Центр и периферия 1-2016


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
ÈÇÌÅÍßß ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
ÒÅÎÐÅÒÈ×ÅÑÊÈÅ ÏÐÎÁËÅÌÛ
Ä. Â. Ôðîëîâ
Царский указ 1685 г.
о судебном разбирательстве
между саранскими помещиками
Ñ. Â. Áåëîóñîâ, À. Â. Áîðèñîâ,
Å. Ì. Áóêðååâà, Â. À. Þð÷¸íêîâ
Научная миссия французского ученого
барона де Бая в Пензенскую
губернию в 1897 году
Â. Ï. Òîòôàëóøèí
«О, спорт! Ты — мир!»
ÍÀØÅ ÏÐÎØËÎÅ
Â. Â. Ñòàâèöêèé
Эрзя и мокша по данным археологии
Â. À. Þð÷
íêîâ
История мордовского края начала XIII в.
на миниатюрах Лицевого летописного свода
À. À. Êóçíåöîâ, À. Â. Ìîðîõèí
Нижний Новгород в Смуту как связующее
звено XVI и XVII столетий в России
Ñ. Â. Âèäÿéêèí
Под Беличьим лесом
Опыт построения пространственной
модели Верхомянского стана
Алатырского уезда в 1620-е гг.
Â. Á. Ìàõàåâ
Культурный ландшафт дельтовых городов
Ñ. Ä. Òðèáóøèíèíà, Ì. Ì. Òîðîïîâà
К некоторым вопросам публикации
И. Ф. Эрзяйкина «Краткая история
эрзя народа»
114
100
Сведения об авторах, ключевые слова
и аннотации к статьям
È. È. Ïîòàïêèí
Т¸пловская Ново-Серафимовская пустынь
Саранского уезда
Ñ. Â. Ïèâêèíà
Столпы служения
108
91
122
Â. À. Êàëàíîâ, Ï. Ñ. Ó÷âàòîâ
Российское военно-историческое общество
в Мордовии: новые рубежи
Â. Á. Ìàõàåâ
Проект реконструкции Саранской крепости
À. Ã. Íå÷àåâ
К вопросу о реконструкции
деревянной крепости в Саранске
Ñ. Ä. Äàâûäîâ, Å. Í. Êåìàåâ,
À. Ñ. Ïðîíèí
Археологические разведки
в Мордовии в 2013 — 2015 гг.
Ã. À. Êóðøåâà
Опиум для народа?
Рец. на кн.: Козлов Ф. Н. Православие
в чувашском крае: внутрицерковная
ситуация в конце 1910-х — 1920-е гг.
Õ
Â
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
Проблема формирования эрзи и
мокши по данным археологии впервые
была поставлена и аргументированно
проработана П. Д. Степановым. Со
гласно его концепции, первоначально
имело место разобщенное существо
вание мордовских племен между Су
рой и Окой. Затем они консолиди
ровались на территории Рязанского
Поочья, где произошло складывание
общемордовского языка. После чего
часть населения, давшая начало мок
шанскому этносу, ушла на Цну и
Мокшу. Мордва-эрзя до VII в. про
живала на прежнем месте, а затем
переселилась на Нижнюю Оку, где
попала в русские летописи под оши
бочным названием муромы
После того, как М. Р. Полесских
были исследованы ранние могильни
ки мордвы в верховьях Суры и Мок
, П. Д. Степанов несколько скор
ректировал свою точку зрения. К
наиболее ранним памятникам мордвы-
мокши были отнесены Селиксенский,
Ражкинский и Тезиковский могиль
ники, а рязано-окские могильники
им были признаны полностью эрзян
скими. Как и ранее, к эрзе были
отнесены также памятники летопис
ной муромы, которые он считал про
межуточным (недостающим) звеном
между рязано-окскими и эрзянскими
могильниками XIII — XIV вв.
В 1964 г. на научной сессии по
этногенезу мордовского народа кон
цепция П. Д. Степанова в целом была
поддержана М. Р. Полесских. В сво
ем выступлении он обосновал поло
жение, что мордва-мокша сформиро
валась в первые века нашей эры, с
того времени, как на территории
Верхнего Посурья и Примокшанья
появились древнемордовские могиль
ники. Отличительной чертой мокши,
по его мнению, являлось использо
вание височной подвески с бипира
мидальным или коническим грузиком
и спиралью, которая отсутствовала
у населения Кошибеевского могиль
ника. Соответственно носители ко
шибеевских древностей и рязано-ок
ских могильников были отнесены им
к мордве-эрзе
Âëàäèìèð Âÿ÷åñëàâîâè÷ Ñòàâèöêèé
ЭРЗЯ И МОКША
ПО ДАННыМ АРХЕОЛОГИИ
П. Д. Степанов
М. Р. Полесских
Данное утверждение было под
вергнуто критике со стороны одного
из ведущих на тот момент иссле
дователей мордовских древностей
А. Е. Алиховой, которая оспорила
исключительную принадлежность
этого украшения только мордве-мокше,
отметив его общемордовский харак
тер. По ее мнению, начало этнической
дифференциации мордвы было поло
жено не ранее VII — VIII вв., когда
появляются мордовские могильники
с северной ориентировкой, ставшей
позднее стойким этническим призна
ком мордвы-эрзи. А полное разде
ление на мокшу и эрзю произошло
не ранее начала II тыс.
Подобное
разделение было обусловлено тем,
что к тому времени на фоне развития
раннеклассовых отношений у мордвы
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
формировались союзы племен, среди
которых наиболее сильными и жиз
неспособными оказались объединения
мокши и эрзи
Когда на р. Теше были открыты
мордовские могильники синхронные
рязано-окским, точка зрения П. Д.
Степанова об эрзянской принадлеж
ности муромских памятников была
поставлена под сомнение практически
всеми исследователями, занимавши
мися изучением мордвы. Как оказа
лось, население могильников бассей
на Теши широко использовало ви
сочные подвески с грузиком, что
практически лишило аргументации
гипотезу М. Р. Полесских о принад
лежности пензенских могильников
только мордве-мокше
Впоследствии М. Р. Полесских,
занимаясь подготовкой рецензии на
книгу М. Ф. Жиганова «Память
веков», внес существенное уточнение
в свою точку зрения, заметив, что
носители могильников селиксенского
типа относятся им к протомокше, а
кошибеевского к протоэрзе
. Следу
ет отметить, что М. Ф. Жиганов в
этой монографии неоднократно под
черкивал, что материальная культура
мордвы на протяжении I тыс. оста
валось единой. Однако преобладание
в ряде нижегородских могильников
(Волчихинском, Старшем Куженде
могильников, по его мнению, в даль
нейшем растворилось в близкородст
венной среде как тешской, так и
присурской мордвы. К началу V в.
им было отнесено начало формиро
вания культуры древнемокшанских
племен
В обобщающей работе по средне
вековой археологии мордвы В. И. Вих
ляев и И. М. Петербургский пришли
к заключению, что складывание ба
зовых элементов культуры эрзи и
мокши завершилось на протяжении
VI — VII вв. Соответственно с
VIII в. данные памятники уже рас
сматривались ими раздельно
. Впо
следствии точка зрения на эту про
блему В. И. Вихляевым была скор
ректирована. Он сделал вывод, что
складывание эрзянской и мокшанской
Вещи из муромского погребения
Височные подвески с грузиком
евском, Перемчалкинском, Погиб
ловском) северной ориентировки все
же позволило ему сделать вывод об
их эрзянской принадлежности уже с
VI в.
К древнейшим памятникам
мордвы-мокши он отнес Армиевский
могильник, где преобладала южная
ориентировка умерших
Значительным вкладом в изуче
ние проблемы дифференциации морд
вы стала монография В. В. Гриша
кова, посвященная анализу керамики
финно-угорских памятников I тыс.
правобережья Волги, в которой были
выделены керамические очаги, соот
ветствующие определенным группам
раннесредневекового населения. Цен
ность данной работы заключалась в
том, что керамика в эту эпоху не
являлась предметом ремесленного
производства и торгового обмена.
Следовательно, ее особенности ха
рактеризовали культуру автохтонно
го населения, а появление инородных
форм посуды отражало этнокультур
ные контакты. На раннем этапе раз
вития присурский очаг керамических
традиций был соотнесен В. В. Гри
шаковым с прамокшанскими племе
нами, поволжско-тешский — с пра
эрзянскими, а население рязано-окских
М. Ф. Жиганов
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
культуры проходило параллельно с
формированием общемордовских тра
диций. К VII в. полностью сложилась
только мордовская культура, которая
просуществовала до начала II тыс.,
когда и завершилось формирование
мокшанского и эрзянского субэтно
Следует отметить, что, несмотря
на возросшую со времен П. Д. Сте
панова и А. Е. Алиховой источни
ковую базу, главным аргументом в
вопросе о дифференциации мордвы
у археологов выступает отличие в
ориентировке погребенных. Посколь
ку по всем остальным параметрам
материальная культура мордвы, за
исключением редких второстепенных
различий, сохраняет свое единство
вплоть до монгольского нашествия.
Причем подобное единство основано
на согласованном изменении разных
категорий материальной культуры.
На всем протяжении I тыс. у морд
вы как северной, так и
южной группы памятников
наблюдаются практически
одновременные изменения
в эволюции различных
форм украшений. Особен
но наглядно это видно на
примере головного убора,
который во все времена
служил одним из главных
индикаторов этнической
принадлежности. Подоб
ное синхронное изменение
различных элементов куль
туры предполагает нали
чие регулярных контактов
между отдельными груп
пами ее носителей, кото
рые не возможны в усло
виях даже относительной
изоляции, выступающей
главным фактором этни
ческой дифференциации.
По меньшей мере, до
середины VIII в. нет ни
каких оснований вести
речь о раздельной консо
лидации мокшанских и
эрзянских племен, даже с учетом
различий в погребальных традициях.
Поскольку до этого времени погре
бальная обрядность северных и юж
ных могильников весьма далека от
унификации. В частности, южная
ориентировка, характерная в после
дующий период для мордвы-мокши,
до того времени известна только в
Армиевском и Младшем Селиксен
ском могильниках. На других памят
никах южной (среднецнинской) груп
пы до середины VIII в. преобладает
северная ориентировка
, а на памят
никах бассейна Вада получает рас
пространение западная
. В северной
группе памятников, на р. Теше по
гребения с северной ориентировкой
в данный период исследованы на
Старшем Кужендеевском и Погиб
ловском могильниках, а на остальных
памятниках (Личадеево 5, Стексово 2,
Выползово 2) умерших хоронили го
ловой на запад
. Следовательно, даже
по такому показателю, как ориенти
ровка погребенных, в то время пре
обладают узколокальные традиции.
Если же учесть другие признаки по
гребального обряда (глубину и раз
меры могильной ямы, использование
огня при захоронении, расположение
вещей в могиле и т. д.), то окажется,
что объем местных особенностей на
каждом памятнике довольно значи
телен. В связи с чем нам представ
ляется справедливым утверждение
Н. Ф. Мокшина о том, что мордов
ские племена в эту эпоху представ
ляли собой не столько единство,
сколько сходство, близость
Кроме того, VII в. стал временем
интенсивной перегруппировки терри
ториальных групп мордовского и
родственного мордве населения ря
зано-окских могильников. Значитель
ная часть верхнесурского населения
перемещается в то время на р. Цну
и Верхнюю Мокшу, куда, видимо,
смещаются и отдельные группы ря
зано-окских племен, часть которых
проникает и в бассейн Теши, что
уверенно фиксируется В. В. Гриша
ковым по распространению соответ
ствующих керамических традиций
В это же время О. В. Зеленцова
отмечает приток на р. Цну мордов
ского населения из бассейна Теши
Причем все самые ранние погребения
среднецнинских могильников имеют
северную ориентировку, и только по
том в результате притока присурско
го населения, здесь начинает преоб
ладать южная ориентировка, но вме
сте с тем появляются захоронения,
направленные головой на северо-вос
ток
Столь радикальные изменения в
ориентировке умерших, произошедшие
в течение полувека, никак нельзя
объяснить ассимиляцией северомор
довского населения южномордовским.
Вряд ли переселенцы с Верхней Суры
обладали для этого необходимым
людским ресурсом, поскольку мор
довских погребений VII — VIII вв.
здесь известно сравнительно мало,
Мордовский женский головной убор.
Реконструкция М. Р. Полесских
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
несмотря на очень хорошую изучен
ность данного региона. К тому же
присурские племена мигрировали на
Цну не в результате демографиче
ского перенаселения, а под давлени
ем кочевников. Их продвижение
скорее походило на бегство, чем на
организованную миграцию. Кроме
того, как свидетельствуют материалы
Армиевского курганно-грунтового
могильника, далеко не вся мордва
покинула территорию Посурья
Необходимо признать, что насе
ление бассейна Теши обладало более
обширными ресурсами для миграции
на Цну и Мокшу. Если на Верхней
Суре в VII в. известен только один
Младший Селиксенский могильник,
куда, по мнению М. Р. Полесских,
сдвинулось армиевское население, то
на Теше изучено пять таких памят
ников: Кужендеево, Погиблово, Аб
рамово, Заречное 2, Красное 3. В
Потешье в это время смещается и
часть рязано-окского населения, что
привело к осложнению демографиче
ской ситуации. О том, что местное
население приходит в движение сви
детельствуют факт прекращения в
VII — VIII вв. захоронений прак
тически на всех известных могиль
никах и появление новых некрополей.
Судя по всему, удельный вес потеш
ского населения, принявшего участие
в освоении земель Цнинско-Мок
шанского междуречья, был весьма
существенным. Тогда как присурские
этнокультурные традиции в процес
се формирования среднецнинской
мордвы в большей степени сыграли
роль передаточного импульса, кото
рый изменил взгляды местного на
селения на погребальную практику.
Быстрота смены традиций свидетель
ствует, что в ту эпоху ориентировка
умерших, видимо, не входила в чис
ло незыблемых этнических стереоти
пов. Локальный характер указанно
го признака подтверждается разно
образием ориентировок на ряде мор
довских могильников VIII — IХ вв.:
Пановском, Елизавет-Михайловском,
Погибловском, Степановском и др.
Основой подобного разнообразия
могло быть языческое многобожие,
предполагавшее поливариативность
погребального обряда.
В результате описанных миграций
к началу VIII в., по мнению В. В.
Гришакова, происходит нивелировка
керамических традиций в поволжско-
тешском и цнинско-мокшанском ке
рамических очагах
, что свидетель
ствует об усилении на данном исто
рическом отрезке процессов
îáùå
ìîðäîâñêîé êîíñîëèäàöèè
. Именно
в это время происходит территори
альное смыкание северных и южных
групп мордвы, которые теперь про
живают чересполосно в бассейне
среднего течения Цны и Мокши
Еще никогда в своей истории они не
были так близки друг к другу. Ка
ких-либо аргументов, которые могли
бы свидетельствовать о параллельной
дифференциации, кроме различий в
ориентировке, которая до Х в. на
разных могильниках остается неус
тойчивой, сторонники данной точки
зрения не приводят.
Дифференциации мордовского
этноса в принципе должны были
способствовать события VIII в., в
результате которых среднецнинская
мордва оказалась в сфере аланского
(хазарского) влияния
. Однако алан
ские вещи, хотя и в меньшем коли
честве, но все же попадают на тер
риторию северной группы памятников.
Здесь, как и на Цне получает рас
пространение обряд скорченного по
гребения женщин, примерно в той
же степени практикуются трупосож
жения, что свидетельствуют в поль
зу сохранения единства этнической
общности.
По мнению этнографов, одним
из обязательных признаков этноса
является наличие устоявшегося эт
нонима, посредством которого его
представители реализуют идею сво
его единства. Между тем массовое
заселение долины р. Мокши имело
место не ранее VIII в. Определенное
время, соразмерное с жизнью двух-
трех поколений, необходимо было для
переноса названия реки на прожи
вающих в ее окрестностях жителей.
О том, что в середине Х в. южно
мордовские племена еще не называ
лись мокшей, косвенно свидетельст
вует упоминание византийского им
ператора о стране Мордии, до кото
рой по его описанию расстояние от
Накосник из Армиевского могильника
Аланская серьга
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
печенегов составляло 10 дней пути
и в которую росы попадали, двигаясь
от реки Днепр
Разумеется, нельзя ставить знак
равенства между изменениями, про
исходящими в материальной культу
ре, с процессами, которые в это
время имели место в развитии язы
ка. Однако, согласно исследованиям
лингвистов, дифференциация языка
мокши и эрзи на порядок меньше
отличий между мордовским и марий
ским языками, которые ранее входи
ли в единую общность. Следователь
но, марийский язык должен был
выделиться из этой общности намно
го раньше, чем произошла диффе
ренциация мордовского языка. По
археологическим данным, проанали
зированным Т. Б. Никитиной, вы
деление наиболее ранних марийских
памятников относится ко времени не
ранее середины I тыс. н. э.
, следо
вательно, разделение мордовского
языка вряд ли могло произойти рань
ше начала II тыс.
Степень различия между мок
шанским и эрзянским языком, на наш
взгляд, сопоставима с отличиями ме
жду русским, украинским и белорус
ским языками, главной причиной
дифференциации которых, как из
вестно, явились политические собы
тия, связанные с расширением границ
Великого княжества Литовского. Ви
димо, подобную роль для мордовско
го этноса сыграло монгольское за
воевание.
В свое время В. Н. Шитов вы
сказал мнение, что разделение морд
вы было связано с обострением в XI в.
внешнеполитической обстановки, ко
гда из-за усиления внешней опасно
сти происходит складывание крупных
военных союзов и раннегосударст
венных объединений. В конечном
счете это привело к завершению фор
мирования мордвы-мокши и мордвы-
эрзи, которые с XIII в. попадают на
страницы восточных и западноевро
пейских источников
. На наш взгляд,
отправной точкой данного процесса
стало именно появление раннегосу
дарственных формирований, посколь
ку межплеменные союзы у мордвы
отмечались и в более раннюю эпоху.
Однако, по наблюдениям этнографов,
объединения подобного рода не были
устойчивыми, поэтому они не могли
обеспечить должного уровня инте
грации входивших в них племен.
Катализатором подобных процес
сов, видимо, стало противоборство
русских княжеств с государством
Волжская Болгария, в которое ока
зались втянуты мордовские племена,
о чем имеются прямые свидетельст
ва в письменных источниках
29
. В
частности, результатом влияния со
стороны вятичей на мордву Примок
шанья Е. В. Кручинкина объясняет
появление в головном уборе местно
го населения перстневидных колец с
завитком, первые находки которых
фиксируются в погребениях второй
половины XI в.
Однако первона
чально височные кольца встречаются
только в мужских погребениях, по
гребальный инвентарь которых во
все эпохи носил более «интернацио
нальный» характер. Подобные коль
ца являлись одним из общих элемен
В. Н. Шитов
Женские украшения,
в том числе
накосник-пулокерь
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
тов восточноевропейской моды и
особенно широко были распростра
нены у западных славян
. Женская
консервативная субкультура, в кото
рой были сильны этнические стерео
типы, приняла эти украшения не
сразу.
К заключению о том, что явст
венные племенные различия в куль
туре мокши и эрзи начинают просле
живаться с XII в. в свое время при
шла А. Е. Алихова. К отличительным
признакам мордвы-мокши она отне
сла накосники-пулокери
32
. Однако
этот вывод был сделан, когда эрзян
ские могильники были изучены еще
очень слабо. Впоследствии подобные
украшения были выявлены в ряде
эрзянских могильников бассейна
р. Теши В. Н. Мартьяновым
. При
чем в могильниках обеих групп эво
люция пулокерей протекала в одном
и том же направлении
К усилению дифференциации,
вероятно, привело монгольское на
шествие, в результате которого мор
довское население Примокшанья
попало под непосредственное управ
ление ордынской администрации
35
тогда как северные группы мордвы,
по всей видимости, сохранили отно
сительную самостоятельность. Пря
мых свидетельств последнему факту
нет, однако известно, что мордва
неоднократно принимала участие в
походах ордынских войск
. Скорее
всего, это были группы, находившие
ся не в прямой, а в вассальной за
висимости от Улуса Джучи, посколь
ку в землях, непосредственно под
контрольных ордынцам, происходила
демилитаризация автохтонного насе
ления. Об этом свидетельствует поч
ти полное отсутствие боевого и рез
кое сокращение охотничьего воору
жения в погребениях мордовских
могильников второй половины XIII —
XIV вв.
Видимо, именно эти по
лузависимые группы мордовского
населения, сохранившие военную ор
ганизацию, впоследствии сменили
проордынскую ориентацию и высту
пили на стороне русских княжеств.
Показателем усилившейся диф
ференциации в золотоордынское вре
мя выступают изменения в женском
головном уборе. К тому времени вы
ходят из употребления височные под
вески с грузиком, бывшие своеоб
разным символом общемордовского
единства на протяжении целого ты
сячелетия. Им на смену приходят
височные кольца. При этом на мо
гильниках с южной ориентировкой
получают распространение перстне
видные височные кольца с завитком,
которые, по мнению Е. В. Кручин
киной, с середины XIII в. становят
ся этноопределяющим украшением
мордвы-мокши
38
. Однако наряду с
отличиями в головном уборе присут
ствуют и общие элементы, к которым,
например, относятся височные коль
ца с тупым концом.
В историко-этнографической ли
тературе преобладает мнение, что
слово «мордва» является экзоэтно
нимом, а к самоназваниям народа
М. Ф. Жиганов
и В. Н. Мартьянов
на республиканском
телевидении.
Конец 1970-х гг.
Височные кольца с завитком
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
относятся «эрзя» и «мокша». Аргу
ментация данного тезиса восходит к
утверждению, что сама мордва не
использует данного наименования,
причисляя себя к мокше, либо к эр
. Но подобное мнение не совсем
верно, поскольку этнонимы «мокша»
и «эрзя» обычно используются при
внутриэтническом общении населения
Мордовии. По мнению Н. Ф. Мок
шина, этноним «мордва» первона
чально использовавшийся для ее
наименования индоевропейскими на
родами, уже давно приобрел статус
эндоэтнонима
40
На наш взгляд, этноним соответ
ствующий понятиям: «муж», «человек»,
а примерно так переводится с иран
ского слово mard, не мог появиться
извне. Поскольку подобные, самые
элементарные наименования всегда
применялись для обозначения пред
ставителей только своего народа. В
экзоэтнонимах обычно используются
какие-то характерные признаки дру
гого народа, которые позволяют от
личить его представителей от «на
стоящих людей», каковыми в этно
центрическом мире являются окру
жающие соплеменники, связанные
реальными или мифическими узами
родства.
По-видимому, распространение
среди финских народов Поволжья и
Приуралья этнонима с корнем mard,
mort связано с процессами проник
новения в их среду воинской сарма
тоязычной элиты, которое имело
место на рубеже эр. Данный факт
достаточно хорошо документирован
археологически распространением
памятников андреевско-писеральско
го горизонта на территории Сурско-
Окского междуречья
, причем близ
кие памятники зафиксированы и
севернее в Молого-Шекснинском ме
ждуречье
. По мнению В. Ф. Генин
га, носители данных традиций оказа
ли существенное влияние и на куль
туру финских народов Прикамья
Следует отметить, что точка зре
ния о появлении подобного названия
в первые века нашей эры на терри
тории правобережного Поволжья в
результате миграции какой-то иран
ской группы недавно была высказа
на и В. В. Напольских
Вероятно, в результате слияния
местной финноязычной и пришлой
ираноязычной элиты, вскоре раство
рившейся в общей массе, произошел
перенос этнонима с корнем mard, mort,
который закрепился в наименовании
финноязычных народов, оказавших
ся в сфере влияния носителей анд
реевско-писеральских памятников.
Подобный перенос наименования во
инской элиты на весь народ был
обычным явлением в эпоху Велико
го переселения народов и завоеваний,
поскольку называть себя их именем
было почетно и гордо. Видимо, в
результате последующей дифферен
циации из этой этноязыковой общи
ны выделяются: мордва, мари, меря,
мурома, названия которых восходят
к этому видоизмененному корню.
Причем, судя по тому, что название
«мордва» ближе всего к исходной
форме, видимо, именно она состав
ляла основу финно-волжской общно
сти. Подобное предположение хоро
шо согласуется с хронологией скла
дывания названных этносов, посколь
ку мордва, памятники которой из
вестны со II в., является среди них
древнейшим.
К экзоэтнонимам, по всей види
мости, относится название «мокша»,
происхождение которого связано с
одноименной рекой. Как уже аргу
ментировалось выше, вряд ли оно
могло возникнуть ранее X в. Его
появление, вероятно, связано с не
обходимостью различения населения
двух крупных мордовских межпле
менных союзов в процессе внутри
этнического общения, для обозначе
ния племен, проживавших в бассей
не р. Мокши. С этого времени эт
ноним «мордва» для местного насе
ления, вероятно, приобрел то значе
ние, которое русские сейчас вклады
вают в понятие «славяне», но по
скольку своих летописцев у мордвы
не было, то его фиксации не про
изошло, и через некоторое время он
изменил свое содержание.
Таким образом, судя по данным
археологии, начало образования би
нарной структуры мордовского этно
са относится ко времени не ранее ХI
в., когда у мордвы наблюдаются про
цессы складывания раннегосударст
венных образований, которые стали
главной причиной данной дифферен
циации. Племенные отличия, полу
чившие развитие в культуре мордвы
после расселения во II в. на землях
Сурско-Окского междуречья, также
сыграли определенную роль в данном
процессе. Неразвитость общелитера
турного языка, вероятно, способство
вала архаизации племенных диалектов,
что вело к усилению языковой диф
ференциации, придавая ей иллюзорную
хронологическую глубину, которой в
исторической реальности не было.
Женские головные и шейные украшения.
Ражкинский могильник
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
ÈÁËÈ
ÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
См.:
Ñòåïàíîâ Ï. Ä.
К вопросу о происхождении мордовских племен — мокши и эрзи // Учен. зап. кафедры истории СССР Саратовского
госуниверситета. Саратов, 1956. Вып. 22. С. 143 — 170.
См.:
Ïîëåññêèõ Ì. Ð.
Ранние памятники материальной культуры мордвы-мокши // Этногенез мордовского народа. Саранск, 1965. С. 144 — 145.
См.:
Ñòåïàíîâ Ï. Ä.
Древняя история мордвы-эрзи (очерк первый — письменные источники) / НИИЯЛИЭ при Совете Министров Мордов
ской АССР // Труды. Саранск, 1968. Вып. 34. С. 263 — 277.
См.:
Ïîëåññêèõ Ì. Ð.
Указ. соч. С. 144 — 145.
См.:
Àëèõîâà À. Å.
Расселение мордовского народа по данным археологии // Этногенез мордовского народа. С. 143.
См.:
Àëèõîâà À. Å.
Некоторые замечания по поводу выступления М. Р. Полесских // Этногенез мордовского народа. С. 221 — 222.
См.:
Æèãàíîâ Ì. Ô.
Память веков. Саранск, 1976. С. 53 — 54.
См.:
Ñòàâèöêèé Â. Â.
Археологические изыскания М. Р. Полесских. Пенза, 2008. С. 20.
См.:
Æèãàíîâ Ì. Ô.
Указ. соч. С. 60.
Там же. С. 54.
См.:
Ãðèøàêîâ Â. Â.
Керамика финно-угорских племен правобережья Волги в эпоху раннего средневековья. Йошкар-Ола, 1993. С. 124 — 125.
См.:
Âèõëÿåâ Â. È., Ïåòåðáóðãñêèé È. Ì.
Мордва // Финно-угры Поволжья и Приуралья в средние века. Ижевск, 1999. С. 127 — 128.
См.:
Âèõëÿåâ Â. È.
Происхождение древнемордовской культуры. Саранск, 2000. С. 127.
См.:
Çåëåíöîâà
. Â.
Динамика развития погребальною обряда мордвы во второй половине VII — XI в. (по материалам среднецнинских мо
гильников) // Финно-угорский мир: история и современность : материалы конф. Саранск, 2000. С. 60 — 63.
См.:
Ïåòåðáóðãñêèé È. Ì., Àêñ¸íîâ Â. Í.
Вадская мордва в VIII — XI вв. Саранск, 2006. С. 12.
См.:
Ìàðòüÿíîâ Â. Í.
Арзамасская мордва в I — начале II тысячелетия. Арзамас, 2001. С. 254.
См.:
Ìîêøèí Í. Ô.
Мордовский этнос. Саранск, 1989. С. 34.
См.:
Ãðèøàêîâ Â. Â.
Указ. соч. С. 126.
См.:
Çåëåíöîâà
. Â.
Указ. соч. С. 60 — 63.
Там же.
См.:
Ñàôðîíîâ Ï. È., Ñòàâèöêèé Â. Â.
Курганы ¹ 2 и ¹ 3 Армиевского курганно-грунтового могильника (по материалам раскопок
М. Р. Полесских 1969 г.) // Вестн. НИИ гуманитар. наук при Правительстве Республики Мордовия. Саранск. 2014. ¹ 3 (31). С. 23 — 32;
Ñàôðîíîâ Ï. È.
Погребальный обряд грунтовых захоронений Армиевского курганно-грунтового могильника (по материалам раскопок 1981 г.) //
Там же. 2013. ¹ 3 (27). С. 151 — 154.
См.: Материальная культура среднецнинской мордвы VII — XI вв. Саранск, 1969. С. 5; Археологическая карта России. Нижегородская область.
Ч. 1., М., 2004. С. 95 — 96;
Ïåòåðáóðãñêèé È. Ì., Àêñ¸íîâ Â. Í.
Древние памятники на р. Ляча. Саранск, 2008. С. 99, рис. 1.
См.:
Ãðèøàêîâ Â. Â.
Указ. соч. С. 125.
См.:
Çåëåíååâ Þ. À., Çåëåíöîâà
. Â.
Этапы развития и территории средневековоймордвы по данным археологии // Центр и периферия.
2013. ¹ 1. С. 5.
См.:
Ñòàâèöêèé Â. Â.
Еще раз о мордве и буртасах // Центр и периферия. 2013. ¹ 2. С. 7 — 16.
См.:
Þð÷åíêîâ Â. À.
Взгляд со стороны. Саранск, 1995. С. 27.
См.:
Íèêèòèíà Ò. Á.
Марийцы в эпоху средневековья. Йошкар-Ола, 2002. С. 9.
См.:
Øèòîâ Â. Í.
Расселение древней мордвы (по материалам погребальных памятников) // Финно-угорский мир: история и современность :
материалы II Всерос. науч. конф. финно-угроведов. Саранск, 2000. С. 52 — 60.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Пургасова волость: проблемы политогенеза у мордвы в историографии // Центр и периферия. 2014. ¹ 1. С. 4 — 11.
См.:
Êðó÷èíêèíà Å. Â.
Височные украшения женского головного убора мордвы XI — XIV веков // Вестн. Чуваш. ун-та. 2009. ¹ 1.
С. 66 — 69.
См.:
Ëåâàøåâà Â. Ï.
Височные кольца // Тр. ГИМ. 1967. ¹ 43. С. 16.
См.:
Àëèõîâà À. Å.
Хронологические и племенные отличия в культуре мордвы // СА. 1958. ¹ 2. С. 77.
33
См.:
Ìàðòüÿíîâ Â. Í
. Указ. соч. С. 298.
См.:
Õåðåíñêàÿ Þ. Â.
Сравнительный анализ головных уборов эрзи и мокши (по материалам могильников VIII — XI вв.) // Археология
Восточноевропейской лесостепи. Пенза, 2013. Вып. 3. С. 331 — 335.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Мордовский край от монгольского нашествия до золотоордынского ига 20 — 40-е гг. XIII в. // Вестн. НИИ гуманитар.
наук при Правительстве Республики Мордовия. 2010. ¹ 4. С. 83 — 85;
Çåëåíååâ Þ. À.
Лесостепное Поволжье в XIII в. // Центр и пери
ферия. 2010. ¹ 4. С. 46 — 47.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Мордва и русско-ордынские отношения начала XIV в.: К вопросу о походе 1387 г. на Тверь // Центр и периферия. 2013.
¹ 2. С. 27.
См.:
Ñâÿòêèí Ñ. Â.
Вооружение и военное дело мордовских племен в первой половине II тыс. до н. э. Саранск, 2001. С. 117.
См.:
Êðó÷èíêèíà Å. Â.
Указ. соч. С. 68.
39
См.:
Ìîêøèí Í. Ô.
Указ. соч. С. 18.
Там же.
См.:
Ñòàâèöêèé Â. Â.
Западный компонент в материалах Андреевского кургана // Вестн. НИИ гуманитар. наук при Правительстве Республи
ки Мордовия. 2013. ¹ 3 (27). С. 126 — 141.
См.:
Áàøåíüêèí À. Í.
Финны, угры, балты, славяне и скандинавы в Молого-Шекснинском междуречье // Русская культура нового столетия:
Проблемы изучения, сохранения и использования историко-культурного наследия. Вологда, 2007. С. 119 — 131.
См.:
Ãåíèíã Â. Ô.
История населения Удмуртского Прикамья в пьяноборскую эпоху: Чегандинская культура (III в. до н. э. — II в. н. э.). Ижевск,
1970. С. 194 — 195.
См.:
Íàïîëüñêèõ Â. Â.
Этнолингвистическая ситуация в лесной зоне Восточной Европы в первые века н. э. и данные «Гетики» Иордана //
Этнолингвистика. Ономастика. Этимология : материалы III Междунар. науч. конф. Екатеринбург, 2015. С. 193.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Âàëåðèé Àíàòîëüåâè÷ Þð÷¸íêîâ
ИСТОРИЯ МОРДОВСКОГО КРАЯ
НАЧАЛА XIII
. НА МИНИАТЮРАХ
ЛИЦЕВОГО ЛЕТОПИСНОГО СВОДА
Лицевой летописный свод (да
лее — ЛС) по праву называют «ис
торической энциклопедией XVI в.»
(термин А. Е. Преснякова
). Он яв
ляется самым крупным летописно-
хронографическим произведением
средневековой Руси, что определяет
постоянный интерес к нему со сто
роны исследователей
. ЛС состоит
из 10 томов, где почти каждая стра
ница украшена миниатюрами (всего
миниатюр более 16
000). Первые три
тома ЛС посвящены всемирной ис
тории, а последующие семь — рус
ской. Создавались они, по мнению
Б. М. Клосса, с 1568 по 1576 г. в
царской книгописной мастерской, на
ходившейся при соборной церкви
Покрова Богородицы в Александ
ровской Слободе
. Несколько позд
ним периодом (1570 г. — начало
1580-х гг.) датировал время работы
над рукописями ЛС А. А. Амо
При анализе миниатюр ЛС сто
ит помнить мысль А. В. Арцихов
ского о том, что летописные миниа
тюры являются своеобразными ок
нами, «сквозь которые можно смот
реть на исчезнувший мир древней
Руси, стоит только усвоить тогдаш
нее восприятие формы и простран
ства»
. Ее развил С. О. Шмидт:
«средневековые книжные миниатюры
это — не буквальные (натурные)
зарисовки, а условные схемы, авторы
которых придерживались определен
ных представлений об изображении
явлений в пространстве, определенной
знаковой системы (код которой пока
еще не во всем доступен современным
исследователям)»
Стилистически все миниатюры
ЛС однотипны и выполнены в общих
чертах одинаковыми приемами. Пер
воначально композиция рисовалась
свинцовым карандашом, затем после
редактирования рисунки обводились
тушью и раскрашивались. По мнению
Д. С. Лихач¸ва, «главную роль, од
нако, играет в Лицевом своде не
раскраска, не цвет, а рисунок, ком
позиция и линия. Перед нами не
сколько живописное, сколько графи
ческое решение своей задачи худож
никами, хотя владение цветом, со
гласованность цветных плоскостей,
эмоциональное воздействие цвета на
зрителя достигает иногда большой
виртуозности»
. Отличительной чер
той миниатюр является определенная
ритмика, усиленная присутствием
текста, выполненного слегка наклон
Миниатюры х это окна в историю и при этом окна, откры
вающие нам вид не только на те или иные события русской ис
тории, на ее реалии, но и окна в эстетические представления
своего времени, в мировоззрение миниатюристов и их отношение
к русской истории.
Д. С. Лихачёв
ыПоэтика древнерусской литературыэ
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
ным каллиграфическим полууставом.
Как подметил Д. С. Лихач¸в, «ка
ждая миниатюра, хотя и является в
известной мере „сводом“ различных
сцен, едина по композиции, по одному,
охватывающему эту композицию ритму.
Фигуры людей, всадников, группы вои
нов ритмично падают, ритмично мчат
ся. Ритм подчеркивается одинаковостью
одежд, сходством лиц и их расположе
нием на одном уровне…»
Всего истории мордовского наро
да и края начала ХIII в. посвящены
12 миниатюр, которые помещены в
так называемом Голицынском томе
(РНБ, F. IV. 225). Он содержит
изложение российской истории за
1114 — 1247 и 1425 — 1472
гг. Его
миниатюры отличаются большой тща
тельностью, сложностью и разнооб
разием повествовательных приемов
и не столько изображают тот или
иной момент русской истории, сколь
ко «рассказывают русскую историю
изобразительными средствами. Это
параллельный изобразительный рас
сказ к словесному рассказу летописи»
При этом, как отмечал С. О. Шмидт,
«словесный текст и изобразительные
компоненты Лицевого свода нерас
торжимы, хотя каждый имеет само
стоятельное значение и ценность»
Миниатюры ЛС отражают не
сколько ключевых моментов истории
мордовского народа и края начала
ХIII в.
1. Поход князей Святослава и
Ивана Всеволодовичей на мордву
в 1226 г. — 2 миниатюры (1.1; 1.2).
2. Объединенный поход русских
князей на Пургасову волость в
1229 г. — 4 миниатюры (2.1; 2.2;
2.3; 2.4).
3. Ответные военные действия
Пургаса весной 1229 г. и его война
с сыном Пуреша — 3 миниатюры
(3.1; 3.2; 3.3).
4. Поход сына Великого князя
Всеволода Юрьевича на мордву в
1232 г. — 1 миниатюра (4.1).
5. Поход монголов на мордву
в 1239 г. — 2 миниатюры (5.1; 5.2).
Миниатюра 1.1 иллюстрирует сло
ва летописца: «Того же лета посла
князь велики Юрьи Всеволодичь
брата своего, князя Святослава и
князя Ивана Всеволодича, на морд
ву»
. Она многофигурна, помимо
великого князя Юрия Всеволодови
ча на ней изображены его братья —
князья Святослав и Иван Всеволо
довичи и их конная дружина в похо
де. Автор делит миниатюру на три
части, которые последовательно от
ражают развитие событий. В левом
верхнем углу изображен великий
князь Юрий Всеволодович, сидящий
на своем «столе», перед ним его бра
тья — князья Святослав и Иван
Всеволодовичи, которым сообщается
о предстоящем походе. В правом
верхнем углу художник показывает
подготовку к походу. Нижняя полови
на миниатюры изображает собственно
поход: в центре на конях князья Свя
тослав и Иван Всеволодовичи, за
Миниатюра 1.1
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
ними княжеская дружина. На ми
ниатюре 1.2 ситуация похода разво
рачивается: «Они же взяша множе
ство сел, и возвратися восвояси»
Миниатюра делится на две части: в
нижней показана дружина в действии,
воины с поднятыми мечами во главе
с князем атакуют мордву, которая
не оказывает сопротивления; в верх
ней — дружина с князем возвраща
ется домой.
Как особый раздел ЛС включа
ет повествование «О войне на морд
ву» о событиях начала 1229 г., ко
торое проиллюстрировано четырьмя
миниатюрами. Первая из них (2.1)
передает слова летописца: «Тоя же
зимы, генваря в 14, князь великий
Юрьи, и Ярослав, и Константино
вичи Василко и Всеволод идоша на
Мордву, и Муромскый князь Юрьи
Давыдовичь»
. Художник изобразил
всех пятерых князей — участников
объединенного похода. Причем изо
бражение четко отражает феодальную
иерархию: князья Юрий и Ярослав
едут вместе, их статус передается
определенного вида головными убо
рами; их племянники — Василько и
Всеволод, также едут рядом, на их
головах уборы иного типа; муромский
князь Юрий Давыдович едет отдель
но, на его голове убор, соотносимый
с уборами Василько и Всеволода.
Миниатюра 2.2 служит иллюстраци
ей сообщения летописи: «И вшедше
в землю Мордовскую в Пургасову
волость, и жита пожгоша и потрави
ша, и скоты избиша, а села пожгоша»
Она передает четыре эпизода дей
ствий княжеских дружинников и со
ответственно делится на четыре час
ти. В верхнем левом углу дружина
на конях с развернутым знаменем
«входит в землю Мордовскую в Пур
гасову волость»; в верхнем правом
углу они травят и жгут жито. В ниж
ней части миниатюры художник по
мещает сцену избиения дружинника
ми скота, в средней части — войска
жгут села Пургасовой волости. Ми
ниатюра 2.3 является изображением
следующего эпизода войны: «Живу
щих же в волости Пургасове посе
коша мечем нещадно, а прочих в плен
поимаша и послаша восвояси»
. В
соответствии с текстом она состоит
из четырех фрагментов: в нижнем
левом углу изображено избиение жи
телей Пургасовой волости, несколько
выше справа представлен фрагмент
захвата в плен уцелевших, еще вы
ше — пленные в окружении воинов
стоят перед князьями и дружиной на
конях, и наконец в левом верхнем
углу дружинники гонят полон. Ми
ниатюра 2.4 отражает еще один эпи
зод войны: «Мордва же слышавше
всегоша в леса в тверди свое, а ко
тории не убегоша, и тех избиша»
На миниатюре присутствуют три
фрагмента: в нижней части показано
избиение мордвы, не успевшей бежать
и скыться в лесу; верхняя часть спра
ва — изображение дружины русских
князей; верхняя часть слева — ху
дожник рисует мордву, укрывшуюся
в лесах.
Миниатюра 1.2
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
Миниатюра 2.1
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Миниатюра 2.2
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
Миниатюра 2.3
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Миниатюра 2.4
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
Продолжение войны связано с
ответными военными действиями
Пургаса весной 1229 г. и его столк
новением с сыном Пуреша, которым
авторы ЛС посвятили 3 миниатюры.
Миниатюра 3.1 иллюстрирует текст:
«Придоша мордва с Пургасом к Но
вугороду Нижнему, и биша их ново
городцы»
. Миниатюра цельная, не
распадающаяся на эпизоды, очень
колоритная. Художник изобразил
отступающих конных мордовских
воинов и атакующих их на конях же
нижегородцев. Причем часть из них
«побита» и лежит под копытами ко
ней. Среди отступающей мордвы
фигурирует ее предводитель — Пур
гас. Стоит отметить, что это первое
(из известных нам) его изображение.
Миниатюра 3.2 не менее коло
ритна и показывает сожжение Бого
родичного монастыря отступающими
мордовскими воинами, среди которых
присутствует и Пургас. Она иллю
стрирует слова ЛС: «Они же, за
жегъше монастырь святыя Богоро
дицы вне града, бежаша прочь»
Наконец, миниатюра 3.3 изобра
жает один из заключительных эпи
зодов войны: «Победи Пургаса Пу
решев сын с половцы, и изби морд
ву всю и русь Пургасову, а Пуръгас
утече вмале»
. Она состоит из двух
фрагментов: центральный показыва
ет разгром Пургаса сыном Пуреша
с половцами, здесь конная дружина
половцев, атакующая отступающую
мордву и «русь Пургасову» во главе
с Пургасом; в левом верхнем углу
показан убегающий с ближним ок
ружением Пургас.
Внутренне созвучна проанализи
рованным ранее миниатюра 4.1, от
ражающая поход сына великого кня
зя Всеволода Юрьевича на мордву
в 1232 г. и служащая иллюстрацией
слов летописца: «Того же лета князь
велики Юрьи Всеволодичь посла сына
своего Всеволода на Мордву, и с
ним князь Феодор Ярославич, и
рязаньския князи и муромския, и
воеваша Моръдву, и власти и села
пожгоша»
. Миниатюра 4.1 состо
ит из двух фрагментов: в левом
верхнем углу изображен сидящим
на троне великий князь Юрий Все
володович, а перед ним стоят его
сын Всеволод Юрьевич, рязанские
и муромские князья, по мысли ми
ниатюриста это сцена отражает ре
шение о начале похода. Основную
площадь миниатюры занимает ри
сунок военных действий, княжеские
дружинники жгут мордовские во
лости и села.
Миниатюра 3.1
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Миниатюра 3.2
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
Миниатюра 3.3
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Монгольское нашествие — цен
тральное событие в истории мордов
ского края начала ХIII в. Ему по
священы две миниатюры ЛС, которые
отразили летописный текст, повест
вующий о походе монголов на морд
ву в 1239 г.: «На ту же зиму взяша
Батыеве татарове Мордовскую зем
лю, и Муром пожгоша, и по Клязь
ме воеваша, и град святыя Богоро
дица Гороховец пожгоша, и идоша
во страны своя. Бе же пополох тогда
зол по всей земли, сами во себе лю
дие не ведаху кто где бежит от стра
ха»
. На миниатюре 5.1 художник
изобразил атаку монгольского войска:
монголы изображены на конях, с
поднятыми саблями. На миниатюре
5.2 показаны штурм Гороховца и уход
монгольского войска.
Практически все рассмотренные
выше миниатюры многоэпизодны
(9 из 12 миниатюр), т. е. изобража
ют не одно событие, а сразу несколь
ко. Наиболее ранние события обыч
но располагаются внизу, а над ними
изображается то, что совершается
позднее. Вместе с тем верхний план,
по наблюдению Д. С. Лихач¸ва, яв
ляется задним планом, а низ имеет
еще значение главного места действия.
Поэтому «основной эпизод изобра
жаемого рассказа летописи может
быть помещен внизу даже тогда, ко
гда он завершает рассказ»
. Но, как
показал А. А. Амосов, общую
закономерность в построении всех ком
позиций установить довольно
трудно
Изображение на миниатюре не
одного события, а нескольких позво
ляет художнику «перебороть статич
ность изображения, развернуть его
во времени»
. Например, на миниа
тюре 2.3 дружинники только подня
ли мечи над головами поверженных
врагов, но те уже лежат мертвыми.
Аналогичны изображения на миниа
тюрах 2.4, 3.1 и 3.3. Д. С. Лихач¸в
попытался разъяснить ситуацию: «С
нашей точки зрения, изображение
непоследовательно, но для миниатю
риста оно изображено последователь
но — согласно его принципам: для
нападающего воина характерно под
нятое оружие, оружие в действии, о
врагах же говорится в тексте лето
писи, что их посекли, поэтому они
лежат посеченные с закрытыми гла
зами и с отрубленными головами.
Миниатюрист не останавливает дей
ствие, чтобы его изобразить, он изо
бражает именно действие, поэтому
охватывает движение за целый про
межуток времени»
Интересно изображение горизон
тального движения на миниатюрах.
Поход русских дружин обычно со
вершается слева направо (миниатюры
1.1, 1.2, 2.1 и 4.1), а их возращение —
справа налево (миниатюры 1.2, 2.3 и
2.1). Соответственно и пространст
венное изображение мордвы как про
тивника княжеских дружин. На ми
ниатюре 1.2 она обращена лицом на
наступающих русских воинов справа
налево, аналогичны рисунки миниатюр
2.2, 2.3 и 2.4. В связи с этим стоит
поддержать В.
Д.
Ч¸рного, который
определяет движение по горизонтали
как основное направление, отмечен
Миниатюра 4.1
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
ное в миниатюре. Причем то же са
мое выступление русского войска
направлено, согласно его трактовке,
в правую сторону листа, которая
трактуется как запад (отсюда, левая
сторона — восток, верх листа — юг,
а низ — север)
Все события на всех без исклю
чения миниатюрах изображаются
снаружи зданий. По объяснению
Д. С. Лихач¸ва, «это происходит от
особого видения художником всего
происходящего в мире. Он видит все
события в большом масштабе, как
бы панорамным зрением. Охват жи
вописцем пространства так велик,
что изображать интерьеры было, ко
нечно, невозможно. Миниатюрист
должен был ясно показать, где про
исходит событие, обозначить здание,
а это можно было сделать только
изображением наружного вида здания.
Это соответствовало повествователь
ности его творчества»
. В этом пла
не показательны миниатюра 1.1, на
которой великий князь Юрий Все
володович направляет братьев князей
Святослава и Ивана на мордву, и
миниатюра 4.1 с аналогичным сюже
том. В последнем случае художник
обозначает то, что действие проис
ходит внутри здания, темным проемом,
поскольку в его понимании темнота
является устойчивым признаком ин
терьера.
Интересно изображение природы,
пейзажа мордовского края. При его
рассмотрении бросается в глаза, что
действие практически всегда разво
рачивается в гористой местности,
среди скал и обрывов. Однако делать
вывод о мордовском крае как о гор
ной стране преждевременно. На ми
ниатюрах мы имеем дело с так на
зываемыми лещадными горками —
символом природы, «их функция в
миниатюре не изображать, а исклю
чительно „обозначать“, что действие
происходит вне города»
. Они яв
ляются своеобразными кулисами,
«позволяют сократить число фигур,
служат своего рода „многоточием“,
чтобы оставить часть группы или
даже часть фигуры, иногда даже одни
головы. Они — средство разделения
миниатюры на отдельные изображе
ния и средство сокращения много
людных сцен или отдельных чело
веческих фигур. С помощью лещад
ных горок можно изобразить толь
ко „знак“ события, спрятав за них
то, что показалось миниатюристу
лишним»
Говоря о природе мордовского края
нельзя не сказать о лесах, где укры
лись от княжеских дружинников бе
жавшие мордовские крестьяне (ми
ниатюра 2.4). По мнению миниатю
риста, леса довольно густые и состо
ят, по крайней мере, из двух пород
деревьев, что отчетливо просматри
вается на рисунке. Деревья при этом
изображены в привычном для сред
невекового читателя-зрителя виде
ствола с условно переданной зеле
ной кроной. Зеленый цвет здесь
выступает как непременный и по
стоянный признак любого дерева,
постоянный эпитет дерева, расти
тельности.
Миниатюра 5.1
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
иллюстраторы ЛС определяют место
каждого правителя в иерархии русских
князей, формулируют свое представ
ление о законности или незаконности
его притязаний, передают оттенки
взаимоотношений русских князей
Все русские князья бородаты,
более того, художник следит за точ
ной передачей формы бороды, того
же великого князя Юрия Всеволо
довича. Простые дружинники пере
даются рисовальщиком одинаково,
кстати говоря, они все безбороды.
Изображение мордвы присутст
вует на миниатюрах 1.2, 2.2, 2.3,
2.4, 3.1, 3.2, 3.3, 4.1, 5.1 и 5.2. Ми
ниатюрист показал представителей
различных социальных слоев мор
довского общества того времени.
Прежде всего, стоит отметить изо
бражения знати — инязора Пургаса
и сына Пуреша. Пургас представлен
художником трижды: первый раз —
во главе войска под Нижним Нов
городом (миниатюра 3.1), второй —
во главе войск, жгущих Богородич
ный монастырь (миниатюра 3.2),
третий — убегающим от сына Пу
реша с половцами (миниатюра 3.3).
Во всех случаях он изображен на
коне, в доспехах, поверх которых
накинут коричневый плащ. Он молод,
безбород, с густыми длинными каш
тановыми волосами. На национальную
принадлежность указывает головной
убор, отличный от русского — это
шапка (шляпа?) с отворотами, напо
минающими тюрбан. Другой пред
ставитель мордовской элиты — сын
Пуреша, изображен на миниатюре
3.3. Он также молод, безбород, так
же с густыми длинными каштановы
ми волосами. Сын Пуреша изображен
на коне, в богатых доспехах, в пла
ще алого цвета. На его голове шап
ка с прямыми отворотами.
Окружение вождей представлено
их дружиной, воины которой изобра
жены однотипно. Все они безбороды,
в доспехах, остроконечных шеломах,
вооружены копьями. Мордовская
дружина представлялась миниатюри
Все миниатюры многофигурны и
включают изображения князей, зна
ти, дружинников и крестьян. Среди
представителей национальностей при
сутствуют русские, мордва, половцы
и монголо-татары. На анализируемых
миниатюрах великий князь Юрий
Всеволодович представлен трижды:
два раза в своих палатах отправляю
щим князей в поход на мордву (ми
ниатюры 1.1 и 4.1) и один раз в по
ходе, на коне, во главе войска (ми
ниатюра 2.1). Во всех случаях он
малоподвижен: миниатюрист как бы
подчеркивает, что великому князю
не пристало суетиться и стоит дер
жаться с достоинством. В первых
двух случаях великий князь изобра
жен с жестом благословения, который
в миниатюре часто трактуется как
знак говорения. И действительно, в
обоих случаях великий князь говорит,
обращаясь к подручным князьям,
посылая их в поход на мордву. Кня
зья изображаются в круглых шапках
с меховой опушкой, князья, зани
мающие в феодальной иерархии более
низкое место, — в шапках с косыми
отворотами. С помощью нюансов в
изображении этого головного убора
Миниатюра 5.2
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
сту конной. Сравнение изображений
русской и мордовской дружин пока
зывает их однотипность. Весьма ин
тересны изображения простонародья
из мордвы. На миниатюрах 1.2 и 2.2
— это степенные бородатые мужики,
взирающие на нападение княжеских
дружинников. На миниатюрах 2.3 и
2.4 — крестьяне, среди них много
женщин, убитые или захваченные в
плен, или укрывшиеся в лесах.
При сопоставлении миниатюр ЛС
заметно, что художники практически
не делают различий при изображении
русских и мордвы. Знать, воины, про
стые люди Руси и мордовского края
изображены в сходной художественной
манере, вплоть до их абсолютной
внешней идентичности. Представля
ется, что за этим скрывается опреде
ленная мировоззренческая позиция
создателей и заказчиков ЛС. Ми
ниатюры, по всей видимости, ил
люстрируют представление о неко
тором единстве этих территорий,
сложившемся, по мнению образо
ванных людей средневековой Руси,
на определенных этапах историче
ского развития. Начало ХIII в. было,
по их мнению, одним из этих этапов.
Таким образом, миниатюры, по
священные истории мордовского
края начала ХIII в. в ЛС, тесно свя
заны с летописным текстом и следу
ют ему достаточно точно и полно.
За их пределами не остался ни один
из важных аспектов повествования.
Для всех рассмотренных миниатюр
характерно практически полное от
сутствие сверхтекстовой информации
о событиях. Художники изобража
ют только то, о чем можно прочесть.
Сверхтекстовая информация здесь,
как и в ряде других миниатюрных
циклов, «лежит в рамках восприятия
художником описываемых событий,
она раскрывает представления ми
ниатюриста, его восприятие отра
жаемого текста, его отношение к
событиям и поведению героев по
вествования и их взаимоотношени
ям»
33
ÈÁËÈ
ÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
ÏÐÈÌÅ×ÀÍÈÅ
Ëèõà÷¸â Ä. Ñ.
Избранные работы : в 3 т. Т. 1. Развитие русской литературы X — XVII
веков. Поэтика древнерусской литературы. Л., 1987. С. 314.
См.:
Ïðåñíÿêîâ À. Å.
Московская историческая энциклопедия XVI в. // ИОРЯС. СПб.,
1900. Т. 5, кн. 3. С. 824 — 876.
См.:
Àðöèõîâñêèé A. B.
Древнерусские миниатюры как исторический источник. М., 1944;
Ñâèðèí À. Í.
Древнерусская миниатюра. М., 1950;
Ïîäîáåäîâà
. È.
К вопросу об изо
бражении природы в миниатюрах Лицевого летописного свода // Из истории русского и за
падноевропейского искусства. Материалы и исследования. М., 1960;
Åå æå.
К вопросу о со
ставе и происхождении Лицевого летописного свода второй половины XVI века // Проблемы
источниковедения. М., 1961. Т. IX;
Åå æå.
Изобразительные средства миниатюристов Лице
вого летописного свода // Ежегодник Института истории искусств. 1960. Архитектура и жи
вопись. М., 1961;
Åå æå.
Миниатюры русских исторических рукописей. Из истории русского
лицевого летописания XIII — XVI веков : автореф. дис…. д-ра ист. наук. М., 1961;
Åå æå.
К вопросу об изучении миниатюр исторических рукописей как источника для истории лицевого
летописания // Славянский архив : сб. ст. и материалов. М., 1963;
Åå æå.
Миниатюры русских
исторических рукописей: К истории русского лицевого летописания.
М., 1965;
Êëîññ Á. Ì.
Никоновский свод и русские летописи XVI — XVII веков. М., 1980;
׸ðíûé
Â.
Ä.
Неко
торые особенности обозначения исторической среды в миниатюрах Лицевого летописного
свода XVI в. // Материалы и исследования ГММК. М., 1987. Вып. V;
Åãî æå.
Русская сред
невековая книжная миниатюра: направления, проблемы и методы изучения.
М., 2004;
Àìîñîâ
À. À.
Лицевой летописный свод: Комплексное кодикологическое исследование. М., 1998;
Лицевой летописный свод XVI века : методика описания и изучения разрозн. летопис. ком
плекса. М., 2003;
Ìàðòûíþê À. Â.
Русь и Золотая Орда в миниатюрах Лицевого летопис
ного свода // Российские и славянские исследования : сб. науч. ст. Минск, 2004. Вып. 1;
Ìîðîçîâ Â. Â.
Лицевой свод в контексте отечественного летописания XVI века. М., 2005 и др.
См.:
Êëîññ Á. Ì.
Летописный свод Лицевой // Словарь книжников и книжности Древней Руси.
Вып. 2. Вторая половина XIV — XVI в. Ч. 2. Л — Я / отв. ред. Д. С. Лихач¸в. Л., 1989.
С. 30;
Åãî æå.
Никоновский свод и русские летописи XVI — XVII вв. М., 1980. С. 249, 265.
См.:
Àìîñîâ À. À.
Указ. соч. С. 184 — 185.
Àðöèõîâñêèé A. B.
Указ. соч. С. 4.
Øìèäò Ñ.
Российское государство в середине XVI столетия. Царский архив и лицевые
летописи времени Ивана Грозного. М., 1984. С. 217.
Ëèõà÷¸â Ä. Ñ.
Указ. соч. С. 306.
Там же. С. 311.
Там же. С. 306 — 307.
Øìèäò Ñ.
Указ. соч. С. 216.
Для удобства анализа миниатюр пронумеруем их с учетом хронологии и отражения того или
иного события. Тогда первая миниатюра о походе 1226 г. будет обозначена 1.1, а вторая миниа
тюра о походе монголов в 1239 г. — 5.2 и т. д.
Лицевой летописный свод XVI века. Русская летописная история. Кн. 5. 1217 — 1241 гг. М.,
2014. С. 194.
Там же. С. 195.
Там же. С. 211.
Там же. С. 212.
Там же. С. 213.
Там же. С. 214.
Там же. С. 239.
Там же. С. 240.
Там же. С. 241.
Там же. С. 300.
Там же. С. 429 — 430.
Ëèõà÷¸â Ä. Ñ.
Указ. соч. С. 309.
Àìîñîâ À. À.
Указ. соч. С. 239 — 240.
Ëèõà÷¸â Ä. Ñ.
Указ. соч. С. 307.
Там же.
См.:
׸ðíûé
Â.
Ä.
Указ. соч. С. 70 — 71.
Ëèõà÷¸â Ä. Ñ.
Указ. соч. С. 310.
Там же. С. 307.
Там же. С. 308.
См.:
Àðöèõîâñêèé A. B.
Указ. соч. С. 28 — 31, 111 — 118.
33
Ìîðîçîâ Â. Â.
Лицевой свод в контексте отечественного летописания XVI века. М., 2005. С. 221.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Àíäðåé Àëåêñàíäðîâè÷ Êóçíåöîâ,
Àëåêñåé Âëàäèìèðîâè÷ Ìîðîõèí
НИЖНИЙ НОВГОРОД В СМУТУ
КАК СВЯЗУЮЩЕЕ ЗВЕНО
XVI И XVII СТОЛЕТИЙ В РОССИИ
XVI и XVII столетия по многим
аспектам оказываются переломными
для российской истории. Здесь и
первый русский царь с противоречи
выми итогами правления, которые и
поныне являются эпицентром куль
турной и общественно-политической
дискуссии. Здесь и начало пропа
гандистских войн Европы и России,
породивших феномен Курбского, в
коем одни видят предтечу русского
свободомыслия, а другие убедитель
но доказывают, что он был проза
ичным ренегатом. Вопрос о квотах
преданности к Родине и европейским
ценностям, остро поставленный Сму
той, с той поры читается в отечест
венной публицистике. Архетип упор
ного самостояния горстки бойцов,
решавший исход войн, проявленный
Псковом в борьбе с осадой Батория,
подхваченный Смоленском и Троице-
Сергиевым монастырем в Смуту,
красной нитью прошьет историю
нашей страны через Севастополь,
Порт-Артур, Брестскую крепость и
далее...
Дихотомия казачества, уже при
Иване Грозном проявившего себя и
как державное орудие в решении во
енно-политических задач, и как ис
точник разрушительных тенденций в
хрупком социальном, а также мно
гонациональном мире Московского
государства, даст о себе знать и в
Смуту, и в правление Алексея Ми
хайловича, и во время реформатор
ского натиска Петра I, и в при Ека
терине II, и в Гражданскую войну.
Расширяющаяся география Российской
государственности — от Поволжья,
Сибири и Дальнего Востока — не
избежно будет ставить на повестку
дня вопросы имперского расширения
или сознательного замыкания в себе.
Все это и многое другое из со
бытийного массива двух столетий
корнями уходит в седую Русь, но
произрастает кроной в Новую и Но
вейшую историю России.
Утверждать подобное с полной
ответственностью позволяет и изме
нившееся по сравнению с предыду
щими веками состояние источников.
Во-первых, их становится настолько
много, что даже при сознательном
игнорировании исследователь будет
страдать от «информационного шума»,
создаваемого движением широких
народных масс, творящих историю в
экономическом, политическом, рели
гиозно-культурных измерениях. Во-
вторых, круто меняется «качество»
источников, особенно тех, которые
относятся к нарративным. В литера
туре XVII в. произошло открытие
личности
. И вот история России
стала более массовой и народной.
Историки получают больше возмож
ностей ответственно рассуждать о
мотивах и субъективных факторах
развития истории именно в то вре
мя.
Периодом, когда бурно и взры
воподобно развивались тенденции,
только заложенные в XVI в., стало
Смутное время. Примером тому слу
жит история с царской династией.
Первый брак Ивана Грозного с Ана
стасией Романовой стал потом одним
из формальных оснований легитим
ности Михаила Романова. И такая
легитимизация произошла в Смуту.
Другой пример — это то, как обри
совавшиеся в ходе Ливонский войны
супротивные Речь Посполитая и
Швеция в первое двадцатилетие
XVII в. обозначились основными
геополитическими противниками Рос
сии. Смута вынудила на время отло
жить действия по направлениям,
намеченным в XVI в. Известно, что
Борис Годунов начал отсылать дво
рян учиться заграницу (никто не
вернулся в родные палестины). И
лишь спустя век с удесятеренной
энергией этот процесс зарядит Петр I.
Вообще, о Смуте, круто поменявшей
Россию «в канун петровских преоб
разований» написал А. М. Панченко
Следуя его концептуальным схемам,
в данной статье внимание будет уде
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
лено тем средостениям XVI —
XVII вв., которые проявились в
Смуту в нижегородской земле.
При рассмотрении Нижнего Нов
города в Смутное время необходимо
подчеркнуть то, что он был центром
уезда наряду с Балахной, Арзамасом
и Курмышом (они сейчас входят в
состав Нижегородской области). Ниж
ний Новгород являлся в начале XVII в.
шестым по экономическому развитию
городом Российского государства,
принося в казну до 7 тыс. рублей
ежегодно
. (Для понимания покупа
тельной способности рубля того вре
мени достаточно привести факт, что
рабочий мерин в 1598 г. стоил 4 руб
ля 95 копеек
.) Основными занятия
ми нижегородцев были ремесло и
торговля. Источники позволяют вы
делить более ста ремесел, которыми
занимались нижегородцы на рубеже
XVI — XVII вв.: металлообработ
ка, изготовление обуви и одежды,
речное судостроение.
Торговле нижегородцев способ
ствовали средоточие водных и сухо
путных дорог, продукция ремесла и
труд земледельцев, бортников, ры
баков Нижегородского уезда. Ниж
ний Новгород уже к началу XVII в.
стягивал на себя товарные потоки
России и зарубежья: «соль из Ба
лахны, с Камы и Астрахани, рыба с
волжских промыслов; кожи, ткани и
иные товары везли купцы из Моск
вы, Ярославля, Костромы, а также
из Западной Европы, Персии и Сред
ней Азии»
. В Нижнем Новгороде к
услугам торговцев были сотни амба
ров и лавок, железный, рыбный, со
лодовенный, рукавичный и прочие
торговые ряды. Торговая жизнь го
рода была сосредоточена в основном
возле Гостиного двора и на Нижнем
посаде, в 20 торговых рядах, назы
вавшихся чаще всего соответственно
специализации — Сапожный, Жит
ный, Рыбный, Мясной и т. п. В ря
дах стояли лавки, которых в 1620-е
гг. насчитывалось более 300
. В на
чале XVII в. торговых помещений
на посаде было значительно больше,
чем после Смуты и опустошительных
пожаров 1613 и 1614 гг., когда сго
рели 725 лавок и амбаров с товара
. Коммерческая составляющая
экономики Нижнего Новгорода была
такова, что даже в «пиковой момент»
Смуты «в Нижнем были (осенью
1611 г. и весною 1612 г.) и „люди“
Строгановых, и торговые люди Мо
сквы и Ярославля»
. И этим купцам,
в первую очередь «людям» Строга
новых, предстояло сыграть важную
роль в финансовом обеспечении опол
чения 1611 — 1612 гг.
Нижний Новгород в XVII в. Иллюстрация из книги А. Олеария
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Развитию Нижнего Новгорода
способствовала и его административ
ная округа, которая противоречиво
формировалась в течение трех сто
летий. В начале XVII в. Нижего
родский уезд — крупная админист
ративно-территориальная единица с
высокой плотностью населения (600
селений (около 30 тыс. дворов) с 150
тыс. крестьян мужского пола). Кре
стьяне Нижегородского уезда дели
лись на принадлежавших 2 боярам и
400 «служилым по отечеству» поме
щикам (482 владения), монастырских,
дворцовых и черносошных. Березо
польского, Закудемского, Стрелиц
кого станов и Терюшевской, Толо
концевской и Белогородской волостей
Основой экономики Нижнего Нов
города и была торговля продукцией
рыболовства, бортничества, промы
словой охоты и животноводства. Ис
точником хлеба для нижегородцев
был рязанский край, с которым Ниж
ний Новгород сообщался по Оке
Географическое положение Ниж
него Новгорода было таково, что он
мог стать самодостаточной хозяйст
венной единицей. Недостаток хлеба
легко восполнялся покупкой его у
соседей. Тем не менее эта тенденция
не была реализована даже на уровне
идеи. Ни воеводы, ни лидеры зна
менитого ополчения не высказали ее.
Обсуждение данного вопроса не яв
ляется надуманным, если принять во
внимание недавно установленный факт
того, что в Казани Никанор Шуль
гин предпринял подобную попытку.
И только воцарение Михаила Рома
нова прервало это восхождение на
политический олимп и превращение
Казани в самостоятельное государ
ство
Преимущества географо-эконо
мического положения Нижний Нов
город получил во второй половине
XVI в. До середины этого столетия
город представлял собой периферию
Российского государства, подвергав
шуюся набегам казанских, астрахан
ских, ногайских и крымских татар.
Время, последовавшее за присоеди
нением Среднего и Нижнего Повол
жья, определило встраивание Ниж
него Новгорода в сложную систему
экономических связей и отношений
России. Только после Смуты Ниж
ний Новгород вследствие определения
специализации регионов и склады
вания всероссийского рынка опреде
лился как крупная хозяйственная
единица. Так уж получилось, что в
Смутное время нижегородцы прило
жили руку к подъему своей земли.
Войско Ф. И. Шереметева, со
стоявшее из нижегородских дворян,
в 1606 г. было направлено «царем»
Дмитрием Ивановичем (Лжедмит
рием I) в Астрахань. Будучи в Са
маре, нижегородцы узнали о воца
рении Василия Шуйского и уже
подчинялись ему. Но ранее, еще из
Казани, Ф. И. Шереметев направил
уведомление в Астрахань, что он идет
туда именем царя Дмитрия Ивано
вича. На Нижнюю Волгу грамота об
избрании на престол Василия Шуй
ского пришла раньше, чем грамота
Шереметева. В итоге астраханцы
подняли мятеж и остались верными
Дмитрию Ивановичу. Все вылилось
в изнурительную, почти годичную,
осаду войска Шереметева астрахан
цами, терскими, волжскими, донски
ми и яицкими казаками на Балдин
ском острове (Балчике)
. «Они же
сташа на острове на Балчике и по
ставиша тут острог. Астроханцы же
приступаху к острогу, многие напас
ти делаху… В том же остроге на
Балчике прииде на ратных на многих
людей болезнь цынга, и многие люди
помроша»
. В этих перипетиях опре
делялся контур противоборства носи
телей государственных ценностей и
казаков Волги и Дона во время вос
стания Степана Разина. Это событие
пока не встроено в цепь анархистских
выступлений казачества. Однако дан
ный опыт деструктивных действий
казаков в начале XVII в. должен
быть известен их внукам и правнукам,
пошедшим за Степаном Разиным.
В связи с державной твердостью
и устойчивостью перед лицом ка
зачье-крестьянской стихии надо от
метить, что Нижний Новгород и его
жители сохраняли верность царской
присяге во времена разинщины и
пугачевщины. Такое же качество ни
жегородцы проявили и в Смуту. Они
держали сторону Москвы, где сидел
законный государь, которому они
оставались верны: и (Лже-)Дмит
рию I, и Василию Шуйскому. «Се
мибоярщину» и Владислава нижего
родцы не признали, а потому имели
все основания выступить против них.
Кроме прочих факторов принципи
альная твердость нижегородцев оп
ределялась и тем, что они были об
ладателями кремля.
Крепость из камня и кирпича,
возведенная в начале XVI в. (даты
начала и окончания строительства не
определены; в 2015 г. в Нижегород
ской области условно отмечалось
пятисотлетие кремля), ни разу не была
взята противником до сего дня (этим
не может похвастаться ни одна кре
пость европейской части России).
Благодаря этому ресурсу, воеводы
Нижнего Новгорода, выдержали ряд
одновременных попыток штурма ту
шинцами, болотниковцами и мордвой
со стороны Балахны и Арзамаса.
Предыстория такова. В октябре
1606 г.
14
около Нижегородского уез
да развернулось движение сторонни
ков еще не пришедшего в Россию
Лжедмитрия II. Они пока группиро
вались вокруг тех лозунгов и идей,
которые вызвали к жизни движение
Ивана Болотникова. Участие в вос
стании к югу от Нижнего Новгоро
да приняли русские крестьяне, про
живавшая по соседству бортная
мордва и ряд местных помещиков. К
ним примкнули и отдельные нижего
родские дворяне во главе с Иваном
Борисовичем Доможировым и князем
Иваном Дмитриевичем Болховским
Осенью 1606 г. в Курмыше утвер
дился Андрей Казаков, арзамасский
помещик, недавно обращенный в
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
православие (назван новокрещеном;
татарский мурза Шейсупов, получив
ший в поместье с. Казаково). Он
стал приводить к клятве «царю»
Дмитрию нерусское население вокруг
Курмыша, грабил купцов, а гонцов
не пропускал к Москве. Пламенем
восстания второй половины 1606 г.
был охвачен и Муромский уезд.
Активными участниками стали ме
стные служилые люди. От них те же
И. Б. Доможиров и И. Д. Болховской
даже требовали присылки подмоги
под Нижний Новгород
Именно это обстоятельство пред
ставляло главную опасность: отказ
дворян, связанных с Нижним Нов
городом, подчиняться царю Василию
Шуйскому и открыто встать на сто
рону его врагов был страшнее, не
жели поход восставших на город,
укрепления которого бы защищали
сплоченные гарнизон и нижегородские
дворяне. На Нижний Новгород мя
тежники первоначально идти не ри
скнули: пугали каменный кремль и
наличие сильного гарнизона. Про
тивники царя Василия захватили
Алатырь и Арзамас. В итоге уже к
середине октября 1606 г. значитель
ная часть региона к югу от Нижего
родского уезда вплоть до правобере
жья Оки контролировалась повстан
цами, разделявшими идеологию дви
жения Ивана Болотникова. Фикси
руется и связь восставших в Муроме,
Алатыре, Арзамасе и Курмыше ме
жду собой и с лагерем И. И. Бо
лотникова в Путивле.
На рубеже октября — ноября
1606 г. набравшие силу бунтовщики
во главе с И. Б. Доможировым и
лидерами мордвы Варгадином и Мос
ковым начали осаду Нижнего Нов
города. А ведь еще весной 1606 г.
многие отряды нижегородских и ар
замасских дворян во главе с боярином
Ф. И. Шереметевым были отправ
лены Лжедмитрием I на службу в
Астрахань и для замены тамошнего
воеводы И. Д. Хворостинина
. Ле
тописцы отметили, что «стояли под
Нижним Руские люди и бортники
и Мордва»
и «многие пакости гра
ду делаху»
. В ноябре 1606 г. один
из местных лидеров повстанцев
Ф. М. Доможиров писал в Арзамас
к воеводам болотниковцев Б. И. До
можирову и В. И. Коверневу с прось
бой прислать подкрепление осаждаю
щим: «и вам бы… однолично прислать
к нам воин[ских] людей на прибавку
тотчас. А буде... вы к нам людей не
пришлете воинских и [нам]... поги
нути от вас, быти нам разор[енным]
и вам от Нижнево»
. Уже в декабре
1606 г. — январе 1607 г. посланный
Василием Шуйским на помощь Ниж
нему Новгороду отряд под командо
ванием Г. Г. Пушкина и С. Г. Ода
дурова снял осаду с города: узнав о
приближении войска «испод Нижне
ва воры разбежалися».
Этим дело не ограничилось. По
сле снятия угрозы для Нижнего Нов
города и его уезда под власть царя
были возвращены и Алатырь с Ар
замасом
. После поражения Ивана
Болотникова под Москвой пошло на
спад и повстанческое движение в
Поволжье.
Вновь обстановка вокруг Ниж
него Новгорода обострилась осенью
1608 г. Страна в 1607 г. раскололась
на части в соответствии с двумя глав
ными центрами — Москвой и Ту
шиным. Возникшее в стране двое
властие привело к постоянным боевым
столкновениям нижегородцев — сто
ронников «боярского царя» Василия
Шуйского и «тушинского вора» Лже
дмитрия II. В этом соблазне выбора
Нижний Новгород остался верен
Москве, чего нельзя сказать о его
соседях.
На стороне тушинцев действова
ли и «литовские люди» — военные
отряды из Речи Посполитой, и по
волжские народы. Отряды «под фла
гом» Лжедмитрия II вновь выбили
Арзамас из-под власти Василия Шуй
ского и захватили Балахну. Следую
щей целью противников Москвы,
естественно, был Нижний Новгород.
Овладение им дало бы Лжедмитрию II
возможность «навести мосты» от
контролируемых им районов в Волго-
Окском междуречье к землям, где
против власти Москвы поднялись
чуваши, татары, марийцы и русские,
где сновали казачьи отряды.
В самом Нижнем Новгороде сил
для отражения тушинцев было мало.
Крупный отряд нижегородских дво
рян во главе с боярином Ф. И. Ше
реметевым еще не вернулся с астра
ханской службы, где завяз в стычках
с казаками. Осенью 1608 г. Нижний
Новгород оказался фактически бло
кирован разнородными силами дей
ствовавших под тушинским знаме
нем.
Опять поднялись мордва и борт
ники Нижегородского уезда. С этим
выступлением связана остросюжетная
история. 15 сентября из Нижнего
Новгорода был послан в Москву
Михаил Ордынцев. Цель его миссии
заключалась в доставке казны в сто
лицу. В пути Ордынцев узнал, что
восставшие в Нижегородском уезде
предупредили Тушинского Вора «про
тое казну». Тогда Михаил «…пере
ехав с денежной казною на иную
дорогу. И казну довез до Москвы
здорово»
21 ноября (1 декабря) 1608 г.
нижегородцы получили ультиматум
из захваченной тушинцами Балахны
с требованием «целовать крест госу
дарю царю и великому князю Дмит
рею Ивановичу всеа Руси» под уг
розой наказания в противном случае.
Тогда-то нижегородцы и выступили
открыто и последовательно за закон
ного царя Василия. Их бескомпро
миссная позиция была четко выра
жена в отписке архимандрита Воз
несенского Печерского монастыря
Иоиля: в Нижнем Новгороде все
«хотят за Государево Царево и Ве
ликого Князя Василья Ивановича…
крестное целование помереть, на чом
они ему Государю крест целовали»
Нижегородцы не только огрызнулись
в ответ на вызов балахнинцев, но и
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
устами руководителя местной цер
ковной корпорации призвали и жи
телей соседних уездов не допустить
того, чтобы «хрестьянская неповин
ная кровь не лилась, а были бы Ба
лахонцы и всякие люди… во единой
мысли с Нижегородцы… кто будет
на Московском Государстве Государь,
тот всем нам и вам Государь»
В те тяжелые дни, когда прак
тически вся округа Нижнего Новго
рода от Курмыша до Арзамаса и
далее до Владимира, опять «заворо
вала», т. е. перешла на сторону Лже
дмитрия II, для управления городом
и уездом был впервые создан чрез
вычайный орган — Городовой (или
Городской) совет. В него вошли ме
стные церковные власти, воеводы
А. С. Алябьев и А. А. Репнин, дьяк
В. Сем¸нов, дворяне, служилые ино
земцы, а также «гости, и земские
старосты, и целовальники, и посадские
всякие люди»
. К сожалению, имена
последних источник не приводит. Как
знать, быть может, в их числе был
Кузьма Минин! Тогда же нижего
родцы для самообороны организова
ли ополчение, основу которого соста
вили дворяне и дети боярские во главе
с воеводой А. С. Алябьевым. Городо
вой совет стал готовиться к борьбе.
В это же время правительство
царя Василия Шуйского срочно при
звало на помощь отряд Ф. И. Ше
реметева. Москва нуждалась в вой
сках для противостояния тушинцам.
По дороге к Казани войско Ф. И.
Шереметева вело бои с казаками. В
Казани Ф. И. Шереметев задержал
ся, затем переместился в Чебоксары,
где приводил к верности Василию
Шуйскому окрестные народы, но
отправил к Нижнем Новгороду часть
нижегородских дворян, стрельцов,
казаков, чуваш и башкир
Сами же власти Нижнего Нов
города, не подозревая пока о подхо
де помощи, начали превентивные
действия против превосходивших сил
тушинцев. Для обеспечения долго
временного сидения в предполагаемой
осаде нужны были запасы продо
вольствия. Напротив кремля через
Волгу у устья Оки — на так назы
ваемой Стрелке (с 1817 г. там зашу
мит Нижегородская ярмарка) — тра
диционно находились склады купцов
и торговых людей. Михаил Ордын
цев 22 ноября (2 декабря) 1608 г.
вывел из Нижнего Новгорода на
Стрелку отряд, в который входили
стрельцы и служилые иноземцы («лит
ва и немец»). «И на него, Михайла,
приходили изменники из Болохны
атаман Тимоха Таскаев, и хотел Стрел
ку засесть, и Михайло царю Василью
служил и запасы с Стрелки вывез в
Нижний все сполна и Стрелку выжег
для приходу воровских людей»
. Бла
годаря этому город смог подгото
виться к длительной осаде.
Через несколько дней, 25 ноября
(5 декабря) от Арзамаса к Нижнему
Новгороду подошли силы восставших
мордвы и бортников. Воевода Анд
рей Алябьев, не мешкая, устроил
вылазку, и нижегородцы рассеяли
мятежников. 29 ноября (9 декабря)
нижегородцы вновь отбили от горо
да приступ Сурвоцкого. На следую
щий день, 30 ноября (10 декабря)
1608 г., тушинцы предприняли общий
штурм города — «к Нижнему был
приступ в четырех местах к Печер
ским, к Никольским, к Ильинским
воротам, да от Балахны»
28
; Алябьев
и здесь ухитрился сделать вылазку, и
противник был отброшен от города.
1 (11) декабря в осажденный Ниж
ний Новгород пробился отряд, по
сланный Ф. И. Шереметевым. За
30 верст до города отряд начал про
двигаться, преодолевая нападения
«воровских людей». Поднаторевшие
в двухлетних сражениях воины со
крушали любые попытки остановить
их на пути к Нижнему Новгороду.
Им противостояли мятежники, ранее
бортничавшие, пахавшие землю и
охотничавшие, а затем променявшие
добывание хлеба насущного в поте
лица своего на легкую добычу все
дозволенного разбоя. Видимо, при
ближавшийся шум боев был услышан
в Нижнем Новгороде, и воевода
А. А. Репнин с войском устремился
им навстречу и обеспечил вхождение
подмоги в осажденную крепость
Усиление нижегородского гарни
зона сразу позволило перейти от
активной обороны к наступательным
действиям. 2 (12) декабря не подо
зревавшие плохого тушинцы «по
Болохонской дороге» беспечно подо
шли к городу — «Тимоха Таскаев с
с товарыщи, да с ним болохонцы и
суздальцы и шуяне, и костромичи, и
кинешемцы, и юрьевчане, и горохов
цы дети боярские и всякие люди с
большим нарядом». Воевода А. С.
Алябьев предпринял вылазку, в ходе
которой сторонники Лжедмитрия II
были отброшены от Нижнего.
Лаконичность источников позво
ляет представить авторскую рекон
струкцию событий. Усиление ниже
городского гарнизона за счет зака
ленного в поволжских сражениях
воинства позволяло провести полно
ценную боевую операцию по всем
правилам воинского искусства. По
явление толп из Балахны на левом
берегу Оки, в районе Стрелки, не
могло остаться незамеченным из крем
ля, высившегося на правом берегу
Волги. Из крепости заранее должны
были вывести группы воинов на ко
нях и скрытно разместить в оврагах
Кузьма Минин. Гравюра XVIII в.
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
и постройках посада. Когда нападав
шие сконцентрировались возле наме
ченных ими точек прорыва, из разных
ворот кремля вылетели отряды, не
ожиданно ударившие по осаждавшим.
Возможные попытки балахнинцев
отойти и перегруппироваться были
пресечены на корню засадными груп
пами. Рассеянные силы противника
устремились к месту переправы на
другой берег Оки, но и там их уже
поджидал один из нижегородских
отрядов. Паника среди врага усили
лась, что привело искателей наживы,
организованных в подобие воинства,
в толпу испуганных мужчин, которые
россыпью бежали по льду реки. Мно
гих из них настигали всадники и
безжалостно рубили.
Нижегородцы наголову разбили
тушинцев и их «до Балахны топтали,
и Балахну взяли»
. В плен попали
балахонский воевода С. Голенищев,
перешедший на сторону Шуйского,
казачий атаман Т. Таскаев, повешен
ный затем в Нижнем Новгороде, а
также суздальцы Е. Редриков, С.
Долгий, Л. Синий и И. Гриденков,
а всего более 300 человек
Весть о победе над Балахной
быстро разнеслась по нижегородской
округе и зародила в других близле
жащих от Нижнего Новгорода насе
ленных пунктах мысли о борьбе со
сторонниками самозванца. Так, в те
же дни сторонники Лжедмитрия II
в Павлове сообщали, что «хотели их
переимати павловские мужики и от
вести в Нижней»
. Кроме того, уст
ранение угрозы со стороны Балахны
благоприятствовало переброске сил
на другие направления. Хотя и тут
пришлось действовать от обороны.
5 (15) декабря 1608 г. Нижний
Новгород был атакован со стороны
Арзамаса большим отрядом тушинцев
(нижегородских, арзамасских, ала
тырских детей боярских, татар, че
ремис, мордвы, бортников и др.) во
главе с Н. Собакиным, С. Сурвацким,
А. Подбельским и С. Низовцевым.
Он был разбит А. С. Алябьевым,
устроившим вылазку из кремля. На
протяжении 15 верст нижегородцы
секли противника. Было захвачено
300 пленных. Все воеводы «инсур
гентов» были заточены в нижегород
ские темницы. В дальнейшем гарни
зон Нижнего Новгорода перешел к
активным наступательным операциям
против тушинцев в направлении Му
рома, через который шла дорога на
Москву.
10 декабря им был нанесен удар
под с. Ворсма, 11 декабря — под
Павловым. Из этих мест Алябьев
разослал память в с. Вача и Яков
цево, расположенные южнее. Другая
грамота была направлена далеко на
север в с. Пурех. Алябьев, действо
вавший по повелению царя Шуйско
го, требовал от крестьян этих селений
прислать к нему повинные челобитные.
Подобная грамота, направленная в
Муром, дополнялась угрозой похода.
Уже к 16 декабря нижегородцы при
вели к присяге Василию Шуйскому
Гороховец и Ярополч
33
Одновременно в декабре в Ниж
ний Новгород прислали отписки с
изъявлением поддержки г. Лух, Ко
строма и Шуя
. 25 декабря 1608 г.
(4 января 1609 г.) в Нижний Нов
город была прислана грамота из Мо
сквы с призывом вместе с соседними
уездами активизировать действия про
тив сторонников Лжедмитрия II.
С. В. Иванов.
В Смутное время. 1908 г.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
После этого отряды нижегород
цев во главе с воеводой А. С. Алябь
евым выдвинулись из города по на
правлению к Мурому. В бою у
с. Бурцева в 20 верстах к югу от
Нижнего Новгорода 6 января 1609
г. отряд тушинцев был вынужден
отойти к с. Ямгородскому, где на
следующий день нижегородский вое
вода А. С. Алябьев разгромил его,
взяв в плен самого князя Вяземско
го. Его затем публично казнили в
Нижнем Новгороде
. Тогда же был
взят в плен и другой тушинский вое
вода — Тимофей Лазарев
. Около
40 арзамасских дворян во главе с
Ф. В. Левашевым перешли на сто
рону А. С. Алябьева
37
Далее успех сопутствовал ниже
городскому воеводе в бою с тушин
цами 6 февраля 1609 г. у с. Кадни
цы. Там А. С. Алябьев прижал к
Арзамасу крупный отряд сторонников
Лжедмитрия II. 15 февраля войско
нижегородского воеводы предприня
ло штурм Арзамаса, однако тушинцы
смогли удержать город в своих руках.
После неудачи А. С. Алябьев был
вынужден ретироваться к Нижнему
Новгороду. При отходе нижегородцев
16 февраля тушинцы потрепали их
отряд вблизи Собакинского леса и
вынудили А. С. Алябьева ускорить
марш к берегам Волги
38
Рать А. С. Алябьева предпри
няла поход из Нижнего Новгорода
к занятому сторонниками самозван
ца Мурому. 18 (28) марта в Муроме
вспыхнуло восстание против тушин
цев, и в тот же день жители города
встретили нижегородцев «с образы
и крест царю Василью Ивановичю
целовали»
. Через несколько дней,
27 марта (6 апреля) 1609 г., отряды
войска А. С. Алябьева внезапным
броском захватили Владимир. Весной
1609 г. А. С. Алябьев, удерживая
Муром и не удаляясь далеко от Ниж
него Новгорода до подхода ожидае
мой «понизовой рати» Ф. И. Ше
реметева, совершил успешный рейд на
Касимов. В то же время А. С. Алябь
ев направил сотню нижегородских
стрельцов во главе с Ф. С. Мостни
ным в Юрьевец, где население при
сягнуло на верность царю Василию
Шуйскому.
После ухода из города основных
сил в Нижнем Новгороде, по словам
современников, в июне 1609 г. там
«была большая тревога, так как не
было никаких сил, поскольку одна
часть воинов ушла в Муром, другие
во владимирской службе, а в Нижнем
остались только миряне, и те в боль
шой тревоге»
. Затем в Нижний
Новгород в конце мая 1609 г. вошла
«понизовая рать» Ф. И. Шеремете
ва 3 000 стрельцов и 500 татар и
башкир. Из Мурома к нему также
пришла 1 000 «всяких служилых
людей»
. Эти резервы позволили
нижегородцам активизировать дей
ствия против сторонников Лжедмит
рия II. К Ф. И. Шереметеву в те
дни перешло верховное командование
действовавшими в городе и его ок
руге военными силами, сохранявши
ми верность царю Василию Шуй
скому.
Оставаясь с основными силами
в Нижнем Новгороде, Ф. И. Ше
реметев отправлял мобильные отря
ды для очищения окрестностей от
тушинцев. В июле 1609 г. основные
силы Ф. И. Шереметева из Ниж
него Новгорода вышли в сторону
Москвы на соединение с войсками
М. В. Скопина-Шуйского, двигав
шегося из Новгорода Великого. В
середине ноября две армии соедини
лись в Александровой Слободе и в
течение зимы 1609 — 1610 гг. очи
стили от приверженцев Лжедмит
рия II окрестности Москвы и в мар
те 1610 г. вступили в столицу.
Тем временем, после ухода из
Нижнего Новгорода армии Ф. И.
Шереметева, на подступах к городу,
долгое время остававшемуся без во
енного прикрытия, оживились ту
шинцы. Центром их сосредоточения
вновь стал Арзамас. Уже в октябре
1609 г. в Нижнем Новгороде был
«всполох» от «воровских людей».
Видимо, тогда же произошел бой
князя А. М. Львова, ставшего вме
сто А. С. Алябьева нижегородским
воеводой, с «воровскими казаками и
черемисой» у с. Ельня. Весной 1610 г.
Нижний Новгород снова осаждали
крупные силы сторонников Лжедмит
рия II, хотя в итоге местные силы
смогли устроить успешную вылазку,
в ходе которой разбили тушинцев и
отогнали их от города. Это позволи
ло воеводе А. А. Репнину сообщить
царю Василию Шуйскому, что «воры
от Нижнева побежали»
В июне 1610 г. в Нижний Нов
город из Москвы прибыли военные
отряды во главе с воеводами князем
В. Ф. Масальским, С. Чевкиным,
Я. С. Прокудиным и В. В. Аничко
вым. Объединенная рать во главе с
князем А. М. Львовым в том же
месяце взяла приступом Арзамас —
последний оплот тушинцев в регионе.
К началу июля 1610 г. нижегородским
отрядам удалось закрепить достиг
нутый успех, приведя население края
на верность царю Василию Шуйско
му. Однако сокрушительное пораже
ние войск Шуйского от армии поль
ского короля Сигизмунда III в Клу
шинской битве 24 июня (4 июля)
1610 г. обусловило призыв нижего
родцев в Москву. Уже в июле 1610 г.
нижегородцы получили приказ не
медленно выдвинуться на защиту
Москвы от наступавших польско-
литовских войск. На марше их за
стало известие об отречении «бояр
ского царя» от престола, и нижего
родские отряды были возвращены
домой.
Ратный подвиг нижегородцев в
1608 — 1610 гг. стал залогом того,
что Нижнему Новгороду, закален
ному в боях, вернувшему под власть
законного царя (хоть и временно)
земли в радиусе от 100 до 200 ки
лометров, предстояло позднее еще
раз сыграть ключевую роль в борь
бе с деструктивными силами. Где-то
в этом бурлящем котле битв, осад,
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
сражений и походов среди нижего
родцев, взявших на себя ответствен
ность за свой город и окрестные
земли, вызревал феномен Минина.
Кузьма Минин является во всех
смыслах знаковой фигурой. До Смут
ного времени, наверное, не найти в
русской истории случая, когда чело
век, ломая социальные рамки вдруг
поднимался до того, чтобы решать
задачи уровня монарха и его окру
жения. Разве что Ермак… Смутное
же время дало когорту таких деяте
лей. Начать надо с самозванцев, ко
торые затем до отмены крепостного
права будут постоянным социокуль
турным фактором истории России.
Затем были загадочный контур Ива
на Болотникова, страсть к авантюрам
Ивана Заруцкого, трагичный феномен
Прокофия Ляпунова. В последнем,
кончено, была авантюрная жилка, но
более угадывается в нем искреннее
желание решать проблемы неустрое
ния России
. Как недавно выяснилось,
Никанор Шульгин хотел в Казани
добиться полной независимости, пре
жде всего, от Москвы
. Что же по
зволяет включить в этот пестрый ряд
Минина? Думается, что это было
дерзновение решать державные за
дачи и умение повести за собой
людей. У Минина появление такой
харизмы определили явления (ви
дения) ему Сергия Радонежского.
Без такого сакрального стимула Ми
нин не рискнул выйти к народу с
призывом. У других харизматиков
Смуты были иные стимулы. Но так
или иначе эти люди положили нача
ло «демократизации» лидерства в
русской истории. Она проявляется в
Степане Разине, Ал¸не Арзамасской
и деятелях Раскола.
Самостояние духовенства в Сму
ту, вылившееся в решающую роль
Гермогена, в практическую идеологию
ее преодоления, тоже многое объяс
няет то, что с середине XVII в. цер
ковная реформа стала такой резо
нансной в политическом и социокуль
турном аспектах. Это определялось
активной ролью духовенства, прини
мавшего или не принимавшего ее.
Корни этой активности уходят в
движение «боголюбцев», которое
представлено такими именами, как
Иван Неронов, Никита Минов (бу
дущий патриарх Никон), Павл (бу
дущий епископ Коломенский), Ил
ларион (будущий митрополит Рязан
ский), Симеон (будущий архиепископ
Сибирский), протопоп Аввакум Пет
ров. Первоначально это движение
было связано с Лысковым и нахо
дившимся на противоположном бе
регу Волги Макарьевским Желто
водским монастырем. И вот они —
казалось бы, «странные сближенья»:
пришли в действие алгоритмы народ
ной инициативы, впервые проявив
шиеся в Смуту. Макарьевский мо
настырь был обновлен жителями с.
Лыскова, которые «множеством на
рода на Желтые Воды приидоша…
и от своего усердия насекоша древес
доволно к созданию церковному»
В то же время — в 1620-е гг. — в
самом Лыскове и под ним строились
новые и восстанавливался разоренный
в Смуту монастыри. Причем обите
ли ставились на собранные по на
родной инициативе мирские средства
Село Лысково и восстановление Ма
карьевского Желтоводского монасты
ря через почитание Макария Унжен
ского связываются с Дмитрием По
жарским. Дмитрий Пожарский делал
вклады в Макарьево-Желтоводский
монастырь в 1625 — 1626 гг. Это
было обусловлено малоизвестным
сейчас фактом того, что Дмитрий
Пожарский двигал рати на Москву,
воодушевляемый заступничеством
Макария Желтоводского
47
. Естест
венно, что важную роль в утвержде
нии этого небесного покровителя
ополчения сыграло нижегородское
духовенство, и прежде всего настоя
тель Печерского Вознесенского мо
настыря в Нижнем Новгороде Фео
досий. Он внес существенный вклад
в организацию ополчения
. Вот про
тягивается незримая нить от органи
зации ополчения к «боголюбцам»,
идеологам церковной реформы. Из
вестно и то, что эти самые «бого
любцы», связанные с Макарьевским
Желтоводским монастырем, в Ниж
нем Новгороде ориентировались на
круги, связанные еще с ополчением
Минина и Пожарского.
Влияние процессов общественной
консолидации во втором десятилетии
XVII в., где весьма заметен фактор
Православной церкви, проявилось
чуть позже — через духовные иска
ния «боголюбцев». А из их среды
вышли два заметных оппонента —
патриарх Никон и протопоп Авва
кум.
Вот так модель нижегородского
хронотопа времени Смуты, вобравшая
в себя тенденции общественно-по
литического и церковного развития
XVI в., привнесшая новые направ
ления развития страны, отразила
особенности транзита от века XVI
к веку XVII в России. А они опре
делил движение страны более чем на
столетие.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
ÈÁËÈ
ÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
См.:
Ëèõà÷¸â Ä. Ñ.
Человек в литературе Древней Руси. СПб., 2015. С. 231 — 247.
См.:
Ïàí÷åíêî À. Ì.
Русская культура в канун петровских преобразований // Из истории русской культуры. Т. 3. XVII — начало XVIII века.
М., 1996. С. 19 — 20, 25 — 33 и др.
См.:
Áóãàíîâ Â. È.
«Выборный человек всею землею» Кузьма Минин // Вопросы истории. 1980. ¹ 9. С. 93.
См.:
Ìàíüêîâ À. Ã.
Цены и их движение в Русском государстве XVI века. Л., 1951. С. 131 — 132.
Ïóäàëîâ Á. Ì.
Введение // Нижегородский край в конце XVI — первой половине XVII в. (Акты приказного делопроизводства) : сб. док.
Н. Новгород, 2009. С. 7.
См.: Писцовая книга 1621 — 1629 гг. по Нижнему Новгороду // РИБ. Т. XVII. Стб. 204 — 284.
См.:
Ëþáîìèðîâ Ï. Ã.
Очерк истории Нижегородского ополчения 1611 — 1613 гг. // Подвиг Нижегородского ополчения. Н. Новгород, 2011.
Т. 2. С. 23.
Там же. С. 22.
См.:
Áóãàíîâ Â. È.
«Выборный человек всею землею» Кузьма Минин… С. 92 — 93. См. также: Центральный архив Нижегородской облас
ти. Ф. 3098. Оп. 1. Д. 23. Л. 3;
Ïóäàëîâ Á. Ì.
Введение. С. 4, 7.
См.:
Ëþáîìèðîâ Ï. Ã.
Указ. соч. С. 17.
См.:
Êîçëÿêîâ Â. Í.
Герои Смуты. М., 2012. С. 251 — 272.
См.:
Àíòîíîâ À. Â.
Историко-археографические исследования: Россия XV — начала XVII века. М., 2013. С. 270 — 274.
См.: Новый летописец // Полное собрание русских летописей. М., 2000. Т. XIV. С. 72.
О датировке восстания под Арзамасом, названного И. И. Смирновым Приволжским восстанием, октябрем 1606 г. — январем 1607 г. см.:
Ñìèðíîâ
È. È.
Восстание Болотникова. 1606 — 1607. Л. ; М., 1951. С. 354.
См.:
Ëþáîìèðîâ Ï. Ã.
Указ. соч. С. 32 — 33.
См.:
Ñìèðíîâ È. È.
Указ. соч. С. 356 — 359.
См.:
Àíòîíîâ À. Â.
Указ. соч. С. 270.
Ïîïîâ À.
Изборник славянских и русских сочинений и статей, внесенных в хронографы русской редакции. М., 1869. С. 333.
Новый летописец. С. 72.
Восстание И. Болотникова : док. и материалы. М., 1959. С. 209, 210.
См.: Народное движение в России в эпоху Смуты начала XVII века, 1601 — 1608 : сб. док. М., 2003. С. 114 — 115.
Служба царю и великому князю Василью Ивановичу всеа Руси Михайла Ордынцева // Пудалов Б. М. К событиям в Нижегородском Поволжье
в 1608 — 1609 гг. (малоизвестный источник) // Мининские чтения : тр. науч. конф. Н. Новгород, 2011. С. 71.
АИ. СПб., 1841. Т. 2. ¹ 107. С. 137.
См.:
Òþìåíöåâ È.
Смутное время в России начала XVII века. Движение Лжедмитрия II. М., 2008. С. 307 — 308.
ААЭ. СПб., 1836. Т. 2. ¹ 104. С. 204 — 205.
См.:
Àíòîíîâ À. Â.
Указ. соч. С. 274 — 277.
Служба царю и великому князю Василью Ивановичу всеа Руси Михайла Ордынцева. С. 71.
Там же.
См.:
Àíòîíîâ À. Â.
Указ. соч. С. 278 — 279.
Служба царю и великому князю Василью Ивановичу всеа Руси Михайла Ордынцева. С. 72.
См.:
Àíòîíîâ À. Â.
Указ. соч. С. 279; Сборник князя Хилкова. СПб., 1879. ¹ 12. С. 34 — 35; ААЭ. СПб., 1836. Т. 2. ¹ 104. С. 204.
Сборник князя Хилкова. С. 35.
33
См.:
Àíòîíîâ À. Â.
Указ. соч. С. 279 — 280.
См.: ААЭ. Т. 2. ¹ 104. С. 205; АИ. Т. 2. ¹ 112. С. 141; ¹ 113. С. 142 — 143.
См.: Новый летописец. С. 86.
См.: АИ. Т. 2. ¹ 131. С. 155.
См.:
Àíòîíîâ À. Â.
Указ. соч. С. 281.
См.: Народное движение в России в эпоху Смуты начала XVII века, 1601 — 1608 : сб. док. М., 2003. С. 292.
39
Новый летописец. С. 89.
Дневник Яна Петра Сапеги (1608 — 1611). М., 2012. С. 127.
Там же. С. 135.
См.: Акты XIII — XVII вв., представленные в Разрядный приказ представителями служилых фамилий после отмены местничества // ЧОИДР.
1898. Кн. 3, ¹ 294. С. 314.
См.:
Êîçëÿêîâ Â. Í.
Герои Смуты. М., 2012. С. 10 — 76.
Там же. С. 251 — 272.
Отдел рукописей Нижегородской государственной областной универсальной научной библиотеки. Ф. 6. Оп. 1. Ед. хр. 2. Л. 15 об. — 16,
40 — 40 об.
См.:
Ìîðîõèí À. Â.
Нижегородское духовенство и формирование ополчения 1612 года // Мининские чтения : тр. науч. конф. Н. Новгород,
2007. С. 149.
См.:
Ïîíûðêî Í. Â.
Обновление Макарьева Желтоводского монастыря и новые люди XVII века — ревнители благочестия // Труды Отдела
древнерусской литературы. Л., 1990. Т. XLIII. С. 64.
См.:
Ìîðîõèí À. Â.
Нижегородское духовенство и формирование ополчения 1612 года // Мининские чтения. 2007. С. 146 — 148.
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
Ñåðãåé Âàñèëüåâè÷ Âèäÿéêèí
ПОД БЕЛИЧьИМ ЛЕСОМ
пыт построения пространственной модели
ерхомянского стана
латырского уезда в 1620-е гг.
В 2017 г. историки Поволжья
отметят 150-летний юбилей со дня
рождения одного из основоположни
ков научного изучения истории мор
довского народа — Александра Алек
сандровича Гераклитова. Блестящий
знаток этнической истории Поволж
ского региона, архивист и палеограф,
он, заложив основы научного изуче
ния истории мордвы, тем не менее,
не создал ее связного и цельного
изложения. В то же время именно
А. А. Гераклитов наметил ключевые
проблемы региональной истории, вы
делил переломные эпохи и основные
тенденции ее развития
. Многие из
вопросов, поставленных им, до сих
пор актуальны для региональных ис
ториков и пока не нашли своего ре
шения. К числу таких проблем отно
сится и историческая география рассе
ления мордовского народа в XVI —
XVIII вв.
Во многих своих работах А. А. Ге
раклитов активно использовал кар
тографические материалы для разре
шения спорных вопросов мордовской
этнической истории. Одновременно
в статье «К вопросу о границе ме
жду „мокшей“ и „эрзей“ в начале
XVII в.» исследователь указывал на
слабую разработанность этой темы:
«В настоящее время не существует
никакой этнографической карты морд
вы, с помощью которой мы могли бы
составить представление о современ
ном распределении обоих мордовских
племен»
. Тем не менее в другой сво
ей работе — «Алатырская мордва.
По переписям 1624 — 1721 гг.» он
высоко оценивал значимость этой
работы: «…карта Алатырского уезда,
хотя бы и не во всех деталях полная
и точная, должна представлять более
общий интерес при той скудности
сведений по исторической географии
Поволжья»
Данная статья — первая в серии
статей, посвященных проблеме, по
ставленной еще в первой половине
XX в. Александром Александровичем
Гераклитовым, — исторической гео
графии Алатырского уезда. Исполь
зуя современные базы данных, мы
предприняли попытку построения
пространственной модели одного из
четырех станов Алатырского уезда —
Верхомянского в 20-х гг. XVII сто
летия.
При работе над статьей были
использованы следующие картогра
фические материалы: «Геометрической
атлас Симбирской губернии Алаторска
го уезда» (начало XIX в.)
, «Топо
графическо-межевая карта Симбир
ской
губернии» А. И. Менде (1859 —
1861 гг.)
и «Топографические Карты
России и СССР»
. К сожалению,
имеющиеся более ранние карты
XVII в. малоинформативны из-за
низкой детализации. Карты XIX в.
представляют собой более значимый
источник информации, но отсутствие
на них современной координатной
сетки и имеющиеся искажения соз
дают определенные проблемы с их
сопоставлением с современными кар
тами.
При построении авторских карт
использовалось сопоставление ука
занных карт с письменными источ
никами — писцовыми книгами
Д. Ю. Пушечникова. В 1624 г. пис
цы Дмитрий Юрьевич Пушечников
и подьячий Афанасий Давыдов сын
Костяев были направлены в Алатыр
ский уезд. Огромная территория
уезда потребовала многолетнего тру
да. В течение трех лет писцы соста
вили по уезду четыре книги: первая
была посвящена поместьям и вотчи
нам русских владельцев (книга до
сих пор не обнаружена историками);
вторая — татарским поместным зем
лям, т. е. землям служилых татар и
мордвы; третья — мордовским и
буртасским землям; четвертая — их
бортным ухожаям.
Для картографического построе
ния мордовских населенных пунктов
Верхомянского стана Алатырского
уезда 1620-х гг. в статье использо
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
вались материалы «Книги письма и
меры писцов Дмитрея Юрьевича
Пушечникова да подъячего Афонасья
Костяева мордовских и буртаских
земель 132 и 133 и 134 году»
(да
лее — «Книга мордовских земель»).
Традиционно, все исследователи,
начиная с А. А. Гераклитова, при
держиваются деления Алатырского
уезда в XVII в. для мордовского
населения на три стана: Верхопьян
ский, Верхалатырский и Верхосурский
Тем не менее, необходимо оговорить
следующий немаловажный факт. Свое
описание земель Алатырского уезда
составители «Книги мордовских зе
мель» начали с Верхомянского стана.
Описав в нем десять деревень, писец
перешел к «Мордве Верхопьянской».
Иными словами, в самом тексте мор
довские деревни фактически сгруп
пированы в четыре стана. В то же
время в списке деревень в начале
книги фигурируют только три стана,
в конце книги их значится также
три — «всего в Алаторском уезде
Залесны и Верхосурские и Верхала
торские мордвы»
. Весьма вероятно,
что упоминание Верхомянского ста
на — это проявление более древне
го деления уезда на станы. Можно
предположить, что в XVI в. мордов
ские деревни распределялись по трем
станам — Верхомянскому, Верхопь
янскому и третьему, включавшему в
себя территории будущих Верхала
тырского и Верхосурского. В связи
со значительными миграционными
процессами, к 1620-м гг. к югу от
реки Алатырь появилось значитель
ное количество новых мордовских
поселений. Соответственно это по
требовало внесения изменений в ад
министративное деление Алатырско
го уезда. Сильно разросшийся третий
стан (в междуречье Алатыря и Суры),
разделился на два стана — Верха
латырский и Верхосурский (кстати,
количество селений в них было столь
велико, особенно в Верхосурском,
что к 1640-м гг. часть их территорий
перешла к новому Саранскому уезду).
В противоположность третьему, Вер
хомянский и Верхопьянский станы
все больше теряли свое значение, что
привело к их постепенному слиянию
в один стан — Низсурский. Веро
ятно, отсюда происходит путаница у
писца со станами. Мы используем
более старинное деление уезда на
четыре стана по двум причинам. Во-
первых, в утилитарных целях, так
как объем работ достаточно велик
для рамок одной статьи, т. е. проще
ее разделить на четыре части и со
ответственно на четыре статьи. А,
во-вторых, для исследователей того
периода было бы интереснее посмот
реть на более древнее устройство
уезда, о котором сегодня, к сожале
нию, очень мало информации.
Перед тем как перейти к непо
средственному построению простран
ственной модели Алатырского уезда
1620-х гг., считаем необходимым ого
ворить то, что для многих объектов
на последующих представленных нами
картах показано их примерное рас
положение, которое носит относи
тельный характер (исходя из автор
ского представления), особенно это
касается межевых границ сельхоз-
угодий рассматриваемых населенных
пунктов.
Итак, начинается «Книга мор
довских земель» с описания Верхо
мянского стана. Как видно из назва
ния, его территорию составили насе
ленные пункты, расположенные в
бассейне реки Мени
— левого при
тока реки Суры.
Описание стана начинается с «де
ревни Ордатово на речке на Мурав
лее Лунгинсково беляка»
. Деревня
была четко идентифицирована еще
А. А. Гераклитовым
с современным
селом Старое Ардатово Ардатовско
го района Республики Мордовия
Гидроним
Муравлейка
присутст
вует в «Геометрическом атласе Сим
бирской губернии Алаторскаго уезда»
и на карте А. И. Менде. На совре
менной карте река уже носит назва
ние
Норелей
. В последующем опи
сании межи деревни упоминается
речка
Уноровлей
. Примечательно,
что название
Муравлей
встречается
только рядом с названием деревень,
а
Уноровлей
— в описании межевых
границ. Привязка данных источника
к карте показывает, что речь, по всей
видимости, идет об одной и той же
реке, и мы имеем дело либо с ошиб
кой переписчика, либо гидроним
Уно
ровлей
предшествовал гидрониму
равлей
и впоследствии был забыт.
Достаточно четко можно иденти
фицировать речку
Молмолея под
чорным лесом
, у которой находились
сенные покосы. По всей видимости,
речь идет о ручьях, впадающих в
Норелей по оврагам Кафседлей или
Шаолей. Речка
Колмолей
также чет
ко идентифицируется с современной
речкой
Кудашкелей
, в XIX в. но
сившей название
Кармалейка
Интересен вопрос с упоминаемы
ми при межевании земель «отинге
евской мордвы» и «отешенской морд
вы» в районе речки Колмолей. Речь,
несомненно, идет о жителях деревень
«Атяшева на пьянских вершинах»
Верхопьянского стана и «Коласева
Тетингеева тож» Верхалаторского
стана. Обе деревни были располо
жены на значительном удалении от
рассматриваемого района, поэтому,
по всей видимости, речь идет не о
пашенных землях, а о промысловых
угодьях — вероятно, частях Сухан
ского ухожая, границы которого опи
саны в «Книге письма и меры Дмит
рия Юрьевича Пушечникова да по
дьячего Афанасия Костяева 132-го
и 133-го и 134-го году Алатырского
уезду татарским и буртасским и мор
довским вотчинам бортным ухожа
ям»
Следующий раздел книги посвя
щен «деревне Кечюшева на речке на
Здесь и далее географические названия даются в
именительном падеже.
Названия населенных пунктов, идентифицирован
ных А. А. Гераклитовым, приводятся в соответ
ствии с современным административно-территори
альным делением.
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
Муровлей», и выставкам из нее —
«деревня Кечюшева выстовка из де
ревни Старой Кечюшевой на речке
на Муровлее Нижнее Кечюшево» и
«выставка ис тое ж деревни Кечю
шевы на речке на Суровлее»
. В
отличие от выставок деревня Кечю
шева на речке Муровлей была четко
идентифицирована еще А. А. Герак
литовым с современным селом Жа
биным Ардатовского района Респуб
лики Мордовия
. Речка
Суровлей
в
XIX в. носила название
Суравлейка
ныне носит название
Суралейка
О местонахождении выставок
исходя из рельефа местности можно
с высокой степенью точности пред
полагать, что Нижнее Кечюшево
находилось ниже урочища Яндова по
течению реки Норелея, а вторая вы
ставка — ниже оврага Чапамо 3-й
по течению реки Суралейки.
Кроме того, именно в описании
межевых границ этих деревень мы
встречаем упоминание названия
Уров
(«Беличий»)
лес
. К сожалению, не
известно, какая именно часть «Боль
шова мордовского чорнова лесу» так
называлась. По всей видимости, дан
ное название соотносилась с той ча
стью леса, которая составляла Со
ханский ухожай.
Не возникает вопросов и при оп
ределении расположения «деревни
Иванова Урусова на норовлейской
вершине Кашмурсково беляка»

современное село Урусово Ардатов
ского района Республики Мордовия.
Вблизи села в реку Суралейку впа
дает речка Ташседлейка, возможно,
называвшаяся в то время
Норолей
и поэтому деревня записана находя
щейся в ее истоках (карта 1).
Множество вопросов перед нами
ставит следующий раздел «Книги
мордовских земель», посвященный
описанию деревень «Момадышево на
речке на Дерлее»
и «Кулясова на
речке на Мокшалее»
. А. А. Герак
литов смог идентифицировать только
первую деревню — Момадышево с
современным селом Манадыши 2-е
Ардатовского района Республики
Мордовия
. Привязка данных «Кни
ги мордовских земель» к современных
картам показывает неверность этой
точки зрении.
Согласно описанию межевых гра
ниц земель обеих деревень, можно
построить следующую модель речной
системы вокруг них: деревня Мома
дышево находилась вблизи реки
Уромлей, впадавшей в реку Меню; в
нее в свою очередь впадала речка
Мокшалей, вблизи которой была рас
положена деревня Кулясова, причем
с другой стороны от нее протекала
еще одна речка Потапка, впадавшая
в реку Меню. Единственная область,
под которую подходит эта модель,
находится к югу от реки Мени в
районе современного села Манады
ши 1-е Ардатовского района. Таким
образом, можно предполагать, что
река
Уромлей
это современная речка
Румлейка
Мокшалей
— южная часть
речки
Задней
, а
Потапка
— безы
мянный ручей, впадающий в реку
Меню в районе современного села
Солдатского Ардатовского района
Карта 1. Район деревень Ордатово, Кечушева и Иванова Урусова
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Республики Мордовия. Кроме того,
в пользу южного берега реки Мени
говорит и привязка верховий реки
Уромлея к «чорному лесу», как и в
случае гидронима
Муравлей
В то же время в описании межи
деревни Кулясова встречается упо
минание «поместная земля Оброси
ма Скрыпина з братьею»
. В среднем
течении речки Вачки — левого при
тока Меня находится село Скрипино
Сеченовского района Нижегородской
области. Данный факт свидетельст
вует в пользу того, деревня Куля
сова, межа которой граничила с
землями Скрипиных, располагалась
к северу от реки Мени — в районе
речки Вачки. Кроме того, в поль
зу более северного расположения
этой деревни и деревни Момады
шево говорит тот факт, что жите
лям последней принадлежала об
рочная земля в верховьях реки
Киши.
Разрешить этот спорный вопрос
о местонахождении обеих деревень
помогают «Геометрический атлас Сим
бирской губернии Алаторскаго уезда»,
а также карта А. И. Менде. Соглас
но им река
Румлейка
носила такое
же название и в XIX в., современная
же река
Задняя
тогда именовалась
речкой
Мачелей
(что созвучно гид
рониму XVII в. —
Мокшалей
), а к
западу от нее мы находим речку
тапку
. Таким образом, бесспорно,
именно южное расположение обеих
деревень относительно реки Мени —
деревни Момадышево на месте со
временного села Манадыши 1-е Ар
датовского района и деревни Куля
сова, по всей видимости, на месте
современной деревни Новоклейка
Ардатовского района (карта 2).
Достаточно сложной проблемой
является географическая идентифи
кация следующих двух селений в
«Книге мордовских земель» — «Кир
жеманова на мянской вершине»
и
«Новая Тургакова на речке на Кшлее»
Первую деревню А. А. Гераклитов
идентифицировал с современным се
лом Киржеманы Большеигнатовско
го района Республики Мордовия
второе — с селом Турдаково Порец
кого района Чувашской Республики
Причем во втором случае он сделал
это совершенно безосновательно. Текст
«Книги мордовских земель» точно
указывает на граничность межей
сельскохозяйственных угодий обоих
селений, тогда как села, указанные
А. А. Гераклитовым, разделяет рас
стояние около 40 км.
Географическая идентификация
обеих деревень возможна только с
помощью построения модели речной
системы вокруг них. Исходя из тек
ста «Книги мордовских земель», мы
знаем, что речка Ушторлей (Ушпар
лей), впадающая в Меню, разделяла
земли киржемановской и тургаковской
мордвы. Кроме того, сельхозугодья
деревни Киржеманова тянулись от
впадения Ушторлея в Меню вверх по
ее течению по обе стороны. Речка
Кизылвагомолей, также впадавшая
в Меню, делила земли тургаковской
мордвы и «землю Алексея Ворыпае
ва с племянники». В описании ме
жевых границ упоминаются гидро
нимы
Мяня
Пьяна
Чюрдоклей
Кшлея
,
Кизылвагомолей
и
Уштор
лей
. Из них на современных картах
мы находим только самые крупные —
Меня
Пьяна
Благодаря картам XIX в. мы
можем идентифицировать следующие
реки: речку
Кизылвагомолей
— с
речкой
Козываламалей
в «Геомет
рическом атласе Симбирской губернии
Алаторскаго уезда» и
Казывалей
на
карте А. И. Менде, а на современной
Карта 2. Район деревень Момадышево и Кулясова
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
карте — с ручьем, текущим по ов
рагам Алмазиха и Спасский к вос
току от современного села Горки
Большеигнатовского района Респуб
лики Мордовия; речку
Кшлея
— с
речкой
Шклей
в «Геометрическом
атласе Симбирской губернии Ала
торскаго уезда», а на современной
карте — с ручьем, текущим по ов
рагу Шкилейка к югу от современ
ного села Горки Большеигнатовского
района Республики Мордовия; речку
Чюрдоклей
— с ручьем
Чердаклей
впадавшем в речку Пьяну, в «Гео
метрическом атласе Симбирской гу
бернии Алаторскаго уезда», а на
современной карте — с ручьем, те
кущим по оврагу Ахматскому к за
паду от современного села Булдаково
Сеченовского района Нижегородской
области. Таким образом, можно пред
полагать, что река
Ушторлей
, разде
лявшая сельхозугодья киржемановской
и тургаковской мордвы, это речка
Пазыдалей
в «Геометрическом атласе
Симбирской губернии Алаторскаго
уезда», а на современной карте —
ручей, текущий по оврагу Чадасско
му к северо-западу от современного
села Горки Большеигнатовского рай
она Республики Мордовия.
Построенная модель речной сис
темы вокруг деревень Киржеманова
и Новая Тургакова подтверждает
идентификацию А. А. Гераклитова
первого селения с современным селом
Киржеманы Большеигнатовского рай
она Республики Мордовия. Приме
чательный факт, на который необхо
димо обратить внимание: сельхоз
угодья этой деревни были весьма
значительны — в северном направ
лении они достигали реки Пьяны;
кроме того в средней части они про
ходили по лесному массиву, который
разделял их надвое. Деревня же Но
вая Тургакова, по всей видимости,
находилась в районе впадения ручья
Шкилейка в реку Меню, т. е. также
на ее южном берегу. Единственный
факт, говорящий против данной точ
ки зрения, — то, что сельхозугодья
обеих деревень большей частью на
ходились на противоположном бере
гу реки Мени. Тем не менее источник
достаточно точно указывает, что Но
вая Тургакова находилась не против
устья речки Кшлеи, а именно на реч
ке Кшлее (на которой, согласно ис
точнику, располагались и сенные
покосы деревни Новая Тургакова),
что, по нашему мнению, указывает
все-таки на южное расположение де
ревни от реки Мени (карта 3).
Последние три деревни Верхо
мянского стана — «Новая Чемзино
на речке на Ковлейке»
, «Ермензи
на на речке на Чувашлее»
и «Шиш
кино выставка из деревни из Старые
Ермензины на речке на Сутовлее»
Первую деревню А. А. Гераклитов
идентифицировал с современной де
ревней Новое Чамзино Большеигна
товского района Республики Мордо
вия
, вторую — с деревней Старое
Качаево того же района
, а тре
тью — с селом Большое Игнатово
того же района
. В случае с этими
деревнями в отличие от предыдущих
при их географической идентифи
кацией почти не возникает проблем.
Множество вопросов появляется
при определении их межевых гра
ниц, которые были весьма запутан
ными.
Исходя из текста «Книги мор
довских земель» мы знаем, что овраг
Ломаврелей разделял сельхозугодья
чамзинской и ермензинской мордвы.
Второй крупный массив сельхозуго
дий чамзинцев находился в между
речье Пьяны и Моркозлея, причем
с юга они ограничивались Посольской
дорогой. По реке Пьяне на правом
берегу они доходили до Утки Помры,
а на левом — до реки Уштовралей,
которая в свою очередь также раз
деляла земли чамзинской и ермен
зинской мордвы. Река Чувакшлей
разделяла земли ермензинской и
шишкинской мордвы. Для опреде
ления западных межевых границ
мы обратились к описанию межей
деревни «Малая Чюкалы Андреев
ка тож на Паметном враге»
. Со
гласно им в 1620-х гг. в отличие от
современности деревни Малая Чю
калы и Шишкино разделяла лесная
Карта 3. Район деревень Киржеманова и Новая Тургакова
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
полоса, доходившая до верховьев реки
Уштовралей. Сельхозугодья деревни
Малая Чюкалы граничили только с
землями чамзинской мордвы.
В описании межевых границ упо
минаются гидронимы
Пьяна
Ков
лейка
Уштовралей
Шушторавлей
),
Чувашлей
Чувакшлей
),
Мумобрелей
Сушторлей
Сутолей
Ламбрелелей
Шукшторавлей
и
Моркозлей
. Из
них на современных картах мы на
ходим только реку
Пьяну
, а также
овраг
Утка
на правом берегу Пьяны,
к северу от современного села Куч
каево Большеигнатовского района
Республики Мордовия. Благодаря
картам XIX в. мы можем иденти
фицировать следующие реки: речку
Чувашлей
— с ручьем, протекавшим
по оврагу Шувашклей в «Геомет
рическом атласе Симбирской губер
нии Алаторскаго уезда», а на со
временной карте — с ручьем, про
текающим в южной и восточной
части села Большое Игнатово Боль
шеигнатовского района Республики
Мордовия и впадающим в речку
Чечера; речку
Сутолей
— с ручь
ем, протекавшим по оврагу Аотов
лей в «Геометрическом атласе Сим
бирской губернии Алаторскаго
уезда», с речкой
Сютавлейкой
на
карте А. И. Менде, а на современ
ной карте — с ручьем, протекающим
в северной части села Большое Иг
натово Большеигнатовского района
Республики Мордовия и впадающим
в речку Чечера; речку
Моркозлей

с речкой
Вармазейкой
в «Геомет
рическом атласе Симбирской губернии
Алаторскаго уезда», с речкой
каразлейкой
на карте А. И. Менде,
а на современной карте — с ручь
ем, протекающим мимо современных
сел Чукалы и Андреевка Больше
игнатовского района Республики
Мордовия и впадающим в реку
Пьяну. Построенная на основе этой
информации модель речной системы
в районе трех названных деревень,
позволяет приурочить и оставшие
ся гидронимы. Таким образом, с
высокой долей вероятности можно
предполагать, что
Уштовралей
Шушторавлей
Сушторлей
и
Шук
шторавлей
— это одна река, на
звание которой записывалось рус
скоязычным писцом со слов носи
телей мордовского языка (причем
наибольшее разнозвучание названий
одной и той же реки варьируется
именно в зависимости от описания
конкретной деревни, т. е. в каждой
из трех деревень ее название иска
жалось по-своему). Речка Уштов
ралей, разделявшая сельхозугодья
чамзинской и ермензинской морд
вы, — это ручей, протекающий по
оврагу Седлей в «Геометрическом
атласе Симбирской губернии Ала
торскаго уезда», а на современной
карте — ручей, протекающий в
южной части села Старое Чамзино
Большеигнатовского района Респуб
лики Мордовия и впадающий в реку
Пьяну. Речка
Ковлейка
идентифици
руется с верхней частью речки
Мит
ровки
на карте А. И. Менде, а на
современной карте — с верхней
частью речки Чечеры, левого притока
реки Пьяны. Речки
Мумобрелей
и
Ламбрелелей
, а также овраг
Ломав
релей
, по всей видимости, одна и та
же речка, которая идентифицируется
с нижней и средней частью речки
Чечера.
Построенная модель речной сис
темы вокруг деревень Новая Чем
зино, Ермензина и Шишкино пол
ностью подтверждает их идентифи
кацию А. А. Гераклитовым. Един
ственный вопрос, который возни
кает, — расположение выставки из
деревни Ермензина — «деревни
Малая Ермензинки на речке на
Чювашлее». Исходя из названия
выставки, состоявшей из двух дво
ров, она располагалась либо выше,
либо ниже по течению от деревни
Ермензина. Учитывая, какая черес
полосица земель всех трех деревень
была в пойме реки Мумобрелея,
можно предположить, что выставка
находилась к юго-западу от дерев
ни Ермензина, т. е. выше по тече
нию речки Чувашлея (карта 4).
Карта 4. Район
деревень Новая
Чемзино, Ермензина
и Шишкино
ÍÀØÅ
ÏÐÎØËÎÅ
Карта 5. Территория Верхомянского стана Алатырского уезда в 1620-е гг.
Этими деревнями в «Книге мор
довских земель» заканчивается пе
репись Верхомянского стана и начи
нается описание «мордвы Верхопь
янской». В целом пространственная
модель Верхомянского стана Ала
тырского уезда 1620-х гг. представ
лена на карте 5.
Так как большинство географи
ческих описаний писцовых книг
Д. Ю. Пушечникова делалось со слов
местных жителей, мы можем в оп
ределенной степени выделить неко
торые особенности географической
картины мира жителя той эпохи —
в нашем случае мордвина начала
XVII в. Основа его мировосприя
тия — река, относительно которой
выстраиваются все остальные про
странственные элементы, а также
лес как непременная часть его хо
зяйственной жизни. Все мордовские
населенные пункты Верхомянского
стана основывались на берегах рек
и речек, истоки которых брали на
чало в лесу. То есть весь стан рас
полагался, по терминологии того
времени, «под Большим мордовским
чорном лесом».
В целом, как мы видим, исполь
зование картографического построе
ния позволило внести ряд изменений
в существовавшее до этого представ
ление о географии этого стана, осо
бенно в области месторасположения
некоторых деревень (Нижнее Кечю
шево, Момадышево, Кулясова, Новая
Тургакова и Малая Ермензинки). Ха
рактер расположения сельхозугодий
также говорит о том, что часть селе
ний до 1620-х гг., по всей видимости,
смещалась в пределах стана. Скорее
всего, деревня Киржеманова раньше
располагалась в районе впадения реч
ки Чюрдоклей в реку Пьяну, а де
ревня Новое Чемзино находилась на
левом берегу реки Пьяны напротив
впадения в нее речки Пьянки.
1 — д. Ордатово
2 — д. Кечюшево
3 — д. Н. Кечюшево
4 — в. ис Кечюшевы
5 — д. Иванова Урусова
6 — д. Момадышево
7 — д. Кулясова
8 — д. Киржеманова
9 — д. Новая Тургакова
10 — д. Новая Чемзино
11 — д. Ермензина
12 — д. Малая Ермензинка
13 — д. Шишкино
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
ÁÈÁËÈ
ÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ ÑÑ
ËÊÈ
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Александр Александрович Гераклитов — основоположник научного изучения истории мордовского народа // Герак
литов А. А. Избранное : в 2 ч. Саранск, 2011. Ч. 1. С. 7, 36.
Ãåðàêëèòîâ À. À.
К вопросу о границе между «мокшей» и «эрзей» в начале XVII в. // Гераклитов А. А. Избранное. Ч. 1. С. 136.
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Алатырская мордва. По переписям 1624 — 1721 гг. // Гераклитов А. А. Избранное. Ч. 1. С. 354.
См.: Геометрической Атлас Симбирской губернии Алаторскаго уезда [Электронный ресурс]. URL: http://maps.southklad.ru/plany-generalnogo-
mezhevaniya (дата обращения — 15.12.2015).
См.: Топографическо-межевая карта Симбирской губернии (1859 — 1861 гг.) А. И. Менде [Электронный ресурс]. URL: http://nipol.ucoz.ru/
load/kartografija_nizhegorodskaja/simbirskaja_gubernija/topograficheskaja_mezhevaja_karta_mende_simbirskoj_gubernii/148-1-0-2687 (дата
обращения — 15.12.2015).
См.: Топографические Карты России и СССР // http://parasite.kicks-ass.org/vBulletin/showthread.php?t=220 (дата обращения — 15.12.2015).
Российский государственный архив древних актов. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535 (далее — РГАДА).
См.:
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Алатырская мордва. С. 357.
РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535. Л. 111 об.
Там же. Л. 4 об — 5 об.
См.:
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Алатырская мордва. С. 390.
Отдел редких книг и рукописей Зональной научной библиотеки им. В.
А.
Артисевича Саратовского государственного университета
им. Н.
Г.
Чернышевского. Р-3371. Л. 306 об.
РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535. Л. 5 об — 6 об.
См.:
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Алатырская мордва. С. 406.
РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535. Л. 6 об — 7 об.
Там же. Л. 7 об — 9.
Там же. Л. 9 — 10 об.
См.:
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Алатырская мордва. С. 424.
РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535. Л. 10 об.
Там же. Л. 10 об — 12.
Там же. Л. 12 — 13.
См.:
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Алатырская мордва. С. 414.
Там же. С. 451.
РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535. Л. 13 — 14 об.
Там же. Л. 14 об — 15.
Там же. Л. 15 об — 16 об.
См.:
Ãåðàêëèòîâ À. À.
Алатырская мордва. С. 453.
Там же. С. 411.
Там же. С. 408.
РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. Ч. 5. Д. 3535. Л. 16 об — 17 об.
Äìèòðèé Âèêòîðîâè÷ Ôðîëîâ
ЦАРСКИЙ УКАЗ 1685
О СУДЕБНОМ РАЗБИРАТЕЛьСТВЕ
МЕЖДУ САРАНСКИМИ ПОМЕЩИКАМИ
До середины XVII в. дворянская конница была глав
ным русским войском, несшим все тяготы войны. Дво
ряне служили со своих поместий и вотчин и должны
были являться на воен
ную службу по призыву власти
«конны, людны и оружны» — на своем коне, в сопро
вождении лично вооруженных слуг, в своем обмундиро
вании и со своим провиантом.
Во второй половине XVII в. Саранский уезд стал
одним из центров быстро растущего помещичьего зем
левладения. В 1678 г. за дворянами значился 2 641 двор
крепостных, к 1701 г. помещики в Саранском уезде
владели 2 886 дворами. В среде дворян постепенно
утрачивалась прямая связь между службой и ее возна
граждением: поместья оставались за родом даже в том
случае, если его представители перестали нести службу.
Права распоряжения поместьями все больше расширялись
(передача в качестве приданого, мена и др.), т. е.
поместье теряло черты условного землевладения и при
ближалось к вотчине, с которой у него в XVII в. со
хранялись формальные различия. Вся земля находилась
в собственности духовных и светских феодалов, двор
цового ведомства и государства. По подсчетам док
тора исторических наук Я. Е. Водарского, бояре и
дворяне уже к последней четверти XVII в. сосредо
точили в своих руках 68 % крестьянских дворов. К
тому времени в незакрепощенном положении находилась
лишь десятая часть тяглого населения России. Архие
реям и монастырям во второй половине XVII в. при
надлежало до 20 % тяглых дворов (всего, по разным
подсчетам, до 150 тыс. дворов.). Оставшиеся 12 %
принадлежали лично царю и государству
Через 20 лет после строительства кремля, т. е. к
1661 г., в Саранском уезде насчитывалось 332 человека
дворян, детей боярских и служилых татарских и мор
довских мурз, и все они служили «со своих поместий».
Именной состав русской поместной конницы XVI —
XVII вв. можно узнать из «десятен» — списков слу
жилых людей «по отечеству» определенного уезда («слу
жилого города»). Время сохранило две саранско-атемар
ские десятни — 1669 — 1670 гг. и 1679 — 1680 гг.,
из которых известны не только саранские дворяне XVII
в. поименно, но и их вооружение, правительственные
награды, и те войны, в которых они приняли участие.
Дворяне и дети боярские назывались «служилыми по
отечеству», поскольку военная служба передавалась
от отца к сыну вместе с поместьем. Жизнь дворяни
на XVII столетия была очень сложной, иногда он года
ми не покидал действующее войско.
В поход помещик впервые брал сыновей с достиже
ния ими 15 — 18 лет, в этом возрасте и начиналась
«служба государева», которая делилась на 3 неравные
категории. Первая — «дальняя служба» — участие в
войнах, которые вело Русское государство (например с
Польшей); вторая — «береговая служба» (разделялась
на собственно береговую, проходившую по берегам рек,
и полевую — охрана границ, т. е. Саранской засечной
Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ проекта проведе
ния научных исследований («Юридическая лексика русского языка XI — XVII
вв.: Опыт комплексного словаря-справочника»), проект ¹ 13—04—00366.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
черты от набегов кочевых орд); третья — «осадная
служба или городовая». Осадная служба неслась «с
земли» малопоместными людьми. На нее также перево
дились те, кто уже не мог в силу старости, болезни или
ранений нести полковую службу, в этом случае часть
поместья могли отобрать. Денежное жалование числив
шимся в осадной службе не полагалось.
В Саранской десятне 1669 — 1670 гг. русских дво
рян и детей боярских, служилой шляхты, мордовских и
татарских мурз значилось всего 625 человек (русских —
416). Годных к службе 395 (из которых 2 даточных
человека вместо 2 увечных). Погибли на войнах и умер
ли — 185. Переписались служить по иным городам
(Москва, Пенза, Симбирск, Астрахань) — 27. Постриг
лись в монастыри — 4. Отставлены по старости и увечь
ям — 5. «Дряхл» — 1. «Без ума, не служил» — 1.
«Слепы» — 2. Взяты в плен — 2. «Пропали безвест
но» — 5
. Как видно из десятни, все поверстанные
поместными и денежными окладами русские дворяне
несли дальнюю полковую службу. Их неверстанные дети,
служившие с отцовских поместий, были как в дальней,
так и в осадной службе. Полковые мурзы и татары
несли осадную и, реже, дальнюю службы. Все шляхти
чи-иноземцы служили на восточных границах, участво
вали в войнах с башкирами и кочевыми ордами. Все 150
мордовских мурз (из которых верстаны были только 15)
несли станичную (полевую) службу.
В XVII в. в каждом городе существовало разделение
помещиков на три категории. Лучшие представители
уезд
ных детей боярских служили в чине выборных дво
рян и явля
лись высшим слоем городового дворянства.
Средний чин провинциальных дворян носил наименова
ние дворовых детей боярских, низший и наиболее мно
гочисленный слой представителей самых бедных, мало
поместных дворян носил название городовых детей бо
ярских. Обыкновенно, в войске представители госуда
рева двора, в том числе выборные дворяне, выступали
в качестве офицерского корпуса, а дворовые и городо
вые — представляли собой рядовой состав дворянской
конницы. Отличало выборных дворян то, что они чере
довали службу в столице и в «посылках» со службой «с
городом», т. е. со своим уездом
Отношения внутри «городовой корпорации» детей
боярских одного служилого города были сложными и
далеко не всегда мирными. Различный социальный ста
тус, местничество, древность и захудалость родов, дав
ние семейные и родовые распри, имущественные отно
шения, соседние поместные земли часто делали часто,
жизнь внутри служилого сословия далекой от идеала
мирного сосуществования.
Подобное положение дел иллюстрирует следующая
царская грамота.
Öàðñêàÿ ãðàìîòà (áåç íà÷àëà) â Ñàðàíñê
îò 8.10.1685 ã. î ïðîèçâåäåíèè ðîçûñêà
â îáõîä ãîðîäîâîãî âîåâîäû
ãèáàëîâà ïî ñóäíîìó
äåëó Àííåíêîâà ñî Ñêîëêîâûì è ×óôàðîâûì î
ïðèåçäå èõ è «ñàáåëüíîì ðóáëåíèè Àííåíêîâà
(РГАДА. Ф. 1156. Саранская приказная изба.
Оп. 1. Ч. II. Д. 114. Л. 1 — 2)
[отсутствует начало документа] …августа а въ
день
би
чело
/ намъ великимъ го
ударемъ Гаврила/
[утрата части документа] …еновъ(?) сынъ А
ненковъ
в прош/ломъ во 192 (1684 г. —
Д. Ф.
) го
по наше
му/ великихъ го
ударей указ
а по су
/ ево д
лу
со Львом Ско
ковымъ/ и с Микифоро
Чюфаровы
ла/ на наша велики
го
ударей грамота/ [въ] Са
скъ к воево
к Игнатею/ Огибалову велено в при
суде/ …Л
ва Ско
кова и Микифора/ Чюфарова и в
сабе
номъ ру
ние
/ что онъ по
бил ево Гаврила/
розыскати люд
ми ихъ Л
ва/ Ско
кова и Микифора
Чюфа/рова и ево Гавриловыми/ люд
ми в заст
нке и
проти
/ т
хъ нашихъ великихъ го
ударей/ грамотъ в
Сара
ску воевода/ Игнате
Огибало
не розыскива
и ука
ему никакова не учини
/ по старо
недру
бе
а у него де/ с о
цомъ ево Игна
евым с О
те/миемъ
Огибаловы
старая да
/ная недружба и писалъ къ на
великим го
ударемъ в прика
Ка/за
ского дво
ца ис
Сара
ска/ Игнате
Огибало
против/ то
наше
ве
ликихъ го
ударей гра/моты о
писку и намъ/ великимъ
ударемъ пожало/вати ево вел
ти по тому/ судному
лу ука
учини
/по прежне
нашему великихъ/
ударе
ука
в томъ ихъ/ Лвове и Микифорове
прие
де// и с сабе
номъ рубление что онъ/ Левъ Скол
ковъ по
билъ ево Гаври/ла лвовыми и микифоровыми/
люд
ми розыскати в заст
нке/ и потомъ дати ему нашу
велики
/ го
ударей грамоту мимо сара
ского/ воеводы
пото
что де саранско
/ воевода Игнате
Огибало
по ста/ро
недру
бе на него посягаетъ/ и ука
ему
Гаврилу никакова/ не чини
и какъ к теб
ся наша/
великихъ го
ударей грамота приде
/ и ты
по преж
нему и по сему/ нашему великихъ го
ударей ука
зу
/ про
присудъ и про ув
чие исца/ Гаврила Анненкова что
иска
/ онъ на Лв
Сколкове и про люде
/ ево и кре
стья
и про отборые/ лошади и про грабе
вел
л взя
для розыску люде
и кре
тиянъ/ на которы
накожи
они исте
и о
/тчикъ слали розыска
про все/ т
ми
людьми и кре
тияны а что/ по розыску учинено
буде
и о то
/ к намъ великимъ го
ударемъ писа
/ а
писку и розыскъ и с того/ розыску перечневую вы
писку/ за своею рукою вел
лъ пода
в при/казе Ка
ского дво
ца кравчему/ нашему князю Борису Алекс
вичю Голицыну с товарищи./ Писанъ на Москв
та
7194-
(1685 г. —
Д. Ф.
)/ октября въ 8
день
//
[Помета на обороте:] Смотр
л Мишка Саранов
Текст публикуется впервые. Здесь и далее курсивом обозначены выносные
надстрочные буквы, сокращенные слова и слова под титлами приводятся
полностью, / — конец строки, // — конец листа.
ÀÐ
Из данного документа (а также
из других) становится очевидной суть
дела: Лев Сколков и Никифор Чу
фаров как друзья и помещики, вла
девшие соседними землями на тер
ритории современных Ромодановско
го и Лямбирского районов Мордовии,
приехали во владенья помещика же
соседа Гаврилы Анненкова, где в
результате земельного или иного кон
фликта Лев Сколков нанес увечья
Гавриле Анненкову «сабельным руб
лением». Едва ли это можно назвать
поединком нескольких благородных
людей, скорее всего, как это видит
ся из содержания грамоты, два по
мещика приехали в соседнюю усадь
бу с толпой вооруженных холопов,
поскольку был не только порублен
владелец деревни Анненковой (воз
можно, со своими людьми), но и
усадьба подверглась грабежу, так как
в документе говорится «про люде
ево и крестья
и про отборые лоша
ди и про грабе
».
Далее из документа становится
ясным, что Анненков пишет чело
битные в Москву о проведении рас
следования. Затем из приказа Ка
занского дворца присылаются грамо
ты, удовлетворяющие его требования,
однако саранский воевода стольник
Игнатий Артемьевич Огибалов не
проводит расследования («проти
хъ
нашихъ великихъ го
ударей грамотъ
в Сара
ску воевода Игнате
Огиба
не розыскива
и ука
ему ни
какова не учини
») по причине лич
ной «недружбы» с Анненковым,
поскольку, как узнаем из документа,
«а у него де с о
цомъ ево Игна
евым с О
темиемъ Огибаловы
ста
рая да
ная недружба». Таким обра
зом, саранский воевода Игнатий
Огибалов, не проводя расследование,
которое требовалось по грамотам
правительства царевны Софьи, ви
димо, решает свести старые семейные
счеты за некую «обиду» еще своего
отца. Указание на воеводство Оги
балова, позволяет уточнить начало
данного дела — не ранее 1684 г.,
Öàðñêàÿ ãðàìîòà â Ñàðàíñê îò 8 îêòÿáðÿ 1685 ã. î ïðîèçâåäåíèè ðîçûñêà
â îáõîä ãîðîäîâîãî âîåâîäû
ãèáàëîâà ïî ñóäíîìó äåëó Àííåíêîâà ñî Ñêîëêîâûì
è ×óôàðîâûì î ïðèåçäå èõ è «ñàáåëüíîì ðóáëåíèè Àííåíêîâà.
Ïóáëèêóåòñÿ âïåðâûå
(источник: РГАДА. Ф. 1156. Оп. 1. Ч. II. Д. 114. Л. 1)
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
поскольку на воеводстве в Саранске
в 1682 — 1684 гг. был стольник
Иван Юрьевич Леонтьев, видный
полководец и участник Крымского
похода, а ему на смену назначается
как раз И. А. Огибалов бывший на
воеводстве в 1684 — 1685 гг. (по
вторно упоминается как саранский
воевода в документах 1686 —
1689 гг.).
В Москве находят «соломоново
решение». Игнатий Огибалов, буду
чи, как это видно из дат его полно
мочий, приближенным круга царевны
Софьи, не наказывается за пренеб
режение царскими указами, отвечая
на них некими отписками. Однако
удовлетворяются и требования истца
Гаврилы Анненкова — по данному
документу от 8 октября 1685 г. ве
лено «дати ему... грамоту мимо са
ского воеводы пото
что де са
ранско
воевода Игнате
Огибало
по старо
недру
бе на него посяга
етъ». То есть правительство, осоз
навая беззаконные действия воеводы,
все равно оставляет его на своем
месте, но при этом «жалует» истца,
повелевая дать ему суд «мимо» вое
воды, при этом «взя
для розыску
люде
и кре
тиянъ на которы
накожи они исте
и о
тчикъ сла
ли розыска
про все т
ми и
людь
ми и кре
тияны а что по розыску
учинено буде
и о то
к намъ вели
кимъ го
ударемъ писа
».
Данный документ, приоткрывая
завесу времени, позволяет увидеть
картину злоупотреблений, что тво
рились в провинции во времена ре
гентства царевны Софьи.
Юридическая лексика, соответ
ствующая содержанию статей Собор
ного Уложения 1649 г., включает
названия официальных учреждений
и документов, например:
приказ Ка
занского дворца
указ
грамота
уго
ловные термины
грабеж, истец, от
ветчик, розыск
и др.
Приказ Казанского дворца
в доку
менте употреблен в значении «учре
ждение, имевшее в своем ведении
Öàðñêàÿ ãðàìîòà â Ñàðàíñê îò 8 îêòÿáðÿ 1685 ã. î ïðîèçâåäåíèè ðîçûñêà
â îáõîä ãîðîäîâîãî âîåâîäû
ãèáàëîâà ïî ñóäíîìó äåëó Àííåíêîâà ñî Ñêîëêîâûì
è ×óôàðîâûì î ïðèåçäå èõ è «ñàáåëüíîì ðóáëåíèè Àííåíêîâà.
Ïóáëèêóåòñÿ âïåðâûå
(источник: РГАДА. Ф. 1156. Оп. 1. Ч. II. Д. 114. Л. 2)
ÀÐ
какой-либо круг государственных дел, какую-либо отрасль
дворцового хозяйства, или ведавшее отдельными облас
тями государства». Таково четвертое значение слова «приказ»
в «Словаре русского языка XI — XVII вв.»
. Как из
вестно, приказ Казанского дворца ведал землями в По
волжье и «понизовыми городами», куда входил и Са
ранск.
Термин
челобитье
или терминосочетание
бить челом
в приказном языке имеет много значений, прежде всего,
это просьба или жалоба, подаваемая центральным или
местным властям. По Соборному Уложению это «услов
ное название любой жалобы истца, в том числе служа
щее основанием для возбуждения состязательного (гра
жданского) процесса»
. В Уложении зафиксировано не
посредственно 11 видов челобитных, из других правовых
памятников известно значительное количество иных
видов данного документа.
Термин
указ
употреблен в прямом значении царско
го указа, распоряжения.
Термин
грамота
, исходя из контекста «по
ла/на наша
велики
го
ударей
ãðàìîòà
/ [въ] Сара
скъ к воевод
к
Игнатею/ Огибалову велено... розыскати», употребля
ется в четвертом значении «деловой документ, акт, гра
мота»
Терминосочетание
за своею рукою
, имеет значение
подписи, заверяющей подлинность содержания докумен
та, т. е. шестого значения слова «рука», фиксируемого
в «Словаре русского языка XI — XVII вв.»
Перечневая выписка
— «различного рода краткие
сводки основных данных»
Отписка
, в контексте «а что/ по розыску учинено
буде
и о то
/ к намъ великимъ го
ударемъ писа
/ а
ïèñêó
и розыскъ… за своею рукою вел
лъ пода
в
при/казе Каза
ского дво
ца» соответствует первому зна
чению слова, зафиксированного в «Словаре русского
языка XI — XVII вв.»: «письменное уведомление, до
несение, распоряжение», в данном контексте это пись
менное донесение»
Термин
розыск
имеет основное значение «расследо
вание»
. В данное терминологическое гнездо входят
однокоренные слова
розыскивати
разыскати
: «и проти
хъ нашихъ великихъ го
ударей/ грамотъ в Сара
ску
воевода/ Игнате
Огибало
ðîçûñêèâà
/ и ука
зу
ему никакова не учини
/ по старо
недру
бе а у него
де/ с о
цомъ ево Игна
ьевым с О
те/миемъ Огиба
ловы
старая да
/ная недружба». Термин
не розыскивал
реализовывается в третьем значении — «не проводил
расследования»
Термин
присуд
— «по
ла/на наша велики
го
ударей
грамота/ [въ] Сара
скъ к воевод
к Игнатею/ Огиба
лову велено в
ïðèñóäå
ва Ско
кова
» — как нам
видится, в публикуемом документе употреблен в первом
значении — «территориально-административная едини
ца, округ, находящийся в чьем-либо ведении в отноше
нии суда и управления»
, что подтверждается контекстом:
«и потомъ дати ему нашу велики
/ го
ударей грамоту
мимо сара
ского/ воеводы потом
что де саранско
воевода Игнате
Огибало
по
та/ро
недру
бе на него
посягаетъ...».
Термин
застенок
употреблен в третьем из шести
приводимых значений — «место пыток, застенок»
Термин
посягать
в отрывке «потому что де саранско
воевода Игнате
Огибало
по ста/ро
недру
бе на него
посягаетъ/ и указу ему Гаврилу никакова/ не чини
реализуется в третьем значении — «злоумышлять, дей
ствовать против кого-либо», аналогичный пример при
водится и в словаре: «А то соцким и волостным людем
сказывать, чтобы они в скасках своих торговых и ре
месленных людей никого не таили, и никому не норови
ли ни которыми делы, также никто ни на кого по не
дружбе напрасно не посягали»
Терминосочетание
судное дело
используется в деся
том значении слова
дело
— «судебное или админист
ративное разбирательство; судебный процесс. Тяжба»
В контексте «что иска
/ онъ на Лв
Сколкове и
про люде
/ ево и кре
тья
и про
îòáîðûå
/ лошади и
про грабе
» термин
отборные
употреблен в незафикси
рованном словарем значении — «отобранные», т. е. в
четвертом значении, зафиксированном у слова
отбира
— «силой, с боем отнимать»
Термин
ответчик
употребляется в зафиксированном
значении — «тот, кто привлекается судом к ответу,
ответчик»
Термин
истец
зафиксирован в первом значении —
«истец»
или «проситель, податель жалобы»
Термин
искати
в контексте «про ув
чие исца/ Гав
рила Анненкова что
èñêà
/ онъ на Лв
Сколкове»
употреблен в четвертом значении — «добиваться судом
чего-либо, предъявлять иск на что-либо»
Термин
увечье
в приводимом выше отрывке употреб
лен в прямом значении данного слова — «увечье», оче
видно, исходя из контекста, полученное «сабельным
рублением» и в то же время, видимо, как плата за по
лученное увечье.
Термин
грабеж
в контексте «про ув
чие исца/ Гав
рила Анненкова что искал/ онъ на Лв
Сколкове и про
люде
/ ево и крестья
и про отборые/ лошади и про
ãðàáå
вел
взя
/ для розыску люде
» употреблен в
первом значении — «грабеж», хотя нельзя исключать
и второго значения — «награбленное имущество», по
скольку слово
грабеж
употребляется рядом со словосо
четанием «отборые лошади»
Обе сохранившиеся саранско-атемарские десятни
(1669/70 и 1679/80 гг.) дают некоторую интересную
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
информацию о фигурантах этого дела 330-летней давно
сти. Самые подробные сведения в документах содержат
ся о Никифоре Чуфарове и его семье. Так, в десятне
1669/70 гг. мы находим его самого и его отца — Афа
насия Васильевича Чуфарова
, который значится среди
элиты саранского служилого города — в числе выборных
дворян с окладом в 490 четей земли и 17 рублей день
гами.
При проведении «разбора» всех дворян уезда саран
ским воеводой (в 1669 — 1670 гг.) князем Никитой
Ивановичем Приимковым-Ростовским и подьячим с
приписью Гаврилой Пичегиным из 625 человек «служи
лых по отчеству» только 31 человек зафиксирован сре
ди «служащих по выбору». Всего выборных в списке 31
человек. Поместные и денежные оклады от 1 000 чет
вертей земли и деньгами 79 рублей до 400 четвертей и
деньгами 12 рублей в год. Убиты в разных походах — 2.
Умер — 1. Переписался по иным городам (Москве) — 1
(Панкрат Васильевич Нечаев). Отставлены за увечья и
по старости — 3 (оставлены формально нести службу
по городу). Годных к службе — 24.
В конце десятни в особом списке среди атемарцев
дворян и детей боярских, «которые в прошлых годех, со
160 (1651 — 1652 гг., видимо, год составления первой,
несохранившейся Атемарско-Саранской десятни. —
Д. Ф
.)
году, померли и великого государя на службе побиты и
по иным городам служить переписались» значатся еще
26 выборных дворян, верставшихся по Саранску и Ате
мару. Из наиболее знатных 2 князя Болховских — Ан
дрей и Григорий Ивановичи и князь Григорий Брешевич
Еникеев. Умерли дома — 16. Умерли и убиты на служ
бе в походах — 6. Убит дома — 1. Утонул — 1. Постриг
ся в монахи — 1. Переписался «по иным городам»
(Симбирск) — 1.
Таким образом, всего в десятне 1669/70 гг. из 625
имен выборных дворян значатся 57 человек. Из них
годных к службе — 24. Отставлены по старости и
увечьям — 3. Переписались по иным городам — 2.
Постриглись в монастырь — 1. Умерли и убиты — 27.
Про отца обвиняемого Никифора Чуфарова — Афа
насия Васильевича Чуфарова, служившего среди выбор
ных дворян десятня дает такие сведения: «Переписался
по Атемару во 158-м году (1650 г.), а велено ему служить
по дворовому в прежнем его поместном и денежном
окладе; а оклад ему 400 четей, денег с городом 12
рублей. Да ему ж, Афанасью, великого государя по
грамоте 159 году (1651 г.) велено служить из дворовых
по выбору в прежнем его поместном и денежном окладе.
Да великаго государя по грамоте 168 году (1660 г.),
велено его, Афанасья, из городовых из 14 рублев, на
писать вновь из чети в 10-ти рублях. Да ему ж, Афа
насью, по той великого государя грамоте, за литовскую
службу, к прежнему его окладу, к 400-м четям помест
ной придачи 50 четей, денег к 10 рублям, 3 рубли с
полтиною. Всего ему Афонасью, поместного окладу 450
четей, денег 13 рублев с полтиною. 179 году (1671 г.),
прислана великого государя грамота, а по той великого
государя грамоте, велено, вместо Афанасья Чуфарова
служить великого государя службу сыну его Борису»
Сам Никифор Афанасьевич Чуфаров значится в
документе 1670 г. среди «детей боярских неверстанных,
служащих по Атемару по великого государя грамотам с
отцовских поместий»
Высокое положение отца позволяет Никифору Чу
фарову быть вторым в списке окладчиков в следующей
по времени Саранско-Атемарской десятне 1679/80 гг.
Большую роль в составлении десятен играли оклад
чики. Они выбирались уездными детьми боярскими из
своего состава (как из выборных, так и из дворовых и
городовых дворян). Окладчики свидетельствовали о
происхождении, земельных владениях, службе и окладах
всех уездных дворян, выступали поручителями в служ
бе, часто определяли размер жалованья и поместного
оклада. Эти полномочия обеспечивали привилегирован
ное положение окладчиков в своей уездной корпорации.
Кроме того, «окладчики стояли на страже корпоративной
чистоты рядов своей уездной служилой организации. В
их обязанность вменялось не допускать в ряды служилых
людей по отечеству выходцев из тяглых слоев населения,
холопов, монастырских слуг, а также стрельцов и каза
ков, относящихся к служилым людям по прибору»
Если Атемарская десятня 1669/70 гг. имела целью
рассмотреть всех служилых людей по отчеству «на лицо»,
то перед составителями исследуемого документа 1679/80
гг. ставились совершенно иные цели — рассмотреть
только рейтар (как правило, это были беднейшие горо
довые дворяне), а не всю служилую корпорацию; выбрать
из них «вновь» копейщиков и переверстать часть поме
щиков из рейтар в солдатский строй. В оригинале чи
таем об этом: «В нынешнем во 188-м году, по указу
великаго государя царя и великаго князя Феодора Алек
севича и по грамотам и по указным статьям из Рейтар
ского Приказу, в Саранску, воевода Павел Петрович
Языков да подьячий Андрей Степанов, атемарских по
мещиков и вотчинников русских людей и мурз, и татар,
старых рейтар и новиков, которые по разбору прошлого
187 году из городовой службы и из недорослей писаны
в рейтары ж, пересмотрели и разобрали с окладчики; а
копейщиков выбрали вновь из рейтар, потому что на
Атемаре копейщиков наперед сего не было, и, разобрав
копейщиков и рейтар, для службы великаго государя
расписали по полкам. А кто в копейщики и в рейтары
и в солдаты написаны, и что есть за ними поместий и
вотчин и сколько за кем крестьян и бобылей и задвор
ÀÐ
ных людей, и за пустопоместными сколько в дачах по
местных… и всяких земель… и сколько за кем на служ
бе людей с боем и в кошу (т. е. в обозе. —
Д. Ф
.) будет,
и то писано в сем разборном списке под их имяны, ниже
сего по статьям»
В 1678 — 1679 гг. большинство саранских бедных
городовых дворян, иноземцев и татарских мурз массово
поверстали в рейтары. Из 258 человек, значащихся в
десятне 1680 г., только 200 оставлены служить рейтар
скую службу, из них мурз и татар — 45 человек, или
22,5 % (либо 58 из 258, т. е. также 22,5 %).
В середине XVI — XVII вв. рейтары в Западной
Европе были особым родом кавалерии, ведущей бой в
правильных, линейных боевых порядках. Основная осо
бенность их способа ведения боя — активное примене
ние пистолетов и карабинов (залповая стрельба) на
ближней дистанции к сопернику. В России на смену
полков старой дворянской «сотенной» службы начиная
со второй трети XVII в. постепенно начинают выходить
рейтарские полки, сформированные из многочисленных
малопоместных детей боярских и служилых татар. Ком
плект снаряжения был заимствован у западноевропей
ских рейтар («аркебузиров») — пара пистолетов, ка
рабин, шишак и двусторонняя кираса. Рейтары могли
нормально существовать благодаря высокому «подъем
ному жалованью» (30 руб. в год) и выдаче казенного
комплекта вооружения («рейтарской службы»), а пото
му почти не зависели от состояния своих поместий.
От момента создания 6 первых рейтарских полков,
хорошо проявивших себя в ходе Русско-Польской войны
1654 — 1667 гг., саранские и атемарские помещики
служили в трех из них. По неизвестным причинам царь
Алексей Михайлович в 1654 г. включил в отборный
Государев полк несколько небогатых детей боярских из
пограничного Атемара. Кроме того, в 7 — 8 октября
1655 г. атемарцы значатся в тысяче Анца Трауернихта.
Но более, чем в двух первых полках, саранские дворя
не были в «четвертой тысяче» (полк В. В. Кречетни
кова). В 1654 и 1655 гг. «четвертая тысяча» действовала
в составе Сторожевого полка, в августе 1654 г. времен
но входила в состав армии князя Трубецкого и участ
вовала в разгроме Радзивилла, штурме Шклова и т. д.
В 1656 г. эта тысяча служила под началом Фанстробе
ля в Государевом полку, в Рижском походе. Тот же полк
Фанстробеля в 1659 г. был и под Конотопом (где поч
ти полностью погиб), на что указывают данные об уча
стии некоторых атемарцев в Конотопском сражении и
отметки в Саранско-Атемарской десятне 1669/1670 гг.
о гибели многих на литовской службе.
Документ 1680 г. с позднейшими добавлениями дает
подробные сведения о фигуранте публикуемого дела
Никифоре Афанасьевиче Чуфарове, в данной десятне
он записан пятым с поместным окладом в 350 четей и
денежным в 12 рублей. «В сказке его написано: служил
он, Никифор, великого государя полковую службу лет
с 20 (т. е. примерно с 1660 г.), а рейтарскую службу
служит со 187 году (1679 г.), по разбору воеводы Павла
Петровича Языкова. А поместной земли за ним, в Са
ранском и в Арзамасском и в Алатырском уездах 183 чети
с полчетвериком; а на той поместной земле, в Саранском
уезде, бобыльских два двора, а крестьян и задворных
людей и мельниц и рыбных ловель и всяких пожиточ
ных угодий и в наем отдаточной земли и сенных поко
сов нет. А великого государя жалованья, дано: карабин
да сабля; да в кошу человек. А братьев и племенников
в дому его и иных родственников нет. Окладчики ска
зали про него тоже, что в сказке его написано»
. Рядом
в десятне значится его младший брат — Петр Афанась
евич Чуфаров с похожей записью: «служил он великого
государя полковую службу с городом лет с 17 (т. е.
примерно с 1663 г. —
Д. Ф
.), а по разбору 187 году
(1679 г. —
Д. Ф
.) служит рейтарскую службу. Поме
стной земли в Саранском и в Арзамасском и в Алатыр
ском уездах 305 четей да один двор крестьянской; мель
ниц и рыбных ловель и всяких пожиточных угодий и
оброчных земель нет. Ружья ему из казны выдано:
карабин да пара пистолей; лат и шишака не дано. А
детей и братьев и племянников и всяких свойственников
в дому его нет. На службе великого государя будет на
меринке; ружья карабин да сабля; да человек в кошу у
него с бердышем. Окладчики сказали про него тож, что
и в сказке его написано»
Таким образом, из двух десятен становится понятным
положение Никифора Чуфарова. Его отец, будучи вы
борным дворянином, уже в 1671 г. отставлен от службы
по старости, вместо него служит старший сын Борис,
который, очевидно, получает большую долю отцовского
поместья и остается в числе дворян старой «сотенной»
службы, поскольку он не значится в десятне 1680 г., в
которой разбираются только дворяне-рейтары, куда по
падали, как правило, небогатые и бедные помещики.
Никифор Чуфаров с 1660 г. более 10 лет служил не
верстанным с отцовского поместья, затем, видимо, по
родовой принадлежности был записан в сотенную служ
бу, очевидно, после 1671 г., в которой и находился до
рейтарского разбора 1679 г., и, по документу 1680 г.,
«выбран вновь из рейтар в копейщики», «потому что на
Атемаре копейщиков наперед сего не было»
30
. Однако в
десятне 1680 г. братья Чуфаровы значатся в самом на
чале под номерами 5 и 7, т. е. среди самых богатых из
помещиков-рейтар. Но из их сказок видно, что, даже
имея поместья по 300 четей и более, эти земли было
некому обрабатывать — крестьян и бобылей в их вла
дениях крайне мало, всего по 1 — 2 двора.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Другой фигурант дела — сын боярский Лев Сколков
в саранских десятнях не зафиксирован. Однако, обра
тившись к фонду Саранской приказной избы в РГАДА,
нам удалось обнаружить один важный документ, в ко
тором упоминается данный человек и также вместе с
Никифором Чуфаровым. Из столбца становится ясно,
что они были соседями-помещиками. Это царская грамо
та 1676 г.
Óêàç öàðÿ Ôåäîðà Àëåêñååâè÷à ñàðàíñêîìó
âîåâîäå êíÿçþ Ïðîõîðó Ãðèãîðüåâè÷ó Äîëãîðó
êîìó è ïîäüÿ÷åìó ñ ïðèïèñüþ Âàñèëèþ Ïåòðîâó
îá îòêàçå ïîðîçæåé çåìëè â Ñàðàíñêîì óåçäå
äüÿêó ïðèêàçà Êàçàíñêîãî äâîðöà Ìèõàèëó
Ïðîêîôüåâó è ïîäüÿ÷èì Àíäðåþ Ïîêðûøêèíó,
Äîðîôåþ Ëèõà÷åâó è Ôåäîðó Ìàìàòîâó, à òàêæå
ïîìåùèêàì Ñàâåëüþ Ñàëîâó, Ëüâó Ñêîëêîâó,
Íèêèôîðó ×óôàðîâó è Ãðèãîðèþ Ìàðòûíîâó
(РГАДА. Ф. 1156. Саранская приказная изба.
Оп. 1. Ч. II. Д. 91. Л. 1 — 7)
[Первый лист документа ветхий, неполный]
...поданъ.../ ка каза
ского дво[рца].../ Покры
кинъ
Дор[офей Лихачев]/ ...Маматов дано/ государя жало
ванье поместье в Саранском/ у
зде по о
ну сторо
ну
чки Арефля
ки/ па
ни по сту по пятидеся
че
ий
чело
еку/ в поле а в дву потому
а сенны
поко/сов к
м их дачамъ ничего в о
п…/[исных (?)] книгах не
написано и по другую сторону/ то
чки Аре
ляйки
к ду
рове/ и ду
ровъ по конец их казачьихъ/ по де
ни Проле
Са
ма против/ их дачъ лежи
поро
жая
земля/ в пом
е и на о
рок нико
не о
дана/ и
намъ велико
государю пожалова/ти
и
тое зе
лю и
рову на/ р
чки Аре
ляйки что противъ ихъ// дачи
вел
дать имъ в сенные покосы/ по пятисо
копе
чело
еку къ и
дача
/ да били челом на
великому
ударю/ Савеле
Сало
да Ле
Ско
ков Мики/фо
Чюфаро
Григоре
Ма
тыно
нашего/ великого го
даря жалова
я по окладу/ велено за ними пом
сть
учинить/ за Савою на пя
сотъ на пя
деся
/ че
ей
а за
вомъ на три
та на пя
/деся
че
и за ними
ья за Савою/ в Резанс
омъ да
Вязе
скомъ
да
Темнико
скомъ у
дв
те семь/деся
че
а за
вомъ в Нижегоро/цкомъ да в Сара
скомъ у
восьмдеся
семь че
ий без полу
/ника а за Ми
кифором Чюфаровы
в Сара
скомъ да в А
замасском
зде
/ сто восмьдеся
дв
че
а за Григо
/емъ Ма
тыновымъ в Сара
скомъ/ у
де пя
деся
че
а
есть в Сара
/скомъ у
де к р
чке Проле
Са
/ по
конец и
дачь Лва Ско
кова да Микифора Чюфарова
лежи
поро
/жая зе
ля в пом
тье и во о
рокъ нико
/ не о
дана и н
не бье
чело
на
велико
Текст публикуется впервые.
ударю дьякъ нашъ Миха
ло Проко
ивъ/ с товари
щи по конецъ своих да
// по пятисо
копе
человеку
и намъ/ великому государю пожаловатиб ихъ/ вел
ис тое поро
жие зе
ли что/ остане
ца за челоби
емъ
дьяка/ нашего Миха
ла Проко
ива с товарьщи/ да
имъ по пятидеся
че
человеку/ в поле а
дву
потому
а в даче и в о
/казныхъ книга
ка
ате
ца/ Ко
дра
я Булгака да прика
ные/ избы по
чего Савы Комлева про
/лого 183 (1675 г. —
Д. Ф.
) году
апр
ля въ 19 на/писано о
казано дьяку нашему/ Ми
хаилу Проко
ьеву прика
Каза
/ского дво
ца по
дь
чему А
ю Покры/шкину Дороф
ю Лихачеву Фе
Мама/тову в Сара
скомъ у
де сотничья/ зе
ля
по писцовы
книга
по коне
/ сара
ских казачьи
и
стреле
ких и сторо/жевы
по
проти
челобитья/
по сту по пятидеся
чети
в поле/ а в дву потому
в пом
е с сен
ыми/ покосы и со вс
ми угодьи а по
ско
ку/ копе
сен
ых покосо
имъ о
казано/ и того в
х о
ка
кн
гах не напи/сано и какъ к ва
ся
наша великого/ го
ударя грамота приде
и вы
в
Сара
ско
// у
в выше писа
ные урочища/ посла
ли ково пригоже а вел
ли/ ему взять с собою тутошних
и сторо
/них люде
старо
тъ и целова
нико
/ и кре
стья
ско
ко чело
екъ приго
да около/ то
поро
жей
ли вел
сыска
всяки
/ чино
людми русскими по
святе
непоро/чно
ева
гельско
заповеди го
подни а
му
/зы и татары и мо
дв
по и
ре по/ ше
ти да
буде
в сыску обыщите/ люди скажу
проти
челоби
я дьяка/ нашего Миха
ла Проко
ива с товарищи/
что та зе
ля поро
жая и не влад
/ ею ни
то и не
довская и не яса
/ная и вы
тое поро
жую землю
вел
/ описа
и изм
в десятины и положи
/ в
а описа
ис тое ме
ные земли/ вел
о
дели
дьяку нашему Михаилу/ Проко
иву прика
Каза
ского дво
ца/ по
ячему А
ю Покрышкину Доро/
ю Лихачеву Федо
Маматову/ проти
челоби
по пятисотъ/ копе
чело
еку се
ных покосо
в уго
е/
къ и
пом
ст
ям а что за т
/ми сен
ыми покосы по
ре остане
ца/ лишние зе
ли вел
о
каза
Саве/
Салову Лву Ско
кову Микифо
ру
Чюфаров
/ Григо
тынову [утрата части нижней строки]// тидеся
чело
еку в поле а в дв
пото/му
к стары
и
ьямъ Саве/ Салову к реза
скому да к вязе
скому/ да к те
никовско
пом
ю к двумъ/ стамъ
к семидеся
че
ямъ Лву/ Ско
кову к нижегоро
кому
да к сара
/ско
пом
сть
ю к осмидеся
к семи че
ямъ без полутре
ника Никифору/ Чюфарову к сара
скому да к а
замаско
/ пом
стью к сту к осмидесять/
к двумъ че
ямъ Григорью Ма
ти/нову к сара
скому
ю к пя
деся
/ че
и въ и
оклады Саве
Салову/ в пя
в пятьдеся
чети
Лву/ Ско
кову
в триста в пя
десятъ/ че
а что за т
дача
остане
ца/ лишние зе
ли и вы
тое лишнюю/ зе
лю
вел
ли отписать на насъ/ великого го
ударя до пом
ные
дачи/ да что ис то
зе
ли дьяку нашему/ Миха
лу
Про
еву с товарыщи/ в уго
е сенны
покосо
и Саве
ÀÐ
Салову/ с товарыщи па
ни в пом
ье о
казано/ и
на на
великого го
ударя о
писано буде
/ и вы
то
все в м
ные и в о
писные/ и в о
казные книги вел
написа
/ подлин
о поро
нь да о то
к намъ/ велико
му го
ударю писа
и сыскъ/ за обыскны
люде
и
рные и отпис//ные и о
казные книги за о
кащико
вою/ и сторо
нихъ люде
за руками при/сла
и вел
подать в приказ Каза
ского дво
ца боярину нашему/
князю Миха
лу Юрьевичю До
го/руково да дьяку
нашему / Афона
ю Ташлыкову да Пе
ру/ Само
ло
ву. Писан на Москв
/ л
та 7184 (1676 г. —
Д. Ф
.)
февраля/ в 16-е.
[В самом низу листа другим почерком и чернилами:]
Посыла
Кондрате
Бу
да по
ячей Артеме
Поля
ско
и в сыску м
ные книги о
казные де//
[строка утрачена] пода
лъ
и посланъ.
[На 7-м листе подклеен черновик воеводской отпис
ки по данной грамоте:]
Государю царю и великому князю Феодору
Алекс
евичю/ всеа великия и малыя и б
лыя Росии
само/де
жцу холопи твои Прохо
ка До
гору/кова и
Васка Петровъ чело
бью
. В ныне/шне
Государь во
184 (1676 г. —
Д. Ф
.) году [
ìåæäó ñòðîê
«по твоего
Великого Государя указу по грамоте и сыску»] отказа
на/ в Саранско
зде на речке Аре/фляйке порозжая
земля дьяку/ Михаилу Прокофьиву с товарьщи/ против
пом
стных да
да Савел
ю/ Салову Лву Сколкову
Микифору Чю/фарову Григо
ю Мартынову по пя
/деся
человеку в поле а в дву/ потомуж да и сыскъ и
отказные/ книги [
ìåæäó ñòðîê
«сенными покосы по
тою землю посылал»] к теб
Великому Го
ударю царю/
великому князю Феодору Алекс
евичю/ всеа великия
и малыя и б
лыя/ Росии самоде
жцу к Мо
кве по
ла
/ мы холопи твои июня въ 13 и ве/лели о
писку и
сыскъ и о
ка
ные/ книги подат в приказе Казан/ско
го дво
ца боя
ину князю/ Михаилу Юрьевичю До
руково/ да дь
ку Афона
ю Ташлыкову/ да Петру
Самоилову//.
[На обороте седьмого листа почти угасшими черни
лами запись в 4 строки из которых не полностью чи
таются только две первые:]
...о
писка и сыскъ... послали/ 184 году июня въ
13 день...
[На обороте первого листа три записи, сделанные
разными почерками и разными чернилами:]
В Сара
ской сто
нику нашему и воевод
князю
Прохору/ Григорьевичю До
горуково да по
дь
яче
му
Василью/ Петрову[;]
[начало утрачено из-за обрыва] …подан великому
государю[;]
Взято Прокофьивъ// [утрата текста из-за обрыва].
Данный документ очень важен, поскольку позволя
ет точно локализовать место конфликта и дает инфор
мацию о фигурантах дела. Так, упомянутая речка Ареф
ляйка сегодня называется Ришлейкой. По данным го
сударственного водного реестра России, «Ришлейка —
река в России, протекает в Лямбирском и Ромодановском
районах Республики Мордовия. Устье реки находится в
66
км по левому берегу реки Инсар. Длина реки со
ставляет 19
км, площадь водосборного бассейна 73,6
. Исток реки западнее села Еремеево в Лямбирском
районе в 8
км к северо-западу от села Лямбирь. Река
течет на восток, протекает села Еремеево и Старая Ми
хайловка, деревни Ханинеевка и Покрышкино. Впадает
в Инсар в селе Анненково в 5
км к юго-западу от цен
тра поселка Ромоданово»
31
. Также до сих пор сущест
вуют села Большое Чуфарово, Малое Чуфарово и Ан
ненково, расположенные неподалеку друг от друга в
Ромодановском районе Мордовии.
Не затрагивая дьяка приказа Казанского дворца
Михаила Прокофьева и подьячих Андрея Покрышкина,
Дорофея Лихачева и Федора Маматова обратимся к тем
сведениям, которые можно получить о Никифоре Чуфа
рове и Льве Сколкове. Публикуемый документ дает
картину землевладения двух фигурантов дела к 1676 г.:
«а за
вомъ в Нижегороцкомъ да в Сара
скомъ у
восьмдеся
семь че
ий без полу
ника а за Мики
фором Чюфаровым в Сара
скомъ да в А
замасском
сто восмьдеся
дв
че
». Далее читаем: «и
намъ великому государю пожаловатиб ихъ вел
ис тое
поро
жие зе
ли что остане
ца за челоби
емъ дьяка
нашего Миха
ла Проко
ива с товарьщи да
имъ по
пятидеся
че
человеку в поле а
дву потому
». То
есть по особенности русского землевладения и трехполь
ной системы оборота данным помещикам жалуется по
150 четей земли («50 четей в поле, а
дву потому ж»).
После описания пожалований Михаила Прокофьева
со товарищи далее указано: «а что за т
ми сен
ыми
покосы по м
ре остане
ца лишние зе
ли вел
каза
... Лву Сколкову, Микифор
Чюфарову… [ут
рата части нижней строки]// тидеся
че
ий чело
ку в поле а в дв
потому
к стары
пом
ст
ьямъ…
Лву Ско
кову к нижегоро
кому да к сара
скому
ью к осмидеся
к семи че
ямъ без полутре
ника, Никифору Чюфарову к сара
скому да к а
маско
пом
стью к сту к осмидесять к двумъ че
ямъ».
Указывается и на обыкновенную для подобных до
кументов необходимость занести все новые пожалования
в отказные и мерные книги — «и вы
то все в м
ные
и в о
писные и в о
казные книги вел
л написа
под
лин
о поро
нь да о то
к намъ великому го
ударю пи
».
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Лист 1
Лист 2
Лист 3
Лист 4
ÀÐ
Óêàç öàðÿ Ôåäîðà Àëåêñååâè÷à ñàðàíñêîìó âîåâîäå êíÿçþ
Ïðîõîðó Ãðèãîðüåâè÷ó Äîëãîðóêîìó è ïîäüÿ÷åìó ñ ïðèïèñüþ
Âàñèëèþ Ïåòðîâó îá îòêàçå ïîðîçæåé çåìëè â Ñàðàíñêîì óåçäå
äüÿêó ïðèêàçà Êàçàíñêîãî äâîðöà Ìèõàèëó Ïðîêîôüåâó
è ïîäüÿ÷èì Àíäðåþ Ïîêðûøêèíó, Äîðîôåþ Ëèõà÷åâó è Ôåäîðó
Ìàìàòîâó, à òàêæå ïîìåùèêàì Ñàâåëüþ Ñàëîâó, Ëüâó Ñêîëêîâó,
Íèêèôîðó ×óôàðîâó è Ãðèãîðèþ Ìàðòûíîâó.
Ïóáëèêóåòñÿ âïåðâûå
(источник: РГАДА. Ф. 1156. Оп. 1. Ч. II. Д. 91. Л. 1 — 7)
Лист 5
Лист 6
Лист 7
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Роспись рода Анненковых
(источник: ГАПО. Ф. 196. Оп. 2. Д. 45. Л. 26 об. — 27)
К данному же делу подклеен черновик воеводской
отписки в Москву, где сказано, что «в нынешнем,
ударь, во 184 (1676 г. —
Д. Ф
.) году по твоего Ве
ликого Го
ударя указу по грамоте и сыску отказана в
Саранско
зде на речке Арефляйке порозжая земля
дьяку Михаилу Прокофьиву с товарьщи против и
стны
да
... Лву Сколкову, Микифору Чюфарову…
по пя
деся
че
тий
человеку в поле а в дву потомуж
да и сыскъ и отказные книги сенными покосы по тою
землю посылал к теб
, Великому Государю Царю… к
Москве… июня въ 13…».
Пострадавший Гаврила Семенович Анненков не был
обнаружен в саранских десятнях и других документах
из фонда Саранской приказной избы, хотя помещиков
Анненковых в документе 1669/1670 гг. зафиксировано
5 персоналий. Однако ни с кем из саранских Анненко
вых его соотнести нельзя. Так, среди дворовых дворян
(средний класс помещиков в каждом служилом городе)
значится Федор Власович Анненков с окладом в 350
четей земли и 8 рублей деньгами, который «верстался
по Атемару со 150 году (с 1642 г. —
Д. Ф
.)»
. За
писаны там и среди неверстанных, служащих с отцов
ÀÐ
ских поместий его сыновья Федор Федорович Ан
ненков с пометой «убит» и Борис Федорович
. В
списке дворян и детей боярских «которые со 160 году
(1652 г. —
Д. Ф
.) померли и великого государя на
службах побиты» записан Иван Власович Анненков
(брат Федора Власовича) с пометой «умер на службе»
а среди неверстанных, служаших с отцовских поместий
значится Клементий Иванов сын Анненков с пометой
«убит»
Однако, обратившись в Государственный архив Пен
зенской области, удалось обнаружить дело конца XVIII
столетия, содержащее родословную Анненковых, с ука
заниями и разъяснениями, из которых обнаружено мно
жество важных сведений о Гавриле Семеновиче. Так,
известно, что он унаследовал от отца поместья в Арза
масском уезде в Завалном стане за Собакинскими во
ротами в деревне Вонючке (Пузыриха тож) на речке
Ливезай около Черной Дубравы смежно с Еделевскими
мурзами, в которой пашни 150 четей в Диком поле и
половина пустоши Хохловой в 60 четей мерой, а всего
210 четей. Сам же Гаврила Анненков был верстан в
1652 г. по Атемару с окладом поместья в 350 четей на
реке Инсаре в Атемарском стане в сельце Светлом (Свои
тиново тож) у завады Тулупанды у Кривых Лук. По
грамоте 1663 г. служил в чине выборных дворян с преж
ним поместным и денежным окладом. Кроме того, дано
ему поместья по отказу 1683 г. там же 25 четей и в
1690 г. в с. Никольском Анненково тож (что прежде
было деревней Никитиной) — 37 четей с осминою, а
всего 512 четей с осминою
. До 1652 г. жил в Кара
чевском уезде в своей деревне, которую затем продал
дьяку Дементию Башмакову, главе Тайного приказа.
«В исторических и юридических материалах бывше
го района приказа Казанского дворца» в 3-м томе (Сим
бирск, 1902) удалось обнаружить 2 важных документа.
Первый 1639 г. — «Раздельная запись между Семеном
Григорьевым (отцом Гаврилы Анненкова) и Дмитрием
Тарасовым Анненковым»
37
Се аз Семен Григорьев сын, да аз Дмитрий Та
расов сын Анненков. Государева жалованья у меня,
у Семена в Карчевском уезде отца моего выслужен
ная вотчина в сельце в Бугодиши сто четвертей. А
смежная та моя вотчинная земля с его, Дмитриевою
поместною землею в одном усаде в том же сельце в
Бугодиши с сорока с пятью четвертьми с вотчинною
землею в усадех и в полях не разделена. И мы: я,
Семен да я, Дмитрий, поговоря меж себя полюбов
но впредь для ссоры вотчинную землю отделить от
поместной земли и изладили в том меж себя третье
ва Василия Гавриловича Завыкина пожалывать прие
хать третьему нашему Василью Гавриловичу в то
наше сельцо в Бугодиши и меж нас ту нашу землю
разделить в усаде и в полях. Мне, Семену на вот
чинную землю на сто четвертей в поле а в дву по
тому ж, а мне, Дмитрию на сорок на пять четвертей
в поле а в дву потому ж, размежевать и межу меж
нас учинить и грани поставить и всякие признаки
учинить в усаде и в полях. А поставить столбы на
полюбовной нашей меж в усаде меж Козлишинова
да Петрушина двора поставить столб и с того стол
ба вниз к речке Команице чинить признаки на де
ревах, а в полях с того столба поставить столб за
Ноздревскою ладью, едучи в поле по левую сторону
дорожки над старою ямою. А с того столба поставить
столбы на большой дороге, а с того столба на общую
грань в кусту, а с того куста поставить столб по конец
крутого верха на меже, что сеяна рожь к нынешнему
сто четыредесят седьмому году, а с того столба прямо
межою к Савельевской дорожке. А на дорожке поста
вить столб, а с того столба по Косляковскую пустошь
от речки от Команицы в поля: правая сторона вотчин
ная, а левая сторона поместная земля. А пожаловать
третьему нашему Василию Гавриловичу учинить меж
нами всякие признаки и пожаловать дать нам полю
бовной нашей земли... а кто из нас так не похочет
делать, как в сей записи писано и третьему не вино
ватым взять свое... а правому дать на виноватова при
говор. А при сей записи Семен да Иван Богдановы...
да Михайло Алексеев сын Сибижев. А на то послуси:
Микита Михайлов сын Синков, да Антип Михайлов
сын Кутуров. А запись писал Левка Афонасьев сын
Скулов. Лета семь тысяч сто четыредесять седьмаго
году, генваря в первый надесять день.
[На обороте запись:] «при сей записи Семен По
дымалов сидел с Дмитрием вместо Анненкова по ево
велению руку приложил. При сей записи Михайла
Сибижев сидел и руку приложил. При сей записи
сидел Иван Богданов и руку приложил. Послух Ми
кита руку приложил. Послух Антон руку приложил.
К сей записи Семен Анненков руку приложил.
Второй же документ еще более важен и интересен,
поскольку раскрывает окончание данного судебного дела
между саранскими помещиками — 1693 г. «Мировая
полюбовная запись, данная Львом Васильевым Сколко
вым вдове Татьяне Леонтьевой дочери Гавриловской в
окончании миром судных и несудных дел»
38
Се аз Лев Васильев сын Сколков в нынешнем в
двести первом году, июля в четвертый день, дал я,
сию записку на себя вдове Татьяне Леонтьевой до
чери Гавриловской жене Семенова сына Аненкова в
том, что в прошлых годех у меня, Льва были с
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Дело, содержащее родословную Анненковых
(источник: ГАПО. Ф. 196.
Оп. 2. Д. 45. Л. 1 — 1 об.)
ÀÐ
мужем ея, Гаврилом Семеновым сыном Аненковым
судныя и несудныя дела и по челобитным и по явкам
по моему, Львову челобитью и людей моих и кре
стьян на мужа ея, Гаврила и на нее, вдову Татьяну
и на детей ея, на Якова и на Андрея и на людей их
и на крестьян на Москве и в городе всякия дела до
сего числа також де и по челобитью мужа ея, Гав
рила и людей его и крестьян, которые были ж дела
судныя и несудныя и по челобитным и по явкам в
прошлых годех на Москве и в городех до сего ж
числа. И по тем всем вышеписанным всяким делам
мне, Льву и жене моей и детям и людям и кресть
янам на нее, вдову Татьяну и на детей ея, Якова и
Андрея и на жен их и на детей и на людей их и на
крестьян Великим Государям ни в чем не бить челом
и не вчинить и за делами не ходить, також де и ей,
вдове Татьяне и детям ея, Якову и Андрею и людям
их и крестьянам на меня, Льва и на жену мою и на
детей и на крестьян по тем всем же вышеписанным
делам Великим Государям не бить челом и не вчинять.
А будет те вышеписанныя судныя дела указом Ве
ликих Государей веричатся без нашей ходьбы и
укажут по них пошлины и с тех вышеписанных
судных дел мне, Льву те пошлинныя деньги платить
с нею, вдовою пополам. А будет я, Лев в чем против
ÈÁËÈ
ÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
См.:
Ôðîëîâ Ä. Â.
Первый век саранской истории: город и его жите
ли в XVII столетии. Саранск, 2014. С. 61.
Там же. С. 16.
Там же.
Словарь русского языка XI — XVII вв. М., 1994. Т. 19. С. 168.
См.: Краткий словарь историко-правовых терминов (проект «КЮИ
МВД РК») [Электронный ресурс]. URL: http://interpretive.ru/
dictionary/390/word/chelobitnaja (дата обращения — 10.12.2015).
Словарь русского языка XI — XVII вв. М., 1977. Т. 4. С. 119.
См.: Словарь русского языка XI — XVII вв. М., 1997. Т. 22. С. 239.
Словарь русского языка XI — XVII вв. М., 1988. Т. 14. С. 304 —
305.
Словарь русского языка XI — XVII вв. М., 1987. Т. 13. С. 299.
Словарь русского языка XI — XVII вв. Т. 22. С. 209.
Словарь русского языка XI — XVII вв. М., 1995. Т. 21. С. 262 —
263.
Словарь русского языка XI — XVII вв. М., 1995. Т. 20. С. 45.
Словарь русского языка XI — XVII вв. М., 1978. Т. 5. С. 304 —
305.
Словарь русского языка XI — XVII вв. М., 1991. Т. 17. С. 277.
Словарь русского языка XI — XVII вв. Т. 4. С. 206 — 208.
Словарь русского языка XI — XVII вв. М., 1987. Т. 13. С. 183 —
184.
Там же. С. 197.
Словарь русского языка XI — XVII вв. М., 1979. Т. 6. С. 319.
Юридическая лексика русского языка XI — XVII вв. : материалы к
слов.-справ. Саранск, 2014. Вып. 1. С. 148.
Словарь русского языка XI — XVII вв. Т. 13. С. 253 — 254.
Там же. Т. 4. С. 112.
См.: Десятни Пензенского края. 1669 — 1696 / под ред. А. Барсу
кова. СПб., 1897. Стлб. 149 — 150.
Там же.
Там же. Стлб. 204.
Там же. Стлб. 205.
Ìèãóíîâ Þ. Â.
История происхождения и формирования уездных
служилых организаций в XV — первой половине XVII вв. (на при
мере служилой организации Арзамасского уезда) : автореф. дис….
канд. ист. наук. Н. Новгород, 2001. С. 21.
Десятни Пензенского края. Стлб. 249 — 250.
Там же. Стлб. 253.
Там же. Стлб. 254.
Там же. Стлб. 249 — 250.
Государственный водный реестр (Электронный ресурс). URL: http://
www.textual.ru/gvr/index.php?card=177543&bo=0&rb=0&subb=0&hep
=0&wot=0&name=%F0%E8%F8%EB%E5%E9%EA%E0&loc=
(дата обращения — 10.12.2015).
Десятни Пензенского края. Стлб. 162.
33
Там же. Стлб. 205, 207.
Там же. Стлб. 240.
Там же. Стлб. 207.
Государственный архив Пензенской области. Ф. 196. Оп. 2. Д. 45.
Л. 1, 10, 26 об. — 27.
Материалы исторические и юридические района бывшего прика
за Казанского дворца. Т. 3. Собрание актов XVll-го и начала
XVIII-го в. В. П. Мещеринова, Л. В. Анненкова, А. В. Толстого,
Л. А. Прушакевича, П. Я. Дашкова и др. / Симбирск. Учен. Архив.
Комиссия. Симбирск, 1902. С. 50 — 51.
Там же. С. 25 — 26.
сей записи не устою, что писано в сей записи выше
сего и ей, вдове Татьяне и детям ея взять на мне,
Льве и на жене моей и на детях но сей записи за
неустойку двести рублев денег. А сия запись и впредь
в запись. А у сей записи послухи Иван Соболев,
Афонасий Иевлев, Микита Анурьев. А запись писал
Ивановская площади подъячий стольника и полков
ника Григорьева полку Ивановича Анненкова сотенной
Мишка Мелнов. Лета 7201 года, июля в 4 день.
[На обороте написано:]
Ото Льва Сколкова Татьяне Леонтьевой. К сей
записи Лев Сколков руку приложил. Послух Ивашка
Соболев руку приложил. Послух Афонька руку приложил.
Послух Микитка руку приложил.
Предлагаемые сведения, которые удалось обнаружить
и опубликовать, приоткрывают еще одну маленькую
страничку провинциальной жизни окраины Московско
го царства XVII в. Публикуемые грамоты представля
ют собой богатейший материал не только для изучения
истории персоналий Саранского уезда второй половины
XVII в., но и для истории русского языка, в том числе
юридической терминологии данного периода, а также
являются важнейшими источниками генеалогических и
иных исследований.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Ñåðãåé Âëàäèñëàâîâè÷ Áåëîóñîâ, Àíäðåé Âèêòîðîâè÷ Áîðèñîâ,
Åëåíà Ìèõàéëîâíà Áóêðååâà, Âàëåðèé Àíàòîëüåâè÷ Þð÷¸íêîâ
НАУЧНАЯ МИССИЯ
ФРАНЦУЗСКОГО УЧЕНОГО БАРОНА ДЕ БАЯ
В ПЕНЗЕНСКУЮ ГУБЕРНИЮ В 1897
году
В 1898 г. в парижском академи
ческом издательстве Нильсона вышла
книга французского ученого барона
де Бая «De Penza
Minoussinsk» в
виде отдельного оттиска из журнала
французского Географического обще
ства. Доклад, сделанный членом это
го научного общества бароном де Баем
в Париже 18 марта 1898 г., был от
четом о его командировке по Повол
жью, Уралу и Сибири летом 1897 г.
Это был седьмой визит французского
археолога в Россию начиная с 1890 г.
(почти ежегодно барон приезжал в
Россию и жил здесь подолгу, от двух
до шести месяцев, с июля по ноябрь/
декабрь).
Сначала объектом исследований
де Бая была исключительно архео
логия: эпоха неолита и Меровингов.
Затем в связи с поездками на Кав
каз и невозможностью вывозить ар
хеологические памятники интерес
барона переключился на этнографию.
Углубленное изучение быта и истории
культуры народов России не по книж
ным памятникам, а благодаря собст
венным научным изысканиям на
месте, в «поле», способствовало на
чалу формирования богатейших кол
лекций документальных и изобрази
тельных источников и предметов
этнографии, хранящихся в настоящее
время в десяти музеях Франции
Чтобы понять, чем был вызван такой
длительный, на протяжении сорока
лет (1890 — 1930), интерес к Рос
сии со стороны французского граж
данина, необходимо обратиться к
личности барона де Бая
Амур-Огюст-Луи-Жозеф-Берте
ло де Бай (Amour Auguste Louis Joseph
Berthelot de Baye) родился в Париже
31 января 1853 г. в семье потомст
венного баронета
Огюста Амеде
Александра Бертело де Бая (1825 —
1892) и представительницы старин
ного английского рода Джорджины
Уилкинсон (1825 — 1903). Семье
принадлежали обширные земли и
фермерские хозяйства в провинции
Шампань, родовой замок XIII в.
и
несколько домов в предместьях Па
рижа и в самой столице. Несмотря
на то, что никаких университетов
барон де Бай не оканчивал (только
среднюю школу
), в двадцатилетнем
возрасте его имя зазвучало благода
ря открытию, ставшему целым со
бытием во французской науке. В
родной провинции Шампань, в до
лине Малого Морена (dans la Vall
du Petit Morin), он обнаружил более
100 гротов неолитической эпохи
Результаты изучения этих памятни
ков вошли в монографию барона де
Бая, вышедшую спустя несколько лет
после археологических раскопок
Имя молодого ученого барона де
Бая быстро облетело научные круги
Европы, США и Англии. Его при
глашали выступать с лекциями на
учные общества Франции, Бельгии,
Англии и Венгрии. В 1889 г. барон
стал членом Национального общества
антиквариев Франции, потом его сек
ретарем, а с 1906 г. — президентом
В январе 1890 г. Министерство
народного просвещения Франции
делегировало барона де Бая в Мо
скву, на VIII археологический съезд,
где он познакомился с видными рос
сийскими учеными — И. Е. Забе
линым, графиней П. С. Уваровой,
князем П. А. Путятиным, В. Н. По
ливановым и др.
С этого момента
судьба французского ученого нераз
рывно была связана с Россией, кото
рой он посвятил почти сорок лет
жизни. Практически ежегодные пу
тешествия в самые отдаленные угол
ки российских губерний имели чисто
научный интерес и поощрялись фран
цузским правительством. География
этих научных экспедиций впечатляет
и сегодня: Сибирь
, Урал
, Повол
жье
12
, Кавказ, Крым
, Прибалтика
Украина
, центральные районы Рос
сии
ÀÐ
В июле 1895 г. в подмосковной
усадьбе Кусково состоялась судьбо
носная встреча французского учено
го с егермейстером Высочайшего
двора графом Сергеем Дмитриевичем
Шереметевым. Знакомство перерос
ло в близкую дружбу, продолжав
шуюся до конца жизни Шереметева
(1918). Они вместе путешествовали,
в домах графа барон де Бай оста
навливался всякий раз, приезжая в
Россию. Также и члены семьи Ше
реметевых неоднократно гостили в
Шампани, в родовом замке барона
де Бая. Именно с графом С. Д. Ше
реметевым июльским днем 1897 г.
барон де Бай прибыл в Пензу.
Дневниковые записи С. Д. Ше
реметева от 14 — 16 июля зафикси
ровали следующее: «
14 июля. Выезд
из Кускова в Москву. С Рязанско
го вокзала <…> с бароном де Бай
в Пензу. Ехали в одном вагоне с
Т. И. Толстым и [нрзб]. Спали дур
но от духоты
». На следующий день
Шереметев записал: «
В 11 часов дня
приезд в Пензу. Немного устали
Об определенной цели этой по
ездки и времяпрепровождении гостей
подробно рассказал читателям «Пен
зенских губернских ведомостей» дей
ствительный член Пензенского гу
бернского статистического комитета
В. Тер¸хин
18
. Напомним, что по при
бытии в Пензу барон де Бай и граф
Шереметев остановились в доме гу
бернатора, где встретили «
весьма
радушный прием у Их Сиятельств
Петра Дмитриевича Святополк-
Мирского и его супруги княгини
Екатерины Алексеевны
. И пока
барон де Бай знакомился с местной
археологией и этнографией в сопро
вождении прикомандированных к нему
лиц, пензенский губернатор показы
вал графу Шереметеву город. «Был
с Мирским у антиквария, у фотогра
фа», — писал Шереметев в дневни
ке 16 июля. Как гости проводили
вечера, тоже кратко засвидетельст
вовано графом: «
Вечером прогулка в
рощу. Чудное место. Много сидели
по парам на балконе. Храповицкий,
брат [Генгора] с бароном де Бай,
Вырубова с княгиней Львовой. Барон
де Бай рассказывал о Сибири
18 июля граф Шереметев уехал
из Пензы, а барон де Бай еще два
дня изучал местность перед даль
нейшим продвижением вглубь страны,
его путь лежал в Минусинск. Друзья
встретились уже в Москве, чтобы
22 сентября отправиться вместе на
Кавказ. Полтора месяца барон де
Бай путешествовал с графом Шере
метевым по Кавказу: Владикавказ,
Карданах, Тифлис, Сигнах, Боржом,
Кутаис, Батум, Абастуман, Мцхет.
Всюду их встречали и принимали по
высшему разряду губернаторы и их
помощники.
По возвращении в Париж
рон де Бай отчитался о научной ко
мандировке в Россию докладами в
академии Реймса (12 февраля 1898 г.),
в Географическом обществе (15 фев
раля) и в Национальном обществе
антиквариев (9 марта)
22
, чуть позже
опубликовал две книги
, проиллюст
рировав их собственными фотография
ми, сделанными аппаратом Кодак
Свои труды барон не преминул
преподнести в дар всем друзьям и
знакомым в России, в первую очередь,
графу С. Д. Шереметеву, а также в
музеи, библиотеки и в научные об
щества. В настоящее время три эк
земпляра книги барона де Бая «De
Penza
Minoussinsk» с дарственными
надписями были найдены в фондах
Российской государственной библио
теки, Государственной публичной ис
торической библиотеки и в Отделе
письменных источников Государствен
ного исторического музея
Ниже предлагается публикация
на русском языке
избранных стра
ниц книги барона де Бая, касающих
ся времени пребывания французско
го ученого в Пензенской губернии,
когда он совершил две поездки на
территорию Пензенского и Городи
щенского уездов. Первую — 16 июля
1897 г. в так называемое урочище
Калашный Затон, где были найдены
археологические артефакты (керами
ка, несколько кусочков кремня и че
ловеческих костей), относящихся к
эпохе каменного века. 17 июля барон
де Бай побывал в Засурье и посетил
мордовское село Селиксу
, где он
«расспрашивал мордву об ее обыча
ях, нравах и одеждах». В селении
было сделано несколько фотографий
местных жителей в национальных
костюмах. Кроме того, французский
ученый приобрел «несколько старин
ных мордовских костюмов»
«Два компаньона-путешественника» барон де Бай и граф С. Д. Шереметев. 1897 г.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Селикса в качестве объекта ис
следования была рекомендована де
Баю неслучайно. Село, расположен
ное на проезжей дороге, было дос
таточно богатым, имело школу и две
православные церкви. Но главным
все-таки было то, что населявшая
его мордва имела опыт общения с
путешественниками, в том числе ино
странцами. В 1768 г. в Селиксе по
бывал академик Петер Симон Пал
лас
, в 1834 г. — чиновник Депар
тамента внешней торговли, позднее
корпуса жандармов Михаил Макси
мович Попов и др. В ходе контактов
у местного населения выработался
своеобразный подход, вызывавший,
с одной стороны, интерес путешест
вующих, с другой — показывавший
с положительной стороны местные
власти. М. М. Попов писал о при
чинах своего внимания к мордве Се
ликсы: «
Немногие дни, которые я
провел у них, показались мне столь
же приятными, как три часа в те
атре… Это особенный народ, это
не те люди, с коими мы живем; их
приемы, их обыкновения, между нами
невиданные, не могли быть для меня
незанимательными
30
. П. С. Пал
ласа привлекла хозяйственная дея
тельность: «
Живущие в сей лесистой
стране Мордвинцы имеют множе
ство ульев, и во всю зиму остав
ляют пчел в лесу под легкою по
крышкою. Так же держат они мно
го скота…
31
. Кроме того, интерес
путешествующих вызывало наличие
среди мордовского населения Селик
сы нескольких семей старообрядцев
и факт сохранения остатков языческих
верований.
Круг тем, затрагиваемых в кни
ге барона де Бая, является традици
онным для записок путешественника.
Его внимание привлекают старинные
обряды и обычаи мордвы, которые
он называет «наивными пережитка
ми былых времен». Причем, по его
мнению, их «нужно быстро описать,
пока они не исчезли». Отмечает весь
ма специфические элементы свадеб
ного и похоронного обрядов, которые
не были зафиксированы другими ис
следователями. По всей видимости,
виденное или известное ему со слов
местных жителей является локальны
ми вариантами обрядового комплекса.
Барон де Бай понимает это и указы
вает на местный характер обычая.
Кстати говоря, аналогичную мысль
высказывал и М. М. Попов: «
…Поч
ти в каждой деревне нравы различ
ны. Про них то можно сказать, что
деревня, то обычай
Пережитки язычества у мордвы
де Бай сводит к молениям у священ
ного дуба и приношению жертвы,
ранее («тридцать лет назад», т. е. в
1860-е гг.) — быка, позднее — гуся.
Остатки язычества у селиксенской
мордвы отмечал и М. М. Попов за
шестьдесят лет до французского пу
тешественника. Его сообщение ин
тересно в сравнении с текстом де
Бая, позволяющим проследить процесс
ухода язычества в динамике. Итак,
М. М. Попов писал: «
Прежняя вера
в Селиксе забыта. 80-летние ста
рики едва помнят, как некогда они
со своими дедами и отцами ходили
в густые леса поклоняться „большо
му Богу“. Еще виден недалеко от
селения холм, называемый „мором“,
остаток жертвенника того бога.
Вокруг него по дубам развешены бы
чачьи кожи, все исколотые, чтобы
они не соблазняли прохожего на
святотатство. Прежде, в поло
вине мая здесь бывало моление и
пиршество. Ныне холм этот сто
ит уединенно и наглухо порос мо
гильными травами. Но добрый
мордвин, тихонько от священника,
иногда ездит туда поклониться
большому Богу и попросить у него
хлеба и денег
33
Пристальный интерес путешест
венников, как правило, вызывала
национальная одежда мордвы, в пер
вую очередь женская. Барон де Бай
в этом плане не составил исключения.
Конечно, его описание существенно
уступает работам П. С. Палласа
(1809), И. Н. Смирнова (1892 —
1894), А. Хейкеля (1899) и др.,
однако некоторые наблюдения пред
ставляют интерес. Так, он указыва
ет на связь одежды, ее деталей с
«районом обитания» мордвы. Им был
сделан вывод о более быстром ис
чезновении национального костюма
в мужской среде и его консервации
в женской. Интересны сопоставления
барона по поводу консервативности
в одежде у мордвы и французов.
Портрет барона де Бая.
Фотоателье Д. Ермакова. Тифлис. 1897 г.
ГТГ. Публикуется впервые
ÀÐ
Особого внимания заслуживают
сделанные бароном де Баем фото
графии. До него мордву фотографи
ровали единицы. Известны работы
А. О. Карелина (1870), В. А. Кар
рика (1871), М. Букаря (1872) и
М. П. Дмитриева (1891 — 1892).
Снимки делались в Нижегородской
(А. О. Карелин, М. П. Дмитриев)
и Симбирской (В. А. Каррик) гу
берниях. В Пензенской губернии
фотографирование осуществлялось
только М. Е. Евсевьевым в ходе
экспедиции 1885 — 1886 гг., кото
рый сделал до 250 «типических»
снимков народов Поволжья
. Причем
стоит отметить, что в ходе фотогра
фирования М. Е. Евсевьев испыты
вал некоторые трудности. В письме
Н. М. Могилянскому он отмечал:
В прошлом году я сделал несколь
ко фотографических снимков с язы
ческих молений мордвы в селе Вол
гапино Краснослободского уезда.
То же самое хотел сделать и в
соседней с Волгапином деревне Ке
ретине, но не удалось. Керетинцы
оказались более фанатичными в
отношении своих старинных обы
чаев, не допустили на свое моле
ние
. Де Бай, судя по его запис
кам, таких сложностей не испы
тал.
Для фотографий XIX в. харак
терна статичность, де Бай пытается
избежать ее, зафиксировать движение.
Несомненно то, что у него были свои
видение предмета и трактовка этно
графических реалий. Его фотосъем
ка комплекса одежды в пространст
венно-временной среде бытования
позволяет реконструировать ее в соз
нании зрителя. Весьма запоминаю
щейся является фотография волын
щика, соотносимая с текстом с опи
санием музыкального инструмента
«уфам». Она настолько колоритна,
что на ее авторство претендовали
другие фотографы
Книга барона де Бая «De Penza
Minoussinsk», вышедшая в Париже
более ста лет назад, и сегодня пред
ставляет значительный интерес для
широкого круга исследователей: ис
ториков, этнографов и краеведов,
занимающихся отечественной исто
рией и, в частности, историей Мор
довии. Она интересна тем, что на
писана французом, одним из первых
иностранных ученых, познакомивших
соотечественников с историей и куль
турой малых народов Российской
империи.
ÈÁËÈ
ÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
ÏÐÈÌÅ×ÀÍÈ
ÌÌÅÍÒÀÐÈÈ
См., например: Collections ASIE
le Mus
e du quai Branly
(MQB), Mus
e d'Arch
ologie nationale et Domaine national de Saint-Germain-en-Laye;
Serves-Cite de la Ceramique.
Подробнее см.:
Áóêðååâà Å. Ì.
Корреспондент Особого комитета Музея 1812 года барон де Бай (1853 — 1931). Материалы к биографии //
Эпоха 1812 года. Исследования. Источники. Историография. VIII : сб. материалов // Труды ГИМ. М., 2009. Вып. 181. С. 241 — 257;
Åå æå
Русские струны французской души барона де Бая // Золотая палитра : информац.-аналит. журн. М., 2010. ¹ 2. С. 52 — 59;
Åå æå.
Вклад
французского ученого барона де Бая в изучение археологии, этнографии, истории и искусства России // Десятые Татищевские чтения : материа
лы Всерос. науч.-практ. конф. (Екатеринбург, 21 — 22 ноября 2013 г.). Екатеринбург, 2013. С. 482 — 486;
Áóêðååâà Å. Ì., Äàíèëîâà
. Ñ.,
Øàðïè Æ-Æ.
Барон де Бай в гостях у княгини Тенишевой (из записных книжек французского ученого) // Край Смоленский. [Смоленск]. 2014.
¹ 2. С. 25 — 33.
Первое упоминание о баронах относится к 1019 г., когда в Шампани поселилась семья сеньора де Бая, так называемого Бардуля II. Об этом см.:
Baye J.
de.
Baronnie de Baye. Documents historiques r
unis. Ch
lons-sur-Marne, 1883. P. 7.
Ch
teau de Baye — родовой замок барона де Бая в провинции Шампань (Франция).
В частном архиве (Франция) сохранилась грамота о награждении первой премией ученика школы Ecole libre de l`Immaculee Concepion барона де
Бая (17 октября 1865 г.). Авторы сердечно благодарят Jean-Jacques Charpy (Франция) за помощь в работе.
См.:
Baye J. de.
Grottes de Baye: pointes de fl
ches en silex
tranchant transversal. Paris, 1874; Du m
me auteur. Grottes de la vall
e du Petit-Morin.
Paris, 1875.
См.:
Baye J. de.
L`Arh
ologie Pr
historique. Paris, 1880; Du m
me auteur. L
Arch
ologie: Pr
historique: avec 50 figures intercal
ées
dans le texte. Libraire
J.-B. Bailliere et fils, 1888.
Диплом о принятии барона де Бая в члены Национального Общества антиквариев Франции 3 апреля 1889 г. хранится в частном собрании
(Франция).
См.:
Áóêðååâà Å. Ì.
Член Императорского Московского археологического общества барон де Бай (1853 — 1931) и его вклад в изучение архео
логической науки Российской империи // Роль Императорского московского археологического общества в становлении и развитии археологии,
охраны культурного наследия, музейного дела и краеведения : сб. материалов науч.-практ. конф. (в печати).
См.:
×èñòÿêîâ Í. Ñ.
Бай // Енисейский энциклопедический словарь. Красноярск, 1998. С. 5;
ðåõîâà Í. À.
Барон Жозеф де Бай: сибирский
след // Енисейская провинция : альманах. Красноярск, 2004. Вып. 1. С. 60 — 65;
Åå æå.
Письма барона Жозефа де Бая И. Т. Савенкову (к
истории археологических исследований Енисея) // Енисейская провинция : альманах. Красноярск, 2009. Вып. 4. С. 358 — 363.
См.:
Çîðèíà Ë. È.
Французский археолог барон Ж. О. де Бай на Урале // Берсовские чтения : материалы науч. конф. (Екатеринбург, 19 —
20 декабря 1994 г.). Екатеринбург, 1994. С. 11 — 12;
Íåñòåðîâ À. Ã., Ñà÷êîâà È. È.
Франко-русская коллекция Свердловского областного
краеведческого музея // Россия. Романовы. Урал : материалы III науч. чтений, посвящ. памяти Великого Князя Николая Михайловича. Екате
ринбург, 1997. Вып. 3. С. 113 — 115;
Ïàíèíà Ñ. Í.
Уральские экскурсии барона Жозефа де Бая // «Французский след» на Урале : материалы
круглого стола, состоявшегося 23 июня 2010 г. Екатеринбург, 2010. С. 124 — 127.
См.:
Òåð¸õèí Â.
Две поездки с научной целью, совершенные в нынешнем 1897 г., в уездах Пензенском и Городищенском // Пензенские губерн
ские ведомости. 1897. ¹ 159.
См.:
Baye J. de.
Chez les tatars de Crim
e: Souvenirs d
une mission. Paris, 1907; Du m
me auteur. En Crim
e. Paris, 1906.
См.:
Baye J.
de.
En Lithuanie: souvenirs d
une mission. Paris, 1905.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Æîçåô äå Áàé, áàðîí
ÎÏÈÑÀÍÈÅ
ÑÅËÈÊÑÈÍÑÊ
É
ÐÄÂÛ
Ìîðäâà îòíîñÿòñÿ ê ôèííî-óãîð
ñêîé ãðóïïå áîëãàðñêîé âåòâè, êàê
÷åðåìèñû è ÷óâàøè
. Äî XV â. îíè
ÿâëÿëèñü ñèëüíîé íàöèåé. Â íàñòîÿ
ùåå âðåìÿ â Ïåíçåíñêîé ãóáåðíèè
ìîðäâû íàñ÷èòûâàåòñÿ 176 689 ÷å
ëîâåê. Îíè äåëÿòñÿ íà äâå âåòâè:
«ìîêøà» ïî íàçâàíèþ ðåêè Ìîêøà
è «ýðçÿ» — ñëîâî, êîòîðîå â ìîð
äîâñêîì ÿçûêå îçíà÷àåò «êðàñè
âûé»
Ìíå íå õî÷åòñÿ äàâàòü âàì äàæå
êðàòêîå îïèñàíèå òîãî, ÷òî áûëî
íàïèñàíî î ìîðäâå. ß ïðåäëàãàþ
âàì ïîñåòèòü äåðåâíþ, â êîòîðîé
ÿ èõ [ìîðäâó] èçó÷àë. Ýêèïàæ, çà
ïðÿæåííûé ÷åòâåðêîé ëîøàäåé,
ïðèâåç íàñ â ìåñòå÷êî, ðàñïîëî
æåííîå â 20 âåðñòàõ îò Ïåíçû, â
Ãîðîäèùåíñêèé óåçä, â äåðåâíþ
Ñåëèêñó, ñ íàñåëåíèåì â 2 òûñ.
÷åëîâåê ìîðäâû, ïðèíÿâøèõ ïðà
âîñëàâíóþ ðåëèãèþ îêîëî 150 ëåò
íàçàä.  äàííîé äåðåâíå íàñ÷è
òûâàåòñÿ 100 äîìîâ ñòàðîâåðîâ.
Ñåëèêñà ïî-ìîðäîâñêè îçíà÷àåò
«ìîëîäîé âÿç»
. Îòñþäà íàçâàíèå
ýòîãî ìåñòå÷êà.
 ýòîì ïîñåëêå ÿ ñìîã íàáëþ
äàòü ïåðåæèòêè ÿçû÷åñòâà
. Òðèäöàòü
ëåò íàçàä æèòåëè äåðåâíè Ñåëèê
ñû âñå åùå õîäèëè ïîä ñâÿùåííûé
äóá, ÷òîáû òàì ïîìîëèòüñÿ, óáèòü
áûêà, ìÿñî êîòîðîãî âàðèëè è åëè
âñåì ìèðîì. Ñâÿùåííûé äóá âñå
åùå ñòîèò â òðåõ êèëîìåòðàõ îò ïî
ñåëåíèÿ. Â íàñòîÿùåå âðåìÿ, â ïåð
âóþ ñóááîòó ïîñëå Òðîèöû, â äå
ðåâíå óáèâàþò ãóñÿ, êîòîðîãî êîð
ìèëè âñåé äåðåâíåé. Íà ñàìîì
ðàññâåòå êðåñòüÿíå èäóò ê ñâÿùåí
íîìó äåðåâó, ñíà÷àëà ìîëÿòñÿ, à
çàòåì åäÿò ãóñÿ è ïüþò êðåïêóþ
áðàãó — ìåñòíûé àëêîãîëüíûé íà
ïèòîê. Ýòîò äåíü íàçûâàåòñÿ äíåì
ìîëèòâû.
См.:
Baye J. de.
Etudes sur l’arch
ologie de l
Ukraine: ant
rieure
notre
re. Paris, 1895; Du m
me
auteur. Note sur l
poque des m
taux en Ukraine. Paris; Du m
me auteur. En Petite-Russie: Souvenirs
d’une mission. Paris, 1903; Du m
me auteur. S
pulture du Xe si
cle
Kiev. Paris, 1896.
См.:
Baye J.
de.
A travers quelques villes historiques de la Russie: souvenir d
une mission. Paris,
1901.
Российский государственный архив древних актов. Ф. 2487. Оп. 1. Д. 5043. Л. 19 (далее —
РГАДА).
Òåð¸õèí Â.
Указ. соч. С. 3.
Там же.
РГАДА. Ф. 2487. Оп. 1. Д. 5043. Л. 19.
Согласно записи С. Д. Шереметева, 15 ноября 1897 г. барона де Бая проводили в Париж с
Варшавского вокзала. См. об этом: РГАДА. Ф. 2487. Оп. 1. Д. 5043. Л. 58.
См.: Communications faites en s
ance de la Soci
nationale des antiquares de France. S
ance du 9
mars 1898. Nogent, 1898.
См.:
Baye J. de.
En G
orgie. Extrait de la Revue de Geographie. Paris, 1898; Du m
me auteur.
De Penza
Minoussinsk. Souvenirs d’une mission par Le baron de Baye. Extrait de la Revue de
Geographie. Paris, 1898.
Часть фотографий, сделанных бароном да Баем в 1897 г., хранится в Mus
e du quai Branly
(Париж), в папке «Sib
rie et Caucase, 1897, 111 photo» (Инв. PA104/70.2006.26.1).
В Государственном историческом музее хранится экземпляр с дарственной надписью барона де
Бая на титульном листе («Для библиотеки Императорского Исторического музея от барона де
Бая» — перевод с французского). Авторы благодарят сотрудников ОПИ ГИМ Н. Б. Быст
рову и И. Г. Шевелева за сканирование и предоставление для публикации фотографий из
книги барона де Бая.
Перевод с французского языка осуществлен по изданию: «De Penza
Minoussinsk. Souvenirs
d’une mission par Le baron de Baye. Extrait de la Revue de Geographie» (Paris, 1898. P. 7 — 8,
10, 12) кандидатом исторических наук А. В. Борисовым. Авторы благодарят старшего препо
давателя МГУ им. М. В. Ломоносова Т. Б. Пошерстник за помощь в работе.
Селикса (Рождественское, ныне Кижеватово), село мордвы-мокши. Основано в 1681 г. Богда
ном Понакшиным «со товарищи» как мордовская посопная и оброчная деревня на «старинных
дедов и отцов их в вотчинных и бортных ухожаях» между речками Инра и Отвель (РГАДА.
Ф. 1209. Оп. 2. Д. 6492. Л. 299 — 313). Гидроним
Селикса
восходит к болгаро-чувашскому
языческому имени
Селик
, суффикс -
означает «вода, река».
Селик-ис
— «Селикова река».
В 1709 г. в д. Селиксе Засурского стана Пензенского уезда насчитывалось 155 дворов, где
проживало 510 душ мужского и 219 душ женского пола. В 1748 г. в д. Селиксе проживало 229
ревизских душ ясачной мордвы, в том числе 18 новокрещен (РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 2546.
Л. 559 — 570). С 1780 г. село относилось к Городищенскому уезду, со второй половины
XIX в. — Чемодановской волости. В 1782 г. в с. Рождественском, Селикса тож, было 210
дворов новокрещенной мордвы. Село располагалось по обе стороны речки Селиксы и большой
дороги из Пензы в Городище. В селе была церковь во имя Рождества Христова, деревянная.
Крестьяне находились на казенном окладе (РГАДА. Ф. 1355. Оп. 1. Д. 1032. Л. 4 об.). С
1837 г. крестьяне были переведены в разряд государственных и занимались в основном земле
делием и скотоводством, частично лесными промыслами. В 1877 г. в селе имелись две право
славные церкви, школа, почтовая станция, две лавки, два постоялых двора. В 1910 г. с. Селик
са входило в Чемодановскую волость Городищенского уезда. В нем насчитывалось 660 дворов.
Село является родиной Героя Советского Союза, начальника 9-й погранзаставы 17-го Брест
ского погранотряда, лейтенанта Андрея Митрофановича Кижеватова (1907 — 1941), в честь
которого оно было переименовано в 1963 г. (см.: http://www.suslony.ru/Penzagebiet/besson2.html;
Áåëîóñîâ
.,
Âèííè÷åê
.,
Ãîìîíþê
[и др.] Очерки истории города Заречного.
Пенза, 2013. С. 22, 30, 38 — 40).
Òåð¸õèí Â.
Указ. соч. С. 3.
См.:
Ïàëëàñ Ï. Ñ.
Путешествие по разным провинциям Российской империи. СПб., 1809. Ч.
1. С. 123.
Ïîïîâ Ì.
Селиксенские мордвы. Рассказ путешественника // Санкт-Петербургские ведомости.
1834. 6 февр., ¹ 30.
Ïàëëàñ Ï. Ñ.
Указ. соч. С. 123.
Ïîïîâ Ì.
Селиксенские мордвы. 6 февр., ¹ 30.
33
Ïîïîâ Ì.
Селиксенские мордвы. Рассказ путешественника // Санкт-Петербургские ведомости.
1834. 9 февр., ¹ 33.
См.:
Øèãóðîâà Ò. À.
Коллекция негативов М. Е. Евсевьева — запечатленная история мор
довского народа // М. Е. Евсевьев: жизнь мордвы в фотографиях. Саранск, 2004. С. 33.
Åâñåâüåâ Ì. Å.
Избранные труды : в 5 т. Саранск, 1966. Т. 5. С. 489.
См.: М. Е. Евсевьев: жизнь мордвы в фотографиях. С. 62.
ÀÐ
Ó ìîðäâû, êîòîðóþ ÿ âèäåë,
åñòü îñîáîå ñðåäñòâî äëÿ ëå÷åíèÿ
çðåíèÿ
. Îíè âûñåêàþò îãîíü ðÿäîì
ñ áîëüíûì ãëàçîì òàê, ÷òîáû íà
ïðàâèòü èñêðó ê ãëàçó è âûëå÷èòü
åãî. Âíèìàíèå îêóëèñòîâ! Áîëåçíè
ãëàç î÷åíü ðàñïðîñòðàíåíû â äå
ðåâíÿõ, ãäå â äîìàõ íåò äûìîõîäîâ.
Ñòàðûå æåíùèíû, êîòîðûõ çîâóò
âîðîæåÿìè, çàìåíÿþò âðà÷åé. Îíè
èñïîëüçóþò äåðåâÿííóþ òðóáêó.
Êîí÷èê ýòîé òðóáêè ïðèêëàäûâàåò
ñÿ ê áîëüíîìó ìåñòó è âîðîæåÿ,
ïðèëîæèâ ðîò ê äðóãîìó êîíöó òðóá
êè, íàøåïòûâàåò â íåå íåñêîëüêî
ìàãè÷åñêèõ ñëîâ, ÷òîáû âûçâàòü
èñöåëåíèå.
Âîò äðóãîé ìåñòíûé îáû÷àé,
ïðàêòèêóåìûé âî âðåìÿ ñâàäüáû
Íåâåñòà â îäèíî÷åñòâå íàïðàâëÿ
åòñÿ íà òåëåãå â öåðêîâü. Äåâóøêó
ñêðûâàåò êóñîê ïîëîòíà, ðàñïîëî
æåííûé íà äåðåâÿííîì îáîäå. Çà
òåëåãîé èäåò ìóæ÷èíà, ðàçìàõè
âàþùèé êîñîé, ÷òîáû ñêîñèòü âñå,
÷òî ìîãëî áû áûòü âðåäíûì äëÿ
íåâåñòû. Ïîñëå öåðåìîíèè, ïðè
âûõîäå èç öåðêâè, íîâîáðà÷íóþ
íåñóò äî äîìà íà ðóêàõ ñâèäåòå
ëè.
Åùå îäèí ñòàðèííûé îáû÷àé
Êàê òîëüêî ÷åëîâåê óìèðàåò, ïîä
òåëî êëàäóò ëèáî òîïîð, ëèáî áîëü
øîé íîæ. Ýòî äåëàåòñÿ äëÿ òîãî,
÷òîáû áîëåçíü íå çàáðàëà è äðóãèõ.
Êóðèëüùèêîâ (âûñøåå óòåøåíèå) â
ãðîáó ñîïðîâîæäàþò èõ òðóáêà
(ïî-ìîðäîâñêè «ïèïêà»), êèñåò,
êðåìåíü è îãíèâî. Ìîðäâà ÷àñòî
õîäèò ìîëèòüñÿ íà ìîãèëó ñâîèõ
ðîäñòâåííèêîâ. Íà ìåñòå ïîãðåáå
íèÿ îíè ïðîäåëàþò óãëóáëåíèå è
ëüþò òóäà ëèáî âîäêó (âîäà æèçíè),
ëèáî áðàãó (íàïèòîê íà îñíîâå çà
êâàñêè). Çàòåì îíè êëàäóò íà ìî
ãèëó îäåæäó, êîòîðóþ ïîçæå óíî
ñÿò.
Òðè ãîäà òîìó íàçàä, âî âðåìÿ
ñòðàøíîé çàñóõè, óìåð ñòàðûé
ìîðäâèí. Íà åãî ìîãèëó ïðèâåçëè
5 èëè 6 áî÷åê âîäû, âûëèëè åå ñ
òåì, ÷òîáû ïîêîéíûé îáðàòèëñÿ ê
áîãó ñ ìîëüáàìè î äîæäå.
ß âàì ïðèâåë ëèøü íåñêîëüêî
èç ýòèõ îáû÷àåâ — íàèâíûõ ïåðå
æèòêîâ áûëûõ âðåìåí, îáû÷àåâ,
êîòîðûå íóæíî áûñòðî îïèñàòü,
ïîêà îíè íå èñ÷åçëè.
 Ñåëèêñå çà ïîñëåäíèå 15 ëåò
ìóæ÷èíû ïðàêòè÷åñêè ïîëíîñòüþ
îòêàçàëèñü îò íàöèîíàëüíîãî êîñ
òþìà
. Ðàíåå îíè íîñèëè áåëûå
ðóáàõè â êðàñíóþ ïîëîñêó, çèìîé
íàäåâàëè áåëóþ áàðàíüþ øàïêó,
à ëåòîì øëÿïó, íàïîìèíàþùóþ íàøó
ïå÷íóþ òðóáó. Ìàëî-ïîìàëó âñå
ýòî èñ÷åçàåò. Íà çàïàäå íàøè âû
ñîêèå øëÿïû î÷åíü ñèëüíî ðàñêðè
òèêîâàëè. Èõ ïîäâåðãëè ãîíåíèÿì.
Äàæå ñîçäàëè ëèãó ïðîòèâ èõ íî
øåíèÿ. Ìåøàþùèå â êîíôåðåíö-
çàëå, èçìÿòûå â ðàçäåâàëêàõ, îíè
âñå åùå âñòðå÷àþòñÿ ó íàñ íà ãî
ëîâàõ ìóæ÷èí, êîòîðûå íå ìîãóò
áåç íèõ íè îáîéòèñü, íè ðàññòàòü
ñÿ ñ íèìè. È íàñ åùå îáâèíÿò â
òîì, ÷òî ìû íå êîíñåðâàòèâíû! Äà
íåò æå, ìû åùå â á
ëüøåé ñòåïåíè
êîíñåðâàòîðû, ÷åì ìîðäâà.
Ìîðäîâñêèå æåíùèíû è äåâóø
êè ïðîäîëæàþò íîñèòü íàöèîíàëü
íûå êîñòþìû. Ôîòîãðàôèè, êîòî
ðûå ïðåäñòàíóò ïåðåä âàøèìè
ãëàçàìè, ïîçíàêîìÿò âàñ ñ äåòàëÿ
ìè ýòèõ êîñòþìîâ, è ìíå íå ïðè
äåòñÿ äàâàòü èõ äëèííîå îïèñàíèå.
Ïîñêîëüêó íà ôîòîãðàôèÿõ íåëüçÿ
ðàçëè÷èòü öâåò, ÿ âàì ñêàæó, ÷òî
óçîðíàÿ âûøèâêà íà áåëîé òêàíè,
óêðàøàþùàÿ êîñòþì ìîðäâû, ñè
íåãî è êðàñíî-êîðè÷íåâîãî öâåòà.
ß ïðèâåç èç Ñåëèêñû êîëëåêöèþ
èç îäåæäû è ïðåäìåòîâ îáèõîäà,
ñäåëàííûõ â äåðåâíå. Ýòà êîëëåêöèÿ
áóäåò âûñòàâëåíà â ìóçåå Ãèì
ñ
äðóãèìè âåùàìè, ïðèâåçåííûìè
ìíîþ èç ïîåçäêè.
Âîò æåíùèíà è äåâóøêà äåðåâíè
Ñåëèêñà. 58-ëåòíÿÿ æåíùèíà —
Àâäîíèÿ Ñàìàðêèíà. 16-ëåòíÿÿ
äåâóøêà — Àâäîíèÿ Ïàâëîâíà Ïå
òàéêèíà.
Äåâóøêè íîñÿò ÷òî-òî íàïîäî
áèå äèàäåìû
. Îíè íå ïðÿ÷óò ñâîè
âîëîñû, êàê æåíùèíû. Íà ñïèíå
êîñà, óêðàøåííàÿ ïî âñåé äëèíå
Авдония Самаркина, мордовка 58 лет
деревни Селикса Пензенской губернии.
Фото княгини Святополк-Мирской
Авдония Павловна Петайкина, молодая
мордовская девушка 16 лет, деревни
Селикса Пензенской губернии.
Фото княгини Святополк-Мирской
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
ìåòàëëè÷åñêèìè ïëàñòèíàìè, ñî
åäèíåííûìè ñ ïîìîùüþ ðàçíîöâåò
íûõ ñòåêëÿííûõ áóñèíîê. Ñåðüãè-
ïîäâåñêè ïðîõîäÿò âîêðóã íåïðî
êîëîòîãî óõà. Íà ìî÷êå ìîæíî
âèäåòü êèñòî÷êè èç êðîëè÷üåé øåð
ñòè. Ãëàâíûé íàðÿä æåíùèí ñîñòî
èò èç ïîëîòíÿíîé ðóáàõè, äëèííîé
è óçêîé, ïîä íàçâàíèåì «ïàíàð»
(panar)
. Îáå ñòîðîíû ðóáàõè óê
ðàøåíû ëåíòàìè óçîðíîé âûøèâêè
èç øåëêà èëè øåðñòè. «Ïàíàð»
ñëóæèò îäíîâðåìåííî è ðóáàõîé,
è þáêîé, íà òàëèè «ïàíàð» çàòÿíóò
ïåñòðûì ðåìåøêîì. Äåâóøêè ïîä
âÿçûâàþò íà óðîâíå òàëèè óêðà
øåíèå, ñîñòàâëåííîå èç áàõðîìû,
ìåòàëëè÷åñêèõ ïîäâåñîê è íàíè
çàííûõ óêðàøåíèé èç ñòåêëà. Íóæ
íî âèäåòü èõ ñî ñïèíû, ÷òîáû ñóäèòü
îá ýòîì òàê ñòðàííî ðàñïîëîæåí
íîì óêðàøåíèè. Èíîãäà æåíùèíû
íîñÿò ïîâåðõ ðóáàõè ñàðàôàí, çà
ñòåãèâàþùèéñÿ íà ãðóäè ñ ïîìîùüþ
çàñòåæåê.
Ñâàäåáíûå ðóáàõè êðàñèâåå,
÷åì âñå îñòàëüíûå. Ìíå óäàëîñü
ðàçäîáûòü îäíó, äîñòàòî÷íî
ñòàðèííóþ, íà êîòîðîé òêàíü
ïî÷òè íå áûëî âèäíî èç-çà óçîð
íîé âûøèâêè. Ñâàäåáíóþ ðó
áàõó äîïîëíÿëî óêðàøåíèå,
ðàñïîëàãàâøååñÿ íà òàëèè
12
î÷åíü êðàñèâî âûøèòîå è óñå
ÿííîå ìåäíûìè ìîíåòàìè —
îäíè ñ èçîáðàæåíèåì èìïåðàò
ðèöû Àííû è äðóãèå ñ èçîáðà
æåíèåì Ëþäîâèêà XVI. Íóìèç
ìàòû ìîãëè áû ïîïîëíèòü ñâîè
êîëëåêöèè èç îñòàòêîâ ìîðäîâ
ñêèõ êîñòþìîâ.
Ó ìîðäâû åñòü ìóçûêàëüíûé
èíñòðóìåíò ïîä íàçâàíèåì
«óôàì» (oufam)
, ñäåëàííûé
èç îâ÷èíû; îí îòäàëåííî íàïî
ìèíàåò âîëûíêó. Ìóçûêàíò äóåò
â êîñòü, óñåÿííóþ äûðî÷êàìè.
Ýòî äîëæíà áûòü êîñòü îðëà.
Ïîëó÷àåòñÿ çâóê, áóäòî äóåøü
â ðîã áûêà.
Ñëåäóåò îòìåòèòü, ÷òî ãî
ëîâíûå óáîðû ìîðäîâñêèõ æåí
ùèí ðàçëè÷àþòñÿ â çàâèñèìîñòè
îò ðàéîíà îáèòàíèÿ. Åñòü öè
ëèíäðè÷åñêèå óáîðû, êàêèå âû
òîëüêî ÷òî âèäåëè, äðóãèå óáî
ðû óêðàøåíû îäíèì èëè äâóìÿ
ðîãàìè.
Группа мордвы Пензенской губернии
(источник:
Baye J. de.
De Penza
Minoussinsk.
Paris, 1898. P. 9)
Мордовский пастух, играющий
на музыкальном инструменте «Уфам».
Пензенская губерния (источник:
Baye J. de.
De Penza
Minoussinsk. Paris, 1898. P. 13)
Мордва деревни
Станки Пензенской
губернии (источник:
Baye J. de.
De Penza
Minoussinsk. Paris,
1898. P. 15)
ÀÐ
Ôèííî-óãîðñêèå íàðîäû — ÿçûêîâàÿ îáùíîñòü íàðî
äîâ, ãîâîðÿùèõ íà ôèííî-óãîðñêèõ ÿçûêàõ, æèâóùèõ â
Çàïàäíîé Ñèáèðè, Öåíòðàëüíîé, Ñåâåðíîé
Âîñòî÷íîé
Åâðîïå. Ðàçäåëåíû íà äâå ãðóïïû: ôèíñêóþ (ôèííû, ýñòîí
öû, êàðåëû, âåïñû, èæîðöû, ëèâû, âîäü, ñààìû, ìîðäâà,
ìàðèéöû, óäìóðòû, êîìè, êîìè-ïåðìÿêè) è óãîðñêóþ (âåíã
ðû, õàíòû, ìàíñè). Ãèïîòåçó î ðîäñòâå ôèííî-óãîðñêèõ
íàðîäîâ âûñêàçàë Ã. Â. Ëåéáíèö, â ÕIX â. ê èõ ÷èñëó îòíî
ñèëè è íåêîòîðûå òþðêñêèå íàðîäû, íàïðèìåð, ÷óâàøåé.
Äå Áàé, ïî âñåé âèäèìîñòè, ðàçäåëÿë ýòó òî÷êó çðåíèÿ.
Ìîðäîâñêèé íàðîä ñîñòîèò èç äâóõ ñóáýòíîñîâ: ìîê
øè è ýðçè. Ýòíîíèì «ýðçÿ» âîñõîäèò, âå
ðîÿòíåå âñåãî, ê
èðàí. arsan
«ñà
ìåö, ìóæ÷èíà, ãåðîé»; «ìîê
øà»
ê èíäî
åâðîïåéñêîìó ãèäðîíèìó (â ñàíñêðèòå moksha — «ïðîëè
âàíèå, óòåêàíèå, îñâîáîæäåíèå»). Ñâÿçûâàòü ýòèìîëîãèþ
«ýðçÿ» ñ òåðìèíîì «êðàñèâûé» îøèáî÷íî.  ýðçÿíñêîì
ÿçûêå êðàñèâûé —
ìàçûé
, â ìîêøàíñêîì —
ìàçû
Äå Áàé äîñòàòî÷íî òî÷íî äàåò ýòèìîëîãèþ òîïîíèìà.
Ïî-ýðçÿíñêè, âÿç —
ñåëåé
ñåëåé÷óâòî
(ñì.:
Öûãàíêèí
.
.,
îñèí
Ýòèìîëîãèÿíü âàëêñ. Ñàðàíñê, 2015. Ñ. 164).
Ìîðäâà ïðèíÿëà ïðàâîñëàâèå â 1740-å ãã., ïûòàâøèå
ñÿ ñîõðàíèòü ðîäíóþ âåðó áåæàëè íà Óðàë, â Ñèáèðü, ñåâåð
ñîâðåìåííîãî Êàçàõñòàíà. Íà ýòíè÷åñêîé òåððèòîðèè ìîðä
âû îñòàòêè ÿçû÷åñòâà ñîõðàíÿëèñü âïëîòü äî ÕÕ â. è ôèê
ñèðîâàëèñü ïðàêòè÷åñêè âñåìè èññëåäîâàòåëÿìè (È. Í.
Ñìèðíîâ, Ì. Å. Åâñåâüåâ, Õ. Ïààñîíåí è äð.). Â Ñåëèêñå
ïðàâîñëàâíûé ìîëåëüíûé äîì áûë ïîñòðîåí â 1709 ã., öåð
êîâü áûëà çàëîæåíà â 1749 ã., íà ñëåäóþùèé ãîä áûëà
îñâÿùåíà. Â 1757 ã. áûëî îñóùåñòâëåíî ìàññîâîå êðåùåíèå
âñåõ ñåëèêñåíöåâ, îäíàêî îíè ðåäêî õîäèëè â öåðêîâü è
ïðîäîëæàëè ìîëèòüñÿ ó ñâÿùåííîãî äóáà. Çà ïðèâåðæåí
íîñòü ê ðîäíîé âåðå ïîñëå äîíîøåíèÿ Ì. Ì. Ïîïîâà íà
êàòîðãó áûë ñîñëàí 1 ÷åëîâåê è áèòû ïëåòüìè 8 ÷åëîâåê.
Ñì.: http://www.zavtra.ru/content/view/pragmatizm-i-
ratsionalizm-mordovskogo-naroda-ii-1/
Ñðåäè ìîðäâû ñ 1820-õ ãã. ïîëó÷èëà øèðîêîå ðàñïðî
ñòðàíåíà òðàõîìà. Îïèñàíèå åå ïðîòåêàíèÿ â ìîðäîâñêîé
ñðåäå äàë È. Â. Ñåëèâàíîâ â î÷åðêå «Ìîðäâà» (1858). Ïî
ïûòêè åå ëå÷åíèÿ íàðîäíûìè ñðåäñòâàìè è îïèñàë áàðîí
äå Áàé. Â åãî ôèêñàöèè èíòåðåñíî óêàçàíèå íà âîðîæåé,
âûïîëíÿâøèõ ôóíêöèè âðà÷åé. Òðàõîìà áûëà ëèêâèäèðî
âàíà ñðåäè ìîðäâû â ñîâåòñêîå âðåìÿ. Î íàðîäíûõ ìåòîäàõ
áîðüáû ñ òðàõîìîé ñì.:
èêîíîâà
.
Òàéíû ìîðäîâ
ñêîãî öåëèòåëüñòâà. Ñàðàíñê, 1995;
å æå.
Îò Àäàìà è Åâû
äî íàøèõ äíåé (î÷åðêè íàðîäíîé ìåäèöèíû ìîðäâû). Ñà
ðàíñê, 2000;
å æå.
«Òðàâóøêà-ìàðàâóøêà çåëåíàÿ ìîÿ…:
èç ýòíîìåäèöèíû ìîðäâû. Saarbr
cken, 2012.
Äå Áàé îïèñûâàåò îäèí èç ýëåìåíòîâ ìîðäîâñêîé
ñâàäüáû, èìåþùèé ëîêàëüíîå áûòîâàíèå. Ïîäðîáíåå î
ñâàäüáå ñì.:
âñåâüåâ
.
Ìîðäîâñêàÿ ñâàäüáà.
Ñàðàíñê,
1990;
îãà÷åâ
.
Ñâàäüáà ìîðäâû Ïîâîëæüÿ: îáðÿä è
ôîëüêëîð (èñòîðèêî-ýòíîãðàôè÷åñêèå, ìèôîëîãè÷åñêèå,
ðåãèîíàëüíûå, ÿçûêîâûå àñïåêòû). Ñàðàíñê, 2004.
Îïèñàíèå ýëåìåíòîâ ïîõîðîííî-ïîìèíàëüíîãî îáðÿäà
âïîëíå ñîîòíîñèìî ñ àíàëîãàìè (ñì.: Ìîðäâà : î÷åðêè ïî
èñòîðèè, ýòíîãðàôèè è êóëüòóðå ìîðäîâ. íàðîäà / ïîä
îáù. ðåä. Í. Ï. Ìà
êàðêèíà. 2-å èçä., äîï. è ïåðåðàá. Ñà
ðàíñê, 2012; Íàðîäû Ìîðäîâèè : èñòîðèêî-ýíîãð. èññëåä.
ïîä ðåä. Â. À. Þð÷¸íêîâà, Ë. È. Íèêîíîâîé. Ñàðàíñê, 2012;
îëêîâà
Ïîãðåáàëüíûé îáðÿä ìîðäâû // Ôèííî-
óãîðñêèé ìèð: èñòîðèÿ è ñîâðåìåííîñòü : ìàòåðèàëû
2-é Âñåðîñ. íàó÷. êîíô. ôèííî-óãðîâåäîâ. Ñàðàíñê, 2000).
Íàöèîíàëüíóþ îäåæäó ìîðäâû ñ. Ñåëèêñà ñïåöèàëè
ñòû ïðè÷èñëÿþò ê êîñòþìó ãðóïïû ìîðäâû ñåâåðî-âîñòî÷
íûõ ðàéîíîâ Ïåíçåíñêîé îáëàñòè. Äëèòåëüíîå ïðîæèâàíèå
ìîêøè è ýðçè íà ýòîé òåððèòîðèè, îáùèé õîçÿéñòâåííûé
óêëàä, òåñíûå âçàèìíûå êîíòàêòû ïðèâåëè ê òîìó, ÷òî çäåñü
ñëîæèëñÿ åäèíûé òèï êîñòþìà. Â ñâîåé îñíîâå îí áûë
ýðçÿíñêèì, íî âêëþ÷àë â ñåáÿ ÷åðòû, ïðèñóùèå ìîêøàíñêîé
îäåæäå. Ò. Ï. Ïðîêèíà è Ì. È. Ñóðèíà ïèñàëè: «Îáðàçíûé
ñòðîé êîñòþìà äàííîé ãðóïïû îòëè÷àëñÿ îñîáîé òîðæåñò
âåííîñòüþ. Ýòî âïå÷àòëåíèå ñîçäàâàëîñü áëàãîäàðÿ ñèëó
ýòó, â êîòîðîì âñåìè äåêîðàòèâíûìè ýëåìåíòàìè, âêëþ÷àÿ
ïîÿñíûå óêðàøåíèÿ è ãîëîâíûå óáîðû, ïîä÷åðêíóòà ñòðîé
íîñòü, âåëè÷àâîñòü æåíñêîé ôèãóðû. Áîëüøóþ ðîëü â
õóäîæåñòâåííîì ðåøåíèè êîñòþìà èãðàëà åãî öâåòîâàÿ
ãàììà. Â íåé äîìèíèðîâàë ÿðêî-êðàñíûé öâåò. Â îñîáî
íàðÿäíûõ, ïðàçäíè÷íûõ, ñâàäåáíûõ êîñòþìàõ îí áûë
ãëàâíûì, à îñòàâøååñÿ íåóêðàøåííûì áåëîå ïîëå èãðàëî
ðîëü äåêîðàòèâíîé îòäåëêè. Îáùèé êîëîðèò îáîãàùàëñÿ
ââåäåíèåì â äåêîð áëåñòÿùèõ ìåäíûõ áëÿøåê, áëåñòîê,
÷òî ïðèäàâàëî êîñòþìó åùå áîëüøóþ æèâîïèñíîñòü» (Ìîð
äîâñêèé íàðîäíûé êîñòþì. Ñàðàíñê, 1990. Ñ. 116 —
117).
Ìóçåé Ãèì
(Mus
e national des Arts asiatigues-Guimet,
Ïàðèæ) — Íàöèîíàëüíûé ìóçåé âîñòî÷íûõ èñêóññòâ, íà
çâàííûé ïî èìåíè ôîíäîîáðàçîâàòåëÿ — ëèîíñêîãî ïðî
ìûøëåííèêà è ïóòåøåñòâåííèêà Ýìèëÿ Ãèìå (1836 — 1918).
Ïîäðîáíåå îá ýòîì ñì.: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D
0%9C%D1%83%D0%B7%D0%B5%D0%B9%D0%93%D0%
B8%D0%BC%D0%B5.
Íå ñîâñåì ïîíÿòíî, î ÷åì ïèøåò äå Áàé, ïîñêîëüêó
äåâóøêè íîñèëè íàëîáíóþ ïîâÿçêó, óêðàøåííóþ áóñàìè,
öåïî÷êàìè, áèñåðîì è êèñòî÷êàìè èç íåãî (cì.: Ìîðäîâñêèé
íàðîäíûé êîñòþì. Ñ. 123).
Ïàíàð
— íàèáîëåå ÷àñòî âñòðå÷àþùèéñÿ òåðìèí äëÿ
îáîçíà÷åíèÿ ðóáàõè, êîòîðóþ øèëè èç áåëîãî äîìîòêàíî
ãî õîëñòà. Îíà ÿâëÿëàñü îñíîâíîé è ÷àñòî åäèíñòâåííîé
íàòåëüíîé è îäíîâðåìåííî âûõîäíîé æåíñêîé îäåæäîé
íåçàâèñèìî îò âîçðàñòà, èìóùåñòâåííîãî è ñîöèàëüíîãî
ïîëîæåíèÿ. Ïîäðîáíåå ñì.:
Áåëèöåð
.
Íàðîäíàÿ îäå
æäà ìîðäâû. Ì., 1973.
Ïî âñåé âèäèìîñòè, äå Áàé èìååò â âèäó
ïóëàãàé
ïóëàêø
ïóëàé
(ñëîâî
ïóëî
îçíà÷àåò «õâîñò»). Ïîäðîáíåå
ñì.:
Áåëèöåð
Óêàç. ñî÷. Ñ. 94 — 110.
Îïèñûâàåìàÿ äå Áàåì âîëûíêà íàçûâàëàñü ôàì, óôàì,
ïóâàìà
ïóçûðü
(èñïîëüçîâàëèñü âñå ÷åòûðå íàçâàíèÿ).
Îíà èçãîòîâëÿëàñü èç øêóðû òåëåíêà èëè áû÷üåãî, êî
ðîâüåãî èëè ñâèíîãî ïóçûðÿ. Äå Áàé îøèáàëñÿ, óêàçûâàÿ
íà îâ÷èíó êàê ìàòåðèàë èçãîòîâëåíèÿ, êîñòè îðëà òàêæå
íå èñïîëüçîâàëèñü. Ãîëîñîâûå òðóáêè (èõ áûëî òðè) âû
äåëûâàëèñü èç ëèïû èëè áåðåçû, òðîñòíèêà. Íàèãðûøè
íà âîëûíêå, ïî ïîâåðüþ, ìîãëè óìèðîòâîðÿòü äóõîâ. Ïî
ýòîìó îíè çâó÷àëè ïðåèìóùåñòâåííî íà ìîëåíèÿõ —
îçêñàõ. Íàïðèìåð, Ñ. Àðõàíãåëüñêèé ñîîáùàåò îá èãðå
íà âîëûíêå ïðè ïîêëîíåíèè ñâÿùåííîìó äåðåâó. Ïîäðîá
íåå ñì.:
Áîÿðêèí
.
Ìîðäîâñêîå íàðîäíîå ìóçûêàëü
íîå èñêóññòâî. Ñàðàíñê, 1983. Ñ. 167 — 169.
Áèáëèîãðàôè÷åñêèå ññûëêè è êîììåíòàðèè
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Âèêòîð Ïåòðîâè÷ Òîòôàëóøèí
О, СПОРТ!
Ты
МИР!
Современные виды физической
культуры и спорта начали развивать
ся в России со второй половины
XIX в. под влиянием новых обще
ственных отношений и демократиче
ского подъема. В тот период в стра
не возникли первые спортивные и
гимнастические организации, заро
дилось спортивно-гимнастическое
движение. Новые спортивные круж
ки, клубы и общества, объединявшие
более широкие круги городского на
селения, стали создаваться в 1890-х
гг. в условиях промышленного подъ
ема, когда физическая культура и
спорт шире использовались в целях
оздоровления и развлечения.
Революционные потрясения
1905 — 1907 гг. привели к активи
зации спортивно-гимнастического
движения, которое после Манифеста
17 октября 1905
г. приобрело новые
организационные формы. Кроме того,
самодержавие пересмотрело позицию
в отношении спорта и усилило свою
роль в его развитии. Это было обу
словлено необходимостью, с одной
стороны, переключения накопившей
ся энергии масс, а с другой — вы
вода армии из кризиса, вызванного
поражением России в Русско-японской
войне 1904 — 1905 гг.
На 1 января 1915
г. в России
насчитывалось 1 266 спортивных
организаций, работавших в 332 го
родах и поселках страны. Они объ
единяли в своих рядах до 50 тыс.
человек. Однако Первая мировая
война затормозила дальнейшее раз
витие физкультурно-спортивного дви
жения
Решающую роль в его развитии
в России, безусловно, сыграли Санкт-
Петербург и Москва, но и в других
регионах империи развивались от
дельные виды спорта, возникали
спортивные общества и союзы, про
водились состязания. В частности,
во второй половине XIX — начале
XX в. в Саратове и Саратовской
губернии возник и действовал ряд
спортивных обществ: Саратовский
речной яхт-клуб, Саратовское обще
ство велосипедистов-любителей, «Со
кол», «Цикл» и др.
Важную роль в развитии спор
тивного движения в Саратове сыг
рало общество «Спорт», специальных
работ о котором еще не выходило.
Его организационное оформление на
чалось 2 сентября 1912
г., когда в ниж
нем зале Саратовской городской думы
на первое учредительное собрание при
шло более 60 человек. Председателем
собрания был избран А. П.
Маркелов.
На собрании заслушали ранее вырабо
танный устав и постановили создать
комиссию по его доработке
Члены правления Саратовского спортивного общества «Спорт».
Саратовский областной музей краеведения
ÀÐ
23 сентября общее собрание уч
редителей, заседавшее в зале Сара
товской городской управы, одобрило
устав
, а 20 декабря он и само об
щество были зарегистрированы
. В
уставе говорилось: «Общество имеет
целью содействовать телесному со
вершенствованию своих членов путем
распространения физических упраж
нений, необходимых и полезных для
телесного развития и укрепления
здоровья. Политическая агитация в
Обществе недопустима. <…> Для
достижения указанной цели Обще
ство, с соблюдением существующих
законов и правил, устраивает и по
ощряет: телесные упражнения всех
видов, как в помещениях, так и под
открытым небом; легкую и тяжелую
атлетику, фехтование, борьбу, бокс,
бег на коньках и лыжах, стрельбу в
цель, верховую езду, циклизм
, воз
духоплавание, хоровое пение, орке
стровую игру, велосипедный, мотор
ный, буерный спорт и всевозможные
спортивные игры (футбол, лаун-тен
нис, крокет, гольф, лапта, городки
и т.
п.)»
Общество состояло из почетных,
пожизненных, действительных членов
и соревнователей. Действительными
членами считались лица, занимав
шиеся каким-либо спортом и уплачи
вавшие установленный взнос (8 руб
лей в месяц). Своего помещения у
общества не было, и его приходилось
арендовать.
Кстати, две попытки создания
подобного общества в Царицыне
предпринятые в феврале и августе
1912
г., завершились безрезультатно,
несмотря на то, что в числе его уч
редителей были присяжные поверен
ные и потомственные граждане го
рода
Отмечу, что на роль одного из
организаторов Саратовского общест
ва «Спорт» претендовал саратовский
большевик Б. И.
Залетов
. В своих
воспоминаниях он писал: «Создать
вновь новую <…> подпольную ор
ганизацию было очень трудно. Опять
пришлось замаскироваться тяжелой
атлетикой и спортом, уговорил кой
кого из саратовцев организовать са
ратовское общество „Спорт“. Дело на
чалось, но шло туго»
. Однако сре
ди одиннадцати учредителей Обще
ства, в том числе нескольких «прус
скоподданных», Залетов не значится
Несмотря на малый срок суще
ствования, общество «Спорт» поло
жило начало развитию в Саратове
ряда видов спорта и проведению боль
шого для того времени количества
соревнований. Так, при этом обще
стве была создана футбольная ко
манда, которая в июне 1913
г. един
ственная из саратовских команд была
принята во Всероссийский футболь
ный союз (ВФС), объединявший в
1914
г. 155 спортивных организаций
из 33 городов. В специальной бро
шюре, опубликованной ВФС, на 128-й
позиции значился «Саратовский кру
жок „Спорт“»
Кроме того, в 1913 — 1914
гг.
правление общества «Спорт» органи
зовало и провело первые междугород
ные соревнования футболистов Са
ратова и Самары, на которых из
четырех встреч саратовцы проиграли
две — со счетом 1:3 и 3:4
, одну све
ли вничью
и одну выиграли — 2:0.
Вслед за первой встречей с самар
цами Саратовское общество «Спорт»
вызвало на матч сборную Покровской
слободы
и 22 июля 1913
г. на Са
ратовском ипподроме нанесло ей раз
громное поражение — 0:22. В кон
це сезона 1913
г. общество планиро
вало матч по футболу с членами
какого-то московского общества, од
нако он по неизвестным причинам не
состоялся. А завершился сезон ро
зыгрышем Кубка средних учебных
заведений Саратова, учредителем
которого стало общество «Спорт»
С Саратовским обществом «Спорт»
связано и становление в крае на ру
беже 1912 — 1913
гг. легкой атле
тики. Это подтверждает анонимный
саратовский корреспондент, который
5 октября 1914
г. сообщил со страниц
журнала «Русский спорт» о том, «что
легкая атлетика культивируется у нас
всего 2-й год…». Очевидно, первое
(или одно из первых) соревнований
по легкой атлетике состоялось 20 июня
1913
г. на ипподроме Саратова перед
началом междугороднего матча по
футболу между командами Саратова
и Самары. Поединок мастеров ко
жаного мяча предваряли выступления
членов общества «Спорт», которые
продемонстрировали приемы из
Члены Саратовского спортивного общества «Спорт». 1914 г.
Саратовский областной музей краеведения
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
ÈÁËÈ
ÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
ÌÌÅÍÒÀÐÈÈ
См., например: Спортивные организации дореволюционный России // Энциклопедический словарь по физической культуре и спорту : в 3 т. Т.
III:
Сабля — яхт-клуб. М., 1963. С.
86 — 88.
См.: Саратовский вестник. 1912. 4 сент.
См.: Саратовский вестник. 1912. 22 сент.; Государственный архив Саратовской области. Ф.
176. Оп.
1. Д.
281. Л.
1 (далее — ГАСО).
ГАСО. Ф.
176. Оп.
1. Д.
281. Л.
16 — 16
об.
Так тогда называли велосипедный спорт.
См.:
Þðüåâ
Ñ.
На простор речной волны // Заря молодежи. 1961. 27 сент.
Уездный город Саратовской губернии, ныне г.
Волгоград.
ГАСО. Ф.
176. Оп.
1. Д.
285. Л.
5 — 6, 19 — 19
об.
Борис Иванович Залетов — полный георгиевский кавалер, организатор и командир Саратовской конно-боевой дружины ГубЧК (1918 — 1919).
См. о нем кн.:
Íèêèôîðîâ À. Â.
Повесть о красном гусаре. Саратов, 1981.
Саратовский областной музей краеведения. Ф.
39 (Залетов
Б. И.). ¹
26308/8 — 16 (далее — СОМК). На этой версии Залетов настаивает
и в надписи на обороте своего членского билета, хранящегося в Саратовском областном музее краеведения: «От организатора общества „Спорт“
в г.
Саратове в 1913 — 1914
гг.» (СОМК. Ф.
39. ¹
26308/14).
Учредителями Общества были Г.-Г. Г.
Кейлинг, Г. Р.
Эрт, Ф.
Вольф, А. Э.
Бонвеч, О. Р.
Эрт, А. А.
Дмитриев, А. В.
Лерхе, М. А.
Соловьев,
Н. А.
Ливанова, А. А.
Гуляев, Ф. Н.
Рябчук (ГАСО. Ф.
176. Оп.
1. Д.
281. Л.
об.).
«К спорту!» [газета] : прил. к журн. «К спорту!». 1915. 8 февр.
По другим данным, матч закончился со счетом 2:4.
Поскольку ни в одной из публикаций конкретный счет не сообщается, очевидно, это была нулевая ничья.
С 1914
г. безуездный город Покровск Самарской губернии, ныне г.
Энгельс Саратовской области.
О саратовском футболе см. подробнее:
Ëèïèí
Ã. Ï.
Страницы из истории спорта в Саратове и Саратовской области. Саратов, 1968;
Ìàòþø
êèí
À. À., Ãåíñîí
À. Ñ.
Песнь о «Соколе». Саратов, 2002;
Òîòôàëóøèí
Â. Ï.
Весна саратовского футбола // Центр и периферия. 2013.
3.
См. подробнее:
Òîòôàëóøèí
Â. Ï.
Первые шаги «королевы спорта» в Саратове // Изв. Саратов. ун-та. Новая серия. 2015. Т.
15, вып. 2
(сер. «История. Международные отношения»).
См.:
Òîòôàëóøèí
Â. Ï.
Зимние виды спорта в дореволюционном Саратове // Саратовский краеведческий сб. : науч. тр. и публикации. Саратов,
2011. Вып.
5. С.
146.
СОМК. Ф.
39. ¹
26308/8 — 16.
К спорту! 1915. ¹
29. С.
15.
Русский спорт. 1915. ¹
44. С.
4.
арсенала «королевы спорта»: метание
диска, копья и др. Легкоатлетические
поединки саратовцев и самарцев пред
шествовали и повторной «футбольной
дуэли» в 1914
г. 14 сентября 1913
г.
общество «Спорт» планировало про
вести «международные» соревнования
по легкой атлетике с москвичами, но
они, как и футбольный матч, не со
стоялись. Подводя некоторые итоги
развития легкой атлетики в Сарато
ве, журнал «Русский спорт» осенью
1915
г. писал, что легкая атлетика
была образцово поставлена в обще
ствах «Спорт» и «Сокол»
Общество «Спорт» способство
вало и развитию лыжного спорта в
городе. 15 октября 1913
г. его пред
седатель А. И.
Скворцов обратился
к другому местному спортивному
обществу — Саратовскому отделу
Императорского общества размно
жения охотничьих и промысловых
животных и правильной охоты — с
заявлением. В нем говорилось: «Са
ратовское общество „Спорт“ в зим
ний сезон имеет в виду развить
лыжный спорт в Саратове. Для лыж
ных прогулок необходимо иметь не
большую станцию на окраине горо
да, где лыжники могли бы оставлять
свои лыжи, палки и одежу (sic) и
обогреться по возвращению». В свя
зи с этим была высказана просьба
«уделить одну из комнат» стрелко
вого стенда для спортсменов-лыж
ников.
В ответ уже 19 октября 1913
г.
совет отдела не только вынес поло
жительное решение о предоставлении
лыжникам общества «Спорт» одной
комнаты на стенде «по 1 января 1914
г.
безвозмездно», но и дал право «бес
платного входа в остальные помеще
ния стенда и в буфет его...»
. Этот
факт сотрудничества в развитии лыж
ного спорта нашел отражение также
в отчете отдела за 1913 г.
В 1914
г. в связи с началом Пер
вой мировой войны Саратовское спор
тивное общество «Спорт» прекрати
ло существование. Один из его ак
тивных членов Б. И.
Залетов вспо
минал: «…мы в большинстве реши
ли уйти на фронт добровольцами,
что давало нам преимущество в вы
боре рода оружия и полка…»
О том значении, которое играло
общество «Спорт» в Саратовском ре
гионе, говорят сообщения местных
корреспондентов, опубликованные в
центральных спортивных изданиях в
1915
г.: «С уходом на войну боль
шинства наших спортсменов занятия
футболом и легкой атлетикой почти
прекратились»
, из-за чего «атлеты
за весь прошедший сезон не могли
устроить ни одного соревнова
ния»
ÀÐ
ÂÅÄÅÍÈ
ß Î
ÀÂÒ
ÐÀÕ
ÊËÞ×ÅÂ
ÑË
ÀÍÍ
ÒÀÖÈÈ
ÑÒÀÒ
Üß
Ñòàâèöêèé Âëàäèìèð Âÿ÷åñëàâîâè÷
— главный научный сотрудник —
заведующий отделом археологии НИИГН, доктор исторических наук, доцент,
e-mail: stawiczky.v@yandex.ru
ÝÐÇ
ÊØÀ Ï
ÄÀÍÍ
Ì ÀÐÕÅ
ÃÈÈ
Ключевые слова
. Эрзя, мокша, погребальный обряд, этническая диф
ференциация, эпоха средневековья, Сурско-Окское междуречье, этнокуль
турные контакты.
Существует мнение о значительной древности деления мордвы на
субэтносы — мокша и эрзя. Эта точка зрения противоречит данным ар
хеологии, согласно которым мордва сохраняла высокую степень этнокуль
турного единства вплоть до монгольского нашествия.
Þð÷¸íêîâ Âàëåðèé Àíàòîëüåâè÷
— директор НИИГН, доктор
исторических наук, профессор, e-mail: valera.historian@yandex.ru
ÈÑÒ
ÐÈ
Ì
ÐÄ
ÂÑÊ
ÊÐÀ
ÍÀ×ÀËÀ XIII â. ÍÀ
ÌÈÍÈÀÒÞÐÀÕ ËÈÖÅÂ
ËÅÒ
ÏÈÑÍ
ÑÂ
ÄÀ
Ключевые слова
. Лицевой летописный свод, миниатюра, летописец,
изображение, стиль, ритмика, мордовский край, мордва
В статье анализируются миниатюры Лицевого летописного свода, в
которых представлена история мордовского народа и края в начале ХIII в.
Особое внимание уделено изображениям мордвы, которые сопоставляются
с изображениями русских.
Êóçíåöîâ Àíäðåé Àëåêñàíäðîâè÷
— заведующий кафедрой истории
средневековых цивилизаций Нижегородского государственного универси
тета, доктор исторических наук, доцент, e-mail: nalbuz@mail.ru
Ìîðîõèí Àëåêñåé Âëàäèìèðîâè÷
— доцент кафедры истории сред
невековых цивилизаций Нижегородского государственного университета,
кандидат исторических наук, e-mail: alexmorohin@yandex.ru
ÍÈÆÍÈÉ Í
ÂÃ
Ä Â ÑÌÓÒÓ ÊÀÊ ÑÂ
ÇÓÞÙÅÅ ÇÂÅ
XVI È XVII ÑÒ
ËÅÒÈÉ Â Ð
ÑÑÈÈ
Ключевые слова
. Смута (Смутное время), Нижний Новгород, опол
чение Минина и Пожарского, духовенство, самозванчество, легитимность
власти.
В статье рассматривается феномен Смуты начала XVII в. как время
перехода от XVI в. к XVII в. Территориальные рамки исследования —
Нижний Новгород и нижегородский край. Определены основные социаль
но-политические тенденции XVI столетия на нижегородском материале,
выявлены новые направления развития, по которым пошла Россия в XVII
столетии.
Âèäÿéêèí Ñåðãåé Âàñèëüåâè÷
— старший научный сотрудник отде
ла истории НИИГН, кандидат исторических наук, e-mail: guniign@list.ru
Ä ÁÅËÈ×
ÈÌ ËÅÑ
ïûò ïîñòðîåíèÿ ïðîñòðàíñòâåííîé ìîäåëè Âåðõîìÿíñêîãî ñòàíà
Àëàòûðñêîãî óåçäà â 1620-å ãã.
Ключевые слова.
Уезд, стан, мордва, деревня, выставка, река, лес, карта.
На основе данных писцовых книг Д. Ю. Пушечникова 1620-х гг., а
также исторических карт XIX в. и современных топографических карт в
статье показан опыт построения пространственной модели Верхомянского
стана Алатырского уезда в 1620-е гг.
Ôðîëîâ Äìèòðèé Âèêòîðîâè÷
— доцент кафедры стилистики, рито
рики и культуры речи МГУ им. Н. П. Огарева, научный сотрудник отде
ла средневековой и дореволюционной истории МРОКМ им. И. Д. Воро
нина, кандидат филологических наук, e-mail: frolovdv@list.ru
ÖÀÐÑÊÈÉ ÓÊÀÇ 1685 ã.
ÑÓÄÅÁÍ
Ì ÐÀÇÁÈÐÀÒÅË
ÑÒÂÅ ÌÅÆÄÓ ÑÀÐÀÍÑÊÈÌÈ Ï
ÌÅÙÈÊÀÌÈ
Ключевые слова
. Помещики, рейтары, судное дело, царская грамота,
царский указ, Гаврила Анненков, Лев Сколков, Никифор Чуфаров.
В статье рассматривается судное дело последней трети XVII столетия
между тремя саранскими помещиками Гаврилой Анненковым, Львом Скол
ковым и Никифором Чуфаровым. В научный оборот вводится и впервые
публикуется ряд документов XVII — XVIII вв.
Áåëîóñîâ Ñåðãåé Âëàäèñëàâîâè÷
— заведующий кафедрой всеобщей
истории, историографии и археологии Пензенского государственного уни
верситета, доктор исторических наук, доцент, e-mail: sergbel_1812@mail.ru
Áîðèñîâ Àíäðåé Âèêòîðîâè÷
— доцент кафедры иностранных язы
ков и методики преподавания иностранных языков Пензенского государст
венного университета, кандидат исторических наук, доцент,
e-mail: andrea574@mail.ru
Stavitsky Vladimir Vyacheslavovich
— Principal Researcher — Head
of Department of Archaeology, NIIGN, Doctor of History, Associate Professor,
e-mail: stawiczky.v@yandex.ru
THE ERZYA AND THE MOKSHA ACCORDING TO
ARCHAEOLOGICAL DATA
Key words
. the Erzya, the Moksha, funeral rite, ethnic differentiation, the
Middle Ages, the Sura-Oka Interfluve Region, ethnic and cultural contacts.
There is an opinion of a considerable ancient division of the Mordvins into
the Moksha and the Erzya sub-ethnos. This point of view is inconsistent with
the data of archeology that the Mordvins retained a high degree of ethnic and
cultural unity until the Mongol invasion.
Yurchenkov Valery Anatolyevich
— Director, NIIGN, Doctor of History,
Professor, e-mail: valera.historian@yandex.ru
HISTORY OF THE MORDOVIAN LAND OF THE EARLY
XIII CENTURY IN THE MINIATURE OF THE ILLUMINATED
CHRONICLE
Key words
. The Illuminated Chronicle, miniature, chronicler, image, style,
rhythm system, the Mordovian land, the Mordvins.
The miniature of the Illuminated Chronicle, which illustrates the history
of the Mordovian people and the region in the early XIII century, is analyzed
in the article. Particular attention is paid to images of the Mordvins and its
comparison with images of the Russians.
Kuznetsov Andrey Aleksandrovich
— Head of Department of History
of Medieval Civilizations, Nizhny Novgorod State University, Doctor of History,
Associate Professor, e-mail: nalbuz@mail.ru
Morokhin Aleksey Vladimirovich
— Assistant Professor of Department
of History of Medieval Civilizations, Nizhny Novgorod State University, Candidate
of History, e-mail: alexmorohin@yandex.ru
NIZHNIY NOVGOROD DURING THE TIME OF TROUBLES
AS A LINK OF THE XVI AND THE XVII CENTURIES IN
RUSSIA
Key words
. The Smoot (the Time of Troubles), Nizhny Novgorod, a
volunteer army led by Minin and Pozharsky, the clergy, the imposture, legitimacy
of the power.
The article deals with the phenomenon of the Time of Troubles of the
early XVII century as a period of the transition from the XVI to the XVII
century. The territory of the study covers Nizhny Novgorod and the Nizhny
Novgorod Region. The main social and political trends of the XVI century are
identified on basis of the Nizhny Novgorod material, as well as new directions
of development, Russia went to in the XVII century are revealed.
Vidyaikin Sergey Vasilyevich
— Senior Researcher of Department of
History, NIIGN, Candidate of History, e-mail: guniign@list.ru
NEAR SQUIRREL FOREST
Practices in construction of a spatial model of the Verkhomyansky
Stan of the Alatyr Uyezd in 1620s.
Key words
. Uyezd, Stan, the Mordvins, village, exhibition, river, forest,
map.
The practices in construction of a spatial model of the Verkhomyansky
Stan of the Alatyr Uyezd in 1620s are described in the article according to
data of cadastres of 1620s by D. Yu. Pushechnikov, as well as of historical
maps of the XIX century and modern topographic maps.
Frolov Dmitry Viktorovich
— Assistant Professor of Department of
Stylistics, Rhetoric and Culture of Speech, Ogarev Mordovia State University,
Researcher of Department of Medieval and Pre-Revolutionary History, Voronin
United Museum of Local Lore of the Republic of Mordovia, Candidate of
Philology, e-mail: frolovdv@list.ru
TSAR’S UKASE OF 1685 ON LEGAL PROCEEDINGS BETWEEN
SARANSK LANDLORDS
Key words
. Landowners, Reiter, court case, tsar’s deed, tsar’s ukase,
Gavrila Annenkov, Lev Skolkov, Nikifor Chufarov.
A court case of the last third of the XVII century between three Saransk
landlords Gavrila Annenkov, Lev Skolkov and Nikifor Chufarov is considered
in the article. A number of documents of the XVII — XVIII centuries are
involved in scientific turnover and published for the first time.
Belousov Sergey Vladislavovich
— Head of Department of General
History, Historiography and Archaeology, Penza State University, Doctor of
History, Associate Professor, e-mail: sergbel_1812@mail.ru
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Áóêðååâà Åëåíà Ìèõàéëîâíà
— старший научный сотрудник Госу
дарственного исторического музея, кандидат исторических наук,
e-mail: bukreeva.elena@gmail.com
Þð÷¸íêîâ Âàëåðèé Àíàòîëüåâè÷
— директор НИИГН, доктор
исторических наук, профессор, e-mail: valera.historian@yandex.ru
ÍÀÓ×ÍÀ
ÌÈÑÑÈ
ÔÐÀÍÖÓÇÑÊ
Ó×ÅÍ
ÁÀÐ
ÍÀ ÄÅ ÁÀ
 ÏÅÍÇÅÍÑÊÓÞ ÃÓÁÅÐÍÈÞ Â 1897 ãîäó
Ключевые слова.
Пензенская губерния, с. Селикса, мордовское насе
ление, барон де Бай.
В статье рассказывается о научной поездке в Пензенскую губернию
в 1897 г. с целью изучения нравов и обычаев мордовского населения из
вестного французского ученого барона де Бая. В публикации представлены
фотографии, выполненные им, и приводится его описание мордвы села
Селикса Городищенского уезда Пензенской губернии.
Òîòôàëóøèí Âèêòîð Ïåòðîâè÷
— доцент кафедры истории России
и археологии Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чер
нышевского, кандидат исторических наук, доцент,
e-mail: totfalushinVP@info.sgu.ru
, ÑÏ
ÐÒ! Ò
— ÌÈÐ!»
Ключевые слова
. Спорт в дореволюционной России, Саратовское
спортивное общество «Спорт».
Статья рассказывает о спортивном обществе «Спорт», которое поло
жило начало развитию в дореволюционном Саратове ряда видов спорта, и
проведении большого для того времени количества соревнований.
Ìàõàåâ Âèêòîð Áîðèñîâè÷
— заведующий кафедрой архитектурного
проектирования и дизайна МГУ им. Н. П. Огарева, советник Российской
академии архитектуры и строительных наук, кандидат искусствоведения,
профессор, e-mail: haus_maler@mail.ru
ÊÓË
ÒÓÐÍ
É ËÀÍÄØÀÔÒ ÄÅË
Â
Ключевые слова
. Культурный ландшафт, речная дельта, город-порт,
морской логистический центр, каналы, урбанизированные территории, го
родская среда, динамика пространства.
В статье рассмотрены города, расположенные в речных дельтах, Ам
стердам, Роттердам, Астрахань и Санкт-Петербург с позиций культуроло
гической компаративистики. Показано, как природные условия речной
дельты создают благоприятные условия для бурного экономического роста
порта и города при нем. Дельтовые города обладают специфической про
странственной структурой, ориентированной на порт, архитектурной компо
зицией, подчеркивающей градообразующие объекты — адмиралтейства,
верфи, склады. Неотъемлемыми элементами городского пространства и
образа города являются каналы, набережные, причалы. Рассмотрено, какие
проблемы организации ландшафта — природные, техногенные, социальные,
архитектурные — приходится решать для сохранения дельтовых городов как
крупнейших логистических центров и важнейших площадок мирового обмена.
Òðèáóøèíèíà Ñâåòëàíà Äìèòðèåâíà
— младший научный сотрудник
отдела этнографии и этнологии НИИГН, e-mail: tribushinina85@mail.ru
Òîðîïîâà Ìàðèÿ Ìèõàéëîâíà
— научный сотрудник отдела этно
графии и этнологии НИИГН, e-mail: lily24.87@mail.ru
Ê ÍÅÊ
Ì Â
ÏÐ
ÑÀÌ ÏÓÁËÈÊÀÖÈÈ È. Ô. ÝÐ
ÉÊÈÍÀ «ÊÐÀÒÊÀ
ÈÑÒ
ÐÈ
ÝÐÇ
ÍÀÐ
ÄÀ»
Ключевые слова
. Мордва, эрзя, перепись, численность, аспект, соци
альная сфера, СМИ.
В статье проводится попытка выявить некоторые неточности в публи
кации И. Ф. Эрзяйкина «Краткая история Эрзя народа», в которой дает
ся не совсем корректное описание данных переписи населения 2010 г., а
также некоторых аспектов социальной сферы, запрета республиканских
СМИ на эрзянский язык, принудительной миграции и др.
Êàëàíîâ Âàëåðèé Àëåêñàíäðîâè÷
— научный сотрудник отдела
информационно-аналитического обеспечения исследований,
e-mail: irset55@yandex.ru
Ó÷âàòîâ Ïàâåë Ñåðãååâè÷
— младший научный сотрудник отдела
информационно-аналитического обеспечения исследований,
e-mail: uchvatov.pavel@yandex.ru
ÑÑÈÉÑÊ
Å Â
ÅÍÍ
-ÈÑÒ
ÐÈ×ÅÑÊ
Å
ÁÙÅÑÒÂ
ÐÄ
ÂÈÈ: Í
Å ÐÓÁÅÆÈ
Ключевые слова
. Российское военно-историческое общество, Респуб
лика Мордовия, военная история, популяризация отечественной истории,
Саранская крепость
В статье приведены сведения о работе Регионального отделения Рос
сийского военно-исторического общества в Республике Мордовия. Рассмот
рены основные вопросы деятельности Общества, актуальные в настоящее
время.
Borisov Andrey Viktorovich
— Assistant Professor of Department of
Foreign Languages and Methods of Foreign Languages Teaching, Penza State
University, Candidate of History, Associate Professor,
e-mail: andrea574@mail.ru
Bukreeva Elena Mikhaylovna
— Senior Researcher of State Historical
Museum, Candidate of History, e-mail: bukreeva.elena@gmail.com
Yurchenkov Valery Anatolyevich
— Director, NIIGN, Doctor of History,
Professor, e-mail: valera.historian@yandex.ru
SCIENTIFIC MISSION OF THE FRENCH SCIENTIST BARON
DE BAYE IN THE PENZA GOVERNORATE IN 1897
Key words
. The Penza Governorate, village of Seliksa, Mordovian population,
Baron de Baye.
The research trip of the famous French scholar Baron de Baye to the Penza
Governorate in 1897 in order to study the manners and customs of the Mordovian
population is described in the article. The publication includes photographs he
made and a description of the Mordvins from the village of Seliksa of the
Gorodishche Uyezd of the Penza Governorate.
Totfalushin Viktor Petrovich
— Assistant Professor of Department of
History of Russia and Archaeology, Chernyshevsky Saratov State University,
Candidate of History, Associate Professor, e-mail: totfalushinVP@info.sgu.ru
“O, SPORT! YOU — ARE PEACE!”
Key words
. Sport in pre-revolutionary Russia, Saratov Sports Society
“Sport”.
The article is devoted to the Sports Society “Sport”, which initiated the
development of a number of sports in pre-revolutionary Saratov, and to a large
amount of competitions, held at that time.
Makhaev Viktor Borisovich
— Head of Department of Architectural
Engineering and Design, Ogarev Mordovia State University, Counselor of
Russian Academy of Architecture and Building Sciences, Candidate of Arts,
Professor, e-mail: haus_maler@mail.ru
CULTURAL LANDSCAPE OF DELTAIC CITIES
Key words
. Cultural landscape, delta of the river, port city, sea logistics
center, canals, urban areas, urban environment, dynamics of the space.
The article deals with cities, located in river deltas — Amsterdam, Rotterdam,
Astrakhan and Saint-Petersburg in the context of culturological comparativistics.
It is pointed how the natural conditions of the river delta favor the rapid economic
growth of the port and the city around it. The deltaic cities have a specific
spatial port-oriented structure, architectural composition, emphasizing such city-
forming objects as the Admiralties, shipyards, warehouses. The canals, embankments,
wharves are essential elements of urban space and the image of the city. It is
considered what problems of the landscape organization — natural, anthropogenic,
social, architectural — it has to be solved to save the deltaic cities as the largest
logistics centers and major places for global exchange.
Tribushinina Svetlana Dmitriyevna
— Junior Researcher of Department
of Ethnography and Ethnology, NIIGN, e-mail: tribushinina85@mail.ru
Toropova Mariya Mikhaylovna
— Researcher of Department of Ethnography
and Ethnology, NIIGN, e-mail: lily24.87@mail.ru
TO CERTAIN ISSUES OF THE PUBLICATIONS “A BRIEF
HISTORY OF THE ERZYA PEOPLE” BY I. F. ERZYAIKIN
Key words
. The Mordvins, the Erzya, census, population, aspect, social
sphere, mass media.
The article is devoted to an attempt to identify some of the inaccuracies
in the publication “A Brief History of the Erzya People” by I. F. Erzyaikin,
which gives a not quite correct description of 2010 census data, as well as of
some aspects of social sphere, of the ban on the Erzya language of republican
mass media, of forced migration et al.
Kalanov Valery Aleksandrovich
— Researcher of Department of Information
and Analytical Support for Studies, NIIGN, e-mail: irset55@yandex.ru
Uchvatov Pavel Sergeyevich
— Junior Researcher of Department of
Information and Analytical Support for Studies, NIIGN,
e-mail: uchvatov.pavel@yandex.ru
RUSSIAN MILITARY HISTORICAL SOCIETY IN MORDOVIA:
NEW ADVANCES
Key words
. The Russian Military Historical Society, the Republic of
Mordovia, military history, popularization of national history, Saransk
fortress.
The information about the activity of the Regional Branch of the Russian
Military Historical Society in the Republic of Mordovia is given in the article.
The main issues of the Society, relevant to the present time, are considered.
Ìàõàåâ Âèêòîð Áîðèñîâè÷
— заведующий кафедрой архитектурного
проектирования и дизайна МГУ им. Н. П. Огарева, советник Российской
академии архитектуры и строительных наук, кандидат искусствоведения,
профессор, e-mail: haus_maler@mail.ru
ÏÐ
ÅÊÒ ÐÅÊ
ÍÑÒÐÓÊÖÈÈ ÑÀÐÀÍÑÊ
É ÊÐÅÏ
ÑÒÈ
Ключевые слова
. Русская фортификация XVII в., деревянная крепость,
реконструкция историко-архитектурного памятника, музейно-туристическая
зона.
В статье рассматривается проект реконструкции деревянной Саранской
крепости XVII в. Предлагается разместить ее в уменьшенном виде на
левом крутом берегу реки Саранки, на склоне ниже Русского драматическо
го театра. Проект предусматривает воспроизведение всех известных постро
ек, существовавших в Саранской крепости во второй половине XVII в.
Íå÷àåâ Àëåêñåé Ãåîðãèåâè÷
— краевед, e-mail: nag502@yandex.ru
ÏÐ
ÅÊÒ ÐÅÊ
ÍÑÒÐÓÊÖÈÈ ÑÀÐÀÍÑÊ
É ÊÐÅÏ
ÑÒÈ
Ключевые слова
. Крепость, XVII в., засека, острог, деревянная ар
хитектура, реконструкция, сохранение исторических памятников.
Материал посвящен сохранению и реконструкции памятников истории,
в частности Инзерской и Саранской крепостей в г. Саранске.
Ïèâêèíà Ñâåòëàíà Âàñèëüåâíà
— редактор радиоканала «Вайгель»
АУ «Мордовия — 7 дней», кандидат филологических наук,
e-mail: sve-pivkina@yandex.ru
ÑÒ
ËÏ
ÑËÓÆÅÍÈ
Ключевые слова
. Духовное воспитание, религия, православие, священ
нослужители.
На протяжении многих лет в России формировались и крепли христи
анские традиции воспитания. Здесь жили наши благочестивые предки,
завещавшие беречь православную веру. Этому посвящена статья о священ
нослужителях с. Пермиси (ныне Большеберезниковского района Республи
ки Мордовия).
Ïîòàïêèí Èâàí Èâàíîâè÷
— аспирант отдела этнографии и этноло
гии НИИГН, e-mail: Ian-2805@yandex.ru
Ò¨ÏË
ÂÑÊÀ
Í
-ÑÅÐÀÔÈÌ
ÂÑÊÀ
ÏÓÑÒ
ÑÀ
ÐÀÍÑÊ
ÓÅÇÄÀ
Ключевые слова
. Земля, лес, пустынь, храм, животноводство, школа,
народное просвещение, лазарет, разгром пустыни, закрытие пустыни.
В статье рассматривается история Тёпловской Ново-Серафимовской
пустыни Саранского уезда. Этот монастырь внес определенный вклад в дело
просвещения местного населения, оказывал крестьянам посильную помощь в
период Первой мировой войны, о чем сообщают епархиальные ведомости,
архивные источники и передается устно от поколения к поколению.
Äàâûäîâ Ñåðãåé Äìèòðèåâè÷
— младший научный сотрудник отде
ла археологии НИИГН, e-mail: archeoniirm@yandex.ru
Êåìàåâ Åâãåíèé Íèêîëàåâè÷
— научный сотрудник отдела археоло
гии НИИГН, e-mail: archeoniirm@yandex.ru
Ïðîíèí Àëåêñàíäð Ñåðãååâè÷
— младший научный сотрудник от
дела археологии НИИГН, e-mail: archeoniirm@yandex.ru
ÀÐÕÅ
ÃÈ×ÅÑÊÈÅ ÐÀÇÂÅÄÊÈ Â Ì
ÐÄ
ÂÈÈ Â 2013 —
2015 ãã.
Ключевые слова
. НИИГН, археологическая разведка, могильник,
поселение, сохранность памятников.
В статье подводятся итоги археологических разведок, проведенных за
последние годы силами сотрудников НИИГН. Дается характеристика со
временного состояния осмотренных памятников археологии, атрибуция по
лученного подъемного материала. Авторы подчеркивают необходимость
возрождения системы комплексного мониторинга объектов историко-куль
турного наследия.
Êóðøåâà Ãàëèíà Àëåêñàíäðîâíà
— заместитель директора по науч
ной работе НИИГН, доктор исторических наук, профессор,
e-mail: guniign@list.ru
ÏÈÓÌ ÄË
ÍÀÐ
ÄÀ?
Рец. на кн.: Козлов Ф. Н. Православие в чувашском крае: внутри
церковная ситуация в конце 1910-х — 1920-е гг. : монография / Ф. Н.
Козлов. — Чебоксары : Чуваш. кн. изд-во, 2014.
Ключевые слова
. Русская православная церковь, чувашский край,
духовенство, идеология, обновленческое движение, научный архив, архивные
фонды.
Дается подробный анализ монографии Ф. Н. Козлова, посвященной
развитию православия в Чувашии в конце 1910-х — 1920-х гг.
Makhaev Viktor Borisovich
— Head of Department of Architectural
Engineering and Design, Ogarev Mordovia State University, Counselor of
Russian Academy of Architecture and Building Sciences, Candidate of Arts,
Professor, e-mail: haus_maler@mail.ru
RECONSTRUCTION PROJECT OF THE SARANSK
FORTRESS
Key words
. Russian fortification of the XVII century, wooden fortress,
reconstruction of historical and architectural monument, museum and tourist
area.
The project of reconstruction of the wooden Saransk fortress of the XVII
century is discussed in the article. It is proposed to place its reduced form on
the left steep bank of the river Saranka, on the slope below the Russian Theatre
of Drama. The project makes provision for reproduction of all known buildings,
which were in the fortress of Saransk in the second half of the XVII century.
Nechaev Aleksey Georgiyevich
— Historian, e-mail: nag502@yandex.ru
RECONSTRUCTION PROJECT OF THE SARANSK
FORTRESS
Key words
. Fortress, the XVII century, abatis, palisade, timber architecture,
reconstruction, heritage preservation.
Annotation. The material is devoted to the preservation and reconstruction
of historical monuments, in particular the Inzer and Saransk fortresses in the
town of Saransk.
Pivkina Svetlana Vasilyevna
— Editor of the Radio Channel “Vaygel”,
IE “Mordovia — 7 Days”, Candidate of Philology,
e-mail: sve-pivkina@yandex.ru
THE PILLARS OF MINISTRY
Key words
. Spiritual education, religion, orthodoxy, the clergy.
For many years the Christian traditions of education were formed and grew
stronger in Russia. Our pious ancestors who entrusted us with preserving the
Orthodox faith lived here. That is the article about the clergymen of the village
of Permisi (now it is the Bolshie Berezniky District of the Republic of Mordovia)
is devoted to.
Potapkin Ivan Ivanovich
— Postgraduate Student of Department of
Ethnography and Ethnology, NIIGN, e-mail: Ian-2805@yandex.ru
TEPLOVSKAYA NEW-SERAPHIM POUSTINIA OF THE
SARANSK UYEZD
Key words
. Glebe, forest, poustinia, church, livestock farming, school,
public education, infirmary, devastation of the hermitage, closure of the
hermitage.
The history of the Teplovskaya New-Seraphim Poustinia is considered in
the article. This monastery made a definite contribution to the cause of education
of local population, provided all possible assistance to peasants during the First
World War as reported in eparchial bulletins, archival sources and what is passed
on from one generation to another.
Davydov Sergey Dmitriyevich
— Junior Researcher of Department of
Archaeology, NIIGN, e-mail: archeoniirm@yandex.ru
Kemaev Evgeny Nikolayevich
— Researcher of Department of Archaeology,
NIIGN, e-mail: archeoniirm@yandex.ru
Pronin Aleksandr Sergeyevich
— Junior Researcher of Department of
Archaeology, NIIGN, e-mail: archeoniirm@yandex.ru
ARCHEOLOGICAL PROSPECTING IN MORDOVIA IN
2013 — 2015
Key words
. The Research Institute of the Humanities by the Government
of the Republic of Mordovia (NIIGN), archaeological prospecting, burial ground,
settlement, preservation of monuments.
A brief survey of the results of archaeological prospecting carried out by
research workers of NIIGN in recent years. The characteristic of the present-day
state of examined archaeological monuments is given, as well as the attribution
of obtained findings. The necessity of revival of the system of complex monitoring
of the objects of historical and cultural heritage is emphasized.
Kursheva Galina Aleksandrovna
— Deputy Director on Scientific Work,
NIIGN, Doctor of History, Professor, e-mail: guniign@list.ru
IS IT OPIUM FOR THE PEOPLE?
Book Review
: Kozlov F.N. Orthodoxy in the Chuvash region: internal
church situation at the end of 1910s — 1920s : Monograph / F. N. Kozlov. —
Cheboksary: Chuvash book publishing house, 2014.
Key words
. Russian Orthodox Church, the Chuvash region, the clergy,
ideology, renovationism, scientific archive, archive funds.
A detailed analysis of the monograph by F.N. Kozlov, devoted to the
development of Orthodoxy in Chuvashia at the end of 1910s — 1920s, is made
in the paper.
ÈÇÌÅÍßß ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
Âèêòîð Áîðèñîâè÷ Ìàõàåâ
КУЛьТУРНыЙ ЛАНДШАФТ
ДЕЛьТОВыХ ГОРОДОВ
Äåëüòà êàê ãåîãðàôè÷åñêèé ôå
íîìåí.
В эпоху античности дельтой
называли устье величайшей реки
древнего мира — Нила. Греческая
буква
своим очертанием напоми
нала громадный веерообразный уча
сток, образованный речными отло
жениями, принесенными к средизем
номорскому берегу с необъятных
территорий Восточной Африки. Во
всех частях света существуют самые
разнообразные дельтовые ландшаф
. Низовья рек с низменностями,
сложенными речными наносами, за
крепляются островками суши, бла
годаря взаимодействию замедляющих
свой бег речных стоков, морских при
ливов и сгонно-нагонных течений. С
торможением речного течения в дель
те русло делится на систему рукавов
и протоков, а механически взвешенный
материал скапливается, создавая в
некоторых случаях мощные отложения.
При этом дельта крупной реки — одна
из самых динамичных ландшафтных
систем, скорость ее нарастания ко
леблется от метров до сотен метров
в год. Многие дельты с древнейших
времен являются районами интенсив
ного земледелия, на основе которого
родились и процветали высокораз
витые мировые культуры.
Уже в глубокой древности стал
складываться культурный ландшафт
дельты, состоящий из речной систе
мы, морского побережья, объектов
сельскохозяйственной деятельности,
гидротехнических и мелиоративных
сооружений, портов и городов. Река
и ее рукава, обводные и судоходные
каналы, водохранилища, пристани,
верфи, склады, набережные, мосты —
все это важнейшими компонентами
входило в пространственную струк
туру города, расположенного в речной
дельте.
Культурный ландшафт реки —
тема многих культурологических и
историко-краеведческих исследований
Речная дельта — «заключительная»
часть культурного ландшафта реки.
Историческая судьба и современный
облик речных дельт разнообразны,
они родственны и в то же время не
похожи друг на друга.
Ãîðîäà â äåëüòå — ãðàäîñòðîè
òåëüíûé ôåíîìåí.
Дельтовых горо
дов на Земле насчитывается немало.
Почти каждый из них является про
славленным памятником истории и
культуры, при этом выделяясь непо
вторимым природным ландшафтом,
так или иначе трансформированным
деятельностью человека.
Город в речной дельте — это,
прежде всего, крупный порт и тор
говля — они обеспечивают развитие
места, являются источником богат
ства, позволяющего развиваться вла
сти и бизнесу, городскому обществу
и местной культуре. Дельтовый город
становится международным перекре
стком культур. В книге Д. Брука
«История городов будущего»
рас
сматриваются четыре города, ставшие
воротами западной культуры в гер
метичный средневековый мир России
(Санкт-Петербург), Индии (Мумбаи),
Китая (Шанхай) и Аравии (Дубаи).
Все они являются крупными портами
и расположены (кроме Дубаи) в реч
ных дельтах.
Возникший в дельте город с са
мого начала своей истории становит
ся чрезвычайно проблемным узлом.
В первую очередь речную дельту
беспокоят природные факторы —
паводки, морские приливы, капризы
непредсказуемой погоды. Постоянной
проблемой выживания дельтовых го
родов является защита от наводнений,
вызванных нагоном морских волн. В
XX в. предпринимались попытки
строительства дамб в Нидерландах,
близ Санкт-Петербурга, проектиро
вались аналогичные сооружения у
Венеции, но кардинального резуль
тата они пока не дали.
«Sterker door strijd» («Окреп в борьбе»)
Средневековый девиз города Роттердама
Ôîòî âûïîëíåíû àâòîðîì â 2010 — 2014 ãã.
ÈÇÌÅÍ
ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
В дельтовых городах необходимо
решать градостроительные проблемы
(адаптация стандартных поселенческих
функций к месту) — находить особые
методы зонирования и застройки.
Большое значение имеют проблемы
инженерно-строительные — высокие
грунтовые воды и слабые грунты
требуют дорогостоящих свайных фун
даментов. Не менее существенны, а,
может быть, и первостепенны, гума
нитарные проблемы: в условиях ин
тенсивного международного экономи
ческого обмена неизбежно столкно
вение этнических культур, социальных
групп, местных жителей и приезжих.
Поэтому именно здесь, в тесном про
странстве вырабатываются толерант
ные отношения между субъектами
обмена, создается лояльный статус
чужака, позволяющий бесперебойно
функционировать переусложненной
системе как единому сообществу.
В итоге формируется специфиче
ская культура места, ландшафт дель
тового города-порта. Его визуальные
черты невероятно привлекательны,
сам городской пейзаж наполнен яр
кими образами и поразительными
эффектами: причалы и верфи с ги
гантскими кранами, бесконечными
контейнерами, отражающиеся в воде
храмы, жилые дома непосредственно
у воды, мачты кораблей на архитек
турном фоне, повсеместно рассыпан
ная заморская экзотика. Отличителен
и звуковой ландшафт города с посто
янно плещущейся, журчащей водой.
Среди непохожих дельтовых ланд
шафтов с урбанистическими струк
турами мы выбрали три — дельту
Рейна с городами Амстердамом и
Роттердамом, дельту Волги с Аст
раханью и дельту Невы с Санкт-
Петербургом.
Äåëüòà Ðåéíà
. По западноевро
пейским меркам Рейн — протяжен
ная река, от истоков Переднего Рей
на в Альпах до дельты у Северного
моря она вытянулась на 1 320 км.
Долина Рейна издавна является гус
тонаселенной и плотно окультуренной
частью Западной Европы: важнейшая
речная магистраль соединяет Швей
царию, Лихтенштейн, Австрию, ФРГ,
Францию и Нидерланды. Внутренние
страны Западной Европы имеют вы
ход к морю, который обеспечивает
система каналов, связывающая Рейн
с Дунаем, Роной, Марной, Везером,
Эльбой и Эмсом. Гидроресурсы Рей
на давно и активно используются
индустриально развитыми странами,
по берегам реки функционируют круп
нейшие промышленные кластеры и
объекты энергетики, в результате пой
ма и речные воды сильно загрязнены
токсичными стоками, перегретыми
тепловыми и атомными станциями.
Дельта Рейна занимает всю Гол
ландию, центральную часть Нидер
ландов
. Здесь расположены морские
порты, в первую очередь Роттердам,
который наряду с Амстердамом еще
в XVII в. стал крупнейшим в мире,
а голландское судостроение считалось
наиболее мощным и прогрессивным.
Трансформация природного ланд
шафта Голландии, проделанная че
ловеком в течение 10 столетий, по
разительна. В конце Средневековья
сверхплотную судоходную дельту —
речную сеть с воронкообразными
устьями трех рек — Рейна, Мааса
и Шельды вдоль берегов Северного
моря стали называть «Низинными
землями». Здесь преобладают севе
ро-западные ветры, часто случаются
шквалистые порывы и штормы. Низ
менные районы до сих пор находят
ся под угрозой наводнений при на
гонах вод Северного моря во время
штормов.
Морской берег был сформирован
природой — наносными дюнами вы
сотой до 50 м. Суша была реконст
руирована искусственно — отвоеван
ными у моря и защищенными дам
бами сельскохозяйственными землями
(польдерами). Значительные мелио
ративные проекты были реализованы
в Нидерландах в XX в. В 1930 —
1950-е гг. было заполнено озеро Эйс
селмер, на новых землях образована
провинция Флеволанд, осуществлен
проект «Дельта», предусматривавший
широкомасштабное строительство шлю
зов и дамб, отсечение устьев трех рек
от моря и устройство судоходства по
каналам. При кардинальных преобра
зованиях ландшафта утраты оказались
неизбежными: в дельте Рейна про
изошло резкое сокращение фауны.
Половина населения страны про
живает в сверхплотной по населению
конурбации Ранстад, куда включены
Амстердам, Роттердам, Гаага, Утрехт
и Харлем. Морские ворота Европы
в течение последних десятилетий де
монстрируют преимущества социаль
ной терпимости и мультикультура
лизма: сюда съехались эмигранты из
бывших колоний (Индонезия и Су
ринам), а также из североафриканских
стран, ставшие квалифицированными
профессиональными кадрами, единой
многоцветной и многоязыкой чело
веческой мозаикой.
Àìñòåðäàì,
не выходя непосред
ственно на берег Северного моря,
расположился в «глубине» миниатюр
ной страны, в провинции Северная
Голландия на берегу залива Эйссел
мер в устье небольшой реки Амстел,
образующей сложную сеть каналов и
проток. С Северным морем город со
единен Нордзе-каналом (позволяющим
принимать океанские суда), а с Рей
ном — каналом Амстердам—Рейн.
Амстердам первоначально являл
ся одним из многочисленных рыбачь
их поселений при дамбе, таковым он
впервые упоминается в 1275 г. Спус
тя четверть века он получил городское
право и стал интенсивно развивать
ся, взяв на себя миссию европейского
прогресса. В XVI в. Амстердам —
один из ведущих торговых городов
Северных провинций, как никакой
другой он сумел извлечь максималь
ную выгоду из итогов буржуазной
революции 1570-х гг. В XVII сто
летии Амстердам, победив торгового
конкурента Антверпен (который был
в 1585 г. захвачен испанцами), принял
антверпенских купцов и ремесленников,
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
а также испанских евреев, которые
на два века превратили город в центр
мировой торговли и финансов. Ин
новационными для мировой эконо
мики институтами стали старейшие
в мире Амстердамская фондовая
биржа и депозитный банк. В «зо
лотой век» национальной истории
Амстердам был богатейшим евро
пейским рынком и городом в целом.
В XIX в. это столица Нидерланд
ского королевства, получившая вто
рой импульс капиталистического
развития за счет прогресса в нацио
нальной промышленности, банковском
деле и сверхприбыльной колониальной
торговле
В XX в. Амстердам оставался
одним из крупнейших торгово-фи
нансовых центров мира. Грузооборот
его внешнего транспорта уступал лишь
Роттердаму. Амстердам являлся так
же индустриальным центром Европы:
здесь функционировали высокораз
витое машино-, судо- и авиастроение,
развивались переработка нефти, про
изводство электротехники и компь
ютеров, химическая, швейная и пи
щевая промышленность.
Амстердам — одна из самых
урбанизированных частей Европы,
плотность его населения составляет
4 457 человек на 1 км
. Сплошная
урбанизация уничтожила естествен
ный ландшафт города, он здесь поч
ти полностью искусственный. В свя
зи с этим показательно, как в горо
де решаются вопросы застройки,
транспорта, рекреаций и комфорта
среды обитания.
Плотина на р. Амстел дала го
роду свое имя (Амстердам перево
дится как «дамба на Амстеле»). Имен
но с этого места город стал расши
ряться, в середине XVII в. здесь, на
площади Дам была воздвигнута го
родская ратуша, ставшая впоследствии
королевским дворцом. В том же сто
летии была прорыта веерообразная
водная система, включавшая полу
сотню каналов, через которые пере
брошены около 500 мостов.
Пространство города плотно рас
черчено каналами и ориентировано
на большую воду, бухту Эй залива
Эйсселмер. Историческая часть Ам
стердама — обращенная на северо-
восток, почти симметричная концен
трическая веерная планировка, об
разованная 4 главными полукруглы
ми каналами, делящими город на
три района — Эйнгель, Кайзерсграхт,
Принценграхт. Первоначально в се
редине веера размещался широкий
канал, обращенный на бухту Эй.
Почти три века ключевым звеном
пространственной организации го
рода была грандиозная гавань, флан
кированная западной и восточной
пристанями, где одновременно стоя
ли порядка тысячи судов.
В архитектурном облике Амстер
дама в прошлые века значительная
роль отводилась объектам судоход
ства и морской торговли: утраченные
ныне колоссальные комплексы Ад
миралтейства, Ост-Индской компании
(на острове Каттенбург), складов.
Амстердам. Панорама с крыши музея «Немо» на район Остердок (Восточная гавань): залив с катерами и речными трамваями,
набережная Принс Хендриккаде, устье канала Аудесханс (Старый ров, прорыт в 1510-х гг.), башня Монтелбансторен (1512).
В «золотой век» Амстердама здесь располагались верфи и пакгаузы Ост-Индской кампании
ÈÇÌÅÍ
ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
На рубеже XIX — XX вв. плани
ровочное ядро города закрепило мо
нументальное здание Центрального
железнодорожного вокзала, связанное
широкой улицей с площадью Дам.
На протяжении веков ландшафт го
рода постоянно менялся: засыпались
каналы, новая суша превращалась в
улицы и площади, где поднимались
кварталы или крупные общественные
здания (вокзал на рубеже XIX —
XX вв., восточные доки в конце
XX в.).
При этом исторический центр
Амстердама прекрасно сохранился и
по пространственной структуре и по
архитектурной застройке (в годы
Второй мировой войны город не по
страдал). Кварталы имеют замкнутый
периметр и миниатюрные дворы, ули
цы узки, а общественные простран
ства нельзя назвать просторными. В
кварталах доминируют жилые дома,
склады, здания торговых гильдий и
компаний, построенные в XVI —
XVIII вв. Среди сверхплотной за
стройки, ужесточенной высотным
регламентом, выделяются стройными
колокольнями готические и класси
цистические церкви. Крупные об
щественные здания в национальном
стиле нидерландской готики появи
лись в ключевых местах города во
второй половине XIX в. — Госу
дарственный музей и Центральный
железнодорожный вокзал (архитек
тор П. Кейперс), на рубеже XIX —
XX вв. — здание Биржи (архитек
тор Х. Берлаге).
В XX в. Амстердам стал твор
ческим полигоном для экспериментов
архитектурного авангарда, к ним от
носятся, в первую очередь, генераль
ные планы новых городских районов
1930-х гг. Послевоенная архитекту
ра — многочисленные кварталы
функциональных жилых зданий и
ряд общественных комплексов, вы
двинувших Нидерланды в ряд веду
щих держав архитектурного модер
низма (архитекторы И. ван дер Мей,
К. де Базел, И. Стал, В. Дюдок).
На рубеже XX — XXI вв. Амстер
дам вновь становится витриной ев
ропейских архитектурных и дизай
нерских достижений, всемирное при
знание получили не только новатор
ские произведения крупнейших зод
чих мира (К. Куроквава, Р. Пиано,
Г. Хертцбергер, Л. Крие, Э. ван
Эгераат, Д. Чипперфилд, Н. Грим
шоу), но и блестящая реконструкция
крупных городских территорий (быв
шие Восточные доки, берега Спорвег
бассен, острова в восточной части).
Важнейшая задача нидерланд
ского градостроительства и архитек
туры — создать в перенаселенных
городах комфортную среду, рацио
нально застроить отвоеванные у моря
клочки земли. При этом здесь не
приветствуются формалистические
трюкачества: слишком проблемное
место диктует серьезные правила
архитектурной игры. Опыт форми
рования предельно компактной и
Амстердам. Канал Принсенграхт назван в честь вождя буржуазной революции
принца Вильгельма Оранского (1533 — 1584). В старину здесь располагались пакгаузы,
мастерские и хофье — приюты для бедных и беженцев. За зданиями,
стоящими на набережной, находится Зеркальный квартал, прорезанный короткой
улицей Ньиве Спигелстраат. С XIX в. здесь обосновались антиквары
Амстердам. Через реку Амстел переброшен разводной Тощий мост, предназначенный
для пешеходов и велосипедистов. Он был выстроен в 1934 г. на месте старого моста,
соединявшего районы Грахтенгордел-Зюйд (Южные каналы),
Йоденбюрт (Еврейский квартал) и Плантаж (Плантации)
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
экономичной застройки Амстердама
является бесценным примером для
стран с дефицитом пространства и
большой плотностью населения.
В Амстердаме наиболее ярко чув
ствуется нидерландский парадокс:
органичный синтез миниатюрности
(планировочные структуры, жилье,
пешеходные пространства) и колос
сальности (порт). В архитектуре го
рода выделяются характерные черты
и узнаваемые элементы, придающие
Амстердаму неповторимость. Главные
принципы местной архитектуры —
независимые от стиля практичность
и лаконизм. Большая часть старых
зданий покоится на массивных дере
вянных сваях. Ввиду чрезвычайной
плотности застройки почти все ис
торические здания стоят вплотную
друг к другу, имея контрастные про
порции: узкий (6 м) высокий (до 4
этажей) фасад скрывает длинный (до
25 м) объем, уходящий в глубину
квартала. На крутом треугольном
фронтоне уличных фасадов выступа
ют концы балок с блоками, с их по
мощью поднимали грузы со стоявших
на каналах судов. Многие жилые дома
имеют крупные оконные проемы, ли
шенные занавесок, позволяющие
взгляду прохожего оценить стильный
интерьер. Для Амстердама, как и
для других голландских городов, ха
рактерна фактура стены из тонкого
кирпича с белокаменными вставками.
На каналах немало «плавучих домов»,
в частности, «уикэнд-хоумс», в ко
торых отдыхают по выходным.
Несмотря на обилие каналов, со
временным транспортом в городе
стали не речные трамваи и моторные
лодки, а велосипед, наиболее мобиль
ный и экономичный вид индивиду
ального передвижения в условиях
узких улочек, миниатюрных двориков
и плоского рельефа. В 2006 г. в го
роде насчитывалось около 465 тыс.
велосипедов, т. е. один велосипед
приходился на двух жителей.
Ðîòòåðäàì
расположен на берегах
Ньиве-Маас — северного рукава
дельты Рейна. В 1340 г. деревушке
Роттердам («дамба на Мутной речке»),
жители которой три века промыш
ляли ловлей сельди, был дарован
статус города. В XVII в. Голландская
Ост-индская компания разместила
здесь один из своих шести торговых
портов. Так городок на дамбе пре
вратился в крупный торговый порт.
В конце XIX в. в город поступали
американские и французские инве
стиции, был проложен канал Ньиве-
Ватервег, соединивший город с Се
верным морем и позволивший заходить
сюда океанским судам.
С этого времени Роттердам —
крупнейший порт мира. Среди пор
тов-гигантов Роттердам по грузообо
роту в XIX — XX вв. занимал
первое место, мировым лидером он
являлся в 1962 — 2004 гг. (достиг
нув в 2000-е гг. грузооборота в 320
млн т), но в начале XXI в. его опе
редили Сингапур и Шанхай с гру
зооборотом 325 млн т.
Морской порт Роттердама рас
положен на рукавах дельты Рейна и
Мозеля в 33 км от Северного моря
(порт связан с морем каналом глу
биной 19 м). Роттердамский порт —
это колоссальный портовый комплекс
с речным и морским портами, аван
портом, более 50 бассейнами, рей
дами, гаванями, специализированны
ми причалами и набережными. Часть
порта — Европорт расположен на
острове Розенберг, где сосредоточе
ны крупные металлургические ком
бинаты и нефтеперерабатывающие
заводы. Причальный фронт с мощной
грузовой техникой, десятками складов,
нефтяных емкостей, элеваторов и хо
лодильников вытянут более чем на
30 км. Порт одновременно обслужи
вает 375 морских судов, в год через
него проходит более 700 тыс. пасса
жиров.
Как главный порт Европейского
экономического сообщества Роттер
дамский транзитный порт связан с
промышленными зонами Европы вод
ным путем по Рейну и Мозелю, раз
витой сетью железных и шоссейных
дорог, рейнским нефтепроводом. Вы
сокоразвитый индустриальный район
Роттердама функционирует на при
возном сырье (нефтепереработка,
нефтехимия, судостроение, электро
техника и металлообработка).
До XX в. Роттердам оставался
типичным портовым городом, его
застроенное тесными кварталами про
Роттердам. Деловые комплексы располагаются в восточной части
городского центра на северных берегах реки Ньиве-Маас. На треугольном острове,
образованном каналами Винхейвен и Схеепмакерсхейвен высится
комплекс офисов (архитектор К. Кристианс, 1993 — 2007)
ÈÇÌÅÍ
ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
странство рассекалось пополам ши
рокой водной гладью. В 1920 —
1930-е гг. город стал одним из ев
ропейских центров модернистской
архитектуры (фабрика «Ван Неле»,
жилая застройка архитектора Я. Ауда).
В середине XX в. к специфическим
местным проблемам добавилась еще
одна. В 1940 г. в ходе германского
вторжения город подвергся бомбар
дировке, и его центр был полностью
разрушен. В связи с этим в после
военные годы был выстроен, по сути,
новый Роттердам — более просто
рный, по канонам функционалисти
ческого градостроительства (генпла
ны К. ван Тра 1946, 1955 — 1960).
Городская среда с лаконичной мо
дернистской архитектурой, чередой
фасадов, расчерченных, как полотна
П. Мондриана, была дополнена аб
страктными скульптурами Г. Мура,
О. Цадкина и других мастеров ми
рового авангарда. В начале XXI в.
Роттердам вновь стал архитектурной
столицей Европы (архитекторы Р.
и Т. Колхаас, Д. Коэнен, Н. Фос
тер, Р. Пиано, Э. ван Эгераат)
Экспериментальная архитектура
и городской дизайн Роттердама по
следних 50 — 60 лет выстраивают
ся в целостную предметно-простран
ственную среду, переполненную яр
кими произведениями. По ним мож
но проследить, что считалось экспе
риментом в середине XX в. и сего
дня, что будет растиражировано в
ближайшие годы в других странах
как образец современности. В город
ской среде Роттердама — парадок
сальное сочетание утилитаризма и
выразительной художественности,
экономности и дерзости. Город с по
мощью архитектуры демонстрирует,
как успешно решаются проблемы ма
ловыразительного плоского и тесно
го пространства, а с помощью дизай
на — безотходного экологического
производства, и в целом — как соз
дается современная, комфортная, эс
тетически наполненная и художест
венно эффектная городская среда.
Ðå÷íûå äåëüòû â ãåîïîëèòèêå
Ðîññèéñêîé èìïåðèè.
Единственным
отечественным городом, построенным
в речной дельте, был Архангельск.
В середине XVI в. торговля Мос
ковского государства с Англией и
Голландией осуществлялась по реке
Северная Двина и Северному морю —
предприятие было дорогостоящим и
непредсказуемым. В дельте реки,
где единственным знаком русского
присутствия был Николо-Карельский
монастырь, европейские и русские
купцы открывали фактории, и в
1584 г. для их защиты от шведов
потребовалось построить крепость.
Так был основан портовый город
Архангельск. Современный город
расположен в 30 км от Белого моря
на речных берегах и островах дель
ты Северной Двины, которая зани
мает площадь 900 км
В конце XVII в. Россия не име
ла выходов к Балтийскому и Черно
му морям, но развивающейся держа
ве, которая претендовала на доми
нирование в Восточной Европе,
требовались морские порты — для
военного контроля за большими тер
риториями и торговли с Европой.
Создание морского флота и функ
ционирование морского порта стали
первостепенной геополитической це
лью России
. Первоначально разви
тие получил существовавший порт
в Архангельске. В 1693 г. Петр I
заложил Архангельское адмиралтей
ство — первую государственную
судостроительную верфь. В годы
Северной войны адмиралтейство и
порт бурно развивались, так как
Белое море оставалось единственным
защищенным путем в Европу. Но в
1713 — 1718 гг. товарооборот пор
та принудительно сократился в поль
зу балтийского порта Санкт-Петер
бурга.
Петр I пытался закрепиться на
Черном море, создав в дельте Дона
на азовском берегу военно-морскую
базу. Именно на это были направ
лены строительство воронежской
верфи в 1694 — 1696 гг. и война с
Османской империей — Азовские
походы 1696 г. Первые военные по
беды позволили императору постро
ить крепости Азов и Таганрог. Но
выхода в Черное море Россия не по
лучила, так как Керченский пролив
оставался под турецким контролем.
Поэтому создать в дельте Дона но
вую столицу — военно-морской порт
Роттердам. Два жилых комплекса на берегу канала Аудхейвен:
Кубические дома (эксцентрично поставленные на угол здания) и Спаанскаде
(имитирующий традиционную застройку квартал). Представляющие социальное жилье
комплексы располагаются вблизи станции метро Блаак, Морского музея
и городской библиотеки (архитектор П. Блом, 1978 — 1984).
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
не удалось: азовская компания за
вершилась неудачно, и вектор раз
вития империи развернулся на севе
ро-западную окраину государства, к
устью Невы.
Еще одна дельта, привлекавшая
внимание Петра I — волжская с ас
траханской крепостью. Астрахань
была опорным пунктом русской ко
лонизации низовий Волги, поэтому
император превратил ее в крупней
ший стратегический пункт на юго-
восточных рубежах России: здесь
им были созданы порт, верфь, ад
миралтейство и Каспийская флоти
лия. Петр I вынашивал планы ус
тановить прямые контакты с Инди
ей через Каспийское море — Аст
рахань должна была стать «окном
России» в Азию, и до начала XX в.
она являлась главными южными во
ротами страны.
Äåëüòà Âîëãè.
Одна из круп
нейших рек мира Волга протянулась
на 3 530 км по просторам Восточной
Европы. Волжская дельта — круп
нейшая в России — начинается в
месте отделения от ее главного рус
ла рукава Бузан в 46 км севернее
Астрахани. Дельта разделена много
численными рукавами, протоками и
речками (их количество доходит до
полутысячи). Главные рукава: судо
ходный Бахтемир, а также Камызяк,
Старая Волга, Болда, Бузан и Ах
туба. География Волжской дельты
чрезвычайно подвижна. При стабиль
ном стоянии уровня Каспийского моря
в 1863 — 1914 гг. линейное нарас
тание дельты составляло 94 м в год;
в 1930 — 1940 гг. — доходило до
0,7 — 1,0 км в год
Вскрывается Волжская дельта в
середине марта, на месяц ранее, чем
Волга в среднем течении, и остается
свободной ото льда на 260 дней.
Природа волжской дельты уникаль
на, под охраной находится Астрахан
ский биосферный заповедник, ста
рейший в России.
Исток «великой русской реки»
находится на Валдайской возвышен
ности, там, где в Средние века фор
мировались древнерусская культура
и государственность. Уже в раннем
средневековье Волга являлась важ
нейшим торговым путем между Вос
точной Европой и Центральной Ази
ей. С Востока вывозились металлы
и ткани, из русских княжеств — меха,
мед и воск. С XIV в. роль волжско
го торгового пути резко выросла в
связи со строительством по берегам
Волги крупных русских крепостей и
улусных центров Золотой Орды, ин
тенсивно осваивались нижнее течение
реки и ее дельта. Волжская речная
система была объединена Московским
государством в середине XVI в. по
сле покорения Иваном IV Казанско
го и Астраханского ханств. В сере
дине XVII в. набиравшее мощь,
интенсивно расширявшееся Москов
ское государство колонизировало
волжские низовья и дельту, выхо
дившую на Каспийское море. Меж
ду тем в XVIII в. развитие водного
пути в нижней части Волги (слабо
заселенной, подверженной народным
смутам и военной опасности) затор
мозилось. Бурное развитие волжских
низовий и всего Волжского торгово
го пути началось в первые десяти
летия XIX в. После присоединения
в 1808 г. к Волге Мариинской реч
ной системы был создан крупный
речной флот, перевозивший громадные
объемы хлеба, соли, рыбы, а позже
нефти и хлопка. Большое экономи
ческое значение приобрели многочис
ленные ярмарки, проходившие в
волжских городах.
Дельта Волги имеет схожие чер
ты с дельтой Дуная, внесенной во
Всемирное наследие ЮНЕСКО.
Культурный ландшафт Дуная, как и
Волги, грандиозен: в древности это
граница Римской империи, широтная
ось освоения европейских пространств,
вектор развития Османской и Австро-
Венгерской империй, в настоящее вре
мя — важнейшая коммуникационная
ось Центральной Европы. Несмотря на
интенсивное освоение дельты в древ
нейшие времена, в конфликтные
XIX — XX вв. здесь, в месте проти
востояния славянского, романского и
тюркского миров, империй и тоталитар
ных режимов, урбанизированной куль
туры не сложилось, и в настоящее вре
мя дельта пребывает в запустении
Àñòðàõàíü
. В период раннего
средневековья в волжской дельте на
пересечении торговых путей распо
лагались многочисленные поселения
хазар (столица Хазарского каганата
Итиль), половцев и монголо-татар
(Аштархан). Сегодня статус поселе
ний в волжской дельте определить
трудно, она представляет собой об
ширную систему «мертвых городов»
Золотой Орды. В 1459 — 1556 гг.
Астрахань являлась столичным го
родом одноименного ханства.
Русское государство завоевало
дельту в 1557 г. В XVI — XVIII вв.
в условиях острой военной угрозы
статус русского пограничного города
требовал мощной «подпоры» устья
Волги. Астрахань стала главной по
граничной крепостью Русского госу
дарства, охранявшей низовья Волги
и выход в Каспийское море. В 1558 г.
была возведена деревянная Астра
ханская крепость, в 1589 г. — ка
менный кремль. В XVII — XIX вв.
Астрахань завершала на юге «главную
улицу России» Волгу и служила ба
зой проникновения на Кавказ, в За
кавказье и Среднюю Азию. Связи
с ними осуществляли торговые дво
ры — Гилянский (с Персией), Бу
харский, Агрыжанский (с Индией),
Армянский и Казанский. Шла ин
тенсивная торговля солью, серой,
черной икрой, осетром и каракулем.
При этом регион оставался крайне
неспокойным: в середине XVII —
начале XVIII в. здесь разгорелась
череда казачьих восстаний.
В XVIII — XIX вв., несмотря
на значительные размеры, Астрахань
не стала промышленным центром, ее
роль заключалась в создании и раз
витии общероссийского торгового
центра
10
. Функционировал морской
ÈÇÌÅÍ
ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
порт — суда перегружались в от
крытом море, в 200 км от города. В
1860-е гг. после открытия бакинских
нефтепромыслов астраханский порт
стал нефтяным и одним из важнейших
в России (по количеству судов —
вторым после Одессы).
В облике Астрахани всегда боль
шую роль играли торговые комплек
сы с причалами, гостиными двора
ми и обширными специализирован
ными базарными площадями. Аст
рахань была одним из многочис
ленных центров торгового речного
судоходства, типичными занятиями
жителей были судовождение, извоз,
лоцманство, рыболовство, бурлаче
ство и лодочный промысел.
Население Астрахани изначально
складывалось многонациональным,
здесь проживали русские, татары,
армяне, персы, казахи, немцы, гре
ки — каждый народ создавал свою
среду обитания. Город был разделен
на этнические слободы (наиболее
крупные — Татарская и Армянская),
архитектурными символами этнических
кварталов были подворья восточных
купцов, караван-сарай, восточный
базар, мечеть, католический костел,
православная церковь, а также типич
ные для каждого народа жилища.
Астрахань середины XVIII —
XIX в. с полным правом можно на
звать культурным «гнездом», в ко
тором сложилась самобытная интер
национальная художественная и
литературная сре
да, была развита
религиозная, духовная и интеллек
туальная жизнь.
В XX в. геополитическое и эко
номическое значение Астрахани упа
ло: во внутреннем Каспийском море
контакты были ограничены. Сегодня
город остается центром транзитной
торговли и транспортным узлом (в
основном перевалочным) на стыке
Азии и Европы. В постсоветский
период был открыт международный
аэропорт, развернуто строительст
во международного морского пор
та с грузооборотом в 30 млн т в
год, который свяжет страны Каспий
ского региона с Европой. Проекти
руется мультимодальный транспорт
ный узел — звено трансконтинен
тального железнодорожного сообще
ния Северная Европа — Ближний
Восток — Индия.
Территория Астрахани рассечена
рукавами Волги и протоками (ери
ками) Болда, Кутум, Царев и Кизань.
Исторический центр города с крем
лем и Белым городом находится на
большом острове, окруженном Волгой,
рекой Кутум, ериками Царевым и
Казачьим. В планировочной структу
ре Астрахани ключевую роль до сих
пор играет средневековый кремль —
крупный фортификационный белока
менный комплекс, доминирующий над
городом и рекой (архитекторы М. Вель
яминов, Д. Губастый, 1580 — 1620).
В ансамбле кремля выделяются Ус
пенский собор (архитектор Д. Мякишев,
1710), Троицкий собор (XVII —
XVIII вв.) и поздняя по строительст
ву колокольня (конец XIX в.).
В XVIII в. к юго-западу от крем
ля параллельно волжскому берегу
размещалась рационально расплани
рованная верфь, но слободы расши
рялись спонтанно, застраивались, как
в каждом южном городе, хаотично.
Планировочная структура города была
модернизирована в конце XVIII в.
по генеральному плану А. В. Ква
сова: улицы были спрямлены, квар
талы упорядочены, восточнее кремля
была разбита квадратная плац-па
радная губернаторская площадь, об
строенная классицистическими об
щественными зданиями. Белый город,
застроенный представительными ка
менными жилыми и общественными
зданиями, и сегодня сохраняет среду
губернского русского города начала
XX в. В целом в историческом цен
тре доминируют памятники средне
вековья и классицизма, сгруппиро
ванные в ансамбли (с утратами со
ветского времени). Остров с кремлем
и Белым городом по периметру ох
ватывает широкое кольцо кварталов
малоэтажной каменно-деревянной
жилой застройки, где грязные вос
точные базары чередуются с убоги
ми трущобами Криуш и Закуту
мья.
Астрахань. Памятник Петру I был установлен в 2007 г. на новой площади
близ пассажирского причала (скульптор А. Д. Ковальчук, архитектор А. И. Федорченко).
На бронзовой плите указ о создании Астраханской губернии. Вокруг памятника —
фонари в виде корабельных мачт с датами морских походов императора.
От площади Петра Великого начинается протяженная волжская набережная,
выполненная в гранитных формах петербургских набережных
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Городская среда Астрахани де
монстрирует, какие задачи решались
в архитектуре разных эпох: в первые
десятилетия существования русского
города — это неприступный форпост
державы, после петровских и екате
рининских реформ — регламентиро
ванный пространственный порядок,
на рубеже XIX — XX вв. — мно
гообразная и комфортная жизнь раз
ноязыких и трудолюбивых обывате
лей, в начале XXI в. — образы
утраченной империи.
Один из привлекательных эле
ментов городской архитектуры про
шлого — балконы старинных домов,
стоящих на главных улицах города.
Жилые фасады покрыты множеством
великолепных чугунных решеток,
закрывающих обширные площадки,
нависающие над тротуарами. Южный
и восточный колорит повсеместно
встречается в декоре фасадов и дво
рах с деревянными лестницами, гале
реями и застекленными верандами.
В начале XXI в. актуализирует
героическую петровскую эпоху новая
Волжская набережная с гранитными
стенами и памятником Петру I, от
сылающая по стилистике к класси
цистическим набережным северной
столицы (2012). Другой новейший
символ Астрахани — громадный
оперный театр, выстроенный в на
рядных формах допетровской архи
тектуры, имитирующих местный кремль.
По замыслу московского архитекто
ра А. Денисова, такое демонстратив
ное решение должно символизировать
прочное русское присутствие в При
каспийских степях.
Äåëüòà Íåâû
. В 1697 г. Петр I
отправился в составе Великого по
сольства в Западную Европу для
изучения военно-морского дела. Мо
лодой царь побывал в странах с раз
витым флотом, в портах на Балтий
ском и Северном морях, он лично
учился корабельному ремеслу на вер
фях Ост-Индской компании в Гол
ландии.
На рубеже XVII — XVIII вв.
мощная империя без выхода к морям
существовать не могла. Россия об
ладала тогда лишь одним портом,
Архангельском, но нарождающейся
державе требовался выход в Балтий
ское море. В конце XVII в. здесь
безраздельно господствовала Швед
ская империя, против которой в 1697
г. был образован Северный союз Да
нии, Норвегии, Саксонии и России.
Задачей коалиции было завоевание
южных и восточных берегов моря, с
этой целью она развязала Северную
войну, длившуюся с 1700 по 1721 г.
Ее итогом стало поражение Швеции
и закрепление России в восточной
части Балтийского моря. Россия по
Ништадскому договору выкупила у
Швеции Ингрию, Карелию, Эстлян
дию, Лифляндию и Курляндию
. В
1703 г. в устье Невы был заложен
Санкт-Петербург — морской военный
и торговый порт, будущая имперская
столица. После заключения в 1721
г. Ништадского мира Сенат и Синод
преподнесли Петру титул всероссий
ского императора. Так дельта Невы
превратилась в западный форпост
Российской империи.
Топоним «Нева» восходит к ин
доевропейскому newa, т. е. «новая».
По данным гидрологов, более 3 тыс.
лет назад сток из Ладожского озера
проходил через Вуоксу, но вследствие
прорыва гряды (место современных
Ивановских порогов) вода стала по
ступать в Финский залив по ново
образованной реке. Этот прорыв стал
геологической катастрофой, поэтому
древние германцы, ставшие ее сви
детелями, назвали ее «новой».
Река Нева является важной вод
ной магистралью, входящей в систе
му Волго-Балтийского и Беломорско-
Балтийского путей
. Вытекая из
Шлиссельбургской губы Ладожско
го озера, она течет по Ленинградской
области, плоской и заболоченной
Приневской низменности. В низовь
ях она расщепляется на рукава, об
разуя обширную дельту, на островах
которой и в Приневской низине рас
положен Санкт-Петербург (в черте
города Нева протянулась на 28 км).
Нева впадает в Невскую губу Фин
ского залива Балтийского моря.
В нижнем течении реки образу
ется обширная невская дельта длиной
Астрахань. На Красной набережной р. Кутум находится памятник промышленной
архитектуры в стиле модерн, напоминающий петербургские аналоги —
городская электростанция, строившаяся в 1896 — 1916 гг. по проекту архитектора
К. К. Домонтовича. Электрификация города появилась в конце XIX в., когда заработала
трамвайная электростанция, также обслуживавшая освещение улиц и набережных
ÈÇÌÅÍ
ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
15 км со множеством рукавов, проток,
каналов и островов. Она возникла
не в результате осаждения речных
наносов, а за счет работы текучих
вод, сгонов и нагонов морской воды.
Топографическая съемка 1718, 1777
и 1864 гг. позволяет оценить дина
мику невской дельты, вызванную
природными факторами. Расчет по
казывает, что быстрее увеличивают
ся обращенные к морю или малые
острова, а общий возраст невской
дельты составляет около 1 050 лет.
Границами дельты являются реки
Большая Невка на севере, Фонтан
ка и Екатерингофка на юге, Угольный
мол на юго-западе. Площадь дельты
83 км
, из которых 60 км
прихо
дится на острова (самыми крупными
из них являются Васильевский, Пет
роградский, Крестовский и Декаб
ристов). Наиболее значительны ру
кава дельты — Большая и Малая
Нева, Большая, Средняя и Малая
Невки; каналы Морской, Обводный,
Грибоедова и Крюков. Река Нева и
рукав Большая Нева делят дельту
на правую, северную и левую, южную
части. На протяжении трех веков
ландшафт невской дельты постоянно
менялся не только природой, но и
человеком: для осушения болот со
оружались каналы и пруды, произ
водилась засыпка второстепенных
проток, расширялись острова. Так, в
начале XX в. невская дельта состоя
ла из 48 рек и каналов, образующих
101 остров, в 1975 г. число водотоков
сократилось до 45, а островов до 42.
Устьем Невы является створ про
тив Невских ворот морского торго
вого порта у выхода из Большой
Невы в Гутуевский ковш. В конце
дельты образуется 5 крупных проток,
которые омывают Невское взморье,
и 9 песчаных отмелей, разделенных
6 фарватерами.
Западные ветры приводят к на
гону воды в Финском заливе и ни
зовьях Невы. В протоках дельты под
действием входящих в устье длинных
морских волн, ветровых нагонов и
стоячих волн иногда происходят рез
кие и высокие подъемы уровня воды,
приводящие к наводнениям. За три
века городской истории произошло
около 300 наводнений. Катастрофи
ческие наводнения (около 4 м над
ординаром) случались в 1824 г. (за
печатленное А. С. Пушкиным в
«Медном всаднике») и в 1924 г. В
2011 г. в Невской губе был выстро
ен Комплекс защитных сооружений
Санкт-Петербурга от наводнений,
который, с одной стороны, защитил
город от водной стихии, а с другой —
усугубил экологические проблемы.
В связи с тем, что Санкт-Петер
бург является крупнейшим индуст
риальным центром Северо-Запада
России, невская дельта катастрофи
чески загрязнена промышленными и
бытовыми стоками.
В центре и на окраинах Санкт-
Петербурга берега благоустрое
ны набережными с 300 лестничны
ми спусками; в городе выстроены
10 мостов, из них 8 разводных. Ши
рина Невы около 400 — 600 м,
наибольшая — у Невских ворот
морского торгового порта доходит до
1 200 м. Глубина реки составляет
8 — 11 м, наибольшая у Литейного
моста — 24 м.
Ñàíêò-Ïåòåðáóðã.
Заложенная
в порыве имперской гордыни новая
столица имела против европейских
столиц ряд существенных преимуществ.
Все они являлись древними города
ми, к началу XVIII в. представляв
шими в целом запутанные средневе
ковые структуры с единичными вкра
плениями регулярных планировочных
элементов. Для создания крупных
ансамблей европейским столицам тре
бовалась невозможная в то время
«хирургическая» реконструкция. Ев
ропейских городов, выстроенных на
свободной территории к тому време
ни, было немного и по размерам они
были поселениями небольшими: ко
ролевская резиденция Версаль, «иде
альные города» Пальма Нуова, Шар
левиль, Анришмон. Свободное от
городской застройки пространство
невской дельты (если не считать
шведский крепостной город Ниен)
позволяло создать крупный столичный
город по единому проекту. Градо
строительный анализ Амстердама,
Рима, Версаля, Парижа позволил
зодчим использовать наиболее про
грессивные достижения. Воля само
держца заставляла проектировать и
строить город по тщательно выверен
ной программе. Наконец, открытость
петровской политики способствовала
привлечению лучших, образованных,
опытных, и одновременно молодых
европейских зодчих (Ж.-Б. Леблон,
Д. Трезини, Д. Т. Фонтана, Н. Ми
кетти, А. Шлютер и Г. Маттарнови).
Перед ними была поставлена задача:
взяв за образец самое лучшее в мире,
превзойти его.
Петропавловская крепость была
построена по всем канонам западно
европейской фортификации (инженер
А. Кирхинштейн). По тем же прин
ципам на противоположном берегу
строится верфь. Осваиваются берега
Невы и ее рукавов, прокладываются
каналы, застраиваются по единооб
разным образцовым проектам улицы
и одинаковые кварталы, создаются
набережные. Санкт-Петербург в пер
вой половине XVIII в. ориентирует
ся на Амстердам, копируя его пла
нировку, застройку и стилистику. Так,
согласно генеральному плану Д. Тре
зини 1716 г., Васильевский остров
расчерчивается параллельными
улицами-линиями наподобие голланд
ских каналов, а центром города ста
новится не дворец или собор, но
транспортно-производственный ком
плекс адмиралтейства. Образы го
родской среды также были заимст
вованы из европейской пейзажной
живописи и графики тех лет (город
ские пейзажи-панорамы Ф. Алексее
ва, М. Махаева основывались на
венецианских ведутах Д. Каналетто).
В идеологии Петра I столичный
город рассматривался вопреки
традиционным представлениям не
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
спонтанно разрастающейся обыва
тельской застройкой вокруг крепости
или дворца, а мгновенно возведенной
громадной мастерской. Столица была
призвана работать как верфь, созда
вая модель для подражания всем
другим отечественным городам.
К середине XVIII в. амстердам
ский опыт был исчерпан. После
строительства ряда великолепных
барочных дворцов и храмов первым
придворным зодчим Ф. Б. Растрел
ли стало понятно, что столичный
город должен изменить модель сво
его развития. В идеологии конца
XVIII — начала XIX в. имперская
столица — это выражение мирового
первенства, державной мощи и то
тального порядка. Русской столице
для создания репрезентативного про
странства в духе эстетики класси
цизма требовались новые — круп
номасштабные образцы имперской
столицы. В первой половине XIX в.
Санкт-Петербург ориентируется на
отработанные в Европе приемы —
римские ансамбли, как античные, так
и барочные, на ансамбль Версаля, а
также на центральный ансамбль в
Париже (Лувр — Тюильри — Кон
кордия).
Город строится как система вы
держанных в едином стиле ансамблей,
утверждающих власть человека над
безграничным пространством (архи
текторы К. И. Росси, А. Д. Захаров,
Д. Кваренги, Ж. Тома де Томон,
А. Н. Воронихин). Материковая часть
города разрезана трезубцем Невско
го проспекта, Вознесенской и Горо
ховой улиц, который обращен на Неву.
Невский проспект разворачивается
впечатляющей анфиладой площадей.
Вдоль реки выстраивается система
трех парадных площадей и главных
зданий города — Адмиралтейства,
Зимнего дворца и Главного штаба,
Сената и Синода, Исаакиевского со
бора. Стрелка Васильевского остро
ва с биржей и Петропавловская кре
пость с собором обращены на широ
кое зеркало Невы
. В панорамах
невских берегов, перспективах про
спектов и каналов раскрывается не
объятность городского пространства.
Архитектурные символы рокового
влечения города к воде — каналы,
набережные и мосты бесподобны по
красоте. Классическая архитектура
— знак власти, порядка и высокого
культурного стандарта превращена в
абсолют. Все ему подчинено: от але
бастрового профиля на фасаде до
города в целом.
В основе пространственных ком
позиций дисимметрия, позволяющая
адаптироваться к реалиям места. Вы
сотный регламент в 23,5 м (высота
Зимнего дворца) сдерживает объемы,
заставляя их укладываться горизон
тально, превращая плотную застройку
в планиметрические структуры. Сплош
ной фронт застройки кварталов разре
зает город улицами-коридорами с при
нудительным вектором движения. Ред
кие, но точные вертикальные акценты
показывают движение пространства к
воде. Ансамбли раскрыты на воду. Сре
ди монументальной грандиозности ма
лые реки и каналы становятся живо
писными и камерными паузами.
При этом западноевропейская
эстетика в Санкт-Петербурге полу
чила новое воплощение: к моменту
основания столицы у русских был
накоплен семивековой опыт градо
строительства. Главное в русском
понимании пространства — требо
вание просторности и открытости,
возможность нарушения правильной
геометрии и островное выделение
доминант. В организации северной
столицы они сохранены. Можно ут
Санкт-Петербург. Невская перспектива от Дворцового моста на Университетскую набережную Васильевского острова.
Кунсткамера (архитекторы Г. И. Маттарнови и др., 1734) — первый общедоступный русский музей с библиотекой и обсерваторией.
Далее — Академия наук (архитектор Д. Кваренги, 1789) и здание Двенадцати коллегий (с 1835 г. — университет, Д. Трезини, 1722)
ÈÇÌÅÍ
ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
верждать, что в Санкт-Петербурге
синтезировались каноны классициз
ма и древнерусские традиции, роди
лась национальная версия стиля эпо
. В конце XVIII в., когда столи
ца вновь становится моделью для
подражания, русский классицизм ти
ражируется во многих городах Рос
сийской империи.
Ворота закрытой страны должны
строго охраняться: они являются пре
градой всему враждебному, допуская
в ограниченном количестве лишь про
веренное. Астраханский кремль с его
грозными башнями красноречиво об
этом говорит. Культура Санкт-Пе
тербурга на протяжении двух веков
базировалась на откры
тости страны
во внешний мир. Всем своим про
странством русская столица была
обращена в Европу, но при этом его
классическая культура и архитектура
XVIII — XIX вв. не были космо
политическими, они стали нацио
нальными. Город на Неве воспевал
одновременно государственный (бо
жественный) порядок и человеческую
свободу, тяготение к Европе и на
циональную гордость. Эти конфлик
ты порядка и свободы, своего и чу
жого породили петербургский текст
XIX — XX вв. и шире — дуализм
русской культуры и сознания.
Поразительно, как природный
ландшафт невской дельты, лишенный
каких бы то ни было элементов вы
разительности, за два века был пре
вращен в уникальный, один из луч
ших столичных городов мира. Спра
ведливо, что громадный исторический
центр Санкт-Петербурга целиком был
внесен в список Всемирного наследия
ЮНЕСКО.
Çàêëþ÷åíèå
. К каким типам
культурного ландшафта относятся
описанные города? Как нам пред
ставляется, для дельтовых городов
без дифференциации их ландшафт
ного наследия можно найти единый
тип. В документах ЮНЕСКО для
оценки культурных ландшафтов пред
лагается типология, основанная на
степени культурных преобразований
и жизнеспособности ландшафта. Вы
деляются три типа: целенаправленно
созданные, естественно сформированные
и ассоциативные ландшафты
. Рассмот
ренные нами дельтовые урбанизирован
ные ландшафты можно отнести к це
ленаправленно созданным и развиваю
щимся, так как они продолжают суще
ствование благодаря деятельности че
ловека, направленной на их восстанов
ление, сохранение и развитие.
Раскрывая глубже тип культур
ного ландшафта дельтового города,
можно констатировать, что это ис
торически сложившийся тип с явно
выраженной природной основой
— по природным характеристи
кам — низменный, с дюнами и бо
лотно-луговой растительностью, при
морско-приречный ландшафт;
— по степени культурных пре
образований — целенаправленно
созданный, управляемый ландшафт,
являющийся произведением сотвор
чества природы и человека;
— по исторической функции —
урбанизированный, индустриальный
ландшафт с функциональной доми
нантой — международным морским
портом, на основе которого сформи
рован многофункциональный город;
— по типу культуры — городской
ландшафт с крупным, значимым ис
торическим ядром, мультикультурным
по наполнению;
— по эстетическим характеристи
кам — ландшафт, обладающий высо
кими эстетическими качествами, в се
мантике которого осознание человече
ством своих безграничных возможностей,
грандиозная духовная работа творческих
личностей и всего социума.
В данном очерке мы сопоставили
Амстердам и Роттердам, Астрахань
и Санкт-Петербург. Были перечис
лены особенности природы, истории,
геополитики, экономики, культуры и
архитектуры двух городов в Северной
Европе и двух (на северо-западе и
юго-востоке) в Европейской части
России. Укрощение природы — важ
ная составляющая истории дельтовых
городов, но все же на первый план
выходит их геополитическая роль.
Дельта Рейна занимает в Нидер
ландах треть территории, дельтовый
культурный ландшафт — это основ
ное содержание национальной
культуры, основа ее идентичности.
Санкт-Петербург. Английская набережная протянулась по левому берегу Большой Невы
от Сенатской площадь до Ново-Адмиралтейского канала. Вид с Благовещенского моста
на ампирный особняк графа Н. П. Румянцева — в середине XIX в. в его залах
выставлялась великолепное историческое и художественное собрание
вельможи-коллекционера (ныне музей городской истории)
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
В XX в. два крупных дельтовых
города стали урбанистическими яд
рами единой конурбации, куда вошли
также многие малые города, транс
портные и промышленные объекты.
Сегодня конурбация функционирует
уже не как объект внутри государ
ства — инновационная, постиндуст
риальная зона глубоко интегрирова
на в транспортно-экономическую
систему объединенной Европы. Таким
был сценарий развития дельты Рей
на за последнее столетие.
Санкт-Петербург и Астрахань с
двумя дельтами — это небольшие
элементы громадной мозаики необъ
ятной России. Удаленные друг от
друга на 2 тыс. км Санкт-Петербург
и Астрахань связывает одна госу
дарственная история — история во
енного завоевания и освоения дельт
для создания в них имперских ворот
во внешний мир. Два дельтовых го
рода — это важнейшие стратегиче
ские точки и вехи превращения сред
невековой Руси в империю. Главны
ми воротами стал обращенный на
Запад Санкт-Петербург, Астрахани
была отведена историей второстепен
ная роль (поэтому в волжской дель
те была сохранена уникальная при
рода). Но изначально заложенные
роли и значения городов меняются:
значение Ленинграда в XX в. сни
зилось до областного центра и куль
турно-туристической столицы, а роль
наполовину модернизированной Ас
трахани с изменением геополитики в
XXI в. может возрасти.
К средневековому девизу Рот
тердама «Sterker door strijd» («Окреп
в борьбе») могут присоединиться и
другие портовые города, возникшие
в речных дельтах и постоянно бо
ровшиеся за свое существование и
экономический расцвет. Урбанизи
рованная дельта — это простран
ство потенциального развития, но
пространство проблемное, и развитие
здесь может быть только драматиче
ским, требующим консолидации и
напряжения всех ресурсов.
В речной дельте постоянно про
исходят противоборство, столкнове
ние природных и социальных стихий.
Здесь нестабильно, изменчиво все.
Динамично и подвижно все природ
ное — и воды, и суша. Главной уг
розой дельтовых городов всегда было
море. Северное море издавна назы
валось голландцами wild zee — «ди
кое море» (прямой аналог древнерус
ского «Дикое поле»). Здесь сталки
ваются воды — пресные речные и
соленые морские, переплетаются рус
ла — река, рукава, каналы, выходя
щие к побережью, здесь растет и
исчезает суша — берега, отмели и
острова. Здесь подвижно все ис
кусственное — поселения, этносы
и социум; в этом пространстве стал
киваются местный и чужестранец,
сильные человеческие личности,
потоками текут сырье, продукты и
товары. Поэтому речная дельта
становится пространством истори
ческой, социальной, экономической
и культурной активности, динамики
и обмена. В этом узле на границе
миров — природного и социально
го, водного и материкового, своего
и чужого — сконцентрировано
все.
Главным выразителем отношения
города к воде является морской порт.
В планировке городов, ориентиро
ванной на порт застройке, городской
среде — повсюду доминируют две
проблемы: как можно использовать
воду и как с водой бороться.
Положение морских ворот спо
собствовало их быстрому экономи
ческому росту и превращению в ло
гистические центры государственно
го или мирового уровня. Рассмот
ренные нами города входят в груп
пу международных портов, постро
енных в устьях крупнейших рек и
ставших центрами экспортной тор
говли, местами встреч культур и
фор
мирования fusion-среды. Они
стали местами столкновения, про
тивоборства и сосуществования,
культурного синтеза и гибридности.
Но они стали не только грандиоз
ными социокультурными «котлами»,
дельтовые города послужили моде
лями для развития многих других
городов, расположенных в иных,
более спокойных природных и со
циальных условиях.
Дельтовые города выдержали
серьезные испытания, потому что вся
их судьба была связана с существо
ванием в постоянно меняющемся ок
ружении. Перспективы их развития
в XXI в. связаны с новыми пробле
мами — экономическими, экологи
ческими и климатическими. Они
должны решить две глобальные за
дачи. Первая: сохранятся ли в них
крупные логистические центры, ком
бинированные порты «море — река»,
а также привязанная к ним промыш
ленность? Останутся ли они такой
же мощности? Вторая проблема: в
связи с потеплением климата веро
ятным сценарием является затопле
ние дельт, исчезновение многих го
родов, расположенных на низких
морских берегах. Выдержат ли дель
товые города новейшие испыта
ния?
Рассмотренные нами города в
главном схожи, в деталях они кар
динально различаются, исследование
урбанизированных дельтовых ланд
шафтов можно бесконечно расширять
и углублять, а их элементы сопос
тавлять. Но существует памятник,
объединяющий рассмотренные нами
города с помощью понятного каж
дому человеку художественно-исто
рического образа — это мемориал
Петра I в голландском городе Зан
дам — царский домик и скульптура
перед ним. Молодой русский царь
жил здесь одну неделю, в обличье
мастерового обучаясь ремеслу ко
раблестроителя. В эпоху глобали
зации и синтеза культур хотелось
бы, чтобы таких образов было боль
ше — объединяющих народы и го
сударства символов борьбы и сози
дания, исторического прогресса и
неукротимой человеческой воли.
ÈÇÌÅÍ
ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
ÁÈÁËÈ
ÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ ÑÑ
ËÊÈ È Ê
ÌÌÅÍÒÀÐÈÈ
Среди географической литературы можно выделить книги о речных дельтах:
Ñàìîéëîâ È. Â.
Устья рек. М., 1952;
Ëåîíòüåâ
. Ê.
Основы
геоморфологии морских берегов и дна. М., 1961;
Çàëîãèí Á. Ñ., Ðîäèîíîâ Í. À.
Устьевые области рек СССР. М., 1969.
См.:
Ñòðàæåâñêèé À., Øìåëåâ À.
Ленинград — Астрахань — Ростов-на-Дону : путеводитель. М., 1968;
Ìåäâåäåâ À., Øàáóðîâ Þ.
Мо
сква — порт пяти морей. [Путеводитель]. М., 1985;
Ðàçóìîâ Ã. À., Õàñèí Ì. Ô.
Тонущие города. М., 1991;
Magris C.
Danubio. Milano,
1986;
Civjan T.
The Dabube. Symbol of the Mythical Road. Ethnologia Balkanika // Journal of Balkan Ethnology. 1997. Vol. 1. P. 29 — 52;
Beatti A.
The Danube. A Cultural History. London, 2010;
Ñèëàíòüåâà-Ñêîðîáîãàòîâà Â., Êàñèì Ã., Ìèíêåâè÷ Ç.
Вилково: город в дельте
Дуная (к 250-летию основания). Одесса, 1996;
Ïàâè÷ Ì.
Биография Дуная // Вывернутая перчатка. СПб., 2002. С. 259 — 263;
Àêðîéä Ï.
Темза: Священная река. М., 2009;
Ãðèíåâåöêèé Ñ., Çîíí È., Æèëüöîâ Ñ.
Дунайская энциклопедия : в 2 т. М., 2009;
Øàðûé À.
Дунай:
река империй. М., 2015.
См.:
Áðóê Ä.
История городов будущего. М., 2014.
Литература о культурном ландшафте Нидерландов разнообразна, приведем лишь некоторые книги:
Ëîçèíñêèé Ñ. Ã.
История Бельгии и Голлан
дии в новое время. СПБ, [1908];
Áààø Ý.
История экономического развития Голландии в XVI — XVIII вв. : пер. с нем. М., 1949;
Âàëüêîâ Â. À.
Экономика и политика Голландии после второй мировой войны. М., 1961;
Ñåðåáðÿííûé Ë. Ð.
Нидерланды. М., 1974;
Áóñûãèí À. Â.
Нидерланды.
М., 1986;
Áóñûãèí À. Â.
Побеждающие море. О Голландии и голландцах. М., 1990;
Áàêèð Â.
À., Ëàðèîíî
âà Þ.
Á.
Нидерланды : путеводитель вокруг света. М., 2005;
Ìîðóà À.
Голландия. М., 2007;
Edelman Ñ. Í.
Soils of the Netherlands. Amsterdam,
1950;
Vierk M. van der, Florsch
tz F.
Nederland in het ljstijdvak. Utrecht, 1950;
Kossmann-Putto J. A., Kossmann E. H.
The Low Countries:
History of the Northern and Southern Netherlands. Amsterdam, 1987;
Israel J.
The Dutch Republic: Its Rise, Greatness, and Fall 1477 — 1806.
Amsterdam, 1995; History of the Low Countries / eds. J. C. H. Blom, E.Lamberts. Amsterdam, 1999; Christophe de Voogd. Geschiedenis van Nederland.
Amsterdam, 2000;
Arblaster Ð.
A History of the Low Countries. New York, 2006.
Главная литература по Амстердаму полностью иноязычная:
Slothouwer D. F.
Amsterdam Huisen 1600 — 1800. Amsterdam, 1928;
Brugmans H.
Geschiedenis van Amsterdam. dl 1 — 8. Amsterdam, 1930;
D’Ailly A. E.
[ed.]. Zeven eeuwen Amsterdam. dl 1 — 6. Amsterdam, 1942 — 1951.
D’Ailly A. E.
Historiche Gids van Amsterdam. Amsterdam, 1949;
Spies P.
Canal of Amsterdam. S-Gravenhage, 1991;
Kloos M.
Public Interiors:
architecture and public life inside Amsterdam. Amsterdam, 1993;
Pistor R.
A City in Progress: physical planning in Amsterdam. Amsterdam, 1994;
Hameleers H. Kaarten van Amsterdam 1866/2000. Bussum, 2002;
Deben L., Salet W.
Cultural heritage and the future of the historic inner city of
Amsterdam. Amsterdam, 2004;
Bakker B.
Amsterdam and his ring of canals. Bussum, 2009; Amsterdam Architecture : A Guide / ed. G. Kemme,
G. Bekkers. Bussum, 2010.
Литература по Роттердаму включает книги на русском и иностранных языках:
Schraver J.
Rotterdam. De poort van Europa. Rotterdam, 1946;
Blijstra R.
Rotterdam, Stad in beweging. Rotterdam, 1965;
Êðàøåíèííèêîâà Í. Ë.
Современная архитектура Нидерландов. М., 1971;
Êðàøå
íèííèêîâà Í. Ë.
Роттердам. Л., 1981;
Camp D., Provoost M.
Stadstimmeren, 650 jaar. Rotterdam, 1990;
Damen H.
Architectuur Rotterdam
1890 — 1945. Rotterdam, 1991;
Damen H.
Architectuur Rotterdam 1945 — 1970. Rotterdam, 1993;
Damen H.
Architectuur Rotterdam 1970 —
1995. Rotterdam, 1995;
Groeneondijk P., Vollaard P.
Architectural Guide to Rotterdam. Rotterdam, 2007.
См.:
Áîáûëåâ Â. Ñ.
Внешняя политика России эпохи Петра I.
М., 1990.
Литература по культурному ландшафту Волги составляет внушительную библиотеку, см.: Волга от Твери до Астрахани.
[Путеводитель]. СПб.,
1862;
Âîäàðñêèé Å. À.
Путеводитель по Волге от Рыбинска до Астрахани. М., 1908;
Ñèòíèêîâ Ã. Ã., Ôåäåíêî È. È.
Москва — Уфа: По
плесам пяти рек.
[Путеводитель]. М., 1954;
×åðíåöîâ Ã. Ã., ×åðíåöîâ Í. Ã.
Путешествие по Волге. М., 1970; На Верхней Волге. Памятные
места Калининской области / сост. Н. И. Мазурин. М., 1978;
Ìàñëîâà À.
Волга — река городов. Ярославль, 2009;
Áðàòàøîâà Ñ. À.
Волга
инкогнита: По картам II — XVIII вв. / предисл. Д. С. Худякова.
Саратов, 2011;
Äóáèí À.
Старая Волга. Казань, 2012;
Åðîõèí Â. È.
Горо
да под водой: путешествие по затопленным берегам Верхней Волги. Тверь, 2012; Волга — энциклопедия «Вокруг света» [Электронный ресурс].
http://www.vokrugsveta.ru/encyclopedia/index.php?title=%D0%92%D0%BE%D0%BB%D0%B3%D0%B0 (дата обращения — 20.10.2015) и др.
См.:
Øàðûé À.
Дунай: река империй. М., 2015. С. 42 — 44, 438 — 464.
Литература по Астрахани разнообразна — от географической до искусствоведческой:
Øàïîøíèêîâ À. Ñ.
Астрахань : геогр. очерк. М., 1956;
Íèêèòèí Â. Ï.
Астрахань и ее окрестности. М., 1982; Астрахань. Дельтовые города мира / сост. Ю. А. Никитин. Астрахань, 2009;
Øåèí
.
Астраханская область. [Путеводитель]. М., 2011;
Ìàðêîâ À. Ñ., Ëüâîâ Ñ. Ã.
Астрахань на старинных открытках. Астрахань, 2011.
См.: История Северной войны, 1700 — 1721
гг. / АН СССР. Ин-т воен. истории МО СССР.
М., 1987.
См. географическую литературу:
Íåæèõîâñêèé Ð. À.
Река Нева. Л., 1973;
Äàðèíñêèé À. Â.
География Ленинграда.
Л., 1982.
Литература по Санкт-Петербургу обширна, существенно пополнилась она в период празднования 300-летия города: Ленинград : ист.-геогр. ат
лас.
М., 1981;
Санкт-Петербург. Петроград. Ленинград : энцикл. справ. / ред. коллегия: Л. Н. Белова, Г. Н. Булдаков, А. Я. Дегтярев и др.
М., 1992;
Êàãàíîâ Ã. Ç.
Северная Венеция: шесть смыслов псевдонима // Петербургские чтения-95. СПб., 1995. С. 58 — 60;
Êàãàíîâ Ã. Ç.
Санкт-Петербург: Образы пространства. СПб., 2004;
Àíäðîñîâ Ñ.
Петр Великий в Венеции // Вопросы истории. 1995. ¹ 3; Простран
ство Санкт-Петербурга. Памятники культурного наследия и современная городская среда. СПб., 2003;
Ëèñîâñêèé Â. Ã.
Архитектура Петербур
га. Три века истории. СПб., 2004; Санкт-Петербург : энцикл. М., 2006;
Àíòîíîâ Â. Â., Êîáàê À. Â.
Святыни Санкт-Петербурга : энцикл.
христиан. храмов. СПб., 2010;
Ìàðãîëèñ À. Ä.
Санкт-Петербург. Фотографии Б. В. Манушина. М., 2010;
Ãîðáàòåíêî Ñ. Á.
Всемирное на
следие — исторический ландшафт Санкт-Петербургской агломерации. СПб., 2011;
Áðóê Ä.
История городов будущего. М., 2014. С. 28 — 66,
139 — 175, 236 — 278.
Èêîííèêîâ À. Â.
Петербург и Москва (к вопросу о русской градостроительной традиции) // Эстетическая выразительность города. М., 1986.
С. 103 — 129.
См.:
Âåäåíèíà Þ. À., Êóëåøîâà Ì. Å.
Культурный ландшафт как объект культурного и природного наследия // Известия РАН. Сер. геогр.
2001. ¹ 1. С. 7 — 14.
Вычленяя доминанту городского развития, можно сослаться на одно из последних обобщающих урбанистических исследований, в котором рас
сматриваются связи города с природой, экономической деятельностью и глобализацией:
Òðóáèíà Å.
Город в теории. Опыт осмысления простран
ства. М., 2013.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Ñâåòëàíà Äìèòðèåâíà Òðèáóøèíèíà,
Ìàðèÿ Ìèõàéëîâíà Òîðîïîâà
К НЕКОТОРыМ ВОПРОСАМ
ПУБЛИКАЦИИ
.
.
РЗЯЙКИНА
РАТКАЯ ИСТОРИЯ ЭРЗЯ НАРОДА
Согласно ст. 3 Конституции Рос
сийской Федерации носителем суве
ренитета и единственным источником
власти в Российской Федерации яв
ляется ее многонациональный народ.
Таким образом, Российская Феде
рация является многонациональным
государством. Конституция закреп
ляет права и обязанности всех без
исключения этносов, проживающих
на территории страны. Однако, как
отмечает доктор исторических наук
М. В. Кирчанов, «регион Поволжья
всегда принадлежал к числу особых,
этнически выделенных из русской
славянской массы регионов»
. Ученый
подчеркивает доминирование нацио
нальных парадигм в историографии
и этнологии. М. В. Кирчанов назы
вает это явление — «легитимизация
множественных памятей»
. Каждый
из этносов, проживающих на данной
территории, завышено оценивает свою
роль в развитии нашего государства,
представляя ее первостепенной и
незаслуженно умалчивающейся. Они
считают, что правительство отно
сится к ним несправедливо, пыта
ется отрицательно воздействовать
на их самобытную культуру и не
желает поддерживать их развитие
материально. Большинство из них
придерживаются точки зрения, что
история не единожды переписывалась
по велению лиц, облеченных госу
дарственной властью. Это касается
древней истории народов, их проис
хождения и территории проживания,
особенностей язычества, мифологии,
этнографических признаков, которые
эти этносы пытаются восстановить
и сохранить. Требуя от государства
особых благоприятных условий, они
указывают на тяжелое социально-
экономическое положение районов
их проживания, недостаток образо
вательных учреждений на родном
языке и т. д., якобы специально
спровоцированные правительством.
Подобные выводы встречаются в
работах, как профессиональных ис
ториков, так и общественных дея
телей и представителей современно
го неоязычества. Доктор историче
ских наук В. А. Шнирельман рас
сматривает неоязычество как нацио
нально-идеологическую основу для
конструирования социально-полити
ческой общности, идеологию восста
новления национальных начал, тра
диций в контексте современного
мира
Как пример можно привести спо
ры татарских и чувашских историков.
Доктор исторических наук, профессор
Г. И. Тафаев занимается вопросом
наследия Волжской Болгарии. В сво
их статьях он рассматривает точки
зрения различных ученых на эту тему.
Так, в статье «Фальсификация древ
неболгарской (древнечувашской) ис
тории носителей R-языка татаро-кып
чаками — носителями Z-языка»
делает попытку доказать присвоение
татарами Республики Татарстан себе
в предки Волжскую и Дунайскую
Болгарии, критикуя книгу доктора
исторических наук Р. С. Хакимова
«Метаморфозы духа. К вопросу о
тюрко-татарской цивилизации». По
мнению историка, они не имеют к
этим древним государствам никако
го отношения, а относятся к тюркским
народам
. Статья журналиста канди
дата исторических наук А. В. Изор
кина «История чувашского народа»,
написанная для молодежной газеты
«Танташ»
, описывает версию разви
тия чувашского народа, представляя
его более высокоразвитым по отно
шению с соседними племенами и
оказывающим на них прогрессивное
влияние. Схожие проблемы возника
ÈÇÌÅÍ
ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
ют с идентификацией мордвы. Во
просы вызывает взгляд на историю
мордовского народа И. Ф. Эрзяйки
на. Рассмотрим далее несколько во
просов из его работы «Краткая ис
тория Эрзя народа»
Для лучшего понимания пробле
мы определения и самоопределения
мордвы-эрзи и мордвы-мокши необ
ходимо обратиться к данным о про
исхождении мордвы (мокши, эрзи),
в частности к истории и этнографии
данного народа. О древней мордве
можно говорить начиная с начала
I тыс. н. э. Этноним
мордва
(Mordens)
впервые зафиксирован в VI в. (Иор
дан). К тому периоду она сформиро
валась как этническая общность с
самобытной материальной и духовной
культурой, проявлявшейся в области
социально-хозяйственного уклада,
погребальном и свадебном обрядах,
особенностях женского костюма, на
родной медицине и т. д.
По одной
из гипотез, народ эрзя впервые упо
мянут в письменных источниках X в.
(послание кагана Хазарии Иосифа
еврейскому сановнику при дворе ис
панских халифов Абд-ал-Рахмана III
и Хакама II) под именем
арису
, а
термин
мокша
(Moxel), как обозна
чающий отдельный этнос, — в за
писях фламандского путешественни
ка XIII в. Гильома Рубрука и в
сочинении «Джами-ат-таварих» («Сбор
ник летописей», на персидском язы
ке) иранского историка и государст
венного деятеля Рашида-ад-Дина
А. А. Гераклитов пишет о том,
что разделение мордвы на эрзю и
мокшу в русских источниках впервые
встречается только в 1-й половине
XVII в. в «Книге письма и меры
Дмитрия Юрьевича Пушечникова да
подъячего Афанасия Костяева 132-го
и 133-го и 134-го году Алатырского
уезду татарским и буртасским и мор
довским [вотчинам] бортным ухожа
ям». Впрочем, как отмечает автор,
книга была написана живой разго
ворной речью, что говорит о том, что
для самообозначения в разговоре
мордва применяла термины
эрзя
и
мокша
. Некоторые ученые отмеча
ют, что до настоящего времени мно
гие представители данного этноса не
называют себя
мордва
По мнению профессора Н. Ф.
Мокшина, мордва делится на два
основных субэтноса — мокшу и эрзю.
Особенности этнической принадлеж
ности этих субэтносов одному этно
су он доказывал, указывая на сход
ство их материально-бытовой и ду
ховной культуры
И. Ф. Эрзяйкин позиционирует
эрзю как «народ-изгой», не признан
ный Правительством Республики
Мордовия
12
. Он пытается доказать
фальсифицирование данных перепи
си населения 2010 г. По мнению
автора, почти всех эрзян, вопреки их
желанию, записали в мордву. Одна
ко такое мнение юридически не мо
жет отражать реального положения.
В Республике Мордовия согласно
Федеральному закону ¹ 8-ФЗ «О
Всероссийской переписи населения»
от 25 января 2002 г., Федеральному
закону ¹ 293-ФЗ «О внесении из
менений в Федеральный закон «О
Всероссийской переписи населения»
от 28 ноября 2009 г. и Постановле
нию Правительства Российской Фе
дерации ¹ 1074 «Об организации
Всероссийской переписи населения
2010 года» от 23 декабря 2009 г. при
проведении переписей населения на
циональность фиксируется по опреде
лению опрашиваемого без учета пас
портных данных, т. е. на основе само
идентификации. В действующей Кон
ституции РФ сформулирован подход
к данной проблеме. В ст. 26 записано,
что каждый вправе указывать свою
национальную принадлежность. Никто
не может быть принужден к опреде
лению и указанию своей национальной
принадлежности. Это значит, что ука
зание собственной национальности —
не обязанность, а право человека и
фактически опрашиваемым предостав
ляется выбор национальности (мордва,
мордва-эрзя или мордва-мокша).
Сегодня численность эрзи зна
чительно превышает численность мок
ши. По данным переписи населения
2002 г., в России мордвы числилось
843,3 тыс. человек, в том числе мок
ши 49,6 тыс. и эрзи 84,4 тыс. че
ловек. В Мордовии численность
мордвы составила 283,9 тыс. человек,
в том числе мокши — 47,4 тыс. и
эрзи — 79,0 тыс. человек. По ито
гам Всероссийской переписи 2010 г.,
численность мордовского населения
в России составила 744,2 тыс. че
ловек, в Республике Мордовия —
279,4 тыс. человек. Мордвой-мокша
в 2010 г. в Российской Федерации
назвали себя 4,8 тыс. человек, из них
в Республике Мордовия — 4,2 тыс.,
мордвой-эрзя — соответственно 57,0
и 49,6 тыс. человек
Согласно данным переписи
2010 г., на эрзянском языке говорят
34 220 человек, на мокшанском —
только 1 665 человек. В то же время
мордовским языком владеют 196 281
человек, что свидетельствует о том,
что дискриминация по этническому
признаку по отношению к мордве-
эрзе отсутствует.
В Российской Федерации эрзя
проживает в Мордовии и Татарстане,
Нижегородской, Оренбургской, Пен
зенской, Рязанской, Самарской, Са
ратовской, Свердловской, Тамбовской
и Ульяновской областях. В пределах
территории Республики Мордовия
эрзя расселена в восточных районах:
Ардатовском, Атяшевском, Больше
березниковском, Большеигнатовском,
Дубенском, Кочкуровском, Ромода
новском, Теньгушевском и Чамзин
ском.
Высказывание о том, что руко
водство РМ целенаправленно изжи
вает эрзян с родных мест — особен
но в восточных районах республики
(«за последние 20 лет почти ничего
не построено и ничего не строится.
Население живет в тяжелых услови
ях»
) некорректно и необоснованно,
так как на территории восточной час
ти РМ (Ардатовский, Атяшевский,
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Большеберезниковский, Большеиг
натовский, Дубенский, Кочкуровский,
Ичалковский и Чамзинский районы)
действуют все жилищные программы,
предусмотренные для всей территории
Республики Мордовия. К тому же в
этих районах проживают еще и рус
ские, татары и другие народы. Со
ответственно устаревание жилищно
го фонда и отсутствие строительства
нового комфортабельного жилья ска
зывается на благополучии не только
лиц эрзянской национальности, но и
остальных этносов данных районов.
Это же соседство на занимаемой тер
ритории следует учитывать при рас
смотрении социально-экономическо
го положения мордвы-эрзи.
Одновременно нужно подчеркнуть,
что районы проживания мордвы-эр
зи считаются аграрными и аграрно-
промышленными. В них развиты
также строительство, производство
и распределение электроэнергии, газа
и воды. Так, на территории Атяшев
ского района функционируют 14 сель
скохозяйственных предприятий, 3 про
изводственных участка ЗАО «Мор
довский бекон», 15 крестьянско-фер
мерских хозяйств, одно потребитель
ское общество и аграрный техникум.
Все предприятия зерно-молочно-мяс
ного направления. ООО «Мясопе
рерабатывающий комплекс „Атяшев
ский“» является крупнейшим произ
водителем колбасной продукции и
мясных деликатесов в Республике
Мордовия. Динамично развивается
и предприятие молочной отрасли ОАО
«Завод маслодельный „Атяшевский“».
Важное место отведено посевам са
харной свеклы, доля района в выра
щивании и обработке этого овоща в
республике составляет около 30 %.
Большеигнатовский район специали
зируется на зерново-скотоводческом
производстве, здесь функционирует
Надеждинский крахмальный завод.
В общей сложности в районе действу
ют 8 сельскохозяйственных предпри
ятий различных форм собственности,
23 фермерских хозяйства, 5 обществ
с ограниченной ответственностью. В
Дубенском районе выращивают кар
тофель, кормовую свеклу, кукурузу,
зерновые и зернобобовые культуры,
промышленность представлена двумя
промкомбинатами (Дубенским и Пур
каевским), крахмальным, пеньковым
и маслодельным заводами. В Чам
зинском районе работает ОАО «Пти
цефабрика „Чамзинская“» — одно
из крупнейших сельскохозяйственных
предприятий Республики Мордовия.
Промышленность здесь представлена
деятельностью ОАО «Мордовцемент»,
одним из крупнейших производителей
цемента в Российской Федерации.
Доля Чамзинского района в промыш
ленности Республики Мордовия со
ставляет 16,8 %. Еще один из рай
онов, основным населением которого
является мордва-эрзя, — Кочкуров
ский. Район сельскохозяйственный.
Здесь функционируют 7 основных
бюджетообразующих сельскохозяй
ственных предприятий: ОАО «Аг
рарная производственная фирма „Но
ров“», ООО «Тавла», ООО АПК
«Сабаево», ООО МПК «Норовский»,
ООО «Норовская индейка», ООО
«ДСК-Агро» в с. Мурань, ООО
«Воеводское ХПП». В социально-
экономическом развитии большую
роль играет малый бизнес. Индиви
дуальные предприниматели занима
ются земледелием и торговлей. Сред
ний уровень заработной платы на
2015 г. по данным районам колеб
лется от 11 тыс. до 19 тыс. рублей
Социальная структура представ
лена медицинскими, образователь
ными, культурно-досуговыми и спор
тивными учреждениями. На терри
тории республики, по данным 2014 г.,
функционируют около 50 националь
ных эрзянских школ с углубленным
изучением эрзянского языка. Всего
в районах проживания данного суб
этноса на территории Мордовии
функционируют 134 медицинских
учреждения, 110 образовательных
учреждений, 15 учреждений допол
нительного образования и 6 средних
специальных учреждений. Культурно-
досуговые центры и клубные обра
зования активно продвигают мордов
скую, в том числе эрзянскую, куль
туру, возрождают народное творче
ство. Всего их насчитывается 241,
включая библиотеки. Большое зна
чение в жизни районов играет спорт.
Спортивных сооружений насчитыва
ется 208 (включая ледовые дворцы,
спортивно-оздоровительные комплек
сы, спортивные залы, спортивные
площадки и др.). Активное внедрение
в образование национальных элемен
тов прослеживается во всех областях
образования и культуры в республи
ке в целом и в указанных районах,
в частности
Приведенные официальные дан
ные не подтверждают слова автора
публикации о том, что высокий уро
вень безработицы и низкий уровень
жизни вынуждают эрзян восточных
районов, коренных жителей, покидать
родные места.
Несостоятельны утверждения
И. Ф. Эрзяйкина по поводу преград
со стороны руководства республики
для проведения мероприятий эрзян
скими общественными организация
ми и их лидерами. В Мордовии ве
дется активный поиск форм взаимо
действия органов государственной
власти с институтами гражданского
общества. В рамках гражданского
общества действует ряд общественных
организаций, представляющих эрзян,
проживающих в Мордовии: Мордов
ский республиканский общественный
Фонд спасения эрзянского языка им.
А. П. Рябова; Общественная орга
низация «Союз Тавлинских мастеров
„Эрьмезь“» с. Подлесная Тавла Коч
куровского района Республики Мор
довия; Мордовская республиканская
общественная организация «Эрзянская
община Мордовии»; Мордовский ре
гиональный финно-угорский общест
венный фонд культурного и эконо
мического сотрудничества «Мастора
ва»; Мордовская республиканская
общественная организация «Союз
ÈÇÌÅÍ
ÈÌÏÅÐÑÊÈÅ
ËÀÍÄØÀÔÒÛ
эрзянских женщин „Литова“» и др.,
причем их количество продолжает
расти. В консолидации многонацио
нального общества и повышении на
ционального самосознания важную
роль играют народные праздники и
традиции.
Попытки наладить сотрудниче
ство с эрзянскими организациями
выражаются в их финансировании.
Так, Указом Главы Республики Мор
довия ¹ 80-УГ от 17 июня 2004 г.
в целях сохранения, возрождения и
дальнейшего развития национальных
традиций, фольклора, обрядов, ри
туалов, национальных видов спорта
и укрепления межнациональных от
ношений предусмотрено ежегодное
проведение национально-фольклорных
эрзянских праздников «Раськень озкс»,
«Велень озкс» и др. Все мероприятия
проводятся национальными общест
венными объединениями совместно
с органами государственной власти
и, как правило, им оказывается фи
нансовая поддержка. Проводятся они
совместно и с Фондом спасения эр
зянского языка. Кроме того, этой
организации предоставлено место под
офис в здании Правительства Рес
публики Мордовия. Как и в преды
дущие годы, 11 июля 2015 г. в с.
Ташто Кшуманця Большеигнатов
ского района состоялся фольклорный
праздник «Велень Озкс».
И. Ф. Эрзяйкин отмечает, что
слово
ýðçÿ
в СМИ находится под
запретом. На самом деле на терри
тории РМ выходят несколько изда
ний — республиканская газета «Эр
зянь правда» («Эрзянская правда»;
выходит с 1921 г.); литературно-ху
дожественный и общественно-поли
тический журнал «Сятко» («Искра»;
с 1928 г.) и ежемесячный иллюстри
рованный журнал для эрзянских де
тей и юношества «Чилисема» («Вос
ход»; с 1931 г.). К тому же, Мини
стерство печати и информации Рес
публики Мордовия и редакции на
правляют национальные издания в
адрес диаспор и национально-куль
турных автономий регионов. Редак
ция национального вещания «Сияжар»
имеет два отдела — «Сияжар мокша»
и «Сияжар эрзя». Также ежедневно
по будням в эфир выходит информа
ционная программа «Кулят» («Но
вости») на мокшанском и эрзянском
языках.
Таким образом, видно, что автор
не совсем корректно описывает на
стоящее положение эрзянского наро
да (в том числе по данным переписи
населения 2010 г.), а также некото
рые аспекты социальной сферы, запрет
республиканских СМИ на эрзянском
языке и др. Несостоятельны утвер
ждения и по поводу преград со сто
роны руководства республики к про
ведению мероприятий эрзянскими
общественными организациями и
их лидерами. Что же касается ми
грации — она характерна и для дру
гих народов Мордовии.
ÈÁËÈ
ÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
Êèð÷àíîâ Ì. Â.
История и национальная идентичность в финно-угорских регионах РСФСР [Электронный ресурс] // Научный электронный
журнал «Региональные исследования». URL: http://sites.google.com/site/regionalnyeissledovanija/arhiv/vyp-2/m-v-kircanov-istoria-i- nacionalnaa-identicnost-
v-finno-ugorskih-regionah-rsfsr#_edn2/ (дата обращения — 15.10.2015).
Там же.
См.:
Øíèðåëüìàí Â. À.
Неоязычество и национализм (восточноевропейский ареал) // Исследования по прикладной и неотложной этнологии.
М., 1998. ¹ 114. С. 3.
См.:
Òàôàåâ Ã. È.
Фальсификация древнеболгарской (древнечувашской) истории носителей R-языка татаро-кыпчаками — носителями Z-языка //
«Белые пятна» российской и мировой истории. Ногинск, 2013. ¹ 1 — 2. С. 6 — 17.
См.:
Èçîðêèí À. Â.
История чувашского народа // Танташ. [Чебоксары]. 1995. ¹ 4 (6).
См.:
Ýðçÿéêèí È. Ô.
Краткая история Эрзя народа. 2-е изд., доп. Саранск, 2015.
См.:
Ìîêøèí Í. Ô.
Материальная культура мордвы : этногр. справ. Саранск, 2002. С. 99.
Там же. С. 177
Там же. 96.
Ãåðàêëèòîâ À.
К вопросу о границе между «мокшей» и «эрзей» в начале XVII века // Избранное : в 2 ч. Саранск, 2011. Ч. 1. С. 131 — 132.
Мордовия : энцикл. : в 2 т. Саранск, 2004. Т. 2. С. 15
Ýðçÿéêèí È. Ô.
Указ. соч. С. 49 — 55.
Численность и размещение населения Республики Мордовия (по итогам переписей населения) : стат. сб. Саранск, 2012.
См.:
Ýðçÿéêèí È. Ô.
Указ. соч. С. 49, 53.
См.: Инвестиционный паспорт Ардатовского муниципального района. 2014; Инвестиционный паспорт Атяшевского муниципального района. 2014;
Инвестиционный паспорт Большеберезниковского муниципального района. 2014; Инвестиционный паспорт Большеигнатовского муниципального
района. 2014; Инвестиционный паспорт Дубенского муниципального района. 2014; Инвестиционный Ичалковского муниципального района. 2014;
Инвестиционный паспорт Кочкуровского муниципального района. 2014; Инвестиционный паспорт Чамзинского муниципального района. 2014.
См.: В Пресс-центре Республики Мордовия состоялся брифинг с участием Министра образования РМ Николая Бычкова (21 августа 2014 г.).
URL: http://www.riasv.ru/entry/90275/ (дата обращения — 15.08.2015).
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Фото Эдуарда Ретунского
ÐÅÊÎÍÑÒÐÓÊÖÈß
Âàëåðèé Àëåêñàíäðîâè÷ Êàëàíîâ,
Ïàâåë Ñåðãååâè÷ Ó÷âàòîâ
РОССИЙСКОЕ ВОЕННО
ИСТОРИЧЕСКОЕ
ОБЩЕСТВО В МОРДОВИИ:
НОВыЕ РУБЕЖИ
Возникновению сообщества не
равнодушных людей, любящих оте
чественную историю, особенно ее
военную составляющую, способство
вал Указ Президента РФ от 29 де
кабря 2012 г. ¹ 1710 «О создании
Общероссийской общественно-госу
дарственной организации „Российское
военно-историческое общество“» (да
лее — РВИО). В следующем году,
14 марта 2013 г.,
в Музее Великой
Отечественной войны на Поклонной
горе состоялся Учредительный съезд
Общества. Учредителями Российско
го военно-исторического общества
являются Министерство культуры
Российской Федерации и Министер
ство обороны Российской Федерации.
Съезд принял Устав РВИО и избрал
его руководящие органы. Председа
телем Российского военно-истори
ческого общества был избран министр
культуры России В. Р.
Медин
ский.
После этого в субъектах Россий
ской Федерации начали создаваться
региональные отделения Общества.
Мордовия оказалась в числе первых
субъектов, где было организовано
региональное отделение РВИО. Уже
29 марта 2013 г. состоялось первое
собрание Регионального отделения
Российского военно-исторического
общества в Республике Мордовия.
На том первом, памятном собрании
с отчетом о прошедшем в Москве
Учредительном съезде выступил пред
седатель регионального отделения,
директор НИИ гуманитарных наук
при Правительстве Республики Мор
довия, доктор исторических наук,
профессор В. А. Юрч¸нков. Вновь
созданное отделение объединило пред
ставителей научной общественности
и творческих объединений, реконст
рукторов исторических событий, по
исковиков, сотрудников ДОСААФ,
архивистов, краеведов, издателей,
других любителей российской военной
истории. Такое широкое представи
тельство и определило основные на
правления деятельности Общества,
которое предполагало способство
вать:
— восстановлению памятников
военной истории, особенно дорево
люционного периода, памяти об уча
стниках всех локальных войн, кото
рые вели СССР и Россия в ХХ в.;
— изучению и популяризации
героев различных войн, военных дея
телей, как прославленных, так и ма
лоизвестных;
29 декабря 2015 г.
в Доме Республики на заседании Общественной
палаты Республики Мордовия начальник Управления
Министерства юсти
ции РФ по РМ Ф. П. Девятаев
вручил
председателю Регионального от
деления РВИО в РМ, директору НИИ гуманитарных наук при Прави
тельстве РМ, доктору исторических наук, профессору В. А. Юрч¸нкову
свидетельство о государственной регистрации
Регионального отделения
Российского военно-исторического общества в Республике Мордовия.
Из новостей республиканских СМИ
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
— организации и проведению
фестивалей исторической рекон
струкции, а также военно-архео
логических изысканий поисково
го движения.
Одним из первых шагов РВИО
в республике стало установление
24 ок
тября 2014 г. памятника
воинам Первой мировой войны
(скульптор — народный художник
России С. А. Щербаков), всем
жителям мордовского края, уча
ствовавшим в Великой войне, —
вне зависимости от националь
ности или веры. Прототипом
центральной фигуры монумента
стал уроженец Ардатовского уез
да Симбирской губернии, житель
с. Урусова Сергей Леонтьевич
Потешкин. В годы Первой ми
ровой войны он стал полным
Георгиевским кавалером и погиб
на Гражданской войне
В 2014 г. усилиями РВИО были
установлены 11 мемориальных досок
на зданиях школ, в которых учились
Герои Советского Союза — урожен
цы Мордовии. И работы в этом
направлении продолжаются, сейчас
определяются здания школ, где мож
но установить доски.
15 января 2016 г. в НИИ гума
нитарных наук при Правительстве
Республики Мордовия состоялось
заседание Регионального отделения
Российского военно-исторического
общества в Республике Мордовия.
Заседание впервые прошло в но
вом качестве, поскольку была осу
ществлена государственная регист
рация регионального отделения как
юридического лица, с чем председа
тель регионального отделения обще
ства доктор исторических наук, про
фессор В. А. Юрч¸нков поздравил
всех присутствовавших.
На собрание был приглашен гла
ва Администрации г. о. Саранск
П.
Н.
Тултаев, присутствовали уче
ные, члены клуба исторической ре
конструкции, участники поискового
движения и представители СМИ.
Перед началом мероприятия пред
ставители Российского монархическо
го движения вручили В. А. Юрч¸нко
ву императорскую медаль «Юбилей
Всенародного Подвига. 1613 — 2013».
В соответствии с установленным
регламентом на заседании был рас
смотрен ряд вопросов, касавшихся
предстоящей деятельности Общества.
Открытие памятника героям Первой мировой войны 1914 — 1918 гг.
24 октября 2014 г.
В президиуме заседания
Регионального отделения
РВИО в Республике Мордовия
секретарь Е. Н. Бикейкин
и председатель В. А. Юрч
нков
ÐÅÊÎÍÑÒÐÓÊÖÈß
В частности, региональное отде
ление подключилось к программе
установки памятников воинам Вели
кой Отечественной войны в районах
республики. Присутствовавшим были
представлены проекты памятника
«Советский солдат», посвященного
памяти победителей в Великой Оте
чественной войне 1941 — 1945 гг.
Памятник планируется установить
летом 2016 г. в г. Краснослободске
при поддержке районной админист
рации.
Кроме того, в 2016 г. Общество
начинает реализовывать программу
возведения памятных бюстов выдаю
щимся военачальникам и военным
деятелям — полководцам и флото
водцам, имеющим отношение к мор
довскому краю. Мордовия вошла в
число регионов, где эта программа
будет пилотной. И первым будет вос
создан бюст боярина Российского
флота, адмирала Ф. Ф. Ушакова.
Далее региональное отделение пла
нирует создание и установку бюстов
генерала армии М. А. Пуркаева, ге
нерал-полковника И.
В. Болдина,
генерал-полковника С.
К. Горюнова,
маршала С.
Ф.
Ахромеева, фельд
маршала П. А. Румянцева-Задунай
ского, летчика-героя М. П. Девя
таева, генерал-лейтенанта П. И. Ля
пина и контр-адмирала И. Г. Блин
кова.
Председательствующий В. А. Юр
ч¸нков предложил высказать свои
мнения по поводу места установки
бюста адмирала Ф. Ф. Ушакова —
на могиле в границах Санаксарского
монастыря или в д. Алексеевке, где
размещалось имение знаменитого
флотоводца. При этом В. А. Юрч¸нков
обрисовал сложную ситуацию, воз
никшую с могилой Ушакова: бюст
работы М.
М.
Герасимова пропал,
саму могилу фактически сровняли с
землей, за ней отсутствует должный
уход. Принято решение рекомендовать
установить бюст в д. Алексеевке, так
как она в этом случае будет рассмат
риваться в качестве объекта тури
стических маршрутов. Причем нали
чие бюста Ф. Ф. Ушакова в Алек
сеевке может подтолкнуть к тому,
что, возможно, будет восстановлена
и усадьба адмирала. В то же время
установка бюста в границах мона
стыря может осложниться в связи с
необходимостью согласовывать это с
монастырским руководством.
Что касается плачевного состоя
ния могилы Ф. Ф. Ушакова, собра
ние постановило навести на ней по
рядок общими усилиями. С целью
повлиять на сложившуюся ситуацию
было решено обратиться с письмом
к Главе Республики Мордовия.
Также в 2016 г. региональное
отделение РВИО вновь планирует
организовать летний военно-истори
ческий лагерь для школьников Мор
довии на базе Бородинского военно-
исторического музея-заповедника (пос.
Бородино Можайского района Мо
сковской области). На этот раз он
будет проходить в 4 смены по 500
человек. В его работе смогут при
нять участие школьники в возрасте от
11 до 16 лет.
Центральным вопросом собрания
стало обсуждение проекта реконст
рукции Саранской средневековой
крепости-острога, о чем неоднократ
но говорили на заседаниях регио
нального отделения Общества еще в
2015 г.
Чтобы защитить южные и юго-
восточные рубежи государства, царь
Михаил Федорович Романов (1596 —
1645) издал Указ о создании укре
пленной границы от Белгорода до
Симбирска. Для строительства новых
крепостей в мордовский край прибыл
князь Савва (Савелий) Иванович
Козловский. В 1641 г. с помощью
русских казаков и местного населе
ния — мордвы и татар — он закон
чил сооружение одного из самых
крупных острогов на Атемарской за
сечной черте — Саранского. Неуди
вительно, что его первыми поселен
цами стали служилые люди — ка
заки, пушкари и стрельцы, в мирное
время возделывавшие землю рядом
с крепостью. Внутри самого кремля
располагались воеводский двор, слу
жебные избы, оружейные и соляные
склады, деревянные церкви; на воо
ружении гарнизона имелись железные
и медные пушки. В 1651 г. Саранск,
население которого к тому времени
насчитывало около 2 тыс. человек,
стал административным центром од
ноименного уезда, и до середины
1770-х гг. управлялся воеводами. Ин
тересно отметить, что с Саранском
связано имя предка великого рус
ского поэта М. Ю. Лермонтова —
Петра Лермонта, который в 1655 —
1658 гг. служил здесь воеводой.
Свою миссию боеспособной кре
пости Саранск выполнял до 1717 г.,
когда был отражен так называемый
Кубанский погром
«Несколько раз обсуждали воз
можное место для реконструкции
крепости, ее размеры, — рассказы
вает В. А. Юрч¸нков, — затем
обратились к профессору МГУ
Советский солдат.
Памятник. Проект
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
им. Н. П. Огар¸ва В. Б. Махаеву
с просьбой разработать эскизный
проект. Его он и представил на за
седании Регионального отделения
РВИО в Республике Мордовия 15
января. Четкий и обоснованный про
ект вызвал неподдельный интерес у
собравшихся. Сейчас дело за про
ектно-сметной документацией и самой
реконструкцией».
Согласно проекту заведующего
кафедрой архитектурного проектиро
вания и дизайна
архитектурно-строи
тельного факультета МГУ им. Н. П.
Огар¸ва профессора В. Б. Махаева
крепость предполагается разместить
на склоне, ведущем к речке Саранке,
возле Русского драматического те
атра. В. Б. Махаев подчеркнул, что
парк им. А. С. Пушкина в настоящее
время уже не является универсальной
общегородской рекреацией и, по его
мнению, функции рекреации должны
распространиться на весь склон вдоль
берега Саранки — от Ботевградско
го моста до ул. Рабочей. Здесь мож
но организовать спортивную, студен
ческую, историческую и финно-угор
скую зоны. Здесь же может размес
титься и воссозданный Саранский
кремль.
Глава Администрации г. о. Саранск
П. Н. Тултаев в целом поддержал
идею реконструкции Саранской кре
пости. «Городу давно нужен этот
объект!», — сказал он. Вместе с тем
П. Н. Тултаев подчеркнул, что при
решении вопроса об использовании
рекреационной зоны нельзя действо
вать поспешно, обязательно необхо
димо учитывать мнение горожан.
Концепция крепости правильна, од
нако нужны конкретные предложения;
кроме того, существует проблема с
финансированием проекта. По мнению
П. Н. Тултаева, строительство Са
ранского кремля преследует несколь
ко целей, в том числе повышение
туристической привлекательности го
рода и популяризацию его истории.
Глава администрации Саранска ука
зал, что рассчитывать только на му
ниципальный бюджет нельзя,
поэтому крепость должна по
стоянно функционировать и
приносить доход от туризма.
В ходе обсуждения был
поднят вопрос о памятнике
основателю Саранска воеводе
Савве Козловскому. Подобные
памятники установлены в Йош
кар-Оле и Ульяновске. Есть
классический пример — па
мятник основателю Москвы
князю Юрию Долгорукому.
Собрание посчитало, что Са
ранск тоже достоин памятника
своему создателю. «Тем более,
что в городе живут потомки
людей, которые вместе с ним
строили крепость, — отмечает
В. А. Юрч¸нков, — потомки
саранских казаков, стрельцов,
пушкарей. Памятник воеводе
Савве Козловскому можно было
бы установить рядом с крепо
стью либо внутри нее».
Свой эскизный проект представил
также краевед А. Г. Нечаев. Он пред
ложил реконструировать не крепость,
а одиночную средневековую башню
у фонтанного спуска на ул. Москов
ской либо в районе Никольской церк
ви, на месте части сохранившегося
вала Инзерской крепости (развалин
единственного сохранившегося на се
годня памятника XVII в.) на ул.
Кур
ской. В целом собрание не поддер
жало этот проект, хотя П. Н. Тултаев
отметил, что позже можно будет вер
нуться к идее сохранения данного
исторического места.
Помимо этого на собрании Ре
гионального отделения РВИО было
принято решение участвовать в гран
те «Меняющиеся музеи в меняющем
ся мире», а также в конкурсе для
клубов реконструкции.
Также известный саранский из
датель К. И. Шапкарин передал в
дар Региональному отделению РВИО
комплект плакатов, посвященных Ге
роям Советского Союза — урожен
цам Мордовии. Плакаты были под
готовлены для работы по военно-
патриотическому воспитанию в шко
лах республики.
Собрание Регионального отделения
РВИО в Республике Мордовия еще
раз подтвердило значимость исследо
вания военно-патриотической истории
родного края. Деятельность, которая
проводится под эгидой Общества, объ
единяет множество людей, неравнодуш
ных к истории, искренне любящих свою
большую и малую Родину — ученых,
краеведов, поисковиков, реконструкто
ров и архивистов. Активная работа
Общества по изучению отечественной
истории будет продолжаться.
ÈÁËÈ
ÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
См.:
Êàëàíîâ Â. À.
Солдатам Великой войны.
История появления в Саранске памятника
героям Первой мировой войны 1914 —
1918 гг. // Центр и периферия. 2015. ¹ 2.
С. 74 — 77.
См.:
Þð÷¸íêîâ Â. À.
Мордовский народ:
вехи истории. Саранск, 2007. Т. 1.
Издатель К. И. Шапкарин передает плакаты,
посвященные Героям Советского Союза
ÐÅÊÎÍÑÒÐÓÊÖÈß
Работа над проектом реконструк
ции саранской крепости шла на ка
федре архитектурного проектировании
и дизайна Мордовского государст
венного университета несколько лет.
Был выполнен ряд учебных проек
тов — как по самой крепости, так
и по функционально-композиционной
разработке территории берега речки
Саранки.
Осенью 2012 г. студентка Т. Ку
дашкина выполнила курсовой проект,
где предлагалось разместить крепость
в реально существовавших габаритах
на свободной от застройки террито
рии между Саранском и Рузаевкой
(сельхозугодья севернее с. Левжа).
Все постройки крепости были вос
произведены планиметрически, но на
более плоском рельефе, в натураль
ную величину. Предполагалось, что
по функции это может быть рекреа
ционный объект — туристический
центр с музейной функцией, посвя
щенной истории засечных черт и быту
XVII в. В разных частях России
возникают подобные рекреационные
объекты, связанные с познавательным
туризмом. Они располагаются на
значительном удалении от города,
вне примет современной цивилизации
для того, чтобы приезжающие сюда
любители истории могли погрузиться
в воссозданную среду былых эпох.
При этом историческая точность по
строек, как правило, не соблюдается,
это узнаваемая деревянная архитек
тура по мотивам истории. Ее можно
как угодно эксплуатировать, не за
ботясь о подлинности или сохранно
сти. Таким и был первый проект на
эту тему.
Размещение крепости или ее час
ти в городском центре, точнее — на
берегах р. Саранки не вписывалось
в концепцию, разработанную на ка
федре ранее. Так, в 2013 г. был вы
полнен проект общегородской рекреа
ции на берегах Саранки от ул. Ра
бочей до Ботевградского моста
(дипломный проект Е. Матюхина),
Âèêòîð Áîðèñîâè÷ Ìàõàåâ
ПРОЕКТ РЕКОНСТРУКЦИИ
САРАНСКОЙ КРЕПОСТИ
Вид Саранской крепости с моста на ул. Ботевградской (проект)
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
в котором предлагается зонирование
большой территории на семь парко
вых зон (студенческая, мемориальная,
художественная, экспозиционная, ис
торическая, этнографическая и спор
тивная). Несколько участков севернее
Музейно-архивного комплекса могли
бы стать историческими по наполне
нию. Крепость, однако, никто раз
рабатывать не решился, надеясь на
то, что общегородская зона отдыха
должна быть современной по облику,
малоэтажная застройка ул. Саранской
будет полностью снесена, и ее южный
фронт будет застроен пятиэтажными
зданиями с квартирами повышенно
го комфорта. Именно таким стало
продолжение работы Е. Матюхина —
дипломный дизайнерский проект
ультрасовременной реконструкции
Ботевградского моста А. Лютой,
выполненный в 2015 г. Но реальность
оказалась не футуристической, а тра
диционной: появились фасады Му
зейно-архивного комплекса — поче
му-то гротескно-постмодернистские,
было возведено Мордовское подворье
(кичевая по облику деревянная по
стройка, место которой лишь в за
крытом зеленью парке), жилая за
стройка ул. Саранской, в том числе
по северному фронту, стала допол
няться новыми усадебными домами.
Весной 2015 г. на кафедру архи
тектурного проектировании и дизай
на обратилось Отделение Российско
го военно-исторического общества в
Республике Мордовия с предложе
нием разработать эскизный проект
восстановления саранской крепости.
Не без некоторых колебаний автор
ский коллектив в составе профессо
ра В. Б. Махаева (руководитель),
студентов А. Р. Равиловой и Е. И.
Котловой приступил к работе. Ав
торы посчитали, что в складываю
щейся ситуации в историческом сек
торе общегородской рекреации может
появиться крепость, но, разумеется,
в уменьшенном виде.
Источниками реконструкции стали
статьи и книги о Саранске XVII в.,
наиболее точно параметры саранской
крепости были реконструированы в
книге А. Г. Нечаева
. Автор, не
будучи историком фортификационной
архитектуры, скрупулезно обработал
большой фактический материал, пе
репроверил и уточнил как общие
габариты крепости, так и размеры
отдельных зданий и сооружений.
Для воссоздания крепости нами
предлагается свободное место на ле
вом берегу Саранки, удаленное от
местоположения старой крепости на
730 м — между Русским драмати
ческим театром и речкой Саранкой.
Склон имеет разный уклон, в сере
дине площадки он разрезан почти
горизонтальной полосой бывшей ули
цы Кавказской. По общим габари
там крепость сжимается более чем
в два раза. Параметры саранской
крепости (по А. Г. Нечаеву): северное
прясло — 142 м, восточное — 293,
южное — 146, западное — 271 м.
Параметры предлагаемой крепости:
северное прясло — 112 м, восточ
ное — 107, южное — 110, запад
ное — 86 м. При этом состав по
строек не меняется, как не меняют
ся их габариты (исключая земляные
основания под башни и стены, на
склоне сделать их невозможно). Эф
фект сжатия исторического прототи
па сработал положительно. Уменьшен
ное в два раза пространство крепости
сделало объект более компактным,
отдельные здания композиционно свя
зываются между собой в целое, и
крепость лучше вычленяется в разно
родно застроенной среде.
В состав крепости входят стены
разных по конструктивной сложности
типов: стоячий тын (южная часть
восточной и западной стен), тарасы
(северная часть восточной и западной
стен), городни (северная стена). Вы
сота стен — от 6,47 до 7,41 м, ши
рина срубов достигает на северной
стене 6 м. Воспроизведены шесть
башен: две башни угловые северные
шестигранные, две башни угловые
южные четырехгранные, проездные
башни — Спасская шестигранная и
Никольская четырехгранная. Высота
Спасской башни 27,76 м. Постройки
внутри стен зонируются на три сек
тора в зависимости от уклона рель
ефа, учтена также пространственная
композиция, предполагающая, что с
главных обзорных точек вне крепости
(например, с Ботевградского моста)
постройки не перекрывают друг дру
га. Северная часть наиболее плоская
по рельефу, здесь предлагается раз
местить собор и поляну перед входом
в него. На втором ярусе стен, замы
кающих поляну, можно устроить зри
тельские трибуны. Юго-западная
часть огорожена и включает воевод
ский двор с воеводской избой, при
казной избой, казармой и амбаром.
В юго-восточной части размещаются
церковь, караульная изба, тюрьма и
колодец. Все постройки реконструи
рованы в соответствии с изыскания
ми А. Г. Нечаева и по известным
примерам образцовых построек та
кого типа XVII в.
Входы в крепость организованы
следующим образом: с северной сто
роны от театра через Спасскую баш
ню — главный вход, с южной сто
роны через Никольскую башню, с
восточной стороны в стене сделан
вход со стороны спуска по улице
Пролетарской. Пространство между
крепостью и театром — входная зона,
между крепостью и речкой — про
гулочная дорожка, между крепостью
и Ботевградским мостом — склон
для прогулок (крутой уклон не по
зволит разместить здесь крупную
площадку).
Застройка этого места еще не
сложилась, тем не менее, запроекти
рованная крепость должна органич
но входить в среду, которая форми
руется. Сделать это не просто, по
сути, это и есть главная задача ар
хитектурного проектирования. Доми
нантой территории в настоящее вре
мя является автомобильный путепро
вод — Ботевградский мост. Дере
вянные постройки не должны ему
ÐÅÊÎÍÑÒÐÓÊÖÈß
противоречить, а также современным
зданиям — трем 10-этажным жилым
домам по ул. Советской, неокласси
ческим постройкам — театру и строя
щейся гостинице. Поэтому необхо
димо предусмотреть, какие виды на
крепость будут открываться с клю
чевых точек на пешеходных маршру
тах. С площадки входа в парк имени
А. С. Пушкина крепость, вероятно,
вообще не будет видна. Зато она
хорошо будет просматриваться с пар
кового колеса обозрения. Пешеход
увидит силуэт крепости от места при
мыкания ул. Саранской к ул. Крас
ноармейской. От места примыкания
спуска от ул. Пролетарской к ул.
Саранской крепость будет полностью
перекрывать вид на театр. С пло
щади у портика театра, от фонтана
будут видны лишь верхние части
северных башен и крыши стен. В
наибольшей степени крепость будет
раскрываться с Ботевградского мос
та. С верхних этажей строя
щейся
гостиницы на ул. Кавказской она бу
дет просматриваться максимально.
Поляна в северо-западной части
крепости может быть использована
для массовых действ (фестивалей
клуба исторической реконструкции и
т. п.). Каким образом предлагается
использовать деревянные постройки?
Два храма должны выполнять свою
родовую функцию, а башни, дома и
стены (небольшие по внутренним
габаритам) можно использовать для
размещения экспозиций, ремесленных
мастерских, малых предприятий тор
говли и общественного питания.
ÈÁËÈ
ÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÀ
ÑÑ
ËÊÀ
См.:
Íå÷àåâ À. Ã.
Крепости XVI —
XVII веков в междуречье Суры и Мокши.
Саранск, 2015.
Àëåêñåé Ãåîðãèåâè÷ Íå÷àåâ
К ВОПРОСУ О РЕКОНСТРУКЦИИ
ДЕРЕВЯННОЙ КРЕПОСТИ В САРАНСКЕ
Идея строительства в Саранске
деревянной крепости, которая слу
жила бы своего рода памятником той
крепости, с которой начался город,
существует уже несколько лет. Но
только теперь она получила вопло
щение в виде эскизного проекта,
созданного коллективом архитекто
ров под руководством профессора
В. Б. Махаева, известного своими
историческими исследованиями горо
дов Мордовии
. Проект был выпол
нен по просьбе Регионального отде
ления Российского военно-историче
ского общества в Республике Мор
довия. Обсуждение этого проекта на
заседании общества с участием Гла
вы Администрации городского ок
руга Саранск П. Н. Тултаева вы
явило все многообразие представле
ний о том, как должна выглядеть эта
крепость и предполагаемые возмож
ности ее использования. В любом
случае предложения В. Б. Махаева
являются основой для разработки
проекта, который учитывал бы ин
тересы большинства заинтересованных
сторон, и прежде всего городской ад
министрации, которая будет являться
основным заказчиком объекта.
Автор этих строк принимал уча
стие в обсуждении проекта со своей
«корыстной целью» — пробудить
интерес к существующему, но прак
тически забытому археологическому
памятнику. Речь идет об остатках
земляных укреплений старинной кре
пости — Инзерского острога, кото
рый находился на территории между
современными улицами Волгоградской
и Курской, неподалеку от церкви
Николая Чудотворца. Крепость была
построена предположительно в
1639 г., т. е. ранее Саранской крепости.
Таким образом, это старейшее со
оружение на территории города, и
наличие подобных валов — редкость
для крупных городов. На фрагменте
старинной гравюры второй половины
XVIII в. на переднем плане изобра
жена Инзерская крепость, которая к
тому моменту уже лишилась дере
вянных стен и башен.
До нашего времени от крепости
дошли лишь отрезок вала и два из
четырех угловых башенных оснований,
расположенные в начале улицы Кур
ской, на горе над рекой Тавлой. Сей
час эти сооружения зажаты со всех
сторон деревянными домами, гара
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Вал, сохранившийся на месте Инзерского острога, в г. Саранске
жами, погребами и буквально засы
паны мусором. Остатки крепости, к
большому сожалению, так и не по
лучили официально статуса археоло
гического памятника, и планы город
ского благоустройства не предусмат
ривают их сохранения.
Реконструкция крепости на месте
Инзерского острога, с нашей точки
зрения, является наиболее продук
тивной, так как это помогло бы не
только сохранить и использовать с
целью просвещения старинные со
оружения, «живые» свидетели исто
рии, но и добавило бы национальную
«изюминку» к зоне спортивно-жи
лого комплекса, строящегося рядом
в рамках подготовки к Чемпионату
мира по футболу 2018 г. Но даже
если это место не будет одобрено в
качестве площадки для строительст
ва крепости, старинные земляные
валы, расчищенные от мусора и позд
нейших наслоений грунта, могли бы
послужить центром озелененной зоны
отдыха, обустройство которой потре
бует минимальных инвестиций. А
если рядом с крепостью, принимая
во внимание планы реконструкции
оборонительных сооружений, поста
вить достаточно высокую деревянную
башню, то ее будет видно с дороги,
Реконструкция Инзерской крепости в г. Саранске (фотомонтаж автора)
ведущей из аэропорта в город, и даже
от строящегося футбольного стадио
на. Вместе с расположенной непода
леку церковью такая башня на фоне
привычной рядовой застройки стала
бы частью архитектурного ансамбля,
который сделал бы запоминающимся
первое знакомство с городом гостей,
прибывающих авиатранспортом. Та
кой городской пейзаж служил бы
наглядным и нелишним подтверждени
ем того, что Саранск старинный город,
поскольку в его центре, как это ни пе
чально, не осталось ни одного истори
ческого архитектурного ансамбля.
Представленная выше идея, ко
нечно, не единственная и не самая
популярная. Большинство участников
дискуссии, включая городскую ад
министрацию, поддерживают пред
ложение профессора В. Б. Махаева
разместить крепость рядом с Русским
драматическим театром на склоне у
реки Саранки.
ÐÅÊÎÍÑÒÐÓÊÖÈß
Что касается использования та
кого объекта, то собственное мнение
об этом есть, конечно, у музейных
работников, которые хотели бы уви
деть площади, приспособленные для
размещения выставочных экспозиций.
Клуб реконструкции и историческо
го фехтования «Владычный полк»
хотел бы иметь в границах крепости
обширную открытую территорию, где
можно создать интерактивный музей
XVII в. и проводить массовые ме
роприятия (в частности, состязания
по владению боевыми искусствами
того периода).
Однако решающим в этом во
просе является мнение предполагае
мого заказчика и главного источни
ка финансирования строительства
объекта — городской администрации.
А она видит в своих планах не про
сто добросовестную имитацию кре
пости XVII в., но целый комплекс
сооружений, который будет решать
культурные, образовательные, раз
влекательные задачи и при этом при
носить некоторый доход. В свете
таких запросов строительство собст
венно крепости является только частью
проекта и, возможно, не самой глав
ной. Такой комплекс может представ
лять собой некое подобие «дисней
ленда» в старорусском стиле. Подоб
ные проекты уже существуют в
реализованном виде, и самым на
глядным примером может служить
московский вернисаж в Измайлово,
где в дереве и камне создан сказоч
ный кремль, окруженный торговым
городком. На территории вернисажа
есть небольшие музеи, торговые ряды
с сувенирами и антиквариатом, ре
месленные мастерские-лавки, трак
тиры, деревянный храм и даже корабль
и дворец бракосочетания. Там про
водятся фестивали, городские празд
ники и ярмарки.
Подобную концепцию можно было
бы реализовать и в Саранске, конеч
но, с разумным учетом масштабов
наших потребностей в сравнении с
Москвой, финансовых возможностей
Перед крепостными воротами по
требуется обширная площадка для
проведения массовых мероприятий.
По ее краям следует устроить торго
вые ряды, поставить кузницу, гон
чарную мастерскую и другие подобные
сооружения, сделав часть из них ка
питальными, из кирпича. Рядом мож
но разместить мельницу — ветряную
или водяную. Представляется, что
такой многофункциональный комплекс
был бы достаточно привлекателен и
для горожан и для гостей города.
В заключение хотелось бы выра
зить надежду, что масштабные планы
реконструкции старины не затмят
проблемы сохранения настоящего, чу
дом дошедшего до нас исторического
наследия — остатков Инзерской кре
пости. Если ее валы исчезнут полно
стью, то в будущем, когда наше об
щество рано или поздно научится
уважать исторические памятники не
только за их внешнюю эффектность,
может встать вопрос о их реконструк
ции с нуля, как сейчас планируется
сделать с Саранской крепостью.
ÈÁËÈ
ÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÀ
ÑÑ
ËÊÀ
См.:
Ìàõàåâ Â. Á.
Уездный стиль. Русская
архитектура междуречья Волги и Оки. Са
ранск, 2014.
Измайловский вернисаж в г. Москве
и реалий интереса к нашему городу
как туристическому объекту. Данный
комплекс может занять более обшир
ную территорию, чем крепость по
проекту профессора Махаева. Но на
выбранном им месте достаточно про
странства, хотя для его эффективно
го использования потребуются зна
чительные работы по укреплению и
выравниванию склона к реке Саран
ке. Крепость при таком подходе мож
но представить в виде набора дере
вянных оборонительных элементов
разного типа, как это сделали в Из
майлове. Или как сделали при ре
конструкции Илимского острога в
Иркутской области, где воссоздали
только одну сторону крепости. Так
же можно пойти по пути сооружения
небольшого, но живописного острож
ка с несколькими постройками внут
ри, который будет служить основной
декорацией для всего комплекса.
Если не загонять весь комплекс
в рамки крепостных стен, то это даст
возможность поэтапного его введения
в эксплуатацию и свободного разви
тия в дальнейшем. Общее представ
ление о некогда существовавшей
Саранской крепости можно обеспечить,
изготовив ее макет для музейной
экспозиции.
ÝÒÍÎÊÓËÜÒÓÐÍÛÉ ÌÈÐ
Èâàí Èâàíîâè÷ Ïîòàïêèí
ТЕПЛОВСКАЯ НОВО
СЕРАФИМОВСКАЯ
ПУСТыНь САРАНСКОГО УЕЗДА
В последнее время в канву ре
гиональной науки все чаще стала
вплетаться история православной
церкви. На страницах журналов и
книг печатаются статьи и очерки,
рассматривающие те или иные стороны
ортодоксальной церкви. Если ранее,
в советское время, религию изучали
сквозь призму политики или соци
ально-экономических характеристик,
то сегодня затрагивается и культу
рологический аспект. Впервые в Мор
довии эту тему подняли С. Б. Бах
мустов и В. И. Лаптун. По истории
церкви публиковали статьи В. А. Юр
ч¸нков, Л. А. Богданович, Н. И. Но
вотрясов, Е. Н. Мокшина и др.
Обобщающим трудом об обителях
мордовского края является книга
«Монастыри Мордовии» С. Б. Бах
мустова, в которой автор пишет и о
Ново-Серафимовской пустыни Са
ранского уезда. Историю этой ис
чезнувшей обители, внесшей посиль
ный вклад в дело просвещения ме
стного населения до и в тяжелый
период Первой мировой войны, мож
но восстановить как по архивным
источникам, так и по немногим еще
сохранившимся в народе воспомина
ниям.
В начале XX в. послушник Ро
ждество-Богородичного Санаксар
ского монастыря Захарий Николаевич
Желудов с помощью благотворителей
купил через Крестьянский банк
370 десятин земли и леса в Саранском
уезде, которые он разделил на две
части: 110 десятин отвел образован
ной Зиновской Рождество-Богоро
дицкой женской общине, а 260 де
сятин отмежевал на месте будущей
пустыни
. В эту земельную площадь
входили 167 десятин пахотной земли,
14 десятин лугов; лиственного леса
значилось 80 десятин
. В 1903 г.,
после передачи Зиновской женской
общины в ведение Духовного ведом
ства, Захарий Николаевич «
уеди
нился во вновь приобретенной им
участок земли, где
[,]
избрав себе в
лесу уединенное место
[,]
прожил два
года, проводя от молитв и чтения
Священных книг остальное время
в трудах иконописания с всегдаш
ним своим сотрудником родным
братом Василием Николаевичем»
Они построили «две келии, разде
ленные коридором; в одной из них
помещается строитель пустыни
иеромонах Иоаким, в другой родной
брат строителя, иеромонах Па
вел
Захарий Николаевич обратился
к пензенскому епископу Тихону (Ни
канорову) с прошением открыть об
щежительную мужскую пустынь с
наименованием оной Ново-Сера
фимовскую. Предлагая притом, и
какия имеется у него средства к
построению
. Тот в свою очередь
подал прошение в Святейший Синод.
8 — 22 марта 1905 г. под ¹ 1228
Синод разрешил открыть пустынь в
правах трехклассного монастыря
, т. е.
в обители должны были жить не бо
лее 12 монахов. Во вторник 3 мая
1905 г. преосвященный Тихон (Ни
каноров) лично прибыл на место бу
дущей обители, где совершил освя
щение территории для основания
Серафимовской пустыни
23 июня 1905 г. Захария Нико
лаевича Желудова перевели во Вьяс
ско-Владимирскую обитель, где 3 июля
постригали в монашество с именем
Иоаким; через день его рукоположи
ли в иеродиаконы, а через три — в
иеромонахи
. Официально должность
монаха-строителя он получил 30 сен
тября 1905 г. приказом Святейшего
Синода под ¹ 9761
Закладка первого деревянного
храма монастыря проводилась в тор
жественной обстановке. В воскресе
нье 10 июля 1905 г. при стечении от
3 до 4 тыс. верующих был соверш¸н
чин бываемый при основании церк
». На молебне предстоятельствовал
игумен Вьясско-Владимирского мо
настыря Савватий в сослужении ие
ромонаха Иоакима (Желудова), свя
щенника с. Старые Турдаки П. Ле
бедева, иеромонаха Вьясского мона
стыря Иоанафана и священника
Зиновской Рождество-Богородицкой
женской общины М. Тархова
Через год, 22 октября 1906 г.,
по благословению правившего архие
рея саранский архимандрит Алексий
освятил новопостроенную церковь в
честь Казанской иконы Богоматери
которую воздвигли при келии строи
теля. Храм этот был деревянный,
..
ÝÒÍÎÊÓËÜÒÓÐÍÛÉ ÌÈÐ
одноэтажный, без колокольни, кры
тый железом и окрашенный медной
краской. «
Иконостас в оную был
заказан мастеру, а позолота онаго
исполнена братом основателя ие
ромонахом Павлом в сотрудниче
стве с сестрами Зиновской женской
общины; а живопись святых икон
исполнена самим основателем ие
ромонахом Иоакимом
. Звонница
была устроена с правой стороны от
храма на столбах, обита тесом и ок
рашена масляной краской. 1-й висев
ший колокол был весом в 105 пудов,
2-й — 32, 3-й — 12, 4-й — 6, 5-й —
3 пуда, 6-й — 1 пуд 20 фунтов и
7-й — 30 фунтов
Богослужение в пустыни прохо
дило не ежедневно, а по средам,
пятницам, субботам, воскресеньям и
праздничным дням: «
Служба Божья
по общему церковному уставу со
вершается благоговейно, при строй
ном и неторопливом чтении и пе
нии; к службам церковным вся
братия ходят не опустительно,
кроме занятых особыми (службами)
послушаниями
. Иноческое прави
ло справляли ежедневно.
С первых дней официального ут
верждения и до полной ликвидации
Ново-Серафимовская пустынь казен
ного жалования не получала. Источ
ников для существования и развития
обитель имела несколько: 1) частные
взносы благотворителей. Например,
в 1908 г. «
в пользу Ново-Серафи
мовской пустыни жертвуется ме
щанкой Марией Павловной Зава
рыгиной 100 дес. земли при деревни
Видман
15
; 2) брала государственные
кредиты; 3) собственными трудами;
обитель имела свое подворье. В 1907 г.
оно состояло из «
езжаных лошадей
10 гол., 7 коров, 1 быка, 5 телят
»,
имела небольшой пчельник. Так как
настоятель пустыни в прошлом был
иконописцем, то была организована
для дополнительного заработка и
иконописная мастерская с «
самого
основания пустыни иероманаха Ио
акима и его брата иеромонаха Пав
К 1907 г. в Ново-Серафимовской
пустыни были уже построены сле
дующие жилые и хозяйственные зда
ния
на западной стороне близ церк
ви находился каменный одноэтажный
дом, крытый железом и окрашенный
медной краской, длиной 28 аршин,
шириной 16 аршин, разделенный ко
ридором, в котором имелось 8 келий
для братии;
на севере от храма на расстоя
нии 30 саженей были устроены два
деревянных флигеля, крытые железом,
длиной по 20 аршин и шириной по
10 аршин, в них по 6 келий для бра
тии;

рядом с ними, также на севере
находился деревянный флигель, кры
тый железом и окрашенный «медян
кой», длиной 16 аршин, шириной
9 аршин, в котором была трапезная
для братии;
на юге от храма на расстоянии
60 саженей был устроен деревянный
амбар, крытый железом и окрашен
ный «медянкой», длиной 18 аршин
и шириной 12 аршин для хранения
хлеба;
на северо-западе от храма на
расстоянии 150 саженей находился кон
ный и скотный двор, крытый соломой,
при нем деревянный с сенями флигель,
крытый тесом для жилья рабочих;
на западе от храма в одной
версте находился монастырский пчель
ник, при котором были флигелек
первого основателя пустыни и келия
присматривавших за пчелами, крытая
соломой;
на севере от храма на расстоя
нии 150 саженей, близ протекающе
го ручья, была деревянная баня для
братии, крытая соломой;
М. В. Нестеров. Под Благовест
Ново-Серафимовская пустынь на современной карте Мордовии
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
на северо-востоке от храма в
полуверсте находилась на один постав
мельница, крытая тесом.
В 1907 г. пустынь достраивала
здания «
для помещения братии…
мельницу на протекающем от род
ников ключе, и баню
[,]
стоящие по
приблизительному подсчету 600
рублей, и конюшня для лошадей
[,]
стоящая 250 руб., хлебный амбар
[,]
стоящий 600 руб.
. К 1914 г. на
север от храма на расстоянии 60 са
женей была построена деревянная
гостиница, крытая железом, длиной
30 аршин и шириной 18 аршин с
мезонином для принятия посетите
лей
Что же касается нравственности
насельников, то: «
В течение 1907 года
вся братия вели себя исправно, осо
быя уклонения от правил монаше
ской жизни не было
[,]
во все четы
ре поста исповедывались и прича
щались Святых Таин
[,]
послушания
исполняли безропотно и старатель
но, в свободное от церковных служб
время занимались обработкою по
лей
[,]
земли и сенного покоса
[,]
уборкой хлеба с полей и
тому подобное. По ус
таву общежительных
монастырей братия вся
пользуется всем содер
жанием от обители
Новая обитель, как
писал в своем справочни
ке П. П. Сойкин, «
мало
помалу устраивалась и
увеличивалась
» и превра
тилась в большой мона
стырь
Число насельников
Ново-Серафимовской пус
тыни также выросло.
Вскоре понадобился новый
каменный храм. 1 января
1908 г. пензенское епар
хиальное начальство дало
разрешение на постройку
новой кирпичной церкви,
но только на собственные
средства обители и по
жертвования благотвори
телей
. Некоторые подробности об
этом строительстве удалось узнать
от старожила с. Семилей Кочкуров
ского района Надежды Фокеевны
Скворцовой: «
Когда мы вырыли под
фундамент нового дома траншеи,
то поехали с отцом в монастырь
за кирпичами. „Папа, а отчего кир
пичи такие прочные, из чего их
делали?“ — спросила я. „Раньше
монахи по деревням ходили и поку
пали куриные яйца у народа. Кроме
них в раствор добавляли песок
“».
Несмотря на то, что Ново-Сера
фимовская пустынь не имела госу
дарственного финансирования, а жила
собственными трудами и на пожерт
вования благотворителей, она была
вовлечена в круг финансовых дел
Пензенской епархии. Например, оп
ределением Святейшего Синода от
15 июля 1910 г. за ¹ 5404 мона
стыри и архиерейские дома обязаны
были выделять пособия из собствен
ных средств на содержание церковно-
приходских школ. Для обсуждения
этого вопроса Пензенская духовная
консистория 7 октября 1910 г. собра
ла съезд настоятелей и настоятельниц
всех монастырей епархии, на котором
было решено: «
Принимая во внима
ние, что монастыри Пензенской
епархии в большинстве своем не
обладают достаточными средст
вами и при массе своих собственных
М. В. Нестеров. Монах. 1913 г.
В алтаре. Фото М. Тимофеева
ÝÒÍÎÊÓËÜÒÓÐÍÛÉ ÌÈÐ
нужд имеют крайне ограниченную
и неопределенную доходность, на
ходящуюся в прямой зависимости
от притока добровольных пожерт
вований благотворителей и бого
мольцев, собрание признает наибо
лее целесообразным, в виде опыта,
произвести в настоящем 1910 году
на содержание церковно-приходских
школ в 1911 году единовременное
отчисление из монастырских сумм,
не ограничивая этого отчисления
каким-либо процентом с чистого
дохода, каковое отчисление даже и
не всегда возможно, ибо по некото
рым монастырям, доходности не
достает на покрытие необходимых
расходов. Пособие школам на 1911
год может быть произведено в сле
дующем размере: …по 10 руб. — от
Вьясского-Владимирского монасты
ря, Ново-Серафимовской мужской
пустыни и Зиновской женской об
щины
В 1911 г. пункты финан
совых отчислений
прибавились: а) на со
держание церковно-при
ходских школ в епархии;
б) на содержание муж
ских духовных училищ;
в) на вознаграждение
благочинных монастырей.
На этом собрании настоя
тели признавались, что в
связи с возросшими нуж
дами монастырей и при
большой дороговизне жиз
ненных условий денежная
помощь приходским школам
для обителей стала доволь
но обременительной и тяже
лой потому, что поначалу
обещанную на съезде сумму
монастыри собирали вместе
с крестьянами, но позже ме
стное население стало отка
зывать в помощи. Поэтому на
следующее трехлетие (1912 —
1914 гг.) по означенным пунк
там было решено определить
ежегодные субсидии в иных
размерах: Ново-Серафимовская пустынь
выделяла церковно-приходским шко
лам и на содержание мужских ду
ховных училищ — по 5 руб. в
год
Монастыри всегда были местом
массового посещения прихожан и па
ломников, для которых организовы
вались просветительские кружки в
рамках Пензенского отдела Импера
торского Православного Палестин
ского общества. Для этого во вне
богослужебное время устраивали
чтения. Тексты обычно брали из спе
циально для этого распространяемых
книг и брошюр Палестинского об
щества или других религиозных из
даний. Чтения обычно сопровождались
пением местных хоров; иногда в ис
полнении наиболее употребительных
молитв принимали участие все при
сутствовавшие. Во многих местах
такие мероприятия иллюстрировались
световыми картинами
. Завершались
чтения просьбами помочь пожертво
ваниями Палестинскому обществу в
его просветительской и благотвори
тельной деятельности в Святой Зем
ле. Так, Ново-Серафимовская пустынь
собрала пожертвований: в 1909 —
1910 гг. — 16 руб. 7 коп.
, в
1911 — 1912 гг. — 10 руб.
, в
1912 — 1913 гг. — 10 руб.
Третий съезд настоятелей и на
стоятельниц монастырей Пензенской
епархии состоялся 27 октября 1914 г.
Первым вопросом собрания было
увеличение ежегодных взносов из
средств монастырей на содержание
церковно-приходских школ в Пен
зенской епархии. После всесторон
него обсуждения настоятели приняли
Ведомость о благосостоянии Ново-Серафимовской пустыни за 1907 г.
Публикуется впервые (источник: ГАПО. Ф. 182. Оп. 1 Д. 2604. Л. 961 и 962)
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
решение: «
На следующее трехлетие
(1915 — 1917 гг.) на содержание
церковно-приходских школ в Пен
зенской епархии производить еже
годно отчисление из монастырских
сумм в следующем размере: …по
Ново-Серафимовской пустыни — 20
руб.
. Настоятелей обязали произ
водить взносы в январе или феврале
(но не позже 1 марта) каждого года
в Пензенскую духовную консисторию
для передачи в распоряжение Пен
зенского епархиального училищного
совета.
Работая в деле народного про
свещения, духовенство видело и осоз
навало, что действующих церковно-
приходских школ в Пензенской епар
хии было крайне мало. Тотальная
неграмотность среди населения пу
гала и тревожила служителей Церк
ви. Вследствие этого «
съезд призна
ет и желательным и возможным
открытие по всем монастырям
Пензенской епархии Церковно-при
ходских школ для приходящих детей
(где таковых школ не имеется), в
крайнем случае, при бедности не
которых обителей, в них могут
быть открываемы на первое время
школы грамоты; в тех же мона
стырях, которые находятся в от
далении от населенных местностей
(напр. Ново-Серафимовская пустынь),
возможно открыть школы с при
ютами для детей; при чем жела
тельно было бы в таковые приюты-
школы принимать предпочтитель
но детей из осиротевших по случаю
войны крестьянских семейств, на
ходящихся в тяжелом материаль
ном положении
. Одновременно
собрание просило архиепископа Пен
зенского и Саранского Митрофана
(Симашкевича) предложить Пензен
скому епархиальному училищному
совету оказывать помощь по устрой
ству монастырских школ и по поста
новке учебного процесса через его
уездных членов.
Так как третий съезд
настоятелей и настоятель
ниц монастырей пришелся
на год начала Первой ми
ровой войны, то монаше
ствующие не могли остать
ся в стороне от этого со
бытия и проявили горячее
желание помочь Отечеству
в непростое время. Обите
ли Пензенской епархии вели
работу по изысканию средств
больным и раненым сол
датам, оказывал и помощь
тем семьям, чьи близкие
родственники были на фрон
те. В частности, «
Ново-
Серафимовская мужская
пустынь предоставила
помещение на 20 человек
раненных воинов, но без
содержания
. По сохра
нившимся воспоминаниям
удалось узнать, что для
оказания медицинской по
мощи раненым солдатам
обитель пригласила девушек
из близлежавших сел. В устроенном
лазарете завязались нецеломудренные,
не подобающие для нахождения в
обители отношения между солдатами
и набранными в качестве сестер ми
лосердия девушками. Подобные свя
зи не могли скрыться от людей и
оставили в народе негативные вос
поминания об обители.
Кроме членства в Пензенском
отделе Императорского Православ
ного Палестинского общества настоя
тель Ново-Серафимовской пустыни
был действительным членом Братст
ва во имя Царицы Небесной «Всех
скорбящих радости» при Пензенском
епархиальном женском училище
которое помогало нуждавшимся вос
питанницам Пензенского епархиаль
ного женского училища, не состояв
шим на полном епархиальном или
стипендиатском содержании. Брат
ство снабжало нуждавшихся одеждой,
обувью, бесплатно выдавало книги
и другие учебные пособия, содержа
ло воспитанниц в общежитии учили
ща, а в случае тесноты — нанимало
отдельную квартиру, оказывало по
мощь при окончании училища, а так
же при их вступлении в самостоя
тельную жизнь. В случае болезни —
предоставляло медицинскую помощь
или курортное лечение. Кроме того,
содействовало развитию музыкаль
ного образования воспитанниц и на
выков рукоделия у них, приобрета
ло музыкальные инструменты и раз
ного рода рукодельные принадлеж
ности
33
. Для реализации этих целей
каждый член Братства должен был
вносить членские взносы. Так, в
«Приложении к отчету о расходе
сумм Братства во имя Царицы Не
бесной при Пензенском епархиаль
ном училище за 1911 г.» значится,
что настоятель Ново-Серафимов
ской пустыни иеромонах Павел внес
3 руб.
Т¸пловская пустынь оказывала
финансовую помощь и другим епар
хиям. Например, «
от Пензенской
епархии на расширение Сакских
Ведомость о благосостоянии Ново-Серафимовской
пустыни за 1914 г. Публикуется впервые
(источник: ГАПО. Ф. 182. Оп. 1 Д. 2693. Л. 693)
ÝÒÍÎÊÓËÜÒÓÐÍÛÉ ÌÈÐ
епархиальных помещений
[Херсонская
и Таврийская епархия. —
И. П
согласно сообщению комиссии, по
жертвований поступило: …от Но
во-Серафимовской пустыни, под
писной лист
2059 — 2 руб.
Новая страница в истории пус
тыни открывается с Февральской
революцией, а именно с введением
закона о государственной монополии
на хлеб Временным правительством,
принятым 25 марта 1917 г. Его смысл
заключается в том, чтобы отменить
свободный рынок хлеба, а имевшие
ся у крестьян излишки покупать по
установленной цене. В случае обна
ружения спрятанного хлеба цена
уменьшалась на половину. В услови
ях большой инфляции этот закон
означал не что иное, как конфискацию
хлеба. Положение мордовских кре
стьян усугублялось еще и не урожай
ностью 1917 г. Село стало сопротив
ляться. В ответ на это 20 августа
того же года министр продовольствия
приказал изымать крестьянский хлеб,
а если будут сопротивления — при
менить и оружие. Подобные меро
приятия привели к захватам церков
ных и монастырских земель.
Так, в ночь с 16 на 17 декабря
1917 г. мордовские, русские и татар
ские крестьяне с. Новая Пырма,
Т¸пловка и Татарский Умыс разгро
мили Ново-Серафимовскую обитель.
Борис Петрович Зорькин, житель
с. Новая Пырма Кочкуровского рай
она, рассказывает: «
Было в обите
ли две церкви: деревянная, доволь
но большая, в которой служили, и
каменная, недостроенная. Она так
и не была открыта. Монастырь
имел свои хозяйственные построй
ки, кирпичный заводик. Грабить в
обитель приходили три дня, каж
дый день по пяти тысяч подводов
из соседних деревень. Монастырь
был разграблен полностью
».
После этого события на имя уезд
ного комиссара поступило проше
ние от крестьян с. Новая Пырма
(сохранена орфография оригинала):
В ночь на 17 ноября сего 1917 года
некоторыми из наших Граждан и
Гражданок в количестве 43 человек
под подстрекательством каких-то
темных личностей было сделано
разбойническое нападение на нахо
дящийся от нас в 5-ти верстах
мужской монастырь под названием
Буда
[,]
в котором грабителями был
вывезен весь принадлежащий мона
стырю обмолоченный в зерне хлеб
и инвентарь и
[,]
в довершении все
[,]
эти кучки озверевших людей
разгромили монастырский храм
[,]
взяв оттуда некоторые церковные
вещи. Наутро следующего дня мы
[,]
мирные жители нашего села
[,]
ус
лышав о случившимся
[,]
пришли в
ужас от такого злодейства
[,]
со
вершенного кучкой этих негодяев
[,]
и тот час же собрались на общем
собрании
[,]
в присутствии нашего
председателя Костюшкина сделали
постановление об аресте всех этих
Бунтовщиков и отдать их всех в
руки правосудия
[,]
и исключить их
навсегда из нашего общества как
людей
[,]
недостойно носящих звание
свободных граждан России.
На основании всего вышеизло
женного мы граждане и гражданки
имеем честь покорнейше просить
Вас
[,]
Гн Комиссар всех этих лиц
[,]
которые будут под арестом от
правлены для допроса в г. Саранск
к судебным властям
[,]
после снятия
с них допроса не отпускать их об
ратно в наше село, и заключить
их под арест в преть до суда над
ними
[;]
если эти лица будут отпу
щены до суда обратно в наше село
[,]
то они могут учинить в нашем селе
убийства и поджог
[,]
оставив нас
совершенно нищими. Мы желаем,
чтобы эти люди никогда в наше
село больше не возвращались.
Вслед за сим еще покорнейше
просим Вас
[,]
Гн Комиссар
[,]
не от
пускать из нашего села команду
солдат до тех пор
[,]
пока не будут
все бунтовщики арестованы и от
правлены
[,]
а награбленное от них
отобрано
[,]
а мы сами без помощи
солдат не можем ничего сделать.
[19]17 года ноября 21 дня
Однако после этого инцидента
обитель существовать не перестала.
23 января (5 февраля) 1918 г.
вышел Декрет СНК, вошедший в
историю под названием «Об отделе
нии церкви от государства и школы
от церкви». Реализация этого дек
рета в губерниях предполагала реги
страцию религиозных общин и по
дание прошения в Совет народного
хозяйства о предоставлении права на
Место, где находилась Ново-Серафимовская пустынь. 2004 г.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
щего весеннего сева, и, чтобы вся
площадь была засеяна, необходимо
для этого использовать все налич
ные трудовые силы. Поэтому мо
нашествующих чисто трудового
типа, желающих приложить свой
личный труд по земледелию как
трудовые артели, не следовало бы
лишать права на пользование зем
лей и в настоящее время при на
личии в монастыре живого и мерт
вого инвентаря, труд их пользо
вался бы с большой пользой для
населения
. На рассмотрение съез
да Федянин вынес предложение
наделить все монастыри Саранско
го уезда землей на одинаковых на
чалах с крестьянами, но с выдачей
из урожая нормы хлеба лишь на
прокормление. Съезд просьбу от
клонил.
Вторичное обращение с письмен
ным ходатайством также ни к чему
не привело. Причиной подобных от
казов был монашеский состав ком
муны. В декабре 1918 г. по поста
новлению Коллегии Саранского уезд
ного земельного отдела в Ново-Се
рафимовской пустыни все же была
организована трудовая община. Снаб
жение артели сельскохозяйственным
инвентарем и прочим необходимым
имуществом взял на себя советский
земельный орган.
Существование монастыря трудо
вой общиной не успокоило власти.
Не имея прямых оснований для ее
закрытия, Корнеев стал собирать
материал для заведения дела, которая
послужила бы официальной причиной
для закрытия пустыни. В 1926 г.
такое дело было заведено, и Ново-
Серафимовскую пустынь разогнали
Обитель прекратила существование.
После ликвидации разграбление
монастыря продолжалось. Из близ
лежавших сел жители приезжали в
обитель и разбирали каменные зда
ния по кирпичику. Для воцерков
ленных местных крестьян террито
рия пустыни оставалась местом
святым и особо почитаемым. На
бесплатное пользование своими же
монастырскими зданиями и богослу
жебными предметами. Так, в реги
страционных документах Коллегии
внутренних дел при Совете рабочих
и солдатских депутатов в Ново-
Серафимовской пустыни значились
1 игумен и 71 послушник, она имела
362 десятины земли при с. Старые
Турдаки и еще 262 десятины пашни
в разных местах Саранского уезда
37
Что касается плана, по которому
распределялась земля сельскохозяй
ственного назначения между волос
тями Саранского уезда, то прини
мался он крестьянским съездом 21 —
22 марта 1918 г. и должен был дей
ствовать в течение года (в частности,
на момент яровых и озимых посевов).
При распределении земли съезд ру
ководствовался Законом о социали
зации земли, принятым на III Все
российском съезде Советов рабочих
и солдатских депутатов, «Инструк
цией комиссиям по ликвидации быв
ших частновладельческих имений
Пензенской губернии». О зем
лях, имевшихся во владении
религиозных организаций, в
плане говорилось следую
щее
38
Статья 15
. Земли, при
надлежащие монастырям, под
лежат перераспределению во
всем объеме их.
Примечание
. Монашест
вующие, желающие обрабаты
вать землю собственным тру
дом, должны по постановлению
волостного Крестьянского съез
да быть причислены к одному
из обществ волости.
Статья 16
. Земли, нахо
дящиеся во владении церков
ных причтов, поступают в
общую разверстку для дан
ного общества. Члены причта
получают землю для трудо
вого пользования на общих
основаниях».
Задача сводилась к пол
ному или частичному сохра
нению имений для создания
на их базе будущих трудовых хозяйств.
Крестьянский Декрет о земле пре
доставлял всем бывшим частным
владельцам, в том числе и мона
стырям, возможность заниматься
сельскохозяйственным производст
вом на трудовых началах на госу
дарственной земле наравне с тру
дящимся крестьянством. Возмож
ностью сохранить обитель хотя бы
в виде трудового коллектива захо
тела воспользоваться и ново-сера
фимовская братия.
На I Саранском уездном съезде
Совета крестьянских депутатов 4 —
5 апреля 1918 г. разбиралось вто
ричное прошение монастырей уезда
о том, чтобы наделить их землей для
ведения трудового хозяйства. Свое
мнение по этому поводу высказал
председатель уездной земской упра
вы Федянин, который «
коснувшись
сельского хозяйства в настоящее
время
(т. е. в 1918 г. —
И. П.
),
указал на всю важность предстоя
«Да исправится молитва моя...»
ÝÒÍÎÊÓËÜÒÓÐÍÛÉ ÌÈÐ
ÈÁËÈ
ÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
См.: Пензенские епархиальные ведомости. 1905. ¹ 17. С. 939 (далее — ПЕВ).
См.: Ведомость о благосостоянии Ново-Серафимовской пустыни за 1907 г. // Государственный архив Пензенской области. Ф. 182. Оп. 1.
Д. 2604. Л. 961 об. (далее — ГАПО).
Там же. Л. 962.
Там же.
Там же.
См.: Православные монастыри Российской империи. Полный список мужских и женских монастырей, архиерейских домов и женских общин /
авт.-сост. Л. И. Денисов. М., 1908. С. 647.
См.: ПЕВ. 1905. ¹ 13. С. 640.
См.: Послужной список Ново-Серафимовской пустыни за 1907 г. // ГАПО. Ф. 182. Оп. 1. Д. 2604. Л. 966.
Там же. Л. 965 — 966.
ПЕВ. 1905. ¹ 17. С. 939.
ГАПО. Ф. 182. Оп. 1. Д. 2604. Л. 962.
Там же.
Там же. Л. 962 об.
Там же. Л. 961.
ПЕВ. 1908. ¹ 19. С. 810.
Ведомость о благосостоянии Ново-Серафимовской пустыни за 1907 г. // ГАПО. Ф. 182. Оп. 1. Д. 2604. Л. 961.
Там же. Л. 962 об.
Там же. Л. 961 об.
ГАПО. Ф. 182. Оп. 1. Д. 2693. Л. 691 об.
Ведомость о благосостоянии Ново-Серафимовской пустыни за 1907 г. // ГАПО. Ф. 182. Оп. 1. Д. 2604. Л. 961.
См.:
Ñîéêèí Ï. Ï.
Православные русские обители. СПб., 1910. С. 384.
См.: ПЕВ. 1908. ¹ 1. С. 42.
Там же. 1910. ¹ 22. С. 946 — 947.
См.: Протокол съезда настоятелей и настоятельниц монастырей Пензенской епархии // ПЕВ. 1912. ¹ 3. С. 78.
См.: ПЕВ. 1906. ¹ 12. С. 650 — 652.
Там же. 1910. ¹ 15. С. 473.
Там же. 1912. ¹ 9. С. 265 — 268.
Там же. 1913. ¹ 11. С. 351.
Протокол съезда настоятелей и настоятельниц монастырей Пензенской епархии // ПЕВ. 1914 г. ¹ 23. С. 648.
Там же. С. 649.
Протокол съезда настоятелей и настоятельниц монастырей Пензенской епархии // ПЕВ. 1914. ¹ 18. С. 772 — 775.
См.: ПЕВ. 1912. ¹ 21. С. 658.
33
См.: Устав Братства во имя Царицы Небесной «Всех скорбящих радости» при Пензенском епархиальном женском училище // ПЕВ. 1909.
¹ 13. С. 565 — 566.
См.: ПЕВ. 1912. ¹ 21. С. 649.
Там же. 1912. ¹ 22. С. 878.
ГАПО. Р. 2840. Оп. 1. Д. 651. Л. 5 — 6 об.
См.:
Áàõìóñòîâ Ñ. Á.
Монастыри Мордовии. Саранск, 2000. С. 226.
Общество и власть (1918 — 1920) : докл. уезд. съездов Советов Мордовии : в 2 т. / НИИГН при Правительстве РМ, Респ. архив. служба
РМ, ЦГА РМ ; сост. С. В. Батаев [и др.]. Саранск, 2010. С. 307.
39
Там же. С. 316 — 317.
См.: Доклад о религиозных культах и сектах, находящихся в районе Саранского уезда за август месяц 1923 года // Саранские епархиальные
ведомости. 2003. ¹ 5. С. 53. Примеч. 8.
пример, сюда собирались верующие
в пасхальную ночь. Сегодня на тер
ритории обители не осталось ничего,
что напоминало бы о некогда суще
ствовавшей здесь Ново-Серафимов
ской пустыни.
Таким образом, Ново-Серафи
мовская пустынь, официально утвер
жденная в 1905 г., возникла из лич
ных аскетических соображений пер
вооснователя Захария Николаевича
Желудова. Ограниченная в рамках
трехклассного монастырского стату
са она не заглохла, не исчезла, а
сумела увеличить свое благосостоя
ние. Она помогала не только фи
нансами отделам епархии, но и ор
ганизовала просветительский кружок
в рамках Пензенского отдела Им
ператорского Православного Пале
стинского общества, а в тяжелый
период Первой мировой войны обу
строила лазарет для раненых солдат.
В постреволюционный период обитель
стала существовать в виде трудово
го коллектива. Но была закрыта в
1926 г.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Ñâåòëàíà Âàñèëüåâíà Ïèâêèíà
СТОЛПы СЛУЖЕНИЯ
В с. Пермиси Большеберезни
ковского района Республики Мордо
вия сегодня проживают около двух
сот человек, в основном пенсионеры.
В конце XIX в. в селе насчитывалось
более пятисот дворов. В «Ведомостях
о церкви Покрова Пресвятой Бого
родицы села Пермиси Карсунского
уезда Симбирской губернии от 1896»
о прихожанах указанной церкви от
мечено: «В селе Пермиси 460 дворов,
число душ — 3 107: мужеска пола —
1 553 душ, женска — 1 554. Среди
мордвы были в основном крестьяне
(368 дворов) и военные (62 двора).
Сверх того раскольников 2 двора»
Жили в Пермисях мордва-эрзя и
русские. Основу села составляли кре
стьяне, кроме того, были мещане,
военные и духовные лица. Село до
образования Мордовской АССР вхо
дило в состав Карсунского уезда
Симбирской губернии. Как отмечает
С. Б. Бахмустов, с XVI в. эта тер
ритория стала местом бурного рус
ского административно-политическо
го и культурно-духовного обживания,
что привело к чрезвычайной этниче
ской и конфессиональной пестроте
населения. Понизовье представляло
монастырям большие возможности
для христианской миссии, а монаше
ство, даже если не занималось пря
мо миссионерством, одним своим
существованием служило делу хри
стианизации Среднего Поволжья. В
Понизовье существовали обители,
которые способствовали укреплению
христианской веры: Сайнинский, Ус
пенский и Шейн-Майданский мона
стыри, Ключевская Казанская, Пре
ображенская, Старцеугловская и
Казанская Пичерская пустыни
. Та
ким образом, православие укреплялось
в мордовском крае. Само «духовен
ство Русской православной церкви
представляло собой значительный
социальный слой общества и в оп
ределенной мере часть существовав
шего государственного механизма»
Каким образом входило право
славие в эрзянское село Пермиси,
где некоторые языческие обычаи живы
до сих пор, остается за гранью из
вестного. Возможно, справедливо
будет отнести следующую истори
ческую запись и к жителям этого
села: «Обращение их было самое
мирное, но, к сожалению, не искрен
нее. Язычник-мордвин, не имея ни
храма, ни жреца, без сопротивления
допустил строиться новым для него
храмам и принял присланное началь
ством духовенство; но в то же время
остался с прежним своим храмом —
домом и прежним жрецом — стар
шим членом своего семейства, или
рода. Таким образом, язычество,
предоставив христианству общест
венное значение, осталось между
мордвой, так сказать, домашней, се
мейной, родовой религией, и в смыс
ле семейного предания, переходя из
рода в род, дошло и до наших времен.
Правда, языческие предания для позд
«Формирование духовно-нравственных ценностей в обществе, партнерство государства и
традиционных религий — важнейший залог общественно-политической стабильности. В Мор
довии накоплен эффективный опыт сотрудничества, которое приводит к важным положительным
изменениям в обществе», — сказал на открытии первого заседания Общественного совета по
развитию православной культуры в Мордовии Глава Республики Мордовия В. Д. Волков. На
заседании был рассмотрен проект подпрограммы «Духовно-нравственное воспитание детей и
молодежи в Республике Мордовия на 2015 — 2020 гг.» в рамках государственной программы
РМ «Развитие образования в Республике Мордовия на 2014 — 2020 гг.». С учетом всех
предложений документ призван стать полноценной республиканской программой по воспитанию
детей и молодежи. В связи с этим становится более актуальным изучение православной куль
туры мордовского края. Изучая историю своего края, знакомишься со многими интересными
фактами из жизни своей малой родины, которые должны передаваться новым поколениям.
ÝÒÍÎÊÓËÜÒÓÐÍÛÉ ÌÈÐ
нейшего потомства утратили свой смысл
и в настоящее время представляют
страшную смесь христианства с язы
чеством»
Храм в с. Пермиси был постро
ен в конце XIX в. В церковных до
кументах от 1896 г., хранящихся в
Государственном архиве Ульяновской
области, говорится: «Построена сия
церковь в 1863 году, распространена
в 1871 году тщанием прихода. Зда
ние деревянное с такою же коло
кольнею, крытая железом. В ней
три престола: в настоящей холодной
во имя Покрова Пресвятой Бого
родицы и в приделах теплый правый
во имя Пресвятой Живоначальной
Троицы, левая в честь Богоявления
Господня. Утвари достаточно. При
чту положено быть одному священ
нику, штатному дьякону и псалом
щику. Земли при сей церкви уса
дебной две десятины, пахотной —
тридцать пять десятин и восемьсот
сорок саженей. Причт церковный
никакого пособия не получает, со
держание посредственное. Церковь
отстоит от Симбирской духовной
Консистории в 180 верстах, и от
местного Благочинного в семи вер
стах»
. Примечательно, что в селе было
училище. По сведениям 1886 г.,
в Симбирской епархии только
25,0 % церковно-приходских школ
имели собственное помещение, ос
тальные размещались главным об
разом в тесных и темных церковных
сторожках, неприспособленных до
мах, нанимаемых сельскими обще
ствами и т. п.
Сельское училище
в Пермисях, по данным церковных
записей, существовало с 1864 г.,
«учителем при нем состоит сын свя
щенника села Сабаево, Дмитрий
Павлович Сатурнов и законоучи
телем приходской священник (в тот
период И. Н. Ягодинский). Большая
часть учащихся в школе инородческая
мордва эрзя, русских очень немного.
Всего учащихся в школе мужского
пола 56, а женского пола 6 человек»
За всю историю Покровской церкви
с. Пермиси служили в ней много об
разованных священников. Как отме
чают исследователи, гуманитарная
нацеленность полученного образова
ния, функции регистратора течения
времени в приходе (рождений, браков,
смертей), наличие в приходской церк
ви архива — все это поневоле дела
ло приходского священника сельским
историком, влияло на его мировоз
зрение и круг знаний
. Имена многих
священников известны. К сожалению,
судьбы большинства были закончены
в лагерях, в ссылках, в тюрьмах. Сам
храм, по архивным данным от 1939
г., был отдан под клуб. Всего по
Большеберезниковскому району под
клубы были отданы найманская, шу
гуровская, судосевская и гузынская
церкви, под зернохранилища берез
никовская, дегил¸вская и косогорская.
Школы открылись в гартовской и
судосевской церквях
Служителями церкви Покрова
Пресвятой Богородицы являлись
(приводятся персоналии, данные о ко
торых сохранились до наших дней):
— с мая 1876 г. — священник
Иоанн Кудеевский;
— с июля 1876 г. — священник
Алексей Николаевич Топорнин;
— с 13 мая 1881 г. — священник
Андрей Тресвятский;
— с 20 октября 1891 г. по 16 ап
реля 1900 г. — священник Иоанн
Николаевич Ягодинский;
— с июня 1900 г. по май 1901 г. —
священник Николай Павлович Сме
ловский;
— с 12 августа 1901 г. по 12
марта 1906 г. — священник Петр
Васильевич Малинин;
— с 6 сентября 1901 г. — свя
щенник Петр Васильевич Малинин;
— с 19 марта 1906 г. —
священник Владимир Богоявлен
ский;
— с января 1912 г. по 1914 г.
— священник Василий Григорьевич
Подлесников;
— с 1914 г. по 1916 г. — свя
щенник Александр Михайлович Зе
фиров;
— с 1916 г. по февраль 1919 г. —
священник Иван Иванович Райский;
— с 14 февраля 1919 г. по 10
марта 1919 г. служил до самой кон
чины священник-новомученик Алек
сандр Петрович Краснощ¸ков.
Диаконовскую вакансию в разное
время занимали Александр Транк
виллицкий и Григорий Разумов.
Памятный крест, установленный на месте захоронения
священника-новомученика А. П. Краснощ
кова
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
êðóæíîé ìèññèîíåð
Священник Иоанн Николаевич
Ягодинский родился в г. Алатыре в
семье диакона в 1859 г. В 1884 г.
окончил Симбирскую духовную се
минарию с аттестатом 2-го разряда.
Начал служить в Симбирском уезде
в с. Максимовка в должности пса
ломщика. Через год был рукополо
жен в сан дьякона. Стал служить в
с. Ртищева Каменка. После рукопо
ложения в священники в 1886 г.
сначала ему дали приход в Сенгиле
евском уезде в с. Осоки. Затем пе
ревели в эрзянское село Пермиси. С
17 февраля 1892 г. по 1900 г. отец
Иоанн состоял законоучителем в зем
ской школе
. Кроме того, с 1896 г.
он занимал должность окружного
миссионера 4-го Благочиннического
округа Карсунского уезда. Затем его
перевели священником в с. Большие
Березники. Должность — член Бла
гочиннического совета. Здесь он за
нимал место заведующего церковной
школой. Затем был утвержден в
должности библиотекаря благочин
нической библиотеки и членом реви
зионной комиссии.
4 августа 1904 г. Ягодинского
перевели священником в с. Кирже
маны Ардатовского уезда. И послед
ний приход священника — с. Пяти
но Карсунского уезда. Иоанн Нико
лаевич неоднократно избирался де
путатом на общеепархиальные съез
ды. Священник был награжден ка
милавкою и наперсным крестом.
Отец Иоанн с женой Александ
рой Стефановной воспитывали семе
рых детей. Старшие были уже взрос
лые. Сын Геннадий окончил Сим
бирскую духовную семинарию и
служил в церкви с. Палатово. Пор
фирий обучался в семинарии. Дочь
Антонина работала учительницей
земской школы с. Поселок. Казалось,
жизнь идет своим чередом, но при
ближались роковые времена.
В 1917 — 1922 гг. в Симбирской
губернии происходили массовые убий
ства духовенства и верующих без
суда и следствия. Был убит и отец
Иоанн. По свидетельству его дочери,
Нины Ивановны Дмитровой, отец
был расстрелян сотрудниками мест
ного ОГПУ во время изъятия цер
ковных ценностей из Свято-Троиц
кого храма в с. Пятино. В рапорте
на имя архиепископа Симбирского
Тихона благочинный 4-го округа Кар
сунского уезда сообщал о расстреле
настоятеля храма с. Пятино отца
Иоанна Ягодинского. Престарелый
батюшка был расстрелян карательным
отрядом красноармейцев по подозре
нию в пособничестве восставшим
крестьянам во время «чапанного вос
стания». Никаких доказательств вины
о. Иоанна, а тем более каких-либо
документов о его осуждении не было.
Священник был убит без суда и след
ствия
äàâàë ïðèñÿãó»
Священник Петр Васильевич Ма
линин родился в 1879 г. в с. Кня
жуха Алатырского уезда Симбирской
губернии в семье псаломщика. Окон
чил Алатырское духовное
училище и Симбирскую ду
ховную семинарию. Рукопо
ложен в сан священника в
1900 г. Поступил на долж
ность священника в церкви
с. Пермиси Карсунского
уезда в 1901 г. Там же за
нимал должность законоучи
теля в земской школе. Обу
чал грамоте сельских детей.
Затем перемещен в с. Вя
зовка Сенгилеевского уезда,
где до 1917 г. также учи
тельствовал в земской шко
ле. Награжден грамотой
Святого Синода и набедрен
ником
Семья священника была
большой: с женой Евфапией
Николаевной они воспитывали шес
терых детей. К моменту ареста толь
ко Валентин обучался в Симбирском
духовном училище, а остальные на
ходились при родителях. Несмотря
на все гонения, которые власть об
рушила на церковь, батюшка твердо
отстаивал веру. Когда его спросили,
почему он не оставляет должность
священника и не начинает жизнь
«честного советского гражданина»,
отец Петр ответил: «Не брошу я
должность священника лишь потому,
что я давал присягу при посвящении
меня в духовный сан, а также пото
му, что я верую в Иисуса Христа».
Священник неоднократно подвергал
ся различного рода репрессиям. В
1931 г. он был осужден народным
судом к шести месяцам исправитель
но-трудовых работ за то, что без
разрешения сельского Совета провел
собрание верующих. Наказание от
бывал на лесоповале. В том же году
священник был раскулачен, а так как
имущества у него было немного, то
отобрали единственную лошадь и
Семья священника
П. В. Малинина
ÝÒÍÎÊÓËÜÒÓÐÍÛÉ ÌÈÐ
фисгармонию. В 1932 г. сельсовет
постановил отца Петра выселить из
села. Однако, когда верующие узна
ли об этом, у сельской конторы со
бралось более 150 жителей Вязовки,
которые потребовали оставить ба
тюшку в покое и не высылать его.
Священник остался в селе, но нена
долго. Арестовали Петра Василье
вича 10 августа 1933 г. и осудили 5
октября 1933 г. по статье 58—10 УК
РСФСР к высылке в Казахстан
«Çà âåðó óìðó»
Священник Григорий Разумов
родом был из с. Жадовка Карсун
ского уезда. Отец его был священ
ником. Родители рано умерли. Си
роту усыновил преподаватель Сим
бирского духовного училища и дал
возможность получить образование.
Григорий окончил Симбирскую
духовную семинарию. 22 августа
1893 г. был определен псаломщиком
в с. Большие Березники Карсунско
го уезда. 30 декабря 1894 г. соглас
но прошению преосвященным Вар
сонофием перемещен в с. Пермиси.
В книге церкви Покрова Пресвятой
Богородицы «О причте означенной
церкви» записано: «От роду дьякон
имеет двадцать пять лет. В семейст
ве у него жена Варвара Васильевна,
от роду восемнадцать лет. Сын Сер
гей, год три месяца»
. 2 февраля
1897 г. Григорий Петрович Разу
мов был рукоположен в сан иерея. В
1918 г. награжден наперсным крестом.
В чине уже протоиерея служил в
с. Аксаур Карсунского уезда (в на
стоящее время — Инзенский район
Ульяновской области). 7 апреля 1932
г. «тройка» при ПП ОГПУ по СВК
осудила его по статьям 58—10, 58—
11 УК РСФСР на 5 лет лишения
свободы с заменой на высылку в Се
верный край на тот же срок
Из воспоминаний дочери священ
ника Вивеи Григорьевны Разумо
вой:
— Мама, Варвара Васильевна,
рассказывала, что отца любил весь
приход, к нему шли за любым сове
том, с горем и радостью. Был он
очень грамотным человеком, выпи
сывал газеты, был в курсе всех со
бытий. Брат стал председателем кол
хоза, а детей священнослужителей
притесняли, и его без конца упрека
ли, что он сын священника, поэтому
брат часто говорил отцу: «Папа, от
кажись от священства, я тебя про
кормлю, ты — грамотный человек,
работу всегда найдешь», но он отве
чал: «Не проси меня, я никогда не
откажусь — я за веру умру». И дей
ствительно, пришлось ему умереть
за веру. Когда арестовали отца, был
1930 г., я училась в первом классе,
была в это время в школе. Вдруг
прибегает один мальчонка и говорит:
«Иди скорее домой — там отца твое
го увозят!». Побежала я домой. При
бегаю в слезах. Но не успела — его
уже увезли… Жить после его ареста
нам стало очень трудно. Одна моя
сестра в это время уже работала учи
тельницей, а другую учиться никуда
не принимали. Жили мы в бедности.
Около Аксаура, в нескольких кило
метрах, находилась приходская де
ревня Мамырово, куда я ходила
просить милостыню. Брат в это вре
мя жил в с. Качелай Кочкуровского
района Мордовии. Он приехал и за
брал меня к себе, а мама осталась в
Аксауре. У него я и жила до того
времени, как пошла работать. Пись
ма от отца из ссылки мы получали
редко. Писал он, как трудно жить:
«Мы, заключенные, голодаем». Мама
посылала папе посылки — шерстяные
носки, сухари. Последнее письмо от
отца мы получили в 1931 г., жили в
это время в Мордовии. Там же мы
узнали и о его смерти. Приходит нам
письмо, адрес написан папиной рукой.
Письмо передали мне в школу, я об
радовалась, прибежала домой: «Папа
письмо написал!». Открываем конверт
— а там письмо от священника, ко
торый жил вместе с папой, он пишет,
что 5 февраля папа умер от голода,
и он похоронил его, как мог
Ñâÿùåííèê âî ãëàâå áóíòàðåé
Батюшка Александр Краснощ¸ков
был убит 10 марта 1919 г. красноар
мейцами. Его и псаломщика Митро
фана Косынкина с женой Татьяной
расстреляли во время «чапанного»
бунта. Крестьянское восстание охва
тило тогда многие уезды Симбирской
губернии. Мятеж устроили стихийно,
всем миром. Люди были доведены до
крайней степени отчаяния: отнимали
хлеб, скотину, уводили людей
Врываясь в села в охваченных
мятежом уездах, карательные отряды
Красной армии в первую очередь
арестовывали местных священников,
которым приписывали якобы прово
димую ими контрреволюционную
агитацию и руководство восстанием.
Без предъявления обвинений их рас
стреливали на месте. Среди жертв
«чапанного востания» оказались отец
Александр со своим псаломщиком и
его супругой. «Чапанное», или, как
написано в документах, кулацкое,
восстание в с. Пермиси возникло,
видимо, также стихийно. Приехавшие
усмирять бунтарей красноармейцы
зачинщиками бунта сочли церковно
служителей. Возможно, священно
служители, дабы огородить своих
прихожан от беды, взяли всю вину
на себя.
Прибывший уже в конце лета
следователь юридического отдела
Симбирского ГубЧК составил заклю
чение, в котором сказано, что «в
момент подавления восстания, как
организаторы расстреляны поп Крас
нощеков, псаломщик и его жена —
Митрофан и Татьяна Косынкины»
18
В деле ¹ 5996 «По обвинению уча
стников крестьянского „чапанного“
восстания, в том числе священника
с. Пермиси Карсунского уезда Крас
нощ¸кова Александра Петровича,
псаломщика того же села Митрофа
на Косынкина и его жены Татианы
Косынкиной» не было обнаружено
никаких документов, свидетельст
вующих о каком-либо участии ука
занных лиц в восстании, ни вообще
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
любых документов по ведению следст
вия, предъявлению обвинения, судебном
или внесудебном разбирательстве
Священник Краснощеков в
Пермиси был перемещен из сосед
него Судосева. До этого он окончил
Курскую духовную семинарию, в
1909 г. архиепископом Симбирским
и Сызранским Иаковом был руко
положен в сан священника и направ
лен на служение в с. Трубетчина
Сенгилеевского уезда. В 1911 г. был
переведен на служение в Покровскую
церковь с. Судосева Карсунского
уезда, а в 1912 г. — назначен зако
ноучителем земской школы, а также
законоучителем и заведующим цер
ковной школы в Судосеве. Через год
утвержден в должности окружного
миссионера-проповедника. 14 февра
ля 1919 г. переведен в церковь с.
Пермиси Карсунского уезда. Отец
Александр был женат на дочери свя
щенника Зинаиде Ивановне Райской.
Заштатный священник Иоанн Райский
также долгое время служил в Пер
мисской церкви. Из-за болезни вы
нужден был оставить церковную
службу. В ГАУО есть прошение на
имя архиепископа Симбирского Ти
хона от тестя убитого отца Алексан
дра. В прошении сказано: «Зять мой
священник Александр Краснощеков
10-го марта был убит красноармей
цами, оставив после себя жену и
троих малолетних детей 8, 5 и 4 лет.
Поэтому прошу Вас, Высокопреос
вященнейший Владыко, опять за
числить за мной приход Покровской
церкви села Пермись, так как здо
ровье мое вполне исправилось»
Священнику Краснощекову было
34 года. В наши дни стараниями
настоятеля пермисской церкви свя
щенника отца Виктора был установ
лен крест отцу Александру на мест
ном кладбище.
«Ïîïîíü ïàêñÿ»
В Пермисях живут потомки Ко
сынкиных. Уважаемые на селе люди.
Псаломщик Митрофан Косынкин
— это их прадед. Родственники
звали его Федором. Возможно, на
стоящее имя было искажено, что в
мордовских селах было не редкостью.
Русские имена переделывали на свой
лад. Был Митрофан человеком для
того времени, безусловно, грамотным.
По воспоминаниям родственников,
после деда остались «божественные
книги». Иван Иванович Косынкин,
внук псаломщика, часто читал де
душкину Псалтырь. Он рассказы
вал: «Дедушка и бабушка были
расстреляны в Удало пе (за Даль
ней улицей)». Место, где были рас
стреляны священник и псаломщик
с женой за селом, это сельчане дол
гое время называли «Попонь пакся»
(«Попово поле»). У Митрофана и
Татьяны Косынкиных было трое
детей — Херон, Иван, Агафья.
Церковь разрушили позже. Живы
на селе еще те, кто помнит, как од
нажды на сцене клуба, в стенах быв
шей церкви, проходило собрание, после
чего ожидался концерт. Народу было
много. Вдруг всем показалось, что зда
ние стало рушиться: окна, стены, по
толок начали буквально падать на лю
дей. Поднялась паника, все бросились
к выходу, образовалась толкучка.
Большинство выбегали на мороз раз
детыми и бежали в разные стороны.
Каково же было удивление пермисцев,
когда на следующий день оказалось,
что здание стоит на месте совершен
но неповрежденное. Видимо, велись
в святых стенах не богоугодные раз
говоры. Долгое время о церкви напо
минали величественные сосны, кото
рые росли около нее. Но и те были
спилены. Когда строили двухэтажную
кирпичную школу в 1975 г., находили
останки, церковную утварь. Также
останки и православные кресты были
найдены в 1995 г. при проведении во
допровода.
«Äóõîâíàÿ æèçíü íà ñåëå
íå óãàñëà»
Когда храм разрушили, в 1930-е
гг., многие иконы были безвозвратно
утрачены, а некоторые были спрята
ны и хранились в семьях прихожан.
Сами верующие в тот период по боль
шим праздникам ходили за десятки
километров на службу в другие хра
мы. В основном в с. Маколово Чам
зинского района, в Казанскую церковь
монастырского подворья, в Саранск
в Иоанно-Богословскую церковь. В
1990-е гг. пермисцы стали инициа
торами возрождения Успенского хра
ма в с. Марьяновка.
Вскоре решили создать свой при
ход. Церковь Покрова Пресвятой
Богородицы заново открылась на
месте старого магазина силами ме
стных жителей и настоятеля церкви
отца Виктора. Именно благодаря
стараниям сегодняшнего пермисского
священника возвращаются забытые
имена священнослужителей, а вместе
с ними забытые страницы истории
старинного эрзянского села. Были
возвращены некоторые храмовые ико
ны. Иконы «Преображение» и «Трои
ца» принесла в церковь бабушка
Матрена, которую знали на селе как
глубоко верующую женщину. «Жи
воносный источник» был возвращен
из другого села. Она была почти
черной, но со временем лики на ней
проявились и посветлели. По словам
отца Виктора, образам по сто пять
десят лет. Одна из икон мироточила.
Плащаницу для храма отдал священ
ник из соседнего села. Открывать
храм помогали и местные бизнесме
ны, и чиновники. Звонница сделана
на пожертвования жительницы с.
Гузынцы в память о сыне. Колокола
приобретали на пожертвования, их
отливали в Москве. «Духовная жизнь
на селе не угасла, — говорит отец
Виктор, — я думаю в этом большая
заслуга плеяды священнослужителей,
которая, несомненно, оставила след
в душах пермисцев. Не прошла бес
следно и жизнь монахинь Марии,
Елены и Ардалионы, которые пре
терпели гонения за веру. Монахини
пришли в Пермиси из разоренных
монастырей».
ÝÒÍÎÊÓËÜÒÓÐÍÛÉ ÌÈÐ
Здесь и сегодня продолжают ро
ждаться глубоко верующие люди,
готовые посвятить жизнь служению
Богу. Уроженец с. Пермиси отец
Сергий будучи девятиклассником
стал инициатором строительства хра
ма в своем селе, ныне служит бла
гочинным в г. Сергач Нижегородской
области. Он потомок того самого
псаломщика Митрофана Косынкина,
Отец Евгений долгое время служил
в храме с. Марьяновка, затем пере
шел в Большие Березники. Матуш
ка Анна, трагически погибшая, была
эталоном православной женщины и
матери. Бабушка Варвара радела и
трудилась об открытии храма. Две
ее внучки — монахини в Свято-
Троицком Серафимо-Дивеевском мо
настыре.
Редкими душевными качествами
истинной христианки обладала Вера
Дмитриевна Макушкина. К ней с
уважением относились все односель
чане. Она же славилась уникальным
голосом. «Женский бас удивительной
чистоты», — вспоминает отец Вик
тор. Во многом благодаря ей суще
ствует сегодня храм в селе.
Служба в храме Покрова Пре
святой Богородицы ведется по вы
ходным и праздничным дням. Кроме
прихожан с. Пермиси сюда приезжа
ют верующие из соседних сел, рай
онного центра и Саранска. Говорят,
что атмосфера храма, да и самого
села располагающая. Несомненно,
ощущаются многолетние православ
ные традиции, которые складывались
годами.
ÈÁËÈ
ÃÐÀÔÈ×ÅÑÊÈÅ
ÑÑ
ËÊÈ
ÏÐÈÌÅ×ÀÍÈ
Здесь и далее сведения приводятся по клировым ведомостям, хранящимся в Государственном
архиве Ульяновской области: Ведомости о церкви Покрова пресвятой Богородицы села Перми
си Карсунского уезда и священно-церковных смотрителях от 1896 года (далее — Ведомости о
церкви Покрова пресвятой Богородицы села Пермиси).
См.:
Áàõìóñòîâ Ñ. Á.
Монастыри Мордовии. Саранск, 2000. С. 83 — 129.
См.:
Ãóñåâà Ò. Ì.
Культура и общество во второй половине XIX в.: Социокультурное развитие
российской провинции (на примере мордовского края) / НИИ гуманитар. наук при Правитель
стве РМ. Саранск, 2008. С. 94.
Симбирская мордва [Оттиск] // Современные известия политические, общественные, церковные,
ученые, литературные, художественные. 1876. ¹ 105. С. 1 — 9.
Ведомости о церкви Покрова пресвятой Богородицы села Пермиси.
См.:
Ãóñåâà Ò. Ì.
Указ. соч. С. 106.
Ведомости о церкви Покрова пресвятой Богородицы села Пермиси.
См.:
Ãóñåâà Ò. Ì.
Указ. соч. С. 95.
Центральный государственный архив Республики Мордовия. Ф. Р-234. Оп. 4. Д. 292. Л. 28,
32.
См.: Ведомости о церкви Покрова пресвятой Богородицы села Пермиси.
См.: Симбирская Голгофа (1917 — 1938) / сост. свящ. Владимир Дмитриев. Ульяновск, 1996.
С. 22 — 23.
См.: Ведомости о церкви Введения во Храм Пресвятой Богородицы села Вязовка Сенгилеев
ского уезда и священно-церковных смотрителях от 1916 года // ГАУО.
Ñêàëà À. Â.
Церковь в узах : история Симбирской-Ульяновской епархии в советский период
(1917—1991). 2007. С. 68.
Ведомости о церкви Покрова пресвятой Богородицы села Пермиси.
Книга памяти Ульяновской области.
Из личного архива Александра Кисел¸ва.
Разгром контрреволюции в Большеберезниковской волости и «чапанное восстание» в Карсунском
уезде // Незабываемые годы. Саранск, 1967. С. 44.
Ñêàëà À. Â.
Указ. соч. С. 68.
См.: Память. Жертвы политических репрессий. Саранск, 2004. С. 89.
Ñêàëà À. Â.
Указ. соч. С. 68.
Покровская церковь в с. Пермиси.
2013 г.
OST SCRI
TUM
Ñåðãåé Äìèòðèåâè÷ Äàâûäîâ,
Åâãåíèé Íèêîëàåâè÷ Êåìàåâ,
Àëåêñàíäð Ñåðãååâè÷ Ïðîíèí
АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАЗВЕДКИ
В МОРДОВИИ В 2013 - 2015
Актуальным вопросом в Респуб
лике Мордовия является создание
системы комплексного мониторинга
сохранности памятников историко-
культурного наследия. Активное раз
грабление финно-угорских средневе
ковых могильников в кладоискатель
ских целях, разрушение значитель
ного количества памятников в ре
зультате хозяйственной деятельности
и воздействия природных факторов
обусловливают необходимость про
ведения ревизии состояния известных
объектов в рамках полевых экспеди
ций, неотъемлемой стороной которых
является поиск новых, ранее не из
вестных памятников. НИИ гумани
тарных наук при Правительстве Рес
публики Мордовия после длитель
ного перерыва возобновил полевые
археологические изыскания.
В мае 2013 г. экспедиция институ
та в Зубово-Полянском районе про
вела две археологические разведки.
Разведочным отрядом под руковод
ством младшего научного сотруд
ника отдела истории и археологии
А. С. Пронина (держатель Откры
того листа ¹ 109) был осмотрен ряд
археологических памятников: в бас
сейне реки Чиуш в окрестностях
с. Зарубкино (Кельгининский мо
гильник) и Покровские Селищи (По
кровоселищенский могильник, Верх
непокровское
I и Верхнепокровское
II
селища).
Кельгининский могильник был
случайно открыт в 1899 г. при зем
ляных работах в д. Куликовке (поз
же соединившейся с д. Кельгинино),
но не привлекал внимание ученых до
начала 1960-х гг. Весной 1963 г. 1-й
Мордовский отряд Поволжской ар
хеологической экспедиции под руко
водством А. С.
Воскресенского про
вел на могильнике небольшие разве
дочные работы. В июне 1963 г. ис
следование памятника проводила
совместная экспедиция Мордовского
университета и НИИЯЛИЭ при
Совете Министров Мордовской АССР
под руководством Р. Ф.
Ворониной.
В 1964 г. раскопки памятника про
должила экспедиция НИИ под
руководством А. Е.
Алиховой, в
1966 г. — экспедиция Мордовского
университета под руководством
А. В.
Циркина. Всего в 1960-е гг.
на памятнике были вскрыты 116 по
гребений, в том числе одно кон
ское.
Кельгининский могильник. 2013 г.
OST SCRI
TUM
С 1994 по 2001 г. охранные ра
боты на памятнике проводила архео
логическая экспедиция Мордовского
университета под руководством
В. И.
Вихляева, которая вскрыла
307 погребений, в том числе 8 кон
ских.
По материалам археологических
раскопок выделяются два хроноло
гических периода. Захоронения ран
него периода датируются временем
от рубежа Х — ХI вв. до начала
ХV в., позднего периода — ХVII —
первой половиной ХVIII в.
В 2013 г. сотрудники НИИГН
зафиксировали несколько свежих гра
бительских ям. Предположительно
«черными копателями» было вскры
то одно детское погребение, но на
момент осмотра вещей в нем обна
ружено не было. По сведениям ме
стных жителей, могильник часто
посещают люди с металлоискателями
на машинах с московскими номера
ми.
В 1964 г. А. В.
Циркин обнару
жил два мордовских средневековых
селища на правом берегу Чиуша в
500 м к востоку от с. Покровские
Селищи и могильник, расположенный
в 700 м севернее этого села, по до
роге, ведущей в с. Старая Потьма,
на возвышенности Мотилефконь бу
гор.
При осмотре селищ в 2013 г.
было установлено, что Верхнепокров
ское I селище уничтожено в резуль
тате разработки песчаного карьера.
Второе селище в настоящее время
находится на северном возвышенном
берегу водоема. С востока оно огра
ничено узким длинным оврагом. Ни
каких внешних признаков это селище
не имеет. Приблизительная площадь
50
80 м. Среди фрагментов кера
мики преобладают черепки серого и
светло-серого цвета, но изредка встре
чаются фрагменты керамики красных
тонов.
Границами Покрово-Селищенско
го могильника служат: с севера и с
востока — лесозащитные полосы, с
юга — ручей Могилефконь ляй, с
запада — дорога Покровские Сели
щи — Старая Потьма. При осмотре
могильника были зафиксированы гра
бительские ямы. Как и на Кельги
нинском могильнике, «черные копа
тели» вскрыли два погребения. При
одном найдены фрагменты большого
светло-коричневого цвета горшка.
Площадь могильника составляет при
мерно 80
100 м. Время функцио
нирования могильника может быть
отнесено к XVI — XVII вв.
Разведочный отряд под руковод
ством младшего научного сотрудни
ка отдела истории и археологии
С. Д. Давыдова (держатель Откры
того листа ¹ 108) осмотрел ряд
памятников в районе с.
Старое Ба
диково (Старобадиковский I и Ста
робадиковский II могильники, Ста
робадиковское I и Старобадиков
ское III поселения), в окрестностях
Грабительские ямы
на Кельгининском могильнике. 2013 г.
Фрагменты сосуда
из разграбленного
погребения
на Покрово-Селищенском
могильнике. 2013 г.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
д. Жуковка (Жуковское I городище)
и районе с. Киселевка (II, III, IV, V
и VI Киселевские поселения).
Старобадиковский I могильник
был открыт С. П. Вернером в
1940 г., им было исследовано три
погребения. Полученные данные по
зволили датировать памятник XI —
XIV вв. Позднее, в 1974 г., ис
следования некрополя производил
В. Н. Шитов, в 1975 г. — И. М.
Петербургский. В 1981 — 1982 гг.
отряд экспедиции НИИЯЛИЭ под
руководством Я. В. Беляева произвел
раскопки на площади 200 м
и вскрыл
28 погребений.
Старобадиковский II могильник
был обнаружен краеведом Б. Е. Смир
новым. В 1974 г. В. Н. Шитов вскрыл
одно полуразрушенное погребение с
комплексом мордовских украшений
VIII — IX вв. В ходе планомерного
изучения некрополя в 1975 — 1979
и 1981 — 1982 гг. под руководством
И. М. Петербургского были полу
чены данные, которые позволили
расширить датировку с VII по X в.
Старобадиковское II поселение, об
наруженное И. М. Петербургским в
1979 г., оказалось синхронным ис
следуемому могильнику.
Благодаря методической помощи,
оказанной доктором исторических
наук, ведущим научным сотрудником
отдела истории и археологии НИИГН
В. В. Ставицким, удалось открыть
ранее не известный археологический
памятник, получивший название Ста
робадиковское III поселение, которое
находится на левом берегу Вада в
320 м к западу от реки. Поселение
располагается на первой надпоймен
ной террасе, на расстоянии 1,5 км к
востоку от с. Старое Бадиково и в
1,2 км к северу от пос. Ленина. С
западной стороны памятник граничит
с сосновым лесом, частично находясь
на его территории. В 10 м западнее
от границы начала леса, проходит
грунтовая дорога из пос. Ленина в
с. Старое Бадиково. На предпола
гаемой территории поселения удалось
обнаружить подъемный материал в
виде фрагментов керамики, которая
относится к типу гончарной белогли
няной керамики, орнаментированной
прочерченными линиями. На осно
вании этого можно предположить,
что обнаруженное поселение отно
сится к XVI — XVII вв. Были
проведены инструментальная съемка
и составлен план памятника с ука
занием точных географических коор
динат.
В районе д. Жуковки было ос
мотрено Жуковское I городище. Ис
тория исследования этого памятника
началась еще в дореволюционный
период. Позднее, в 1940 г., Архео
логическая экспедиция центрального
музея Мордовской АССР под руко
водством С. П. Вернера произвела
инструментальную съемку плана го
родища и записала несколько легенд
местных жителей. В 1957 г. экспе
диция НИИЯЛИЭ под руководством
М. Ф. Жиганова обследовала памят
ник повторно, что позволило дати
ровать его булгарским периодом (на
чало II тыс. н. э.). Спустя 26 лет, в
1983 г., аспирант НИИЯЛИЭ
В. В. Гришаков обследовал Жуков
ское I городище и установил, что оно
относится к кругу памятников с крас
ноглиняной гончарной керамикой и,
скорее всего, был оставлен жителями
с началом монголо-татарского завое
вания. Археологическая разведочная
экспедиция НИИГН в 2013 г. осу
ществила осмотр и зафиксировала
произошедшие изменения со времени
последнего обследования. В частности,
первая оборонительная линия, которая
была отмечена на плане В. В. Гриша
кова, отсутствует вследствие продол
жительной распашки территории, обо
значенной на плане как «зона 4».
Также было установлено, что памятник
подвергается разорению, о чем свиде
тельствуют грабительские ямы прошлых
лет и рассказы местных жителей о
«черных археологах».
В районе с. Киселевка был про
изведен осмотр II, III, IV, V и VI
Киселевских поселений. Кисел¸вское
III поселение было обнаружено М.
Ф. Жигановым в 1957 г. Исследо
ватель установил, что памятник функ
ционировал в эпоху бронзы (абашев
ский тип керамики). Второй, более
поздний, культурный слой оставлен
древнемордовским населением первой
половины I — начала II тыс. н. э.
Остальные четыре памятника были
обнаружены в 1983 г. в ходе разве
дочной экспедиции НИИЯЛИЭ под
руководством В. В. Гришакова. Ки
селевское II и VI поселения иссле
дователь датирует второй половиной
I — началом II тыс. н. э. и относит
их к памятникам древнемордовского
типа. Киселевское IV и V поселения
обозначены как памятники эпохи
бронзы.
В июне 2013
г. сотрудники отде
ла истории и археологии НИИГН
продолжили работу по мониторингу
современного состояния памятников
историко-культурного наследия. Была
проведена археологическая разведка
в нижнем течении р.
Шокши в Тень
гушевском районе Республики Мор
довия. В рамках работы экспедиции
было обследовано 6 памятников, от
носящихся к различным эпохам: по
селение Широмасово
I (энеолит,
эпоха бронзы); Широмасовское го
родище (ранний железный век); Шок
шинский могильник (раннее средне
вековье); Шокшинское
I поселение
(эпоха бронзы); Шокшинское
II по
селение (эпоха бронзы); поселение
Березняк (эпоха бронзы; средневе
ковье). На территории Шокшинско
го могильника зафиксированы гра
бительские ямы, расположенные к
югу и западу от раскопов 1967 —
1995
гг. Отмечено интенсивное раз
рушение культурного слоя на посе
лении Березняк со стороны Мокши,
где в осыпях были собраны фрагмен
ты керамики эпохи бронзы, орнамен
тированные глубокими круглыми
ямками, оттисками зубчатого штам
па, а также средневековой белогли
няной керамики.
OST SCRI
TUM
В 2014 г. разведочный отряд
НИИГН продолжил проведение ар
хеологических разведок с целью от
крытия новых и осмотра ранее из
вестных археологических памятников.
Под руководством младшего науч
ного сотрудника отдела истории и
археологии С. Д. Давыдова (держа
тель Открытого листа ¹ 610) в июне
2014 г. были проведены археологи
ческие разведки в среднем течении
р. Мокши в пределах Ковылкинско
го района Республики Мордовия.
В ходе разведывательных работ
на пути следования экспедиции вдоль
левого берега вниз по течению Мок
ши удалось открыть ранее не извест
ный археологический памятник, ко
торый получил название по наиболее
близкому населенному пункту Поль
цо — Польцовское I поселение.
Дюнная возвышенность, которая
находится на левом берегу Мокши
(в 0,3 км к югу от современного рус
ла) и в 3 км к северо-северо-западу
от центра с. Польцо. Дюна имеет
форму эллипса и протянулась с се
вера на юг на 70 м, с запада на
восток — на 100 м. Она окружена
неширокой дубовой рощей со всех
сторон, кроме северной оконечности.
В 70 м к западу от центральной час
ти дюны располагается старица Мок
ши, ныне представляющая собой
болото. С южной и восточной сто
роны склоны дюнной возвышенности
окаймлены дубовой рощей, которая
сменяется ивняком, там, где дюна
переходит в пойму. К северу от па
мятника находится еще одна дюна,
которая представляет собой возвы
шенность, вытянутую с востока на
запад, и примыкает к поселению юго-
восточной оконечностью.
В ходе исследования памятника
была снята инструментальная съем
ка и составлен топографический план
с указанием точных географических
координат. Поверхность дюнного
возвышения хорошо задернована,
покрыта многолетними травами. Од
нако по ее периметру мощные кор
невища дубов взрыхляют почву,
вследствие чего происходит обнаже
ние культурного слоя. Здесь было
обнаружено несколько фрагментов
сероглиняной круговой лощенной ке
рамики, являющихся частью одного
сосуда. Они залегали в самом позд
нем слое поселения, который отно
сится к XVII — XVIII вв.
Территория памятника предполо
жительно ограничена естественными
границами мысовидного выступа над
пойменной террасы. Для уточнения
культурной и хронологической при
надлежности памятника был заложен
шурф 1
1 м. В результате земляных
работ были получены следующие на
ходки: фрагменты сероглиняной кру
Нароватовский могильник. Вид с юга
Поселение Березняк. Вид с востоко-северо-востока, со стороны Мокши
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
говой керамики с примесью крупно
го шамота и песка с орнаментом из
прочерченных круговых тонких линий,
которая относится к типу средневе
ковой мордовской керамики и дати
руется XIV — XVI вв. Обнаружен
ная керамика, вероятно, является
частью одного сосуда и относится к
его донной части. Толщина фрагмен
тов (у стенок) — от 0,5 — 0,6 см
до 1,2 — 1,5 см (в том месте, где
стенки переходят в дно сосуда).
Несколько глубже в шурфе были
обнаружены фрагменты средневеко
вой грубой лепной плохо перемешан
ной керамики с примесью шамота и
костровым обжигом XI — XIII вв.
Они были частью слабопрофилиро
ванного сосуда, и их толщина соста
вила от 0,5 до 1,0 см.
Далее следовала керамика того
же временного периода только загла
женная и с более тщательно проме
шанным тестом с примесью шамота
и с костровым обжигом. Глубже всех,
в предматериковом слое, залегали
фрагменты текстильной керамики,
относящиеся к раннему железному
веку. Толщина стенок этих фрагмен
тов варьируется в пределах от 0,6
до 0,8 см. Эти фрагменты были ча
стью слабопрофилированного сосуда,
о чем наиболее выразительно говорит
сохранившийся венчик.
Второй памятник, исследованный
в ходе разведывательных работ, был
обнаружен в 0,75 км к юго-востоку
от первого. Им оказалось Польцов
ское II поселение — дюнная возвы
шенность, которая находится на ле
вом берегу Мокши (в 0,8 км к се
веру от современного русла) и в 2,3
км к юго-востоку от центра села.
Дюна имеет форму вытянутого эл
липса и протянулась с севера на юг
на 100 м, с запада восток — на 45 м
в самом широком месте. С востока
вплотную к дюне подступает роща,
состоящая преимущественно из дубов
и тополей. Западная сторона дюны
плавно переходит в луговую пойму,
а затем в заболоченную низину, быв
шую когда-то, очевидно, старицей
Мокши.
В ходе исследования памятника
археологии были снята инструмен
тальная съемка и составлен топогра
фический план памятника с указа
нием точных географических коор
динат. Территория памятника пред
положительно ограничена естествен
ными границами мысовидного высту
па дюнной возвышенности. Поверх
ность дюнного возвышения хорошо
задернована, покрыта многолетними
травами. Однако в некоторых местах
вследствие водно-воздушной эрозии
происходит обнажение культурного
слоя, где было обнаружено несколь
ко фрагментов лепной древнемордов
ской керамики, широко распростра
ненной в I — начале II тыс. н. э., и
железное кресало, которые позволи
ли произвести хронологическую да
тировку памятника и его культурную
принадлежность.
В августе 2014
г. полевые изы
скания разведочного отряда НИИГН
продолжились в Теньгушевском рай
оне. Экспедиция под руководством
научного сотрудника отдела истории
и археологии Е.
Н. Кемаева
(дер
жатель Открытого листа ¹
432)
проводила работы на территории объ
ектов археологического наследия,
расположенных в бассейне р. Мокши
от пос. Полярная Звезда до с. На
роватово: Шокшинский могильник
(раннее средневековье) — Шокшин
ское
I поселение (эпоха бронзы);
Шокшинское
II поселение (эпоха
бронзы); поселение Березняк (эпоха
бронзы; средневековье); Нароватов
ский могильник (средневековье) —
Нароватовское поселение (эпоха
бронзы, ранний железный век); На
роватовское городище (ранний же
лезный век).
Археологические полевые работы
являлись продолжением обследования
рассматриваемого региона, проводив
шегося в 2013 г. Шурфовка и зачи
стка осыпей, проведенные на посе
лении Березняк, позволили уточнить
мощность и степень сохранности куль
турного слоя, отчасти — планиграфию
поселения. В частности, были полу
чены основания полагать, что наи
более активно разрушается площад
ка, где некогда располагалась цен
тральная часть древнего поселения,
а западнее, дальше от берега, нахо
Разграбленное погребение на Шокшинском могильнике
OST SCRI
TUM
дилась его периферийная часть. Фак
тически объект находится в аварий
ном состоянии.
Полученный материал состоит из
фрагментов лепной и гончарной ке
рамики. Лепная керамика согласно
предварительной атрибуции относит
ся к бронзовому веку. В качестве
примеси к глиняному тесту использо
вались мелкий песок, шамот, реже —
дресва. Поверхность сосудов крас
но-коричневого цвета, отдельные
фрагменты — серого цвета. На из
ломе керамика имеет темно-серый
цвет, в некоторых случаях — чер
ный. Орнаментация выполнена глу
бокими ямочными вдавлениями либо
выдавленными изнутри «жемчужи
нами». Кроме того, имеются фраг
менты, орнаментированные прочер
ченными линиями, оттисками зуб
чатого штампа. Представляет ин
терес оригинальный вариант орна
ментации: концентрические круги
вокруг неглубоких ямчатых вдавле
ний. Среди находок — две крем
невые ножевидные пластины. Вто
рой хронологический горизонт об
разуют фрагменты гончарной бело
глиняной керамики XVI —
XVIII
вв.
Необходимо подчеркнуть, что
наибольший урон сохранности объ
ектов археологического наследия на
носится не природными факторами,
а мародерскими раскопками. На про
тяжении длительного времени систе
матически уничтожался культурный
слой на Шокшинском и Нароватов
ском могильниках. Свидетельство
тому — большое количество граби
тельских ям на их площади. Причем
на территории археологического ком
плекса Шокшинский могильник —
Шокшинское
I поселение и на Шок
шинском
II поселении зафиксированы
«свежие» ямы, подтверждающие тот
факт, что несанкционированные рас
копки продолжаются и в настоящее
время. Наиболее эффективной мерой
по обеспечению сохранности данных
объектов археологического наследия
представляется возобновление науч
ных изысканий.
В рамках работ, выполненных в
Нижнем Примокшанье в 2013 —
2014
гг., было зафиксировано изме
нение в состоянии памятников архео
логии локального региона в западной
части Республики Мордовия, про
изошедших с 1995 г., когда были
прекращены стационарные раскопки
на площади археологического ком
плекса Шокшинский могильник —
Шокшинское
I поселение и прово
дилось комплексное обследование
археологических памятников в север
ной части Теньгушевского района в
рамках Федеральной программы «Со
хранение археологического наследия
народов Российской Федерации» экс
педицией НИИЯЛИЭ в составе
В. Н.
Шитова, О. В.
Зеленцовой и
Т. Н.
Охотиной.
В начале сентября разведочный
отряд НИИГН под руководством
младшего научного сотрудника отде
ла истории и археологии А.
С. Про
нина
(держатель Открытого листа
¹ 1057) проводил археологические
разведки с осуществлением локальных
земляных работ на правом берегу
р. Мокши близ с. Русское
Маскино
Краснослободского района Респуб
лики Мордовия с целью выявления
новых археологических памятников
и осмотра и фиксации современного
состояния ранее известных. Прово
дился визуальный осмотр коренного
берега р.
Мокши, останцев и возвы
шенностей надпойменных, дюнных
возвышений, а также естественных
обнажений рельефа. Производились
сборы подъемного материала, фото
фиксация и съемка топографических
планов, которая осуществлялась ин
струментальным способом. Для ус
тановления географических координат
памятников и их высот над уровнем
моря (от уровня Балтики) было про
изведено измерение с помощью GPS-
навигатора. В результате работ были
осмотрены ранее открытые поселения
Русско-Маскинское II, Русско-Ма
скинское V, Русско-Маскинское VI,
новое открытое поселение Русско-
Маскинское VII, а также Русскома
скинский могильник.
Русско-Маскинское II поселение
расположено в 1,0 км к северо-вос
току от села, в 0,25 км к востоку от
озера Лошерка, на дюне Шараева
Горка, в пойме на правом берегу
Мок
ши. Высота дюны над уровнем пой
мы составляет около 5 м. В советское
время поселение было сильно повре
ждено картофельными ямами. В на
стоящее время площадь поселения
занята молодыми сосновыми посад
ками. Подъемный материал представ
лен фрагментами лепной древнемор
довской керамики, которая широко
использовалась в I — начале II тыс.
н. э., и гончарной сероглиняной
керамикой, которая бытовала в
XVII — XVIII вв.
Русско-Маскинское V поселение
расположено в 2 км от села к северо-
востоку, на дюне в пойме правого
берега Мокши. Дюна вытянута с за
пада на восток. Ее длина 160 м,
ширина 60 — 80 м. Высота над
уровнем пойменных лугов составляет
около 5 м. В западной части обна
ружены остатки бетонного столба от
старой линии электропередач. Подъ
емный материал представлен фраг
ментами лепной неорнаментированной
и гончарной керамикой. На момент
осмотра площадь поселения засаже
на молодым сосняком.
Русско-Маскинское VI поселение
расположено в 2 км к северо-восто
ку от села, в 0,1 км к юго-востоку
от линии электропередачи, на дюне
в пойме правого берега р.
Мокша.
Высота дюны над уровнем поймы
достигает 4 м. Поселение сильно по
вреждено могильником и картофель
ными ямами. На момент осмотра
поверхность памятника хорошо за
дернована. Обнажений культурного
слоя не выявлено, однако прослежи
ваются очертания старых картофель
ных ям. Подъемный материал пред
ставлен фрагментами гончарной
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
керамики с текстильными отпечатка
ми, относящмися к раннему желез
ному веку, а также керамикой древ
немордовских типов, которая быто
вала в I — начале II тыс. н. э.
Русско-Маскинское VII поселение
расположено в 0,25 км к юго-восто
ку от фермы на дюне правого бере
га Мокши. Высота дюны над поймой
составляет 4 м. Поселение подвер
гается разрушению вследствие раз
работки песчаного карьера. Для
уточнения мощности культурного слоя
и времени использования памятника
был заложен шурф, размером 1
1 м.
Также была произведена зачистка на
краю обрыва. В результате земляных
работ был добыт подъемный мате
риал, представленный фрагментами
лепной керамики с текстильными от
печатками, относящимися к бронзо
вому веку, а также фрагменты древ
немордовской керамики, аналогичные
керамике Русско-Маскинского II и
Русско-Маскинского VII поселений.
Кроме того, были найдены фрагмент
шлакированной керамики и фрагмен
ты обожженной глины, которые по
зволяют говорить о том, что населе
ние данного памятника имело пред
ставление о металлургии. Поверхность
памятника хорошо задернована, од
нако прослеживаются остатки кар
тофельных ям.
Русско-Маскинский могильник
расположен на той же дюне, что и
Русско-Маскинское
VI поселение.
Памятник датируется ХVII — на
чалом XVIII вв. На памятнике в
1979 г. проводились археологические
раскопки, в результате которых было
исследовано 20 погребений. На момент
осмотра обнажений культурного слоя
не выявлено. Площадь памятника
хорошо задернована и не подверга
ется механическим разрушениям.
В сентябре 2015 г. разведочный
отряд НИИГН под руководством
младшего научного сотрудника отде
ла археологии А. С. Пронина (дер
жатель Открытого листа ¹ 1436)
проводил археологические разведки
в бассейне р.
Ирсети в окрестностях
с.
Новая
Ф¸доровка Старошайгов
ского района Республики Мордовия.
Маршрут разведки пролегал вниз по
течению ручья Ирсеть от Федина
оврага до оврага Шеломок. В ре
зультате были открыты Новоф¸до
ровское
I и Новоф¸доровское
II по
селения.
Новофёдровское
I поселение рас
положено в 2 км к юго-западу от
села на краю Федина оврага на мы
совидном выступе надпойменной тер
расы. Поселение пересекает лесопо
садка шириной 15 м по линии восток-
северо-восток — запад-юго-запад.
Северная и северо-западная окраины
поселения подвергаются ветровым и
водным эрозиям, зафиксированы мес
та обнажения и разрушения культур
ного слоя вследствие оползней. Юж
ная часть поселения подвергается
систематической распашке. В ходе
работ проводились фотофиксация,
снятие топографического плана, а
также установление точных геогра
фических координат. Для уточнения
времени бытования и мощности куль
турного слоя данного памятника ар
хеологии была проведена зачистка
обрыва. Подъемный материал и на
ходки из зачистки представлены
фрагментами костей животных и леп
ной глиняной керамики с зубчатым
штампом, что позволяет отнести дан
ный памятник к балановской куль
туре (конец II тыс. до н. э.).
Новоф¸доровское
II поселение
расположено в 1,8 км к востоко-юго-
востоку от с.
Новая
Ф¸доровка на
высоком пологом правом берегу ручья
Ирсеть. Поселение подвергается вет
ровой и водной эрозии. Площадь се
лища составляет примерно 80
80 м
и ограничена естественными грани
цами мысовидного выступа надпой
менной террасы. Была произведена
зачистка обрыва для установления
культурной и хронологической при
надлежности памятника, в результа
те которой найдены многочисленные
фрагменты средневековой глиняной
лепной посуды из грубого теста, с
примесью шамота, и плохого обжига,
а также кальцинированные кости
животных.
В октябре 2015
г. экспедиция
НИИГН под руководством научно
го сотрудника отдела археологии
Е. Н. Кемаева
(держатель Откры
того листа ¹
1666) проводила раз
ведочные исследования на участке
нижнего течения р.
Тавлы в пределах
городского округа Саранск Респуб
лики Мордовия. Было обследовано
3 археологических памятника: Са
ранское I и Саранское II поселения
(эпоха бронзы), а также поселение у
ул.
Степной (XVII — XVIII
вв.).
Полевые работы были начаты на
Саранском II поселении, которое рас
положено между с. Макаровка (450 м
к юго-юго-западу), и пос. им.
Гага
рина (300 м к северу) в пределах
городского округа Саранск Респуб
лики Мордовия. В 280 м к западу —
автодорога, вдоль которой проходит
ЛЭП. В 230 м к юго-востоку —
автодорога (восточный обход г.
Са
ранска), вдоль которой также прохо
дит ЛЭП. Памятник занимает не
большое всхолмление, вытянутое вдоль
южного берега оврага, выходящего в
пойму Тавлы. В настоящее время
большую часть предполагаемой пло
щади (90
60
м) поселения зани
мает поле, которое регулярно распа
хивается и засевается. На пашне были
обнаружены фрагменты лепной ке
рамики, а также кости животных.
Не подвергается разрушению хозяй
ственной деятельностью лишь срав
нительно узкая полоса вдоль бере
говой линии шириной 7 — 12
м. Она
полностью задернована и покрыта
луговой растительностью. Полученный
в рамках обследования памятника
материал состоит из фрагментов леп
ной керамики, изготовленной из гли
ны с примесью шамота. Толщина
большинства стенок колеблется в
пределах 0,8 — 1,1
см. На отдельных
фрагментах имеются следы заглажи
вания пучком травы. Орнаментация
OST SCRI
TUM
представлена зигзагообразными от
печатками зубчатого штампа, ногте
выми вдавлениями и наколами. По
лученная на поселении керамика
относится к срубной культуре брон
зового века.
Площадка, занятая Саранским I
поселением, расположена севернее на
противоположном возвышенном бе
регу оврага. Памятник занимает
сравнительно пологую площадку, ог
раниченную с юга и юго-запада кру
тым берегом оврага, а с севера и
северо-востока — склоном холма, на
котором расположена ул.
Серафимо
вича пос.
им.
Гагарина. Она возвы
шается над уровнем воды в ручье на
10 — 12 м. В целом на рельефе
местности прослеживается понижение
в юго-западном направлении. Раз
меры объекта в предполагаемых гра
ницах составляют 100 х 40
м. Куль
турный слой интенсивно разрушает
ся подсобными приусадебными уча
стками (вдоль берега оврага местные
жители периодически раскапывают
участки под грядки и высадку кар
тофеля), а также размывается талы
ми водами. Объем полученного подъ
емного материала незначителен, он
представлен фрагментами боковинок
сосудов, изготовленных из глины с
примесью шамота, эта керамика так
же относится к срубной культуре
бронзового века.
Поселение у ул.
Степной распо
лагается на широком мысовидном
выступе правого берега Тавлы, вы
тянутом вдоль осевой линии северо-
запад
юго-восток. На северо-вос
точной, максимально возвышенной
части мыса, располагаются жилые
дома и приусадебные участки пос.
им.
Гагарина городского округа Са
ранск Республики Мордовия. Рас
стояние до Саранского I поселения
составляет 0,8
км по направлению к
юго-востоку. Вдоль юго-западной и
западной оконечностей мыса на рас
стоянии 30 — 60
м проходит грун
товая дорога, выходящая в районе
расположения Саранского I и Саран
ского II поселений на автодорогу из
поселка им.
Гагарина в с.
Макаровка.
К западу и северо-западу на проти
воположном берегу Тавлы ведутся
масштабные строительные работы.
Культурный слой подвергается
интенсивному разрушению, главный
фактор — хозяйственная деятельность
(большая часть площадки мыса за
нята приусадебными участками, ко
торые регулярно подвергаются рас
пашке). Именно на пахоте был соб
ран практически весь объем подъем
ного материала. Не подвергаются в
настоящее время обработке лишь
наиболее пониженные части рельефа:
северо-западная часть, в районе ЛЭП,
и юго-восточная оконечность мыса,
покрытые луговой растительностью.
Полученный в рамках обследо
вания памятника материал в целом
датируется XVII — XVIII
вв. и
состоит из фрагментов гончарной
керамики, которую можно сгруппи
ровать в 3 категории:
фрагменты сосудов, изготовлен
ных из глины с добавлением в тесто
крупных фракций дресвы. Стенки
сосудов неровные, бугристые, тол
щина колеблется в пределах
0,7
1,0
см. Цвет: темно-коричне
вый, отдельные фрагменты красно-
коричневые. Венчики отогнутые,
округлые;
фрагменты чернолощеных сосу
дов, изготовленных из хорошо про
мешанной глины без крупных при
месей. Толщина стенок составляет
0,5 — 0,7
см. Тщательность лощения
сравнительно невысокая, обработке
подвергалась преимущественно верх
няя часть сосудов, что являлось ха
рактерным признаком для посуды
данного типа, изготовлявшейся в
XVII
в. Венчики слабоотогнутые,
округлые либо с плоским верхним
краем, отдельные экземпляры имеют
наплыв на внутренней стороне;

фрагменты тонкостенных
(0,5
0,6
см) белоглиняных сосу
дов. Характерна линейная орнамен
тация. Венчики слегка отогнуты на
ружу, верхний край — округлый либо
со слегка утонченным и заостренным
краем. Отдельные экземпляры имеют
наплыв на внутренней стороне.
По результатам проведения по
левых археологических работ необ
ходимо сделать вывод о плохой со
хранности культурного слоя на всех
трех памятниках. Непотревоженными
остаются лишь отложения, залегаю
щие на глубине, в ямах (хозяйствен
ных, от жилищ). Для их выявления
требуются большой объем земляных
работ и предварительное согласование
с хозяйствующими собственниками.
Таким образом, за три полевых
сезона разведочный отряд осмотрел
более 30 памятников археологии в 5
районах Республики Мордовия и
г.
Саранске. Однако для решения
проблемы обеспечения сохранности
объектов историко-культурного на
следия требуется проведение суще
ственно большего объема полевой
работы, нежели это делается в на
стоящее время. Необходимо комплекс
ное обследование территории респуб
лики с привлечением большого чис
ла специалистов: определение списка
разрушенных и исследованных ар
хеологических объектов, составление
перечня существующих памятников
с фиксацией текущего состояния со
временными техническими средства
ми и постановкой на государственный
учет, возобновление стационарных
археологических раскопок.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
События октября 1917 г. поста
вили Русскую православную церковь
в совершенно новые условия суще
ствования. Необходимость адаптации
не сразу была осознана церковным
руководством, да и складывавшиеся
обстоятельства серьезно затрудняли
поиск верных решений. В самом Рус
ском православии сложилась чрез
вычайно опасная ситуация, которая
грозила реальным разрывом между
церковной иерархией и значительной
частью прихожан. Поддержка духо
венством Первой мировой войны и
возраставшая «усталость» от нее в
значительной части российского об
щества, антигосударственная и ан
тицерковная пропаганда левых партий,
антиправительственные настроения
в церковных кругах и приход к вла
сти большевиков усугубили кризис в
Русской православной церкви, стре
мительно терявшей престиж и влия
ние среди народа. Конец 1910-х —
1920-е гг. — сложный период, когда
в Русской православной церкви про
исходило переформатирование под
кардинальным образом изменившие
ся условия существования.
Вышедшая в свет в 2014 г. мо
нография Ф. Н. Козлова «Право
славие в чувашском крае: внутрицер
ковная ситуация в конце 1910-х —
1920-е гг.» являет собой комплексное
исследование, которое не только обоб
щает накопленный опыт по обозна
ченной теме, но и представляет, на
наш взгляд, удачное завершение кро
потливой научной работы, начавшей
ся в 2008 г.
и позволившей автору
близко подойти к объективной кар
тине изучаемых событий.
Ф. Н. Козлов не первый, кто в
региональной историографии обра
тился к изучению истории правосла
вия в чувашском крае. Назовем толь
ко монографические работы крупных
советских специалистов по этому во
просу: «Пережитки религиозных ве
рований чуваш и их преодоление»
(Чебоксары, 1961) и «Кризис рели
гии» (Чебоксары, 1981) Г. Е. Куд
ряшова, «Религия и атеизм чуваш
ского народа» (Чебоксары, 1972)
П. В. Денисова. Появлялись и по
являются значимые исследования
современных авторов: «Православные
храмы Чувашии» (Чебоксары, 1995)
и «Религиозные и оккультные тече
ния в Чувашии» (Чебоксары, 2000)
Л. Ю. Браславского, «Страницы
истории православия в Чувашии в
ХХ веке» А. Г. Бермана (Чебокса
ры, 2009). Необходимо добавить в
этот перечень такие защищенные
диссертационные исследования, как
«Христианское просвещение нерусских
народов и этноконфессиональные
процессы в Среднем Поволжье в
последней четверти XVIII — нача
ле XX века» Л. А. Таймасова (Че
боксары, 2004). Затрагивались и
затрагиваются различные аспекты
конфессиональной жизни в отдельных
статьях А. В. Изоркина, Ю. С. Гу
рова, В. Г. Харитоновой, Е. В. Ка
симова, Л. А. Ефимова и др. Но что
следует подчеркнуть, история пра
вославия в Чувашии все же не от
носится к числу привлекательных для
местных историков тем. Автор ре
цензируемой монографии справедли
во отмечает данное обстоятельство.
Тем более верно его утверждение,
что обозначенная как объект иссле
дования проблема не являлась пред
метом специального изучения, и этот
пласт региональной истории остается
малоизвестным и профессиональным
историкам, и массовому читателю:
«Выборочные публикации документов,
тезисы и доклады на научных кон
ференциях, энциклопедические статьи,
контекстовые упоминания не способ
ны в полной мере отразить всей пол
ноты и глубины той трагедии, в ко
торой оказалась в 1920—1930-е годы
Ãàëèíà Àëåêñàíäðîâíà Êóðøåâà
ОПИУМ ДЛЯ НАРОДА?
Рецензия на книгу:
Êîçëîâ Ô. Í.
Православие в чувашском
крае: внутрицерковная ситуация в конце 1910-х — 1920-е гг. /
Ф. Н. Козлов. — Чебоксары : Чуваш. кн. изд-во, 2014. — 239 с.
Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта ¹ 15—31—12034.
См.:
Êîçëîâ Ô. Í.
«Прошу принять на регистрацию… Из истории церковного раскола в Чувашии» //
Исторический архив. 2008. ¹ 6. С.
50 — 59;
Åãî æå
. «…верующие начинают приходить в недоумение».
Религиозная ситуация в Чувашии в 1920-е гг. // Центр и периферия. 2009. ¹ 1. С. 95 — 99 и др.
OST SCRI
TUM
Русская православная церковь в Чу
вашии» (с. 6).
Как представитель научного со
общества другого субъекта Среднего
Поволжья, могу констатировать ана
логичное складывание ситуации и в
мордовской историографии. Хотя си
туация с изучением истории право
славия в нашем регионе несколько
лучше: солиднее тематический охват,
шире круг занимавшихся и занимаю
щихся данной проблематикой. Одна
ко, если обратиться к фокусируемым
в книге Ф. Н. Козлова аспектам, то
окажется, что и в нашей республике
нет ни одной работы, в которой рас
сматривались бы комплексно затра
гиваемые вопросы. Да, история об
новленческого раскола в Мордовии в
целом описана и в какой-то степени
проанализирована, но того же самого
нельзя сказать об истории движения
истинно-православных христиан и та
ком явлении, как отказы священно
служителей от сана. Вместе с тем
обратим внимание на такой факт.
Ф. Н. Козлов — выпускник аспи
рантуры НИИ гуманитарных наук при
Правительстве Республики Мордовия
и докторантуры МГУ им. Н. П. Огар¸ва.
В его научном багаже не одна публи
кация по истории православия в на
циональных регионах Среднего По
волжья в целом, в том числе и на
территории мордовского края.
Как особо значимое считаем не
обходимым подчеркнуть то обстоя
тельство, что монографическое ис
следование выполнено историком-
архивистом. В нашем обществе сфор
мировалось и до сих пор не перелом
лено, к сожалению, представление об
архивах как своего рода складских
помещениях, куда, по уже крылато
му выражению, «списывают» по ис
течении потребности и надобности.
Отчасти происходит это потому, что
труд архивиста в отличие от, напри
мер, работы музейщика или библио
текаря не столь заметен и внешне
непритязателен. Подзабыто еще одно
крылатое выражение — об архивис
тах как хранителях истории. Под
черкну последнее слово в этом афо
ризме. По собственному опыту могу
сказать, что без первоисточника не
возможно ни одно серьезное истори
ческое исследование. Архивные до
кументы — тот фундамент, на проч
ной основе которого строится систе
ма научных умозаключений и выво
дов. Выпуск обстоятельного иссле
дования внутрицерковной жизни в
сложные 1920-е гг. в одном из на
циональных регионов Среднего По
волжья историком-архивистом — еще
один повод для преломления обще
ственного мнения.
Научная актуальность данной
работы обусловлена потребностью в
полноценном анализе исторического
опыта государственно-церковных от
ношений для формирования совре
менной модели взаимоотношений
государства и Церкви, которые и
сейчас подвергаются серьезной про
верке. Большое значение имеет ис
следование для оценки сегодняшнего
положения Русской православной
церкви и перспектив ее будущего
развития, в том числе в националь
ных республиках, где нет-нет да и
возникает у определенной части на
ционалистически ориентированных
представителей титульных этносов
очередное стремление к независимо
сти, в том числе путем создания ав
токефальных церквей.
Структура книги последователь
на, логична и в полной мере отвеча
ет поставленным задачам. Она со
стоит из предисловия автора, пяти
глав, заключения и библиографиче
ского списка. Кроме того, издание
снабжено глоссарием и приложением.
Последнее заслуживает особой ха
рактеристики. Именно при его под
готовке наиболее ярко проявилась
принадлежность автора рецензируе
мой работы к архивной системе. Ис
следователем умело осуществлен
подбор архивных документов, многие
из которых в полном объеме впервые
вводятся в научный оборот. Здесь
же представлены документы, свиде
тельствующие о разночтениях в био
графических данных отдельных дей
ствующих лиц повествования. Суще
ственным составным компонентом
приложения является сводный список
священнослужителей, отказавшихся
от сана в конце 1910-х гг. — 1930
г. (с. 214—226). Поражает как сам
перечень, включающий в себя почти
130 имен (и это с учетом того, что
в список не попали церковнослужи
тели), так и тот внушительный объ
ем работы, который Ф. Н. Козлов
проделал для его составления.
Обращает на себя внимание и
заслуживает только самой положи
тельной характеристики совокупный
набор источниковой базы, первоос
нову которого составляет значитель
ный комплекс архивных документов.
При подготовке рецензируемого из
дания Ф. Н. Козлов использовал
документы, извлеченные из фондов
Российского государственного исто
рического архива и Российского го
сударственного архива социально-
политической истории, государствен
ных архивов Чувашской Республики
и Республики Татарстан, Нижего
родской и Ульяновской областей,
Научных архивов Чувашского госу
дарственного института гуманитарных
наук и НИИ гуманитарных наук при
Правительстве Республики Мордовия.
Конечно, разброс использованных
архивных документов сильно варьи
руется — от одного фонда Централь
ного архива Нижегородской области
до пяти десятков фондов Государст
венного исторического архива Чу
вашской Республики. Но это не
«ущербность» рецензируемой работы,
а еще одно свидетельство кропотли
вого труда по выявлению и сбору
необходимого для всестороннего ис
следования поднимаемых проблем
материала. Тот, кто на себе испытал
всю «прелесть» трудностей подобно
го поиска разрозненных фактов, пой
мет, что стоит за такими, казалось
бы, скромными цифрами.
ÅÍÒÐ
ÏÅÐÈÔÅÐÈ
. 2016.
Добавим к вышеописанным не
опубликованным источникам внуши
тельный список центральных и ре
гиональных периодических изданий
различной общественно-политической
направленности и разноплановой ме
муарной литературы. В определенной
мере можно даже говорить о «пере
косе» в пользу источниковой базы,
но упоминать об этом следует толь
ко как о позитивной черте исследо
вания. И, еще раз переходя от оцен
ки конкретного издания к характе
ристике архивной системы в целом,
отмечу, что именно труженикам этой
отрасли присуще такое пристальное
внимание к «исходнику». При этом
важными чертами являются крити
ческое отношение, абстрагирование
от безоговорочного доверия к перво
источнику и его анализ с учетом спе
цифики периода создания, царившей
атмосферы и т. п. По давно сложив
шейся практике сотрудники государ
ственных архивов предпочитают гото
вить сборники документов и материа
лов, что позволяет им избегать откры
тых оценочных суждений и каких-ли
бо выводов, оставляя возможность
последнего представителям профессио
нального научного сообщества. «Пра
вославие в Чувашском крае» Ф. Н.
Козлова — один из немногих приме
ров выполненного архивистом истори
ческого научного исследования.
Каждый раздел рецензируемой
монографии представляет собой за
конченное тематическое исследование,
объединенное с остальными частями
книги общей проблематикой изучения
внутрицерковной жизни.
В первой главе рассматриваются
положение и состояние Русской пра
вославной церкви в чувашском крае
накануне Октябрьской революции
1917 года и в первый год советской
власти. Анализируя ситуацию в ре
гионе на фоне общероссийских тен
денций, Ф. Н. Козлов отмечает, что
антиклерикальные настроения рас
пространились к этому времени и в
инородческом Среднем Поволжье,
чему способствовал, по мнению ав
тора исследования, комплекс факто
ров, в том числе падение нравствен
ности среди самого духовенства и
зависимость положения Церкви от
отношения к государству в силу вклю
чения первой в систему управления
последнего. Нельзя не согласиться с
логически выстроенным выводом ав
тора, что в существовавших на тот
момент условиях было бы «несправед
ливо возлагать всю вину за обострение
ситуации в государственно-конфессио
нальных отношениях только на боль
шевистскую партию» (с. 35). Этот
тезис принципиально важен в совре
менных условиях, когда в ряде работ
по истории государственно-церковных
взаимоотношений «крайним» стано
вится только молодое Советское го
сударство с идеологией воинствую
щего безбожия.
Если первую главу условно мож
но назвать «предваряющей», т. е.
призванной подготовить читателя,
ввести его в атмосферу эпохи, пока
зать внешние и скрытые пружины
изменения внутрицерковного устрой
ства и государственно-конфессиональ
ного взаимодействия, то четыре по
следующие главы погружают в цер
ковную политику со всеми ее нюан
сами, обусловленными как формиро
вавшимся вектором государственной
конфессиональной политики, так и
межнациональным взаимодействием
и сильным личностным фактором.
Отдельная глава посвящена ис
тории обновленческого движения в
Чувашии. Оно и до появления ре
цензируемой работы неоднократно
попадало в фокус внимания исследо
вателей, значительное количество
фактического материала уже было
введено в научный оборот. К чести
и несомненной заслуге автора надо
отнести то, что он не пошел по пути
компилятивного пересказа уже из
вестных данных. Именно критическое
отношение к последним позволило
Ф. Н. Козлову не просто обобщить
накопленные до него материалы, но
и существенно дополнить их, а в ряде
случаев даже произвести кардиналь
ную переоценку. Как пример, укажем
на уточнение чувашским ученым био
графических сведений епископа Ти
мофея (Зайкова). Сформулированы
автором в данной главе и несколько
принципиально важных положений о
межнациональных противоречиях
среди духовенства как одном из ве
дущих мотивов раскола в регионе и
о сильной зависимости развития си
туации от действия конкретных лиц.
Справедливым по логике авторского
изложения представляется и сделан
ный вывод, что Русская православ
ная церковь как на региональном
уровне, так и в целом по стране от
выпавшего ей испытания расколами
только выиграла, сумев пройти свое
образное очищение от плевел и, очи
стившись, обрести силы для преодо
ления трудностей.
В третьей главе анализируется
история местной автокефальной церк
ви. К началу 1920-х гг. в чувашском
крае количественно оформилась дос
таточно мощная прослойка нацио
нального духовенства, продолжалось
активное внедрение родного языка в
процесс богослужения. Следствием
углубления межнационального кон
фликта в среде духовенства Чувашии
стало создание в 1924 г. временного
правления Православной автокефаль
ной чувашской национальной церкви.
В данном случае важно подчеркнуть
историческую уникальность этого
явления. Аналогов создания автоке
фалии не знает ни один поволжский
национальный регион. Автор обра
щает внимание, что какой-либо одной
причины создания автокефалии в
чувашском крае назвать нельзя, ис
точник нового разделения «следует
искать только в системной совокуп
ности событий прошлого и настоя
щего» (с. 94). На основе анализа
архивных документов и опубликован
ных материалов Ф. Н. Козлов вы
страивает собственную логическую
схему возникновения очередного рас
OST SCRI
TUM
кола, в том числе высказывает пред
положение об инициировании его
органами ОГПУ (с. 103). Постепен
ное затухание автокефального дви
жения он видит в том, что Чувашская
национальная церковь не сумела офор
миться в четко организованную струк
туру и осталась локальным явлением,
ее недолгое и противоречивое суще
ствование показало беспочвенность
крайне националистических устрем
лений местного духовенства.
В четвертой главе анализируется
еще один знаково-поворотный пункт
истории Русской православной церк
ви. Точкой отсчета очередного раз
деления выступает знаменитая «Дек
ларация» 1927 г. митрополита Сергия
(Страгородского) с отказом от про
тивостояния с советской властью.
Ф. Н. Козлов детально рассматри
вает историю «церковного сопротив
ления» в Чувашии со стороны про
тивников упомянутой «Декларации».
Автор характеризует «правооппози
ционные» группы, подчеркивает их
разобщенность, отсутствие единого
координационного центра и неодно
родность количественного и качест
венного состава, сравнивает и выяв
ляет общие черты и ключевые отли
чия «оппозиции справа» и обновлен
ческого движения.
Пятая глава посвящена рассмот
рению вопроса о сложении священ
нослужителями сана как попытке их
социальной адаптации. Пожалуй, это
самая «архивная» глава. Обстоятель
ному анализу подвергнуты десятки
отложившихся в архивных фондах
заявлений представителей духовен
ства об отказе от церковнослужения
и заявлений «расстриг» о восстанов
лении в избирательных правах. На
основе проведенного изучения выяв
лен и охарактеризован круг приори
тетных мотивов отречения от служе
ния Богу. Замечательно, что автор
не остановился на этой фазе иссле
дования, а развил ее, пытаясь про
следить дальнейшую судьбу «отказ
ников». Гармоничным дополнением
данной главы является охарактери
зованный выше список снявших сан
священнослужителей.
Подводя в заключении итоги ис
следования, Ф. Н. Козлов конста
тирует, что трагедия Русской право
славной церкви явилась не только
следствием политико-социальной док
трины Советского государства, но и
результатом внутренних противоречий,
накопленных за долгое время в сис
теме самого Русского православия.
При этом развитие событий в одном
из национальных регионов Среднего
Поволжья диктовалось не только их
ходом на общегосударственном уров
не, но и значительной местной спе
цификой. Сочетание общероссийских/
общесоюзных тенденций с региональ
ными закономерностями, усиленными
амбициозными устремлениями от
дельных националистически ориен
тированных церковных иерархов,
привело к складыванию в Чувашии
весьма специфической, в отдельных
случаях — уникальной ситуации.
Несомненным достоинством ре
цензируемой книги является ее меж
дисциплинарный характер. Моногра
фия Ф. Н. Козлова привлекательна
не только для историка и религио
веда, поскольку рассматривает исто
рию региона и историю православия
в регионе, но и для специалистов
других отраслей гуманитарного зна
ния. Филологам-литературоведам
будет интересен экскурс в детальное
изучение личности учителя, поэта и
священника Я. В. Турхана, тем более
что в ходе работы автор уточнил от
дельные факты и выявил неизвестные
страницы его биографии, т. е. фак
тически произвел реконструкцию
жизненного пути. Философ не прой
дет мимо размышлений ученого о
роли и месте личности в истории —
этой проблеме в работе посвящено
немало страниц, наглядно свидетель
ствующих, как много зависело во внут
рицерковной жизни региона от пассио
нарных (по определению Л. Н. Гу
мил¸ва) людей. На этом фоне впол
не закономерно, что в некоторых
случаях (касательно именно биогра
фических данных) хронологические
границы описываемых событий су
щественно расширялись с целью наи
более полного отражения причинно-
следственных связей и конкретных
судеб. Педагогам, несомненно, будет
важен поднимаемый и рассматривае
мый Ф. Н. Козловым вопрос о вкла
де священнослужителей в развитие
местного образования — и в качест
ве непосредственных учителей, и как
сторонников и активных участников
дискуссии о внедрении родного язы
ка в образовательный процесс.
Работы Ф. Н. Козлова, с кото
рыми нам приходилось знакомиться
и прежде, отличают высокое стили
стическое качество, строго научный
подход, нестандартность постановки
вопросов и соответствующих выводов.
Необходимо особо отметить, что ре
цензируемая книга написана живым,
убедительным языком. Придержива
ясь последовательности и четкости в
изложении событий, автор смог до
биться того, что текст воспринима
ется не только как научное истори
ческое исследование, но и как увле
кательное повествование.
Таким образом, рецензируемое
издание обладает бесспорной научной
ценностью и вносит заметный вклад
в изучение истории Русской право
славной церкви в советский период,
является значимым шагом в расши
рении научных знаний о государст
венно-церковных отношениях в на
циональных республиках. В книге
собрано большое количество новых
и интересных источников и фактов,
сформулирован авторский методоло
гический подход. Все это располага
ет к дальнейшему изучению пробле
мы. Благодаря тому, что внимание
фокусируется и на судьбах конкрет
ных людей, церковных лидеров или
обычных священнослужителей, мно
гие вопросы взаимоотношений Церк
ви и государства должны стать по
нятнее современному читателю.
На первой и четвертой сторонах обложки —
репродукция картины А. Васнецова
«Московский кремль при Иване III». 1921 г.
Башня Братского острога.
Памятник оборонного зодчества XVII в.
http://helenimpressions.blogspot.ru/2013/07/blog-post_2.html
Выходит при поддержке
Регионального отделения
Общероссийской
общественно-государственной
организации «Российское
военно-историческое общество»
в Республике Мордовия
Научно-публицистический журнал
Института российской истории
Российской академии наук
и Научно-исследовательского института гуманитарных наук
при Правительстве Республики Мордовия
«Центр и периферия»
¹ 1, 2016
Р е д к о л л е г и я:
главный редактор —
Â. À. Þð÷¸íêîâ,
доктор исторических наук, профессор
заместитель главного редактора —
Ã. À. Êóðøåâà,
доктор исторических наук, профессор
ответственный секретарь —
Ò. È. Êèëüäþøêèíà,
кандидат исторических наук
Å. Í. Áèêåéêèí
, кандидат философских наук, доцент (Саранск)
Â. Ñ. Ãðèãîðüåâ
, доктор исторических наук, профессор (Чебоксары)
Ò. Ì. Ãóñåâà,
доктор исторических наук (Саранск)
È. Ë. Æåðåáöîâ,
доктор исторических наук (Сыктывкар)
À. Å. Çàãðåáèí,
доктор исторических наук, профессор (Ижевск)
È. Â. Çóáîâ,
кандидат философских наук, доцент (Саранск)
À. Ã. Èâàíîâ,
доктор исторических наук, профессор (Йошкар-Ола)
Ï. Ñ. Êàáûòîâ,
доктор исторических наук, профессор (Самара)
À. Í. Êåëèíà,
кандидат филологических наук, доцент (Саранск)
È. Ã. Êèëüäþøêèíà,
кандидат исторических наук, доцент (Саранск)
Â. Â. Êîíäðàøèí,
доктор исторических наук, профессор (Пенза)
À. À. Êóçíåöîâ,
доктор исторических наук, доцент (Нижний Новгород)
Â. À. Ëîìøèí,
кандидат исторических наук, доцент (Саранск)
Ë. È. Íèêîíîâà,
доктор исторических наук, профессор (Саранск)
À. Í. Ñàõàðîâ,
доктор исторических наук, профессор,
член-корреспондент РАН (Москва)
À. Ñ. Ñåíÿâñêèé
, доктор исторических наук, профессор (Москва)
È. Ð. Òàãèðîâ,
доктор исторических наук, профессор,
академик АН РТ (Казань)
À. Â. ×åðíîâ,
кандидат филологических наук, доцент (Саранск)
È. À. ×óêàíîâ,
доктор исторических наук, профессор (Ульяновск)
Í. Ã. Þð÷¸íêîâà,
доктор философских наук, профессор (Саранск)
Издатель: НИИ гуманитарных наук
при Правительстве Республики Мордовия.
Адрес редакции: НИИ гуманитарных наук
при Правительстве Республики Мордовия.
430005 Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Л. Толстого, 3
Подписано в печать 10.03.2016 г.
Тираж 300 экз. Заказ ¹
Журнал отпечатан с готового оригинал-макета
в ГУП РМ «Республиканская типография
„Красный Октябрь“». 430030 Республика Мордовия,
г. Саранск, ул. Титова, 2а
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов статей
Перепечатка материалов, помещенных в журнале
«Центр и периферия», допускается только
по согласованию с редакцией
Журнал включен в базу
НЭБ еLIBRARY.RU
и проект РИНЦ
(сублицензионный договор
¹ 156-03/2013 от 27 марта 2013 г.)
Свидетельство о регистрации
средства массовой информации
ПИ
ФС77-54370
выдано Федеральной службой
по надзору в сфере связи,
информационных технологий
и массовых коммуникаций
29 мая 2013 г.
Наш адрес:
430005 Республика Мордовия,
Саранск, ул. Л. Толстого, 3
Наша электронная почта:
guniign@list.ru
. 2016.
1
Индекс 31462
. 2016.
1
ЭРЗЯ И МОКША
ПО ДАННыМ АРХЕОЛОГИИ
МИНИАТЮРы ЛИЦЕВОГО
ЛЕТОПИСНОГО СВОДА
ВЕРХОМЯНСКИЙ СТАН
АЛАТыРСКОГО УЕЗДА
ЦАРСКИЙ УКАЗ 1685 ГОДА
ЛАНДШАФТ ДЕЛьТОВыХ
ГОРОДОВ
НАУ
О-ПУБЛИЦИСТИ
ЕСКИЙ ЖУР
АЛ
2016
ISSN 2307-5775
. 2016.
1
ЭРЗЯ И МОКША
ПО ДАННыМ АРХЕОЛОГИИ
МИНИАТЮРы ЛИЦЕВОГО
ЛЕТОПИСНОГО СВОДА
ВЕРХОМЯНСКИЙ СТАН
АЛАТыРСКОГО УЕЗДА
ЦАРСКИЙ УКАЗ 1685 ГОДА
ЛАНДШАФТ ДЕЛьТОВыХ
ГОРОДОВ
НАУ
О-ПУБЛИЦИСТИ
ЕСКИЙ ЖУР
АЛ
2016
ISSN 2307-5775
На первой и четвертой сторонах обложки —
репродукция картины А. Васнецова
«Московский кремль при Иване III». 1921 г.
Башня Братского острога.
Памятник оборонного зодчества XVII в.
http://helenimpressions.blogspot.ru/2013/07/blog-post_2.html

Приложенные файлы

  • pdf 6666875
    Размер файла: 8 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий