У истоков золотого промысла

В.В. Некос
Золото – это ''вселенская блудница'', кочующая из рук в руки, из царства в царство, с континента на континент и из века в век.
из древних рукописей
У истоков золотого промысла в Сибири
Сибирь, как золотоносная провинция, стала известна с конца 20-х годов XIX столетия, со времен открытия в её пределах золотоносных россыпей. Автором сделана попытка обобщить разрозненные сведения о том, как начиналось становление здесь золотой промышленности, кто были те люди, что стояли у истоков открытия россыпного золота и его добычи. Первое упоминание о золоте в Сибири приводит И. Пестов в своих записках о Енисейской губернии, изданных в Москве в 1833 году. В горном журнале № 7 за 1835 год Павлиновым описан "новооткрытый прииск" по реке Янге в верховьях Кана, в Саянах. И в этом же журнале приведена статья маркшейдера Ковалевского об истории открытия россыпного золота в северо-восточной части Алтайского кряжа (Кийская, Мариинская тайга). В горном журнале № 5 за 1846 год майором Н. Саблиным напечатан обзор начала развития золотого промысла в Восточной Сибири. Зарождению и развитию золотодобывающей промышленности в Енисейской губернии посвящён ряд статей и очерков Красноярского золотопромышленника члена императорского географического общества и Почётного гражданина Н.В. Латкина. Становлению золотодобывающей промышленности в России посвящена книга В.В. Данилевского "Русское золото". Почти все эти книги выходили малыми тиражами и стали библиографической редкостью.
В данной статье автор затрагивает только начальный период (1827-1840 годы) открытия россыпного золота в Сибири, предварив её небольшим предисловием о том, что предшествовало этому событию в поисках, разведке и добыче золота в России.
Поиски и разработка золотых и серебряных руд российским подданным были разрешены правительством с 28 мая 1812 году по указу "О предоставлении права всем Российским подданным отыскивать и разрабатывать золотые и серебряные руды с платежом в казну подати". Спустя два года штейгером Л.И. Брусницыным на Урале у впадения реки Березовки в реку Пышму было установлено, что золото можно добывать и из россыпей, хотя добыча золота из коренных руд в России ведётся с 1719 года. Документально подтверждено, что добыча россыпного золота в России началась 21 сентября 1814 года. До 1 ноября было добыто 1,1 кг золота с содержанием в песках 9 г/т. По наступлении холодов и невозможности промывки работы были остановлены до весны следующего года. Каждый золотник добытого Л.И. Брусницыным россыпного золота обходился казне в 10 раз дешевле золота, извлекаемого из коренных руд. В 1815 году было уже намыто 1,5 пуда (24,57 кг) россыпного золота.
В 1819 году к добыче россыпного золота были допущены частные лица и то только те, кто имел горные заводы на владельческом или посессионном праве. Добываемое ими золото сдавалось в Екатеринбургскую лабораторию с взиманием подати в казну в размере 10 % от добытого золота.
В 1823 году на Урале уже действовало около 200 приисков, которые дали 105 пудов золота (1719,9 кг). До 1828 года, включительно, вся первоначальная добыча золота частными лицами не выходила за пределы Уральской горной области. В 1825 году генерал-губернатором Восточной Сибири А.С.Лавинским были предприняты попытки найти россыпное золото в Сибири, в частности в Иркутской области. В 1827 году тремя партиями, посланными А.С.Лавинским, золото было установлено в 80 км от Иркутска на притоках р. Ангары. 30 июня 1828 года по предписанию А.С.Лавинского последовало запрещение на отыскание золотых россыпей частными лицами по рекам, впадающим в Ангару, до окончания "исследований казны", в связи с чем было отказано кунгурскому 1ой гильдии купеческому сыну П.Кузнецову в заявленном им прииске по речке Сухой, впадающей в Ангару. Работы по поиску золота планировалось провести в течение 5 лет на расходы кабинета ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА. По распоряжению А.С.Лавинского были проведёны разведки, но благонадёжных месторождений золота в Сибири обнаружено не было.

Лавинский Александр Степанович (1776-1844) – генерал-губернатор Восточной Сибири в 1822-33 годах, тайный советник, входил в состав тайного комитета по исполнению приговора над осуждёнными декабристами. В его честь назвали одно из поселений в Канском округе.

В 1926 году верхотурский 1-ой гильдии купец коммерции советник Андрей Яковлевич Попов и ряд других частных лиц обратились на имя Министра финансов графа Е.Ф. Канкрина с изъявлением желания заниматься рудными промыслами в Сибирских губерниях. Они просили предоставить им право собственными капиталами отыскать золотосодержащие пески и руды, а равно и все другие металлы и произвести их разработку во всех сибирских местах.
По распоряжению министра финансов графа Е.Ф. Канкрина в 1826 г. последовало высочайшее соизволение на выдачу купцам Рязанцову, Рязанову, Черепанову и Верходанову особых привилегий на отыскание золотых руд и песков по губерниям Вятской и Томской в казённых дачах, принадлежащих горным заводам.
17 марта 1827 года Высочайше разрешено отыскивать золотосодержащие руды и пески купцам Коробкову в Вятской и Андрею Попову в Сибирских губерниях и Омской области, а действительному статскому советнику князю А.Б.Голицыну в Иркутской и Енисейской губерниях. В том же году указом Правительствующего Сената предоставлено камергеру Всеволжскому разрабатывать золотосодержащие руды в смежной с Богословскими заводами Заозёрской даче. В 1828 году с Высочайшего соизволения допущены к поискам золота в Енисейской, Иркутской и Томской губерниях иркутский купец Е. Кузнецов, кунгурский купеческий сын Павел Кузнецов и екатеринбургский купец Д. Баландин. В 1829 году дозволены с Высочайшего разрешения поиски и разработка золотосодержащих песков в Сибири и Томской области семипалатинскому купцу Степану Попову.
Все эти княжеские и купеческие привилегии ничего не дали, пока до коммерции советника верхотурского купца 1-ой гильдии Андрея Яковлевича Попова (в котором три года тщетных поисков и большие издержки капиталов не сломили твердость духа и не заставили отказаться от своих надежд) не дошли слухи о том, что происходит в тайге, в районе р. Берикуля. Здесь "носились слухи о том, что в деревне Бирчикюле жил крестьянин из ссыльных по имени Егор Лесной, который нередко отлучался в горы и выносил оттуда крупные зёрна самородного золота". Предприимчивый Андрей Попов поспешил на Берикуль, но Егора Лесного уже не застал в живых. По следам Егора Лесного А.Попов, "человек очень умный, но совершенно чуждый всяких сведений по горной части", разыскал путь к золоту на Берикуле.

Лесной Егор (? - 1827) – проживал в с.Шарташ, что находится под Екатеринбургом. По происхождению крестьянин, по призванию – старатель. У себя на родине был известен, как знатный рудознатец и первооткрыватель коренного золота на Урале. В Сибирь был сослан на каторгу за сбыт золота нелегальным перекупщикам. Отсидев в остроге, Егор Лесной был переведён в качестве ссыльного на поселение в Сибирь, подальше от золотоносного Урала. Поселился он на озере Берчикуль, но занятие своё не оставил. Обжившись, Егор стал обследовать окружающую озеро тайгу. Удача ему вновь улыбнулась. На речке Берикуль, притоке р.Кии, он нашёл россыпное золото. Постоянной спутницей и помощницей в его походах по тайге была его воспитанница девушка Вера. О своей находке Егор никому не рассказывал. Со временем у него стало накапливаться золото, о сбыте он даже не помышлял, помня свои прошлые прегрешения. Решил Егор в знак благодарности богу, открывшему ему золото на Берикуле, украсить хотя бы оклад иконы. Кто-то заметил это и пустил слухи о несметных богатствах Егора. Нашлись лихие люди, которые решили завладеть богатством Егора, но тайны своей Егор не выдал, за что его и задушили. Слухи о богатстве Лесного дошли до верхотуровского купца Андрея Яковлевича Попова, однако, когда А.Я.Попов прибыл на Берикуль, Егора Лесного уже не было в живых. Андрей Попов разыскал его спутницу по таёжным походам, и она указала места шурфовых работ и где Егор мыл своё золото.

11 августа 1828 года Андреем Яковлевичем Поповым и его племянником Федотом Ивановичем была сделана первая заявка на местность по речке Берикулю, впадающей с правой стороны в р.Кию (1-ая Берикульская площадь). В Петербург А.Я. Попов сообщил, что он открыл в Сибири богатейшую золотоносную провинцию. Царь Николай-I отдал берега речки Берикуль Попову в вечное пользование.
В 1828-1829 годах право на поиски золота получают екатеринбургские купцы Алексей Баландин, Гаврило Казанцев, Аника Рязанов, чиновник Асташев и другие. Открытие россыпей в районе шло стремительно. К концу 1829 года число заявок на золотоносные площади составляло на имя Поповых – 124, компании Рязанова, Баландина, Чернышёва и Верходанова – 34, коллежского асессора Асташева – 5 и ещё ряд заявок на других лиц. В первые годы золотоносные россыпи были открыты в бассейнах рек Большого Берикуля, Большого Тулуюла, Большого Кундата, Кундустуюла, Кийского Шалтыря, Талановой, Шалтырь-Кожуха, Дудета, Тисулки, Чебулы, Макарака, Белокаменки, Бурлёвки и многих других. Поповы добычу золота начали с 1829 года, добыв в первый год 1,5 пуда золота, в 1830 – 4 пуда 22 фунта, в 1831 году добыча достигла 6 пудов.

Попов Андрей Яковлевич (1763-1833) - верхотурский 1-ой гильдии купец, коммерции советник, родом из Новгорода. Совместно с племянником Федотом Ивановичем на равных правах вёл торговое и промышленное дело. Занимался винным откупом в Сибири, соляным откупом и поставками продовольствия для армии. Активно вёл торговлю с казахами в Семипалатинской области, Кяхте. В 1827 году, имея звание коммерции советника и миллионный капитал, Поповы, получив разрешение, занялись поисками и разработкой золота, доведя годовую золотодобычу до 4-5 пудов. А.Я.Попов жертвовал средства на образование и содержание гимназий. Общая сумма пожертвований составила 308 тыс. руб. Последние годы Андрей Яковлевич болел и безвыездно проживал в Петербурге. Умер он 20 декабря 1833 года и похоронен в Александро-Невской лавре.


Попов Федот Иванович (? - 1832) – племянник и компаньон А.Я. Попова, верхотурский 1-ой гильдии купец. В 1823-1825гг. снарядил до 40 партий для поисков золота. Принимал личное участие в поисках и разработке россыпей. Открыл россыпи на реке Кии. Во время одной из многочисленных экспедиций провалился под лёд, заболел чахоткой и умер в 1832 году в Томске. Имущество и права на россыпи перешли к его брату Степану Ивановичу.




Попов Степан Иванович (? - 1853) - верхотурский 1-ой гильдии купец, коммерции советник (1826). В 30-40-е годы жил в Семипалатинске. С 1810-х годов вёл разведку рудных богатств Томской губернии и Казахстана, открыл залежи серебряных, свинцовых и медных руд в Прибалхашье. Участвовал в ряде золотодобывающих компаний, совместно с Асташевым организовал золотодобывающую компанию (1839), где впервые были применена подземная разработка россыпей. В 1826 году назначен директором Верхотурского общественного банка. В Томске имел дом, кожевенный, мыловаренный и салотопенный заводы. Под Семипалатинском имел хуторское хозяйство, где проводил опыты по акклиматизации сельскохозяйственных культур, щедрый жертвователь. В 1830 году в пригороде Томска на Басайдайке выстроил церковь и передал Томской консистории 28 тыс. руб. на её содержание. В правом пределе этой церкви покоился прах Федота Ивановича, Степана Ивановича и его жены Анны Алексеевны. Капитал С.И.Попова в 1830-е годы составлял 10 млн. руб. За меценатство и благотворительность награждён орденами Св.Станислава 3 степени, Св.Анны 3 степени и золотой медалью. Имел сыновей Александра и Николая.

В 1830 году, видя успехи частных лиц в отыскании золота в северо-восточной части Алтайского кряжа, Министр финансов командирует золотоискательные партии под руководством трёх опытных горных офицеров (господ капитана Кованько и штабс-капитанов Мординова и Фризе) с Богословских горных заводов на Алтай, которые уже в 1830 году открыли богатые россыпи по реке Фомихе (известные под названием Егорьевских), поступивших в ведение кабинета Его Императорского Величества.
В 1833 году с открытием богатейших россыпей в бассейне рр. Кундустуюла и Кундата компанией Рязанова – Баландиных общая годовая добыча золота в Мартайге достигла 21 пуда. Первоначально надзор за золотыми промыслами в Сибири осуществлялся Уральским горным правлением, а с 1831 года Главным начальником Колывано-Воскресенских заводов в г. Барнауле. Налог с добываемого золота (горная подать) в размере 15% поступала в доход казны. Приём, примененный Андреем Поповым по отношению к открытию Егора Лесного, постоянно будет повторяться и в дальнейшем. Так по следам безвестных первооткрывателей крупные золотопромышленники продвигались всё дальше на восток.
В 1830 году Петром Евграфовичем Пороховщиковым, доверенным князя Голицына, была открыта первая россыпь в Красноярском округе Енисейской губернии по речке Батой в 30 верстах от г.Красноярска с содержанием до 1 золотника (4,265 г) на 100 пудов (1638кг), но из-за "скудности" содержания (по тем временам) россыпь была незаслуженно забыта. К 1830 году относится его же находка золота по р. Табату - притоку Абакана в Минусинском уезде. Так, например, майор Н. Саблин в своей работе "О начале развития золотого промысла в Восточной Сибири" (Горный журнал) сообщает, что партии князя А.Б. Голицына, возглавляемые его доверенными лицами, в 1831 году искали золото в Иркутской губернии.
В 1832 в нижнем течении Маны, по её правому притоку Индею и левому притоку Индея - ручью Колокольному, заявлены прииски купцом С.С.Калашниковым. В 1832 году поисковыми партиями Кузнецова, Цыбульского, Озерова были открыты золотые россыпи в Ачинском уезде по реке Белому Июсу – прииск Сыктычульский, по реке Акчул (или Белая) в системе Чёрного Июса – прииск Ольгинский (Ольговский), по Амартачулу и по Изыкчюлу – прииски Ильинские, а также россыпи по реке Урюпу и его притокам. В 1834 году была начата их разработка.

Кузнецов Иван Кириллович (1792 - 1848) – основатель известнейшей купеческой династии г.Красноярска. Впервые Иван Кириллович вошёл в купечество в 1820 году, объявив капитал 8010 руб. по 3 гильдии Красноярска. Торговал в лавке мелочными товарами, скупал пушнину, лошадей, крупнорогатый скот, сало, масло и т.д. Занимался поставками хлеба в Туруханский край. В 1833 году ему принадлежит кожевня, находившаяся в деревне Торгашиной. Вёл торговлю чаем и пушниной с Кяхтой. В конце 1820-х годов в Красноярске имел три дома, один из них каменный на Воскресенской улице. В начале 1830-х И.К.Кузнецов успешно занялся поисками золота, что позволило ему в 1835 году стать первым в Красноярске первогильдийцем с капиталами 50 тыс. руб. В течение своей жизни Иван Кириллович занимал общественные должности в органах городского самоуправления: в 1822 году – депутат в губернском городе Томске, с 1829 по 1832гг. – кандидат в городские головы Красноярска: дважды, в 1835-1838 и 1844-1847гг., был городским головой. Принимал активное участие в благотворительстве, был награждён тремя золотыми медалями. За заслуги Иван Кириллович в 1846 году был удостоен звания потомственного Почётного гражданина.

Озеров Парамон Дмитриевич (? - ?) - ачинский купец 2-ой гильдии, золотопромышленник, городской голова г.Ачинска в 1847-1850гг. При его содействии и на его средства в 1847 году открыто Ачинское уездное училище. В 1850 году ему присвоено звание «Почётный гражданин Ачинска». Одним из первых в начале 1830-х годов занялся поисками золота в Ачинском округе Енисейской губернии. В 1894 году в статье «Горное дело в западной части Ачинско-Минусинского горного округа» известный российский геолог Яворовский писал: «Большинство россыпей, на которых были эти предприятия (Восточный склон Кузнецкого Алатау Н.В.), были открыты Озеровым, принадлежащим к числу весьма немногих у нас энергичных и по таёжному счастливых, а по существу талантливых золотоискателей. Биография его была бы весьма интересна и поучительна».

Цибульский Захарий Михайлович (1817-1882) – томский 1-ой гильдии купец, золотопромышленник, потомственный Почётный гражданин, кавалер четырёх орденов, коммерции советник. Родился в семье волостного писаря в с.Балахтинском Ачинского округа Енисейской губернии. Служил писарем в Ачинском городском суде, канцелярским служителем в Тобольском казённом правлении. В годы «золотой лихорадки» служил в компании у Рязановых, затем в КєКрасильникова, Бобкова. За период с 1831 по 1835гг. по отрывочным архивным данным в реестре Алтайского горного управления З.М.Цибульским сделано 25 заявок на разработку россыпей. Захарий Михайлович Цибульский владел более 40 приисками в Алтайском. Мариинском и Ачинском горных округах. Избирался городским головою города Томска (1879-1882), гласным городской думы. З.М.Цибульский щедрый меценат, пожертвовал 100 тыс. руб. на строительство Томского университета (1876), также жертвовал на строительство Троицкого кафедрального собора, на устройство Салаирского волостного училища. С 1875 года он и его жена Федосия Емельяновна содержали Мариинский детский приют в г.Томске. Захарий Михайлович Цибульский является открывателем и создателем курорта на озере Шира.

В Ачинском уезде к 1832 году относится заявка компании наследников коммерции советников Поповых на Степановский прииск по реке Анагадат (вероятно Андату) - левому притоку Белого Июса и заявки екатеринбургского купца 1ой гильдии Архипа Толкачева на Солгоно-Карагузкий прииск по Солгон-Карагузу - левому притоку Сыи, впадающей справа в Белый Июс. К 1833 году относится и заявка верхотурского купца Юшкова на Симоновский прииск по реке Базе - левому притоку Белого Июса.
Слухи о находках золота в Западной Сибири и Иркутской области дошли и до Енисейской губернии. Видя приближение открытий россыпного золота к границам Енисейской губернии, первым решил испытать своё счастье красноярский купец 2-ой гильдии Михайло Коростелёв, который занимался с давних лет меновою торговлей в Минусинском округе с калмыками Сагайской степи и карагасами Восточной Сибири. Он сговорился с преданным ему карагасом Данилой Ивановичем Бузумаевым, зверовавшим в верховьях рек Кана и Агула, отправиться при наступлении лета 1833 года в верховья упомянутых рек. Но тронуться в путь, по неизвестным причинам, они смогли лишь в середине лета 1833 года. Начали они своё движение из крайних деревень, расположенных в верховьях Кана. Уже 19 сентября 1833 года красноярским купцом 2-ой гильдии Михайлой Коростелёвым был заявлен первый достойный внимания прииск в Енисейской губернии, названный Михайловским, в верховьях р. Янги - правого притока Кана. В этом же году по Янге им были заявлены прииски Николаевский, Анатольевский и Иннокентьевский. Из них на Михайловском прииске ещё до наступления холодов в 1833 году было добыто 0,131 кг первого енисейского золота. В следующем (1834) году М.Коростелёв заявляет прииски по речкам Аянжику, Канойбе и Куроеду - правым притокам Маны.

Коростелёв Михайло Иванович (1780 - 1843) - красноярский купец, поочерёдно 3-ей, 2-ой гильдии. Основным занятием была розничная торговля разными товарами в лавке гостиного двора г.Красноярска. В 1820-х годах он занимался скупкой пушнины, лошадей, скота, сала, масла, кожи в Ачинском, Канском и Минусинском округах. Приобретённые товары продавал в Иркутске, Енисейске и других городах. В 1826 году ему принадлежал мыловаренный завод. В 1810-1820-х годах проживал в Красноярске по Воскресенской улице, также ему принадлежал дом по Малокачинской улице. В Рыбинской волости дом с постройками (90 голов крупнорогатого скота), пахотными (32 десятины) и сенокосными угодьями. В 1811-1814гг. избирался бургомистром, в 1829-1831гг. – городским головой. В 1810 году принимал участие в строительстве церкви Всех Святых. В 1810-1830-е годы занимался поставками чая из Кяхты на Ирбитскую ярмарку. Войти в число крупнейших купцов Красноярска ему помогло занятие золотопромышленностью. Коростылёв М.И. является первооткрывателем золота в Восточном Саяне. Именно ему посчастливилось 19 сентября 1833 года найти и добыть первое золото в Енисейской губернии по реке Янге, правом притоке реки Кана.

С золотом, добытым красноярским купцом М.Коростелёвым, произошел курьезный случай. ''По представлении в Алтайское Горное правление добытого им в Енисейской губернии в Канском округе золота для сплава и отправки в С.Петербург возник вопрос: обязано ли оное Правление принимать золото от подобных Коростелёву лиц, имеющих золотые промысла в Восточной Сибири и состоящих посему в зависимости от тамошнего Генерал-Губернатора Вопрос сей г-н Министр финансов представлял на разрешение комитета Министров, по положению коего, 19 февраля 1835 года состоявшемуся, ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР высочайше повелеть соизволил: дозволение данным ачинским и минусинским золотопромышленникам, представлять их золото в Алтайское Горное Управление, распространить не только по Канскому округу, где состоят прииски купца М. Коростелёва, но даже и на другие по Восточной Сибири округа,''. Примеру М. Коростелёва последовал почётный гражданин Ефим Кузнецов, открывший в 1835 году россыпи золота в вершине Малой Янгозы, что на трое суток верховой езды далее первого открытия.

Кузнецов Ефим Андреевич (1783-1850) – тобольский и иркутский 1-ой гильдии купец. Почётный гражданин, статский советник, крупный золотопромышленник. В 1817 году переехал в Иркутск из Тобольска и навсегда связал свою судьбу с этим городом, где становится хозяином водочного завода, приобретает дом. Дважды Е.А.Кузнецов избирается городским головой города Иркутска (1826-1829, 1832-1835). В 1835 году Е.А.Кузнецовым найдено богатое золото по реке Малой Янгозе в Иркутской губернии. Е.А.Кузнецов отличался широкой благотворительностью, в общей сложности пожертвовал более 5 млн. рублей на нужды города. На его средства были построены: гражданская больница, девичий институт, училище для девиц духовного звания и др. Е.А.Кузнецов долгие годы числился старостой Кафедрального собора. К 1840 годам он уже хозяин трёх водочных заводов и многих питейных заведений по Московскому тракту – в Черемхове, Заме, Тельме, Усолье и др. За благотворительность и пожертвования Е.А.Кузнецов награждён орденами Св.Анны 3 степени и Св.Владимира 3 степени.

За ними пошли другие золотопромышленники, принявшие для своего движения уже известную тропу, избранную М. Коростелёвым и Е. Кузнецовым. Это - партии купцов Толкачёва и Коробова, которые открыли богатейшие россыпи по р. Хорме в Нижнеудинском округе. За ними по пятам шли партии компании А. Рязанова и купцов Г. Машарова и Якушева. В 1838 году, увлечённые слухами о богатстве р. Бирюсы, сюда устремились партии разных доверенных лиц для захвата мест под прииски, на уже открытых и заявленных в 1837 году площадях. Желая избавиться от этих незваных участников, первые открыватели распустили между ними слух о мнимых богатствах реки Оки. Некоторые поверили и устремились на "новое Эльдорадо", но вскоре и оно забыто по причине открытия богатых россыпей по системе реки Удерея канским купцом Гаврилой Мошаровым в 1837 году. Эти открытия способствовали переброске всех усилий в поиске золота на север Енисейской губернии, вследствие чего все открытые ранее россыпи по Кану, Агулу, Бирюсе и Мане были на время забыты.
К 1833-1834 гг. были найдены россыпи золота в соседнем Минусинском уезде по правым притокам Шинды - речке Чибижеку – прииск Спасо-Преображенский и речке Бегьи – прииск Ильинский, по речке Каспе - прииск Евгеньевский, Петровский и Павловский по р. Лысану - притоку Балахтисона и по Каратавке – прииск без названия. В том же году партия И. Кузнецова открыла золотую россыпь по реке Изунжулу (система Абакана). С этого момента разведочные партии одна за другой направляются в тайгу в поисках драгоценного металла и в глухих уголках открываются золотые россыпи.
В 1835 году партии Кузнецова, Озерова и др. находят золотые россыпи в системе р. Сисима - речке Джетке – прииск Мариинский, речке Сейбе - прииск Владимирский. В 1836-37гг. начались разработки Мариинского, а в 1838 году – Владимирского приисков.
В 1836 году поисковая партия К° Рязанова и Мейджера открыла золотые прииски по реке Мане, а в 1837 году были начаты работы на Петропавловском прииске по речке Большой Синачаге. В 1837 году поисковые партии ведут работы в системе реки Амыла, где уже в 1837 г. приступили к разработке Вознесенского прииска, а в 1838 г. Никольского по речке Бургон - притоку реки Копи. Далее поисковые работы перебрасываются в верховья р.Амыла, где были найдены выдающиеся по богатству россыпи по рч.Изунжулу, Кундусуку, Безымянке и др. Открытие золота с верховий Амыла переносится через водораздел Западного Саяна в верховья реки Систигхема - правого притока Енисея за границу Урянхайского края (Тыва), где в 1838-39гг. открываются богатые россыпи по речкам Большому и Малому Алтакону (Алгияку) – прииски Спасский и Никитинский.
В это же время партия кунгурского купца 2ой гильдии Дмитрия Белова заявляет прииск по ключу Каменскому, впадающему в Малую Кузееву. На этом прииске за период 1837-38гг. добыто 2,361кг золота. В 1837 году партией, возглавляемой доверенным лицом Действительного Статского советника Демидова, купцом Соловьевым, проведены разведки по речке без названия, текущей в Колбу, и ручью, впадающему в Кувай, в Красноярском округе. При разведке добыто и сдано 17,597 грамм золота в пользу сибирских ссыльнопоселенцев. В 1838 году партией, возглавляемой доверенными лицами компании уральских заводчиков Анатолия и Павла Демидовых, была сделана заявка на Павло-Анатольевский прииск по речке Малой Кузеевой, который с 1839 года начинает работать. На противоположном берегу Енисея, в сёлах Нахвальском и Подъёмном Демидовы обустраивают себе резиденцию для дальнейшей экспансии на север. Поисковые партии, организуемые золотопромышленниками, направляются всё далее и далее на север в Енисейскую тайгу. Вожаки-тунгусы передавали, что по речкам, впадающим справа в Ангару и Пит, отмечается обилие белого камня – кварца. В лето 1837 года поисковые партии купцов Рязанова и Г.Мошарова одни из первых переправились за реку Ангару. Поисковая партия, возглавляемая Гаврилой Мошаровым, уже 7 июля 1837 года заявляет прославившийся своим богатством Петропавловский прииск по речке Малому Шааргану - притоку Большого Шааргана, впадающему в Удерей справа, и в 1839 году начинается его разработка. Известие об этом открытии очень быстро распространилось среди золотоискателей, в связи с чем туда были направлены в значительном количестве поисковые партии других золотопромышленников, которые заявили площади, ближайшие к указанной заявке, по долинам притоков реки Удерея.

Машаров Гаврило Федорович (1802-1862) причислился в канское купечество из екатеринбургских купцов 2-ой гильдии в 1839 году. Периодически находился то во 2-ой, то в 1-ой гильдии. Основные предпринимательские интересы и капиталы концентрировались в золотопромышленности. Свою трудовую деятельность на поприще золотопромышленности Г.Ф.Мошаров начинал в компании Поповых управляющим. Он первым открыл золото на р.Хорма в системе реки Бирюсы (1836) и начал его разработку. Вместе с екатеринбургскими купцами Якимом и Аникеем Рязановыми создал «Удерейскую золотопромышленную компанию» (1835). В 1837 году, возглавляемая им поисковая партия впервые проникла за Ангару (Верхнюю Тунгуску) и установила золотоносность Южно-Енисейской тайги. Гаврила Фёдорович Машаров 7 июня 1837 года навечно вписал своё имя в историю российской золотой промышленности, заложив Удерейский первенец – прииск Петропавловский по реке Малый
Шаарган, где уже в 1839 году было добыто 344 кг золота. Всего до истечения XIX века по речке Шаарган было добыто более 15 тонн золота, а в целом по системе Удерея более 154 тонн золота. В 1839 году он открывает и заявляет богатую россыпь по притоку р.Тукши в системе Кана в Восточном Саяне на имя князя Волконского. За удачливость и смелость получил прозвище «таёжного Наполеона». В Канске имел «великолепно устроенный дом». Был первым жертвователем (3000 руб.) в детский Владимирский приют, открывшийся в Красноярске в 1847 году.

Наиболее крупные открытия в Южно-Енисейской тайге принадлежат партии Мясниковых. Ими 18 марта 1839 года была заявлена на реке Большой Пескиной площадь, отведённая под Спасский прииск. В первые годы работ этот прииск отличался громадной производительностью и значительным богатством содержаний. Спасский прииск стал одним из первых в Империи, который за один летний сезон перешагнул за 100 пудов добытого золота при среднем содержании 8 золотников 61 3/4 доли (36,877 г/т). Следующее открытие следует 8 августа 1839 года, когда партией Щёголевых, перевалившей с Удерея на вершины Большой Мурожной, был заявлен знаменитый по обилию крупных самородков Крестовоздвиженский прииск. Содержание золота в 100 пудах на Крестовоздвиженском прииске достигало 10 золотников 56 1/2 доли (45,186 г).

Щёголев Исидор Григорьевич (1807-1869) – мариинский, барнаульский, нижнеудинский и красноярский купец 1-ой гильдии. Выходец из мелких торговцев Вязниковского уезда Владимирской губернии. Приписался к красноярскому купечеству в 1840 году, где имел три лавки в гостином дворе (1848). Задолго до этого начал торговать в разных городах Енисейской губернии на правах иногороднего купца. Занимался крупной оптовой торговлей российскими и иностранными товарами с Китаем, а китайскими товарами в городах России. Занимался винокурением, владел Изагашским винокуренным заводом в 1860-е годы. Вкладывал деньги в золотопромышленность, владел золотыми приисками, как самостоятельно, так и в компании с другими купцами (Кузнецовы, Цыбульский и др.). Владел самым богатым прииском Крестовоздвиженским, на котором за время эксплуатации было добыто около 1 тыс. пудов золота. Имел золотые прииски в Алтайском округе. Исполнял ряд общественных должностей, был городским головой города Красноярска (1859-1861), директором губернского комитета попечительного общества о тюрьмах (1863) и др. Жертвовал средства на учебные заведения, погорельцам, приамурским переселенцам, на строительство Богородице-Рождественского кафедрального собора (1861) пожертвовал 560 тыс. руб. и внёс средства на строительство Свято-Успенского общежительного мужского монастыря под Красноярском. В последствии его золотопромышленные и благотворительные дела продолжали жена и дети. На их пожертвования переустроена и украшена Покровская церковь. Завещал Красноярску 100 тыс. руб. на городские нужды.

Слух о таком богатстве привлёк в верховья Большой Мурожной многие партии, работавшие в других местах. Так, 21 января 1840 г. партия Бенардаки заявляет Гаврило - Архангельский прииск, 6 марта 1840 года партия Логинова заявляет по вершине реки Большой Мурожной Натальинский прииск, а 15 июня этого же года партия Боровкова заявляет Прокопьевский прииск. В это же время были открыты и заявлены прииски на самых дальних речках южной тайги (Успенский прииск по Нижнему Оллонокону, заявленный партией Демидовых 20 августа 1839г.) Дальнейшие открытия направляются по рекам Нижний Оллонокон, Горбилок, Аяхта, Кунтуякич и Кадра.
Увеличение богатства россыпей с юга на север навело многих золотопромышленников на мысль о существовании более богатых россыпей в северной части Енисейской губернии по правым притокам реки Пита и левым - реки Подкаменной Тунгуски. Первым открывателем золота в Северо-Енисейской тайге считают, по преданию, умершего в нищете и забвении некоего Е.И. Жмаева, киргиза по происхождению. Он в 1839 году, находясь на службе на только что открытых золотых приисках К° купца Тита Зотова, случайно узнал от тунгусов о существовании далеко на севере речки Севагликон, где эти инородцы часто находили золотины, не придавая своим находкам особого значения. В 1839 году купцом Т. Зотовым в Северо-Енисейскую тайгу направляется две партии, которыми в период с 2го по 31е августа было заявлено 5 площадей: Георгиевский и Спасский прииски, по речке Вангаш, Преображенский - по Панимбе, Спасский - по речке Морок и Константиновский - по р. Актолик.

Жмаев Егор Иванович (1796-1872?) – киргиз по национальности, в голодный год был куплен купцом Т.П.Зотовым у обезумевшего от голода отца за два пуда муки. Мальчик оказался смышлёным. Хозяин заметил природные способности мальчишки и стал приучать его к своим делам, доверяя мелкие поручения, а уверовав в его абсолютной честности и удивительном чутье на золото, назначил его своим приказчиком и доверил вести поиски золота. Успех сопутствовал Егору. Егор Иванович Жмаев в 1839 году с партией Тита Поликарповича Зотова открыл Северо-Енисейскую тайгу. За свою долгую жизнь он открыл десятки месторождений для своих хозяев. С приисков, открытых Е.И.Жмаевым партиями Зотовых, Голубковых, Соловьёвых, Молявинских, Моляревских, Базилевских, Бобковых было добыто более 7000 пудов золота. В 1844 году в возрасте 50 лет Егор Иванович Жмаев был причислен в состав екатеринбургского купечества в третью гильдию. Последние годы своей жизни он проживал в поселке Шарташ под Екатеринбургом. В 75-летнем возрасте ещё брал первые призы на скачках. Писатель Мамин-Сибиряк увековечил Егора Ивановича Жмаева в романе «Приваловские миллионы», а Немирович-Данченко - в книге «Кама и Урал».

По возвращении партий из тайги и распространении слухов об открытии в Северо-Енисейской тайге золотых россыпей К° Голубкова срочно направляет туда свою партию, которая успевает уже 27 сентября 1839 года заявить Успенский прииск по реке Вангаш. В следующем, 1840 году, с наступлением весны в Северо-Енисейскую тайгу устремляются партии Зотова, Голубкова, Соловьёва, Асташева, Лопатина, Кузина, Красильникова и Барковых, которые начинают лихорадочный захват территорий. В этом году было сделано 43 заявки по рекам Актолик, Севагликон, Дыдан и Калами. Так, партии К° Голубкова, Малеванского и других наложили свою руку на золотоносные россыпи по р. Севагликону, Актолику в системе р. Большого Пита и на реку Калами приток р.Енашимо в системе р.Подкаменной Тунгуски, "которые превзошли богатством все до того открытые". В 1841 году приступают к разработке 7 вновь заявленных приисков: Константиновский и Титовский по речке Севагликону, Платоновский и Никольский по речке Актолик, Александровский, Николаевский и Александро-Емельяновский по речке Калами.
Обследовав Енисейский округ и не видя прежних успехов, отдельные золотопромышленники решили возвратиться к открытым ранее россыпям золота. Некоторые из них впоследствии стали знаменитыми, как, например, россыпь по реке Тукше, справа впадающей в Кан, заявленная по доверенности от князя Волконского канским купцом Гаврилой Машаровым. К моменту издания в 1838 году положения о частной золотопромышленности в Сибири, правом на его разработку уже пользовались около 200 человек, которыми в 1837 году было уже добыто 106 пудов золота. "Положением" от 1838 года было дозволено, частным лицам отыскивать, разведывать и разрабатывать золотоносные россыпи на казённых землях в Восточной и Западной Сибири. В 1839 году на частных промыслах Восточной Сибири уже трудилось 2343 рабочих, добывших более 116 пудов золота, что составляло 23,3% от общей добычи по Империи. В это время только в Енисейском округе работает более 200 партий, и ещё более было добровольцев разведчиков, которые с лотком исследуют все водотоки.
В 1830-1840гг. золотая лихорадка охватывает все Сибирские губернии. Вот как это событие описывал писатель А.Уманский, долгое время работавший служащим на золотых приисках в Енисейской тайге: « в народе как будто вспыхнул дух отцов, некогда покоривших Сибирь. Бесконечные партии уходили в тайгу. Без карт, без представления о районе месяцами и многими месяцами пробирались они по тайге. Имея пропитанием только сухари, солонину, да что добудут охотой. Блудили в бескрайних просторах тайги, вязли в болотах, тонули в бурных горных реках. Многие партии так и не вышли из тайги. Искать золото бросились все, кто имел деньги на снаряжение поисковой партии: врач оставил своих больных, чиновник – службу, учитель – учеников, купец – торговлю. Без знаний дела, руководствуясь самыми смутными представлениями о правилах ведения поисков золота, шли они в тайгу, чтобы претерпев неописуемые трудности, в большинстве своем, вернуться, разорившись окончательно, к старому ремеслу своему или поступить на службу к более счастливому сопернику». Так, поручик Д.С.Макеровский, спутник Надворного Советника Э.К. Гофмана в его путешествии по частным золотым промыслам Восточной Сибири, занимающим пространство между Барнаулом и Иркутском, в 1843 году в своём отчёте сообщает, что по пути их следования Иркутск – Канск – Енисейск "ПО ВСЕМ РЕЧКАМ ПОЧТИ БИТЫ ШУРФЫ (выделение автора): ими найдены или убогие россыпи, или только признаки золота Очень может быть, что по новости дела и при тогдашней скорой разведке некоторые россыпи могли остаться не исследованными". Это было время золотой лихорадки в Сибири.
Ни одна из просмотренных нами энциклопедий не даёт определения «золотой лихорадки». Однако, в специальной литературе, касающейся золотого промысла, такое определение нашлось. Так, в «Словаре золотого промысла Российской империи» О.В. Борхвальдт сказано: «Золотая лихорадка – азартные, ажиотажные поиски золота. Золотая лихорадка бывает не слишком продолжительной». В словаре-справочнике С.А. Гурулёва «Золото» по этому поводу сказано следующее: «Золотая лихорадка – явление общественного ажиотажа в связи с открытием новых золотоносных районов». Из приведённых определений вытекает, что для «золотой лихорадки» характерно:
явление азарта, ажиотажа при поисках золота,
явление это общественное, т.е. охватывает большую часть населения той территории, где обнаруживается богатое золото,
золотая лихорадка составляет непродолжительный отрезок времени (от нескольких до 10 лет) на начальном этапе освоения золотоносных районов,
в золотую лихорадку вовлекаются все слои населения, независимо от общественного положения (купцы, чиновники, военные, мещане, священники, крестьяне, ссыльные и др.).
Золотая лихорадка – это вирус, эпидемия, вызывающая явление общественного ажиотажа у большей части населения при поисках золота на начальном этапе. Золотая лихорадка поражает значительную часть населения той территории, где обнаруживается хорошее россыпное золото, так как для его добычи не требуется сколько-нибудь сложного оборудования, была бы кайла, лопата, лоток и желание искать золото. Золотая лихорадка в Сибири, также как и в любой другой точке земного шара, была наполнена яркими своеобразными успехами и неудачами, со взлетом отдельных золотоискателей к роскоши и богатству и падением других в нищету и забвение. Мы много знаем из художественной литературы о золотой лихорадке и её разновидностях - уральской, калифорнийской, клондайкской, австралийской, бразильской и др. по произведениям Д.Н.Мамина-Сибиряка, Б.Гарта, Д.Лондона и др.. Сибирская разновидность золотой лихорадки осталась неизвестной для широкого круга читателей, т.к. у нас не нашлось тогда своего Джека Лондона, который бы донёс до нас дух того времени.
Добыча золота в Восточной Сибири для золотопромышленников оказалась очень выгодным занятием и составляла доход от 100 до 800-850 руб. на 1 рубль вложенного капитала. Расцвет золотодобывающей промышленности пришёлся на 40-50 годы XIX века. Так, в 1847 году только 119 приисков Енисейской губернии дали 1305 пудов золота, что составило 90% всей добычи золота в России. Золотодобыча в Сибири по неполным данным за период с 1830 по 1840гг. приведена в таблице 1. Ни один из золотопромышленных районов России не знал столь мощного потока золота, как тот, который возник и непрерывно нарастал в Восточной Сибири. Восточная Сибирь стала в Российской Империи основным поставщиком золота, но это - уже другая история.
Золотая лихорадка в Сибири началась с открытия золота Поповыми в Мартайге в 1827 году, после чего волнообразно перекатилась на восточный склон Кузнецкого Алатау в 1832-1835гг., затем перешла на Ангаро-Канскую глыбу, Восточный и Западный Саяны 1835-1837гг. В 1837 году перевалила за Ангару (Верхнюю Тунгуску) и в 1839 году достигла левых притоков Подкаменной Тунгуски. За 12 лет были выявлены все известные на сегодня золотоносные районы в Сибири, и это - при полном отсутствии карт, дорог, средств передвижения, подготовленных специалистов. Золото искали непрофессионалы, а дилетанты (крестьяне, ремесленники, каторжане и др.), все те, у кого было желание искать золото, не имеющие представление о геологии и обладающие смутными представлениями о методах поиска золота. Но именно они смогли совершить этот Таблица 1
Золотодобыча1 в Сибири
(с начала открытия золотых россыпей с 1830 по день окончания летних работ 1840гг.)

Золотоносный округ, район, система
Год откры-тия
Год начала эксплуа-тации

1829

1830

1831

1832

1833

1834

1835

1836

1837

1838

1839

1840
Всего по округам и районам

Северо-Енисейский округ
1839
1841















Южно-Енисейский округ
1837
1839










115,5432
1
425,377
8

540,920

Нижне-Канский район
1837
1837








2,361
1
_____
____
2,361

Верхне-Канский район
1833
1833




0,131
1
3,734
2
15,994
3
21,902
4
39,355
9
22,581
10
0,525
1
18,876
3
123,098

Верхне-Манский район
1835
1837








21,874
5
13,577
5


35,451

Нижне-Манский район
1832
1838









0,079
1


0,079

Прикраснояр-ский район
1830
1835

?




0,410
1
0,410
1
1,127
5
0,498
2
0,410
1
0,410
1
3,265

Сисимский район
1835
1836







5,802
1
13,172
1
23,907
2
46,077
2
5,326
1
94,284

Кизирский район
1833
1835






36,472
4
23,693
4
4,424
2
10,112
2
8,647
1
4,315
1
87,663

Копский район
1835
1837








10,057
2
13,762
3
10,057
2
10,057
2
43,933

Амыльский район
1836
1838









50,214
4
74,638
3
161,107
4
285,959

Систикхемский район
1837
1838









1,944
1
2,227
1
1,634
1
5,805

Система р.Кии (правые притоки)
1833
1834





3,551
1
3,073
3
____
____
_____
_____
____
6,624

Система р.Сарала-Июс
1834
1835






17,272
4
_____
____
_____
____
17,272


Система р.Белый Июс
1832
1834





9,196
2
9,752
3
10,122
4
0,083
3
______
3
_______
3
_____
3
29,153

Система р.Черный Июс
1832
1834





56,715
8
49,436
8
57,674
11
_____
5
______
5
_____
5
______
5
163,825

Система р.Абакан
1830
1835






8,575
1
35,510
1
____
2
_____
2
_____
_____
44,085

Всего по Енисейской губернии
1830
1833

?


0,131
1
73,196
13
132,348
27
163,749
30
91,273
35
137,755
41
258,124
20
627,102
29
1483,778

Кийский (Мариинский) округ3
1827
1829
20,536
3
65,52
-
98,28
-
169,18
-
338,36
-
676,72
-
832,2
-
892,20
-
899,70
-
999,70
-
1053,53
-
1068,91
-
7118,870

Иркутский округ
1835
1836














Всего по Сибири

















1 Данные о золотодобыче и количестве работающих приисков неполные. По регионам наиболее скудная, противоречивая информация о добыче золота в начальном периоде по районам Кузнецкого Алатау и по Западному Саяну (система реки Абакан).
2 В числителе добыто золота в кг, в знаменателе количество работавших приисков, прочерк – производились работы, но количество работающих приисков и количество добытого ими золота неизвестно.
3 Добыча золота в Кийской (Мариинской) тайге снята с графика золотодобычи, приведённого в рукописи А.И.Моставской и Е.Д.Шпайхер «Золото Мартайги и его проблемы» величайший подвиг в истории России и вывести страну на первое место в мире по добыче золота, в число Великих мировых держав.
Бурный рост золотопромышленности в Енисейской губернии был возможен благодаря наличию крупных богатых месторождений россыпного золота и большого количества свободных рук. Сибиряки, не знавшие крепостного права, вольны были в своём выборе - каким трудом добывать пропитание, и огромная кагорта ссыльнопоселенцев, лишенных всяких средств к пропитанию, послужили рынком труда для золотопромышленников. Перед реформой 1861 года в Енисейской губернии было более 17 тысяч ссыльнопоселенцев, 75% из них было безземельных. Вот из этой армии обездоленных и формировались первые партии приисковых рабочих. Дополнительный наплыв рабочих на прииски последовал после реформы, освободившей крестьян от крепостной зависимости, а вместе с ней и от земли. «Сняв сливки», первые хозяева не желают заниматься обедневшими приисками и перемещаются далее на восток на Лену, Амур, а свои прииски продают, либо сдают в аренду мелким предпринимателям, бывшим приказчикам, управляющим, крестьянам – сколотившим свои капиталы на доставке грузов на прииски и рискнувшим попробовать свои силы на этом новом поприще.
С 1870 года в Сибири появляется новый тип золотопромышленников старатели -золотничники, не связанные обязательствами с хозяевами и отправляющиеся в тайгу рассчитывая только на фарт. Прибыв на место, старатель 1-2 дня обустраивал жилье – землянку, где он будет жить до поздней осени. Рабочий день на приисках по закону начинался с 5 часов утра и заканчивался в 8 вечера. Норма на одного рабочего устанавливалась в количестве одной кубической сажени (9,7м3) с отвозкой, которую он должен был закончить к 3-5 часам по полудни, за что получал от 60 до 80 коп. После выполнения урочных работ золотодобытчик мог приступить к старательской сверхурочной работе, оплата за которую была значительно выше - до 4 рублей за ту же сажень или от 80 копеек до 1 рубля - за намытый золотник (4,27г) золота. Старательская работа это единственная надежда на фарт – найти самородок. Праздничные и выходные дни на приисках не признавались. Месячный заработок рабочего до начала промывки составлял около 10 рублей, а летом до 21 рубля.
Первыми золотопромышленниками в Енисейской губернии были крупные уральские купцы Поповы, Зотовы, Рязановы, томские Гороховы, Филимоновы, красноярские Кузнецовы, Щеголевы, Мясниковы, канский купец Г.Ф.Мошаров и др. В основном это были люди с твердым представлением, что деньги могут всё. Бешеные деньги хлынули рекой в купеческие карманы, казалось, что этот поток будет неиссякаемым. Как будто соревнуясь друг с другом устраивали золотопромышленники кутяжи, поражавшие своим размахом воображение обывателя. Шампанское лилось рекой, в нём даже купали лошадей. Так из отчета партии знаменитого первооткрывателя золота Бирюсинской и Южно-Енисейской тайги канского купца Г.Ф.Мошарова - после очередного похода в тайгу было выпито за 3 месяца шампанского на 87 тыс. рублей. Отголоски кутежей сибирских золотопромышленников доходили до Европы. В стремлении отличиться выделялся среди золотопромышленников Г.Мошаров. Например, «свои драные приисковые портки отсылал стирать в Париж». Не отставали от него и Зотовы, Гороховы, Филимоновы и др. Но ничто не вечно в этом мире. Иссякли золотые реки и закатилась звезда бывших сильных мира сего так же быстро как и вознеслась. После них остались тысячные долги, десятки опекунских дел и банкротств. Многим из них пришлось закончить свое земное существование на казенной больничной койке в нищете и забвении.
10 октября на приисках заканчивался летний сезон, рабочие получали расчет и собирались в партии для выхода из тайги. В одиночку идти никто не рисковал из-за боязни быть убитым и ограбленным на дороге до первого населенного пункта. Во всех населенных пунктах по пути следования партий к этому времени купцами уже была проведена колоссальная работа, завезено множество различных товаров, и главное, вина и водки. Сюда же подтянулись со всей округи работницы самой древнейшей на земле профессии. Всё замирает в ожидании, когда появится первая партия рабочих. На всем пути по деревням и селам их встречали далеко за околицей хлебом с солью, подносили с поклоном вино и просили откушать. Захмелевшие от угощения и почета старатели, хотя и знали, что вся эта комедия продлиться до того времени, пока у них не кончатся деньги, но не могли удержаться и вознаграждали себя за прошлые мытарства.
В первой же лавке, выпив стаканчик дармовой вишневой, сливовой, либо смородиновой настойки, они начинали куражиться. Первым делом приобретали приискательский наряд – бобровую шапку, атласную рубаху, сапоги со скрипом, плисовые шаровары и цветную опояску. Брали всё, не торгуясь. Затем, зайдя в кабак и захмелев от первой чарки, а более от притворного уважения окружающих, которое пьянило больше вина, старатель начинал куражиться: то ему не нравиться, где в кабаке прорублена дверь, и услужливые хозяин и приказчики уже готовы прорубить дверь в любой стене: то грязь на улице, и уже летят в грязь куски китайского ситца; другой от чрезмерно выпитой водки втаптывает в грязь рублевые ассигнации. Изголодавшиеся по женскому полу старатели не прочь были вознаградить себя за столь длительное воздержание (присутствие женщин на приисках запрещалось) по установленной таксе. По преданию, старатель оставлял столько золотого
песка жрице любви, сколько умещалось в ямке её пупка. Но такой разгул не мог продолжаться долго, деньги и золотой песок в кармане у старателя заканчивались очень быстро, уже заложены в кабаке и бобровая шапка, и шаровары, и сапоги. С наступлением похмелья, ощутив себя без средств к существованию, старатель возвращался в контору, нанимаясь на зимнюю операцию. По данным Н.В.Латкина в 70-х годах XIX столетия в Енисейске было 300 кабаков и питейных лавок, а на Енисейском тракте от Каргино до Красноярска на 240 верстовом отрезе находилось около 20 деревень и сел, в которых насчитывалось до 150 винных лавок. В среднем на полторы версты одна лавка и это официально зарегистрированных, а сколько было тайных? Всё было нацелено на то, чтобы обобрать приискателя. Целые деревни вблизи трактов жили за счет денег, которые оставляли в них выходящие из тайги рабочие.
Мы здесь привели несколько фамилий золотопромышленников кто снискал себе скандальную славу, но среди них были и такие, кто посвятил свою энергию и талант на добрые дела и начинания.
Н.В.Латкин – автор многих публикаций и 800 статей в энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона. Именно им в 1848 году была предпринята попытка организовать в Красноярске золотопромышленный краеведческий музей, который бы служил местом общения для золотопромышленников, обмена опытом, проведения собраний и съездов. Но высшее начальство не утвердило это начинание, которое почти на 30 лет опередило Мартьяновский музей.
А.Я.Попов выдвинул в 1832 году идею о создании в Томске Сибирского женского института, которая на полвека опередила свое время (первые высшие женские Бестужевские курсы были открыты в Росси в 1886 году).
П.И.Кузнецов - спонсировал амурскую экспедицию графа Муравьева и значительную часть средств вложил в благотворительность.
Братья Сибиряковы и М.К. Сидоров – много сделавшие для освоения северного морского пути и многие другие.
За 180-летнюю историю добычи золота только в Красноярском крае было добыто около 3 000 тонн золота (таблица 2). Много это или мало? Добытое количество золота можно представить в виде куба с длиной ребра 5,5м, либо данное количество золота можно спокойно разместить в объеме современной трёхкомнатной квартиры, а если разделить между ныне живущими жителями Красноярского края, то каждому достанется немногим более 1кг.
Таблица 2
Добыча золота (т) в мире, России и Красноярском крае за всю историю человечества

Периоды
Всего в мире1
Российская Империя, Советский Союз, Российская Федерация
Енисейская губерния2 (Красноярский край)

Начальный (древний)
с древних времен до XVI в.
13 633
-
-


XVII-XVIII в.
2 812
23
-

Первый (имперский)
XIXв.
11 489
2 042
580


1901-1917
10 335
822


Второй (советский)
1918-1990
77 515
9 752
2 000

Третий (овременный)
1991-2007
38 500
2 978
418

Итого:
154 284
15 617
2 998

1 – данные о добыче золота в мире, России (СССР, Российской Федерации) взяты из книги ''Золото – прошлое и настоящее'', М., 1999 и дополнены за последние годы автором.
2 – данные о добыче золота в Енисейской губернии (Красноярскому краю) дополнены автором.

В заключении, в качестве курьёзного случая золотой лихорадки приведём события, произошедшие в г.Красноярске с 9 по 17 июня 1912 года.
Группа рабочих подрядилась купцам Масловым поставить сруб под магазин по Песочной улице. Субботним июньским днём, пока не было большой жары, положили венца три. К обеду разразилась страшная гроза и рабочие спрятались от грозы в заброшенной усадьбе Тимофеевых, что по Песочной улице. После ливня один из рабочих, проходя по усадьбе, в промоине обнаружил подозрительный предмет, оказавшийся полуфунтовым самородком золота, который он продал в ближайшей лавке за 8 рублей. Молва об этой находке быстро облетела весь город, и к вечеру к усадьбе Тимофеевых начали стягиваться искатели золота, стали набирать в мешки землю на усадьбе и носить промывать в Енисей. Было найдено ещё какое-то количество золота. Ночь прекратила работы. С утра, ещё затемно со всех сторон города к усадьбе стал подтягиваться народ. С рассветом работа закипела с новой силой. Тимофеевы решили отстоять свои права на усадьбу и пригласили полицейских, которые вытеснили любителей лёгкой наживы с усадьбы, но в народе уже вспыхнули искры «золотой лихорадки», поразившие человеческое сознание. Толпа, вытесненная с усадьбы Тимофеевых, переключилась на берег Енисея, кто-то подшутил и подбросил в песок несколько золотин, и ажиотаж разгорелся вновь. К полудню весь берег Енисея, от Воскресенского собора до ж/д моста, был занят новоявленными старателями. Казалось, что все жители города сосредоточились в этой узкой прибрежной полосе. То здесь, то там можно было видеть, как знающие и опытные старатели стали сбиваться в артели и приступили к сооружению бутар из подручных материалов. В ход пошли доски с близстоящих заборов. Кому не хватило места, перешли по берегу выше ж/д моста и сразу удача – пошло хорошее золото. Это известие, как молния пронзившая небо, пронеслось по берегу, придав работающим силы и ускорение. Впоследствии выяснилось, что это медь. Старожилы сразу припомнили, что на этом месте в давние времена несколько лет подряд останавливался цыганский табор, а в таборе был знаменитый мастер, занимавшийся изготовление наборных конских сбруй. К вечеру большая часть жителей города перемывала песок в Енисее, когда появлялись отдельные знаки золота, молва разносила эти сведения мгновенно и работы усиливались.
Вот как описывали эти события очевидцы: «Обыватели толпами с двух часов утра и до глубокой ночи беспрестанно роют у берега, изредка натыкаясь на золотинки. Сотни помощников уносят нарытую землю домой. Разыгрываются безобразные сцены драк и споров. Двое городовых, поставленных на берегу Енисея, еле успевают разнимать спорщиков и отправлять наиболее буйных в участок. Немало курьёзных сцен вызывают шутки каких-то людей, рассыпающих по берегу медные опилки и вызывающих этим стычки между алчными искателями золота. Банки и магазины открыли операции по скупке золота раскопки перебросились на близлежащие улицы и на противоположный берег реки, сопровождаясь бешеным азартом, вспыльчивостью и разнузданностью новоявленных золотоискателей в погоне за фартом». С наступлением ночи работы затихли, чтобы с утра разгореться с новой силой. Кто-то пустил слух, что нашли золото в Каче. Работа частично перекинулась и туда. Ребятишки собирали с улицы пыль и мешками носили к промывающим золото. Не остались в стороне и люди сильные мира сего. Они вели торг о продаже усадьбы Тимофеевых и близ лежащих к ней. К полудню цена дошла до 200 тыс. рублей за участок. В этот момент на участке появился Константин Иванович Иваницкий. Прибыл окружной горный инженер Г.Ю. Степневский, которому губернатор поручил разобраться с ситуацией и доложить. Он взял пробу и уехал. Иваницкий К.И. попросил, чтобы ему показали яму, где нашли золото. Посмотрев, он развернулся и, не сказав ни слова, ушёл со двора. Пыл торгов немного утих, раз сам Иваницкий посчитал дело нестоящим. На утро в «Енисейских губернских ведомостях» появилось сообщение Г.Ю.Степневского, что «золото является случайной находкой и найдено в огородной земле с остатками навоза и древесины и никакого отношения к природному, тем более, коренному залеганию не имеет». И только теперь старики стали припоминать, что на месте усадьбы Тимофеевых на заре зарождения золотого промысла в Сибири был кабак и, всего вероятнее, кто-то из старателей припрятал его перед заходом в кабак и, по какой-то причине, потом не смог забрать. Золото пролежало в земле около 70 лет, а ливнем его вымыло. Но не все поверили в версию о стрательском золоте. Взбудораженный город до конца недели не мог успокоиться. Последние самые упорные по-прежнему продолжали поиски золотого призрака. И только с наступлением новой недели город нехотя вернулся к свой повседневной жизни.
Так завершилась «золотая лихорадка» в Красноярске. Вряд ли где-либо ещё в стране могли произойти подобные события, ведь в Красноярске к этому времени выросло два поколения жителей, которые на себе непосредственно испытали влияние золотого промысла и связанного с ним авантюризма и азарта к наживе. Эти события как в капле воды отразили нравы того времени.
. В начале необходимо оговориться, что мы будем в дальнейшем понимать под термином Мариинская тайга (Мартайга) и откуда он пошёл, т.к. во времена открытия в этих местах золота такого топонима не существовало.
На момент открытия золота в Мариинской тайге (в современном понимании) она называлась Кийской тайгой, а её центр – современный Мариинск назывался Кийской слободой. Кийская слобода для района стала сборным пунктом для приискателей. Здесь формировались партии, здесь же золотопромышленники набирали рабочих на прииски. На момент открытия золота Кийская слобода ходила в состав уезда Томской губернии (в состав Томского горного округа). Названия Мариинск и Мариинская тайга (Мартайга) возникли в середине XIX века. В 1856 году Кийская слобода была преобразована в окружной город, который в 1857 году получил название, в честь царствующей императрицы Марии Алексеевны – Мариинск, а располагавшаяся вокруг тайга стала называться Мариинской вместо Кийиской. Суммарная площадь Мариинской тайги оценивается в 10 тыс. кв.км и охватывает южные части Яйского, Ижморского и Чебукинского районов, большую часть Тисульского, северо-восточную часть Кемеровского района (бывший Барзасский район) Кемеровской области. В современном понимании северной границей Мариинской тайги является северный фас горного хребта Кузнецкого Алатау. Северо-западная часть Мартайги, традиционно именуемая Кельбесской площадью, включает в себя бассейны рек Барзаса, Кельбеса, Золотого Китата – правых притоков реки Яя; оставшаяся часть принадлежит бассейну реки Кии с крупными притоками: реки Большая Чебула, Большой Кожух, Большой Кундат, Талановая и Татарка. На юго-западе в состав Мартайги традиционно включаются бассейн реки Большого Тайдона и бассейн верхнего течения реки Нижней Терси, несущих свои воды в Томь.















[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
















Приложенные файлы

  • doc 7246140
    Размер файла: 7 MB Загрузок: 3

Добавить комментарий