Центр и периферия. №1 2017 г.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
ÈÇÌÅÍßß ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
ÒÅÎÐÅÒÈ×ÅÑÊÈÅ ÏÐÎÁËÅÌÛ
Ñ. Â. Âèäÿéêèí
Присурский фронтир
Опыт построения
пространственной модели
Верхосурского стана
Алатырского уезда в 1620-е гг.
Ä. Â. Ôðîëîâ
«Да платья мужскаго и женскаго теплаго
и холоднаго...»
Костюм дворян мордовского края
второй половины XVII в.
Â. À. Þð÷¸íêîâ
Человек на войне:
Александр Яковлев — герой Вердена
ÍÀØÅ ÏÐÎØËÎÅ
Сведения об авторах, ключевые слова
и аннотации к статьям
Ï. Ñ. Êàáûòîâ, Å. È. ×åïóðíîâà
Китайский чай в структуре
самарской торговли
Í. Ï. Øàìîâ
Экспансия русской музыкальной культуры
на территории Китая
Ñ. Í. Äåñÿåâ
Листая старые газеты
Ñ. Ï. Àðòåìîâ, Â. È. Ðîäüêèí,
Â. Í. Ãðàäóñîâà
Национальное достояние
Ñ. Þ. Øîêàðåâ
Убил ли Иван Грозный своего сына?
Þ. Â. Êóçíåöîâà
Феномен креативности
как личностная способность к творчеству
À. Ì. Êàòîðîâà
Женская лирика с необычным характером
О поэтическом творчестве
Алины Подгорновой
À. Â. Ðóíêîâà
«Это старый новый мир»
Метаморфозы художественного видения
Михаила Салдаева и Светланы Борисовой
123
Â. Â. Ñòàâèöêèé, Å. Í. Êåìàåâ
Новые раскопки Ражкинского могильника
À. Þ. Êèëüäþøêèíà
Историческая память поколений
Об эрзянских причитаниях в духовном
наследии финно-угров
Галерея творческих портретов ученых —
докторов наук НИИ гуманитарных наук
при Правительстве Республики Мордовия
Ñ. Â. Âèäÿéêèí, Ò. Þ. Çàäêîâà
Профессор В. А. Юрч¸нков
и его средневековье
Штрихи к творческому портрету
Í. Î. Øêåðäèíà
Региональное образование через взаимодействие
власти и общества
Творческий портрет
Галины Александровны Куршевой
100
115
Рец. на кн.: Шамова Л. Н. Причетные формы
мордвы-эрзи Присурья. — Саранск, 2016.
ÀÐÕÈÂ
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
КИТАйСКИй ЧАй В СТРУКТУРЕ
САМАРСКОй ТОРГОВЛИ
«Чай составляет одну из главных
потребностей современного человека»
Неслучайно с этих слов в 1866 г.
Д. И. Прозоровский начинает крат
кий исторический обзор проникнове
ния чая в Россию. Несмотря на то,
что чай был известен русским людям
еще с XVII в., именно в XIX в. этот
благородный напиток стал доступен
всему населению Российской империи.
Распространение чая среди широких
масс населения связано с его значи
тельным удешевлением из-за падения
монополии сухопутной чайной тор
говли (кяхтинской) и началом ввоза
кантонского чая из Европы в Россию.
Кроме того, во второй половине XIX в.
бурно развивалась транспортная
инфраструктура. Сооружение желез
ных дорог значительно снизило стои
мость кяхтинского чая. Особо от
метим значимость для Самарской
губернии Самаро-Златоустовской
железной дороги, которая ускорила
рост популярности чайной торговли
среди населения Самарской губер
нии.
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
Изучение истории китайского чая
в России началось еще в XIX в.,
когда напиток только набирал попу
лярность у народа. В 60-х гг. XIX сто
летия была ликвидирована монополия
кяхтинской чайной торговли и раз
решен ввоз в Россию кантонского
чая, который доставлялся морем, че
рез Англию. На фоне этих прави
тельственных решений кяхтинские
купцы, в частности Иван Носков и
Дмитрий Стахеев, написали очерки
по русско-китайской торговле в Кях
те, главным товаром которой был
чай
. В то же время была опублико
вана и уже упомянутая брошюра
Д. И.
Прозоровского
, которая со
держит, по существу, один из первых
очерков по истории чая в России.
Современная российская историо
графия вопроса включает в себя в
основном региональные исследования
по торговле и употреблению чая.
Среди сибирских исследователей от
метим Н. Е. Единархову
. О тор
говле чаем в Уфимской губернии
писали М. И. Роднов и В. Н. Ма
карова. Роль казанских купцов в
чайной торговле раскрыла Л. М.
Свердлова
. Кроме того, о чайной
торговле в XIX — начале XX в.
говорится в исследованиях по истории
экономики регионов. В частности,
эта проблема затронута в монографии
В. В. Ермакова «Торгово-промыш
ленное предпринимательство в При
камье в XVIII — начале XX вв.»
Отдельную нишу в чайной историо
графии занимают исследования Ма
карьевской, Ирбитской и Мензелин
ской ярмарок
Обращаясь к торговле чаем в
Самарской губернии, отметим, что
данная проблема получила освещение
в исследованиях самарских краеведов
Андрея, Валерии и Ирины Демидо
вых
. В своей работе «Чайная рап
содия», исследователи приводят све
дения о торговых домах, открывших
филиалы в Самаре и губернии, спе
циализирующихся на торговле китай
ским чаем. Нельзя не упомянуть и
очерк, размещенный краеведом-лю
бителем в интернет-портале «Живой
журнал», в котором приведен обзор
самарских чайных начала XX в.
Самым доступным и многочис
ленным источником по чайной тор
говле в Самаре на рубеже XIX —
XX вв. являются адрес-календари и
памятные книжки за разные годы,
которые содержат значительный пласт
статистического материала по эконо
мической жизни губернии в виде
многочисленных таблиц и сводок.
Особую информативную ценность
при изучении данной темы имеет
реклама в справочных изданиях и
в периодической печати лучших ма
газинов Самары, уездных городов
и сел губернии. Рекламные объяв
ления о продаже первоклассного
китайского чая в этих изданиях
встречаются довольно часто. О по
ступлении новой партии чая из Ки
тая предприниматели сообщали и в
местной прессе. Кроме того, в свя
зи с ростом популярности чая сре
ди населения губернии, «чайная»
тема представляла большой интерес
для журналистов «Самарской газе
ты», на страницах которой можно
встретить интересные заметки о
чае.
Чайную торговлю в Самарской
губернии можно разделить на два
периода: 1851 — 1888 г.; 1888 —
1917 гг. Первый период включает в
себя почти 40 лет с середины XIX в.
до открытия Самаро-Златоустовской
железной дороги в 1888 г.; данный
этап характеризуется незначительной
продажей чая в Самаре. Чай можно
было приообрести только в колони
альных магазинах Санина и Егорова,
куда он поступал с крупных россий
ских ярмарок. Лишь в последнее
десятилетие первого периода возник
ли первые специализированные чай
ные магазины. Начало второго пе
риода связано с открытием новой
транспортной артерии страны — Са
маро-Златоустовской железной до
роги, которая позволила значительно
снизить издержки на транспортиров
ку товара и удешевить чай. Этот
период характеризуется заполнением
полок бакалейных магазинов чаем
разных сортов, массовым открытием
чайных магазинов и «народных чай
ных», последнее было связано с по
литикой отрезвления населения и
пропагандой чая взамен крепкому
алкоголю.
Проникая на российский рынок,
чай стал важным товаром ярмарочной
Кяхта, склад чая
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
и розничной торговли. Самыми круп
ными ярмарками, где продавался
китайский чай, традиционно являлись
Макарьевская и Ирбитская. Третьей
ярмаркой по товарообороту считалась
Мензелинская, где чайная торговля
занимала большой удельный вес. Так, на
Мензелинской ярмарке 1883/ 1884 гг.
11,5 % от всей суммы привоза
занимал чай, что в переводе на де
нежный эквивалент составило
978
500 руб.
Крупнейшие россий
ские ярмарки по сути дела являлись
важными транзитными пунктами тор
говли чаем. Отсюда чай развозился
по всей стране, в том числе и в Са
мару, хотя ярмарки Самарской гу
бернии едва ли могли похвастаться
таким обилием продаваемого чая. Тем
не менее, среди прочего бакалейного
товара, чай продавался на Соборной,
Казанской и Воздвиженской ярмар
ках в Самаре
В 70-е гг. XIX в. начала набирать
обороты розничная торговля чаем. В
1880 г. в Самаре открылся специа
лизированный магазин чаев К. В. Пи
гасова. По существу, это был первый
такой магазин в губернии. С сере
дины 80-х гг. XIX в. монополию на
самарском чайном рынке захватил
Кондратий Семенов. Его объявления
о продаже «настоящего кяхтинского
чая высочайшего качества» с завид
ной периодичностью появлялись в
«Самарской газете» с 1886 г. Чай
«Кяхтинский» Кондратия Семенова
(«Ч. К. К. С.») рекламировался как
«очень вкусный и пряный», цена ко
торого «даже слишком дешевая» —
не дороже 1 руб. 28 коп. за фунт
(при покупке партиями)
. Кондратий
Семенов продавал кяхтинский чай не
только в Самаре. Так же он имел
магазины в Бузулуке и Оренбурге.
В 1892 г. в Самаре открылся чайный
магазин хвалынского купца Н. Е. Са
винова. А в 1895 г. для самарского
городского общества на углу Панской
и Николаевской улиц свои двери рас
пахнул чайный магазин торгового
дома Сергея Васильевича Перлова,
который был известен в Москве и
за рубежом как поставщик «двора
Его Величества короля сербского
Александра I» и «Его Императорс
кого Высочества великого князя Сер
гея Александровича»
На рубеже веков многие москов
ские торговые дома, специализиро
вавшиеся на чае, также стали осваи
вать новые рынки. Некоторые из них,
как и С. В. Перлов открыли в Са
маре, которую журналисты позицио
нировали как «Приволжский Новый
Орлеан», фирменные чайные мага
зины: торгово-промышленное това
рищество Кузнецов и К° — на
Алексеевской площади в доме
Е. О. Юрина; товарищество чайной
торговли В. Высоцкий и К° — на
Заводской улице в доме А. Юрина.
Большинство московских предпри
нимателей поставляли чай на полки
магазинов самарских предпринима
телей, торговавших другими коло
ниальными и бакалейными товара
ми. Крупнейшим колониальным
магазином долгое время оставался
магазин купцов-старообрядцев Са
ниных. О поступлении нового то
вара владелец магазина объявлял в
«Самарской газете». Так, в объяв
лении от 22 января 1886 г. был опуб
ликован прейскурант товарищества
братьев С. и К. Поповых. Покупа
тели могли приобрести чай в зави
симости от сорта и стоимости, цена
за фунт колебалась от 1 руб. 56 коп.
до 2 руб. 96 коп.
Кяхтинские чаи
своего развеса, братьев С. и К. По
повых и Андреева поступали в про
дажу в магазин Алексея Ильича
Егорова; чай фирм «Вогау», «Цзынь-
Лунь», братьев Расторгуевых и
других известных фирм продавал
ся в винно-колониальном магазине
Ивана Аркадьевича Журавлева.
Купец Иван Гаврилович Головкин
в своих многочисленных магазинах
по всей губернии наряду «настоя
щим кяхтинским чаем» продавал и
чайную утварь, в том числе самова
Большое распространение среди
населения Самарской губернии чай
стал набирать в связи с программой
отрезвления населения. Так, создан
ный в марте 1895 г. в Самаре гу
бернский и уездный комитет попе
чительства о народной трезвости
инициировал открытие чайных в гу
бернии и поддерживал в этом деле
предприимчивых представителей са
марского бизнес-сообщества
. К на
чалу XX в. в городе насчитывалось
более семидесяти «народных чайных»
В их число входили чайная и столо
вая Эдуарда Александровича Пет
цильдата, Василия Ф¸доровича Жу
кова, Евдокии Алексеевны Иевлевой,
Якова Константиновича Медведкина
и др. Чайные заведения открывались
в уездных городах и торгово-про
мышленных селах губернии: в Бала
кове открылось чайное заведение
А. К. Расторгуева. Чайное зало
А. В. Кочанова зазывало посетите
лей на базарной площади в с. Ека
териновка
. В г. Ставрополе госте
приимно принимало посетителей
чайное зало Марии Алексеевны Бо
рисовой
. Большинство этих народ
ных чайных размещалось на главных
базарных площадях губернского и
уездных городов. Например, в Са
маре чайная была открыта на Тро
ицкой площади. Подобное размеще
ние повышало рентабельность заве
дений, ведь торговые площади всегда
были переполнены потенциальными
посетителями, не только простыми
обывателями, но и деловыми людьми,
которые за чашечкой чая совершали
различные сделки.
На главной улице Самары —
Дворянской — народных чайных мы
не обнаружили. Здесь отведать на
стоящий китайский чай можно было
в лучших гостиницах и ресторанах.
Любители чая могли его заказать в
европейской гостинице Бутурлина,
«Гранд-отеле», первоклассном ресто
ране «Баръ» на Дворянской, 123,
столовой повара Брик, а также в
ресторанах Струковского сада. Про
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
дажа чая в деловом и культурно-
развлекательном центре города дик
товала владельцам ресторанов необ
ходимость предоставлять своим по
сетителям только самые лучшие
товары и, конечно, китайский чай
высших сортов, подававшийся с ды
мящимся самоваром
Продавался китайский чай и на
самарских базарах. Однако продавцы
на рынке не гнушались торговать
подделками. Иногда продавали чай
с «собственных плантаций с задних
дворов». Другими словами, подменяя
настоящий китайский чай травой,
известной русским людям как «Иван-
чай». Подобный обман такие торгов
цы удачно применяли к крестьянам,
в надежде, что «мужицкое обоняние
не способно различить тонкие „пар
фюмы“ китайского чая»
21
. К тому же
крестьянин, приезжающий на базар
ÈÁËÈÎÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
См.:
Ïðîçîðîâñêèé Ä. È.
Чай по старинным русским сведениям. СПб., 1866. С. 3.
См.:
Íîñêîâ È. À.
Кяхта: (О кяхтинской торговле чаем) [Репринтное издание 1861 г.]. СПб., 2010;
Ñòàõååâ Ä.
За Байкалом и на Амуре.
Путевые картины. СПб., 1869.
См.:
Ïðîçîðîâñêèé Ä. È.
Чай по старинным русским сведениям. СПб., 1866.
См.:
Åäèíàðõîâà Í. Å.
О чае и чайной торговле // Земля Иркутская. 1996. ¹ 5. С. 16 — 18.
См.:
Ñâåðäëîâà Ë. Ì.
Казанские купцы и чайный рынок России (конец XVIII — XIX вв.) // Гасырлар авазы. — Эхо веков. 2008. ¹ 1.
С. 218 — 224.
См.:
Åðìàêîâ Â. Â.
Торгово-промышленное предпринимательство в Прикамье в XVIII — начале XX вв. Казань, 2011.
См.:
Áîãîðîäèöêàÿ Í. À.
Нижегородская ярмарка в системе международных торговых связей России в ХIХ — ХХ вв. // Вопросы истории.
2012. ¹ 4. С. 146 — 151;
Åðìàêîâ Â. Â.
Мензелинская ярмарка в системе российской торговли. XIX начало ХХ в. // Вопросы истории.
2010. ¹ 1. С. 101 — 110;
Ôèëàòîâ Í. Ô.
Макарьевско-Нижегородская ярмарка Н. Новгород, 2003;
Ùåãëîâà Ò. Ê.
Ярмарки юга Западной
Сибири в XIX — начале XX века. Из истории формирования и развития всероссийского рынка. Барнаул, 2001.
См.: Чайная рапсодия [Электронный ресурс] // Демидовы А., В., И. Купец на Волге. URL: http://www.proza.ru/2015/10/30/479 (дата обраще
ния — 20.08.2016).
См.: Чая мне! [Электронный ресурс] // Живой журнал. 2009. 5 апр. URL: http://kraeham.livejournal.com/2385.html (дата обращения —
25.08.2016).
См.:
Åðìàêîâ Â. Â.
Торгово-промышленное предпринимательство в Прикамье в XVIII — начале XX вв. Казань, 2011. С. 50.
См.: Календарь и памятная книжка Самарской губернии на 1898 год. Самара, 1897.
См.: Самарская газета. 1886. ¹ 18, 23 янв.
См.: Календарь и памятная книжка Самарской губернии на 1896 год. Самара, 1895.
См.: Самарская газета. 1986. ¹ 17, 22 янв.
См.: Календарь и памятная книжка Самарской губернии на 1896 год. Самара, 1895.
Íèêîëàåâ À. Â.
Деятельность обществ трезвости // Вестник ТГУС. Сер. Гуманитарные знания : межвуз. сб. науч. тр. Тольятти, 2006. Вып. 1.
См.: Чая мне!
См.: Календарь и памятная книжка Самарской губернии на 1902 год. Самара, 1901.
Календарь и памятная книжка Самарской губернии на 1903 год. Самара, 1902.
Чайная рапсодия.
Самарская газета. 1886. ¹ 46. 1 марта.
Çàâàëüíûé À. Í.
Самара во все времена. 1000 невыдуманных историй. Самара, 2008. С. 55 — 56.
в город, вряд ли поедет обратно су
диться из-за фунта чая. Самые изо
бретательные продавцы придумыва
ли весьма неожиданные названия для
своих поддельных чаев. Так, местный
предприниматель Фирсов снабжал
продаваемый чай этикетками следую
щего содержания: «Чай черненький
под названием „На-Плюй-На-Меня“
из собственных плантаций мандари
на с тремя шариками Куп-Ца-Фир-
Со-Ва, избегать подделок»
На основе изучения документаль
ных публикаций — справочных из
даний публиковавшихся Самарским
губернским статистическим комитетом
и Самарским губернским земством,
а также изучения рекламных объяв
лений и материалов периодической
печати, представляется возможным
определить два этапа в развитии
чайной торговли в Самарском крае.
Вплоть до сооружения Самаро-Зла
тоустовской железной дороги китай
ский (кяхтинский) чай поступал в
Самару и в населенные пункты гу
бернии сухопутным путем, преиму
щественно его привозили с крупней
ших российских ярмарок — Ирбит
ской, Макарьевской и Мензелинской.
Сооружение Самаро-Златоустовской
железной дороги придало мощный
импульс торговле чаем. В конце
XIX в. в торговле чаем принимали
участие как крупные торговые дома,
так и самарские и московские пред
приниматели. В связи с этим выросла
роль центральных улиц губернского и
уездных городов, на которых разме
щались магазины, рестораны и чайные,
существенно расширившие продажу
чая, что обусловило рост популярности
китайского чая среди всех слоев на
селения Самарской губернии.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
ЭКСПАНСИЯ РУССКОй
МУЗыКАЛьНОй КУЛьТУРы
НА ТЕРРИТОРИИ КИТАЯ
Культурная экспансия российской
эмиграции в Китае в начале XX в. —
это история возникновения и раз
вития культурной жизни в российской
эмигрантской среде в Китае
. Ока
завшись на чужбине, в совершенно
незнакомой среде, отечественная
эмиграция: военные, писатели, ху
дожники, артисты, композиторы,
ученые — историки и философы,
математики и юристы сумели сохра
нить и передать потомкам достиже
ния российской культуры.
Творческая деятельность эмиг
рантов из России получила в Китае
развитие во всех сферах искусства.
Первая волна эмигрантов появилась
в 1897 г. во время строительства
Китайско-Восточной железной до
роги
. Пик миграции пришелся на
1920-е гг., когда в Китае нашли свою
вторую родину части белогвардей
ских войск: «Белые кондотьеры без
наказанно разгуливают по всему
Китаю и, пользуясь своей высокой
военной квалификацией, одержива
ют победы»
. Новый поток начался
в 1930-е гг. — на этот раз в Китай
стремились спасавшиеся от советской
коллективизации крестьяне. Эмиг
ранты из России обживали Харбин,
Тяньцзинь, Пекин, Шаньдун, Далян,
Шеньян, Нанкин и Шанхай.
В тот период в Китае создалось
уникальное в истории российской
эмиграции положение, когда бок о
бок жили, учились, трудились, хо
дили в одни и те же лавки и мага
зины и белые эмигранты, и новые
советские граждане. Для первой вол
ны эмигрантов возникли осложнения:
были захвачены и советизированы
многие созданные эмигрантами шко
лы, некоторые школы вообще закры
ли. Советский Союз требовал от
китайских властей ужесточения по
литики в отношении эмиграции, осу
ществлял многочисленные провокации.
Советско-китайский конфликт 1929 г.,
проходивший без какого-либо участия
в нем основной массы эмигрантов,
принес им жестокие страдания. Но
администрация страны — Чжан Цзо
линь и его преемник Чжан Сюелян
поддерживали стремление эмигрантов
к объединению. Крушение власти
Чжанов в Маньчжурии снова поста
вило российскую эмиграцию, обос
новавшуюся здесь, перед лицом но
вых серьезных испытаний в услови
ях жесткого тоталитарного режима,
установленного Японией.
Культура и быт русских в Китае
подвергались незначительному внеш
нему воздействию. Несмотря на все
политические коллизии, русские име
ли возможность противостоять асси
Первая русская школа в Харбине, 1900 г.
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
миляции, сохранять свою самобытность.
Организаторская деятельность му
зыкантов стала важнейшим фактором
не только выживания русской музы
кальной культуры в условиях эмиг
рации, но и создания новых шедевров
мирового уровня.
Русская музыкальная культура,
воссозданная в эмиграции, не могла
не испытывать разнообразные влия
ния той или иной страны обитания
изгнанников. Факты свидетельству
ют и о том, что культура Русского
Зарубежья, русская музыкальная
культура объективно оказывали воз
действие на культуру поначалу двух
крупнейших городов Китая — Хар
бин и Шанхай, а потом и всей стра
ны в целом. Русская эмиграция,
вызванная большевистским перево
ротом, стала в Китае носителем рус
ской культурной, в том числе музы
кальной, традиции. В процессе реа
лизации осознанной эколого-культур
ной миссии русская эмиграция осу
ществляла деятельность по сохране
нию и развитию русской музыкальной
культуры в эмиграции, тем самым,
поддержав непрекращающийся процесс
воспроизводства русской культуры.
Эмигрантская творческая интел
лигенция хранила традиции русского
искусства и литературы, но в то же
время пластично реагировала на куль
турное разнообразие окружающего
мира. Русские музыканты одинаково
виртуозно исполняли классическую
музыку, эстраду и джаз. Усилиями
эмигрантов открылись русские му
зыкальные и хореографические учеб
ные заведения.
Õàðáèí
Своеобразие русского Харбина
как города многонационального и
многоконфессионального было зало
жено еще до Октябрьской революции
Здесь проживали представители раз
ных национальностей. Самые значи
тельные группы населения составля
ли русские (половина населения го
рода) и китайцы, а также евреи,
поляки, японцы, татары, грузины,
армяне, прибалтийцы (латыши, эстон
цы, литовцы), украинцы. На протя
жении многих лет культурное разви
тие Харбина определяла русская
культура.
Музыкальная жизнь города была
весьма разнообразна: камерные ве
чера, симфонические концерты с уча
стием профессиональных музыкантов,
учащихся музыкальных школ и выс
ших музыкальных заведений города.
В 1920-е гг. популярным жанром была
харбинская опера с участием выдаю
щегося оперного певца — Сергея
Лемешева (1927), с гастролями при
езжали Неаполитанская опера и ка
зачий хор имени атамана Платова.
В Харбине работали разные музы
кальные общества: объединявшие
музыкантов-любителей и профессио
налов: «Харбинское симфоническое
общество» и «Общество изучения
русского старинного искусства». На
гастроли в Харбин приезжали многие
известные музыканты: скрипачи —
Я. Хейфец, Е. Цимбалист, М. Эль
ман, М. Пиастро, М. Эрденко, фран
цузский виолончелист — М. Маре
шаль, пианист Л. Сирота и Л. Крей
цер. Значительным событием в жиз
ни российской эмиграции в Харбине
стали концерты двух выдающихся
представителей русского искусства —
А. Н. Вертинского и Ф. И. Шаля
пина (1936)
: «Ликование населения,
притом не только русского, захвати
ло Харбин, — пишет в своих вос
поминаниях И. Пасынков. — На
вокзале певца [Шаляпина] заброса
ли цветами, а в лучший отель горо
да „Модерн“ он ехал в сопровожде
нии десяти лимузинов, договоренность
была о трех концертах в самом боль
шом кинотеатре города „Америкэн“.
Для того чтобы достать билеты, люди
с вечера занимали очередь, греясь у
костров. Публика с трепетом ждала
кумира. Зрительный зал был пере
полнен. Здесь было много иностран
цев, представителей китайских и
японских властей»
В городе были свои симфониче
ский оркестр, опера, оперетта, дра
матический театр, балет, которым
руководили артисты Императорского
московского балета, питомцы школы
Мариинского театра. Выступать в
Харбине приглашали артистов от
Москвы и Санкт-Петербурга; «Же
нитьба Фигаро», «Евгений Онегин»,
«Кармен», «Лебединое озеро», «Сне
гурочка», «Парикмахерская Сербии»
и др. С. Алымов создал в Харбине
кафешантаны «Шантэклер», «Черная
кошка», «Кабачок Богемы», в кото
рых сам вел представления и сам пел
и танцевал как артист.
Развитие музыкальной жизни
русских эмигрантов в Харбине мож
но разделить на несколько эта
пов:
Железнодорожное собрание в Харбине
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
1) 1898 — 1920 гг. — это пе
риод активных гастролей: артисты из
Малого драматического русского театра
и Королевского оперного театра, пре
красные оперные певцы Мариинского
государственного театра Л. Н. Генс
дорф (лирический тенор), И. П. Днеп
ров (лирико-драматический тенор).
Всероссийская любимица Анаста
сия Вяльцева, оперная примадонна
Е. Е. Силинская скрипач Думцев,
тенор Леонид Собинов, цыганская
певица Варя Панина) виолончелист
А. Вержбиловича. Для гастролиру
ющих артистов создали «Садовый и
Летний театр», «Гомализерий театр»,
«Портсмутский театр», «Театр Да
нилов» и др.;
2) 1920 — 1930 гг. — стреми
тельное развитие музыкального об
разования, открытие специализиро
ванных музыкальных учебных заве
дений: первая музыкальная школа
(1921 — 1947)
, Высшая школа му
зыки им. А. К. Глазунова (1925 —
1936), Училище музыкального обу
чения (с 1927 г.), Харбинский му
зыкальный институт (1929 — 1935)
Училище музыкального обучения
коммерческого клуба (современный
научный дворец Харбина), частные
музыкальные школы;
3) 1930 — 1945 гг. — японская
политическая экспансия, закрытие
музыкальных учебных заведений,
послевоенное изменение китайско-
советских отношений.
Øàíõàé
В 1865 г. в Шанхае было откры
то нештатное консульство России. К
1914 г. выходцев из России было уже
нескольких сот человек, но еще не
вставал вопрос о создании в Шанхае
каких-либо русских общественных
организаций, клубов и школ. Шанхай
стал русским в начале 1925 г., когда
отряд полковника Нечаева провел
наступление на Нанкин и Шан
хай
Расцвет «русского» Шанхая при
шелся на 1930-е гг. В 1932 г. в го
роде были зарегистрированы 16 тыс.
эмигрантов из России, а в 1937 г. —
27 тыс. Эмигранты объединялись в
различные профессиональные клубы,
общества, организации, комитеты,
создавали издательства, редакции
газет и журналов, частные и обще
ственные больницы и школы. Одну
из главных улиц Шанхая стали на
зывать Русской — на ней распола
галось большинство магазинов, ате
лье, мастерских, кафе, которыми
владели выходцы из России. В этой
же части города находился и знаме
нитый ресторан «Ренессанс», в ко
тором выступал А. Н. Вертинский,
поселившийся в Шанхае.
После внедрения в Харбин япон
ской власти, многие харбинские эмиг
ранты перекочевали в Шанхай, там
уже жило много их соотечественни
ков. Например, вначале 1930-х гг.
сюда переехала известная опереточ
ная певица Екатерина Орловская,
которая начала свою карьеру в Хар
бине в 1926 г.
В 1934 г. в Шанхае возникло
Русское балетное объединение, ор
ганизованное Н.М. Сокольским (уче
ник С. П. Дягилева, так же, как и
Орловская приехавший в Шанхай из
Харбина) и продолжавшее лучшие
традиции русского балета. Первым
спектаклем стал «Лайсеум» — про
грамма, состоявшая из трех больших
балетных постановок («Сильфиды»,
«Половецкие пляски» из оперы «Князь
Игорь» и новаторская постановка
«Маски города»). Сокольский к
1929 г. организовал в Шанхае не
сколько трупп, в которых выступали
известные артисты: Ф. Шевлюгин,
Е. Бобынина, Н. Недзвецкая, И. Пес
товская, Е. Преображенская, Л. Лео
нидов, Н. Кожевникова, Н. Чесмен
ская, постановщик — Э. И. Элиров
и др.
Русское балетное объедине
ние просуществовало в Шанхае до
1953 г., оно часто гастролировало в
Индокитае, Индии, Австралии, на
Филиппинах и Гавайях. Русский ба
лет пользовался колоссальным успе
хом у публики и всегда собирал ан
шлаги. Сокольский впоследствии
вспоминал: «Результат для нас был
неожиданный: мы увидели, что Шан
хай интересуется классическим ба
летом. И вот теперь уже прошло
восемь лет нашей работы. С чувством
значительного удовлетворения я могу
заметить, что наш желтый Вавилон
просыпается от фокстротной „рухля
ди“ и проявляет интерес к красивым
формам классического балета»
В Шанхае были популярны не
только балет и опера, но и Русский
драматический театр. Русские му
зыканты доминировали в муници
пальных оркестрах, преподавали в
Китайской национальной консерва
тории. Открывались русские музы
кальные школы (первая школа от
крыта в 1935 г.), Русский камерный
театр, Шанхайский муниципальный
оркестр, считавшийся самым сильным
Известный струнный
квартет Первой Харбинской
музыкальной школы
во главе со скрипачем
В. Д. Трахтинбергом
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
коллективом на Дальнем Востоке,
функционировали казачьи и церков
ные хоры.
В начале 1940-х гг. русское на
селение Шанхая составляло от 50 ты
сяч до 70 тысяч человек. Выражение
«русский Шанхай» при таком насе
лении представляется абсолютно пра
вомерным. Маленькое государство
внутри большого интернациональ
ного государства со своими обыча
ями, привычками, законами, с одной
стороны, органично вписанное в те
обычаи, привычки и законы, которые
предлагались внешним миром, с дру
гой — обособленное, живущее по
своим внутренним нравственным цен
ностям и ориентирам, которые не
уничтожились и не размылись.
С развитием киноиндустрии и
радиовещания в Шанхае смотрели
советские фильмы и слушали совет
ское радио в клубах. Одновременно
кипела профессиональная музыкаль
ная жизнь: концерты С. Аксакова,
Е. Владимировой-Бурской, в про
грамму которых входили произведе
ния русских классиков. Все культур
ные новости описывались в популяр
ной газете — «Шанхайская Заря».
В китайской Национальной Кон
серватории работали российские пре
подаватели профессор Б. С. Захаров,
С. С. Аксаков, З. А. Прибыткова,
И. А. Шевцов и др. Они устраива
ли камерные концерты, быстро за
воевавшие популярность и постоянную
аудиторию. Позднее в Шанхай при
были певцы из Мариинского театра:
Крылова, Шушлин, Батурина и ди
рижер Слуцкий. Здесь было создано
Музыкально-просветительное обще
ство, ставились сложнейшие поста
новки, такие, как «Фауст» и «Борис
Годунов».
Шанхай стал музыкальным цен
тром всего Китая, куда съезжались
молодые китайские таланты учиться
у русских музыкантов искусству.
«Русская музыка в Шанхае, — пи
сал в 1935 г. В. Д. Жиганов, — за
нимает сейчас доминирующее поло
жение. Почти ни один концерт не
обходится без русских композиторов,
а иные посвящены исключительно
русской музыке. Русская широкове
щательная радиостанция ежедневно
передает вечерами программу русской
музыки. Словом, шаг за шагом рус
ские завоевали и пленили своим ис
кусством весь интернациональный
Шанхай, чем еще сильнее укрепили
славу Великой России»
В 1920 — 1930-е гг. процесс был взаимообразным: русские оставили
свой след в культуре Китая, а китайские переселенцы сохраняли свои
культурные традиции в рамках нового советского государства — Со
ветского Союза (см.:
Øàìîâ Í. Ï.
Китайская музыкально-театраль
ная культура на территории СССР в 1920 — 1930-е гг. // Центр и
периферия. 2015. ¹ 4. С. 17 — 31).
Известна первая школа русского языка, учрежденная при Дворцовой
канцелярии в Пекине в 1708 г. Это первое в Китае официальное
учебное заведение, в котором преподавался русский язык, просущест
вовало 154 года и сыграло большую роль в развитии российско-китай
ских связей.
Писал нарком иностранных дел СССР Г. Чичерин начальнику Ино
странного отдела ГПУ Мееру Трилиссеру 16 января 1925 г. (Архив
внешней политики Российской Федерации (АВП РФ). Ф. 0100.
Оп. 9. П. 114. Д. 1. Л. 99;
цит. по:
Ïåñêîâà Ã. Í.
Дипломатические
отношения между СССР и Китаем в 1924 — 1929
гг.
// Новая и
новейшая история. 1998. ¹
1. С. 107). Так же см. об этом:
Óñîâ Â.
Советская разведка в Китае. 20 — 30 годы XX века. 2-е изд., испр.
и доп. М., 2011. С. 155.
Харбин
— город
в северо-восточном Китае провинции
Хэйлунцзян. К
концу XIX в. Харбин представлял собой посад, в котором впоследст
вии в 1898 г.
русские открыли железнодорожную станцию Транс
манч
журской магистрали, потом основали город, один из основателей —
Н. С. Свиягин, руководивший строительством КВЖД. После Ок
тябрьской революции
сюда хлынул поток эмиграции, в результате чего
к 1924 г. в городе насчитывалось около ста тысяч русских эмигрантов.
За сезон 1919 — 1920 гг. поставили свыше 50 оперетт, и в зале Же
лезнодорожного собрания собирался едва ли не весь Харбин. 1918 г.
провожали опереттой «Ночь в Мулен-Руж», в начале 1919 г. в театре
«Модерн» принимали гостей из Владивостока — «Столичную оперет
ту» под руководством Л. Я. Патушинского и А. И. Кречетова, где
блистали известные артисты Н. Глориа и Н. Бравин, «Веселая вдова»,
«Цыганская любовь», «Мадемуазель Нитуш», «Ночь любви»,
«Принцесса долларов», «Граф Люксембург», «Король веселится»,
«Жрица огня», «Добро
детельная грешница», «В волнах страстей».
Звезда немого кинематографа Иван Мозжухин вспоминал: «Харбин
я хорошо знаю, я там был в 1917 г. В самый разгар революции,
перед началом большевизма. Ездил туда на гастроли с драматической
труппой» (
Ìåëèõîâ Ã. Â.
Белый Харбин. Середина 20-х. М., 2003.
С. 66).
Цит. по: Повседневная жизнь «русского» Китая [Электронный ресурс].
URL: unotices.com (дата обращения — 15.02.2017).
Кстати это первая музыкальная школа вообще Китая, так же, как и
первый харбинский симфонический оркестр.
В 1947 г., после закрытия некоторые музыкальные заведения они сли
лись в Харбинскую советскую высшую школу музыки: первая музы
кальная школа Харбина и Харбинское училище музыкального обуче
ния. Советская высшая школа также закрыта в 1956 г.
См.:
Óñîâ Â.
Советская разведка в Китае. 20 — 30 годы XX века.
С. 72.
В этот период в Шанхае начал карьеру японский танцовщик Комаки
Масахидэ — основатель балетного класса в Японии. В своей книге о
балете он тепло вспоминал историю своего сотрудничества с Русским
балетом.
À. Ï.
Шанхайская терпсихора и ее служители: Город-гигант Восточной
Азии стал местом сбора русских балетных сил // Рубеж [газета]. 1942.
¹ 40 (20 окт.). С. 14 — 15, 22 — 23. См. в кн.:
Õèñàìóòäèíîâ À. À.
Русский балет в Китае / ред. Т. В. Прудкогляд Владивосток,
2015. С. 11.
Æèãàíîâ Â. Ä.
Русские в Шанхае. Шанхай, 1936. С. 147.
ÈÁËÈÎÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
ÏÐÈÌÅ×ÀÍÈ
ÀÐÕÈÂ
Покушение на шедевр
Утром 16 января 1913 г. один из
посетителей Третьяковской галереи
бросился на картину Ильи Репина
«Иван Грозный и сын его Иван
16 ноября 1581 г.» и изрезал ее но
жом. Три разреза с рваными краями
пересекли искаженное ужасом лицо
царя и страдающий окровавленный
лик царевича с катящейся слезой.
Человек с ножом восклицал: «До
вольно крови! Довольно крови!».
Буйного посетителя схватили, и им
оказался москвич Абрам Балашов —
29-летний сын фабриканта, старо
обрядец и вроде бы даже иконописец.
Он был освидетельствован врачами
и признан сумасшедшим («
глубоким
дегенератом с ярко выраженным сла
боумием
»). О причинах своего по
ступка он говорил разное — утвер
ждал, что напал на картину из-за
разлада в семье, а в другой раз —
что хотел прославится, думая, что
скоро умрет. Балашова поместили в
психиатрическую больницу, откуда
его через год забрал отец. К тому
времени нападение на картину, по-
видимому, стерлось из памяти ду
шевнобольного. Даже во времена
просветления он не мог вспомнить
этого случая.
Картину умело отреставрировали
художник И. Э. Грабарь и рестав
ратор Д. Ф. Богословский. Им при
шлось не только восстанавливать
полотно и возрождать первоначальную
живопись, но и втайне от Репина
ликвидировать его же собственную
неудачную живопись, нанесенную на
склеенный холст. Когда реставрация
была завершена, художник ничего не
заметил.
Происшествие с картиной Репи
на широко обсуждалось. Раздавались
голоса в защиту Абрама Балашова.
Максимилиан Волошин писал: «
Не
Репин — жертва Балашова, а Бала
шов — жертва репинской картины!
За 30 лет картина Репина принесла
много вреда. …Ей не место в нацио
нальной картинной галерее! Треть
яковская галерея поступила бы бла
горазумно, если бы пожертвовала ее
в большой паноптикум!.. В отдель
ную комнату с надписью: „Вход толь
ко для взрослых!..
“».
Такой взгляд на полотно «Царь
Иван Грозный и его сын Иван» был
далеко не единственным. Это полот
но устрашало зрителей с момента
появления на публике весной 1885 г.
Обер-прокурор Синода К. П. По
бедоносцев писал Александру III:
Стали присылать мне с разных
сторон письма с указанием на то,
что на передвижной выставке кар
тина, оскорбляющая у многих нрав
ственное чувство: Иван Грозный с
убитым сыном. Сегодня я видел эту
картину и не мог смотреть на нее
без отвращения. Слышно, что Ваше
величество намерены посетить вы
ставку на днях, и конечно сами
УБИЛ ЛИ ИВАН ГРОЗНый
СВОЕГО СыНА?
Нарочно я, с намерением, с волей,
Его убил! Иль из ума я выжил,
Что уж и сам не знал, куда колол?
Нет — я убил его нарочно! Навзничь
Упал он, кровью обливаясь; руки
Мне лобызал и, умирая, грех мой
Великий отпустил мне, но я сам
Простить себе злодейства не хочу!
Алексей Толстой
ÀÐÕÈÂ
увидите эту картину. Удивитель
ное ныне художество без малейших
идеалов, только с чувством голого
реализма и с тенденцией критики
и обличения идеалов. Прежние кар
тины того же Репина отличались
этой наклонностью и были против
ны. А эта картина просто отвра
тительна
». В результате «отврати
тельная» картина была снята с вы
ставки, а ее владельцу, П. М. Треть
якову, запретили выставлять ее на
публике. Картина Репина стала пер
вой, подвергшейся художественной
цензуре, но уже 11 июля 1885 г. за
прет на демонстрацию был снят.
Сторонники и противники кар
тины были едины в том, что она
производила огромное впечатление
на зрителей.
Отец ударил своего сына жезлом
в висок! Минута… В ужасе закричал…
схватил его, присел на пол, припод
нял его… зажал одной рукою рану на
виске
а кровь так и хлещет между
щелей пальцев
… а сам орет… Это
зверь, воющий от ужаса… Что за
дело, что в картине на полу уже
целая лужа крови на том месте,
куда упал на пол сын виском… Эта
сцена действительно полна сумрака
и какого-то натурального трагиз
ма…
», — отзывался И. Н. Крамской,
оценивавший полотно как шедевр.
Свойство этой картины тако
во, что почти никто не останавли
вается перед ней подолгу. Она не
столь потрясает, сколько ошараши
вает зрителя и лишает его муже
ства рассмотреть ее подробнее. Она
вызывает истерики с первого взгля
», — писал М. А. Волошин.
Работа Репина лучше многих ис
торических сочинений определила в
общественном сознании взгляд на
судьбу царевича Ивана Ивановича.
Картина стала символом страшного
злодеяния — сыноубийства, ко
торым впервые поразил читателей
Н. М. Карамзин. Но в последние
годы все громче раздаются голоса в
защиту царя и против картины. Ее
упрекают теперь не в том, что она
отвратительна, а в том, что она лжи
ва. В нашей истории, а вернее, в
историческом сознании много мифов.
Является ли мифом убийство Иваном
Грозным своего сына? Или же это
реальное событие?
Попробуем разобраться.
И. Е. Репин. Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года. 1883 — 1885 гг.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
Ответ клеветникам России
Так видят свою миссию защит
ники Ивана Грозного от обвинений
в сыноубийстве, непосредственно
отождествляющие личность царя с
Россией и русской историей. Первым
высказал с эту идею в книге «Са
модержавие духа» в 1995 г. митро
полит Санкт-Петербургский и Ла
дожский Иоанн (Снычев). Митро
полит Иоанн писал, что наиболее
подробный рассказ о сыноубийстве
содержат записки папского легата
иезуита Антонио Поссевино, приез
жавшего в Россию в качестве по
средника на переговорах между Ива
ном Грозным и королем Речи Попо
литой Стефаном Баторием. Его вер
сию событий, которые привели к
смерти царевича, митрополит Иоанн
называет «
нелепой
», «
голословной
и «
бездоказательной
». Какие же
доказательства приводит митрополит
Иоанн в пользу своей точки зрения?
Таких два. Во-первых, Поссевино
прибыл в Россию «
через несколь
ко месяцев после смерти цареви
ча и ни при каких условиях не мог
быть свидетелем происшедшего
».
Во-вторых, царевич Иван Иванович
в 1570 г. дал большой вклад в Ки
рилло-Белозерский монастырь —
1 000 рублей. По мнению владыки
Иоанна, это свидетельствует о том,
что царевич был «
болезненный и
богобоязненный
», т. е. скорее всего,
умер свой смертью
Оба аргумента сомнительны. Во-
первых, как мы увидим далее, у
Поссевино были свои внимательные
агенты при московском дворе, нахо
дившиеся там как раз в момент тра
гедии. А во-вторых, крупный вклад
в монастырь не означает автомати
чески, что вкладчик скоро умрет от
болезни. Так, боярин И. В. Шере
метев Меньшой дал вклад в Кирилло-
Белозерский монастырь в 200 рублей,
а в 1577 г. был убит при осаде Ре
веля. Вкладная книга Кирилло-Бе
лозерского монастыря содержит де
(не отдельного Царя) не отвер
теться любым — пусть даже самым
хитроумным — фальсификаторам
Русской истории
» (сохранено пра
вописание С. В. Фомина)
К такому выводу С. В. Фомин
приходит, опираясь на данные Комис
сии по исследованию останков царя
Ивана Грозного, его сыновей и кня
зя М. В. Скопина-Шуйского, рабо
тавшей в 1963 г., и группы специа
листов под руководством Т. Д. Пано
вой, изучавшей некрополь великих
княгинь и цариц из Вознесенского
монастыря. О результатах их работы
мы поговорим далее.
Другие защитники Ивана Гроз
ного в тех или иных вариациях по
вторяют аргументы С. В. Фомина
Является ли приведенная ими аргу
ментация научной и убедительной?
Для этого нам придется ненадолго
оставить царевича Ивана и заглянуть
на кухню специалиста-историка.
Основной метод
исторической науки
В отличие от естественных наук
в гуманитарных (прежде всего, в ис
торической) методы эмпирического
исследования невозможны. Место
эксперимента занимает источникове
дение — научная критика историче
ских источников. Источник, в свою
очередь, по определению профессора
С. О. Шмидта (большого знатока
эпохи Грозного), это — все, что ис
точает информацию, полезную для
историка. Для проверки, правильно
го понимания и использования этой
информации существует источнико
ведческая критика. Источниковедение
создал еще в XV в. итальянский
гуманист Лоренцо Валла. На Руси
ни на жизнь, а на смерть бился со
своими кузенами прадед Ивана Гроз
ного, Василий Темный. А в те же
годы эрудит и эпикуреец Валла раз
громил подложное сочинение «Кон
стантинов дар», якобы написанное в
IV в. самим Константином Великим,
сятки вкладов, сделанных боярами и
служилыми людьми, которых затем
казнил Иван Грозный. Все они умер
ли не от болезней
Последователь митрополита Ио
анна (Снычева) С. В. Фомин под
ходит к вопросу более масштабно.
Им приведены многочисленные све
дения из источников, повествующих
о смерти царевича Ивана Ивановича.
Это — Московский летописец, Пис
каревский летописец, Псковская 3-я ле
топись, Мазуринский летописец,
сочинения И. Тимофеева, Д. Горсея,
А. Поссевино, Д. Флетчера, Ж. Мар
жерета, И. Массы
, П. Петрея. Ней
тральные свидетельства первых двух
летописей («
преставися царевич
»)
автор объявляет достоверными. В
Псковской летописи признает верным
указание на «преставися», но отри
цает достоверность содержащегося
здесь же сообщения о том, что царь
остенем поколол
» сына, когда тот
учал говорити о выручении града
Пскова
». Свидетельство Мазурин
ского летописца конца XVII в. о
сыноубийстве автор не признает из-
за новгородского происхождения со
ставителя летописца Исидора Сна
зина (согласно С. В. Фомину, это
говорит о «
принадлежности авто
ра к антимосковской группировке
»).
И. Тимофеев ссылается на слухи (как
и Сназин), а иностранцы являются
почти в полном составе авантю
ристами, проходимцами, паскви
лянтами и врунишками
Причиной смерти, по С. В. Фо
мину, как царевича, так и его отца
является отравление. «
Усилиями спе
циалистов в настоящее время ус
тановлены факты отравления ма
тери Царя Иоанна IV, трех из
четырех жен, двух из оставшихся
в живых трех сыновей (Наследни
ка Престола и Царя), одной дочери,
наконец, Его Самого. Убит был и
последний младший Царский Сын
Царевич Димитрий. Тут уж от
вывода о хладнокровном уничто
жении Правящей Царской Династии
ÀÐÕÈÂ
и заложил основы критики истори
ческих источников.
С тех пор методика источнико
ведения существенно развилась и в
настоящее время состоит из двух
этапов — внешней критики и внут
ренней критики. Внешняя критика
решает вопросы подлинности и да
тировки источника, характеризует
исторические условия его возникно
вения. Внутренняя критика представ
ляет собой глубокий и всесторонний
анализ содержания источника. В от
ношении письменных источников,
это — история текста, взаимосвязь
между разными редакциями, уста
новление авторства и характеристика
автора (или предполагаемого автора):
его идеологии, ангажированности,
информированности, круга источников,
которыми он пользовался. Рядом
стоит анализ целей и задач, с кото
рыми создавался источник. Отдель
ная исследовательская проблема —
анализ смысла источника, обнаруже
ние цитат и отсылок (как явных, так
и скрытых), исследование символов,
шаблонов, кодов, скрывающихся в
тексте и раскрывающих его смысл,
понятный только современникам ав
тора.
С этих позиций интересно рас
смотреть критику митрополитом Ио
анном, С. В. Фоминым и другими
апологетами царя источников, содер
жащих известия о сыноубийстве.
Возьмем, например, умолчание Мо
сковского и Пискаревского летопис
ца о насильственной смерти цареви
ча. Нейтральная формула «
преста
вися
» может объясняться иными
причинами. Во-первых, составители
летописей могли не знать об обстоя
тельствах кончины царевича. Напри
мер, о смерти князя Дмитрия Ше
мяки, отравленного по приказу Ва
силия II в Новгороде, Московский
летописный свод, Воскресенская и
Никоновская летописи (все три —
памятники официального летописания)
сообщают одинаково: «
Того же лета
месяца иуля 23 приде весть к ве
ликому князю из Новагорода… что
князь Дмитреи Шемяка умре на
прасно в Новегороде…
. Оппозици
онная Ермолинская летопись расска
зывает подробнее, указывая на ви
новников злодеяния: «
Того же лета
в Новеграде Великом преставися
князь Дмитреи Юрьевичь Шемяка;
людская молва говорятъ, что буд
то сь отравы умерлъ а привозилъ
с Москвы Стефанъ Бородатыи дьякъ
къ Исаку к посаднику к Богородиц
кому, а Исакь деи подкупилъ княжа
Дмитреева повара, именемъ Поган
ка, тъи же дасть ему зелие в ку
ряти
. Тверская и Псковская ле
тописи ограничиваются простым
сообщением, что Шемяка «преста
вися» в Новгороде, не уточняя по
чему
. Московской цензуре они не
подвергались, великого князя не вы
гораживали, следовательно,
не знали или решили не
вдаваться в подробности.
Термин «
преставися
» в
летописях далеко не всегда
означает естественную смерть.
В лето 6975, месяца ап
реля 25, 3 часу нощи, пре
ставися великая княгиня
Мария великого князя Ива
на Васильевича от смерт
наго зелия…
», — гласит
Львовская летопись
. Не
менее показателен пример с
эпитафией князя И. И. Ку
бенского, казненного Иваном
Грозным в 1546 г., на над
гробии которого также на
писано «
преставися
. Вряд
ли заказчики надписи не
знали о судьбе своего ро
дича, однако написать «каз
нен» не могли без ущерба
для репутации покойного
князя. Следует ли удивлять
ся, что о насильственной
смерти царевича Ивана Ива
новича молчат все офици
альные источники?
Нельзя не учитывать и
того, что случай с кончиной
царевича был запутанным. Иван умер
от болезни, вызванной роковым уда
ром. Он действительно «
преставися
»,
а не был убит на месте.
Защитники Грозного указыва
ют на то, что авторы русских сви
детельств о сыноубийстве, ссылают
ся на слухи — «
глаголют неции
»,
такая формулировка встречается у
И. Тимофеева и в Псковской 3-й ле
тописи. А как еще они могли написать?
Чужие рассказы, слухи только и мог
ли быть главным источником инфор
мации о семейной драме в царской
семье. Понятно, что никто из авто
ров, сообщающих о смерти царевича,
не был в этот момент в царском двор
це. Все они передают информацию
из чужих рук. Становится ли она от
этого недостоверной? Конечно, сви
детельство официального источника
В. М. Васнецов. Иван Грозный. 1897 г.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
было бы предпочтительнее, но оно
не может появиться в силу его спе
цифики — ни царский летописец, ни
приказной дьяк не могут сообщить,
что государь всея Руси совершил
сыноубийство. Следовательно, необ
ходимо анализировать источники,
созданные независимо от власти.
Что сообщают русские
источники о смерти царевича
Ивана Ивановича
Известны шесть источников рус
ского происхождения, указывающих
на убийство Иваном Грозным сына
Ивана. Пять из них представляют
собой нарративы — исторические
повествования.
В «Хронографе» 1617 г. описание
кончины царевича выглядит следую
щим образом:
…Сына своего болшаго цареви
ча Ивана, мудрым смыслом и бла
годатию сияюща, аки недозрелый
грозд дебелым воздухом отрясе, и
от ветви жития отторгну, о нем
же неции глаголаху, яко от отца
своего ярости прияти ему болезнь,
а от болезни же и смерть, в лето
7089 ноября в 19 день
Почти дословно «Хронографа»
повторяет Исидор Сназин в Мазу
ринском летописце, дополняя только
после слов «
от жития отторгну
» —
осном своим
, т. е. посохом. Как
можно видеть, новгородское проис
хождение Сназина тут ни при чем —
он черпал свои сведения из «Хро
нографа», созданного в Москве.
Дьяк Иван Семенович Тимофеев
писал свое сочинение «Временник»
в Новгороде, однако основная его
служба протекала в Москве. Там он
также продолжил составление «Вре
менника» после возвращения из Нов
города в 1617 г. и дополнял его до
самой кончины в 1631 г. Это — очень
информированный автор, занимавший
высокое положение в приказной ие
рархии. Младший современник Ива
на Грозного, он, несомненно, был
хорошо осведомлен о семейной жиз
ни царя. Царевичу Ивану И. С. Ти
мофеев посвящает отдельную главу
своего сочинения, в которой дает ему
лестные оценки: «
…Если бы не раняя
его смерть, думаю, что он мог бы
при его молодой отваге остановить
приближение к нашей земле варва
ров и притупить остроту их втор
жения: основанием для этого была
его явная мудрость и мужественная
крепость
». О смерти царевича дьяк
пишет: «
Думаю, что он был близок
к страданию, так как некоторые
говорят, что жизнь его угасла от
удара руки отца за то, что он
хотел удержать отца от некоего
неблаговидного поступка
И. С. Тимофеев осторожно упот
ребляет формулу «некоторые говорят»
(«неции глаголят»), но сам, очевид
но, доверяет этим рассказам. Иначе
вряд ли бы дьяк стал ссылаться на
них во «Временнике».
С известиями Тимофеева пере
кликается сообщение Псковской
3-й летописи: «
Глаголют нецыи, яко
сына своего царевича Ивана того ради
остнем поколол, что ему учал гово
рити о выручении града Пскова
».
В сочинении Тимофеева и в Псков
ской 3-й летописи царевич выступа
ет как патриот, желающий сразиться
с поляками, но смерть прекращает
этот порыв. О смерти царевича далее
в той же летописи сказано: «
Того же
году преставися царевич Иван Ива
нович в слободе декабря в 14 день
С. В. Фомин видит в этом тексте
доказательство естественной смерти
царевича, однако, как уже говорилось
выше, оно вовсе не бесспорно. Есть
также вероятность, что сосущество
вание этих известий является резуль
татом не очень внимательной компи
ляции.
Латухинская Степенная книга
1676 г., опирающаяся на источники
начала XVII в., указывает, что царь
сына своего большаго Иоанна муд
рымъ смысломъ и благодатию сия
ща… яко несозрелый гроздъ дебелымъ
воздухомъ отреби и от ветви жи
тия сего отторгну
». Далее Лату
хинская Степенная книга передает
уникальное известие о том, что боя
рин Борис Годунов «
дерзнул внити
во внутренние кровы царевы
» и
просить о тяжелораненом царевиче.
За это Грозный избил Годунова посо
хом, но потом оказал ему милость
Еще один источник весьма свое
образен. Не имея возможности оп
ровергнуть или истолковать его в
М. И. Авилов. Царевич Иван Иванович на прогулке. 1913 г.
ÀÐÕÈÂ
свою пользу, защитники Ивана Гроз
ного его игнорируют. Речь идет о
записи во вкладной книге Троице-
Сергиева монастыря: «
Лета 7091
(1583 г.) месяца Генваря въ 6 день
былъ царь и государь у Живона
чальныя Троицы, у великихъ чудо
творцевъ Сергия и Никона въ оби
тели. …И призвалъ къ себе келаря
старца Евстафия да старца Вар
сонофия Якимова, да тутъ же ду
ховникъ его стоялъ близко архи
мандритъ Феодосий: только тро
ихъ. И учалъ государь царь рыдати
и плакати и молити о томъ кела
рю старцу Евстафию и старцу
Варсонофию Якимову втайне, а ар
химандрита Ионы тута не призвалъ,
чтобъ его сыну государю царевичу
Ивану учинили въ особь поминание
по неделямъ отъ субботы до суб
боты въ Никоне Чудотворце, да въ
средней церкви панихиды пети еже
денъ надъ кутиею и на обедняхъ
поминати въ веки, докуды обитель
сия святая стоитъ и до скончания
векъ. А казначею давати деньги изъ
казны въ те церкви въ Никонъ Чу
дотворце да въ среднюю церковь. И
о томъ поминанье, о царевиче Ива
не, плакалъ и рыдалъ и умолялъ
царь и государь, шесть поклоновъ
въ землю положилъ со слезами и
рыданиемъ
Нельзя не согласиться с акаде
миком Н. П. Лихачевым, что «
в этой
драматической записи только чув
ствуется, что кончина царевича
сопровождалась какими-то необы
чайными и страшными обстоя
тельствами
18
. Скрытая исповедь
царя, его слезы и рыдания, земные
поклоны — все это свидетельству
ет о глубоком покаянии, а не просто
о скорби за сына-наследника. Иначе
не нужно было окружать этот раз
говор такой тайной.
Итак, русские источники первой
половины XVII в. свидетельствуют,
что царевич, скорее всего, был убит
отцом. Косвенно подтверждает это
и показание вкладной книги Троице-
Сергиева монастыря. Сообщения
Мазуринского летописца и Латухин
ской Степенной книги восходят к
«Хронографу» 1617 г., но Латухинская
Степенная книга добавляет уникаль
ное известие о Годунове. Другие
источники не связаны друг с другом.
Нейтральные свидетельства Москов
ского, Безднинского
и Пискарев
ского летописцев о том, что царевич
преставися
» оказываются в мень
шинстве. Да и они не противоречат
версии о смертельном ранении царе
вича Ивана в ссоре с отцом. Рас
смотрим теперь показания иностран
цев и свойства этого вида источников
вообще.
ыУченый попэ
и его сочинение
Сказания иностранцев о России
(так с легкой руки В. О. Ключев
ского принято называть этот вид
источников) являются известным и
ценным источником, который широ
ко и успешно используется при ис
следовании Русского Средневековья.
В последнее время агрессивными ди
летантами делаются попытки объявить
все сказания иностранцев недосто
верными на основании того, что они
были враждебны России и сообщают
искаженную информацию
. Авторы
этих сентенций в силу безграмотно
сти не подозревают, что среди ино
странцев были те, кто писал с сим
патией о России и русских (например,
П. йовий, И. Фабри, А. Кампензе,
М. Литвин), однако главное не в этом.
Любой источник, даже заведомо не
достоверный или очевидно субъек
тивный все равно содержит важную
информацию для исследования, ко
торая раскрывается в зависимости от
поставленных исследовательских за
дач. Например, насквозь идеологи
зированные советские газеты вряд
ли можно использовать как источник
для изучения внешней политики
СССР, а вот для изучения советской
идеологии и ментальности — вполне
корректно. Также из сочинений
иностранцев, которые были настрое
ны против России, можно извлечь
много ценной и достоверной инфор
мации.
Возьмем, например, записки зна
менитого немца-опричника Г. Шта
дена. Они начинаются с проекта
Царь Иван IV Грозный.
Копенгагенский портрет
(парсуна). Конец XVI в. —
начало XVII в.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
завоевания России, предложенного
императору Священной Римской
империи. Критики Штадена делают
из этого вывод, что немец-авантю
рист — враг России и в его задачу
входило дезинформировать адресата
своего послания, расписав ему сла
бость царской власти. Действитель
но, определенные шапкозакидатель
ские настроения у Штадена присут
ствуют, он слишком легко расправ
ляется в своем проекте с русской
армией. Однако в том же плане за
воевания содержится очень точное
описание Русского Севера, где Шта
ден жил и вел торгово-промышлен
ную деятельность. Еще больше
правдивых подробностей в автобио
графии и описании Московского
государства. Здесь — уникальные
сообщения об опричнине, приказном
аппарате, топографии Москвы, быте
и нравах русских того времени. Да
леко не все из них правдивы, но
большинству находятся подтвер
ждения в отечественных источниках,
чему посвящен целый том коммен
тариев, подготовленный группой
ученых под руководством А. Л. Хо
рошкевич. Каждое слово Штаде
на подвергнуто критическому ана
лизу, найден источник его сведений,
дано подтверждение или опроверже
ние его информации
. Секрет Шта
дена прост — он несколько лет про
жил в России и был очень хорошо
информирован, хотя его знание не
книжное, а сугубо практическое, жи
тейское.
Таким образом, огульно исключать
сказания иностранцев о России из чис
ла исторических источников непра
вильно и безграмотно. А вот рас
смотреть их сообщения с критической
точки зрения необходимо. Автор самой
широко распространенной (бытовой)
версии трагической ссоры отца с сы
ном — Антонио Поссевино (1534 —
1611). Это был выдающийся деятель
Римской Католической Церкви —
папский легат, секретарь генерала
ордена Общества Иисуса (Ордена
иезуитов), ректор Падуанской ака
демии, автор многочисленных сочи
нений, активный борец с реформа
цией. Приезд Поссевино в Россию
состоялся по инициативе царя Ивана
Грозного. Именно российская дипло
матия в поисках посредника на пе
реговорах с королем Речи Посполи
той обратилась к римскому престолу.
В августе 1580 г. «
приговорил госу
дарь, царь и великий князь с сыном
своим с царевичем князем Иваном
Ивановичем и с бояры послати на
скоро в Рим к папе и к Рудолфу
цесарю от себя с грамотами в гон
цех Истому Шевригина
. Ответом
стал приезд Антонио Поссевино с
посреднической миссией. В русских
документах Поссевино именуется
ученым попом
», «
доктором
» и
язовитом
».
От папы Григория XIII легат,
естественно, получил и более важное
задание — обратить в католичество
царя, а затем и русских, а также
привлечь Россию к антиосманскому
союзу. Забегая вперед, скажем, что
благодаря посредничеству, хотя и ху
дой, но все мир удалось заключить —
Ям-Запольское перемирие 1582 г.
Поссевино на переговорах был не
удобен обеим сторонам, на него жа
ловались и русские и поляки, однако
без его участия мирный договор вряд
ли бы состоялся так скоро, хотя обе
стороны были истощены войной. Дру
гая миссия легата закончилась про
валом. Ему не удалось произвести
никакого впечатления на царя ка
толической пропагандой, и в вопро
се унии Поссевино не продвинулся.
Насчет союза против турок Иван
Грозный был не против, но дальше
заявлений это не пошло. Такова
история дипломатической миссии
Антонио Поссевино, итогом которой
стали также его сочинения «Мос
ковия», «Московское посольство»
и «Ливония».
Поссевино прибыл в Россию 3 ав
густа 1581 г., 20 и 31 августа был
принят в Старице царем Иваном, а
затем отправился под Псков, где на
ходился король Стефан, осаждавший
город. В декабре-январе легат уча
ствовал в русско-польских перегово
рах в деревне Киверова Горка непо
далеку от Яма Запольского, и там
5 (15) января был заключен мирный
договор.
В феврале Поссевино приехал в
Москву, где его принял царь, «
а Го
сударь, Царь и Великий Князь в ту
пору сидел в брусяной избе в обыч
ном платье, а бояре и дворяне в избе
и в сенях и по крыльцу были в смир
ном платье, в багровых и в черных
шубах для того, что в ту пору Го
сударя Царевича, Князя Ивана в
животе не стало
. В результате
просьб Поссевино состоялись два
диспута о вере (21 февраля и 4 мар
та), на которых обе стороны не толь
ко не пришли к какому-то соглашению,
но, порой, и не могли вести связный
диалог. Курьезным представляется
применение Иваном Грозным извест
ного аргумента о бороде — дескать
подлинные христиане не должны брить
бороду, дарованную им Богом. В
ответ Поссевино заявил, что папа
Григорий XIII носит длинную бо
роду, а когда царь указал на без
бородость самого легата выяснилось,
что у того борода вообще не рас
тет
А. Поссевино. Гравюра XIX в.
ÀÐÕÈÂ
Трактат «Московия» Поссевино
написал в 1581 — 1583 гг., а впервые
опубликовал в 1586 г. Главной темой
сочинения являются вопросы веры,
однако Поссевино также дает опи
сание России и рассказывает о сво
ей миссии. Сведения Поссевино,
вращавшегося в высших сферах, до
вольно точны. Так, он перечисляет
почти без ошибок ближний круг со
ветников Ивана Грозного, дает све
дения о московских крепостях, ха
рактеризует власть великого князя.
Его описание Москвы кратко, но
вполне достоверно. Среди прочего
Поссевино отмечает торговую спе
циализацию каждого ряда на Крас
ной площади, которая в то время как
раз начала формироваться. Конечно,
у Поссевино немало ошибок, но от
кровенной дезинформации его труд
не содержит, тем более, что в зада
чу автора входил сбор сведений для
дальнейшей прозелитической дея
тельности Католической Церкви в
России
Обстоятельствам смерти цареви
ча Ивана Поссевино уделяет особое
внимание, поскольку это событие, по
его словам, «
оказало большое влия
ние на смягчение нрава князя, так
что во время наших бесед он мно
гое выслушивал снисходительнее,
чем, может быть, сделал бы рань
ше
. Действительно, во время дис
путов царь допустил всего пару вспы
шек гнева, а иногда говорил с иезуи
том вполне дружелюбно.
Сведения о смерти царевича Пос
севино получил от патера Стефана
Дреноцкого, который оставался при
дворе во время отъезда легата на
переговоры с поляками. Уроженец
Загреба, Дреноцкий понимал русский
язык. Поссевино пишет, что тот «
зузнавал правду
» и достоверно вы
яснил следующее: «
Все знатные и
богатые женщины по здешнему
обычаю должны быть одеты в три
платья, плотные или легкие в за
висимости от времени года. Если
же надевают одно, о них идет дур
мановичем, чтобы все иметь под
рукой. На пятый день сын умер и
был перенесен в Москву при всеоб
щей скорби
Версию Поссевино безоговорочно
приняли Н. М. Карамзин и другие
историки, писавшие после него. Она
подкупает своей бесхитростностью —
такую драму сложно выдумать, — и
жизненной правдой: расправа с без
защитной женщиной, ярость, обра
щенная против сына (тот, мог стоять
на коленях и потому получил удар в
голову)… Царь избивал, но не думал
убивать, а в гневе погубил будущее
династии.
Критика бытовой версии
Версия Поссевино вызывает рез
кое неприятие у защитников Ивана
Грозного. Еще бы! Царь предстает
в ней в совершенно отвратительном
виде. Насколько же состоятельна
критика сообщения иезуита о смерти
царевича? Неудачные аргументы ми
трополита Иоанна (Снычева) были
рассмотрены выше. Как можно ви
деть, Поссевино был хорошо инфор
мирован о судьбе царевича, которо
го лично знал, и смерть которого
оказала влияние на ход его миссии.
С. В. Фомин ничего не может про
тивопоставить сообщению Поссевино
кроме общих слов о зловредном ха
рактере иезуитов и лично Антония.
И только В. Г. Манягин пытается
возражать по существу. Он пишет,
что царевна Елена находилась во
внутренних покоях, в комнате, за
пертой на ключ, который лежал в
кармане у ее мужа. «
На женскую
половину терема не мог проникнуть
никакой мужчина, „хотя бы он был
самым близким родственником“
Следовательно, встреча царя и его
легко одетой невестки — вымысел
Поссевино. Подробности теремного
заточения знатной женщины заимст
вованы Манягиным из книги К. Ва
лишевского, а тем взяты из сказа
ний иностранцев XVI — XVII вв.
ная слава. Третья жена сына Ива
на как-то лежала на скамье, одетая
в нижнее платье, так как была
беременна и не думала, что к ней
кто-нибудь войдет. Неожиданно ее
посетил великий князь московский.
Она тотчас поднялась ему навстре
чу, но его уже невозможно было
успокоить. Князь ударил ее по лицу,
а затем так избил своим посохом,
бывшим при нем, что на следующую
ночь она выкинула мальчика. В это
время к отцу вбежал сын Иван и
стал просить не избивать его суп
руги, но этим только обратил на
себя гнев и удары отца. Он был
очень тяжело ранен в голову, поч
ти в висок, этим же самым посохом.
Перед этим в гневе на отца сын
горячо укорял его в следующих сло
вах: „Ты мою первую жену без вся
кой причины заточил в монастырь,
то же самое сделал со второй же
ной и вот теперь избиваешь третью,
чтобы погубить сына, которого она
носит во чреве“.
Ранив сына, отец тотчас пре
дался глубокой скорби и немедлен
но вызвал из Москвы лекарей и
Андрея Щелкалова с Никитой Ро
М. М. Антокольский.
Иван Грозный. 1870 г.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
Преувеличений тут немало. Знатные
русские женщины эпохи Средневе
ковья не томились в теремах, как
наложницы в гареме. «Домострой»
свидетельствует, что они ходили в
гости и сами принимали гостей, сво
бодно двигались по дому, распоря
жаясь по хозяйству.
Вероятно ли перемещение госу
даря по дворцу в покои царевича?
Вполне. Описание дворца в Алек
сандровой слободе неизвестно, зато
в писцовой книге Коломны 1577 —
1578 гг. содержится описание цар
ского дворца. Это — сложная сис
тема из разных по назначению по
мещений, соединенных сенями и
переходами. Государевых комнат было
три: передняя, средняя и задняя. Из
задней комнаты «
сенцы
» выводили
в переход, переход вел к «
столча
ковой избе
» (туалету), а оттуда пе
реходами можно было пройти в хо
ромы царицы
29
. Также мог выглядеть
и Александровский дворец, только
вместо царицыных хором стояли хо
ромы царевича.
Подтверждается и сообщение
Поссевино о «
трех рубах
». Извест
ный знаток старомосковского быта
И. Е. Забелин пишет: «
По порядку
первою одеждой была сорочка и в
качестве белья как рубашка, и по
том в качестве теперешнего платья…
Сорочка верхняя, как мы заметили,
соответствовала в употреблении
теперешнему платью. Это была
исключительно комнатная повсе
дневная одежда, носимая с поясом,
следовательно обозначавшая стан
и грудь, что и ставило ее в разряд
одежд стыдливых….
». Верхней оде
ждой была телогрея — распашное
платье
. Получается, что и здесь
патер Дреноцкий или его информа
торы оказались правы — именно так
одевались женщины на Руси, хотя
вряд ли кто-то из посольской свиты
Поссевино их раздевал.
Разберемся напоследок с посохом
и его применением в качестве оружия.
Посох царя упоминает тот же Пос
севино в сочинении «Московское
посольство». Описывая аудиенцию у
Грозного, он говорит: «
Был у него
и серебряный посох, похожий на
епископский жезл, отделанный зо
лотом и драгоценным камнями
Т-образный посох находился в
числе реликвий московских государей,
начиная с конца XV в. Два дере
вянных посоха, обложенные медными
листами и украшенные вставками из
моржового клыка, сохранились в
Оружейной палате. Вероятно, они
принадлежали Ивану III и его сыну
Василию. Имперский посол С. Герберб
штейн упоминает, что у Василия III
также был посох, завершавшийся
крестом. Помимо того посоха, кото
рый видел и описал Поссевино, Иван
Грозный владел еще и посохом из
рога единорога, о котором рассказы
вает Д. Горсей. Горсей пишет, что
царь приобрел его за огромную сум
му в 1581 г., а Ж. Маржерет, слу
живший при русском дворе в Смут
ное время, утверждает, что в казне
были два посоха из единорога, ко
торые затем попали к полякам и были
вывезены
. Не связана ли смена
одного посоха на другой с тем, что
первый стал орудием сыноубийст
ва?
По мнению А. Л. Хорошкевич,
посох был «повседневным символом
власти»
33
. А это значит, что Иван
Грозный мог постоянно носить его с
собой и использовать как оружие во
время приступов гнева. Такие свиде
тельства имеются. Князь А. М. Курб
ский сообщает, что во время пыток
князя М. И. Воротынского, которо
го жарили на углях, явился царь и
подгребающе углие горящие жез
лом своим проклятым
». Вслед за
этим замучили князя Н. Р. Одоев
ского — «
ово срачицу его пронзну
ви в перси его тамо и овамо тор
гати, той же в таковых абие му
чениях скончался
. Если трактовать
это так, что царь, пронзив сорочку,
тыкал князя Одоевского в грудь, то
делал он это острым концом посоха,
о котором пишет упоминавшийся выше
Ж. Маржерет. Сообщая о смерти
царевича, Маржерет пишет, что царь
ударил его концом жезла, подко
ванного четырехгранным стальным
острием
(правда, царевич по его
версии умер вовсе не от удара, а
позднее — во время богомолья, оче
видно, естественной смертью).
Дворцовые переходы между по
коями, нижняя рубашка, посох-ору
жие — эти детали находят подтвер
А. Д. Литовченко. Иван Грозный показывает сокровища
английскому послу Горсею. 1875 г.
ÀÐÕÈÂ
ждение. Достоверно и сообщение о
разводах царевича Ивана, совершен
ных по воле Грозного. Об этом пишут
также другие авторы (например, И. Ти
мофеев). Наконец, в различных ис
точниках говорится о враждебном и
ревнивом отношении Ивана Грозно
го к старшему сыну. Московский
летописец свидетельствует, что царь
мнети почал на сына своего царе
вича Ивана Ивановича о желании
царства и восхоте поставить ему
препону, нарек на великое княжение
царя Семиона Бекбулатовича
Незадолго до смерти царевича в Речь
Посполитую бежал родственник цар
ского любимца, Б. Я. Бельского,
Давид Бельский. Он рассказал, что
царь постоянно ссорится с сыном и
бьет его палкой
. Такая ссора и за
кончилась трагедией. Вражда царя с
сыном отразилась и в народных пес
нях, где сюжет «Гнев Ивана Гроз
ного на сына» встречается в разных
вариациях.
Смерть царевича в зарубежной
россике XVI х XVII вв.
Свидетельств о роковой ссоре бо
лее чем достаточно. Кратко перечислим
других авторов XVI — XVII вв.,
которые также считали, что царь Иван
Грозный убил старшего сына.
Англичанин Джером Горсей (бы
вал в России в 1573 — 1591 гг.): «
порыве гнева он дал ему пощечину
(метнул в него копьем), царевич
болезненно воспринял это, заболел
горячкой и умер через три дня
38
Сообщение странное. Однако
известие о копье (остром посохе)
приписано на полях сочинения Гор
сея — кто-то добавил эту информа
цию, считая, что от отцовской по
щечины умереть трудно. Горсей не
знал обстоятельств смерти царевича,
но слышал, что тот пал жертвой от
цовского гнева.
Еще один англичанин — Джильс
Флетчер (посол в Россию в 1588 г.):
Другой старший брат из трех,
лучший из них, умер от головного
ушиба, нанесенного ему отцом его в
припадке бешенства палкой или (как
некоторые говорят) от удара острым
концом ее, глубоко вонзившимся в
голову. Неумышленность убийства
доказывается скорбью и мучениями
по смерти сына, которые не покида
ли его до самой могилы
Поляки, стоявшие под Псковом,
слышали, что царевич Иван требовал
у отца войска для освобождения кре
пости, за что и был убит. Патрио
тическая версия отражена в донесе
нии польского военачальника Г. Фа
ренсбека 10 мая 1582 г. и в «Запис
ках о Московской войне (1578 —
1582)» Р. Гейденштейна
40
В 1585 г. в Виттенберге был опуб
ликован памфлет пастора П. Одер
борна «Жизнь Иоанна Васильевича,
великого князя Московии». Одерборн
никогда не был в России и наполнил
свое сочинение многими небылицами.
Он объясняет гнев Ивана Грозного
на сына ложным обвинением наслед
ника в измене. Якобы тот хотел оп
равдаться, но отец приказал молчать
и ударил сына железным посохом в
висок. Смерть сына глубоко потряс
ла царя. Согласно Одерборну, он
плакал, раскаивался, жертвовал ог
ромные суммы в храмы
. Сочинение
Одерборна нельзя отнести к числу
достоверных рассказов о России, но
пастор что-то слышал, и передал
очередной вариант известия о сыно
убийстве.
Авторы сочинений о Смутном
времени также упоминают о гибели
царевича Ивана Ивановича. Хорошо
осведомленный наблюдатель, голланд
ский купец И. Масса (жил в России
в 1601 — 1609 гг.), писал: «
Два
дцати трех лет он был убит сво
им отцом, что случилось во время
пребывания великого князя в одном
из увеселительных дворов, в сло
боде Александровской, находящейся
в двенадцати милях от Москвы,
куда явились к нему царедворцы,
которым надлежало выступить в
поход против появившихся летом
крымских татар, и спросили царя,
не соизволит ли он отпустить с
ними в поход сына, уже бывшего в
то время совершеннолетним, пола
гая, что наведут большой страх
В. Г. Шварц. Иоанн Грозный у тела убитого им сына. 1864 г.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
на врагов, когда до них дойдет слух,
что сам принц пошел в поле, к чему
у него сверх того была великая охо
та. …Услышав это, великий князь
весьма разгневался и посохом, что
был у него в руках, так сильно уда
рил сына по голове, что тот через
три дня скончался, и это было в
1581 году. …Говорят, отец подоз
ревал, что его сын, благородный
молодой человек, весьма благоволит
к иноземцам, в особенности немец
кого происхождения. Часто доводи
лось слышать, что по вступлении
на престол он намеревался прика
зать всем женам благородных носить
платье на немецкий лад. Эти и
подобные им слухи передавали отцу,
так что он стал опасаться сына
О симпатиях к иноземцам ранее пи
сал Д. Горсей, что, конечно, было
вымыслом.
Другой иностранец, бывавший в
России в годы Смуты, швед П. Пет
рей приводит сообщение, сочетающее
патриотическую версию с повество
ванием Одерборна
. Сочинение Пет
рея во многом вторично. Он активно
использовал изданные к тому време
ни труды о Московии, и откуда-то
заимствовал информацию о смерти
царевича Ивана Ивановича.
Особняком (как уже говорилось
выше) стоит сообщение француза Ж.
Маржерета, служившего в охране
Лжедмитрия I. Он писал, что удар
посохом имел место, но царевич скон
чался позднее, во время богомолья.
Как можно видеть, по поводу
причин ссоры отца с сыном сущест
вует определенная разноголосица
мнений. При этом большинство ав
торов утверждают, что удар посохом
стал причиной смерти Ивана Ива
новича. Исключение — свидетель
ство Ж. Маржерета, писавшего три
дцать лет спустя после событий.
Скелеты заговорили
На основании вышеизложенного
вырисовывается однозначная карти
на — царевич погиб от руки отца.
Попытки его оправдать наталкива
ются на многочисленные свидетель
ства независимых друг от друга ис
точников. Однако в последнее время
в арсенале защитников Ивана Грозно
го добавилось еще одно средство —
результаты антропологического ис
следования останков царя Ивана, его
сыновей и князя М. В. Скопина-
Шуйского. Эти результаты далеко
не новы — исследование проходило
в 1963 г., — но к ним добавляются
итоги изучения останков некрополя
великих княгинь и цариц XIV —
XVII вв., что влечет за собой по
пытки пересмотра итогов прежней
экспертизы.
Весной 1963 г. было принято ре
шение в связи с ремонтными рабо
тами в Архангельском соборе вскрыть
гробницы царя Ивана Грозного, его
сыновей, а также героя Смутного
времени — боярина и князя Михаи
ла Васильевича Скопина-Шуйского.
Руководил работами по вскрытию и
исследованию останков знаменитый
антрополог Михаил Михайлович Ге
расимов. В итоге им были созданы
впечатляющие антропологические ре
конструкции Ивана Грозного и его сына
Федора Ивановича, а также охарак
теризованы физическое состояние и
здоровье первого русского царя. К со
жалению, черепа Ивана Ивановича и
Скопина-Шуйского оказались в плохом
состоянии, и восстановить внешний
облик этих деятелей не удалось.
Одновременно с Герасимовым
работали другие антропологи, а так
же химики, перед которыми были
поставлены следующие задачи:
Царь Иван IV Грозный. Миниатюра
из «Титулярника». 1672 г.
Антрополог М. М. Герасимов (1907 — 1970) работает
над реконструкцией внешнего облика Ивана Грозного
ÀÐÕÈÂ
Учитывая исторические факты
и отдельные литературные данные,
при исследовании останков Ивана
Грозного, его сыновей — Ивана и
Федора, а также Скопина-Шуйско
го, судебные медики считали целе
сообразным выяснить 3 основных
вопроса:
1. Имеется ли на останках тру
пов следы каких-либо механических
повреждений, а в случае установ
ления их, следовало определить
характер повреждений и каким ору
дием они нанесены. При исследова
нии останков Ивана Ивановича
Комиссии предстояло подтвердить
или отвергнуть достоверность сю
жета знаменитой картины худож
ника И. Е. Репина, на которой
изображено убийство Иваном Гроз
ным своего сына ударом металли
ческого посоха в область головы.
2. Вне зависимости от отсут
ствия или обнаружения механиче
ских повреждений, не меньший ин
терес имело выяснение вопроса о
возможности отравлений. <…>
3. Научный и практический ин
терес представляло также изучение
влияния времени и условий захоро
нения на сохраняемость трупов и
их костных останков (влажность,
колебания температуры в различные
периоды года, захоронение в камен
ных саркофагах, не имевших полной
герметизации и т. п.
)».
На первый вопрос эксперты от
ветили отрицательно. Они не заме
тили внешних повреждений. А отно
сительно царевича Ивана Ивановича
не смогли дать точный ответ — че
реп был разрушен грунтовыми вода
ми. Зато итоги химического анализа
оказались весьма любопытными:
8. При химическом исследова
нии порошкообразной массы черно-
бурого цвета, отдельных костей,
волос и ногтей, а также истлевших
тканей одежды из саркофагов, в
которых были захоронены Иван
Грозный, его сыновья — Иван и
Федор и Скопин-Шуйский, найден
мышьяк в пересчете на 100-грам
мовые навески: от 8 до 150 мкг в
объектах из саркофага Ивана Гроз
ного; от 14 до 267 мкг из саркофага
Ивана Ивановича; от 10 до 800 мкг
из саркофага Федора Ивановича и
от 0 до 130 мкг из саркофага Ско
пина-Шуйского. Найденные коли
чества мышьяка не превышают
естественное содержание его в чело
веческом организме.
9. Результаты исследования тех
же объектов на соединения ртути
показали, что в объектах, извле
ченных из саркофагов Ивана Гроз
ного и Ивана Ивановича, количе
ство найденной ртути в несколько
раз превышает содержание ее в объ
ектах из саркофагов Федора Ива
новича и Скопина-Шуйского, в ко
торых найденное количество рту
ти не превышает естественного
содержания ее в человеческом орга
низме в норме. Так, в пересчете на
100-граммовые навески объектов
исследования из саркофага Ивана
Грозного ртуть найдена в количе
стве от 20 до 1 333 мкг, а в объек
тах из саркофага Ивана Ивановича
в количестве от 12 до 1 333 мкг.
Содержание ртути в объектах из
саркофага Федора Ивановича нахо
дится в пределах от 3 до 333 мкг,
а в объектах из саркофага Скопина-
Шуйского от 0 до 266 мкг.
10. Кроме ртути и мышьяка
была найдена медь в количестве от
2,5 до 162 мг в пересчете на 100-
граммовые навески исследованных
объектов. Наличие соединений меди,
по всей вероятности, обусловлено
использованием ее для отделки
тканей одежды
».
Результаты химического анализа
судебных медиков не испугали. В
заключении они написали:
2. Найденное в останках, из
влеченных из всех четырех сарко
фагов, количество мышьяка не дает
оснований говорить о каких-либо
отравлениях соединениями мышь
яка.
Повышенное количество ртути,
обнаруженное в останках Ивана
Грозного и Ивана Ивановича может
быть обусловлено применением
ртутьсодержащих препаратов с
лечебной целью. Следует при этом
отметить, что соединения ртути
издавна применялись для лечения
различных заболеваний.
В то же время обнаруженное
количество ртути не позволяет
полностью исключить возможность
острого или хронического отравле
ния ее препаратами
После этого вопрос об отравлении
Ивана Грозного и его сыновей на
40 лет забыли. Однако с началом
широкомасштабной программы иссле
дований захоронений великих княгинь
и цариц из некрополя Вознесенского
монастыря к этим материалам при
шлось обратиться вновь. Выяснилось,
что несколько представительниц
правящего рода погибли от яда, и
результаты химического исследова
ния близки к данным, полученным
в 1963 г. У Елены Глинской ока
залось 0,8 мг (на 100 г массы)
мышьяка — при норме от 0,0 — 0,08.
У царицы Анастасии Романовны —
столько же мышьяка и 4,8 мг в воло
сах при норме в 0,04 мг
. В 2002 г.
журналист Д. Бабиченко составил по
данным заведующей отделом архео
логии Музеев Московского Кремля
Т. Д. Пановой (она руководила про
ектом исследования некрополя Воз
несенского монастыря) таблицу со
держания отравляющих веществ в
останках представителей правящей
династии XV — XVI вв.
Эта таб
лица кочует из одной работы аполо
гета Ивана Грозного — в другую,
доказывая, что весь царский род ре
гулярно травили какие-то изменни
ки. Я добавил к этой таблице неко
торые новые данные (на них даются
ссылки), а также графы «Сведения
письменных источников» и «Заклю
чения экспертов». Итог по загадоч
ным отравлениям оказался следую
щим.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
риевна († 1407),
В четырех случаях в отдельных костях скелета… от
мечается слабо повышенное содержание мышьяка, что
может быть связано с использованием лечебной мази.
Однако такое количество мышьяка для человеческого
Шемяка († 1453),
Отравлен по приказу
Полученные данные позволяют не исключить возмож
ности наступления смерти… в результате развития
желудочно-кишечной формы отравления соединениями
(† 1467 г.), первая
0,04 — 0,90,
Чрезмерно высокое содержание в костной ткани ртути
и мышьяка можно объяснить и преднамеренным отрав
Палеолог
(† 1503 г.), вторая
0,04 — 0,05
В шейном позвонке… выявлено сильно повышенное со
держание свинца и повышенное содержание мышьяка.
Учитывая возраст этой женщины… накопление его шло
медленно и было, возможно, обусловлено обычной бытовой
Глинская († 1538),
0,00036 —
щает, что ее отравили
(1551 — 1552),
дочь Ивана Гроз
новна († 1560),
0,30 в костях,
пишет, что царицу от
(1554 — 1581),
0,014 —
Умер от раны, которую
ему нанес отец в при
Найденное в останках, извлеченных из всех четырех
саркофагов, количество мышьяка не дает оснований гово
рить о каких-либо отравлениях соединениями мышьяка.
Повышенное количество ртути, обнаруженное в остан
ках Ивана Грозного и Ивана Ивановича может быть
обусловлено применением ртутьсодержащих препара
тов с лечебной целью... В то же время обнаруженное
количество ртути не позволяет полностью исключить
возможность острого или хронического отравления ее
Существует версия об
отравлении, но большин
вают на естественную
Найденное в останках, извлеченных из всех четырех
саркофагов, количество мышьяка не дает оснований гово
рить о каких-либо отравлениях соединениями мышьяка.
Повышенное количество ртути, обнаруженное в остан
ках Ивана Грозного и Ивана Ивановича может быть
обусловлено применением ртутьсодержащих препара
тов с лечебной целью... В то же время обнаруженное
количество ртути не позволяет полностью исключить
возможность острого или хронического отравления ее
Существует версия об
отравлении, но большин
вают на естественную
Найденные количества мышьяка не превышает есте
ственное содержание его в человеческом организме… Най
денное количество ртути не превышает естественного
Князь Михаил Ва
(1586 — 1610)
Отравлен на пиру
Найденные количества мышьяка не превышает естест
венное содержание его в человеческом организме… Най
денное количество ртути не превышает естественного
Нагая († 1611),
чением, возможно, от
Ñîäåðæàíèå ìûøüÿêà è ðòóòè
â îñòàíêàõ Èâàíà Ãðîçíîãî è åãî ñåìüè, ìã íà 100 ãð ìàññû
ÀÐÕÈÂ
Данные таблицы удивляют про
тиворечивостью. В останках великих
княгинь Евдокии Дмитриевны и Софьи
Фоминичны содержится одинаковое
количество мышьяка — 0,10 — 0,30,
которое превышает содержание мышь
яка в останках Дмитрия Шемяки
(0,013 — 0,21). Но при этом у ве
ликих княгинь все в норме, а Ше
мяка — отравлен. У отравленного
(об этом уверенно говорят истори
ческие повести времен Смуты) Ско
пина-Шуйского незначительное пре
вышение нормы по мышьяку и го
раздо меньше ртути, чем у царицы
Марии Нагой, которая умерла во
время осады Кремля войсками Вто
рого ополчения, скорее всего, от ис
тощения. Вдову Грозного к тому
времени забыли, травить ее не было
никакого политического смысла.
И, конечно, любимая песня «гроз
нофилов» — вся семья царя Ивана
просто напичкана ядами (мать, жена,
сыновья, дочь и сам-шестой). Осо
бенно впечатляют данные по царевне
Марии, которая прожила всего пол
тора года: в 47 раз (!) превышение
нормы по мышьяку и в 5 раз по
ртути. У несчастной царевны отрав
ляющих веществ в организме гораз
до больше, чем у всех прочих лиц из
правящей династии. Как можно от
равить такими огромными дозами
ребенка, который питается грудным
молоком — неведомая загадка! Как
и то — кому помешала маленькая
дочь царя?
Новые исследования в этой об
ласти задают новые загадки. Так,
усилиями Т. Д. Пановой и ее коллег
установлено, что в останках княгини
Евфросиньи Андреевны Старицкой,
княгини Евдокии Романовны Ста
рицкой и ребенка 12 лет из усыпаль
ницы Старицких (видимо, дочери
князя Владимира и княгини Евдокии)
отравляющих веществ (мышьяка,
ртути, свинца и др.) не обнаружено
Но ведь отравление — одна из наи
более вероятных версий гибели кня
зя Владимира Старицкого и его семьи!
Об этом, в частности, пишут, И. Тау
бе и Э. Крузе
. В противном случае
следует признать верным свидетель
ство князя А. М. Курбского о том,
что княгиню Евдокию «расстреляли
из ручниц»
. Жаль только не пишут
антропологи — нет ли на скелете
Старицкой следов пуль XVI в.
Думаю, что данные об отравляю
щих веществах в останках московских
Рюриковичей XIV — XVI вв. тре
буют специального изучения. Пока
исследователи шли от захоронения к
захоронению, получали разные ре
зультаты и по-разному их осмысли
вали. Поэтому в одних случаях конста
тировалось отравление, в других — нет.
Видимо, имеет смысл рассматривать
все итоги химического анализа ос
танков древних правителей вместе,
затрагивая влияние среды, коррект
ность методики сбора материала (кос
ти, тлен, волосы, одежда), сравни
вая с материалами других средневе
ковых некрополей и др. Отдельный
вопрос — как вписать сюда данные
исследования 1963 г., методика ко
торого не вполне очевидна?
Одна
ко можно утверждать, что наличие
ядов, превышающее фоновые пока
затели, далеко не всегда является
признаком убийства в виде отравле
ния. Скелеты заговорили, но пока не
очень понятно.
Трагедия
в Александровой слободе
Роковая ссора произошла вечером
9 ноября. Эта дата была установле
на Н. П. Лихачевым, который об
наружил письмо царя, адресованное
боярину Н. Р. Юрьеву и дьяку
А. Я. Щелкалову: «
Которого вы дня
Общий вид Александровой слободы. Гравюра И. Т. де Бри
латинское издание «Путешествия в Россию» Я. Ульфельдта. 1627 г.
Историк и археограф
Н. П. Лихачев (1862 — 1936)
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
ÈÁËÈÎÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
ÏÐÈÌÅ×ÀÍÈ
См.:
Èîàíí (Ñíû÷åâ) ìèòðîïîëèò Ñàíêò-Ïåòåðáóðãñêèé è Ëàäîæñêèé
. Самодержавие
духа : Очерки русского самосознания / отв. ред. О. А. Платонов. М., 2007. С. 190 — 191.
См.:
Àëåêñååâ À. È.
Первая редакция вкладной книги Кириллова Белозерского монастыря
(1560
-е гг.) // Вестник церковной истории. ¹ 3 — 4. М., 2010. С. 31 — 65. Интересно,
что И. В. Шереметев Меньшой — отец Елены, третьей жены царевича Ивана Ивановича,
о которой пойдет речь далее.
Автор характерно именует этого голландского купца Исаком Абрамовичем (см.:
ìèí Ñ. Â.
Правда о первом русском царе. Кто и почему искажает образ Государя Иоанна
Васильевича (Грозного). М., 2010. С. 168).
Ôîìèí Ñ. Â.
Указ. соч. С. 143 — 177.
Там же. С. 360.
См., напр.:
Íåäåëüêî Í. Ô.
А был ли убит сын царя Ивана Грозного? // Сибирский ме
дицинский журнал. 2012. ¹ 3. С. 107 — 112. Определенным своеобразием отличается
позиция В. Г. Манягина, который полагает, что царевича отравил никто иной, как Антоний
Поссевино, сговорившийся с оппозиционными боярами. Затем был устранен и сам Иван
Грозный, а сделано это ради ослабления России в борьбе против Стефана Батория (см.:
Ìàíÿãèí Â. Ã.
Апология Грозного царя. М., 2004. С. 56).
Московский летописный свод конца XV века / подг. к изд. А. И. Цепковым // Русские
летописи. Рязань, 2000. Т. 8. С. 371; Воскресенская летопись / подг. к изд. А. И. Цеп
ковым // Русские летописи. Рязань, 1998. Т. 3. С. 195; Полное собрание русских летопи
сей. СПб., 1901. Т. XII. С. 109 (далее — ПСРЛ).
Ермолинская летопись / подг. к изд. А. И. Цепковым // Русские летописи. Рязань, 1999.
Т. 7. С. 206.
См.: Рогожский летописец. Тверская летопись / подг. к изд. А. И. Цепковым // Русские
летописи. Рязань, 1998. Т. 6. С. 470; ПСРЛ. 2-е изд. СПб., [после 1925 г.]. Т. V,
вып. 2. С. 140.
ПСРЛ. СПб., 1910. Т. 20. С. 277.
См.:
Ãèðøáåðã Â. Á.
Материалы для свода надписей на каменных плитах Москвы и Под
московья XIV — XVII вв. // Нумизматика и эпиграфика. М., 1960. Вып. I. С. 28.
Изборник славянских и русских сочинений и статей, внесенных в хронографы русской ре
дакции / собр. и изд. А. Попов. М., 1869. С. 183.
Áîãäàíîâ À. Ï.
Летописец и историк конца XVII века. Очерки исторической мысли «пе
реходного времени». М., 1994. С. 56.
Временник Ивана Тимофеева / подг. к печати, пер. и коммент. О. А. Державиной ; под
ред. чл.-корр. АН СССР В. П. Адриановой-Перетц. М.; Л., 1951. С. 182.
ПСРЛ. Т. V, вып. 2. С. 263. Указана ошибочная дата.
Латухинская Степенная книга / изд. подг. Н. Н. Покровский, А. В. Сиренов ; отв. ред.
Н. Н. Покровский. М., 2012. С. 22.
Цит. по:
Ëèõà÷åâ Í. Ï.
Дело о приезде в Москву Антония Поссевина. СПб., 1903.
С. 55 — 56.
Там же. С. 56.
О нем не упоминает С. В. Фомин (см.: Безднинский летописец конца XVII века из собра
ния С. О. Долгова // Записки отдела рукописей. М., 1977. Вып. 38. С. 208).
См.:
Ìàíÿãèí Â. Ã.
Указ. соч. С. 25;
Ôîìèí Ñ. Â.
Указ. соч.;
Ìåäèíñêèé Â. Ð.
Про
блемы объективности в освещении российской истории второй половины XV — XVII вв. :
автореф. дис. ... д-ра ист. наук. М., 2011.
См.:
Øòàäåí Ã.
Записки о Московии / публ. нем. текста Е. Е. Рычаловского ; пер. с нем.
С. Н. Фердинанд ; ред. пер. Е. Е. Рычаловского, при участии А. Л. Хорошкевич. М.,
Т. 1. 2008; Т. 2. 2009.
Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными. СПб.,
1871. Т. X. Стб. 5.
Там же. Стб. 265.
См.: Иван Грозный и иезуиты: миссия Антонио Поссевино в Москве / сост. и предисл.
И. В. Курукина ; пер. с нем. С. П. Гиджеу, пер. с лат. Л. Н. Годовиковой. М., 2005.
С. 114 — 115. Судя по портретам, все же росла, но довольно жидкая.
Иван Грозный и иезуиты… C 68.
Ïîññåâèíî À.
Исторические сочинения о России XVI в. / пер. с лат., вступ. ст. и коммент.
Л. Н. Годовиковой ; отв. ред. В. Л. Янин. М., 1983. С. 50.
Там же. С. 50.
от нас поехали и того дни Иван сын
разнемогся и нынче конечно болен …
и нам для сыновни Ивановы немочи
ехати в середу нельзя, и вы б о томъ
помыслили как тому быти, что ко
роль гонца своего прислал, а велит
делати наскоро и вы б к нам отпи
сали как о гонце о королеве быти, а
нам докудова Бог помилует Ивана
сына ехати отсюды невозможно
Надежды не сбылись, и 19 нояб
ря царевич скончался
. Его убийство
отцом можно квалифицировать как
непредумышленное или выражаясь
современными юридическими терми
нами — «смерть по неосторожно
сти».
Тело царевича перевезли в Моск
ву и погребли в Архангельском соборе.
Горе царя было безграничным. По
свидетельству А. Поссевино, «
каждую
ночь князь под влиянием скорби (или
угрызений совести) поднимался с
постели и, хватаясь руками за сте
ны спальни, издавал тяжкие стоны.
Спальники с трудом могли уложить
его на постель, разостланную на
полу (таким образом он затем ус
покаивался, воспрянув духом и сно
ва овладев собой)
66
Иван Грозный дал по душе сына
огромные вклады не только в Троице-
Сергиев, но и в другие монастыри.
Богатая милостыня была отправлена
на Православный Восток
67
. Вдова ца
ревича постриглась в монахи с именем
Леонида, жила в Новодевичьем мо
настыря и умерла в эпоху царя Фе
дора Ивановича.
Сыноубийство так потрясло Гроз
ного, что он предпринял необычное
деяние — приказал составить особые
синодики (списки для церковного по
миновения) людей, казненных по его
приказу, разослать их по монастырям
и поминать тех, кто был лишен по
воле царя предсмертной исповеди и
христианского погребения. Прекрати
лись опалы и казни. Царство грозно
го самодержца приближалось к зака
ту, а вместе с ним и его династия.
ÀÐÕÈÂ
Ìàíÿãèí Â. Ã.
Указ. соч. С. 52.
См.: Писцовые книги XVI века / под ред. Н. В. Калачова. СПб., 1872. Отд. I. С. 305.
См.:
Çàáåëèí È. Å.
Домашний быт русских цариц в XVI и XVII ст. СПб., 1901. С. 513 — 516.
Иван Грозный и иезуиты… С. 198. Драгоценный посох с тремя крупными камнями упоминает и Г. Штаден (см.:
Øòàäåí Ã.
Указ. соч. Т. 1.
С. 165).
См.:
Ï÷åëîâ Å. Â.
Посох, скипетр, жезл: из истории регалий Московского царства // Вестник РГГУ. Сер.: История. Филология. Культуроло
гия. Востоковедение. 2012. ¹ 21 (101). С. 162 — 167. С. В. Фомин вслед за В. Г. Манягиным считает, что царь Иван Грозный ходил с посо
хом, который он забрал в 1553 г. в Ростовском Авраамиевом монастыре. По легенде, этот посох принадлежал Авраамию Ростовскому. Вряд ли,
однако, Иван Грозный пользовался ежедневно посохом Авраамия Ростовского — эта святыня должна была поступить в церковную казну.
33
Õîðîøêåâè÷ À. Ë.
Герб // Герб и флаг России. X — XX века / отв. ред. Г. В. Вилинбахов. М., 1997. С. 193.
Цит. по:
Êóðáñêèé À. Ì.
История о делах великого князя московского / изд. подг. К. Ю. Ерусалимский ; пер. А. А. Алексеева. М., 2015.
С. 149 — 151.
Ìàðæåðåò Æ.
Состояние Российской империи. М., 2007. С. 123.
ПСРЛ. Т. 34. С. 226.
См.:
Ñêðûííèêîâ Ð. Ã.
Иван Грозный. М., 1983. С. 234.
Äæåðîì Ãîðñåé.
Записки о России. XVI — начало XVI в. / коммент. и пер. А. А. Севастьяновой ; под ред. В. Л. Янина. М., 1990. С. 80.
39
Ôëåò÷åð Ä.
О государстве Русском. М., 2002. С. 34.
См.:
Çèìèí À. À.
В канун грозных потрясений. Предпосылки первой Крестьянской войны в России. М., 1986. С. 91.
См.:
Ïîëîñèí È. È.
Социально-политическая история России XVI — начала XVII в. М., 1963. С. 208.
Ìàññà È.
Краткое известие о начале и происхождении современных войн и смут в Московии, случившихся до 1610 года за короткое время
правления нескольких государей // О начале войн и смут в Московии (История России и Дома Романовых в мемуарах современников.
XVII — XX вв.). М., 1997. С. 20.
См.:
Ïåòðåé Ï.
История о великом княжестве Московском // О начале войн и смут в Московии… С. 262, 270.
Ïðîçîðîâñêèé Â. È., Àëèñèåâè÷ Â. È., Êàíòåð Ý. È., Ðóáöîâ À. Ô.
Исследование останков царя Ивана IV, его сыновей и князя Скопина
Шуйского // Судебно-медицинская экспертиза. М., 1969. ¹ 1. С. 19 — 21.
См.:
Âîðîíîâà Í., Ïàíîâà Ò.
Химик уточняет историю. Жена Ивана Грозного, царица Анастасия была отравлена — это подтвердил химический
анализ, проведенный в наше время // Наука и жизнь. 1997. ¹ 4. С. 82 — 86;
Ïàíîâà Ò., Ïåæåìñêèé Ä.
Отравили! Жизнь и смерть Елены
Глинской, историко-антропологическое расследование // Родина. 2004. ¹ 12. С. 26 — 32.
См.:
Áàáè÷åíêî Ä.
Кремлевские тайны: 33-й элемент // Итоги. 2002. 17 сент. ¹ 37 / 327.
Некрополь русских великих княгинь и цариц в Вознесенском монастыре Московского Кремля : материалы исслед. : в 4 т. Т. 2. Погребения
XV — начала XVI века / отв. ред.-сост. д. и. н. Т. Д. Панова. М., 2015. С. 64.
íèí Â. Ë.
Некрополь Новгородского Софийского собора: церковная традиция и историческая критика. М., 1988. С. 215, 216. Следует отметить,
что в тексте экспертного заключения объем мышьяка, обнаруженного в почке князя Дмитрия Шемяки, в двух местах указан по-разному —
0,21 мг (С. 215) и 0,021 мг (С. 216). Вслед за Т. Д. Пановой я принимаю первую цифру, иначе князь Дмитрий Юрьевич на фоне своей родни
выглядит пациентом санатория, а не жертвой отравления…
Там же — повышенное содержание цинка и меди.
Некрополь русских великих княгинь и цариц… С. 232 — 235.
Там же. С. 323 — 324.
См.:
Ïàíîâà Ò., Ïåæåìñêèé Ä.
Указ. соч.;
Ìàêàðåíêî Ò. Ô., Ïàíîâà Ò. Ä.
Вернее яда средства нет // Наука в России. 2000. ¹ 2. С. 85 — 90;
Таблица Д. Бабиченко.
Таблица Д. Бабиченко.
См.:
Âîðîíîâà Í., Ïàíîâà Ò.
Указ. соч.; Таблица Д. Бабиченко.
Ïðîçîðîâñêèé Â. È., Àëèñèåâè÷ Â. È., Êàíòåð Ý. È., Ðóáöîâ À. Ô.
Указ. соч.
Там же.
Там же.
Там же.
Таблица Д. Бабиченко.
См.:
Èæåâñêèé Ï. Â., Ïàíîâà Ò. Ä., Ôåäîòîâ Þ. À., Øåéíî È. Í.
Исследование содержания тяжелых металлов в костных останках людей
Средневековья // Вестник МГОУ. Сер. «Естественные науки». ¹ 4. 2013. С. 14 — 21.
См.: Послание Иоганна Таубе и Элерта Крузе / пер. М. Г. Рогинского // Русский исторический журнал. 1922. Кн. 8. С. 46 — 47.
62
Êóðáñêèé À. Ì.
Указ. соч. С. 147.
63
Показатели по содержанию мышьяка и ртути имеют огромный разброс и непонятно, откуда брались пробы и как были получены эти данные.
Ëèõà÷åâ Í. Ï.
Указ. соч. С. 58.
Историк А. А. Зимин полагал, что непосредственной причиной смерти стало заражение крови.
Ïîññåâèíî À.
Указ. соч. С. 52.
См.:
Êîçüìåíêî Â. Ì.,
êåìåíêî Á. Ã.
«И учал государь царь рыдати и плакати...» (к вопросу об убийстве Иваном Грозным своего сына
Ивана 16 ноября 1581 г.) // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер. «История России». 2015. ¹ 4. С. 150.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
ПРИСУРСКИй ФРОНТИР
пыт построения пространственной модели
ерхосурского стана
латырского уезда в 1620
е гг.
Значительная группа мордовских
деревень располагалась в бассейне
реки Малая Кша: д. «Старые Ней
маны на речке Ирлее»
, четыре вы
ставки из нее — д. «Новые Нейма
ны выставлена ис Старых Нейман на
речке на Мучалее»
, «ис тое ж де
ревни Старых Нейман выставка де
ревни Кишенская на речке на Кше»
«Новой усад Пикштан на речке на
Кштырме»
, «Ермеева на речке на
Малой Ермееве»
, а также д. «Отя
пина а Новой усад тож на речке на
Малой Кше»
, сельхозугодья которой
были совмещены с землями д. Старые
Нейманы и ее выставок. Из всех
этих деревень А. А. Гераклитов иден
тифицировал только д. Старые Ней
маны с современным селом Старые
Найманы Большеберезниковского
района Республики Мордовия
Жители всех шести деревень вели
совместную хозяйственную деятель
ность, на что указывает следующий
факт — все они имели общие сельхоз
угодья. В «Книге бортных ухожаев»
фигурируют только мордва д. Старые
Нейманы и Новые Нейманы, что
говорит о том, что они играли гла
венствующую роль в хозяйственной
жизни этой группы деревень. В поль
зу этого говорит и то, что в д. Кишен
ская насчитывалось всего лишь два
мордовских, семь буртасских и два
бобыльских двора, в д. Пикштан —
три двора, в д. Ермеева — пять
дворов, в д. Отяпина — четыре дво
ра. Тогда как в д. Старые Нейманы
зафиксированы 14 дворов, а в д. Но
вые Нейманы — 17 дворов.
К сожалению, фрагмент «Книги
мордовских земель», описывающий
земли этих деревень, содержит мало
географических привязок к местности.
В нем упоминаются только гидрони
мы —
Кша
Малая Кша
Ирлей
Мучалей
Кштырма
и
Малая Ер
меева
. Присутствие в этом списке
реки Кштырмы, по мнению автора,
является, по всей видимости, ошиб
кой, скорее всего речь шла о реке
Кше. В пользу этого говорит тот
факт, что минимальное расстояние
между реками Штырма и Малая Кша,
вдоль которой протянулись сельхоз
угодья д. Старые Нейманы и ее вы
ставок, составляет около 20 км.
Большая часть гидронимов под
дается идентификации. Река Кша и
Малая Кша это современная река
Малая Кша, речка Ирлей — правый
приток реки Малая Кша речка Нир
лейка, речка Мучалей — левый при
ток реки Суры речка Мочалей. На
карте начала XIX в. на правом бе
регу речки Нирлейки присутствует
овраг Ермоловской, на современной
карте по этому месту протекает ру
чей Вишкалейне, расположенный к
югу от с. Старые Найманы. С боль
шой долей вероятности, мы можем
предполагать, что этот ручей и есть
речка Малая Ермеева. Таким обра
зом, мы весьма точно можем опре
делить местоположение д. Старые
Нейманы и Новые Нейманы, а так
же вероятное расположение д. Ер
меева. Благодаря данным «Книги
татарским поместным землям» мы
можем определить и примерное ме
стоположение д. Кишенской. Со
гласно им, в д. «Кишенской на
речке на Кше» числились два дво
ра служилых и два двора неслужи
лых татар. «Книга татарским поме
стным землям» подробно описыва
ет межевые границы татарских
сельхозугодий
. Исходя из них, мы
имеем достаточные основания пред
полагать, что д. Кишенская нахо
дилась в районе современного села
Елизаветинка Большеберезников
ского района Республики Мордовия
(карта 9). К большому сожалению,
данные источников не позволяют
определить местоположение осталь
ных двух деревень — Пикштан и
Отяпина. Тем не менее можно с
достаточной степенью уверенности
утверждать, что они обе находились
в среднем либо нижнем течении
Малой Кши.
* Окончание. Начало см.: Центр и периферия. 2016.
¹ 4. С. 11 — 19.
ÀÐÕÈÂ
После описания этой группы де
ревень в бассейне Малой Кши «Книга
мордовских земель» переходит с лево
бережья Суры на правый берег — в
район впадения в нее рек Аргаш и
Тала. Здесь также находилась зна
чительная группа мордовских деревень
с общими сельхозугодьями. Она вклю
чала в себя д. «Чемакина на речке
Корондасекше»
и шесть выставок
из нее — д. «Комарко на речке на
Коробдише»
, «Старые Кожерки»
«Чендаева на речке на Ракшилее»
«Полатово а Резоватово тож на Глу
хом озере»
, «Арыково на Глухом
озере»
14
, починок «Велмисев на реке
на Малой на Суре»
, а также вто
ричная выставка из д. Комарко —
д. «Новое Комарки на речке на Крон
дошаше»
. Часть деревень была
идентифицирована еще А. А. Герак
литовым — д. Чемакина с современ
ным селом Чумакино Инзенского
района Ульяновской области, д. Ста
рые Кожерки с с. Коржевка того же
района, д. Чендаева с с. Челдаево
того же района, д. Полатово
с с. Па
латово того же района
. Кроме того,
А. А. Гераклитов первым нашел в
источниках XVII в. упоминание о
нахождении Вельмисева починка в
составе Карсунского уезда и иден
тифицировал его с починком Велми
севым, упоминаемым в «Книге мор
довских земель»
По нашему мнению, последнее
утверждение А. А. Гераклитова весь
ма спорно. Действительно в «Пис
цовой книге Карсунского и Симбир
ского уездов 1685 — 1686 гг.» при
сутствует описание д. Вельмисев
Починок, население которой состоя
ло из служилых людей — новокре
щенов и мордвы. Причем «…по ска
ске служилой станичной мордвы…
землею де они владеют… по даче
воеводы Андрея Ховрина, тому лет
с сорок… А дана та земля дедом и
отцом их ис примерной земли деревни
Старой Татаровы, а Кирдяево тож,
посопной мордвы»
. То есть в рассмат
риваемое нами время — 1620-е гг. —
земли, на которых образовалась
д. Вельмисев Починок Карсунского
уезда, принадлежали д. Старая Та
тарово, упоминаемой в «Книге мор
довских земель». Кроме того, под
робное описание межевых границ
земель д. Вельмисев Починок в «Пис
цовой книге Карсунского и Симбир
ского уездов 1685 — 1686 гг.» по
зволяет весьма точно определить ее
местоположение — в районе совре
менных сел Большая Кандарать Кар
сунского района, Кивать и Лава
Сурского района Ульяновской облас
ти. Расстояние по прямой между этим
районом и с. Чумакино более 50 км.
Оба факта говорят о том, что мысль
А. А. Гераклитова об идентифика
ции починка Велмисева с д. Вель
мисев Починок в корне не верна.
В описании группы данных се
лений в «Книге мордовских земель»
упоминаются гидронимы
Сура
рондасекша
Коробдише
Ракшилей
Малая
Крондошаша
Кильмекша
Тала
Аргаш
, озера
Кожерское
Глу
хое
и
Неводное
, а также «Каминный
брод» на реке Аргаш. Из них на
современной карте мы можем найти
только реки Суру, Талу и Аргаш.
Согласно карте А. И. Менде, на реке
Аргаш находилось с. Петины, Ка
менный брод тож (современное село
Пятино Инзенского района Ульянов
ской области). Таким образом, мы
можем установить местоположение
«Каминного брода» из «Книги мор
довских земель». Озеро Кожерское
это, без сомнения, озеро Большое
Коржевское, расположенное между
с. Коржевка и рекой Сурой. Не вы
зывающая сомнений, идентификация
д. Чемакина, Старые Кожерки, Чен
даева и Полатово, проведенная
А. А. Гераклитовым, позволяет со
отнести гидроним
Корондасекша
с
современной речкой Дегтярка, про
текающей через с. Чумакино и впа
дающей в озеро Большое Коржев
ское.
Однако этих географических
объектов слишком мало для построе
ния достоверных межевых границ
владений этой группы мордовских
деревень. Для их реконструкции мы
воспользовались данными из «Книги
татарским поместным землям». Со
гласно им в том же районе находилась
Карта 9. Район деревень Старые Нейманы, Новые Нейманы, Кишенская и Ермеева
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
д. «Шичеватова на Черном ржавце»,
в которой проживали служилые та
тары «темниковские приходцы»
«Книга татарским поместным землям»
подробно описывает границы сель
хозугодий той деревни. В этом опи
сании встречаются гидронимы
Кум
рас
Комрат
,
Каромса
),
Танкулей
и
Келма-Кши
. Речка Кумрас присут
ствует на карте А. И. Менде как
речка Камрас, а речка Танкулей —
как речка Таркума. Таким образом,
на современных картах это соответ
ственно речки Кармалейка и Толку
лей. Таким образом, татарскую де
ревню Шичеватову мы можем соот
нести с современным селом Большое
Шуватово Инзенского района Улья
новской области, через которую как
раз протекает речка Толкулей. Кро
ме того, описание межей в «Книге
татарским поместным землям» ука
зывает на то, что по речке Карма
лейке проходила граница владений
татарской деревни Шичеватова и
мордовской деревни Шичеватова. В
«Книге мордовских земель» есть ука
зание, что сельхозугодья д. Чемаки
на с ее выставками также граничили
с землями сучеватовской мордвы.
Таким образом, мордовскую деревню
Шичеватова мы можем соотнести с
современным селом Малое Шувато
во Инзенского района Ульяновской
области, а речку Келма-Кши (в ва
рианте «Книги татарским поместным
землям») или Кильмекша (в вариан
те «Книги мордовских земель») с
современным ручьем Заводским, про
текающим восточнее с. Малое Шу
ватово.
«Книга мордовских земель» ту
манно описывает восточные границы
земель д. Чемакина и ее выставок.
Здесь нам на помощь вновь приходят
данные из «Книги татарским поме
стным землям», уже связанные с
описанием земель другой деревни
служилых татар — «Кунеевы, Но
водракина тож, на реке на Суре»
21
Согласно им, граница между землями
д. Чемакина и ее выставок и д. Ку
неевы (которую, бесспорно, можно
соотнести с современным селом Дра
кино Инзенского района Ульяновской
области) проходила по речке Тале.
«Книга татарским поместным зем
лям» позволяет нам решить еще один
спорный вопрос, связанный теперь
уже с местоположением Полатово.
Деревня Полатово вместе с д. Ары
ково и починком Велмисев образуют
несколько обособленную группу се
лений среди выставок д. Чемакина.
«Книга мордовских земель» содержит
сведения, что «починок Велмисев на
реке на Малой на Суре переселились
из-за реки из-за Суры из деревни
Арыковы к своему полю»
, что с
одной стороны, указывает на распо
ложение д. Арыково на левом бере
гу Суры. С другой стороны, исходя
из названий д. Полатово и Арыково
следует, что они располагались на
Глухом озере, что должно говорить
в пользу размещения и д. Полатово
на левом берегу Суры. Но в «Книге
татарским поместным землям» мы
находим, что «межа деревни Турдо
ман… на старой перевоз к Полатову.
А на Суре у перевозу…»
. Это од
нозначно указывает на то, что д. По
латово находилась на правом берегу
Суры, там, где сейчас расположено
современное село Палатово. «Книга
мордовских земель» достаточно чет
ко описывает расположение южной
части сельхозугодий д. Чемакина и
ее выставок — вдоль обоих берегов
реки Аргаш, что также подтвержда
ет расположение д. Полатово в вер
ховьях этой реки. В случае с д. Ары
ково мы не можем однозначно решить
вопрос о ее местоположении. Источ
ники не позволяют решить вопрос,
переселились ли ее жители в рас
сматриваемое время на правый берег
Суры или нет. Тем не менее мы мо
жем с большой долей уверенности
предполагать, что местоположение
д. Арыково и до переселения на пра
вый берег Суры д. Полатово нужно
искать чуть выше по течению реки
Суры от впадения в нее речки Мо
чалей. Если решить вопрос с место
положением д. Арыково не представ
ляется возможным, то для починка
Велмисев он вполне решаем. Из
«Книги мордовских земель» мы уз
наем, что починок Велмисев нахо
дился на речке Малой Суре и что
его жители переселились из-за Суры
к своему полю. Единственным ме
стом, соответствующим данному
описанию, является район ручья,
впадающего в реку Суру к северу
от современного села Тияпино Ин
зенского района Ульяновской об
ласти.
Помимо д. Арыково в данной
группе деревень определить точное
местоположение не представляется
возможным и для д. Комарко и Но
вое Комарки. Название д. Комарко,
которая у А. А. Гераклитова фигу
рирует под названием Кожарки
, по
всей видимости, так же как и у д. Ста
рые Кожерки, было связано с назва
нием озера Кожерское. Гидронимы
Корондасекша
Коробдише
и
Крон
дошаша
, по нашему мнению, отно
сились либо к одному и тому же
объекту — современной речке Дег
тярке, либо один или сразу оба гид
ронима —
Коробдише
и
Крондоша
— относились к другой речке,
впадающей в то же озеро — Углов
Овраг. Таким образом, можно пред
полагать, что д. Комарко находилась
в районе впадения одной из этих
речек в озеро Большое Коржевское,
а д. Новое Комарки — в верховьях
одной из этих речек. К сожалению,
имеющиеся в нашем распоряжении
источники не позволяют подтвердить
или опровергнуть это предположение.
В целом, несмотря на то, что в дан
ной группе из восьми селений морд
вы о местоположении трех мы можем
только предполагать, границы сель
хозугодий д. Чемакина с ее выстав
ками мы можем достаточно точно
реконструировать (карта 10).
Следующей после описания д. Че
макина с выставками в «Книге мор
довских земель» идет д. «Новое
ÀÐÕÈÂ
Ардатово, что выставилась из дерев
ни Старой Выставки»
. Анализ фраг
мента показывает, что описание де
ревни почти полностью совпадает с
описанием д. «Ардатово, что выста
вилась из деревни Старой Ордатовой»,
о которой речь шла выше. Перед
нами ошибка писцов, два раза опи
савших одну и ту же деревню.
Далее «Книга мордовских земель»
продолжает описание мордовских де
ревень на правом берегу Суры. У
А. А. Гераклитова не возникло про
блем с идентификацией следующей
деревни — «Котякова на реке на Суре
усть речки Горенки»
, которую он
соотнес с современным селом Котя
ково Карсунского района Ульяновской
области
. В описании сельхозугодий
деревни упоминаются реки Сура и
Горенка, а также «Васькины заводья»
и «к вершине Малой к Горницы».
Речка Горенка присутствует на со
временных картах как речка Горен,
протекающая через с. Котяково. С
идентификацией двух оставшихся
объектов может помочь «Писцовая
книга Карсунского и Симбирского
уездов 1685 — 1686 гг.», в которой
присутствует описание «деревни Ко
тяково» с ее сельхозугодьями
. В
нем упоминаются и
Васькина Заводь
и речка
Малая Горенка
. Нанесение
межевых границ этой деревни на кар
ту позволяет соотнести их с совре
менными ориентирами. По всей ви
димости, Васькина Заводь — это
небольшой залив, образуемый речкой
Горен при впадении ее в р. Суру, а
речка Малая Горенка — ручей, бе
рущий начало от родника Гремячий
Ключ и впадающий в Суру к северо-
востоку от с. Котяково. Кроме того,
уточнению юго-западной границы
сельхозугодий д. Котякова способст
вует упоминание о них в описании
межей д. «Князь Еналеевой» и «Бе
лой» в «Книге татарским поместным
землям»
29
. Таким образом, нанесение
межевых границ земель д. Котякова
не вызывает затруднений (карта 11).
Следующая группа мордовских
деревень располагалась еще ниже по
течению Суры. Она состояла из
д. «Староя Тотарова Кудякова тож
на Безымянном озере»
и двух вы
ставок из нее — д. «Новая Татаро
ва а Юлаева тож на Бесимянном
ключе у Конопляново озера»
и «Бол
таева Чюрашева тож»
. Из трех
деревень А. А. Гераклитов смог со
отнести только д. Болтаева с совре
менным селом Болтаевка Сурского
района Ульяновской области
. В опи
сании сельхозугодий упоминаются
гидронимы
Лаша
Сулевядь
и
нопляное
озеро
. Конопляное озеро
присутствует на карте начала XIX в.
к северу от с. Болтаевка. На карте
А. И. Менде оно уже носит название
озеро Куличье. На современной кар
те это озеро уже не существует, но
к северу от с. Болтаевка находится
урочище Куличье, что дает нам при
мерное местонахождение Конопля
ного озера. Овраг, протянувшийся с
востока на запад к реке Суре носит
название Ключевский. Оба этих фак
та помогают определить местонахо
ждение д. Новая Татарова.
Гораздо сложнее определить рас
положение д. Староя Тотарова и Бол
таева. На современной карте, карте
А. И. Менде и карте начала XIX в.
присутствует с. Болтаевка. Согласно
«Писцовой книге Карсунского и Сим
бирского уездов 1685 — 1686 гг.»,
на этом месте находилась д. «Старая
Татарова, Кирдяево тож на вершине
речки Пичиперделей»
34
. Для нас ин
тересен факт, упоминаемый в ней, —
Карта 10. Район деревень Чемакина, Старые Кожерки, Чендаева,
Полатово, Шичеватова и починка Велмисев
Карта 11. Район деревни Котякова
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
«их мордовскую землю деревни Ста
рой Татаровы, Кудякова тож, а ныне
слов¸т Кирдяево»
. В списке деревень
в начале «Книги мордовских земель»
из этих трех деревень наличествуют
только Староя Тотарова и Новая
Татарова, т. е. не упомянута д. Бол
таева. В «Книге бортных ухожаев»
мы находим информацию о том, что
«деревня Татарова да деревня Кир
дяево Кердюшевского беляка… за
мордвою вотчина Пиедимной ухо
жей»
. Нам интересно сравнение
упомянутых в этом фрагменте жи
телей деревень. Жители д. Татарова:
Чюраш Болтаев (по «Книге бортных
ухожаев»), в «Книге мордовских зе
мель» значится жителем д. Болтаева;
Кудаш Савиндюков — жителем Ста
рой Тотаровы. Житель д. Кирдяево
Бекшай Кирдяев (по «Книге бортных
ухожаев») в «Книге мордовских зе
мель» значится жителем д. Новая
Татарова. Таким образом, писцы
обеих книг не могли точно разгра
ничить как жителей, так и названия
трех указанных деревень. Отсюда,
мы можем сделать вывод, что все
три деревни были близко располо
жены, вели общую хозяйственную
деятельность и в итоге к 1680-м гг.
слились в единый населенный пункт.
В связи этими фактами для нас не
столь принципиально на карте пока
зать отдельно д. Староя Тотарова и
Болтаева. Поэтому мы указали их
совместное местоположение. Пробле
му представляет и идентификация
двух гидронимов, упоминаемых в
«Книге мордовских земель», —
Лаша
Сулевядь
. Ни один из них не при
сутствует ни на одной из используе
мых нами карт. Кроме того, они не
упоминаются и в «Писцовой книге
Карсунского и Симбирского уездов
1685 — 1686 гг.». Примечательно,
что оба гидронима соотносятся с река
ми в левобережной части стана —
соответственно с притоком Суры
рекой Лашей и притоком Чеберчин
ки речкой Салавведь. Учитывая, что
обе реки расположены достаточно
близко друг к другу, мы можем пред
полагать, что их упоминание в опи
сании владений д. Староя Тотарова
и ее выставок, указывает на преж
нее место жительства жителей дан
ных деревень. Несмотря на невоз
можность построить границы сель
хозугодий, которые были общими
для этих трех деревень по сведени
ям «Книги мордовских земель», их
примерное расположение выстраи
вается благодаря границам сохра
нившихся лесов вокруг с. Болтаевка.
Сомнительно, что они выходили за
них в рассматриваемый период вре
мени (карта 12).
Еще большие проблемы с опре
делением местонахождения возника
ют для следующей деревни — «Ко
баева на Сучалееве поляне на речке
на Сучалее»
и выставки из нее — д.
«Емонтаева, что был Починок Емон
таев на речке на Борышке»
. А. А.
Гераклитов не смог соотнести их с
современными населенными пункта
ми и лишь предполагал, что они на
ходились в районе реки Барыша
. В
описании деревень упоминается лишь
три географических ориентира —
гидронимы
Барыш
и
Сучалей
, а так
же
Сучалеева поляна
. В «Книге
бортных ухожаев» указы
вается, что «за мордвою в
деревне Кобаеве за Кобай
ком Порамзиным, в дерев
не Сайнине за Мурзайком
Романчеевым да за Вель
миском Поратовым вотчи
на Сурской ухожей»
. Дей
ствительно Кобай Порамзин
упоминается в описании д.
Кобаева в «Книге мордов
ских земель», т. е. данный
ухожай находился в поль
зовании жителя именно
правобережной деревни Ко
баева, а не левобережной,
о которой речь шла выше.
Кстати рядом с левобереж
ной деревней Кобаева на
ходилась д. Сайнина, что,
по видимости, указывает
на происхождение жителей правобе
режной деревни Кобаева из этих двух
деревень. Сурской ухожай находился
в районе озера Пичерского, распо
ложенного примерно в 8 км выше по
течению на правом берегу Суры от
впадения в нее Барыша. Учитывая,
что к моменту переписи история
д. Кобаева и Емонтаева не могла
превышать 10 лет (прошедших с пре
дыдущей периписи, в которой они не
упоминаются), а также общность
пользования ухожаем с жителями
д. Сайнина, мы можем предполагать,
что, переселяясь на реку Барыш, их
жители, скорее всего, основали бы
новое поселение ближе к своему ухо
жаю, т. е. в низовьях Барыша, чем
в ее среднем течении или верховьях
(длина реки Барыш составляет око
ло 250 км). Кроме того, никакого
упоминания двух этих деревень мы
не находим и в «Писцовой книге
Карсунского и Симбирского уездов
1685 — 1686 гг.», что тоже их рас
положение подтверждает наше пред
положение в нижнем течении Бары
ша. На карте начала XIX в. к севе
ру от нижней части Барыша находи
лись верховья речки Сунчалейки,
которая на карте А. И. Менде но
Карта 12. Район деревень Староя Тотарова,
Новая Татарова и Болтаева
ÀÐÕÈÂ
сила название
Сусалейка
. Причем
на обеих картах указанно, что тер
ритория между этой речкой и рекой
Барышом используется для хозяйст
венных нужд. На современной карте
в верховьях реки Сусолейка в районе
урочища Сусолейка также находится
безлесное пространство около 1,5 км
в поперечнике, которое, по всей ви
димости, и есть та самая Сучалеева
поляна на речке на Сучалее. Исходя
из описания сельхозугодий этих де
ревень, мы можем определить и при
мерное расположение д. Емонтаева
на берегу Барыша. Как и для д. Бол
таева, межевые границы владений
обеих деревень мы можем построить
исходя из существующих границ леса
в этом районе (карта 13).
Закончив описание деревень на
правом берегу, «Книга мордовских
земель» вновь переходит на левый
берег Суры — к д. «Босела на реч
ке на Кштырме»
. За исключением
гидронима
Кштырма
и указания,
что жители деревни — буртасы —
являются выходцами из д. Кишенской,
никакой существенной информации
о ней нет. Отсутствует упоминание
о ней и в смежных источниках. Все
это значительно осложняет поиск
местонахождения названной деревни.
Возможно, единственным указанием
на ее расположение является наличие
на карте начала XIX в. речки Ба
саклейка (современное название Бу
саклейка) — правого притока реки
Штырмы. Но на данный момент в
нашем распоряжении нет каких-либо
фактов в пользу или против нашего
предположения, что исключает воз
можность нанести на карту данную
буртасскую деревню.
Последующее описание деревень
в «Книге мордовских земель» гео
графически становится хаотичным и
пестрит пробелами и пропусками, о
которых можно судить исходя из
списка населенных пунктов в начале
книги.
Вначале «Книга мордовских зе
мель» возвращается в бассейн реки
Большая Сарка, где находилась д.
«Сыресева на речке на Пичевуре»
А. А. Гераклитов не смог приурочить
деревню, хотя и предполагал, что она
находилась вблизи современного села
Кабаево Дубенского района Респуб
лики Мордовия
. Описание межевых
границ почти дословно воспроизво
дит описание границ д. Новое Сы
ресева, о которой речь уже шла выше.
Все это говорит в пользу того,
что д. Сыресева располагалась на
месте современного села Мордовские
Сыреси Атяшевского района Респуб
лики Мордовия (см. карту 4 в ¹ 4,
2016).
Далее «Книга мордовских земель»
делает значительный скачок к юго-
западной окраине стана к д. «Кер
гуды на речке на Пшлее»
и «Новые
Кергуды, что выставились из дерев
ни из Старой Кергуды на речке на
Семилее»
. А. А. Геркалитов вы
сказывал предположение, что д. Кер
гуды находилась на месте современ
ного села Гузынцы Большеберезни
ковского района Республики Мордо
вия, а д. Новые Кергуды — на мес
те с. Косогоры того же района
В описании общих сельхозугодий
обеих деревень упоминаются гидро
нимы
Кша
Пшлея
Семилей
Сколья
Соколья
),
Пиксаурка
, а также «ру
беж с тордомановскими татары»,
«рубеж со князь Ивановыми кресть
яны Ромадоновского»,
Юнкукерский
ухожай
Избенерской лес
, «ржавец
Избенерской»,
Нароватов лес
, «по
лянка Нунульрелцкая». Кроме речки
Пшлея все гидронимы присутствуют
на современной карте — реки Боль
шая Кша, ее левый приток — речка
Семилейка и ее же правый при
ток — речка Пиксаур. С идентифи
кацией оставшейся речки Пшлеи
тоже не возникает проблем. На кар
те А. И. Менде правый приток Боль
шой Кши носит название
Пшлея
(современное название —
Пичелей
). Кроме того, в «Книге татарским
поместным землям» указывалось, что
«у Пшелей речки… правая сторона
деревни Кергут мордвы Судеся Че
реватова с товарыщи, а левая сторо
на турдомановских татар Емяша
Утешова с товарыщи»
47
. Данные фак
ты однозначно свидетельствуют про
тив предположения А. А. Геракли
това относительно расположения
Кергуд. По всей видимости, они
располагались в районе современ
ного села Судосева Большеберез
никовского района Республики
Мордовия. Исходя из этих ориен
тиров, мы можем идентифицировать
ржавец Избенерской, который, по
всей видимости, соотносится с ов
рагом Паника, расположенным к
северо-востоку от с. Судосево. Не
смотря на то, что остальные ори
ентиры не удается идентифицировать,
границы сельхозугодий обеих де
ревень реконструируются без осо
бого труда (карта 14).
Далее «Книга мордовских зе
мель» вновь возвращается к вер
ховьям реки Штырмы и описыва
ет д. «Мокшазоровская на речке
на Мудуеве»
. А. А. Гераклитов
соотносил ее с д. Мачказерово-
Выселок при реке Штырме
. Мы
Карта 13. Район деревень
Кобаева и Емонтаева
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
ка Ломата это, не сомненно, речка
Ломатка — левый приток реки Штыр
мы, а речка Варчалей — речка Ве
черлейка — правый приток реки Нуи.
По нашему мнению, Кши Меря это
искаженное название реки Штырмы.
Остальные гидронимы мы не можем
соотнести с современной картой, что
делает невозможным реконструкцию
границ сельхозугодий этого населен
ного пункта. Тем не менее, имею
щиеся факты говорят в пользу мне
ния А. А. Геракалитова об ее место
нахождении. При этом необходимо
оговориться, что, вероятно, более
точное местонахождение данной де
ревни, исходя из описания ее владе
ний, соответствует территории, рас
положенной в нескольких километрах
южнее пос. Птицесовхоз Сараст Атя
шевского района Республики Мор
довия.
Пространственная модель всего
Верхосурского стана Алатырского
уезда 1620-х гг. представлена на кар
те 15. Несмотря на то, что для час
ти деревень установить местонахож
дение не удалось, расположение
большей части поселений мордвы,
посопных буртас и татар Верхосур
ского стана было нанесено на нее. В
целом, анализ этой модели показы
вает, что из всех четырех станов
Алатырского уезда Верхосурский стан
в большей степени был схож со ста
ном Верхалатырским. Расположение
обоих станов значительно повлияло
на их специфику. Их приграничное
положение, обусловившее постоянную
угрозу из степи, привело к тому, что
в структуре местного завального на
селения помимо дворцовой мордвы,
которая активно занималась лесными
промыслами на этой территории, вто
рой основной категорией местного
населения были служилые люди —
мордовские и татарские мурзы. В то
же время Верхосурский стан имел и
значительные отличия от Верхала
тырского.
Расположение поселений позво
ляет выявить несколько крупных групп
не смогли обнаружить эту деревню
как на современной карте, так и на
карте А. И. Менде, но, по всей ви
димости, впоследствии она вошла в
состав современного села Медаево
Чамзинского района Республики Мор
довия. По нашему мнению, точка
зрения А. А. Гераклитова совершен
но обоснованна. Речка Мудуева это,
безусловно, современная речка Ме
даевка — левый приток речки Кир
жеманка (которая на карте начала
XIX в. и на карте А. И. Менде так
же носит название
Медаевка
). Со
гласно «Книге татарским поместным
землям» на этой же речке находилась
деревня служилых мордовских мурз
«Новая Мокшазарова… на речке на
Медоеве»
. В связи с этим, а также
с обстоятельствами, касающимися
описания владений д. Мокшазоро
ва на речке Серлей, которые приво
дились выше, на карту мы можем
нанести только границу их совмест
ных владений (см. карту 7 в ¹ 4,
2016).
К сожалению, далее в «Книге
мордовских земель» следует значи
тельный пропуск, объем которого мы
можем оценить благодаря списку де
ревень Верхосурского стана, поме
щенного в начале книги. Так, в тек
сте книги полностью отсутствует
описание д. «Новая Поводимова»,
«Печюара», «Шичеватова», «Бажен
кова», «Яковлевская», «Мамурова»
и «Орманеева»
. Из них какую-ли
бо информацию мы имеем только о
д. Шичеватова. Благодаря реконст
рукции межевых границ д. Чемакина
и ее выставок, проведенной выше,
мы можем нанести на карту, как саму
деревню, так и межу ее сельхозуго
дий (см. карту 10).
Последнее селение, чье описание
содержит «Книга мордовских земель»,
это «Починок Кулясов на полянке
на речке на Ломате»
. Ее иденти
фикация А. А. Гераклитовым с д.
Кулясово (ныне в составе Атяшев
ского городского поселения Атяшев
ского района Республики Мордовия)
не вызывает сомнений. В описании
сельхозугодий починка упоминаются
гидронимы
Ломата
Сопотей
напея
Варчалей
и
Кши
Меря
. Реч
Карта 14. Район
деревень Кергуды
и Новые Кергуды
ÀÐÕÈÂ
первой четверти
XVII столетия
именно Верхосур
ский стан в вос
точной части мор
довского края
образовывал так
называемый
Присурский фрон
тир — своеобраз
ную переходную
зону, которая была
слабее интегриро
вана Российским
государством (о
чем, например, го
ворит его распо
ложение за засеч
ной чертой — «за
валом»), чем ос
тальные три стана.
В то же время все
большая активи
зация хозяйствен
ного освоения его
ресурсной базы,
в котором значи
тельная роль при
надлежала мордве,
вела к постепен
ному продвижению
границы Россий
ского государства
в южном направ
лении.
Таким обра
зом, мордва вы
ступала своеоб
разным катализа
тором данного
процесса. Акти
визируя освоение
ресурсов региона,
она способствовала его более тесным
экономическим связям с жизнью го
сударства, за которым и следовала
и геополитическая интеграция. Не
даром впоследствии в значительной
степени из территории Верхосурско
го стана были выделены два крупных
уезда — Саранский и Карсунский.
деревень-выставок, объединенных
общими сельхозугодьями вокруг де
ревни-«прародителя». Самые крупные
из них это д. Старые Нейманы с
выставками, д. Чемакина с выстав
ками и д. Чорново Порамзы с вы
ставками. Примечательно, что они
образовывали самую южную часть
стана — ту, которая соприкасалась с
Диким Полем. И здесь мы видим
самое главное отличие этого стана от
остальных. Образование новых посе
лений происходило не за счет пере
хода населения в другие станы, а
именно за счет освоения земель са
мого стана. Это говорит о том, что в
Карта 15. Территория Верхосурского стана Алатырского уезда
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
ÈÁËÈÎÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535. Л. 97.
Там же. Л. 97 об.
Там же. Л. 97 об. — 98 об.
Там же. Л. 98.
Там же. Л. 98 об. — 99.
Там же. Л. 99 — 99 об.
См.:
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Алатырская мордва. По переписям 1624 — 1721 гг. // Гераклитов А. А. Избранное : в 2 ч. Саранск, 2011. Ч. 1.
С. 426.
См.: Писцовая книга татарским поместным землям Алатырского уезда 1624 — 1626 годов. М. ; Н. Новгород, 2012. С. 118, 119.
РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535. Л. 99 об. — 100.
Там же. Л. 100.
Там же.
Там же. Л. 100 — 100 об.
Там же. Л. 100 об. — 101.
Там же. Л. 101.
Там же. Л. 101 об. — 102.
Там же. Л. 102 об.
См.:
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Указ. соч. С. 418, 430, 454, 458.
Там же. С. 462.
Писцовая книга Карсунского и Симбирского уездов 1685 — 1686 гг. Ульяновск, 2014. С. 199, 200.
Писцовая книга татарским поместным землям Алатырского уезда 1624 — 1626 годов. С. 122, 123.
Там же. С. 123, 124.
РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535. Л. 101 об.
Писцовая книга татарским поместным землям Алатырского уезда 1624 — 1626 годов. С. 121.
См.:
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Указ. соч. С. 417.
РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535. Л. 102 об. — 103.
Там же. Л. 103 — 104.
См.:
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Указ. соч. С. 418.
Писцовая книга Карсунского и Симбирского уездов 1685 — 1686 гг. С. 393 — 400.
См.: Писцовая книга татарским поместным землям Алатырского уезда 1624 — 1626 годов. С. 125 — 129.
РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535. Л. 104 — 104 об.
Там же. Л. 104 об.
Там же. Л. 104 об. — 105 об.
33
См.:
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Указ. соч. С. 400.
Писцовая книга Карсунского и Симбирского уездов 1685 — 1686 гг. С. 385 — 393.
Там же. С. 387.
Отдел редких книг и рукописей Зональной научной библиотеки им. В.
А.
Артисевича Саратовского государственного университета им. Н.
Г.
Чер
нышевского. Р-3371. Л. 12.
РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535. Л. 105 об.
Там же. Л. 105 об. — 106.
39
См.:
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Указ. соч. С. 417.
Отдел редких книг и рукописей Зональной научной библиотеки им. В.
А.
Артисевича Саратовского государственного университета им. Н.
Г.
Чер
нышевского. Р-3371. Л. 8.
РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535. Л. 106 об. — 107.
Там же. Л. 107 — 107 об.
См.:
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Указ. соч. С. 443.
РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535. Л. 107 об.
Там же. Л. 108 об. — 110 об.
См.:
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Указ. соч. С. 413.
Писцовая книга татарским поместным землям Алатырского уезда 1624 — 1626 годов. С. 121.
РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535. Л. 110 об. — 111.
См.:
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Указ. соч. С. 424.
Писцовая книга татарским поместным землям Алатырского уезда 1624 — 1626 годов. С. 129, 130.
РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535. Л. 3 об. — 4.
Там же. Л. 111 — 111 об.
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Указ. соч. С. 420.
ÀÐÕÈÂ
Как показывает анализ научной
литературы, национальный (прежде
всего русский) мужской и женский
костюм на территории мордовского
края до Петровских реформ еще не
становился объектом научного иссле
дования.
Общепринятой в науке считается
необходимость изучения приказного
делопроизводства как важнейшего
источника по истории Отчества, крае
ведения, палеографии, истории рус
ского языка и т. д. Однако всегда ука
зываются и обыкновенные сложности,
встречающиеся исследователю — это
неопубликованность текста большин
ства документов, труднодоступность
оригинала XVI — XVII вв., слож
ность прочтения скорописного доку
мента, его плохая сохранность, осо
бенности жанра и др.
Работа с сохранившимися дос
тупными нам документами XVII сто
летия часто вынуждает ограничить
социальный статус владельцев оде
жды — это помещики.
Во второй половине XVII в. Са
ранский уезд становится одним из
центров быстро растущего помещичь
его землевладения среди «понизовых
городов», относящихся к приказу Ка
ДА ПЛАТьЯ МУЖСКАГО И ЖЕНСКАГО
ТЕПЛАГО И ХОЛОДНАГО...
жостюм )юорян мор)оюс]о(о ]рья
юторо[ полоюины XVII ю.
занского дворца. В 1678 г. в Саран
ском уезде за дворянами значится
2 641 двор крепостных, а к 1701 г. —
2 886 дворов. В среде дворян по
степенно утрачивалась прямая связь
между службой и ее вознаграждени
ем: поместья оставались за родом и
в том случае, если его представите
ли перестали нести службу. Права
распоряжения поместьями вс¸ боль
ше расширялись (передача в качест
ве приданого, мена и др.), т. е. по
местье теряло черты условного зем
левладения и приближалось к вот
чине, между которыми в XVII в.
сохранялись формальные различия
До середины XVII в. дворянская
конница была главным русским вой
ском, несшим все тяготы войны. Дво
ряне служили со своих поместий и
вотчин и должны были являться на
воен
ную службу по призыву власти
«конны, людны и оружны» — на
своем коне, в сопровождении воору
женных ими слуг и со своим прови
антом
Вооружение русской поместной
конницы XVI — XVII вв. известно
из «десятен» — списков служилых
людей «по отечеству» определенного
уезда («служилого города»). Время
сохранило две саранско-атемарские
десятни 1670 г. и 1680 г., в которых
поименно указаны все саранские дво
ряне XVII в., а также расписаны их
вооружение и правительственные на
грады и указаны войны, в которых
они приняли участие. Дворяне и дети
боярские назывались «служилыми по
отечеству», поскольку военная служ
ба передавалась от отца к сыну вме
сте с поместьем.
В Саранской десятне 1670 г. рус
ских дворян и детей боярских, слу
жилой шляхты, мордовских и татар
ских мурз значится всего 625 чело
век (русских — 416)
В XVII в. существовало разде
ление помещиков на три категории.
Лучшие представители уезд
ных детей
боярских служили в чине выборных
дворян и явля
лись высшим слоем
городового дворянства. Средний чин
провинциальных дворян носил на
именование дворовых детей боярских,
низший и наиболее многочисленный
слой представителей самых бедных,
малопоместных дворян назывался
городовыми детьми боярскими. Обык
новенно в войске представители го
сударева двора, в том числе выбор
ные дворяне, выступали в качестве
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
офицерского корпуса, а дворовые и городовые — представ
ляли собой рядовой состав дворянской конницы. Отличало
выборных дворян то, что они чередовали службу в столице
и в «посылках» со службой «с городом», т. е. со своим уез
дом.
При проведении «разбора» всех дворян уезда саранским
воеводой (в 1669 — 1670 гг.) князем Никитой Ивановичем
Приимковым-Ростовским и подьячим с приписью Гаврилой
Пичегиным из 625 «служилых по отчеству» только 57 че
ловек зафиксированы среди «служащих по выбору». Из них
в Саранске выборных дворян «на лицо» в том году оказалось
27 человек, в том числе 3 — отставные
Самая небольшая группа среди русских детей боярских —
это дворовые дворяне, их в десятне значится 28
В десятне 1670 г. русских городовых дворян, верстанных
поместьями, по списку 164 человека, из которых 13 чело
век городовых дворян-рейтар и 14 «солдатского строю».
Также среди городовых дворян значатся 150 мордовских
мурз, несших станичную службу
В 1678 — 1679 гг. большинство саранских бедных го
родовых дворян, иноземцев и татарских мурз массово повер
стали в рейтары. Из 258 человек, значащихся в десятне
1680 г., только 200 оставлены служить рейтарскую службу.
Такое значительное число помещиков не могло не оставить
след в делопроизводстве «бунташного века». Безусловно, мы
не претендуем на рассмотрение абсолютно всех памятников,
имеющих привязку к обозначенному региону, и ограничива
емся наиболее показательными и полными известными нам
ко времени работы над статьей документами, как изданны
ми ранее, так и впервые вводимыми в научный оборот. Мно
гие дворяне имели одновременно поместья в соседних уездах,
поскольку одни и те же люди владели землями не только в
Саранском, но и в Темниковском, Нижегородском, Арзамас
ском, Пензенском, Симбирском, Шацком и иных уездах.
Мы выбирали документы помещиков, владевших, кроме
прочих, землями на территории мордовского края, поэтому
сложно говорить об узкой региональности, исключая более
широкий термин «Поволжье».
Наиболее актуальными жанрами для данной работы яв
ляются сговорные записи — росписи приданного и явочные
челобитные (описи украденного или пропавшего имущества,
часто с указанием стоимости (нередко завышенной)).
В фондах МРОКМ им. И. Д. Воронина хранятся
150 скорописных дел и документов XVII столетия, содержа
щих разное количество листов, текст которых до сих пор не
опубликован и не введен в научный оборот, большинство
документов полностью не описано и, как правило, не рас
шифровано.
В контексте нашей работы наиболее интересны две сго
ворные записи или грамоты (
полностью их текст публи
куется впервые
ÎÔ 2078. Ñ
ÃÎÂÎÐÍÀ
ÇÀÏÈÑ
Ü
ÏÐÈÄÀÍÍÎÌ
ÌÅÆÄÓ
ÎÑÎËÎÂ
ÌÈ
ÐÌÎËÎÂ
ÌÈ
29 ÿíâàðÿ 1690
ã.
Се аз Матвей Лукьянов сын Ермолов
в нынешнем во 198[1690]-м году генваря
в 29 день, сговорил я Матвей, сестру свою
девицу Ульяну Лукьяновну замуж за Алек
сея Исаевича Мосолова. А благословляю
я сестру свою Божие милосердия Спасов
образ оклад с венцами, да чюдотворца
ÀÐÕÈÂ
великого Николая в окладе, оклад
серебряной золоченой. Да приданно
го платья казны:
чепочка серебряная
со кресты, и с перстни. Да шапка
пуха бобрового шито золотом, да
двои серьги з жемчуги ошивка
(?)
серебреная, сетка золотная, да тре
ух соболей, да переденка
жем
чужная. Да платья: шуба объерин
ная, алая, мех белей, пугвицы се
ребреные, золоченые, кружево
серебреное кованое; да шуба тав
тяная рудажелтая, мех белей, пу
говицы серебреные золоченые;
телагрея тафтяная холодная алая,
пуговицы серебреные; да телогрея
дарагильная червчетая холодная
пуговицы серебреные; телогрея
киндячная холодная.
Да перина и
головьи и с одеялом…
И всего приданного казне и платья
по цене 30 рублев. Да я ж Матвей, даю
за сестрою своею в приданное кре
постную свою жонку Ненилку Ива
нову дочь з братом ее с Веклискою
Ивановым, да вдову жонку Аксютку
Максимову, да крестьянина Микитку
Семенова з женою и з дети сам чет
верт, да поступного человека Васку
Терентьева з женою ево Акулькою
Филипповою дочерью и з дочерью з
девкою Анюткою, а того человека по
ступился мне князь Петра он Матвей
не взял, а как я Матвей возьму того
своего человека по его Петровой по
ступной записи возьму и мне тех лю
дей отдать ему Алексею. [
Вставка на
обороте
] А на крестьянина Микитку
Семенова и на жену ево и на детей
дать прожитков записи крепости ка
кова ему Алексею годна.
А выдать мне сестру свою девицу
Ульяну на срок нынешнего 198[
1690
]-го
году, февраля в 19 день. А буде я Мат
вей на тот вышеписанной срок сест
ры своей девицы Ульяны не выдам за
него Алексея замуж и на мне взять
на ряду 200 рублев денег.
А у сей записи сидели дворяна.
На обороте
Алексей Иванов сын Маслово,
Александр Иванов сын Ермолов, Петр
Семенович Масолов да Петр Семено
вич Рагожин. А рядную запись пи
сал….
ÎÔ 1977. Ñ
ÃÎÂÎÐÍÀ
ß
ÇÀÏÈÑ
ÇÀÌÓÆÅÑÒÂÅ
ÏÐÈÄÀÍÍÎÌ
ÇÀ
ÄÅÂÈ
ÍÍÎ
É Ñ
ÅÌÅÍÎÂÍÎ
É Ë
ÎÏÀÒÈÍÎ
É,
ÕÎÄ
ÙÅ
É
ÇÀÌÓÆ
ÇÀ
ÏÎÌÅÙÈÊÀ
ÀÒÂÅ
ÓÊ
Üß
ÍÎÂÈ×À
ÐÌÎËÎÂÀ
1686 ã.
Данный документ интересен кроме прочего
и тем, что этот черновик сговорной грамоты
написан собственноручно девицей Анной Семе
новной Лопатиной, что свидетельствует об оп
ределенном уровне грамотности женщин-дворя
нок того времени, хотя текст даже с точки
зрения 86)) в. содержит большое количество
ошибок и описок
Се аз девица Анна Семеновна в нынешнем во
194 [1686] году сговорила я замуж за Матвея Лукь
янова сына Ермолова. А благословения отца мое
го Семена Федоровича Лопатина и брата моего
Ивана Семеновича Лопатина образ Вознесение
Господне, Образ Богородицы О тебе радуетца,
Умиление Пресвятыя Богородицы, образ Покро
ва Пресвятые Богородицы, Образ Успенья Пре
святыя Богородицы, образ чудотворца Николая
в киоте, образ Параскеи нарицаемой Пятницы,
образ чудотворца Николая, образ Иоанна кре
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
стителя, образ архангела Михаила, образ Фро
ла и Лавра, образ Михаила Смолянина, те свя
тые иконы в окладе, оклады серебряныя, вы
золочены.
Да что досталось дворовых ставит тех отца
моего Семена Федоровича да брата моего Ива
на Семеновича Лопатина по разделу с племян
ницею моею родною с девицею Настасьею дос
талось дворовой старинной человек Сенька
Артемьев з женою с Марицею с сыном Тилюш
кою да з дочерью з Грушкою, да з дочерью с
Фенькою, да в бегах Игошка Савельев да женка
Аксютка Лаврентьева дочь з дочерью з девкою
Крестюшкою да задворных сторожилых людей
отца моего Семена Федоровича и брата моего
Ивана Семеновича во дворе Ивашка Иванов з
женою и детьми, во дворе Панька Микашев з
женою и з детьми, во дворе Иван Михайлов з
женою и з детьми, да Першка Лаврентьев з
женою и з детьми. И те старинные за нею за
дворыя люди не разделены с племянницею
моею с родною з девицею Настасьею…
На обороте
Роспись Божию милосердию, образ Возне
сение Господне.
Да платья: шуба объеринья
червнетия на лисьем лапчетом мехе, пуго
вицы серебреные, вызолочены; да шуба
плотеная желтая на бельчем меху, а мех
черев, пуговицы серебряные вызолочены;
да охобенен
охабень
дарогильной червы
чейтой с пуговицы серебряными вызоло
чены; да шуба киндяшная теплая на заячь
ем мехе; да охобенек киндяшной алой, да
шапка верх низанной, да ожерельеце ни
занное, да зарукавья низаныя, да кокошник
низанной,
да ларец с казною. Да посуды се
ребреной: братина серебреныя, да две чары
медвяныя серебренные вызолочены, да два
стакана серебряныя да чарка серебряноя вы
золочена с чернью, да шкатуна з белою посудою,
обита белым железом, а в ней посуды шесть
блют да 19 тарелок да 11 четвертин да три став
чика, да оловянной посуды 9 блют, да три блю
да медных луженых да медной посуды под вино
да три котла путных, да жеровня медная, да
котел железной братной.
Да мне ж по разделу с племянницей доста
лось лошадей мерин саврас, да два мерина се
рых, да два жеребенка нагайских кобыл да две
кобылицы гнеда да чюбара.
ÀÐÕÈÂ
Приведем еще некоторые доку
менты, содержащие описание мужской
и женской одежды дворян.
ßÂÎ×ÍÀ
ß
×ÅËÎÁÈÒÍÀ
ß
ÇÀÌÀÑÑÊÎÃÎ
ÑÀÐÀÍÑÊÎÃÎ
ÏÎÌÅÙÈÊÀ
À
ÍÄÐÅ
Ï
ÀÒ
ÐÅÊÅÅÂÀ
ÏÎÊÐÀÆÅ
ÈÇ
ÄÎÌÀ
ÅÃÎ
ÐÀÇËÈ×ÍÀÃÎ
ÈÌÓÙÅÑÒÂÀ
.
1690
(источник: Материалы исто
рические и юридические района быв
шаго Приказа Казанскаго Дворца.
Т. 1. Архив князя В. И. Баюшева /
разобран и приготовлен к изд. проф.
Н. П. Загоскиным. Казань, 1882.
С. 34 — 35)
В нынешнем, Государи, во 198
году, в феврале месяце, покрали
меня, холопа вашего, неведомые
воры тати, а кражею взяли из до
мишка моего, из клети, разного
платья…
да женскаго платья:
шубка лисья, цена восемь рублев,
да шубка киндяшная холодная,
цена сорок алтын; да треух таф
тяной на куницах, цена тридцать
алтын, кокошник жемчужной,
цена три рубли, четыре кокош
ника золотных, цена полтора
рубли; да шапку женскую, цена
два рубли; да белья взяли: два
дцать навин алляных, десять
холстин посконных, цена холстом
алляным и посконным девять
рублев, да рубах мужских и жен
ских двадцать четыре рубахи,
цена рубахом три рубли, десяте
ры портки, цена рубль;
да белой
посуды: дюжину стаканов да со
лоницу, цена четыре гривны, че
тыре блюда оловяных, цена рубль,
двенадцать торелей оловяных,
цена восемь гривен; да медной
посуды: две сковородки, цена во
семь гривен, да братинку, цена
четыре гривны; две кандеки, цена
двадцать алтын; двадцать пять
полот ветчины, цена четыре руб
ли; шестнадцать полотков гусиных,
десять уток, пятнадцать ососов
свежих, цена полоткам и уткам и
ососам двадцать алтын; да пе
чатных книг: псалтырь учебную,
два часослова, цена полтора руб
ли.
ßÂÎ×ÍÎÅ
×ÅËÎÁÈÒ
À
ÄÐÅ
ÍÀ
Ï
ÀÒÐÅÊÅÅÂÀ
ÏÎ
ÁÅÃÅ
ÎÒ
ÍÅÃÎ
,
ÑÎÅÄÈÍÅÍÍÎÌ
ÏÎÊÐÀÆÅÞ
,
ÊÐÅÏÎÑÒÍÎÃÎ
ÊÐÅÑÒ
Üß
ÍÈÍÀ
Ï
ÀÐÔÅÍÀ
ßÊÎÂ
ËÅÂÀ
ÅÃÎ
ÑÅÌ
É. 1691
(Материалы исторические и юриди
ческие района бывшаго Приказа Ка
занского Дворца. Т. 1. С. 35)
[Беглые крестьяне украли кроме
прочего женские вещи]
шубка женская зенденная,
осиновый цвет, на лисицах, цена
пять рублев; шубка киндяшная
зеленая, цена полтора рубли;
шесть кокошников шитых зо
лотом, цена три рубли; цепочка
с крестами, цена полтора рубля
да подголовок, а в подголовке было
денег тридцать пять рублев…
ÃÎÂÎÐÍÀ
ß
ÄÍÀ
ß
ÇÀÏÈÑ
ÇÀÌÓÆÅÑÒÂÎ
,
ÄÀÍÍÀ
ß
ÀÐ
ÇÀÌÀÑÑÊÎ
É
ÏÎÌÅÙÈ
ÂÄÎÂÎ
É Â
ÀÐÂÀÐÎÞ
Ï
ÐÀÂÎ
ÑÅËÊÎÂÎ
É È
ÂÀÍÓ
Â
ÎÐÎÍ
ÂÓ
1668 ã.
(источник: Материалы
исторические и юридические района
бывшаго Приказа Казанского Двор
ца. Т. 1. С. 41 — 42
Се аз, вдова Варвара Флорова
дочь Микитинская жена Право
селкова, дала есми сию запись
ему, Ивану Спиридонову сыну
Воронцову. В нынешнем во 176 году
сговорила я, Варвара, дочь свою
замуж за его Иванова сына Иева.
А благословляю я дочь свою Бо
жиим милосердием: Успения Пре
святой Богородицы, Николы Чу
дотворца; а приданаго платья:
шубка дорогильная да серьги
двойчатки
; да в приданые даю
человека своего Микитку Осеева,
холостаго. А выдать мне, Варваре,
дочь свою за его Иванова сына на
срок Успения Пресвятыя Богоро
дицы….
ÃÎÂÎÐÍÀ
ß
ÄÍÀ
ß
ÇÀ
ÌÓÆÅÑÒÂÎ
ÇÀÏÈÑ
Ü,
ÄÀÍÍÀ
ÂÄÎÂÎÞ
ÀÐ
ÅÞ
ÅÊËÞÄÎ
ÂÎÞ
ÍÎÂ
Üß
ÌÈ
, Î
ÑÈÏÓ
ÈÊÓËÈÍÓ
1684 ã.
(Материалы
исторические и юридические района
бывшаго Приказа Казанского Двор
ца. Т. 1. С. 230 — 231
Се яз, Даниловская жена Не
клюдова вдова Марья Васильева
дочь, с детьми своими с Петром
да с Данилом Даниловыми деть
ми Неклюдовыми, в нынешнем
во 192 году Февраля в — день, сго
ворила я, вдова Марья, дочь свою,
девицу Агрофену Данилову дочь,
замуж за Синбиренина за Осипа
Ананьина сына Микулина. А бла
гословляю я, Марья, дочь свою
Агрофену: образом Пресвятая
Богородицы Казанския да образом
Сергия Чудотворца; а приданаго
платья даю я, Марья за дочерью
своею:
шубку киндяшную теп
лую новую, да две кумачных
холодныя новыя ж, да треух
атласной новой, цена треуху
рубль
; а приданых дворовых лю
дей даю я, Марья, за дочерью сво
ею Агрофеною с детьми своими:
Матюшку Григорьева с женою его
Хрестюшкою Тимофеевою дочерью,
да девку Дуньку Константинову
дочь, да двух девок крестьянских,
Солуньку да Дуньку Клементьевых
дочерей.
ÅËÎÁÈÒÍÀ
ß
ÊÍ
ß À
ÐÅ
ß Ê
ÓÐÀÊÈÍÀ
. 1699
(Мате
риалы исторические и юридические
района бывшаго Приказа Казанско
го Дворца. Т. 1. С. 87)
[Сбежавшие холопы украли из
поместья князя в Пензенском уез
де следующую женскую одежду]
шуба камчатная лимонная,
на бельем меху, цена 6 рублей,
телогрея тафтяная желтая, цена
3 рубли, шуба китайчетая ла
зоревая на бельем меху, цена
3 рубли, шуба киндяшная на
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
заячьем меху, цена 1 рубль 16 ал
тын 4 деньги, две телогреи кин
дячныя да телогрея кумачная,
цена 3 рубли, теух соболий, верх
бархатный низанный, цена 6 руб
лев, треух соболей, верх кам
чатной лазоревой, цена 2 рубли
16 алтын 4 деньги, три треуха
тафтяные куньи, цена 3 рубли,
кокошник камчатный лазо
ревый низанный, цена 2 рубли,
8 кокошников камчатные и
тафтяные с галуны серебряны
ми, цена 3 рубли, цепочка се
ребряная золоченую 3 креста
серебряные золоченые же, цена
2 рубля, 16 алтын 4 денги; пер
стень золотой — цена 40 алтын,
8 перстней серебряных цена
2 рубли; серьги золотые с жем
чугом цена 5 рублей; двои серь
ги серебряныя золоченыя,
серебряные с раковины цена
2 рубли
ßÂÎ×ÍÀ
ß
×ÅËÎÁÈÒÍÀ
ß
ÏÎ
ÑËÅ
ÂÎÑÑÒÀÍÈ
ÏÎÄ
ÏÐÅÄ
ÂÎÄÈÒÅË
ÑÒÂÎÌ
Ñ. Ò. Ð
ÀÇÈ
ÍÀ
ÒÀÒÀÐÑÊÎÃÎ
ÌÓÐÇ
Û
ÊÍ
ËÅ
ß Ä
ÎËÀÒÊÎÇÈÍÀ
. 1671
(Крестьянская война под предводи
тельством Степана Разина : сб. док.
М., 1976. Т. 4. С. 37 — 38)
[После восстания под предводи
тельствои С. Т. Разина так описы
вается пропавшее имущество (парад
ное и повседневное) жены довольно
богатого темниковского помещика]
Взяли живота моего в домиш
ку моем в Темниковском уезде:
шуба женья отласная з золотом
на черевьем бельем меху з гар
настаевым ожерельем, кругом
опушена горностаем, шубе цена
15 рублев. Женья ш шуба доро
гильная красная хрептовом
бельем меху, опушена бобровым
пухом, пуговицы серебряныя,
позолочены, цена шубе 9 рублев.
Да шуба женья киндяшная зе
леная на заячьем меху с пухом,
цена 2 рубли. Кюртя дорогиль
ная двояличная, рудожелтый
шелк с красным, стегана на бу
маге, подкладка лазорева кра
шенинная, потпушка зеленно
го киндяка, пуговицы сердо
лик на серебряных спнях, цена
4 рубли 20 алтын. Кюртя зеленой
киндяк стегана, потклатка зе
леная, потпушка красной кин
дяк, пуговицы серебреныя, цена
полтара рубли. Шапка женья
соболья с пухом, другая шапка
женья соболья с пухом ходиль
ная, цена шапкам 8 рублев. Жен
ней бетлик серебреной, золо
чен с каменьем жемчуги, цена
50 руб. Женьи ферези дорогиль
ныя зеленыя стеганыя, потклат
ка лазоревая крашенина, пот
пушка красной киндяк, около
вората плетень залотой, наши
ты у пуговиц петли золотные,
пуговицы серебряныя, позоло
чены, цена 6 рублев 4 гривны.
Ферези женьи, краснова кума
чу, стеганыя, поткладка белая
зеленая, подпушка алазоревая
крашенинная, цена полтара
рубли. Ферязи женни красной
киндяк, стеганая поткладка
зеленая, потпушка зеленой
киндяк, у ферезей около подо
лу наставка тово ж киндяка,
пуговицы серебряные позоло
ченыя, цена 2 рубли с четвертью.
Четыре обруча по татарску би
лязики, серебряныя, а иные
позолочены и с каменьями, цена
7 рублев. Маниста серебряная
позолочена с каменьем цена
полтретьятцать рублев. 20 пер
стней жены моей серебряных
с каменьями и с жемчугами цена
полшеста рубли…
Реконструкция внешнего вида
дворянки мордовского края
второй половины XVII в.,
охабень червчатый по имуществу
Лопатиной 1686 г.
ÀÐÕÈÂ
Äâîðÿíñêèé æåíñêèé êîñòþì íà òåððèòîðèè ìîðäîâñêîãî êðàÿ âî âòîðîé ïîëîâèíå XVII â.
(запись как в источнике)
Верх колпака над
Тафта, мех ку
Ткань, жемчуг
4 кокошника золотных
Ткань в утке с
6 кокошников шитых золотом
Атлас, мех
Мех соболя,
Верх — бархат,
подклад — соболь
6 руб.
Верх — камка,
подклад — соболь
16 алтын
4 деньги
Верх — тафта,
Ãîëîâíûå óáîðû
5 æåíñêèõ øàïîê
. Из описания
и контекста становится понятным,
что 2 из 5 точно теплые, подклад
сшит из боборового и собольего меха.
Тканевый верх одной шапки, при
надлежавшей А. С. Лопатиной, «ни
зан жемчугом». Шапка «бобрового
пуха», принадлежавшая У. Л. Ермо
ловой, сверху по неназванной ткани
вышита золотными нитями. Цены
указаны только у 3 шапок. 2 рубля
стоит шапка Патрекеевой, без вся
кого описания материалов и в 8 руб
лей оценены 2 собольи шапки «хо
дильная» (т. е. повседневная) и,
видимо, «парадная» помещицы До
латкозиной.
1 æåíñêàÿ ñåòêà äëÿ âîëîñ
из
золотных нитей встречается только
в имуществе У. Л. Ермоловой.
8 òðåóõîâ
(теплая меховая шап
ка, мехом внутрь с опускающимися
наушниками и затыльной частью).
Только у одного из шести указан
цвет ткани верха — лазоревый. Мех
указан не у всех: у 3 — соболий и
у 4 — куний. Верх шит из тканей:
4 — из тафты, 1 — из атласа, 1 —
из бархата, 1 — из камки. Бархатный
верх треуха княгини Куракиной
«низан жемчугом». Цена указана у
треуха Патрекеевой — 30 алтын
(90 копеек). Атласный треух Неклю
довой оценен в 1 рубль. Бархатный
на соболях, «низанный жемчугом»
треух княгини Куракиной стоил
6 рублей, ее же лазоревый камчатый
на соболях — 2 рубля 16 алтын
4 деньги, а 3 тафтяных на куницах
треуха — 3 рубля.
19 êîêîøíèêîâ
. Цвет указан
только у одного — лазоревый. 3 ко
кошника «низаны жемчугом», 8 ко
кошников Куракиной отделаны се
ребряными галунами. 4 кокошника
Патрекеевой сшиты либо из золотной
ткани, либо вышиты золотными ни
тями (что более вероятно). Точно
ткани кокошников указаны только в
челобитье Куракиной — это 9 пред
метов из камки и тафты. Цены ука
заны у большинства кокошников. Так,
жемчужный кокошник Патрекеевой
оценен в 3 рубля, 4 ее же золотных
кокошника в 1,5 рубля.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
(запись как в источнике)
Серебро, жемчуг
Серебро, золочение, драгоценные
камни, жемчуг
4 обруча-«билязика»
Серебро, золочение, драгоценные
Серебро, золочение, драгоценные
Серебро, золочение, драгоценные
и полудрагоценные камни, жемчуг
Серебро, золочение
2 руб. 16 алтын
4 деньги
Золото, жемчуг
3 пары серег, две золоченые
Серебро, золочение, раковины
Èçäåëèÿ èç áëàãîðîäíûõ ìåòàëëîâ
åïî÷êà ñ êðåñòû
(на каждой по 2 — 3 креста) — 3 штуки. Цена ука
зана у Куракиной 2 рубля 16 алтын 4 деньги.
Ïåðñòíè
зафиксированы в имуществе Ермоловой, но не указаны их цена
и количество. 20 перстней у Долаткозиной за 5,5 рубля и 9 у Куракиной за
3 рубля 20 копеек.
7 пар
ñåðåã
, золотые с жемчугом у Куракиной за 5 рублей, 3 пары у нее
же серебряные золоченые за 2 рубля. Серьги-двойчатки у Правоселковой.
Из золота украшения только у Куракиной — серьги и пер
стень.
Òàòàðñêèå óêðàøåíèÿ
указаны в имуществе Долаткозиной.
áåòëèê
(головное украшение) за 50 рублей.
áèëÿçèêà
(браслеты-обручи) за 7 рублей.
Ìîíèñòà
(2 шт.?) за 25 рублей.
Так же у многих помещиц упомянуты на верхней одежды сереб
ряные и «сребропозлащенные» пуговицы.
Цепь с крестом, XVII в. РЭМ
Перстень с бирюзой.
XVII в. ГИМ
Перстень печатный,
XVII в. ГИМ
ÀÐÕÈÂ
(запись как в источнике)
Объярь, беличий мех
серебряные,
золоченые, кру
жево кованое,
Тафта, беличий мех
серебряные,
[летняя, не на меху]
Объярь, лисий
серебряные,
серебряные,
Киндяк, заячий мех
Охабень (охабенек)
серебряные,
Охабень (охабенек)
Зендядь,
Атлас золотный, мех
беличий, «черевий»,
из горностая
Дороги, «хрептовый»
беличий мех, опушка
серебряные,
Киндяки, заячий мех,
Ферязи [2 шт.?] женские
Верх зеленый,
лазоревая,
Верх — дороги,
крашенина,
плетень около
ворота», на
золотных нитей,
серебряные,
6 руб.
4 гривны
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
Верх красный,
бело-зеленая,
Верх — кумач, под
Ферязи [2 шт.?] женские
Верх красный,
леная, подпуш
Верх — киндяк,
серебряные,
оранжевый,
лазоревая, под
дороги, подкладка —
крашенина,
подпушка — киндяк,
стегана на х/б ткани
4 руб.
Верх и подклад
зеленый, под
Камка, беличий мех
6 руб.
Китайка, беличий мех
Киндяк, заячий мех
16 алтын
4 деньги
Кинядки, кумачи
24 женские и мужские рубахи
30 «рубах добрых з золатам и
белых, мужских и женньих»
Лен, хлопок
Âåðõíÿÿ îäåæäà
Всего в документах упомянуты 11
øóá
следующих цветов:
алого, оранжевого, «червчатого», желтого, красного, зеленого,
лимонного и лазоревого. В качестве «верха» зафиксированы:
объярь (2 шт.), киндяк (2 шт.), тафта, атлас золотный, дороги,
камка, китайка. Мех: белка (7 шт.), заяц (3 шт.), лиса (1 шт.).
Из них одна шуба с горностаевой опушкой, другая с бобровой.
Стоимость шуб указана у Долаткозиной — 9 рублей и 2 рубля
и у Куракиной — 6 рублей, 3 рубля и 1 рубль 16 алтын 4 деньги.
Õîëîäíûå òåëîãðåè
в документах встречаются 7 раз. Упомя
нуты следующие цвета: алый, «червчатый» и желтый. Ткани
указаны у всех: 3 из киндяка, 2 из тафты, 1 из дорогов и 1 из
кумача. Стоимость указана только в росписи Куракиной —
3 рубля стоила желтая тафтяная телогрея и 3 телогреи (1 кумач
ная и 2 киндячные) за 3 рубля.
Øóáîê
упомянуто 8 штук, из которых
òåïëûõ
(на меху)
3 и
õîëîäíûõ
(на тканевой подкладке) 5 штук. Цвета тканевого
верха упомянуты у Патрекеевой — зеленый и осиновый. Ткань
верха: 3 — киндячные; 2 — кумачные; 1 — из зендяди; 1 — из
дорогов. 2 теплые шубки на лисьем меху. Стоимость указана у
Патрекеевой: одна шубка за 8 рублей, другая за 5, третья за
1,5 рубля, четвертая за — 40 алтын (1 рубль 20 копеек).
Îõàáíåé
упомянуто только 2 в имуществе Лопатиной из
дорогов и киндяков алого и «червчатого» цветов.
Виды женской одежды
из альбома Мейерберга 1661 г.
ÀÐÕÈÂ
Ôåðÿçåé
упомянуто 6 штук (?) в
имуществе Долаткозиной с подробным
описанием, из которого следует, что
все они были стегаными.
Цвета верха — 4 красные, 2 зе
леные. Цвета подкладки — 2 лазоре
вые, 2 бело-зеленые, 2 зеленые. Цве
та подпушки — 2 красные, 2 зеленые
и 2 лазоревые. Ткани верха: 2 — из
дорогов; 2 — из кумача; 2 — из кин
дяка. Подкладка у двух из крашени
ны. Подпушка у 4 из киндяка и у
2 из крашенины.
Стоимость за две 6 рублей 4 грив
ны, за две — 2 рубля 25 копеек, за
две кумачные — 1,5 рубля.
Êþðòÿ
упомянута только в имуще
стве Долаткозиной — 2 шт. В XVII в.
кюрти фиксируются в росписях муж
ского имущества помещиков рейтар
как вид короткой одежды, носимой
поверх доломана. Муж княгини, князь
Алей, как раз служил в рейтарском
строю. Возможно, что составитель че
лобитной по аналогии мог назвать
специфичную национальную одежду
наподобие короткого кафтана без ру
кавов или с короткими рукавами этим
словом, не упоминаемым в росписях
русских помещиц. Цвета верха — красно-
оранжевый и зеленый, ткани верха —
двоеличные дороги и киндяк, подклад
ка — крашенина и киндяк, стоимость
4 рубля 60 копеек и 1,5 рубля.
Итого в росписях указаны 11 шуб,
7 холодных телогрей, 3 теплые шубки,
5 холодных шубок, 2 охабня, 6 феря
зей и 2 кюрти, всего 7 наименований
и 36 штук.
Среди прочего имущества упомяну
ты «рубах мужских и женских» 54 шту
ки на 14 рублей у Долаткозиной и
Патрекеевой.
У Лопатиной ожерелье и зарукавья,
«низанные жемчугом».
В приведенных документах женская
одежда сшита из 15 видов тканей: таф
та, атлас, атлас золотный, бархат, кам
ка, объярь, дороги, двоеличные дороги,
киндяк, кумач, зендядь, китайка, кра
шенина, лен, «бумажная» ткань.
Царица в шубке
с меховым и жемчужным ожерельями,
из альбома А. Мейерберга, 1661 г.
Москвичка в ферязи
Шуба, шапка и ширинка (платок)
в рукописном букваре Кариона Истомина. 1691 г.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
камчатной лазорев, подклад
ка зеленой киндяк, подпуш
ка алых дорогов, пуговицы
канительныя золотыя, цена
7 рублев. Нагрудник зеленой
тафты, потклатка крашенина
лазоревая, пуговки серебре
ныя позалачены, цена 1,5 руб
ли. Ферези полосатых дорогов
на белье черевьем меху с пу
хом, около ожерелья золотной
плетень, нашивка золотная на
зеленом шелку, цена 8 рублев.
Кафтан дорогильной зеленой
стеганой на бумаге, подкладка
лазоревой крашенины, под
пушка рудожелтых дорогов,
пуговицы зеленой шелк с зо
лотам на снурку, цена 4 рубли
4 гривны… Рубах добрых з зо
латам, и белых мужских и жен
ньих 30, цена 11 рублев… кара
бин немецкой работы, стволи
на тонкая, замок руской, 2 ко
рабина русской работы з за
мками, 4 пистоли и з замками,
4 бердыша, 4 лука, 1 турецкой
з золотам, 3 руской работы,
3 дерева были чинаровых, к
длинным пищалем ложе…
ÅËÎÁÈÒÍÀ
ß Ê
ÀÒÅÐÈÍ
ÀÒÐÅÊÅÅÂÎ
É
ÏÎÑ
ËÊÅ
ÏÐÈÑÒÀÂÀ
ÅÅ
ÑÂÎÄÍ
ÁÐÀÒ
Üß
Ì
ÈÕÀÈËÓ
Å
ÂÄÎ
ÊÈÌÓ
Ó
Üß
ÍÈÍ
. Î
ÊÎËÎ
1688 ã.
(Материалы исторические и
юридические района бывшаго Прика
за
Казанского Дворца. Т. 1. С. 26 — 27)
Великим Государем, Царем и
Великим Князем Иоанну Алек
сеевичу, Петру Алексеевичу, всея
Великия и Малыя и Белыя Росии
Самодержцем, бьет челом раба
ваша Катерина Иванова дочь Ма
лахова, Андреянова женишка
Патрекеева. В прошлых, Госу
дари, годех отец мой Иван Афо
насьевич умре, а я, раба ваша,
после отца своего осталась в
дому его с мачихою своею, со
вдовою Анною и с детьми ея, с
Михайлом да с Овдокимом Ле
вонтьевыми детьми Ульянины
ми. И в прошлом же во 196 году
мачиха моя, а их Михайлова да
Овдокимова родная мать, вдова
Анна, умре ж, а дети ея, они Ми
хайла да Овдоким, после отца
моего из дому животы отца мое
го вывезли к себе в поместье
свое, в деревню Коробино, а жи
вотов отца моего они, Михайла
и Овдоким, взяли: подголовник
с деньгами, а в том подголовке
было денег двадцать пять рублев;
да платья мужскаго и женска
го теплаго и холоднаго: три
шубы бараньих, цена два руб
ли; два кафтана сермяжных
новых серых, цена рубль: да
рубах мужских и женских: де
сять рубах мужских, десятеры
портки, десять рубах женских
алляных, цена рубахам муж
ским и женским и порткам
четыре рубли с полтиною; да
служилой сбруи: сабля с оп
равою серебряною, цена пять
рублев,
два хомута ременных,
цена сорок алтын с гривною,
сани да медведна, цена полтора
рубли; да четыре лошади: мерин
сер, цена десять рублев, мерин
гнед, цена три рубли, да мерин
иноходец саврас, цена пять руб
лев, да мерин игрень, цена пять
рублев; да посуды медной и дре
вяной: блюд и торелей и сково
родок, по цене на шестнадцать
алтын на четыре деньги; да мел
кой животины: пять овец, цена
рубль, пять свиней, цена сорок
алтын, три гнезда гусей, цена
двадцать алтын, двадцать кур
русских, цена четыре гривны; да
стол большой, цена десять алтын:
да два цепника большия, цена
сорок алтын, да молоченаго хле
ба ржи и овса двадцать четвертей,
цена четыре рубли. Милосердые
Великие Государи, Цари и Вели
кия Князи Иоанн Алексеевич,
Петр Алексеевич, всея Великие
и Малыя и Белыя Росии Само
По аналогии рассмотрим мужскую
одежду дворян.
ßÂÎ×ÍÀ
ß
×ÅËÎÁÈÒÍÀ
ß
ÒÀ
ÒÀÐÑÊÎÃÎ
ÌÓÐÇ
Û
ÊÍ
ß À
ËÅ
ÎËÀÒÊÎÇÈÍÀ
1671 ã.
(Кресть
янская война под предводительством
Степана Разина. С. 37 — 38)
[Богатый темниковский помещик
описывает пропавшее имущество
(парадное и повседневное)
Мой, холопа твоего, охобень
светломалинового цвета изуфр,
анбурка, подлажон зеленою
тафтою, нашивка казыбаль
ская волоченого золота, кру
гом плетень золотой серебром,
цена 13 рублев, ферезя зеленый
изуфр, анбурка, подпушка ру
дожелтая тафта, нашивка се
ребряная по лазоревому шел
ку с кистьми, кругом галун,
шелк лазорев с золатам, цена
12 рублев. Шапка лисья чернай
лисицы, зеленова сукна, испод
гарнастайнай, нашивка таф
тяная, цена 3 рубли. Шапка
соболья вершок бархатной
рудожелтай с жемчужны пет
ли, цена 10 рублев. Кафтан
Телогрея из стены Китай-города,
вторая половина XVII в. ГИМ
ÀÐÕÈÂ
держцы, пожалуйте меня, рабу
свою, велите, Государи, по них
Михаила и Овдокима послать
пристава, а буде их пристав дома
не изъедет, велите, Государи,
взять людей их и крестьян, кого
пристав дома изъедет. Великие
Государи, смилуйтеся пожалуй
те.
ßÂÎ×ÍÎÅ
×ÅËÎÁÈÒ
À
ÄÐÅ
ÍÀ
Ï
ÀÒÐÅÊÅÅÂÀ
1690 ã.
(Материалы исторические и юриди
ческие района бывшаго Приказа Ка
занского Дворца. Т. 1. С. 34 — 35)
Бьет челом и являет, холоп ваш,
Андреяшка Патрекеев. В нынеш
нем, Государи, во 198 году, в фев
рале месяце, покрали меня, холо
па вашего, неведомые воры тати,
а кражею взяли из домишка мое
го, из клети, платья:
кафтан од
нарядошной зеленой, цена пять
рублев, шубу китайчатую на
зайцах, цена три рубли, четве
ры сапоги мужских новых и
старых, цена рубль, шапку с
лисицею, вершок однарядошной
темновишневый, цена двадцать
алтын, рукавицы под сукном
однарядошным, цена четыре
гривны; да сабля, оправа мед
ная, цена восемь гривень; сед
ло с войлоки, цена тридцать
алтын; саадак с луком, цена семь
гривень; два карабина, цена
четыре гривны, да пара писто
лей, цена сорок алтын, да ля
дунка бархатная, оправа сереб
ряная, цена восемь гривень, да
бердыш, цена восемь алтын две
деньги
; двои сошники с полица
ми, цена две гривны; да женскаго
платья: шубка лисья, цена восемь
рублев, да шубка киндяшная хо
лодная, цена сорок алтын; да тре
ух тафтяной на куницах, цена
тридцать алтын, кокошник жем
чужной, цена три рубли, четыре
кокошника золотных, цена пол
тора рубли; да шапку женскую,
цена два рубли; да белья взяли:
двадцать навин алляных, десять
холстин посконных, цена холстом
алляным и посконным девять
рублев, да рубах мужских и жен
ских двадцать четыре рубахи, цена
рубахом три рубли, десятеры порт
ки, цена рубль; да белой посуды:
дюжину стаканов да солоницу,
цена четыре гривны, четыре блю
да оловяных, цена рубль, двена
дцать торелей оловяных, цена
восемь гривен; да медной посуды:
две сковородки, цена восемь гри
вен, да братинку, цена четыре
гривны; две кандеки, цена два
дцать алтын; двадцать пять по
лот ветчины, цена четыре рубли;
шестнадцать полотков гусиных,
десять уток, пятнадцать ососов
свежих, цена полоткам и уткам
и ососам двадцать алтын; да люд
скаго платья: три шубы бараньи,
цена два рубли пять алтын, три
кафтана сермяжных, цена ше
стьдесят алтын, три ростегая
крашенинных алляных, цена
полтора рубли, десяь сорок зо
лотных и белых и ностных [ве
роятно, «носильных», повседнев
ных?], цена полтора рубли; два
сукна сермяжных серых, цена
тридцать алтын; три япанчи, цена
рубль; три седла с войлоки люд
ских, цена двадцать алтын, да
саадак люцкой, [цена] восемь
алтын две деньги, две сабли люд
ския же, цена двадцать алтын,
три узды, цена две гривны; две
надцать холстов алляных и по
сконных, цена два рубли с пол
тиною, пятнадцать рубах мужских
и женских, цена тридцать алтын,
осьмеры портки, цена четыре
гривны; четыре косы, цена рубль,
пять топоров, цена двадцать ал
тын, семь серпов, цена две грив
ны, четверы сошники людских,
цена полтина; да печатных книг:
псалтырь учебную, два часослова,
цена полтора рубли. Пожалуйте
меня, холопа своего, велите, Го
судари, челобитье мое и явку за
писать.
ßÂÎ×ÍÎÅ
×ÅËÎÁÈÒ
À
ÄÐÅ
ÍÀ
Ï
ÀÒÐÅÊÅÅÂÀ
ÏÎ
ÁÅÃÅ
ÎÒ
ÍÅÃÎ
,
ÑÎÅÄÈÍÅÍÍÎÌ
ÏÎÊÐÀÆÅÞ
,
ÊÐÅÏÎÑÒÍÎÃÎ
ÊÐÅÑÒ
Üß
ÍÈÍÀ
Ï
ÀÐÔÅÍÀ
ßÊÎÂ
ËÅÂÀ
ÑÅÌ
É.
ЯЯЯßíâàðü] 1691 ã.
(Материалы исторические и юриди
ческие района бывшаго Приказа Ка
занского Дворца. Т. 1. С. 35 — 36)
Бьет челом и являет холоп ваш,
Андреяшка Алексеев сын Патре
кеев. В нынешнем, Государи, во
199 году, Генваря в 13 день, в ночи,
бежал от меня, холопа вашего,
крепостной мой крестьянин…
Парфенка Яковлев с женою и с
детьми и со внукою Матренкою
и с крестьянскими животы, а дочь
его Парфенкина жила у меня, хо
лопа вашего, Фетюшка во дворе
и ходила в ключах, и покрала у
меня животишки, платья моего:
три шубы бараньих, одна кума
чем опушена, цена три рубли;
кафтан темнозеленой, цена три
рубли; кафтан темнозеленой,
цена три рубли; кафтан сермяж
ный серый, цена восемь гривен;
шубка женская зенденная, оси
новый цвет, на лисицах, цена пять
рублев; шубка киндяшная зеленая,
цена полтора рубли; шесть ко
кошников шитых золотом, цена
три рубли; цепочка с крестами,
цена полтора рубля; да подголо
вок, а в подголовке было денег
тридцать пять рублев; да всякия
письменный крепости мои, холо
па вашего, кои были кабалы и
вплатенныя росписки против ка
бал моих и тестя моего, Ивана
Малахова, и ваши, Великих Госу
дарей, платежный отписи. И где
тот мой крестьянин Парфенка,
бегая от меня, холопа вашего,
объявится где на татьбе, или на
разбой или на каком нибудь во
ровстве, и в том бы мне, холопу
вашему, и людишком моим, и кре
стьянишком, от вас, Великих Го
сударей, в пене не быть. Пожа
луйте меня, холопа своего, вели
те, Государи, челобитье мое и явку
записать.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
ßÂÎ×ÍÎÅ
×ÅËÎÁÈÒ
À
ÄÐÅ
ÍÀ
Ï
ÀÒÐÅÊÅÅÂÀ
ÎÁ
ÎÃ
ÐÀÁËÅÍÈÈ
ÅÃÎ
ÄÎÐÎÃÅ
ÐÀÇ
ÁÎ
ÍÈÊÀÌÈ
[Àâãóñò] 1691 ã.
(Материалы исторические и юриди
ческие района бывшаго Приказа Ка
занского Дворца. Т. 1. С. 36 — 37)
Бьет челом холоп ваш, Андре
янка Патрекеев. В нынешнем, Го
судари, во 199 году Августа в 10
день, ехал я, холоп ваш, в Арзамас,
и на дороге, на Домадышевском
лесу, напали на меня, холопа ва
шего, воры и ограбили. А грабежем
взяли платья:
кафтан суконный
зеленый, цена четыре рубли;
да шапка соболей, вершик су
конный вишневый, цена рубль;
да япанчу валяную, цена два
дцать алтын;
да сумки кожаныя,
цена восемь алтын две деньги; да
денег пять рублев; да писем: за
емную кабалу в пяти рублях на
Никона Иванова сына Плещеева,
да Данилу Елисеева сына Верев
кина в трех рублях, да сделочную
запись, это поступился Василей…
крестьянина своего Якушку…
ÅËÎÁÈÒÍÀ
ß
ÊÍ
ß À
ÐÅ
ß Ê
ÓÐÀÊÈÍÀ
1699 ã.
(Мате
риалы исторические и юридические
района бывшаго Приказа Казанского
Дворца. Т. 1. С. 87)
[Сбежавшие из поместья князя в
Пензенском уезде холопы украли муж
скую одежду]
…кафтан суконный маковый,
цена 3 р.; кафтан темнозеленый,
цена 2 р. 16 алт. 4 деньги; кафтан
лазоревый, цена 2 р.; кафтан
армячный, цена 1 р. 16 алт. 4
деньги; два кафтана китайчатых
стежных, цена 3 р.; кафтан стеж
ной киндячный — цена 1 р.;
кафтан дорогильный, цена 40 ал
тын; шапка бархатная соболья,
цена 1 р.; шапка соболья, вершок
суконный маков, цена 40 алтын;
шапка вершок суконный око
лыш трухменский, цена 23 алтын
2 деньги; сапоги лазоревые да
вишневые сафьянные — цена
40 алтын; двои сапоги сафьян
ные черные- цена 26 алтын
4 деньги; четверы сапоги коз
ловые, цена 1 р.; двои штаны
кумачные — цена 40 алтын; двои
штаны пестрядинные, цена
16 алтын 4 деньги.
Русский дворянин. Вторая половина XVII в. Реконструкция
КИРиСФ «Владычный полк» (г. Саранск).
На помещике помимо рубахи, портов, нижнего кафтана одет верхний кафтан белого сукна,
отделанный по всем швам вишневым шнуром, застегивающийся на золоченые серебряные
пуговки, опоясанный красным шелковым кушаком
с кистями из серебряных нитей.
У сына боярского на поясе обязательный кошель, заменяющий карман, которого не было
в одежде Древней Руси. Эти приспособления были самые разные, шились из различных
сортов кожи ткани, и имели следующие названия: мошна, бумажница, хамьян, через.
На боку сабля польско-венгерского типа трофейная, поскольку почти все саранские дворяне
участвовали в Русско-Польской войне 1654 — 1667 гг.
Рукоять из мореного дуба, ножны
обтянуты темно-синим бархатом. Вооружен карабином русской работы середины
XVII
столетия, к которому обязательны пороховница-натруска и лядунка — своебразный
патронташ XVII в., в котором хранились первые бумажные протопатроны,
где находилась отмеренная норма пороха на один выстрел и шарообразная свинцовая пуля
Служилый саранский мурза.
Последняя треть XVII в.
Реконструкция
КИРиСФ «Владычный полк»
(г. Саранск).
Служилый мурза одет
в ездовой лазоревый кафтан
с короткими до локтя
рукавами, опоясанный пестрым
полосатым шелковым кушаком.
Вооружен, как написано
в сказке 1680 г. саранского
мурзы Дмитрия Исянгилдина,
саадаком (лук в налуче
и колчан со стрелами)
и кривой турецкой саблей
ÀÐÕÈÂ
Одежда, оружие
(запись как
Сукно, черная лиса,
Верх — бархат,
Лиса, сукно (?)
Верх — сукно, соболь,
Бархат, соболь
Верх — сукно, соболь
Верх — сукно, «околыш трух
Верх светло-малиновый,
Верх — изуфр (гамбургский),
волоченного золота,
«кругом плетень зо
Верх зеленый, подпушка
«рудажелтая»
Верх — изуфр (гамбургский),
ная по лазоревому
шелку с кистьми,
Верх лазоревый,
подкладка зеленая,
Верх — камка, подкладка —
киндяк, подпушка — дороги
Верх — зеленый,
Верх — тафта,
хромный (?)], подкладка
из беличьего меха
Верх — дороги, опушка
золотой плетень,
Верх зеленый, подкладка
лазоревая, подпушка
Верх — дороги, подкладка —
«бумажная» ткань,
4 руб.
4 гривны
Верх — «китайка», мех заячий
Каждый
по 3 руб.,
всего 6 руб.
4 руб.
2 руб. 16 алтын
4 деньги
1 руб. 16 алтын
4 деньги
Äâîðÿíñêèé ìóæñêîé êîñòþì íà òåððèòîðèè ìîðäîâñêîãî êðàÿ âî âòîðîé ïîëîâèíå XVII â.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
Одежда, оружие
(запись как в источнике)
Сапоги 4 пары
26 алтын
4 деньги
4 пары сапог
4 гривны
16 алтын
4 деньги
«Стволина тонкая, замок русский»
«З замками»
4 пистоли
«З замками»
4 бердыша
4 лука
«Один турецкой работы з золотом,
4 гривны
Дерево, бархат,
Ìóæñêèõ øàïîê
зафиксировано
7. Верхняя часть сшита у 5 шапок
из сукна, у 2 из бархата; опушены
черной лисой, горностаем, соболем,
лисой одна с околышем «трухменс
ким». Две шапки Долаткозина имели
нашивки и жемчужные петли. Цвета
верха: зеленый, оранжевый, темно-
вишневый, вишневый и маковый.
Наиболее распространено общее
наименование —
êàôòàí
, без всякой
конкретизации, таких предметов 10,
особо значатся 3 стеганых кафтана
и 1 кафтан армячный. Верх кафтанов
(из указанных) был сшит из камки
(1 шт), дорог (2 шт.), сермяги (1 шт.)
и сукна (3 шт.). Стеганые кафтаны
шились из китайки (2 шт.) и киндя
ка (1 шт). Подкладка и пуговицы
указаны только у 2 кафтанов Долат
козина: подклад — киндяк и «бу
мажная» ткань; пуговки канительные
золотные и зеленый шелк с золотом
«на снурку». Наиболее дорогие по
стоимости также кафтаны Долатко
зина — за 7 рублей и 4 рубля
4 гривны.
Êàôòàí-îäíîðÿäêà
(т. е. в один
ряд ткани, не имеющий подклада)
зафиксирован только один, с обозна
чением цвета — зеленый, судя по
высокой стоимости в 5 рублей, мож
но предположить, что сшит был из
хорошего сукна.
Åïàí÷à
(дорожный плащ) валя
ная значится 1 — у Андреяна Пат
рекеева и оценена в 60 копеек.
Îõàáåíü
1, в имуществе Долат
козина, сшит из светло-малинового
гамбургского «доброго» сукна, под
ложен тафтой с нашивками из воло
ченного золота, имеет самую высокую
стоимость из всех указанных пред
метов верхней одежды — 13 руб
лей.
Ôåðåçåÿ
— 1, в имуществе До
латкозина, верх сшит из зеленого
гамбургского изуфра, подпушка из
«рудажелтой» тафты, «нашивки се
ребреные по лазоревому шелку с
кистьми…».
ÀÐÕÈÂ
Íàãðóäíèê
— 1, в
явочной Долаткозина, верх
из зеленой тафты, подклад
из лазоревой крашенины,
«пуговки серебреные по
золочены», цена 1,5 рубля.
Ôåðÿçè
, предположи
тельно 2, на беличьем меху,
верх был сшит из поло
сатых дорогов, «около
ожерелья золотой плетень,
нашивка золотная на зе
леном шелку», их стоимость
составляла 8 рублей.
Также в документах
значатся 4
øóáû
. У од
ной верх китайка, испод —
заячий мех (ценой в 3 руб
ля) и 3 шубы бараньих,
у одной верх кумачный (за
все также 3 рубля).
В описях обнаружены
12 пар
ñàïîã
, у Патреке
ева 4 пары старых и новых
без указания на матери
алы и цвет (оценены в 1
рубль). У князя Куракина
4 пары сафьяновых сапог,
из которых 2 пары чер
ного (26 алтын 4 деньги), пара виш
невого и пара лазоревого (40 алтын
за обе пары) цвета, также «четверы
сапоги козловые» за 1 рубль.
Среди прочей одежды разной
стоимости зафиксированы
øòàíû
ðóáàõè
ðóêàâèöû
Всего в документах, говоря
щих о мужской одежде, упомянуты
10 наименований и 25 предметов
верхней одежды.
Данные вещи были пошиты из
пятнадцати видов тканей: сукно, бар
хат, изуфр, тафта, камка, киндяк,
дороги, крашенина, «бумажная» ткань,
китайка, кумач, сермяга, сукно «од
норядошное», пестрядь, лен.
Таким образом, в приведенных
росписях мужской и женской верхней
одежды дворян отмечено 14 наиме
нований: 15 шуб, 7 холодных телогрей,
3 теплые шубки, 5 холодных шубок,
3 охабня, 7 ферязей, 2 кюрти, 2 фе
рязи, 10 кафтанов, 1 нагрудник,
1 однорядка, 1 кафтан армячный,
3 кафтана стеганых, 1 епанча; итого
61 предмет.
Среди прочего имущества упо
мянуты «рубахи мужские и женские»,
ожерелье и зарукавья, «низанные
жемчугом», различные ювелирные
украшения, порты, сапоги, сумки,
вооружение дворян и др.
Всего в приведенных документах
мужская и женская одежда сшита из
20 видов тканей: тафта, атлас, атлас
золотный, бархат, камка, объярь,
дороги, двоеличные дороги, киндяк,
кумач, зендядь, «китайка», краше
нина, лен, «бумажная» ткань, сукно,
изуфр, сукно «однорядошное», сер
мяга, пестрядь.
Названия видов одежды, ее со
отношение в «гардеробе» помещиков
различного имущественного положе
ния не выделяется из общероссийских
тенденций данного времени. Таким
образом, можно констатировать, что
в XVII столетии одежда привиле
гированного сословия носила обще
российский характер, исключая не
которые национальные компонен
ты нерусских дворян и москов
скую верхушку последней четвер
ти XVII столетия, подверженную
заимствованиям из Польши, Венгрии
и иных стран.
ÈÁËÈÎÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
См.:
Ôðîëîâ Ä. Â.
Первый век саранской
истории: город и его жители в XVII столетии.
Саранск. 2014. С. 61.
Там же. С. 16.
Там же.
Там же. С. 18.
Там же. С. 20.
Там же. С. 23 — 24.
Русский дворянин. Середина XVII в.
Реконструкция КИРиСФ «Владычный полк»
(г. Саранск).
На помещике поверх рубах и портов
темно-синего бархата зипун. Поверх зипуна
другой кафтан с короткими рукавами тонкого
бордового привозного сукна-скарлата, опоясанный
атласным узочатым кушаком, за которым
персидский кинжал с ножнами и рукоятью
красного дерева, украшенными полудрагоценными
камнями. На боку сабля в ножнах, обтянутых
бордовым бархатом и декорированных золочеными
накладками с различными полудрагоценными
камнями в глухих кастах. Сверху кафтан-охабень
с долгими откидными рукавами, сшитый из
турецкого шелка с крупными тюльпанами —
одним из любимых мотивов турецкого текстиля.
На охабне серебряные узорчатые пуговки. Из-под
пол кафтанов видны дорогие красные сапоги
с загнутыми носами. В правой руке дубовая
трость, на руках белые, тонкой кожи перстатые
рукавицы-перчатки. На голове бархатная шапка,
шитая жемчугом, с песцовой опушкой
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
ЧЕЛОВЕК НА ВОйНЕ:
ЛЕКСАНДР
КОВЛЕВ -
ГЕРОй ВЕРДЕНА
Человек на войне — тема, со
вершенно не изученная в российской
историографии. Лишь в последние
годы появились работы Е. С. Се
нявской, обобщившей российский опыт
войн ХХ в.
Во многом под воздейс
твием ее наработок исследователи
обратились к анализу менталитета и
социального поведения солдат русской
армии в годы Первой мировой войны
(О. С. Поршнева), осмыслению
психологического состояния армии
(А. В. Асташов), эволюции солдат
ского сознания (С. Н. Базанов) и т. д.
Появление первых работ по данной
тематике поставило вопрос о судьбах
конкретных людей на войне, их вос
приятии экстремальной военной си
туации. К сожалению, исследования
этого типа единичны
Для понимания поведения чело
века на войне весьма значима кате
гория пограничного состояния, вве
денная немецкими экзистенциалиста
ми. По М. Хайдеггеру, взгляд в
глаза смерти — единственное сред
ство вырваться из сферы обыденно
сти и обратиться к самому себе.
Только непосредственное касание
смерти вызывает состояние метафи
зического страха, «экзистенциональ
ного страха», страха «Ничто». Че
ловек осознает свое бытие как «бы
тие-к-смерти». Экзистенциональный
страх рождает решимость воплотить
уникальную ситуацию собственной ко
нечности в уникальность сознатель
но проектируемой жизни. Смерть —
способ быть, который перенимает
здесь-бытие, поскольку оно есть.
Поэтому смерть в самом широком
смысле слова есть феномен жизни
По К. Ясперсу, в условиях погра
ничной ситуации мир оказывается
«интимно близким», становится не
существенным все то, что заполняет
человеческую жизнь в ее повседнев
ности, индивид непосредственно от
крывает свою сущность, начинает
по-иному смотреть на себя и на ок
ружающую действительность, для
него раскрывается смысл его «под
линного» существования. Смерть
Французский офицер стоит возле кладбища с недавно похороненными солдатами,
которые погибли на линии фронта Первой мировой войны — Сен-Жан-сюр-Турб
(область Шампань), на востоке Франции на 19 декабря 1916 г.
http://kudabra.ru/pics/pervaya-mirovaya-vojna-nevidannye-fotografii-s-fronta-83/
Исследование выполнено при финансовой под
держке РФФИ, проект «Крестьянство и казаче
ство в России в годы революции 1917 года и
гражданской войны: регионально-национальный
аспект» ¹ 15-31-12034.
ÀÐÕÈÂ
касается каждого человека и служит
пограничной ситуацией в той степе
ни, в какой она открывает ограни
ченность нашего бытия, входя в
жизнь
Жизнь человека на войне насы
щена пограничными ситуациями, ко
торые, сменяя друг друга, сливают
ся и становятся постоянно действую
щим фактором. Первый яркий опыт
подобного рода дала Первая мировая
война. Ее восприятие достаточно
полно можно представить на примере
биографии и документов А. А. Яков
лева — поэта, писателя, револю
ционера, погибшего под Верденом.
17 октября 1885 г. в Красносло
бодске в семье учителей четырех
классного городского училища Алек
сандра Васильевича и Валентины
Петровны Яковлевых родился сын
Александр, о чем была сделана со
ответствующая запись в метрической
книге Благовещенской церкви
. Окон
чил Краснослободское городское учи
лище, в 1896 г. поступил во второй
класс Курской классической гимназии.
Юношеские стихи печатались в кур
ских газетах. В 1899 г. переехал
вместе с семьей в Воронеж, где отец
преподавал в 1-й мужской гимназии.
По воспоминаниям дочери Алексан
дра Васильевича Марии, в 1901 г. в
37 лет отец умер от чахотки, и семья
осталась жить в Воронеже.
В 1903 г. А. А. Яковлев посту
пил на историко-филологический фа
культет Московского университета,
увлекся народническими идеями, за
тем стал членом партии эсеров. Со
бытия революции 1905 г. вовлекли
его в свой водоворот. В одном из
писем к матери он поделился своими
раздумьями: «Совесть говорит мне,
что всю свою жизнь я должен упот
ребить на благо народа, которого я
неоплатный должник, что ни одного
года, ни одного часа я не имею пра
ва трудиться для создания своего
личного счастья. Я не имею сил и
не хочу противиться этому
голосу»
В декабре 1905 г. А. А. Яковлев
участвовал в вооруженном восстании
в Москве в качестве руководителя
боевой дружины московских эсеров
(партийная кличка Тарас Гудков).
Е. Азеф поручает ему организовать два
покушения: на генералов Г. А. Мина
и Н. К. Римана — усмирителей де
кабрьского восстания. Акции не уда
лись, и все их участники были арес
тованы. Весной 1907 г. Особым
присутствием Петербургской судебной
палаты А. А. Яковлев, А. Гоц и
никому ныне неведомый Павлов были
приговорены к лишению прав и ссыл
ке на каторжные работы. А. А. Яков
лев получил пять лет каторги, сослан
в пос. Горный Зарентуй, затем — в
Нерчинск, где и остался на поселении
под надзором полиции. В Горном
Зарентуе написал воспоминания «По
этапам Нерчинской каторги», наме
ревался опубликовать их в журна
ле «Русское богатство» и, заделав
свои записки в деревянную шкатул
ку, переправил их на волю через
М. А. Беневскую, одну из ссыльно
поселенок, бывшего члена Боевой
организации партии эсеров. В целях
конспирации на рукописи поставил
псевдоним — Т. Краинский
Осенью 1913 г. А. А. Яковлев
бежал в Китай, оттуда — во Фран
цию, до которой добрался в декабре.
Франция стала для него второй ро
диной. Позднее он напишет: «К
Франции я тоже привык. Живу здесь,
языку научился, людей узнал. Ко
нечно, не родной сын, а, как бы ска
зать, в приемышах. Только ведь,
знаете, если чужие люди да встретят
ласково, да особенно после того, как
в родной-то семье ласки не знал,
должен человек эту ласку почувст
вовать или нет? А если почувствовал,
так как же и не заплатить за нее при
случае?»
Начавшаяся Первая мировая вой
на произвела переворот в его созна
нии. Он почувствовал себя русским:
«Первое дело — русский я, и ко
ренной русский, до самой последней
косточки, и так, думаю, всегда рус
ским и останусь, хотя бы пришлось
прожить за границей еще, скажем,
сто лет… Россию люблю, страну свою
родную люблю, народ свой. Нельзя
вблизи, люблю издали»
В годы Первой мировой войны
подхваченный общим патриотичес
ким подъемом («все кругом шли»)
А. А. Яковлев поступил доброволь
Воодушевленные парижане 2 августа 1914 г.
http://humus.livejournal.com/2598938.html
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
цем во французскую армию. Объяс
няя причины этого поступка, он от
мечал: «Старые шли и молодые,
холостые и женатые. А я человек в
самом соку — тридцать лет мне, ни
от кого не зависимый, ни жены, ни
детей у меня нету, и вдруг один сза
ди остаюсь. Почему так?»
. Причем
решение идти в армию у него не яв
ляется спонтанным, оно вполне об
думано: «И когда шел, так знал,
отчего и на что иду: на трудное дело
иду, на страшное. И не в том труд
и страх, что убить могут, — смерти
я никогда, кажется, не боялся, не
знаю, что это такое — смерть, не
могу себе представить. Также и го
лод, холод, всяческие физические
лишения — все это тоже несладко,
и лучше бы обойтись без этого, еже
ли можно, но, коли так пришлось,
особенно горевать не стану: голода
и холода я и без войны повидал до
статочно, так этим меня очень-то не
удивишь»
. В письме матери в сен
тябре 1915 г. он предполагал: «Мне
предстоят более беспокойные време
на, чем было до сих пор. Мне ка
жется, что не надо скрывать этого
от тебя и всех вас, милые мои. Будем
надеяться, что все кончится хорошо.
Главное, чтобы все хорошо кончилось
для России и Франции. Остальное
имеет уже гораздо меньшее значение.
Не правда ли?»
По словам одного из лидеров
партии эсеров Б. В. Савинкова, «че
рез Иностранный Легион, через его
монастырское послушание, прошел и
Яковлев, прошел, не ропща, принимая
все тягости не солдатской, а „марок
канской“ жизни»
. Он сражался в
составе 2-го Иностранного батальо
на. Весной 1915 г. был переведен в
волонтеры 10-й роты 151-го пехот
ного полка, в рядах которого участ
вовал в сентябрьском наступлении в
Шампани. А. А. Яковлев оставил
пронзительное описание атаки под
Шампанью, великолепно передающее
ритм ратного труда. Его стоит вос
произвести полностью: «С лейтенан
том мы все время с тех пор, как
нагнал я его, рядом бежали. У него
лицо покраснело, и щеки толстые
набухли, надулись от напряжения. А
ружье он неловко держал, не по-
солдатски — видно, что не часто в
руки его брал раньше, солдат так
держать не станет. Загляделся на
него чего-то, казалось, новый человек
передо мной, не знал раньше такого,
он круче в сторону забирает. Я едва
лицо успел поворотить. Прямо пере
до мной, шагах в трех, проволоки на
солнце блестят в пояс вышиной, свер
нуть с дороги времени нет. Подумал
только: „Не перепрыгнуть мне, не
пролезть“. А уж ноги сами отделились
от земли, и сердце остановилось... И
ничего, перепрыгнул. Прямо не пой
му, как меня с сумками и ружьем
перенесло. Ударился в землю с раз
http://humus.livejournal.com/2220857.html
Верден (Маас), солдаты с противогазами. 31 декабря 1915 г.
Французские солдаты ведут стрельбу
из 155-миллиметрового миномета
из траншеи на линии фронта.
Неизвестное место во Франции
http://kudabra.ru/pics/pervaya-mirovaya-vojna-nevidannye-fotografii-s-fronta-83/
ÀÐÕÈÂ
бега — дальше побежал. И вдруг
мысль в голове: а лейтенант где же?
Почему его не видать?
Гляжу назад — вижу: лежит лей
тенант на траве, животом вниз, тол
стые ноги раскинулись широко. При
поднялся на руках, силится встать и
не может. И такая улыбка чудная
стала на лице — и удивленная, и
радостная вместе. Хочет, видно, по
нять, что такое случилось с ним, и
еще не совсем понимает. Кричу ему
издали: „Ранило вас?“. А он мне в
ответ: „Это ничего, это ничего... Бе
гите себе...“. И еще пуще улыбается.
Повернулся я и побежал, цепь уже
далеко вперед ушла, догонять надо
было. А потом не вытерпел, снова
глянул. В это время он уже на бок
перевернулся и подняться больше не
пробовал. Одну руку под себя по
догнул, а другую назад, и пальцы
сжимались и разжимались, будто
землю сгрести хочет.
Солдат догнал, и уже возле самой
линии, и не тех, с которыми раньше
был, а каких-то новых — должно
быть, догоняя, уклонился в сторону.
Бежали теперь вдоль гребня передней
траншеи по расчищенному месту за
другими, потому что такой приказ
был дан — как обогнем заграждения,
подаваться влево. Бежал и я вместе
со всеми. Впереди, слышно было,
свалка уже завязалась: крик доно
сился, и пулеметы где-то совсем близ
ко трещали частою дробью. А против
нас все тихо. Траншеи сверху хорошо
видать, как на ладони: первый ряд
и второй, и третий — целый город
в земле выкопанный, но совсем пус
той — ни одной человеческой фигу
ры не заметишь. Ищут глаза, обо
стрились, каждый клочок земли
ощупывают, и ничего не находят. И
было тут со мной — на одно корот
кое мгновение было — не поверил
я, что когда-нибудь увижу немцев,
встречусь с ними. Так пустота по
действовала. Знал, и в эту минуту
помнил, тоже как и раньше, что бегу
в атаку, что впереди уже шум от
свалки стоит, значит, тут они, совсем
близко, и в то же время ни памяти,
ни слуху своему не верил, когда уви
дел вдруг неожиданно и совсем перед
собой — не далее, как в пятнадцати
шагах увидел — кучка людей засе
рела среди белого камня — и понял,
кто они такие — поразился сперва
и тотчас же снова успокоился. Во
всем теле крепость как-то особенно
ярко почувствовал, стали движения
простыми и точными. Стал на коле
ни, взял ружье на изготовку и зам
ком щелкнул.
С этой минуты все, что рядом со
мной происходило, я очень смутно
помню, как бы в густом тумане. По
казалось сперва, что вокруг суетят
ся и кричат люди, и руками машет
кто-то возле самого моего плеча.
Должно быть, немцев все заметили,
но вместе с тем остановиться не мо
гут, дальше все бегут. А потом ста
ло совсем тихо и темно, как будто
стена черная опустилась между мной
и остальными. Вижу только себя са
мого и кучку людей против меня, в
пятнадцати шагах, — сверху мне
хорошо их видно, до самого пояса.
Смотрю на них, всматриваюсь в лица,
вижу на лицах разное: и страх, и
растерянность, и твердость спокойную,
у всякого свое... Два лица очень хо
рошо запомнились, особенно против
всех прочих.
Один мальчик молоденький си
лится ружье зарядить и не может
впопыхах — испугался. А рядом у
его плеча другой, к земле пригнулся,
локоть положил на парапет, винтов
ку на меня навел и, кажется мне,
очень верно навел, стрелять готовит
ся. Лицо спокойное и немолодое,
одних лет со мной, и тоже, как у
меня, бородой редкой обросло по
щекам и подбородку. Только опередил
я его, выстрелил первым. Скинул
ружье с плеча, гляжу: нет того че
ловека, пропал.
Потом я еще пять или шесть раз
выстрелил, просто уж так, в толпу,
не выбирая людей. Должно быть, и
в меня тоже стреляли, даже наверное,
но выстрелов я не слыхал. А потом
стали немцы из траншей ручные гра
наты бросать, и первая уже очень
близко от меня упала. Я лежу на
одном бугре, а она на другом, и ме
жду нами лощинка маленькая. Смот
рю на нее, вижу, как фитиль курит
ся, синий дымок вьется тойкой струй
кой, будто от папиросы, а за бугром
поле раскинулось широкое и лес си
неет. Вспыхнул вдруг желтоватый
Шампань, французская мотобатарея на пути к фронту
http://humus.livejournal.com/2220857.html
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
огонь, дрогнуло что-то, подпрыгнуло,
удар раздался сухой и короткий, и
нет ничего. Только облачко стоит
серое над тем местом, где граната
раньше лежала. Надо, думаю, слезть
с бугра, очень уж место открытое.
Выбрал себе ямку, шагах в четырех
от меня, и пополз потихоньку боком,
чтобы все время траншей не выпус
кать из виду. Только пополз, а тут
вторая граната упала еще ближе, и
я глаз от нее не могу отвести, меша
ет что-то. Так и полз полубоком, все
смотрел, как у нее фитиль дымится.
Добрался до ямы и вспомнил, что
у меня в сумке тоже гранаты лежат.
А до тех пор прямо забыл об этом.
Достал их, снял колпачки и бросил
одну за другой. Первая слишком да
леко упала — по ту сторону траншей
на меловую кучу, там и взорвалась
у меня на виду, а две другие хоро
шо — прямо в траншею И тут уви
дел я то, что раньше стеной было от
глаз скрыто, стал оглядываться...
Возле меня, в трех шагах, капрал
лежит нашего же взвода и еще че
ловека четыре подальше, только не
разберешь, живые или мертвые. А
один взобрался на самый парапет,
лежит на гребне, на открытом месте,
и ружье бросил в сторону от себя,
обеими руками голову прикрывает.
Лежим все, а немцы просто засы
пали нас гранатами. Послушаешь —
вправо рвется, влево рвется — вез
де. Капрал спрашивает: «Что делать
будем?». Я молчу, не знаю, что ему
сказать. Решил прежде всего ружье
зарядить, а там, думаю, видно будет,
только дальше лежать так нельзя,
что-нибудь предпринять надо. Рас
стегнул патронташ, замок открыл,
патроны вложил в магазин один за
другим. Заложил штуки три или че
тыре, и тут вдруг ударило меня сза
ди по спине, пониже левой лопатки,
как камнем острым хватило. В первую
минуту не понял я, не поверил как-
то. Так, мол, пустяки какие-нибудь.
Да глянул назад через плечо, шинель
звездою прорвана, а немного погодя
намокло и от крови согрелось плечо.
Лежу — молчу, самому себе при
знаться не хочется, что ранен, само
го себя обмануть хочу. Ружье пере
до мной на земле валяется. Вздумал
к нему руку протянуть, поднять с
земли — не движется рука, отвисла,
как плеть. Пальцы хорошо действу
ют и силы не потерял, а руки не могу
поднять. Взял ружье в левую, по
вернулся к траншеям спиной и пополз
назад потихоньку. Капрал сзади кри
чит: «Ранило вас?». «Ранило», —
говорю. И вот, скажите, — ведь
столько видел вокруг себя гранат, и
ни одна из них не тронула, а этой,
которая ранила, не заметил, и взры
ва я не слыхал...»
У А. А. Яковлева переживание
пограничного состояния между жиз
нью и смертью носит глубоко инди
видуальный характер, что можно
понять из его описания. Здесь ска
зываются личные качества и опыт,
а также происхождение и воспитание.
Отсюда внимание не только к об
стоятельствам атаки, но и к людям,
их поведению, к врагу. Кроме того,
сказался писательский опыт, порож
дающий взгляд на военную действи
тельность через призму художест
венного восприятия.
В письме домой 28 сентября 1915 г.
А. А. Яковлев явно смягчал проис
шедшее: «Пользуюсь первой возмож
ностью, чтобы дать знать вам о себе.
Я получил легкую рану в левое пле
чо, во время атаки, в момент взятия
немецкой траншеи. Ранен я осколком
ручной бомбы, которая теперь в ши
роком употреблении. Так как осколок
был довольно большой, глубоко он
не прошел, рана легкая, и я думаю,
что через месяц, считая больничное
время и коротенький отпуск, который,
надеюсь, получу, снова вернусь на
фронт. Три ночи я почти не спал,
очень плохо питался, и все-таки, ра
ненный очень легко, добрался до
концентрационного пункта — кило
метрах в десяти, и сейчас чувствую
себя хорошо»
. В «Рассказе волон
тера» он более подробен: «Лежу вот
уже второй месяц раненый. Ранило
меня во время последней атаки в
Шампани. Рана не то чтобы опасная,
жизни ни с какой стороны не угро
жает, но, однако, очень себя чувс
твовать дает, особенно первое время,
пока ее еще не зашили. Врезался,
знаете, такой кусочек железа в мясо,
полоснул по спине что было силы и
проложил себе дорогу вершка в три
с половиною длиною. Первое время
спать не мог от боли. Облокотишься
локтем здоровым на подушку, уста
вишь тело как поудобнее и сидишь
так всю ночь до утра, глаз не закры
вая. Думаешь, на луну смотришь.
Ну, конечно, и вздремнешь незамет
Солдат пишет
письмо домой
http://pikabu.ru/story/pervaya_mirovaya_voyna_4134898
ÀÐÕÈÂ
но для себя минут десять. И днем
то же самое — постель, перевязки…
Спиртом прижгут тебе рану или йо
дом, по всему телу огонь бежит.
Выйдешь когда к воротам на минуту,
посмотришь направо, налево — и
опять в палатку. Мало веселого? А
я вот что скажу: никогда во всю мою
жизнь не было мне так хорошо и
радостно, как в эти дни. Боль, ночи
бессонные? Господа, да я готов так
до конца моей жизни сидеть в по
стели, только бы радость моя со мной
осталась. И даже боли этой самой
рад. Словно хочется болью телесной
за душевную радость заплатить»
А. А. Яковлев описывает госпи
тальные будни, сопоставляет при этом
русских и французов: «По воскре
сеньям тут (в госпитале) иногда уст
раивают маленькие концерты. Фран
цузы это очень любят, и, чуть толь
ко человек умеет хоть капельку петь
или знает два-три стихотворения, он
уже считает своим долгом влезть на
эстраду или на стол, пропеть и про
декламировать, а другие считают
своим долгом выслушать его и потом
похлопать. Отказываться — значит
делать большую невежливость. По
этому и мне приходится влезать на
эстраду и петь, хотя тут никто ни
слова по-русски не знает. Им нра
вится, видно, и не хотят верить, что
я не учился петь. Действительно,
иногда ничего выходит. И голосу как
будто возвращается прежняя звуч
ность. А одно время — ведь пом
ните? — я его совсем прокричал и
почти лишился. Французы поют пло
хо, и песни у них — или шансонет
ка, или очень сентиментальное что-
нибудь со слащавым мотивом. Ак
кордов и хорового пения они совсем
не знают, и главное внимание всегда
обращено на слова. Вылезет наверх
какой-нибудь широкоплечий, широ
кокостный детина с толстыми губами
и щеками и сладким голосом запоет,
как он влюбился в розу, и тут не
пременно будет и лунный свет, и
нежные вздохи, и все, что полагает
ся. Лучше всего они бывают, когда
начинают шутить или острить. Юмо
ра природного у них очень много,
много уверенности и блеску в остро
тах. Я то, что не пойму, угадаю по
лицам слушателей и смеюсь не мень
ше других»
После госпиталя А. А. Яковлев
возвращается в часть и попадает в
тяжелейшие бои под Верденом. «Мы
занимаем довольно ответственный
сектор, — писал он о боях, — при
шли мы прямо, что называется, на
„новь“, в „девственные“ места. По
пали сперва в резерв, а потом уже
10 дней провели в траншеях. Но раз
ницы между резервом и траншеями
в то время не было. Для меня ясно,
что немцы, несмотря на всю их дис
циплину и организованность, ничего
не могли сделать больше — были
истощены до конца. Остановились
на одном месте и только продолжа
ли во все стороны сыпать снарядами,
разбрасывать их в значительной сте
пени наобум, где придется. Конечно,
и тут снаряд иногда попадал в цель:
в первую же ночь, через два часа по
прибытии, когда пришлось нам тащить
на первую линию ящики с митраль
езными лентами, очень близко от меня
один из таких шальных снарядов двух
убил и троих ранил. Лишь дней че
рез 5, когда мы успели на скорую
руку зарыться в землю, обнестись
проволокой и отчасти приготовить
„буайо“, немцы приступили к плано
мерному обстрелу, но теперь уже
добраться до нас было гораздо труд
нее. Лишь „корве“ попрежнему стра
дали... Во время шампанской атаки
быстро и неизвестно какими путями
созрело во мне ощущение: мы терпим
неудачу. Также и теперь я почувст
вовал с первых минут, что судьба —
за нас: немцы уперлись в стену, и
Верден, несмотря ни на что, не будет
взят. Таким ощущением очень веришь
обыкновенно и, чем меньше для них
доступных уму оснований, тем веришь
больше. А оснований была мало —
разве только гром французских пушек
да благоприятные топографические
условия: все те холмы и овраги, труд
нопроходимость которых пришлось
почувствовать тут же, во время бес
конечных „корве“ [безвозмездная
работа крестьянина на своего сень
ора, в переносном смысле бессмыс
ленная, тяжелая работа]»
30 марта 1916 г. А. А. Яковлев
сообщает домой: «После 18 дней тя
желого траншейного сидения под
Верденом в одном из приятных мест
отдохнул уж, почистился и чувствую
себя удивительно хорошо. Кажется,
схватил ревматические боли, что-то
уже третий день нога в коленке болит,
но это и неудивительно: почти в
грязи пролежал все время, шли
Французский полевой госпиталь
http://photo.sibnet.ru/alb56263/ft1405260/
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
дожди и снег и погода была совсем
зимняя. А сейчас так хорошо гре
ет солнце, и фиалки цветут, и так
тихо, тихо в природе и на душе.
Я два дня тому назад помылся,
почистился, забрался в ручей в
ледяную воду, тело освежить, бе
лье сменил — одним словом, как
в раю сейчас»
20
Накануне своей гибели А. А. Яков
лев размышлял о духе современной
Франции, соотнося его с образом
знаменитого романтического героя
В. Гюго Гаврошем: «Во Франции
есть свой герой. Я его часто встречал.
Это — взрослый Гаврош. Он сме
ется и смешит всех кругом. Он спо
собен вызвать смех под пушечным
огнем, и, когда его, раненого, тащат
на носилках, санитары не могут идти
от хохота, они приседают к земле.
Обычно он маленький и очень щуп
лый, но устает меньше других и всег
да прибежит первым. Это — дух
Франции. Он помогает ей выдержи
вать войну»
. А далее он заземляет
свои рассуждения, рисуя обычного
труженика войны: «Но есть и другие
французы. У меня был свой любимец,
капитан 9-й роты, Гризэ. Он был
некрасив лицом и чуть-чуть масси
вен. Но в движениях, в голосе, в
походке, в чертах лица у него была
какая-то благородная простота и
значительность. Конечно, я его знал
только издали, он меня, верно, совсем
не знал, но у меня к нему сразу
родилась очень глубокая симпатия.
Когда я на него первый раз посмот
рел, подумал: вот этого человека,
наверное, скоро убьют. И сегодня я
узнал: убит капитан Гризэ. Мне ка
жется, будто я близкого человека
потерял»
А. А. Яковлев погиб в бою 12 ап
реля 1916 г. под Верденом. Русский
полковой доктор Миньковский писал
его матери: «Покойного Яковлева я
видел несколько раз, в последний
раз 9 апр. в траншее; кругом падали
снаряды немецких пушек; он спокой
но писал письма, должно быть, те,
которые были найдены при нем после
смерти и из которых одно было ад
ресовано вам: по этому адресу и пишу
вам»
. А. Снежинский, близко знав
ший А. А. Яковлева по каторге и
эмиграции, сообщил подробности
гибели: «Александр погиб от винто
вочной пули. Он был на посту меж
ду французскими и немецкими тран
шеями, заметил приближающийся
немецкий патруль, лежа на земле,
дал два предупреждающих тревожных
выстрела, затем приподнялся, чтобы
посмотреть, куда направился немец
кий патруль; в этот момент и срази
ла его немецкая пуля. Смерть насту
пила моментально»
. Генерал Девиль,
командующий 42-й пехотной диви
зией, отметил поведение А. А. Яков
лева в приказе по дивизии: «Яковлев
Александр, по списку 3.324, солдат
1-го класса, в 10-й роте: националь
ности русской, поступивший на вой
ну добровольцем, солдат очень вы
сокой нравственной доблести, брав
шийся всегда за исполнение опасней
ших поручений, был убит 10 апреля
1916 года, в то время, как защищал
ручными гранатами выступ, атакуемый
неприятелем»
Б. В. Савинков подготовил не
большой очерк об А. А. Яковлеве,
в котором отмечал: «На днях под
Верденом убит доброволец, солдат...
пехотного полка, Александр Алек
сандрович Яковлев. Его жизнь не
прошла незаметно в России. Его
смерть не пройдет незаметно во Фран
ции… Его капитан считал его лучшим
солдатом в роте. И уже убитый, он
Руины Вердена, 1918 г.
http://warspot.ru/7861-verden-frantsiya-nanosit-otvetnyy-udar
Укрепления Вердена
https://www.dhm.de/lemo
ÀÐÕÈÂ
представлен к кресту… Еще одна
капля русской крови пролилась на
французской земле. Сохранилась ли
могила „солдата 1-го класса“, Яков
лева? Есть ли надпись на ней и
крест?»
. Доктор Миньковский в
письме к матери сообщал: «Умер
Яковлев как герой; офицер его роты,
около которого он был убит, сказал
мне, что покойный обратил на себя
всеобщее внимание своим поведени
ем, своим спокойствием и своею храб
ростью, товарищи и офицеры люби
ли и уважали его за это. За геройс
кое поведение во время сражений 9
и 10 апреля покойному Яковлеву дан
был военный крест. Это, конечно,
только небольшое утешение для вас...»
Во французской газете
«L’huma-
nite»
был помещен краткий некролог
и портрет, в газете «Призыв» погиб
шему были посвящены статья и не
кролог. Эсеровская газета «Отклики
жизни» также опубликовала некролог,
в котором говорилось: «Пусть не все
товарищи по партии были согласны с
целесообразностью этого последнего
шага на жизненном пути Ал. Ал., но
никто из них не мог отказать ему в
чувстве глубокого уважения. Вся цель
ная, чистая жизнь его была отдана
делу борьбы „за убежденье, за лю
бовь“…»
. После смерти петроград
ский «Ежемесячный журнал» (1916.
¹ 5, 6) опубликовал «Рассказ волон
тера». В 1917 г. в Воронеже вышла
книга преподавателя городского сред
нетехнического училища Ф. Доро
шевского (подписанная инициалами
«Ф. Д.») — «Александр Александ
рович Яковлев. (Герой Вердена)».
В заключение стоит привести
слова Б. В. Савинкова: «Люди ду
мают, что отдать свою жизнь — ге
ройство. Яковлев полагал, что умереть
за родину, за французский и русский
народ — не подвиг, не жертва, а та
естественная необходимость, с кото
рой нужно мириться, и в которой нет
ничего, заслуживающего награды.
Умереть во имя народа трудно, но
должно, но неизбежно... Среди людей,
ÈÁËÈÎÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
См.:
Ñåíÿâñêàÿ Å. Ñ.
Человек на войне : историко-психол. очерки. М., 1999;
Åå
æå.
Психология войны в ХХ веке. Исторический опыт России. М., 1999;
Åå æå.
Про
тивники России в войнах ХХ века. Эволюция «образа врага» в сознании армии и общества.
М., 2006.
См.:
Ïîðøíåâà Î. Ñ.
Менталитет и социальное поведения рабочих, крестьян и
солдат России в период Первой мировой войны (1914 — март 1918 гг.). Екатеринбург,
2000;
Åå æå.
Ментальный облик и социальное поведения солдат русской армии в усло
виях Первой мировой войны (1914 — февраль 1917 гг.) // Военно-историческая антропо
логия. Ежегодник. 2002. Предмет, задачи, перспективы развития. М., 2002. С. 252 — 268;
Àñòàøîâ À. Â.
Война как культурный шок: анализ психопатологического состояния солдат
русской армии в Первую мировую войну // Там же. С. 268 — 282;
Áàçàíîâ Ñ. Í.
Разло
жение русской армии в 1917 г. (К вопросу об эволюции понимания лигитимности Времен
ного правительства в сознании солдат) // Там же. С. 282 — 291.
См.:
Ìåëüòþõîâ Ì. È.
9 дней боевого пути красноармейца Бунина и его размыш
ления о порядках в армии (1941 г.) // Военно-историческая антропология. Ежегодник.
2005/2006. Актуальные проблемы изучения. М., 2007. С. 142 — 151.
См.:
Õàéäåããåð Ì.
Разговор на проселочной дороге. М., 1991. С. 173; Современная
буржуазная философия. М., 1978. С. 300 — 301.
См.: Современная буржуазная философия. М., 1978. С. 330; Философы двадцатого
века. М., 2004. С. 338.
Биографические данные взяты:
Äîðîøåâñêèé Ô.
А. А. Яковлев. Герой Вердена.
Воронеж, 1917;
Ïðîíèí Â.
Узник Нерчинской каторги // Совет. Мордовия. 1986. 26 нояб.;
История Мордовии в лицах. Саранск, 1999. Кн. 3. С. 356;
Âàñèëüåâ Í. Ë.
Русские
писатели в мордовском крае (XVIII — начало ХХ в.) : слов.-справ. Саранск, 2013.
С. 170; Яковлев Александр Александрович [Электронный ресурс]. URL: // https://vrnguide.
ru/bio-dic/ya/yakovlev-aleksandr-aleksandrovich.html (дата обращения — 10.01.2017).
Ïðîíèí Â.
Узник Нерчинской каторги // Советская Мордовия. 1986. 26 нояб.
Там же.
êîâëåâ À. À.
Рассказ волонтера // Ежемесячный журнал. 1915. ¹ 5. С. 84.
Там же.
Там же.
Там же. С. 84 — 85.
13
URL: http://kc13.ru/news/znachit_vsem_idti_na_front/2014-09-16-4666 (дата
обращения — 10.01.2017).
Ñàâèíêîâ Á. Â.
Во Франции во время войны. Сентябрь 1914 — июнь 1915 гг.
[Электронный ресурс]. URL: // http://wg-lj.livejournal.com/652995.html (дата обра
щения — 10.01.2017).
Там же.
16
URL: http://kc13.ru/news/znachit_vsem_idti_na_front/2014-09-16-4666 (дата
обращения — 10.01.2017).
Там же.
Там же.
Ñàâèíêîâ Á. Â.
Указ. соч.
URL: http://kc13.ru/news/znachit_vsem_idti_na_front/2014-09-16-4666 (дата
обращения — 10.01.2017).
Там же.
Там же.
Там же.
Там же.
Там же.
Ñàâèíêîâ Á. Â.
Указ. соч.
27
URL: http://kc13.ru/news/znachit_vsem_idti_na_front/2014-09-16-4666 (дата
обращения — 10.01.2017).
Â. Ë.
Памяти А. А. Яковлева // Отклики жизни. 1916. 7 мая. ¹ 5.
Ñàâèíêîâ Á. Â.
Указ. соч.
„погибших на кровавой ниве“, он один
из тех, быть может, немногих, кого
должны помнить одинаково и Фран
ция, и Россия. Франция — ибо он
ей служил, Россия — ибо он сохра
нил в себе чистоту народного, рус
ского, глубоко-жертвенного и глубо
ко-бескорыстного духа»
ÈÇÌÅÍßß ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
ЛИСТАЯ СТАРыЕ ГАЗЕТы
Чтение старых газет — занятие
не только полезное, но и необычай
но интересное. Советский человек
традиционно был приучен к воспри
ятию истории через художественные
фильмы с их весьма приблизительной
трактовкой образов и событий, но
всегда несших мощный пропагандист
ский заряд. В стране все было про
низано военным прошлым и классо
вым подходом. Воспитание и обра
зование также были сильно полити
зированными. Школьная программа
литературы умело иллюстрировала
то, о чем рассказывалось на уроках
истории. События Октябрьской ре
волюции и Гражданской войны, как
и портреты их творцов, спустя всего
несколько лет были уже сильно ми
фологизированы и романтизированы.
Многие поколения воспринимали их
именно такими, какими они изобра
жены в замечательном стихотворении
известного поэта Александра Терен
тьева. Подобный подход вполне пра
вомерен. Однако для понимания
исторического процесса необходимо
знать и другую его сторону, которая
изложена в документах, воспомина
ниях очевидцев или в газетных со
общениях. Здесь образы событий и
их героев предстают совершенно ины
ми, нежели в фильмах «Ленин в
Октябре» или «Неуловимые мстите
ли». Такие слепки, или образы вре
мени, позволяют увидеть историчес
кие факты отличными от их трактов
ки в учебниках. События обретают
не только плоть, но и кровь, как в
:итайте »та«ые газеты
Тех «еволюционных лет,
И в на»то(щий день планеты
Во«вет»( вновь ыАв«о«ыэ »вет.
Да, этот день в огне «ождал»(,
Был у дек«етов —«ифт »винцов.
Ре»публика в огне Г«аждан»кой
Разо«вала кольцо ф«онтов.
:е«ез Сива—, гнилой и топкий,
Пехота —ла, окоченев,
И бил»( маузе« в ко«обке,
Как в богаты«»ком колчане.
Вода в»кипала в пулеметах!
Потом, когда отхлынул бой,
Выче«кивал из »пи»ков «оты
Убитых пи»а«ь полковой.
А »т«огий коми»»а«
в тельн(—ке
О них пи»ал »тихи тайком
О жало бе»пощадной —а—ки
Заточенным ка«анда—ом.
И »т«оки те, как »таль,
бли»тали
С ли»товок и пе«едовиц:
ыНа» нет в живых,
мы в битве пали,
Но » нами «аб»тво пало ниц!э.
К«овь тех бойцов
не канет в Лету,
Календа«и ли»та( в»п(тья
:итайте »та«ые газеты,
:тобы и»то«ию пон(ть!
А. Те«ентьев
переносном, так и в прямом значении
слова. На занятиях в учебных заве
дениях, в журнальных публикациях
история чаще всего излагается ком
ментированная. Но анализ исходных
текстов дает возможность в ином
ракурсе увидеть исторические собы
тия. Прежде, чем обратиться к пуб
ликациям «Известий Саранского
Совета Крестьянских, Рабочих и
Красноармейских депутатов», необ
ходимо напомнить об изданиях, ко
торые выходили в первые годы Со
ветской власти.
«Ñàðàíñêàÿ æèçíü»
— газета
Саранского уездного комитета партии
эсеров. Издавалась с 1917 г. по июнь
1918 г. Выходила один-два раза в
неделю тиражом 1,5 тысячи экзем
пляров. Отражала интересы кресть
янства, выступала против большеви
ков. Закрыта за антисоветскую про
паганду
«Ñàðàíñêàÿ íàðîäíàÿ ãàçåòà»

информационный и культурно-про
светительный орган Саранского Со
вета крестьянских и рабочих депу
татов. Выходила в июле 1918 г. ти
ражом 500 экземпляров. Сообщала
уездные новости, ратовала за орга
низацию просветительских учрежде
ний для народа
Уездная газета
«Èçâåñòèÿ Ðóçà
åâñêîãî Ñîâåòà ðàáî÷èõ è êðåñòüÿí
ñêèõ äåïóòàòîâ»
издавалась тиражом
500 — 700 экземпляров с 7 июля
1918 г. по 3 сентября 1919 г. два раза
в неделю. Вышли 114 номеров. Разъ
ясняла сущность и задачи Советской
ÈÇÌÅÍ
ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
власти, призывала к укреплению со
юза рабочих и крестьян. Исследова
тель газетного и журнального мира
Мордовии И. Е. Автайкин отмечал,
что рузаевской газете неоценимую
помощь оказывали старые больше
вики, сотрудники «Правды» М. Оль
минский и Н. Осинский, а также
другие деятели центральной печати.
Приезжая в Рузаевку, они учили
коллег, как надо строить работу уез
дной газеты, призывали партийных
и советских работников не только
контролировать, но и помогать свое
му печатному органу. Во второй по
ловине 1918 г. начали выпускаться
газеты в Краснослободском, Арда
товском, Темниковском, Инсарском
и Саранском уездах
Днем рождения своего издания
сотрудники «Известий Мордовии»
вполне правомерно считают 28 ав
густа 1918 г., когда увидел свет пер
вый номер
«Èçâåñòèé Ñàðàíñêîãî
Ñîâåòà Êðåñòüÿíñêèõ, Ðàáî÷èõ è
Êðàñíîàðìåéñêèõ Äåïóòàòîâ»
. Ре
дакция обратилась ко всем работни
кам различных учреждений города и
уезда с просьбой присылать сведения,
освещающие работу этих учреждений,
их нововведения, реформы, так как
газета может существовать только
при дружной поддержке рабочих и
крестьян, защитницей интересов ко
торых она является. Сообщалось, что
газета выходит по средам, пятницам
и воскресеньям, продается во всех
киосках города и у газетчиков
. (Ор
фография в газетах была еще доре
форменной, с буквой
, а в конце
слов ставился
. При цитировании
мы воспроизводим точные орфогра
фию и пунктуацию газетных текстов,
чтобы сохранить не только их смысл,
но и дух, передать колорит того, те
перь уже давнего времени.) Выходи
ли «Известия…» на двух полосах.
В следующем номере, от 29 ав
густа, под рубрикой «Действия мест
ной власти» (которая в дальнейшем
станет постоянной) сообщалось: «
16 ав
густа по постановлению Саранской
Уездной Чрезвычайной Комиссии по
борьбе с контрреволюцией, спеку
ляцией и преступлениями по долж
ности расстреляны два белогвар
дейских шпиона».
И подпись: «Пред
седатель Чрезвычайной Комиссии
Дель». (В те годы и вплоть до 1940-х гг.
фамилии часто писались без имени-
отчества.)
Рядом сообщение без заголовка:
Вам писали и разъясняли про ко
митеты бедноты, — устраивайте
их по селам и деревням. Это форма
нашей организации. Орган высшей
власти. Ваша мощь и опора — мо
гила деревенским буржуям, кулакам
и мироедам
». Здесь же обращение
«Пора действовать»: «
Беспощадная
классовая борьба должна разлиться
по селам и деревням, захватывать
все даже самые удаленные уголки
глухой провинции. Не ныне-завтра
предстоит генеральное сражение.
Последний бой».
На этой же полосе
еще одна корреспонденция — «Все
российский съезд по просвещению».
Вторая полоса целиком посвяще
на ситуации в стране. Короткие за
метки о том, что Костромская гу
берния впереди всех по образованию
коммун, что в Пензе револьверной
пулей застрелен бывший завотделом
внутренних дел Пензенского Совде
па т. Оленин, что кулаки рвутся в
волостные Советы, что в Таганрогском
округе ввели хлебную монополию, но
нет денег для закупочных операций,
что в Туле расстрелян член Чрезвы
чайной Комиссии Трейбах за кражу
двух незаполненных ордеров на пра
во обысков, выемок и арестов… Так
же сообщалось, что с 1 сентября
газета будет выходить в два раза
большем размере. Указывались ус
ловия подписки с доставкой и пере
сылкой. Последняя строчка номера
информировала, что газета отпеча
тана в типографии Кожевникова в
г. Саранске.
Номер 3 от 1 сентября вышел в
воскресенье, но его нельзя назвать
воскресным, так как тон публикаций
самый серьезный. На первой полосе
объявление о том, что на 1 сентября
назначено общее собрание коммуни
стов (большевиков) в 2 часа дня в
Клубе Коммунистов. Рядом помеще
на статья «Враги и друзья трудово
го народа». Главная тема второй
полосы — в заголовках: «Покушение
на жизнь тов. Ленина», «Предатель
ское убийство комиссара внутренних
дел т. Урицкого». Хотя с 1 сентября
обещали удвоенный размер газеты,
однако она вышла в прежнем объеме.
Возможно, возникли проблемы с по
лиграфистами, так как этот номер
«Известий…» напечатан уже в дру
гой типографии — братьев Сыро
мятниковых.
Главная тема номера от 4 сен
тября определялась публикациями
предыдущего выпуска и сообщала
читателям, что наступил «
КРАСН
ТЕРРОР
» (эти слова были набраны
крупным шрифтом). «
Мы устроим
вам поминки по всем мученикам за
свободу, мы сумеем это сделать и
заставить вас замолчать
! — гро
зил всем врагам революции некто
Клевицкий. —
Час близок, багровые
тучи образовались от испарения
крови наших братьев
».
6 сентября под рубрикой «Дей
ствия местной власти» сообщалось,
что заседание Саранского уездного
Совета постановило национализиро
вать принадлежавшую гражданину
Овечкину мельницу для Продоволь
ственной коллегии и магазин Тувы
кина с предложением председателю
народного хозяйства весь товар в
магазине реквизировать.
29 сентября напечатали отчет о
первом дне работы Саранского уезд
ного съезда Советов. Основные пунк
ты повестки: продовольственный
вопрос, доклады с мест, перевыборы
Совета. Здесь же информационная
заметка о том, что в ночь на 27 сен
тября постановлением ЧК расстре
ляны 5 бывших полицейских чинов,
а также 14 человек за воровство,
причем среди них 4 женщины.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
Как известно, любая власть до
пускает перегибы. Реакция на них —
опубликованное 6 октября «Распо
ряжение Правительства», адресованное
всем уездным, волостным и сельским
Советам и всем комитетам деревен
ской бедноты в пределах Пензенской
губернии: «
При подавлении кулацких
и контрреволюционных восстаний,
при водворении революционного по
рядка ни при каких условиях не мо
жет служить мерой борьбы телес
ное наказание
». И популярно разъ
яснялось, что за всякое применяемое
где бы то ни было телесное наказание
виновные будут караться самыми стро
гими мерами военно-революционного
порядка вплоть до расстрела на мес
те преступления. Распоряжение под
писал председатель Совета Турло.
На следующей полосе — речь
В. И. Ленина «На пороге мировой
революции». Здесь же сообщалось,
что 28 сентября состоялся съезд уча
щихся мусульман Саранского уезда:
Согласно постановлению съезда
при отделе по народному образо
ванию теперь соорганизован под
отдел мусульманских школ
13 октября напечатано распоря
жение центральной власти «Кровавый
террор в провинции». В нем отмеча
лось: «
Нередко некоторыми Сове
тами Красный террор направляет
ся не против крупных представи
телей буржуазии и старой власти,
а против мелкого мещанства и ин
теллигентной обывательщины
».
Предлагалось рассмотреть целесо
образность арестов представителей
этих сословий в качестве заложни
ков, после чего те могут быть ос
вобождены с возложением на них
трудовых повинностей и образова
нием трудовых рот.
16 октября опубликована большая
статья «О самокритике». Эпиграфом
к ней взяты слова члена редколлегии
«Правды» М. Ольминского: «
Газеты,
если они не допускают самокрити
ки, не являются революционными
газетами
». Практики и теоретики
агитпропа, к которому
относилась и пресса, бу
дут постоянно обращать
ся к этой теме. Мы упо
мянули о ней, чтобы
обозначить следующее:
тогда эта тема была про
граммной.
27 октября обнаро
дован приказ ЧК о том,
что в связи с нехваткой
биноклей на фронте все
граждане и учреждения
должны были сдать их
в ЧК в течение трех дней.
За несдачу одного би
нокля налагался штраф
в 3 тысячи рублей или два месяца
ареста, двух биноклей — 5 тысяч или
три месяца тюрьмы. 13 ноября вышел
аналогичный приказ о необходимости
по той же причине сообщить о на
личии конных седел и сдать их. Не
исполнение приказа также каралось
по всей строгости революционного
времени
Продовольственный кризис был
очень острым. Полполосы посвящено
трудовому пайку, который деклариро
вался как «
введение справедливого
между трудящимися распределения
продуктов, соответствующего
длительности и изнурительности
работы
». Объяснялось, что это
единственное средство искоренить
паразитизм. Все население делилось
на четыре группы, и получение «сво
его классового пайка» для каждой
группы выражалось в следующих
нормах: для 1-й группы 200 %, для
2-й — 150, для 3-й — 100, а для
4-й — 50 %.
1 ноября вышел первый четырех
полосный номер. В нем — обращение
к читателям председателя Саранско
го Уездного Совета Бусыгина, кото
рое спустя целый век остается акту
альным. Он писал, что стало посту
пать много анонимных писем, авторы
которых жалуются на действия, на
падки со стороны членов отдела и
администраторов разных учреждений.
Бусыгин просил набраться граждан
ского мужества и открыто заявлять
о всяких чинимых безобразиях. По
тому что есть выборная власть, а над
ней контролирующий орган — партия.
Товарищи! Если вы открыто бу
дете помогать нам выталкивать
от власти безобразников, то во
всяком случае мы наш мир постро
им скорее и он будет чище
». На
второй полосе — сообщения о рево
люциях в Венгрии и в Австрии. Плюс
телеграф принес сообщение из Киля,
где германский флот поднял красное
знамя. В течение недели газета еще
не раз вернется к теме пробуждения
международного пролетариата и не
избежности долгожданной мировой
революции.
Выпуск от 7 ноября посвящен
торжественной дате. Вот его основ
ные заголовки: «Да здравствует
годовщина пролетарской революции!»,
«Да здравствуют ея вожди т.т. Ле
нин и Троцкий!», «Наш красный
год разрушит черные века!». (Еще
встречается буква
, но существи
тельные пишутся уже без
на кон
це: реформа языка дошла и до Са
ранска).
В номере от 15 ноября главная
новость: все склады, занимавшиеся
для свалки сырья — махорки, пере
ходят в исключительное пользование
и распоряжение Главтабака.
Выпуск газеты, вышедший в день первой годовщины
Октябрьской революции. Реформа языка если и дошла
до Саранска, то еще не вступила в свои права
ÈÇÌÅÍ
ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
17 ноября читатели узнали, что
со дня годовщины пролетарской ре
волюции многие площади и улицы
переименованы в соответствующие
прогрессивные названия в честь во
ждей и великих людей в следующем
порядке: Базарная площадь в Совет
скую, Соборная площадь стала Пло
щадью Революции, Московская ули
ца — имени Карла Маркса, Покров
ская — товарища Ленина, Троиц
кая — товарища Володарского,
Планская — товарища Троцкого,
Рождественская — Гражданская,
Полынная — Анархическая. И уже
без всякой революционной идеи Са
довая стала Нагорной, Самарская —
Кавказской, Заводская превратилась
в Рабочую; всего 36 переименований.
20 ноября было напечатано объ
явление следующего содержания:
Для формирования в городе Са
ранске, Пензенской губернии, пе
хотного полка нужны инспектора
из бывших пехотных офицеров на
должности баталионных и ротных
камандиров
».
«Обязательное постановление
Совдепа», опубликованное 24 нояб
ря, гласило: «
Ввиду участившихся
в селениях Саранского уезда вос
станий населения, как то было в
селах: Ладе и Пятине, каковые про
изошли по подстрекательству ку
лаков, левых и правых эсеров, мень
шевиков, кадет и всякой идущей
против Советской власти сволочи
не желающих дать хлеб голодаю
щему населению и рабочим Петро
града и Москвы, а также сеющим
смуту среди населения. Отдел
управления просит т.т. кулаков,
левых эсеров, меньшевиков, кадет
в течение 5 дней по разпубликова
нии сего постановления прекратить
свои походные действия к подстре
кательству населения, в противном
случае замеченные в том виновные
лица будут караться безпощадно,
ибо подобное подстрекательство
ведет население не к чему, как к
безполезной гибели. Кроме сего при
повторении где либо возстания не
медленно будут разстреляны все
буржуи заложники и вся
правая лакейская компа
ния
». В общем, все изло
жено если не кратко, то,
во всяком случае, предель
но ясно.
Под Новый год, 29 де
кабря, газета сообщала, что
в с. Трофимовщина мест
ные кулаки без разрешения
Совета и комитета бедноты
порезали много скота с
единственной целью — не
дать мяса борцам револю
ции — красноармейцам.
Далее указывалось: мясо
будет конфисковано, на
виновников наложен штраф в разме
ре стоимости скота; у кулаков, не
вывезших хлеб, он будет конфискован,
а его владельцы преданы военно-
революционному суду.
Вся первая полоса номера от
1 января 1919 г. отведена под офи
циальные столичные материалы, важ
нейший из которых — распоряжение,
подписанное Председателем С. Н. К.
В. Ульяновым (Лениным) и Управ
делами С. Н. К. В. Бонч-Бруевичем,
об установлении во всех отраслях
труда дней еженедельного отдыха и
праздничных: «
Производство работы
воспрещается в следующие празд
ничные дни, посвященные воспоми
наниям об исторических и общест
венных событиях (в следующей по
следовательности): 1 января — Но
вый Год; 22 января — день 9 января
1905 г.; 12 марта — низвержение
самодержавия; 18 марта — день Па
рижской Коммуны; 1 мая — день
Интернационала; 7 ноября — день
Пролетарской Революции
».
«Красная армия и наше военное
положение» — под таким заголовком
опубликована беседа с Л. Д. Троц
ким. Народный комиссар по военным
и морским делам (Главвоенмор) рас
сказывал о задачах и проблемах, о
дисциплине, отмечал, что Красная
армия уже имеет большие заслуги.
Однако говорить о ней как о непо
бедимой еще рано. В частях форми
ровались коммунистические ячейки,
роль которых в воспитании армии
огромна. К сожалению, в них порой
наблюдается приток искателей при
вилегий. «
Коммунистические ячей
ки, составленные наспех, проявля
ли иногда стремление конкурировать
с командирами и комиссарами и
брать в свои руки управление ча
стью
, — отмечал Троцкий. —
Иные
лже коммунисты при этом отлы
нивают от прямых обязанностей
солдата Красной Армии
».
В больших городах промышленные
предприятия и учреждения остались
без топлива. В ¹ 2 опубликовано
«Постановление Народных Комис
саров», которое извещало, что «
все
дрова, находящиеся в пятнадцати
верстной полосе от железных дорог
или сплавных рек, подлежат немед
ленной вывозке к местам погрузки и
сплава
». Также сооб
щалось, что гра
ждане, занятые на вывозке дров, и
их лошади не подлежат мобилизации.
Нарушители будут привлекаться к
ответственности по всей строгости
революционного времени. Особую
значимость декрета подчеркивало то,
что его подписали Ленин, Бонч-
Бруевич, Фотиева. Рядом напечатано
еще одно Постановление — Совета
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
рабоче-крестьянской обороны о борь
бе с дезертирством. А на третьей
полосе под шапкой «Сегодня 5-го
января день военно-пленных» сооб
щалось о тяжелой судьбе
вернувшихся
из германского плена и о необходи
мости им помогать. Здесь же очень
серьезное обращение: «
Граждане,
сдавайте оружие
!». Сам Троцкий
разъяснял ситуацию: «
Задача не в
том, чтобы разоружить население,
а в том, чтобы вооружить армию,
которая быстро растет, обгоняя в
своем росте работу снабжения
Местной информации в номере
совсем мало, лишь на четвертой по
лосе сообщалось, что в с. Перхляй
переизбрали комитет бедноты, по
скольку в него вошли лица, не соот
ветствующие своему назначению, а
некоторые и из зажиточного класса.
Поэтому девять человек отозвали из
комбеда, заменив коммунистами.
Но коммунистов было мало, как
и тех, кто сознательно их поддержи
вал. Нужна была прочная база. 17 ян
варя газета опубликовала рекомен
дации «Как организовать в селе
ячейку коммунистов (большевиков)
и что она должна делать». В первых
же строках объяснялось, что пошел
второй год, как партия отвоевала
власть у Временного правительства
«и его прихвостней»: «
И только те
перь стало ясно, что партия ком
мунистов
большевиков
есть самая
истинная защитница интересов
трудящейся бедноты, а не партия
„германских шпионов“ и „агентов
Вильгельма“, как называли буржуаз
ные газеты большевистскую партию
в царствование правительства со
циал-прохвоста Керенского
».
Задавался вопрос, как же и чем
беднота может оказывать верную и
прочную поддержку своей истинной
защитнице — партии большевиков?
Далее следовало разъяснение: все
сознательные, честные, сочувству
ющие коммунистам лица беднейшего
населения сел и деревень должны
немедля составить из себя тесную
сплоченную группу, которая должна
возможно чаще и даже ежедневно
собираться вместе, читать вслух га
зеты и обсуждать прочитанное, что
бы всем стало понятно то, о чем в
них пишут. На чтение рекомендова
лось приглашать всех желающих
граждан и гражданок: «
При чтении
необходимо соблюдать полную ти
шину, а обсуждение должно вестись
не разговорами с теми, кто к
кому ближе сидит, а по оче
реди речами тех, кто имеет
что-либо сказать или спросить
по поводу прочитанного. Же
лающий говорить должен спро
сить себе слово у того, кто
руководит чтением
». Сообща
лось, что такая группа могла
называться ячейкой сочувст
вующих партии коммунистов
(большевиков). Но она не должна
принимать в свою среду бывших по
лицейских, стражников, жандармов,
лиц с хулиганскими наклонностями
и занимающихся употреблением спирт
ных напитков, бывших членов «Сою
за русского народа» и вообще чер
носотенных партий. На первом пла
не работы ячейки должны стоять
просвещение населения путем чтения
газет, ознакомление населения с дея
тельностью и постановлениями Со
ветской власти, а также с тем, что
делается в России и во всем мире,
ибо «
устройством собеседований и
чтений книг и газет ячейка долж
на прививать населению коммуни
стические взгляды
».
2 февраля газета разъясняла
чита
телям свои задачи. Сообща
лось, что «
согласно постановления
Центро
совета Исполком Всероссий
ского Союза Советских журналистов
назначил день печати на 3 марта с. г.,
приурочив его ко дню выпуска пер
вых прокламаций в 1863 году
». В
этот день союзы журналистов по всей
стране планировали выпустить спе
циальные номера газет, в которых
на ряду с обычной информацией
дадут место статьям виднейших
советских журналистов об итогах
советской журналистики и задачах
ее в будущем году
».
Выпуск от 9 февраля интересен
разнообразием тем. Главная из них —
о хлебе. В статье «Подготовка госу
дарственных посевов» сообщалось,
что хлеб, полученный с «государст
венно-обработанных земель», преж
де всего идет на питание фабрично-
заводских рабочих. В корреспонден
ции «О коммуне» автор В. Меще
ряков утверждал, что часто совсем
неправильно понимают это слово, по
незнанию боятся его, так как дума
ют, будто бы коммунисты станут
насильно загонять всех в коммуны.
Но это путаница и ошибка. Одно
дело — коммунисты, а другое —
коммуна. И призвал всех записы
ваться в них. Рядом напечатано
В первые годы Советской власти
в газетах основной ньюсмейкер —
народный комиссар по военным
и морским делам (Главвоенмор)
Троцкий. Можно сколько угодно
фантазировать по поводу того,
какой бы стала страна, приди
к власти не Сталин, а Троцкий:
история не знает сослагательного
наклонения. Но ясно, что крови
пролилось бы не меньше
ÈÇÌÅÍ
ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
«Письмо крестьянина», в котором
иной взгляд на проблему, более кон
кретный: «
Всем известно, что пра
вительство помогает коммунарам,
но помогает деньгами. Ну, а как
же вот коровенка, лошадь и инвен
тарь. Вот и трудно бедноте вой
ти в коммуну, так как без скоти
ны и в коммуне жить невозможно:
ведь нужен и навоз для удобрения
полей, а также и орудия для обра
ботки земли
». В заметке «Неакку
ратность» рассказывалось о жизни
Советов: «
Президиумом Уездного
Исполкома за неаккуратную явку
на заседание последнего 4 февраля
оштрафованы члены: Синягин, Ма
тюнин, Пономарев, Фадеев, Мина
ев, Мухортов, Захаров и Корабель
щиков
». Под рубрикой «Городская
хроника» сообщалось, что в Саран
ске будет беспроволочный телеграф,
для его установки из Москвы прибыл
специальный инженер. И последнее
сообщение — «Самоубийство» — о
том, что 4 февраля в Дворянском
Умысе выстрелом из револьвера покон
чил с собой гражданин П. В. Афо
нин 22 лет. Причина самоубийства
неизвестна, проводится дознание.
12 февраля читателям под руб
рикой «По Советской России» сооб
щили о формировании в стране про
дотрядов: «
По распоряжению военно-
продовольственного бюро откоман
дировано уже десять отрядов
». А
также о том, что нарком внутренних
дел разослал губисполкомам цирку
лярную телеграмму с разъяснением
о старых чиновниках: «
С мест пос
тупают сведения, что этих чинов
ников увольняют со службы без
разбора, не считаясь с пользой,
которую они могут принести. Нар
ком внутренних дел предлагает
огульно старых чиновников не уволь
нять. Не давая им ответственных
постов их желательно оставлять
на службе
». Информационная замет
ка «Нетленные мощи» довела до
сведения, что «
28 января в Задон
ском Богородицком Монастыре в
присутствии архимандрита и мо
нахов было произведено вскрытие
мощей святителя Тихона. Вместо
мощей оказались косточки, вата,
картон, тряпки и ризы
». Также
сообщалось о национализации фар
форовых заводов и реквизиции зер
кального стекла, которое «
необходи
мо для научных, медицинских и
военных наблюдений
».
В номере за 19 февраля обсуж
дались программные вопросы. На
первой полосе в статье «Большеви
стский империализм» отмечалось, что
сам президент США Вильсон гово
рит о большевистском империализме.
Наши враги до некоторой степени
правы, когда они говорят об импе
риализме коммунистов
, — разъяс
нял автор. —
Революционный про
летариат отдает себе отчет в
том, что он может одержать проч
ную победу лишь во всемирном мас
штабе, что его революция должна
перерасти национальные рамки и
стать революцией международной,
без этого невозможна прочная по
беда рабочих в отдельной стране
».
Под статьей «Болезни армии» подпись
Гр. З. (Григорий Зиновьев?). В ней
разъяснялось, что армия наша еще
не прониклась духом братства, люб
ви, честности, борьбы за социализм,
что именно сюда требуется направить
все силы и всю работу и все болез
ни армии вырвать с корнем. Для
этого «
обязательно нужно в каждой
роте, полуроте, взводе иметь ком
мунистическую ячейку
».
В следующем номере, от 21 фев
раля, продолжение антирелигиозной
темы. Сообщалось, что тюрко-татар
ская секция при отделе по народно
му образованию, согласно постанов
лению губернского отдела от 21 ян
варя об отделении от церкви татарских
школ, постановила уволить из по
следних всех мулл и ни в коем слу
чае не допускать в школах религи
озную пропаганду. Рядом письмо-
жалоба «Обидели» И. Н. Сальни
кова из Трофимовщины о том, как
целый год работал церковным сто
рожем. Он сетовал на то, что «
сидят
в церковном совете толстобрюхие
нажравшиеся крови и слез пауки
»,
которые заплатили ему копейки.
Опубликовано «Постановление
ВЦИК «О революционных трибу
налах», которые будут решать судьбы
тысяч людей: «
В дополнение и разви
тие положения о В. Ч. К. Ц. И. К.
постановляет: право выполнения
приговоров по всем делам, возника
ющим в Ч. К., передается на решение
образованных трибуналов, при чем
следствия по всем делам должны
быть заканчиваемы не позднее од
ного месяца
».
Карточно-распределительный от
дел Пензенского губернского продо
вольственного комитета довел до
сведения уездных распределительно-
статистических отделений, что «
ни
каких преимуществ при распреде
лении продуктов служащим Советов
и партийным работникам не долж
но быть оказываемо
». Сообщалось,
что за неявку больше четырех раз
на собрания исключены из партии
товарищи Барченко и Синюшин.
Дан ответ на письмо «Сочувствую
щему односельчанину П-ву (Ново-
Троицкой, Салминской вол.)». Ему
и всем читателям жестко, но впол
не справедливо сообщили, что «
пи
сем без полной подписи автора и
адреса не читаем: если боитесь
подписаться, — значит, дело не
чистое
».
В номере за 23 февраля основная
тема — поставки хлеба. На первой
полосе поместили огромный рисован
ный портрет народного комиссара по
военным и морским делам Троцкого.
Учитывая тогдашнюю логистику и
способы передачи информации, мож
но предположить, что клише с порт
ретом было прислано заранее для
подобных случаев. А на второй по
лосе его большое «Письмо к кресть
янам середнякам». В печати тех лет
Троцкий был основной «ньюсмейкер»,
имя Сталина практически не встре
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
чалось. Как известно, взаимоотно
шения «демонов революции» — Ста
лина и Троцкого — никогда не были
хорошими. Самому Ленину пришлось
вмешиваться в их разногласия. Од
нако пока еще Сталин сам отдавал
пальму первенства будущему непри
миримому врагу. «Вся работа по
практической организации восстания
происходила под непосредственным
руководством председателя Петро
градского совета Троцкого, — ут
верждал Сталин в опубликованной в
газете «Правда» в день первой годов
щины революции 6 ноября 1918 г.
статье. — Можно с уверенностью
сказать, что быстрым переходом гар
низона на сторону Совета и умелой
постановкой работы Военно-Револю
ционного Комитета партия обязана
прежде всего и главным образом
т. Троцкому»
Но вернемся к теме реквизиции
хлеба. Она проводилась жестко, что
вызывало волну протестов. В том
числе по отношению к проводникам
этой политики. Под рубрикой «Вес
ти из уезда» в заметке «Слепая сила»
сообщалось, как председатель Чуфа
ровского Совета Лапин в очередной
раз оказался в немилости у селян:
Все это только потому, что на
Волостном собрании по продоволь
ственным вопросам стал уговаривать
чуфаровских шкурников помочь хле
бом продовольственному отряду
».
Похожая ситуация описана и в кор
респонденции «Собаки лают, —
ветер
носит!». Автор сообщал, что до ав
густа 1918 г. в Советах Атемарской
волости сидели в основном кулаки и
их сторонники. Но затем в село при
был военный моряк Гришин, который
на митингах и сходках стал разобла
чать кулаков, спекулянтов и других
врагов советской власти. На него
сразу полились грязь и клевета, а в
поддержку выступила атемарская
ячейка коммунистов.
28 февраля в большой передови
це «Государство — это мы» разъ
яснялось, что советская власть нуж
на не для того, чтобы угнетать тем
ных тружеников, а для того, чтобы
их организовывать, приучать самих
вести общественные дела: «
Чтобы
снова кулаки не могли сесть на шею
беднякам, нужно, чтобы все работ
ники от сохи и станка участвова
ли в общественном управлении
».
Дана сводка с фронтов. Рассказы
валось о международной жизни. Чи
татели также узнали о расстреле в
Москве фальшивомонетчиков, о за
прете въезда в Симбирск из-за раз
вития эпидемии черной оспы и о
многом другом. К сожалению, регио
нальным, как сказали бы сейчас,
проблемам было посвящено лишь одно
небольшое объявление, которое, воз
можно, и откроет причину дефицита
местной информации: «
В редакцию
газеты „Известия Саранского Со
вета“ требуется хроникер. С пред
ложением обращаться в редакцию
(от 11 до 1 часа дня), где будут
даны сведения об оплате труда
Хроникера, видимо, нашли и при
няли в штат. В номере от 7 марта,
в отличие от предыдущего, местной
информации хватает. Напечатано
«Распоряжение Местной Власти»,
которое, по сути деда, юридическая
консультация. В нем отмечалось, что
в некоторых учреждениях, отделах
и друг. предприятиях замечено не
нормальное производство ежедневных
сверхурочных работ, совершенно не
считаясь с положенным для этого
временем, распределением вознагра
ждения за таковую работу без ог
раничения пола и возраста служа
щего
». Разъяснялось, что согласно
Кодексу о Труде сверхурочная работа
может быть допущена лишь в некото
рых исключительных случаях. Нера
дивым руководителям приводились
статьи Кодекса о Труде и напоминалось
об ответственности за нарушение оз
наченных декретов и распоряжений.
Здесь же было помещено письмо в
редакцию от пензятской ячейки ком
мунистов-большевиков, которая про
сила «
заклеймить позором черной
доски бывшего члена нашей ячейки
гр. Синявина, позволившего себе за
грязнить честное имя коммуниста
вымогательством взяток
».
Большая скандальная статья по
свящалась музыкальному училищу.
На одном из последних заседаний
комитет партии обратил внимание на
деятельность данного учебного заве
дения, которое существовало в Са
ранске уже четыре месяца, «
но ни в
чем себя не проявило, ничего не
сделало в смысле привлечения к
музык. искусству широких демо
кратических масс, а также в смыс
ле постановки понятных, воспита
тельных музыкальных произведений
на сценах театров
». И все это по
тому, по убеждению автора, что учи
теля проявили полное непонимание
народной психологии, программа не
составлена, так как они не обладают
дидактическими и педагогическими
знаниями, не представляют даже, как
вести дела в школе. «
Ученики в шко
ле по большей части принадлежат
к буржуазным классам, кои, не же
лая отдать музыкальных инстру
ментов Совету, решили сделаться
учениками Советской школы. Уче
ники числятся в списках и больше
ничего не делают: они спокойны за
свои пианино и рояль
». Поэтому
отделу народного образования пред
ложено назначить ревизию в школе,
которую следует или пересоздать,
или совсем распустить.
Необходимо отметить, что газе
та идеологически грамотно сверстана.
Здесь же еще одна большая публи
кация — репортаж «Открытие клу
ба коммунистов в селе Зыкове». Клуб,
куда были приглашены красноармей
цы, советские работники, инвалиды
и военнопленные, открыл председатель
волостного исполкома Юдин, который
охарактеризовал цели, значение и
необходимость подобных учреждений
для народа. Затем выступил пред
седатель волостной ячейки коммуни
стов Прытков. Он сравнил народные
клубы, где будет процветать проле
ÈÇÌÅÍ
ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
тарская культура, с клубами времен
буржуазии, «
где царили роскошь и
покой для богатых, где целые ночи
напролом лилось шампанское и за
нимались развратом
». После каждой
речи наскоро организованный хор из
местной молодежи пел революционные
песни «Интернационал», «Варшавян
ка», «Марсельеза». Когда один из
коммунистов напомнил, что именно
сегодня провожают в последний путь
К. Либкнехта, «
павшего за светлые
идеи социализма от рук презренных
наймитов буржуазии
», хор исполнил
«Вы жертвою пали в борьбе роко
вой…».
Можно сколько угодно иронизи
ровать над репертуаром, вспоминать
эпизоды из фильма «Собачье сердце»
о том, как под руководством Швон
дера устраивались аналогичные рас
певки. Но пролетарская культура была
именно такой. Ее идеологи следова
ли призыву партийного гимна раз
рушить весь мир насилья, причем до
основанья. «
Оркестр солдат гром
ко и фальшиво пел прекрасные так
ты Интернационала
», — напишет
спустя несколько лет один из самых
интересных писателей 1930-х гг. И. Ба
бель
. «Во имя нашего завтра — со
жжем Рафаэля, разрушим музеи,
растопчем искусства цветы», — про
возглашал нигилистский лозунг из
вестный в те годы пролетарский поэт
В. Кириллов. Разумеется, вкусы
основной массы рабочих и крестьян,
т. е. гегемона, были простыми и даже
примитивными. Все это давало не
ограниченные возможности для ма
нипуляции малограмотными массами.
По мнению академика РАН Ю. Пи
воварова, в окопах Первой мировой
сформировался «массовый человек»,
новый для крестьянской России со
циальный тип. Он жил уже не в
патриархальном селе, а в огромной
многотысячной массе. «И вот ока
залось, „массовый человек“ легче
воспринимает кровь, смерть, убий
ства и потому быстро вливается в
процесс взаимоуничтожения, — от
мечал в интервью «Независимой га
зете» Ю. Пивоваров. — Чаще все
го, не испытывая жалости и мораль
ных терзаний»
Однако вернемся к нашему ре
портажу: «
Несмотря на недавнее
открытие, деятельность клуба уже
развертывается. За последнее вре
мя в клубе ставилось 3 спектакля.
Нельзя не отметить желание на
рода посещать их: здание клуба не
вмещало всех, желающих посмотреть
спектакли. При клубе открыта
библиотека, где насчитывается до
300 экз. книг
».
Тема противопоставления бур
жуазной и пролетарской культуры
получила развитие и в следующем
номере, от 20 марта. Под заголов
ком «Искусство» опубликовано что-
то похожее на рецензию о прощаль
ном бенефисе певца С. Орлова. «
Эта
краткая заметка не берет на себя
задачу оценивать вокальные дос
тоинства, оценивать исполнение
бенефициантом своего репертуа
, — писал автор. —
Сохранив
шийся, несмотря на преклонный
возраст, голос принимаем на веру:
стоит ли разочаровывать Саранскую
публику? Но относительно „идей
ности“ (даже философской идейно
сти!) программы нельзя не выразить
некоторого удивления
».
Отдавая себе отчет в том, что шла
борьба старого и нового, что главная
тема повестки дня — голод — обоз
начена в этом же номере газеты,
считаем необходимым отметить, что
бросать такие слова вслед певцу,
уходящему со сцены, недопустимо.
Человеку, видимо, далекому от по
литики, в репертуаре которого русская
классика: романсы Рахманинова и
другие произведения. Он, скорее
всего, не сумел да и не захотел пе
рестроиться. Трудно представить,
чтобы С. Орлов или А. Вертинский
исполняли, как того требовала упо
мянутая «идейность», песни на сти
хи Д. Бедного или революционные
частушки. Но масса желала слушать
именно такие произведения. Поэто
му рядом с публикацией об С. Ор
лове помещен «Краткий отчет о де
ятельности Народного Передвижно
го театра за год существования»,
который совершил десять выездов в
деревню.
В этом же номере на первой по
лосе большой некролог о смерти то
варища Свердлова. И обращение «Не
допустим!» В. Карпинского: «
На Со
ветскую Россию надвинулся самый
страшный и беспощадный враг —
голод. Города и неземельческие гу
бернии съели все запасы хлеба, они
живут изо дня в день тем, что
удастся подвезти… В городах и про
мышленных центрах нет топлива,
нефти, угля, — нет сырья, хлопка
и металлов. Фабрики останавлива
ются одна за другой. Стоят в го
родах трамваи, грозит остановкой
электрическое освещение. Но так
ли плохо, так ли безнадежно дело

И сам же отвечал, что есть и хлеб,
и топливо, и сырье. Надо только их
подвести. А для этого — наладить
наши железные дороги. Иначе вся
Советская Республика со всеми ее
вольностями и завоеваниями Рабоче-
Крестьянской Революции погибнет
от голода и безработицы. В развитие
темы рядом помещена корреспонден
ция об инициативе ячейки коммуни
стов Трофимовщины о подаче помо
щи учащимся столиц сухарями или
печеным хлебом.
В истории любого периода мож
но найти примеры благородства и
подлости, предательства и верности
родине, самопожертвования и стяжа
тельства. Мы уже отмечали, с первых
лет новой власти формировался слой
чиновничества, который в условиях
бесконтрольности становился безус
ловным злом. В корреспонденции «Кто
они?», которую прислал красноарме
ец Степан Катаев, сообщалось, что
в с. Старые Турдаки вооруженные
члены Совета врывались ночью в
обывательские дома, требовали уго
щения, обещая за это освободить
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
от налога. Чрезвычайный налог
взыскивают, не давая никаких рас
писок. Никому не известно, куда
уходили эти деньги: «
Председатель
Вол. Совета Катаев и Карбаев
отобрали для себя у граждан самых
лучших лошадей и коров. Катаев
„стяжал“ этим путем лошадь и
с жеребенком, и с упряжью. Теперь
Катаев и Карбаев самые богатые
хозяева в волости. Кто они? Ведь
Катаев и прочие действуют от
имени Советской власти, и насе
ление полагает, что директивы
Катаеву даются из центра
В приказе начальника Саранской
уездной рабоче-крестьянской милиции
Реута от 7 марта 1919 г. отмечено:
За последнее время поступают
все чаще и чаще жалобы на грубо
сти и несправедливости милицио
неров. Напоминаю поэтому всем
чинам Милиции, что Милиция это
не полиция. Полиция правила на
родом, а Милиция должна служить
ему
». Далее милицейский начальник
разъясняет подчиненным правила
поведения: милиционер должен быть
вежливым, честным, не покупаться
взятками, не пьянствовать, не рас
трачивать народное имущество. За
меченные в нарушениях будут уво
лены и преданы суду.
Несмотря на страшные угрозы на
чальника, нарушений меньше не ста
новилось. Милиционеров в то
время
еще нельзя было назвать «
оборотнями
в погонах» по причине отсутствия по
следних, но населению от этого не было
легче. В следующем номере «Извес
тий…» еще один приказ Реута: «
По
поступающим жалобам видно, что
некоторые милиционеры 1 района
позволяют себе преступления по
должности на базаре: отбирают
молоко платя за него 5 руб., когда
их спрашивают, для кого берут от
вечают: „для Комиссара
“». Реут сно
ва стращает наказаниями и напомина
ет, что «
на базаре разрешается про
дажа: молока, масла коровьего, кар
тофеля, овощей и битой дичи
».
4 апреля газета вышла
на шести полосах. Ситуация
в стране была архисложная.
Опубликована телеграмма
Председателя Совета Обо
роны Ульянова-Ленина в
ВЧК. «
Получены сведения,
что агенты Колчака, Де
никина и союзников пыта
лись взорвать в Петрограде
станцию водопровода
, —
отмечалось в телеграмме. —
В подвале были обнаруже
ны взрывчатые вещества,
а также адская машина, которая
была взята особой командой для
уничтожения, но преждевременным
взрывом был убит командир отря
да и ранено 10 человеке красноар
мейцев
». Далее Ленин писал о по
пытках разобрать железнодорожные
пути, взорвать мосты, любыми спо
собами парализовать работу транс
порта, чтобы оставить без продо
вольствия Москву и Петроград.
Социалисты-революционеры и мень
шевики принимали активное участие
в призывах к забастовкам и сверже
нию Советской власти. «
Ввиду по
лученных сведений, Совет Обороны
предписывает принять самые сроч
ные меры подавления всяких попы
ток взрывов и порчи железных
дорог и призывов к забастовкам.
Совет Обороны предписывает при
звать к деятельности всех работ
ников Чрезвычайной Комиссии и о
предпринятых мерах довести до
сведения Совета Обороны
».
Опубликован доклад Троцкого,
который он сделал в Московском
Совете о положении дел на фронтах.
В нем сообщалось, что на восточном
фронте, несмотря на потерю Уфы,
положение хорошее; на южном фрон
те превосходное; на украинском —
взяты Очаков и Мариуполь, вскоре
падет Одесса; на западном фронте
Красная армия находится в состоянии
обороны, отсюда также больших не
приятностей ожидать не приходится;
на северном фронте Красная армия
наступает, имеются резервы. «
В смыс
ле внешней обороны наше дело за
кончим победою, если тыл будет
ровняться по фронту
, — убеждал
Троцкий. —
Мы должны продер
жаться и мы продержимся. Неда
леко то время, когда будет восход
солнца Европейской Революции
».
И еще одна важнейшая во все
годы советской власти тема освеще
на в том номере. «Взаимоотношения
между партией и советами»: эти сло
ва из публикуемого доклада Зиновь
ева на VIII съезде РКП(б) вынесе
ны в заголовок публикации. Доклад
чик отмечал, что до сих пор не было
строгого разграничения между пар
тийными организациями и советски
ми органами. Поэтому нередко за
давался неправомерный вопрос: что
С переименованием мало что
изменилось в газете.
Редактор остался прежний,
В. Н. Виргинский,
темы материалов
и стиль подачи — те же.
Рисунок доходчиво и вполне
красноречиво объяснял,
что сделала Красная армия
с интервентами в Одессе
ÈÇÌÅÍ
ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
выше — партия или Советы? Но
дело не в том, кто выше, а в том, в
каком соподчинении должны быть
оба рычага действий. «
Советы яв
ляются государственными органи
зациями рабочего класса и бедней
шего крестьянства, проводящими
диктатуру пролетариата в течение
того времени, пока не отомрет ка
кое бы то ни было государство
, —
разъяснял докладчик. —
Они объе
диняют в своих рядах миллионы
трудящихся и должны способствовать
к тому, чтобы объединить в своих
рядах весь рабочий класс и все бед
нейшее и среднее крестьянство. Ком
мунистическая партия является
организацией, объединяющей в своих
рядах только авангард пролетариата
и беднейшего крестьянства — ту
часть этих классов, которое созна
тельно стремится к проведению в
жизнь коммунистической программы
».
Далее в докладе разъяснялось, что
партия ставит своей задачей завоевать
решающее влияние и полное руковод
ство во всех организациях трудящих
ся, посылая туда лучших, стойких и
самоотверженных работников. Партия
должна «
оплодотворить полити
ческим сознанием
» Советы, ими
руководить и контролировать, так
как «
в Советскую организацию про
никло много чуждых и вредных эле
ментов, порождающих бюрократизм,
волокиту, халатность и т. д. и в
партийных организациях также
наблюдаются болезненные явле
ния
». Поэтому, как утверждал
докладчик, необходима серьезная
чистка в советских и партийных
организациях.
В отличие от предыдущего номе
ра газета от 13 апреля богата имен
но местной информацией. Читателей
уведомили, что с 1 апреля Совет
Народного Хозяйства утвердил новую
плату за пользование электрической
энергией, а в Саранске отдел народ
ного образования откроет первый
детский сад. Корреспонденция «Де
зертир в военкомате» о том, что в Ате
марский военный комиссариат при
глашен на службу дезертир И. М. Гри
шанин призыва 1918 г. Приславший
ее А. И. Орешкин интересовался,
не пора ли дезертира отправить «этап
ным порядком» на фронт. В коррес
понденции «Из трактира в продо
вольственники» сообщалось: «
У нас
председателем продотдела Н. Гр.
Самсонов, спекулянт, бывший вла
делец трактира и булочно-калачно
го заведения. Ромодановские комму
нисты, повидимому, дрыхнут». Ее
автор Д. Анс разъяснял причину:
«Беднота осталась не при чем. Ячей
ка коммунистов еще не организова
на. Ох, скорей бы…
».
Утверждать, что в 1919 г. «Из
вестия…» были просто переимено
ваны в
«Ñàðàíñêóþ ïðàâäó»
, было
бы не совсем корректно, так как
принципиально иным стал состав уч
редителей. В подзаголовке вышед
шего 1 мая 1919 г. первого номера
«Саранской правды» сообщалось, что
газета — «орган Уездного Комитета
партии коммунистов и Исполкома
Комитета Совета р. и к. д.». Совет
рабочих и красноармейских депутатов
остался в составе учредителей, но
никто не сомневался в том, что ру
ководить изданием будут коммунис
тические органы. То есть приорите
ты несколько изменились: газета,
как и вся пресса после закрытия
уездной эсеровской газеты «Саран
ская жизнь», была партийной de
facto, теперь стала de jure. И редак
тор оставался тот же.
Несмотря на смену названия и
изменение состава учредителей по
дача материалов осталась прежней.
Как и мечта о мировой революции,
которой в выпуске от 5 мая и была
посвящена статья «Красный мост».
В первом ее абзаце констатировалось,
что до сих пор советские страны
Россия, Венгрия и Бавария пред
ставляли собой красные острова
среди бушующего моря черных бур
жуазных стран. Но в последнем
абзаце выражалась надежда, что
уже недалек тот день, когда ра
бочие и крестьяне Европы будут
соединены не только красными
мостами, но восстановят повсе
местно свою Советскую власть
Подобные иллюзии дорого обойдут
ся стране. Но это уже другая
тема.
P. S.
В рамках данной публика
ции невозможно не обратиться к
личности В. Н. Вирганского. Дея
тельность первого редактора «Из
вестий...» и «Саранской правды»
заслуживает в дальнейшем более вни
мательного изучения и анализа.
ÈÁËÈÎÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
ÊÎÌÌÅÍÒÀÐÈÈ
См.:
Ïîòàïîâ Ï. Ô.
«Саранская жизнь» // Мордовия : энцикл.: в 2 т. Саранск, 2004. Т. 2. С. 290.
Там же. С. 291.
См.:
Àâòàéêèí È.
Газетный и журнальный мир Мордовии : историко-библиогр. очерк. Саранск, 1978. С. 10 — 11.
В те годы слово имело другой смысл и обозначало издателей печатных органов и людей, которые продавали газеты (см.:
Äàëü Â.
Толковый
словарь живого великорусского языка: Т. 1: А — З. М., 1989. С. 340).
Конфискации были безвозмездными. Но не для тех, кто их проводил. И не у всех людей с горячими сердцами были чистые руки. Известный
журналист-международник В. Кондратьев в фильме «Тайны Фаберже», показанном НТВ 29 мая 2016 г., отмечал, что «по декрету чекисты
получали пять процентов от стоимости конфискованного имущества». К тому же порой не все имущество записывалось в отчетность.
Ñòàëèí È.
Роль наиболее выдающихся деятелей партии // Правда. 1918. 6 нояб. С. 2.
Áàáåëü È.
Одесские рассказы. СПб., 2014. С. 215.
Ñîëîìîíîâ Þ.
Пробная цивилизация // Независимая газ. 2014. 23 дек. С. 9.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
НАЦИОНАЛьНОЕ
ДОСТОЯНИЕ
Название статьи — это не гром
кие слова, и не реклама. Именно так
мы, представители мордовского на
рода, живущие за пределами Рес
публики Мордовия, оцениваем дея
тельность
Íàó÷íî-èññëåäîâàòåëü
ñêîãî èíñòèòóòà ãóìàíèòàðíûõ íàóê
ïðè Ïðàâèòåëüñòâå Ðåñïóáëèêè
Ìîðäîâèÿ
— ведущего научно-из
дательского учреждения республики,
осуществляющего масштабные иссле
дования и выявляющего новые из
менения в интеллектуальных и куль
турных контекстах, результаты ко
торых имеют международное призна
ние. А для нас, волею судеб оказав
шихся далеко от Мордовии, но же
лающих сохранить незримую связь
с малой родиной, — это важный
источник информации об истории
мордовского этноса, достижениях и
проблемах современного этапа его
развития.
В институте работают специали
сты в области энциклопедистики и
науковедения. Здесь аккумулируют
ся знания почти по всем отраслям
гуманитарной науки, в том числе ре
гиональной истории, археологии, эт
нографии и этнологии, этнокульту
рологии, лексикографии мордовских
языков, мордовской фольклористике,
социолингвистике, теории и истории
провинциальной культуры, литера
туроведению Мордовии, региональ
ной экономике, а также политичес
ким институтам, национальным и
политическим процессам и техноло
гиям.
Это учреждение представляет
собой важный научный и культурный
центр, тесно взаимодействующий с
ведущими российскими НИИ и на
учными сообществами, а также дея
телями образования, искусства и
культуры. Институт активно пропа
гандирует достижения Мордовии и
мордовского народа во всех сферах
общественной жизни, ведет система
тическую просветительскую работу
с населением, имеет налаженные кон
такты с научными и издательскими
центрами страны.
ÈÇÌÅÍ
ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
Не последнюю роль играет инс
титут и в воспроизводстве научных
кадров. В его аспирантуре обучались
многие известные ученые, внесшие
значительный вклад в развитие Мордо
вии и всей страны. Среди них — док
тора наук Н. Д. Гуськова, С. М. Имя
реков, Е. Г. Коваленко, В. С. Лап
шин, А. С. Липатов, А. Ф. Поляков,
О. Е. Поляков, Н. Д. Савкин и др.
Через аспирантуру института прошли
и успешно защитили кандидатские
диссертации занимавший пост ми
«Промстройбанком» и КС-Банком
А. Н. Лаврентьев и В.
И. Грибанов;
крупные организаторы промышлен
ного и сельскохозяйственного произ
водства республики — А. К. Вато
лин, В. В. Воронов, А. В. Ляпукин
и многие другие.
Сотрудники института — под
линные энтузиасты своего дела, со
многими из которых заочно знакомы
по совместной работе над уникальным
масштабным проектом — двухтомной
энциклопедией «Мордовия», где со
институты (например, институт Та
тарской энциклопедии в Татарстане),
а в Мордовии этим занимались не
многочисленный коллектив ученых и
привлеченные внештатные специали
сты, трепетно относящиеся к мате
риальной и духовной культуре мор
довского народа, его историческому
прошлому. Единение высоких научных
интересов и альтруизм исследовате
лей, работавших над этим колоссаль
ным трудом в сложные для отечест
венной науки годы забвения и хро
браны и систематизированы знания
о природе, полезных ископаемых края,
истории, археологии, этнографии,
литературе, экономике, культуре,
науке, просвещении, народном твор
честве и других важных аспектах
жизни народов Мордовии. Для реа
лизации таких проектов в других
регионах создавались специальные
нического недофинансирования, —
результат мудрой, выверенной до
мелочей кадровой политики совре
менного руководства НИИ, направ
ленной на сохранение и приумноже
ние традиций его научных школ.
Огромная работа была проведена
этим коллективом и при подготовке
энциклопедического справочного из
нистра труда И. Ф. Виканов (а ныне
член Консультативного совета вете
ранов при Главе Республики Мор
довия); министр финансов Респуб
лики Мордовия Н. В. Петрушкин
(сегодня член Совета Федерации
Федерального Собрания России);
министр по внешнеэкономическим
связям Л. А. Майоров; управляющие
Коллектив сотрудников Научно-исследовательского института гуманитарных наук
при Правительстве Республики Мордовия. 2017 г.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
дания «Мордовия, XX век: культур
ная элита». В книге, состоящей из
двух частей, представлены биографии
государственных и общественных
деятелей, ученых, мастеров искусств,
деятелей и организаторов культуры,
образования и других представителей
мордовского народа, чья деятельность
была непосредственно связана с от
раслью культуры Мордовии, незави
симо от места проживания и госу
дарственной принадлежности. Мно
гие статьи посвящены выдающимся
личностям русского, башкирского,
чувашского, татарского, марийского,
удмуртского и других народов, кото
рые оставили свой след в истории и
культуре мордовского края.
Безусловно, большой вклад в
создание этих справочников внесли
корифеи мордовской науки и прак
тики, а также ведущие ученые и
специалисты из Москвы, Санкт-Пе
тербурга, других городов и регионов
Российской Федерации, стран ближ
него и дальнего зарубежья. Неоценим
вклад в работу и представителей
мордовской диаспоры. Благодаря ре
шению дирекции института о при
влечении сторонних авторов удалось
открыть новые имена, представить
ранее не известные сведения и фак
ты из жизни знаменитых земляков.
Установленный в процессе этой кро
потливой работы диалог с лидерами
мордовского движения за пределами
региона ощутимо обогатил имеющу
юся научную базу с точки зрения
глубины и охвата научных изысканий
в этой области. Появление новых пер
соналий, заслуживших право быть
включенными в элиту Мордовии, не
сомненно, требует проведения даль
нейших исследований для переиздания
трудов с учетом новых данных.
8 февраля 2017 г., в День российской науки,
14 научных сотрудников института были
удостоены высокого звания — «Лауреат
Государственной премии Республики
Мордовия» за большой вклад в развитие
науки и подготовку научного издания
«Финно-угорские народы России»
ÈÇÌÅÍ
ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
Не менее важными и наукоемки
ми являются и другие коллективные
труды сотрудников научного учреж
дения. Только простое их перечис
ление займет немало времени. Назо
вем лишь последние работы, полу
чившие высокую оценку в финно-
угроведении, а также сосредоточив
шие внимание международной науч
ной общественности к вопросам
идентичности мордовского народа в
государственном политическом про
странстве и исторического развития
Мордовии в целом.
К последним изданиям институ
та относятся труды из научных серий
«Мордовия. ХХ век» и «Власть и
общество: российская провинция», в
которых впервые в историографии
предложена модель региональной ис
тории, приемлемая на межрегиональ
ном уровне. Проект «Мордва России»,
выдержанный в лучших традициях
российского академизма и базирую
щийся на многолетней практике экс
педиционных исследований мордовской
диаспоры, отражает специфику жиз
ни мордвы в различных регионах
России. Продолжением этого направ
ления является научный проект «Эт
нокультурный мир Мордовии», де
тально связывающий изучение про
цессов развития диаспор в респуб
лике. Энциклопедический справочник
«Мордовский язык» подводит итоги
развития мордовского языкознания
за последние 100 лет. Для литера
турной энциклопедии Мордовии ха
рактерны смещение принципов ли
тературного процесса и иная интер
претация развития литературных
жанров и творчества писателей. Ак
туальным, на наш взгляд, изданием,
приуроченным к 70-летию Великой
Победы, стал проект пятитомного
сборника «Великая Отечественная
война: устная история : свидетель
ства участников боев, работников
тыла и детей войны». В него вошли
как изданные ранее материалы, так
и уникальные неопубликованные
свидетельства, отложившиеся в ар
хивах и музеях Мордовии, что сего
дня особенно важно для военно-пат
риотического воспитания подрастаю
щего поколения.
И это лишь малая толика науч
ного достояния Научно-исследова
тельского института гуманитарных
наук при Правительстве Республики
Мордовия, представляющего непод
дельный научный интерес. Многие
рукописи, подготовленные не без на
шего участия, ждут своего часа. Мы
видим большие перспективы в пари
тетном сотрудничестве с коллективом
мордовских ученых и исследователей
для реализации проектов, направ
ленных на координацию, обеспечение
и проведение фундаментальных и
прикладных исследований по про
блемам комплексного социально-
экономического и национально-куль
турного развития Республики Мор
довия.
Лауреаты Государственной премии Республики Мордовия. 8 февраля 2017 г.
ÏÎÐÒÐÅÒ
ÍÀ
ÔÎÍÅ
В региональной историографии
творчество профессора В. А. Юрч¸н
кова всегда привлекало внимание.
Практически все его книги, иногда
статьи, удостаивались рецензий и
отзывов, часто положительных, порой
разгромных. Со временем приходит
понимание, что в любом случае его
работы имели историографические
последствия, двигая историческую
науку в регионе вперед путем поста
новки проблем, выработки новых
концептуальных подходов, осмысле
ния уже опубликованного материала
и введения в научный оборот прин
ципиально нового. Исследователям
известны в первую очередь изыска
ния В. А. Юрч¸нкова по региональ
ной истории ХХ в., эволюцию ко
торых профессор Г. А. Куршева
определяет как движение от конкре
тики к концептуальному осмыслению
Концептуальные построения истори
ка анализировались членом-коррес
пондентом РАН А. Н. Сахаровым
профессорами Ю. Н. Смирновым
и
С. В. Белоусовым
. Философско-
методологические основы его иссле
дований рассматривались философом
А. А. Гагаевым и педагогом П. А. Га
гаевым
, культурологом Н. И. Воро
ниной
. Дискуссию, в которой при
няли участие профессора В. В. Кон
драшин (Пенза), А. А. Гагаев (Са
ранск), И. А. Чуканов (Ульяновск),
В. И. Первушкин (Пенза) и В. С.
Григорьев (Чебоксары), вызвала
монография «Мордовский народ:
вехи истории» (2007 г.)
. Однако
при этом чаще всего из поля зрения
исследователей выпадали работы
В. А. Юр
ч¸нкова по региональной
истории эпохи средневековья, между
тем они заслуживают пристального
внимания в связи с рядом постано
вочных моментов, которые стоило бы
обсудить профессиональному сооб
ществу. Это и определило тему дан
ной статьи, в которой изложение
построено по проблемному принципу.
Связано это с тем, что профессор
В. А. Юрч¸нков обращался к той
или иной проблеме на конкретном
отрезке своего творчества, оставлял
ее, вновь возвращался к ней. Осмыс
ление данного процесса позволяет
показать историка в поиске, мы ви
дим, как исследователь, используя
метафору великого Люсьена Февра,
смастерил «некоторое количество
грузной мебели для меблировки ис
тории — достаточное для того, что
бы заслонить, хотя бы временно, иные
из голых стен во дворце Клио»
Во второй половине 1980-х гг.
оформился интерес В. А. Юрч¸нко
ва к
ïðîáëåìå ïîëèòîãåíåçà
у на
родов Среднего Поволжья, в част
ности у мордвы. Процесс политоге
неза у мордвы трактуется им как
прогрессивное явление, которое, од
нако, прогрессивно не само по себе,
а как формальное отражение и за
крепление великого исторического
явления — разделения труда. Абсо
Штрихи к творческому портрету
В. А. Юрч¸нков
ÏÎÐÒÐÅÒ
ÍÀ
ÔÎÍÅ
лютизация прогрессивности полито
генеза у мордовского народа без
учета его влияния на развитие соци
ально-экономических отношений для
В. А. Юр
ч¸нкова неприемлема.
В 1989 г. В. А. Юрч¸нков писал
о раннефеодальном объединении, во
главе которого стоял Пургас, имевший
свою дружину, способную противо
стоять экспансии соседних государств.
Вокруг него группировались «боль
шие» люди, т. е. феодальная знать.
Становлению государства и форми
рованию раннефеодальных отношений
у мордвы немало способствовала ме
ждународная обстановка. Постоянная
внешняя опасность ускорила сплоче
ние мордовских племен, их государс
твенную консолидацию
. Ученый
высказал мысль об автохтонности
процессов политогенеза у мордвы:
«Феодальные отношения у мордвы
развивались весьма сложно и проти
воречиво. Существенное влияние
оказывали на генезис и развитие фе
одализма в крае важные историчес
кие процессы, которые происходили
на соседних территориях, в частнос
ти на Руси и в Волжской Булгарии.
Но это не означает того, что феода
лизм был привнесен на земли „дикой“
мордвы»
. В 1991 г. он повторил ар
гументацию Н. Ф. Мокшина относи
тельно понимания термина «волость»
русскими летописцами, при этом не
сколько упростил выводы: «Русские
летописцы „волостью“ обычно назы
вали княжеский удел, иными слова
ми, феодальное государство с его
иерархией, повинностями населения,
политической и экономической струк
турой. Видно, порядки в „Пургасовой
земле“ напоминали русским летопис
цам порядки в княжествах, иначе бы
они не назвали ее „волостью“. От
сюда можно сделать один-единствен
ный вывод — „Пургасова волость“
была государством»
. Одновременно
было высказано утверждение, что
Пургасова волость оформилась на
основе союза части мордовских пле
мен, а Пургас объединял в своем
лице правителя и воина
Под серьезным влиянием работ
И. Я. Фроянова и Л. Е. Куббеля
картина политогенеза у мордвы ста
ла представляться В. А. Юрч
нкову
более сложной, насыщенной нюанса
ми, подпроцессами. По его опреде
лению, на рубеже I — II тыс. н. э.
развитие пашенного земледелия, ре
месел и торговли у мордвы привело
к социальному неравенству и появ
лению частной собственности. Воз
никновение к концу I тыс. н. э. соб
ственности, в основу экономической
предпосылки формирования древне
мордовской государственности
. Ис
следователь отмечал: «...Возникно
вение частной собственности и ши
рокое развитие торговли привели к
древнемордовского общества нового
социально-экономического уклада,
отличного от первобытного и суще
ствующего некоторое время парал
лельно с ним. В форме уклада у
мордвы существовало и рабство...»
Основываясь на этом, он сделал вы
вод, что «...древнемордовская госу
дарственность претерпела традици
онную эволюцию. Первоначально, во
второй половине I тыс. н. э., у морд
вы возникли союзы племен. В южных
районах мордовских земель, в бас
сейнах реки Мокши и Верхнем По
сурье, складывается союз мордвы-
мокши, в северных районах, в Окско-
Сурском междуречье, — мордвы-
эрзи. В качестве характерной черты
союзов племен выступает вождизм,
связанный с возрастанием роли иня
зоров и их окружения. Развитие
союзов племен привело к формиро
ванию условий для их перерастания
в суперсоюз — непосредственную
предтечу „варварского государства“.
По всей видимости, этот этап и по
лучил отражение в источниках под
термином „Пургасова волость“»
Стоит отметить, что предложен
ная В. А. Юрч¸нковым схема поли
тогенеза вызвала резкую критику.
Н. Ф. Мокшин безапелляционно
заявил, что речь идет о мордовских
племенах и о государстве говорить
не приходится, ибо «оно характерно
для классового общества. В период
же племенного строя, т. е. первобыт
ности, государства не было. Что ка
сается „Пургасовой волости“, сфор
мировавшейся накануне монголо-та
тарского нашествия, то это скорее
потестарно-политическое образование,
возникшее на стадии перехода от
доклассового общества к раннеклас
совому, когда складываются лишь
Н. В. Заварюхин, В. А. Ломшин, В. А. Юрченков, Г. А. Куршева, А. С. Ахиезер,
Ю. Н. Смирнов и В. В. Шмидт на конференции «Социальные конфликты
в истории России XVII — XVIII веков». 2004 г.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
некоторые элементы государственно
сти»
. Он был поддержан марийским
исследователем К. Н. Сануковым,
который, характеризуя развитие фин
но-угроведения в СССР и России,
утверждал: «...Наряду с активиза
цией научных исследований, харак
терной чертой последних лет стало
широкое распространение любитель
ских публикаций на исторические
темы, о прошлом финно-угорских
народов. В них на новом историческом
витке возрождается мифологизиро
ванная истории… В этом отношении,
например, характерно утверждение,
что древние финно-угры имели свою
государственность»
. В качестве при
мера К. Н. Сануков ссылался на
книгу В. А. Юрч¸нкова «Хронограф,
или Повествование о мордовском
народе и его истории».
В. А. Юрч¸нков, разъясняя свою
позицию, был вынужден вступить в
полемику с критиками
. Незнание
фактического материала, по его сло
вам, привело оппонентов к искажению
фактов, изложенных в его работах,
и существенному упрощению концеп
ции складывания потестарно-поли
тических объединений у мордвы.
Следует указать, что у исследовате
ля нашлись не только противники,
но и сторонники. Археолог А. А.
Беговаткин назвал построения В. А.
Юрч¸нкова наиболее стройной на
сегодняшний момент концепцией ге
незиса государственности мордвы
Профессор В. В. Кондрашин особо
отметил трактовку ученым проблем
политогенеза у мордовских племен.
Он выделил его мнение о длитель
ности процесса первичного возник
новения государственности из недр
первобытного строя
В связи с политогенезом у морд
вы В. А. Юрч¸нков попытался оп
ределить границы летописной «зем
ли Мордовской» и численность ее
населения накануне монгольского
нашествия
. Практически одновре
менно он осуществил социально-
психологическую реконструкцию но
сителей власти, в частности Пургаса
Последний трактуется им как чело
веческий тип, появляющийся в пере
ломные моменты истории того или
иного этноса. По его мнению, такой
тип нередок в среде народов, живу
щих на границах крупных этнокуль
турных образований. Типологически
исследователь сопоставляет его с во
ждем галлов Верценгеторигом, пред
водителем германских племен Арио
вистом, царем даков Децебалом
24
Заслуживает внимания вывод уче
ного: «Пургас — трагическая фигу
ра мордовской истории. Правитель,
попавший в жернова исторического
процесса. Он воплотил в себе прав
ду своего народа и своей земли, за
щищая их интересы, которые понимал
по-своему. Он столкнулся с силой,
которая представляла развитие госу
С директором РГАСПИ А. В. Сорокиным и директором ГАРФ С. В. Мироненко. 2005 г.
В Парламенте Великобритании. 2008 г.
ÏÎÐÒÐÅÒ
ÍÀ
ÔÎÍÅ
дарственного начала на огромнейших
просторах евразийского континента
(неважно как она персонифицирова
лась — в русских князьях или мон
гольских ханах). Он пытался проти
востоять ей и погиб в этой борь
бе»
В. А. Юрч¸нков связывает
ïî
ëèòè÷åñêóþ èñòîðèþ ìîðäâû íà ðó
áåæå I — II òûñ. í. ý. ñ ïðîáëåìîé
åå âçàèìîîòíîøåíèé ñ Ðóñüþ
, что
вполне оправдано. Интересно выде
ление им ряда принципиальных мо
ментов.
1. В условиях распада единой
державы Рюриковичей о своей фак
тической независимости заявила
«Земля Мордовская», внутри которой
началась борьба за гегемонию двух
мощных политических объединений,
известных в историографии как «Пу
ресова волость» и «Пургасова во
лость».
2. Легитимизируя себя, «Земля
Мордовская» вступила в ожесточен
ную феодальную войну, которую вели
между собой осколки Древней Руси.
При этом достаточно четко просмат
риваются два процесса. С одной сто
роны, мордовской феодально-племен
ной верхушке удалось втянуть вла
димиро-суздальских князей в соб
ст
венную междоусобицу. С другой —
русские князья, используя ситуацию,
попытались закрепиться на мордов
ских землях, восстановив прежнюю
зависимость северо-западных и за
падных земель и подчинив часть
восточных.
3. Взаимоотношения Руси, или
русских княжеств, как государствен
ных образований, и мордовских пле
мен, как формирований этнических,
нельзя рассматривать с прежних по
зиций. По всей видимости, следует
доверять летописцу, который называл
русские княжества и мордовские
территории «землями», т. е. вырав
нивал их социально-политический
статус
Особо стоит отметить исследо
вания В. А. Юрч¸нкова, связанные
В президиуме VII Конгресса этнографов и антропологов России. 2007 г.
áîðüáîé ìîðäîâñêîãî íàðîäà ñ
ìîíãîëüñêèì íàøåñòâèåì
. Эта тема
волнует исследователя с начала
1990-х гг., с момента подготовки им
выступления на Конгрессе финно-
угорских историков в Ювяскюле
28
В последующие годы ученый не толь
ко проанализировал и сопоставил
различные источники по данной про
блематике, но и побывал на местах
боев, буквально прошел путем мон
гольских завоевателей. В результате
ему удалось реконструировать собы
тия не только хронологически, но и
пространственно
Представляет интерес предло
женная В. А. Юрч¸нковым хроно
логия завоевания монголами мордов
ского края. Он выделяет фактически
три этапа покорения, связывая их с
известными по письменным источ
никам походами завоевателей: 1237 г.,
1238 — 1239 гг., 1242 г. При ана
лизе похода 1237 г. исследователь
наиболее детален, по его мнению, на
мордовские земли монголы обруши
лись в середине лета 1237 г., веро
ятно, в июле-августе
. Золотаревскую
битву, штурм городища и последую
щее разорение близлежащих терри
торий он датирует концом августа —
началом сентября 1237 г., нахождение
ставки Бату-хана на Узе — сентяб
рем-октябрем
. На курултае на Узе,
как предполагает ученый, было при
нято решение не только о походе на
русские княжества, но и о мордовском
крае. В соответствии с ним далее
орда двинулась к г. Мохши, под сте
нами которого появилась к середине
сентября 1237 г. После подчинения
города монголы поднялись по Мок
ше до с. Каньгуши в 12 км от со
временного Краснослободска. По
мнению В. А. Юрч¸нкова, к началу
ноября 1237 г. монгольские войска
расположились на следующей линии:
Неклюдовское городище — Золота
ревское городище — река Уза —
река Сура — г. Мохши — река
Мокша — с. Каньгуши. Они охва
тили полукольцом южномордовские
земли и в ноябре одновременно на
чали стремительное движение по
направлению к мордовским поселе
ниям на Цне, к границам Рязанско
го княжества
. Подводя итоги, он
писал: «За август — ноябрь 1237 г.
монголы фактически вырезали мор
довское население Верхнего Посурья
и Примокшанья, которое пыталось
сопротивляться. У завоевателей было
достаточно времени, чтобы уничтожить
здесь все поселения. Покорение дан
ной территории было завершено позд
ней осенью 1237 г.»
33
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
В. А. Юрч¸нков считает, что в
ходе военных действий 1238 —
1239 гг. монголы проникли по за
мерзшим рекам в самые отдаленные
районы мордовского края, который
был окончательно разорен и разграб
лен. В результате монгольского рей
да 1238 — 1239 гг. население Сред
ней Волги и Оки окончательно убе
дилось, что речь идет не о едино
временном опустошительном набеге.
Монголы стали рассматриваться как
долговременный фактор, влияющий
на все стороны жизни
Заслуживают внимания размыш
ления В. А. Юрч¸нкова относитель
но численности завоевателей. Пер
воначально он исходил из того, что
хан-чингизид в походе командовал
туменом, т. е. отрядом в 10 тыс.
всадников. Поскольку в завоевании
мордовского края участвовали шесть
ханов, то численность определялась
им в 60 тыс. всадников
35
. Позднее
при подсчетах исследователь попы
тался учесть кормовую базу региона,
что позволило усомниться в перво
начально озвученной цифре. Для
одного монгольского воина требова
лось не менее трех лошадей, на ос
новании этой логики шесть туменов
равнозначны 180 тыс. лошадей. Про
кормить их мордовский край был не
в состоянии. По-иному взглянуть на
численность войск вторжения заста
вил и анализ межличностных отно
шений руководителей похода в мор
довский край и их роли в системе
монгольского государства. На осно
вании этого В. А. Юрч¸нков вполне
обоснованно предположил, что пол
ноценными туменами командовали
сыновья Джучи — Бату, Орда и
Берке. Они и составляли ядро за
воевателей — 30 тыс. всадников. В
подчинении Кулкана, имевшего тре
ния с руководителем похода, насчи
тывалось 4 тыс. человек. Неполные
тумены возглавляли Кадан и Бури.
В результате численность монголь
ских войск, действовавших в мордов
ском крае летом-осенью 1237 г., со
ставляла 40 — 45 тыс. воинов
Стоит воспроизвести общий вы
вод ученого относительно монголь
ского нашествия на мордовский край:
«Походы Бату-хана и его полковод
цев привели к предельному ослабле
нию мордовских земель. Армия была
разгромлена, часть воинов включена
в состав войска победителей и по
гибла на чужбине, хозяйство разру
шено, люди перебиты, разбежались
или уведены в плен. Мордовский
народ надолго попал под „злогорькое“
золотоордынское иго. Самым нега
тивным последствием событий 20 —
40-х гг. XIII в. стало значительное
снижение темпов исторического раз
вития мордовского края»
37
Закономерно продолжение обо
значенной темы вылилось в исследо
вание проблем
èñòîðèè ìîðäîâñêîãî
êðàÿ â óñëîâèÿõ çîëîòîîðäûíñêîãî
ôåîäàëèçìà
. Внимание В. А. Юр
ч¸нкова привлекли немногочисленные
летописные свидетельства об участии
мордвы в тех или иных акциях зо
лотоордынских ханов (поход 1317 г.
на Тверь и поход Тоглу-бия на Смо
ленск в 1339/40 г.). При рассмотре
нии реалий похода на Тверь в 1317 г.
ученый указывает на укрепление свя
зей мордовских земель с ханской
властью при хане Узбеке, связывая
это с переносом улусного центра из
Увека в Мохши
. По его мнению,
это привело к активному вовлечению
мордовской знати в вассальные от
ношения с ханами, проявлением ко
торого стало привлечение мордовских
отрядов для участия в военных дейс
твиях Золотой Орды. Один из пер
вых известных фактов такого рода —
поход Кавгадыя совместно с князем
Юрием Даниловичем Московским на
Тверь в 1317 г. Мордовские воины
были включены в состав эскорта хан
ского посла и в качестве военной силы
участвовали в опустошении тверских
земель, а также в Бортеневской бит
ве. Однако их роль оказалась незна
чительной, поскольку основная тя
жесть боевых действий пришлась на
дружины московского и суздальско
го князей
40
В. А. Юрч¸нков разработал соб
ственную концепцию
âõîæäåíèÿ ìîð
äîâñêîãî íàðîäà â ñîñòàâ Ðóññêîãî
öåíòðàëèçîâàííîãî ãîñóäàðñòâà
, ос
новой которой является идея длитель
ности и этапности этого процесса. В
качестве политических и социально-
экономических предпосылок вхожде
ния он предложил рассматривать при
соединение ряда мордовских земель
к русским княжествам, в первую
очередь к Нижегородскому и Ря
занскому. Ликвидация их полити
ческой независимости и подчинение
Москве отразили процесс превра
щения Московской Руси в Россию,
Заседание Организационного комитета по подготовке к празднованию
1000-летия единения мордовского народа с народами Российского государства.
Саранск, 10 июня 2011 г.
Фото В. А. Иванова
ÏÎÐÒÐÅÒ
ÍÀ
ÔÎÍÅ
с одной стороны, а с другой — яви
лись этапом вхождения мордовского
народа в состав формировавшегося
Русского государства
По мнению В. А. Юрч¸нкова, в
середине XV в. в мордовском крае
сложилась достаточно сложная си
туация. Фактически он оказался
расчлененным на две части. Одна из
них, восточная, находилась в зави
симости от Казанского ханства, дру
гая, западная, подчинялась Москве
или же ее вассалам типа Касимов
ского ханства. Подобное положение
и определило историю мордовского
края на данном этапе, превратив его
в арену борьбы между Москвой и
Казанью
. Действия Ивана III при
вели к установлению и некоторой
стабилизации восточной границы
Московского государства и подчине
нию мордвы власти Москвы. Иссле
дователь пишет: «Говоря о 80-х гг.
XV в. — времени, когда определи
лась восточная граница Русского
государства, можно с высокой сте
пенью достоверности утверждать, что
в этот период решилась политическая
судьба мордовского народа и его зе
мель. Теперь уже было немыслимо
их существование вне пределов Рос
сии»
Однако, как считает В. А. Юр
ч¸нков, политическое решение вопро
са не означало завершения других
процессов, которые включали в себя
комплекс вопросов экономических и
юридических проблем. Даже в усло
виях средневековья, когда многое
зависело от военной силы, необхо
димо было не только присоединить
земли, но и оформить это с точки
зрения господствовавшего тогда фео
дального права. В 80-е гг. XV в. по
отношению к мордовскому народу
такого не случилось. Причины про
изошедшего исследователь видит в
нестабильности политической ситуа
ции в регионе, когда вассальные от
ношения, зависимость Казани от
Москвы закончились мятежом та
тарской знати. Правовое закрепление
политического решения вопроса о
вхождении мордвы в состав Русско
го государства он связывает со Сви
яжской присягой 1551 г.
Военное
решение вопроса историк определяет
событиями 1552 г., когда пала Казань
и начался новый этап в истории на
родов Среднего Поволжья. В связи
с вышеизложенным представляются
интересными заметки В. А. Юрч¸нко
ва с анализом народного восприятия
деятельности Ивана Грозного, его
походов на Казань
В. А. Юрч¸нковым был постав
лен вопрос о последствиях вхождения
мордовского народа в состав Русско
го централизованного государства.
По его мнению, первой возникла
проблема управления мордовскими
территориями. При этом была вы
сказана мысль о том, что наиболее
приемлемой оказалась форма воевод
ского управления, вобравшая в себя
военные и административные функ
ции
. Одной из важнейших задач
Русского государства в регионе после
1552 г. ученый считает включение
мордвы в свою политическую орби
ту, которое реализовывалось в ходе
мобилизаций в крае в годы Ливонской
В. А. Юрченков в костюме русского дворянина последнекй четверти XVII в.
(реконструкция костюма КИРиСФ «Владычный полк», г. Саранск)
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
„Кризис существования“ был разре
шен по схеме, предложенной дворян
ским государством, — строительст
во засечных черт с целью нейтрали
зации ногайских набегов и освоение
„дикого поля“»
Трактовка Смутного времени в
регионе как кризиса существования
не была воспринята региональными
историками за редким исключением,
однако спустя пятнадцать лет по пред
ложению сербских коллег В. А. Юр
ч¸нков вернулся к разработке идеи
кризиса существования на примерах
истории мордовского края середины
и второй половины XVII в. Он при
шел к выводу о том, что новый «кри
зис существования» возник здесь в
60-е гг. XVII в., и он не был раз
решен политическими средствами, а
стал перманентным
52
. При этом был
сделан весьма важный вывод: «...Было
бы абсурдом объяснять участие на
селения мордовского края в крес
тьянских войнах и строительстве
засечных черт неблагоприятными ме
теорологическими условиями. Одна
ко в обществе, находившемся в со
стоянии латентного кризиса, аграрные
затруднения, вызванные изменчивос
тью климата, без сомнения, играли
„провоцирующую“ роль. Они не слу
жили непосредственной причиной тех
или иных исторических событий, но
являлись катализатором, ускоряющим
демографические, социальные, поли
тические и экономические потря
сения»
Смута оценивается В. А. Юр
ч¸нковым как Гражданская война с
комплексом сложных проблем, в цен
тре которых вопрос о взаимоотноше
нии народа и власти, общества и
власти. По его мнению, это связано
с тем, что в начале XVII в. судьба
страны решалась не только в Моск
ве, но и в провинции, причем в по
следней в большей степени. По мыс
ли исследователя, ведущую роль здесь
играли города, выступавшие в зави
симости от конфигурации социальных
сил либо как очаги антигосударст
войны и начавшегося строительства
засечных черт
48
Тематика, связанная с
ýïîõîé
Ñìóòíîãî âðåìåíè
, начинает интере
совать В. А. Юрч¸нкова в 1990-е гг.
Именно в это время он активно шту
дирует работы анналистов, изучает
труды М. Блока, Л. Февра, Ф. Бро
деля, увлекается идеями Э. Ле Руа
Ладюри. Под воздействием послед
него в 1998 г. была написана одна
из наиболее интересных его работ —
«В системе геоистории (взгляд на
историю мордовского края XVII ве
ка)»
. XVII в. трактуется им как
«бунташный» с точки зрения поли
толога и историка и экстремальный
с точки зрения синоптика. Начало
века характеризуется исследователем
как «кризис существования», когда
в результате экстремальных природ
ных условий чрезвычайно обостри
лась проблема пропитания и от го
лода, как указывали очевидцы, «вы
мерла треть царства Московского».
В. А. Юр
ч¸нков отмеча
ет парадокс истории края:
именно в эти «голодные»
годы довольно резко вы
росла численность его
населения. Единственно
приемлемой причиной та
кого явления, по его мне
нию, мог быть резкий
приток огромной по тем
временам массы людей со
стороны. Это были рус
ские крестьяне, бежавшие
в мордовский край не
столько от ужасов креп
нущего феодального за
силья, сколько от голодной
смерти. Так, с точки зре
ния исследователя, воз
никли русские концы
мордовских селений, а
крестьянство края стало
многонациональным.
Пришельцы надеялись
найти на мордовских зем
лях не только приют, но
и более или менее сносное
существование. Главной же целью
было решение проблемы пропитания
путем освоения «пустотных» земель,
расширения запашки.
Однако при расширении своих
земель крестьяне столкнулись с таким
мощным фактором, как поместная
система. Крестьянство не могло про
тивостоять организованному классу
феодалов, за плечами которого стоя
ло монархическое государство
. Об
щий вывод исследователя звучал
следующим образом: «В переплетении
и взаимодействии природных, демо
графических, экономических, соци
альных и политических факторов в
мордовском крае в начале XVII в.
сложился „кризис существования“.
Выход из него мог быть найден толь
ко путем политических решений. Свой
вариант решения в виде антифео
дального восстания предложило кре
стьянство края. Однако в силу це
лого ряда причин он не был принят
всем ходом исторического развития.
На Бородинском поле с доктором исторических наук
профессором С. В. Белоусовым. 2015 г.
ÏÎÐÒÐÅÒ
ÍÀ
ÔÎÍÅ
венных действий, либо как основа,
опора государственности
. Он раз
деляет точку зрения Р. Г. Скрынни
кова о том, что летописная формула
«города отложились» имеет конкрет
ный смысл: «Речь шла о переходе на
сторону повстанцев „служилого го
рода“, т. е. городовых детей боярских,
поддержанных прочим населением
восставшего города»
. На этой осно
ве выделяются центры повстанческо
го движения в мордовском крае —
Алатырь, Арзамас, Касимов и при
легающие к нему темниковские зем
. Высшей точкой восстания в крае
он вполне обосновано считает осаду
Нижнего Новгорода в октябре —
начале ноября 1606 г. и детально ее
описывает
. Переломными в ходе
восстания В. А. Юрч¸нков считает
события декабря 1608 г., когда пов
станцы были разбиты правительст
венными войсками в районе Нижне
го Новгорода
В. А. Юрч¸нков помимо воору
женной борьбы выделил такую фор
му крестьянского сопротивления, как
отказ от уплаты оброка и пошлин.
Однако, по его мнению, крестьянст
ву мордовского края не удалось пол
ностью освободиться от государст
венных повинностей, в частности от
мобилизации в состав правительст
венных армий
. По его словам, дви
жущей силой восстания в крае, не
сомненно, выступало крестьянство,
отряды которого носили полиэтни
ческий характер, обусловленный на
личием общих для всех националь
ностей края целей и задач, общими
причинами их участия в Гражданской
войне
. Кроме того, исследователь
отмечает чрезвычайно неоднородный
социальный состав участников пов
станческого движения, связывает
участие представителей феодального
класса с личными мотивами, приво
дя пример арзамасского воеводы
Б. И. Доможирова
61
. При этом им
было сделано весьма любопытное
наблюдение: «Корыстный характер
участия представителей феодального
класса в повстанческом
движении делал их очень
ненадежными союзниками
крестьян, которые пони
мали это и приставляли
к руководящим отрядами
феодалам, имевшим воен
ный опыт, выборных из
своей среды. Последние
осуществляли контроль
над их действиями»
62
. В
качестве примера им при
водятся мордовские ста
рейшины В. Чинков и
М. Малов.
Особенностью Граж
данской войны в России в
начале XVII в. В. А. Юр
ч¸нков считает перепле
тение классовых выступ
лений крестьянства и
борьбы служилого сосло
вия за свои привилегии против по
литики боярской верхушки с нацио
нально-освободительным движением
против польских и шведских интер
вентов. По его мнению, участие на
селения мордовского края в этой
борьбе было основано на полуясачно-
полуслужилом характере его положе
ния. Исследователь анализирует
участие мордвы в первом и втором
ополчениях, особо выделяя подвиг
мурзы Баюша в 1612 г., который
фактически спас второе ополчение.
В связи с этим он отмечает особую
роль в развитии событий позиции
служилых мордовских мурз и князей,
связанную с политикой руководите
лей второго ополчения. Получив в
1611 — 1612 гг. значительные пожа
лования и привилегии, служилая вер
хушка мордовского края оказалась
заинтересованной в стабильном цен
тральном правительстве и завершении
Смуты
Исследователь связывает выдви
жение нерусской служилой знати с
общей ситуацией в Среднем Повол
жье на рубеже XVI — XVII вв.,
когда шло интенсивное экономическое
освоение земель и регион включился
в политическую и социальную струк
туру русской сословно-представитель
ной монархии. При этом он «погло
щался» путем создания унифициро
ванных структур (административно-
территориальное деление, специали
зированная институционализионная
организация различных уровней управ
ления и суда и т. п.), интенсивной
земледельческой и промышленной
колонизации, экономической и со
циокультурной модернизации
В. А. Юрч¸нков считает, что Смут
ное время привело к трансформации
и замедлению этих процессов, одна
ко породило и плеяду людей, которые
в старой системе не могли бы вы
двинуться. Среди последних был
алатырский мурза Баюш
. Опираясь
на документы эпохи Смутного вре
мени, ученый называет Баюша слу
жилым дворянином средней руки,
владевшим землей на условиях оп
ределенной службы. В связи с этим
он подвергает резкой критике пост
роения профессора В. К. Абрамова
относительно вотчинного характера
владений Баюша
66
В. А. Юрч¸нков считает, что
победа народного ополчения закреп
Китай. Лунмэнь. 2016 г.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
лялась в 1613 — 1616 гг. в западных
районах страны, где продолжалась
борьба с польско-шведскими интер
вентами. Однако в отличие от 1611 —
1612 гг. в основе военных действий
был не общенародный патриотиче
ский подъем, а планомерно органи
зованное государством наступление
на запад, в котором принимали уча
стие и мобилизованные на территории
мордовского края
Интересно стремление ученого
расширить источниковую базу иссле
дуемой тематики. В частности, им
были привлечены документы фонда
Темниковской приказной избы, по
зволившие представить позицию го
родов мордовского края осенью
1613 г. в условиях агитации в них
посланцев атамана И. М. Заруц
кого.
В. А. Юрч¸нков выступил пио
нером генеалогических исследований
в Мордовии. Типичным примером
работ подобного рода является изу
чение им различных вариантов ро
дословий князей Баюшевых, примы
кающее к работам о Смутном вре
мени
. При этом был сделан прин
ципиально важный вывод о том, что
в истории рода Баюшевых отразилась
типичная судьба национального сред
неволжского дворянства XVII в.
Отличившись в период Смутного
времени, мурзы Баюшевы получили
княжеское звание, что заметно вы
делило их среди соплеменников. Од
нако уже через два
поколения они интегри
ровались в состав рус
ской дворянской корпо
рации, а уже в четвер
том поколении выдели
ли русские провинци
альные дворянские роды
Бог
дановых и Чепку
новых, в пятом — Не
стеровых
Подчеркивая оце
ночный момент в ис
следованиях В. А. Юр
ч¸нкова, особо отметим
трактовку Смутного
времени в регионе как
Гражданской войны.
Ученый акцентирует вни
мание на отдельных мо
ментах Смуты, которые
позволили ему говорить
о структурном характере
кризиса, охватившем все
главные сферы жизни
общества
раскол общества
на два лагеря: смертель
ными врагами оказались соседи и
родные братья, отцы и дети. Логика
непримиримого соперничества раз
водила по разным вооруженным
лагерям лиц, чья корпоративная и
родовая солидарность не вызывала
ранее и тени сомнения;
апогей хозяйственного кризиса.
Годы упадка, неурожаев и крайней
неустойчивости и помещичьих и крес
тьянских хозяйств. Низкая хозяйс
твенная конъюнктура, сопряженная
с ростом совокупной феодальной рен
ты, больно бьющей по возможностям
крестьянского двора. Обвал эконо
мической жизни;
нарушение баланса власти и
общества, повлекший за собой распад
государства и приведший к почти
полной ликвидации государственно
го управления. Династический кризис,
вооруженная борьба за власть меж
ду феодальными партиями и группи
ровками;
социальные конфликты: широ
кое крестьянское и казачье движение,
политическая активность горожан,
переросшие в крестьянское восста
ние;
конфликт центра и периферии,
восстание населения окраин против
привилегий центра;
рост бандитизма, воровские
шайки наводили страх на целые уез
ды. Расцвела уголовная преступ
ность;
небывалый всплеск насилия:
ожесточение схваток за первенство
дошло до систематического пресле
дования, а иногда — до истребления
верхов низами и низов верхами;
моральная деградация;
реальная угроза утраты Рос
сией государственной самостоятель
ности, расчленения ее территории
между соседними странами.
Одной из отличительных черт
Гражданской войны В. А. Юрч¸нков
считает взрывное расширение терри
тории с противостоянием враждебных
лагерей. При этом появляется про
блема региональной истории, ее со
отношения с общероссийской. И здесь
исследователь делает заявление прин
ципиальной важности, которое по
зволяет многое понять в его разра
ботках: «Вопроса об альтернативном
выборе между российской и регио
нальной версиями исторической ре
альности не существует. Для успеха
исторического познания важны не
выбор крупного или мелкого масшта
ба, а принцип его изменения и соот
С Дон Кихотом. Мадрид. 2011 г.
ÏÎÐÒÐÅÒ
ÍÀ
ÔÎÍÅ
ÈÁËÈÎÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
См.:
Êóðøåâà Ã. À.
История мордовского края ХХ в. в трудах профессора В. А. Юрчёнкова : от конкретики к концептуальному осмыслению
// Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2015. ¹ 3. С. 126.
См.:
Ñàõàðîâ À. Í.
История Мордовии в современном прочтении // Российская история. 2016. ¹ 1. С. 193 — 199.
См.:
Ñìèðíîâ Þ. Í.
«Мордовская история» профессора В. А. Юрч¸нкова: local history как область историописания // Центр и периферия. 2015.
¹ 3. С. 121 — 125.
См.:
Áåëîóñîâ Ñ. Â.
Рец.: Юрч¸нков В. А. Мордовская история : курс лекций. Саранск, 2014 // Вестник НИИ гуманитарных наук при Пра
вительстве Республики Мордовия. 2015. ¹ 3. С. 241 — 244.
См.:
Ãàãàåâ À. À., Ãàãàåâ Ï. À.
КПЛ В. А. Юрч¸нкова. Философия истории. Человек исторический // Гагаев А. А., Гагаев П. А. Философия
и психология естественных, технических и гуманитарных наук: культурно-типологическая и личная модель науки (логика открытия): Космо-психо-
логос уникального человека. Система философии : в 3 ч. Саранск, 2004. Ч. 2 — 3. С. 211 — 240.
См.:
Âîðîíèíà Í. È.
Полет над историей // Регионология. 1999/2000. ¹ 4 — 1. С. 402 — 408;
Åå æå.
Лики провинциальной культуры.
Саранск, 2004. С. 136 — 145.
См.: Уроки истории мордовского народа (Обсуждение книги В. А. Юрч¸нкова «Мордовский народ: вехи истории». Т. 1) // Вестник НИИ гума
нитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2010. ¹ 1. С. 230 — 252
Ôåâð Ë.
Бои за историю. М., 1991. С. 5.
См.:
Ôèëàòîâ Ë. Ã., Þð÷¸íêîâ Â. À.
Мифы и реальность. Критика немарксистских концепций истории мордовского народа. Саранск, 1989. С.
51.
Там же. С. 52.
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Хронограф, или Повествование о мордовском народе и его истории. Саранск, 1991. С. 40.
Там же.
См.:
Ôðîÿíîâ È.
Киевская Русь: Очерки социально-политической истории. Л., 1980;
Êóááåëü Ë. Å.
Очерки потестарно-политической эт
нографии. М., 1988 и др.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Хронограф… С. 40.
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Мир истории. Саранск, 1997. С. 38.
Там же. С. 42.
Ìîêøèí Í. Ô.
Рец.: Юрч¸нков В. А. Хронограф, или Повествование о мордовском народе и его истории. Саранск, 1991 // Этнографическое
обозрение. 1992. ¹ 6. С. 150.
Ñàíóêîâ Ê. Í.
Финно-угорские народы России: проблемы историографии // Finno-Ugrica. 1998. ¹ 1. С. 56.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Не в Пуреше дело… // Советская Мордовия. 1992. 4 марта, ¹ 38 (20367). С. 2;
Åãî æå.
Письмо в редакцию //
Finno-Ugrica. 2000. ¹ 1. С. 83 — 85.
См.:
Áåãîâàòêèí À. À.
Проблема Пургасовой волости в историографии // Центр и периферия. 2008. ¹ 2. С. 32.
См.: Уроки истории мордовского народа… С. 232.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
«Земля мордовская» Х — ХII веков и ее держатели // Странник. 2012. ¹ 5. С. 199 — 209.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Пургас: историко-психологический портрет // Центр и периферия. 2014. ¹ 3. С. 4 — 10.
Там же. С. 8.
Там же. С. 9.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Пургасова Русь: взаимоотношения русских и мордовских земель в Х — начале ХIII века // Россия и Удмуртия: история
и современность. Ижевск, 2008. С. 205 — 211;
Åãî æå.
Русь и Мордва в эпоху князя Владимира (конец Х — начало XI в.) // Центр и пе
риферия. 2015. ¹ 1. С. 4 — 9;
Åãî æå.
Мордва и Русь: истоки единства // Странник. 2006. ¹ 6. С. 59 — 78;
Åãî æå.
Мордва и Русь:
история единения // Отчий дом : лит.-худож. альманах. Саранск, 2006. С. 4 — 9.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Пургасова Русь: взаимоотношения русских и мордовских земель в Х — начале ХIII века. С. 211.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Борьба мордовского народа с монголо-татарским нашествием // Congressun Octarus Internationalis Fenno-Ugristarum.
Jyvaskyla, 10 — 15.8.1995 г. Jyvaskyla, 1995. Pars 2. С. 244.
ветственно сочетание разных иссле
довательских версий»
Проблемы региональной истории
Смутного времени решаются В. А. Юр
ч¸нковым в традиционном для рос
сийской историографии ключе, причем
обращение к классическим работам,
того же Н. И. Костомарова, сопря
жено с прекрасным знанием совре
менной историографии. Кроме того,
на подобный подход накладываются
методологические наработки зару
бежной исторической науки, в част
ности Э. Ле Руа Ладюри, что су
щественно повышает эвристическую
значимость его исследований.
Анализ работ В. А. Юрч¸нкова
по региональной средневековой ис
тории свидетельствует о наличии
постоянного интереса историка к
переломным этапам исторического
развития. В отличие от традицион
ной марксистской школы в регио
нальной историографии, отдающей
предпочтение социально-экономи
ческим сюжетам, в центре его вни
мания оказываются политическая
история, вопросы генеалогии, про
блемы источниковедения и истори
ографии. В этом смысле ему при
ходится идти по «целине», вызывая
неоднозначную реакцию коллег.
Исследователь тяготеет к концеп
туальным построениям, имеющим
большой эвристический потенциал.
Его отдельные высказывания носят
характер гипотез, которые стоит
либо подтверждать фактическим
материалом, либо опровергать. А
это, несомненно, способствует раз
витию региональной исторической
науки.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
Òâîð÷åñêèé ïîðòðåò ïîäãîòîâèëè
Ñ. Â. Âèäÿéêèí è Ò. Þ. Çàäêîâà
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Нашествие // Странник. 2007. ¹ 4. С. 50 — 62;
Åãî æå.
1237 год: пролог трагедии // Центр и периферия. 2010.
¹ 4. С. 32 — 43;
Åãî æå.
Мордовский край от монгольского нашествия до золотоордынского ига: 20 — 40-е гг. XIII в. // Вестник НИИ
гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2010. ¹ 4 (16). С. 54 — 90;
Åãî æå.
Страшное иго // Сокровища культуры
Мордовии. М., 2012. С. 45 — 49.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Мордовский край от монгольского нашествия до золотоордынского ига… С. 61.
Там же. С. 70, 71.
Там же. С. 72.
33
Там же. С. 73.
Там же. С. 79.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Хронограф… С. 74.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Мордовский край от монгольского нашествия до золотоордынского ига… С. 64 — 65.
Там же. С. 85.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Сражение на Листании в 1444 г.: историографическая традиция и опыт реконструкции // Вестник НИИ гуманитарных
наук при Правительстве Республики Мордовия. 2011. ¹ 1 (17). С. 60 — 72;
Åãî æå.
Мордва и русско-ордынские отношения начала XIV в.:
к вопросу о походе 1317 г. на Тверь // Центр и периферия. 2013. ¹ 2. С. 24 — 31;
Åãî æå.
Поход Тоглу-бия на Смоленск в 1339/40 г. и
«мордовские князи с мордвичи» // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2013. ¹ 3 (27). С. 67 — 73.
39
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Мордва и русско-ордынские отношения начала XIV в.: к вопросу о походе 1317 г. на Тверь // Центр и периферия. 2013.
¹ 2. С. 27.
Там же. С. 30.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Вхождение мордовского народа в состав Русского государства (историко-географические аспекты) // Вестник историчес
кой географии. 2001. ¹ 2. С. 126 — 135;
Åãî æå.
Вхождение мордовского народа в состав Русского централизованного государства // История
Мордовии с древнейших времен до середины ХIХ века. Саранск, 2001. С. 81 — 104.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Вхождение мордовского народа в состав Русского государства… С. 126, 128.
Там же. С. 128.
Там же. С. 129.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Свияжская присяга // Сокровища культуры Мордовии. С. 50 — 53.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Грозный царь, его противники и сторонники // Странник. 2012. ¹ 3. С. 111 — 124;
Åãî æå.
Иван Грозный // Вестник
НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2012. ¹ 3 (23). С. 205 — 208;
Åãî æå.
Ивашка Переметлев // Вестник
НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2012. ¹ 3 (23). С. 209 — 210.
См.: История Мордовии с древнейших времен до середины ХIХ века. Саранск, 2001. С. 97.
Там же. С. 99.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
В системе геоистории (взгляд на историю мордовского края XVII века) // Исследования П. Д. Степанова и этнокуль
турные процессы древности и современности. Саранск, 1999. С. 131 — 139.
Там же. С. 133 — 134.
Там же. С. 134.
См.:
Yurchenkov V.
Impact of Natural Conditions on the Regional historical Development (Based on the example of the Mordovian Land of the
XVII century) // Историjа и географиjа: сусрети и прожима
а. Београд, 2014. С. 589 — 590.
Ibid. С. 590.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Народ и власть на границе Российского государства в начале XVII в.: Мордовский край в эпоху Смутного времени //
Гуманитарные науки: проблемы и перспективы развития. Саранск, 2010. С. 14.
Ñêðûííèêîâ Ð. Ã.
Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. Л., 1988. С. 91.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Народ и власть… С. 15.
Там же. С. 16 — 18.
Там же. С. 18 — 19.
Там же. С. 19.
Там же. С. 20.
Там же.
62
Там же. С. 21.
63
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Народ и власть… С. 27 — 28. См. также:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
«Великия Российския державы Московского государства…».
Участие населения мордовского края в национальном сопротивлении иностранной интервенции в эпоху Смутного времени // Центр и периферия.
2009. ¹ 1. С. 30 — 31.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Князья Баюшевы. Судьбы провинциального дворянства в XVII в. // Центр и периферия. 2009. ¹ 1. С. 69;
Åãî æå.
Гражданские войны в России: центр и периферия // Там же. ¹ 3. С. 7.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Князья Баюшевы… С. 69.
Там же. С. 71.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Народ и власть… С. 28;
Åãî æå.
«Великия Российския державы Московского государства…»... С. 31.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Князья Баюшевы… С. 69 — 74.
Там же. С. 72.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Гражданские войны в России… С. 6 — 7.
Там же. С. 7.
ÏÎÐÒÐÅÒ
ÍÀ
ÔÎÍÅ
Галина Александровна Куршева
родилась 26 мая 1971 г. в пос. Кемля
ныне Ичалковского района Мордовии.
В 1992 г. с отличием окончила МГПИ
им. М. Е.
Евсевьева, в 1997 г. —
аспирантуру института. В 1997 г. за
щитила кандидатскую диссертацию по
специальности «Общая педагогика,
история педагогики и образования», а
в 2007 г. — докторскую по специ
альности «Отечественная история». В
2003 г. получила звание доцента, в
2013 г. — профессора. С 1993 г. рабо
тала ассистентом, преподавателем, стар
шим преподавателем, доцентом кафед
ры методики дошкольного воспитания,
в 1998 — 2002 гг. — заместитель
декана, а затем декан факультета до
школьного воспитания в МГПИ им.
М. Е. Евсевьева. С 2002 г. — замес
титель директора — ученый секретарь,
с 2003 г. — заместитель директора
по научной работе НИИ гуманитарных
наук при Правительстве Республики
Мордовия.
Г. А. Куршева ведет активную на
учную и общественную работу. С 2004
по 2007 г. она в качестве ученого сек
ретаря осуществляла организацию ра
боты диссертационного совета НИИГН
по защите диссертаций по специаль
ности 24.00.01 — Теория и история
культуры. Она является заместителем
главного редактора научно-публицис
тического журнала «Центр и перифе
РЕГИОНАЛьНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
ЧЕРЕЗ ВЗАИМОДЕйСТВИЕ ВЛАСТИ И ОБЩЕСТВА
Творческий портрет
Галины Александровны Куршевой
рия» (с 2003 г.), в 2006 — 2009 гг.
была ответственным редактором сбор
ника научных статей аспирантов и
докторантов «Од вий» («Молодая сила»),
с 2009 г. — заместитель главного ре
дактора научного журнала «Вестник
НИИ гуманитарных наук при Прави
тельстве Республики Мордовия». Яв
ляется членом-корреспондентом Меж
дународной академии наук педагоги
ческого образования, с 2008 г. — сек
ретарь Комиссии по геральдике при
Главе Республики Мордовия. С мо
мента создания в 2013 г. состоит в
региональном отделении Российского
военно-исторического общества в Рес
публике Мордовия.
Г. А. Куршева в научных кругах
известна как авторитетный ученый
и педагог, внесший большой вклад в
исследование истории становления
системы образования в Мордовии и
в подготовку кадров высшей квали
фикации для региона. Она является
одним из ведущих специалистов по
изучению взаимодействия общества,
власти и образования в мордовском
крае в XX в.
Под руководством Г. А. Курше
вой осуществляются исследования по
приоритетным направлениям развития
науки Республики Мордовия в об
ласти российской и региональной
истории ХХ в., истории генезиса и
развития региональной системы об
разования и этнопедагогике. Она
участвует в международных, всерос
сийских и региональных научных и
научно-практических конференциях,
таких, как «Европа и современная
Россия. Интегративная функция пе
дагогической науки в едином обра
зовательном пространстве» (Германия,
Эрланген, 2006), «Проблемы изу
чения взаимосвязей города и дерев
ни Среднего Поволжья» (йошкар-
Ола, 2008), «И. Я. Яковлев — про
светитель народов Поволжья и При
уралья» (Чебоксары, 2009), «Вели
кая победа в памяти народа» (Са
мара, 2010), «Преемственность
Г. А. Куршева
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
просветительских традиций в России
в XIV — XXI вв.» (Чебоксары,
2013). Ряд проектов, выполненных
под ее руководством, получил под
держку РГНФ — «Власть и обще
ство: образование в российской про
винции в 20-е годы ХХ в.» (2011),
«Особенности трансформации куль
турной политики и идеологии в ус
ловиях постсоветской модернизации
(на примере Мордовии)» (2014) и др.
Г. А. Куршева является автором
более 90 научных трудов, в том чис
ле 4 монографий. Красной нитью
через ее исследования проходит раз
работка проблем развития системы
регионального образования в контек
сте взаимодействия власти и обще
ства при кризисных явлениях и мо
дернизационных преобразованиях
общественно-политической, экономи
ческой и социокультурной жизни
России в конце XIX — первой тре
ти ХХ в.
Особый интерес представляют
монографии «Общество, власть и
образование в условиях модернизации
в СССР: конец 1920-х — 1930-е гг.»
(2007), «Образование и власть в
Мордовии (1917 — 1941 гг.)» (2007),
«Общество, власть и образование в
России в конце XIX — первой тре
ти XX в. (на примере мордовского
края)» (2011). Так, в первых двух
монографиях автор последовательно
и детально исследует основные тен
денции становления системы образо
вания, ликвидации неграмотности и
введения всеобщего начального об
разования через призму взаимодейс
твия власти и общества в региональ
ном образовательном пространстве.
Ученый характеризует процесс не
только становления системы советс
кого образования в регионе, но и
постепенного превращения школы в
«орудие коммунистического перерож
дения общества» с целью формиро
вания «нового человека социалисти
ческого общества». В данном случае
речь ведется как о перестройке всей
системы образования, которое теперь
всецело было подчинено государст
венной идеологии, так и о том, что
образование стало своеобразным ору
дием для реализации основных на
правлений национальной политики в
регионе.
Анализируя особенности развития
школьного образования в 1920 —
1930-е гг. в Мордовии, наряду с
общероссийскими тенденциями,
Г. А.
Куршева выявила региональные
особенности, которые были обуслов
лены следующими факторами: более
позднее установление советской вла
сти; экономическая и культурная
отсталость края по сравнению с
центральными промышленными ре
гионами России; национальная неод
нородность населения. Становление
советской модели образования в Мор
довии происходило в условиях пере
хода к ускоренной индустриализации,
начала массовой коллективизации
сельского хозяйства, создания нацио
нальной автономии. Совпадение всех
этих факторов привело к острой не
хватке квалифицированных кадров,
финансовых средств, слабому разви
После защиты кандидатской диссертации. Москва. 1997 г.
После защиты докторской диссертации. Чебоксары. 2007 г.
ÏÎÐÒÐÅÒ
ÍÀ
ÔÎÍÅ
тию образовательной инфраструкту
ры по сравнению с подобными пока
зателями в центральных регионах
России. Кроме того, гонка за коли
чественными показателями во время
осуществления всеобщего обучения
отрицательно сказалась на качестве
образования, но это было обуслов
лено политической конъюнктурой,
поскольку всеобуч был скорее поли
тической, чем просветительской за
дачей.
Нельзя не отметить стремление
Г. А. Куршевой быть объективной в
своем исследовании. Помимо нега
тивных сторон, ею тщательно были
изучены и достижения советского
государства в сфере регионального
образования: расширение сети обра
зовательных учреждений; доступность
школьного образования, предостав
ление различных льгот детям рабоче-
крестьянского происхождения и дру
гие меры, позволившие осуществить
переход от всеобщего обязательного
начального образования к всеобщему
семилетнему обучению уже в сере
дине 1930-х гг.
В монографии «Общество, власть
и образование в России в конце
XIX — первой трети XX в. (на при
мере мордовского края)». Г. А. Кур
шева продолжила освещать особен
ности становления, развития и пере
стройки системы образования в ре
гионе. Это исследование стало логи
ческим продолжением предыдущих
работ и итогом многолетнего кропот
ливого труда, связанного с теорети
ко-методологическим анализом нако
пленного материала.
Центральное место в работе за
нимает осмысление роли образования
в сложной архитектуре взаимодейст
вия власти и общества. Автор рас
ширила хронологические рамки прак
тически на двадцать лет — до кон
ца XIX в., что позволило изучить
особенности развития образования
мордовского края в динамике с уче
том общественно-политических, эко
номических и социокультурных пре
образований, имевших место еще в
Российской империи. Но цивилиза
ционная неоднородность обусловли
вала неравномерность развития в
разных частях государства. Регионы
страны включались в модернизаци
онные процессы не одновременно.
Типичным примером этой тенденции
может служить мордовский край.
Другим интересным аспектом данно
го исследования является положение
автора о том, что система «общест
во — власть — образование» вы
ступает одной из базовых в посту
пательном развитии общества и клю
чевых в модернизационных процессах,
которые неповторимы и зависят от
геополитического положения региона,
его исторического наследия, уровня
социально-экономического, полити
ческого и культурного развития, на
ционального менталитета и т. д.
Дирекция НИИ гуманитарных наук
при Правительстве Республики Мордовия. 2003 г.
На Куршской косе, Калининградская область
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
Вена, Австрия
Калининград. Россия
Торунь, Польша
Варшава, Польша
ÏÎÐÒÐÅÒ
ÍÀ
ÔÎÍÅ
Большой интерес представляют
историографический обзор и крити
ческий анализ литературы по избран
ной теме, позволяющий утверждать,
что изучение названной системы на
ходится на начальном этапе разра
ботки. Поскольку практически не
изучены потребности общества в об
разовании и его реакция на полити
ку власти, незначительно исследова
ны взаимоотношения власти и сис
темы образования в региональном
социуме, названный труд стал, в
сущности, первой комплексной рабо
той по изучению позиции власти в
сфере образовательной политики на
региональном уровне с конца XIX в.
до 1941 г.
Важным аспектом исследований
Г. А. Куршевой является то, что ею
изучены общие и специфические чер
ты государственной национальной
политики по аккультурации инород
ческого населения России с целью
его активной интеграции в социо
культурное и общественно-полити
ческое имперское пространство.
Школе в этой деятельности отво
дилось одно из первостепенных мест.
Именно школа (до 1917 г. преиму
щественно церковно-приходская)
должна была способствовать созда
нию мордовской культуры, нацио
нальной по форме, православной по
содержанию. После 1917 г. измени
лась идеологическая составляющая
образования, но школе по-прежнему
отводилось первостепенное место в
воспитании нового поколения с со
циалистическими взглядами — ак
тивного участника будущих преоб
разований. В связи с этим школа
по-прежнему сохранила свою роль
с политикой ВКП(б) и проводилась
под ее непосредственным контролем.
Кроме объективных социально-эко
номических задач этот процесс имел
цель внести в функционирование
системы школьного обучения, в
повседневную жизнь школы новые
идейные ценности, подчинить об
разование задачам воспитания «но
вого человека», активного строителя
социалистического общества.
Таким образом, ценность иссле
дований Г. А. Куршевой заключает
ся в стремлении дать всестороннюю,
объективную оценку становлению и
развитию системы образования, а
также последствиям взаимодействия
власти и общества в региональном
образовательном пространстве.
Как ученый Г. А. Куршева об
ладает такими качествами, как при
нципиальность, вдумчивость, после
довательность и стремление к объ
ективному и всестороннему анализу
исторических источников и фактов.
Все ее монографические исследования
и научные публикации отличает вы
сокий научный и теоретико-методо
логический уровень.
Г. А. Куршева ведет активную
научно-педагогическую деятельность.
Под ее научным руководством защи
тили диссертации 7 кандидатов наук.
За многолетний добросовест
ный труд Галина Александровна на
граждена Почетной грамотой Пра
вительства Республики Мордовия, в
2012 г. — медалью «1000-летие еди
нения мордовского народа с народа
ми Российского государства».
Òâîð÷åñêèé ïîðòðåò
ïîäãîòîâèëà Í. Î. Øêåðäèíà
в реализации основных направлений
национальной политики советского
государства.
Большой интерес вызывает все
стороннее исследование кадрового
состава школ. Г. А. Куршева помимо
использования статистических данных,
обратила внимание на политические
взгляды учителей. Будучи выходца
ми из деревень многие учителя раз
деляли взгляды социалистов-револю
ционеров (эсеров). Часть педагогов
не просто сочувствовала эсерам, а
вела активную пропаганду их взгля
дов. Особую позицию занимали учи
теля — выходцы из мордвы, прина
длежавшие преимущественно к ре
лигиозной интеллигенции, которые
использовали поддержку государства,
преимущества образования и знание
русского языка для реализации эт
нических интересов мордвы и разви
тия этнического сознания. Таким
образом, можно сказать, что деятель
ность учительства мордовского края
в целом являлась важнейшим факто
ром социально-культурной и эконо
мической жизни региона.
В 1930-е гг. проходило станов
ление и высшей школы Мордовии,
от которой требовалось осуществлять
подготовку лояльных к советской
власти квалифицированных, в том
числе национальных, кадров.
Период 1917 — 1941 гг. стал
временем коренной перестройки всей
системы народного образования,
существовавшей в дореволюционной
России. Реорганизация школьного
дела базировалась на принципах
общедоступности и демократизации,
связи школы с жизнью, с задача
ми социалистической революции,
ÝÒÍÎÊÓËÜÒÓÐÍÛÉ ÌÈÐ
ФЕНОМЕН КРЕАТИВНОСТИ
КАК ЛИЧНОСТНАЯ СПОСОБНОСТь
К ТВОРЧЕСТВУ
В современном обществе все от
четливее звучит запрос на личность
с креативными способностями. Твор
чество уже не является специально
стью только людей культуры и ис
кусства, а работодатели считают
предпочтительными такие качества,
как творческий подход, креативность,
что предполагает привнесение в дело
не только знаний, умений, навыков,
но и своего таланта. При этом сле
дует отметить, что необходимость в
реализации творческого потенциала
является не только требованием сре
ды, одним из условий успешной адап
тации в ней, но и естественным
стремлением от
дель
ного человека к
полноценному духовному бытию.
Исследование креативности яв
ляется сегодня одной из актуальных
тенденций в отечественной и зару
бежной психологии творчества. При
этом изучение данного феномена со
провождается разнообразными дис
куссиями, так как фактический ма
териал, относящийся к этой пробле
ме, очень широк и весьма неоднозна
чен. Ученые не достигли компромис
са даже по вопросу о существовании
данного психического явления. Ав
тономен ли процесс креативности или
представляет собой совокупность
других психических процессов? Не
смотря на то, что сегодня накоплен
значительный материал, который
содержит определенные теоретические
и практические результаты, о цело
стной теории креативности пока не
приходится говорить. Проблемой
является также отсутствие объек
тивных методик, способных досто
верно диагностировать данную спо
собность.
Слово «креативность» сегодня
широко употребляется в научной сфе
ре, практически вытеснив распро
страненное ранее понятие «творческие
способности». Однако, хотя эти тер
мины кажутся похожими, креативность
определяется не столько как конкрет
ная творческая способность в какой-
либо сфере деятельности, а скорее,
как способность, склонность к твор
честву, а это все же понятия разно
го уровня. Креативность предусмат
ривает образование субъективно-лич
ностной ценности, в то время как
творчество является более общим
понятием, отражающим и процессы
взаимодействия субъективной новиз
ны с существующим культурным
контекстом. Таким образом, креатив
ность предполагает построение новых
возможностей для субъекта, а твор
чество являет собой создание новых
возможностей для культуры, как
культуросозидание. По мнению
Я. А. Пономар¸ва, «творчеством ста
новятся те креативные потоки, кото
рые не только конструируют внекуль
турные дискурсы, но и канонизиру
ют их в культуре»
. Должен произой
ти, по выражению Ю. М. Лотмана,
«культурный взрыв», без которого
креативные процессы и результаты
гаснут, остаются неизвестными, не
реализовавшимися в творчество. Сле
довательно, «никакая деятельность,
никакое новообразование, никакая
креативность не являются автомати
чески творческими, но идеи, появля
Тайна творчества, так же, как
и тайна свободы воли, является
трансцендентальной проблемой,
которую психолог не способен ре
шить, но может описать.

К. Г. Юнг
ÝÒÍÎÊÓËÜÒÓÐÍÛÉ ÌÈÐ
ющиеся в процессе деятельности
человека, могут стать таковыми»
Следует отметить, что историче
ски сложились два основных пред
ставления о смысле процесса твор
чества, о чем пишет А. Ребеко, ме
тодологически анализируя научные
исследования в данной области: пер
вое из них отождествляет творчест
во и творение, второе — рассматри
вает сущность творчества с точки
зрения творца, что близко к пони
манию сущности креативности.
Начало изучения креативной со
ставляющей личности относится к
началу 60-х гг. ХХ в. и связано с
тем вниманием к индивидуальным
отличиям в творческих способностях,
которые проявились в результате
значительных успехов в сфере тес
товых исследований интеллекта. К
этому времени был уже накоплен
обширный опыт тестирования интел
лекта, что, в свою очередь, постави
ло перед учеными множество новых
вопросов. Оказалось, что успехи в
профессии и жизни связаны не толь
ко с интеллектуальным уровнем, из
меряемым с помощью тестов IQ.
Оказалось, что люди с не самым
высоким IQ могут быть способны на
незаурядные достижения, другие же,
чей IQ гораздо выше, часто от них
отстают. Было высказано предполо
жение, что решающее значение здесь
имеют особые качества ума, которые
не охвачены традиционным тестиро
ванием. А так как соотнесение ус
пешности решения проблемных си
туаций с традиционными тестами
интеллекта во многих случаях демон
стрировало отсутствие между ними
связи, ряд психологов сделали вывод,
что эффективность решения проблем
зависит не только от интеллектуаль
ных знаний, а от способности ис
пользовать заданную информацию
разнообразными способами и в бы
стром темпе. Такое качество получи
ло название креативности.
Американский психолог Дж. Гил
форд, первопроходец в изучении креа
тивности, выделил основные ее па
раметры.
1. Оригинальность — способность
к ассоциативному мышлению.
2. Смысловая гибкость — спо
собность выявить главное свойство
объекта и предложить новые спосо
бы его использования.
3. Образная гибкость — возмож
ность менять форму стимула так,
чтобы найти в нем новые признаки
и возможности для использования.
4. Смысловая спонтанная гиб
кость — способность к продуциро
ванию разнообразных идей в нерег
ламентированной ситуации.
Позже Гилфорд, имея уже опре
деленный опыт работы в области
исследования креативных свойств
личности, упоминает шесть ее пара
метров
1. Способность к обнаружению и
постановке проблем.
2. Способность к генерированию
идей.
3. Способность к продуцированию
идей — гибкость.
4. Способность нестандартно от
вечать на раздражители — ориги
нальность.
5. Способность к усовершенство
ванию путем добавления деталей.
6. Способность решать проблемы,
т. е. способность к анализу и синтезу.
Соратник Гилфорда, американский
психолог, исследователь творческого
мышления, П. Торренс активно раз
вивал его идеи. В творческий акт, по
его мнению, включены следующие
компоненты.
1. Особая чувствительность к
проблемам, нехватке информации;
осознание дисгармонии.
2. Поиск решения данных проблем,
продуцирование гипотез.
3. Проверка найденных решений.
4. Представление выводов.
Под креативностью Торренс под
разумевает естественный процесс,
проистекающий от настоятельной по
требности личности в психической
разрядке, которая появляется в си
туации дискомфорта от неопределен
ности или незавершенности деятель
ности
Если изначально Гилфорд и Тор
ренс включали в структуру креатив
ности кроме дивергентного способа
мышления способность к образованию
новизны, точность в решении и дру
гие исключительно интеллектуальные
параметры. Этим самым подтвержда
лась положительная связь между
интеллектуальными и креативными
качествами человека. Однако позже
ряд отечественных исследователей
(Н. Коган, М. Волах, Т. В. Галки
на и др.), критически проанализиро
вав методы тестирования креативно
сти в опытах Гилфорда и Торренса
и отказавшись от состязательности,
временных рамок и критерия точно
сти, постулировали независимость
факторов креативности и интеллекта.
В ходе экспериментов была выявле
на парадоксальная связь: высококреа
тивным личностям труднее решать
задачи, предлагаемые тестами интел
лекта, чем все прочие испытуемые.
Это, кстати, объясняет причину за
труднений, которые испытывают ода
ренные творческие дети при обучении
в общеобразовательной школе. Так
как, исходя из результатов данного
исследования, креативность противо
Дж. Гильфорд
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
положна интеллекту как способности
к общей адаптации, в жизни сущест
вует эффект неспособности креативных
личностей решать простые, шаблонные
интеллектуальные задачи, но не су
ществует низкоинтеллектуальных креа
тивов. В результате анализа много
численных экспериментальных данных
В. Н. Дружинин сделал вывод, что
«креативность и интеллект являются
факторами операционально-противо
положными: ситуации, благоприят
ствующие проявлению интеллекта,
противоположны по своим характе
ристикам ситуациям, в которых про
является креативность»
С точки зрения ряда американских
психологов, большинство полученных
сведений о связи креативности и ин
теллекта дают возможность для по
нимания креативности как понятия
того же уровня абстракции, что и
интеллект, но более смутно и неоп
ределенно измеряемого. Исходя из
этих оснований можно предположить,
что креативные качества — это со
вокупность усвоенных умственных
действий, умений и стратегий. Сви
детельства в пользу этого предполо
жения можно найти в исследованиях,
посвященных формированию креа
тивности, которые выявили прямую
зависимость креативности от условий
социализации, вплоть до уровня учеб
но-образовательных заведений. Ины
ми словами, есть школы с консерва
тивными методами обучения, форми
рующие исполнителей, — творческие
личности в них сложно уживаются,
их отторгают; и существуют школы
с творческой направленностью, ко
торые в буквальном смысле слова
учат креативно мыслить
Важным вопросом в изучении
креативности является «нормативность»
данного процесса. Если признать
креативность процессом нормативным,
то она присуща и ребенку и взрос
лому, в ином случае — исключитель
но определенным индивидам. Ана
лизируя проблему творческих спо
собностей личности в зарубежной
психологии, К. А. Трошина делает
вывод, что креативность — норма
тивный процесс, однако уровни его
проявления зависят от личностных
качеств и средовых характеристик.
В исследованиях Трошиной подчер
кивается, что под воздействием ус
тановки на творческий подход по
казатели креативности возрастают.
Интересно, что проявление креатив
ности при высоком уровне ее сфор
мированности практически не зави
сит от наличия или отсутствия дан
ной установки. Трошина делает
вывод, что, у высококреативных
личностей мотивация творчества
стала «внутренней», не зависящей
от внешней актуализации
Интерес к побудительным силам
творческих потенций личности обу
словлен неоднозначностью данных о
мотивационном компоненте креатив
ности. В результате многочисленных
исследований психологи доказали,
что в основе всякой, в том числе
творческой, работы присутствуют
мотивы, т. е. определенные побуж
дения, стимулирующие, заставляющие
индивида сконцентрироваться на ре
шении задачи. Сила мотивационных
установок одинаково влияет на ре
зультативность всех видов деятель
ности, и что данный показатель не
является специфическим для процес
са творчества. Как отмечает Дружи
нин, «формирование креативности
ÝÒÍÎÊÓËÜÒÓÐÍÛÉ ÌÈÐ
как личностной характеристики в
онтогенезе проявляется сначала на
мотивационно-личностном, затем на
продуктивном (поведенческом) уров
не»
. По его мнению, для формиро
вания личностной мотивации креа
тивности необходимы следующие
условия.
1. Отсутствие примера строго
регламентированного поведения.
2. Присутствие положительного
образца творческого поведения.
3. Формирование благоприятных
условий для подражания творческо
му поведению.
4. Средовая поддержка творчества.
Дружинин отмечает ряд кратких
универсальных характеристик социу
ма, которые способствуют развитию
креативного мышления: неопределен
ность, проблемность, принятие и
безоценочность
Обобщив результаты исследова
ний феномена креативности в конце
90-х гг. XX в., Д. Харрингтон и
Ф. Баррон сделали следующие вы
воды
1. Креативностью может считать
ся способность адекватно реагировать
на необходимость в инновациях. Эта
способность помогает также осозна
вать новое в бытии, хотя сам процесс
может носить как сознательный, так
и бессознательный характер.
2. Создание оригинального про
дукта в значительной мере зависит
от человека и уровня его собственной
мотивации.
3. Важными качествами процес
са и продукта креативности являют
ся их оригинальность, соответствие
задаче и возможность применения в
эстетической, экологической, опти
мальной форме, актуальной в данное
время.
4. Креативные продукты могут
различаться по природе: новое ре
шение проблемы в математике, химии,
создание музыкального произведения,
написание картины или поэмы, новая
система в философии, в юриспруден
ÈÁËÈÎÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
Ïîíîìàð¸â
. À.
Психология творчества // Тенденции развития психологической науки. М.,
1988. С. 24.
Цит. по:
Àíàíüåâ Á. Ã.
Психология и проблемы человекознания. М., 2005. С. 36.
См.:
Ãèëôîðä Äæ.
Три стороны интеллекта // Психология мышления. М., 1969. С. 17.
См.:
Ñòåïàíîâ Ñ. Þ.
Рефлекпрактика как прототип новой образовательной системы сотворче
ского развития человека // Новое качество образования. Петрозаводск, 2011. С. 21.
Äðóæèíèí Â. Í.
Психология общих способностей. СПб., 1999. С. 240.
См.:
Ñòåïàíîâ Ñ. Þ.
Указ. соч. С. 22.
См.:
Òðîøèíà Ê. À.
Современные исследования проблемы креативности в зарубежной психо
логии // Вопросы психологии. 1998. ¹ 4. С. 130.
Äðóæèíèí Â. Í.
Указ. соч. С. 225.
Там же. С. 301.
См.:
Òðîøèíà Ê. À.
Указ. соч. С. 128.
Êóçíåöîâà Þ. Â.
Проблема интерпретации понятия творчества в современном научном знании
[Электронный ресурс] // Аналитика культурологии. 2016. ¹ 1 (34). URL: www.analiculturolog.ru
(дата обращения — 05.01.2017 г.).
ции, неожиданное решение социо
культурных проблем и др.
Однако, несмотря на то, что ис
следования креативности активно
ведутся вот уже несколько десяти
летий и существует достаточно раз
работанный и обширный методический
и теоретический базис, необходимо
отметить — проблема креативности
нуждается в тщательном изучении в
разных научных областях. Можно
выделить ряд дискуссионных момен
тов в данной области психологии
творчества:
1) не существует конкретных кри
териев оценки «творческого» (под
ходы, которые берут за критерий
создание нового продукта, реализацию
человеком собственной индивидуаль
ности даже без создания какого-то
продукта и др.);
2) феномен креативности не име
ет единого объяснения и содержания
(определяется, как максимальное вы
ражение интеллектуальных способно
стей; как признание самостоятельной
творческой способности; как явление
особого типа личности и др.);
3) слабо изучены уровни и осо
бенности генеза креативности (она
рассматривается в качестве врожден
ного качества личности, не изменяю
щейся характеристики; как свойство,
социально зависимое, поддающееся
изменениям и др.);
4) не существуют точные спосо
бы диагностики и развития креатив
ности;
5) отсутствуют однозначно ин
терпретируемые понятия в рассмат
риваемой области психологии твор
чества.
Учитывая изложенное, можно
сделать вывод, что исследование фе
номена креативности как способности
к творчеству еще не достигло необ
ходимого для научного понятия уров
ня концептуализации. Следует отме
тить и эмпирическую неопределенность,
связанную с трудностями в система
тизации и обобщении полученных
результатов в ходе изучения креа
тивных свойств личности. Тем не
менее, несмотря на трудности в изу
чении данного психического и куль
турного явления, творчество, являясь
непреложным атрибутом человече
ского бытия и важнейшим культуро
образующим фактором, продолжает
вызывать закономерный интерес ис
следователей во всех сферах научно
го знания
. Креативность в настоящее
время представляется ученым и важ
ным фактором гуманистического раз
вития человечества в целом и даже
его тотального выживания. Осозна
ние данного факта заставляет еще
интенсивнее исследовать эту область
и активнее пропагандировать идею
креативного образа мышления.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
В наше непростое время появле
ние новых поэтов — явление доста
точно редкое, поскольку распростра
ненные в советский период поиск
наделенных художественным талантом
молодых людей и целенаправленная
подготовка писательских кадров дав
но уже не ведутся. Эта работа осу
ществляется от случая к случаю ув
ЖЕНСКАЯ ЛИРИКА
С НЕОБыЧНыМ ХАРАКТЕРОМ
  
 \r\f
Алина Сергеевна Подгорнова
родилась 19 октября 1991 г. в
с. Кабаеве Дубёнского района
Мордовии. Окончила МГУ им.
Н.
П. Огарёва (2014). В 2013 г.
принята в Союз писателей Рос
сии и стала лауреатом литера
турной премии Главы РМ для
молодых авторов. С 2012 г. рабо
тает литературным редакто
ром в журнале
ыСяткоэ. Ее сти
хи постоянно публикуются на
страницах журналов ыЧилисемаэ
и ыСяткоэ.
леченными своим делом учителями-
словесниками (особенно при подго
товке учеников к творческим конкур
сам и олимпиадам), сотрудниками
детского литературно-художествен
ного журнала «Чилисема» и писа
тельской организацией на редко про
водимых семинарах для молодых
авторов. В такого рода социокуль
турных условиях, осложненных эко
номическими проблемами, выход в
свет поэтических сборников с ранее
не известными именами не может не
радовать по определению. При этом
восхищение вызывают книги, свиде
тельствующие о наличии у автора
определенного таланта.
Алина Подгорнова — автор двух
поэтических сборников — «Марям
га»
(«Вслух», 2013) и «Кроме рифм»
(2016), составленных из стихов на
эрзя-мордовском и русском языках.
Профессиональные литературоведы
их анализ пока не осуществляли, на
сегодняшний день опубликованы лишь
отклики на ее поэзию друзей — сту
дентов-филологов Мордовского уни
верситета
Книга «Вслух» — первая в твор
ческой биографии Алины Подгорно
вой. В сборник вошли стихи, создан
ные в период формирования ее ху
дожественной манеры, развития ав
торской индивидуальности, поэтому
ожидать чуда от встречи с ним было
бы, по меньшей мере, недальновидно.
Однако знакомство с содержанием
ÝÒÍÎÊÓËÜÒÓÐÍÛÉ ÌÈÐ
позволяет констатировать наличие
произведений, которые свидетель
ствуют о присутствии у автора поэ
тического мастерства, об умении
видеть красоту окружающего мира,
выделять актуальные проблемы, фор
мулировать мысли. Вопросы, которые
затрагивает Алина, не отличаются
особой новизной. В стихах, написан
ных на родном языке (соотношение
на эрзянском и русском языках со
ставляет примерно три к одному), на
первый план выходит тема любви, в
том числе к матери, к малой родине.
Много произведений посвящено кра
соте родной природы, которая при
дает силы и вселяет в человека веру
в добро. Вместе с тем из общего
объема можно выделить несколько
стихов, злободневных по содержанию
и отточенных по форме, указывающих
на наличие у автора таланта стихот
ворца. Среди них — «Неень шкане»
(«В настоящее время», с.
88), «Течи
мерсть тень: кулы келеть!...» («Се
годня мне сказали: умрет твой язык!…»,
с. 94) и «Чись вентень мерсь…» («День
сказал ночи…», с. 87). В стихотво
рении «Неень шкане» поэтессе уда
лось четко подметить и художествен
но отобразить важные приметы на
шего времени, для которого харак
терны отсутствие радости на лицах
людей («Вант пертьпельга: кенярксось
арась»), преобладание удручающих
мыслей в головах («Мельтне — ста
кат, прок певтеме пракста, прянть
тапарить»), восприятие народа в ка
честве кукол («Ловить някакс, прев
теме саразокс?»). Отсюда — главный
вывод, язвительно-саркастический
по своей сути, составляющий идейный
замысел произведения: «Лангс ва
номс — эрямонок прок паро. / Кода
унжинень кочкаря ало» («Со сторо
ны — жизнь наша вроде хороша /
Как у попавшего под каблук жучка»).
Во втором из отмеченных стихо
творений рассматривается актуальная
проблема сохранения родного языка.
И хотя на эту тему высказывались
многие известные мордовские поэты,
А. Подгорнова смогла очертить новые
грани, подобрать яркие изобрази
тельно-выразительные средства, на
конец, изречь в форме, близкой к
афористической, свежие мысли:
Стихотворение «Чись вентень
мерсь…» отличается от других, рас
крывающих тему любви, подбором
непривычных образов, олицетво
ряющих мужчину и женщину (День
и Ночь), необычным финалом, а
также диалогической формой выра
жения мыслей, мало характерной
для лирики. Тем оно и интересно
читателю. Особенность диалога за
ключается в точной передаче пси
хологического состояния лирических
персонажей — настойчивого в уха
живаниях и громко заявляющего о
своих чувствах Дня и волнующей
ся, сомневающейся, предчувствую
щей разочарование Ночи. Финал,
с одной стороны, вполне предска
зуемый (любовь прошла, угасла), с
другой — неожиданный: «Ней эрь
ва валске вечкеманть ледстнемакс
/ Вастомстост якстерьгали чилисе
мась» («Теперь, встречаясь с ними
по утрам, / Со стыда сгорает
заря»).
Среди произведений, написанных
на русском языке, в аспекте умения
отображать внутренний мир лири
ческой героини, верно воспроизводить
испытываемые переживания особо
отличается стихотворение «Я при
шла». Вместе с тем с точки зрения
выражения необычного взгляда на
окружающий человека мир вещей
выделяется «Тряпь-¸-мо¸». Эти сти
хи не могут оставить равнодушным
ни одного читателя — любителя
поэзии.
Второй сборник, не
сомненно, свидетельству
ет о профессиональном
взрослении поэтессы. Он,
как и первый, включает
стихи на родном — эр
зянском и русском языках
(последних больше, за
нимают две третьих объ
ема). Необычное название
«Кроме рифм», без чего
сложно представить ис
тинную поэзию, обманы
вает ожидания читателя
Сказала: ыЭрзянский язык мне
Послан Богом
Не для его уничтожения, не для забвения,
Не для того, чтобы беречь его, как золото,
Не в виде сохнущего дерева,
Не как тяжесть, не как ношу.
Он не памятник,
К которому возлагают венки...э
<я>
Если место языка опустело,
Обвинять в этом надо свое племя.
Меринь: ыЭрзянь келесь монень
Верепазонть пельде кучозь
Аволь маштомс, аволь стувтомс,
Аволь сырне ладсо ванстомс,
Аволь коськениця чувтокс,
Аволь сталмокс, аволь канстокс.
Сон аволь ледстнемань палмань,
Конань ваксос путнить каштазт...э
<я>
Бути келень таркась чаво,
Раськесь чумондомс эряви.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
(рифмы свойственны практически всем
стихам Алины, созвучия клаузул в
целом хорошо подобраны, многие
точны) и способствует концентрации
внимания на содержательном компо
ненте. Это вполне обоснованно, пос
кольку обсуждаемые автором про
блемы актуальны, художественные
образы отличаются определенной но
визной.
Произведения на эрзянском язы
ке, представленные под общим на
званием «Таштан вайгель» («Наби
раю голос»), имеют главным образом
философско-медитативный характер,
независимо от того, какая раскры
вается тема (любви, времени, поэта
и поэзии, правды и лжи, богатства
и бедности и др.). Стихотворения
по пафосу в основном элегические,
вместе с тем размышления лириче
ской героини иногда полны само
иронии (с. 19):
Присущая автору ироничность в
наибольшей степени проявилась в
баснях — жанре, редком в совре
менной мордовской литературе. Обе
басни, вошедшие в сборник («Шек
шата» — «Дятел», «Коткудавт ды
узере» — «Муравьи и топор»), от
личаются злободневностью. В первой
высмеивается хвастовство и звучит
призыв использовать «заостренный
нос лишь в предназначенном для него
деле» («Улезэ неренк сювозь ансяк
тевс»), во второй объектом колкости
становятся скандалисты, считающие
себя великими, затевающие распри на
пустом месте в ущерб общему делу:
Кевкстнят,
шумбрачим кодамо?
Куш нейке вирень
керямо!
Лиясто арсян, ялгакай,
Мон х олгосо эцезь няка.
Спрашиваешь,
как мое здоровье?
Хоть сейчас
на лесоповал!
Иногда думаю, мой друг,
Я х соломой набитая кукла.
Авольть мелявто стяконь,
чаво тевде,
Течис эрявольть
ды раштавольть эйдеть.
Ды масторост,
конась вечкевсь весенень,
Аволизь максо
лазномс Узеренень.
Не заботились бы
о несерьезном деле,
До сих пор жили бы
и растили детей.
И свою землю,
которая была по нраву всем,
Не позволили бы
разрубить Топору.
автор, предполагаем, в целях облег
чения труда читателя расставил уда
рения в словах. На наш взгляд, это
совершенно излишне, поскольку на
ряду с предложенным поэтессой ва
риантом чтения («Сат кудо’в ды а
ве’льмевтьсак то’лонть, / Сундерь
ко’вонь чопо’дантень со’ват» — «При
дешь домой и не зажжешь огня / В
сумеречную темноту войдешь»), в
котором вырисовывается силлабо-
тонический анапест, вполне допустим
другой («Сат кудо’в ды а вельме’втьсак
то’лонть, / Сундерько’вонь чо’подан
тень со’ват»), не менее мелодичный
и более характерный для мордовской
поэзии. Это обусловлено особенно
стями эрзянского языка, в котором
ударение не имеет смыслоразличи
тельного значения, слышится слабее
и может быть поставлено на любом
слоге.
Занимательным с точки зрения
отображения душевного состояния
лирического героя представляется
героя, испытывающего сильную ус
талость (утомление), что изобража
ется на фоне дремучей и поздней
осенней ночи, когда пропадает же
лание зажигать огонь, человек не
понимает, «стучит ли это железо»
или «непрерывно болит голова», зем
ля воспринимается как «потухший
костер», а собственная жизнь — как
«тление дров». Стихотворение пред
ставляется оригинальным и вместе с
тем удачным в содержательно-фор
мальном аспекте. Оно написано сил
лабическим 10-сложником, достаточ
но распространенным размером в
мордовской поэзии. Несмотря на это,
К числу стихотворений, в которых
наиболее ярко проявляется творческая
индивидуальность поэтессы, можно
причислить «Сизема» («Усталость»).
Эпиграфом к нему взята цитата из
произведения А.
Арапова («Китне
кольсть, ды молемскак а ков» —
«Бездорожье, да и пойти некуда»),
способствующая более верному ос
мыслению его идейно-эстетического
содержания. Достоинством произве
дения является точная передача пси
хологического состояния лирического
ÝÒÍÎÊÓËÜÒÓÐÍÛÉ ÌÈÐ
стихотворение «Сыргознян валске
марто…» («Просыпаюсь с зарей…»).
Оно относится к медитативной ли
рике, передающей переживания, раз
мышления поэта о творческой дея
тельности, желании во всем дойти
до сути, не впадать в отчаяние, стре
миться к тому, чтобы «сердце тан
цевало» («Кадык седеесь кишти!»)
и помогало побеждать зло («Кадык
зыянтнэнь ришти, / Кадык изни
мартон!»). Интересен метрический
рисунок данного стиха, написанного
силлабическим 7-сложником, чере
дуемым через три строки с 6-слож
ником. Это неслучайно, поскольку
практически в каждой четвертой (6-
сложной) строчке подводится некий
вывод ранее сказанному. Строфа
представляет собой октаву, в которой
рифмуются 1-я строка со 2-й и 3-й,
5-я — с 6-й и 7-й, а 4-я с 8-й.
Звучание данного текста укладыва
ется в рамки народного стиха. Про
должение фольклорных традиций
проявляется не только в этом, но
и в использовании ярких изобра
зительно-выразительных средств
языка — метафор, сравнений, реф
ренов и др. Вместе с тем, в отли
чие от предыдущего стихотворения,
авторская расстановка ударений
выглядит крайне неудачной: меша
ет естественному звучанию стиха
и не способствует правильному оп
ределению метрического рисунка.
Предполагаем, что ни один из чи
тателей, хорошо владеющих эрзян
ским языком, не будет придержи
ваться при чтении предложенной
поэтессой версии. Музыкальность
в данном случае достигается при
расстановке ударений на четных
слогах: «Сырго’знян ва’лске ма’рто,
/ Тештне’нь акся’лов пра’втан, /
Мельть-а’рсемат ара’втан — / Эрси’,
манявкшнанга’к». К техническим
недоработкам можно причислить и
допущенное автором нарушение пра
вил правописания («ра
жо» вместо
«ра
жо», с.
13).
Стихи на русском языке в сбор
нике представлены под оригинальным
названием «Пятый угол», непривыч
ность которого подтверждается раз
ными смысловыми вариантами пого
ворки «Искать пятый угол»: «попасть
в затруднительное положение» (самое
распространенное значение); «угрожать
кому-то» (сибирское); «скрываться,
спасаться от преследования» (мор
довское); «тщетно искать спасения»
(прибайкальское). Знакомство с со
держанием произведений дает осно
вание предположить, что поэтессе
ближе первое и последнее из приве
денных значений.
У автора формируется свой не
повторимый голос, основанный на
разнообразных русско-мордовских
поэтических традициях (А.
Возне
сенский, А.
Арапов, С.
Казнов,
Д.
Быков), иногда ученический, не
громкий, но порой напористый, мак
сималистский. Так, в стихе «Прият
ного аппетита» (с.
43) поэтесса в
весьма нелицеприятной форме выра
жает отрицательное отношение к
информационным телепередачам, на
зывая их «помоями», «инфошлаком»,
а телевизор — «унитазом из плазмы».
При всех присущих теленовостям
недостатках с такой оценкой одно
значно согласиться нельзя. Радует,
что в произведениях А.
Подгорновой
подобные явления составляют пре
имущественно исключение из правил,
а не правило.
Особенностью анализируемой
поэзии является ее философичность,
проступающая независимо от харак
тера раскрываемой темы. Идет ли
разговор о любви («Как ни крути»,
с.
67; «По-хозяйски», с.
100 — 101),
поэзии («Другу», с. 118 — 120; «Пес
симистично-реалистичное», с.
136 —
137) или о чем-то житейском («Сле
зы бюджетника», с. 108), он всегда
строится на размышлениях, застав
ляет читателя не столько сопережи
вать, сколько думать, сравнивать,
сопоставлять и делать выводы. При
влекает внимание и насыщенность
стихов культурологической информа
цией, придающей им определенный
шарм. В качестве примера можно
привести стихотворение «Итог»
(с.
129), которому предпослан эпиг
раф — цитата из произведения Д.
Бы
кова: «Если б молодость знала и
старость могла — но не знает, не
может…». Весь монолог лирического
героя, в котором своеобразно анали
зируется результат жизненного пути,
пронизан иронией: «И сам ты, ко
торый искусно сшит, очень ладно
скроен, / Зовущийся молодым по
весой, / Не веришь в то, что уходит
твое молоко из крови, / Уступает
место в ребре бесу». В последующей
строфе автор свои умозаключения
строит на основе упоминания реалий
из античной культуры. Так, говоря
о времени, которое вечно, а человек
тленен, лирический герой восклицает:
«Ты — бастард (внебрачный ребе
нок. —
.), а время — царь
Спарты». В заключительных строч
ках последней строфы, в которых
сосредоточена основная идея, звучат
библейские мотивы: Но как же дол
го ты сам себя за нос водил в пус
тыне, / Отвергнув тысячу Ханаанов!»
(Ханаан — Земля обетованная).
Приведенные примеры подтвержда
ют приверженность автора к осу
ществлению в поэзии диалога культур
разных народов. Это дает нам на
дежду на будущую встречу с более
удивительными художественными
открытиями.
ÁÈÁËÈÎÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ ÑÑ
ËÊÈ
См.:
Ïîäãîðíîâà À. Ñ.
Марямга : стихть =
Вслух : стихи. Саранск, 2013. Далее в тексте
страницы приводятся по этому изданию.
См.:
Ïîäãîðíîâà À. Ñ.
Кроме рифм: стихи.
Саранск, 2016. Далее в тексте страницы
приводятся по этому изданию.
См.: Аволь, марят, поэтесса, поэт… (Алина
Подгорновань шкинемадонзо мелест-арсемаст
¸втыть филологиянь факультетэнь ялганзо)
// Сятко. 2014. ¹
4. С. 59 — 69.
ÂÈÐÒÓÀËÜÍÛÉ
ÌÓÇÅÉ
ЭТОТ СТАРый НОВый МИР
Декаджимжзу нлджжейквееежгж вадееач
Данаага Сагдаева а Свекгаеу Бжиайжвжб
В ясный день увидишь вечность.
Âèíñåíòå Ìèííåëëè
Погружаясь в тайны творчества
Михаила Салдаева, приоткрывая глу
бинные пласты смыслов его сложно-
ассоциативных образов, мы сопри
касаемся с ярким, дерзким, неорди
нарным мышлением художника, тво
рящего в ощущении сущего и вечно
го, постигающего меру вечности за
гранью дней.
Подлинной реальностью и объек
том искусства он провозглашает мир
внутренний — «Вс¸ в сознании» —
в вечно изменчивой материи. Мастер
продолжает традиции духовного твор
чества в формировании образов ав
торской художественной памяти,
пластической памяти чувств, куль
турологической памяти. Чтобы воз
вратиться к самому себе, к незавер
шенным смыслам, отыскать новый
мир в глубинах рефлексирующего
духа, возвести внутри себя храм —
дом — произведение искусства, ху
дожник проходит путь, полный тре
вог, счастья и надежд. В распахну
том окне своего родного дома детства
он неизменно видит манящие, за
ветные ориентиры, приметы вечной
памяти, явленные проводниками гар
монических духовных состояний и
знаками обретения утраченного, сущ
ностного.
Профессиональное знание и ин
туиция, мысль и чувство, артистизм,
экспрессивный темперамент синте
зировались в творчестве Михаила
Салдаева в художественные образы,
определяющие его место во време
ни и от времени его отдаляющие.
Зрителю может показаться, что ху
дожник слишком разный, быть мо
жет, даже мятущийся, стихийный.
Беспокойный дух его творчества
откликается на внутреннюю потреб
ность, и никогда — на художест
венную актуальность. В условиях
особого личного художественного
мира мастера имеют значение лишь
творческая воля и внутренние при
нципы искусства. Его художествен
ный универсум живет по собствен
ным правилам, диктуемым само
властью творческого жеста. Мастер
настойчиво продолжает утверждать
в своем творчестве то единственное
свое, что сопрягаясь с всеобщим,
обретает всечеловеческие благород
ные гуманистические смыслы и зна
чения бытия. На этом пути он слу
жит Верховной художественной
истине, о существовании которой
ему поведали замечательные учи
теля, вдохновлявшие его пытливо
всматриваться в видимый и неви
димый мир в стремлении постичь
изначальное и извечное.
В начале творческого пути, обу
чаясь в ЛВХПУ им. В. И. Мухиной,
Михаил Салдаев проникся особым
художественным видением уникаль
ного учителя-проповедника, ориги
нального мыслителя, художника с
глубоко пережитым художническим
мировоззрением — А. П. Зайцева —
наследника аналитического метода
Г. Я. Длугача — ученика К. С. Пет
рова-Водкина. Сверхзадача искусст
ва, указанная А. П. Зайцевым, за
ключалась в умении сделать зримым
внутренний космос человека и внут
реннюю энергию материи, связыва
ющую воедино все явления природы.
Все на земле живет порукой кру
говой: Созвездье и земля, и человек,
и птица
» (
А. Тарковский
). Ученики
А. П. Зайцева заново открывали
методы изображения, их невидимые
тайные стороны, вырабатывали спе
цифическое художественное зрение,
то расчленяя форму на слагаемые
элементы, то следуя за динамикой ее
развития. Студенты учились «мыслить
не предметами, а формами, рожден
ными энергией силовых линий и вих
рей». «В основе произведения искус
ства должна лежать формальная,
ÂÈÐÒÓÀËÜÍÛÉ
ÌÓÇÅÉ
формирующая образ идея», — ут
верждал учитель. М. Салдаев, будучи
членом (студенческого научного об
щества), возглавляемого А. П. Зай
цевым, активно расширял художест
венное самосознание, проникаясь
страстным драматически-напряжен
ным мышлением наставника. Гармо
ническое в своей основе искусство
А. П. Зайцева и его художников-
единомышленников задало мощный
импульс творчеству М. В. Салдаева.
В пространстве неофициального ле
нинградского искусства он унаследо
вал могучий нонконформистский дух
авангарда на Неве с его отношением
к жизни и искусству как к серьез
ному драматическому действу, вы
кристаллизовывающему из косной
материи бытия напряженную духовную
жизнь.
Искусство мастера хранит «память
заветов», пронизанных тонкими энер
гиями его духовных учителей. Его
способ художественного видения пе
режил преломление в драматургии
экспрессионистического метода. Свой
пластический и духовный опыт ху
дожник соотносит с новейшими те
чениями искусства ХХ в., с класси
ческим русским авангардом начала
ХХ в. и горизонтами мировой мо
дернистской живописи от «Париж
ской школы» до сюрреализма и абс
трактного экспрессионизма. Принци
пиально важно, что в эпоху постмо
дернистского мышления, склонного
к цитированию, художник никого не
цитирует, но плодотворно интегри
рует в свой стиль сам дух творче
ского новаторства.
Творчество М. Салдаева трудно
определить в строгих категориях на
правления или стиля. Есть некоторые
общие закономерности, позволяющие
говорить о присутствии экспрессио
нистического стиля в его творчестве.
В этом утверждении есть мера про
извола, адекватная неустойчивости
границ между художественными тен
денциями современной картины изоб
разительного искусства. В типологи
ческом плане искусство художника —
импульсивное, артистичное, эпатаж
ное, порой ироничное, гротескно-
заостренное, эксцентричное соотно
симо с широкой, сквозной для всего
ХХ века и начала ХХI в. экспрес
сионистической тенденцией. Экспрес
сионизм как понятие шире конк
ретного направления. В искусстве
М. Салдаева — это, скорее, тип
художественного сознания и плас
тического темперамента, а не испо
ведуемая творческая программа. В
его художественном методе особо
важны энергетика и экспрессия ис
полнительского процесса как тако
вого. В потоке экспрессивной вол
ны эмоций становятся приоритет
ными стихийное начало, спонтанное
озарение. Ему близок экспрессио
низм как язык по
трясения, дающий
новое качество видения мира. Экс
прессионистический метод обнажа
ет интенсивность его субъективно
го переживания, переданного с
драматизмом или пронзительным
лиризмом.
С особенностями бурного темпе
рамента связана столь богато разно
сторонняя творческая деятельность
художника. Заслуженный художник
Республики Мордовия Михаил Сал
даев предстает универсальным мас
тером, успешно работающим с раз
ными техниками и материалами. Его
художественный поиск отличался
азартом, беспокойством и драйвом.
Казалось, пестро и разбросанно шло
освоение разных техник искусства.
Мощный поток его творчества вклю
чает в свое широкое русло живопис
ные полотна, рисунки, акварели,
гуаши, офорты, литографии, моноти
пии, художественное стекло, керами
ку, мозаики, витражи.
М. Салдаев, безусловно, придал
экспрессионистическому методу свою
интерпретацию, индивидуальную
трактовку в подвижной связи с дру
гими смежными авангардными на
правлениями и их эволюционными
метаморфозами. Стилистически ис
кусство художника вызывает ассо
циации и с детским творчеством. Это
сходство в совпадении импровизаци
онного видения, непосредственности
восприятия натуры и в ее смелой
пластической интерпретации, в рас
кованности отпущенного на волю
воображения, в предельной искрен
ности авторской интонации и откры
той исповедальности событий внут
реннего мира.
Аппелируя к детскому экспрес
сивно-выразительному языку, худож
ник свидетельствует о природе свое
го дара, склонного к спонтанным
формам претворения образа. Детское
творчество собственных детей вдох
новляло профессионально-искушен
ного мастера с тонко развитой худо
жественной культурой, глубоко осве
домленного в истории искусства. Его
пронзительные откровения и сверх
чувственность неотделимы от игры
и артистической интуиции. Игра как
принцип творчества сохраняется в
разных видах и техниках искусства
мастера.
Желая сохранить органику и це
лостность переживаемых эмоций,
художник воплощает их, то во вдох
новенно-отзывчивой, быстрой графи
ке, то в долгом властном плену ис
кусства витража или мозаики; в
экстатичной пластике грациозного
хрусталя или подвижной керамичес
кой росписи. В бурном творческом
волнении, следуя метаморфозам внут
ренних состояний, художник необы
чайно быстро, импульсивно работа
ет в живописной технике, с насла
ждением отдаваясь экспрессии чув
ства и кисти. Динамическое худо
жественное действо Салдаева-жи
вописца характеризуется «громкой»
темповой живописью, эмоционально
заряженным, чувственно-осязаемым
цветом широкого мазка. Страстный
импульс кисти живописца зримо со
храняется и по завершении творче
ского акта. Экспрессия художника
явлена в самом способе нанесения
краски на холст, соединяющем цвет,
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
М. Салдаев. Автопортрет. 1978.
Витраж
М. Салдаев. Автопортрет. 1989.
Холст, масло
фактуру, плоскость и образ. Такая
манера дает возможность живопи
си быть самой собой, жить в сво
ем естестве. Индивидуальность
мастера формируется в простран
стве столь ценной для него пла
стической свободы, раскованности
жеста. Практика пленэрной живо
писи — яркое тому подтверждение,
и натурные пейзажи художник под
вергает бурному живописно-пла
стическому претворению.
Особенностями импульсивного
темперамента объясняется нежела
ние художника возвращаться к ос
тывшему чувству. Он никогда не
поправляет созданное на одном ды
хании. Достигнув смыслового пика
образной концепции, оставляет про
изведение остро, сиюминутно пе
режитым, эмоционально-подлинным,
артистически незавершенным, но
сохранившим трепетный динамизм
момента. В этом погружении в сти
хию «первоначал» художник обре
тает единство связи с миром, син
тезирует, сохраняет его целостный
образ через катарсис самого твор
ческого процесса. Чувственно-не
посредственный характер постиже
ния образа не препятствует глуби
не художественного обобщения.
Обладая даром монументалиста,
художник даже камерным техникам
акварели и гуаши сообщает своего
рода монументальную силу выра
жения и полное слияние с образом.
В высшей степени эмоциональное,
экспрессионистическое по духу ис
кусство М. Салдаева характеризу
ется стремлением к мощной выра
зительности художественного образа,
яркому отражению в нем своего
мироощущения.
Оберегая самое одинокое чувст
во, явленное наедине с собой, ху
дожник преодолевает открытые гра
ницы между возможным и действи
тельным в автопортретах, создавае
мых на протяжении всего творчест
ва. Автопортрет в искусстве худож
ника всегда опыт самопознания, опыт
самоидентификации.
Сотворенный встре
чается с творящим
себя, преображающим
себя, воображающим
себя.
Всплеском аван
гардной эстетики оза
рен витражный «
топортрет
» (1978).
Неукротимое движе
ние яростного моло
дого порыва чувств,
кажется, удерживает
ся лишь силой конту
ра свинцовых крепле
ний обжигающе ярких
стекол витража. Чер
ные линии витражно
го каркаса жестко
держат архитектонику
лица. Художническая
рефлексия личности
замкнута решительной
волей, упрямым же
ланием творить.
В другом «
Авто
портрете
» (1985 г.;
гуашь) художник самоироничен. Увен
чанный лавровым венком, отмеченный
доблестными значками высокообра
зованного человека, — рассеянно
самодоволен. В брожении прихотли
вых мазков кисти выражена нетер
пеливая сосредоточенность импуль
сивной, артистической натуры.
Драматический накал страстей
пронизывает живописный «
Авто
портрет
» (1989). Художник созда
ет образ трагически исповедальный,
на острие сложных авторских реф
лексий. В бесконечных тональных
градациях оливково-зеленого, охри
стого цветов, в сиреневых отблесках
света на лице, в мрачных, поглощаю
щих тенях окладистой бороды пере
дается ощущение большого напряже
ния чувств и мыслей. «
Пророк, иль
демон, иль кудесник
Загадку веч
ную храня…
Предвестник еще
неведомого дня
»
(Д. Мережков
ский)
ÂÈÐÒÓÀËÜÍÛÉ ÌÓÇÅÉ
Искусство художника многооб
разно в темах и жанрах. Он автор
собственного «брутального деревен
ского жанра». Тема деревни, генети
чески предопределенная в его твор
честве, обрела глубоко личностный
стиль видения, наметившийся еще в
начале творчества. Михаил Василевич
Салдаев родился и вырос в мордов
ской деревне Урусово Ардатовского
района Мордовии. Память ярких на
родных образов, счастливых потря
сений, мечты, унаследованный им
дух фольклорного мышления, наив
ного, в чем-то простодушного вос
приятия мира бессознательно предо
пределили характер его деревенского
жанризма. Обостряясь настальгией,
по возвращении с армейской службы,
художник живописует праздничное,
всеобъемлющее в ликующих чувствах
картинно-многообразное виденье его
родной деревни («
Михаил в село
приехал
», «
Деревенские новости
»).
Жанрово-бытовая конкретика,
брутально, в «примитиве» обыгры
ваемая живописцем, насыщена мет
кими жизненными наблюдениями,
подчиненными в пределах холста при
емам заведомой условности. Избы
точные композиции теснятся сонмом
образов, воспоминаний и представ
лений. В целом трактовка его жанра
выглядит как разросшаяся метафора
народно-мистериального жизнечувст
вования. Происходит своеобразная
мифологизация обыденно-бытового
окружения, вмещающего в себя и
визионерский гротеск, и откровенно-
фарсовые смеховые мотивы. Здесь
смех оттенен меланхолией, хмельная
эротика — болью обманутой любви.
Гротескно-шутовской оттенок его ин
тонаций пронизывает бурлящее жиз
нетворное письмо. Но даже самые
бредовые сцены, изображенные в этих
больших «панорамах» родового, близ
кого, дорогого сердцу жизнебыта
заслуживают определения восторжен
ной поэтизации.
Непосредственная манера письма
М. Салдаева вписывается в стилис
тику неопримитивизма — современ
ного варианта экспрессионистиче
ского метода.
Экспрессионистический характер
дарования художника обретает вы
сокие амплитуды в пейзажной жи
вописи. Мощный, взрывной колорис
тический темперамент живописца
творит свою безбрежную мистерию
в натурных этюдах с их полыха
ющими красочными бурями, взвих
ренными, клубящимися мазками.
Подвижная, цветонасыщенная жи
вописная субстанция одушевлена
эмоционально-экспрессивной кистью
мастера. Пейзажные интересы ху
дожника сосредоточены на видах
излюбленных им мест природы, пле
няющая красота которых умножает
ся неутолимым желанием быть здесь
долго, восторгаться бесконечно («
Уру
сово
», «
Старое Синдрово
», «
Чуфа
рово
»). Его мирочувствование,
имеющее глубинные крестьянские
истоки, поэтически соприродно. Жи
вописец ценит пленэрную свежесть
М. Салдаев. Михаил в село приехал. 1989.
Холст, масло
М. Салдаев. Вид на церковь в селе Макалово. 2010.
Холст, масло
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
взгляда. При всей натурности кон
кретного вида, пейзажи художника
предельно обобщены, тяготеют к
универсальной всеохватности. Маэс
трия кисти творца являет желанную
экспрессию образа в его подвижном,
несмолкаемом становлении.
Импульс пластической свободы
получает размашистую скоропись
кисти в густом красочном замесе
этюда «
Монастырь у берега реки
».
Тело реки между небом и землей —
в текучей стихии широкого чувствен
но-экспрессивного мазка. Струи без
удержного цвета словно излиты с
опрокинутой палитры. Вторжение
яростного кобальта в массив плотно
го изумрудно-зеленого приподнимает
крутой берег. Здесь даже вечная,
незыблемая линия горизонта прихо
дит в бурное движение. Охристые
вкрапления (одним касанием кисти)
деревенских домиков, вязко тонущих
в безбрежном потоке звенящего зе
леного цвета, наделяют пейзаж теп
лом уютных жилищ. Такое наивное
решение столь закономерно оживля
ет образ. Белый храм в центре все
ленского простора собирает мир.
Монументальная, лаконичная обоб
щенность форм (в обобщенном ви
дится вечное) выдает мощь духов
ного волнения художника. «
Который
час
? —
его спросили здесь
, /
А он
ответил любопытным: вечность
(О. Мандельштам)
Экспрессивные качества изощ
ренной живописности этюдов масте
ра задают им исключительную автор
скую интонацию. Бурлящая живо
писная стихия, вихрь эмоций дости
гают апогея в абстрактной компози
ции живописца — «
Пожар
». В не
истовой экспрессии образа, в упоении
взрывчатой формой угадывается бун
тарская натура художника. Смело и
напористо живописец гармонизирует
цветовые диссонансы. Летящие, рву
щие, пламенеющие мазки исступлен
но полыхающего цвета тонут в сти
хийной, лавиноподобной композиции.
Цвет манифестирует эмоциональное
состояние автора. «Пожар» — не
столько впечатляющий, сколько вы
ражающий образ, являет собой ме
тафору его пылающей души.
Всю сложность жизни с ее яр
кими и стертыми чертами, трагиче
ски-истонченными гранями, прекрас
ными невоплощенными замыслами,
художник отражает в собственно жи
вописи, тревожными мазками нака
ленного цвета. «Каждый настоящий
художник пишет то, что он есть» —
это утверждение Джексона Поллака
он вполне разделяет. Обращая всякое
внешнее созерцание к внутреннему,
духовному, художник воплощает то,
что видит в себе.
Пронзительно звучит в творче
стве М. Салдаева выстраданная тема
угасающей жизни деревни («
Отжив
ший век
», «
Домик на окраине
»).
Зарастают чертополохом тропинки,
проторенные поколениями людей.
Падающие дома с покосившимися
заборами, с пепельно-седыми неми
гающими окнами смотрят на мир с
М. Салдаев. Монастырь у берега реки. 2004.
Холст, масло
М. Салдаев.
Пожар. 1988.
Холст, масло
ÂÈÐÒÓÀËÜÍÛÉ ÌÓÇÅÉ
безразличием отжитого чувства. Уле
тают, отходят к небу жизни, оставляя
свои бренные земные жилища — «
Как
души смотрят с высоты
/
на ими
брошенное тело...
» (Ф. Тютчев). В
чрезвычайной выразительности об
разных символов художник с болью
вопрошает о судьбе России. Нераз
рывная, неразвоплощенная связь с
малой родиной как душевно-эмоци
ональная опора в обретении себя и
как самая волнующая подлинная тема
сохранены им где-то в сердцевине
творчества. На протяжении всей жиз
ни он сгущает эту связь новыми
значениями, насыщает ее глубоко пе
режитым, терпко настаивает дороги
ми сердцу воспоминаниями. И в
городской среде художник отыски
вает стыдливо попрятавшиеся среди
новостроек ветхие, объятые памятью
прошлой жизни, укрытые старыми
деревьями деревянные домики. В этих
пейзажах его особое пространство
чувств, суверенная территория духа.
Усталый, теряющий силы закат пла
вит неизбывные настальгические
чувства художника.
Искусство М. Салдаева разви
валось в прихотливом взаимодействии
классических и модернистских систем,
в сочетании традиционного реалис
тического метода, и эмоционально-
обобщенного, цвето-пластического
претворения натуры.
Будучи внутренне на
сыщенным, полным не
ожиданных самообнов
лений, мастер задает
художественному мето
ду подвижную пласти
ческую вариативность.
На зыбкой грани аль
янса фигуративного и
абстрактного искусства
художник достигает
предельно емких обоб
щений. Его художест
венное видение, озарен
ное памятью символиз
ма, отражает вселенскую
масштабность тревог в
образах-символах, близ
ких неоавангардистской
природе его творчества.
В символично решенных
композициях отзвуки
тревог художника, ка
тастрофические пред
чувствия, коллизии
современного мира про
ступают пластическими
драмами, конфликтными столкнове
ниями цвета, света («
Противобор
ство
»). Расцвеченный тревожными
ударами кисти, всадник начинает свой
неудержимый апокалиптический бег
Всадник
»). Покачнувшийся мир,
потерявший гармоническое равнове
сие взывает о спасении («
Нарушение
равновесия
»).
Художник находит емкие, про
низанные духом великой архаики,
образы-метафоры жизни и смерти —
Черный ворон
». Черно-грязным пе
ром и алчным взглядом Черный во
рон, пожирающий пламя, предстает
трагическим занавесом тьмы, за ко
торым тонкие уязвимые грани без
защитного мира. Древнее, как мир,
противостояние света и мрака, из
вечно неразрешимое, остро застывшее.
Белые паузы, черные тени. Неумо
лимая драматургия образа звучит в
жесткой пластике и сожженном ко
лорите.
М. Салдаев. Отживший век. 2010.
Холст, масло
М. Салдаев. Всадник. 2001.
Холст, масло
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
Содержание картин художника
не в повествовании, а в насыщеннос
ти образов сгустками чувств и мыс
лей, обретающих уровень символи
ческих обобщений, глубинных смыс
лов. Его искусство неизмеримо слож
нее визуальных качеств. Оно прон
зительно, напряженно, тревожно в
трагических отблесках всей нашей
постмодернистской реальности. Новое
видение, трансформированное обост
ренным сознанием, находит все более
точное воплощение в формах, отзыв
чивых импульсу или медитативному
молчанию. Импровизационное нача
ло насыщает их вдохновенной энер
гией.
Как прикосновение к невыска
занной тайне проступают грезы фор
мотворчества в ахроматических чер
но-белых композициях: «
Ангел-хра
нитель
», «
Пастух
», «
». Эти
уникальные в авторском смысле пла
стические формообразования, на пер
вый взгляд произвольные и непред
сказуемые для самого автора, под
чинены главному устремлению искус
ства — постичь гармонию мира в
его чистых изначальных формах. Жи
вой процесс воплощения образа про
исходит в процессе рассматривания
его зрителем. Такое искусство таит
в себе разного рода комбинации иг
ровой свободы, пластических ассо
циаций.
Сюрреалистическая пылкость во
ображения художника обретает ост
ро-гротескную форму.
Тема предопределен
ности чувственных
страстей и их власти
над человеком полу
чает оргийную избы
точность в экзальти
рованной трактовке
образов Адама и Евы
Адам и Ева
»). Этот
не новый сюжет про
должает творить над
зрителем свой нескон
чаемый соблазн. В
мистериально-драма
тическом характере
действа художник по-
своему интерпретиру
ет вечный акт грехо
падения. Огненным
искушением горит за
претный красный плод в руке Евы.
Молниеносное движение змея не ос
тавляет для нее и мига сомнений. В
знаковом рисунке тела Евы и ее рас
пахнутых рук угадывается крест —
предвосхищенье смертных мук. Вопль
отчаяния Адама от непоправимо со
деянного замыкает композицию в
символическом круге ада.
Гротеск как экспрессивно-экстра
вертный жест давно прижился на
завоеванной эволюцией авангарда
территории. Брутальная, гротескная
игра со зрителем провокационно обос
трена в картине «
На вернисаже
».
Попав в мощную ауру притяжения
«Черного квадрата» на вернисаже
Казимира Малевича, Михаил Сал
даев иронично преодолевает его ме
тафизические границы в состоянии
«квадратического транса», безумствуя
в своем таинственном священно
действии. Пафос восприятия супре
матического канона вытесняется иро
нией и фарсом. Формопреемственный
супрематический импульс от К. Ма
левича дает художнику неисчерпаемый
заряд авангардной энергии.
Новые структуры мышления, но
вое качество поэтики обретает в
творчестве М. Салдаева геометри
ческий конструктивизм. Угол меня
М. Салдаев. Адам и Ева. 2009.
Холст, масло
М. Салдаев. Ангел. 2001. Диптих. Правая часть.
Холст, масло
М. Салдаев. Бык. 2001. Диптих. Левая часть.
Холст, масло
ÂÈÐÒÓÀËÜÍÛÉ ÌÓÇÅÉ
ется на овальную линию земной
жизни. При этом его абстракции не
теряют «чувственного тела» идей.
Художник уходит в пространство
аналитического формотворчества, за
горизонты очевидного, чтобы увидеть
только ему открываемые сокровенные
ритмы цвета, линии, формы и ее игры
в отражении и преломлении. Геомет
рически разъятый лик «
Нарцисса
и заново собранный в запредельных
глубинах сознания напоминает зри
телю о многомерности мира.
Для М. Салдаева не существует
строго очерченного круга тем, сюжетов,
техник, как и категорических пристрас
тий к абстрактному или фигуративно
му искусству. В творчестве мастера
все емко сочетаемо и взаимопроника
емо. Создаваемые художником формы
рассматриваются им как разные уров
ни приближения к художественной идее.
Закодированные послания художника
вариативны в своих «разгаданных»
смыслах и жизнеподобных контекстах.
Они требуют от зрителя самостоятель
ной рефлексии.
В особом художественном видении
М. Салдаева обращает на себя вни
мание используемая им, как вырази
тельный прием, «кадрированность» или
срезанность композиции вплоть до
фрагментарности («
Корова на водопое
»).
Пугающе неотвратимый в своем мис
тическом наплыве на зрителя образ
явлен в выхваченном в ночи кадре —
головы на вытянутой шее, навечно
застывшей на водопое у кромки черной
реки. Голова животного, словно тяже
лый слиток могучей витальной энергии,
погружена в замирающую тревогу.
Картина волнует, как недосказанная
притча. Глубинная сокрытость таится
в запредельности черного цвета с его
обетом молчания.
Кадрированный композиционный
прием очевиден в известном графи
ческом произведении (собрание
МРМИИ им. С. Д. Эрьзи) —
Слон
». Изъятый взглядом худож
ника хобот слона не обособляется в
укрупненную деталь целого, а живет
полноценной темой
образа. Барочно-не
истовое движение
хобота исполина за
стыло в экстатической
фазе своего наивыс
шего напряжения.
Одухотворенный три
умфальной творческой
волей жест достигает
кульминационного
контрапункта протес
та и торжества. Ху
дожник не без иронии
стремится передать
некую пластическую
репрезентацию мысли-
чувства, вырывая ее
из вечного потока
жизни. Изощренно-
вычурный в своем
артистизме пластический иероглиф
возникает как образ-идея, не мысля
для себя никакой опоры и пространс
твенных ориентиров. Взгляд зрителя
погружается в мерцающую бездну
фона (эффект монотипии), соскаль
зывая с плоскости листа вглубь иных
измерений.
В подвижной энергии графиче
ского искусства проявляется присущая
художнику форсированность интона
ций. Он много работает в самых
разных техниках графики: офорт,
монотипия, литография, акварель,
гуашь. Поражает обилие рисунков
карандашом, пером, тушью, углем,
фломастером и даже шариковой руч
кой. Рисунки передают картины мира,
фрагменты мира, состояние души в
движении, вибрации, биении, сколь
жении. Экспрессивная энергия скво
зит и в беглых натурных очерках, и
в глубоких, пронзительных по силе
чувств произведениях. Высокого дра
матического напряжения достигает
художник, преодолевая плоскость,
обостренно сюрреалистично трактуя
пространство, образ, тему («
Святой
Себастьян
», «
Плачущая женщина
»).
Его графика существует и как
самостоятельная область творчества,
и как стадия целеполагающих живо
писных образов или образов витражей,
мозаик. В графических произведени
ях заключен «осевой стержень» на
иболее характерных тем и мотивов.
Акварели и гуаши художника
замечательно свободны и вполне жи
вописны: выразительно импровиза
ционные, вдохновенные, часто пре
одолевающие камерность своего жан
ра, мировоззренчески-емкие, мону
ментальные в цвето-пластическом
решении.
Мощным формообразующим ду
хом творения проникнуты монумен
тальные произведения мастера. Талант
Михаила Васильевича как художни
ка монументальной формы находит
подтверждение в искусстве витража,
мозаики, декоративной монументальной
росписи. Здесь качество произведений
определяется в художественно обога
щенном взаимодействии степени сво
боды художника и меры организации
структуры произведения.
Монументальный пафос и поэти
ческая цельность образа отличают
витраж «
Люди труда
», созданный
для ВДНХ (г. Саранск). Крупно
масштабные формы обретают дина
мическое равновесие в торжествен
М. Салдаев. Нарцисс. 2010. Диптих. Правая часть.
Холст, масло
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
ности фронтальной композиции.
Впечатляющая монументальность яв
лена в содержательной сущности об
раза, переданной посредством конс
трукции, формы и стиля.
Одно из самых крупных мону
ментальных произведений художни
ка — мозаика «
Икар летящий
»,
исполненная для здания аэровокзала
(г. Чебоксары). Лаконичная ясная
форма, идеальные пропорции в по
летном ракурсе, выдерживают мону
ментальный масштаб. Архитектоника
и ритмический строй задают устрем
ленность в высоту. Прозрачные кры
лья вознесенного Икара, вобравшие
в себя небо, преодолевают границы
миров и сфер, оставляя на земле «со
звездия светящихся окон».
Одна из ярких граней творчества
Михаила Салдаева художественное
стекло и керамика. Эта область ху
дожественных интересов получила
профессиональную огранку в ЛВХПУ
им В. И. Мухиной, где он обрел
специальность художника по стеклу
и керамике. М. Салдаев работал
главным художником стекольного
завода в г. Армавире, создавал де
коративную пластику из хрусталя,
разрабатывал эскизы сервизов из
цветного стекла на заводах в Гусь-
Хрустальном и в Дятькове.
Его декоративные рельефные
композиции из цветного стекла, со
зданные в технике моллирования, с
их свободной, прихотливой игрой
формы, ассоциативно-образны, по
этичны. В текучей массе стекла ху
дожник переживает стихию неожи
данных метаморфоз, символическую
глубину опыта, художественного ви
дения. И в этой области творчества
он приверженец своего пластического
языка — подвижного, импровизаци
онного, вариативного. Каждый его
образ играет и переливается оттенка
ми мотива, легкой артистичностью
формы. Художественная речь масте
ра эмоциональна, принадлежит живой
энергии и искренности чувства, пылу
души, охваченной любовью.
Художественная керамика стала
той замечательной областью твор
чества, которая так счастливо объяла
интересы супружеской четы — Ми
хаила Салдаева и Светланы Борисо
вой. Искусство керамики объедини
ло их творческие устремления в со
звучии образно-художественного
мышления, близкого мирочувствова
ния, вмещающего столь свойственное
им интуитивное начало, благодаря
которому, уверены художники, поз
нание становится более глубоким, а
восприятие более эмоциональным.
В этой сфере царят приоритетные
для них стихия игры, одухотворенный
дух мастерства и артистизма, плас
тическая раскованность в приемах
образной трактовки формы. Светла
на Борисова и Михаил Салдаев де
монстрируют, как художественная
керамика, являющаяся по своей при
роде синтетическим видом искусства,
соединяющая формотворческие и изоб
разительные качества, обретает в их
творчестве органичный сплав пласти
ки, живописи и графики. Взаимообо
гащающее мышление художников со
ставляет здесь порой нераздельное
целое. Хотя чаще Михаил обращается
к росписи керамических блюд и ваз,
а идея формы и ее воплощение при
надлежат Светлане. Импровизационная
манера письма позволяет легко и вер
но вписаться его живописным образам
в круг керамического блюда, пластич
но сочетаться с объемом вазы.
Светлана Борисова, получив
специальное художественное образо
вание на художественно-графиче
ском отделении Чувашского государс
твенного педагогического института
им. И. Я. Яковлева, продолжала
учиться у своего главного учителя —
художника, духовного друга, яркого,
артистичного мастера — Михаила
Салдаева.
В их творчестве соединились два
главных направления в современной
декоративной керамике — живопис
ное и скульптурное, заключающие в
себе такие понятия, как кераможи
вопись и керамопластика. Светлана
Борисова в пространстве керамиче
ского искусства неутомима в актив
ном поиске выразительной образно-
С. Борисова. Этот старый новый мир. 2008.
Шамот, соли, глазури
ÂÈÐÒÓÀËÜÍÛÉ ÌÓÇÅÉ
пластичной формы. Объемно-про
странственное мышление Светланы
отличается оригинальностью пласти
ческих трактовок. Желая творить в
разных направлениях керамического
искусства, она многое пробует и охот
но экспериментирует. Образно-плас
тический строй ее произведений
оживлен «игрой ума», таит тонкие
философские подтексты («
Этот ста
рый новый мир
»).
Бережно наследуя традиции на
родного творчества, Светлана Бори
сова постигает тайны древнего гон
чарного искусства. Умение видеть
свой мир и чувствовать его живот
ворность тактильно в библейском
материале первотворения — удел
счастливых художников-творцов. Гли
на — земная, осязаемая, плотская в
женских руках обретает теплую оду
хотворенность. Обращаясь к истоку,
она создает на гончарном круге ут
раченную нами простую форму на
родной деревенской посуды. Декори
рование предметов концентрическими
полосами, лентами, параллельными
линиями подчеркивает их природу
рождения как тела вращения на гон
чарном круге. Исконно чистая кон
цептуально-минималистская эстетика
приносит великое чудо духовного
очищения («
Зима
»). В покое форм
таится остывшее движение, возвра
щающее нас к вечности.
В основе пластического мышления
художника присутствует некая сим
волическая, архетипическая знаковость
формы, которую являет глубинная
прапамять. Архетип как универсаль
ная форма первообраза (по опреде
лению К. Г. Юнга) представляет
собой осадки (отпечатки) постоянно
повторяющегося опыта человечества.
Сохраняя в образной, пластической
основе архетипическую узнаваемость,
художник-керамист оживляет ее но
вым видением, свободной интерпре
тацией.
Самобытность творческого мыш
ления Светланы Борисовой проявля
ется в фигуративной пластике. Сосуд
вдруг становится вместилищем духа
(Дух дышит, где хочет). Стенки горш
ка оберегают мир интимных чувств
Автопортрет в горшке
»). Автор
раскрывает внутреннее пространство
горшка в образно-игровом плане. Это
пространство может уподобиться ро
мантическому купе вагона с окошком
в движущийся мир («
Саранск

Казань
»). Сосуды могут обрести
мифическое тело птицы Сирин или
архаическую мощь быка.
Вдохновляясь условностью архаи
ческого искусства, яркой образностью
народного творчества, она приходит
к лаконичной, емкой форме, артистич
но стилизованной, наивной, неповто
римо выразительной. Сознательно
обнажены в ее творчестве приемы
формообразования. Они очевидны,
как и природная красота глины в ве
селых грематухах с гравированным
рисунком, выявляющим образ, в сви
стках-гудухах, обретающих условную
пластику волка и лисы, в статичных
фигурах мордовок или эмоционально-
подвижных сюжетных композициях.
С игривой легкостью явлены вдох
новенные образы глиняных лошадок.
Плавный ритм силуэтов, тонкая гра
фичность проволочных ног позволя
ют моделировать сложную градацию
композиционно-пространственных
отношений. Благородно-сдержанный
декор (дымление) матовая фактура
глины придают образам особое оча
рование («
Навстречу утру
», «
Ноч
ное
»).
Более крупные декоративные
скульптурные формы художница со
здает в шамоте — грубовато-осяза
емом, пластически весомом матери
але, раскрепощающем воображение
мастера. Художественно-гипертрофи
рованные, конструктивно-стилизо
ванные, гротескные формы помпезных
рыб в ярком, глазурованном бирю
зово-оранжевом убранстве воплоща
ют образы полноты бытия («
Рыба,
о которой он мечтае
т»).
Сказочно-чудесной, артистической
стилизации подвергнута автором плас
тика декоративных скульптур из цик
ла «
Мордовские боги
»: чувственно-
игривой, ускользающей «
Ведявы
(Богиня воды), пространственно-ста
тичной «
Норовавы
» (Богиня полей),
иронично-приподнятого, тронно-воз
вышенного «
Нишкепаза
» (Верхов
ный бог). Эстетическая сущность
керамики демонстративно выражает
ся в ее особой декоративности. Но
декоративность не становится укра
шением замысла, а является образной
составляющей скульптурной керами
С. Борисова. Нишкепаз (справа).
Ведява (внизу). 2013.
Шамот, глазури, люстры
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
ки. Фантастический цвет, органично
слитый с объемом, явлен в нескон
чаемом пиршестве. Яркими всплес
ками горят цветные глазури. Стихия
огня творит непредсказуемое вол
шебство соцветий. На расплавленные,
живописно растекаемые глазури ло
жатся прозрачные мазки сверкающих
люстров, оставляющие на поверхнос
ти мистические отблески огня. Кра
сочные переливы рождают сказочные
грезы.
Круг замечательных образов со
здают Светлана Борисова и Михаил
Салдаев в кераможивописи. В свое
образии декоративных приемов они
расписываю керамические плитки,
тарелки, блюда, стилизуя и варьируя
излюбленные мотивы. Тончайшие
нюансы керамической живописи зыб
ко погружены в таинственную дым
ку бесконечно тающего длительного
цвета-чувства.
О профессиональном мастерстве,
высокой художественной культуре,
яркой артистичности авторов свиде
тельствует цикл монументальных
керамических панно, созданных С. Бо
рисовой и М. Салдаевым для ин
терьера Государственного музыкаль
ного театра им. И. М. Яушева. За
мысел разрабатывался совместно, в
авторском сотворчестве. Тем не ме
нее каждое произведение имеет ин
дивидуальное авторство, подчиненное
общему живописно-пластическому
единству и цельности образного ре
шения. Динамичная, пла
стически активная образ
ная ткань не прерывается
в отдельном панно, а про
стирается с новым раз
витием темы в последую
щем, сохраняя взволно
ванный, возвышенно-ар
тистичный образный тон
и эффект композицион
ного единства.
Рельефные керамиче
ские панно представляют
собой своеобразные худо
жественные вариации на
тему: «
Опера
», «
Балет
»,
Драма
», «
Комедия
»,
Водевиль
». Образы
вдохновенно рифмуются
всем спектром изобрази
тельных средств — пла
стической игрой, цветом,
светом.
В свободном пласти
ческом изяществе арти
стичных театрально-эф
фектных образов, в игре
света и тени, тайного и явного ви
тает волнующий дух театра, его за
вораживающая магия. Высоким сво
дам духа театральной атмосферы
созвучно восходящее к античности,
монументальное в пространствен
ном решении панно «
Музы
» (автор
М. Салдаев). Его зрительское вос
приятие пронизано чудесным ощу
щением волнующей сопричастности,
сотворчества и пленительного та
инства искусства.
Новаторски ориентированные
мастера Михаил Салдаев и Светла
на Борисова остаются свободными
и бескомпромиссными в своем твор
честве, храня верность искусству
как очищающему и облагоражива
ющему мир духовному явлению. К
этому они побуждают и избранных
служенью муз своих учеников —
студентов, оберегая их сокровенную
художественную независимость са
мовыражения.
Художники доверительно откры
вают нам глубины своей души, не
зримую жизнь духа в безмерном
пространстве искусства, таящем, как
лента М¸биуса, магическое ощущение
обратной стороны мира, в котором
одно мгновение может быть вечностью,
где возможна встреча времени и веч
ности, где вечность — это сейчас, то
есть сейчас длится вечность.
С. Борисова. Ночное. 2007.
Керамика, глазури, металл, дымление
С. Борисова. Водевиль. 2012.
Рельеф. Шамот, глазури
ÂÈÐÒÓÀËÜÍÛÉ ÌÓÇÅÉ
Êàáûòîâ Ïåòð Ñåðàôèìîâè÷
— доктор исторических наук, про
фессор, заведующий кафедрой российской истории Самарского универ
ситета, заслуженный деятель науки РФ, г. Самара, Россия,
e-mail: don.kabytov2012@yandex.ru
×åïóðíîâà Åëåíà Èãîðåâíà
— специалист по учебно-методической
работе, магистрант исторического факультета Самарского университета,
г. Самара, Россия, e-mail: history@samara.ru
ÊÈÒÀ
ÑÊÈ
×À
 ÑÒÐÓÊÒÓÐÅ ÑÀÌÀÐÑÊÎ
ÒÎÐ
ÃÎÂËÈ
На основе анализа документальных публикаций, материалов перио
дической печати и научной литературы анализируется торговля чаем на
территории Самарской губернии в XIX — начале XX в. Выявлены
масштабы торговли чаем, которые были незначительны до 80-х гг. XIX в.
Новая транспортная инфраструктура — сооружение Самаро-Златоустов
ской железной дороги — обусловила рост чайной торговли в регионе и
стимулировала крупнейших предпринимателей к открытию специализи
рованных магазинов и к продаже чая посетителям ресторанов, чайных и
столовых. Розничная торговля способствовала росту популярности чая
как в городе, так и в самарской деревне.
Ключевые слова
. Китайский чай, Самара, Самаро-Златоустовская
железная дорога, самарские и московские купцы, магазины и рестораны,
Дворянская улица.
Øàìîâ Íèêîëàé Ïåòðîâè÷
— приглашенный профессор
Института
Повышения квалификации педагогов образования г. Шанхая, г. Санкт-
Петербург, Россия, e-mail: nshamov@yahoo.com
ÝÊÑÏÀÍÑÈ
ÐÓÑÑÊÎ
ÌÓÇ
ÊÀË
ÍÎ
ÊÓË
ÒÓÐ
ÍÀ ÒÅÐÐÈÒÎÐÈÈ ÊÈÒÀ
С 1920-х по 1940-е гг. на территории Китая в силу особых истори
ческих событий сформировалась и укрепилась культура российской эмиг
рации. Бывшие граждане России, а также новые граждане молодого
государства СССР ассимилировались в крупнейших китайских городах,
где процветала музыкальная и театральная жизнь: Харбин, Далян,
Тяньцзин, Шанхай, Пекин. Каждый год русские эмигрантские газеты
помещали объявления о новых оперных и театральных сезонах, концер
тах певцов и артистов. Русские эмигранты имели возможность противо
стоять ассимиляции, сохранять самобытность, развивали русскую музы
кальную культуру. Усилиями эмигрантов открывались русские музыкаль
ные и хореографические учебные заведения.
Ключевые слова
. Русская эмиграция в Китае, харбинские му
зыкальные школы и высшие учебные заведения, музыкальная интел
лигенция в Харбине и Шанхае, культура русских в Китае в 1920 —
1940-е гг.
Øîêàðåâ Ñåðãåé Þðüåâè÷
— кандидат исторических наук, доцент
кафедры источниковедения Историко-архивного института Российского
государственного гуманитарного университета, г. Москва, Россия,
e-mail: shokarevs@yandex.ru
ÓÁÈË ËÈ ÈÂÀÍ ÃÐÎÇÍ
ÛÉ
ÑÂÎÅÃÎ Ñ
ÍÀ?
В статье проанализированы письменные источники, повествующие
об убийстве царем Иваном IV Грозным своего сына царевича Ивана в
1581 г. Рассматривается критика версии о сыноубийстве, включая ре
зультаты недавних антропологических исследований останков представи
телей великокняжеской и царской семьи XVI—XVII вв.
Ключевые слова
. Социально-политическая история России XVI в.,
Иван Грозный, царевич Иван Иванович, антропология, источниковедение.
Âèäÿéêèí Ñåðãåé Âàñèëüåâè÷
— кандидат исторических наук,
старший научный сотрудник отдела истории НИИГН, г. Саранск, Россия,
e-mail: otdel_istorii@mail.ru
ÏÐÈÑÓÐÑÊÈ
ÔÐÎÍÒÈÐ
Îïûò ïîñòðîåíèÿ ïðîñòðàíñòâåííîé ìîäåëè Âåðõîñóðñêîãî ñòà
íà Àëàòûðñêîãî óåçäà â 1620-å ãã.
ÂÅÄÅÍÈ
ß
ÎÁ
ÀÂÒÎÐÀÕ
ÊËÞ×ÅÂ
ÑËÎÂÀ
ÀÍÍÎÒÀ
ÈÈ
ÑÒÀÒ
Üß
Kabytov Petr Serafimovich
— Doctor of History, Professor, Head of
Department of Russian History, Samara National Research University,
Honoured Scientist of the Russian Federation, Samara, Russia,
e-mail: don.kabytov2012@yandex.ru
Chepurnova Elena Igorevna
— Specialist on Academic and Methodical
Work, Master Student of Faculty of History, Samara National Research
University, Samara, Russia, e-mail: history@samara.ru
THE CHINESE TEA IN THE TRADE STRUCTURE OF
SAMARA
Tea trade in the territory of the Samara Governorate in the XIX — the
beginning of the XX centuries is analyzed on basis of the analysis of
documentary publications, materials of periodicals and scientific literature.
Scales of tea trade, which were insignificant up to 80s of the XIX centuries,
were revealed. The new transport infrastructure — a construction of the
Samara and Zlatoust railroad — led to growth of tea trade in the region and
caused the largest business owners to open specialized shops, as well as to
sale tea to visitors of restaurants, tearooms and dining halls. Retail trade
stimulated the growth of popularity of tea, both in the city and in the Samara
village.
Key words
. Chinese tea, Samara, Samara and Zlatoust railroad, Samara
and Moscow merchants, shops and restaurants, Dvoryanskaya Street.
Shamov Nikolay Petrovich
— Visiting Professor, Shanghai Institute
of Professional Development of Teachers of Education, St. Petersburg, Russia,
e-mail: nshamov@yahoo.com
EXPANSION OF RUSSIAN MUSICAL CULTURE IN
CHINA
The culture of Russian emigration formed and strengthened in China
from 1920s up to 1940s as a result of special historical events. Former citizens
of Russia, as well as new citizens of the young USSR assimilated in the
largest China cities with thriving music and theater life: Harbin, Dalian,
Tianjin, Shanghai, Beijing. Every year Russian emigrant newspapers placed
advertisements about new opera and theater seasons, concerts of singers and
artists. Russian emigrants were able to resist assimilation and to preserve
their identity, developed Russian musical culture. Music and dance schools
were opened by the efforts of Russian emigrants.
Key words
. Russian emigration in China, Harbin music schools and
institutions of higher education, musical intelligentsia in Harbin and Shanghai,
Russian culture in China in 1920 — 1940s.
Shokarev Sergey Yuryevich
— Candidate of History, Assistant Professor
of Department of Source Study of Historical and Archival Institute, Russian
State Humanitarian University, Moscow, Russia,
e-mail: shokarevs@yandex.ru
DID IVAN IV THE TERRIBLE KILL HIS SON?
The written sources that tell about the murder of Tsarevich Ivan Ivanovich
by Tsar Ivan IV the Terrible in 1581 are analyzed in the article. The critique
of the version of filicide is considered, including the results of recent anthropological
studies of the remains of representatives of the royal family of the XVI —
XVII centuries.
Key words
. Social and political history of Russia in the XVI century,
Ivan IV the Terrible, Tsarevich Ivan Ivanovich, anthropology, source study.
Vidyaikin Sergey Vasilyevich
— Candidate of History, Senior Researcher
of Department of History, NIIGN, Saransk, Russia,
e-mail: otdel_istorii@mail.ru
THE SURA FRONTIER
Practices in construction of a spatial model of the Verkhosursky
Stan of the Alatyr Uyezd in 1620s
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
В статье на основе данных писцовых книг Д. Ю. Пушечникова
1620-х гг., а также исторических карт XVIII — XIX вв. и современных
топографических карт показан опыт построения пространственной моде
ли Верхосурского стана Алатырского уезда в 1620-е гг.
Ключевые слова
. Уезд, стан, мордва, деревня, выставка, река, лес,
карта.
Ôðîëîâ Äìèòðèé Âèêòîðîâè÷
— кандидат филологических наук,
доцент кафедры русского языка как иностранного филологического фа
культета МГУ им. Н. П. Огар¸ва, научный сотрудник отдела средневе
ковой и дореволюционной истории МРОКМ им. И. Д. Воронина,
г. Саранск, Россия, e-mail: frolovdv@list.ru
«ÄÀ ÏËÀÒ
Üß
ÌÓÆÑÊÀÃÎ È ÆÅÍÑÊÀÃÎ ÒÅÏËÀÃÎ
È ÕÎËÎÄÍÀÃÎ…»
Êîñòþì äâîðÿí ìîðäîâñêîãî êðàÿ âòîðîé ïîëîâèíû XVII â.
В статье впервые на основании как опубликованных ранее, так и
вводимых в научный оборот подлинных документов XVII столетия да
ется первичный обзор наименований типов одежды помещиков указан
ного века современного мордовского края и сопредельных уездов. Все
наименования предметов сведены для удобства в таблицы, где кроме
прочего указаны названия тканей, их цвет, отделка вещей и многое
другое.
Ключевые слова
. Документы, говорные записи, явочные челобитные,
дворяне, помещики, мордовский край, XVII в., кафтан, одежда, тип
одежды, ткани.
Þð÷¸íêîâ Âàëåðèé Àíàòîëüåâè÷
— доктор исторических наук,
профессор, директор НИИГН, г. Саранск, Россия,
e-mail: valera.historian@yandex.ru
×ÅËÎÂÅÊ ÍÀ ÂÎ
ÍÅ: ÀËÅÊÑÀÍÄÐ
ÊÎÂËÅÂ —
ÃÅÐÎ
ÂÅÐÄÅÍÀ
В статье анализируются судьба и документы уроженца Красносло
бодска, поэта, прозаика А. А. Яковлева — участника Первой мировой
войны, погибшего под Верденом. Основное внимание уделено его вос
приятию войны, поведению человека на войне. В качестве основного
источника выступают письма А. А. Яковлева с фронта.
Ключевые слова
. Война, Россия, Франция, человек на войне, мен
талитет, пограничное состояние, атака
Äåñÿåâ Ñåðãåé Íèêîëàåâè÷
— доктор филологических наук, веду
щий научный сотрудник отдела литературы и фольклора НИИГН, за
служенный работник культуры РФ и РМ, г. Саранск, Россия,
e-mail: guniign@list.ru
ËÈÑÒÀ
ÑÒÀÐ
Å ÃÀÇÅÒ
Статья рассказывает о начальном этапе истории основной респуб
ликанской газеты. Днем рождения издания сотрудники «Известий Мор
довии» считают 28 августа 1918 г., когда увидел свет первый номер
«Известий Саранского Совета Крестьянских, Рабочих и Красноармейских
Депутатов». В разные годы газета выходила под названиями «Саранская
правда», «Пролетарская газета», «Красное знамя», «Завод и пашня»,
«Красная Мордовия», «Советская Мордовия», «Известия Мордовии».
Однако вне зависимости от состава ее учредителей вплоть до 1991 г.
этот коммунистический орган был проводником партийной идеологии.
Поэтому вполне обоснованно можно говорить о едином издании. Тем
более, что нередко после переименования редактор издания оставался
прежний, сохранялись не только методы освещения событий, но и сти
листика и даже верстка публикуемых материалов. Читать старые газеты
всегда интересно. Если же они издавались на территории, где человек
родился и вырос, интересно вдвойне.
Ключевые слова
. Газета, редакция, местная информация, анонимные
письма, реквизиция, уезд, комбеды, кулаки, коммуна, эсеры, ячейка,
декреты, вожди, Советская власть, пролетарская культура, мировая
революция, красный террор, Чрезвычайная Комиссия, революционный
трибунал.
The practices in construction of a spatial model of the Verkhosursky
Stan of the Alatyr Uyezd in 1620s are described in the article according to
the data of cadastres of 1620s by D. Yu. Pushechnikov, as well as of historical
maps of the XVIII — XIX centuries and modern topographic maps.
Key words
. Uyezd, Stan, the Mordvins, village, exhibition, river, forest,
map.
Frolov Dmitry Viktorovich
— Candidate of Philology, Assistant
Professor of Department of Russian as a Foreign Language of Faculty of
Philology, Ogarev Mordovia State University, Researcher of Department of
Medieval and Pre-Revolutionary History, United Museum of Local Lore of
the Republic of Mordovia named after I. D. Voronin, Saransk, Russia,
e-mail: frolovdv@list.ru
“AND MEN’S AND WOMEN’S CLOTHES WARM AND
COLD…”
Costume of the nobility of the Mordovian land in the second half
of the XVII century
A primary review of the names of the types of landowners clothes of the
XVII century in the present-day Mordovian region and neighbouring uyezds
is given in the article on basis of both the earlier published documents and
the original documents of that period, introduced into scientific use for the
first time. For convenience all names of items are tabulated, where, among
other things, the names of the fabrics, their color, trimmings and much more
are indicated.
Key words
. Documents, speaking records, petitions without prior arrangement,
noblemen, landlords, the Mordovian land, the XVII century, caftan, clothes,
type of clothes, fabrics.
Yurchenkov Valery Anatolyevich
— Doctor of History, Professor,
Director, NIIGN, Saransk, Russia, e-mail: valera.historian@yandex.ru
A MAN IN WAR: ALEKSANDR YAKOVLEV IS A HERO
OF VERDUN
The life and documents of a native of Krasnoslobodsk, a poet, a prose
writer A. A. Yakovlev, who was a participant of the First World War and
fell in battle near Verdun are analyzed in the article. Particular attention is
paid to his perception of war, human behaviour in war. Letters of A. A.
Yakovlev from the front are the main source.
Key words
. War, Russia, France, man in war, mentality, borderline
state, attack.
Desyaev Sergey Nikolayevich
— Doctor of Philology, Leading Researcher
of Department of Literature and Folklore, NIIGN, Honoured Worker of
Culture of the Russian Federation and the Republic of Mordovia, Saransk,
Russia, е-mail: guniign@list.ru
LEAFING THROUGH OLD NEWSPAPERS
The article is devoted to the initial stage of the history of the main
republican newspaper. The employees of “Izvestia of Mordovia” rightly consider
August 28, 1918, when the first issue of the “Izvestia of the Saransk Soviet
of Peasants, Workers and Red Army Deputies” was published, as the birthday
of the periodical. In different years the newspaper appeared under the titles
“Saranskaya Pravda”, “Proletarskaya Gazeta”, “Krasnoe Znamya”, “Zavod
i Pashnya”, “Krasnaya Mordovia”, “Sovetskaya Mordovia”, “Izvestia of
Mordovia”. However, regardless of the structure of its founders, until 1991
this communist organ was the bearer of party ideology. Therefore, it is quite
correct to talk about a single edition. Moreover, often after the renaming
the editor of the newspaper was the same, as well as not only methods of
reporting, but also the stylistics and even the layout of published materials
were preserved. It is always interesting to read old newspapers. If they were
published on the territory, where a person was born and bred, it is particularly
interesting.
Key words
. Newspaper, editorial board, local information, anonymous
letters, requisition, uyezd, kombeds, kulaks, commune, Socialist-Revolutionaries,
cell, decrees, leaders, Soviet power, proletarian culture, world revolution, Red
Terror, Extraordinary Commission, revolutionary tribunal.
Àðò
ìîâ Ñåðãåé Ïåòðîâè÷
— Председатель Фонда мордовской
культуры «Шумбрат», г. Санкт-Петербург, Россия,
e-mail: artemovv@gmail.com
Ðîäüêèí Âèêòîð Èâàíîâè÷
— предприниматель, г. Санкт-Петер
бург, Россия, e-mail: rodkin@mail.ru
Ãðàäóñîâà Âàëåíòèíà Íèêîëàåâíà
— кандидат экономических наук,
доцент кафедры экономики Северо-Западного института управления
РАНХиГС при Президенте РФ, г. Санкт-Петербург, Россия,
e-mail: vgradusova@gmail.com
ÍÀ
ÈÎÍÀË
ÍÎÅ ÄÎÑÒÎ
ÍÈÅ
Публикация посвящена деятельности НИИ гуманитарных наук при
Правительстве Республики Мордовия с начала 2000-х гг. до настояще
го времени как аккумулятора знаний по многим отраслям гуманитарной
науки. Ее авторы — представители мордовского народа, живущие за
пределами Мордовии, оценивают работу института как ведущего регио
нального научно-издательского центра, выполняющего масштабные ис
следования и выявляющего новые изменения в интеллектуальных и
культурных пространствах, результаты которых имеют международное
признание.
Ключевые слова
. Деятельность института, коллектив ученых, со
временные достижения НИИ, сохранение и приумножение традиций,
научные школы, аспирантура, воспроизводство научных кадров.
Âèäÿéêèí Ñåðãåé Âàñèëüåâè÷
— кандидат исторических наук,
старший научный сотрудник отдела истории НИИГН, г. Саранск, Россия,
e-mail: otdel_istorii@mail.ru
Çàäêîâà Òàòüÿíà Þðüåâíà
— кандидат исторических наук, стар
ший научный сотрудник отдела истории НИИГН, г. Саранск, Россия,
e-mail: otdel_istorii@mail.ru
ÏÐÎÔÅÑÑÎÐ Â. À. ÞÐרÍÊÎÂ È ÅÃÎ ÑÐÅÄÍÅÂÅÊÎ
Øòðèõè ê òâîð÷åñêîìó ïîðòðåòó
В статье анализируются работы профессора В. А. Юрч¸нкова,
посвященные средневековой региональной истории. Делается попытка
определить их место в общих разработках исследователя по истории
мордовского народа и края.
Ключевые слова
. Средневековая история, мордовский народ, поли
тогенез, монгольское нашествие, золотоордынский феодализм, вхождение,
Гражданская война.
Øêåðäèíà Íàäåæäà Îëåãîâíà
— кандидат исторических наук,
доцент, старший научный сотрудник отдела теории и истории культуры
НИИГН, г. Саранск, Россия, e-mail: shnadejda@bk.ru
ÐÅÃÈÎÍÀË
ÍÎÅ ÎÁÐÀÇÎÂÀÍÈÅ ×ÅÐÅÇ ÂÇÀÈÌÎ
ÄÅ
ÑÒÂÈÅ ÂËÀÑÒÈ È ÎÁÙÅÑÒÂÀ
Òâîð÷åñêèé ïîðòðåò Ãàëèíû Àëåêñàíäðîâíû Êóðøåâîé
Статья посвящена анализу истории развития регионального образования
в условиях модернизационных процессов в СССР (в 1920 — 1941 гг.)
в трудах доктора исторических наук, профессора Г. А. Куршевой.
Ключевые слова
. Профессор, региональное образование, взаимодей
ствие власти и общества, модернизация системы образования, модерни
зационные процессы в СССР в 1920 — 1941 гг., образование в услови
ях индустриализации.
Êóçíåöîâà Þëèÿ Âèêòîðîâíà
— кандидат философских наук,
доцент кафедры культурологии и этнокультуры МГУ им. Н. П. Огар¸ва,
г. Саранск, Россия, e-mail: kuv@bk.ru
ÔÅÍÎÌÅÍ ÊÐÅÀÒÈÂÍÎÑÒÈ ÊÀÊ ËÈ×ÍÎÑÒÍÀ
ÑÏÎ
ÑÎÁÍÎÑÒ
Ê ÒÂÎÐ×ÅÑÒÂÓ
В статье рассматривается феномен креативности в контексте совре
менного научного знания. Автором выявляются основные различия ме
жду понятиями «креативность» и «творчество»; проводится анализ и
обобщаются взгляды отечественных и зарубежных исследователей на
креативные характеристики личности. Выделен ряд дискуссионных мо
ментов, существующих в данной области психологии творчества.
Ключевые слова
. Креативность, творчество, психология творчества,
культура, интеллект, личность, способности, тестирование.
Artemov Sergey Petrovich
— Chairman of the Foundation for Mordovian
Culture “Shumbrat”, St. Petersburg, Russia, e-mail: artemovv@gmail.com
Rodkin Viktor Ivanovich
— Entrepreneur, St. Petersburg, Russia,
e-mail: rodkin@mail.ru
Gradusova Valentina Nikolayevna
— Candidate of Economics, Assistant
Professor of Department of Economics of North-West Institute of Management,
RANEPA, St. Petersburg, Russia, e-mail: vgradusova@gmail.com
NATIONAL TREASURE
The paper is devoted to the activity of the Research Institute of the
Humanities by the Government of the Republic of Mordovia since the early
2000s up to nowadays as an accumulator of knowledge in many branches of
the humanities. Its authors as the representatives of the Mordovian people
living outside of Mordovia, appreciate the work of the Institute as a leading
regional scientific and publishing center that carries out large-scale researches
and reveals new changes in intellectual and cultural spaces, the results of
which are internationally recognized.
Key words
. Activity of the Institute, team of scientists, modern achievements
of the Research Institute, preservation and augmentation of traditions, scientific
schools, postgraduate courses, reproduction of scientific personnel.
Vidyaikin Sergey Vasilyevich
— Candidate of History, Senior Researcher
of Department of History, NIIGN, Saransk, Russia,
e-mail: otdel_istorii@mail.ru
Zadkova Tatyana Yuryevna
— Candidate of History, Senior Researcher
of Department of History, NIIGN, Saransk, Russia,
e-mail: otdel_istorii@mail.ru
PROFESSOR V. A. YURCHENKOV AND HIS MEDIEVAL
TIMES
Traits to the creative portrait
The works of Professor V. A. Yurchenkov, devoted to medieval regional
history, are analyzed in the article. An attempt is made to determine their
place in total researches of the scholar on the history of the Mordovian people
and the land.
Key words
. Medieval history, the Mordovian people, politogenesis, the
Mongol invasion, the Golden Horde feudalism, entry, the Civil War.
Shkerdina Nadezhda Olegovna
— Candidate of History, Associate
Professor, Senior Researcher of Department of Theory and History of Culture,
NIIGN, Saransk, Russia, e-mail: shnadejda@bk.ru
REGIONAL EDUCATION THROUGH INTERACTION OF
AUTHORITIES AND SOCIETY
Creative portrait of Galina Aleksandrovna Kursheva
The article is devoted to the analysis of history of the development of
regional education in the conditions of modernization processes in the USSR
(1920 — 1941) in the works of Doctor of History, Professor G. A. Kur-
sheva.
Key words
. Professor, regional education, interaction of authorities and
society, modernization of the education system, modernization processes in
the USSR in 1920 — 1941, education in the conditions of industria-
lization.
Kuznetsova Yuliya Viktorovna
— Candidate of Philosophy, Assistant
Professor of Department of Cultural Studies and Ethnic Culture, Ogarev
Mordovia State University, Saransk, Russia, e-mail: kuv@bk.ru
THE PHENOMENON OF CREATIVITY AS PERSONAL
ABILITY TO CREATIVE WORK
The phenomenon of creativity in the context of modern scientific knowledge
is considered in the article. The author reveals the main differences between
the concepts of creativity and creative work; she analyzes and generalizes the
views of national and foreign researchers on creative characteristics of an
individual. A number of controversial moments in the field of psychology of
creative work are distinguished.
Key words
. Creativity, creative work, psychology of creative work, culture,
intellect, personality, abilities, testing.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
Êàòîðîâà Àëåêñàíäðà Ìèõàéëîâíà
— доктор педагогических наук,
профессор, ведущий научный сотрудник отдела литературы и фольклора
НИИГН, г. Саранск, Россия, e-mail: amkatorova@mail.ru
ÆÅÍÑÊÀ
ËÈÐÈÊÀ Ñ ÍÅÎÁ
×Í
Ì ÕÀÐÀÊÒÅÐÎÌ
Î ïîýòè÷åñêîì òâîð÷åñòâå Àëèíû Ïîäãîðíîâîé
В статье анализируется творчество молодой мордовской поэтессы
Алины Подгорновой, выявляется своеобразие стихотворений, написанных
ею на эрзянском и русском языках, вошедших в сборники «Вслух» и
«Кроме рифм». При этом основное внимание сосредоточивается на про
изведениях, отличающихся злободневностью поставленных проблем,
оригинальностью авторских идей, четкостью формы, определяются их
достоинства и недостатки.
Ключевые слова
. Поэтическое творчество, мастерство, стихотворе
ние, лирический герой, лирический персонаж, строфа, стихотворный
размер.
Ðóíêîâà Àëüáèíà Âàëåðüåâíà
— старший научный сотрудник
экспозиционно-выставочного отдела МРМИИ им. С. Д. Эрьзи, г. Са
ранск, Россия, e-mail: sirunkov@mail.ru
«ÝÒÎÒ ÑÒÀÐ
ÛÉ
ÍÎÂ
ÛÉ
ÌÈл
Ìåòàìîðôîçû õóäîæåñòâåííîãî âèäåíèÿ Ìèõàèëà Ñàëäàåâà è
Ñâåòëàíû Áîðèñîâîé
Статья знакомит с искусством заслуженного художника Республики
Мордовия, мастера универсального дарования Михаила Салдаева и
творчеством его супруги, художника-керамиста Светланы Борисовой.
Искусство новаторски ориентированных художников озарено авангардной
эстетикой. В своем движении к «освобождению формы» они провозгла
шают приоритет пластических качеств над изобразительными.
Ключевые слова
. Метаморфозы, экспрессионизм, постмодернизм,
архетип, гротеск.
Ñòàâèöêèé Âëàäèìèð Âÿ÷åñëàâîâè÷
— доктор исторических наук,
доцент, главный научный сотрудник — заведующий отделом археологии
НИИГН, г. Саранск, Россия, e-mail: stawiszky.v@yandex.ru
Êåìàåâ Åâãåíèé Íèêîëàåâè÷
— научный сотрудник отдела архео
логии НИИГН, г. Саранск, Россия, e-mail: archeoniirm@yandex.ru
ÍÎÂ
Å ÐÀÑÊÎÏÊÈ ÐÀÆÊÈÍÑÊÎÃÎ ÌÎÃÈË
ÍÈÊÀ
В статье публикуются результаты, полученные в рамках раскопок
полевого сезона 2016 г. Дается описание погребений, обследованных на
Ражкинском могильнике. Приводятся датировка и авторское видение
значения полученных материалов для разработки круга вопросов, свя
занных с научной реконструкцией этнокультурной истории Верхнего
Примокшанья.
Ключевые слова
. Древняя мордва, Ражкинский могильник, римское
время, Верхнее Примокшанье.
Êèëüäþøêèíà Àíàñòàñèÿ Þðüåâíà
— кандидат искусствоведения,
артистка Государственного оркестра русских народных инструментов
Татарской государственной филармонии им. Г. Тукая, г. Казань, Россия,
e-mail: 8nastya8@list.ru
ÈÑÒÎÐÈ×ÅÑÊÀ
ÏÀÌ
ÏÎÊÎËÅÍÈ
Îá ýðçÿíñêèõ ïðè÷èòàíèÿõ â äóõîâíîì íàñëåäèè ôèííî-óãðîâ
Ðåöåíçèÿ íà êíèãó: Øàìîâà, Ë. Í. Ïðè÷åòíûå ôîðìû ìîðäâû-
ýðçè Ïðèñóðüÿ : ìîíîãðàôèÿ / Ë. Í. Øàìîâà ; ÍÈÈ ãóìàíèòàð.
íàóê ïðè Ïðàâèòåëüñòâå Ðåñïóáëèêè Ìîðäîâèÿ. — Ñàðàíñê, 2016. —
240 ñ.
В публикации дается отзыв на монографию Л. Н. Шамовой «При
четные формы мордвы-эрзи Присурья», посвященную комплексному
сравнительно-историческому и искусствоведческому анализу причитаний
как жанра семейно-бытовой поэзии эрзянского народа в контексте тра
диционной культуры финно-угорского причетного песнопения. Материал
для работы был собран Л. Н. Шамовой в 2003 — 2007 гг. на терри
тории ряда районов Пензенской и Ульяновской областей, а также Рес
публики Мордовия.
Ключевые слова
. Причетное песнопение, причеты, исполнительская
практика, национальные традиции, финно-угорская культура, мордва-
эрзя, музыкальное искусство.
Katorova Aleksandra Mikhaylovna
— Doctor of Pedagogics, Professor,
Leading Researcher of Department of Literature and Folklore, NIIGN,
Saransk, Russia, e-mail: amkatorova@mail.ru
WOMEN’S LYRICS WITH UNUSUAL CHARACTER
About poetic works of Alina Podgornova
The works of a young Mordovian poet Alina Podgornova are analyzed
in the article, the originality of poems she wrote in Erzyan and Russian,
which were included in the collections “Aloud” and “Rhymes Apart”, is
revealed. At the same time, the main attention is paid to the works, which
are remarkable for topicality of problems raised, the originality of the author’s
ideas, the clarity of the form, as well as their merits and demerits are
determined.
Key words
. Poetic works, mastery, poem, lyrical hero, lyric character,
stanza, poetic size.
Runkova Albina Valeryevna
— Senior Researcher of Exposition and
Exhibition Department, Mordovian Republican Museum of Fine Arts named
after S. D. Erzia, Saransk, Russia, e-mail: sirunkov@mail.ru
“THIS OLD NEW WORLD”
Metamorphoses of the artistic vision of Mikhail Saldaev and Svetlana
Borisova
The article introduces the art works of the Honoured artist of the
Republic of Mordovia, a master of universal talent Mikhail Saldaev and the
works of his wife, ceramic artist Svetlana Borisova. Avant-garde aesthetics
illuminates the art of innovation-oriented artists. They declare the priority of
plastic qualities over figurative ones in their movement toward “form
liberation”.
Key words
. Metamorphoses, expressionism, postmodernism, archetype,
grotesque.
Stavitsky Vladimir Vyacheslavovich
— Doctor of History, Associate
Professor, Principal Researcher — Head of Department of Archaeology,
NIIGN, Saransk, Russia, e-mail: stawiszky.v@yandex.ru
Kemaev Evgeny Nikolayevich
— Researcher of Department of Archaeology,
NIIGN, Saransk, Russia, e-mail: archeoniirm@yandex.ru
NEW EXCAVATIONS OF RAZHKINSKY BURIAL
GROUND
The results of excavations of the field season of 2016 are represented
in the article. The description of graves, which were examined at Razhkinsky
burial ground, is given. Obtained findings are dated, as well as authors’ views
on their significance for the study of problems, related to the scientific
reconstruction of ethnic and cultural history of the Upper Moksha region,
are given.
Key words
. The ancient Mordvins, Razhkinsky burial ground, Roman
times, the Upper Moksha region.
Kildyushkina Anastasiya Yuryevna
— Candidate of Arts, Musician
of State Orchestra of Russian Folk Instruments, Tatar State Philharmonic
Society named after G. Tukay, Kazan, Russia, e-mail: 8nastya8@list.ru
HISTORICAL MEMORY OF GENERATIONS:
About Erzya laments in the spiritual heritage of the Finno-
Ugrians
Book review: Shamova, L. N. Prichetnye formy mordvy-erzi Prisurya :
monograph ё L. N. Shamova ; Research Institute of the Humanities by
the Government of the Republic of Mordovia. — Saransk, 2016. —
240 p.
The publication deals with the review of Liliya Shamova’s monograph
“Lament Forms of the Mordvins-Erzya of the Sura Region”, devoted to the
complex comparative, historical and art analysis of lamentations as a genre
of family and everyday poetry of the Erzya people in the context of traditional
culture of the Finno-Ugric lament chant. The material for the work was
collected by Liliya Shamova in 2003 — 2007 on the territory of some
districts of the Penza and Ulyanovsk Regions, as well as of the Republic of
Mordovia.
Key words.
Lament chant, laments, performing practice, national traditions,
Finno-Ugric culture, the Mordvins-Erzya, musical art.
OST SCRI
TUM
В качестве основного импульса
развития археологической науки тра
диционно выступают полевые иссле
дования. Полевой сезон 2016 г. оз
наменовался получением весьма ин
тересных новых данных.
В июле 2016
г. совместная экс
педиция Пензенского государствен
ного университета и НИИГН при
Правительстве Республики Мордовия
под руководством В.
В.
Ставицкого
и Е.
Н.
Кемаева (держатель Откры
того листа
748) при участии
В.
В.
Гришакова проводила археоло
гические раскопки древнемордовско
го могильника, расположенного у
с.
Ражки Нижнеломовского района
Пензенской области (рис.
1).
Памятник был открыт во время
проведения хозяйственных работ в
1955
г. В 1956 — 1957
гг. экспеди
ция Пензенского областного крае
ведческого музея и Пензенского го
сударственного педагогического ин
ститута под руководством М.
Р.
По
лесских на его площади проводила
раскопки, в ходе которых были об
следованы 19 погребений
. В 2012
г.
исследования могильника осуществ
лялись совместной экспедицией Мор
довского государственного педагоги
ческого института (руководители
В.
В.
Гришаков и О.
В.
Седышев)
и Пензенского государственного пе
дагогического института (руководи
тель
В.
В.
Ставицкий), были вскры
ты 10 погребений. В 2015
г. в рамках
реализации историко-культурного
проекта «Долина древней мордвы»
силами археологической экспедиции
Пензенского государственного уни
верситета (руководители Г.
Н.
Бе
лорыбкин, В.
В.
Ставицкий и
Т.
В.
Осипова) совместно с экспе
дицией Мордовского педагогическо
го института (руководитель В.
В.
Гри
шаков) осуществлялось широкомас
штабное обследование памятника, в
результате которого удалось получить
материалы более чем с 30 погребений.
Основной целью исследования
памятника в 2016 г. было выявление
погребений, которые могли бы отно
ситься к началу времени его функ
НОВыЕ РАСКОПКИ
РАЖКИНСКОГО МОГИЛьНИКА
Рис. 1. Общий вид на Ражкинский могильник с юго-западной стороны. 2016 г.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
ционирования. Для этого был разбит
раскоп, примыкавший с востока и
северо-востока к раскопу ¹ 2 2015
г.,
где был обнаружен ряд погребений,
материалы которых были отнесены
к наиболее ранним на могильнике.
Всего на площади 100
были об
наружены и вскрыты 4 погребения
(рис.
2).
В северо-западной части раскопа
обследовано мужское захоронение
67, совершенное по обряду тру
поположения (рис.
3). Длина могиль
ной ямы составляла 275
см, ширина
в средней части — 66
см, глубина
от современной поверхности — до
72
см. Слой заполнения незначителен
по толщине: 6 — 8
см, визуально
определяется только на уровне жел
то-коричневой материковой глины
(выше — слой чернозема). В погре
бении были расчищены тлен пред
плюсен, берцовые и бедренные кос
ти, а также небольшой фрагмент
тазовой кости. Судя по их располо
жению, умерший был положен голо
вой на северо-запад. В районе пред
полагаемой области пояса распола
гался фрагмент металлического пред
мета, возможно ножа. Неудовлетво
рительная сохранность костяка и
скудность инвентаря не позволяют
на полученном материале переходить
к построениям этнокультурного и
хронологического плана.
В юго-восточной части раскопа
была обнаружена могильная яма ¹
68,
вытянутая длинной осью по направ
лению северо-северо-запад — юго-
юго-восток (рис.
4). Северо-западная
часть погребения была разрушена
современной ямой. Длина сохранив
шейся части по средней линии со
ставляет 210
см, ширина — 81
см,
глубина от современной дневной по
верхности — до 144
см. Дно — слег
ка покатое по направлению к северо-
западу. Толщина слоя заполнения:
32 — 35
см, в нем отмечены уголь
ки (в незначительном количестве).
Кости и сопроводительный ин
вентарь располагались в хаотическом
порядке на разных глубинах. В по
Рис. 2. Схема взаиморасположения
обследованных погребений
Рис. 3. Погребение 67. Вид с севера
Рис. 4. Погребение 68. Вид с востока-юго-востока
OST SCRI
TUM
гребении были расчищены: пряслице;
два скопления бронзовых колечек-
пронизок (рис.
5); 3 бронзовые пла
стинки прямоугольной формы до 2,5
см
длиной плохой сохранности (рис.
6);
бляшка с умбоновидным колпачком
(рис.
7); 2 бляшки с отверстием в
центре; привеска, состоящая из двух
соединенных бляшек диаметром 1
см
с петелькой на обратной стороне;
единичная бляшка такого же разме
ра; фрагменты неопределяемого же
лезного изделия; бусы в большом
количестве (крупная золотостеклян
ная диаметром 1,9
см; золотостек
лянные средних размеров, диаметром
0,6 — 0,9
см; золотостеклянный
бисер, краснопастовые диаметром до
0,5
см; бусина из красной пасты с
желтой поперечной полосой диамет
ром 1,2
см; бусина из темно-корич
невого стекла с волнообразным ор
наментом вытянутой формы (длина
около
см)) (рис.
8 и 9).
Рис. 7. Погребение 68. Инвентарь in situ
Рис. 5. Погребение 68. Инвентарь in situ
Рис. 8 — 9.
Погребение 68.
Инвентарь in situ
Погребения с нарушением ана
томического порядка расположения
костей, без признаков разрушения
целостности комплексов грабителя
ми либо животными трактуются
исследователями как особая форма
погребальной обрядности финно-
угров — «обезвреживание», вы
званное суеверными страхами перед
покойными. Такие захоронения, от
мечены в ходе предыдущих работ
на Ражкинском могильнике. Их
появление связывается с местными
религиозными традициями, а не
внешними этнокультурными импуль
сами
Рис. 6. Погребение 68. Инвентарь in situ
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
Еще два погребения были обна
ружены в условно «центральной»
части раскопа 2016
г. Могильное
пятно погребения ¹
69 имело под
прямоугольную форму с закруглен
ными углами. Его длина составляла
180
см, ширина — 86
см, глубина от
современной дневной поверхности —
до 91
см. Толщина слоя заполнения:
14 — 15
см. Захоронение детское,
безинвентарное. От костяка сохра
нились тлен черепа и бедренные кос
ти (фрагментарной сохранности). Судя
по их расположению, погребение было
совершено по обряду трупоположения,
головой на северо-северо-запад
(рис.
10).
Существенно больший интерес
представляет погребение ¹
70, обна
руженное рядом, на расстоянии 0,9 —
1,0
м по направлению к юго-западу.
Это богатое женское захоронение,
совершенное по обряду трупополо
жения в могильной яме подпрямо
угольной с закругленными углами
формы, ориентированной длинной
осью по направлению северо-северо-
запад — юго-юго-восток. Следует
отметить сравнительно большую дли
ну ямы, которая составляет 298
см,
ширина — 84
см, глубина от совре
менной дневной поверхности — до
95
см. Толщина слоя заполнения:
15 — 16
см, в нем отмечены угольки
(в незначительном количестве)
(рис.
11).
Сохранность костяка частичная.
В погребении удалось расчистить
фрагменты раздавленного землей
черепа с нижней челюстью, локте
вой (?) кости (условно слева от
туловища), а также фалангу паль
ца (условно в области живота).
Судя по сохранившимся костям и
расположению инвентаря, умершая
была положена на спину головой
на северо-северо-запад (рис.
12 и
13).
Рис. 10. Погребение 69. Вид с востока
Рис. 11. Погребение 70. Вид с юга
Рис. 12. Погребение 70.
Расположение костей и инвентаря.
Вид с востока
Рис. 13. План
погребения 70
OST SCRI
TUM
В изголовье обнаружены прясли
це и лепной глиняный сосуд горшко
видной формы с округлым несколько
вытянутым туловом и отогнутым гор
лом (рис.
14).
Ближе к теменной части черепа
находилась бронзовая бляха с обло
манными краями (в сохранившейся
части край был прямым), орнамен
тированная пятью выпуклинами. На
обратной стороне находилась петля
для крепления с сохранившимся ку
сочком кожи (рис.
15). Несколько
глубже, под ней, была расчищена
бронзовая круглая бляха с иглой и
двумя валиками плохой сохранности
(рис.
16), под которой найдены 5
золотостеклянных бус и одна из крас
ной непрозрачной пасты (рассыпалась
при снятии). Кроме того, в районе
черепа было обнаружено большое
количество золотостеклянных бус и
бронзовых колечек-пронизок (часть
из которых обжимала кожаный ре
мешок) (рис.
17), а также несколько
фрагментов кожи. Следует полагать,
что перечисленный инвентарь при
надлежал головному убору. В каче
Рис. 14. Погребение 70.
Керамический сосуд in situ
Рис. 15. Бляха с прямой гранью
из погребения 70
стве височных украшений в данном
погребении присутствовали 2 под
вески с лопастью трапециевидной
формы (одна фрагментарной сохран
ности) (рис.
18).
В области шеи находилась грив
на, состоящая из двух перевитых
проволок с замком в виде крючка
(рис.
19). Несколько ниже, условно
в области правой ключицы, была
расположена бляшка с умбоновидным
колпачком и петелькой на обратной
стороне. В области груди обнаруже
на круглая бронзовая бляха с ради
альной прорезью, иглой и тремя ва
Рис. 17. Погребение 70. Пронизки-колечки
на кожаном ремешке in situ
Рис. 18. Височная привеска
из погребения 70
Рис. 16. Погребение 70.
Бронзовая круглая бляха
с иглой
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
ликами (рис.
20). Справа и слева от
нее лежали 2 плоские бронзовые
бляшки с отверстием в центре.
Украшения рук: круглодротовый
браслет с завернутыми в спирали
концами и частичной обмоткой брон
зовой проволокой (ближе к концам);
браслет с расплющенными заходя
щими друг за друга концами; а так
же перстень с волютообразным щит
ком (рис.
21). Судя по их располо
Рис. 19. Шейная гривна из погребения 70
Рис. 20. Погребение 70.
Нагрудная бляха
ника
. В.
Н.
Шитов в работе, по
священной публикации раскопок
В.
Н.
Глазова, пришел к выводу об
их восточнобалтском происхождении.
По мнению исследователя, они были
заимствованы финно-угорским насе
лением Средней Оки и Среднего
Примокшанья
. В.
В.
Ставицкий за
нимает иную точку зрения: согласно
его гипотезе, в качестве прототипов
цнинских лопастных колец могли быть
Рис. 21. Украшения рук из погребения 70
жению, руки покойной были сложе
ны в области живота. Между брас
летами находилась бляшка с умбо
новидным колпачком и петелькой
на обратной стороне (рис.
22). Кро
ме того, в «нижней» части погре
бения, на уровне ног, было найде
но несколько золотостеклянных
бус.
Аналогии подвескам с трапецие
видной лопастью из рассматриваемо
го погребения можно привести на
материалах Кошибеевского могиль
пьяноборские украшения с листовид
ными лопастями
Следует обратить внимание на то
обстоятельство, что для обозначенной
категории инвентаря Кошибеевского
могильника характерна орнаментация
шишечками, однако ражкинская при
веска такого декора не имеет, что
роднит ее с пьяноборскими украше
ниями
и с высокой долей вероятно
сти может быть интерпретировано
как явление хронологического поряд
ка (ранняя
переходная
(?), по
OST SCRI
TUM
го могильника, а прототипы восходят
к древностям андреевско-писераль
ского круга
В связи с этим необходимо от
метить, что И.
Р.
Ахмедов и И.
В.
Бе
лоцерковская в работе «Хронология
Кошибеевского могильника» в каче
стве одного из хронологических ин
дикаторов ранней группы погребений
называют бронзовые плоские круглые
бляхи с отверстием в центре, которое
закрывалось умбоновидным колпач
ком с петлей на обратной стороне (в
составе головных уборов) и датиру
ют данную стадию концом I — пер
вой половиной II
в.
н.
э.
О.
С.
Румянцева наборы бус из
погребальных комплексов Кошибе
евского могильника, состоящие толь
ко из крупных золотостеклянных бус,
относит в особую группу К
1, сопро
водительный инвентарь которых ха
рактеризуется присутствием вещей,
имеющих аналогии или прототипы в
Прикамье и в древностях Западного
Поволжья, отмечая, что ряд данных
типов изделий встречается вплоть до
III
в.
н.
э. Появление в наборах иных
форм бусин (золотостеклянный бисер,
бусы и бисер из красного глухого
стекла) в сочетании с металлическим
инвентарем «пьяноборского» облика
и ранними формами лопастных ви
сочных колец исследователь датиру
ет рубежом II — III
вв.
н.
э. с ого
воркой, что наиболее ранние наборы
данной группы можно отнести и ко
II
в.
н.
э.
Н.
С.
Мясников датирует раннюю
стадию Сендимиркинского могильни
ка, где была зафиксирована значи
тельная серия блях с тремя валика
ми (причем в ряде погребений отме
чено совместное нахождение вариан
тов украшения с двумя и тремя вали
ками) второй половиной II
в.
н.
э.
Браслеты с расплющенными лан
цетовидными концами с различными
видами орнамента, а также пластин
чатые перстни с несомкнутыми пар
ными спиралевидными концами
В.
В.
Гришаков рассматривает как
Рис. 22. Бляшки из погребения 70
В.
В.
Ставицкому, форма украше
ния).
К изделиям «пьяноборского кру
га» в инвентаре рассматриваемого
погребения относятся гривна из пе
ревитых проволок, бляшки с умбо
новидным колпачком, бляшки с от
верстием, бляхи с радиальной про
резью и орнаментацией валиками.
Аналогии данным предметам также
имеются в материалах Кошибеевско
характерные элементы инвентаря по
гребений 1-й
группы древнемордовских
могильников верховьев Суры и Мок
ши, которую исследователь датирует
концом II — первой половиной
III
в.
С учетом сказанного обследован
ное погребение можно предваритель
но датировать второй
половиной
II —
рубежом
II — III
вв.
н.
э. Историко-
культурная интерпретация материалов
данного времени представляет боль
шой интерес.
Ражкинский могильник относит
ся к кругу наиболее ранних погре
бальных памятников мордвы. В гео
графическом отношении они занима
ют 4 локальных района: 1)
верховья
Мокши; 2)
верховья Суры; 3)
Ниж
нее Посурье; 4)
Притешье. Мате
риалы раскопок каждого из них пред
ставляют собой по факту единствен
ный источник достоверных сведений
для реконструкции этногенеза и ран
ней этнической истории мордовского
народа. Они традиционно привлека
ют внимание исследователей, поро
ждают почву для дискуссий. Так,
В.
И.
Вихляев относит древнейшие
погребения Ражкинского могильника
к культуре цнинско-мокшанских пле
мен, выделяемой, согласно концепции
исследователя, на материалах Коши
беевского, Польно-Ялтуновского и
Сергачских могильников
12
. В.
В.
Гри
шаков занимает иную позицию и
относит их к единому древнемордов
скому присурскому культурному оча
гу, приводя в качестве основного
аргумента наличие многочисленных
комплексов женских захоронений с
височными украшениями в виде под
весок с грузиком
Следует отметить, что в настоя
щее время в историографии утверди
лась позиция, впервые обоснованная
В.
Н.
Шитовым, заключающаяся в
интерпретации кошибеевских древ
ностей как раннего этапа культуры
рязано-окских могильников, кроме
того, подвергается критике положение
о существовании самостоятельной
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
ÈÁËÈÎÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
См.:
Ïîëåññêèõ
Ì.
Ð.
Ражкинский могильник // Археология Восточно-Европейской степи. Саратов, 1991. Вып.
2. С.
152 — 167;
Ãðèøàêîâ
Â.
Â.
Население верховьев Мокши и Суры накануне средневековья. Саранск, 2005. С.
29 — 52,
81 — 89.
См.:
Îñèïîâà
Ò.
Â., Ñîáîëü À. Ñ.
Особенности погребального обряда Ражкинского могильника // Актуальные проблемы гуманитарных и
общественных наук : [материалы II Междунар. науч.-практ. конф.]. Пенза, 2015. С.
76 — 80.
См.:
Ñïèöûí
À.
À.
Древности бассейнов рек Оки и Камы // Материалы по археологии России. СПб.,
1901. ¹ 25, вып.
1. Табл.
XIII.10;
Øèòîâ
Â.
Í.
Кошибеевский могильник (по материалам раскопок В.
Н.
Глазова в 1902 г.) // Вопросы этнической истории мордовского народа
в I — начале II тысячелетия н.
э. : тр. НИИЯЛИЭ при Совете Министров Мордов. АССР. Саранск, 1988. Вып.
93. С.
13 — 14, 35, 41, 43.
См.:
Øèòîâ
Â.
Í.
Указ. соч. С.
14.
См.:
Ñòàâèöêèé
Â.
Â.
Происхождение древнемордовской культуры // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мор
довия. 2015. ¹ 1. С. 52 — 53.
См.:
Àãååâ
Á.
Á.
Пьяноборская культура. Уфа, 1992. С
120.
См.:
Àõìåäîâ
È.
Ð., Áåëîöåðêîâñêàÿ È.
Â.
О начальной дате рязано-окских могильников // Археологический сборник : тр. ГИМ. М., 1998.
Вып. 96. С. 32 — 34.
См.:
Àõìåäîâ
È.
Ð., Áåëîöåðêîâñêàÿ È.
Â.
Хронология Кошибеевского могильника // Научное наследие А.
П.
Смирнова и современные
проблемы археологии Волго-Камья : сб. тез. докл. конф. М., 1999. С. 57 — 58.
См.:
Ðóìÿíöåâà
Î.
Ñ.
Бусы массовых типов // Восточная Европа в середине I тысячелетия н.
э. Раннеславянский мир. М., 2007. Вып. 9. С.
216 —
218.
См.:
Ãðèøàêîâ
Â.
Â., Ñòàâèöêèé Â.
Â.
Хронология древнемордовского Ражкинского могильника // Актуальные проблемы гуманитарных и
общественных наук. С.
18.
См.:
Ãðèøàêîâ
Â.
Â.
Хронология мордовских древностей III — IV
вв. Верхнего Посурья и Примокшанья // Пензенский археологический сбор
ник. Пенза, 2008. Вып.
2. С. 86, 88, 93.
См.:
Âèõëÿåâ
Â.
È.
Происхождение древнемордовской культуры. Саранск, 2000. С.
61, 93.
См.:
Ãðèøàêîâ
Â.
Â., Äàâûäîâ Ñ.
Ä., Ñåäûøåâ Î.
Â., Ñîìêèíà À.
Í.
Мордовские племена накануне Великого переселения народов (Усть-
Узинский могильник III — IV
вв.). Саранск, 2016. С.
72.
См.:
Àõìåäîâ
È.
Ð., Áåëîöåðêîâñêàÿ È.
Â.
О кошибеевской культуре // Российская археология. 1996. ¹
4. С.
192 — 200;
Èõ æå.
О на
чальной дате рязано-окских могильников. С. 34.
См.:
Ãðèøàêîâ
Â.
Â., Ñòàâèöêèé
Â.
Â.
Хронология древнемордовского Ражкинского могильника. С.
16 — 18.
Там же. С.
16.
См.:
Áåëîöåðêîâñêàÿ
È.
Â.
Верхнеокские элементы в культуре рязано-окских могильников // Исследования П.
Д.
Степанова и этнокультурные
процессы в древности и современности. Саранск, 1999. С.
42.
кошибеевской культуры
. Вместе с
тем территориально (бассейн Мок
ши) и этнически близкая группа
населения вполне могла сыграть оп
ределенную роль в ранней этнической
истории Вернего Примокшанья.
Рассматриваемое погребение на
ходится в ряду, включающем погре
бения ¹
44 и 45 раскопа ¹
2015
г.,
которые В.
В.
Гришаков и В.
В.
Ста
вицкий относят к наиболее древним
на памятнике и датируют временем
не позже середины II
в.
н.
э.
Таким
образом, в северо-западной части
мыса планиграфически локализуется
группа ранних погребений, сопрово
дительный инвентарь которых не
содержит этнических маркеров мор
довских захоронений — височных
привесок с грузиком
. Вместе с тем
отмечены находки височных колец с
лопастью, аналогии которым можно
найти в материалах Кошибеевского
могильника. По справедливому за
мечанию И.
В.
Белоцерковской, жен
ский головной убор в древности
представлял собой явление консер
вативно-традиционное, связанное с
целым спектром идеологических, в
том числе религиозных, представле
ний. Поэтому случайное заимство
вание его отдельных элементов и
включение их в племенной наряд
иной группы населения с иными ре
лигиозными воззрениями было не
возможно
Таким образом, представляется
возможным предполагать присутствие
единой этнокультурной компоненты в
составе населения, оставившего обо
значенные памятники, на раннем эта
пе их существования. На ограничен
ных материалах нельзя судить о роли
обозначенной компоненты в культур
ном облике сообщества, которым был
оставлен Ражкинский могильник. Не
обходим анализ полного объема дан
ных по планиграфии, погребальной
обрядности, материальной культуре и
хронологии его древностей. Однако
новые данные, полученные в ходе
раскопок, безусловно, обладают зна
чительной ценностью и, как представ
ляется, заинтересуют специалистов.
 ñòàòüå ïðåäñòàâëåíû ôîòîãðàôèè Å. Í. Êåìàåâà
Ðàæêèíñêîãî ìîãèëüíèêà. 2016 ã.
OST SCRI
TUM
Àíàñòàñèÿ Þðüåâíà Êèëüäþøêèíà
ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТь ПОКОЛЕНИй
б эрзянских причитаниях
в духовном наследии финно
угров
В наши дни обращение к музы
кальному творчеству является благо
датным, так как позволяет взращивать
в человеке собственно то, что делает
его таковым, «вырывая» из лона при
роды. Именно поэтому возрастает
значение реактуализации националь
ных традиций в культурной парадиг
ме этносов, которые представляют
собой не столько средство сохранения
богатейшего исторического достояния
певческих и инструментальных форм,
ансамблевого и сольного исполнитель
ства в диапазоне разветвленной жан
ровой системы, сколько форму про
тивостояния негативным тенденциям,
связанным с постепенным исчезнове
нием из быта причетных форм.
Разрушение естественной среды
обитания этого интереснейшего жан
ра семейно-бытовой поэзии подни
мает проблему углубленного изучения
причитаний отдельных народов с це
лью выделения типологических осо
бенностей поэтических и мелодических
текстов каждой исполнительской вер
сии в генезисе российской плачевой
культуры. Являясь своеобразным
духовным скрепом, бережно переда
ваемым от одного поколения другому,
причеты заполняют «пробелы» ис
торической памяти жизненно важных
ниш. В них отражаются мировоззре
ние и психология этнической общно
сти, его этика, эстетический вкус и
практическая мудрость.
Одним из ярких примеров тако
го комплексного сравнительно-
исторического и искусствоведче
ского анализа является монография
Л. Н. Шамовой «Причетные формы
мордвы-эрзи Присурья».
Необходимость нового переос
мысления одного из главных инстру
ментов культуры, важных с точки
зрения унификации жизни, — мно
говековых традиций причетного пес
нопения в широком историческом
дискурсе — потребовало от иссле
Лилия Николаевна Шамова — научный сотрудник Россий
ского этнографического музея, преподаватель музыкального
колледжа имени Н. А. Римского-Корсакова, организатор и ру
ководитель фольклорного ансамбля «Таусень» при Мордовской
диаспоре в Санкт-Петербурге «Вастома», приглашенная соли
стка Мариинского театра в опере Р. К. Щедрина «Мертвые души»,
концертмейстер в Доме детского творчества г. Санкт-Петербур
га. Ее научная деятельность началась в Санкт-Петербургской
консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова и Российском
институте истории искусств. С 1999 г. она принимала активное
участие в фольклорно-этнографических экспедициях в бассей
не Суры (Пензенская и Ульяновская области, Республика Мор
довия) и сделала аудио- и видеозаписи уникальных форм тра
диционной культуры народов России.
дователя не только отхода от стерео
типов построения подобной научной
работы, но и идентификации таких
понятийно-категориальных единиц
искусствоведения, как «системность»,
позиционируемая с информационным
пространством культуры, и «целост
ность», интегрируемая с ее художе
ственно-образным содержанием,
идейной и мировоззренческой направ
ленностью. В связи с этим контекст
развития российской музыкальной
культуры рассматривается Л. Н. Ша
мовой в рамках традиций финно-угор
ского народного исполнительства и,
безусловно, является несомненным
достоинством этого произведения.
Рецензия на книгу:
Øàìîâà, Ë. Í.
Причетные формы
мордвы-эрзи Присурья : монография / Л. Н. Шамова ; НИИ
гуманитар. наук при Правительстве Республики Мордовия. —
Саранск, 2016. — 240 с.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2017.
Научная детализация поставлен
ных в монографии задач сочетается
с общей проблемой — выявление
целостности выбранного феномена
при обращении к шедеврам нацио
нальной исполнительской классики.
Эта целостность строится как куль
турно-содержательное явление, по
нимание существования которого в
музыкальной культуре позволяет объ
ективно оценить потенциал его раз
вития и использовать эти ресурсы
для творчества.
Причитания (похоронные, сва
дебные, рекрутские, бытовые) как
сложное многогранное явление, от
носящееся к глубоко психологической
сфере диалектного народно-песенно
го творчества и появившееся в ре
зультате насущной потребности че
ловека передать свое чувственно-эмо
циональное состояние, выступали
принципиальной составной частью
многовековой истории развития му
зыкального искусства. Являясь сви
детельством высокой духовности
этносов и самостоятельной обрядовой
жанровой областью, плачевая куль
тура, не имеющая себе равных по
разнообразию и глубине форм выра
жения, до сих пор сохранилась у
карел, вепсов, ижор и эстонцев об
ласти Сетумаа, граничащей с Псков
щиной. Это стало важной детерми
нантой расширения финно-угорского
культурного диалога в музыкальном
творчестве.
По мнению Л. Н. Шамовой, «в
причитаниях отражены важные жиз
ненные устои этноса: в свадебных —
создание новых семей и рождение
детей, т. е. созидание будущей жиз
ни, в похоронных — смена поколений
и связь с прошлым» (с. 11), они, «с
одной стороны, персонифицированы,
стилистически определены личностью
исполнителя, с другой — освещены
традицией и узнаваемы каждым, так
как в них содержатся следы архаи
ческой картины мира и зашифрованы
некоторые реалии прошлых лет» (с. 16).
Подобные выводы сделаны на осно
ве уникального с научной точки зре
ния экспедиционного материала (за
писи аутентичных образцов, фиксация
архаичных форм фольклора, доку
ментирование нотного материала,
использование слуховых, фонографи
ческих и магнитофонных музыкаль
ных транскрипций), собранного ав
тором в 2003 — 2007 гг. в Николь
ском и Лунинском районах Пензен
ской области, Инзенском и Карсун
ском районах Ульяновской области и
Кочкуровском районе Республики
Мордовия.
Это позволило отобрать около 70
причитаний, демонстрирующих пла
чевую традицию мордвы-эрзи При
сурья, выявить типологические чер
ты этого народа и построить «ша
мовскую» эволюционную цепь эрзян
ских причетных жанров, раскрываю
щую генетические корни родственных
культур и место эрзянской культуры
в духовной палитре финно-угорского
контекста.
Примечательно, что методология
исследования, синтезированная ав
тором исходя из многоаспектности
поставленных задач, включает сис
темный, историко-культурный и эт
номузыковедческий подходы, приме
няемые как основные методологиче
ские принципы работы, с опорой на
общенаучные и компаративистские
способы изучения транскрипции му
зыкальных текстов. Кроме того, ре
зультативно использован комплекс
искусствоведческих методов иссле
дования, доказывающий целесооб
разность применения междисципли
нарного подхода в этномузыковедении
и песнопении. В целостности это по
OST SCRI
TUM
зволило ученому, с одной стороны,
определить принцип распева и ладо
вости устройства эрзянского причета,
его сказительскую форму, интонаци
онность характера и индивидуальность
стиля песнопения, с другой — степень
«кристаллизации» и лиризации в на
родном сознании.
Аргументацией в отношении вы
бора методологии послужила обшир
ная источниковая база, существенно
расширившая труды по тематике фин
но-угорской музыкальной культуры,
мордовского музыкознания и фольк
лористики, мордовской профессио
нальной музыки и исполнительства.
В числе проанализированных иссле
дователем библиографических ресур
сов — работы известных российских
корифеев в области гуманитарного
знания: Н. И. Бояркина, Е. В. Гип
пиуса, И. Г. Георги, М. Е. Евсевь
ева, Л. С. Кавтаськина, К. С. Миль
ковича, И. И. Лепехина, В. Н.
Майнова, М. Т. Маркелова, А. И.
Маскаева, П. С. Палласа, К. Т. Са
мородова и др., в том числе зару
бежных — А. Вяйсянена, Р. Лаха,
Х. Паасонена, Л. Хонко и др.
Уникальность данной работы со
стоит в сочетании различных подхо
дов при всестороннем изучении вы
бранного предмета исследования
через призму филологии (разбор по
этических текстов), этномузыкологии
(музыкальный анализ), этнографии,
истории и краеведения, а также со
отнесения его с идентичными жан
рами родственных народов.
Идея создания работы базирует
ся на анализе и классификации раз
ноплановой архивной информации,
систематизации оригинального фак
тологического материала, составляю
щем богатое эпистолярное наследие
эрзянского народа в сокровищнице
мировой музыкальной классики в
форме похоронно-поминальных, сва
дебных обрядов и образцов напевов
свадебных причитаний, записанных
и нотированных или расшифрованных
автором на основе полевого материа
ла и интервьюирования 28 предста
вительниц мордовского этноса, про
живающих в Республике Мордовия
и Ульяновской области, новом про
чтении нотных примеров в трудах
известных ученых.
Последовательно продвигаясь к
подтверждению выдвинутой гипоте
зы об эволюции причетных жанровых
групп мордвы-эрзи в контексте взаи
мосвязи с традициями близких фин
но-угорских культур, Л. Н. Шамова
решает поставленные задачи и вы
страивает стройную концепцию сво
ей работы. Для этого исследователь
проработала и от начала до конца
«перепахала» имеющиеся архивные
документы и нотные источники, рас
шифровала собранный полевой мате
риал, послуживший обоснованию и
фактологическому подтверждению
собственной интерпретации эрзянской
традиционной модели историко-куль
турного устно-поэтического творче
ства финно-угров. Феномен этой
модели, отраженный в первой и вто
рой главах монографии, заключается
в особой поэтике похоронно-поми
нальных и свадебных причитаний, их
разновидностей, народной термино
логии, контексте исполнения, образов,
лексики и семантики причетных тек
стов, средств поэтической вырази
тельности, номинации действующих
лиц, поэтических мотивов и принци
пах их сочетания, а также компози
ционной форме самих причитаний,
ладоинтонационной природе и ритми
ке причетного мелоса (с. 16 — 90).
Обобщение фольклорно-этногра
фических, этномузыкологических,
языковедческих и краеведческих дан
ных с императивом корреляции, транс
ляции и преломления ценностей эс
тетического и социокультурного по
рядка в творчестве мордвы-эрзи
Присурья, освещенное в третьей гла
ве произведения, привело Л. Н. Ша
мову к выводу, что ее традиционная
музыкальная культура на протяжении
столетий развивалась в условиях тес
ного контактирования в иноэтнической
среде и в то же время в определен
ной отдаленности от финно-угорско
го мира. Но, несмотря на это, эрзя
не (в отличие от северо-западных и
северо-восточных финно-угорских
народов России) сумели сохранить
музыкально-поэтическую и обрядовую
сферы причетной культуры, что, по
мнению автора, было конституиро
вано новым этапом ее эволюции и
закреплено в виде построения раз
личных стилистических направлений,
объектированных на синкретизме
древнего песнопевческого искусства
и эпических текстов лирической вы
разительности (с. 91 — 127).
В целом для монографии Л. Н.
Шамовой «Причетные формы морд
вы-эрзи Присурья» характерно внут
реннее единство, сопоставимое, пре
жде всего, с генезисом исполнитель
ского опыта в России, спецификой
местного музыкального мышления
и языка, учетом национального
своеобразия и накопленного духов
ного наследия в сфере плачевой
культуры во взаимосвязи с моделями
традиционного финно-угорского пес
нопения. Исследование заслуживает
глубокого уважения, восхищения и
будет полезно в исполнительской и
образовательской практике специа
листам в области фольклористики,
искусствоведения, музыковедения,
этноинструментоведения, культуро
логии, теории и истории культуры,
истории искусств и др.
На первой стороне обложки — Великая Китайская стена,
на второй стороне обложки — Храм Неба в Пекине,
на четвертой стороне обложки — цветущая магнолия.
Китай. 2016 г.
Выходит при поддержке
Регионального отделения
Общероссийской
общественно-государственной
организации «Российское
военно-историческое общество»
в Республике Мордовия
Научно-публицистический журнал
Института российской истории
Российской академии наук
и Научно-исследовательского института гуманитарных наук
при Правительстве Республики Мордовия
«Центр и периферия»
¹ 1, 2017
Р е д к о л л е г и я:
главный редактор —
Â. À. Þð÷¸íêîâ,
доктор исторических наук, профессор
заместитель главного редактора —
Ã. À. Êóðøåâà,
доктор исторических наук, профессор
ответственный секретарь —
Ò. È. Êèëüäþøêèíà,
кандидат исторических наук
È. Â. Áàõëîâ,
доктор политических наук, доцент (Саранск)
Å. Í. Áèêåéêèí
, кандидат философских наук, доцент (Саранск)
Â. Ñ. Ãðèãîðüåâ
, доктор исторических наук, профессор (Чебоксары)
Ò. Ì. Ãóñåâà,
доктор исторических наук (Саранск)
À. Å. Çàãðåáèí,
доктор исторических наук, доцент (Ижевск)
È. Â. Çóáîâ,
кандидат философских наук, доцент (Саранск)
Ï. Ñ. Êàáûòîâ,
доктор исторических наук, профессор (Самара)
À. Í. Êåëèíà,
кандидат филологических наук, доцент (Саранск)
È. Ã. Êèëüäþøêèíà,
кандидат исторических наук, доцент (Саранск)
Â. Â. Êîíäðàøèí,
доктор исторических наук, профессор (Пенза)
À. À. Êóçíåöîâ,
доктор исторических наук, доцент (Нижний Новгород)
Â. À. Ëîìøèí,
кандидат исторических наук, доцент (Саранск)
Ë. È. Íèêîíîâà,
доктор исторических наук, профессор (Саранск)
À. Í. Ñàõàðîâ,
доктор исторических наук, профессор,
член-корреспондент РАН (Москва)
À. Ñ. Ñåíÿâñêèé
, доктор исторических наук (Москва)
Â. Â. Ñòàâèöêèé,
доктор исторических наук, доцент (Пенза)
À. Á. Òàíàñåé÷óê,
доктор культурологии, доцент (Саранск)
À. Þ. Òèõîíîâà,
доктор культурологии, доцент (Ульяновск)
À. Â. ×åðíîâ,
кандидат филологических наук, доцент (Саранск)
Í. Ã. Þð÷¸íêîâà,
доктор философских наук, профессор (Саранск)
Издатель: НИИ гуманитарных наук
при Правительстве Республики Мордовия.
Адрес редакции: НИИ гуманитарных наук
при Правительстве Республики Мордовия.
430005 Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Л. Толстого, 3
Подписано в печать 10.03.2017 г.
Тираж 300 экз. Заказ ¹
Журнал отпечатан с готового оригинал-макета
в ГУП РМ «Республиканская типография
„Красный Октябрь“». 430030 Республика Мордовия,
г. Саранск, ул. Титова, 2а
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов статей
Перепечатка материалов, помещенных в журнале
«Центр и периферия», допускается только
по согласованию с редакцией
Журнал включен в базу
НЭБ еLIBRARY.RU
и проект РИНЦ
(сублицензионный договор
¹ 156-03/2013 от 27 марта 2013 г.)
Свидетельство о регистрации
средства массовой информации
ПИ
ФС77-54370
выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи,
информационных технологий
и массовых коммуникаций
29 мая 2013 г.
Наш адрес:
430005 Республика Мордовия,
Саранск, ул. Л. Толстого, 3
Наша электронная почта:
guniign@list.ru
. 2017.
1
Индекс 31462
. 2017.
1
КУЛьТУРА КИТАЯ И РОССИИ
ВЕРХОСУРСКИй СТАН
АЛАТыРСКОГО УЕЗДА
ИВАН ГРОЗНый
И ЕГО СыН
ГЕРОй ВЕРДЕНА
А. ЯКОВЛЕВ
ÍÀÓ
Î-ÏÓÁËÈÖÈÑÒÈ
ÅÑÊÈÉ
ÆÓÐ
ÀË
2017
ISSN 2307-5775
. 2017.
1
КУЛьТУРА КИТАЯ И РОССИИ
ВЕРХОСУРСКИй СТАН
АЛАТыРСКОГО УЕЗДА
ИВАН ГРОЗНый
И ЕГО СыН
ГЕРОй ВЕРДЕНА
А. ЯКОВЛЕВ
ÍÀÓ
Î-ÏÓÁËÈÖÈÑÒÈ
ÅÑÊÈÉ
ÆÓÐ
ÀË
2017
ISSN 2307-5775
На первой стороне обложки — Великая Китайская стена,
на второй стороне обложки — Храм Неба в Пекине,
на четвертой стороне обложки — цветущая магнолия.
Китай. 2016 г.

Приложенные файлы

  • pdf 6666755
    Размер файла: 7 MB Загрузок: 2

Добавить комментарий