти серьёзных исследователей с безупречной репутацией, которые помогут ему полностью изучить все возможности его открытий» [154].
Мы находим некоторые параллели в описании «смертоносных применений» генераторов Павлиты, Райфа, Иеронимуса и некоторых других исследователей.
Широкую известность принесла Иеронимусу его собственная разработка, которую он запатентовал в 1946 году (см. рис. 24). Устройство было настолько популярным, что патентное бюро было буквально завалено запросами о выдачи копии этого патента. Многие любители и серьёзные учёные того времени воспроизвели этот прибор и проводили измерения, о которых писал Иеронимус. Даже сегодня имеется множество поклонников Иеронимуса, которые воспроизводят его машину [222]. Сам Иеронимус сделал три поколения этого прибора: оригинальный ламповый прибор (1946-1949), первая транзисторная версия (1953) и вторая транзисторная версия, которую он сделал незадолго до своей смерти в 1988 году. Мы более подробно остановимся на конструкции этого прибора.
Нужно сказать, что этот прибор относится к типу приёмников. Иеронимус назвал этот прибор Детектором. Имеется также и трансмиттер, названный Eloptic Beam Projectors или Eloptic Radiators. Детектор содержит шесть элементов, показанных как в патенте на рис. 24, так и в транзисторной версии на рис. 25. Во-первых, необходим сам объект. Им мог быть человек, растение, любой материал или его часть. Для биологических объектов часто использовались «свидетели» волосы, капли крови, части листьев и т.д. Также использовались фотографии. Супруги Иеронимус, например, по фотографии исследовали состояние астронавтов при посадке на Луну. Эти «свидетели» клались в блок под названием «Well» (стеклянный стакан) с намотанными на него 15 витками сдвоенного провода. Он обозначен под индексом «Т». Это и есть второй блок, где происходило снятие сигнала с объекта. Как патент, так и позднейшие работы Иеронимуса показывают, что снятие сигнала может происходить любым путём. Проводились эксперименты с контактным и бесконтактным съёмом, с помощью различных катушек, электродов и других методов. В Детекторе используется индуктивное снятие сигнала. Сигнал также может сниматься и с самого пациента: он должен держать в руках два электрода, подключенные к входу «In».


Рис. 24. Рисунки из патента US 2482773 (Detection of emanations from materials and measurement of the volumes thereof); Fig. 2 Fig. 4 пояснения к преломлению луча энергии в призме.

Третий блок это тюнер. Этот блок представляет собой резонансный контур, конструкция которого в патенте и в транзисторной версии отличается. В патенте не указываются значения ёмкости конденсаторов, поскольку, как утверждается, это не имеет значения. В транзисторной версии находятся два переменных воздушных конденсатора ёмкостью в области pF. Подчёркивается, что роторы конденсаторов должны быть соединены друг с другом. Возможно, из-за встречного включения конденсаторов имеют значение не их абсолютные значения, а отношение ёмкости конденсаторов друг к другу. Как мы видим, тюнер и блок снятия сигнала образуют резонансный LC-контур, частота генерации которого зависит от положения переменных конденсаторов и индуктивности катушки (то есть магнитной проницаемости материала, находящегося в катушке).






Рис. 25. Схема Детектора Иеронимуса транзисторной версии 1986 года, работы Билла Йенсена (фотографии и рисунки напечатаны с разрешения William D. Jensen).

Четвёртый блок это рефрактор. В исходном патенте была использована линза. Иеронимус показал, что отклонение луча энергии в призме соответствует отклонению света с той разницей, что углы более острые и в какой-то мере соответствуют структуре вещества (Иеронимус утверждал, что величина угла отклонения изменялась пропорционально числу протонов в ядрах элементов; см. рис. 24). Однако в поздних разработках этот блок был убран, его уже нет в транзисторной версии. Пятый блок это усилитель. В транзисторной версии используются три параллельно включённых полевых транзистора, которые образуют автогенератор с LC-цепью. Шестой блок это блок контакта с оператором, так называемый stick-pad. В патенте указано, что это или пластина, или плоская катушка. В транзисторной версии используется плоская катушка из 8 витков провода, накрытая плексигласом (оргстеклом). Для согласования импеданса плоской катушки с автогенератором применена катушка под индексом 24. Предлагается использовать серебряную пайку, поскольку она, как утверждается, вдвое увеличивает эффект.
Как мы видим, этот прибор представляет собой LC-автогенератор, выход которого нагружен на индуктивную нагрузку. Применение трёх транзисторов при этом не очень понятно. Градуирование прибора происходит по собственной шкале Иеронимуса, для понимания нужно получить его коды частот из «Eloptic Medical Directory». Видимо, имеют большое значение мелкие детали, например: тип изоляционного материала, пространственное расположение компонентов и т.д. Дополнительно к этому прибору существует большое руководство. Рекомендуется, чтобы прибор использовал только один человек. Каждому положению ручек конденсаторов соответствует некоторое вещество, или отклик, или же реакция. При настройке оператора на прибор необходимо изучить эти реакции. Кроме того, транзисторная версия может работать как трансмиттер, если положить «свидетеля» в стаканчик для проб и выставить на циферблатах нужный тип воздействия. При этом касаться stick-pad не нужно.
В заключение нужно сказать, что приборы Иеронимуса все ещё остаются очень популярными в радионическом сообществе. Предпринимаются попытки как воспроизвести его приборы, так и повторить проведённые эксперименты. Однако нужно также отметить, что многие принципы, разработанные Иеронимусом, полностью забыты в современной приборной психотронике, и сегодня заново происходит их открытие.

Послевоенная радионика: Жорж де ла Варр

Дальнейшее развитие радионика получила уже в 50-60-х годах. В радионике послевоенного периода нужно отметить таких исследователей, как Жорж де ла Варр и Малколм Раэ (1913-1979), продолжавшие технологическую линию, и Дэвид Тенсли (1934-1988), разработавший виталистически-спиритуалистическую линию радионики [156]. Малколм Раэ и Дэвид Тенсли провели большую теоретическую работу, связав радионику с другими направлениями парапсихологии Раэ в области математики, Тенсли в области «тонких» энергий, чакр и т.д.
В этом обзоре мы остановимся на приборах Жоржа де ла Варра (1904-1969). Работы де ла Варра в значительной мере напоминают работу современных устройств из области приборной психотроники. Можно предположить, что первые психотронные генераторы 60-70-х годов использовали принципы приборов де ла Варра. С самого начала нужно сказать, что де ла Варр с супругой провели множество биологических и сельскохозяйственных экспериментов по установлению природы излучения, с которым они работали. Как оказалось, наряду с приборным эффектом имел место ярко выраженный эффект оператора:
«Человеческий фактор чрезвычайно сильно влиял на результаты экспериментов. Чтобы определить важность этого фактора, они подмешали вермикулит в горшки с семенами овса. Ассистентам, ежедневно поливавшим семена одинаковым количеством воды, показали, какой из горшков содержит заряженный вермикулит, а какой незаряженный. На самом же деле весь подмешанный вермикулит был незаряженным и нейтральным. Таким образом, в горшки с овсом не было добавлено никаких питательных веществ. Де ла Варры с волнением отметили, что в тех горшках, где, как были уверены ассистенты, находился заряженный вермикулит, растения росли быстрее, чем другие. Очевидно, вера человека в то, что растение может расти быстрее, послужила питательным веществом и действительно вызвала усиленный рост. Мысль стала пищей для растений! Де ла Варр считал этот эксперимент самым важным из всех, что он когда-либо ставил. Он открыл новую непреложную истину: разум человека может влиять на формирование клеток!» [154]


Рис. 26. Рисунок из патента GB761976 (George de la Warr, «Therapeutic Apparatus»), выданного в 1956 г.

Де ла Варр разработал радионическую камеру, с помощью которой делал фотографии. Однако принцип работы камеры, описанный в патенте FR1084318A «Perfectionnements а la recherche d'une radiation fondamentale», отличается от камеры Рут Драун. Например, он применяет линзы для оптической фокусировки излучения. В патентах де ла Варр во многом отталкивался от работ Райхенбаха для объяснения принципа функционирования своих устройств. Как пример можно рассмотреть патент GB761976 «Therapeutic Apparatus», выданный в 1956 году (см. рис. 26). Здесь источником излучения служит инфракрасная (ИК) лампа (10). В патенте сказано, что вместо ИК может использоваться ультрафиолетовый или видимый свет. Часть (22) впереди лампы является модулятором, состоящим из источников «фундаментальной» радиации (fundamental radiation очевидно, здесь имеется в виду энергия Райхенбаха, упоминаемая в патенте). В данном случае это конусообразные спирали (15), подключённые к модулированному источнику постоянного или переменного напряжения. Спирали намотаны на конусы, в качестве которых применяются диэлектрические материалы. В качестве конусов также могут применяться и постоянные магниты, причём сказано, что они «фокусируют» излучение и для терапии лучше применять расфокусированное излучение. Интересен способ модулирования излучения, заключающийся в установке положений спиральных элементов (см. рис. 27). В свою очередь, эти положения, вероятно, были найдены экспериментально с помощью соответствующего сенсорного радионического прибора.
Рассматривая этот патент, можно обратить внимание на то, что лампы в приборе де ла Варра создают электрическое поле, а спиральные элементы на конусах магнитное поле. Таким образом, мы имеем систему из ортогональных переменных электрических и магнитных полей, которые известны как генераторы «высокопроникающего» излучения [150]. В этой связи можно сослаться на другой патент US5845220 (Н.Е. Puthoff. «Communication Method and Apparatus with Signals Comprising Scalar and Vector Potentials without Electromagnetic Fields») (см. рис. 28), который также использует сходную систему электрических и магнитных полей и принцип которого сводится к квантовому эффекту Ааронова Бома [223]. Возможно, этот эффект участвует в некоторых локальных и нелокальных явлениях, которыми занимается радионика [224; 225].




Рис. 27. Два примера установки модулирующих элементов и их интерпретация: (б) Fig. 5, (в) Fig. 6.

Де ла Варр получил последний патент GB1063871 «Multifrequency Signal Generating Apparatus» в 1967 году, за два года до своей смерти. Рассматривая этот патент, связанный с генерацией определённых частот воздействий, можно найти многочисленные параллели как с биорезонансной теорией, так и с приборной психотроникой, появившимися на тот момент.


Рис. 28. Рисунок из патента US5845220 (Н.Е. Puthoff. «Communication Method and Apparatus with Signals Comprising Scalar and Vector Potentials without Electromagnetic Fields»), выданного в 1998 г.

После де ла Варра радионика развивается дальше. Можно назвать «новую гомеопатию» Эрика Кеблера (1938-1994) с использованием абстрактных символов в радионических приборах, Вилларда Франка и его прибор SE-5 с использованием микроконтроллера. Здесь нужно отметить появление нового принципа работ радионических приборов использование компьютера. Как обычно, новые технологические разработки проявляются и в области «альтернативных» технологий. Одним из первых компьютеризировал радионику Петер фон Бюнгнер. Программа в компьютере рассчитывает «rate», оператор отслеживает изменения идеомоторной реакции на приборе, подключённом к компьютеру. Появились также различные варианты этой технологии от использования шумовых диодов (связь с парапсихологическими работами) до чисто компьютерных радионических программ (связь с символьной радионикой). На данный момент мы можем найти на рынке большое разнообразие радионических приборов, использующих как принципы Иеронимуса и де ла Варра, так и различные комбинации с другими приборным направлениями психотроники.

Роль оператора в магии, радионике и парапсихологии

Роль оператора по-разному воспринимается в магии, радионике, парапсихологии и психотронике. В магии оператор является ключевым элементом: как уже указывалось, магия следует герметической традиции «человека-мага-бога». В радионике роль оператора оценивается по-разному технологической и виталистической линиями. Нужно отметить, что эта дискуссия характерна для всей парапсихологии и приборной психотроники. При технологическом подходе утверждается, что приборы взаимодействуют независимо от оператора с некой, пока не открытой, физической формой энергии. Большое количество шкал и регулировок радионических приборов необходимы для точной настройки резонансов.
Сторонники виталистической линии утверждают, что только оператор является активным элементом, приборы служат лишь подспорьем оператору: «...Одна крупная американская организация, занимающаяся селекцией растений, попросила де ла Варров провести опыты с заряженным вермикулитом на различных видах семян. Но на этот раз в строгих экспериментальных условиях фирмы увеличения урожайности растений не наблюдалось. Но экспериментаторы не унывали. Напротив, они пришли к потрясающему выводу: похоже, растения во всех их опытах реагировали не на излучение от приборов, а косвенно на людей, участвовавших в экспериментах! Для проверки этой идеи они связались с той же фирмой по селекции растений и получили разрешение провести те же самые опыты на тех же участках земли. Работники фирмы были немало удивлены, когда де ла Варры смогли значительно увеличить урожайность путём внесения заряженного вермикулита. Но на профессиональных селекционеров семена никак не реагировали» [154].
Аргумент виталистов относительно множества рукояток в приборах заключается в том, что приборы работают, даже если эти рукоятки вообще ни к чему не подключены, у виталистов приборы работают даже при выключенном питании.
Можно привести цитату из работы, опубликованной в журнале «Радионика» в 2007 году:
«В 1924 году журнал „Scientific American" пришёл к выводу, что методы Абрамса, когда они работали, были психические по своей природе. Действительно, Абрамс признал, что „воля к вере является необходимым условием в этой работе". Линдеманн пошёл дальше и предположил, что радионика есть форма церемониальной магии, взаимодействие с затвердевшими мыслеформами и соглашение с тонкими духами природы. Он отметил, что большинство практиков считают, что чем больше людей используют некую систему, тем лучше она работает для них всех. Дэвид Тенсли, конечно, считал, что радионика это магия. История показывает, что магия вчерашнего дня часто становится научным прорывом завтрашнего дня» [226].
Как сам Иеронимус, так и его поздние последователи утверждают, что идеомоторная реакция возникает из-за специфичной частотной связи между «свидетелем» и оператором. По их утверждению, прибор, собранный не так, как указано в инструкции (например, из других материалов), не работает. Как мы видим, работа прибора имеет физическое обоснование в этом проявляется технологическая сторона радионики. Виталисты в радионике утверждают, что диагностика прибором Иеронимуса происходит и без активных элементов. Достаточно просто иметь схему прибора, нарисованную на бумаге (см. рис. 29). Подсознание оператора довершит начатую работу.
Де ла Варр проводил исследования, кто может использовать его устройства. Его заключение шесть из десяти человек могут использовать его инструмент, три из них даже очень хорошо. Четыре из десяти не могут его использовать вообще. Те, кто мог или не мог работать с радионическими устройствами, не обладали никакими специальными способностями: по всей видимости, это были скрытые психические способности [155].


Рис. 29. Схема Символического Детектора Иеронимуса, рисунок напечатан с разрешения Joseph Мах, © Aetheric Arts Laboratories, 2011.

Мы заинтересовались этими результатами де ла Варра. В некоторых других отчётах утверждается, что число людей, которые могут работать с устройствами Абрамса и Бойда, примерно восемь из десяти человек. Имеет смысл сравнить эти данные с результатами парапсихологических тестов относительно способностей операторов. Дульнев так описывает влияние индивидуумов: «Отметим, что экстрасенсов (то есть операторов, продемонстрировавших свои способности) можно разделить на три группы: тех, у кого хорошо получается диагностировать, ~55-60%, тех, у кого хорошо получается воздействовать, ~35-40%, и небольшая группа тех, у кого хорошо получается и то и другое, ~5-10%. Для удобства построения диаграммы (рис. 30) два последних столбца „обрезаны", там должны быть значения 400 и 1000. Показали эти результаты сам Альберт Игнатенко и его помощник. Если дать оценку всем операторам, за много лет прошедшим в нашей лаборатории тестирование, получится похожая картина: только 2-3% операторов выдает результат, намного превосходящий „среднестатистический", как правило, это люди „с именем" Н.Кулагина, А.Чумак, А.Игнатенко и некоторые другие» [27, с. 30].


Рис. 30. Статистика эффективности воздействия операторов (график из кн.: Г.Н. Дульнев, А.П. Ипатов. Исследования явлений энергоинформационного обмена: экспериментальные результаты).

Мы находим подобные данные и в других отчётах: «Райн, основываясь на своём большом опыте, утверждает, что и телепатическая способность в какой-то мере присуща всем людям, но в заметной форме она проявляется только у немногих лиц, да и то далеко не всегда, а лишь в отдельные периоды жизни» [227]. В парапсихологических экспериментах с мышами подчёркивалось, что только некоторые мыши демонстрировали «хорошие» результаты [115, с. 350].
PEAR-эксперименты с повторением аномалий ГСЧ также указывают, что операторы «по-разному» влияют на результаты эксперимента (в предыдущих работах авторы также указывали, что перевес женских операторов происходит благодаря трём особо одарённым особам):
«Факт, что PEAR, продолжая политику использования только анонимных добровольцев, многие из которых участвовали в предшествующих экспериментах, не достигла лучшего повторения результатов, чем GARP или FAMMI, которые следовали более структурированному отбору операторов. Это позволяет предполагать, что отбор операторов, по существу, вряд ли является главным фактором. И всё же часть результатов данного исследования... может указывать на противоположное (то есть выбор операторов имеет серьёзное значение)» [104, с. 541].
Указывается также на такую причину неудачи, как редкость ЭИ-феномена [100].
По словам В.Звоникова [30], Министерство внутренних дел Российской Федерации в 90-х годах проводило массовое тестирование экстрасенсорных способностей населения, несколько тысяч человек принимало в нём участие. Согласно их результатам, только 1,5% обладают явными экстрасенсорными способностями (имеется значительное колебание между районами). Среди профессиональных экстрасенсов только 5-7% демонстрируют эти способности.
Есть некоторая нестыковка между результатами де ла Варра, Звоникова и Дульнева. Согласно Дульневу, Васильеву, Звоникову, Райну и результатам других парапсихологических тестов, только небольшая часть около 10% демонстрируют заметные и около 3% существенные результаты. Однако в радионике наблюдается больший процент: от 60% до 80% участников способны работать с приборами и около 30% демонстрировать существенные результаты. Столь значительная разница не может быть отнесена на счёт погрешностей подсчётов и, скорее всего, говорит о том, что приборы действительно либо улучшают способности операторов, либо же осуществляют независимое от оператора взаимодействие с «тонкополевыми структурами».
В наших работах с операторами и психотронными (не радионическими) приборами [24; 150] были поставлены эксперименты, которые свидетельствуют о независимом от операторов взаимодействии приборов с «высокопроникающим» излучением. Проводились двойные слепые эксперименты, периодические эксперименты на протяжении нескольких дней и т.д., где сложно приписать оператору активную роль в эксперименте. Однако нужно также признать, что небольшой процент операторов может действительно демонстрировать существенные результаты независимо от электронных радионических приборов, например, с символьными машинами. Как нам представляется, в этом случае операторы используют радионические методы только для настройки и концентрации, и они могут быть заменены на другие методы, известные в практике целительства. В то же время критически настроенные экспериментаторы могут блокировать течение эксперимента. На настоящий момент мы придерживаемся той гипотезы, что «высокопроникающее» излучение генерируется как приборами, так и операторами и, соответственно, взаимодействует как с приборами, так и с операторами.

Частотные резонансы и биорезонансная терапия

Исторически существование биологического излучения вне контекста витализма особенному сомнению не подвергалось, хотя исходные работы критиковались в своё время и были забыты на многие десятилетия. Например, ещё в 1910 году была высказана идея существования некоего механизма, который управляет эмбриологическим развитием организмов. Александр Гурвич предложил название морфогенетического поля, которое было экспериментально поддержано Россом Гаррисоном и развито дальше Гансом Спеманом, Паулем Вайсом и другими [228; 229]. Физически это поле создавалось сверхслабым ультрафиолетовым излучением, которое влияло на клеточный митоз. В последние годы получило экспериментальное подтверждение также и участие сверхслабых электромагнитных полей в процессах клеточных активностей и эмбриогенеза [170; 171]. Как уже указывалось, по аналогии с радио были предприняты попытки поиска определённых частот (или спектров) излучения в этом поле, которые предполагали резонансные свойства биологических организмов и селективно воздействовали бы на них.
Почему раздел, связанный с ЭМ-частотами, попал в книгу о «высокопроникающем» излучении? С самого начала нужно сказать, что высокочастотное излучение имеет определённые биофизические эффекты [207; 230; 231]. Более того, доказано, что биологические объекты являются восприимчивыми к сверхслабым электрическим и магнитным полям [171; 232]. Однако мы полагаем, что многие биорезонансные эффекты, приписываемые ЭМ-воздействию, на самом деле вызывались (или в значительной мере обуславливались) «высокопроникающим» излучением. Для этого заключения есть несколько аргументов.
Во-первых, использовались излучатели переменного электрического (Е) или магнитного (Н) полей или ортогональные Е/Н излучатели, которые, как известно, имеют также и неэлектромагнитную компоненту [15]. Во-вторых, эффект воздействия зависел от многих факторов, которые сложно соотнести с электромагнетизмом. Например, Лаховский утверждал, что для выздоровления больные клетки должны быть в контакте со здоровыми клетками. Имели значение также фазы лунного цикла [157]. Абрамс указывал на необходимость ориентации пациентов в пространстве. МОРА-терапия основана на связи частот Е/Н полей с «колебаниями» таких физических веществ, как медикаменты. Для Е/Н генераторов имеют значение не только ЭМ-частоты, но и геометрические формы излучателей [15]. В некоторых техниках [233] модулированное ЭМ-излучение воздействует сначала на вещество или воду, затем это вещество передаётся в биологическую систему, то есть отсутствует прямое воздействие Е/Н полей. В целом список этих факторов очень большой и рассредоточен по многим, иногда даже незначительным работам авторов. Можно также предположить, что эти «незначительные детали» могли игнорироваться при проверках, что отрицательно повлияло на их результат.
В-третьих, аналогичные техники применяются в совершенно других методах, например, в так называемых техниках «омоложения» Цзян Каньчжэна [234], дистанционных передачах сигнала на большие расстояния и эффектах последействия [123], нелокальных взаимодействиях посредством фотографических отображений [174], где вопрос ЭМ-воздействия не ставится совсем. В-четвёртых, исходные приборы начала XX века не удалось успешно повторить эффективность приборов-репликантов куда ниже оригиналов. Этого не должно быть, если приборы используют только ЭМ-принцип: генерация определённых частот не является сложной технической задачей. Также нужно отметить, что точность установления определённых частот в ламповых приборах даже одной серии была низкой, что говорит против ЭМ-природы частотных резонансов, для которых нужна довольно точная установка частоты.
Также нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что, согласно неоднократно проводимым академическим экспериментам, эффект биорезонансной терапии находится на уровне эффекта плацебо. Однако исходные клинические опыты самих исследователей так же как и проведённые и опубликованные некоторыми независимыми экспериментаторами в своё время показывали довольно неплохие результаты. Подобная вариабельная воспроизводимость результатов, наряду с по-прежнему большой популярностью биорезонансной терапии, может также служить косвенным указанием на «высокопроникающее» излучение, эффекты которого имеют воспроизводимость на уровне 75-85%.
Поэтому мы обсуждаем соответствующие разработки именно с точки зрения гипотезы «высокопроникающего» излучения, оставляя факт биологического воздействия ЭМ-излучения за рамками этой работы. Мы рассмотрим пять таких линий развития (помимо современных академических работ), которые характерны для западной мысли XX века.

Виталистическая идея резонансов

Виталистическая идея резонансов как наиболее старая теория восходит ещё к герметическому принципу подобия: «как наверху, так и внизу». На этой основе на протяжении столетий были развиты многочисленные алхимические концепции, методы лечения «подобным и противным», гомеопатические принципы и т.д. Мы не собираемся развивать здесь эту тему, заметим лишь, что в виталистическом «жизненном флюиде» присутствует понятие сходства, имеющего все признаки резонансных явлений: селективность, взаимосвязанность, перенос воздействий с минимумом энергии. Более того, виталистическое сходство является практически центральным понятием во множестве оккультных, эзотерических и других направлений и практик, которые оказали влияние на развитие теории биорезонансов в XX веке.

Радионическая интерпретация резонансов

Идея существования определённых резонансов относится к основам радионики: как видно из анализа радионических приборов, в основе их работы лежит резонансный LC- или RC- контур. Можно предположить, что путём подбора значений переменных конденсаторов, индуктивностей или сопротивлений происходит нахождение неких резонансных частот (что имеет явные аналогии с радиосистемами). Что это за частоты? Учитывая специфику радионического метода, мы не можем отнести их к электромагнитному излучению. «Много практиков распознало, что радионика может быть объяснена, предполагая, что изменения происходят на неком тонком уровне... Эти тонкие поля представляют собой план (blueprint) для роста и развития [организмов] и могут детектироваться человеческой нервной системой путём идеомоторной реакции... Радионические инструменты помогают человеческому телу в детектировании этого поля и взаимодействии с ним» [226].
Мы можем высказать гипотезу о том, что в радионике достигается некий «резонанс» между электронными системами и «тонкополевыми» структурами. В пользу этой гипотезы говорят факты применения «свидетеля» в индуктивном или конденсаторном контуре радионических приборов, неудача с критическим научным подходом для объяснения и подтверждения радионики, использование удалённых принципов считывания информации и проведения воздействия. Во многих случаях используется виталистический принцип «подобия», однако радионика в значительной мере усовершенствовала это понятие.
В электронной цепи «резонанс» соответствует собственной резонансной частоте LC/RC-контура, однако в тонкополевой структуре («высокопроникающем / неэлектромагнитном» излучении) этот «резонанс» соответствует виталистическому «сходству». Таким образом, в радионике было развито отношение «радиоэлектронный резонанс <> виталистическое воздействие по сходству». Определялась «частота» здорового организма, затем эта «частота» транслировалась больному организму. На языке виталистов: «здоровый флюид» воздействовал на «больной флюид» радионическая «частота» играла роль переносчика этого воздействия. Нужно отметить, что в силу специфики радионики во многих случаях именно оператор выполнял это воздействие, однако в экспериментах Иеронимуса и де ла Варра мы находим также и признаки операторно-независимых явлений.
Определённые частоты-erate» обнаруживались и подтверждались независимыми исследователями 50 Ом были использованы в приборах и Абрамса, и Бойда. Для прибора Иеронимуса существует обширный словарь частот, который довольно успешно работает и у других экспериментаторов, использующих этот прибор. Можно предположить, что феномен радионических резонансов имеет независимую от оператора природу. В то же время каждый новый радионический прибор требует нахождения этих резонансов заново. Это, вероятно, можно объяснить разными типами связи между прибором и «тонкополевыми» структурами.

Французская школа: методы А.д'Арсонваля и Г.Лаховского

Применение электричества в биологии и медицине восходит к опытам Гальвани конца XVIII века его называют отцом электрофизиологии. Электрические генераторы Джорда Адамса (1750-1795) уже в 1785-1792 годах применялись в медицинской практике (см. рис. 31) [235]. Применение высокочастотного тока (в том числе и высокочастотного ЭМ-излучения) связывают с именем Арсена д'Арсонваля (1851-1940), который в 1882 году (патент 1889) совместно с физиком Полем Уденом (Paul Marie Oudin) разрабатывает версию высокочастного генератора, имеющего много общего с широко известным трансформатором Теслы (см. рис. 32). Считается, что уже в 1900 году были разработаны различные терапевтические методы на основе этого генератора [236]. Один из основных методов назван его именем дарсонвализация и заключается в стимуляции тканей переменным током высокой частоты. Для нашего обзора интересны два метода общая дарсонвализация и общая франклинизация (см. рис. 33). Показания к применению снижение артериального давления, уменьшение утомляемости и повышение работоспособности [237], хотя и признаётся, что механизм действия ещё мало изучен. В методах дарсонвализации (и отчасти франклинизации) используется импульсный режим, но при этом не обращается внимания на возникновение каких-либо биологических резонансов: объяснение видится в физических эффектах, например в нагреве тканей и стимуляции нервной активности.


Рис. 31. Применение цилиндрического электрического генератора Джорда Адамса в конце XVIII века для лечения девочки [235].

Одним из первых исследователей, столкнувшихся с эффектом частотных резонансов, был Георгий Лаховский (1870-1942). Он родился в России, недалеко от Минска, в 1870 году, окончил Одесский инженерный институт, с 1894-го учился и работал в Париже [157]. С 1911 года из-за собственного заболевания Лаховский занимается вопросами ЭМ-излучений и онкологических заболеваний; считается, что в это время произошли первые контакты между Лаховским и д'Арсонвалем.
В 1924-1925 годах Лаховский подаёт первые патенты (FR601155, DE427695) на коротковолновые генераторы ЭМ-излучения, в 1931 году подаёт заявку на мультичастотный генератор (патент US1962565). Именно эта конструкция излучателя является очень популярной и до сегодняшнего дня (см. рис. 34). Сравнивая генераторы Лаховского, Удена д'Арсонваля и Теслы, можно отметить их почти полное сходство в схеме генератора разница только в структуре излучающей части. Поэтому в литературе зачастую эти три устройства рассматриваются как один тип генераторов. Можно также отметить, что именно эта взаимосвязь является плодородной почвой для мифов о «загадке Теслы» необычной энергии, якобы открытой Теслой.


Рис. 32. Генератор Удена д’Арсонваля: (а) принципиальная схема; (б) пример терапии пациента с использованием этого генератора (фотография из Википедии).


Рис. 33. (а) Общая дарсонвализация воздействие высокочастотным импульсным электромагнитным полем, излучатель соленоид; (б) общая франклинизация воздействие электрическим полем (до 90 кВ/м у головы пациента, до 10 мВ/м в тканях), излучатель высоковольтный генератор (лампа) Чижевского

После 1930 года Лаховский достигает существенных успехов в терапии онкологических заболеваний [238]. На волне этого успеха он основывает фирму «Colysa», которая занимается производством и продажей его приборов. Незадолго до войны по рекомендации друзей он уезжает в США, где в 1942-м погибает вследствие дорожной аварии. Его сын Сергей Лаховский, Dr. Kobak и Albert Verleyh в 1945 году основали «Lakhovsky Multiwave Institute», однако прежнего успеха добиться не смогли. Вскоре Американская медицинская ассоциация оценила метод Лаховского как псевдонаучный и запретила его использование (метод д'Арсонваля относится к классическим физиотерапевтическим методам, признанным во всём мире).
Основным тезисом Лаховского является утверждение о том, что все живые организмы излучают и принимают электромагнитные волны. Однако это особый вид «электричества», Лаховский видит в нём космический источник:
«Через всю материю нашей планеты проходят космические электромагнитные волны самой различной частоты от самых длинных до сверхкоротких. Благодаря этим космическим излучениям в ядре каждой живой клетки индуцируются (возбуждаются) токи. Кроме того, клетки сами порождают токи, принимая участие в обмене веществ, особенно благодаря питанию. Из этих токов слагается энергетика всего организма. Живая клетка представляет собой электрический осциллятор и резонатор одновременно. Форма и состав клетки определяют качество порождаемых излучений» [157].


Рис. 34. Мультичастотный генератор Г.Лаховского; рисунок из американского патента US1962565.

Для доказательства своей теории о космическом излучении он проводит следующий опыт. Несколько растений герани заражаются бактериями Agrobacterium tumefaciens. В течение развития болезни (около 30 дней) Лаховский устанавливает медную спираль вокруг одного из них (см. рис. 35). Это растение выживает, в то время как все остальные погибают. Лаховский развивает теорию космического излучения на примере цикличного влияния Луны на размножение бактерий colibacillus в воде в присутствии серебряной спирали (пик размножения бактерий в период полнолуния), исследует влияние типа почв на заболевания (при прочих равных условиях раковые заболевания на токопроводящих почвах чаще), влияние солнечной активности на урожайность виноградников во Франции и т.д.
«Все нам известные на этой Земле виды энергии есть лишь манифестации этих космических излучений, которые наполняют собой всё межзвёздное пространство. Возникновение всех земных элементов, концентрация материи, зарождение и развитие животной и растительной жизни на Земле, поддержание всех жизненных процессов всё это обязано космическому излучению» [157].
Лаховский называет совокупность этой космической энергии «универсион» (Universion) и считает, что именно эта энергия поддерживает жизнь.
Как мы видим, электромагнитная энергия, которая упоминается в патентах, трактуется им более широко в смысле некоторого «высокопроникающего» излучения, имеющего космическое начало. С этой точки зрения интересно ещё раз обратить внимание на детали патента (рис. 34). В патенте явно сказано, что прибор предназначен для генерации электрического поля высокой частоты с различными длинами волн. Генерация частот происходит посредством искрового разрядника, который генерирует широкий спектр излучения. За счёт выбора конденсатора и катушек генератор настраивается на определённые частоты. Как указывает Лаховский, он использовал не только частоты около 150 МГц (2 метра), но и «более длинные и более короткие волны»: «основной результат в том, что должно производиться как можно большее количество обертонов» [239]. Он объясняет этот результат тем, что клетки, находящиеся в поле с множественными частотами, «сами находят свою частоту» за счёт резонанса. В этой же работе мы находим ключевое предложение: «Я проводил эксперименты с большим количеством микробов и в течение длительного времени, и аппарат зарекомендовал себя отлично. Сам я не ощущал на себе каких-либо воздействий от аппарата, хотя постоянно находился рядом с ним. Я считаю, что только когда два объекта клетка и микроб находятся в контакте, лучи, произведенные Radio-Cellulo-Oscillator, воздействуют на данную структуру» [239].


Рис. 35. Опыт Г.Лаховского с заражёнными растениями, вокруг второго растения находится медная спираль диаметром около 30 см на эбонитовом изоляторе (из [157]).

Это высказывание Лаховского обычно игнорируется исследователями, сконцентрированными на ЭМ-частотах, поскольку оно не имеет смысла в рамках электромагнитного излучения. Однако смысл появляется, если предположить, что в генераторе Лаховского, совместно с электрическим полем, происходит генерация «высокопроникающего» излучения. Подобный тип генераторов широко известен [15]. Также хорошо известен так называемый эффект переноса информационного действия (ПИД-эффект, см. другие главы этой книги) этого излучения перенос некоторых свойств материалов друг на друга, который особенно хорошо регистрируется именно в биологических системах [240; 241]. За счёт очень большого излучателя происходит массивное облучение тела, поскольку в организме большинство здоровых клеток, происходит ПИД-эффект «от здоровых к больным клеткам» тогда смысл высказывания Лаховского полностью понятен. Возможно, в этом заключается и «общий омолаживающий» и тонизирующий эффект, который отмечается многими исследователями приборов Лаховского. Этот же эффект замечен и в методах общей дарсонвализации и франклинизации, что может говорить в пользу их общего механизма воздействия.
В заключение обзора работ Лаховского рассмотрим вкратце его последний патент, поданный незадолго до его смерти в 1941 году (патент был выдан только в 1944-м; см. рис. 36).
В этом патенте мы снова находим идею нескольких разных по размеру вторичных катушек, которые по замыслу должны излучать электрическое поле разных частот. Интересная особенность этого патента состоит в том, что множественные витки первичной катушки создают переменное магнитное поле вдоль центральной оси лампы в патенте явно указано, что первичная катушка запитывается высокочастотным генератором. Неподключённые вторичные катушки (концы которых свободно висят в воздухе) могут создавать переменные электрические поля, направленные ортогонально к магнитному полю. К сожалению, в патенте не указано напряжение и частоты, также неясно, было ли это устройство когда-либо реализовано, однако мы находим здесь уже известную из более поздних патентов систему из ортогональных электрических и магнитных полей, использованную, например, в широко известном генераторе Акимова [242].


Рис. 36. Мультичастотная излучающая лампа Г.Лаховского; рисунок из американского патента US2351055.

Метод Рояла Райфа

В США также исследовалось влияние высокочастотного ЭМ-излучения на биологические организмы (см. работы J.W. Schereschewsky, Рояла Райфа и других). Роял Райф (1888-1971) работал с онкологическими заболеваниями и обнаружил, что биологические организмы имеют свою собственную «резонансную частоту». В отчёте указано, что первые успехи по лечению бактерий были достигнуты в 1931-1932 годах в лаборатории Point Loma (позже Rife Research Laboratory) [243]. Неизвестно, насколько повлияли работы европейских учёных (д'Арсонваля, Лаховского, Nagelschmidt и др.) на исследования Райфа: мы не находим никаких ссылок Райфа на них. Однако можно предположить, что Райфу всё-таки было известно о влиянии ЭМ-частот на биологические организмы. Поскольку Райф ещё в 20-х годах разработал свой известный микроскоп с 50 000-кратным увеличением, возможно, метод ЭМ-воздействия на бактерии был инициирован Лаховским, результаты чего он и наблюдал под микроскопом. Однако, даже если это так, философия метода Райфа отличается от подхода Лаховского.
В первую очередь Райф концентрируется на более точных частотах. Поскольку в микроскопе результат воздействия был наблюдаем визуально, это позволило более точно идентифицировать как сами воздействия, так и типы микроорганизмов (Райф работал с несколькими типами патогенных микроорганизмов). Особенно активно Райф работает над методом лечения онкологических заболеваний [244]. В 1934 году в Университете Южной Калифорнии было проведено исследование метода Райфа, в процессе которого более 80% онкологических заболеваний были вылечены [243]. Во-вторых, Райф не рассматривает космические, радионические или другие гипотезы об ЭМ-излучении: мы находим исключительно технические описания проведённых экспериментов. По всей видимости, Райф рассматривал только гипотезу об ЭМ-воздействии на клетки.




Рис. 37. (а) Фотография прибора Райфа, произведённого в Сан Диего, США. Необходимо обратить внимание на излучающую лампу, расположенную на подставке сверху прибора (фотография с сайта www.rifedigital.com); (б) принципиальная схема прибора AZ-58 (рисунок с сайта www.rife.org).

В 30-х годах он начинает создавать излучающие приборы, воздействующие на биологические системы (см. рис. 37). Был разработан частотный генератор, известный как Rife Beam Ray («пучок лучей Райфа»), который мог подавлять рост бактерий на особой частоте, названной Mortal Oscillatory Rate («смертельная частота вибраций»).
На рис. 37 показан один из вариантов прибора Райфа [166]. Этот прибор (Rife Ray #5) представляет собой высокочастотный генератор, несущая частота которого настроена на 3,80 МГц (в иных версиях на 3,3 МГц и 4,68 МГц). Лампа 809 (60 Вт, 1 кВ) стояла в выходном каскаде мощности. Имелись две выпрямительные лампы 866 в системе питания (до 5 кВ напряжения), позже использовались полупроводниковые выпрямители. Низкочастотная часть представляла собой синусоидальный генератор и состояла из двух ламп 6F6G и одной 6SJ7. Все конструкции приборов, построенных с 1936 до 1953 года (AZ-58), похожи друг на друга и используют звуковые частоты для модулирования фиксированной несущей частоты.
Необходимо обратить внимание на излучающую лампу, показанную на рис. 37 на подставке сверху прибора. Она представляет собой два плоских электрода, повёрнутых друг к другу приблизительно на 45°. Как выпрямительные лампы, так и выходной триод схемы работали при высоком напряжении до 1 кВ (Райф указывает на 5 кВ [243]). На рис. 37 показана восстановленная принципиальная схема AZ-58 (без генератора аудиочастот), которая в основных моментах повторяет Rife Ray #5.
Даже при беглом сопоставлении транзисторную схему [166] нельзя рассматривать как эквивалентную схеме Райфа с рис. 37. Если сравнить рабочие принципы приборов, показанные на рис. 26, 28, 34 и 36, то бросается в глаза их сходство в использовании переменного электрического поля в излучающих элементах. Существует также большая дискуссия о роли излучающей лампы в приборе [245], и есть несколько производителей современных вариантов излучателя (см. рис. 38).




Рис. 38. Различные варианты излучающей трубки Райфа: (а) один из первых вариантов излучателя в лаборатории Райфа (фотография из www.rifevideos.com); (б, в, г) современные репликации излучателя (фотография из billsplasmatubes. com, с разрешения Bill Cheb).

Принимая во внимание другие генераторы «высокопроникающего» излучения на основе переменного электрического поля, можно предположить, что принцип работы приборов Райфа нужно искать не в воздействии ЭМ-сигналов, а в воздействии «высокопроникающего излучения» на биологические системы, как это предполагается в случае Лаховского.
Нужно также высказать некоторые замечания с точки зрения схемотехники. Частоты Райфа определены с точностью до 1 или 10 Гц (см. таблицу 1). Однако в низкочастотном ламповом генераторе не применялась кварцевая стабилизация частоты. Более того, не использовались схемы контроля или индикации выходной несущей или модуляционной частот. Эти частоты вручную устанавливались регулятором с несколькими делениями (см. рис. 37). Можно предположить, что получение заданной частоты происходило с довольно большой погрешностью, что характерно для ламповых приборов 40-60-х годов. Иными словами, присутствует некоторое сомнение в том, что эти частоты могли быть выставлены и долговременно удержаны с такой точностью в приборах того времени. Тогда вопрос в том, почему сами частоты определены так точно и почему исходные приборы Райфа демонстрировали эффект (подтверждённый независимыми экспертами), в то время как современные приборы имеют гораздо более низкую эффективность [245], несмотря на то что все они имеют один и тот же принцип работы?

Таблица 1. Некоторые примеры частот Райфа [166].
Частота, Гц
Патоген

8581
В. Coli

160
Bubonic Plague

11780
Cancer (BX)

678
Antinomycosis

743
Leprosy

583
Tuberculosis

986
Glanders

1674
Influenza


Современные методы: МОРА-терапия, методы Р.Бэка и X.Кларк

Работы начала XX века и работы 70-80-х годов, несмотря на большое количество последователей всех разработок, довольно сильно отличаются друг от друга. Мы полагаем, что это объясняется двумя причинами. Во-первых, в 60-70-х годах произошло изменение технологии от вакуумных ламп к полупроводниковым транзисторам. Высокое напряжение, характерное для ламп, и, соответственно, излучатели электрических полей заменились низким напряжением транзисторов и, как следствие, переходом на контактные электроды, которые нужно держать в руках, и на излучатели магнитного поля, для которых нужен большой ток, а не большое напряжение. Во-вторых, появилось много экспериментальных работ, которые указывали на определённые ЭМ-резонансные частоты на клеточном уровне, что позволило биорезонансной теории отчасти претендовать на академическое признание в области биофизики. Это, в свою очередь, породило новую волну работ в области воздействия слабых и сверхслабых ЭМ-полей на биологические объекты, например на насекомых (пчёл) [246]. Эта тема хотя и граничит с «высокопроникающим» излучением, но уже не относится к этой области исследований. В этом разделе мы вкратце рассмотрим три метода, которые можно условно отнести к современным биорезонансным методам: это МОРА-терапия, методы Р.Бэка и X.Кларк. Нужно отметить также и определённую идейную конкуренцию в современных методах (в первую очередь, по коммерческим причинам), поэтому здесь пока ещё сложно говорить о какой-либо систематизации.
Биорезонансная терапия была разработана в Германии в середине 1970-х годов Францем Мореллем и Эриком Раше и получила известность как «МОРА-терапия» (по первым буквам фамилий авторов). Основная идея заключается в том, что все биологические органы и ткани имеют свой собственный «спектр колебаний» (в русскоязычной литературе зачастую используется слово «вибрации», которое, на наш взгляд, не совсем точно передаёт смысл терминологии Морелля). Более того, небиологические объекты, например медикаменты, также имеют свои «спектры колебаний». Следуя идее радионики, эти «колебания» соответствуют неким ЭМ-частотам, и их можно соответственно воспринимать и воспроизводить. Поскольку в 1970-х годах радионика была уже окончательно дискредитирована как псевдонаучное направление, эти «колебания» превратились в частоты, хотя в оригинальных немецких работах используется слово «Schwingungen» «колебания», например, «Medikamentenschwingungen» «колебания медикаментов». Вторая причина, по которой «колебания» стали эквивалентами электронных частот: Морелль, будучи врачом, долгое время работал с методом Фолля, который был необычайно популярен в Германии в то время. Первые работы Фолля (1909-1989) датируются 1950-ми годами (по некоторым данным, эти работы проводились и во времена национал-социализма), однако широкое распространение метод Фолля получил уже в 70-80-х годах, например, в советских программах работы с космонавтами. Метод Фолля оперирует электрическим током, поэтому для Морелля было очень удобно работать именно с электромагнитными частотами. Принципы съёма и передачи частотных сигналов в МОРА-приборах различны, некоторые из них по-прежнему используют акупунктурные методы Фолля, другие, например приборы Людвига (Dr. Wolfgang Ludwig, 1927-2004), переменное магнитное поле.
В МОРА-терапии используется интересный принцип записываются собственные «колебания» тела (в виде электромагнитных сигналов), к ним добавляются или, наоборот, фильтруются определённые частоты, соответствующие медикаментам или заболеваниям, и затем эти колебания передаются обратно в биологический объект как терапевтические воздействие. Мы видим использование старого виталистического принципа «лечить подобное подобным» патологические колебания гасятся своим зеркальным отражением.
Кларк-терапия. Этот метод был основан Хульдой Кларк (Hulda Clark, 1928-2009) и включает в себя многие темы, такие как лечебное питание, заболевания, вызываемые паразитами, и т.д., которые не имеют отношения к теме этого обзора. В силу несколько «упрощённого» понимания терапии этот метод вызвал существенную критику во многих странах, однако существуют и группы, поддерживающие его. Один элемент этого метода является интересным в контексте биорезонансов. Согласно Кларк, большинство хронических заболеваний в человеческом теле вызывают паразиты, и эти паразиты могут быть уничтожены посредством слабого тока определённых частот. В своей книге [247] она опубликовала как схему прибора так называемого «Заппера» (Zapper), так и примеры частот (см. рис. 39 и таблицу 2).


Рис. 39. Принципиальная схема «Заппера» Кларк; на основе схемы, опубликованной в [247].

Таблица 2. Некоторые примеры частот Кларк [247].
Частота, кГц
Патоген

393,00
Adenovirus

356,00
Escherichia coli

291,25
Herpes simplex I

365,05
Salmonella paratyphi

427,30
Fasciolopsis rediae

378,75
Gyrodactylus

424,45
Hypodereum conoideum

397,46
Leucocytozoon


По мнению Кларк, эти частоты вкупе с «Заппером» должны убивать соответствующие патогены (паразиты). Однако мы не смогли найти публикации, которые бы подтверждали это соответствующими экспериментальными данными.
Сама схема «Заппера» представляет собой простейший генератор прямоугольных импульсов на основе таймера 555. Разные производители предлагают самые разные электроды: от закрепляемых на запястьях до цилиндров, которые нужно зажимать в руках. Нужно сказать, что этот метод очень близок к методу электромиостимуляции воздействию на мышцы с помощью электрических импульсов. Однако при этом не ставится задача уничтожения биопатогенов (электромиостимуляция популярна в области сокращения объёма жировых клеток).
Протоколы Бэка. Также одним из распространённых методов электротерапии, который в какой-то мере использует идею биорезонансов и «высокопроникающего» излучения, является метод Роберта Бэка (1925-2002). Как и Кларк-терапия, этот метод включает в себя несколько компонентов: например, нужно принимать внутрь «раствор коллоидного серебра», использовать озонированную воду и т.д. [248] В этом обзоре упомянем только два приёма, связанные с так называемой «электрификацией крови» и воздействием импульсного магнитного поля. На рис. 40 показана принципиальная схема устройства для «электрификации крови». Как мы видим, это генератор прямоугольных импульсов, функционально аналогичный схеме из рис. 39. Частота генератора настроена на 3,91 Гц (половина частоты Шумана). Электроды закрепляются на коже, в случае магнитного генератора (Magnetic Pulser) вместо электродов используется катушка индуктивности и выходной MOSFET-транзистор. Бек приводит следующие параметры магнитного излучателя: интенсивность поля 21,4 гаусса при импульсном токе в 105 ампер, время нарастания сигнала 1,8 мс, длительность импульса 2,5 мс (частота порядка 400 Гц) [248]. Как и в случае метода Кларка, мы не смогли найти клинических данных, подтверждающих или опровергающих эту терапию.


Рис. 40. Одна из принципиальных схем устройств Бэка для электрификации крови (см. сборник [248])

Современное понимание сверхслабых полей

В современном научном контексте частотные резонансы исследуются применительно к электромагнитному или магнитному полям и светодиодному/лазерному излучению, которые при модуляции в частотном диапазоне до 100 Гц являются биологически активными [232]. Отклик биологических организмов на низкочастотную модуляцию электромагнитного поля может быть объяснён такими факторами, как ионный перенос в клеточных мембранах, биохимический клеточный метаболизм, межклеточный информационный обмен и другие механизмы [171]. В таблице 3 даётся обзор некоторых биологически активных низкочастотных модуляций.

Таблица 3. Некоторые примеры биологически активных низких частот, известных из литературы;
ЭМ электромагнитное поле, М магнитное поле, LED светодиодное излучение.
Частота
Эффект
Ссылка

7,82 Гц
резонансные частоты Земной ионосферы (частота Шумана)
[167; 249]

8,34 Гц (ЭМ)
излучение клеток в мозге
[232]

11 Гц, 16 Гц (ЭМ)
максимум производства кальция в мозге куриц
[168]

12,5 Гц (LED)
максимальная эмиссия CO2 дрожжами
[233]

24,4 Гц (ЭМ)
существенные изменения в иммунной системе
[169]

24 Гц, 31 Гц (М)
существенное увеличение транспорта Ca2+ через клеточную мембрану
[170]

180 Гц, 720 Гц
максимальный рост картофеля под светодиодным светом
[172]


Влияние излучения светодиодов/лазеров на биологические организмы также достаточно хорошо известно [250]. В литературе исследовались реакции клеточного метаболизма под действием различных световых спектров [251], инфракрасного излучения [252], красного и голубого спектров [253], синего и зелёного спектров [254], а также сочетаний различных типов спектров излучения светодиодов [251]. Были разработаны технические рекомендации для исследований растений [255], рассматривалось влияние различных материалов излучателей и спектров в физиотерапии [256]. Проводились также исследования влияния светодиодного и лазерного света на ткани животных, в частности крыс [257; 258]. В некоторых работах сообщается о воздействии светодиодного излучения на когнитивные способности компьютерных пользователей [259].
Основное отличие современного подхода от предыдущих идей биологических резонансов заключается в очень избирательном действии определённых ЭМ-частот на клеточный метаболизм. В работах 70-80-х годов [260; 261] развивалась в основном тема биологического воздействия неионизирующих излучений. В настоящий момент происходит определённое усиление внимания к тематике слабых и ультраслабых взаимодействий, которая приобретает всё большую популярность в современном научном сообществе [262; 170]. «Высокопроникающее» излучение также представлено в этих исследованиях как биологические эффекты магнитного векторного потенциала [225] и макроскопические проявления эффекта Ааронова Бома [223].

Заключение к разделу радионики и теории биологических резонансов

На основе анализа работ четырёх основоположников радионики между 1915-м и 1970 годами мы находим в них такие общие элементы, как LC- и RC-резонансные цепи с множественными настроечными элементами, конденсаторные или индуктивные устройства снятия информации со «свидетелей», использование особых элементов конструкции, которые не имеют смысла с точки зрения обычного приборостроения, но которые находят обоснование в системе понятий их авторов. Конкретная реализация приборов использует электронные компоненты своего времени и значительно отличается друг от друга. Мы находим повторение некоторых принципов радионических приборов и в современных разработках приборной психотроники.
На основании анализа патентов и публикаций можно высказать гипотезу о том, что имеет место некий феномен резонанса между собственной частотой LC/RC-цепи (в некоторых случаях геометрические соотношения между элементами этих приборов) и «виталистическим флюидом». Поскольку оператор вовлечён в процесс измерения, психические феномены играют существенную роль в радионике. С учётом способностей оператора, а также процесса тренировки, можно предположить, что радионические приборы служат только методом концентрации для некоторых операторов. Учитывая эксперименты, проведённые в последние 30 лет в области приборной психотроники, мы поддерживаем технологическую линию радионики, утверждающую, с одной стороны, существование независимого от оператора «высокопроникающего» излучения, с другой стороны возможность генерации этого излучения и взаимодействия с ним как приборами, так и операторами.
Идея биологических резонансов, развиваемая в работах практически всего XX века, имеет два корня в западной истории: это виталистическая идея подобия «флюидов» (в терминологии виталистов) и электрофизиология, берущая своё начало от Гальвани. Мы находим десятки различных вариантов этих методов, в различных сочетаниях. В ранних работах 1920-х годов было установлено интересное соотношение между электрическими явлениями и виталистическими «колебаниями», которое мы находим во многих дальнейших работах. К сожалению, мы не смогли найти ответа на вопрос о том, в чём именно заключается взаимосвязь между электромагнитными частотами и виталистическими «колебаниями». Можно только предполагать, что или «высокопроникающее» излучение имеет «частоты» в качестве некого базового свойства (Турлыгин и Иеронимус пришли к выводу, что это излучение имеет свойства и электричества, и света), или виталистический принцип подобия нужно расширить также и на электрические частоты.
В некоторых теориях, например в МОРА-терапии, принцип «частоты-колебания» развивается далее, другие работы полностью отказываются от витализма. Однако эти работы сталкиваются с некой идейной пустотой, поскольку они не находят себе места ни в области психотронных технологий, ни в области витализма. С переходом от ламповой технологии на полупроводниковую был утерян очень важный элемент высоковольтные электрические элементы, которые являются одними из возможных источников излучения. Возникла линия полупроводниковых приборов, которые являются простыми низковольтными генераторами сигналов. Для декларируемого принципа работы уничтожения многоклеточных паразитов на основе их «резонансной чувствительности к слабому электрическому току» не найдено пока ни экспериментальных микробиологических подтверждений, ни возможных объяснений на основе «высокопроникающего» излучения. На данный момент второе десятилетие XXI века на Западе присутствуют практически все линии приборов и разработок, упомянутые в этом обзоре. Старые радионические и частотные приборы постепенно заменились новыми производителями, проводятся новые эксперименты, в основном силами любителей.

Нетрадиционные работы в Германии до 1945 года

В этой главе мы рассматриваем нетрадиционные работы XX века. Они, как правило, не ограничивались какими-либо географическими рамками, поскольку их развитие происходило силами любителей по всему миру. Однако в трёх странах (как известно на данный момент) имелись государственные программы, то есть целенаправленное развитие и финансирование нетрадиционных работ находилось под контролем государства. В этом разделе мы рассмотрим германскую программу, в следующем разделе программу США. Государственная программа СССР будет показана в последующих главах.
Под Германией периода конца XVIII середины XX века нужно понимать в первую очередь немецкоговорящую часть современной Европы: это Австрия (Австро-Венгрия), западные части Польши и Чешской Республики, север Италии и Швейцарии, восточные части Франции. Они составляли в то время тесно связанную часть Европы, вследствие общих культурных, исторических и научно-технических процессов. Из-за государственной разобщённости, но этнической близости для этих территорий характерен пангерманизм стремление к воссоединению и культурной общности. Технологические «нетрадиционные» исследования в Германии имеют глубокие корни: такие известные авторы, как Франц Месмер, Карл фон Райхенбах, Оскар Коршельт, Вильгельм Райх, были включены в немецкую культуру. Мы находим большое количество патентов того времени, так или иначе связанных с работами виталистов. Также в области оккультизма и магии работы Парацельса XVI века, движение розенкрейцеров XVII-XVIII веков, рунология Гвидо фон Листа Германия являлась одним из основных центров. По преданию, образованию ордена «Золотая Заря» в Великобритании предшествовали письма из оккультных германских организаций [80] это является косвенным указанием на высокую репутацию германского оккультизма в Европе. Сочетание мистических и технологических работ очень характерно для развития немецких исследований. Мы разделяем три периода этих работ: до 1933 года (до прихода Гитлера к власти и начала эпохи Третьего рейха), с 1933 по 1945 годы и после 1945 года.
Обзор работ до 1933 года следует начать с рунологии фон Листа по нескольким причинам. Во-первых, ещё в конце XIX века ему удалось связать разрозненные и забытые эзотерические легенды о скандинаво-германском протоязыке в одну систему. Его исследование [81] является ключевым не только для последующих национал-социалистических интерпретаций, но и для неошаманских традиций типа викки. С другой стороны, фон Лист являлся последователем тайного знания теософов, которое он сумел переложить на пангерманскую почву. Его книгу «Тайны рун» нужно понимать в первую очередь в эзотерическом аспекте, в ней символы являются активаторами соответствующих программ-заклинаний (архетипов в терминологии Юнга): «В данной книге предлагается толкование этой магической песни [перечисления рун Одином], на основе которого может быть далее разгадана основная загадка рун» [81]. Интерпретация фон Листа следует египетской герметической традиции, она характерна для теософии и для поздних работ на их основе. Вариации, которые встречаются в раннем обществе Туле 20-х годов (см. описания Рудольфа фон Зеботтендорфа [263]), продолжают идеи фон Листа. Перенесём их на терминологию операторных явлений: оператор в состоянии активировать определённую программу (архетип) путём обращения к ней. Эзотерические ритуалы национал-социализма основаны на ней. История взаимоотношений группы фон Листа, Германского ордена и общества Туле до 1933 года хорошо описана в литературе [263; 264; 265]. Стоит только подчеркнуть, что верхушка будущего Третьего рейха Гитлер, Гесс, Франк, Гиммлер и др. были знакомы с эзотерическими пангерманскими концепциями. Также существует обширная библиография о личной связи между Гитлером, Гессом и Хаусхофером «сумрачным гением Третьего рейха» [266]. В целом нужно сказать, что увлечение оккультизмом было широко распространено после Поражения в Первой мировой войне и унизительного Версальского договора. Многие видели именно в эзотерическом пангерманизме пусть к возрождению немецкой нации.
Вторым краеугольным камнем развития «нетрадиционных» технологий конца XIX и начала XX века оказалась антропософия Рудольфа Штайнера (1861-1925), который основал биодинамику, ввёл некоторые подходы в медицине и фармацевтике, популярные в Германии и на сегодняшний день. Существует также несколько антропософских общин, история которых восходит к Штайнеру. Несмотря на теософское начало, антропософия тем не менее отличается от неё, имея под собой неоплатонические и каббалистические корни на основе немецкой натурфилософии. В практическом плане Штайнер создал систему, в которой сочетаются эффекты форм, особые способы обращения с высокопроникающим излучением земли и космоса, природными ритмами, операторными эффектами и т.д. Например, по Штайнеру: «Рога у коровы служат для того, чтобы отсылать внутрь организма эфирно-астральные силы, которые должны проникать до пищеварительного тракта. В роге мы имеем нечто лучащееся жизнью и даже астрально-лучащееся. Закапывая коровий рог с навозным содержанием в землю, мы консервируем в нём силы, которые обычно действовали в нём в живом организме коровы. ...Благодаря тому, что рог оказывается окружённым со всех сторон землёй, в его внутреннее углубление направляются и действуют на его содержимое все излучения, несущие эфиризацию и астрализацию» [267].
Биодинамика получила своё начало в 20-х годах [268] и широкое распространение после 80-х годов XX века не только в сельском хозяйстве, но и в косметике и альтернативной медицине (как дальнейшее развитие этого метода).
Третьим компонентом германских работ до 1933 года являлись теории о существовании особой энергии. Здесь необходимо ещё раз вернуться к работам Месмера, Райхенбаха и Коршельта. В особенности публикации Райхенбаха, несмотря на их критику в середине XIX века, не были забыты. Напротив, его идеи развивались дальше, можно указать на работы Harnack (1905), de Rochas (1906), Grunewald (1920, 1922), von Rechenberg-Linten (1921), Zeller (1925), Okolowicz (1925) и т.д. [205] Из них нужно выделить работы Floris Jansen (1907), где для изучения этих феноменов [269] была создана целая лаборатория. Нужно также не забывать, что работы Райха и радиоников 1930-60-х годов во многом мотивировались Од-теорией Райхенбаха. Однако в начале XX века возникает новое название для этой энергии, взятое на этот раз из публицистики. В романе английского писателя XIX века Эдварда Бульвер-Литтона «Врил грядущая раса» описывается племя сверхлюдей «Врил-Йа», обитающих в недрах Тибета в глубинах Земли. Они выходят на поверхность Земли, чтобы подчинить себе людей при помощи силы под названием «Врил». Учитывая популярные тогда теории полой земли и идею особой арийской сверхрасы, имеющей своё начало в Шамбале, концепция Врил прижилась и внедрилась в оккультную среду.
Общество, которое состояло в основном из женщин и занималось исследованием энергии Врил, действительно существовало в Германии в первой половине XX века [270]. Это общество стало отправной точкой для мифа об обществе Врил, который появился позже. Как указывается многими серьёзными исследователями [271], эта тема очень плохо исследована на основе исторических документов. Однако интересными являются те части мифа, которые связаны с техническим использованием этой энергии. В дошедшей до нас брошюре общества Врил 1930-х годов [270] указывается на технологические приложения: например, для передвижения и произведения механической работы разрабатывались приборы, которые должны были фокусировать и трансформировать эту энергию. С именем Штайнера связана так называемая Strader-машина или Врил-машина (см. рис. 41). Имеются свидетельства об использовании в её конструкции радиоактивных элементов и предполагается, что она могла вращаться [272]. Интересно, что Strader-машина, по всей видимости, была также связана с «особой энергией» космоса.


Рис. 41. Модель Strader-аппарата, сделанного Гансом Кюном в 1913 году для оригинальной модели в соответствии с указаниями Рудольфа Штайнера [273].

«Трудно конкретно сказать, какие цели преследовались этими механизмами. Центральный механизм, мне кажется, подобен конденсатору для собирания втекающих из космоса лучей и воздействий, возможно, даже трансформатору этих втекающих из космоса лучей и воздействий... Кроме этого центрального аппарата были даны сведения ещё о некоторых других. Так на стене висела полая полусфера из меди. Внутренняя сторона была обращена к центральному аппарату. Другой аппарат, возможно, представлял собой некий род измерительного прибора...» [273]
Следуя тематике вращения, нужно упомянуть имя Виктора Шаубергера (1885-1958), автора вихревых двигателей. Первые упоминания Шаубергера об исследовании особой силы в природе, которая, по его словам, ещё не известна людям, относится к 1920-м годам. Разработанные им в то время приборы позволяли очищать воду и придавать ей особую витализирующую силу. Она использовалась для приготовления особого сорта пива.
Одно из направлений в исследовании этой неизвестной энергии заключалось в теории микроволнового излучения мозга, известного из работ Кацамалли и Турлыгина [274]: «В 1929 году Г.Штокман посетил в Берлине известного радиоинженера фон Арденна... В его резиденции, превращённой в огромную и прекрасно оборудованную четырёхэтажную лабораторию электроники, одна из комнат использовалась для исследования волн мозга. Здесь... фон Арденн демонстрировал различные коротковолновые приёмники, пригодные для приёма мозговых волн, и утверждал, что результаты были успешными» [275].
Специфика немецких работ периода 1933-1945 годов заключается в их значительной интенсивности и национал-социалистической идеологической направленности. По некоторым источникам, Германия за 12 лет израсходовала на нетрадиционные исследования и разработки колоссальные средства, больше, чем США на создание первой атомной бомбы [275]. Вронский пишет: «В течение 1933-1934 годов были организованы 50 институтов учебного и научно-исследовательского профиля (институты были засекречены), в которых занятия строились в двух главных направлениях биорадиологическая связь или биоинформация и основанные на них методы лечения... Шефами нашего института стали Эрвин Роммель и Вернер фон Браун... По договорённости с Далай-ламой к нам прибыли два тибетских ламы, которые знакомили нас с различными направлениями восточной медицины, её теоретическими представлениями, практическими навыками» [276].
Обзор немецких работ довоенного и военного периода [277] осложняется тем, что многие документы были уничтожены перед окончанием войны, многие из них попали в секретные архивы США и СССР, а в самой Германии царит общественное табу на любые работы национал-социалистов. В послевоенное время, начиная с 1960-х годов, возникли различные мифы об обществе Врил, контактах немецких операторов с внеземной цивилизацией, успехах дисковой авиационной техники и т.д. К сожалению, используются недоступные для проверки источники. Эти мифы были подхвачены силами, стремящимися к переосмыслению наследия Третьего рейха, что также затрудняет беспристрастный анализ этих работ.
Для обзора работ Германии периода национал-социализма нужно упомянуть три следующих момента.
1. Мистические и оккультные работы эзотерического пангерманизма были, несомненно, продолжены. Имеются чёткие свидетельства об использовании оккультной символики в нацистской пропаганде, в государственных и военных организациях, оккультной направленности общества Аненербе [278], гонениях национал-социализма на конкурирующие оккультные сообщества, некоторых аспектах экспедиций в Тибет [279] и т.д. Вальтер Шелленберг в своих мемуарах описывает мистические церемонии в замке Вевельсбург [280] (см. фотографию символа чёрного солнца в замке Вевельсбург на рис. 42). Именно символика чёрного солнца является косвенным указанием на большой пласт медиумно-операторных (в современной терминологии ченнелинг) и магических методик, разработанных в то время. Нашумевшие публикации (см. [281; 264] и др.), описывающие отношения верхушки национал-социалистов с оккультными силами, являются их отголосками. Большая часть вывезенных немецких архивов Аненербе из замка Альтан [282] является протоколами операторных сессий и оккультно-мистическими разработками на этой основе. Это направление развивается некоторыми группами и в настоящее время, в основном за пределами Германии.
Нужно сказать, что медиумно-операторные методики типа ченнелинга использовались практически во все времена, и нацистский оккультизм не являлся в этом плане исключением. Например, коммуникация Ди и Келли с ангелами, духовные путешествия Сведенборга, спиритизм XIX-XX веков, методики «Золотой Зари» (считалось, что Третий Орден и Тайные Владыки не находятся в этом мире); один из последних примеров это ченнелинг военных экстрасенсов из в/ч 10003 [30]. В Средние века происходила коммуникация с ангелами и демонами, затем с душами, в настоящее время происходит общение с представителями других цивилизаций как мы видим, ченнелинг претерпевает изменения наравне с общественными настроениями.


Рис. 42. Оккультный символ чёрного солнца, выложенный на полу в зале обергруппенфюреров в замке Вевельсбург (фотография из Википедии http://de.wikipedia.org/wiki/ SchwarzeSonne).

Однако, несмотря на спекуляции в литературе после 1960-х годов, высказываются обоснованные сомнения в том, что эзотерическое движение нацизма имело широкое распространение. На основании статистики паранормальных исследований мы склоняемся к той мысли, что в Германии также не более 10% населения испытывали склонность к этим явлениям, то есть эзотеризм оставался эзотеризмом (знанием для небольшого числа посвящённых) и во времена национал-социализма.
2. Имеются множественные подтверждения того, что происходило дальнейшее развитие нетрадиционных технологий на основе витализма. Например, широко известный Институт Маятника под крылом Аненербе [283; 284]: «Все интеллектуальные, естественные и сверхъестественные источники энергии от современных технологий до средневековой чёрной магии, от учения Пифагора до заклинаний фаустовской пентаграммой должны были служить Германии. Возглавлял этот секретный исследовательский центр капитан ВМФ. Под его началом собралась довольно странная компания, были там и спириты, и медиумы, экстрасенсы и маятниковеды (род лозоискательства, когда вместо лозы используется маятник), знатоки таттвы (индийская теория маятника), астрологи и астрономы, математики, эксперты по баллистике» [284].
Одной из задач этого института было нахождение конвоев союзников. В различных работах [276; 284; 285] упоминаются разнообразные медицинские проекты Третьего рейха, основанные на оккультных практиках, то, что в настоящее время относится к различным формам целительства. Отголоском этих виталистических работ стало появление послевоенных публикаций в области биорезонансной терапии и метода акупунктурной диагностики Райнхарда Фолля. Как указывается в русских источниках (к сожалению, мы не смогли найти указания на эти факты в западных источниках), Фолль был офицером СС и сотрудником Аненербе [286]. Уже в послевоенные годы Фолль публикует книгу об акупунктурной диагностике и разрабатывает соответствующие приборы. Манфред фон Арденне после 1933 года известен в области атомных исследований нацистов, а затем и СССР [287], он дважды лауреат Сталинской премии [288]. Однако существуют указания на то, что в его лаборатории проводились работы по СВЧ-излучению мозга [286], в послевоенное время он известен в области гипертермии, онкологии и физиотерапевтических воздействий на организм [289]. Идея первых высокочастотных психотронных генераторов приписывается также фон Арденне: «В этих условиях наша идея заключается в том, чтобы высокочастотное поле, возникающее при мышлении, воспринять электрически, усилить ламповыми усилителями и эту усиленную энергию передать второму мозгу. Чтобы во втором мозге были вызваны те же самые мысли, необходимо, чтобы при разнообразии мышления усилитель воспроизводил широкополосную частоту очень равномерно» [290].
Неизвестно, насколько эти идеи были реализованы во времена Третьего рейха. Однако имеются заметки о находках советскими войсками странных излучающих антенн: «Объекты, аналогичные тому, который обнаружили русские, были найдены по всей Германии всего около дюжины. Все они были взорваны, ни один из них не был захвачен в исправном состоянии. При этом классифицировать объекты никак не удавалось: даже по руинам было ясно, что они не похожи ни на один существующий тип военных объектов... Мнения учёных, входивших в состав комиссии, разделились. В наше распоряжение попало слишком мало фрагментов для полноценного изучения. Однако были установлены весьма странные факты прямая связь существования объектов с ожесточённостью германского сопротивления в конкретном районе. Так, разгром группировки вермахта в Руре состоялся после того, как соответствующий объект в данном районе был повреждён авиабомбой. В Западной Чехии, где объект сохранялся дольше всего, германское сопротивление продолжалось и после капитуляции рейха. Эти странные явления позволяют говорить о том, что изучаемые объекты каким-то образом воздействовали на боевой дух германских частей и гражданского населения» [291].
Мы находим также интересные публикации высокопоставленного чиновника общественного радио того времени Ричарда Кольба (Richard Kolb, 1891-1945): «Радиоволны подобны мысленным потокам, которые охватывают весь мир. Каждый из нас подключён к ним, чтобы принимать мысли, которые движут миром. Однако эти невидимые мысленные потоки, идущие из некого источника, в свою очередь порождены Словом и Волей и способны изменить мир. Когда электрические радиоволны встречаются с человеком, можно предполагать, что нервы могли бы непосредственно воспринимать эти волны и стимулировать мозг к восприятию» [290].
Ко всем этим заметкам и публикациям можно было бы отнестись с иронией, если не знать, что в 50-70-е годы подобные методы и системы были реализованы в разнообразных проектах СССР и США [274].
В 1938 году некоторые приборы Шаубергера были воспроизведены фирмой «Сименс», впоследствии он работал на различные подразделения СС [162]. В 1956 году Шаубергер встречался с министром обороны ФРГ, в 1958-м работал в Техасе, США. Он умер спустя пять дней после возвращения из США. Шаубергер разрабатывал методы повышения урожайности в сельском хозяйстве. Особый прибор он назвал его «Repulsine» работал в качестве реактивного двигателя. В целом тематика вращения, в той или иной форме присутствующая в исследованиях современной приборной психотроники, берёт свои истоки в работах того времени.
Необходимо особо упомянуть популярную идею о проекте «Die Glocke» (нем. «колокол»), озвученную в 2000 году польским журналистом Игорем Витковским [292]. Этому проекту в настоящее время посвящено множество публикаций [293], именно он связывает различные части мистических и технических исследований Германии. Разнообразные мифы о проекте «Die Glocke» начинаются от «летающих тарелок» вплоть до устройства для перемещений во времени. Сняты документальные фильмы: например, «Discovery Channel» развил интересную теорию «странных рунических символов на летающем колоколе». Для нашего обзора интересно отметить некоторые из описаний Витковского, относящиеся к действию на биологические объекты: «Но самым необычным и смертоносным было воздействие на органические материалы... наиболее частыми были разрушение тканевых структур, свёртывание и расслоение жидкостей (в том числе крови) на чётко разделённые фракции... Самые необычные изменения в органических материалах отмечались в случае с зелёными растениями: в течение первой фазы, длившейся около пяти часов после завершения испытаний, растения блекли или становились серыми, что подразумевает химический распад или разложение хлорофилла... характерными чертами [колокола] являются: использование очень высокого напряжения, упор на феномен „разделения магнитных полей", наличие сжатия вихря, создание устройством очень сильных магнитных полей, вращение объёмных элементов как средство достижения вышеуказанных эффектов» [293].
Использование электрических и магнитных полей, наличие вращения, а также отсутствие радиации и сильное воздействие на биологические организмы характерны и для современных торсионных генераторов [274]. Джозеф Фаррелл [293] сам связывает идею скалярных генераторов с проектом «Колокол» и приводит ссылки на Г.И. Шипова. Нужно отметить, что физик Вальтер Герлах (1889-1979), один из авторов эксперимента Штерна Герлаха по открытию спина электрона, упоминаемый Фарреллом в связи с этим проектом, занимал должности президента общества Фраунгофера с 1949 по 1951 год и вице-президента Немецкого исследовательского общества с 1951 по 1961 год. По словам авторов, исследовавших этот проект [293; 294], Герлах был одним из руководителей «Колокола» (нам удалось лишь найти свидетельства того, что Герлах руководил атомными исследованиями во времена национал-социализма [295]). Поскольку Герлах в послевоенное время имел доступ к существенным исследовательским и финансовым ресурсам, странно, что тематика «Колокола» всплыла не в послевоенное время, а только после 2000 года.
3. Поскольку технологическое развитие Германии на тот момент превосходило технологии союзников, то посредством операций «Скрепка» и «Осоавиахим» (см. [296; 297; 298; 299]: операции «Скрепка» (Paperclip) и «Осоавиахим» это американские и советские послевоенные операции по депортации и вывозу немецких специалистов в стратегические области ракетной техники, аэродинамики, электроники и т.д.) эти технологии были «адаптированы» странами-победительницами. Это касалась в особенности ракетной и высокочастотной техники, ядерных и биофизических исследований. Специалисты, члены их семей, а также исследовательские организации, оборудование и производственные мощности были вывезены в СССР и США. По некоторым данным, до 5000 немецких специалистов работали на советскую военную промышленность [299].
«Профессор Герц вскоре обосновался в Агудзере, что в семи километрах от Синопа (Сухуми, Абхазия)... Главная роль в этом проекте, безусловно, отводилась немецким специалистам. Это были учёные первой величины. Манфред фон Арденне до войны возглавлял крупнейший Физический институт. Густав Герц был лауреатом Нобелевской премии (1925). Петер Тиссен возглавлял в Третьем рейхе все работы, связанные с химической промышленностью. Макс Штеенбок один из ведущих специалистов знаменитой фирмы „Сименс" и т.д.» [300].
При этом множество вопросов вызывает связь советских и немецких нетрадиционных работ как предполагают многие авторы [301; 302], такая связь имела место. Например, первые послевоенные сообщения о влиянии импульсно-модулированного электромагнитного излучения на слуховые ощущения человека относятся к 1956 году [230]. Однако мы знаем, что собственная советская программа Турлыгина/Михайловского по исследованию влияния ЭМ-излучения на мозг была закрыта ещё в 1930-е годы, многие учёные были репрессированы [206; 303]. Откуда такой внезапный успех в этом направлении? Институты фон Арденне и Герца работали в советской Грузии (Макс Штеенбок был разработчиком первого бетатрона), в Грузии мы находим также следы ранних психотронных работ [304]. По словам очевидцев, ещё в 1950-х в Агудзере проводились исследовательские работы по гипнозу и сверхслабым излучениям биологических организмов.
Имеется описание того, что AEG поставляла оборудование для секретных проектов типа «Колокол» [293]. Указывается, что немецкие специалисты из AEG, где и производилась высокочастотная техника времён войны, принимали участие в становлении НИИ-160, позже НИИ «Исток» [296]. Также приводятся фрагменты «Воспоминаний» академика Н.Д.Девяткова:
«В нашем Наркомате электротехнической промышленности были получены по линии военной разведки сведения, что в Берлине в подвалах Рейхстага обнаружено производство секретной электронной аппаратуры. Руководством наркомата было принято решение срочно командировать меня и А.П. Федосеева для выяснения, какая аппаратура там производилась во время войны. Нам быстро присвоили воинское звание майор, выдали обмундирование, вручили командировочные предписания и самолётом отправили в Берлин... После находки СВЧ-триодов нам стало ясно, что найденные в Рейхстаге обгоревшие каркасы были испытательными стендами этих ламп, а может быть, и какой-то другой радиоаппаратуры... Третий отсек был забит различной технической документацией в толстых папках-скоросшивателях. Такая плотная упаковка спасла документы от пожара, который, по-видимому, был в этом помещении. Снаружи многие папки обуглились, но документы не сгорели. В течение нескольких дней мы приходили в это помещение и знакомились с документами. Много было технологической документации фирм „Телефункен" и „Сименс", а также большое количество протоколов технических совещаний специалистов по электронике, которые проводил доктор Штаймель... В дальнейшем вся документация была вывезена, разобрана и использована...
Я приступил к исполнению обязанностей заместителя директора по научной части (НИИ-160 „Исток") с 15 мая 1948 года... Тематика института была очень широкой. В плане разработок значились не только СВЧ-приборы, но и электронно-лучевые приборы, генераторные и модуляторные лампы, кенотроны, тиратроны, газоразрядные стабилизаторы, резонансные разрядники, приёмно-усилительные лампы. Гамма приборов СВЧ включала многие классы: магнетроны непрерывного и импульсного действия, клистроны генераторные и усилительные, отражательные гетеродинные клистроны, лампы бегущей волны входные и средних мощностей, лампы обратной волны, амплитроны и другие усилители М-типа» [296].
Интересно, что в другом интервью мы находим фамилию акад. Девяткова и упоминание лампы обратной волны в совершенно других исследованиях НИИ «Исток»: «Семинар был поставлен по инициативе Н.Д. Девяткова члена-корреспондента АН СССР, научного руководителя НИИ „Исток" (г. Фрязино, Моск. обл. Прим. авт.) и заведующего отделом 16 „Сверхвысокочастотная электроника" ИРЭ АН СССР. Лампы обратной волны дали возможность начать работы в нетрадиционном для радиоэлектроники направлении в биологии и медицине. Первые очень интересные результаты экспериментов, поставленных по предложению Н.Д. Девяткова и М.Б. Голанта, были получены в 1965 году, когда был установлен резонансный отклик живых биологических объектов при воздействии на них дискретными волнами миллиметрового диапазона» [305].
В других источниках [26] указывается, что высокочастотное оборудование НИИ «Исток» использовалось в торсионных исследованиях 80-90-х годов. Очевидно, что эти и другие факты допускают возможность того, что имеется связь между немецкими и советскими нетрадиционными разработками. Это, в свою очередь, заставляет более серьёзно отнестись к популярным мифам о психотронных разработках национал-социалистов. Сходные данные поступают и с американской стороны, например, об участии врачей из нацистских концлагерей в проекте «MKULTRA» и использовании психотропных и высокочастотных техник в методах психического воздействия [306]. В целом интересным фактом является появление тех или иных психотронных (связанных с техникой и психикой) работ практически одновременно сразу в трёх странах (США, СССР и Чехословакии), имевших технологический контакт с Германией времён Второй мировой войны.
В послевоенное время нетрадиционные исследования развивались совершенно по-разному в ГДР и ФРГ. В Западной Германии уже в 80-е годы существовало порядка 12 000 экспертов в области паранормального [307]. Имеется несколько частных фондов, спонсирующих паранормальные исследования. В университете Фрайбурга с 1954 года работает институт Пограничных разделов психологии и психогигиены (IGPP), основанный известным парапсихологом Гансом Бендером. Последние годы этот институт финансируется частным фондом. IGPP как частный исследовательский институт известен своей уникальной библиотекой паранормальных явлений, которая финансируется государством посредством Немецкого исследовательского общества (DFG). Широко развита биолокация, существуют несколько независимых ассоциаций, одна из них основана частным фондом Хартмана. Альтернативная медицина занимает прочные позиции в системе здравоохранения, здесь достаточно широко распространены биорезонансные подходы и методы Фолля и Райха (так же как и восточные методы).
В Восточной Германии практически вся парапсихологическая деятельность была полностью подавлена государственной цензурой [308]. Например, было предложение снять документальный фильм о Манфреде фон Арденне в ГДР, однако работы над фильмом были запрещены [290].
Нужно отметить, что ни в ГДР, ни в ФРГ в послевоенное время ни одна из нетрадиционных (психотронных) работ времён 1933-1945 годов не была продолжена. Парапсихология ФРГ использует модель, предложенную в 1930 годы Райном в США. Поражение во Второй мировой войне, последующие насильственные переселения специалистов и «чистка от нацистского прошлого» породили социальное табу на любые темы, связанные с национал-социализмом (которое наблюдается и в настоящее время). Например, Герлах в послевоенное время выступал ярким противником атомного оружия и вооружения этим оружием бундесвера [309].
Однако интересно, что бум послевоенной психотроники в 1960-е годы пришёлся на Чехословакию, где проводилось в то время едва ли не больше парапсихологических исследований, чем в СССР [30]. Первый послевоенный психотронный генератор Павлиты появился именно в Чехословакии (опыты чехословацких исследователей Р.Павлиты и Д.Крмесски). Работы Станислава Грофа в государственной программе ЛСД-терапии в Пражском психиатрическом центре также всемирно известны [30; 310; 311]. Зденек Рейдак (ЧССР) был выбран первым президентом международной ассоциации по исследованию психотроники. Этому, несомненно, способствовал мягкий политический климат тогдашнего руководства. Однако не нужно забывать, что в довоенное время, с 1918 года, в Чехословакии не велось таких работ, а Судетская область с 1938 года была частью Германии. Многие работы Третьего рейха выполнялись на этой территории [291; 292; 293]. Можно предположить, что, помимо СССР, через операцию «Осоавиахим» нетрадиционные исследования Третьего рейха в какой-то мере также проявились и в Чехословакии в 1960-х годах.

Американская программа

По американской нетрадиционной программе опубликовано большое количество литературы (см. [8; 127; 312; 313; 314] и т.д.). На русском языке также есть несколько замечательных книг на эту тему (см. работы Дж. Мак-Монигла «Секреты дистанционного видения» [153], Виктора Рубеля «Тайные пси-войны России и Америки» [30] и другие). Нужно отметить популярную в США «теорию заговоров» с неимоверным количеством «жёлтой» публицистики. Поэтому здесь мы не ставим задачу показать весь этот материал ещё раз или тем более его обсуждать, а сделаем лишь небольшое введение в эту программу.
Парапсихологические работы США ещё в 30-х годах концентрируются вокруг института Райна. Однако парапсихология Райна это инициатива отдельного учёного. На уровне государства наблюдается совсем иная ситуация: применение радионики в медицине запрещено законом; метод Лаховского запрещён, сам он погибает в автокатастрофе; лаборатория Рояла Райфа разгромлена; Вильгельму Райху отказано в лицензии на производство его приборов, его лаборатория разгромлена, более того, он умирает в федеральной тюрьме; Рут Драун была несколько раз арестована и даже один раз приговорена к штрафу в $1000. Иными словами, мы не можем обнаружить широких следов нетрадиционных технологий до 50-х годов XX века.
Первое соприкосновение с этими технологиями, по всей видимости, произошло посредством операции «Скрепка» по вывозу немецких специалистов из разгромленной Германии. По другой версии [315], американцы ещё во время войны были озадачены японскими высокочастотными разработками, так называемым «лучом смерти» (Death Ray). В послевоенное время возникает несколько проектов типа «Bluebird» (в 1951 году переименован в «Artichoke») и другие. Из них самым крупномасштабным и, как оказалось позже, наиболее скандальным являлся проект «MKULTRA», посвящённый манипуляциям с человеческой психикой. Он длился с 1953-го до середины 70-х годов и включал в себя порядка 149 подпроектов. По данным Верховного Суда США [316], в нём принимали участие порядка 80 институтов, включая 44 высших учебных заведения, 12 больниц, 3 тюрьмы и 185 частных исследователей [317]. Как указывалось в открытых документах ЦРУ, эта программа мотивировалась и была сходна с соответствующей программой ОГПУ-НКВД общими стратегиями и использованием наркотических и технических средств. Как указывают некоторые авторы, в ней принимали участие немецкие врачи, имевшие практику из концлагерей национал-социалистов [306]. Это также подтверждает работу гитлеровской Германии в области психотроники. В середине 70-х годов эта программа притянула публичное внимание, в 2011 году часть этих документов была рассекречена. Часть программы «MKULTRA» была посвящена также влиянию ЭМ-полей на психобиофизическое состояние человека [318].
Можно найти указания на то, что история с подводной лодкой «Наутилус» (которая спровоцировала послевоенный всплеск психотроники в СССР) имела место и связывается с именем Райна [30]. Однако там же указывается на то, что объём этих работ и их публикации во французских журналах «Констеласьон» в 1959 и «Сьянс э ви» в 1960 году [319] были преднамеренной дезинформацией. Как бы там ни было, в СССР это было воспринято серьёзно, а потом отозвалось и в США в виде серьёзной обеспокоенности, а впоследствии и открытия таких же проектов. Это «самовозникновение» послевоенной парапсихологии и психотроники является в какой-то мере курьёзным фактом холодной войны с далеко идущими последствиями для всего мира.
Насколько можно судить по публикациям [141], уже в середине 70-х в США была распознана «серьёзная опасность, которая исходит от возможностей советской парапсихологической разведки» [141]. Точное количество всех программ США того времени и их направленность неизвестны. Однако известно, что в конце 70-х годов были проведены исследования о влиянии трансовых состояний на парапсихологические способности. Было признано, что изменённые состояния сознания значительно расширяют экстрасенсорные возможности. Для этого в проекте «Gondola Wish» применялись техники проекций сознания Монро [141]. В последующем проекте «Grill Flame» уже используются термины «психоэнергетика» и «психокинез», по всей видимости, производились попытки не только воспринимать информацию удалённым образом, но и нелокально влиять на материальные объекты [320]. В отчёте упоминаются две интересные детали [320]. Во-первых, указывается на использование в СССР научных методов и технических приборов для измерений парапсихологических эффектов. Иными словами, психотронный скачок СССР в начале 80-х был хорошо известен в США. Во-вторых, упоминается, что не только СССР, но и Китай уже в 1983 году имел хорошо скоординированную нетрадиционную программу с высоким уровнем финансирования. Вызывает интерес формулировка о том, что именно «психоэнергетические достижения» СССР и Китая представляют потенциальную опасность для США (в документах различаются «дистанционное видение» и «психоэнергетика»). Методика тренировки экстрасенсов в этой программе описана в книге Инго Свана [312] и др. [30]
Крупной, рассекреченной в 1995 году и потому наиболее известной государственной программой является программа по использованию ясновидения (нелокального восприятия) «Star Gate». В отчёте [127] мы не находим деталей других программ, помимо короткой заметки о том, что ЦРУ начало работу в этом направлении в 1972 году. В последующие годы некоторые их них были также рассекречены, например, согласно источникам [141; 320], документы по «Grill Flame» и «Gondola Wish» были рассекречены в 2000/2008 годах. Эксперты считают, что, помимо цепочки проектов «Scanate» (1970), «Gondola Wish» (1977), «Grill Flame» (1978), «Center Line» (1983), «Dragoon Absorb» (1985), «Sun Streak» (1986) и «Star Gate» (1990), существовало и несколько других независимых программ как в ЦРУ и контрразведке, так и в военно-морских и военно-воздушных силах; возможно, они существуют и по настоящее время. По поводу протекания этих программ существуют также довольно различные мнения и данные (хотя ЦРУ рассекретило около 80 000 страниц текста, однако многие факты так и остаются закрытыми). Две организации являются в этом плане интересными SRI International (прежде известный как Stanford Research Institute), доход которой в 2013 году составил $540 миллионов, а количество сотрудников 2300, и SAIC (Science Applications International Corporation, доход в 2013 году $3,8 миллиарда, 13 000 сотрудников). Обе компании выполняли нетрадиционные программы во время холодной войны, обе активны и в настоящее время. В опубликованных интервью участники программ высказывают различные мнения как по поводу их протекания, так и причин закрытия от «высокой эффективности программ» до «плохого менеджмента и низкой морали в начале 90-х».


Рис. 43. Заметка о возможной связи методов воздействия на «объекты» из проекта «MKULTRA» 1953 г. с советскими работами 30-х годов (фотография из Википедии).

Как утверждается, программа «Star Gate» вызвана аналогичными работами в Советском Союзе, более того, во многих документах ЦРУ указывает на серьёзность этих работ и на объём тех мер, которые им противопоставлялись. На рис. 44 показан пример нелокального восприятия, полученного в проекциях сознания, зарисовка объекта и его фотография, опубликованные в известной работе Н.Е. Puthoff [140] основателя и первого директора этой программы. К слову, в этой и других публикациях американских исследователей имеется достаточно много зарисовок, например «портрет» бен Ладена, нарисованный ещё в 1987 году.


Рис. 44. (а) зарисовка объекта; (б) фотография объекта. По работе Н.Е. Puthoff «CIA-Initiated Remote Viewing At Stanford Research Institute».

Вокруг опубликованной американской программы разгорелась жаркая дискуссия между сторонниками паранормальных явлений и скептиками. Была создана комиссия, в которой Джесика Юттс, профессор математической статистики, взяла сторону сторонников, а Рей Химан, профессор психологии, был на стороне скептиков. Заключение комиссии (в полной форме с ним можно ознакомиться по: Michael D. Mumford, Andrew М. Rose, David A. Goslin. An Evaluation of Remote Viewing: Research and Applications. The American Institutes for Research, 1995 [127]) в сжатой форме выглядит следующим образом:
1. Статистически существенные лабораторные эффекты были действительно продемонстрированы в том смысле, что некоторые события случаются с большей вероятностью, чем среднестатистическая.
2. Непонятно, можно ли отнести эти результаты с полной определённостью к паранормальным способностям ясновидения или же к неким свойствам арбитров, целей или же используемой методологии.
3. Лабораторные эксперименты не идентифицировали природу ясновидения (нелокального восприятия), если, конечно, этот феномен вообще существует.
Заключение самого ЦРУ гласит, что в лаборатории были продемонстрированы статистически существенные эффекты, однако они не использовались для проведения реальных операций: «ЦРУ заключило, что статистически существенный эффект был продемонстрирован в лаборатории, но при этом не было ни одного случая, в котором ясновидение (нелокальное восприятие) обеспечило данные, которые когда-либо использовались для ведения разведывательных операций» [313]. Сам директор программы Edwin С. May оценивает предсказания ясновидцев как правильные в 20% случаев. Мы находим другие данные в интервью Джозефа Мак-Монигла о спуске на воду субмарины класса «Тайфун» в Северодвинске [30]:
«Цель была чёрно-белой фотографией очень большого промышленного здания, находящегося на некотором расстоянии от воды, очевидно являющегося частью Северодвинского судостроительного завода на Белом море... На здании было написано „Строение №402"... Стараясь ничего не упустить, я несколько часов после сеанса зарисовывал детали, мелькавшие в моём сознании в течение нескольких минут, которые я провёл внутри здания 402... Прочитав отчёт о моих предсказаниях и увидев зарисовки субмарины, полученные в результате сеансов дальновидения, один адмирал военно-морского флота, служащий в СНБ, предложил идею организовать аэро- и космическое наблюдение за Северодвинской верфью в течение той недели, когда „Тайфун", по моим данным, должны были спустить на воду. „Тайфун" действительно спустили на воду прямо под объективами американских космических фотокамер в срок, всего на несколько дней отличавшийся от указанного мною. В итоге о субмарине класса „Тайфун" было собрано за короткое время больше разведданных, чем о любой другой субмарине за всю историю их существования. И она действительно во всех основных деталях соответствовала моему первому описанию, полученному путём дальновидения» [30].
Как можно видеть, это довольно успешное разведывательное применение (некоторые из американских экстрасенсов награждены правительственными наградами США). В постперестроечное время имели место контакты между российскими и американскими «нетрадиционными» специалистами [321], и сама книга Виктора Рубеля «Тайные пси-войны России и Америки» служит ярким тому примером.
Насколько можно судить по многочисленным публикациям и рассекреченным документам, программы США и СССР были очень сходны. Это касалось применения техник проекции сознания для сбора данных, использования одарённых экстрасенсов, использования высокочастотных приборов для воздействия на сознание. Разными были методы подготовки персонала: в США привлекались техники Лаберже, Монро, Свана и других [127; 141; 312]; СССР следовал собственной методике отбора и тренировки военных экстрасенсов [30]. Однако в СССР возникло одно направление, которое по какой-то причине не возникло в США (по крайне мере исходя из публичных данных), оно касается тематики «высокопроникающего излучения».

Развитие института скептицизма

Обзор истории операторных феноменов будет неполным, если не осветить в нём роль скептицизма. Например, парапсихологический институт IGPP во Фрайбурге собирает работы как авторов в области паранормального, так и их противников, поскольку они «принадлежат одному процессу».
Согласно многим авторам [322], существуют различия между позитивным и патологическим скептицизмом. Позитивный скептицизм помогает улучшить работу, избежать очевидных ошибок и, самое главное, избежать шарлатанства. Патологический скептицизм, однако, является скорее процессом подавления исследований, которые не укладываются в общепринятые рамки или же противоречат определённым групповым и финансовым интересам. Многие даже отмечают сходство между догматизмом церковных институтов и современным скептицизмом. Неприятие нетрадиционных технологий очень напоминает «охоту на ведьм», обусловленную вопросами веры в существование определённых феноменов. Некоторые люди верят, а некоторые не верят, как правило, и те и другие прикрываются той терминологией и той социальной средой, в которой они существуют.
С самого начала нужно сказать, что для нетрадиционных технологий характерен феномен «непредсказуемой воспроизводимости» результатов, где в 25-30% случаев или не удаётся зафиксировать результат, или он не соответствует ожиданиям [27; 323; 324; 325]. Эдвин Мэй в [30] так охарактеризовал причины закрытия американской программы «Звёздные Врата»: «К сожалению, общий уровень эффективности ЭСВ [экстрасенсорного восприятия] не столь хорош, как это зачастую описывается. С научной точки зрения эта работа не могла соответствовать и не соответствовала ожиданиям» [30]. Интересно в этом плане высказывание Юнга: «Экспериментальный метод исследования направлен на определение регулярных событий, которые можно повторять. Соответственно, уникальные или редкие события во внимание не принимаются. Более того, эксперимент навязывает природе ограничивающие условия, потому что его задача состоит в том, чтобы заставить её отвечать на вопросы, придуманные человеком. Поэтому каждый данный природой ответ в большей или меньшей степени подвергся воздействию заданного вопроса, результатом чего всегда является некий гибрид. Основанный на этом так называемый „научный взгляд на мир" вряд ли является чем-то большим, чем психологически предубеждённый узкий взгляд, в поле которого не попадают все те никак не второстепенные аспекты, не поддающиеся статистическому методу исследования» [74]. Во-вторых, отсутствует ясное теоретическое обоснование наблюдаемых явлений. Острая академическая дискуссия касается как раз этого момента. В [123] мы уже давали обзор некоторых теорий, однако ни одна из них не в состоянии дать непротиворечивое объяснение этим феноменам. Оба этих момента характерны и для некоторых других дисциплин, например, для становления теории элементарных частиц и физического вакуума, теории «тёмной материи»; для сложных биологических и социальных систем.
Для правильного исторического рассмотрения необходимо отметить, что все парапсихологические и смежные направления: экстрасенсорное восприятие, телекинез, радионика, метод акупунктуры, биорезонансная терапия и другие подверглись независимым проверкам и репликациям. В журналах, таких как «Journal of Sceintific Exploration», зачастую публикуются результаты репликаций, как позитивные, как и негативные. В радионике одну из первых научных проверок можно найти в отчёте Британского медицинского общества в январе 1925 года [190]. Были представлены результаты Бойда и Смита о проверке метода Абрамса. Несмотря на полученные положительные результаты повторения экспериментов Абрамса, заключение медицинского общества отрицательное. Мы приведём дословную формулировку: «The conclusions arrived at in this Communication leave the position of the practising electronist as scientifically unsound and as ethically unjustified as it was before. They give no sanction for the use of E.R.A. in the diagnosis or in the treatment of disease. Nor does there appear to be any other sanction for this kind of practice at the present time» [190].
Хотя результаты и были получены, сам метод признан научно необоснованным. В критических работах, посвящённых биорезонансу и акупунктуре [326], говорится, что: «Results are not reproducible when subject to rigorous testing and do not correlate with clinical evidence of allergy», то есть указывается, что результаты не являются репродуцируемыми. Имеется большое количество отчётов в западной литературе, которые подтверждают эту точку зрения. Медицинские организации и страховки, как правило, не поддерживают альтернативные методы лечения. В США медицинское применение радионики запрещено законодательством.
Несколько громких судебных процессов с приборами Драун и де ла Варра дополнительно повлияли на отношение общественности к этой проблеме. Например, суд решил отклонить жалобу на прибор де ла Варра только по той причине, что вообще не удалось установить, работает ли это устройство. При применении радионики в сельском хозяйстве в 50-х годах в США фирма «UKACO, Inc.», несмотря на первоначальные успехи, столкнулась с возрастающим противодействием химической промышленности, министерства сельского хозяйства в Вашингтоне и критически настроенной прессой. Основной аргумент по-прежнему находился в непонимании принципа работы приборов:
«Исходя из наших не очень обширных знаний об использовании излучения в борьбе с вредителями, мы, честно говоря, считаем, что все претензии этой компании [UKACO] преувеличены. Настораживает тот факт, что эта компания собирается проводить широкомасштабные испытания без компетентной экспертной оценки её методов. Мы озабочены тем, что неразумные методы будут отвлекать фермеров от общепринятых способов борьбы с вредителями» [154].
Это очень напоминает заключение Британского медицинского общества в 1925 году. В конце концов из-за лоббирования химической промышленности фирме «UKACO, Inc.» не удалось получить американский патент на свой метод, и она разорилась [154].
Патологический скептицизм восточного блока не только имел организованную форму, но и вырос до чудовищных масштабов. Происходило полное отрицание даже факта существования этих феноменов: «...Итак, остаётся лишь третий вариант. Только он является последовательным и внутренне непротиворечивым. Существует некая особая „материя" можете назвать её астральной, душевной или ещё как вам вздумается, которая излучается только мозгом и воспринимается только мозгом. Что же, читатель, если ты изнемогаешь под грузом телепатических доказательств и не видишь для себя другой дороги, кроме только что указанной, то пожалуйста. Для меня этот путь закрыт, он заводит в тупик» [327].
Многие учёные опасались за свою репутацию, работу, а иногда и свободу, если их коллеги узнают, что они занимаются исследованием паранормальных явлений. Особенно острую и непримиримую позицию занимало руководство ГДР, где практически все нетрадиционные работы были подавлены или уничтожены [308]. Последний из таких процессов в России это оголтелое преследование торсионных исследований комиссией по борьбе с лженаукой после 1991 года [328].
Интересно, что нетрадиционные технологии в восточных странах, хотя также подвергаются воздействию скептицизма, вписываются в научный ландшафт этих стран. Как указывается в [329], этот феномен во многом обусловлен широким распространением цигуна и техник, связанных с ци, в этих странах [330]. Соответствующие академии, изучающие эти явления, зарегистрированы как государственные академические институты. Большинство китайских учёных считает, что акупунктура является научным методом [331]. Сходная ситуация наблюдается в Южной Корее и в Японии [329]. Пока невозможно сказать, является ли это культурно-историческим феноменом, результатом политических процессов, или же обусловлено каким-то другим фактором. Возможно, что философско-культурный фундамент на Востоке облегчает восприятие нетрадиционных технологий.

Глава 4. ИСТОРИЯ ТРЁХ ЭКСПЕРИМЕНТОВ
(записано со слов участников)

Дружище

Меня попросили пройти в комнату. Она была небольшая, на полу был пушистый ковёр, небольшой мягкий диван, стол, пара стульев. В углу комнаты громоздился комод, на котором стояли два прибора, подключённые к какому-то растению. На мой взгляд, это был кактус, роскошный колючий кактус. В красном горшке. К горшку тянулся провод, который одним концом исчезал в нём, а другим концом был подключён к блокам приборов. Ещё несколько блоков и переносных компьютеров находились ниже горшка с цветком, стояли на полу и на столе в разных местах комнаты. Несмотря на множество аппаратуры, проводов не было видно, и в комнате было довольно уютно.
Садись, пожалуйста. Только ничего не трогай и, ради бога, не подходи к цветку. Да, кстати, знакомься, это наш парень, мы его зовём просто дружище. Он показал на растение в углу. Ты можешь делать что хочешь, но нельзя быстро двигаться.
А дышать можно?
Не поверишь, дышать можно и даже очень полезно. А вот двигаться не стоит. Высокочастотная аппаратура может среагировать на движение, поэтому лучше просто спокойно сидеть. Посмотри сюда. На мониторе будешь видеть, скажем так, мысли нашего колючего друга. И тебе нужно заставить думать его по-другому.
Я посмотрел на монитор. Там плавно чертилась какая-то линия. Каждую секунду эта линия немного удлинялась. Кстати, заметил, что с того момента как я зашёл в комнату, эта кривая поменяла свой наклон. Та аморфная масса, которая была на месте кактуса, определённо шевелилась. Её не хотелось погладить, но и отвращения она не вызывала.
Что мне нужно сделать?
Сделай так, чтобы кривая поменяла свой наклон.
И как я должен это сделать?
Не выделывайся. Да, ещё постарайся в первые пять минут ничего не делать. Сиди, расслабься, подумай о хорошем, может, удастся просветлиться. Начни работать с кактусом позже.
Одним словом комики, ну да ладно, если это помогает в работе. Я остался в комнате один. Когда закрылась дверь, стало очень тихо, было даже слышно неторопливое шуршание аппаратуры в углу у кактуса. Дружище, говоришь. Стоп, нужно расслабиться. Появились линии и цветной шум. Комната растворилась, её очертания размазались и слились. Серо, серо, расслабляюсь. Беру кисточку и начинаю разметать себя. Шаг за шагом. Начинаю снизу, сначала сметаю ноги. Поднимаюсь выше и выше. Пыль искрится и разлетается по всей комнате. Самое сложное с центром самого себя, там, где сидит моё «я». Его трудно растворить в нирване. Пыль разлетелась, я исчез. Остался не-я. He-я поднялся выше, кругом было нирвана. Она протиралась справа ниоткуда и вела влево никуда. Никуда и нигде были сверху и снизу. Лафа, никто не действует на нервы. Нет мыслей, нет желаний, нет времени. Откуда-то взялась яркая полоса думай. Полоса стала шире вспомни. Не-я стал полосой делай.
Сознание возвращалось медленно и неохотно. Ах да, кактус. С ним нужно что-то сделать. Что нужно сделать? Забыл напрочь. Что-то с монитором. Комната. Монитор на столе. Комната начала вырисовываться из нирваны. Как будто видишь всё насквозь. Дружище, ты где, ау. Туманное облако сидело в углу. Видимо я его-то и заметил, когда входил в комнату. Дружище, как дела? Странное дело, кончики иголок мерцают. Они как будто втягивают пространство вокруг себя. Похоже на потягивание сока через трубочку. Иголки как трубочки. Не-я протягивает к ним не-руку. Трубочки дружественно причмокнули. Дружище, что же с тобой сделать? Внутри облачко не однородное, тянутся какие-то нити. Что же с тобой сделать? Давай засунем в тебя не-пальцы и не-пошевелим ими. Трубочки снова причмокнули. Что ещё можно сделать? Вариантов не так много. Монитора нет, изменилось ли что-то или нет? Можно подуть на него. Можно погладить. И где же эти мысли у кактуса? Стало скучно, пора назад.
Когда открываются глаза, всё немного плывёт. Это даже имеет название эффект потери ориентации. Кривые на мониторе по-прежнему что-то показывали. Аморфная масса на месте кактуса также по-прежнему пошевеливалась. В комнате удивительно тихо и спокойно. Пора идти.

Отчёт об эксперименте Ph324

Фитосенсор (Cactaceae, измерение проводимости 1 МГц) находится в углу комнаты, комната закрыта и затемнена. В радиусе трёх метров от фитосенсора, за пределами комнаты, ничего не включалось, не двигалось и не шумело. Генерация сигнала производилась функциональным генератором «SIGLENT SDG1025», измерение тока прибором «RIGOL DM3068». Через VISA-интерфейс данные передавались на компьютер. Попросили оператора войти в комнату, сесть на стул в противоположном углу комнаты, расстояние до растения порядка трёх метров. Оператор должен всё время сидеть на стуле, не двигаясь. Показания фитосенсора отражаются на экране монитора, то есть он видит кривые в режиме реального времени. Была поставлена следующая задача: 5 минут сидеть и ничего не делать, не думать, не концентрироваться. Это фаза, отмеченная буквой А (см. рис. 45). Следующие 5 минут он должен был ментально воздействовать на растение, однако при этом также не двигаясь. Это фаза, отмеченная буквой В. Как видно по графику, обе фазы отличаются друг от друга и от остальной части поведения фитосенсора. Как показывает видеонаблюдение, гипотезу индуктивного или конденсаторного влияния на высокочастотный сигнал нужно полностью исключить оператор не двигался ни в фазе А, ни в фазе В. Нужно признать, что ментальное воздействие оператора чётко воспринимается сенсором. Хорошо видна постепенная потеря концентрации оператора в фазе В и то, что в фазе А он не был полностью «расслабленным».

Толкотня у шкафа

Работать с посторонними людьми непросто, поэтому этот эксперимент был особенным. Мы договорились совместно с другой группой собраться на огонёк и пошуметь в лаборатории. Их тоже было несколько человек несколько парней и одна девушка. Физически нас разделяло порядка полутора тысяч километров, несколько границ, языковый барьер и ещё невесть сколько других заборов. Белые халаты решили записывать всё событие на плёнку, чтобы эта пьянка не прошла бесследно для человечества. Они же предложили развести огонёк каким-то прибором. Он должен был помочь нам собраться и найти друг друга в безбрежной нирване.


Рис. 45. А Оператор вошёл в комнату. В Оператор использовал технику ментального влияния. Расстояние до растения 3 метра; оператор всё время сидел на стуле, не двигаясь. Хорошо видно отличие в тренде сигнала во время ментального воздействия оператора.

Мы встретились сначала обычным электронным путём и рассмотрели друг друга через экран ноутбука. Обычные молодые люди, смеются. Вполне адекватные, один из них даже кандидат наук. Мы вместе прошлись по лаборатории и коридорам университета. Я держал ноутбук и крутил им во все стороны.
Коллега рассказывал и показывал. Коридоры были покрашены в разные цвета, это должно было облегчить поиск нужного помещения. Сама лаборатория напоминает бункер. Она расположена в середине подвала университетского здания, в ней нет окон, стены порядка полуметра. Стальная противопожарная дверь. Одним словом, бункер. Найти её тоже непросто. Поднялись на первый этаж. Длинные и почти пустые помещения, поздний вечер, только немного студентов за компьютерами. Даже вышли на улицу, насколько позволяла связь. Сориентировались на местности, здание квадратное, наш фасад направлен почти строго по линии север юг. Спустились обратно в лабораторию. Ещё долго разговаривали, смотрели сенсоры и стальной шкаф, где они находились. Пофилософствовали. Договорились о проведении нескольких сеансов с разными сценариями.
Ваша задача найти друг друга. Как первый шаг. Мы оставим работать генератор, который будет освещать особый символ. Постарайтесь найти этот символ, он поможет найти нужное помещение. В этом помещении будут выключены все приборы, кроме сенсоров. Как только найдёте сенсоры, сделайте что-нибудь с ними. Успех или неудачу эксперимента будем оценивать по реакции сенсоров. Вопросы?
Что это за символ?
Это может быть любая геометрическая фигура. Давайте возьмём треугольник. Мы его изготовим перед началом эксперимента и синхронизируем с объектами в лаборатории. Шкаф красный, пусть будет и треугольник тоже красным, легче ориентироваться. В этот символ нужно будет войти в начале проекции. Да, ещё. Когда будете писать отчёт, не списывать друг у друга. Ещё вопросы?
Что нужно делать с сенсорами?
Мы точно не знаем. Шумите, попрыгайте, разведите костёрчик. Говорят, помогает бормотать что-нибудь непонятное. Ну, можно ещё сунуть палец. На что-нибудь сенсоры да отреагируют.

Сконцентрироваться было тяжело. Всё время отвлекали мысли о других участниках. Через какое-то время всё же удалось настроиться на тишину. Нирвана была пустой и простиралась во все стороны. Очень похоже на туман, в котором ничего не видно, ничего не слышно и в котором ничего нет. Если после смерти сознание сохраняется, тогда, наверное, смерть это пустота, в которой даже нет времени. В этом состоянии нет мыслей, нет памяти, нет личности, только какое-то ядро нас самих. В этом ядре остаётся намерение. Намерение говорит, что нужно искать других. Нужно начать искать других.
Символ. Нужно настроиться на символ. Что это за символ? Как только о чём-то подумаешь, нирвана начинает меняться. Это больше не нирвана, это напоминает мультфильм, в котором сюжет определён мыслью. В нирване главное не думать, не иметь мыслей, не иметь себя. Как только появляется «я», начинается беседа с умным существом с самим собой. Чтобы не обманывать себя и не плутать в лабиринте собственных отражений, нужно быть никем. Но и одновременно знать, зачем ты сюда пришёл. Вот так всё сложно. Помогает намерение, оно ведёт и при этом не меняет нирвану. Намерение, веди меня на символ. Что же это за символ?
В тумане появился луч. Он светил откуда-то снизу куда-то вверх, где-то слева от того, куда я был направлен. Похоже на то, как луч фары светит в тумане и выхватывает часть пространства. Кроме луча, ничего нет. Остаётся только двигаться к этому лучу. Сказать «двигаться» это неправильно, «пожелать» прийти это тоже неточно. Намереваться прийти к лучу вот это точно. В этот же момент я был около луча. Вблизи луч света был маленьким, и в его основании находился красный треугольник. Стороны этого треугольника были толстыми, наверное, не менее толщины пальца. Он был просто красным, плоским и просто был там. Больше ничего не было.
Времени не существует. Нельзя сказать: я был там пять минут. Может быть, сутки, может быть, одно мгновение. Если нет мыслей, движение времени уходит. Не могу сказать, сколько времени прошло с того момента, как вошёл в треугольник и как начали появляться другие сознания. Просто в какой-то момент появилось ощущение другого сознания. Слово «появилось» тоже неправильное. Просто мгновенно знаешь оно уже здесь. Мгновенно приходит и ощущение этого другого сознания. Одни сознания быстрые, колкие, мечущиеся. Это, скорее всего, парни. Первое сознание было плавным, сильным и это слово подходит лучше всего изящным. Это была девушка-сновидящая из другой группы. Она пришла первой. Другие появились через какое-то время. Вскоре две группы в полном составе уже ощущались вблизи символа.
Вместе с ними началась меняться обстановка. Каждое сознание несло какой-то сюжет, коридор, стенку, цвет стенки. Атмосфера начала меняться. Вместо спокойствия пришёл шум и гам. Первый раз за всё время я осмотрелся. Реализовалось уже достаточно много деталей обстановки, насколько я могу судить остальные тоже занимались попытками понять, где мы. Внезапно пришло понимание мы уже в лаборатории. Также внезапно появился шкаф, где должны были быть сенсоры. Все ломанулись туда. Каждый подпрыгивал, стучал, бормотал в общем, получилась какофония движений, желаний, суеты. Я начал поджигать шкаф и сенсоры. Они упорно не хотели гореть. Я старался. Успел заметить, что сознание той девушки так и осталось стоять в стороне от толкучки.
Внезапно всё закончилось. Не успел понять, что это было. Оттуда просто выбросило. Было ощущение, потом его не стало. Как будто кто-то перерезал телефонный провод. Нехотя открыл глаза, всё плыло, на улице уже стемнело. Тело затекло. Казалось, минула вечность, однако прошло всего лишь 45 минут.
Ты как?
Я зашла немного к вам на огонёк.
Ну?
Суетливо.
Символ?
Что-то треугольное. И красное.
Видела тех?
Немного. Из них девица самая спокойная.
Да, пожалуй.
Она тебя узнала?
Думаю, да.


Отчёт об эксперименте C251

Для последнего эксперимента 26.08 было принято решение о совместном воздействии двух групп с общей синхронизацией в виде символа, который модулирует сигнал светодиодного генератора, см. рис. 46. Обе группы также намеревались «почувствовать присутствие друг друга», как минимум определить количество участвующих человек.


Рис. 46. Символ треугольника, положенный на светодиодный генератор и использованный в эксперименте С251 для синхронизации обеих групп.

Как и в предыдущих опытах, использовались токовые сенсоры с 20-битным АЦП, 3 установки по три сенсора в каждом. Температурная стабилизация обеспечивалась пассивным образом. В лаборатории и близлежащих помещениях сотрудники отсутствовали. Динамика 3 сенсоров из 9 оценена как имеющая существенные одновременные корреляции со временем эксперимента, см. рис. 47. Угол наклона и длительность изменения тренда слабее, чем в предыдущих экспериментах с воздействием в осознанном сновидении. Однако поскольку три сенсора всё-таки показали изменения, согласно методике анализа, этот эксперимент оценивается как положительный. Из субъективных ощущений обе группы отметили присутствие друг друга и сигнала генератора, и правильно установили число женских и мужских операторов. Участники обеих групп никогда не встречались в реальном мире и видели друг друга только во время ознакомительной скайп-сессии.

Отчёт

Начал подготовку к выходу около 20:00. Нарисовал символ, вошёл в него. Увидел шестерёнки. Почувствовал присутствие сознания гораздо менее плотного, чем я. Очень быстрого и как бы скользящего. Второе присутствие было сходным со мной, как по плотности, так и по настрою.



Рис. 47. Эксперимент C251, показания токовых ДЭС-сенсоров. Видны одновременные изменения тренда трёх сенсоров в момент проведения коллективного эксперимента (отмечено серой полосой). Изменения тренда в пределах часа до и после эксперимента не наблюдаются.

Ещё, может быть, был кто-то, но я не стал на этом концентрироваться. Взялся за треугольник, это было уже вроде тёмно-красной пирамиды, концом наверх. Внезапно пришла ассоциация сначала холодного оружия, стал им протыкать приборы, потом пришла ассоциация молотка начал бить им по шкафу. Возникло видение белых зданий и чего-то, связанного со временем. Меня выкинуло в 20:45. Сразу вернулся обратно, был там до 20:59. Закрыл за собой символ.

Отчёт

Заходила через огненный треугольник, словно через туннель. Сначала не могла пройти, пламя так и полыхало от него. Потом в лабораторию сквозь этот треугольник прошёл парень, девушка, С. и я. Сразу направилась к ящику, открыла его и хотела начать кипятить воду, но кто-то начал её замораживать. Причём как будто поливал водой из шланга, а она тут же превращалась в лёд. В определённый момент удалось всё-таки увидеть пробирку с водой, и я начала её подогревать. Пошли пузырьки. На этом миссию посчитала выполненной и пошла на выход, закрыв за собой треугольник, словно молнию на сумке.

Сущности не обижаются

Поздний вечер, пиво, задушевная беседа после рабочего дня.
Ты веришь в другую жизнь?
Инопланетяне?
Нет, те, кто живёт рядом с нами.
Кошки, кактусы, коровы, креветки, кони?
Сущности...
Э-э-э...
Фантомы...
Ерунда. Бред кобылы. Бормотание воспалённого разума. Снова мистика?
Ты веришь в другую жизнь и в кривые на твоём мониторе?
Я верю в экспериментальные данные. Если они покажут фантом, обещаю, сделаю серьёзную мину задумавшегося индивидуума.
Хорошо, я покажу тебе.
Создать фантом не так-то уж и сложно. Сложно заставить фантом делать нечто полезное, что, кроме того, можно ещё и наблюдать из этого мира. Ещё сложнее показать всё это учёному. Он видит не фантом, а точки на мониторе. Если точки ему не понравятся, то фантому не жить. Научный подход. Сочетание веры в точки с мифом о всесильности.
Давай я тебе расскажу одну историю. Дело было в начале двух тысячных. Мы посетили в Канаде, недалеко от Торонто, старое поселение индейцев ирокезов. Это была заброшенная деревня XV века, которую реконструировали в 70-х годах и превратили в аттракцион для туристов. Деревянный частокол ограждает пространство порядка 70 на 100 метров, в котором находятся несколько типично индейских хижин (см. рис. 48). Недалеко от поселения находится озеро в целом очень живописное место. Мы приехали днём в сопровождении семейной пары наших друзей и с детьми на заднем сидении. В целом ничего не портило настроение и не настраивало на неприятный лад. Однако, как только мы вышли из машины и подошли к поселению, нас охватило непонятное тревожное чувство. Чем дольше мы были в поселении, тем быстрее хотелось из него выйти. Сложно объяснить это ощущение рационально, возможно, что мы оба взаимно индуцировались от настроения друг друга и от рассказов о воинственных ирокезах. Однако сам факт покинутого селения в этом живописном месте является очень странным. Я поднял камень у ограды. В тот же момент нахлынуло ощущения зверя, схватившего за руку. Зверюга реально сидела в камне и реально питалась прохожими туристами. Возможно, она выжила благодаря некой аномальности этого места, которое мы чувствовали. Позже, просматривая статьи, я действительно наткнулся на работу [332], которая описывает агрокультурную аномалию этого поселения. Камень был водворён на место, но вот верить ли собственным ощущениям?




Рис. 48. Старое поселение индейцев в Канаде

Многие сущности живут в камнях. Пример канадской сущности не единственный. Встреча с другой менее агрессивной каменной сущностью произошла через пару лет на Майорке. Туристы, солнце, вода, потом снова туристы, солнце, вода, и так каждый день в общем, через недельку всё это начинает приедаться. Мы сняли машину и решили посмотреть центр острова. Надо сказать, что остров имеет богатую историю, его непрерывно кто-то да завоёвывал. В центре острова много мест, куда туристы обычно не суются. Мы посетили местечко Лорче (Lorc), там находится церковь и масса развалин. Развалины очень старые. Было жарко, деревья на развалинах давали приятную тень, поэтому решили сначала побродить на местности, а потом зайти в церквушку. Из всех камней и остатков стен именно этот камень бросился в глаза. Небольшой, примерно в кулак величиной, он, кажется, являлся частью стены или здания. Когда его берёшь в руку, чувствуешь груз лет этого камня, его безмолвное существование веками в этом месте. Чувствуешь также что-то другое, что выходит из камня на несколько сантиметров и окутывает его. Так, наверное, ощущалась бы морская губка во второй стороне. Камень был спокойным и молчаливым, его было приятно брать. Поэтому я его и взял с собой. Сущность дала о себе знать, когда вошли в местную церковь.
Атмосфера в церкви довольно успокаивающая, я сел на скамейку во втором или третьем ряду. Прохлада после уличной духоты была настолько приятной, что я закрыл глаза. Тут же возникло видение камня, который был в кармане. Из него вышел бородатый мужик и показал на изображение сверху. Было спокойно и прохладно, и мне было всё равно до мужиков, выходящих из камней. Главное, чтобы не кусали за руку. От нечего делать спросил его, не помог ли бы он мне очиститься (эта тема занимала в то время). Он кивнул головой и действительно начал старательно суетиться и очищать меня. При этом давал всяческие рекомендации, как это можно делать самому. Не совсем помню, как это было, однако его принцип очистки приблизительно совпадал с другими методами нужно что-то пустить через себя. Сущность явно имела связь с этой церквушкой и активно её использовала. Мне стало действительно легче и в теле, и на душе. Когда открыл глаза, в первую очередь посмотрел на изображения иконы, нарисованные на стенке, на самом верху церкви. Когда поднял голову наверх, там был изображён именно тот мужик, которого я видел вышедшим из камня. Этот камень до сих пор лежит у нас и ждёт своего момента, когда можно будет начать путешествие в его мир и послушать его рассказы.
Я тебе должен верить?
Фантомы хороши, если нужно автоматизировать некоторую работу. В твоей терминологии фантом можно сравнить с роботом. Только обычная сущность живёт недолго. Давай я создам фантом, который будет делать что-то периодическое. Если твои сенсоры запеленгуют периодические изменения чего-нибудь, то ты принимаешь удручённый и задумчивый вид. Договорились?
Мы собрались дома. Из закромов были извлечены забавные устройства с конусами и проводками. Сначала поместил зверька в кусочек деревяшки, потом в небольшой камень. В камне почему-то ему живётся лучше. Объект, к которому привязана сущность, можно потом переносить куда угодно. Это удобно, поскольку сенсоры находились в подвале, а сидеть в тёмном и холодном подвале абсолютно не хотелось. Сущность после создания похожа на любопытного хомячка, которому нужно объяснить, что делать. Нужно распознать красный свет. Как только вспыхивает маленькое красное пятнышко, нужно раздуть щёки. Вот цель и смысл жизни свежесозданного фантомчика. Активные сущности быстро умирают, их нужно периодически подкармливать. Так возникают агрессивные зубастики, которых мы видели в деревне ирокезов. Нам нужен был только один эксперимент, поэтому простого хомячка вполне хватит.
Ну что, видишь?
Вижу. Не верю, но вижу. Не может быть. Это какая-то приборная ошибка.
Ты обещал.
Хорошо, у меня теперь серьёзный и задумчивый вид. Я даже начал грызть карандаш...



Отчёт об эксперименте F5


Рис. 49. Предмет, использованный для привязки фантома и установленный в адресный конус ПИД-модуля






Рис. 50. Эксперимент F5, показания высокочастотного кондуктометрического сенсора. 20-минутное включение таймера отмечено стрелками, начало воздействия в 18:10. Видны изменения тренда сенсора при активации операторного фантома, интенсивность воздействия уменьшается с течением времени

Фантом в эксперименте F5 был создан оператором. Для этого использовалась техника и оператор группы «chaosWatcher» с программой «быть активным, как только виден красный свет». Сам красный свет (3-мм светодиод) задавался таймером, включающимся через каждые три часа на 20 минут. Фантом программировался в течение трёх дней, последний раз непосредственно перед экспериментом. Предмет, с которым был связан фантом (см. рис. 49), помещался в приёмный конус структурного усилителя перед сенсорами. Использовался высокочастотный кондуктометрический сенсор на частоте 24,24 МГц. Термостабилизация пассивная. В контрольных замерах сенсоры не реагировали на включение таймера. Графики показаний сенсора по время эксперимента приведены на рис. 50. Мы наблюдаем периодическое изменение показаний сенсора в течении 6 циклов включения таймера. Амплитуда изменений уменьшается каждый раз.
Отчётливые изменения регистрируются только в первых трёх попытках, где наблюдается отклик фантома как на включение, так и на выключение таймера. В 4, 5 и 6-м включениях изменения практически не наблюдаются. Приборные фантомы, созданные в предыдущих экспериментах, существовали более суток (предположительно даже и после того, как сенсоры были выключены), в то время как операторный фантом из F5 уже после 9 часов (после трёх включений) не вызывал существенных показаний сенсоров. Иными словами, операторный фантом был гораздо слабее. По всей видимости, операторные фантомы имеют короткие сроки существования. Поскольку сенсоры воспринимают интенсивность воздействия, то помимо более короткого времени работы фантома мы также отмечаем меньшую интенсивность воздействия операторного фантома. С другой стороны, в операторном фантоме была создана сенсорная функциональность воспринимать красный свет, чего не удалось сделать в экспериментах F2-F3.

Глава 5. ПСИХОТРОНИКА В СССР

В СССР и в России примерно с 1921 года и по настоящее время проводилось большое количество разнообразных исследований в области паранормальных явлений. Поскольку в СССР практически не было не поддерживаемых государством исследований, в отличие от США и Европы, где научные изыскания могли финансироваться за счёт частного капитала, подобные исследования можно интерпретировать как государственную программу. Исследования отдельных учёных, таких, как А.Л. Чижевский, Н.А. Козырев, Н.И. Кобозев и другие, кто работал вне рамок этих программ, сталкивались с существенными сложностями и были в основном неизвестны их современникам.
Программы нетрадиционных исследований в СССР и России так и не были официально опубликованы до сих пор: например, архивы о паранормальных работах в ОГПУ и НКВД спустя более 80 лет по-прежнему закрыты. Информация об этих работах поступает в основном косвенным путём: из интервью участников, из протоколов допросов (периода до 1937 года), а также из отдельных научных или же научно-популярных публикаций [206; 275; 303; 333; 334; 335]. Из обзоров нужно сослаться на публикации [2; 3; 5; 6; 27; 28], из работ последних лет [13; 15; 336]. Из зарубежных отчётов о состоянии дел в СССР и России можно упомянуть работы [321; 337; 338; 339; 340; 341; 342]. Однако имеется большое количество публикаций с явными домыслами и искажением фактов. Также происходит постепенная публикация новых материалов, например: интервью руководителей нетрадиционных программ министерства обороны, КГБ, МВД, службы охраны президента [30]. Поэтому сложно с полной определённостью говорить об этих «исследованиях с непредсказуемой историей».
В этой главе предпринята попытка на основании большого числа доступных публикаций оценить рамки нетрадиционных исследований в СССР и России. Будет показано, что в силу исторических причин основные работы в СССР и России концентрировались в трёх направлениях: 1) явления телепатии, внечувственного восприятия и передачи информации между операторами-экстрасенсами; 2) воздействие неионизирующих излучений на биологические объекты, в том числе на психику и физиологию человека; 3) явления, связанные с генерацией и детекцией небиологического «высокопроникающего» излучения. Из всего спектра подобных работ в этой главе рассматривается только узкая тематика (3), которая получила название «приборная психотроника» [343]. Для более полного обзора мы можем рекомендовать другие работы, например: Э.К. Наумова и коллег [3], А.П. Дуброва и В.Н. Пушкина [2] и других. Поскольку развитие нетрадиционных исследований в СССР и России имеет явно выраженный циклический характер, мы различаем три подобных периода: 1917-1937, 1955-1980, 1980-2003 годы. Эти периоды различаются характером работ, полученными результатами и отношением государства к этим исследованиям. Для более полной картины мы коротко рассматриваем работы до 1917 года и с 2003-го по настоящий день.

Общественное восприятие нетрадиционных работ

Для правильного понимания положения дел в России и в СССР в области нетрадиционных исследований нужно отметить позитивное восприятие паранормальных явлений широкими слоями населения. Персонажи фольклора: Баба Яга, Кощей Бессмертный, Змей Горыныч, Царевна Лягушка, волхвы, домовые являются неотъемлемой частью сказок, романов, фильмов. В русском этносе сверхъестественные явления: «печка Ивана-дурака», «волшебная палочка», «волшебное колечко», «говорящая щука», «золотая рыбка» и другие мистические создания так же как и вера в «порчу», «сглаз», «проклятие» и т.д., находятся в культурном, публицистическом и повседневном обиходе. Очевидно, что культурная и духовная специфика, как эффект «оператора» [29; 102; 106], положительным образом сказывается на различных паранормальных экспериментах, проводимых в России. Этот российский феномен также подчёркивался западными исследователями [337].
Контакты экстрасенсов с властью Распутин и последняя царская семья [341], Мессинг и Сталин [344], Джуна и Брежнев [345] или группа экстрасенсов при Ельцине [346], [347] простираются со времён Российской империи до СССР. Несмотря на то, что в СССР проводились большое количество государственно финансируемых паранормальных исследований, официальная позиция государства по отношению к паранормальному была отрицательной и обуславливалась, в первую очередь, идеологическими соображениями. К сожалению, в России после 1991 года присутствует та же тенденция. Таким образом, мы сталкиваемся с сильно поляризованным состоянием государственных структур, где есть множество сторонников и противников паранормального, которые находятся на различных уровнях иерархии власти. Это обуславливает ярко-поляризованную реакцию различных государственных структур. В разные времена можно было получить как поддержку и финансирование в рамках государственных программ, так и, наоборот, потерять работу (а во времена ОГПУ-НКВД и свободу) за занятие нетрадиционными технологиями.
Широко распространена так называемая альтернативная или народная медицина. «80 процентов пациентов, по анонимному исследованию научного центра РАМН, обращались к целителям и колдунам» [348]. Если во времена СССР за занятие «незаконным врачеванием» была предусмотрена уголовная ответственность (статья 221 УК РСФСР), то с 1997 года введено понятие «народная медицина», для которой нужен лишь «диплом целителя» и не требуется лицензия. Гороскопы, составленные на различные темы, так называемые «астропрогнозы» можно найти на страницах многих периодических изданий, даже центральных, таких как «Российская газета». При съёмках передачи «Битва экстрасенсов» выстраиваются длинные очереди людей, считающих себя одарёнными теми или иными способностями.
Нужно отметить появление после 1991 года большого количества литературы в области паранормальных явлений, эзотерики и оккультизма, целительства, религии, саморазвития и других тем. Практически все издательства имеют одну или несколько серий, посвящённых «нетрадиционной литературе». Существует большое количество онлайн-библиотек, публикуется даже рейтинг авторов-эзотериков (см. ariom.ru/wiki/Jezo2008). Эта ситуация радикально отличается от состояния дел до 1991 года. В СССР эзотерическая литература была, как правило, запрещена и издавалась подпольно в виде самиздата [349]. Из авторов нужно отметить большое влияние книг Е.П. Блаватской [76], особенно во времена СССР; её герметическая философия оказала большое влияние на формирование мировоззрения исследователей.
Чтобы понять специфичный характер советской программы, необходимо рассмотреть историческое развитие контактов между советской наукой и паранормальными феноменами. Мы полагаем, что первый контакт между официальной русской наукой и паранормальными явлениями произошёл в 70-х годах XIX века, когда комиссия во главе с проф. Д.И. Менделеевым расследовала феномены спиритизма, захватившего тогда Россию [182]. В комиссию, помимо других, входили проф. А.М. Бутлеров и проф. Н.П. Вагнер, которые верили в существование этих феноменов. Интересно, что следы работы этой комиссии (переписку между русскими и немецкими учёными) можно найти даже в работах Е.П. Блаватской [350]. Можно утверждать, что хотя комиссия в целом опровергла эти феномены, но многие вопросы остались открытыми. Заключение комиссии в 1876 году: «Спиритические явления происходят от бессознательных движений или от сознательного обмана, а спиритическое учение есть суеверие».
Учитывая характер книги Менделеева и публикаций Бутлерова, можно также предположить, что дальнейшая дискуссия имела резко поляризованный характер. Характерно, что эта полярность в приятии и неприятии паранормальных явлений характерна для всех дальнейших российских и советских исследований.
Бутлеров высказал гипотезу о том, что нервная система и мозг человека являются источником излучения в феномене мысленного внушения. По аналогии, движение «нервных токов организма» сходно с взаимодействием электрических токов в проводниках (см. рис. 51). Передача сигналов от мозга одного человека к мозгу другого происходит благодаря «электроиндукционному» эффекту. Несмотря на некоторую наивность этого предположения с сегодняшней точки зрения, эта позиция была характерна для конца XIX века. Например, сходную точку зрения разделял Уильям Крукс, который предположил, что мозг в состоянии передавать и принимать некий вид ЭМ-излучения высокой частоты, или Альберт Абрамс [155], работы которого привели к возникновению радионики. Однако российские технологические работы, несмотря на сходное начало, развились в другом направлении передачи информации (мысленного внушения) посредством движения «нервных токов организма».
Нужно сказать, что теории виталистов также получили в России своё собственное развитие. Известный психиатр Ю.Л. Охорович ещё с 1867 года разрабатывал магнитно-гипнотическую терапию на основе теории о животном магнетизме (месмеризме) [351]. По идее Охоровича, все живые организмы излучают вокруг себя особое магнитное поле (в терминологии Охоровича жёсткие лучи), которое имеет органическое происхождение. В 1910-1912 годах он выступает с лекциями на эту тему и даже получает награды Парижской академии наук. Большой заслугой Охоровича является стремление к междисциплинарной работе по исследованию феноменов мысленного внушения.
«Следует упомянуть, что многие годы Ю.Охорович посвятил исследованию явлений телепатии и медиумизма. Проведя ряд экспериментов с известным в то время медиумом Э.Палладино, учёный пришёл к выводу, что это проявления органической энергии самого медиума, которую можно исследовать экспериментальными методами. Итогом его исследования был пятитомный труд „Медиумические явления". В своей книге „Тайные знания в Египте" (1894), которая дополняет даже современную египтологию, Ю.Охорович утверждает, что паранормальные явления, будучи физическими, заключаются в передаче малых энергий, поддающихся, однако, измерению» [351].
Можно предположить, что между отчётом комиссии Менделеева в 1876 году и революцией 1917 года имелся интерес к исследованию психических явлений посредством физиологических исследований, который двигал научным сообществом не только в России, но и за рубежом. В 1890 году российское общество экспериментальной психологии образовало комиссию для исследования феномена «чтения мыслей».
В 1907 году были опубликованы труды первого Всероссийского съезда спиритуалистов. В том же году указом императора Николая II по представлению премьер-министра России П.А. Столыпина был основан Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт [352]. Его основателем был В.М. Бехтерев. Имя Бехтерева тесно связано с российскими психотронными исследованиями, институт в Санкт-Петербурге был одним из основных центров, где проводились исследования. Работы Бехтерева до 1917 года связаны с различными аспектами внушения: «Ввиду всего только что сказанного нельзя не согласиться с тем, что кликушество и порча в значительной мере обязаны своим происхождением бытовой стороне жизни русского народа. Очевидно, что своеобразные суеверия и религиозные верования народа дают психическую окраску того болезненного состояния, которое известно под названием порчи, кликушества и бесноватости. Глубоко интересен вопрос о развитии порчи, кликушества и бесоодержимости в нашем народе. В этом отношении играет, по-видимому, огромную роль невольное внушение, испытываемое отдельными лицами при различных условиях» [181].


Рис. 51. Заметка А.Барченко о передаче мыслей на расстоянии, 1911 г. Имя А.Барченко известно из программы ОГПУ 1921-1937 гг.

Подводя итог периоду до 1917 года, нужно отметить, что в России сформировалась широко известная школа, исследовавшая вопросы «мысленного внушения». В ней прослеживаются как работы виталистов, так и оригинальные психологические разработки. С технологической стороны наблюдается тенденция к объяснению этих феноменов с помощью электромагнетизма, что характерно для работ того времени. Благодаря широким контактам российских исследователей с европейскими наблюдается сходная формулировка проблем и методология их исследования. В последующие периоды число научных контактов будет драматически сокращено (вплоть до полного прекращения или же обмена данных посредством работы разведывательных спецслужб), и тематика российских работ будет приобретать тот всё более специфичный характер, который впоследствии будет обозначен как «советская программа».
Период с 1917 года связан в первую очередь с Октябрьской революцией. Как мы увидим в дальнейшем, для России характерны периодические движения от широкой поддержки паранормальных исследований к их почти полному запрету.
В 1917-1918 годах наступил первый подобный период. Работы, которые не поддерживались новым режимом, были уничтожены, в особенности это касалось многочисленных масонских отделений и спиритизма [303]. Был закрыт парапсихологический журнал «Ребус», издававшийся ещё с 1881 года [3]. Произошло совмещение исследований и государственных программ, многие учёные занимали также и позиции в соответствующих государственных структурах. Например, Бехтерев был членом Учёного Совета при Наркомпросе [353].
Можно предположить, что более или менее скоординированная советская программа начинается в 1924 году, когда по представлению наркома просвещения А.В. Луначарского был образован Русский комитет психических исследований при Международном комитете психических исследований. В работах [3; 354] имеются указания, что в период 1932-1937 годов имелась программа Наркома обороны СССР по исследованию эффекта мысленного внушения и передачи информации. Эти работы проводились в Ленинграде в Институте мозга под руководством профессора В.В. Васильева (В.М. Бехтерев умер в 1927-м). В Москве работы были поручены лаборатории биофизики АН СССР, под руководством акад. П.П. Лазарева (директора лаборатории) и проф. С.Я. Турлыгина. Перед лабораторией биофизики была поставлена технологическая задача выяснения физической природы телепатии; как мы увидим в дальнейшем, именно в Москве были получены первые результаты по биологическому излучению человека. В Ленинграде от Института мозга требовали более психологически-ориентированных работ по телепатии, передаче зрительных образов, а также дистанционному воздействию на перципиента. Обе организации не знали о работах друг друга [275].
В книге Б.Б.Кажинского [143] можно найти упоминание о работах А.В. Леонтовича, Л.Л. Васильева, В.М. Бехтерева и П.П. Лазарева в области электрофизиологии, сделанных между 1916-м и 1921 годами. Таким образом, в 20-х годах XX века уже имелись различные группы исследователей, как в Ленинграде, так и в Москве. Их основополагающие работы указывают на исследование эффекта внушения [181] и передачи информации биологическим образом (например, эксперименты с животными Льва Дурова [355]).


Рис. 52. Первоначальные схемы передающей и принимающей биорадиостанции нервной системы человека по Б.Б.Кажинскому.

Уже к 1927 году было понятно, что электромагнетизм не объясняет природу телепатии: «Были изготовлены металлические камеры. Испытуемых сначала помещали в эти камеры, потом опыты проводились вне камер. Увы, разницы не было никакой! Явление телепатии проявлялось одинаково в камере и вне её! Выходило, что железные стенки камер не являлись препятствием для телепатического излучения? Что же, значит, это не радиоволны...» [303]
Начиная с этих опытов за телепатическим излучением закрепляются определения «высокопроникающее» и «неэлектромагнитное». Однако работы с ЭМ-излучением показали, что с помощью технических средств, в частности с помощью СВЧ излучения, можно влиять на механизмы высшей нервной деятельности. Можно упомянуть открытие Б.Г. Михайловского о воздействии средних и коротких волн, модулированных низкочастотным сигналом, на отдельные зоны мозга, ответственных за эмоциональный настрой и работы отдельных органов [303]. Турлыгин во введении к своей работе [207] так описывает воздействие ЭМ-излучения:
«Различное биологическое действие может быть объяснено неравномерным поглощением энергии данной частоты различными тканями организма, а также различным возбуждением отдельных частей той или иной нервной системы... Эта методика является новой и, по-видимому, достаточно могущественной для того, чтобы установить факт поглощения электромагнитной энергии указанных волн, как с качественной, так и с количественной стороны. Действительно, если поглощение электромагнитной энергии происходит в нервах и нервных клетках, то уже ничтожной порции поглощённой нервом энергии достаточно, чтобы в организме возникли «вторичные явления, вызванные возбуждение» нерва. Существенным является то, что вторичные процессы происходят за счёт сравнительно очень большой внутренней энергии самого организма (например, за счёт энергии тех тканей, которые иннервируются нашим изменённым нервом), а не за счёт сравнительно ничтожной поглощённой нервом внешней энергии. Таким образом, во всех частях спектра электромагнитных волн имеются полосы, которые действуют по-разному на биологический объект и, в частности, на нервную систему живого организма... Поиски активного излучения организмов есть второй путь нахождения действующих волн и освещения вопросов поглощения электромагнитного поля. Если эксперимент подтвердит существование активного излучения электромагнитных волн живым организмом, то необходимо выяснить биологическую значимость его, так как несомненно, что как бы ни была мала его интенсивность, оно может являться одним из сильнейших факторов в повседневной жизни живых организмов» [207].
Как видим, Турлыгин подтверждает тематику и ориентацию советской довоенной программы. Таким образом, эта программа, как следует из открытых публикаций, концентрируется на информационных проблемах паранормальных явлений и их практических приложениях по влиянию на биологические объекты. Нужно сказать, что сходные работы проводились и в других странах, см. книгу Кажинского [143]. Широко известны опыты Фердинандо Кацамалли (Ferdinando Cazzamalli) в Италии по обнаружению метровых и сантиметровых волн, испускаемых мозгом во время усиленной деятельности [356]. Как видно по издательству, выпустившему книгу Кацамалли (Исследовательская лаборатория армии США, форт Бельвуар), эта тематика исследовалась также и в других странах.
О роли спецслужб в формировании программ СССР в области парапсихологии нужно сказать отдельно. По всей видимости, возможности этой технологии заинтересовали ВЧК-ОГПУ-НКВД. Здесь всплывает имя А.Барченко, который в 1921 году организовал экспедицию на Кольский полуостров по заданию Бехтерева [357]. Другая экспедиция Барченко в Крым была финансирована ОГПУ и связана с начальником спецотдела Г.Бокием. Некоторые источники упоминают о существовании нескольких закрытых лабораторий, занимавшихся паранормальными феноменами. Например, одна из них «нейроэнергетическая» лаборатория при спецотделе ОГПУ [303] находилась сначала под крылом Московского энергетического института, после 1934 (1935) года в здании Всесоюзного института экспериментальной медицины. Очень характерно название работы Барченко «Введение в методику экспериментальных воздействий объёмного энергополя» [334] (к сожалению, сам текст работы не доступен в открытой печати). Финансирование некоторых проектов Барченко происходило по личному указанию Ф.Дзержинского [303; 357]. В силу того, что архивы по делу Барченко по-прежнему закрыты, можно только предполагать, чем именно занималась его лаборатория.
«(Барченко) предпринимал неоднократные попытки организовать экспедиции в Тибет, совершал поездки к пещерам Крыма, в „медвежьи углы" Костромского края, на Алтай, где было отобрано немало оккультных предметов... Учёный выступал также консультантом при обследовании всевозможных знахарей, шаманов, медиумов и гипнотизёров. Для проверки этих „аномалов" служба Бокия оборудовала у себя специальную „чёрную комнату"» [303].
Как уже говорилось, парапсихологические работы довоенного периода развивались в рамках нескольких узких программ, курируемых государством. Отдельные же исследователи, даже если и получали интересные результаты в этой области, всячески преследовались. Можно назвать имя А.Л. Чижевского. Несмотря на то, что он сотрудничал с лабораторией Дурова и знал лично Бехтерева и Кажинского [275], судьба его работ оказалась другой. Чижевский в 1930-1936 годах обосновал интересную теорию о Z-лучах, которые обладают «высокопроникающей» природой и взаимодействуют с биологическими организмами [358]. Стандартный тест на оседание эритроцитов под воздействием «высокопроникающего» излучения был также разработан Чижевским [358], [359]. «Люстра Чижевского» 30-х годов, помимо своего аэроионизирующего эффекта, является также и генератором «высокопроникающего» излучения [360], конструкция которого сходна с другим генератором так называемым «хрональным генератором Вейника» 90-х годов (см. рис. 53).


Рис. 53. Эффект стекания зарядов с острых предметов, использующийся в люстре Чижевского (а) и «хрональном электростатическом генераторе Вейника» (б)

В 1936 году Чижевский был снят с работы. Z-лучи Чижевского перекликаются с работами Н.П. Мышкина, который ввёл «пондеромоторные силы светового поля», также обладающие «высокопроникающим» характером [361]. В связи с Чижевским нужно упомянуть имя К.Э. Циолковского, также сторонника космизма, философские и этические работы которого были долгое время засекречены [362].
К сожалению, множество источников указывает на то, что в 1937 году все эти работы были частично или полностью свёрнуты, а некоторые исследователи и их семьи репрессированы. Репрессии подверглись практически все парапсихологические программы; Барченко, Бокий, а также некоторые члены Центрально-Азиатской экспедиции Рериха [333] были расстреляны [303], Чижевский в 1942 году был арестован за «контрреволюционную деятельность» и сослан. Все результаты исследований и рукописи были закрыты, и только СЯ. Турлыгину удаётся опубликовать сокращённые результаты своих исследований в области микроволнового излучения человека в начале 40-х годов [207].
Нужно сказать, что закрытие программ почти на 20 лет охарактеризовало наступление следующего цикла в развитии парапсихологии в СССР. Из-за ужесточения тоталитарного режима, войны и идеологических разногласий были в некоторой степени пропущены работы в области радионики, вихревых явлений и приборной парапсихологии, которые достигли пика развития как раз в 50-е годы. Эти работы также занимались вопросами «высокопроникающего» излучения, однако с совершенно других точек зрения. Идея «тонкополевых резонансов», которая характерна для радионики, так и не нашла свой путь в СССР, по крайне мере в 60-х и 70-х годах. Это также касается и «странного небиологического излучения», обнаруженного Чижевским и Мышкиным, которое было также найдено и на Западе (см., например, работы Томаса Иеронимуса (в том числе и от излучения небесных тел) [155; 220] и Виктора Шаубергера [162]). Работы в конце 50-х и начале 60-х годов начинают своё движение с повторения экспериментальных результатов, сделанных до 1937 года.
Многие источники указывают, что послевоенный период советских работ в области параномальных феноменов начинается с исследования вывезенных немецких архивов Аненербе из замка Альтан [282]. Мы не можем сказать, насколько это соответствует действительности. В этих же источниках указывается, что эти архивы не были особенно проработаны даже в 60-х годах. Даже в настоящее время архивы Аненербе находятся в необработанном состоянии, в особенности части, посвящённые немецким операторным сессиям. Как указывалось в предыдущей главе, известны работы в 50-е годы в Агудзере, Синопе и Подмосковье, посвящённые гипнозу, слабым биологическим излучениям и высокочастотной технике, которые были инспирированы немецкими работами. Также известно участие немецких специалистов времён национал-социализма и в американских психотронных программах 50-х годов, таких как «MKULTRA» [306]. Поэтому можно с достаточной уверенностью утверждать, что имеется связь между ранней психотроникой в ЧССР, США и СССР и немецкими работами. Происходила ассимиляция немецких исследований и совмещение с собственными разработками, как это видно на примере «MKULTRA». Однако в публикациях того периода мы не можем найти указаний на существенный прорыв в паранормальных исследованиях. Уже в 1961 году на уровне президента АН СССР возникает вопрос о продолжении парапсихологических исследований, который был решён положительно [3]. Можно предположить, что немецкие и американские работы всё же были знакомы руководящей верхушке, и это в какой-то мере стимулировало широкий фронт исследований в 60-х и 70-х годах.
С самого начала нужно сказать, что исследования в этом периоде разбились на несколько областей. В первую очередь, это были продолжения классических парапсихологических опытов с различными феноменами, демонстрируемыми экстрасенсами. Во-вторых, была продолжена программа влияния ЭМ-излучения на биологические объекты. Это самая большая программа, которая получила большое количество ответвлений, финансирования и в конце концов привела к появлению высокочастотного «психотронного оружия», которое активно обсуждается в средствах массовой информации. Как первая, так и вторая области имели открытые и закрытые части. И, в-третьих, было основано новое направление исследование «высокопроникающего излучения небиологической природы». В этой главе мы уделяем большее внимание именно последнему направлению.
Вернёмся ещё раз к работам С.Я.Турлыгина, описанным в [143; 206] и отчасти в [207]. Турлыгин был специалистом в области высокочастотной техники, известны его работы в этой области [363], поэтому его опыты отличались высокой степенью понимания предмета. Структура одной из опытных установок Турлыгина показана на рис. 54. Приведём цитату [206]:
«Среди применяемых сменных устройств, которыми снабжался патрубок, был свинцовый экран, предположительно должный задерживать излучение. Последнее также могло падать на эбонитовое или медное „зеркало", предназначенное для отражения потока излучения, или проходить через дифракционную решётку, должную продемонстрировать картину дифракции максимумы и минимумы плотности энергии. В ряде случаев поток предполагаемого излучения мог проходить между пластинами конденсатора. Пройдя через то или иное сменное устройство и преобразовавшись в нём, излучение достигало испытуемого. Таким образом, исследованию подлежала чисто физическая картина явления, при этом испытуемый выступал в роли биоиндикатора, гипнотизёр биогенератора излучения. Анализ и обобщение полученных результатов дали Турлыгину весомое основание прийти к выводу, что свинцовый экран задерживает излучение; это проявляется в увеличении отрезка времени до начала падения испытуемого в сравнении с тем, что наблюдается в экспериментах, когда экрана не было. Опыты с зеркалами подтвердили наличие излучения и „оптический" закон его отражения. Эксперименты с использованием дифракционной решётки позволили определить длину волны излучения она оказалась в диапазоне 1,8-2,1 миллиметра. Однако электрическое поле конденсатора, как ни странно, излучение не отклоняло.
Интересны некоторые заключительные замечания Турлыгина. Он пишет: „С точки зрения физики самым существенным является тот факт, что поведение объекта (испытуемого) продолжительность экспозиции даёт чёткую оптическую картину, которую можно объяснить только наличием лучистой энергии луча". Сергей Яковлевич продолжает: „Указанные опыты не оставляют у нас сомнения в наличии излучения, исходящего от организма человека"... По его словам, Сергей Яковлевич пришёл к выводу, что по некоторым свойствам и параметрам зарегистрированное им излучение отличалось от электромагнитного, например, оно не отклонялось в электрическом поле конденсатора» [206, стр. 72].


Рис. 54. Структура экспериментальной установки С.Я.Турлыгина.

Эти работы чрезвычайно важны, поскольку они устанавливают возможность физической манипуляции с «биологическим» излучением. Таким образом, работы Турлыгина 30-х годов очень тесно перекликаются с работами Иеронимуса, тоже 30-х годов. Иеронимус также установил, что «особое радионическое» излучение имеет некоторые свойства электрического и оптического излучения. Однако, как мы уже сказали в предыдущем разделе, ни Иеронимус, ни Турлыгин не знали друг о друге. В послевоенное время, в 1952 году, Турлыгин проводит совместно с Д.Г. Мирзой серию телепатических экспериментов и в 1955 году открывает лабораторию по исследованию парапсихологии. После смерти Турлыгина, в 1958 году, Д.Г. Мирза становится руководителем этой лаборатории. Интересно, что вопрос о продолжении парапсихологических исследований решался не только на уровне института биофизики, но, скорее всего, выносился в АН СССР. Однако в 1958 году каких-либо конкретных мероприятий не последовало.
Следующий этап исследований начинается в 60-х годах. В 1961 году «на специальном совещании у Президента АН СССР академика М.В. Келдыша рассматривается вопрос о продолжении работ лаборатории парапсихологии, руководимой Д.Г. Мирза. В обсуждении приняли участие академики Э.Л. Асратян, А.И. Берг, Ю.Б. Кобзарев, А.Д. Минц, И.Е. Тамм, А.А. Харкевич. Вопрос о продолжении работ был решён положительно» [3]. По всей видимости, 1961 год можно считать началом новой программы, поскольку именно после 1961 года выходят книги Кажинского [143] (1963) и Васильева [364; 365] (1962, 1963) с результатами работ 30-х годов. Поскольку в СССР вся парапсихология относилась к разряду «буржуазной мистики», публикация этих работ означала, что государство дало «добро» на начало работ в этом направлении.
Другая гипотеза о 1960 годе как о начале новой программы была высказана в книге «Психотронная война» [275]. Министр обороны Р.Я. Малиновский получил в 1960-м документы о попытках США использовать телепатию в военных целях (история о подводной лодке «Наутилус», с которой устанавливался контакт посредством телепатии). Хотя позже выяснилась несерьёзность этих публикаций, они подтолкнули СССР и затем США к новым военным программам. Дальнейшие развитие советской программы, в частности в ВМФ, связано со многими именами, например с именем Г.А. Сергеева [366]. Он работал в то время в военно-морском институте радиоэлектроники им. Попова на кафедре гидроакустики. Мы нашли патенты [367] 1964 года, которые посвящены измерению биологических потенциалов, в частности ЭЭГ. Это в какой-то мере подтверждает гипотезу о начале военных программ после 1961 года (ЭЭГ также использовались при измерении активности мозга в экспериментах Перова с кроликами).
Таким образом, в 1961 году советская программа нетрадиционных исследований получила новые импульсы. Были начаты независимые открытые и закрытые работы, проводимые иногда одними и теми же исследователями.
1. Парапсихологические работы. По публикациям Л.Л. Васильева [364; 365] и Г.Ф. Плеханова [354] можно утверждать, что направление исследований по излучению биофизических полей и передаче информации остаётся прежним. Можно привести некоторые примеры исследований 60-х годов. В 1963 году Васильев, совместно с институтом мозга Бехтерева проводит успешные сеансы телепатической связи между Ленинградом и Севастополем. Они повторили результаты экспериментов 30-х это была одна из первых попыток репликации экспериментальных данных. В 1965-1967 годах группа под руководством В.П. Перова провела телепатические эксперименты на кроликах, которым были вживлены электроды в латеральные ядра переднего гипоталамуса. Кролики-индукторы и кролики-перципиенты были удалены на расстояние до 7 км. Исследовались поведенческие реакции кроликов-перципиентов при стимулировании кроликов-индукторов слабым (1,5-2,5 вольт) сигналом. Были проведены серии из 36 опытов, включавшие 535 циклов. Как указывает В.П. Перов: «...число совпадений исходов классификаций с программой значительно больше половины общего числа классифицированных циклов. Вероятность случайного полученного превышения, определяемая уровнем значимости, очень мала, что даёт основание принять гипотезу о наличии связи между кроликами, удаленными друг от друга на расстояние 7 км» [368].
С 60-х годов начинается исследование феноменов экстрасенсов, таких как «кожное зрение» Розы Кулешовой и позднее, в 70-х, телекинез Нинель Кулагиной. В 1969 году киностудией научно-документальных фильмов был снят первый фильм о Нинель Кулагиной и её способностях. Этот фильм положил начало созданию фильмов по парапсихологии. В американском отчёте «Defense Intelligence Agency document: Controlled Offensive Behaviour USSR, July 1972» указывается, что в 1967 году в СССР было уже более 20 центров изучения паранормальных феноменов с бюджетом в 21 миллион долларов.
В начале 70-х годов нужно отметить работу специальной комиссии по расследованию парапсихологических явлений, учреждённой распоряжением секретаря ЦК КПСС П.Н.Демичева. Между совещанием в АН СССР и началом работы комиссии ЦК КПСС прошло порядка 10 лет, во время которых был накоплен достаточный потенциал для оценки комиссии. Это ещё раз говорит об интенсивности работ в 60-е годы. Комиссия признала реальность парапсихологических феноменов. Опубликованный в 1973 году отчёт [369] уже через год был переведён на несколько языков, включая английский, немецкий, французский и итальянский. В.П. Зинченко, один из членов этой комиссии, так отозвался об этом отчёте:
«Главное: тогда нам удалось сформулировать и отстоять принципиальную позицию. Феномен есть. Канал связи неизвестен. Канал воздействия неизвестен. Любители могут искать!» [370]
Работа комиссии служит основанием для предположения, что интерес ЦК КПСС к тематике биологического излучения и паранормальных способностей человека (именно это было в фокусе работы комиссии) возник только в первой половине 70-х годов. Это совпадает с попаданием в прессу данных о секретных американских программах 70-х годов и с проведением первых симпозиумов по психотронике (в 1970 и 1973 годах). Вероятно, что обе страны использовали друг друга в аргументации выбора исследований и борьбе за финансовые средства. Интересно, что советским представителем в международной ассоциации по исследованию психотроники был представитель МВД СССР проф. Г.А. Самойлов [275], а в советскую делегацию на симпозиумы по психотронике были включены известные экстрасенсы и представители КГБ [30].
2. Работы в области воздействия ЭМ-полей на биологические объекты. Ещё в процессе исследований 30-х годов отпала идея электромагнитного характера биологического излучения. Однако работы по воздействию ЭМ-полей на биологические объекты набирали ход. После работ Михайловского и других авторов 30-х годов было установлено, что ЭМ-поля при определённых параметрах могут вызывать различные биофизические и психические эффекты. Как говорилось в предыдущих главах, предполагается, что психофизические эффекты СВЧ активно исследовались при режиме национал-социалистов в Германии [335], и после 1945 года эта технология была адаптирована странами-победителями. По другой версии, «первое сообщение о том, что импульсно-модулированное электромагнитное излучение может вызывать у человека слуховые ощущения, относится к 1956 году» [230]. Так или иначе, уже в 50-х годах в СССР и США появились собственные программы по изучению влияния ЭМ-полей на биологические объекты.
В США с 1953 года такой программой была «MKULTRA». Как указывалось в открытых документах ЦРУ, эта программа мотивировалась и была сходной с соответствующей программой ОГПУ-НКВД. Часть программы «MKULTRA» была посвящена также влиянию ЭМ-полей на психобиофизическое состояние человека [318]. В СССР уже в 1965 году был установлен резонансный отклик живых биологических объектов при воздействии на них дискретными волнами миллиметрового диапазона [305]. В 60-70-х годах в СССР возникает большое количество исследований и исследователей по этой теме. Ю.А. Холодов в 1982 году так описывает эту ситуацию:
«Труды перечисленных симпозиумов и конференций [более 20 за 70-е годы] составляют только малую часть литературы, которая разбросана по различным журналам и изданиям. После выхода в свет сборника работ по [теме] „Влияние магнитных полей [МП] на биологические объекты" [1971], изданного Научным советом по комплексной проблеме „Кибернетика" АН СССР, было издано несколько монографий и написаны обзорные статьи. Защищены десятки диссертаций по отдельным проблемам биологического действия МП. Появились библиографические указатели. В 1978 году вышел из печати второй сборник Научного совета по комплексной проблеме „Кибернетика" под названием „Реакции биологических систем на магнитные поля". На сегодняшний день существует не менее четырёх тысяч литературных источников по биологическому действию МП, большинство из которых появилось в последнее десятилетие. Примерно половина публикаций посвящена реакциям нервной системы на МП» [260].
В области воздействия ЭМ-полей на биологические объекты следует отметить версию о применении ЭМ-излучения в виде нового вида оружия (в США и СССР) [371]:
«За последние годы американские исследователи подтвердили саму возможность влияния слабых ЭМП [электромагнитных полей] на функции НС [нервной системы], о чём раньше говорили только советские исследователи. ЭМП могут сами вызывать ощущения („радиозвук") и снижать чувствительность человека и животных к другим раздражителям, изменять активность мозга (особенно гипоталамуса и коры), нарушать процессы формирования навыков, процессы хранения информации в мозгу и её воспроизведения. Эти неспецифические изменения в ЦНС [центральной нервной системе] могут служить основой для изучения возможности направленного влияния ЭМП разных параметров на отдельные специфические функции ЦНС» [260].
Более того, по свидетельству различных авторов [318; 335], существуют документы, которые подтверждают разработку соответствующих аппаратных средств:
«Курировал сверхсекретные работы дважды Герой Советского Союза маршал авиации Е.Я. Савицкий. В одной из справок, относящихся к этому изобретению и заверенной печатью Института радиоэлектроники АН СССР, говорится: „В 1973 году в войсковой части 71592 города Новосибирска была создана первая установка «Радиосон» и проведена предварительная апробация. Положительные результаты отражены в акте испытаний войсковой части..." По расчётам, сделанным в 1974- м, генератором „Радиосон" можно было эффективно „обработать" город площадью около ста квадратных километров, погрузив его жителей в глубокий сон, причём находящихся на расстоянии до 55 километров от передатчика» [335].
Другая работа [318] утверждает, что на акте испытаний, помимо печати войсковой части и академического института, стояли подписи акад. Ю.Кобзарева и д.ф.-м.н. Э.Годика.
Применение СВЧ- и КВЧ-излучения (крайне высокочастотное излучение, 30-300 ГГц) для воздействия на психику множество раз освещается в прессе. Наиболее известный факт это обнаружение «странной антенны» в рабочем кабинете президента РФ Б.Н.Ельцина:
«В начале 90-х об этой сенсационной находке писали все газеты. В СМИ Юрий Малин подтвердил: „Специалисты пришли к выводу, что эта антенна была установлена для оказания психологического воздействия на президента"» [335].
В целом психотронная тематика СВЧ и КВЧ это тема отдельного повествования. На основании этих работ позднее, Уже в 90-х годах, выкристаллизовались некоторые разработки так называемого non-lethal weapons несмертельного оружия [372]. Хотя многие генераторы «высокопроникающего» излучения используют излучение КВЧ-диапазона [26; 174], было показано, что «высокопроникающее» излучение обладает некоторыми не характерными для ЭМ-излучения свойствами, см. обзор в [123]. Поэтому мы в дальнейшем не рассматриваем это направление. Для тех, кто заинтересован в более детальном рассмотрении, неплохой обзор исследований 70-х и 80-х годов в области биологического излучения можно найти в монографии П.Кнеппо и Л.И. Титомира [261]. Нужно также отметить, что тематика воздействия ЭМ- и других неионизирующих излучений на биологические объекты является вполне «научной темой», которую на настоящий момент уже не относят ни к парапсихологии, ни к нетрадиционным исследованиям. Наоборот, эта тема приобретает всё большую популярность в современном научном ландшафте [170; 171; 232; 262].
3. Приборная психотроника. Как представляется, поворотным пунктом в истории нетрадиционных исследований являются работы, связанные с «высокопроникающим» излучением небиологического характера. В США этой темой занималась радионика, но поскольку её не принимали всерьёз, то и вся тема не получила там развития. Однако в СССР работы Турлыгина были замечены. Ещё в 30-х годах он установил то, что с «высокопроникающим» излучением можно оперировать как со светом с помощью призм и дифракционных решёток, так же как с ЭМ-излучением с помощью различных экранов и зеркал. В тот момент ещё отсутствовали независимые от человека способы генерации и детекции этого «высокопроникающего» излучения, поэтому эти работы не получили развития.


Рис. 55. (а) Супруги Кирлиан (фотография с сайта log-in.ru/ articles/effekt-kirliana); (б) фотографии листа дерева с отрезанной частью; виден фантомный эффект (lebendige-ethik. net/4-kirlian-pribor.html).

Первая «нетрадиционная» работа Козырева была опубликована ещё в 1958 году [373], однако поскольку Козырев не находился в рамках государственной программы исследований [374], его работы получили известность только после смерти учёного в 1983 году. Ранние работы Чижевского о регистрации Z-лучей микроорганизмами в начале 60-х годов никто не связывал с «высокопроникающим» излучением от биологических организмов. В 1964 году появилась книга (патент они получили ещё в 1949 году) супругов Кирлиан [375] об обнаруженном ими эффекте свечения объектов в высокочастотном ЭМ-поле (см. рис. 55). Интерес к Кирлиан-эффекту в контексте парапсихологии возник позднее, уже в 70-х, в связи с развитием психотроники, в частности с первой конференцией по психотронике [376].
Парапсихология начала 60-х годов относится в первую очередь к области психологии: например, членами комиссии Демичева являлись известные психологи. Тем не менее технические аспекты биологического излучения в русле экспериментов Турлыгина и из книг Кажинского и Васильева заинтересовали технически ориентированную научную общественность. В 1965 году организуется секция биоинформации при Московском правлении научно-технического общества радиотехники, электроники и связи им. А.С. Попова под председательством И.М. Когана. В 1968 году была организована секция технической парапсихологии и биоинтроскопии при Центральном правлении научно-технического общества приборостроительной промышленности под руководством Г.А.Сергеева.
Прорыв в этом направлении был связан с появлением приборных генераторов «высокопроникающего» излучения. Первые генераторы были созданы в 60-х годах Робертом Павлитой в Чехословакии. Выступление Павлиты на первой международной конференции по психотронике вызвало настоящий фурор, сама конференция была подробно освещена в центральной научной прессе того периода, например в журнале «Техника и Наука» за 1974 год [9]. Вот что пишет журнал:
«Опыты чехословацких исследователей Р.Павлиты и Д.Крмесски доказывают возможность дистанционного воздействия на лёгкие подвижные объекты. Для усиления воздействия Р.Павлита предложил особый прибор „аккумулятор" энергии. Эти „аккумуляторы" сделаны из различных материалов и имеют разную форму... Р.Павлита обнаружил ряд других интересных свойств исследуемой энергии. Опытным путём он установил, что зёрна фасоли, облучённые такого рода энергией, прорастали раньше, чем обычно, а само растение развивалось значительно быстрее, чем контрольные экземпляры... Р.Павлита в своих опытах обнаружил также ускорение осаждения водных суспензий под влиянием биоэнергетического воздействия. Например, если воду, загрязнённую промышленными отходами, налить в сосуд, на дне которого находятся металлические стружки, облучённые такой энергией, то спустя 12 часов она становится совершенно прозрачной. Более того, химический анализ показывает, что при этом достигается весьма высокая степень очистки воды. Если такая же вода „контактирует" с необлучёнными металлическими стружками, то указанный эффект не наблюдается... Здесь необходимо также указать на результаты исследований эстонского физика Т.Неэме. Он экспериментально подтвердил ускорение осаждения коллоидных растворов при биоэнергетическом воздействии человека».
Поскольку термин «парапсихология» «смущал» советских исследователей из-за связи с «необъяснимыми и мистическими явлениями» что противоречило самому духу материалистической науки в СССР, термин «психотроника» хорошо вписался в научную картину того времени и остался в обиходе. Наоборот, в западном сообществе слово «психотроника» не прижилось, здесь остался термин «парапсихология».
Работами Павлиты заинтересовались, помимо всего прочего, и спецслужбы советский КГБ и американское DIA (U.S. Defence Intelligence Agency). Как опубликовано в [377] и перепечатано в [378], в 1972 году чешское министерство внутренних дел обратилось к СССР с просьбой помочь в исследовании устройств Павлиты. В Чехословакию были откомандированы два представителя: от академии наук А.Китайгородский и от КГБ Ю.Азаров. Китайгородский был широко известным оппонентом подобных явлений [327]. Как кажется, его выбор был обусловлен двоякой стратегией СССР в этой области. Позже он написал скептические отчёты. Однако КГБ заинтересовался этими устройствами. Вот отрывок из книги Дэвида Саттера «Век безумия. Распад и падение Советского Союза»:
«Они заговорили о парапсихологии и проблемах передачи информации. В итоге тот, что был пониже ростом и активнее, сказал, что они интересуются опытами с тарелкой, потому как хотят получить ответ на очень важный вопрос. Они заявили, что обладают сведениями о том, что чешский парапсихолог по имени Павлита разработал аппарат по созданию биологического поля без присутствия человека, и добавили, что это открытие представляет большой интерес и что им нужно найти Павлиту; к сожалению, два года назад он исчез, и больше о нём ничего не слышали. „Если он умер, сказал тот, что болтливее, его похоронили не на кладбище. Мы проверили все кладбища в Чехословакии". Блок и Хронопуло вдруг потеряли всякое желание участвовать в эксперименте, ведь была только одна организация, способная проверить все кладбища в Чехословакии» [379].
DIA также проявлял интерес к работе Павлиты [380]. Чешский исследователь зарегистрировал множество патентов, секрет некоторых из своих устройств он так и не открыл даже к концу своей жизни (умер в 1991 году) поэтому можно только предполагать устройство его генераторов. Однако на основании некоторых интервью, можно предполагать, что его генераторы были пассивными устройствами, использующими эффект форм:



Рис. 56. Различные версии генератора «Церпан» (фотографии публикуются с разрешения kabkopLIV): (а) генераторы А.А.Беридзе-Стаховского из фильма «Ламбада для Хиллеров»; (б, в) генераторы «Церпан», комментарий от современного производителя (www.liveinternet.ru/users/kabkopliv/postl45559206): «Первые три „родные" образцы, сделанные ещё для Беридзе-Стаховского. Четвёртый один из „продвинутых" образцов, созданных нами. Дополнительно в ответ на вопрос сообщаем, что первые два образца изготавливались из пищевой нержавейки, третий из титана, четвёртый сталь. Главное отличие четвёртого образца достаточно сложная внутренняя структура, связанная с нашими представлениями о геометрии пространства и его энергетических свойствах».

«Мы видели перед собой целую галерею предметов матовых и блестящих, шершавых и гладких, из стали, бронзы, меди, железа и золота, которые были представлены нам как „психотронные генераторы"... Тайна генераторов, утверждал Павлита, заключена в их форме. Имеет значение и материал, из которого они изготовлены. Определённое взаимное расположение материалов и форма, которая им придана, способны вызвать нужный эффект. Если генератор сконструирован правильно, то, как утверждал Павлита, он способен накапливать биоэнергию от всего живого животных, растений, человека и затем отдавать её вовне» [275].
В СССР первые работы того времени с приборными генераторами проводились А.А. Беридзе-Стаховским. Его генератор «Церпан» (см. рис. 56), является пассивным устройством. Точная конструкция неизвестна: А.А. Беридзе-Стаховский, как и Р.Павлита, опасался неэтического использования своего прибора. Как указывают некоторые исследователи [381], проверка работ этих генераторов контролировалась на уровне ЦК партии.

Период с 1980 по 2003 год

Работы периода 80-х и начала 90-х годов характеризуются, во-первых, возникновением централизованной стратегической программы на уровне Государственного комитета Совета министров СССР по науке и технике (ГКНТ СССР). Для понимания ситуации нужно сказать, что роль ГКНТ СССР заключалась в определении основных направлений развития науки и техники, планировании и организации разработок важнейших, имеющих общегосударственное значение научно-технических проблем, организации внедрения в производство открытий, изобретений и результатов поисковых исследований (таких как, например, работы по ядерной энергетике). Таким образом, признавалась стратегическая роль некоторых парапсихологических направлений, в том числе и приборной психотроники. Во-вторых, эти работы получают значительный объём финансирования. Выбор 1980 года (начала 80-х) в качестве последнего периода в развитии нетрадиционных исследований обусловлен следующими соображениями.
Во-первых, приборные генераторы середины 70-х были усовершенствованы, и в начале 80-х были получены первые экспериментальные результаты их работы, см. таблицу 4 относительно генераторов А.А. Беридзе-Стаховского. Большинство работ с этим генератором было выполнено в Киеве. В целом, Киев в тот период был одним из центров приборной психотроники. На сайте разработчиков «Церпана» приводится интересный договор от 14 декабря 1990 с войсковой частью 64688. Задача экспериментов этого договора заключается в определении влияния «Церпана» на устойчивость животных к ионизирующему излучению.

Таблица 4. Обзор экспериментов, проведённых с генератором «Церпан» с 1981 по 1990 г.
(из: www.liveinternet.ru/users/kabkoplivENG/, публикуется с разрешения kabkopLIV).

Дата
Краткое содержание эксперимента
Место проведения
Результаты эксперимента

1
1981
Воздействие на кровь человека in-vitro
Киевский НИИ гематологии
К.м.н. Яновская А.С. зафиксировала значительное изменение ферментов крови in-vitro

2
1980-1981
Воздействие на защитные свойства растений. Расширение диапазона приспосабливаемости растений (засухоустойчив. и морозостойкость)
Киевский НИИ гематологии
К.б.н. Решетникова Т.Б. отметила уникальные защитные свойства виноградной лозы и пшеницы, прошедших обработку «Церпаном»

3
1981
Воздействие на ядерном уровне
Киевский НИИ общей и неорганической химии
К.б.н. Терновая В.Н. и к.б.н. Решетникова Т.Б зафиксировали воздействие на намагниченность ядер водорода в семенах пшеницы.

4
1981-1982
Исследование всхожести растений
Харьковский институт овощевод, и бахчевод.
К.б.н. Бондаренко С.А. зафиксировала увеличение всхожести в 2-2,5 раза

5
1983
Воздействие на питьевую воду
УКРГИПРОВОДХОЗ (институт водного хозяйства)
К.т. н. Смирнов О.П. зафиксировал эффекты изменения проводимости и водородного показателя. Содержание кишечных палочек в 1 мл воды снижалось от 111 в контроле до 4 после воздействия

6
1985
Воздействие на фотосинтез растений
Киевский НИИ гидробиологии
К.б.н. Ярославский В.М. зафиксировал воздействие на мембранный потенциал клеток, изменение световых и теневых реакций растений.

7
1986-1989
Воздействие на паспортные параметры растений. Изучение физики процесса воздействия. Сравнительный анализ воздействия прибора и человека.
Кишинёвск. НИИ экологогич. генетики. Научно- иссл. центр «Биотрон»
К.ф.-м.н. Маслоброд зафиксировал изменение всех параметров паспортизации. Отмечалось наибольшее воздействие на клеточный мембранный потенциал. Обнаружена чрезвычайно высокая проникающая способность излучения, слабо реагирующая на известные в физике экраны. Обнаружены волновые свойства излучения. Характер воздействия прибора аналогичен воздействию человека.

8
1989-1990
Воздействие на длинные нейроны виноградной улитки.
Московский НИИ физико-технических проблем.
К.т.н. Логунов Д.Б. и к.т.н. Коннов М.И. зафиксировали эффект воздействия, интерпретировать который не смогли.

9
1990
Воздействие на процесс биоинформационного таксиса.
Киевский НИИ биохимии
Д.ф.-м.н. Левчук Ю.Н. фиксирует на установкедпя диагностики методом лазерной корреляционной спектроскопии эффект воздействия «Церпана».

10
1990
Воздействие на устойчивость животных к ионизирующему воздействию при облучении «Церпаном»
Московский НИИ авиационной и космичес. медицины
К.м.н. Некрасов В.И. и к.м.н. Стрельченко А.Б. зафиксировали существенные отличия винтегральных радиобиологических показателях Подопытных животных после воздействия «Церпана» от показателей контрольной группы.

11
1990
Воздействие на кровь человека in-vitro
Украинский республик. центр клинической иммунологии
Проф., д.м.н. Драник Г.И. зафиксировал повышение иммунных возможностей человека под влиянием «Церпана»


«Полученные результаты.
Из всех выбранных критериальных оценок наиболее информативным показателем в данном эксперименте оказалась гибель животных после облучения в течение 30 суток. Показано, что после воздействия ДЗУ [Церпан] № 33 (группа 4) гибель животных после воздействия ионизирующей радиации наступила на 14-е сутки (в контрольной группе на 10-е сутки) и в конечном итоге составила 30% (в контрольной группе 40%). Вывод: в группе животных, подвергшихся воздействию ДЗУ № 33 (группа 4), после воздействия ионизирующего излучения отмечено запаздывание гибели животных по сравнению с контрольной группой. Общий вывод: экспериментальные исследования показали, что после предварительного воздействия ДЗУ (методика представлена Колесником Г.Ф.) на животных (белые беспородные крысы) интегральные радиобиологические показатели отличались от аналогичных показателей контрольной группы».
В.А.Соколова описывает эксперименты с генераторами А.Деева, которые проводились в 1984-1987 годах, курировались Минздравом СССР и Министерством сельского хозяйства, и к которым проявляло интерес Министерство обороны.
«Работа с торсионными генераторами в основном развернулась на базе биофизической лаборатории Университета Дружбы народов им. Патриса Лумумбы, в период с 1984 по 1987 год. Кроме того, наши торсионные генераторы, с которыми мы работали, испытывались в ведущих московских институтах, а именно в Институте вирусологии АМН СССР, ВНИИ биотехники, в институте им. Гамалеи, Фармакологическом институте, НПО „Волна", НПО машиностроения, в Институте кристаллографии и др. Кроме того, мы со своими генераторами с целью их испытания выезжали и работали в производственных условиях в некоторых хозяйствах Московской области: животноводческой ферме „Каменка" Подольского района, в совхозах растениеводческого направления, и в совхозе „Тарасовская" Пушкинского района. Одновременно с нами в совхозе „Истра" работал...» [10]
В рамках этих экспериментов проводились различные вирусологические, биологические, медицинские, сельскохозяйственные работы. Объектами экспериментов были микроорганизмы, мыши, растения, проводились даже медицинские работы с пациентами. По мнению Соколовой, «уже в 1986 году было изготовлено более 30 генераторов торсионного поля» [10].
Во-вторых, благодаря контактам экстрасенсов с властью (предполагается, что это были контакты между Джуной и Брежневым [345]), различные НИИ получают указание сверху исследовать эти феномены. В 1980 году ГКНТ и президиум АН СССР поручили Институту радиотехники и электроники АН СССР (головное учреждение Академии наук по исследованию слабых сигналов) выполнение программы работ по исследованию физических полей биологических объектов с целью создания принципиально новых методов медицинской диагностики. В частности, провести исследование возможных особенностей физических полей Е.Ю. Давиташвили (Джуны) [382]. Эти работы были выполнены под руководством Ю.В. Гуляева и Э.Э. Годика [383]. Имя Ю.В. Гуляева тесно связано с двумя другими именами Д.Б. Кобзаревым и Н.С. Кулагиной. Группа академиков Гуляева и Кобзарева занималась феноменом Кулагиной [28], который исследовался ещё начиная с 1977 года в Санкт-Петербургском институте точной механики и оптики, где мы встречаемся с фамилией Г.Н. Дульнева [384]. Эти работы стимулировали дальнейшее развитие «экстрасенсорной линии» парапсихологических работ.
Нужно сказать, что контакты силовых структур СССР и экстрасенсов имели место ещё с 70-х годов и достигли своего максимума в 90-х годах. В каждом из силовых министерств имелись соответствующие подразделения. Виктор Рубель приводит многочисленные примеры сотрудничества КГБ и МВД с Сергеем Вронским, Владимиром Сафоновым, Тофиком Дадашевым (например, он предотвратил угон самолёта в 1989 году) и другими [30]. Военные экстрасенсы активно участвовали в выяснении конструкции американских спутников, в контрразведывательных и антикриминальных операциях, работали во время конфликтов, например в Чечне. Также упоминается, что КГБ держал под пристальным взглядом всех более или менее известных экстрасенсов, а МВД занималось массовым тестированием населения на предмет экстрасенсорных способностей.
В-третьих, в 70-х и 80-х годах в США также получили широкое развитие работы в области военной парапсихологии. Очевидно, что США и СССР «конкурировали» в этой области исследования одной стороны стимулировали эквивалентные исследования другой стороны. Некоторые представители силовых структур СССР так характеризуют 80-е годы:
«В целом у нас в стране в 1980-х годах была создана система хорошо организованных и законспирированных работ по созданию новых методов и средств решения межгосударственных и внутренних политических проблем без привлечения сил силового устрашения и разрушающего воздействия. В том числе и методы получения оперативной информации, отличные от традиционно известных».
С середины 80-х годов роль центрального координатора этих приборных исследований перенимает на себя Государственный комитет Совета министров СССР по науке и технике (ГКНТ СССР) с непосредственным участием Министерства обороны и КГБ. «В середине 1986 года Николай Иванович Рыжков (последний председатель совета министров СССР глава правительства СССР) на докладной записке о перспективах развития торсионных технологий написал резолюцию: „Принять меры к организации работ"» [385]. Считается, что существует закрытое постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР № 137-47 от 27 января 1986 года о разработке программы «Управление живыми объектами, в том числе и человеком». По понятным причинам текст этого постановления отсутствует в открытом доступе, однако этому постановлению есть косвенные подтверждения. В мае 1991 года в Комитет по науке и технике при Верховном совете СССР поступает справка члена-корреспондента академии наук СССР Е.Б. Александрова, в которой говорится:
«С середины 80-х годов оборонные ведомства и КГБ финансировали разрозненные псевдонаучные закрытые разработки, крутившиеся вокруг проблем связи, оружия, и немедикаментозного воздействия на людей. В 1986 году произошло объединение различных групп: их вписали в постановление СМ» [328].
Очевидно, что Александров имеет в виду указанное выше постановление Совета Министров СССР 1986 года. Интересно, что приборная психотроника выходит из общего русла закрытых работ 22 декабря 1989 года постановлением №724 образован центр нетрадиционных технологий, который занимается исключительно приборным направлением (см. рис. 57). Руководитель центра А.Е. Акимов. С 1989 по 1991 год эти исследования были открытыми и координировались этим центром, работы периода конца 80-х 90-х годов связываются с работой именно этой организации. В 1991 возникает уже известный конфликт между центром и некоторыми представителями АН СССР [328]. Однако за месяц до известного постановления комитета по науке и технологиям Верховного Совета СССР от 4 июля 1991 года о «порочной практике финансирования...», 26 июня 1991 года, ГКНТ СССР создаёт МНТЦ «Вент», в ведение которого переданы функции центра (см. рис. 58). Весьма странно, что комитеты по науке и технике (технологиям) законодательной и исполнительной власти издают два диаметрально противоположных декрета, последствия которых имеют драматические последствия для всей страны.


Рис. 57. Приложение к постановлению ГКНТ СССР № 724 от 22.12.89 о создании Центра нетрадиционных технологий Государственного комитета СССР по науке и технике (из [328]).

Как уже не раз подчёркивалось, для российских паранормальных исследований характерна подобная полярность позиций, даже на одном и том же уровне государственных ведомств. Как указывал Акимов [328; 386], финансирование этой программы должно было быть на уровне 500 миллионов (доперестроечных) рублей. Похоже на то, что несколько организаций, включая Академию наук, которая традиционно курировала эти вопросы, боролись за роль координатора и, соответственно, за финансирование в конце 80-х годов.
Согласно заявлению А.В.Боброва [328], МНТЦ «Вент», в той или иной форме, существовал до 2005 года, причём финансирование и активные работы велись ещё до конца 90-х годов. Судя по публикациям, «работа центра продолжалась ещё как минимум до 1995 года, более поздние публикации относятся к Международному институту теоретической и прикладной физики (МИТПФ)» [328]. График публикаций в [328] (см. рис. 59) показывает, что исследовательская активность, связанная с приборной психотроникой, продолжалась до 2002-2003 годов.
Нужно отметить, что помимо работ, курируемых ГКНТ СССР, было несколько других течений, связанных с парапсихологией. Из них нужно указать на Всесоюзную ассоциацию прикладной эниологии, образованную в 1989 году Федерацией инженеров СССР, под руководством Ф.Р. Ханцеверова [387]. Ведётся тесное сотрудничество с международной академией энергоинформационных наук (МАЭН) [387]. В 1991 году был создан фонд парапсихологии им. Л.Л. Васильева. С 1991 по 2000 год этот фонд издавал журнал «Парапсихология и психофизика». После 1991 года возникло множество организаций, например научный комитет «Биоэнергоинформатика» во главе с академиком В.П. Казначеевым, Центр по психотронике и народному целительству во главе с Э.К. Наумовым, Международный общественно-научный комитет «Экология человека и энергоинформатика» во главе с профессором В.Н. Волченко.


Рис. 58. Постановление ГКНТ СССР СК 2-11-33 о создании МНТЦ «Вент» (из [328]).


Рис. 59. Рисунок из работы [328]: «Количество публикаций по спинторсионным взаимодействиям в библиографии ГПНТБ СО РАН»; с разрешения В.А.Жигалова.

В 1994 году в СПб ГИТМО (ТУ) был открыт Центр энергоинформационных технологий (ЦЭИТ) под руководством Г.Н.Дульнева.
К сожалению, информация о многих финансировавшихся государством несекретных исследованиях не опубликована. Работы, проведённые между 1989-м и 1995 годами в военно-воздушной академии им. Гагарина в Монино (через МГНИПП «Альтаир», см. рис. 60) и в государственной медицинской академии им. И.И. Мечникова в Санкт-Петербурге (согласно отчётом их участников), были очень разнообразными. Например, ведущие экстрасенсы и учёные, занимавшиеся этой тематикой, приглашались в Палангу (Литва) со всей России для проведения экспериментов под эгидой силовых структур. В Монино собирались самые разнообразные детекторы и генераторы излучения, также со всей России, и проводились их тесты, как по схеме «прибор прибор», так и «оператор прибор». Уровень проверок и состав приёмно-испытательных комиссий в 90-е годы был необычайно высок. Даже спустя 20 лет эти результаты во многих случаях остаются непревзойдёнными. Мы надеемся, что рано или поздно эти работы будут также опубликованы.


Рис. 60. (а) Титульная страница технического задания, подписанного МГНИПП «Альтаир» и (б) командировочное удостоверение в п. Монино ВВА (Военно-Воздушная Академия). Материалы без грифа секретности, фамилия исполнителя закрашена по этическим соображениям; опубликовано с разрешения исполнителя.

По многим источникам, 2003-2004 годы являлись завершением этого этапа после 2000 года распущена группа кремлёвских экстрасенсов [388], закрыт журнал «Парапсихология и психофизика», в 2004-м были закрыты многие лаборатории [26], в конце 2003 года была ликвидирована в/ч 10003, созданная в 1989 году для военного использования паранормальных явлений [389]. По поводу в/ч 10003, руководимой генерал-лейтенантом А.Ю. Савиным, нужно сказать отдельно. «Одним из основных направлений нашей военной программы была организация широкомасштабной подготовки военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов и контрразведки по разработанной нами методике раскрытия экстрасенсорных способностей» [30]. Экстрасенсы, подготовленные там, принимали участие в операциях КГБ/ФСБ, министерства обороны и МВД. Многие их них награждены правительственными наградами. Встреча с Эдвином Мэем и Ларисой Виленской представителями государственных нетрадиционных программ США также происходила под эгидой этой в/ч.
К сожалению, большинство организаций, возникших в начале 90-х годов, без должного финансирования, при идеологическом прессинге со стороны РАН, в условиях общего спада психотроники после подъёма 90-х годов перестали существовать к середине первого десятилетия XXI века.
Подытоживая раздел о государственной программе с 1980 по 2003 год, нужно отметить, что с распадом СССР в 1991 году программы были сокращены, а с 2002-2003 годов наблюдается почти полное сворачивание государственных программ. Из-за конфликта с академией наук который многие объясняют финансовом спором внутри ГКНТ между представителями АН СССР и МНТЦ «Вент», а отнюдь не научной полемикой, всё направление объявлено «лженаучным» со стороны АН. Многие учёные, опасаясь за свою репутацию и рабочее место в академических институтах, полностью прекратили публикацию даже уже полученных результатов. После 1991 года руководство некоторых институтов, несмотря на подписанные договора, стало отрицать сам факт участия в этих исследованиях [328]. Урон, нанесённый государству этим конфликтом, сложно оценить даже спустя 20 лет, но по первым оценкам извне он огромен. Как видим, здесь снова повторяется история циклического развития с перерывами в 1917, 1937 и 2003 годах. Силами академических и неакадемических исследователей-любителей приборное направление всё-таки продолжает развиваться, однако говорить об определённых государственных программах в России уже не приходится.

Приборы и исследования периода 1980-2003 годов

Как показано в предыдущем разделе, в начале 80-х годов появился критический потенциал исследований в области приборных генераторов. Если в 70-х годах имелись в основном пассивные генераторы А.А. Беридзе-Стаховского, уже в середине 80-х имелись как минимум два распространённых активных генератора: генераторы А.Ф. Охатрина [318] (по некоторым утверждениям, ЭМ-генератор Охатрина был получен ещё до 1982 года) и А.А. Деева [10; 390]. Здесь нужно остановиться более подробно на генераторе разработки Александра Деева.
«В то время Анатолий Евгеньевич [Акимов] находился под сильным впечатлением работ А.А. Деева, создавшего генератор, излучающий поля непонятной природы. Исследования, проведённые в Институте клинической и экспериментальной медицины СО АМН СССР (директор В.П. Казначеев) в 1981 году Деевым совместно с сотрудниками лаборатории Биофизики А.П. Михайловой и Н.Б. Карташёвой, показали, что под воздействием этого генератора изменяются биофизические характеристики культуры клеток» [390].
Генерал-майор КГБ Н.А.Шам, занимавшийся в те годы промышленной и научной контрразведкой, а позже возглавивший в КГБ все направление по экстрасенсорике и новым технологиям, так отзывается о генераторе Деева:
«Дальше я нашёл материалы, связанные с особым воздействием, связанным с переносом геометрического образа на материальный носитель. На одной фотографии показан большой куст с широкими листьями. На другой фотографии фигурки: звёздочки, окружности, треугольники. И тут же результаты эксперимента при воздействии генератора на листьях живых кустов образовывались дырки в виде фигурок, находящихся рядом с генератором. Масса материалов была также связана с изменением радиационной активности с помощью этих средств. В графиках было показано, как после непродолжительной работы генераторов падают показатели уровня радиации... Позже я познакомился с самим Деевым и представил его руководству КГБ и Министерства обороны. Было решено провести серию экспериментов. Начали с масштабного эксперимента по воздействию генератора Деева на бронетанковую технику. Собрался генералитет, был выставлен полностью оснащённый танковый батальон. Суть эксперимента состояла в том, можно ли одновременно вывести из строя все двигатели. Всё сработало на сто процентов, успех был настолько оглушительный, что я ожидал создания целого нового направления в оборонной промышленности» [30].
Как указывается в других источниках, техника встала из-за загустения топлива. Эксперименты с переносом геометрического образа на листья растений (металлическая шайба на листья хлопчатника) были повторены в Институте клинической и экспериментальной медицины СО АМН СССР, где этот эффект был подтверждён в независимых экспериментах [10]. У Соколовой мы находим описание ещё одного интересного эксперимента: «...натуральное молоко крупного рогатого скота с нормальной жирностью было помещено в колбу, и на него было направлено полевое торсионное воздействие. Перед облучением мы опустили в это молоко измерительные электроды прибора „биосим". Через несколько минут после воздействия отклонение ОДП [относительной дисперсии проводимости] относительно контроля приняло такой грандиозный масштаб, что на низких частотах весь процесс был похож на цепную непрерывающуюся реакцию... через 6-8 часов молоко превратилось в твёрдое вещество. При перевёртывании колбы оно не выливалось, и отслоение от водной фазы не наблюдалось. Это затвердевшее молоко не походило ни на один молочный продукт, а при механическом воздействии и внедрении стержня в него было установлено, что изменению подверглась вся его масса, что, в свою очередь, говорит об очень серьёзном изменении структуры этой жизненно важной суспензии» [10].
В работе [391] (которая написана в критическом стиле) имеются указания на то, что некоторые компоненты для генератора были получены в г. Меривялья, пригороде Таллина.
«...Деев прочно обосновался в её доме. Одна из комнат была заставлена странными приборами: все 34 аппарата были зашифрованы буквами и цифрами. Впрочем, известно, что среди них было 8 генераторов пресловутого Д-излучения и какая-то якобы регистрирующая аппаратура. В распоряжении Деева было 14 человек: некоторые из них вроде бы были военными. ...В одном из документов, написанных Деевым, речь шла уже не об одном, а о двух „аномальных металлических объектах в грунте (А01 и А02)". А01 металлический объект в форме эллипсоида вращения, размеры 17Ч12Ч3,5 м, писал он. Исходные характеристики А01 по Д-полю: мощное отрицательное Д-поле, неравномерное по объекту (от 4 до 34 оборотов рамки в руке подготовленного оператора). А02 металлический объект в форме эллипсоида вращения, размеры 9Ч4ЧЗ,5 м... Исходные характеристики А02 по Д-полю: мощное отрицательное Д-поле, существенно неравномерное по объекту (от 6 до 12 оборотов рамки)» [391].
Деев умер в 1992 году. Как и в случае генераторов Павлиты и Беридзе-Стаховского, не осталось какой-либо подробной технической литературы, на основании которой можно было бы восстановить эти генераторы.
«Листаем папку с материалами компании „Руслан", которую возглавлял Деев. Исследования, исследования. Генераторы Д-поля способны уменьшать вязкость нефти и повышать её выход из скважин. Д-поле способно снизить расход топлива на электростанциях. Д-генераторы могут уничтожать сорняки и резко повышать урожайность в аграрном секторе. В последнем случае за счёт полива водой, обработанной генераторами. Она же позволяет нарастить продуктивность скота. Эти же генераторы способны очищать промышленные стоки и выбросы. Ими можно ускорять распад радиоактивных веществ, дезактивируя заражённые местности, лечить онкологические недуги. Можно задавать целебные свойства напиткам и сиропам, мазям и кремам. Более того, Деев говорил о возможности создания принципиально новой дальней связи гораздо более чистой и устойчивой, нежели радио. Его работы финансировал в 1989 году тот самый знаменитый концерн „АНТ". Удивительным и таинственным человеком был инженер Деев. Даже ушёл странно. В 1992-м. Как-то собрал друзей и объявил: умру через два дня. Так оно и случилось» [392].
Многие разработки из 80-х годов уже успели обрасти слухами и легендами. На данный момент нельзя сказать с большой уверенностью, насколько тщательно были проведены измерения и репликации результатов, опубликованных в прессе. Однако современные генераторы во многом повторяют результаты, полученные А.А. Деевым, то есть мы должны отнестись к этим описаниям с большим вниманием.
Параллельно с практическими работами происходило осмысление принципов работы, причём зачастую оно шло не от теории к практике, а наоборот от практики к теории. Работающие приборы анализировались, исследователи пытались построить некую теорию, объясняющую принцип их работы. В период с 1980 по 2003 год появилось большое количество таких теорий, зачастую они требовали пересмотреть всю физику, начиная с XVI века. Несколько более подробный анализ научно-исследовательских работ может быть найден в [123], хотя для действительно подробного анализа всех работ этого периода нужно писать отдельную книгу. Здесь мы бы хотели остановиться только на трёх интересных идеях, возникших в этот период: 1) исследование пассивных структур (эффекта форм); 2) работы, объединённые А.Е. Акимовым в рамках МНТЦ «Вент»; 3) работы, связанные с изучением воздействия генераторов на различные материалы, и разработка приборных сенсоров.
1. Пассивные структуры (эффекты форм). В 1983 году состоялось заседание Новосибирского отделения Энтомологического общества АН СССР, где В.С. Гребенников представил обнаруженный им «эффект полостных структур» [393]. Как пишет журнал «Техника молодёжи» в № 6 за 1984 год:
«Явлением глубоко заинтересовались физиологи, физики, врачи. Сейчас ведутся изыскания приборов, которые могли бы зафиксировать и обнаружить эффект... природа его [этого явления] не ясна даже приблизительно» [393].
Хотя эффекты форм были известны и до этой публикации, например по работам французских авторов 60-х и 70-х годов [394; 395], смелая статья и работы В.С. Гребенникова [396] породили множество исследований, как в 80-х, так и в 90-х годах: «ежи Вейника» [210], «цилиндры фараонов» [121], исследования пирамид [397; 398; 399]. Первое упоминание и исследование «ежа Вейника» относится к периоду до 1981 года [211], однако эта рукопись, по всей видимости, так и не была опубликована в 80-е годы. Широко известны пирамиды Голода [400], которые с начала 90-х годов были построены во многих городах России и вызвали широкую общественную полемику.
Считается, что излучение пассивных структур так называемый эффект форм является сходным с излучением активных приборных генераторов. Первые пассивные генераторы являлись, по сути, объектами сложной геометрии. Имеется даже такое понятие, как геометрия Павлиты [401], которая является основой работы пассивных генераторов. Активные генераторы (см. рис. 63) широко используют эффекты форм. Некоторые из известных пассивных структур показаны на рис. 61.




Рис. 61. (а) Сотовый обезболиватель на эффекте полосных структур (из [396]); (б) пирамида Голода на Новорижском шоссе (фотография с сайта ivg.name/2009/02/02/pyramid/); (в) пассивный генератор «Гамма-7» А.Ф. Охатрина (interwiki. info); (г) «ёж Вейника»; (д) пассивный генератор Смирнова (из [15]).

2. Работы в рамках МНТЦ «Вент». С самого начала нужно сказать, что МНТЦ «Вент» имел «распределённую» структуру, работы производились путём заключения договоров с различными организациями. Согласно Акимову [386], порядка 20 организаций сотрудничали с центром после распада СССР в 1991 году. После распада самого МНТЦ «Вент» ядро исследователей, объединённых общей темой, проводило специальные тематические конференции и образовывало различные исследовательские группы на территории СНГ. Поэтому работы в рамках МНТЦ «Вент» подразумевают фактически очень широкий слой работ различных авторов, различных организаций и различной тематики. Получилось так, что большая часть приборных разработок в области психотроники на территории России с 1991 по 2013 год была объединена именно этим течением. Примерная тематика работ центра показана на рис. 57.
С самим МНТЦ «Вент» и с финансовыми отношениями в кулуарах ГКНТ связано много неясностей. Согласно сайту akimovae.com, А.Е. Акимов в 1977-1983 годах работал в Московском научно-исследовательском институте радиосвязи (МНИИРС), в 1983-1987 годах в научно-исследовательском институте систем связи и управления (НИИССУ), и в 1987-1991 годах как начальник отдела в научно-исследовательском институте микроприборов (НИИ МП). Тематика работ Акимова относится к системам связи, мы находим тематику связи как пункт №1 в перечне технологий Центра нетрадиционных технологий ГКНТ ещё в 1989 году. Имеется множество копий договоров между НИИ МП и различными организациями об исследовании свойств «спинорных» полей (см. рис. 62), где НИИ МП предоставляет генераторы полей [402]. В этих договорах А.Е. Акимов выступает как научный руководитель этой темы. Можно сделать вывод, что направление приборных генераторов разрабатывалось именно в НИИ МП со второй половины 80-х, а тексты постановлений ГКНТ СССР подготавливали именно в этой организации. Однако коммуникационные эксперименты апреля 1986 года [403] проводились, по всей видимости, в научно-исследовательском институте систем связи и управления, это указывает на то, что многие из советских головных институтов были вовлечены в эти программы. Генерал Ханцеверов также подготовил проект этой программы, однако по каким-то причинам были принята программа Акимова [275].


Рис. 62. Пример договора НИИ МП по изучению «спинорного» излучения из 1988-1989 гг. (из [328]).

В разработках НИИ МП и МНТЦ «Вент» не раз обращалось внимание на хорошую проработанность литературных источников, включая западные патенты, вплоть до начала XX века. Можно привести немало свидетельств: №4 в перечне технологий Центра очитка вод с помощью спинорных генераторов эта тематика ещё с 70-х разрабатывалась Р.Павлитой с помощью его генератора (эта тема практически не развита в дальнейшей работе МНТЦ «Вент»); прямые ссылки на западные патенты в «программном документе» МНТЦ «Вент» [11]; формулировки из патента [242]. Это говорит о том, что спинорная тематика тщательно прорабатывалась в НИИ МП, вероятно, ещё задолго до 1988 года. С другой стороны, известные на тот момент разработки, например: микролептонная концепция А.Ф. Охатрина, аксионные поля В.Татура, так и не вошли в проекты МНТЦ «Вент» что указывает на определённую идейную конкуренцию. Кстати, более «старые» работы о морфогенетических полях А.Гурвича или о психонах Б.Кобозева также не получили развития.
Само слово «торсионный» появилось уже после 1990 года (вероятно, в 1991-м), до этого момента использовалось понятие «спинорный». В публикациях Акимова одна из первых работ по поводу спиновых систем относится к 1987 году [404] в соавторстве с Л Б. Болдыревой и Н.Б. Сотиной. Л.Б. Болдырева описывает [390], что Акимов в период 1986-1987 годов находился под сильным впечатлением от работ А.А. Деева со спин-поляризованными материалами. В основу работы [404] легла модель дираковского вакуума, и вся концепция получает наименование «спинорная». После начала сотрудничества с Г.И. Шиповым концепция получает наименование «торсионной» (спинторсионной) и включает в себя эффекты кручения [405]. Однако, анализируя литературу [339] (предположительно подготовленную разведывательной службой), сравнивая патенты Путоффа [406] и Акимова [242], можно найти некоторые свидетельства того, что «торсионные» генераторы тесно связаны с эффектом Ааронова Бома [223] и некоторыми проявлениями квантовых феноменов в макроскопических системах [224]. Характерно, что патенты [406; 242] и работа [339] появились в короткое время в конце 80х начале 90х. Можно предположить, что они отражают связь между российскими торсионными и западными квантовыми работами.
Практически все эксперименты конца 80-х и начала 90-х годов в рамках Центра нетрадиционных технологий ГКНТ и МНТЦ «Вент» были проведены с так называемым малым и большим генератором Акимова (см. рис. 63). Другие генераторы, например А.Ю. Смирнова [26], также имели сходную философию дизайна и принципов работы. В дальнейшем появилось множество других генераторов, как на основе работы [11] 1991 года, так и новых принципов, например, светодиодные генераторы А.В. Боброва [233]. Их обзор может быть найден в [15].




Рис. 63. Примеры приборных генераторов высокопроникающего излучения, разработанных в НИИ МП или по договорам с МНТЦ «Вент»: (а, б) малый и большой генераторы Акимова, (в, г) генераторы А.Ю.Смирнова (из [15]).

2. Работы, связанные с изучением воздействия генераторов на различные материалы, и разработка приборных сенсоров. Одной из основных проблем, связанных с «высокопроникающим» излучением, является проблема детекции этого излучения. В отсутствие генераторов невозможно разрабатывать сенсоры, а в отсутствие сенсоров невозможно разрабатывать генераторы. Это известный замкнутый круг приборной психотроники, не разомкнув который, невозможно заниматься исследованиями в этой области.
В начале 80-х годов уже были известны несколько принципов детектирования на основе работ Козырева (изменение проводимости материалов и воздействия на механические системы), работ Чижевского (оседание эритроцитов крови) и эффекта Кирлиана (свечение в высокочастотном поле). Помимо этого широко использовался метод биолокации и метод биологических сенсоров, например тесты на всходимость. В 1982-1984 годах были проведены некоторые исследования по методу Козырева, в частности с биологическими системами [407]. Однако эти работы были разобщены, зачастую исследователи не знали друг о друге. Эта ситуация существенно меняется после 1989 года.
Уже в 1988 году появляется первая заметка А.В.Боброва о роли двойного электрического слоя [408] в качестве сенсора. Кстати, в своей книге он подтвердил программы министерства обороны СССР по исследованию экстрасенсов и нелокальных неэлекромагнитных взаимодействий [12]. ДЭС-сенсоры Боброва получили распространение в дальнейших исследованиях как очень чувствительные датчики. В сборнике Лунёва [14] приводятся работы, проведённые в Томском политехническом университете с 1983 по 1993 год, в том числе описываются несколько сенсоров на основе кварцевых резонаторов и датчиков радиоактивности. В 1989 году выдан патент Г.А. Сергееву [409] на конденсаторные датчики. С 1989 года проводятся работы в области кристаллизации структур [410; 411] и в дальнейшем плавки металлов. Делается попытка разработать датчики на этой основе. В начале 90-х годов появляются сенсоры Ю.Кравченко [412], основанные на измерении электрических полей. В НИИ физики Санкт-Петербургского государственного университета проверяются результаты и датчики Козырева [413] (эти и другие работы стимулировали разработки твердотельных сенсоров). В работах Г.Н. Дульнева и коллег [27], проведённых в 1995-1998 годах в Центре энергоинформационных технологий при Санкт-Петербургском государственном институте точной механики и оптики (ЦЭИТ ГИТМО), мы находим уже как несколько биологических, оптических магнитных и тепловых сенсоров, так и измерительных стендов, оснащённых компьютерами. Интересны работы в области биоэлектрогенеза у растений [231] и использование подобных датчиков в экспериментах [403]. К 2000 году появляется уже большое количество работ по влиянию «высокопроникающего» излучения на различные полупроводниковые приборы [414]. В обзоре 2013 года, посвящённом метрологии «высокопроникающего» излучения, уже насчитывается 19 групп физических эффектов, выступающих в качестве основы для разработки сенсоров, с несколькими десятками технических датчиков [123].
Появление источников и детекторов высокопроникающего излучения к 2003-2004 годам охарактеризовало наступление нового этапа в развитии приборной психотроники. Эти эффекты могут изучаться независимыми исследователями, даже зачастую без технического образования. Именно этот фактор сыграл основную роль в поддержании и расширении этого направления и после сворачивания государственных программ.

Некоторые выводы

Подытоживая этот обзор, мы должны, во-первых, отметить характерную черту советской и российской программы специфичную позицию государства, которое на протяжении всего существования СССР финансировало определённые направления парапсихологии и блокировало все остальные. Кроме того, с 1917 года были значительно сокращены и даже прекращены международные контакты, в результате чего в СССР с начала 70-х годов начало формироваться специфичное направление приборной психотроники. К 2003-2004 годам, с появлением сенсоров «высокопроникающего» излучения, в России сформировалось полностью независимое направление исследований, которое объединяет источники и детекторы излучения и исследует эффекты в различных материалах и системах. Анализируя западные работы, например конференции USPA, SSE, соответствующие европейские и американские журналы, мы находим или малое количество, или же полное отсутствие публикаций на сходные темы. Поэтому основной вывод заключается в том, что в результате типично российских условий появилось новое и в как-то мере уникальное направление исследований.
Во-вторых, нужно отметить в России после 1991 года наличие множества энтузиастов-исследователей. Широко известное на Западе понятие «фирма в гараже» имеет в России особое значение, поскольку много исследований были выполнены именно в таких условиях, вопреки позиции РАН и недостатку финансирования. По поводу сложностей в исследованиях можно сослаться на высказывания Плеханова [354], травлю Кулагиной [28], книги Дульнева [384] и Боброва [12] и многие другие факты. Нужно отметить, что СССР координировал деятельность в этой области в рамках специальных секций при Научных советах АН СССР в 60, 70 и 80-х годах, в то время как после 1991 года Академия наук внезапно объявила это направление «лженаучным». Подобное быстрое изменение вызывает удивление и служит аргументом в пользу той версии, что изменение позиции АН СССР (и в дальнейшем РАН) в 1991 году было обусловлено борьбой за финансирование.
Мы нашли следующие данные относительно финансирования этих исследований: DIA в отчёте «Controlled Offensive Behaviour USSR, July 1972» оценил бюджет $21 млн в 1967 году (в области 1), Ханцеверов упоминает о 700 исследователях после 1987 года [321] (около 7 млн рублей в год в области 1), оценка Акимова о требуемых 500 млн руб. в 1990-1995 годах [328] (область 3), данные о потраченных 23 млн руб. в Министерстве обороны в 1986-1989 годах [328], данные о 400 исследователях после 1990 года [321] (около 4 млн рублей в год в области 1), данные о воинской части 10003, которая потребляла 4 млн руб. в год и существовала 15 лет [389] (область 1). На основании этих данных можно предположить, что открытое финансирование в 80-х и 90-х годах было между $200 млн и $400 млн. Экстраполируя данные из 60-х и 70-х годов, верхняя граница финансирования открытых послевоенных программ оценивается в $500 млн.
Однако нет никаких данных об исследованиях КГБ и министерства обороны СССР, а также министерства сельского хозяйства и министерства здравоохранения (по данным [10]) в областях 1 и 2. А.В. Бобров в [328] и в дискуссиях сообщил об исследованиях, выполненных в Военно-воздушной академии им. Гагарина в Монино и в государственной медицинской академии им. И.И. Мечникова в Санкт-Петербурге в 80-х и 90-х годах. Эти исследования были открытыми и использовали большое количество технических систем и экстрасенсов-операторов. Имеет смысл предположить, что финансирование закрытых программ в области 1 было большее, чем финансирование открытых программ. Поскольку область 2 представляла собой стратегическую программу, её финансирование следует считать большей, чем 1 и 3. В общей сложности мы можем предположить верхний предел финансирования в 0,5-1 млрд долларов для всех областей в течение 40 лет. Нужно повторить, что это оценка основана на опубликованных данных и некоторых общих размышлениях. Для сравнения, в США программа «Start Gate» стоила около $20 млн. [415], некоторые программы разработки нелетальных технологий $37,2 млн [416], «MKULTRA» $87,5 млн [416]. Таким образом, затраты СССР и США сопоставимы, по крайней мере, на уровне отдельных программ.
В-третьих, нужно отметить этическую позицию в приборной психотронике. А.Е. Акимов в 1995 году на конференции «КГБ: вчера, сегодня, завтра» так охарактеризовал состояние дел на тот момент:
«По торсионной технике мы являемся головной организацией в России, и я могу ответственно сказать, что, хотя технологические эксперименты и позволяют иногда получать результаты, далеко выходящие за пределы уровня фантастики, современные торсионные генераторы довольно примитивны, и трудно ожидать, что завтра или послезавтра могут появиться торсионные источники волновых излучений, которые могли бы решать задачу управления человеческим поведением. В это я не верю. Существует международная организация, объединяющая учёных, занимающихся исследованием электромагнитных излучений, в том числе их влияния на человека. С технической точки зрения нет причин, по которым нельзя было бы сделать воздействующее на человека устройство. И у меня нет сомнений по поводу того, что подобного рода техника существует во многих странах мира» [417].
То, что было примитивным в 1995 году, в 2013-м уже стало менее примитивным и будет ещё более продвинутым в дальнейшем. Даже сейчас уже не составляет большого труда создать генератор большой мощности на основе эффекта Ааронова Бома [223], на основе патента Путоффа [406], Акимова [242] или же других исследователей [418]. Мы также не верим, что поведением человека можно управлять. Тем не менее мы хотим обратить внимание на существенный потенциал длительного применения этих приборов и опасность неэтического применения этой технологии для так называемой «мягкой коррекции», при эффекте переноса информационного действия, исследованного на растениях и лабораторных животных [26; 174; 240; 419; 420; 421; 422; 423 и др.].
Завершая эту главу, нужно отметить, что после 2003 года приборная психотроника в России развивается дальше, хотя и не такими темпами, как ранее. Проводятся конференции, издаются журналы. Число российских исследователей в областях, близких к приборной психотронике, составляло от 400 до 700 человек в 1993 году [321]. Мы полагаем, что эта цифра держится на этом уровне и дальше, однако происходит заметное увеличение возраста исследователей. Происходит также интересный процесс распространения этих исследований на Запад. В первую очередь, это происходит за счёт исследователей с территории СНГ, проживающих в западных странах, включения стран бывшего СССР и Варшавского договора в состав ЕС и постепенного внедрения этих работ в западные исследовательские организации.

Глава 6. ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ТУ СТОРОНУ ЗЕРКАЛА
(из объяснений и сессий группы «chaosWatcher», 2001-2010, опубликовано с разрешения членов группы; автор передаёт записи от первого лица)

Начало 2000-х. Кто не спрашивал себя, можно ли попасть на другую сторону зеркала, увидеть всё с другой стороны! Да бросьте вы, ну кто серьёзно думает о путешествии... в зеркало! Да что вообще можно увидеть в зеркале? Темноту? Отражение этого мира? Страшных существ? Мир за зеркалом существует не только в книге про Алису. Мы живём в нём, каждую секунду нашей быстро убегающей жизни. Мы не понимаем этого. И я тоже не понимал. Даже, наверное, и сейчас не понимаю, по крайней мере, не во всей полноте. Иные миры захватывают и завлекают нас; что может быть проще, чем отдаться им, исследовать их, стать их частью.
Сложно ли это сделать? И да, и нет. Это не сложно, потому, что это происходит всегда, стоить только закрыть глаза, немного расслабиться и переключиться на вторую сторону. Однако это сложно, поскольку для этого нужно два ключевых элемента. Во-первых, нужно поверить себе. Нужно дойти до какой-то границы, после которой это начинает происходить. Многие говорят, что это как кататься на коньках, каждый может этому научиться, однако не каждый хочет учиться. Почему? В ответе на этот вопрос и заключается мистерия «10%», тех, кто имеет внутренний стимул к другой стороне. Во-вторых, нужно много и регулярно практиковаться. Это тоже может (или же, скорее всего, хочет) не каждый, как бы легко это ни было.
Люди верят, что зеркало это проход в другой мир, в мир Духов и потусторонних предметов. Это граница. Некоторых это пугает. Другие люди, наоборот, даже стремятся попасть в тот, Другой мир. Однако мы заперты. Заперты в реальности нашего существования, ограниченного началом и концом, социальным положением, повседневностью, суетой и всем остальным хламом, который мы тащим на себе, в себе и вокруг себя. Это мы называем важными словами «наша жизнь», и каждый на свой лад гордится этим, отдавая дань покупками квартир, машин, отпусков и прочих поглотителей нашей жизни.

Физиология путешествий

В путешествиях нет ничего непостижимого или невозможного, чего нельзя сказать об их необычной мистической стороне. Всё заключено в механизмах погружения в транс постепенному процессу отключения сознания. Наблюдая за собственным засыпанием, можно выделить несколько ключевых моментов, когда ощущения переходят на следующий уровень погружения в самого себя. Эти ключевые фазы управляются определёнными функциональными системами мозга, их условно можно назвать контролёрами. При засыпании контроллёры отключаются, соответствующие участки мозга переходят в другой режим работы, который фиксируется на ЭКГ в виде более низких частот. Субъективно отключение контролёров ощущается как определённые хорошо повторяемые эффекты, их всего три: переключение от внешних сенсорных сигналов к внутренним видениям (контроллёр сенсорного ввода), постепенное утрачивание ощущений физического тела (контроллёр физического тела), и уменьшение осознанности вплоть до полной потери сознания (контроллёр осознанности). Так процесс засыпания погружает нас сначала в различные трансовые состояния, а затем в сон.
Упражнения в достижении трансовых состояний очень важны. Мозг имеет пластичную структуру, он учится посредством повторений. Переключение контроллёров происходит не сразу, для этого нужно время и соответствующее число повторений. Уже через несколько недель упражнений, если не допускать больших перерывов, можно отметить улучшение осознанного вхождения в засыпание, качества восприятия и реалистичности событий.
Чтобы выйти на вторую сторону, нужно, во-первых, иметь соответствующее расположение духа. Нужно войти в «ресурсное состояние второй стороны» задуматься о смысле жизни, посмотреть мистический фильм или же прочесть книгу в стиле фэнтези. Без этого состояния работа со второй стороной немыслима. Во-вторых, необходимо лечь и расслабиться, найти удобную позу, которая снимает мышечное напряжение. Пусть пройдёт некоторое время, пока шум дня, эмоции и переживания не отключатся. Это абсолютно нормальная реакция психики, и её не нужно торопить. Желательно научиться отключать внутреннюю болтовню, хотя бы на время.
Как только болтовня утихла, приходит черёд контролёра сенсорного входа. Он выключается отсутствием сигналов от органов восприятия нужно просто закрыть глаза и расслабиться. Через какое-то время появляются внутренние образы или же просто ощущение внутреннего пространства. Конкретный тип и качество восприятия зависит от ведущей репрезентативной системы (визуал, аналитик, кинестетик), а также от частоты и числа упражнений.
Контроллёр осознанности всё время напоминает нам, кто мы есть. Это происходит в рамках выбранной модальности: мы помним наши цели, наши стремления, ощущение от самих себя и т.д. Он всё время перечисляет наши атрибуты. Уменьшение осознанности проявляется как уменьшение этого перечисления мы постепенно забываем, кто мы есть. Стратегия отключения этого контроллёра заключается в уменьшении перечисления в каждой из модальностей и сохранении только минимальных атрибутов (например, я это точка). Этот контролёр очень быстро отключается, когда мы хотим спать. Для того чтобы сохранить минимальное осознание и не заснуть при этом, нужно занять мозг какой-нибудь лёгкой и логической работой, например счётом.
Контроллёр физического тела это последний контроллёр, который отключает тело от управления из сновидения. Это проявляется как потеря ощущений тела, которая в крайней форме известна как сонный паралич. Этот контроллёр отключается двумя процессами: неподвижностью и переключением сенсорного канала на внутренние ощущения. Поэтому крайне важно не двигаться: после каждого движения приходится начинать отключение сначала.
Хорошее состояние для контактов находится при появлении гипнагогических картин. В какой-то мере это состояние напоминает хождение по тонкому канату между сном и бодрствованием. Для путешествий нужен более или менее бодрый ум, который тем не менее не разбудит нас и не вынесет в реальный мир. Очень помогает хотение спать и сохранение осознанности посредством медленного счёта. Уже около 70-80 отключаются первые контроллёры, а около 150 происходит первый цикл «виртуального мира». Обычно он короткий, а потом всё повторяется опять. Самое главное не расслабиться на втором цикле и не прекращать счёт.

Второе тело

Наше сознание с самого первого момента своего рождения тесно связано с телом. Мы не мыслим себя без тела, многие люди часто не различают между понятиями «Я» и «моё тело». Однако являются ли действительно «Я» и «моё тело» нераздельными частями? Путешествия на вторую сторону несколько проясняют этот вопрос. Источники, описывающие осознанные сновидения, случаи внетелесных переживаний и проекции сознания, сходятся в том мнении, что «Я» и «моё физическое тело» не являются одним и тем же. В литературе часто можно встретить упоминание того, что мозг не является вместилищем нашего «Я» и служит лишь в качестве средства управления телом. Что-то вроде интерфейса между «Я» и физическим телом. Само же «Я» находится на второй стороне.
Сложно сказать, насколько правы те люди, которые это утверждают. Однако на второй стороне физического тела нет. Наше «Я» представляет собой некоторую точку, которая является началом отсчёта в системе координат: например, «слева от меня» как раз определяется относительно этой точки. Однако такое восприятие имеет несколько неудобств. Во-первых, мы привыкли к тому, что посторонние объекты берутся руками. Мы привыкли видеть две ноги снизу, а голову иметь на вершине тела. Всё это определяет наше восприятие. Во-вторых, кинестетическая сенсорная система является одной из основных репрезентативных систем. Манера нашего мышления основана на ощущениях тела. Если нет тела, то нет и ощущений, иными словами, отсутствуют важные компоненты нашего мышления и восприятия. Поэтому одна из важных задач на второй стороне заключается в создании второго тела.
Второе тело это, по сути, кинестетический двойник физического тела. Очень важный момент заключается в способности физически чувствовать своё второе тело. Именно кинестетические ощущения переносят нас на вторую сторону. Это умение можно и нужно постепенно развивать, точно так же, как мы учимся ходить, ездить на велосипеде или водить машину.
Поскольку все кинестетические ощущения очень чёткие, то нужно начать с того, чтобы перенести их на вторую сторону. Например, при визуализации рук вкладывать в них больше ощущений. Можно потереть их друг о друга, почувствовать их прикосновение. Конечно, эти прикосновения просто придумываются такими, какими они могут быть в реальности. Однако спустя некоторое время это придумывание уходит. Физические ощущения при потирании виртуальных рук всё больше и больше становятся нормальным процессом на второй стороне. Важно также иметь фокус зрения, который соответствует нормальному зрению, то есть смотреть на руки точно из той же перспективы, как мы смотрим в обычной жизни. Ощущения рук потом передаются по очереди и на всё тело: ноги, живот, грудь, голова. Таким образом воссоздается виртуальное тело. Дополнительно к кинестетическим ощущениям это тело визуализируется, то есть при взгляде «вниз» видно тело это может быть просто туман, некие структуры или же переливающееся серебром тело. Второе тело очень полезно при всех операциях на второй стороне. Основная причина заключается в том, что мозг привык к проведению активностей именно в такой форме, то есть в форме физического тела. Есть очень хорошая практика находиться в первом и втором телах одновременно. Физические ощущения, конечно, преобладают и подавляют второе тело, однако нужно упражняться, при некоторой практике это вполне возможно.

Мистика путешествий

Теперь поговорим о мистической стороне путешествий. В процессе отключения контроллёров мы погружаемся во внутренний мир некоторое пространство, которое отдано нашему субъективному «Я». Это мир моделирует наше представление о самих себе и об окружающей среде. Он имеет свои геометрические границы, он ощущается, в нём существуют разные предметы. ДЭИР называет это виртуальным пространством, некоторые другие школы ментальной проекцией. Психология, в частности нейролингвистическое программирование, довольно подробно исследовала структуру нашего мышления в применении к субъективному миру. Например, мы поднимаем глаза наверх, когда моделируем (фантазируем, планируем), опускаем когда говорим о прошлом. Это свидетельствует об определённых связях между пространственными элементами внутреннего мира и процессами мышления. Существенный вопрос заключается в том, существует ли связь между субъективными миром личности и тем объективным миром, в котором мы все живём.
Самый простой ответ нет, подобной связи нет. Это очень простой и очень прямолинейный ответ, который нам даёт современное естествознание. Однако есть некоторые моменты, которые трудно объяснить с этой точки зрения. Например, феномен синхроничности. Когда мы думаем о чём-то, то начинаем получать сигналы из внешнего мира, которые соотносятся с этими мыслями. Отчасти это объясняется селективностью внимания, для некоторых других проявлений синхроничности этих объяснений недостаточно. Другой эффект феномен внечувственного восприятия и передачи мысленных ощущений. Те многократно проверенные факты, которые собраны парапсихологией, сложно объяснить, не прибегая к связи между объективным и субъективным. Есть гипотеза о том, что внутренний и внешний миры связаны так называемым «буфером обмена». Этот канал связи очень слаб, и его не слышно в обычном состоянии. Однако при достаточно глубоком погружении в транс сознательные контроллёры отключаются, и «очень тихая» информация из буфера обмена становится доступной сознанию. Её можно чувствовать особым субъективным чувством, которое можно назвать «осознаванием», или же при развитии остальных чувств, видеть и слышать с различной степенью яркости. Как вариант этого «буфера обмена» можно рассматривать несколько «тел», которые вложены друг в друга. При переносе сознания «из тела в тело» мы потенциально можем переходить из мира в мир. Множество практик направлено на развитие навыка переноса сознания, или так называемой проекции сознания.
Субъективный мир можно структуризировать очень детально, например вводить глобус сознания, матрицу души, выделять различные зоны виртуального мира или же найти в нём ясновидческий кристалл, зеркало, фантомы и т.д. Нужно только не забывать, что мы имеем дело с субъективным, где в принципе всё возможно. При достаточном уровне индукции можно ввести или найти в субъективном мире всё что угодно. Вопрос в том, насколько глубоко такая игра заводит нас в иллюзии психики. Этот процесс в нормальном состоянии первой стороны абсолютно безвреден и, более того, очень полезен, однако он может завести в полный тупик на второй стороне. Только проверка на каузальность, то есть действие реакция, является тем мерилом, которое позволяет распознать иллюзии второй стороны.
Для посещений зазеркалья и для контактов нужно знать среду и тех, с кем предстоит общаться, в этом заключается своя ирония работы с моделью. Или же мозг нужно несколько индуцировать, или же это нужно для выбора «адреса», но чем больше узнаёшь об интересующей среде и контакте, тем лучше и разнообразнее сам контакт. Для контактов с божествами нужно хорошенько изучить мифологию, с ангелами Ди соответствующие заметки и работы, для путешествия по дереву жизни соответствующие системы аналогий и т.д. Обычно контакты со второй стороны не сообщают принципиально новых сведений, которые выходят за рамки существующей системы коллективных знаний. Число известных контактов за всю историю человечества, которые принесли в какой-то мере действительно новую информацию, можно пересчитать по пальцам. В основном контакты открывают новые отношения между известными фактами или же регулируют активности в первой стороне. Даже такой тип контактов, как предсказание локального будущего, иногда невозможно понять, поскольку неизвестен контекст этих событий.
Для контактов есть несколько общих характерных деталей. Во-первых, они очень плохо запоминаются. Зачастую во время контакта удивляешься обилию деталей. Однако на следующее утро можно припомнить лишь несколько фрагментов. Во-вторых, мышление во второй стороне очень специфичное. Для контакта необходимо отключить мышление перестать думать, прогнозировать, ожидать и т.д. Очень хорошее состояние когда просто наблюдаешь за развитием ситуации безо всякого участия в ней. Однако для формулирования вопросов нужно включать мышление, и это в свою очередь включает внутреннюю болтовню. Идеально, если кто-то другой задаёт вопросы и сразу записывает ответы. В-третьих, практически бесполезно спрашивать на второй стороне о реальном мире. Многие контактёры жалуются на эту проблему. Нельзя сказать, что со второй стороны нельзя воздействовать на первую сторону, однако восприятие «там» сильно отличается от восприятия «здесь». И последнее никогда нельзя быть уверенным, с кем именно происходит беседа: с самим собой или же с кем-то другим. Нужно проявлять достаточную степень благоразумия и не вдаваться в излишний мистицизм.

2002: Первые контакты

25.10.1. Когда закрываю глаза, начинают «проецироваться» различные картины. При этом визуальное восприятие немного в тумане, цвета неяркие, формы иногда чёткие, иногда расплывчатые. Сюжет этих картинок представляет собой в основном некую местность, но я могу осматриваться по сторонам. Могу внутренне ощущать присутствие кого-то постороннего, его настрой, однако звук и кинестетические ощущения, как правило, отсутствуют. В нормальном состоянии всё хаотично, но стоит немного расслабиться и понаблюдать за этими картинками, как сцены стабилизируются. В целом, могу с некоторым трудом управлять сюжетом, но в основном сам сюжет идёт независимо от меня. Интересная особенность заключается в том, что я могу спрашивать персонажей. Нужно просто подумать о том, что хочется спросить, без словесной формулировки вопроса, тогда персонаж может ответить. Ответ приходит тоже в виде знания об ответе, без словесных формулировок. Иногда ответ приходит даже раньше, чем я успел сформулировать вопрос. Иногда персонажи стремятся избавиться от моего присутствия. Персонаж ведёт себя независимо от моего пожелания.
29.08.2. Способность к концентрации является ключевой не только для контактов, но и в целом для целого ряда других практик. Нарабатываю этот навык каждый свободный момент пытаюсь концентрировать внимание на дыхании и гнать все иные мысли прочь. Стараюсь также визуализировать предметы, когда закрываю глаза. Нужно просто удержать образ стабильным, без того, чтобы он начал видоизменяться или преображаться в другой предмет.
24.10.2. В том мире есть множество существ. С ними можно вести очень интересные беседы прямой диалог между человеком и сущностью. Очень занимательная вещь, но пока, к сожалению, не могу получить подтверждения по поводу того, беседую ли я сам с собой или всё-таки с кем-то помимо меня.
Середина 2002 г. Возможно, коммуникация происходит между мной и мной, сознательным и подсознательным, но необходимо обратить внимание на несколько важных особенностей. «Сущности» с которыми я встречался, имеют различные «личности», они ведут себя по-разному, как разные «люди». Ответы, дискуссии с ними имеют парадоксальный характер, то, чего я не ожидал услышать от «самого себя». Глубина философии и мысли иногда поражает, поэтому даже если это подсознательное, то очень мудрое. Однако есть несколько других моментов. Иногда сложно добиться точного ответа, особенно на вопросы в лоб. С конкретной сущностью иногда сложно установить связь, и информация чрезвычайно быстро забывается.
Осень 2002 г. Неделю назад задал три вопроса «знакомой сущности»: какова фамилия соседа на почтовом ящике, каков номер машины, стоящей рядом на стоянке, и как закончится ситуация с заложниками. Сущность показала интересный фон скруглённого капота машины, и промелькнули несколько номеров. Фамилия, как мне показалось, была Mayer, а по поводу заложников она сделала жест перерезанное горло. Сегодня спустился вниз, чтобы прочесть фамилии соседей на почтовых ящиках. Фамилии Mayer не было, зато были фамилии March, Manch и ещё как-то на Ma. Ни один номер на машине не совпал с предсказанным. Однако рядом с моей машиной стояла другая машина с очень характерным скруглением, точно таким, какое было в видении. По поводу заложников: более ста человек погибших, причём не от рук террористов. Однако более 500 заложников освобождено. Все террористы погибли. Как интерпретировать эти высказывания?
Осень 2002 г. Пространство на второй стороне не всегда связано с реальным миром. По крайней мере, я этого ещё не понял. Иногда люди представляются в виде светящихся сфер. Эти сферы напоминают скорее пушистый одуванчик, чем гладкую оболочку. Однако не могу ручаться, что опознал бы присутствие людей только по видению на второй стороне. Было несколько попыток заниматься психометрией, иными словами, видеть предметы на второй стороне при прикосновении к ним. Основная проблема в том, что при любом прикосновении к предмету происходит масса видений, в том числе и индуцированных обстановкой, настроением, другими людьми. И очень непросто определить, какое из них является правильным. Как сейчас кажется, реальное измерение и вторая сторона каким-то образом связаны, однако на данный момент нет никакой возможности исследовать этот вопрос без вовлечения субъективных рассказов о собственных переживаниях.
Начало 2003 г. (из дневника эксперимента). Повторяем опыты американских коллег с описанием реальных предметов из проекции сознания. Выбирается случайный объект из тех, что находятся на тот момент в помещении. Объект ставится на стол. Оператор находится в соседней комнате, лёжа на кровати, полностью расслабленным. Ему даётся порядка 15 минут для отыскания и зарисовки объекта на столе. На рис. 64 приведена его зарисовка и фотография объекта. Объект можно распознать, если сравнить зарисовку с его фотографией. Однако качество детализации ещё невысоко.


Рис. 64. Реальный объект (а) и его зарисовка (б), каким он представлялся внутреннему видению в проекции сознания (зарисовка сделана до того, как объект был увиден и сфотографирован).

2010: Стихии и Диана

18-28.05.10. Турция ассоциируется с элементом огня, и каждый раз, посещая эту страну, вольно или невольно планирую новые эксперименты с этим элементом. В этот раз было задумано заняться объединением всех пяти элементов. Кроме того, море и луна очень благосклонно сказываются на ночных контактах с водными элементами. Всего получилось только четыре ночных сеанса, последний 27 мая, как раз в полнолуние. Последние два контакта были особенные, поскольку я познакомился с новым персонажем Лунной Богиней, она назвала себя Диана. Диана не является элементом, по крайней мере, так я понял, поэтому её появление в контактах не было запланированным. Возможно, что появление Дианы было индуцировано работой по викке, которая проделывалась на тот момент. Помимо четырёх вечерних сеансов (они все были около 23:00-23:30 вечера) было множество коротких дневных в них я глубже знакомился с принципом огня например, для того чтобы явления на второй стороне работали, их нужно наполнять огнём, он даёт им «пробивную» силу. Сеансы я записываю уже задним числом, по возвращении домой.
Первый сеанс. Май в этом году, к сожалению, был не очень тёплым, поэтому долго сидеть на берегу моря в половине двенадцатого ночи не получилось весь контакт длился не более 20-30 минут. Контакты с Теки мне очень нравятся, она очень непосредственная сущность. Может быть, за счёт второго тела, а может быть, по другой причине, но стало немного легче существовать на второй стороне. Я попросил Теки показать что-то из мира воды путешествия в мире воды воспринимается как нарисованные путешествия русалки из мультфильмов Диснея. После небольшого путешествия в воде я увидел дом, из него выходило множество созданий. Фокус моего внимания переместился вовнутрь этого дома и попал... на улицу, нормальную улицу, заполненную людьми. Теки мне что-то объяснила по поводу этого видения, но, к сожалению, я его не запомнил.
Мне хотелось остановить некоторые моменты моей жизни очень жалко, когда они уходят и больше не возвращаются. Я хотел с помощью Теки разработать методику, которая помогла бы сохранять эти мгновения навсегда, чтобы потом можно было бы входить в них ещё и ещё раз как бы жить в них, если это понадобится. Точный диалог с Теки я не могу передать, техника возникала шаг за шагом, Теки корректировала меня. Идея заключается в том, чтобы перенести на вторую сторону энергии текущего момента. На второй стороне эти энергии консервируются, и потом можно жить в этом моменте столько, сколько нужно. Необходимо вдохнуть (впитать в себя) каждый из всех тех элементов обстановки, которые хочется перенести, и потом выдохнуть их на второй стороне. Например, небо, вид моря, луна и т.д. Так, шаг за шагом, переносится текущий момент. В заключение нужно дать этому моменту имя: это, вероятно, нужно для того, чтобы можно было быстро обратиться к нему.
Теки показала, как можно управлять фокусом внимания во втором теле. На лбу, между глаз, устанавливается устройство, похожее на спираль, которая имеет форму конуса. Широкий конец спирали идёт ко лбу, узкий направляется на тот предмет, на который нужно направить внимание. Когда спираль вращается, она как бы вкручивается в этот предмет и таким образом притягивает его.
Второй сеанс. Во время второго сеанса было холодно. Я часто страдаю от «отсутствия сил» это проявляется в том, что мне как будто ничего не хочется. Я спросил Теки, есть ли на второй стороне лекарство от этого. Она показала мне очень интересное явление эссенцию воды. Я никогда не слышал об этом нужно будет поискать информацию на эту тему. Видение эссенции воды похоже на жидкое серебро, которое переливается в своём собственном шелковистом свете. Можно найти и другое сравнение это отражение лунного света на поверхности моря. Если долго смотреть на лунную дорожку, она начинает кипеть, переливаясь маленькими пузырьками вероятно, это даже более точное сравнение. Теки налила эссенции воды мне в пупок (интересно, что я теперь часть вижу второе тело именно в виде переливающегося серебра). Исчезло ли чувство «отсутствия сил»? Сейчас ещё трудно сказать, однако само ощущение лунного света в животе даёт прилив сил душевной силы. Кстати, именно в первый или второй сеанс возникла процедура элементного круга на второй стороне в принципе, ритуалы на второй стороне можно проводить так же, как и на первой стороне.
Третий сеанс. Если расслабить тело, то свет луны пронизывает его, лунные лучи очень хорошо чувствуются, так же как и солнечные лучи. Я не совсем помню, как появилась Лунная Богиня, возможно, это было инициировано диалогом с Теки. Я читал книгу, где описан один из ритуалов викки, как раз с Лунной Богиней, который не имеет какой-либо цели просто прошение о мудрости, гармонии и обо всём таком. Мне понравилась эта идея, и когда богиня откликнулась, я воспроизвёл эту просьбу. Диана, так она представилась позже, в четвёртом сеансе; её можно представить как женщину с распущенными, развевающимися волосами цвета серебра. Но её не столько видно, сколько она чувствуется. Диана ответила, что я прошу очень многого, нужно ограничиться чем-то одним. Потом произошёл диалог, детали которого не запомнились при выходе из транса, однако запомнилось одно она сказала: имей мудрость, чтобы следовать себе!
Четвёртый сеанс. 27.05.10. Четвёртый сеанс был самым значительным и запоминающимся. Поскольку это было полнолуние, была идея провести ритуал целостности так я называю создание маяка своих целей, который ведёт вперёд. Я узнал позже, что Диана покровительница магии, на тот же момент мне хотелось ввести больше магии в свою жизнь. Я спросил: почему так мало магии в жизни? Диана ответила, что это не так. Я понимаю магию как знание второй стороны и, соответственно, на второй стороне нет магии, есть только знание. Диана ответила, что магия это больше, чем просто знание. Каждое создание имеет свою «душу» так можно назвать отображение этого создания в многочисленных планах вселенной. Магия это прежде всего то, как мы общаемся с этими отображениями. Мне пришло на ум, что идея власти имён в египетской ветви это, скорее всего, идея этих компактных отображений: зная отображение (иными словами, имя или же внутреннюю сущность этого создания), можно контактировать с соответствующим созданием.
Я спросил Диану о том, как можно находить и контактировать с сущностями-именами созданий. Она ответила, что они должны быть созвучными друг другу, иными словами, они должны быть в «резонансе». Умение настроиться на соответствующее звучание это большое и очень нужное магическое умение. Естественно, что магия в жизни проявляется настолько, насколько мы сами стремимся к этому. Диана спросила, действительно ли я хочу этого. Конечно, сложно однозначно ответить на вопрос, последствия которого непонятны (но точно известно, что за это нужно будет платить). Я попытался контактировать с моим высшим «Я», но мне ответил целый хор голосов. Диана пояснила, что я одиночная (не коллективная) душа. Я положительно ответил на её вопрос. По поводу основной части этого сеанса: Диана сама наполнила маяк и отклонила моё предложение использовать элементы (отсюда мой вывод, что её сила не является элементной).

Глава 7. СОВРЕМЕННЫЕ МЕТОДЫ ГЕНЕРАЦИИ И ДЕТЕКЦИИ

В предыдущих главах были показаны различные исторические аспекты психотроники и близлежащих нетрадиционных дисциплин. Начиная с этой главы мы сконцентрируемся на современных психотронных работах, связанных с «высокопроникающим» излучением. Путём эмпирических исследований на протяжении последних десятилетий выкристаллизовались несколько методов генерации и детекции этого излучения, обзор которых приведён в этой главе. Как видно из этих методов, «высокопроникающее» излучение оказывает достаточно широкий спектр воздействия как на биологические объекты, так и на различные технические системы и технологические процессы.
Однако генерация и детекция излучения имеет несколько особенностей. Это объясняет, почему для развития этих методов и приборов понадобилось почти 40 лет исследований. Во-первых, до сих пор ещё не понятно, является ли «высокопроникающее излучение» действительно излучением или речь идёт об одном или нескольких других явлениях. В дальнейшем мы будем вести повествование только в контексте излучения (то есть в русле технологической линии психотроники), однако нужно иметь в виду, что это не является строго доказанным. Для демонстрации этой позиции слово «высокопроникающее» заключается в кавычки.
Во-вторых, воздействие «высокопроникающего» излучения исключительно мало. Для большинства обычных приборов эти эффекты находятся в приборном шуме, их просто не видно. Потребовалась разработка нескольких поколений новых измерительных приборов, чтобы эти эффекты стали заметны для исследователей. В частности, это касается проблемы термостабилизации и экранирования все измерительные системы требуют очень тщательной изоляции от температуры и других воздействий окружающей среды.
В-третьих, исследователи сталкиваются с рядом моментов, которые сложно рационально объяснить. Например, результат измерений иногда зависит от... самого исследователя. Уже не раз случалось так, что биологические пробы дрожжей, обработанные одним и тем же генератором в нашей лаборатории, показывали угнетение у одного лаборанта и стимуляцию у другого. Сначала было предположение, что сработал эффект «грязной пробирки», однако оба лаборанта тщательно выполняли все предписания. У нас не осталось другого объяснения, помимо того, что лаборанты неосознанно воздействуют на микробиологические пробы в этом чувствительном тесте.
Другой пример. В некоторых измерениях отклик измерительного прибора получался ещё до того момента, как было произведено воздействие генератором. Это происходит не часто, но тем не менее такое случается. Обычно мы говорим о том, что это измерительный шум, и игнорируем его. Однако близость реакции к началу воздействия, а также неоднократное повторение этого феномена в разных измерениях и у разных исследователей заставляет задуматься. Действительно ли это так? Мы исходим из линейности времени. Действительно ли время линейно?
Ещё один пример. Первые светодиодные генераторы и сенсоры на двойных электрических слоях создавались параллельно ещё в университетской лаборатории и многие месяцы работали близко друг к другу. Когда пришло время исследовать расстояние, на котором сенсоры детектируют генераторы, мы были удивлены, что даже через множественные бетонные стены и на расстоянии в несколько километров сенсоры всё ещё показывают всплески при включении и выключении генераторов. Однако через несколько недель (порядка 500 часов) эта реакция постепенно исчезла. Как объяснить полученную зависимость в рамках какой-либо известной теории? Ошибка эксперимента, ошибка лаборанта, ошибка приборов? Как измерить дальнодействие системы «генератор сенсор» в этой ситуации?
Работы, посвящённые «высокопроникающему» излучению, традиционно критикуются как раз из-за сложностей в детектировании и, помимо этого, из-за отсутствия общепринятой теоретической базы. Обе эти проблемы связаны друг с другом, поскольку без понимания теоретических основ этого феномена невозможно разработать эффективные методы измерения. Практически полностью отсутствует метрология, единицы измерения и шкалы. Мы даже на время отказались от попыток теоретически обосновать полученные данные, хотя на каком-то этапе это нужно будет сделать.
В этой главе будут показаны в основном работы нашей лаборатории в области детекции и генерации излучения, сделанные на протяжении последних пяти лет. В случае, если приборы наших коллег использовались вместе с нашими, то есть мы можем подтвердить их работоспособность, эти приборы будут также вкратце освещены (с согласия наших коллег). Читатель может заметить, что существует куда больше как сенсоров, так и генераторов, особенно в исторической перспективе. Это верно, однако мы осознано отказывается от такого обширного обзора в пользу более компактного рассмотрения с большим количеством деталей. Благодаря этому многие из этих разработок можно повторить и в других лабораториях. Мы в какой-то мере призываем пытливого читателя не только к чтению этой книги, но и к самостоятельным экспериментам.

Объект «высокопроникающего» излучения

Поскольку непротиворечивое теоретическое обоснование «высокопроникающего» излучения, принятое большинством научного сообщества, на данный момент отсутствует, мы можем только феноменологически (то есть посредством перечисления отдельных свойств) определить объект «высокопроникающего» излучения.
Под воздействием «высокопроникающего» излучения подразумевается некий физический процесс, эффект которого измеряется в биологических, химических и технологических экспериментах и природа которого не полностью понятна на данный момент. Характеристиками этого процесса является сверхнизкий уровень электрических и магнитных полей, исключение таких факторов, как механические, температурные, звуковые воздействия. Одна из стратегий детекции этого излучения заключается в уменьшении вклада «обычных» факторов для того, чтобы стали видны «необычные» факторы.
Из-за сверхнизкого уровня ЭМ-полей данный феномен иногда упоминается как «неэлектромагнитное» излучение [15]. Разрабатываются концепции и теории спин-торсионной природы этого явления теория физического вакуума Шипова [405], феноменологическая концепция Акимова [11], концепция Боброва о собственных спиновых полях [424], как и теоретические работы о процессах в твёрдых телах, например в ферромагнетиках [425]. Также широко обсуждаемыми гипотезами для объяснения наблюдаемых феноменов являются: идея макроскопических аналогов некоторых квантовых явлений [224; 426], взаимодействующие частицы [427], виртуальная плазма [428], когерентная материя [419], сверхтекучий физический вакуум [429], причинная механика [124], различные подходы к энтропийным процессам [210; 430], взаимосвязь информационных и энтропийных процессов [431; 432].
Это излучение обладает рядом феноменологических свойств:

· поляризацией;

· психофизическими эффектами;

· свойством образовывать «фантомы»;

· информационными свойствами, например способностью «транспортировать информацию» между объектами;

· нелокальными свойствами, когда при использовании адресных объектов возможно передавать информацию (как минимум сигналы) на очень большие расстояния при минимальной затрате энергии.
Некоторые исследователи приписывают этому излучению больше или меньше феноменологических свойств; мы просим читателя воспринимать эту информацию пока на уровне гипотез, подтвержденных отдельными экспериментами.
Поскольку спектр явлений, связанных с «высокопроникающим излучением», несколько отличается от принятой парадигмы научных исследований, нужно указать на общественную и научную дискуссию вокруг этих теорий [322].

Эффект поляризации излучения

Практически все исследователи отмечают наличие поляризации «высокопроникающего» излучения. Одним из первых эту особенность излучения отметил Козырев и его последователи [124; 430]. При определённых условиях отмечается увеличение или же уменьшение реакции терморезистивных датчиков. Авторы связывают эти изменения с разной поляризацией «хрональных процессов», которые могут быть выражены в терминах изменения энтропии. В литературе также можно найти указания на аналогичное поведение твердотельных осцилляторов [433] для так называемого «правого или левого поля» электромагнитных генераторов. В работах [13; 14; 360] показывается, что вращение маховиков/гироскопов по и против часовой стрелки по-разному влияет на кварцевые, магниторезистивные сенсоры и датчики радиоактивности. В работах [398] и [397] происходит анализ изменения показаний биохимических и кварцевых сенсоров в различных зонах пирамид, где изменения связываются с поляризацией излучения геометрических форм и с разным течением энтропийных процессов. Наличие разного типа поляризации в нелокальных экспериментах показано в [150] для технических систем и в [25; 423; 241] для биологических систем. С разной поляризацией естественного «высокопроникающего» излучения связываются также и различные био-геологические аномалии [434]. В работе [221] исследуются эффекты усиления и поляризации «высокопроникающего» излучения с помощью геометрических структур и делается предположение об энтропийном характере поляризации излучения. Сходные высказывания можно найти во множестве других работ.
Таким образом, мы можем говорить о двух типах поляризации «высокопроникающего» излучения, которое проявляется в виде неспецифичной стимуляции или ингибирования биологических систем, так же как и в увеличении или уменьшении энтропии (измеряемом сенсорами) в ряде физических процессов. На данный момент нельзя с уверенность сказать, является ли эффект поляризации одним из свойств «высокопроникающего» излучения или же проявлением других эффектов, например переносом информационного действия [155; 174; 234; 435; 241].

Психофизические эффекты излучения

Отличительной чертой явлений, связанных с «высокопроникающим» излучением, является взаимосвязь с различными психическими феноменами [28; 100; 106; 115], которые регистрируются приборными методами. Обзоры инженерных проблем в этих исследованиях можно найти в [29; 111]. Однако здесь нужно указать на принципиальное отличие между приборными методами работы с «высокопроникающим» излучением, где оператор не вовлечён в процесс измерения, и некоторыми другими методами, такими как, например, радионика [155; 226], где психоэмоциональное состояние оператора является одним из элементов метода измерения.
Психофизические эффекты проявляются по-разному. Экстрасенсы отмечали визуальные эффекты при работе генераторов. Сохранились даже отчёты, когда генератор настраивался по рекомендациям экстрасенса. Модулированное излучение генераторов использовалось для синхронизации нескольких человек в проекциях сознания [24]. В ряде экспериментов [24; 25; 436] производились измерения воздействия операторов на биологические и технические сенсоры. Общий вывод из этих работ: операторы и приборные генераторы имеют, по всей видимости, общую природу, их воздействие очень сходно в плане интенсивности и возможности модулировать («программировать») излучение. В нашей лаборатории измерительные приборы применяются при тренировке экстрасенсорных способностей для получения объективной обратной связи [436]. Известны работы, направленные на усиление операторного потенциала с помощью так называемых адаптивных генераторов.
Как операторы, так и приборы способны генерировать эффект фантомов, которые, в свою очередь, воздействуют и на сенсоры, и на операторов. Широко известное «загрязнение» измерительных систем (эффект зашумления) и экспериментальных помещений наблюдается и при работе экстрасенсов, и при работе приборных генераторов. Уже упоминалось, что операторы влияют на измерительный процесс, поэтому строгой рекомендацией является выполнение всех измерений слепым методом и по возможности полный вывод экспериментатора за пределы эксперимента.

Известные методы генерации

На данный момент открыто довольно много процессов, которые создают «высокопроникающее» излучение. Известными источниками воздействия со сходными экспериментальными результатами являются кручение тел [437], магнитные поля [11], лазерные и светодиодные излучатели [12; 149; 324], геометрические формы [398; 438; 439], гидродинамические системы [440], спиново-упорядоченные материалы [419], переменное электрическое поле с вращающейся поляризацией вектора Е [441; 442], оптоволоконные системы [24], системы с ортогональными магнитными и электрическими полями [150], системы со скалярными и векторными потенциалами [406], сфокусированное космическое излучение [124], процессы, изменяющие энтропию [430], и т.д. обзор может быть найден в работе [15]. Известно, что сходными эффектами обладает магнитный векторный потенциал [225; 443].
Мы пока не можем с уверенностью сказать, являются ли эти источники излучения проявлением одного и того же явления или это разные явления со сходными проявлениями. Также открытым является вопрос о сочетании приборных и операторных источников излучения. Известны случаи, когда воздействие прибора исчезало при смене оператора, обслуживающего этот прибор. Иными словами, возникает радионический эффект связи оператора и прибора. В этом случае излучение генерируется только тогда, когда и прибор, и оператор взаимодействуют друг с другом. Известны также эффекты «намоленных» лабораторий, когда разработчик неосознанно создаёт в лаборатории «фантом», который становится главной причиной работы приборов. Все приборы, исправно работающие в этой лаборатории, перестают работать вне «родных стен».

Протестированные в лаборатории генераторы

Как уже ранее упоминалось, существует довольно много разработок разных авторов. Можно грубо оценить, что с начала XX века были созданы многие десятки излучающих приборов, подходящих под описание «генератора высокопроникающего излучения». В этом разделе будут описаны только несколько генераторов, с которыми мы сталкивались в работе лаборатории. Это не должно восприниматься как некая реклама этих разработок. Дело скорее в том, что об этих приборах известно достаточно деталей для их независимой репликации в других лабораториях.

Лазерные генераторы

Одним из самых простых генераторов является обычный лазер. Открытие «высокопроникающей» компоненты лазерного света принадлежит А.В. Боброву. Ему удалось показать, что лазерное излучение, проходя сквозь металлические экраны, способно изменять динамику ДЭС-сенсора (см. рис. 65).


Рис. 65. Диаграмма динамики сигнала с ДЭС-сенсора, полученная А.В.Бобровым при облучении закрытого сенсора лазерным светом (гелиевый лазер Л Г-209 с длиной волны 630 нм). (1) срыв автоколебаний при выключении лазера, (2) повторное включение лазера, (3) перекрытие светового луча светонепроницаемым экраном, (4) поворот включённого лазера на 90° (график из [12] опубликован с разрешения автора).


Рис. 66. Использование маломощного полупроводникового 405/532/630-нм лазера в экспериментах по переносу информационных свойств материалов. Освещённый лазером материал находится на компакт-диске.

«Экспериментально неэлектромагнитный компонент излучения квантовых генераторов был впервые обнаружен при исследовании реакции приэлектродных ДЭС в токовой электродной системе на воздействие монохроматического лазерного излучения с длиной волны 630 нм. Использовался гелиевый лазер типа ЛГ-209... АК-процесс [автоколебательный процесс в ДЭС-сенсорах] возник в результате воздействия лазерного луча на один из двух электродов и продолжался более 5 часов. Прекращение светового воздействия при выключении лазера привело к срыву автоколебаний, а его повторное включение к возобновлению АК. Автоколебания продолжились и при перекрытии светового луча светонепроницаемым экраном, но при повороте включённого лазера на 90°, в результате изменения направления светового луча, автоколебания снова прекратились» [12].
Нужно обратить внимание на упомянутые Бобровым изменение поляризации луча на 90° и срыв автоколебаний этот эффект часто используется с других генераторах. Использование луча лазера для передачи информации по «высокопроникающему» каналу широко применяется В.Т. Шкатовым. В нашей лаборатории используются промышленные полупроводниковые лазеры, от обычных лазерных указок до более мощных источников класса IV, в основном при исследовании эффекта «переноса информационного действия» (см. рис. 66). Нужно сказать, что лазер является очень опасным генератором как раз из-за своего лазерного излучения. Необходимо принимать меры предосторожности, использовать очки соответствующего диапазона, поглотители рассеянного излучения, жёстко фиксировать излучатели и т.д. Лазеры класса III и IV также опасны для обрабатываемых объектов, при длительном облучении возможно их разрушение.


Рис. 67. Излучатель из 36 VCSEL-лазерных диодов типа LT (линейный лазер), укреплённый на штативе.

Для определения интенсивности излучения был собран излучатель из 36 VCSEL-лазерных диодов типа LT (линейный лазер производства фирмы «Electron») (см. рис. 67). Этот генератор имеет общую структуру со светодиодными излучателями, показанную на рис. 69. Разница заключается в подаваемом напряжении: лазерные диоды получали напряжение 3 вольта, светодиоды запитывались напряжением до 48 вольт. Были проведены порядка 30 замеров и сравнений с другими генераторами [149]. На основании этих экспериментов мы не можем утверждать, что лазерный излучатель является более или менее мощным, чем, например, светодиодный тип генераторов. Почти все наблюдаемые эффекты имели сходный уровень интенсивности.


Рис. 68. Цилиндрический и конический оптический генераторы конструкции В.Замши (фотография публикуется с разрешения автора приборов).

Оптоволоконные лазерные генераторы

Во многих экспериментах [24] использовались модификации лазерного генератора, где луч лазера направлялся по оптоволокну, намотанному на цилиндрические или конические формы (см. рис. 68). В цилиндрическом генераторе на основание диаметром 25 см и высотой 12 см с толщиной стенки 5 мм из прозрачного оргстекла был намотан оптический кабель, эквивалентный стандарту SM-28, диаметром 0,9 мм 125 витков общей длиной около 100 метров одним слоем. Конический генератор выполнен сходным образом. К одному концу кабеля подключен лазерный источник типа DFB с длиной волны 1310 нм. Потребляемая электрическая мощность генератора 30 мВт, излучаемая оптическая 1 мВт.
Преимуществами этих генераторов являются сочетание с эффектом форм и малая потребляемая мощность. Это отражается в более эффективной генерации излучения. Например, в работе [24] был зарегистрирован сигнал на расстоянии 13 800 км (при использовании адресации приёмника, см. следующие главы) при оптической мощности подобного оптоволоконного передатчика в 1 мВт. Также почти полностью отсутствуют побочные температурные и электромагнитные эффекты. Эксперименты с этим типом генераторов получаются очень «чистыми».

LED-генераторы

Влияние излучения светодиодов на биологические организмы широко известно [250]. В литературе исследовались реакции клеточного метаболизма под действием различных световых спектров [251], инфракрасного излучения [252], красного и голубого спектров [253], синего и зелёного спектров [254], а также сочетаний различных типов спектров излучения светодиодов [251]. Были разработаны технические рекомендации для исследований растений [255], рассматривалось влияние различных материалов излучателей и спектров в физиотерапии [256]. Проводились также исследования влияния света светодиодов на ткани животных, в частности крыс [257; 258]. В некоторых работах сообщается о воздействии светодиодного излучения на когнитивные способности компьютерных пользователей [259].
Светодиоды, работающие в режиме высокого прямого напряжения, генерируют, помимо электромагнитного излучения, также и «высокопроникающую» компоненту. Этот эффект был также открыт А.В. Бобровым в 1997 году. Детали конструкции приборов описаны в [233; 324]. Структура светодиодного генератора показана на рис. 69. Светодиоды размещены на площади 120Ч120 мм2 и работают в нестандартном режиме 48 вольт прямого напряжения с первичной и вторичной модуляцией.
При проведении исследований применялись три типа светодиодных излучаемых устройств (Т1-ТЗ) (см. рис. 70). Разница между ними заключается в типе используемых светодиодов, то есть в спектре излучаемого света (см. таблицу 5). Поскольку генераторы излучают также переменное электрическое и магнитное поле, для локальных экспериментов они помещались в экранированные металлические контейнеры, показанные на рис. 70. В таблице 6 приведены значения напряженности электрического и магнитного полей на расстоянии 5 и 25 см при открытом и закрытом металлическом заземленном контейнере. Измерения проводились прибором МЕ3951А производства «Gigaherz Solutions» в диапазоне 5 Гц 400 кГц. Как видно из приведённых данных, на расстоянии 25 см параметры магнитного и электрического полей при закрытом и заземлённом металлическом контейнере не отличаются от фоновых значений. Эти измерения подтверждают опубликованные данные [324], измеренные анализатором спектра 9 кГц 7 ГГц производства «Rohde & Schwarz». В дальнейших экспериментах эти измерения проводились низкочастотным анализатором спектра «SPECTRAN NF5010» 1 Гц 1 МГц, где при закрытом металлическом контейнере также не были обнаружены значения полей, превышающие фоновые значения. Таким образом, измеренные данные позволяют утверждать, что переменные электрические и магнитные поля, производимые светодиодным генератором, не являются основным фактом воздействия в локальных и удалённых экспериментах.




Рис. 69. Светодиодные генераторы: (а) структура; (б) генератор А.В.Боброва; (в) генератор EHMI


Рис. 70. (а) Три типа светодиодных генераторов EHMI, используемых в локальных и удалённых экспериментах; (б) светодиодный генератор, помещённый в заземлённый металлический контейнер для экранирования от ЭМ и световых воздействий; (в) полупроводниковый генератор с той же самой управляющей электроникой, что и в генераторах EHMI, однако светодиоды заменены SMD-диодами

На основе светодиодного генератора был изготовлен полупроводниковый генератор (см. рис. 70). В нём светодиоды были заменены SMD-диодами, часть которых включена в прямом включении, часть в обратном включении. Посредством управления полей есть возможность выбора режима работы (прямой или обратный) для генератора. Остальные электронные компоненты и разводка печатной платы полностью идентичны генератору EHMI, его электромагнитное излучение также соответствует уровню излучения светодиодного генератора. Эта модель генератора использовалась в основном для выяснения природы «высокопроникающего» излучения.

Таблица 5. Некоторые параметры трёх типов светодиодных генераторов
Тип
N светодиодов/ на спектр
Спектр
Площадь излучения /на спектр, см2
Низкочастотная модуляция

1
169 / 169
470 нм
95,03 / 95,03
1-30 Гц

2
169 / 44
470 нм, 527 нм, 594 нм, 621 нм
95,03 / 23,75
1-30 Гц

3
169 / 22
385 нм, 470 нм, 527 нм, 594 нм, 621 нм, 660 нм, 940 нм, white 9000k
95,03 / 11,87
1-30 Гц


Электромагнитный генератор на основе вектора Пойнтинга

Этот тип генератора разрабатывался в 80-е годы и является основой таких известных генераторов, как большой и малый генераторы Акимова (их типичное обозначение БГА и МГА). В литературе существует множество описаний этих типов генератора и предположений о механизме их действия [444; 445]. Принцип работы этого генератора основан на взаимодействии магнитного (Н) и электрического (Е) полей, ортогональных друг другу, в результате чего формируется (генерируется) вектор Пойнтинга S=[ЕЧН], указывающий направление сигнала на выходе устройства. В дальнейшем мы будем обозначать все генераторы этого типа как «генераторы на основе вектора Пойнтинга».
Наиболее распространённая версия включает в себя дисковый (кольцевой) магнит и цилиндрический конденсатор (см. рис. 71). Вместо постоянного магнита зачастую используются электромагниты. На обкладки цилиндрического конденсора подаётся постоянное напряжение, в БГА/МГА оно варьируется на уровне 100-200 В, в генераторах на основе модуля ЕНМ-С до 1200 В. Этот генератор достаточно легко изготовить в любительской мастерской.

Таблица 6. Измерение переменного электрического (Е) и магнитного (Н) поля прибором ME 3951А в области 5 Гц 400 кГц, точность измерения ±2%. Обозначения в таблице: on генератор включён, off генератор выключен, V напряжение, кон. заземлённый металлический контейнер. Для модуляции указаны длительности импульса первичной и вторичной модуляции.
on / off
d, см
кон.
V
Модуляция
E, В/м
H, нT

фон

нет


7,0 ± 0,4
20 ± 10

off
5
нет
5

6,9 ± 0,4
30 ± 10

on
5
нет
5
5
·s, 30
·s
7,0 ± 0,4
209 ± 30

off
5
да
5

6,9 ± 0,4
30 ± 10

on
5
да
5
5
·s, 30
·s
7,0 ± 0,4
120 ± 20

off
25
да
5

7,0 ± 0,4
33 ± 10

on
25
да
5
5
·s, 30
·s
7,1 ± 0,4
30 ± 10

off
0
нет
48

11,9 ± 0,4
32 ± 10

on
0
нет
48
0,4
·s, 250
·s
12,8 ± 0,4
120 ± 10

off
5
нет
48

11,9 ± 0,4
30 ± 10

on
5
нет
48
0,4
·s, 250
·s
12,1 ± 0,4
40 ± 10

off
5
да
48

6,9 ± 0,4
31 ± 10

on
5
да
48
0,4
·s, 250
·s
6,5 ± 0,4
33 ± 10

off
25
да
48

6,8 ± 0,4
32 ± 10

on
25
да
48
0,4
·s, 250
·s
6,9 ± 0,4
32 ± 10



Рис. 71. 1 внутренняя обкладка цилиндрического конденсатора, 2 внешняя обкладка цилиндрического конденсатора, 3 кольцевой магнит (или кольцевой электромагнит). Излучение направлено в аксиальном направлении А В.




Рис. 72. Плоский генератор конструкции В.Замши: ( а) общий вид, (б) вид сверху; (в) генерирующий и управлявший модуль ЕНМ-С производства CR.

Вариантом этого прибора является плоский излучатель с двумя катушками Гельмгольца. Известны подобные генераторы С.Н. Тарахтия, современная разработка принадлежит Виталию Замше [150]. Активная часть генератора, его излучатель, представляет собой планарную конструкцию из диэлектрика, на которой размещены две катушки Гельмгольца и плоский конденсатор между ними (см. рис. 72). Такая конструкция позволяет минимизировать паразитную ёмкость между электродами конденсатора и намоткой катушки, что уменьшает искажение диаграммы направленности излучателя, паразитное боковое излучение и повышает эффективность генератора в целом. Излучатель питается синфазными напряжениями от блока управления, который представляет микропроцессорную систему с двухкаскадной схемой повышения напряжения до 1200 В, схемой токового управления (до 500 А в импульсе) и систему модуляции всех напряжений (см. рис. 72).
Наибольшее количество экспериментальных результатов получено именно для генераторов на основе вектора Пойнтинга. Не в последнюю очередь из-за того, что организации, сотрудничавшие с МНТЦ «Вент», получали этот тип генератора для экспериментов. Однако известны и некоторые зарубежные конструкции, предыстория которых неизвестна.

Частотный электромагнитный генератор

Как было показано в ряде работ Лаховского, Райфа и Вейника, излучатели переменного электрического и магнитного полей также характеризуются «высокопроникающей» компонентой, которая воспринималась через многочисленные ЭМ-экраны. В нашей лаборатории используются два типа таких приборов, которые отличаются напряжением, подаваемым на излучатель, до 50 кВ и до 1,2 кВ. Сам излучатель представляет собой игольчатый излучатель Вейника, заключённый в заземлённый металлический экран. Высоковольтные приборы создают некоторое количество помех, как по сети, так и по линии заземления, которые трудно отфильтровать при работе чувствительной измерительной электроники. Поэтому нужно уделять внимание тщательной экранировке излучающей и измерительной частей при работе с этими типами генераторов.
На основе высоковольтного генератора был разработан компактный генератор электромагнитных полей EHM5-L8R (см. рис. 73). Принцип работы модуля основан на использовании многослойных катушек Теслы с синфазным и противофазным включением. В синфазном режиме этот модуль генерирует переменное электрическое поле интенсивностью до 10 кВ/м и переменное магнитное поле интенсивностью до 10 мТ (измерено вблизи поверхности излучателя) в диапазоне частот от 100 мГц до 1 кГц. Как интенсивность, так и частоту можно программировать и изменять в процессе работы через USB-интерфейс.


Рис. 73. Модуль EHM5-L8R программируемый генератор переменного электрического, переменного магнитного полей и магнитного векторного потенциала. Этот генератор управляется собственным модулем управления, питание и программирование осуществляется через USB-интерфейс.

Модуль EHM5-L8R используется либо в пассивных генераторах, либо совместно со светодиодным генератором, позади светодиодной панели. При этом используются два режима работы: излучатель электрического поля (сторона Е направлена в сторону светодиодной панели) и противофазное включение. Для исключения излучения обратной стороной светодиодного генератора вся его задняя часть была закрыта заземленным металлическим экраном.
Для контроля интенсивности ЭМ-полей на стороне сенсоров было измерено значение переменного магнитного электрического полей на расстоянии 0,4 м от генератора для частот до 1 МГц. Спектрограммы показаны на рис. 74.


Рис. 74. Спектр переменного магнитного поля (а) и переменного электрического поля (б), излучаемого светодиодным генератором с модулем EHM5-L8R. Измерено прибором «SPECTRAN 5010», расстояние между измерителем спектра и включёнными излучающими приборами 0,4 м, ни генераторы, ни измеритель спектра не экранированы.

Как видно из спектрограмм, совместное излучение светодиодного генератора и модуля ЕНМ5 не превышает 1,5 В/м на частотах до 1 кГц и 0,2-0,7 В/м в диапазоне 1 кГц 1 МГц. Магнитная компонента модуля ЕНМ5 была выключена, а излучение светодиодного генератора уже на расстоянии в 25 см не превышает 1 нТ. Таким образом, как магнитная, так и электрическая компоненты работающих светодиодных генераторов с этим модулем не превышают шумового фонового значения в этом помещении. При измерениях ни анализатор спектра, ни генераторы не экранировались. Как показали эксперименты, использование пофазного или противофазного режима работы ЕНМ5 с другими генераторами позволяет в несколько раз увеличить их эффективность без увеличения уровня электрических и магнитных полей. Предполагается, что здесь наблюдается эффект, описанный в [149] диверсификация излучения (например, использование разных частот и разных типов генераторов) повышает общую эффективность генератора.

Вращающиеся объекты

Известным источником «высокопроникающего» излучения являются вращающиеся объекты. Наиболее просто использовать готовые промышленные приборы, такие как гироскопы или жёсткие диски. При работе с этими типами генераторов нужно учесть, что эффект от их работы очень мал, а количество побочных температурных, электромагнитных и вибрационных эффектов очень велико.


Рис. 75. (а) два вращающихся жёстких диска «IBM Ultrastar» (скорость вращения 5400 об/мин, в каждом жёстком диске находятся 3 вращающихся пластины) в качестве «генератора»; (б) показаны изменения температуры и влажности на расстоянии порядка 180 мм от дисков.

На рис. 75 показаны два жёстких диска «IBM Ultrastar» со скоростью вращения 5400 об/мин (в каждом жёстком диске находятся 3 вращающихся пластины), которые использовались для экспериментов. На расстоянии порядка 180 мм замерялись изменения температуры и влажности. Включение и выключение дисков производилось дистанционно. Как видно из рисунка, за время порядка 30 минут температура поднялась на 0,07°С, а влажность упала на 0,1% RH (ЭМ-поля в этом эксперименте не измерялись, однако их необходимо также регистрировать). Эти факторы нужно учитывать при подготовке экспериментов с вращательными генераторами.

Пассивные генераторы и структурные усилители

Использование пассивных структур, таких как металлические волноводы, конусы и различные материалы, широко распространено в радионике и работах Райха (оргонный аккумулятор). Как показали эксперименты Иеронимуса и Турлыгина, «высокопроникающее» излучение обладает свойствами света и электрического тока, поэтому использование волноводов и «призм» вполне обосновано. В разработках МНТЦ «Вент», особенно в большом генераторе Акимова, тема пассивных структур получила существенное развитие. Различаются волноводы, концентрирующие элементы, сумматоры и поляризаторы (а также «затворы» на их основе).


Рис. 76. Структурные усилители, использованные в экспериментах. Нижний СУ способен вмещать в себя два модуля EHM5-L8R в конусах и выступать в качестве активного электромагнитного генератора (один модуль уже вставлен).


Рис. 77. ПИД-модуль для светодиодного генератора

В лаборатории эти элементы уже многие годы используются в так называемых структурных усилителях (СУ) (см. рис. 76). В дальнейших главах будут показаны эксперименты с СУ, в них действительно достигается усиление сигнала в несколько раз, по-видимому, за счёт концентрации сигнала.
СУ состоят из конусных элементов, изготовленных из диэлектрического материала полиактида, толщина стенки 0,5-5 мм, в размерах конусов заложены элементы «золотого сечения». Внутри или снаружи (только с одной стороны) конусы обработаны металлизирующим композитом. Таким образом, их структура сходна с оргонными аккумуляторами Райха. Как предполагается, их принцип действия также сходен с оргонными аккумуляторами. В работе [221] показано, что путём различной металлизации, числа конусов и фокусного расстояния СУ подобной формы выступает в роли «селективного резонансного усилителя». Такой набор конусов является простейшим пассивным генератором при правильной ориентации на местности.
На основе большого генератора Акимова и генератора А.Смирнова был разработан специальный модуль к светодиодному генератору, который вводит различные обратные связи в конусные сигналы. Эта система особенно эффективна для удалённых экспериментов. Этот ПИД-модуль показан на рис. 77. Он состоит из нескольких соединённых конусов, содержащих информационную матрицу и адресный признак объекта воздействия, объединённых обратной связью. Информационные матрицы устанавливались непосредственно на излучающую панель генератора или же клались в соответствующий конус ПИД-модуля. Конкретные схемы опытов по исследованию генераторов с обратными связями приведены в дальнейших главах.
Нужно сказать, что тема пассивных генераторов и структурных элементов является очень спорной. С одной стороны, было проведено достаточно много измерений для признания существования неких эффектов от этих устройств. С другой стороны, существует масса противоречивого материала о свойствах этих элементов, например об изменении поляризации излучения.

Процессы, изменяющие энтропию

Этот тип пассивных генераторов относится ещё к работам Козырева; вероятно, именно он является изобретателем этого метода. По наблюдениям Козырева, процессы растворения соли, соды, таяния снега, роста кристаллов и т.д. имеют влияние на сенсоры, которые не связаны непосредственно с этими процессами. Энтропийные процессы изменения кристаллической структуры и агрегатных состояний являются источниками «высокопроникающего» излучения. Именно эти процессы ставят больше всего вопросов о том, является ли «излучение» действительно излучением. Однако проблема в том, что эти процессы очень коротко текущие и малые по амплитуде, то есть их детекция является нетривиальным занятием.
В лаборатории в качестве энтропийного генератора используется процесс растворения/кристаллизации соли, соды и медного купороса. Для этого стеклянный контейнер ёмкостью 100 мл был наполнен 50 мл бутылочной воды комнатной температуры. На этот контейнер надевается длинный пластиковый пакет, плотно прижатый к стенкам контейнера. В конце пакета насыпана поваренная соль или сода и перемешивается тонкой спицей, продетой в пакет.
Как и в случае вращающихся генераторов, многие экспериментаторы размещают этот «генератор» непосредственно вблизи сенсора, забывая о том, что растворение веществ изменяет температуру/влажность в системе, то есть сенсор вместо «высокопроникающего» излучения будет реагировать на температуру. На рис. 78 показан график температуры и влажности при растворении соли. Хорошо видно изменение температуры на 0,3°С и относительной влажности на 1%. Эти факторы также нужно учитывать при планировании экспериментов.
На рис. 79 показан пример пассивного генератора, в центре которого находится стеклянный контейнер с растворяемой NaCl. Количество и разнообразие подобных приборов ограничено только креативностью дизайнера и разработчика.


Рис. 78. 
Т
Ф
Ц

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·Измерение температуры и влажности при растворении соли в 50 мл воды в герметически закрытом стеклянном сосуде. Регион А: контейнер с кульком ставится на сенсор; регион В: соль из кулька высыпается в воду, получается порядка 75 мл раствора; регион С: в кулёк продевается тонкая спица и раствор тщательно перемешивается.


Рис. 79. Пример пассивного генератора. Рабочее название «ваза для Поднебесной». В центре прибора 100-мл контейнер с растворяемой NaCl; фотография сделана в момент растворения соли.

Известные методы детекции

Как уже упоминалось во введении к этой главе, путём эмпирических исследований [13; 15; 17; 446] было обнаружено несколько методов детекции «высокопроникающего» излучения:
1) операторные методы, например: биолокация, психофизическая диагностика по методу Фолля [447], построение георитмограмм по Хартману [448], детекция с помощью различных радионических устройств [155];
2) с использованием высокоорганизованных биологических систем, например, путём измерения проводимости тканей растений [10] и расчёта величины относительной дисперсии проводимости (ОДП) [449];
3) микробиологические методы, в частности измерение активности дрожжей путём измерения производства CO2 [12], измерение биолюминесценции бактерий E.coli [225], двигательной активности инфузорий спиростом [443];
4) измерения различных параметров химических реакций: окисление раствора гидрохинона и регистрация дифференциального спектра поглощения [443], реакция гидратации уксусного ангидрида и регистрация оптической плотности раствора [450], высокоточное измерение pH путём спектроскопии в видимой и УФ областях кислотно-основного индикатора бромтимолового синего и раствора соли SnCl2 [398], абсорбционное поглощение воды и водных растворов в ультрафиолетовом спектре [451; 452];
5) in vitro клеточные тесты, например скорость оседания эритроцитов [27; 443];
6) тесты на всходимость с зёрнами кукурузы, тритикале, томатов и пшеницы [240; 421; 422];
7) измерения, связанные с фазовыми переходами, например кристаллизация [410], в частности при замерзании воды [453; 454], полимеризация [455], изменение механических и микроструктурных свойств металлов после плавки [456], агрегация гомогената зелёных листьев [457; 458];
8) измерения в системах «радиоактивный источник датчик», в частности отклонение разброса результатов измерения от распределения Пуассона [13; 14; 459];
9) структуризация диполей воды в двойном электрическом слое Гуи Чепмена [460; 461] и измерение диэлектрической проводимости с помощью дифференциального метода [462] или глубокополяризованными электродами [324; 408];
10) изменение свойств твёрдых тел диэлектриков, полупроводников, ферромагнитов и построение детекторов на основе резисторов [27; 124], кварцев, конденсаторов и транзисторов [360; 414], на основе изменения магнитной проницаемости ферритов [360];
11) изменение некоторых свойств электрических полей изменения темнового тока фотоумножителей [463], регистрация удалённых воздействий прибором ИГА-1 [24];
12) крутильные установки, например: детектор Смирнова [464], крутильные весы Козырева [124];
13) изменения плотности и масс веществ, например: дистиллированной воды, графита, дюраля, в процессе реакции на внешний необратимый процесс [430];
14) изменение статистических шумовых параметров в туннельных (квантовых) диодах и транзисторах [104; 120; 465] и в механических системах [106];
15) использование нелокальных свойств «высокопроникающего» излучения, например передача сигналов на большие расстояния [149; 240; 324; 421; 466; 467], так называемый эффект макроскопической запутанности (macroscopic entanglement) [224; 426];
16) измерения амплитуды и фазового сдвига сигналов в режиме самогенерации, связанных осцилляторов или внешних электрических/магнитных полей, и приборы на этой основе, например: ИГА-1 [412], «Vega», «Seva» [468];
17) методы фоторегистрации, например: при использовании фотопластин, при вулканизации полимеров или с помощью эффекта Кирлиан [469];
18) непосредственная детекция спиновой поляризации, например с помощью ЯМР [17; 419; 470];
19) использование эффекта изменения частоты и амплитуды отражённого когерентного света [471; 472; 473].

Воспроизводимость результатов измерений

Авторы [27] отмечают, что в 25-30% случаев не удаётся зафиксировать излучение генераторов «высокопроникающего» излучения. В работах [324; 325] показано, что при параллельной регистрации 9 сенсорами нормальным является только 45-50% реакции ДЭС сенсоров на излучение. В [24] приведены многодневные нелокальные эксперименты, когда в отдельные дни сенсоры не показывали реакции, в то время как во все остальные дни реакция была существенной. В работе [323] демонстрируется, что при регистрации воздействия малым количеством сенсоров в 30-35% случаев твердотельные сенсоры не показывают реакции. Большинство серьёзных исследователей отмечает феномен подобной «непредсказуемой воспроизводимости» результатов экспериментов.
Для критиков этот факт ведёт к заключению, что «высокопроникающее» излучение отсутствует и регистрируются некие флуктуации, которые случайно совпадают со временем воздействия. Однако мы повторим две гипотезы, высказанные в [24] и в [466], о том, что:

· используемые генераторы являются не единственным источником «высокопроникающего» излучения в проводимых экспериментах. Эти источники излучения взаимодействуют друг с другом;

· в механизме передачи воздействия от генераторов к сенсорам принимают участие один или несколько иных факторов, влияние которых пока ещё не понято. Например, в [24] показано, что прекращение передачи сигналов происходило во время астрономических событий. Это влияние сходно с влиянием солнечной активности на радиосвязь. В работах [13; 14; 430; 360] приводятся данные о влиянии эффекта последействия на показания сенсоров.

Подавление сопутствующих взаимодействий

Для проведения тестов необходимо выделить «высокопроникающие компоненты» из множества ЭМ, температурных, механических и других взаимодействий. Пример подавления ЭМ-полей в макро- и микробиологических тестах показан на рис. 80, где происходило экранирование или самого светодиодного генератора, или же биологических проб в толстостенных металлических контейнерах.


Рис. 80. Подавление сопутствующих ЭМ-полей в экспериментах по прорастанию пшеницы (а) и газообразованию дрожжей (б, в).

В других тестах [24; 233] происходило тщательное экранирование не только от ЭМ, но и от температурных, механических и акустических факторов воздействия. Для контроля производилась запись с нескольких температурных сенсоров разного типа, акселерометров и датчиков ЭМ-полей. Поскольку полностью подавить изменения температуры не представляется возможным, то производится расщепление динамики показателей на быстрые изменения, в пределах 30-60 минут, за которые ответственен измеряемый фактор «высокопроникающего» излучения, и медленные изменения, в пределах 180-240 минут, вызванные колебаниями температуры.


Рис. 81. Использование термостабилизированного контейнера от «настольной ЭБХ-лаборатории». Показано подключение сенсора к внешнему стационарному прецизионному мультиметру с VISA-интерфейсом (из [474]).

Хороший уровень изоляции сенсоров от факторов внешней среды достигается с помощью термостабилизированных контейнеров. Как пример, на рис. 81 показан контейнеры от «настольной ЭБХ-лаборатории». Эта система состоит из термоизолирующего контейнера с цифровым термостатом и системой для записи сигналов с пользовательских сенсоров внутри контейнера. Она включает в себя многоканальные подсистемы для высокоточного измерения напряжения, тока и частоты с использованием программируемой системы на кристалле фирмы «Cypress Semiconductor». Термостабилизированный контейнер обеспечивает защиту от электромагнитных и температурных воздействий окружающей среды и позволяет вести запись данных в электрических, биологических или химических процессах, которые чувствительны к этим воздействиям. Система разработана для интеграции в различные экспериментальные и лабораторные системы с жидкими (в отдельных контейнерах) и нежидкими пробами, где требуется долговременная стабильная температура между 20°С и 55°С. Термостат использует двухканальный ПИД-регулятор с тремя прецизионными датчиками температуры. Точность удержания относительной температуры составляет порядка 0,02°С. Аналоговые или цифровые сигналы от пользовательских сенсоров с выходами по напряжению, току или частоте (например, проводимость, pH, формы сигналов, передаточные функции, импульсные или частотные отклики и т.д.) оцифровываются с помощью 20-24 битного АЦП и передаются на PC через USB для дальнейшей обработки, анализа или записи. Система обладает внутренними сенсорами (акселерометр, ЭМИ, напряжение) для мониторинга условий эксперимента.

Протестированные в лаборатории сенсоры

Поскольку лаборатория специализируется в измерении эффектов «высокопроникающего» излучения, с течением времени было протестировано множество датчиков. Нужно сказать, что не все из них демонстрировали ту функциональность, которую заявляли их разработчики. К сожалению, во многих случаях авторы не уделяли должного внимания изоляции от факторов окружающей среды. Эти сенсоры измеряли различные комбинации температуры, влажности, слабых ЭМ-полей и т.д. В этом разделе, как и в случае генераторов, мы рассматриваем только те сенсоры, которые были изготовлены в лаборатории, приобретены или протестированы в процессе совместных экспериментов то есть те, с которыми происходила проверка работоспособности. В дальнейших разделах будут рассмотрены три биосенсора (макро- и микробиологические процессы, фитосенсоры), четыре жидкостных сенсора (DC- и АС-кондуктометрия, ЭДС- и pH-потенциометрия), три твердотельных сенсора (полупроводники и пассивные радиокомпоненты), полевой сенсор (ИГА-1) и датчики на основе фазовых переходов. Как видно, существует достаточное количество сенсоров, способных регистрировать «высокопроникающее» излучение.

Биосенсоры: макробиологические тесты

Под биологическими сенсорами в контексте «макробиологических тестов» подразумеваются процессы морфогенеза при прорастании зёрен. Этот тест является широко распространённым методом анализа различных воздействий [476; 477]. Можно использовать зёрна тритикале, пшеницы, кукурузы, томатов, перца и т.д. В лаборатории используется в основном пшеница. В качестве результата оцениваются несколько параметров, такие как всходимость, длина побегов, длина корней, сухая биомасса и т.д. Наиболее распространённым параметром является всходимость, поэтому этот тест иногда называется тестом на всходимость. Преимущество этого метода заключается в его простоте, однако для прорастания зёрен необходимо время от 3 до 7 дней, поэтому он не всегда подходит в тех ситуациях, когда нужно получить быстрый результат.
Приведём пример результатов теста для пшеницы. Оценивалась всходимость при t=144-160 часов как соотношение среднего значения эксперимента воздействия светодиодного генератора с пенициллиновой матрицей, заключённого в заземлённый металлический контейнер, к среднему значению контроля. Пенициллиновая матрица включена в тест, поскольку именно для неё было получено большое количество результатов в локальных и нелокальных экспериментах [423; 475] (см. больше в главе, посвящённой ПИД-эффекту). Количество зёрен в каждом контейнере 200 шт., тест повторялся 3 раза. Были получены следующие результаты для контроля 94,82,88% и для опыта 98,96,93% соответственно (см. пример на рис. 82).


Рис. 82. Пример макробиологического теста на прорастание пшеницы. Контейнеры G1 контрольный тест, G2, G3 различные режимы воздействия на зёрна. В каждом контейнере 200 зёрен. Круглыми метками отмечены непроросшие зёрна. Данные из работы [475].

Систематическая погрешность этого теста зависит от нескольких факторов: а) от строгости выдерживания равных температурных, световых и влажностных условий, ЭМ-полей и других воздействий для контрольного и опытного контейнеров; б) от типа подготовки (например совместного замачивания) зёрен, которые используются для контроля и опыта; в) от вариации всходимости, которая зависит от времени года, взаимодействия (например электрохимического) между зёрнами при прорастании, качества зернового материала, и т.д. При использовании термостата и большой величины выборки (количества зёрен для анализа) мы оцениваем погрешность для а), б) в районе <1,5%. Погрешность для в) оценить сложно, мы оставляем пока этот вопрос открытым. Случайная погрешность зависит от количества зёрен, для 200 зёрен случайная погрешность измерения не более 0,5% (см. больше в [423]).

Биосенсоры: микробиологические тесты

Для измерения отклика микробиологической системы на воздействие существует множество биофизических и биохимических тестовых методов. Как правило, эти тесты направлены на установление степени патогенности окружающей среды, например на определение комплексной чистоты воды. В нетрадиционных исследованиях стандартным микробиологическим тестом является измерение биолюминесценции бактерий E.coli [225]. Также широко распространены тесты на оседание эритроцитов, определение двигательной активности инфузорий спиростом и т.д., см., например, [443].


Рис. 83. Шестиканальная ПЗА-измерительная система на основе сенсора SCP1000-D11. Измерение происходит в температурном шкафу с принудительной вентиляцией для поддержания равномерной температуры популяций.

Биологическим микроорганизмом, который можно найти почти в каждом домашнем хозяйстве, являются дрожжи. Это одноклеточные грибы из класса сахаромицетов, известные под названием пекарские дрожжи (Saccharomyces cerevisiae). Они широко используются в производстве алкогольной и хлебопекарной продукции и являются одним из наиболее хорошо изученных микроорганизмов, чей геном полностью секвенирован [478]. Как и любой микроорганизм, активность дрожжей зависит от множества факторов: температуры, количества питающих веществ, благоприятности условий окружающей среды и т.д. Активность дрожжей удобно измерять по степени газообразования.
Домашним хозяйкам хорошо известна способность теста «подходить» в одних условиях и «не подходить» в других. Даже известна поговорка: «У неё пироги пышные рука лёгкая». «Лёгкая рука» в этом контексте означает некое воздействие, которое оказывает хозяйка на микроорганизмы. Их активность стимулируется, улучшается газообразование, и тесто получается пышнее. Имеет место и обратный процесс, когда негативное состояние хозяйки угнетает дрожжи и тесто получается плохим. Способность дрожжей реагировать на «энергоинформационные» воздействия известна специалистам. Например, существует стандартный ПЗА-тест, где происходит измерение давления углекислого газа в тестовых и контрольных популяциях [12].
На рис. 83 показана 6-канальная ПЗА-измерительная система на основе сенсора SCP1000-D11. Примеры графиков температуры и давления в каждом канале для случаев без воздействия и с воздействием светодиодным генератором показаны на рис. 84. ПЗА-тест несколько сложен для проведения вне профессиональной лаборатории. Это связано с необходимостью многоканального измерения слабого давления, калибровки каналов, поддержания равномерной температуры в контрольной и экспериментальной популяциях, взвешивания дрожжей с точностью до 0,1/0,01 мг и т.д. Например, на рис. 85 показана калибровочная система на основе сенсора давления «Honeywell 26PCCFA6G». Однако ПЗА-тест является одним из самых чувствительных и быстрых тестов с достаточно хорошей точностью.


Рис. 84. Пример 6-канального измерения давления с сенсором SCP1000-D11, показана только линейная часть данных, начальный уровень давления приведён к нулевой величине, давление измеряется в относительных единицах, выдаваемых сенсором; (а) контрольные измерения без воздействия и без температурной стабилизации (70 мг дрожжей, 10 г сахара, раствор 10 мл в 6 контейнерах); (б) экспериментальные (слепые) измерения с температурной стабилизацией, 3 канала без воздействия, 3 канала с воздействием (30 мин, LED, 70,5 ± 0,3 мг дрожжей, 10±0,005 г сахара, раствор 10 ± 0,1 мл в 6 контейнерах). Четко видно увеличение газообразования в трех популяциях, обработанных светодиодным генератором.


Рис. 85. Установка для калибровки индикаторов давления с сенсором «Honeywell 26PCCFA6G» (Vcc = 15 В).

Здесь можно сослаться также на работу [233], где приводятся данные по воздействию генератора Боброва: «Эксперименты проводились на сухих дрожжах. О жизнедеятельности клеток судили по количеству выделяемого в популяции газа; использовался метод регистрации показателя зимазной активности (ПЗА). Эффективность влияния информационного воздействия определялась по результатам серии из десяти или более экспериментов, в каждом из которых одинаковому воздействию подвергались одна или две группы „экспериментальных популяций". Одна контрольная группа популяций воздействию не подвергалась. Продолжительность каждого эксперимента регламентировалась средней величиной ПЗА в контрольных популяциях: эксперимент заканчивался по достижении значения этой величины 280-300 условных единиц (делений шкалы). Эффективность воздействия определялась путём сравнения средней (по результатам всей серии) величины ПЗА в группах экспериментальных популяций со средней величиной в группе контрольных. Средние величины ПЗА определялись путём усреднения величин ПЗА, зарегистрированных в популяциях соответствующей группы во всех экспериментах серии. В каждой серии экспериментов выборки, на основании которых делался вывод об эффективности того или иного информационного воздействия, составляли от 30 до 120 чисел». В этой работе приведено множество экспериментальных данных о воздействии генератора на дрожжи (см. диаграмму, показанную на рис. 86). Для примера результатов воздействия светодиодного генератора на дрожжи можно сослаться на графики, показанные на рис. 84, а также на данные из работы [233].


Рис. 86. Показатели зимазной активности дрожжей под воздействием лазерного и светодиодных излучателей. Экран сталь толщиной 25 мм, экспозиция 88 с. Данные из работы [233], опубликовано с разрешения автора.

Погрешность этого метода заключаются главным образом в разных условиях для контрольных и экспериментальных популяций.
Необходимо самым тщательным образом соблюдать равные температурные, ЭМ и операторные условия (два оператора, производящие измерения слепым методом). С нашей точки зрения, систематическая погрешность зависит от тех же условий окружающей среды, как и в случае макробиологического теста, и может быть принятой также на уровне <1,5% (в работе [233] оценка погрешностей не проводилась). Случайная погрешность зависит от точности взвешивания дрожжей, сахара и воды, а также точности считывания значений газообразования. При применении точных весов класса «1 мг» и прецизионных датчиков давления случайная погрешность измерения не более 0,5%.

Биосенсоры: фитодетекторы и проводимость на переменном токе

Фитосенсоры это гибридные сенсоры «растение прибор», принцип работы которых заключается в измерении определённых параметров растения, которое находится в рабочей зоне излучения. Таким образом, первичная реакция возникает в самом растении, которое затем преобразуется в нужную форму прибором. Фитосенсоры несколько капризны: например, после полива растения сенсор в течение какого-то времени почти не реагирует на воздействия. Однако это и один из наиболее чувствительных сенсоров, особенно для операторных взаимодействий.
В растениях обычно измеряются два типа электрических параметров. Первый это измерение поверхностных биоэлектрических потенциалов, которые возникают между двумя точками, как правило, это корневая система и листья. Например, Бэкстер и С.Н. Маслоброд [479; 480; 481] проводили измерения по этой схеме. Второй тип параметров это проводимость тканей растения на определённой частоте. По этой схеме работали, например, В.А. Соколова [10] и А.Каравайкин [482]. В лаборатории получены хорошие результаты по второму методу проводимости тканей. Был разработан прибор, включающий в себя генератор сигналов произвольных формы с частотой от 0,1 Гц до 1 Мгц и частотно-скомпенсированный измеритель тока на основе модуля MU2.0 (см. рис. 87).
Примеры реакции фитосенсора уже были приведены в предыдущих главах. На рис. 88 показан ещё один пример реакции сенсора на активность оператора, который находится на расстоянии трёх метров от растения. Помимо измерения проводимостей тканей производятся измерения температуры и влажности воздуха, уровня освещённости, магнитных полей и других параметров. Сравнение этих данных позволяет отсеять те измерения, в которых происходили изменения вторичных параметров, то есть фитосенсор мог реагировать именно на вторичные изменения, а не на психоэмоциональные воздействия.


Рис. 87. Фитосенсор на основе кактуса и измерительного модуля MU2.0. Измеряется проводимость тканей растения одновременно на 10 произвольных частотах от 0,1 Гц до 1 МГц, дополнительно прецизионными сенсорами измеряются температура, влажность, освещённость, магнитные поля, механические воздействия и питающие напряжения.

Прибором, измеряющим проводимость тканей, были проведены несколько замеров жидкостей по методике В.А. Соколовой. В работе [10] рассчитывалась относительная дисперсия проводимости (ОДП) на десяти частотах от 1 кГц до 512 кГц. Мы повторили несколько замеров ОДП по этой методике для таких жидкостей, как вода, вино и молоко, обработанных светодиодным генератором. Многие из измерений не совпали с описанными в [10], что, вероятно, обусловлено разными типами используемых генераторов. Однако для некоторых типов жидкостей наблюдаются сходные изменения ОДП. На рис. 89 показан график изменения ОДП молока жирностью 1,5% на частотах 1, 5, 70 и 300 кГц под воздействием светодиодного генератора в течение 80 минут. Мы наблюдаем изменения на высоких частотах в противоположность [10], где наблюдались изменения в основном для низких частот.


Рис. 88. Пример реакции фитосенсора на различные ментальные активности человека (зоны А, В, С, D). Расстояние до растения порядка трёх метров, оператор во время сессии не двигался.

Погрешности измерения с помощью фитосенсора определяются в первую очередь нелинейной реакцией растения на сумму внутренних и внешних факторов, в том числе и на психобио-энергетические воздействия. Мы не можем оценить точность и повторяемость измерений и относим фитосенсор к классу качественных пробников, где результат достаточно точен в рамках одного измерения (например, психоэмоциональные воздействия оператора), однако он не может количественно сравниваться с измерениями, проведёнными в другое время.


Рис. 89. График изменения ОДП на частотах 1, 5, 70 и 300 кГц для молока жирностью 1,5%, находившегося под воздействием светодиодного генератора в течение 80 минут.

Жидкостные сенсоры: кондуктометрия на постоянном токе

Тесты на реакцию сенсоров на основе глубокополяризованных электродов (датчики на ДЭС) были проведены множество раз и описаны в [12; 324; 483; 484]. Сенсоры на основе глубокополяризованных электродов представляют собой сверхчувствительную двух- и четырёхэлектродную кондуктометрическую схему, работающую на постоянном токе. В разных сенсорах используются как платиновые, так и стальные электроды, погружённые в бидистиллированную воду в стеклянных или металлических контейнерах (см. рис. 90).


Рис. 90. (а) Общая структура всех приборов (из [324]); (б) четырёхэлектродные сенсоры; (в) двухэлектродные сенсоры (из [324]); (г) внешний вид сенсоров.

Все сосуды помещены в несколько изолирующих корпусов, выполненных из латуни. Пространство между корпусами заполнено натуральной шерстью для теплоизоляции. Электроды сенсоров через фильтрующие и развязывающие элементы соединены с программируемой системой на чипе серии CY8C5588AXI-060 с 20-битным дельта-сигма АЦП, который осуществляет сбор данных с токовых электродов, восьми температурных датчиков, трёх акселерометров и одного детектора электромагнитных и магнитных полей (ME 3951А производства «Gigaherz Solutions» в диапазоне 5 Гц 400 кГц) и производит их обработку. С помощью USB интерфейса микроконтроллер соединён с компьютером, который записывает данные на жёсткий диск. Считывание данных происходит удалённо через интернет, то есть оператор не входит в лабораторию, где проводился эксперимент. Все установки тщательно экранированы от ЭМ-излучения и температурных колебаний и закрыты в металлическом шкафу, сделанном из 3-мм стали. Изменения, вызванные действием «высокопроникающего излучения», детектируются как изменения постоянного тока.




Рис. 91. Измерение параметров реакции детектора на воздействие светодиодного генератора. Серой полосой показано время действия генератора, расстояние между генераторами и детекторами 0,5 ± 0,15 метра; (а) изменения температуры во время эксперимента С202; (б) изменения показаний токового сенсора во время эксперимента С202; (в) изменения показаний токового сенсора во время эксперимента С213. Данные из работы [325].

Для анализа можно использовать оценки сигнала, опубликованные в [325]. Пример отклика сенсора на светодиодный генератор приведён на рис. 91. Характерными параметрами реакции являются время отклика t2 и отклонение тока
·l от его ожидаемого значения для некоторого фиксированного интервала времени. Это соотношение можно использовать для оценки эффективности. Например, для интервала t2= 120 мин мы получаем ожидаемое l = 13,341
·A и фактическое l = 13,258
·A.
Погрешность этого измерения складывается из нескольких факторов: систематической погрешности измерения малых токов, изменения
·l, вызванного колебаниями температуры за время t2 (их можно оценить по уровню флюктуации температуры), и случайные погрешности, вызванные прочими факторами (например механическими воздействиями). В общем, мы можем оценить систематическую погрешность на уровне <0,5% и случайную погрешность на уровне 0,1%.

Жидкостные сенсоры: высокочастотная кондуктометрия

Этот тип сенсоров также измеряет проводимость измерительной жидкости, однако другим методом с помощью высокочастотной неконтактной кондуктометрии. Основой сенсорного эффекта являются процессы молекулярной и ориентационной поляризации диполей воды в объёме жидкости [485; 486]. Используются два независимых LC-осциллятора Колпитта (LC Colpitts oscillator) с высокочастотным, до 1 ГГц, транзистором в схеме с общим коллектором. Осцилляторы настроены на частоты между 10 МГц и 30 МГц. Измерительные жидкости встроены в конструкцию осцилляторов. Аналоговые части экранированы и выполнены в отдельных блоках, цифровая часть выполнена на чипе PSoC 5 CV8C5588AXI-060 с тактовой частотой 75 МГц (стабилизирована кварцевым резонатором). Изменения, вызванные действием «высокопроникающего излучения», детектируются как изменения частоты. Цифровая часть осуществляет функцию частотомера, аналого-цифрового преобразователя для датчика температуры и поддерживает USB-интерфейс. Схема может работать в режиме дифференциального датчика или же в режиме двух разночастотных датчиков. Поскольку сенсор имеет только небольшую нелинейность при малых изменениях температуры, считывание показаний происходит относительно линейной экстраполяции динамики изменения частоты.




Рис. 92. Изменения частоты высокочастотного кондуктометрического сенсора во время эксперимента со светодиодным генератором. Данные из работы [221]. Серой полосой показано время действия генератора, расстояние между генераторами и детекторами 0,4 метра.

На рис. 92 показаны результаты тестов реакции индуктивного сенсора на воздействие светодиодного генератора. Ожидаемые значения частот 24,24561 МГц и 24,24573 МГц, фактические значения частот 24,24553 МГц и 24,24565 МГц соответственно.
Систематическая погрешность этого метода зависит от двух факторов: а) качества температурной изоляции датчиков и б) эффективности преобразования «высокопроникающего излучения» в электрические параметры. Поскольку большой статистики для фактора б) ещё нет, на основании повторных измерений с одним и тем же источником излучения можно оценить эту погрешность на уровне <1%. Случайная погрешность измерения частоты низкая, для чипа PSoC 5 находится на уровне 0,01%.

Жидкостные сенсоры: дифференциальная pH-метрия

Помимо кондуктометрических методов, другой класс методов анализа жидкостей, так называемая потенциометрия, также хорошо подходит для измерения эффектов «высокопроникающего» излучения.
В ряде источников [442; 487; 488] указывалось на изменение pH и окислительно-восстановительного потенциала. Поскольку эти измерения являются классическими средствами физико-химического анализа, был разработан специализированный прибор для pH-измерений с «высокопроникающим» излучением.
Два полностью идентичных канала измерительной системы на основе модуля MU2.0 были сконфигурированы для единичного или дифференциального измерения pH. Благодаря необычным характеристикам MU2.0 прибор в состояли измерять кислотно-основные изменения в тестовых Жидкостях на уровне 10-5 10-7 pH, что недоступно для большинства других приборов.
Основные области применения долговременные лабораторные и полевые измерения с малыми и сверхмалыми изменениями pH. Инженерный прототип прибора показан на рис. 93.


Рис. 93. Прецизионный дифференциальный USB-pH-метр на основе MU2.0 (инженерный прототип).

Структура экспериментов показана на рис. 94. pH-электроды находятся в термостатах 1 и 2. Присутствуют 4 химически одинаковые жидкости в одинаковых контейнерах: 2 измерительные жидкости и 2 тестовые жидкости. Воздействие происходит на тестовую жидкость, измерения производятся в измерительных жидкостях. Иными словами, происходят две передачи воздействия: «источник воздействия тестовая жидкость» и «тестовая жидкость измерительная жидкость», которые разделены и по расстоянию, и по времени. Тестовые жидкости подкладываются под термостаты, измерительные жидкости находятся в термостатах, см. рис. 94. Эти условия экспериментов исключают химический, температурный и ЭМ пути передачи воздействия в каждой из цепочек.
Вместо тестовых жидкостей возможно использование различных активированных объектов (см. рис. 94). В этом случае происходит также две передачи воздействия: «источник воздействия тестовый объект» и «тестовый объект измерительная жидкость». Использование сильных источников излучения вместо тестовых жидкостей или объектов нецелесообразно, поскольку происходит существенное изменение свойств референтных жидкостей в pH-электродах и, соответственно, возникновение дополнительных нелинейностей.




Рис. 94. (а) Структура экспериментов и примеры использования тестовых жидкостей (б) и тестовых объектов (в) для контрольных и экспериментальных замеров




Рис. 95. (а) Контрольные измерения двух одинаковых контейнеров с водой; (б) примеры реакции прибора на активацию одной из тестовых жидкостей светодиодным генератором с установленной информационной матрицей

Примеры реакции дифференциального pH (dpH) на жидкости, обработанные светодиодным генератором, показаны на рис. 95. При балансировке дифференциальных каналов на ноль перед воздействием динамика dpH после воздействия показывает не только сам факт воздействия, но и его интенсивность. Сравнение значений dpH для разных типов активированных и неактивированных объектов (компакт-дисков) показано на рис. 96. Как можно видеть из рисунка, присутствует довольно чёткая разница для случаев «без воздействия» и «один объект активирован».


Рис. 96. Сравнение показаний dpH-прибора для разных типов активированных и неактивированных объектов (компакт-дисков).

Погрешность измерения dpH в целом повторяет погрешности других измерений жидкостей и зависит в основном от качества изоляции датчиков и аккуратности подготовки тестовых жидкостей/объектов. Например, если один из компакт-дисков (см. рис. 94) находился некоторое время в руках, dpH-динамика будут существенно отличаться от нулевой линии. На основании повторных измерений можно оценить общую погрешность этого метода на уровне <1%, причём большая часть приходится именно на случайную погрешность, обусловленную «неодинаковостью» тестовых жидкостей/объектов.

Жидкостные сенсоры: измерение водной ЭДС

Этот потенциометрический метод является в некотором смысле младшим братом dpH-метрии; он разрабатывался в контексте «минимальных экспериментов» создания измерительных систем вне профессиональной лаборатории. Он основан на возникновении ЭДС в жидкостях эффекте, в контексте электрохимии [489], исследованном в первую очередь для гальванических элементов и химических источников тока. Считается, что основным механизмом возникновения ЭДС являются процессы гидратации поверхностных атомов металла электродов и их переход в виде ионов в прилегающий слой жидкости (также и обратный ему процесс). Происходит поляризация электродов и возникновение двойного электрического слоя на границе соприкосновения металла с жидкостью. Существуют различные ЭДС-эффекты, например, образование ЭДС между водными фазами, смачивающими гидрофильные поверхности (так называемая «пограничная вода») и «объёмной водой» [490]; возникновение ЭДС между биметаллическими электродами в дистиллированной воде [491; 492]; взаимосвязь ЭДС и фототока [493] и т.д. Механизм взаимодействия «высокопроникающего» излучения и ЭДС, по всей видимости, имеет сходную форму воздействия на степень поляризации диполей в приэлектродных слоях. При этом происходит изменение динамики ЭДС, что и наблюдается экспериментально.
Структурная схема и пример реализации «минимальной» ЭДС-установки показаны на рис. 97. Приёмная часть образована сенсором, который представляет собой два электрода в воде. Контейнер с электродами и с водой помещён в термостабилизирующий контейнер, температура в котором измеряется цифровым термометром. Электроды подключены к мультиметру, который переключен в режим милливольтметра. Результаты измерений температуры и мультиметра передаются на компьютер, который записывает полученные данные. Термостабилизирующий контейнер находится на демпфирующей прокладке, например, из толстого слоя поролона, между контейнером и светодиодным излучателем находится изолирующая перегородка. Излучение светодиодного излучателя направлено в конус, вершина которого повёрнута к сенсору.


Рис. 97. (а) Схема «минимальной» ЭДС-установки; (б) пример реализации установки: 1 термостабилизирующий контейнер с цифровым термостатом, 2 модуль электроники для термостата, температурных сенсоров и USB-интерфейса, 3 мультиметр, 4 USB-интерфейс для мультиметра, 5 светодиодный излучатель, 6 конус, надетый на переднюю часть излучателя, 7 поролоновая прокладка. На фотографии не показана изолирующая перегородка между излучателем 5 (с надетым конусом 6) и остальной частью установки (фотографии из [474]).


Рис. 98. Конструкция «минимального» асимметричного сенсора: 1 латунный штыревой электрод, 2 цилиндрический медный электрод, 3 пластиковая крышка (показана в перевёрнутом состоянии), стеклянный контейнер 50 мл (фотографии из [474]).

В качестве контейнера с водой подойдёт любой стеклянный сосуд ёмкостью 20-50 мл с закрывающейся крышкой. Хорошо подходят стеклянные контейнеры из-под косметического крема. Существует схемы с симметричными и асимметричными электродами. В качестве симметричных электродов подходят кусочки медной (электрод 1) и латунной (электрод 2) проволоки диаметром 0,5-3 мм. В качестве асимметричных электродов можно использовать штыревой и цилиндрический электроды (см. рис. 98).
Измерение показаний сенсора очень удобно производить обыкновенным вольтметром. Он должен быть в состоянии измерять напряжение в диапазоне 0-100 мВ, с разрешением хотя бы 0,1 мВ. Входное сопротивление должно быть по возможности большим, не менее 10 МОм, лучше 10 ГОм. Простота всей установки и определила название «минимальной». Примеры реакции сенсора на светодиодный генератор показаны на рис. 99, подробности этих экспериментов могут быть найдены в работе [474]. Погрешности этого сенсора также определяются качеством температурной изоляции контейнера с водой и находятся на уровне <1%.




Рис. 99. Влияние расстояния между сенсорами и излучателем на показания сенсора: серая полоса показывает время работы генератора, кружками отмечены точки изменения тренда относительно линейной аппроксимации (графики из [474]).

Твердотельные сенсоры: полупроводниковые элементы

В литературе описано множество полупроводниковых [103; 261; 414], конденсаторных [494], резисторных [124], индуктивных и кварцевых сенсоров, так же как и приборов на их основе [27; 467; 495]. Недостатками твердотельных сенсоров является невысокая степень изменения рабочего параметра под действием «высокопроникающего излучения» и сравнительно высокая зависимость от температуры. Поэтому приборы на основе твердотельных сенсоров зачастую используют уникальные схемотехнические решения для преодоления этих трудностей. После некоторых размышлений мы решили не приводить собственные схемы, а сослаться на довольно известный прибор, разработанным В.Т. Шкатовым ещё в 2005 году (см. рис. 100). Этот прибор продемонстрировал свою функциональность в ряде совместных экспериментов. Следующий текст взят из работы [150] с разрешения автора.
Оптоэлектронный ТП-комплекс AUREOLE-001-2 предназначен для длительного дистанционного мониторинга тонкополевой структуры (ТПС) разных объектов без строгой количественной оценки измеряемого параметра тонкого поля этих объектов. Чувствительным к ТПС элементом (датчиком) является микросхема 564ЛА7, представляющая собой четыре логические сборки 2-И-НЕ. На одной-двух сборках может быть построен релаксационный генератор, частота которого зависит от нескольких внешних величин: напряжения питания, температуры, структуры тонких полей. Если две первые величины сделать стабильными, то можно измерять третью, нас интересующую.
Выходная частота датчика достаточно большая (4-6 МГц), поэтому для согласования её с простыми аналого-цифровыми преобразователями (АЦП) с выходом на ПК (могут быть использованы мультиметры UT60G, выдающие преобразованный сигнал в формате RS-232) эту частоту желательно понижать каскадом гетеродинных преобразований. В AUREOLE-001-2 их три и, соответственно, три гетеродина. Все они кварцевые, к тому же помещены в активный термостат с точностью стабилизации температуры ±0,005°С. Поэтому стабильность частоты всех гетеродинов не хуже 10-8.
Плата датчика-преобразователя окружена многослойным магнитным экраном из ленточной стали Э430, толщина ленты 80 мкм. От электрических помех датчик защищён двойными стенками металлического термоса, соединённого с общим проводом электронного блока. Эти же стенки термоса, выполняющего также и свои прямые функции пассивного стабилизатора температуры, обеспечивают оригинальную экранировку датчика от боковых ТП-помех, напрямую не связанных с экспериментом.


Рис. 100. ТП-приёмник AUREOLE-001-2 разработки В.Т.Шкатова (из [150]; опубликовано с разрешения автора).

Выходная величина прибора частота, настраивается обычно на исходный уровень 4-6 кГц внешним оперативным регулятором и может изменяться от тонких факторов в диапазоне 0,1-12 кГц. Амплитуда выходного сигнала 2,5 В. В качестве источника лазерного луча-коммуникатора использован модуль южнокорейского производства со встроенным стабилизатором тока. Луч входит в прибор сбоку, отражается от 45-градусного зеркала, уходит в недра прибора, оборачивается в 90-градусной призме, соединённой с датчиком, возвращается наверх, отражается от другого 45-градусного зеркала и выходит наружу. Для удобства обращения с лучом на выходе прибора имеется ещё одно одноосевое поворотное зеркало. Все зеркала имеют поверхностное алюминиевое напыление.
Прибор AUREOLE-001-2 безотказно функционирует с 2005 года, иногда работая непрерывно месяцами. На нём сделано много мониторинговых работ по объектам как близким, так и весьма удалённым, включая разные физические объекты на Земле, в ближнем и дальнем космосе. Проводились дистанционные работы и с психофизическими объектами, включая человека [360; 496; 497].

Твердотельные сенсоры: квантовые шумовые диоды

В литературе встречается описание множества экспериментов с вероятностными событиями. Предположительно, одним из первых был отчёт Джозефа и Луизы Райн [97] о влиянии оператора на исход игральных костей. Стоит упомянуть также работы [98; 100; 101] о первых экспериментах с физическими генераторами случайных чисел (ГСЧ). Эти работы начались в 80-х годах [29] и проводились на множестве генераторов случайных событий (среди них даже механические [102]). Например, в [105] авторы указывают на целую сеть ГСЧ по всему миру и взаимосвязь аномалий ГСЧ и всемирных событий, таких как 11 сентября 2001, чемпионат мира по футболу, локальные праздники [99] и т.д. Имеются также работы по влиянию эмоционального состояния оператора на аномалии ГСЧ [106] и совместные биологические/ГСЧ эксперименты [107]. В [26] показаны модели ГСЧ, использованные в спин-торсионных экспериментах.
Для этого сенсора была разработана специальная схема, использующая два полупроводниковых источника шума диоды Зенера, работающие в режиме лавинного пробоя. Особенность этой схемы заключается в анализе аналогового шумового сигнала, что существенно поднимает чувствительность прибора. Аналого-цифровое преобразование и предварительная обработка сигналов происходят на внутреннем микроконтроллере. Данные по РБ232-интерфейсу порядка 1000 отчётов в секунду пересылаются на компьютер, где производится их дальнейшая статистическая обработка. Из-за большого количества данных этот сенсор требует существенное количество вычислительных ресурсов. Так же как и в случае твердотельного сенсора, аналоговая часть находится в зоне структурного усилителя, использующего эффект форм. Сенсор может работать как дифференциальный датчик или как два независимых сенсора с разнотипными источниками шума. Выход этого сенсора это рассчитанная величина z, характеризующая статистические параметры шума. Без воздействия z находится в пределах -1,645 +1,645 и -2,33 +2,33 для различных доверительных вероятностей. При воздействии z выходит за эти рамки.


Рис. 101. Внешний вид аналогового RNG.


Рис. 102. Воздействие светодиодного генератора на полупроводниковый ГСЧ. Серой полосой показано время воздействия генератора, расстояние между генератором и сенсором 0,4 метра; (а, б) Динамика кумулятивной величины z. Показаны сигнификантные z = -1,65 и z = -2,33 (данные из работы [323]).

На рис. 102 показан результат эксперимента по воздействию светодиодного генератора на полупроводниковый ГСЧ из работы [323]. Для оценки величины воздействия можно выбрать отношение максимального z, полученного во время работы генератора, z = -2,514232 и z = -2,383765, к сигнификантному значению z095 = -1,6545 для дальнейшего анализа, то есть z095 является ожидаемым значением. Поскольку происходит анализ на основе очень большого количества данных на уровне 107-109 выборок то систематическая и случайная погрешности данного метода и измерения очень низкие и могут быть приняты как <0,01%.

Твердотельные сенсоры: пассивные радиоэлементы

В качестве твердотельных сенсоров были опробованы несколько вариантов схем на основе пассивных элементов, таких как конденсаторы (в том числе на основе так называемых суперконденсаторов), резисторы, сегнетоэлектрики и даже жидкокристаллические структуры. Все эти сенсоры основаны на изменении свойств материалов датчика. К сожалению, данные сенсоры обладают малой величиной отклика и высокой зависимостью от температуры. Более того, поскольку свойства вещества под действием излучения меняются довольно медленно, эти сенсоры характеризуются малым быстродействием. В лаборатории они практически не используются. Однако в целях ознакомления с конструкцией этого типа сенсоров мы решили дать более подробное описание индуктивного датчика, разработанного В.Замшей [150] и В.Т. Шкатовым [150; 360].
Этот датчик основан на изменении магнитной проницаемости ферритов. Чувствительность таких датчиков зависит от подмагничивания ферритового сердечника. Было выявлено экспериментально, что для повышения чувствительности таких датчиков надо уменьшить относительную проницаемость этих ферритов примерно на одну треть. При этом резко возрастает чувствительность катушки с таким сердечником к внешним магнитным полям, а также создаётся возможность использования их и для детектирования неэлектромагнитных полей. Для практической реализации такого детектора были использованы готовые малогабаритные дроссели с общей индуктивностью 4 мГ и два дископодобных магнита диаметром порядка 2 см. Следует заметить, что для такого датчика надо применять дроссели на основе феррита с большой начальной магнитной проницаемостью порядка 5000+ 10000+. На рис. 103 показан общий вид этого датчика.


Рис. 103. Общий вид индуктивного датчика В.Замши (фотография из [150]; опубликовано с разрешения автора).

Как видно из рисунка, сам дроссель располагается в короткой пластиковой трубке, а по обеим сторонам от него вставлены два дисковых магнита таким образом, чтобы общая индуктивность такой системы была в пределах от 2,8 мГ до 3 мГ. Эта конструкция (концы дросселя) подключалась к схеме стандартного генератора, собранного на транзисторе ВС547. Этот генератор генерировал примерно на частотах 150-200 кГц, и выходная частота контролировалась частотомером с разрешением 1 Гц. Надо сказать, что генератор нуждается в стабильном температурном режиме, иначе наблюдается значительный уход частоты.
Погрешности этого метода определяются качеством температурной стабилизации и схемой подвода «высокопроникающего» излучения к рабочему телу (из-за низкой чувствительности сенсорных элементов). Поскольку используются схемотехнические решения, сходные с методом высокочастотной кондуктометрии, погрешности этого метода находятся на уровне кондуктометрии.

Полевые сенсоры: прибор ИГА-1

Полевые приборы измеряют фазовые или амплитудные параметры переменного электрического или магнитного полей. Одним из первых приборов такого типа является ИГА-1 разработки Ю.П. Кравченко. В лаборатории были повторены некоторые схемы этого прибора на основе метода фазовой детекции сигналов, полученных от сенсора электрических полей. Довольно неплохие результаты работы этих схем позволяют говорить о перспективности данного типа сенсоров. Мы приведём короткое описание исходного прибора.
Индикатор геофизических аномалий ИГА-1 представляет собой высокочувствительный селективный измеритель электромагнитного поля. Предназначен для измерения электромагнитной составляющей геомагнитного поля Земли в диапазоне 5...10 кГц, чувствительность прибора составляет от единиц до сотен пиковольт. В качестве выходного параметра прибора используется интеграл фазового сдвига на анализируемой частоте. Прибор выполнен в виде переносного измерительного датчика с визуальной индикацией и соединённого с ним кабелем блока питания. Питание прибора осуществляется от сети переменного тока или аккумуляторов, потребляемая мощность 5 Вт. Прибор ИГА-1 относится к разработкам в области экологии, медицины и подземной разведки и может быть использован для обнаружения воздействия на человека аномалий земного излучения, в том числе электромагнитного, в так называемых геопатогенных зонах, для измерения в целях медицинской диагностики, подземной разведки металлических и неметаллических трубопроводов, пустот, водяных жил, захоронений. Аппаратура ИГА-1 выпускается в трёх вариантах: для измерений в помещениях, для измерений в полевых условиях и в стационарном варианте для отработки связи (см. рис. 104).
Погрешности этого метода довольно низки. Во-первых, сенсор практически не зависит от температуры (только электронная схема преобразователя). При работе в стационарном режиме влияние паразитических электрических полей (например от проводки) легко компенсируется. Использование инструментальных прецизионных усилителей позволяет оставаться на уровне 0,1-0,01% систематической погрешности.


Рис. 104

Случайная погрешность зависит от конкретной схемы подвода излучения. Для переносных приборов она очень высокая, поскольку даже при приближении антенны к любой поверхности наблюдается сильная реакция на электрические/электростатические поля. В лаборатории эти типы сенсоров используются только как стационарные приборы.

Сенсоры на основе фазовых переходов

Тесты на основе фазовых переходов могут быть выполнены с различными материалами, принимающими жидкую форму. Наиболее удобным из них является вода или жидкие полимеры. Очень интересны тесты, связанные с агрегацией гомогената зелёных листьев (сильно измельчённый биологический материал, просеянный через мелкое сито) [457]. Тесты с расплавленными металлами, хоть и по ним получено большое количество данных [456], вряд ли можно использовать в условиях большинства тестовых лабораторий (об этих работах будет сказано подробнее в следующих главах).
В литературе известны эксперименты с выпариванием и вымораживанием воды. Авторы в [411] выпаривали водный раствор сульфата меди при комнатной температуре. Была установлена зависимость размера кристаллов от частоты работы генератора.
Испарение воды и анализ полученных кристаллов также были проведены в [410]. В [420] проводился анализ кинетических кривых изотермического испарения проб воды. В работах [453; 454] авторы визуально анализировали кристаллы, полученные при замерзании воды. Однако все эти работы помимо эффекта продемонстрировали также и сложность получения количественных данных при анализе.


Рис. 105. Дефект полимеризации под воздействием излучения. Видно образование концентрических узоров в пластике.


Рис. 106. Примеры тестов конденсации гомогената под воздействием пассивного генератора (система конусов), (а) Вертикальная кювета, контрольный замер; (б) вертикальная кювета, экспериментальный замер; (в) горизонтальная кювета, контрольный и экспериментальные замеры.

Для получения количественных данных можно использовать анализ динамики льдообразования и анализ изменения некоторых свойств пластиков при полимеризации под действием «высокопроникающего излучения» [455]. Как известно, замерзание воды происходит неравномерно и зависит от многих факторов, например от активности воды [498], наличия ядер твёрдой фазы и других факторов. Более того, динамика замерзания воды включает в себя несколько фаз, на основе которых предложены многие устройства, например по очистке воды [499]. Для анализа льдообразования и построения моделей привлекаются также спиновые квантово-механические концепции [500].
В лаборатории были проведены тесты с тремя типами систем: образование кристаллов в перенасыщенных растворах CuS04 и NaCl, конденсация (агрегация) гомогената зелёных листьев и некоторых других органических материалов и полимеризация жидкого полиуретана. Примеры двух тестов с вертикальными и горизонтальными кюветами с гомогенатом показаны на рис. 106. В тестах с выпариванием перенасыщенного раствора были также получены разные формы и размеры кристаллов в контрольных и экспериментальных попытках. Однако процесс кристаллизации зависит от температуры, влажности и ряда других параметров окружающей среды. Добиться строго одинакового процесса испарения при работающем генераторе несколько нетривиальная задача. Поэтому вопрос чистоты этих экспериментов всё ещё остаётся открытым.

Методология измерений

Как было показано в предыдущих разделах, существует достаточно много как генераторов, так и сенсоров «высокопроникающего» излучения, воспроизведённых в различных лабораториях. Основная методология экспериментов заключается в том, чтобы максимально изолировать измерительную систему от температурных, электромагнитных, акустических, механических и других воздействий. Изменения в показаниях изолированных сенсоров, каузально совпадающие со временем работы генератора, являются демонстрацией «высокопроникающего» излучения.
В проведённых экспериментах влияние температуры было минимизировано до уровня 10-2°С, ЭМИ до уровня 10-6Т и 10-3В/м, механические и другие воздействия были практически полностью исключены. Минимальные изменения рабочих параметров сенсоров находятся в большинстве приборов выше уровня погрешностей подавляемых факторов. Были произведены многочисленные опыты [25; 149; 324; 436; 474], для того чтобы показать, что эти изменения не вызваны температурными и ЭМИ-факторами. При воспроизведении опытов необходимо уделять пристальное внимание качественному подавлению этих факторов. Необходимо всегда прикладывать диаграммы измерения температуры во время эксперимента, поскольку зачастую именно температурные изменения являются источником реакции датчиков.
Одной из основных проблем в подобных экспериментах является тест работоспособности генератора. Поскольку для детекции излучения генератора нужен сенсор, а для определения работоспособности сенсора нужен генератор, то возникает известная проблема курицы и яйца, которую очень сложно разрешить, не имея под рукой или протестированного генератора, или протестированного сенсора. Зачастую свойства генератора, например его дальнодействие, интерпретируется неправильно, что также ведёт к отрицательному результату.
Для некоторых феноменов понятия «интенсивность излучения» и «эффективность воздействия» не связаны между собой. Например, в работе [149] интенсивность излучения светодиодного генератора была уменьшена вдвое путём отключения половины излучающих светодиодных полей. Однако это не отразилось существенным образом на качестве сигнала, принятого ДЭС-сенсорами. В работе [24] был зарегистрирован сигнал на расстоянии в 13 800 км при оптической мощности оптоволоконного передатчика в 1 мВт. Поэтому в экспериментах необходимо в первую очередь оценивать именно эффективность воздействия, которое может быть достаточно высоким даже при низкой интенсивности излучения генератора (измеряемой, например, в потребляемой мощности).
Трудность анализа данных, получаемых из приборов, заключается также в необходимости интерпретации данных в терминологии «высокопроникающего» излучения. Поскольку отсутствует общепринятая модель для подобного рода излучения, то возникает вопрос, как именно нужно понимать различную динамику сенсорных данных. Мы исходим из ряда следующих постулатов:
1. Сенсоры могут подвергаться воздействию излучения из естественных и искусственных источников, которое изменяет их физико-химические свойства. Эти изменения происходят постепенно во времени, то есть необходимо наблюдать долговременную динамику до и после воздействия. Некоторые объекты, побывавшие некоторое время под «высокопроникающим» излучением, сами становятся вторичными источниками излучения. При их размещении вблизи сенсоров будут также происходить изменения в параметрах сенсоров, которые являются пропорциональными степени вторичного излучения.
2. Существуют два разных фактора воздействия на сенсоры: локальный и нелокальный. Локальный убываете расстоянием, нелокальный (например с использованием «объектов-близнецов») в какой-то мере не показывает существенной зависимости от расстояния между адресными объектами (однако по-прежнему интенсивность взаимодействий в системе «адресный объект сенсор» зависит от расстояния между ними).
3. Расстояние, на котором проявляется локальный фактор, точно не известно. Эксперименты показывают, что изменения от малых объектов всё ещё воспринимаются на расстояниях до 30-50 см. Если сенсоры расположены слишком близко друг к другу, возможны кросс-взаимодействия между сенсорами и тестовыми объектами.
4. Существует фактор воздействия на сенсоры окружающей среды в виде ЭМ-полей, геобиологических и других эффектов. Так, разнесённые на некоторое расстояние сенсоры, если они будут подвергаться различным воздействиям окружающей среды, будут также демонстрировать различную динамику.
5. Существует эффект «зашумления результатов экспериментов», см., например, [474]. Он проявляется в том, что после некоторого количества измерений уменьшается соотношение «сигнал/шум», система начинает демонстрировать различные изменения в сигналах даже в спокойном (без воздействия) состоянии. Как показано в предыдущих работах, этот эффект ведёт к тому, что измерительный прибор начинает выдавать шумовой сигнал. Единственным действующим способом на данный момент является отключение прибора и «выстаивание» его в отключённом состоянии. После некоторого времени (обычно время работы равно времени «отстаивания») прибор снова пригоден к измерениям (см. главу, посвящённую приборным фантомам).
При проведении пробных и настроечных экспериментов предлагается следующая методика цикличных воздействий. Генераторы и сенсоры включаются на период 24 часа в режиме, например, 1 час воздействие, 3 часа пауза. Иными словами, получается 6 активных воздействий. Для анализа выбирается время 3 часа перед воздействием, один час воздействия и 3 часа после воздействия итого временное окно в 7 часов. Эксперимент считается позитивным, если сенсор показал отклик во время 60-минутного воздействия. Этот цикличный эксперимент повторяется через один-два дня, пока не наберётся как минимум 30 экспериментов. Для полученных результатов рассчитывается статистическая сигнификантность.

Обработка данных

При обработке данных нужно задаваться двумя вопросами: а) было ли воздействие на сенсор во время работы генератора? б) не являлись ли предполагаемые воздействия регистрацией случайных явлений, например электрическими /тепловыми/ ЭМ помехами /шумами?
а) Реакция сенсоров происходит либо за счёт изменения тренда, или за счёт довольно резких «всплесков». Если «всплески» происходят точно в момент включения или выключения генератора, весь эксперимент нужно считать недействительным, поскольку они вызваны, скорее всего, помехами по питанию. Изменения тренда легко детектировать, если провести линию, соединяющую точки изменения тренда. Все изменения должны лежать внутри времени включения излучателя. Любые изменения до или после включения излучателя должны игнорироваться. Общее правило детекции сигнала можно в упрощённом смысле сформулировать так: поведение тренда сигнала во время эксперимента должно существенно отличаться от времени до/после эксперимента.
Необходимо проследить изменения температуры и изменения напряжения на сенсоре. Как правило, температура изменяется под действием излучателя достаточно медленно, задержка составляет 20 минут и более (зависит от качества температурной изоляции контейнера с сенсорами). Точка изменения тренда температуры не должна находиться вблизи точки изменения тренда сигнала. Если точки изменения трендов находятся достаточно близко и само изменение градиента температуры отчётливо видно, то эти измерения нужно считать недействительными. В идеальном случае сенсор должен реагировать на включение излучателя, при этом температурные, ЭМ, механические, акустические, световые факторы воздействия должны быть исключены как можно более качественно.
б) Обзор литературы показывает, что в 15-25% случаев сенсоры не дают отклика. Причин для этого несколько, они уже обсуждались в [123] и других работах. Поэтому вопрос случайности в показаниях сенсора необходимо рассматривать следующим образом: какова вероятность того, что изменения тренда случайно происходят во время включения генератора (схема 3 часа 1 час 3 часа) при повторении этого эксперимента N раз? Для ответа на этот вопрос необходимо провести достаточное количество повторений этого эксперимента. В статистике считается, что 30 независимых экспериментов представляют собой минимально существенное количество повторений. В работах [24; 149; 324] показаны примеры применения непараметрических тестов для проверки различных гипотез о случайном характере результатов. Для статистического анализа результатов значения сенсора можно представить как 1, если реакция сенсора совпала с временем воздействия (в течение часа), и 0 в противном случае. В качестве первого теста рекомендуется проведение хи-квадрат-теста относительно нуль-гипотезы о случайном характере показаний сенсора. Результат этого теста величина z и её уровень сигнификантности
· позволяют опровергнуть или же не опровергнуть нуль-гипотезу. Для второго теста можно сформировать контрольную группу, где 1 и 0 распределены случайным образом 50/50, то есть мы предполагаем белый шум в качестве такого случайного процесса. Для контрольной и экспериментальной групп проводится U-тест по методу Манна и Уитни. В более сложном варианте этого теста можно представить значения 1/0 для каждого часа эксперимента и рассмотреть различные статистические гипотезы о характере этих результатов.

Глава 8. РАССКАЗ О ЖИЗНИ В ИДИЛЛИИ

Он жил в странном месте. В месте, где всё было возможно. Если задуматься, то это здорово. Хочешь есть ешь, не хочешь и без еды жить тоже можно. Любые желания выполняются тотчас же. Имя этого места Идиллия. Однако многие существа, которые населяли это место, его идиллией совсем не считали. Да, к слову, это место населяло великое множество самых разнообразных существ. Эти существа имели самые различные формы и размеры, и поверьте мне среди них встречались действительно очень странные существа. Смогли бы вы дышать через руку? А вот был у меня знакомый, так он не только дышал через руку, но и также через неё ел, ею думал и вообще состоял только из этой руки. Даже и не знаю, как можно быть только одной рукой. Ну да ладно.
Представьте себе, если бы вы попали по совершенной случайности к нам в Идиллию, что бы вы делали? Многие так и начинают они становятся сначала самыми разными животными. Им интересно узнать каково быть, например, собакой. Что думает собака, когда преданно смотрит на вас: «дай мне кусочек мяска» или «какую его часть откушу сначала?»... У нас непрерывно бегают туда-сюда целые стада дивных животных даже устаёшь иногда от этого гама. Слава богу, можно найти укромный уголок, где тебя никто не будет трогать. Ах, я даже и забыл сказать. Идиллия очень большая страна; если я говорю «очень большая», то и имею в виду очень большая. Если честно, то никто пока ещё не смог найти её границы. Однако это и очень хорошо всегда можно найти спокойный уголок.
Так вот, набегавшись и нарезвившись, наши новенькие начинают задумываться: а что бы им сделать ещё? И тут некоторые начинают просто глупеть на глазах им интересно: можно ли пережить все удовольствия, какие только есть и какие только можно придумать? Этих мы переселили на этаж ниже уж больно они шумные. Другие начинают умнеть им тоже хочется знать: можно ли быть самым умным на свете? С этими умниками ещё больше беды. Ну как можно что-то узнавать, если всё, что ни пожелаешь, тут же и исполняется. Вот я хочу сейчас дождь идёт дождь, а вот через минуту не хочу и его больше нет. А вот эти умники хотят знать почему я хочу дождя сейчас, а потом нет? Ну откуда я знаю почему хочу, и всё. Чтобы умники не докучали вопросами, мы их тоже переселили на этаж выше.
Да, и ещё, поскольку у нас всё можно, то все выбирают себе тот возраст, который им нравится больше всего. Вот мне, например, нравится быть юной девушкой... и не смейтесь, пожалуйста. Эти юные и свеженькие головки так развлекают от скуки. А вот когда совсем надоест, то я становлюсь седым и мудрым мужчиной. Однако скука всё равно надоедает. Да, кстати, наши новенькие, те, которые сверху или которые снизу, рано или поздно возвращаются к нам. И начинаем мы скучать все вместе. Ведь, подумайте сами, когда всё возможно, то больше не к чему стремиться, всего можно достигнуть сразу, мановением руки. Здесь даже и научиться-то толком нельзя ничему. Учиться совсем не нужно, нужно только хотеть. Вот такая была наша жизнь в Идиллии.
Но вот недавно пришёл ко мне тот, который только одна рука, помните? Жалуюсь я ему: скучно мне, делать нечего, совсем изнываю. А он мне и говорит:
Ты знаешь, у меня сегодня было столько приключений. Пока шёл к тебе, а ты попробуй идти только на одних пальцах, увидел, как весь мир закончился.
Как, говорю, весь мир закончился?
Он мне:
Вижу-то я только пальцами, снизу. Оказалось, что на меня кто-то земли кинул, вот и закрыло меня всего. И показалось мне, что всё конец, каюк, крышка понимаешь?
Чего-то я не понимаю, зачем тебе быть одной рукой, ну стань повыше, вот и будешь всё видеть.
Ха, видеть-то я буду всё, и скучать тоже буду, как и ты.
Тут до меня начало доходить.
Слушай, а ты без ушей пробовал слышать, а без ног ходить?
Мы с ним до позднего вечера проделывали всякие разные штуки и очень хорошо провели время. На следующий день меня посетила идея ещё лучше. А что, если сделать все предметы большими, а нас маленькими? На этот аттракцион на нашем поле сбежалась вся округа давненько мы так не веселились. А потом кто-то как предложит: а давайте попробуем без желаний, вообще.
Как вообще без желаний?
Ну вот так, без желаний. Пройтись с одного конца поля на другой и не желать ничего.
Ну давай попробуем.
Мы его, как начинателя, спустили на наше поле, а сами стали кидать туда всякие камушки и травинки. Забавно было смотреть, как он уворачивается от них. А потом заметили, что он «мухлюет» он не уворачивается от травинок, а желает, чтобы они отлетали в сторону. Ну, мы его, конечно, начали позорить, что он свои же правила и нарушает. А потом и задумались: а можно ли пожелать так, чтобы не желать больше? А потом задумались ещё больше: а если совсем не желать, то как же тогда всё будет происходить? А потом и того хуже: а как так получилось, что мы можем желать? Ведь если каждый пожелает не желать больше, то тогда и всё больше никто никогда не сможет ничего желать. А как же тогда получилось, что мы можем желать, если есть те, кто совсем не может желать? Задумались мы, надолго.
И решили сделать так. Мы решили на нашем поле запретить всяческие желания. И всякий, кто будет играть на поле, должен будет узнать, как можно научиться желать научиться делать так, чтобы всё исполнялось. Само по себе, безо всякой нашей помощи. Мы договорились, что с поля можно выйти только при помощи собственного желания нужно самому научиться желать и пожелать выйти из поля другого пути нет. Мы сначала даже чуть не передрались из-за того, кто будет играть первым. Мои соседи даже хотели всем своим кланом спуститься на поле надо же, родственные души нашлись. Потом мы решили бросить жребий, кому повезёт, и даже начали заключать пари, кто выиграет. Мне повезло.
Больно... воняет... где это я? Огромные глыбы. Тусклый горизонт. Нестерпимо воняет. Слева нечто большое и прожорливое. Бежать, быстро бежать. О-о-о, нужно было бежать быстрее...
Больно... воняет... где это я? Тёмное небо. Бегу, быстро. Дикари тоже бегут. Увидел дикаря. Дикарь облизнулся. Ударил дикаря пяткой. Жить. Ударил другого дикаря другой пяткой. Жить. Бежать быстро. Не заметил третьего дикаря. Упал. В следующий раз нужно смотреть...
Больно... воняет... где это я?
Больно... воняет... где это я? Голод свёл желудок. Смотрю. Ищу еду. Нашёл еду бери быстрее. Одну ягоду съесть, вторую спрятать, третью посеять. Смотрю на себя. Кусок добычи. Что я делаю здесь? Бежать быстро, наблюдать. Мне кажется за мной кто-то наблюдает. Ягоды закончились хочу есть. Хочешь есть ищи еду. Вспомни о посеянном. Мысли потом, сначала еда. Выживание это когда еда. Выживание это в первую очередь. Если страшно бежать. Быть внимательным. Враг он воняет. Врага не выпускать из виду. Врага можно есть. Друг он тоже воняет, но его есть не нужно. Он друг, пока много еды. Если хочешь иметь друга дай ему еды. Пока не решил, что лучше друг или еда. Чувствую чьи-то зубы на себе, эх, не повезло, в следующий раз качать бицепс...
Больно... свет... где это я? Костёр, пляска. Любуюсь своим бицепсом точно снесу голову... Мумба принёс еды. Много еды это хорошо. Мумбу больше не колотить. Колотить Тумбу. Нужно иметь бицепс. У других нет бицепса. Сила это когда всё можно. Нужно быть сильным. Наблюдать. Если у кого-то тоже есть бицепс, дать ему еды. Съесть его, пока он ест. Когда есть еда можно думать. Я знаю, за мной кто-то наблюдает. Я рисую знаки тех, кто наблюдает за мной. Тумба принёс еды. Ем, чувствую меня тоже едят. В следующий раз завести нож...
Больно... воняет... где это я?
Больно... удар... где это я? Арена. В руке нож...

Глава 9. СВЕРХДАЛЬНЯЯ НЕЭЛЕКТРОМАГНИТНАЯ СВЯЗЬ

В этой и последующих главах будут описаны несколько характерных эффектов, которые традиционно приписываются «высокопроникающему» излучению. Эти эффекты не совсем согласуются с тем, что мы знаем о взаимодействиях из школьных учебников физики и биологии. Поэтому, описывая эксперименты, проведённые в нашей лаборатории и в лабораториях коллег из разных стран, нужно быть очень осторожным. Во-первых, результаты экспериментов интерпретируются в рамках некой выбранной гипотезы. Однако эта интерпретация может быть неправильной, поскольку может иметься другая гипотеза, которая лучше объясняет полученные данные, с меньшим количеством «сущностей». Во-вторых, сам эксперимент может быть некорректно поставлен и проведён. В этом случае будет получен эффект «N лучей Блондло», то есть открытие несуществующего явления. Читателю предлагается рассматривать материал этих глав с точки зрения текущей гипотезы, в терминологии которой мы и интерпретируем проведённые эксперименты.
Эта глава посвящена интересному феномену, который проявляется следующим образом. В экспериментах генератор и сенсоры сначала устанавливались на близком расстоянии друг от друга. Затем расстояние между ними шаг за шагом увеличивалось. Поскольку датчики позволяют регистрировать не только сам факт воздействия, но и его интенсивность, то строилась зависимость интенсивности реакции сенсора от расстояния. Как оказалось, эта зависимость имеет любопытную форму.
При увеличении расстояния, как правило, до 0,5-3 метров, реакция сенсоров постепенно уменьшается. При дальнейшем увеличении расстояния сенсоры более не реагируют на работу генераторов. Наблюдается типичная картина для физического процесса с обратно пропорциональной зависимостью от расстояния. Однако ситуация радикально меняется, если между сенсорами и генераторами присутствует «некая связь». Так, при совместной работе генератора и сенсоров вблизи друг друга сенсоры некоторое время всё ещё реагировали на генераторы и на расстоянии в 1,65 км. Тот же самый эффект наблюдается, если используется «отображение» одинаковых объектов. Например, если на передающем генераторе и на принимающем сенсоре установлены одинаковые фотографии. Более того, специальным образом подготовленные объекты-близнецы могут играть роль связного элемента между генераторами и сенсорами. Зёрна при совместном замачивании также обнаруживают «связь» между собой, которая сохраняется на многие километры. Явление «связи» между одинаковыми (подобными) объектами получило название «Эффект нелокальной связи» (ЭНС).
Насколько можно судить по опубликованным данным, технические исследования этого эффекта в СССР были начаты в 70-х годах экспериментами Перова с кроликами-близнецами с вживлёнными электродами [368] и изучением ЭЭГ и биопотенциалов Сергеева [367]. В дальнейшем, в 80-х годах, многие работы были проведены в режимных институтах, их отголоском стала публикация в журнале «Электросвязь» в 2001 году [403], которая описывает эксперименты 1986 года с генераторами Деева Акимова и фитосенсорами, выполненные под эгидой КГБ. В 90-х годах эти работы были продолжены, например, известны проведённые работы по созданию нелокальной подводной связи для военно-морского флота. За последние 15 лет (после 2000 года) опубликовано несколько десятков статей, описывающих разнообразные ЭНС [501; 502; 495]. В них расстояние варьируется между несколькими метрами и 16 000 км [149; 24], с несколькими участниками в режиме «от одного к нескольким» [150], с техническими и биологическими сенсорами [25], с операторами и приборами в качестве «передатчиков».
В обычных экспериментах передается один бит информации, причём достаточно медленно. Поэтому потенциальное техническое применение относится к тем случаям, где обычная радиосвязь затруднена, например: под водой, в областях сильных помех или в глубоком космосе. Однако эксперименты с растениями выявили один интересный феномен. Имеется возможность передавать не только один бит, но и «сложную программу», если она написана на языке другого эффекта переноса информационного действия. Была показана возможность передавать стимулирующее или ингибирующее воздействие на растения на расстоянии в тысячи километров [25]. В других экспериментах происходила выработка специфичных антител при удалённой передаче вакцины человеческому перципиенту [503]. В металлургии дистанционным образом передавались свойства легирующих материалов расплавленной стали [456]. Эти и другие эффекты будут рассмотрены в главе, посвящённой эффекту переноса информационного действия.
Методы создания ЭНС в частности использование цифровых отображений (фотографий) и «объектов-близнецов» очень похожи на методы, используемые в «народных практиках». В начале экспериментов мы относились к этому методу с большим скепсисом и предубеждением. Прошло несколько лет, прежде чем мы решились опубликовать первую статью, где был осторожно упомянут «метод цифровых отображений». Мы вполне представляем скепсис критического читателя: как может фотография объекта быть связанной с самим объектом? Для ответа на этот вопрос мы, во-первых, сконцентрируемся на экспериментах с передачей цифрового сигнала, где будет продемонстрировано достаточное количество экспериментальных данных для подтверждения существования этой связи. Во-вторых, отметим, что на настоящий момент на объяснение ЭНС претендуют две гипотезы это гипотезы «макроскопической запутанности» и «эффекта оператора», которые разрабатываются большим количеством групп по всему миру. Мы начинаем повествование с небольшого исторического обзора этих гипотез и работ наших коллег, посвящённых ЭНС.
В материале этой главы использованы результаты совместных экспериментов с С.Н. Маслобродом, В.Т. Шкатовым, В.Замшей, Ю.П. Кравченко, В.А. Жигаловым, А.Русановым и О.Кернбах, которые отражены в публикациях [24; 25; 150; 504]. Автор хотел бы отметить вклад коллег и поблагодарить их за разрешение использовать эти материалы в книге.

Обзор эффекта нелокальной связи

Исторически эффект нелокальной связи широко известен в работах виталистов и в народных практиках по всему миру. Если рассматривать работы только XX века, первые технические упоминания принадлежат авторам-радионикам, как самому Абрамсу, так и его последователям 20-30х годов. Абрамс использовал «свидетелей» образцы крови или волос пациентов для дистанционной диагностики и лечения [155]. В главе, посвящённой радионике, были приведены фотографии из 30-х годов, сделанные дистанционным образом Рут Драун. Она также использовала метод «свидетелей». Имеется большое количество западных публикаций, вплоть до настоящего времени, о создании ЭНС методом «свидетелей». Считается, что ЭНС в исследования МНТЦ «Вент» был привнесён как раз из радионики, А.Е. Акимов непосредственно ссылается на Иеронимуса.
На Западе также широко распространены исследования ЭНС в контексте нелокальных квантовых корреляций [505], квантовой «запутанности» [506; 507], «запутанности» в макроскопических системах [224] и в целом применения некоторых квантовых принципов к макроскопическим системам [508; 509]. В наших исследованиях мы придерживаемся именно этой гипотезы относительно природы эффекта нелокальной связи.
Одним из первых нетехнических упоминаний ЭНС в системе живых организмов можно считать так называемую «улитковую связь» (считается, что улитки, объединившиеся в пары, чувствуют друг друга на больших расстояниях [510]). Обзор этого эффекта был опубликован в 1889 году в книге под названием «Исторические чудаковатости и странные явления» [88] и послужил началом целой серии критических экспериментов, например между парами улиток во Франции и Канаде в 60-х годах [511]. При раздражении электрическим током были зарегистрированы физиологические реакции у улиток одной пары, расстояние между которыми составляло тысячи километров. В целом удачные и неудачные репликации того времени не привлекли внимания к этому эффекту, как предполагается, из-за непонимания его основы. Однако множество последующих экспериментов, в особенности с растениями, показали, что ЭНС достаточно широко представлен в животном и растительном мире. Поэтому вопрос того, действительно ли улитковая связь применялась в Средние века как средство экстренной коммуникации (например, при осаде городов), остался до сих пор открытым.
В СССР первые более или менее официальные указания на эффект нелокальной связи проскользнули в 1962-1963 годах в книгах Васильева [364; 365] и в отчёте комиссии ЦК КПСС в 1973 году [369]. Эти указания находятся в русле парапсихологии, где на протяжении XIX и XX веков были опубликованы сотни работ о телепатии нелокальной связи между двумя экстрасенсами, которая уже в начале XX века считалась признанным фактом [2; 5; 93]. В государственных программах США и СССР с 60-х по 90-е годы телепатия играла одну из ведущих ролей [30]. В СССР проводились сотни экспериментов, как любителями, так и профессионалами из исследовательских и правительственных институтов, по связи между Москвой, Ленинградом, Новосибирском и Керчью [3]. Интересно, что любительские эксперименты того времени по ЭНС в СССР были выполнены на столь хорошем уровне, что воспринимались в США как секретные проекты КГБ и министерства обороны [30]. В США были разработаны специальные приёмы концентрации, сходные с методом «свидетелей», для получения дистанционной информации об удалённых объектах [127; 312; 314].
В 80-х годах в академическую печать просочились поразительные результаты изучения феномена близнецов на кроликах [368] и на человеке [512; 513] (близнецы после рождения остаются неким образом связанными друг с другом). Эти работы находятся уже в техническом русле психотроники и используют приборы для регистрации реакции биологической системы. Одними из первых таких приборов были высокоомные потенциометры для регистрации слабых биопотенциалов и ЭЭГ приборы. Эксперименты ставились таким образом, что один из близнецов получал воздействие, обычно это был небольшой электрический шок, и регистрировались показания биопотенциалов/ЭЭГ второго близнеца (или других близнецов в случае животных). Многочисленные эксперименты с растениями и животными в 80-х и 90-х подтверждают существование ЭНС в растительном и животном мире [113; 114; 115; 116].
Большой объём экспериментальных исследований был проведен группой С.Н. Маслоброда в институте генетики и физиологии растений АН Молдовы в 90-х и 2000-х годах для ЭНС в группах семян, которые до разделения составляли группу совместно набухающих зёрен [421; 514; 515]. В чём конкретно выражался ЭНС в экспериментах с семенами? Если на одну группу семян подавать физико-химический или радиационный стресс, то у второй группы семян в подавляющем большинстве случаев существенно ускоряется всхожесть и скорость прорастания по сравнению с контролем. Кроме того, увеличивается число правых проростков, что отражает активизацию роста проростков. Но ещё более поразительным фактом было то, что при радиоактивном облучении существенно увеличивается число хромосомных нарушений в клетках первичных корешков проростков, выросших не только из облучённых, но и из необлучённых семян [421; 515]. Получалось, что подвергшаяся стрессу часть системы (семена-индукторы) передаёт некий сигнал второй части системы (семена-приёмники). ЭНС был получен в условиях полного электромагнитного экранирования семян-приёмников от семян-индукторов. Причём в опытах это расстояние доходило до 7 км. Поэтому было высказано предположение о «неэлектромагнитной», «высокопроникающей» природе ЭНС.
В 2001 году в журнале «Электросвязь» была опубликована статья Акимова и соавторов [403], в конце этого раздела мы приводим цитату из этой статьи. Значение этой работы трудно переоценить. Во-первых, она открывает завесу тайны над экспериментами, проведёнными в 80-х и 90-х годах, зачастую по заказу силовых ведомств. Во-вторых, если эксперименты по ЭНС прошлого века проводили «полуподпольно», стараясь не привлекать внимание к этой теме, после этой работы (несмотря на её критику) наблюдается увеличение экспериментов по ЭНС и их более открытое изложение. Авторы очень завуалировано описывают использование метода отображений:
«Исходя из сказанного, можно предположить, что за пределами ближней зоны невозможна передача информации с помощью торсионных сигналов. Однако если в структуру излучаемого торсионного сигнала ввести спиновый признак некоторой области D голограммы Вселенной, то излучаемый торсионный сигнал за пределами ближней зоны самофокусируется в её локальной области D. Нелокальному характеру взаимодействия отдельных точек квантовой голограммы ФВ [физического вакуума] соответствует нелокальный характер передачи торсионного сигнала из одной точки пространства в другую. Для торсионных систем связи роль спинового признака на передаче и на приёме играют специальные спиновые (торсионные) матрицы» [403].
Авторы ввели понятие «квантовая голограмма физического вакуума», что очень «запутало» тех, кто в последующие годы хотели повторить этот эксперимент.
Здесь необходимо остановиться на этом моменте «запутывания и недоговаривания», характерного для ранних публикаций по ЭНС. Если рассматривать в исторической перспективе работы МНТЦ «Вент», А.А. Деева, А.Ф. Охатрина, последователей А.Беридзе-Стаховского и т.д., наиболее глубоко проработанными являются два типа экспериментов, для которых собрана значительная статистика. Это эксперименты по нелокальной связи и эффекту переноса информационного действия (в различных вариантах). Однако большинство результатов не опубликованы, а опубликованные работы окружены многочисленными недоговорками и (или) перенасыщены теорией. Вот мнение Г.И.Шипова:
«Я несколько раз задавал этот вопрос А.Акимову. Почему нет публикаций отчётов? Он отвечал, что это будет сделано позже. Скорее всего, он боялся „перехвата" его работ и старался скрывать детали, отделываясь общими словами. Например, я получил от него реальную схему торсионного генератора только за год до его смерти. Остальные 15 лет совместной работы он скрывал её от меня. Это о многом говорит» [328].
Жигалов также упоминает [328], что «коллеги Акимова не один раз свидетельствовали, что опубликовано лишь несколько процентов экспериментальных результатов, проводимых по инициативе Акимова и/или при финансировании его организации». Н.А. Шам, А.Е. Акимов, В.А. Соколова дали высокую оценку приборам А.А. Деева, однако по его работам в московском НПО «Волна» и в Таллинском производственном объединении радиоэлектронной техники нет никаких публикаций (помимо сообщений в «Крокодиле» из Эстонской ССР [516]). Сходная картина наблюдается и в случае других исследователей того периода.
Учитывая оппозицию В.Л.Гинзбурга, Е.Б.Александрова и других академиков РАН к спин-торсионной тематике (подробно см. [328]), возникает вопрос: почему экспериментальные результаты не были опубликованы в полном объёме? Например, многостраничная критика Александрова работы [403] ограничивается лишь коротким абзацем, когда речь идёт об эксперименте:
«Любой эксперимент является решающим аргументом в поисках истины, если он достоверен, что практически означает, что он многократно воспроизведён независимыми исследователями. И даже в этом случае он может оставаться сомнительным, если он противоречит твёрдо установленным законам и фактам, возможны коллективные ошибки и заблуждения» [517].
Финансовый и «идеологический» конфликт между Академией наук и ГКНТ, вылившийся в открытое противостояние последователей и противников спин-торсионных работ, был в какой-то мере усугублён политикой публикации результатов по этим направлениям. Очевидно, что открытая публикация подробных результатов могла бы несколько снизить накал общественной дискуссии, об интенсивности которой можно судить по высказываниям участников событий тех лет.
«Где-то в 1995-1996 годах мы (МНТЦ „Вент") заключили контракт о создании торсионного канала под водой. Деньги были выделены ВМФ и проводились в Санкт-Петербурге в одном огромном по площади институте. Уже после того, как были выделены деньги и подписаны документы, военные договорились о моём и А.Е. Акимова выступлении в Физтехе Санкт-Петербурга, которым руководил тогда (и руководит сейчас) лауреат Нобелевской премии, академик РАН Ж.И. Алфёров. Когда я в докладе показал формулу и сказал, что электрон при ускоренном движении должен (кроме электромагнитного поля) излучать торсионное поле, порождённое его спином, академик поднялся со своего кресла и обратился к военным: „Не давайте им денег!". Дальше события развивались так. В институте, где проходила работа, был создан канал торсионной связи (первый этап), когда торсионный генератор был в соседней лаборатории, а приёмник торсионного излучения находился внутри клетки Фарадея. Канал успешно работал, и на втором этапе приёмник должен быть находиться в клетке Фарадея под водой в бассейне. Начальник лаборатории написал о результатах положительный отчёт, который каким-то образом попал в РАН. Оттуда пришло указание работы прекратить. Всё было остановлено. В который раз» (из интервью Г.И. Шипова об истории ЭНС).
После 2000 года начинается проработка ЭНС различными группами экспериментаторов, которые уже не были вовлечены в государственные программы.
«На рубеже 2000 годов я передавал Б.И.Лаптеву [проф., д.б.н.] в Томске из Академгородка в его институт на Обрубе, расстояние около 5 км, „информацию" о медицинском препарате следующим образом. В неточно определённое время (плюс-минус 10 минут) я клал таблетку некоего препарата на фото профессора Лаптева и всё это вместе вращал на столике с электроприводом. Скорость вращения около 1 оборота за 5 секунд по часовой стрелке, если смотреть снизу. Продолжительность вращения до звонка от Лаптева. Как правило, минут через 10-15 он выходил на телефонную связь по проводному телефону и говорил мне, что он чувствовал. Таких сеансов было несколько, часто ему удавалось почувствовать точный момент начала передачи и совпадающие симптомы. Время сеанса и характер таблетки точно не оговаривались. Только после сеанса связи шли уточнения. О публикациях тогда никто не думал... Ещё в 1999 году [датировано 24.11.1999] проводились эксперименты по регистрации дистанционной трансляции Т-сигнала с деформируемого элемента (титановый кружок) на такой же кружок, находящийся в контакте с торсиметром ТСМ-021. Дистанция 1,5 метра. Также есть записи о подобном эксперименте 10.03.03 с двумя куриными яйцами из одной укладки. Одно из них сваривалось на кухне, а второе измерялось торсиметром ТСМ-021 в кабинете, на расстоянии 4-5 метров. На графике отчётливо видны три стадии сваривания [см. рис. 107]» (из интервью В.Т. Шкатова об истории ЭНС).
Мы находим множество публикаций по ЭНС в сборниках «Биоэнергоинформатика и биоэнергоинформационные технологии», под ред. П.И. Госькова, и сборниках конференций, организованных людьми, близкими к МНТЦ «Вент».




Рис. 107. Рисунки к интервью В.Т.Шкатова об истории ЭНС. Опубликовано с разрешения автора.

Эти конференции проходили не только в России, но и в странах ближнего и дальнего зарубежья, таких как Украина, Франция, Таиланд и т.д. (см. рис. 108).
Методы создания ЭНС также расширяются. Например, в экспериментах А.Павленко, А.Русанова, Ю.Кравченко и А.Косова происходила связь между Бретанью (Франция) и Омском (Россия). Два мобильных телефона связывались друг с другом. На одном телефоне ставилась или снималась наклейка «Спинор» (то есть излучение модулировалось двоичным образом), на втором телефоне с помощью прибора ИГА-1, через 3500 км, производилась регистрация времени этой операции. Как указывают авторы, передача «неэлектромагнитного» сигнала работала в обе стороны, причём детектировать эти изменения обычными способами было невозможно. После 2000 года расширяются эксперименты с ПИД-эффектом в металлургии (см. следующие главы). Как побочный эффект этих работ было отмечено, что ЭНС наблюдается также между разливами одного и того же расплава стали [518]. Например, этот метод используется в работах В.Краснобрыжева, где ЭНС создаётся путём разрезания пластины одного расплава, в его терминологии синглетная пара чипа-транслятора и чипа-индуктора [419].
Методы ЭНС применялись также при считывании информации с фотографий объектов. При этом использовались как химические, так и цифровые фотографии, например, для поиска полезных ископаемых [519]. «Акимову и Охатрину удалось экспериментально показать, что при фотографировании любых объектов падающие на фотоэмульсию вместе с электромагнитным (световым) потоком собственные „информационные" поля этих объектов изменяют ориентацию спинов атомов эмульсии таким образом, что спины эмульсии повторяют пространственную структуру этого внешнего поля. В результате на любом фотоснимке помимо видимого изображения всегда существует невидимое „высокопроникающее" изображение» [15]. В других работах с помощью луча лазера осуществлялось сканирование цифровой картинки [497]. Оказалось, что по такой информации можно оценить множество параметров живого организма, например, жив ли человек, изображённый на фотографии. В эксперименте по отслеживанию состояния умирающего человека по его фотографии, проведённом В.Т. Шкатовым, резкое изменение сенсорных данных однозначно коррелировало с моментом смерти [497; 520].


Рис. 108. Фотография участников президиума конференции в Киевской торгово-промышленной палате, 2003: (справа налево) И.В. Васюник (в 2007-2010 гг. вице-премьер-министр Украины, на фотографии отсутствует), М.Курик, А.Акимов, А.Павленко, А.Зубарев (главный редактор Журнала