Дэвид С. Вальтер. Прикладная кинезиология (глава 1 стр 1-28)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Когда я начинал работу над этой книгой, то думал, что она будет написана легко и быстро. Два фактора изменили эту самонадеянность:
предмет Прикладной Кинезиологии чрезвычайно обширен;
на чем остановиться?
Со времени появления Прикладной Кинезиологии в 1964 году возникло много клинических техник. Они предоставили врачу возможности индивидуального подхода к пациенту, обеспечили доступ ко многим функциям его организма.
Цель этого текста – обеспечить обзор и рабочие знания о процедуре Прикладной Кинезиологии, представить новый материал, ранее не написанный в форме учебника. Назрела необходимость обеспечить Прикладную Кинезиологию полным работоспособным введением в предмет для профессионального совершенствования прикладного кинезиолога. В книге имеется реферативный материал для некоторых более новых процедур.
Часть материала книги обеспечивает обзор техник Прикладной Кинезиологии, в то время как в других разделах представлено более глубокое изложение материала. Например, Глава 4 «О питании», снабжена большей информацией, как стимулировать вкусовые и обонятельные рецепторы и при этом влиять на работу организма, о чем существуют клинические наблюдения в Прикладной Кинезиологии; Глава 7 «О меридианной терапии» легко объясняет феномен меридианов и приемы работы с ними для тех, кто не знаком с этим важным феноменом. Я часто думаю о том, как много врачей, которые не имеют знаний о меридианной системе и не понимают «языка тела» своих пациентов. Для тех, кто работал в традиционной акупунктуре, раздел меридианной терапии дополняется важным положением о диагностике меридианного дисбаланса. Акупунктура и знания меридианной системы насчитывают тысячи лет. Прикладная Кинезиология дополнила новой информацией древние знания.
Система аллопатического здравоохранения выработала определенные критерии постановки диагнозов. Но как быть с пациентами, у которых есть головная боль и которые прошли все стандартные лабораторные обследования, но никаких нарушений не было обнаружено? Очень часто пациент классифицируется как больной с психосоматическим состоянием. Во время осмотра методом Прикладной Кинезиологии у него может быть обнаружена неврологическая дезорганизация. Головная боль – это простой симптом, вызываемый сложными факторами неврологической дезорганизации, не классифицированными в Международный Классификации Болезней.
На протяжении всей книги пациента и врача чаще всего называют «он». Это не знак неуважения. Много работает хороших врачей-женщин, которые практикуют искусство исцеления, и женщин-пациентов, которые были излечены. Обращение к мужскому роду при изложении объясняется стремлением к простоте.
Прикладная Кинезиология имеет дополнительные инструменты оценки здоровья, что обеспечивает преимущества в понимании функционального состояния пациентов. Эти инструменты, впервые открытые Джорджем Гудхартом, доктором-хиропрактиком, проложили путь, на котором широкий спектр функциональных проблем здоровья лечится естественно и который со временем становится шире. Открытые Прикладной Кинезиологией техники диагностики и лечения служат возможности возвратить организм к нормальному функционированию. Базовый принцип Прикладной Кинезиологии - тело самокорректируется и самосохраняется. Техники Прикладной Кинезиологии открывают врачу проблемы, мешающие телу нормально возвращаться к здоровью.
В Главах 11 и 12 излагается системный подход, применяемый в Прикладной Кинезиологии для обзора специфических типов проблем здоровья. Это – очень сложная область, как мне известно по собственному опыту. Материал, представленный в более ранних главах, полезен врачу для практической работы. Материал в Главах 11 и 12 излагает методы осмотра и лечения. Он объясняет, каким образом Прикладная Кинезиология может лечить различные типы состояний, оценивая функцию органов по терапевтической локализации, методом провокаций и мышечным тестированием. В них показывается, как важно питание в некоторых состояниях и не важно в других, как важно лечение стоматогнатической системы и влияние черепных нервов, энергетический паттерн меридианной системы и коррекция позвоночника при различных типах состояний. Насущными являются потребность в диагнозе, обеспечение лечения и наблюдение результатов работы оригинальными техниками Прикладной Кинезиологи.
Материал этой книги есть результат взаимодействия многих людей и организаций. Вклад Дж. Гудхарта в медицину - это создание и длительное развитие ПК. Его оригинальное мышление создало новое направление в медицине. Без его идей многие результативные техники осмотра и лечения не смогли бы появиться. Это направление развивается прикладными кинезиологами, которые являются членами Международного Колледжа Прикладной Кинезиологии (ИСАК). Я учился многому при посещении полугодичных конференций, иногда забывая часть информации, которую учил. Моим оправданием было отсутствие учебника по этому новому методу. Моя работа предназначена для всех, кто содействовал организации ИСАК, изучает Прикладную Кинезиологию, проводит исследования, процитированные в этом тексте. Будем в дальнейшем пользоваться сокращением ПК, когда речь идет о названии предмета книги.
Я признателен моему секретарю, Кэрол Анн Гинн, которая взяла мою черновую диктовку и работала с синтаксисом, улучшив её, что вы в конечном счёте и читаете.
Даниель Р. Макссон работал со мною много лет как координатор семинаров и правая рука. Он ответственен за фотографии в этом тексте.
Иллюстрации так же хороши, как рисунки, выполненные Дэвидом М. Гавином. Они выполнены также в цвете и имеются в виде 35-мм слайдов. Иллюстрации использованы многими, кто преподаёт ПК.
В конце, но несомненно, не в последнюю очередь, выражаю признательность и любовь моей жене и моему лучшему другу Джинн. Прежде, чем я увлекся преподаванием и книгой о ПК, она владела и управляла своим собственным печатным бизнесом. С тех пор она работала полный рабочий день для выпуска материала по ПК. Она ответственна за набор и вёрстку этого текста и многих других учебных материалов по ПК.
Этот описание техник ПК может быть рассмотрено как инструмент врача. Их можно использовать в научной исследованиях и в комплексе с обычным диагностическим инструментом, имеющимся в наличии, в искусстве исцеления. ПК - ценное дополнение к способности врача понимать проблемы здоровья, но она не должна быть использована как «единственная позиция» в методе диагностики и лечении.
В правильном контексте инструмент ПК обеспечит вас и ваших пациентов возможностью возврата к здоровью.

Дэвид С. Волтер
Доктор Хиропрактики.
Дипломат Международного колледжа
Прикладной Кинезиологии.














Введение
Я имею привилегию и испытываю удовольствие писать введение для ещё одной тщательно подготовленной к печати работы, которую выполнил мой друг и коллега Дэвид Волтер, доктор хиропрактики. Овладевая техниками, предоставленными в этой книге, профессионал в области здоровья может получать экстра результаты в работе с проблемами здоровья. Волтер Смит, доктор хиропрактики и лектор, читающий лекции по ПК, сказал: «Мышечное тестирование – это функциональная неврология». Мышечное тестирование обеспечивает возможность наблюдать работу нервной системы. При помощи ее методов, диагностировать потребность в чём-либо, и обеспечивая эту потребность, наблюдать результаты. Эта книга увеличит количество профессионалов в области оздоровления, которые заинтересованы в применении принципов ПК. Мышечное тестирование, как функциональная неврология, позволяет диагностировать бесподобно точно и изысканно. Удовлетворение нуждаемости в чём-либо, установленное во время диагностирования, таким образом, даст возможность устанавливать происхождение суставной патологии для того, чтобы выявить без помех структурную и неврологическую недостаточность. Применение некоторых методов даст возможность выздоровления, которую внутренний целитель обеспечивает под влиянием внешнего лечения.
Врач не пытается лечить тело, врач позволяет или допускает возможность телу пациента лечить себя. Новые знания психоневроиммунологии убедительно демонстрируют мудрость психологического гомеостаза тела (врождённый ум). Болезнь есть искажённая физиология. Для понимания этого врач должен знать нормальное состояние физиологии. Новейшие сведения о голограммной концепции нервной системы объясняют пути организма к самоизлечению.
Прикладная Кинезиология была основана в 1964 году. Она базируется на концепции, что антагонистическая мышца слабеет, будучи вовлечённой в большинство мышечных спазмов. От тех ранних наблюдений ПК постепенно расширялась включением в себя многих аспектов функции организма. Это показано на Триаде здоровья, которая стала эмблемой Прикладной Кинезиологии. Эмблема состоит из фигуры человека, вокруг которой расположены треугольник и круг с пятью точками на нём. Треугольник – символ Триады здоровья, а пять точек на круге – пять факторов межпозвонкового отверстия. Лекции и демонстрации возможностей Прикладной кинезиологии организовали заинтересованных врачей и хиропрактиков во многих странах мира: Норвегии, Англии Франции, Швеции, Италии, Германии, Австралии и Японии. Кинезиологами ведется преподавательская деятельность. Сейчас работают объединения ИСАК в США, Канаде, Европе и Австралии. ИСАК – истинно международная организация. Для лучшего понимания научной базы ПК ИСАК создаёт фонды научных исследований во многих хиропрактических колледжах.
ПК основана на том факте, что язык тела никогда не врёт. Мануальное мышечное тестирование как показатель языка тела повышает способность врача наблюдать функционирование организма. Моё введение в оригинальный метод мышечного тестирования было написано благодаря работам Кендалла, Кедалла и Водсворта, которые разработали первичный диагностический механизм в ПК. Методы тестирования были усовершенствованы многими нашими коллегами, особенно Аланом Бердаллом, доктором хиропрактики. Если обнаружена мышечная слабость, то есть много лечебных техник для применения в этом случае. Многие из них описаны в этой книге. Возможность использовать тело как инструмент лабораторного анализа бесценна в современной терапии, потому что ответ тела – безошибочный. При правильном подходе ставится правильный диагноз - ответ тела адекватен и удовлетворителен для обоих: и доктора и пациента. Цель – сделать людям лучше. Тело может лечить себя, несомненно, осознанно, практически и показывать это. Лечение происходит таким образом, что доступ внутрь организма можно получить снаружи. Процессы в организме – потенциал для выздоровления через врождённый ум или физиологический гомеостаз человеческой структуры. Потенциал выздоровления ждёт руки, сердца и разума опытного врача, чтобы привести его в действие, позволяя здоровью, которое является врождённой сущностью человека, расти и приумножаться. Его можно описать и использовать безошибочно. Это должно быть сделано, это можно сделать и эта книга предлагает способ, каким образом сделать это. Ссылки и знания, которые содержатся в этом руководстве, тщательно исследованы и документированы. Они делают его достойным основанием для других томов Дэвида, кропотливо написанных и опубликованных. Я очень высоко ценю доктора Волтера и его персонал за превосходную работу по внедрению Прикладной Кинезиологии.
Выражаю мои наилучшие пожелания тем, кто читает эту книгу.

Джордж Гудхарт,
доктор хиропрактики
Дипломат ИСАК.


Глава I
Введение в Прикладную Кинезиологию

Прикладная Кинезиология – это система оценки функции тела, которая является уникальной в искусстве исцеления. Она быстро выросла, как по количеству врачей, использующих её, так и в своих концепциях и в поле деятельности. Процедуры осмотра, разработанные внутри профессии хиропрактики, являются такими, что могут быть использованы во всех ветвях искусства исцеления.
Прикладная Кинезиология берёт своё начало в 1964 году, когда Джордж Гудхарт, доктор хиропрактики из Детройта, штат Мичиган, начал производить оценку мышц пациентов мануальными тестами [28]. Он наблюдал, что иногда мышца проявляла слабость, но не было атрофии или других явных причин для слабости. В одном случае он наблюдал узелки в мышце serratus anterior пациента. При глубокой стимуляции узелков мышца почти возвращалась к своей нормальной силе по сравнению одноименной противоположной мышцей. Это привело к оригинальной технике в ПК – лечение мест начала и конца прикрепления мышц. Гудхарт представил эту технику на конференции Американской Хиропрактической Ассоциации, проходившей в Денвере, штат Колорадо в 1964 году.
Техника мышечного тестирования, использованная Гудхартом была такой же, как и в работе Кендаллов [58]. Эта превосходная работа по мышечному тестированию есть сейчас в третьем издании Кендалл и Мак Крери [57]. Поза пациента и общие методы тестирования остаются очень простыми, сходными с теми, которые были первоначально описаны Кендаллами. В Прикладной Кинезиологии были разработаны дополнительные неврологические гипотезы [81]. Большинство мышечных тестов, проводимых в Прикладной кинезиологии, не оценивают возможную силу мышцы, скорее они оценивают, как нервная система контролирует мышечную силу. Это оценивание названо «Мышечное тестирование - как функциональная неврология» [81]. Большинство врачей, использовавших мышечное тестирование на ранних этапах развития ПК, придерживались концепции «сильной» и «слабой» мышцы. В большинстве случаев результат теста не зависел от того, была ли мышца сильной или слабой, но зависел от того, как нервная система контролирует мышцу. Хотя термины «сильная» и «слабая», в общем, сохранились, здесь всё же следует думать скорее на языке нервной системы, чем подразумевать действительную силу мышцы, как способность производить работу.
Начальное развитие ПК было направлено на коррекцию структурного дисбаланса, вызванного плохо функционирующими мышцами. Главной целью была поддержка хиропрактической концепции вправления позвоночника, таза и других суставов. Улучшение, когда оно было достигнуто, хорошо «вписывалось» в структурно-ориентированную хиропрактическую теорию.
На ранней стадии ПК было только несколько техник для изменения мышечной функции. Иногда улучшение мышечной функции оставалось надолго без возврата дисфункции, в других случаях – улучшение было кратковременным. Были и такие случаи, в которых мышечную дисфункцию невозможно было возвратить к норме. Когда результаты были неутешительными, Гудхарт и другие искали возможности для улучшения мышечной функции и пробовали различные терапевтические подходы. Основатель ПК разработал множество упражнений для того, чтобы заставить работать именно ослабевшую мышцу и занимался с больными, чтобы как следует натренировать ее. Результаты были неутешительны - только изредка мышцу удавалось возвратить к нормальной функции. Это проверялось мануальным мышечным тестированием. Неустойчивость улучшения функции смущала врачей. Это привело некоторых из них к отказу от попыток установить индивидуальную мышечную дисфункцию и возвратить её к норме.
Другой ранней проблемой в ПК была очевидная неустойчивость результатов мануального мышечного тестирования. Например, врач мог установить, что m. psoas демонстрировала слабость и переставал делать записи в его историю болезни, когда повторное тестирование показывало усиление мышцы. Это также вызвало недоверие к мануальному мышечному тестированию.
Спустя несколько лет неустойчивость результатов мышечного тестирования была преодолена. Были открыты причины изменений результатов тестирования. Например, сейчас известно, что если пациент кладёт свою руку на определённые части тела, то сила мышцы будет меняться при патологии органа, связанного с этим участком тела. Это стало называться терапевтической локализацией (ТЛ). Другой пример изменения силы мышцы наблюдался, когда глаза вращались в определённом направлении. Мышечная функция изменялась, как во время мануального теста. Явление назвали «глаза в дисторзии». Эти и другие элементы, которые вначале мешали мышечному тестированию, сейчас стали достоянием арсенала диагностики ПК. ( Методы ПК, использующие мануальное мышечное тестирование для диагностики, обсуждаются на протяжении всей книги.)
Сейчас недостатки оценки результатов тестирования в основном преодолены, изучать и применять ПК стало легче. Знания о мышечном тестировании значительно расширились, теперь можно понимать значение загадочных ранее результатов обследования. Пионеры в этой области установили, что мышца, которая проявляла слабость, если сравнивать её с противолежащей мышцей или с мышцами всего тела, не функционирует должным образом. Возникал жгучий вопрос: «Почему?»
Врачи, добивавшиеся ответа на этот вопрос, обнаружили, что многие терапевтические техники применимы для улучшения мышечной функции. Большинство терапевтических техник не были первоначально известны в ПК. Некоторые из них, такие как меридианная терапия, сначала использовались в своём классическом понимании. Теперь они модифицированы для более продуктивного использования. Некоторые новые терапевтические техники появились как уникальные в ПК. Техники имеют широкую область применения. Овладевший всеми техниками врач имеет широкое поле деятельности в области натуропатического лечения.
На всём протяжении этой книги термин «врач» используется для обозначения человека, досконально подготовленного для физикального, ортопедического и неврологического обследования и постановки дифференцированного диагноза. Недопустимо применение техник ПК плохо подготовленными врачами и непрофессионалами.
Техники ПК оценивают, лечат позвоночный столб, манипулируют на внепозвоночных суставах, нервных рецепторах, балансируют меридианы и краниосакральный первичный дыхательный механизм, систему питания. Снова стоит сделать сильный акцент на том, что оценка проблем здоровья в ПК является только частью общей работы с пациентом. Осмотр должен включать стандартный физикальный осмотр, использующий ортопедические и неврологические тесты, лабораторные анализы и рентгенографию (когда показано), обычно составленную историю болезни пациента. Все результаты общего обследования не должны противоречить друг другу. ПК находит и другие факторы дифференциального диагноза, которые повышают значение указанных выше исследований.
ПК способствует выполнению стандартных диагностических процедур и получению функциональной оценки. У многих пациентов физикальное обследование не выявляет патологии, но они жалуются на головную боль, усталость и другие общие проблемы здоровья. ПК помогает обнаружить причины функциональных нарушений и предлагает техники корригирующей терапии. Когда ПК используется в сочетании со стандартными методами диагностики, принятыми в медицине и хиропрактике, врач имеет большие возможности понять проблемы здоровья пациента.


Функциональные состояния
Важно понимать, что значит термин «функциональный», который используют по отношению к состоянию здоровья пациента. Здесь часто возникает непонимание между кинезиологами и врачами других специальностей. Например, аллопат рассматривает гипоадрению, как болезнь Аддисона [2]. В ПК дисфункция надпочечников рассматривалась как относительное состояние. В абсолюте, болезнь Аддисона может отсутствовать, но надпочечники могут функционировать неадекватно для поддержки оптимального уровня здоровья. Когда о гипоадрении в функциональном смысле сообщается аллопату без объяснения, он легко установит, что у больного нет болезни Аддисона и подвергнет сомнению диагноз, таким образом расширяется расхождение во взглядах между двумя подходами к проблемам лечения.
За многие годы господства современного здравоохранения только немногие врачи считали функциональные проблемы причинами болезненных симптомов у своих пациентов. Херроувер [41]писал в 1922 году: «Мы возвышаемся над фактами. Почему малую форму гипотиреоидизма чаще, чем обычно, совершенно игнорируют? Разгадка эндокринной стороны простого волнения, которое встречается каждый день в общей практике, произошла совсем недавно. Нарушение протоков желез считалось болезнью перед тем, как мы рассмотрели его, и никогда не было поиска скрытых функциональных отклонений. Сейчас всё изменилось, и нашим глазам открыта важная функциональная патология. Мы рано распознаем влияние эндокринной дисфункции и учимся рассматривать пациента как целое охотнее, чем человека с некоторыми явными болезнями». К сожалению, когда Херроувер говорил «мы», он относил это только к себе и нескольким своим последователям, для массы врачей это рассматривалось как «настоящая болезнь». В массе научной литературы по исследованию здоровья очень мало написано о функциональных нарушениях. Самое лучшее обсуждение находилось в книге Ватмора и Коли «Физиопатология и лечение функциональных нарушений» [104]. Они устанавливают, что «функциональные нарушения берут начало в физиопатологии или функциональной патологии в противоположность традиционному большинству, которое видит их в структурной патологии. Функциональная патология не имеет нижележащего анатомического повреждения, такого как опухоль или инфекция, у неё нет биохимических повреждений, таких как врождённый дефицит ферментов, недостаток питания или чужеродные вещества в тканевой жидкости. Изменение функции есть нервная патология».
Изменение функции может распространяться на многие системы тела. Аутоиммунная система не может бороться с инфекцией или справляться с аллергией. Плохая функция пищеварения может вызвать нарушение всасывания, в результате чего образуется дефицит питательных веществ. Она может вызвать плохую выработку ферментов и их использование. Список можно продолжать и продолжать. Неправильная работа рецепторов является первичной причиной этих и других дисфункций внутри тела. Ватмор и Коли создали новое выражение «диспонезис» для определения попытки описать неправильную сигнализацию от рецепторов.
Хиропрактическая теория уделяет много внимания неправильному контролю функции тела эфферентной системой. ПК находит, что многие дисфункции происходят от неправильной стимуляции экстеро- и интерорецепторов. Хоумвуд в заключении книги «Нейродинамика вертебральной сублюксации» [44] пишет: «Возможно это может служить стимулом для повышения интереса всех хиропрактиков к афферентным сигналам нервной системы, которые превосходят эфферентные по интенсивности в пять раз и заслуживают намного больше внимания, чем им уделялось в прошлом».
Причиной неправильной сигнализации при функциональных проблемах здоровья является неправильный баланс нейрогуморального контроля. При помощи техники ПК обнаруживаем это [82]. Лечение включает в себя улучшение питания, улучшение функции желёз и, иногда, психического аспекта здоровья.
ПК признаёт, что тело является самоподдерживающимся и самокорректирующимся механизмом. При потере здоровья что-то мешает организму адаптироваться. Он не способен справиться с различными окружающими стрессами. Обследование направлено к определению, каким образом в теле возникает дисфункция, к определению причины дисфункции и, в конце, какое терапевтическое усилие может вернуть и сохранить здоровье.
Разница между этим философским подходом к здоровью и обычной медициной наблюдается в методологии исследования [95]. Существует, к сожалению, мало исследований, посвященных функциональным проблемам здоровья, с которыми ПК и хиропрактика имеют дело [13]. ПК открыла двери для понимания функциональных состояний, и это обеспечивает бесчисленные возможности для клинических и базовых исследований. Она не только ставит ударение улучшении обследования функциональных состояний, но и подчеркивает важность натуропатии и открывает некоторые аспекты лекарственной терапии. Вильямс [105] пишет относительно лекарственной терапии: « Основные недостатки этих средств борьбы в том, что они имеют неизвестные связи болезненных процессов с собой. Они имеют тенденцию маскировать трудности, не устраняя их. Они загрязняют внутреннюю среду, вызывают зависимость у части пациентов и часто запутывают работу врача, стирая ценный ключ к разгадке, как к реальному источнику беспокойства». Последний комментарий особенно верен в ПК, потому что лекарства часто изменяют мышечную реакцию при мануальном мышечном тестировании и мешают определить истинное состояние пациента.
Клив [11], главный хирург Королевской военно-морской медицинской службы, который применяет «закон природы» для рассмотрения функциональных состояний, сообщает: « часто говорят, что жизнь на медикаментах – ужасная жизнь, но жить естественно – счастье, и между ними лежит целый мир». Исключением может служить утверждение Клива о нищете, но мы поддерживаем его точку зрения о естественном состоянии. Улучшение жизни и есть цель ПК и данной книги.


Исследовательская работа

Международный Колледж Прикладной Кинезиологии (ИСАК) – это организация врачей, для которых главной целью является улучшение и расширение научного использования ПК в определении причины проблем здоровья. Организация открыта для всех, кто изучал предмет в одобренных курсах, и имеет лицензию, которая обеспечивает первоначальную возможность заниматься врачебной практикой.
Главная цель ИСАК – это организация и содействие обучению и исследовательской работе по Прикладной Кинезиологии. Организация обеспечивает форум практических врачей для общения друг с другом. Исследования выполняются на клиническом и научном базовом уровнях.
Исследования в ПК следуют порядку, описанному Нордстромом [70]: 1) эксперимент, 2) гипотеза, 3) методология и 4) научное заключение. Разные методы ПК находятся на разных стадиях этого продвижения вперёд.
Эксперимент. Наиболее сильная сторона ПК заключается в том, что она может служить начальным шагом эксперимента. Это действительно так, потому что ПК - относительно молодая, хотя быстро созревающая часть искусства исцеления. Эксперимент обычно начинается как анекдот: наблюдается что-либо новое и ему в первое время даются различные толкования. Примером является развитие Гудхартом техники болевого контроля. Он производил постукивание тонизирующей точки меридиана пациенту, у которого имелся плохо поддающийся лечению перелом ключицы. Хотя лечение меридианной системы Гудхартом не проводилось, боль у пациента уменьшалась. При попытке лучше понять эту необычную находку Гудхарт постучал по седативной точке меридиана и боль вернулась. В этом случае Гудхарт обнаружил уменьшение боли при постукивании по тонизирующей точке и усиление ее при постукивании по седативной точке. Гудхарт, в конечном итоге, назвал это техникой облегчения боли по Меллзак – Волл [32,33]. Терапия боли по Мелзак-Волл обсуждена в Главе 7 [66]. Мы будем возвращаться к чистому эксперименту по мере продвижения к четвёртому шагу исследования.
Ещё одна грань эксперимента: врач сталкивается с таким же случаем раз за разом. В ранние годы развития ПК, как уже упоминалось, мышца должна была бы усилиться, но при повторном обследовании она показывала слабость. Много техник развито в ПК в результате усилий по устранению этих рецидивов.
Гипотезы. Следующим шагом является развитие гипотез, которые необходимы для возможных дискуссий, тестов и понимания диагностики и лечения. В большинстве случаев они являются рабочими гипотезами в ходе развития ПК. Гипотезы Гудхарта о редукции боли под влиянием постукивания тонизирующей точки специфического меридиана показали, что это происходит под влиянием воротного контроля боли, как описывал Мелзак и Волл [66]. Гипотеза должна проверяться. В идеале проверка должна выполняться стандартными научными методами, включая контрольные исследования со статистическим анализом. Методологии ПК не должны проверяться только субъективными методами. Были некоторые попытки в ИСАК обучить использованию статистического анализа [20,21,22] и исследовательских методов. Эти попытки предпринимались в работе с практикующими врачами и учащимися хиропрактических школ. Был сделан акцент на обучении роли врача-учёного [56], проверяющего свои гипотезы. Мнение, что большинство членов ИСАК являются клиницистами без механизма (методологии) исследования, является пережитком прошлого. В последние пять лет организация пыталась заполнить эту пустоту, основав совет консультантов-исследователей, проводя научные обзоры и вводя стандарты.
Так создатели новых техник исследования и лечения пытаются скоррелировать находки с тем, что известно в базовых науках и проверять гипотезы. В некоторых случаях наблюдается выраженная дисфункция, но нет гипотезы о ее причине и лечении. В последнее время некоторые практикующие врачи могут определить базовые неврологические принципы, которые объясняют функциональное состояние и его коррекцию. Например, латеральная сублюксация кубовидной кости вызывает слабость m. tensor fascia lata. Это явление обсуждается в Главе 11. Согласно гипотезе слабость m. tensor fascia lata должна присутствовать как результат сублюксации кубовидной кости, которая вызывает раздражение рецепторов. В свою очередь это раздражение рецепторов неправильно стимулирует «магнитную реакцию» (также названную «помещённой реакцией») [36,39]. Это объяснение даёт пригодную для работы нейрофизиологическую гипотезу, того, что в начале являлось эмпирическим методом.
Прикладная Кинезиология – это развивающаяся наука. Некоторые гипотезы были разработаны на высшем теоретическом уровне, а фактически большинство остаётся на стадии рабочих гипотез. Даже когда процесс мышления происходит теоретически, он не должен оставаться статическим. Питч [75]утверждает: «Научная теория – это система мышления, рационального объяснения фактов и событий, а не действительное объяснение истины». Стриктли говорит: «Правды научных теорий не существует». Создали теорию работы? Это логично? Это вызывает новое понимание? Может это позволяет человеческой мысли понимать, что может оказаться за глубиной разума? Это позволит интеллекту и воображению задать вопрос: «Что если обратиться к новым и неизведанным вопросам о природе? Эти важные вопросы требуют какой-либо научной теории». Это так, как и должно быть. Объяснения в ПК не высечены на камне. Для многих, читающих эту книгу, ПК является новым предметом. Со свежими идеями, почерпнутыми из разных источников. Хилдебрандт [42] помогает понять это в перспективе; бывают случаи, когда люди с новыми идеями «бояться дискредитировать некоторые неработающие идеи, так как это разрушит все, разработанное ими. Никакое утверждение не может быть дальше от истины. Многие, кто читает этот текст и другие материалы по ПК, являются новыми исследователями для предмета, со свежими идеями, которые почерпнуты из других источников. Быть достаточно гибким для признания работоспособных идей или отказа неработоспособным идеям - признак истинной науки». И еще, врач «не должен проверять или оценивать идею по какому-нибудь мотиву, кроме как для открытия истины; и, таким образом, открыв, исправлять свои собственные предположения соответственно. Ещё один признак научности – способность направить собственные идеи в русло новых открытий».
Приведём вновь пример применения Гудхартом воротной теории Мелзака и Волла для создания работоспособной клинической процедуры. При этом гипотеза существенно расширились, заключая в себе недавно открытые неврологические сведения по интерпретации боли. Мелзак и Волл модифицировали свою модель [67], а Шмитт [83]описал дополнительную технику болевого контроля, основанную на текущих знаниях объяснения боли. Метод Шмитта подобен методу Гудхарта, воздействовавшему на боль постукиванием по точке специфического меридиана, определённой во время исследования по методу ПК. Без начального наблюдения Гудхарта дальнейшее развитие метода болевого контроля в ПК возможно и не имело бы места.
Методология. Мы продолжаем обсуждать разработанную Гудхартом технику болевого контроля. Первым вопросом в начале исследования было: которое из двух действий должно было бы работать. Может быть, постукивание той же самой акупунктурной тонизирующей точки даёт облегчение всем, у кого имеется боль? Исследование обнаружило, что это не так. Гудхарт начал систематически оценивать меридианную систему пациентов, у которых была боль простой природы, но отличалась от этого печального опыта. В конце концов, он создал протокол, который последовательно устанавливал подходящую тонизирующую точку для облегчения боли. Он также установил, что лечение было более эффективным при боли в результате травмы, но это был неподходящий терапевтический подход при боли в результате сублюксации крестцовоподвздошного сочленения и других первичных состояниях.
Развитие надлежащей методологии и последующее правильное применение этого является в высшей степени важным для достижения стойкого результата. Как замечено в описании техники болевого контроля в Главе 7, при неточном определеним места подходящей тонизирующей точки не будет достаточного результата. Для установления способности воспроизводить в ПК исследования и лечения Совет ИСАК по стандартам усовершенствовал протокол описания методологии процедуры, перед этим оценённый членами Совета. Кстати, этот совет недавно обосновал метод приёма нового материала в рамках рекомендуемых процедур ИСАК.
Научное заключение. Финальная стадия научного заключения соперничает с первой стадией - экспериментом. ПК должна развивать собственную методологию исследования, потому что принципы помощи здоровью различны. ПК и хиропрактика разделяет философию, которая основана на роли организма в ответе на окружающие стрессоры. Этот фундаментальный подход отличается от традиционного подхода, использующегося другими в искусстве исцеления. Вителли [95] представляет превосходную дискуссию по различным потребностям в исследовании между медициной и хиропрактикой. Он утверждает: «Большинство нехиропрактических дисциплин базируются на их видении здоровья и большинства болезней, на присутствующем или отсутствующем значительном количестве патогенных микроорганизмов и других агентов и токсинов, считающихся важным для возникновения заболевания в организме. Их подход к восстановлению здоровья начинается с устранения или разрушения таких рассмотренных агентов, вызывающих заболевание. Болезнь, также, рассматривалась как определённый болезненный процесс, имеющий характерный шлейф симптомов». Он указывает, что «на клиническом исследовательском уровне, обусловленном различными точками зрения на здоровье и болезнь, различие между направлениями в медицине существует большое».
Исследование в ПК выполнялось на двух уровнях: базовом и клиническом. Базовое исследование сначала выполнялось в учебных учреждениях. ИСАК имеет приближённые программы для поддержки базового исследования в этих направлениях. Получение грантов происходит общепринято через консультантов-исследователей Совета ИСАК.
Большинство исследований выполнено на клинической базе. Голдштейн [26] подчёркивает: «Необходимость клинического изучения так же важна, как и базового научного изучения. Клинические исследования в таких областях как достоверность клинического диагноза и эффективность терапии являются как большой частью терапии, так и служит для понимания фундаментальных механизмов, лежащих в ней. Научная база манипуляционной терапии в чистом виде включает оба подхода».
Китинг и др.[53] описывают временные серии проектов исследования, которые пригодны для клинического применения. Эти исследования не требуют большого количества приемов и совместимы с первоначальной целью восстановить оптимальное здоровье у пациентов. Имеется несколько целей в этой системе исследования. Перемена цели возможна, когда врач может применять и убирать существующую терапевтическую оценку. Снова мы можем привести в качестве примера разработку техники болевого контроля Гудхарта. Когда врач стимулирует подходящую тонизирующую точку, боль уменьшается. Боль, предсказуемо возвращалась, когда стимулировали седативную точку того же самого меридиана. Уход и возвращение боли может быть повторено много раз на многих субъектах.
Другим случаем серийного метода является Множественный План Базовой Линии. Здесь функции пациенты проецировались на период времени. Удобным становится исследование, при котором функции пациента предсказуемо улучшаются в результате лечения. Функция может быть измерена амплитудой движения, жизнеспособностью, лабораторными методами или любым другим параметром, применяемым для данного состояния пациента.


Возможность исследования

Многие направления натуропатии испытывали застой, потому что их недостаточно исследовали. Воткинс [100] привел сильные доводы для необходимости развития хиропрактической методологии и надлежащим образом способствовал исследовательским программам. Большинство неопубликованных трудов Воткинса были направлены в Национальную Хиропрактическую Ассоциацию. Он работал в этом направлении с 1945 года до 1970 год. В обоих случаях: при недостатке исследования и приверженности догме, ограничивалось развитие хиропрактических методов. Главные усилия многих коллег -хиропрактиков были направлены на «сохранение принципов», а не на исследования для создания новых и лучших методов диагностики и лечения. Воткинс [100] утверждает: «Значительные усилия были затрачены на технический прогресс вертебральной коррекции. В то же время является сомнительным, что любой возможный путь коррекции позвонка был верным. Но после семидесяти лет коррекции позвоночника остаётся единственный вклад большой важности, который хиропрактики сделали в области лечения, – вклад, который был сделан доктором Д.Д. Пальмером даже раньше, чем была создана хиропрактика». Воткинс называет «сохранение принципов» большой ошибкой хиропрактики [99]. Данный автор (Волтер) верит, что Воткинса услышали со временем, потому что он писал о достижении большего равенства сегодня между медициной и хиропрактикой – двумя великими искусствами исцеления. Воткинс установил, что «сегодня существует большая потребность во второй оздоравливающей науке в нашем обществе, конкурирующей с организованной медициной на обоих уровнях: научном и практическом».
Чтобы защитить от непонимания это суждение, требуется отметить: коррекция вертебральной сублюксации и фиксации – это главная часть вооружения хиропрактика и прикладного кинезиолога. В рамках обеих теорий были разработаны многие применяющиеся ныне техники обследования и лечения.
Большая разница между аллопатией и натуропатией проявляется в заявлении, что два подхода не будут содержаться в практике одного врача в недалёком будущем. Это совмещение необходимо, тем не менее две философские точки зрения были приняты практическими врачами в обоих подходах. Врач должен бы распознавать недостатки и преимущества каждого подхода и легко направлять пациентов к другим специалистам, когда это благоприятно для него.
Дуглас [16] говорит о своей профессии в медицине: « Если врач не может видеть болезнь на или в теле пациента, на R-графии, в лабораторном анализе, то её не существует. Или если даже она существует, то она не очень важна». Он утверждает, что натуропатический подход, включающий хиропрактику, признает «субъективные жалобы как нейробиологические дисфункции, которые обычно не измеряются общепринятыми научными лабораторными методами. Как мы измеряем головную боль или боль в спине? Большинство видов хиропрактического лечения не измеряется количественно, из-за субъективизма жалоб». Субъективизм жалоб - одна из больших проблем в натуропатии. Прикладная Кинезиология прибавляет объективизма в исследовании повреждения мягких тканей и неправильной неврологической сигнализации.
Аллопатия и натуропатия должны разговаривать на одном и том же языке. Джемиссон [50] занимает следующую позицию: «цена согласия в ортодоксальном здравоохранении – это согласие с установившейся структурой медицины. Базовой концепцией структуры является научная природа современной медицины». Она допускает, что «всё, признанное как медицинская наука, не является неизбежно научным».
Поскольку методы лечения в аллопатии и натуропатии являются различными, та же самая исследовательская методология не может быть применена для обоих направлений. Вителли [95] пишет о медицинской профессии: «Их методологии позволили им дублировать результаты, обеспеченные практическими врачами и целителями. Стандарты измерений позволили им выразить эти результаты качественным и количественным путём». Натуропатическая философия требует, чтобы подходы для исследования проблем здоровья базировались на реакции организма в ответ на стрессоры окружающей среды. Это содержится внутри ведущей философской линии. Натуропатия базируется на восстанавливающейся самокоррекции и самоподдержке функции тела. Этот фундаментальный подход всегда противоположен традиционной аллопатии. Будет лучше, если мы сосредоточимся на том, каким образом тело реагирует на окружающую среду и внутренние стрессоры, а аллопатия сфокусируется на роли стрессоров окружающей среды и их влиянии на организм. Ответы, улучшающие обследование и лечение могут быть найдены только в процессе исследования, при использовании надлежащей методологии и стандартов измерения, уникальных для ПК.
Клинические находки в ПК открыли много путей для базового обследования и обеспечили инструментами для дополнительного клинического понимания проблем здоровья. Исследования должны продолжаться на обоих уровнях – клиническом и базовом. Творчество в исследовании, возможно, начинается с клинического уровня. Существует несколько факторов, которые подавляют творчество в базовом исследовании. Селье [85] осуждает процесс распределения субсидий, при котором потенциальный учёный должен описывать предварительно, что он рассчитывает открыть, каким образом происходит продвижение к этому и какая цена этому продвижению. Автор считает привилегией слушать лекции Селье по предмету. Он сказал, что если бы он имел возможность следовать научному методу сегодня, то он никогда бы не должен был бы открыть общий адаптационный синдром стресса. Селье [86] подчёркивает важность его способности ориентироваться, тогда как другие не видят ничего общего в его истории и истории открытия Флемингом пенициллина. В процессе выращивания патогенных бактерий Флеминг наблюдал – плесневое заражение убивает его чисто фильтрованные бактерии. Творческий разум Флеминга определил это как возможно полезное лекарство для защиты от инфекции. Предыдущие бактериологи наблюдали то же самое, но они только рассматривали это как помеху в попытках выращивать чистые фильтрованные культуры. Все они делали вывод « что плесень должна удерживаться вне культуры. Потребовалось решающее озарение гения, чтобы увидеть медицинские перспективы наблюдения» [86].
Основное требование гранта – описать, что ученый должен исследовать. Ученый - это талант, отделённый от совершения новых открытий. Представьте себе гений Леонардо да Винчи в современной узкой профессиональной специализации. Хорн [45] обсуждает впечатления библиотекаря Конгресса Дэниэла Борнштейна о многогранности да Винчи: « Он должен был бы представить свои полномочия пред тем, как кто-либо рассмотрел его замысел, но такая ситуация не способствует прогрессу - эти люди должны были бы иметь безграничное воображение».
Многие из нас могут только опознать то, что мы уже знаем. Ученые, подобно остальным, имеют тенденцию видеть то, что ожидают. Простой эксперимент показывает, как мы видим вещи заранее. Испытуемые опрашивались для определения игральных карт. Большинство карт являлись обычными, но некоторые имели отличия: красная шестерка пик или чёрная четвёрка червей. Наблюдалось не только правильное распознавание нормальных карт. Они также узнавали аномальные карты неправильно, при этом обычно значение карты ассоциировались с цветом лучше, чем ожидалось. Шестёрка пик узнавалась как шестёрка червей и четвёрка червей узнавалась как четвёрка пик.
Средний испытуемый узнавал их неправильно. Некоторые видели, что-то необычайное и, присмотревшись ближе, определяли аномалию. Коул [12] подчёркивает это в связи с историей Дарвина, который однажды провёл целый день в речной долине и не увидел « ничего кроме воды и утёса». Одиннадцать лет спустя он пришёл в ту же самую долину и в этот раз увидел следы ледника. «Я уверяю тебя,- писал он другу - потухший вулкан мог с трудом оставить, более явный след своей активности и огромных сил эта долина должна была однажды покрыться не менее, чем от 800 до 1000 футами твёрдого льда». Если один раз узнал, что видишь, довольно легко это находишь потом.
Такое видение ожидаемого может быть вредным в Прикладной Кинезиологии. Швартц [84] предупреждает о существовании матрицы разума, когда обследуют методами ПК. Врач может подсознательно изменять параметры теста, постоянно наблюдая ожидаемое.
При обсуждении развития техник ПК упоминалось, что эксперименты в ПК должны иметь строгое соответствие. В этой области первоначальные наблюдения, которые улучшали результаты лечения, были сделаны врачами-практиками. ПК развивалась на потребности углублять основные знания. Гудхарт объясняет, что ПК исследует пациент–ориентированную систему. Он часто утверждает: «Когда я могу улучшить это, я не нуждаюсь ни в чём больше». Этот подход оказывает особую услугу. У нас есть различные области, в которых мы разбираемся. Одни из нас имеют творческий ум, позволяющий видеть то, что другие не видят, как в случае открытия пенициллина Флемингом. Другие обладают узким мышлением левой половины мозга и выражают творческие наблюдения в литературной форме, развивают гипотезы, улучшают методологии и – в конце – проверяют гипотезы, чтобы прийти к научному заключению. В любом случае без оригинального эксперимента и творческого мышления другие шаги не встречаются. До некоторой степени творчество подавлялось специализацией в современной превалирующей системе здравоохранения. Так часто мы видим пациентов, которые ходят от одного специалиста к другому без того, чтобы врач когда-либо наблюдал его целостно. Вейсман [102], рассматривая специализацию и её отсутствие, утверждает: «Часто явные открытия делают практические врачи, а на этой основе узкие специалисты делают фундаментальные открытия».
Открытие может быть сделано в офисе врача, будь он натуропатом или аллопатом. Вилтс [106] утверждает: «я уверен, что каждый офис спинальной хирургии может быть исследовательским центром». Это мнение даже более применимо в натуропатии, потому что там наблюдается широкий диапазон и интеграция неожиданно встречающихся проблем. Там, где врач имеет дело только с проблемами межпозвонковых дисков, почечной дисфункцией или некоторыми другими специализированными областями, легче планировать исследования единственного вопроса».
Много написано в хиропрактической литературе по клиническому исследованию. Китинг и Мутц [55] утверждают « контрольная группа при исследовании часто плохо подходит для этой цели». «Каждый новый клинический случай является удобным для будущего исследования достоверности хиропрактической теории. Наука здесь считается вечно неполной, развивающейся». «Исследование становится вечным действием, неизбежно увеличивая более вопросы, чем ответы». Эти вопросы, возникающие во время обследования ПК, являются катализатором для быстрого развития новых техник обследования и лечения.
Многие техники, развитые в ПК, являются простыми, логичными и хорошо подходящими для базы данных предварительных знаний. Уникальность новых техник просто не наблюдалась прежде. Требование простоты в исследовании обычно наиболее продуктивное в творческой работе. Теллер [91] характеризует простоту в истории о 14 летнем Моцарте, который услышал секретную мессу в Риме. Это сочинение охраняли как тайну. Певцы не могли переписать её под страхом наказания. Моцарт слышал её только один раз, но оказался способен воспроизвести полную партитуру. Его талант заключался не в одной изумительной памяти. Моцарт не помнил детали этой сложной работы, но он смог придумать их, выслушав один раз с полным вниманием.
Так создавая новые техники обследования и лечения, врач должен быть своим собственным адвокатом дьявола. Кэтч [52] предлагает метод исследования, который он называет «бремя опровержения». Следующее утверждение противоположно доктрине « бремя доказательства», которая утверждает: «Те, кто предлагает частную гипотезу или теорию, ответственны за обеспечение доказательства». Ловить следует на объяснении. «В процессе опровержения можно изменить, переделать, расширить и придумать альтернативу или более подходящие гипотезы, которые лучше объясняют наблюдавшиеся данные, лучше предсказывают новые данные». Используя «бремя опровержения», возникли некоторые альтернативные гипотезы и решительно были исключены неработоспособные. Кэтч подчёркивает мысль, что после 1800-х годов, «однажды предложив единственную гипотезу, исследователи неизбежно становились чрезвычайно привержены ей, исключая другие». Устанавливая многие гипотезы, исследователь не становится приверженцем только одной, он может опровергать неправильные подходы и развивать новые гипотезы, длительно выстраивая правильное учение.
Отбрасывание остатков догмы, которые не соответствуют господствующему учению имеет большой недостаток для хиропрактики. Иногда услышав об исследовательском проекте, врач, чтобы доказать его истинность, приводит достаточное обоснование техники осмотра и лечения. Должен быть изучен механизм действия и проверена гипотеза. Когда результаты не подтверждают технику, врач, подобно учёному, должен переоценить начальные предположения и быть готовым отложить в сторону предварительную концепцию в свете новой информации. Исследователь, который старается улучшить или обосновать технику заблуждается меньше, чем плохо подготовленный применитель её [55].
Как бы хорошо ни мыслил врач в эксперименте, гипотезе, методологии или научной заключительной схеме – он должен применить свои способности в роли учёного-практика [4,13,54]. Практический врач ежедневно принимается за исследование. Знания должны распространяться для скорейшего развития науки. Роуз [80] в журнале Американской Диетологической Ассоциации подчёркивает, что «исследование является процессом определения проблемы, оценивания альтернативных решений и, затем, отбор наилучших решений, тут же применяемых». Все врачи выполняют это ежедневно, но они, обычно, сохраняют информацию для себя. В литературе существует пробел относительно ежедневных знаний практического врача, который он должен заполнить. Реферативные журналы, запугав практических врачей, тем не менее открыли несколько «жемчужин», которые другие не осознавали. Где имеется эта информация? Практический врач качает головой говоря: «Публикуется? То, что меня интересует, отсутствует». Это неправда.
Ответы на ежедневные проблемы здоровья возникают от конфронтации с клинической постановкой. Так мы пытаемся решить их, применяя терапевтический подход, измерив полученные результаты. Это может не осознаваться как исследовательская программа со статистикой и другими формальными методами исследования, но это является, тем не менее, исследованием. Часто это подходящий случай серийного замысла исследования [4,53] без формальной записи содержания. Врач сознаёт эффективность или недостаток её в обследовании и терапевтических воздействиях.
Решение проблем пациентов представляются идущим от нашей способности применять наше образование и распознавать уникальность каждой индивидуальной ситуации. Так мы тренируемся в применении ранее полученных знаний, тренированность растёт со временем. При сопоставлении результатов исследований происходит стимуляция интеллектуальных способностей, которые сокращают путь совершенствования методов лечения.
ИСАК играет несколько ролей в прогрессе ПК. Имелось свыше 2000 опубликованных членами организации статей. Эти статьи служат средством коммуникации, простираясь от простого наблюдения размером в одну страницу к обширной с хорошо документированной литературными обзорами и детальными процедурами обследования и лечения работе. Оценка новых техник Советом по Стандартизации и Научному Обозрению ведут к полному или временному их принятию или непринятию. Бездоказательная категория остается открытой для будущего исследования, ей не дают общую отрицательную оценку [51].
Руководит ИСАК Международный Совет ПК, который присваивает звание Дипломата тем, кто завершил предписанный курс последипломного образования, выполнил исследование в ПК и сдал письменно и практически экзамены по предмету. Дипломаты ИСАК имеют право стать сертифицированными преподавателями. Те, кто преподает под покровительством ИСАК, обучает только лицензированных врачей, или тех, кто зарегистрирован руководством колледжа для получения первичной степени по оказанию медицинской помощи. В дополнение, сертифицированные ИСАК преподаватели позволяют ассистентам врачей посещать классы ПК, если врач заверяет, что он отвечает за диагностику и лечение пациентов, с которыми ассистент работает.
ПК будет развиваться или приходить в упадок по причине своих собственных качеств. Имеется три базовых «суда ответственности». Первый – это научная общественность, которая устанавливает диагностическую и терапевтическую эффективность через научно контролируемое клиническое испытание. Вторым является контроль времени, в течение которого клинические концепции демонстрируют свою эффективность (или, по меньшей мере безвредность) при эмпирическом применении. В заключение, третий суд ответственности может быть судом закона, если диагностическая или терапевтическая процедура вызывает в результате серьёзные последствия для пациента – или прямо как эффект, вызванный неправильным лечением или косвенно как результат задержки в получении правильного лечения [43].
Оценка процедуры в ПК должна быть выполнена правильным исследовательским способом. Имелись случаи, в которых ПК критиковалась, за исследования, проведенные вне процедуры ИСАК. Одно исследование пыталось увеличить мышечную силу манипуляцией на нейромышечных веретенных клетках здоровых людей [38]. Манипуляция на нейромышечных веретенных клетках предназначалась для лечения больных, чьи мышцы были гипертоничными или слабыми по причине дисфункции веретенных клеток. Другое исследование намеревалось определить, вызывало ли употребление сахара общую мышечную слабость в нормальной популяции[23]. Результаты были отрицательными, потому что мышцы не слабели. К несчастью, изучение этого явления проводилось людьми, которые не знают ПК и получают при этом негативные результаты.
Исследования плохого качества также проводились в хиропрактике с негативными результатами. Вителли [96] утверждает: «Возможно нарушение правил и в методах исследования, применяемых нехиропрактиками, и в подходах, применяемых этими исследователями, стало причиной критики применения хиропрактических исследований. В действительности, каждый имеет право со всей статистической достоверностью сомневаться в достоверности результатов, если были использованы критерии других специальностей или неверная методология».
Это показывает, что время ПК пришло. Со времени создания ПК в 1964 году большое число врачей изучали предмет и многие содействовали её развитию. Гильдебрандт [42] цитирует Бевериджа: «Когда открытия сделаны преждевременно, они почти наверняка игнорируются. Новое встречает противодействие, слишком сильное для того, победить его». Гильдебрандт утверждает, когда новому открытию не придана подходящая форма, научная общественность реагирует на неё атакой или «бегством». Атака может прининять форму насмешки или научных исследований для опровержения «открытия». «Бегство» - это игнорирование. Оно будет продолжаться, пока новое не вызовет реакцию атаки. ИСАК защищает ПК, чтобы она была принята в качестве эксперимента, чтобы те, кто изучает предмет, были защищены от нападок.
Техники лечения и осмотра, представленные в этой книге, будут новыми и революционными для некоторых читателей. Усилия ПК направлены на понимание дисфункции внутри тела и нахождение методов коррекции её. Понятно, что читатель, искушенный в искусстве и науке диагностики, будет применять эти методы во время обследования методом ПК. Книга обращена к студентам последнего курса образовательной программы, ведущей к получению лицензии на право оказания первичной врачебной помощи, и к постдипломным врачам, которые имеют общую лицензию.
Этот материал будет интересен, в первую очередь, для тех, кто всегда применяет натуропатию для лечения своих пациентов. Как ранее упоминалось, философский подход к здоровью различается весьма значительно между аллопатами и натуропатами. Хотя аллопаты должны были бы быть заинтересованы в использовании этого материала в их практике. Поэтому есть надежда, что аллопаты будут читать этот материал и попытаются разобраться в натуропатии, которая может помочь многим пациентам с невыявленным заболеванием.
В течение развития ПК было описано много новых методов. На протяжении этого пути от одних методов отказались, а другие были усовершенствованы. Это состояние роста. Мы совершенно согласны с Китингом и Мутцем [55], что «Исследование становится самодостаточной деятельностью для неизбежного научного интереса, когда возникает больше вопросов, чем ответов на них». И далее: «Когда начальный результат не подтверждает начальные клинические предсказания, практический врач, подобно учёному, перепроверяет свои предположения. Подобно исследователю, лечащий врач готов отложить в сторону начальные концепции, когда объективные результаты того требуют и, подобно учёному, целитель должен находить баланс между скептицизмом и открытым пониманием». Подходы, представленные здесь, должны быть оценены практическими врачами. Некоторые гипотезы могут нуждаться в изменении в свете новых знаний, некоторые будут продолжать появляться и расти до состояния теории. Джемисон [50] утверждает; «Теории не могут быть подходящими, они могут быть только правильными или неправильными. Наука – это процесс, который прогрессирует постепенно, и новые теории – результат разрушенных теорий».
В заключение этой главы приведем базовые принципы ПК: триада здоровья, появившаяся ещё в хиропрактике, голограммная модель нервной системы и памяти. ПК будет продолжать строиться на старом и установленном, исследуя новое и внедряя его.

13 EMBED PBrush 1415
Триада Здоровья

Многие пишут, что в хиропрактике триада здоровья берёт начало от Д.Д. Пальмера [74]. Здоровье складывается из структурного, химического и психического факторов, которые должны быть сбалансированы, формируя равносторонний треугольник. Когда у человека плохое здоровье, один из трёх факторов триады здоровья всегда вовлекается. При наличии нескольких проблем здоровья и хронических заболеваниях два или все три фактора могут способствовать этому. ПК даёт нам возможность оценить баланс триады.

13 EMBED PBrush 1415
Структура

Структура, с которой имеет дело хиропрактик, бывает всегда нарушена и является базой треугольника. Многие хиропрактики ограничиваются устранением сублюксации позвонков для улучшения нервной функции.
Это, конечно, приводит к хорошему результату и будет приводить, но многие проблемы здоровья, с которыми хиропрактик должен бороться, будут улучшаться на более высоком уровне, когда включены другие два фактора триады здоровья. Рис. 1 – 1.
13 EMBED PBrush 1415

Химическая

Влияние химического фактора здоровья доминирует в медицине. Специалист по питанию играет важную роль в охране здоровья, концентрируясь на химической стороне триады. Различием между этими двумя направлениями является то, что медицина используется химиками для контроля функции тела, в то время как питание направлено на построение тканей и обеспечивает основным сырым материалом нормальную функцию тела.
Аллопат пытается контролировать другие две стороны треугольника такими веществами, как транквилизаторы и антидепрессанты, для психического аспекта и мышечные релаксанты и анальгетики для структурных нарушений.

Рис. 1 – 2.
13 EMBED PBrush 1415

Психическая

Оказание технической помощи здоровью доминирует у психиатра, психолога и прочих типов консультантов. Хиропрактики и другие врачи с сильной персонально - ориентированной практикой очень часто влияют на этот аспект треугольника.

Рис. 1 – 3.

В ПК акцент при осмотре делается на все три стороны триады здоровья и терапевтическое усилие направляется на основную причину проблемы. Часто проблемы здоровья начинаются на одной стороне триады и, в конечном итоге, вовлекают остальные два аспекта. Важно определить, что любая одна сторона триады может воздействовать на другие стороны и как причинный фактор проблем здоровья и цель терапевтического подхода. Ключевым является определение первичного фактора.

Рис. 1 – 4.

ПК-обследование помогает определить основную причину проблем здоровья. Структурный фактор легко оценивается в статике и динамике тела. Нейромышечная реакция тела на химикалии помогает оценить эффект питания и вред химикалий. Проникнуть в эмоциональное состояние пациента можно при оценке нервной системы, используя мануальное мышечное тестирование. Психические состояния могут, иногда, быть улучшены при помощи питания и структурных коррекций, определённых при мануальном мышечном тестировании.


Структурный баланс

При нормальных состояниях структурный баланс поддерживался при помощи мышц тела, контролируемых нервной системой. Когда мышцы находятся в разбалансированном состоянии, присутствует постуральная дисторзия. Напряжение развивается внутри мышц и суставов. Часто мышечный дисбаланс связан с гипертоничностью, укорочением или выраженным спазмом мышц.
Дисбаланс мышечной функции является очевидным фактом, который наблюдался врачами на протяжении ряда столетий. Терапевтические попытки лечения часто применялись для укороченных и гипертоничных мышц. Ранее в ПК было признано, что явление укороченных или гипертоничных мышц часто возникает при плохой функции мышц-антагонистов. При мануальном мышечном тестировании мышца-антагонист проявляет слабость, показывая, что нервная система не способна адекватно контролировать её. Терапевтические методы при слабости мышцы-антагониста очень быстро устраняют гипертоничность. Обычное терапевтическое применение тепла, ультразвука, электростимуляции и массажа, среди прочих, может обеспечить для гипертоничной мышцы только временный результат, потому что основная причина проблемы – плохое функционирование антагониста.
Когда мышца-антагонист оказывает плохое сопротивление, ситуация очень похожа на «подъём мяча вверх» m. biceps brahii, когда его сухожилие разрывается. Понятно, что большинство терапевтических попыток расслабить гипертоничную мышцу являются неудачными, иначе пациент должен был бы закончить подъём с двумя «слабыми» мышцами.
Мышечный дисбаланс первичен для большинства структурных сублюксаций при основных постуральных дисбалансах. Когда присутствует мышечный дисбаланс, структура тянется по направлению к сильной мышце и не может оставаться на месте до тех пор, пока мышечный баланс не скорректировали. Хорошим примером для объяснения пациентам является использование пуговицы с четырьмя привязанными резинками. В каждой руке удерживают концы двух резинок с подвешенной пуговицей в центре: резинки изображают ваши мышцы, тянущие пуговицу, которая является вашим позвонком. Пуговица остаётся в центре, если натяжение равномерно с обеих сторон. В это момент падает одна из резинок, делающая тягу более слабой от одной стороны. «Это изображает положение кости, когда имеется мышечная дисфункция на одной стороне. Позвонок оттянут с места, и не имеет значения, сколько времени мы центрируем его, он будет возвращаться к патологии до тех пор, пока мы не скорректируем мышечный дисбаланс. Эта иллюстрация может быть использована, так или иначе, при преодолении вертебральной сублюксации или тазового, коленного, стопного или другого дисбаланса.»
Когда мышца хронически гипертонична или укорочена, обычно, возникает боль. Коррекция дисфункции мышцы-антагониста часто устраняет боль в гипертоничной мышце почти сразу. Это может быть продемонстрировано на пациенте, у которого возникает боль при пальцевом давлении на брюшко гипертоничной мышцы перед и после коррекции слабости антагониста процедурой ПК.
13 EMBED PBrush 1415
Рис. 1 – 5.
Структурный баланс присутствует, когда тянут с обеих сторон равномерно.
13 EMBED PBrush 1415
Рис. 1 – 6.
Дисбаланс тяги вызывает отклонение структуры к более сильной стороне.
13 EMBED PBrush 1415
Рис. 1 – 7.
Отметьте приподнятое плечо и наклон головы влево. Разгадкой дисбаланса служит слабость верхней порции трапециевидной мышцы справа. Голова наклонена в сторону от левого плеча. В этом случае m. Latissimus dorsi сильные с обеих сторон.

Пять факторов межпозвоночного отверстия (МПО)

Большинство процедур обследования и лечения в ПК связаны с нервной, лимфатической и сосудистой системами. Они в свою очередь вместе связаны с цереброспинальной жидкостью, краниосакральным первичным движением и с меридианной системой. Гудхарт связал эти пять факторов межпозвонкового отверстия (в позвоночном столбе) и создал новый термин «пять факторов межпозвонкового отверстия (МПО)» для описания подходов при осмотре и лечении в ПК. Когда термин «пять факторов МПО» использован в смысле вида обследования и лечения, то речь идёт об оценке или лечении всех факторов, включённых в ПК-обследование или терапевтическую вооружённость. Аббревиатуры этих пяти факторов помещены возле изображения человека и триады здоровья, чтобы сформировать логотип ПК.
«N» - верхушка триады относится к нервной системе. Она символизирует нарушение нервной системы при позвонковой сублюксации, перифирическом ущемлении нерва, нарушение нейротрансмиттеров, неправильную стимуляцию различных типов нервных рецепторов и питания.
Питание включено в раздел нервной системы в связи наличием эффекта воздействия продукта питания на оральные рецепторы, а через них на мышцы. Это влияние на мышечную функцию проявляется при мануальном мышечном тестировании в ПК.
«NL» - обозначает нейролимфатические рецепторы, которые являются рефлексами Чепмана, - понятие, введенное в ПК. Другие подходы к обследованию и лечению используют влияние лимфатической системы для помощи в устранении больших блокад и улучшении лимфотока. «NV» обозначает нейроваскулярные рефлексы, которые являются рефлексами Беннета – понятие, введённое в ПК.
Хотя рефлексы Беннета расположены по всему телу, ПК прежде всего использует расположенные на голове. Другие терапевтические факторы ПК, связанные с сосудистой системой, представлены для этого аспекта пятью факторами межпозвонкового отверстия. «CSF» - символ пяти факторов межпозвонкового отверстия символизирует цереброспинальную жидкость, связанную с краниосакральным первичным дыхательным механизмом, описанным Сазерлендом. Жидкость связана с автономным движением костей черепа, крестца и таза и становится важной частью обследования и лечения в ПК.
Влияние функции челюсти на черепной (общий механизм, известный как стоматогнатическая система), включающее в обоих случаях «N» для нервов и «CSF» для цереброспинальной жидкости.
Последний фактор из пяти – это «АМС» - обозначение для акупунктурного меридианного коннектора, который представлен точками вдоль меридиана мочевого пузыря, близко связанного, как обнаружено в ПК, с позвоночной сублюксацией. Меридианная система становится в обоих случаях важным аспектом в обследовании и лечении в ПК.

Рис. 1 – 8.

13 EMBED PBrush 1415Человек обладает потенциалом для открытия человеческой структуры, благодаря врождённому уму. Этот потенциал просто ждёт вашей руки, вашего сердца и вашего разума для проникновения в человеческую природу и наследственность. Это полезно для людей, это полезно вам, и это полезно нашей профессии. Делайте это, делайте это со знанием, делайте это с предсказуемой надёжностью, делайте это потому, что это должно быть сделано и мы - люди одной профессии – единственные, кто может сделать это.

Джордж Гудхарт,
Доктор хиропрактики.


Ассоциация мышца – орган/железа

На заре развития ПК Гудхарт выявил некоторое постоянство связи специфической мышечной дисфункции со специфической дисфункцией органа или железы. Например, когда ключичная порция m. pectoralis major (большой грудной мышцы) слабела при тестировании, часто наблюдалась дисфункция желудка. Когда четырёхглавая мышца бедра слабела при тестировании, часто имелась дисфункция тонкого кишечника. Когда мышца, напрягающая широкую фасцию бедра, слабела при тестировании, обнаруживалась дисфункция толстого кишечника. Полностью ассоциации мышца – орган/железа включены в раздел книги, посвященный мышечному тестированию. Наблюдение ассоциации мышца – орган/железа было обнаружено как новый подход к обследованию и лечению и было включено в ПК.
Лечение рефлексов Чепмана для желудка, теперь названных нейролимфатическими рефлексами, усиливало большую грудную мышцу (ключичную порцию). Лечение нейролимфатического рефлекса для тонкого кишечника улучшало функцию четырёхглавой мышцы бедра. Лечение рефлекса толстого кишечника улучшало мышцу, напрягающую широкую фасцию бедра.
Рефлексы Беннета, теперь названные нейроваскулярными рефлексами, тоже имели подобную корреляцию. Стимуляция рефлексов тонкого кишечника улучшала слабую четырёхглавую мышцу бедра. Лечение рефлексов толстой кишки улучшало мышцу, напрягающую широкую фасцию бедра, если она прежде слабела при тестировании. Подобная коррекция была найдена в лечении нейровоскулярных рефлексов, что улучшало функцию большой грудной мышцы (ключичная порция). Отражение эмоциональности часто рассматривалась, как причина проблем с желудком, особенно язв. Врач может без труда видеть эту связь.
Следующий фактор, который ввели в ПК, в связи со специфической ассоциацией орган/железа, была меридианная система. Когда применялось лечение меридиана желудка, улучшалась большая грудная мышца (ключичная порция), меридиана тонкого кишечника – улучшалась четырёхглавая мышца бедра, меридиана толстого кишечника – улучшалась мышца, напрягающая широкую фасцию бедра.
Ассоциация мышца – орган/железа в ПК имеет клиническую ценность для определения первичной дисфункции, когда она комбинируется с другими диагностическими дисфункциями. Ассоциация мышца – орган/железа не должна считаться абсолютной. Например, может быть локальная мышечная дисфункция, вызывающая слабость при тестировании в четырёхглавой мышце бедра, без дисфункции тонкого кишечника. С другой стороны, пациент может иметь язву желудка, подтвержденную рентгенологически, но большая грудная мышца (ключичная порция) не слабеет при тестировании. Для более опытного в применении ПК врача видно, что почти всегда имеется при язве дисфункция большой грудной мышцы (ключичной порции). У организма много путей адаптации к дисфункции. Со становлением техники ПК было открыто усиление большой грудной мышцы (ключичная порция) при тестировании в случае язвы, потому что существует гиперактивность меридиана желудка как лечебная адаптивная реакция тела. Исследование ассоциации мышца – орган / железа продолжается и многое ещё предстоит сделать.



Язык тела.

Тело имеет язык, открывающий доступ к информации о причинах проблем здоровья. Ключ – способность понимать этот язык. Недостаток в прочтении языка тела, говорящего о его здоровье, очень похож на неспособность к интерпретации иностранного языка. Информация, записанная в сообщениях языка тела, может быть очень ценна, но если врач не может читать её – информацию нельзя использовать.
Главная способность Гудхарта, отца ПК, – обладание способностью расшифровывать сообщения языка тела. Примером может служить постуральный дисбаланс, который свидетельствует о мышечной дисфункции, связанной с органом или железой. Это обеспечивает основной ключ к разгадке. Дополнением к этому обследованию могут быть – пять факторов межпозвонкового отверстия. Они проявляют реакцию мышцы на различные тесты ПК.
ПК является дисциплиной, которая объединяет другие диагностические методы со своими тестами. Диагностика ПК проводится мануальным мышечным тестированием. Этот анализ улучшает способность врача оценивать функциональные аспекты проблем здоровья. По словам Гудхарта «тело никогда не врёт, поэтому мы должны задавать правильный вопрос правильным способом». Так врач, вникающий глубже в ПК и понимающий язык тела, удивительным образом обнаруживает функциональные нарушения, вызывающие проблемы здоровья.


Темпоросфеноидальная линия
13 EMBED PBrush 1415
1-9. Темпорально-сфеноидальная линия.
Темпоросфеноидальная линия (ТС линия) была описана М.Л. Рисом, доктором-хиропрактиком из Седана, штат Канзас. Полностью лечебная процедура, использующая его методы, представлена в сакроокципитальный технике (СОТ) [10]. Точки вдоль темпоросфеноидальной линии связаны со специфической дисфункцией органа. Гудхарт обнаружил, что точки, описанные в СОТ, коррелируют с дисфункцией органов и связаны с найденной им ассоциацией мышца – орган/железа. Например, если описанная в СОТ точка была активной, то большая грудная мышца (ключичная порция), связанная с желудком в ПК, была очень часто слабой. Эта связь была определена в ПК довольно рано. Когда была открыта терапевтическая локализация, расширилось использование ТС линии как первичного исследовательского инструмента при обнаружении мышечной дисфункции [31].
Корреляция темпоросфеноидальной линии с дисфункцией мышцы – орган/железа описана здесь, поскольку способствовала лучшему пониманию функциональных нарушений и их оценки в ПК. Хотя имелась совершенно последовательная корреляция ассоциации мышца – орган/железа в ранней ПК, существовало много загадок.Например, индивид мог иметь явную пептическую язву желудка и активную точку ТМ линии, но большая грудная мышца (ключичная часть), ассоциированная с желудком, могла демонстрировать нормальную реакцию.
Когда мышца слабеет при тестировании без внешних влияний, это называлось слабостью в чистом виде. Много существует ПК-техник, применение которых вызывают ослабление сильной мышцы. Если мышца не связана специфической связью с тем, что проверяется в некоторых техниках обследования в ПК, она называется индикаторной мышцей. Если мышца связана с тем, что тестируется и ослаблена при ПК-обследовании – это является «субклиническим состоянием».
Постоянство в исследовании явной неудачи корреляции обнаруживает присутствие мышечной ассоциации. Субклинической вовлечённостью называется попытка тела сохранять гомеостаз, достаточный для продолжения нормального функционирования мышц. Различные методы были развиты в ПК поиска для скрытых нарушений. Примерами этого являются мышечная реакция растяжения, в которой мышца неправильно функционирует после растяжения, и техника напряжение/противонапряжение, в которой мышца неправильно функционирует после максимального сокращения, в каждом таком случае мышца проявляет силу без посторонних влияний ( в чистом виде).

Обследование

ТС линия начинается точно впереди наружного слухового прохода и идёт вдоль верхнего края скулового отростка. Она продолжается вперед вдоль верхней поверхности скулового отростка на височную кость, затем поворачивает вверх и продолжается вдоль височного края скуловой кости. При достижении уровня лобной кости, она продолжается кзади вдоль верхнего края большого крыла основной кости и височнотеменного шва приблизительно на один дюйм позади внешнего слухового прохода. Диагностические точки распределены вдоль линии, приблизительно отступая на ј дюйма в сторону вдоль горизонтальных и вертикальной частей линии. Верхняя горизонтальная линия имеет точки, отстоящие друг от друга на 5/16 - 3/8 дюйма.
В дополнение к органной или железистой ассоциации каждая точка связана с позвонковым уровнем, что показывает возможную сублюксацию в этой области. Активная точка ТС линии является узелком, чувствительной областью, которая показывает положительную терапевтическую локализацию. Чувствительность и терапевтическая локализация является позитивной и имеет тенденцию распространяться от точки, в основном, в направлении височной мышцы.
Активные точки ТС линии применяются с диагностической целью. Они не эффективны в лечении. Активная точка ТС линии ощущается до некоторой степени подобно уплотнению под одним или двумя ломтиками сырого бекона. Когда впервые учимся использовать ТС линию, подкрепляем локализацию точек пальпацией на чувствительность к пальцевому давлению и позитивной терапевтической локализации. Чувствительность вдоль ТС линии не обозначает обязательно активную точку в этой области, во многих случаях это обозначает краниальные нарушения. Швы черепа, рядом с которыми расположена ТС линия, будут чувствительными, но не будут иметь активных точек.
Пальпация ТС линии начинается впереди уха и продолжается вдоль всей длины линии. Пальпация выполняется очень лёгким прикосновением. Этому помогает, до некоторой степени, применение ротационного движения, скользящего под ТС линией для улучшения ощущения.
Когда проведено подходящее лечение для пяти факторов межпозвонкового отверстия ассоциированной мышцы, позитивная точка ТС линии исчезнет. При более эффективном лечении узелок исчезнет быстрее. Если узелок не уходит или появляется снова, то не все факторы, связанные с дисфункцией, выявлены и / или пролечены хорошо.
Не все проблемы, диагностируемые в ПК, будут обнаруживаться на ТС линии. Недостаточность мышечной функции возникает, потому что её проприорецепторы повреждены. Они не будут появляться на ТС линии, т. к. состояние довольно длительно сохраняется и вызывает более центральные проблемы.
Точно не известно, по какой причине присутствуют точки на ТС линии. Некоторые учёные связывают их с краниальными нарушениями. Это мнение поддерживается влиянием первичного дыхательного краниального механизма на позитивную точку ТС линии. Если индикаторная мышца слабеет при терапевтической локализации точки и усиливается при определённой фазе дыхания, как правило, обнаруживается краниальная недостаточность. При коррекции её позитивная точка ТС линии часто устраняется.
Даффи [17] считает позитивные точки триггерными точками височной мышцы, которые являются вторичными при постуральной дисторзии. Он объясняет это изменением позиции нижней челюсти при постуральной дисторзии. Нижняя челюсть подвешена на подвесках, состоящих в основном из жевательных мышц. Наиболее важной из них является височная мышца. Гипотеза Даффи поддерживается анализом постуральной дисторзии и уменьшением её при напряжении постуральных мышц. Например, в ПК задняя подвздошная кость связана со слабостью портняжной мышцы. Когда точка ТС линии для этой мышцы активна, врач может использовать блоки Де Джарнетта под тазом лежащего навзничь пациента, подкладывая их по направлению коррекции. Когда это правильно выполнено, чувствительность точки ТС линии для портняжной мышцы немедленно устраняется.
Овладение работой на ТС линии требует постоянных усилий. Когда работа освоена, специалист по ПК обладает наилучшим инструментом для более быстрого нахождения проблемных областей. Эта техника также помогает обнаружить скрытые проблемы, к которым тело адаптировалось.


Голограммная модель нервной системы и памяти

По мере развития хиропрактики некоторые предыдущие гипотезы об основаниях действенности работы её изменились. По мере накопления знаний мы стали применять терапевтические коррекции лучше и с оптимальной эффективностью. Лучше остальных разделов ПК разработаны клинические приложения. Наблюдения языка тела, т.е. реакции его на различные тесты, субъективное и объективное улучшение здоровья стали главными факторами развития ПК. Прикладываются постоянные усилия понять механизм обследования и лечения методами ПК и применять имеющиеся знания физиологии, анатомии и других наук. Есть некоторые процедуры, которых базируются на базе данных, которые ещё не объяснены.
Голограммная модель нервной системы и памяти является примером новых знаний, которые содействуют лучшему пониманию работы процедур ПК. Самое важное – попытаться объяснить принципы работы, а именно, разработать альтернативные гипотезы и проверить их. Проверенные гипотезы сильны. Только этим способом можно прочно обосновать расширение клинической науки.
Понимание принципов функционирования нервной системы является превосходным примером расширения научных концепций. Несмотря на увеличение суммы знаний в последние годы многие принципы работы нервной системы остаются неизвестными. Например, один из запоминающихся заголовков книги Рестака звучит: «Мозг: последняя граница» [79]. Хьюбел в статье [48] объясняет, почему исследования мозга идут так медленно, и даёт обзор обширных исследований, которые выполнены с целью лучшего понимания принципов работы мозга. Только в последние годы количество исследований стало расти как снежный ком. В 1510 году Коперник сказал, что Земля оборачивается вокруг своей оси ежедневно и вокруг солнца ежегодно, что произвело сильное воздействие на эффективность научных исследований. Галилей использовал недавно изобретённый телескоп и математически подтвердил теорию Коперника, за что церковь осудила его в 1616, а затем и в 1633 году по подозрению в ереси. Дарвин в 1856 году доказал, что человек связан со всеми живыми организмами. Эйнштейн радикально изменил пути исследования природы новым пониманием времени и пространства, массы и энергии. Уотсон и Крик сформулировали идею о двойной спиральной модели молекулы ДНК, чтобы объяснить биологическую наследственность в физических и химических терминах. Последним рубежом научного прогресса стало понимания возможности открытий принципов работы мозга, нервной системы и памяти.
Хьюбел [48] даёт обзор проведённых в этом направлении работ, подчёркивает, что скорость получения результатов увеличилась к концу XIX века, а новые техники были разработаны во время и после Второй мировой войны. Неврология с этих пор стала одной из наиболее развивающихся ветвей науки. Несмотря на достигнутые успехи, исследования мозга только начинаются.
Большинство нейробиологических исследования направлено на понимание нейронных связей, составление карты функций мозга [68] и понимания способов передачи информации в мозге. Трудности этого исследования можно представить, когда вы попытаетесь рассмотреть существующую сотню миллиардов нервных клеток в человеческом мозге весом три фунта. Мозг и его нервные ответвления настолько переплетены и плотны, что через оптический микроскоп нельзя разобрать ничего в смазанной картине.
Несмотря на множество работ на эту тему, довольно трудно дифференцировать факты и структурную физиологию. Наиболее понимаемой является рецепторная (или воспринимающая) область нервной системы и выводящий отдел, такой как мотонейроны мышечного контроля. Намного меньше известно о работе областей мозга между ними [48], это промежуток содержит большую часть нервной системы.
Существует тенденция уподоблять центральную нервную систему, особенно мозг, современному компьютеру [108]. Компьютер – это машина и ничего более [48]. Память компьютера чистая, чёткая и линейная, а человеческая нервная система – нет. Питч [75] сообщает, что «мозг и компьютер работают на совершенно различных фундаментальных принципах, они похож работают лишь при выполнении тривиальных заданий».
Компьютер имеет дело с вводом, центральным процессором (ЦП) и выводом. Очень просто устроено: ввод в компьютер происходит из устройств, дающих информацию, например, печатание на клавиатуре. Информация поступает в ЦП, который является аналогом сенсорной нервной системы, посылающей информацию в центральную нервную систему. Вывод – это движение информации, обработанной или хранившейся в компьютере, происходит таким образом, что её можно видеть на мониторе или вывести на принтер. Двигательная активность является примером вывода нервной системы, при котором происходит активация мышц, органов или желез.
Аналогия нервной системы с компьютером приемлема до тех пор, пока врач понимает, что нервная система в действительности не функционирует ясным, чётким, чистым, линейным способом. Гивинс и другие [25] в недавнем исследовании подчёркивают, что человеческий мозг не похож на компьютер с фиксированной программой. Динамически запрограммированные области мозга ожидают необходимости выполнять обработку определённого типа информации. Он имеет способность изменять обработку информации для разных типов действия в зависимости от потребности. Уже больше изучена деятельность мозга между вводом и выводом. Открытия продолжаются постоянно в различных областях нервной системы, которые функционируют вместе для правильного выполнения действий. Ссылаясь на динамические ожидающие программы мозга, авторы сообщают, «если эти программы неверны или неполны, то последующие действия будут, по-видимому, неточны».
Наиболее привлекательной моделью нервной системы на сегодняшний день является голограммная теория. Она предлагает базисные принципы, на которых основана память. Принципы голограммной теории, по-видимому, широко распространены во всём теле. Они связаны с вводом (сенсорной системой), ЦНС, выводом (деятельностью тела) подобно продемонстрированным Эйнштейном принципам относительности для очень маленького атома и очень большой вселенной.
Перед обсуждением голограммной теории давайте рассмотрим широкий спектр применения памяти и, в некоторых случаях, локализацию её. Как было установлено, память есть у простейших форм организмов: от protozoa, paramecia, bakteria до рыб, она становится более комплексной у человека [75].
Бактерии (salmonella, typhimurium, Esherihia coli) имеют рудиментарную память, которая даёт им возможность управлять перемещением в окружающей среде по направлению к привлекательным веществам и уходить от репеллентов. Кошланд [59] использует термин «бактериальная память» не для обозначения долгосрочной памяти ряда высших видов, но как действительно полезную функцию бактерий, подобную памяти человека, необходимой для выживания. Память бактерий способна направлять их движение в сторону, полезную для выживания. Эффективный размер памяти подсчитывается примерным временем, которое нужно бактерии, чтобы проплыть расстояние от 20 до 100 длин тела. Они обладают способностью определять концентрацию раствора от 1
·10-2 до 1
·10-3. Питч [75] помогает представить эту концентрацию, предлагая в качестве эквивалента чайную ложку духов в бочке джина, « трудную аналитическую задачу», как сообщает Кошланд [59].
Это доказывает, что бактериальную рудиментарную память можно объяснить голограммной теорией согласно Питчу [75]. Примером действия голограммной теории у низших форм жизни говорят Адлер и Тсо [1], которые исследовали движение бактерий при одновременном присутствии аттрактантов и репеллентов. Когда концентрация аттрактанта была выше, жгутик Е.соli вращались против часовой стрелки, обеспечивая движение к веществу. Когда концентрация репеллента была выше, жгутик вращался по часовой стрелке. Питч [75] объясняет «в терминах голограммной теории наличие двух противоположных реакций. При изменении от случайного движения к движению соответственно стимулу организм должен изменять фазу вращения жгутика от случайной до гармоничной, как от какофонии к мелодии». Это изменение фазы является ключевым фактором голограммной теории, который будет объяснен позже.
С обнаружением памяти у низших форм жизни возникает вопрос о «возможности её использования для следующего заключения?» Бактерия показывает, что движение в окружающей среде необходимо для выживания и является примером ума. При усложнении форм жизни обучение и принятые решения совершенствуются.
Эйзенштейн [19] работу, выполенную ранее Дэем и Бентли (1911 год), в которой они продемонстрировали, что paramecia способна обучаться и запоминать. Они поместили её в капиллярную трубку с диаметром меньше длины тела животного. Она доплывала до конца капилляра и могла только вращаться, сталкиваясь со стенками и меняя в конце концов направление движения на обратное. После многих повторений животное научалось делать эффективный поворот. Питч [75] обсуждает следующие доказательства Гельбера о способности paramecia учиться в условиях движения к пище при таком же базовом подходе. Павлов использовал слюноотделение собаки по звонку колокола. Другим доказательством способности paramecia к обучению без применения пищи стало использования красящих частиц, вскоре «обучение» прекратилось из-за изменения поведения через несколько дней [69].
Питч [75] наблюдал способность protozoa обучаться и запоминать своё домашнее окружение при разделении на краткое время с ним. Когда protozoa должны были плыть назад к своему «настоящему» дому, но пропускали его, они делали несколько попыток возле другого берега и затем исследовали различные области до тех пор, пока не находили своё первоначальное место. Чужой берег сразу не отвергался, потому что он был не заселён, и другие protozoa были «счастливы» жить здесь.
Многие высшие формы жизни имеют память и способны к принятию решений без мозга как такового. У нас существует тенденция думать о высших формах жизни как о имеющих память и способность принимать решения благодаря наличию мозга. Чтобы проверить это, Хорридж [46] , поделавший известный опыт его имени, обезглавил насекомое и подвесил его над раствором соли. Насекомое получало удар током каждый раз, когда его нога расслаблялась и под действием гравитации опускалась в раствор. Обезглавленное насекомое научилось удерживать мышцы ноги сокращёнными, чтобы избежать удара током. Этот эксперимент был уточнён Хойлом [47], сделавшим прямую запись сигналов от специфических нервов. Он обнаружил, что « животное с удалённым мозгом обучалось лучше интактного». После обсуждения способности обезглавленных насекомых обучаться с помощью спинного мозга и ствола мозга без использования мозга Питч сообщает « существуют доказательства размещения памяти в некоторых очень странных местах. Мозг, в том понимании что он размещается внутри черепа, не является условием ума».
Различные условия парадигм применяются к лабораторным животным с удалёнными частями мозга для определения, в каком месте расположено обучение. Рефлекс мигания, вызванный слуховым стимулом и коротким ударом по глазному яблоку был продемонстрирован у децеребрированной кошки с полностью пересечённым нижним отделом ствола мозга. Явление происходило медленнее, чем у интактного животного, которое всё же оказалось способно к обучению условному рефлексу [71]. Определение локализации памяти представляет проблему в неврологии. Эксперименты Карла Лашлея [61] показали, что мозг размещается с исключительной анатомической точностью, но энграммы и следы памяти нельзя локализовать точно. Он обнаружил, что крыса могла продолжительно передвигаться по предварительно выученному лабиринту с незначительными ошибками при удалении у неё более 50% коры мозга. Возникла путаница при корреляции точного размещения мозга с количеством удалённой коры. Карл Прибрам в соответствии работой Лашлея [72] предложил модель работы мозга и нервной системы, основанную на голографии [77,78]. Голограммная модель объясняет, как дествует нервная система.
Голограмма была открыта нобелевским лауреатом Деннисом Габором в 1947 году. Основанная на этих принципах трёхмерная фотография вошла в жизнь. Принципы голограммной фотографии применяются во многих областях наук, обеспечивают широкое понимание процессов и открывают пути для многих научных открытий. Габор создал термин «голограмма» из греческих слова «голос», обозначающего целое, чтобы показать, что голограмма содержит полную информацию о волне. Термин «голография» обозначает «написан полностью своей собственной рукой» [101]. Термины голограмма и голография используются почти взаимозаменяемо в литературе по этому предмету. Термин «голограмма» будет использоваться здесь за исключением цитирования чьих-либо работ.
Голограммная модель мозга и нервной системы объясняет многое, что ранее было загадкой. Краткий обзор открытия голограммы, способ получения фотографической голограммы, способы применения её в промышленности и науке приведены здесь, чтобы лучше объяснить её приложение к функционированию нервной системы.
Световая волна, как и другие типы волн, характеризуется амплитудой и фазой (рис.1-19). Обычная фотография записывает только амплитуду волны и пропускает фазу, которая несёт глубину информации.
13 EMBED PBrush 1415
1-10. А – когерентные, В – некогерентные световые волны.

Обычную фотографию просто сравнить с голографией. Обычная камера использует систему линз для собирания световых волн, отражённых от предмета. Волны фокусируются как изображение, записывая только свет или темноту, отражённых волн. Таким образом записываются только измерения, важный аспект – глубина, которая является третьим измерением передаётся фазой световых волн, и не записывается [18].
13 EMBED PBrush 1415
1-11. Обычная фотография.

Обычная фотография записывает только амплитуду возмущенных волн. Эта запись выглядит, как мозаика точек различной интенсивности. Уэстлейк [103] сообщает, что «в некотором смысле амплитуда волны (или интенсивность света) создают половину информации, а фаза – другую половину. ( В этом смысле обычную фотография следовало бы назвать полуграфией.)»
Обычный свет, который создаёт обычную фотографию, некогерентный. Этот тип луча расширяется по мере удаления его от источника, становясь менее интенсивным с увеличением расстояния до него. Это называется законом площади. Когерентный свет не рассеивается и проходит большее расстояние с меньшими потерями. Когерентный свет представляет собой поток фотонов, имеющих одинаковую частоту, фазу и направление. Такого света в природе не наблюдается. Если когерентный свет шёл бы от солнца, то он сжёг бы нас.

1-12.
13 EMBED PBrush 1415
1-13.
Луч фонарика и лазер являются примерами некогерентного и когерентного свет соответственно.

Габор [24] признаёт, что до выхода его работ Фриц Земике пришёл к выводу, что запись всей информации, т.е. амплитуда и фазы волны, необходимо было бы записывать двумя лучами от одного и того же источника. В фотографии луч, прямо отраженный от предмета, называется объектным лучом. Этот луч несёт амплитуду и записывается для создания обычной фотографии. Второй луч назвали референтным. В обычной фотографии его упускают. По словам Габора: «Существенно новым шагом было открытие принципа реконструкции, который пришёл мне на ум, однажды в Истере в 1947 году». С тех пор в области интересов Габора находилось улучшение электронного микроскопа до того состояния, которое позволило бы увидеть отдельные атомы, отчёт двадцатипятилетней давности о голографии читается с иронией. «Отметим странный факт: голография успешно применялась во всех случаях за исключением того, в котором была перевёрнута для электронной голографии» [24]. С тех пор Строук – один из современных лидеров голографии разработал электронную микроскопическую технику , с помощью которой он мог взят неразборчивую, неясную микрографию и реконструировать вид вируса, похожего на двойную спиральную структуру молекулы ДНК. Если обычную фотографию разорвать пополам, изображение разделяется. При рассматривании одной части половина изображения пропадает. Если разорвать пополам голограмму, в которой записана полная информация, то воспроизводятся два полных только меньших по размеру изображений предмета. Можно многократно разрывать картину на части и всё ещё получать полные изображения, только худшего качества. Голограммная модель мозга объясняет, почему Лашлей мог отрезать большие части мозга животного и обучать его выполнять задания. Важным фактором был размер удалённой части мозга. Голограммная модель имеет избыточность записи. Но при удалении количества ухудшается качество, а общая информация – нет. Источник когерентного света исходит от лазера, чьё название является акронимом (Light Amplification by Stimulated Emission of Radiation). Первый работающий лазер был построен 1962 году. Появление лазера дало возможность получить и продолжить исследования голограмм.
В 1963 году Лейт и Упатниекс [63,64] сделали основное открытие: создали первую лазерную голограмму. Они использовали специальные полупрозрачные зеркала для разделения лазерного света от источника на два пучка. Диффузоры использовались для расширения лазерного луча, чтобы получать большие по размеру голограммы. Это действие, кажется, идёт против требований когерентности света. Несмотря на предсказания невозможности сделать это, они достигли успеха в исследовании нового не разработанного направления в голографии.
Голограмма производится с помощью взаимодействия двух лучей от одного источника. Это выполняется разделением когерентного лазерного луча на две части: одна часть проходит через полупрозрачное зеркало, а другая – отклоняется, создавая второй луч. Один луч идёт к предмету и называется объектным. Второй луч идёт через зеркало к плёнке и называется референтным. Когда объектный луч сталкивается с объектом, он отражается под различными углами так, что фотоны перестают двигаться в одной фазе. Когда возмущённые волны встречаются с упорядоченными волнами референтного луча, они взаимодействуют: некоторые волны гасят друг друга, а некоторые усиливают. В результате на плёнке возникает интерференционная картина, являющаяся «памятью» голограммы. Когда зритель смотрит на картину, её нельзя распознать без реконструкции. Реконструкция выполняется освещением её когерентными лучами лазера. При столкновении лазерного луча с интерференционной картиной на плёнке он отклоняется, меняя интенсивность и фазу и создавая голограмму. Это вызывает удвоение объектного луча, который вначале отразился от предмета.
13 EMBED PBrush 1415
1-14. Разрыв обычноё фотографии разделяет изображение (информацию).
13 EMBED PBrush 1415
1-15. Разрыв голограммы производит идентичные полные изображения (информацию), только менее качественные.
13 EMBED PBrush 1415
1-16.

Изображение реконструировалось в стороне от голограммы на фотопластинке или плёнке и производило впечатление подвешенного в воздухе, представляя все три измерения. Заднюю, боковые или переднюю стороны предмета можно было наблюдать с разных сторон, как и у оригинала. Многие хотели бы прикоснуться к качественной голограмме, но рукой ощущали только воздух.
13 EMBED PBrush 1415
1-17. Изображение реконструируется когерентным лучом, сталкивающимся с голограммой под тем же углом, под которым создавался референтный луч. Изображение возникает там, где первоначально находился объект.
13 EMBED PBrush 1415
1-18. Два камня, брошенных в воду, вызывают волны, которые при встрече образуют некогерентную интерференционную картину.

Иллюстрация волн, возникающих при падении камня в стоячую воду, может объяснить взаимодействие волн в голограмме. Когда волны от различных источников сталкиваются, они интерферируют друг с другом. Когда волны встречаются в противофазе, т.е. горб одной волны встречается со впадиной другой, то они гасят друг друга. Это подобно сложению одинаковых по модулю положительного и отрицательного чисел. Когда волны встречаются горбами, они усиливают друг друга. Примером служит интерференционная картина, возникающая при падении двух камней в пруд. Результат является случайным, так как камни падают в воду не одновременно. Образуемые ими волны получаются некогерентными с разными фазами.
Любое пространственное распределение света может быть проанализировано с помощью рядов Фурье. Это форма расчётов, превращающая комплексную картину в сумму гармонических волн. Суперпозиция краевых множеств, названная оптическим синтезом Фурье, является изображением и записывает всю информацию первичных волн. В преобразованной по Фурье записи каждая точка представляет количество энергии в волновой компоненте упорядоченного света, отраженного от объекта [78].
Принципы голографии широко использовались в научных исследованиях, включая физику, астрономию, медицину, биологию. Случайное открытие «голографической интерферометрии» позволяет оценивать механические структурные свойства автомобильных шин, крыльев самолёта при конструировании [89]. После создания голограммы объекта его подвергают напряжению и создают повторную голограмму. Если нагрузка вызывает структурные изменения в объекте, то голограммы не совпадут и появятся кольца Ньютона. Данным методом можно измерять деформации менее 0,003 мм. При обычном исследовании применяют методы, понижающие чувствительность измерений и уменьшают точность до более практичного уровня.
Голограммные принципы даже в ещё несовершенной стадии развития открыли новые пути в искусстве исцеления. Одно из наиболее заметных открытий было сделано Аленом Кормаком и Годфреем Гоунсфилдом, получившим в 1972 году Нобелевскую премию по физиологии или медицине за разработку компьютерного аксиотомографического сканнера [3]. Реконструкция рентгенографических изображений методом компьютерной томографии – распространение принципов голографии на рентгенографические изображения.
Даже большее значение для искусства исцеления имеет улучшение понимания принципов функционирования нервной системы. Мы рассмотрели принципы голограммы в фотографии, чтобы лучше понять голограммную модель нервной системы. «Делая это, мы должны постоянно помнить, что существую математика голографии и функция мозга, которые нельзя сравнивать и проверять оптическими или компьютерными методами голографии» [78].
Прибрам [27] узнал в исследованиях других учёных, что существует общее свойство функции нервной системы, способности к обучению и памяти. Этот общее свойство можно продемонстрировать с помощью анализа Фурье для неврологических волновых форм. Человек имеет дело со слуховой, обонятельной, вкусовой, соматосенсорной, соматомоторной или визуальной системами, которые связаны с теми же математическими принципами, которые Габор использовал для изобретения голограммы. Питч [75] сообщает, что «относительность фазы есть отличительна черта всех голограмм и, таким образом, центральный вывод голограммной теории».
Оптическая голограмма помогает понять принципы, но мы должны помнить, что они являются математикой голографии и применяются к нервной системе. Есть существенная взаимосвязь нейронов в нейронных сетях, особенно в кортикальных областях. У каждого нейрона есть возбудительный (положительный) и ингибиторный (отрицательный) синапсы. В нейрофизиологии волновые фронты на импульсном уровне, можно сказать, будут, в основном, когерентными [103]. Когерентные волны способны интерферировать конструктивно и деструктивно друг с другом. По мнению Магера и др. [65] «Нет необходимости, иметь референтную волну для обоснования голографической модели хранения нейрональной информации. Когерентное поле, записанное на подходящей среде, может реконструироваться по своей части, как впервые теоретически было показано ван Хирденом» [94].
Биоголография – приложение голограммных принципов к природе [37]. Эти принципы уже продемонстрированы математически для зрения [76,93], передачи звука [5], а также в соматосенсорной [94], соматомоторной и вкусовой [98] системах.
Лэнд [60], изобретатель полароида, показал, что одна область в визуальном рецептивном поле может вызывать иллюзию восприятия различных областей в том же самом рецептивном поле, создавая повышенные цветные эффекты. Эти и другие визуальные иллюзия объясняются голограммой.
Взаимодействие нервной системы в двух областях, по-видимому, функционирует подобно голограмме. Фон Бикизи [97] исследовал восприятие щипка кожи в связи с функцией слух. Он раздражал кожу каждого предплечья набором их пяти вибраций, чтобы стимулировать улитку. Когда фазы вибрации были точно скорректированы, источник стимуляции, как казалось, прыгал от предплечья к предплечью, а потом стабилизировался в пространстве впереди и между предплечьями. Так же, как и оптическая голограмма, этот стимул проектировался в стороне от источника – руки.
Главный шаг к обобщению голографической концепции был сделан в 1964 году, когда была записана первая акустическая голограмма, ставшая доказательством верности голографических принципов для несущих информацию волн неэлектромагнитной природы [37].
Частное применение голограммной модели происходит при эхолокации для поиска объектов и навигации. Применяют эхолокацию киты, дельфины, летучие мыши и некоторые птицы. Эти животные испускают ультразвуковые волны, отражающиеся назад и позволяющие интерпретировать окружение. Летучая мышь может летать с высокой скоростью между тонкими проволоками и определять положение кусочков пищи далеко от них [15]. До недавнего времени было загадкой, как могут тысячи летучих мышей находиться в одной пещере. Все они испускают звуковые импульсы для навигации, но каждая воспринимает только свои и не путает их с другими. Ответ даёт голограммная модель. Грегасс [37] сообщает, что « при испускании ультразвуковых сигналов она также посылает сигнал к той части своего мозга, куда информация принесена той же отражённой объектом волной, декодируется и анализируется». Декодирование интерференционной картины ультразвуковых импульсов, которые были посланы, а затем отразились назад, смешивается со справочным фоном, записанным в мозгу. Поскольку мозговая запись информации хранится внутри мыши, нет другой мыши, которая могла бы сравнить эту информацию со своей. Сигналы являются индивидуальными. Подобные наблюдения проводились с другими животными, использующими эхолокацию.
Есть много доказательств точности голографиеской модели мозга. Долгофф [15] даёт превосходный обзор доказательств верности модели. Он утверждает «что все функции мозга и нервной системы нельзя свести к голографическому процессу, определённые процессы, наиболее точно описываются аналогией со специфическими хорошо понимаемыми голографическими процессами». Примером с двумя способами работы служит аудиторная система, которая функционирует и голографически и не голографически [5].
Вычислительная и хранительная природа трёхмерной оптической голограммы открывает дополнительные перспективы для неврологической модели. Применение голографии делает полезным связанное хранение двух световых волн А и В. Волну А можно извлечь из голограммы, осветив её волной В. Строук [89] сообщает, что «возможно, наиболее заметным в этом ассоциативном принципе является тот факт, что волна В, начинающаяся из единственной точки, сама по себе достаточна для создания волны А, которая, в свою очередь, может состоять из миллионов различных точек изображения, т.е. десятков миллионов бит данных». Ситуация похожа до некоторой степени на припоминание всей книги из тысяч картин, каждая из которых состоит из сотен слов, с помощью простого заглавия, представляющего собой единственное слово «Библия».
Способность к хранению массивов информации присутствует в голограммной модели и помогает объяснить большую хранительную ёмкость мозга. «Стимульная эквивалентность» - способность видеть объект таким же, не смотря на его положении е и размеры. Это происходит при узнавании знакомого лица на расстоянии и при иной ориентации. Если бы мы имели отдельную память для каждого размера и положения лица, то она потребовала бы чрезвычайно большого объёма. Подчёркивается, что « визуальное представление различных форм вызывает в мозге различные потенциальные паттерны, а представление объектов той же формы, но другого размера вызывает подобные паттерны» [15].
Мозг, по-видимому, использует голограммный процесс для хранения массивов информации. Это - интерференционные паттерны, которые облегчают хранение и распределение большого количества информации [77]. Большое число фотографических голограмм можно записать на одной плёнке или другом носителе, просто изменяя угол, под которым лазерный луч падает на среду или изменяя длину волны луча. Различные изображения можно реконструировать, изменением лазерного луча, для сравнения с тем, который был использован в начальной записи. Это дает возможность записывать большое количество данных на очень маленьких областях. Подсчитано, что информация хранящуюся в 50000 библиотечных томов, можно записать в кристаллическом кубе размером только в 1см. Более того, любую часть этой информации можно передать за одну двадцатимиллионную часть секунды [18]. Питч [75] удивляется, если лицо, которое пытается запомнить что-нибудь, то он находит правильную реконструкцию угла голограммы.
Широкий спектр материала, который человек осознаёт, не может определяться возможностями поиска и анализа невральными устройствами и логикой в отдельности. Невральная активность имеет связи с взаимодействиями, которые могут показывать свойства образов форм сродни тем оптическим информационным обрабатывающим системам, которые работают с голограммами [77].
Сводит ли голограммная теория нервную систему до однообразного действия во всех случаях? Помните об утверждении Долгоффа. «Этот анализ на подразумевает, что все мозговые и невральные функции можно свести к голографическому процессу, но определённые процессы наиболее точно описаны аналогией со специфическими хорошо понимаемыми голографическими процессами», мы можем утверждать, что в некотором приближении голограммная модель (взаимодействие волн) наблюдается во всём теле. Мы увидели память и способность к обучению у децеребрированных животных и память у бактерий и других нижших организмов, не имеющих мозга. Голограммные принципы применимы к свету и вибрации, возможно, и ко всему, что вызывает волны. Может быть голограммная теория даже объясняет парапсихологические феномены. Прибрам [27] сообщает, что «мозг может немедленно резонировать и таким образом «опознавать» волновые формы. Однажды «опознав» изменённую информацию, позволяет ей изменять поведение. Мы явно нуждаемся в получении волны с той же длиной буквально перед тем, как сумели понять друг друга». Почему до открытия голограмм люди говорили: «Я с ним на одной волне» или «Я не понимаю его, просто мы с ним не на одной волне».
Несмотря на все выполненные о нервной системе исследования, есть ещё множество вопросов без ответов. Гудхарт часто повторяет: «Почему это так?». Автор никогда не видел объяснения, почему правая половина мозга управляет, в основном, левой половиной тела и – наоборот. Почему это так? Спрайзер [88] задаёт вопрос, если бы мы были проектировали нервную систему, то сделали бы мы перекрёстное управление, каким оно существует? Если бы мы рассматривали нервную систему как электрический или какой-либо другой тип связи, то планирование было бы потерей энергии, материалов и времени. Спрайзер интересуется, можно было бы улучшить функцию системы. Перекрещивание нервной системы может соответствовать голограммной концепции памяти. Зрение соответствует ей со своими расщепляющимися визуальными полями от обоих глаз. Это сравнимо полупрозрачным зеркалом, используемым как разделитель луча при создании голограммы. Латеральное визуальное поле от обоих глаз идёт прямо к соответствующей половине мозга. Это можно сравнить с референтным лучом. Медиальное визуальное поле проходит через hiazma optica и идёт к противоположной половине мозга, формируя объектный луч. Таким образом латеральное визуальное поле и контрлатеральное медиальное визуальное поле соединяются на одной половине мозга, возможно, формируя интерференционную картину необходимую для создания голограммы.
Аудиторная система имеет похожее соединение нервов. Часть нервов идёт к одноимённой половине мозга, а остальные – к противоположной, снова формируя объектный и референтный лучи. Разделение вводов одиночного источника звука может соединяться для формирования интерференционной картины, давая голограммное представление о звуке.
13 EMBED PBrush 1415
1-19. Схема зрительного тракта: зрительный тракт разделяется надвое и пересекается над hiazma optica; представлены нервы обоих глаз.
13 EMBED PBrush 1415
1-12. Упрощенная иллюстрация центральных слуховых путей показывает перекрещивание нервных волокон.

Приложение голограммной теории к нервной системе, по-видимому, объясняет причины для запланированного перекрещивания, при котором отдельные волокна остаются на той же стороне. Это позволяет референтному и перекрёстному лучам создавать интерференционную картину, необходимую для голограмму.
Голограммная модель нервной системы, очевидно, связана со многими сенсорными и моторными функциями во всём организме. Есть ли другая причина, объясняющая переход нервных путей на другую сторону тела, тогда как часть волокон остаётся на той же стороне во всём теле?
Другая многообещающая гипотеза, выдвинутая Спрайзером [87], заключается в том, что голограммная модель может объяснять принцип терапевтической локализации, клинически наблюдающейся в ПК. Когда врач рассматривает доказательства верности голограммной модели, кажется, что она обеспечивает объяснение ещё не полностью исследованного, но ценного клинического инструмента. Грегусс [37] сообщает, что «результаты недавних исследований химических осцилляций и оцилляторных клеточных динамик убедительно показывают, что голографическая концепция имеет право на существование не только на невральном, но и на клеточном или даже на молекулярном уровнях». Дополнительно он сообщает, что «согласно нашей модели организм живёт и остаётся живым, пока он может управлять процессом, всеми информационными паттернами, которые он получает, независимо от их формы и природы». При недостатке когеренции, дающей информационную картину, организм испытывает боль или представление о ней. Гудхарт [34] предполагает, что в мозге есть совершенный голографический образ всех аспектов тела; если локальные голограммные образы не совпадают с ним из-за травм или каких-либо других причин, возникает боль или представление о ней. Это похоже на голограммную интерферометрию, когда несовпадение двух голограмм порождает кольца Ньютона. При недостатке когеренции образ локтя с его образов мозге может возникнуть боль в локте, потеря силы, адаптации или другие симптомы дисфункции. По-видимому, только сейчас начинает осознаваться обнаруженная связь и количество обработанной информации. Работа мозга представляет собой взаимодействие между нейронами и процессы внутри них. Голограммная модель даёт возможность понять способ связи мозга и тела помимо анатомических путей. Тэтчер [92] при анализе голограммного исследования по восстановлению информации сообщает: «по-видимому, голограммная модель должна иметь дело с созвездиями голограмм, связанных, но распределённых в пространстве в пространственно-временную структуру и противопоставленных друг другу». Даже эта массовая неврологическая активность голограммной модели просто представляет собой работу нервной системы нервной системы. «Одно из элегантных замечаний о голограммной сфере касается фантастической ёмкости памяти. Хранение упрощается, так как хранятся правила, не огромное количество деталей».
В связи с концепцией работы голограммной модели нервной системы Гудхарт [34,35] применил идею терапевтической локализации к внутрикостной вертебральной сублюксации и другим нарушениям. Эффект лечения основан на выявлении при обследовании нарушений здоровья, причём клинический успех уже доказан. Применения голограммной модели ещё будут обсуждаться в этой книге.
Суммируя вышесказанное, можно сказать, что есть ещё несколько свойств голограмм, которые важны для неврологической аналогии. Любая часть голограммы может восстанавливать первоначальный образ меньшего масштаба. Это согласуется с открытой Лашлеем невозможностью удалить образ, удаляя часть мозга. Интеференционная картина, формирующая голограмму вне живых организмов, создаётся энергией любой формы. Это доказано на примерах света, звука и электрических импульсов. Реконструктивный процесс аналогичен оптическому синтезу Фурье. Волны в некоторых областях подвергаются преобразованиям Фурье. Сигналы, формирующей голограмму могут быть наложены друг на друга. И каждый может быть реконструирован отдельно своим уникальным референтным сигналом [15]. Питч сообщает, что ответ на вопросы сознания «не будет принимать форму физиологического механизма, молекулы, химической реакции или реакции клетки». Голограммная теория отрицает предположение, что требование ответа представляет собой биты мозга. В дополнение: «голограммная теория обеспечивает единый взгляд на субъективный космос» [75].








13PAGE 15


13PAGE 144115




Root Entry

Приложенные файлы

  • doc 3555967
    Размер файла: 7 MB Загрузок: 1

Добавить комментарий