Болезни конечностей лошади, Шакалов К.И., 1952

К. И. ШАКАЛОВ
Профессор доктор вет. наук

БОЛЕЗНИ
КОНЕЧНОСТЕЙ
ЛОШАДИ







Второе издание













































ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
МОСКВА 1952 ЛЕНИНГРАД
ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ

Со времени подготовки рукописи первого издания нашей монографии «Болезни конечностей лошади» прошло более трех лет. За это время в науке произошли значительные изменения. Проведены широкие творческие дискуссии о положении в биологической и физиологической науках, в результате которых были разоблачены как реакционно-идеалистические, антинаучные «теоретические» положения Вейсмана Менделя Моргана Вирхова, с позиций, которых долгое время давались «объяснения» физиологическим и патологическим явлениям, происходившим в растительном и животном организмах. В то же время на протяжении многих лет в медицине, ветеринарии, а равно и в других областях естественных наук игнорировалось и извращалось материалистическое мичуринско-павловское биологическое и физиологическое учение. После проведенных в 19481950 гг. творческих научных дискуссий и принятых по ним постановлений Сессии Всесоюзной сельскохозяйственной Академии наук им. Ленина о положении в биологической науке и объединенной сессии Академии наук и Академии медицинских наук о физиологическом учении И. П. Павлова естественно возникла необходимость пересмотра и исправления некоторых теоретических положений, объясняющих этиологию, патогенез, клиническую симптомологию, лечение и профилактику болезней с позиций материалистического мичуринско-павловского учения.
За последние годы в хирургии получены новые научные теоретические и клинические данные. Все это побудило нас подвергнуть содержание первого издания нашей книги значительной переработке, исправлению и дополнению. В частности, второе издание книги дополнено новыми главами: болезни кожи и рыхлой клетчатки; болезни слизистых сумок, а также дана анатомо-физиологическая характеристика конечностей лошади. Кроме того, болезни сухожилий и их влагалищ, болезни мускулов и нервов написаны заново. В остальные главы книги внесены исправления, сокращения и дополнения. Особенно дополнена новыми научными данными глава болезни суставов.
При подготовке рукописи второго издания книги автором по возможности были учтены научные достижения и клинический опыт советских хирургов, однако автор книги ни в коей мере не претендует на исчерпывающее освещение поднятых им в книге вопросов, связанных в той или иной степени с патологией конечностей лошади. Они должны найти свое полное разрешение при их дальнейшем изучении в свете павловского нервизма и его материалистической физиологии.
В нашей работе имеются отдельные спорные вопросы и возможно недостатки, и мы ждем от читателей критических замечаний и указаний.
В текст второго издания книги вошли отдельные статьи, написанные доц. В. С. Захаровым и В. А. Никаноровым. Считаю своим долгом выразить им искреннюю благодарность, а также выражаю глубокую благодарность проф. И. Д. Медведеву за полезные замечания на первое издание книги и ассистенту руководимой нами кафедры хирургии Н. М. Лебедевой за оказание ею повседневной технической помощи при подготовке рукописи и подборе иллюстраций.
Профессор К. Шакалов
Ленинград 22/Х 1951 г.

ВВЕДЕНИЕ

Заболевания конечностей у лошадей наблюдаются весьма часто, особенно при неправильном содержании, эксплуатации и кормлении.
Лошади, выполняющие работу в условиях промышленных городских центров, лесных массивов, гористой или заболоченной местности, сравнительно чаще повреждают конечности, чем при выполнении ими обычных сельскохозяйственных работ.
Болезнь конечностей у лошадей нередко принимает затяжное хроническое течение, вследствие чего они долгое время являются неработоспособными, простаивая на излечении неделями и даже месяцами, чем наносится значительный экономический ущерб нашему народному хозяйству. Изучению хирургических заболеваний у лошадей уделяется исключительно важное внимание, особенно заболеваниям конечностей, в частности изучению этиологии, патогенеза, клинической симптомологии, диагностики, лечения и профилактики этих заболеваний.
Заболевания конечностей у лошадей в большинстве случаев сопровождаются расстройством функции аппарата движения, или хромотой. Хромота не есть болезнь в полном смысле этого слова, она является только клиническим симптомом болезни животного, указывающим на расстройство у него функции движений, вызванной тем или иным его заболеванием. Хромоту следует рассматривать как симптом патологического процесса или патологического состояния всего организма, вызывающего расстройство функции конечности или аритмию движений. Расстройство функции аппарата движения, или хромота, у животных чаще может быть обусловлено болезненным состоянием: кожи (трещины, экземы, дерматиты, ожоги), подкожной клетчатки (флегмона, абсцесс, пролежни), фасций (воспаление, разрывы), мышц (растяжение, разрывы, миозит, миопатоз, атрофия), сухожильно-связочного аппарата (тендинит, десмоидит, контрактура, разрыв), слизистых сумок и сухожильных влагалищ (бурсит, тендовагинит), нервов (неврит, парез, паралич), надкостницы, кости и костного мозга (периостит, остит, кариес и некроз, остеомиелит, перелом), суставов (артрит, артроз, периартрит, анкилоз, вывих), а также болезнью тканей области копыт (трещина, деформация рога, флегмона венчика, некроз мякишного хряща, ревматическое воспаление, гниение копытной стрелки, укол подошвы, пододерматит, подотрохлит и др.).
Кроме того, расстройство функции локомоторного аппарата у лошадей может быть обусловлено заболеванием других органов (зубов, желез, желудочно-кишечного тракта) или расстройством минерального и другого обмена (рахит, остеомаляция, авитаминоз), а также инфекционными (бруцеллез, паратиф, мыт, контагиозная плевропневмония лошадей) или инвазионными (онхоцеркоз) заболеваниями.
Причинами заболеваний конечностей у лошадей могут быть самые разнообразные этиологические факторы. Обычно эти этиологические факторы делятся на предрасполагающие к заболеванию и обусловливающие или вызывающие заболевание.
К предрасполагающим причинам, помимо экстерьериых недостатков животных, относятся неудовлетворительные условия их содержания, кормления и эксплуатации, в частности плохое зоогигиеническое содержание и уход за лошадьми, нерациональное кормление, отсутствие моциона при стойловом их содержании,' чрезмерное охлаждение тела животного, плохая расчистка и неправильная ковка копыт, плохая подготовка сбруи, чрезмерная эксплуатация животных, в особенности в молодом возрасте, плохое состояние дорог и упряжи.
Непосредственно вызывающими или обусловливающими причинами болезней конечностей являются всевозможные повреждения, термические и химические повреждения, поражения, связанные с местным или общим внедрением в организм животного патогенных микробов (гнойных, гнилостных, бруцеллезных, паратифозных, ботриомикозных и других) или инвазий (онхоцеркоз, Onchocerca reticulata). Эти причины могут прямым или чаще рефлекторным путем вызвать воспалительные, деструктивные, агрофические и аллергические процессы в тканях и обусловить нарушение функции локомоторного аппарата у животного, сопровождающееся тем или иным видом хромоты на одну или более конечностей.
Иначе говоря, повреждения в локомоторном аппарате животного могут возникнуть или в результате чрезмерного кратковременного интенсивного действия какого-либо раздражения на ткани, или менее интенсивного, но продолжительного воздействия, а в некоторых случаях и, необычной локализации вредно действующего этиологического фактора. В результате этого регуляторные механизмы тканей и органов в животном организме могут оказаться недостаточно устойчивыми к указанным раздражителям. В клеточных элементах поврежденных тканей и органов возникают структурные и другие изменения, что знаменует собой развитие патологического процесса, причем развитие болезни может возникнуть не только на месте первичного повреждения тканей и органов, но также и вдали от места ее локализации рефлекторным путем. В свете павловского нервизма в основе развития патологического процесса при болезнях конечностей у животных лежат сложные, чаще рефлекторные явления, представляющие собой ответную реакцию животного организма на вредно действующий этиологический фактор. Поэтому при установлении той или иной причины болезни- локомоторного аппарата у животного необходимо вскрыть закономерность взаимоотношений животного организма и окружающей его среды.

ГЛАВА I
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА БОЛЕЗНЕЙ КОНЕЧНОСТЕЙ
АНАТОМО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КОНЕЧНОСТЕЙ ЛОШАДИ.

Физиологическая функция органов движения у животных определяется их анатомической структурой и регуляцией центральной нервной системой и, прежде всего, корой больших полушарий головного мозга. Эта центральная регуляция органами движения у животного осуществляется не только в нормальных условиях, но и при патологическом состоянии их. Изучение анатомо-физиологической характеристики органов опоры и движения у лошади является как бы введением в диагностику заболеваний конечностей и должно облегчить трудную задачу при расшифровке того или иного патологического процесса у наших безмолвных пациентов. В связи с этим мы сочли целесообразным дать в кратком изложении описание основных анатомо-физиологических сведений, характеризующих работу органов движения у лошади.
В покое и движении лошади существенную роль играют мускулатура, ее фасции, опорные ткани (кости), нервы, суставы, связки, сухожилия, сухожильные и слизистые сумки, которые часто повреждаются.
Движения лошади происходят посредством влияния нервной системы на сокращения мускулатуры туловища, поясов и конечностей. При акте сокращения мускула его активный участок (брюшко) значительно (приблизительно наполовину) укорачивается по длине своей оси и соответственно утолщается в поперечнике, что влечет за собой сближение пунктов прикрепления мускулов на рычагах, а, следовательно, и самих рычагов.
Мускулы конечностей по своему анатомическому и отчасти гистологическому строению существенным образом отличаются от мускулатуры туловища и головы. Мускулы конечностей в большинстве случаев имеют удлиненную, округлую в сечении форму, напоминая собой цилиндр, конус или веретено. Эта рельефность анатомических форм и особенности мускулов несколько стушевываются на поясах конечностей. Мускулы, расположенные между туловищем и плечевым (грудным) поясом, в большинстве случаев характеризуются пластинчатой формой и принимают анатомическое очертание широких мускулов. Такое различие анатомических форм мускулатуры конечностей находится в прямой зависимости от выполняемой ими активной физиологической функции при покое и движении лошади. Одни мускулы ограничиваются работой в пределах двух соседних звеньев скелета, приводя в действие лишь один сустав, другие простираются на значительное расстояние через несколько звеньев и приводят в движение целый ряд суставов. Длинные мускулы конечностей по своему гистологическому строению характерны тем, что имеют мускульную ткань не на всем своем протяжении, а дополняются прослойками (пучками) сухожильной ткани, которая значительно увеличивает их прочность, уменьшает утомляемость при стоянии лошади.
Мускулы конечностей лошади в зависимости от выполняемой ими физиологической функции при движении разделяются на несколько групп.
Сгибатели (флексоры) и разгибатели (экстензоры) представляют собой мускулы, функционирующие вокруг поперечной оси конечностей. Размах движущегося костного рычага возможен только в пределах сагиттальной плоскости. Сгибатели (флексоры) располагаются внутри угла суставов, и их активной функцией обеспечивается скорость при движении конечностей.
Разгибатели (экстензоры) проходят через вершину угла и своей функцией также обеспечивают скорость движений при разгибаниях конечностей, выдвигаемых вперед; кроме того, они увеличивают силу при работе в период опирания конечностей о почву во время. толчков туловища вперед.
Приводящие мускулы (аддукторы), расположенные с медиальной стороны конечности, и отводящие мускулы (абдукторы), расположенные с латеральной стороны конечности, функционируют вокруг горизонтальной (фронтальной) оси. Движения в суставах в этих случаях происходят лишь в пределах их сагиттальной плоскости.
Вращатели мускулов (ротаторы) конечности наружу или внутрь анатомически располагаются по отношению к продольной оси в косом направлении. Вращение конечности или ее отдельного звена вокруг продольной ее оси рассматривается, как супинирование (от слова супинатор), а вращение конечности в медиальном направлении, как пронатирование (от слова пронатор).
Напрягатели, или тензоры, своей функцией натягивают фасции, не позволяя им собираться в складки.
При возникновении патологического процесса (раны, разрывы, воспаление, миопатоз, атрофия и т. п.) в одной или более из перечисленных групп мускулов конечностей наблюдается рефлекторное расстройство координации движений локомоторного аппарата лошади, сопровождающееся хромотой.
Фасции конечностей, особенно глубокие, также имеют существенное значение в работе локомоторного аппарата лошади. Они облегчают работу мышц путем частичной или полной их замены, образуя для отдельных мышц или мышечных групп фиброзные влагалища и обеспечивая взаимную связь между мышцами, соединен мышц со скелетом, координируют работу мышц конечностей и мышц туловища. Особенно хорошо развитыми являются глубокие фасции средних и нижних отделов конечности, расположенных ниже локтевого (fascia antebrachii, fascia cruris) и коленного суставов. Состояние направления этих фасций, образующих обособленные влагалища для дорзальных и волярных (плантарных) мышц, достигает своего максимума при разгибании в локтевом и коленном суставах. В области кисти и стопы под влиянием функции образуются за счет местных усилений фасций специальные фиброзные влагалища в виде арок, охватывающих сухожилия, которые способствуют облегчению работы мышц конечностей. Кроме того, глубокие фасции принимают участие в работе сухожильно-связочного аппарата и конечностей лошади, уменьшая утомляемость и повышая выносливость последних.
Опорным аппаратом, удерживающим туловище животного в пространстве, является костный остов, или скелет конечностей.
Скелет передних и задних конечностей можно рассматривать как сложную систему одноплечих и двуплечих рычагов. Отдельные сегменты конечностей и образованные ими суставы, вершины которых направлены (кроме пальцевых суставов) в противоположные стороны, являются, по мнению проф. В. Г. Касьяненко, друг другу гомологичными (рис. 1).



Рис. 1. Ряды гомологичных суставов передней (тянущей) и задней (толкающей) конечностей лошади (по В. Г. Касьяненко).
Суставы: 1 плечевой; 2локтевой;
3 карпальный; 4 8 пястно (плюсно)- фаланговый сустав;
5тазобедренный; 6 коленный; 7 тарзальный
.









Сопоставление силы развития скелета и мышц обеих конечностей, по мнению проф. В. Г. Касьяненко, подчеркивает ведущее значение менее загруженных тяжестью тела задних конечностей, как активных моторов тела, и передних конечностей, как главных поддерживателей тела.
Отдельные звенья костей сочленены между собой под углами и надежно фиксированы сухожильными окончаниями мышц и связками. Сочлененные под углом ряды звеньев костей конечностей играют роль рычагов, приводимых в действие центральной нервной системой путем рефлекторного сокращения мышц и сухожилий при поступательных движениях лошади.
Анатомо-гистологическое строение и формы костей конечностей находятся в строгой зависимости от выполняемой ими физиологической функции. Длинные кости, выполняющие роль стоек и рычагов, в большей своей части состоят из плотного, компактного вещества; при этом тело их остается полым. Такие кости, будучи легкими и портативными, способны выдерживать наибольшее сопротивление механической силе, которая действует на периферические слои кости. Губчатое строение костей имеет место там, где при известной прочности и легкости еще необходим и значительный их объем, что наблюдается в коротких и на концах длинных костей; этим путем увеличивается поверхность соприкосновения костей. Костные перекладины, или трабекулы, расположены в костном веществе по траектории сжатия и растяжения, т. е. как бы строго следуя законам механики. Благодаря такому анатомо-гистологическому строению костная ткань сравнительно легко выдерживает механическую силу «сжатия», «растяжения» и «скручивания», испытываемую костью. При длительных изменениях функциональных условий, в которых находится тот или иной костный сегмент конечности, в нем происходит перестройка внутренней архитектоники костного вещества.
Патологические изменения в организме животного, особенно связанные с нарушением минерального обмена, сопровождаются изменениями в строении кости; происходит частичное разрушение костной ткани и замена разрушенных частей новыми, соответственно новым физиологическим и функциональным условиям. При нормальных физиологических условиях в костной ткани происходят два взаимно противоположных процесса разрушение и созидание, постоянно соответствуя «друг другу». При патологическом же состоянии наступает нарушение равновесия в количественном и качественном отношении между разрушением и созиданием, происходит как бы несоответствие в темпах «прибыли и убыли» костного вещества; при этом может наблюдаться, что процесс разрушения будет превышать созидание или же, наоборот, созидание будет происходить более повышенным темпом, чем разрушение. Так, например, при остеопорозе (разрежении кости) вследствие нарушения минерального обмена (рахит, остеомаляция и др.) происходит частичное исчезновение (рассасывание) костной ткани (уменьшение количества костных трабекул, их истончение), с замещением ее остеоидной и жировой тканью. Процесс костесозидания и костераз-рушения становится неадекватным; костесозидательный процесс является пониженным при неизменном темпе костеразрушения.
При остеосклерозе вследствие изменения реактивности костной ткани (при травме, воспалении и др.) происходит процесс, противоположный остеопорозу: количество костных пластин увеличивается, взаиморасположение их становится более плотным и чрезмерно компактным.
В связи с этим в развитии костной ткани у лошади наблюдаются и различные физиологические или патолого-морфологические и клинические изменения, которые могут отрицательно влиять на функцию органов движения животного.
Особое место в работе лошади занимают суставы конечностей. Их роль в поступательных движениях животного огромная. Сочленения их представляют лучшую дифференцированную форму соединения между собой двух и более костей, обеспечивая таким образом в них максимальную функциональную подвижность. Суставные поверхности (facies articularis) костей, образующих между собой сочленение, по своей форме являются отрезками простых или комбинаций сложных геометрических тел, которые по своему анатомическому устройству более или менее соответствуют друг другу (конгруенты).
Важнейшими анатомо-физиологическими тканевыми элементами, образующими сустав, являются: эпифизарные и метафизарные концы костей, суставные и внутрисуставные (в сложных суставах) хрящи, фиброзная капсула, связочный аппарат, синовиальная оболочка, синовиальная жидкость, кровеносно-лимфатическая система, а также периартикулярные мягкие ткани, нервы с их рецепторным аппаратом, обусловливающим физиологическую функцию всех тканевых элементов суставов.
Суставы конечностей по своему анатомо-физиологическому устройству подразделяются на простые, где сочленяется одно звено с другим без каких-либо вставочных добавок (плечевой, локтевой, тазобедренный и суставы фаланг), и сложные, в которых между соприкасающимися суставными поверхностями трубчатых костей имеются хрящевые прокладки (коленный сустав) или серии коротких костей (запястный, заплюсневые суставы). Кроме того, они также подразделяются на: 1) многоосные суставы, представляющие собой сочетание полушаровидной головки и соответствующей ямки (тазобедренный, плечевой); 2) двуосные суставы, являющиеся сочетанием выпуклой эллипсовидной поверхности с соответствующей ямкой; 3) одноосные суставы сочетание выпуклой, валикообразной (цилиндрической) поверхности с соответствующим углублением. Главными видами движений в суставах конечностей являются: сгибание, или флексия, разгибание, или экстензия, приведение, или аддукция, отведение, или абдукция, вращение, или ротация.
Основные движения конечности сгибание и разгибание происходят вокруг поперечной оси суставов. Другие движения вокруг осей соподчинены этим двум главным движениям. Движения вокруг сагиттальной плоскости (отведение и приведение) конечности допускается лишь в многоосных суставах (в тазобедренном и лопатко-плечевом). В этих случаях, как связывающих костные пояса со скелетом, значительные по своему размеру пронирующие и супинирующие движения сообщаются всей конечности. В остальных (двуосных) суставах конечностей, где комбинация движений происходит вокруг поперечной и вертикальной оси, пронирующие и супини-рующие движения весьма ограничены и возможны только в состоянии сгибания, т. е. в момент расслабления боковых связок этих суставов.
Объем движений в суставах конечностей зависит от степени взаимной смещаемости между двумя костями. Они бывают тем полнее, чем больше выражена разница между площадями и формами этих поверхностей.
Наибольшей свободой движений обладают тазобедренный и лопатко-плечевой суставы, которые образованы шаровидными суставными поверхностями и соответствующими их форме углублениями. Значительной подвижностью (в одном направлении) также обладают суставы, по своему устройству напоминающие форму винта и винтовой вырезки (голенно-таранный сустав).
Суставы (тарзальный, метакарпальный) с незначительной степенью смещаемости их поверхностных площадей мало чем отличаются друг от друга, они обладают малой подвижностью и относятся к типу тугих суставов. «В этих суставах возможна полная иммобилизация вследствие их нормальной коссификации. Однако, несмотря на всю ограниченность движений в отдельных суставах конечностей, в сумме чем ближе к их дистальному концу, тем больше нарастает количество так называемых степеней свободы движений» (В. Г. Касьяненко). Суставы пальца передней конечности лошади обладают шестью степенями свободных движений, что в два раза превышает количество степеней движений шаровидного плечевого сустава. Нарастанию свободы движений в дистальных звеньях конечностей способствует также и своеобразная постановка суставных мыщелков, гребней и соответствующих углублений.
Формообразование суставов конечностей обусловлено анатомическим строением и выполняемой ими функцией. Кроме того, они не представляют собой раз и навсегда законченных, неизменных анатомических образований, а все время изменяются (хотя и мало заметно) под влиянием внешних и внутренних факторов в процессе жизни и работы животного.
Анатомические формы здоровых суставов конечности лошади в молодом возрасте существенно отличаются от форм тех же суставов в старом возрасте или же у лошадей, страдающих хроническим воспалением суставов (синовиты, водянки, периартриты, деформирующие артриты). У молодых животных в нормальном состоянии суставы имеют правильные анатомические очертания с умеренно развитой периартикулярной тканью и достаточно эластичной кожей, отчего их функция бывает достаточно свободной и легкой. У лошадей старых и имеющих хроническое поражение суставов эта стройная композиция резко изменяется. Суставы часто приобретают угловатые формы, появляются периостальные и фиброзные разращения и утолщения вокруг сустава, выпячивание суставных дивертикул. Связки, суставные оболочки, хрящи теряют свою прежнюю эластичность, а сухожилия и мышцы расслабляется или чрезмерно укорачиваются и уплотняются. Кожа склерозируется, кости атрофируются или склерозируются; функция таких суставов становится ограниченной, в результате чего работа локомоторного аппарата лошади становится ненормальной, отмечается расстройство координации движения.
Роль сухожильно-связочного аппарата в работе конечностей является очень важной и заключается в надежной фиксации сегментов суставов.
Возбуждающим импульсом, включающим в активную работу сухожильно-связочный аппарат конечностей лошади, является центральная и периферическая нервные системы, которые рефлекторно возбуждают сократительную функцию соответствующих мускулов и фасций передних и задних конечностей.
Для передних конечностей основное значение в покое и движении имеют следующие сухожилия: 1) сухожильный тяж двуглавой мышцы плеча (органически связанного с перемизием этой мышцы), прикрепляющийся на бугре лопатки и проксимальном эпифизе лучевой кости, действия которого распространяются на функцию плечевого, локтевого и запястного суставов; 2) сухожилия лучевого разгибателя запястья, бокового пальцевого разгибателя, общего пальцевого разгибателя, поверхностного и глубокого пальцевого сгибателя и их добавочные головки, а также сухожилия межкостного среднего мускула (рис. 2).



Рис. 2. Сухожильно-связочный аппарат передней конечности (по В. Г. Касьяненко).
1 Fascia serrata (perlmisium мышцы); 2m. triceps brachii (cap. longum); 3 m. biceps brachii (tendo bicipitis); 4 lacertus fibrosus; 5 сухожилие m. ext. carpi radialis; 6сухожилие m. flex. dig. sublimis; 7 сухожилие m. flex. dig. profuiidus; 8 «muse» interosseus medius; 9сухожилие m.ext.dig.communis с его сухожильными связями с се-самовидными костями 1-й фаланги и m. lntefosseus medius.












Рис. 3. Сухожильно-связочный аппарат задней конечности (по В. Г. Касьяненко).
1 га. quadriceps femoris (rectus femoris); 2m. flex dig. ped.
sublimis (plantaris); 3 m. peronaeus tertlus.












Для задней конечности: 1) сухожилия четырехглавого мускула бедра, перебрасывающегося через вершину коленного сустава; 2) ахиллово сухожилие; 3) сухожилия большеберцового переднего и малоберцового третьего мускулов (рис. 3), а также сухожилия сгибателей и разгибателей пальца лошади.
Что касается сухожильных влагалищ и слизистых сумок, то хотя они и имеют существенно важное значение в патологии конечностей лошади, в данном случае в работе локомоторного аппарата им принадлежит вспомогательная роль, сводящаяся к предохранению и уменьшению трений при работе мышц, сухожилий и суставов конечностей.
Мускулатура туловища лошади (рис. 4), благодаря ее нервно-рефлекторной сократимости принимает активное участие в работе ее локомоторного аппарата. При этом деятельность обеих пар конечностей рефлекторно координируется торако-абдоминальным отделом туловища, главным образом путем непосредственной фиксации мышц пояса передних конечностей и ряда мышц таза, бедра и колена и фиксации мышц на грудных, поясничных, крестцовых и хвостовых позвонках и ребрах, а также посредством тесной связи между собой мышц спины, груди и живота.



Рис. 4. Схема центров вращения тела лошади между передними и задними конечностями при переходе к опоре на одну пару (по В. Г. Касьяненко).






Положение туловища лошади по отношению к конечностям, благодаря сократительной функции мышц конечностей, туловища, шеи и др., может резко изменяться при вставании на дыбы, защитном ударе задними конечностями и т. п.
Буферным или пружинно-амортизирующим анатомо-физиологическим эволюционным приспособлением органов движения лошади являются костно-суставные, сухожильно-мышечные и связочные аппараты конечностей, регулируемые центральной нервной системой. Физиологическое назначение их предохранять туловище и органы движения от чрезмерных сотрясений и микротравм при передвижении животного, обеспечить эластический прием тяжести тела на средние и нижние звенья (сегменты) конечностей.
В. Г. Касьяненко в составе каждой конечности лошади различает три главных, или основных, амортизатора: проксимальный, средний и дистальный, а также ряд других (рис. 5).




Рис. 5. Схема главных амортизаторов конечностей лошади (по В. Г. Касьяненко).
1 проксимальный; 2 средний; 3 дистальный.







Роль проксимального амортизатора на грудных конечностях выполняет мускульная эластическая связь (пояс) конечностей с туловищем, лопатка, плечевая кость, лопатко-плечевой и локтевой суставы; на тазовых конечностях хрящевые мениски и связочный аппарат коленного и скакательного суставов.
Роль среднего амортизатора грудных и тазовых конечностей выполняют связочный аппарат сесамовидных костей фаланг и сухожилия пальцевых сгибателей.
Роль дистального амортизатора или рессорного механизма обеих конечностей выполняет копыто с его хорошо эластическим анатомическим устройством в виде упругой стрелки, мякишных хрящей и копытного рогового башмака.
К числу добавочных амортизаторов конечностей относят суставные хрящи, мениски, суставные и внутрисуставные связки, фасции, слизистые сумки, сухожильные влагалища, а также межсуставные сочленения (фасетки) коротких костей запястного и скакательного суставов. «Каждая конечность, кроме того, в целом является своеобразной рессорой, благодаря своеобразному сочетанию костей, образующих суставные углы, поочередно различно направленные своими вершинами. По закону параллелограмма сил в суставах конечностей происходит разложение как силы тяжести тела, так и силы противоударов на их составляющие (рис. 6), сила противоудара постепенно угасает, начиная с дистального и средних амортизаторов, путем последовательного рассеивания в суставных углах» (В. Г. Касьяненко).

Рис. 6. Схема разложения сил на конечностях, как амортизаторах. Стрелками указаны диагонали параллелограммов разложения сил противоудара и тяжести (по В. Г. Касьяненко).
А передняя конечность; Б задняя конечность.










Передние конечности. Передние конечности, располагаясь ближе к центру тяжести, воспринимают толчки со стороны задних конечностей и являются главной поддержкой туловища.
Мускульная связь передних конечностей с туловищем благоприятно влияет на смягчение толчков и ударов при движении быстрыми аллюрами. При этом кости сухожилия и связки в отношении восприятия давления и толчков играют большую роль, чем мышцы.
Заостный мускул (рис. 7) играет активную роль в удержании лопатко-плечевого сустава как в покойном состоянии, так и в движении. Мускул biceps brachii обильно пронизан сухожильными прослойками по всей длине и имеет внутри крепкий сухожильный тяж. Кроме того, этот мускул отдает в дистальной трети крепкий сухожильный тяж lacertus fibrosus, который спускается ниже и соединяется с m. extensor carpi radialis. Такая связь объединяет в функциональном отношении работу плечевого, локтевого и запястного суставов (А. Ф. Климов). Перерезка этого сухожильного тяжа вызывает хромоту, проявляющуюся в затрудненном (неполном) разгибании запястного сустава (С. В. Иванов и В. М. Борисов).
Расположение мышц и их сухожилий в области суставов (рис. 7) делает их зависимыми друг от друга и обусловливает равномерность действия. Общий пальцевый разгибатель и сгибатели вызывают движения фаланг; однако эти движения, в свою очередь, зависят от работы мышц локтевого сустава, и эта зависимость делает движения однообразными.
Устойчивое равновесие и движение конечности осуществляется с помощью иннервируемых мышц, соединяющих лопатку и плечевую кость с туловищем. Основным носителем тяжести переднего участка тела является зубчатый вентральный мускул, состоящий из двух частей: 1) шейной, идущей от поперечно-реберных отростков 37-го шейных позвонков и прикрепляющейся на краниальной треугольной площадке под лопаточной поверхностью, и 2) грудной, идущей от первых 89 ребер и оканчивающейся на каудальном треугольном поле под лопаточной поверхностью.


Эта мышца в ее функции поддерживается грудными мускулами. Lamina elastica, отходящие от lamina principalis fasciae spinotransversalis, играют роль фиксирующего аппарата верхнего края лопатки в статическом отношении (Б. М. Обухов). Кроме того, эта связь дополняется еще трапециевидной, ромбовидной, грудинно-плечеголовной мышцами и соответствующими фасциями. Место фиксации зубчатого мускула, а следовательно и точка опоры, расположены отвесно к локтевому суставу. Давление с лопатки передается на локтевой сустав. Плечевой сустав фиксируется сухожильным соединением m. biceps brachii.
Точка опоры туловища на лопатке расположена в грудной части зубчатого вентрального мускула; следовательно, линия отвеса тяжести опускается от точки вращения лопатки, падает на локтевой сустав и верхнюю часть предплечья; отсюда давление доходит по костям предплечья и запястного сустава до путового сустава. На верхнем конце путовой кости находится вторая точка опоры; тяжесть давит на верхний конец путовой кости вниз; этим вызывается натяжение обоих сгибателей пальца и межкостного мускула.






Рис. 7. Схема расположения мускулатуры на передней конечности лошадей. А латеральная сторона, Б медиальная сторона.
1 заостный мускул; 2 дельтовидный мускул: 3трехглавый мускул плеча; 4 локтевой сгибатель запястья: 5 межкостный средний мускул; 6общий пальцевый разгибатель и его сухожилие; 7 боковой пальцевый разгибатель: g плечевой мускул: 9 предостный мускул; 10 подлопаточный мускул; 12 lacertus fibrosus; 13 лучевой разгибатель запястья; 14 глубокий пальцевый сгибатель; 14 его сухожилие; 15 поверхностный пальцевый сгибатель; 15его сухожилие; 16 круглый малый мускул; 11 двуглавый мускул плеча; 17 круглый большой мускул.


При натяжении поверхностного и глубокого пальцевых сгибателей и связок сесамовидных костей часть тяжести туловища удерживается ими. Это натяжение увеличивается в зависимости от длины путовой кости и ее положения: чем длиннее путовая кость и чем ее положение горизонтальнее, тем больше натяжение.
Пальцевые сгибатели, направляясь вниз от локтевого бугра, соединяются при помощи дополнительных сухожильных головок с предплечьем и запястным суставом (рис. 8). Поверхностный сгибатель, идя вниз от локтевого бугра, получает дополнительную сухожильную головку. Caput tendineum его начинается от медиального края лучевой кости в нижней трети предплечья. Caput tendineum глубокого пальцевого сгибателя начинается от волярной связки запястного сустава и сливается с сухожилием на границе верхней и средней трети пясти.
Сухожилия пальцевых сгибателей с их дополнительными связками, находясь в напряженном состоянии, иммобилизуют запястье, т. е. препятствуют волярной флексии запястного сустава (его сгибанию) во время опирания.
Часть фасции предплечья, расположенная волярно, лучевой разгибатель запястья, с которым соединяется сухожильный тяж двуглавого мускула плеча, волярные связки запястного сустава, а также ямкообразные суставные площадки лучевой кости, являющиеся «как бы заставкой или замком, останавливающим прогибание» (А. Ф. Климов), противодействуют переразгибанию (дорзальной флексии) запястного сустава.
Дорзальная флексия путового сустава вызывает натяжение сгибателей. Волярные связки сесамовидных костей и межкостный мускул вследствие своего расположения образуют как бы одну связку, играющую роль пружины, которая не только фиксирует путовый сустав лошади во время опирания копыта о землю, но и смягчает удары в момент обременения. Весь этот связочный и сухожильный аппарат ниже запястного сустава называется «поддерживающим аппаратом» (рис. 9).
Фиксация плечевого сустава обусловливается двуглавой мышцей плеча; все суставы ниже локтевого фиксируются натяжением сгибателей и разгибателей; что же касается локтевого сустава, то последний удерживается в статическом положении сгибателями карпального сустава (m. m. flexor carpi radialis, flexor carpi ulnaris, extensor carpi ulnaris) и пальца. При опирании конечности натяжение сгибателей вызывает разгибание локтевого сустава.
Плечевой сустав многоосный; роль его внутренней боковой связки выполняет подлопаточный, а роль наружной связки заостный мускул, подкрепляемый дельтовидными и круглым малым мускулом. В норме, благодаря этим связкам, отсутствуют боковые движения в области плечевого сустава.






Рис. 8. Схема сухожильно - связочного аппарата передней конечности лошади.
1 сухожилие m. flexor digitalis sublimis; 2 его лучевая сухожильная головка; 3его пястные сухожильные ветви; 4 его пястная сухожильная головка; 5 сухожилие m. flexor digitalis profundus;
6 т. interosseus medius; 7волярные связки сесамовидных костей; 8 ветвь m. interosseus medius к сухожилию разгибателя; 9 сухожилие m. extensor digitalis communis; 10 усиливающий тяж фасции запястья к сухожилиям разгибателей; 11сухожилие m. extensor carpi radialis;
12 lacertus fibrosus; 13 сухожильный тяж двуглавого мускула плеча.





В статике передней конечности играют роль: 1) двуглавый мускул плеча, 2) заостный мускул, 3) сгибатели запястного и пальцевых суставов и межкостный мускул. Этот статический аппарат, поддерживаемый разгибателями пальца, воспринимает во время движения все толчки.
Активное действие мускулов разгибателей локтевого сустава является необходимым только в начале движения; при этом сильнее всего напрягается латеральная головка трехглавого мускула плеча. Как только поддерживающая конечность приближается к отвесной линии, действие указанных мышц разгибателей становится пассивным.
Движение висячей конечности имеет маятникообразный характер. При этом лопатка должна находиться в фиксированном состоянии. Это достигается сокращениями трапецевидного и ромбовидного мускулов; фиксация лопатки усиливается еще больше в связи с напряжением вентрального зубчатого мускула. Затем конечность, вследствие продвижения туловища вперед, в результате толчка со стороны тазовых конечностей, оказывается подведенной назад. Когда разгибается плечевой сустав, то выдвигается вперед дистальный конец лопатки; это движение поддерживается грудной частью трапецевидного мускула и задней частью зубчатого мускула; вследствие разгибания плечевого сустава выдвигается вперед плечевая кость. При этом движении главная работа падает на долю грудных, плече-головного, предостного, двуглавого и клювовидного плечевого мускулов. Сокращение плече-головного мускула способствует разгибанию плечевого сустава; двуглавая мышца плеча, сгибая локтевой сустав, еще дополнительно помогает разгибанию плечевого сустава и этим способствует ускорению движения необремененной конечности. Сгибание плечевого сустава происходит активно; эту работу выполняют мускулы, расположенные на наружной и внутренней поверхности лопатки.
Мускулы-связки плечевого сустава m. in-iraspinatus и т. subscapularis, являясь антагонистами, несут функцию абдукторов и аддукторов при движении лошади в сторону; в остальном они являются фиксаторами.
Конечность во время висения в воздухе захватывает новый участок пространства. Этот период состоит из двух стадий: 1) стадии последовательного максимального сгибания всех суставов, переноса конечности вперед и выдвигания плечевого сустава; 2) стадии последовательного разгибания суставов до постановки копыта на землю.







Рис. 9. Поддерживающий аппарат.
1 поддерживающий аппарат сухожилия поверхностного сгибателя;
2 поддерживающий аппарат сухожилия глубокого сгибателя;
3 поддерживающий аппарат сесамовидного блока. Сухожилия оттянуты назад и конечность поэтому находится в состоянии легкой волярной флексии.




Рис. 10. Фазы передней конечности на передней рыси.
А фаза опирания; Б фаза висения






Фазы висения передней конечности. Фаза висения начинается с отрыва копыта от земли. При этом конечность, подведенная назад, сгибается, затем постепенно распрямляется и опускается на землю. Во время укорочения (рис. 10, Б, 02) максимально сгибаются путовый, запястный и локтевой суставы, а затем угол путового сустава начинает раскрываться и конечность вытягиваться (рис. 10, Б 2) за счет раскрытия углов локтевого и лопатко-плечевого суставов (рис. 10, Б 3). Далее происходит максимальное распрямление конечности, когда больше всего разгибаются лопатко-плечевой и локтевой суставы, запястный сустав выпрямляется, путовая кость направляется вперед, а копыто находится в стадии готовности к опиранию на землю (рис. 10, Б 4).
Функция висячей конечности состоит в поступательном движении и начинается с того момента, когда она направлена назад под туловище. Первым объективным моментом движения вперед является сгибание в локтевом и карпальном суставах в результате первичного толчка со стороны сгибателей фаланг и фасций запястья, находившихся в состоянии напряжения во время опирания. В это время начинают работать плечевые и грудные мускулы при одновременном разгибании плечевого сустава и сгибании всех остальных, пока копыто не достигнет отвесной линии, идущей от локтя; в этот же момент висячая конечность перекрещивается с противоположной грудной конечностью.
При продолжающемся действии указанных выше мышц начинается вторая фаза маятникообразного движения, проходящая при возрастающем разгибании всех суставов. В этой стадии работает трехглавый мускул плеча m. triceps brachii совместно с напрягателем фасции предплечья m. tensor fasciae antebrachii, разгибается локтевой и нижележащие суставы, и конечность подготовляется к функции опирания.
Фазы опирания передней конечности. В момент опирания на землю передняя конечность находится в наклонном положении, степень которого зависит от аллюра (длина шага изменчива) и от экстерьерных данных. При этом конечность испытывает сопротивление со стороны почвы, путовый сустав опускается (рис. 10, А, 02), путовая кость приближается почти к горизонтальному положению, лопатко-плечевой сустав сгибается до максимума (рис. 10, А, 12). Затем конечность постепенно подводится назад под туловище (рис. 10, А, 23). Угол путового сустава раскрывается, так как путовая кость становится вертикально на одной линии с венечной костью. Локтевой сустав разгибается наряду со сгибанием карпального сустава, лопатко-плечевой сустав несколько раскрывается вследствие наклонного положения лопатки вперед. В дальнейшем наступает кратковременный период поднимания пяточных частей (рис. 10, А 3--4), путовая кость наклоняется вперед, и конечность опирается на зацепную часть копыта. Угол лопатко-плечевого сустава продолжает увеличиваться.
Как только копыто достигло земли, начинается опирание. В стадии опирания копыто занимает неподвижное положение на земле, а туловище равномерно двигается вперед.
Когда конечность вынесена вперед, удары и тяжесть туловища воспринимаются поддерживающим аппаратом. Суставы фиксируются с помощью наружной головки трехглавого мускула плеча и разгибателями предплечья. По мере приближения конечности к линии отвеса увеличивается натяжение сгибателей и поддерживающего аппарата, особенно при перемещении копыта опирающейся конечности назад (Ю. Н. Давыдов).
Задние конечности. При движении лошади они как бы толкают туловище вперед; тазовая часть туловища приподнимается и остается в таком положении до тех пор, пока передние конечности не вынесены вперед; когда они опускаются на землю и принимают на себя перемещенную вперед тяжесть туловища, задние конечности перемещаются и подводятся вперед под тело лошади, затем снова разгибаются и передают новый толчок туловищу. Фиксирование и движение задних конечностей животного осуществляются с помощью соответствующей функции спины, поясницы, крупа, крестцовой кости, позвоночного столба, костноопорного аппарата и мускулатуры.
Мускулатура задних конечностей более мощная и массивная, чем на передних конечностях. Большинство мускулов разгибают суставные углы при сокращении и этим способствуют передвижению тела. В норме на задней конечности суставные углы находятся в тесной зависимости друг от друга, например разгибание коленного сустава вызывает разгибание скакательного сустава. Таким образом происходит как бы наслаивание усилий, в результате чего акт разгибания на задней конечности характеризуется большой энергией и быстротой.
Задние конечности испытывают меньшее давление со стороны туловища, чем передние. Они занимают при этом более выгодное расположение по отношению к центру тяжести и анатомически прочно связаны с тазом.
Давление в тазовом поясе распределяется в двух направлениях: 1) в вертикальном, с линией отвеса, идущей от места связи крестцовой и подвздошной костей; 2) в горизонтальном, от оси поясницы (тела позвонков) назад; следовательно, подвздошная кость располагается внутри угла указанных направлений, а ее длинная ось приближается к равнодействующей указанных сил (А. Ф. Климов, З. И. Гауэнштейн).
На задней конечности также различают функции опирающейся и висячей конечностей.
Функция опирающейся конечности выполняется лишь с некоторой затратой энергии со стороны мускулатуры коленного сустава, но главным образом осуществляется за счет сухожильных прослоек и сухожильных окончаний, пронизывающих мускулатуру конечности. Если мысленно провести линию от тазобедренного сустава, то она, пройдя внутри углов коленного и скакательного суставов, падает на середину копыта. Таким образом при опирании задней конечностью все суставы ниже коленного должны быть фиксированы. Фиксация коленной чашки осуществляется прямой и медиальной головками четырехглавой мышцы, заводящей коленную чашку за вершину медиального блокового гребня бедренной кости; тем самым коленный сустав фиксируется в разогнутом состоянии (А. Ф. Климов). Попеременное освобождение лошадью задних конечностей объясняется предоставлением отдыха мускулатуре, фиксирующей коленную чашку. Вследствие расположения малоберцового мускула впереди, а пяточной части поверхностного сгибателя сзади осей коленного и скакательного суставов последние связаны друг с другом в функциональном отношении (сгибание, разгибание и фиксация, рис. 11).
Опирание задней конечности обеспечено не так прочно, как передней; вследствие этого при хромоте опирающейся конечности лошадь не в состоянии длительно опираться на больную заднюю конечность. Функция опирающейся конечности начинается тогда, когда лошадь переходит в естественное устойчивое равновесие. Четырехглавая мышца бедра, фиксируя коленную чашку, придает задней конечности устойчивость. Фиксация других суставов осуществляется натяжением малого берцового мускула, икроножного и сгибателей фаланг.







Рис. 11. Схема расположения мускулатуры на задней конечности лошади.
А с латеральной стороны:
1 ягодичная группа мускулов; 2 двуглавый мускул бедра; 3 икроножный мускул; 4 подколенный мускул- 5 межкостный средний мускул; б плантарные связки сесамовидных костей; 7 длинный пальцевый разгибатель; 8 короткий пальцевый разгибатель; 9 боковой пальцевый разгибатель; 10 прямая связка коленной чашки; 11 четырехглавый мускул бедра.
Б с медиальной стороны:
1 и 2 пояснично-подвздошная группа мускулов; 3 напрягатель широкой бедренной фасции; 4 гребешковый мускул; 5 стройный и приводящий мускулы; 6 малоберцовый третий мускул; 7 глубокий пальцевый сгибатель; 8 поверхностный пальцевый сгибатель; .9 полусухожильный мускул; 10 полуперепончатый мускул; 11 квадратный мускул бедра.


Мощные разгибатели дают туловищу в момент отталкивания сильный толчок вперед.
Ягодичные (средняя и глубокая) мышцы прикрепляются к двум вертелам бедренной кости, которые принято рассматривать как плечи рычага. Двуглавая и полусухожильная мышцы служат разгибателями коленного и скакательного суставов во время опирания задней конечностью.
Во время опирания на скакательный сустав падает очень большая нагрузка. Его сильным разгибателем является икроножный мускул, которому помогают пяточные головки двуглавого и полусухожильного мускулов, а также поверхностный пальцевый разгибатель.
Продвижению туловища вперед способствуют три сустава: тазобедренный, коленный и скакательный с их мощными мускулами; не принимают в этом участия только разгибатели фаланг. Во время разгибания суставов конечность энергично вдавливает копыто в землю, производя вращение в наружную сторону и способствуя этим более прочной опоре конечности. Работе задней конечности помогает длиннейший мускул спины, поддерживающий ягодичную группу. Во время сокращения этого мускула с обеих сторон передняя часть тела приподнимается по отношению к задним конечностям. Этим облегчается толкание туловища вперед (Ю. Н. Давыдов).
Задняя конечность так же, как и передняя, производит маятникообразное движение. На вытянутой назад конечности в момент передачи функции опирания другой конечности все фасции находятся в состоянии сильнейшего натяжения. Поверхностный и средний ягодичный мускулы участвуют при вынесении туловища вперед и передаче тяжести тела на противоположную сторону.
В движении задней конечности с момента отталкивания от земли следует различать две фазы. Первая фаза начинается со сгибания всех суставов, когда вступают в действие пояснично-подвздошный мускул, напрягатель широкой фасции бедра, портняжный и гребешковый мускулы. Выведение конечности вперед действием этих мышц происходит при увеличивающемся сгибании всех суставов, особенно тазобедренного.


Фаза висения задней конечности начинается со сгибания путового сустава и с поднятия копыта; сгибание других суставов (скакательного, коленного, тазобедренного) усиливается, что вызывает уменьшение всех суставных углов (рис. 12).



Рис. 12. Схема состояния задней конечности при движении.
А перед подниманием конечности; В стадия сгибания и переноса конечности в период висения; В, Г, Д период опирания; 1 4 расстояние, проходимое копытом в период висения; 2 3 расстояние, проходимое туловищем в период висения: 5 тазовый пояс; 6 бедро; 7 голень; 8 плюсна и палец.


Затем конечность начинает удлиняться, путовый, скакательный и коленный суставы раскрываются, тазобедренный сустав максимально сгибается.
Таким образом происходит разгибание всех суставов, кроме тазобедренного, до момента соприкосновения копыта с землей. В этот период работают четырехглавая мышца бедра и другие разгибатели голени (m. triceps surae).
При движении туловища вперед, как только копыто достигает линии отвеса, опущенного из вершины тазобедренного сустава, дальнейшее движение конечности происходит при разгибании всех суставов ниже коленного. В это время работают ягодичные, полусухожильный, полуперепончатый мускулы и двуглавый мускул бедра. Сокращение этих мышц при продолжающемся движении дистальной части бедренной кости назад вызывает разгибание коленного и скакательного суставов.
Движение фаланг является вынужденным, так как разгибание коленного и скакательного суставов обусловливает напряжение длинного разгибателя фаланг и способствует разгибанию пальца. Это имеет место во второй фазе движения висячей конечности при главном участии четырехглавой мышцы бедра. В результате дальнейшего разгибания копыто касается земли и наступает фаза опирания (в это время большое напряжение выдерживают пяточные головки m. biceps femoris и т. semitendinosus).
Фаза опирания задней конечности. При опирании о землю путовая и венечная кости приближаются почти к горизонтальному положению, плюсна сперва наклонена вперед, постепенно принимает положение, близкое к отвесному, и, наконец, становится вертикально (скакательный сустав опускается). Голень принимает более наклонное положение по отношению к скакательному суставу, вследствие чего опускается коленный сустав; увеличение наклона бедренной кости обусловливает опускание и тазобедренного сустава. При поступательном движении конечность принимает положение, наклонное назад, и удлиняется вследствие раскрытия всех суставных углов путового, скакательного, коленного и тазобедренного.
ТИПЫ (ВИДЫ) ХРОМОТ И ИХ ХАРАКТЕРИСТИКА




Разновидности хромот, встречающиеся у больных лошадей, находятся в прямой зависимости от характера и степени повреждения тех или иных тканей, общего состояния животного и вызвавшей ее причины. Описание или характеристика хромот у животных имеет большое практическое значение, так как установление того или другого типа (вида) хромоты указывает в большинстве случаев на природу и.характер заболевания животного и облегчает правильную постановку диагноза.
Известно, что функция конечности во время поступательного движения имеет два периода или фазы: фазу висения в воздухе и фазу опирания о почву. Следовательно, расстройство функции конечности относится или к периоду висения ее в воздухе или к периоду опирания ее о почву. В связи с этим встречающиеся у животных хромоты подразделяются на хромоты подвешенной конечности и хромоты опирающейся конечности. Кроме этих основных типов (видов) хромот, еще различают: виды смешанной и перемежающейся хромоты, а также хромоты, сопровождающиеся значительной степенью абдукции или аддукции конечности, отведением конечности назад или выведением ее вперед.
Хромота подвешенной конечности (рис. 14, Б) характеризуется неполным выносом больной конечности вперед и неполным приподниманием ее в фазе висения в воздухе. Фаза висения здоровой конечности в воздухе при поступательном движении лошади слагается из двух равных между собой отрезков шага или стадий: 1) последовательного сгибания всех суставов и 2) последовательного разгибания всех суставов. Из них первая стадия (половина шага) начинается с момента сгибания конечности и поднятия копыта от земли и продолжается до того момента, пока копыто не достигнет вертикального своего положения под локтевым суставом, на месте пересечения с противоположной конечностью (задний отрезок шага); затем начинается вторая стадия с разгибанием суставов, постепенным выпрямлением конечности и заканчивается в момент опирания копытом о почву (передний отрезок шага). Обе половины (отрезки) шага у здоровой, нехромающей лошади всегда равны между собой. Расстройство функции больной конечности хромота в подавляющем большинстве случаев клинически проявляется тем, что одна из этих стадий (отрезков) шага может быть больше или меньше другой; тогда говорят об удлинении или укорочении шага.
Размеры шага (длина) здоровой и соответствующей больной конечности у одной и той же лошади остаются между собой неизменно равными, а изменяются только соотношения отрезков в пределах шага.
При хромоте подвешенной конечности вторая стадия (период разгибания суставов и выноса конечности) бывает меньше первой, что приводит к укорочению переднего отрезка шага больной лошади.
Больная конечность при этом недостаточно приподнимается, и положение ее запястья бывает ниже, чем соответствующей здоровой конечности. Это объясняется тем, что фаза подвешенной конечности происходит главным образом за счет работы мускулов. Первая половина поступательного движения конечности осуществляется. Под возрастающим сгибанием суставов, расположенных ниже локтя, при действии группы плечевых мускулов, в частности грудинно - головного, плечеголовного, двуглавого, предостного и коракойдо-плечевого. Вторая половина маятникообразного движения конечности происходит при возрастающем разгибании суставов, Преимущественно за счет работы мускулов разгибателей, в частности трехглавого мускула плеча. При установлении типа хромоты подвешенной передней конечности в той или иной ее стадии поступательного движения следует причину патологического процесса, вызвавшего это расстройство функции, искать в мускулах, в иннервирующих их нервах, фасциях, сухожилиях и слизистых сумках. Кроме того, хромота типа подвешенной конечности также может наблюдаться при заболеваниях суставов, нервного сплетения и лимфатических узлов, расположенных в верхнем отделе конечности. Поражение кожи на сгибательной поверхности суставов тоже может обусловить хромоту подвешенной конечности. Возникновение хромоты типа подвешенной задней конечности может быть обусловлено заболеванием напрягателя широкой фасции бедра портняжного и гребешкового мускулов, четырехглавого мускула бедра и др.
При заболевании мускулатуры, суставов сухожильно-связочного аппарата, расположенных на передней конечности ниже локтевого сустава, а на задней ниже коленного сустава, нарушается ритм движений в дистальной части конечности, что является некоторой разновидностью симптома хромоты подвешенной конечности. При этом виде хромоты работа плечевого и тазового поясов нормальная, а движение нижерасположенных суставов и мышц ограничено.
В период опирания конечностью о почву деятельность управляемых ею мускулов постепенно выключается, а суставы выпрямленной конечности надежно удерживаются (фиксируются) сухожильно-связочным аппаратом. При заболевании опорно-связочного аппарата конечности (костей, суставов, связок, сухожилий копыт и периферических нервов) опирание становится болезненным. Расстройство функции конечности, связанное с болезненным опиранием, сопровождается симптомом хромоты опирающейся конечности.
Хромота опирающейся конечности (рис. 14, В) характеризуется значительным сокращением фазы опирания и укорочением заднего отрезка шага. Так как больную конечность животное выносит медленно и при опирании на нее испытывает боль, то здоровую противоположную конечность оно выносит вперед очень быстро и ставит на почву раньше, чем это происходит при нормальном поступательном движении. Вследствие этого вторая половина шага здоровой конечности укорачивается и соответственно удлиняется отрезок шага больной конечности. Таким образом шаг больной конечности укорачивается в первом (заднем) своем отрезке, в то время как передний ее отрезок шага будет удлинен.
Хромота опирающейся конечности у лошадей наблюдается гораздо чаще, чем хромота других видов, и особенно резко она проявляется при движении больной лошади по твердому неровному грунту. В покойном состоянии животное больную конечность выставляет несколько вперед и щадит ее. При одновременном заболевании обеих парных конечностей лошадь часто переступает с ноги на ногу, попеременно освобождая их через очень короткий промежуток времени. При поступательном движении она стремится максимально освободить больную конечность, и основной упор при перемещении тяжести тела делает на противоположную здоровую конечность. Больную конечность при этом выносит замедленно, высоко поднимая голову, отчего центр тяжести перемещается кзади, здоровую же конечность выносит ненормально ускоренно и в момент опирания на нее опускает голову вниз.
Хромота смешанного типа (вида) возникает при заболеваниях, обусловливающих одновременное расстройство функции конечности как в момент ее вынесения, так и в момент ее опирания. Этот вид хромоты наблюдается при одновременном поражении опорного и локомоторного аппаратов, лопатко-плечевого, тазобедренного, скакательного суставов, а также некоторых слизистых сумок конечности.
Хромота перемежающегося типа (вида) характеризуется периодическим нарушением функции конечности у животного только в момент его движения, вследствие как бы внезапного возникновения патологического состояния в организме, в частности при тромбозе крупных сосудов (a. a. axillaris brachialis, profunda brachii, femoralis, hypogastrica), рецидивирующих вывихах, остеохондромотозе суставов и т. п., когда как бы без видимых причин у животного сразу наступает на непродолжительное время хромота в сильной степени, которая очень часто самопроизвольно, без вмешательства посторонней помощи, прекращается, не оставляя после себя каких-либо видимых отклонений от нормы.
Тромбоз вышеназванных кровеносных сосудов сопровождается хромотой висячей конечности. В начале движения шагом животного хромота у него обычно отсутствует, но при кратковременном его движении рысью, даже в течение нескольких минут, проявляется резко выраженная прогрессирующая хромота. При остеохондромотозе суставов в этих случаях отмечается хромота опирающейся конечности.
Хромоты, сопровождающиеся в значительной степени абдукцией, аддукцией конечности, а также выведением вперед или отставлением назад больной конечности, могут наблюдаться при заболеваниях костно-суставного, мышечного и сухожильно-связочного аппаратов. Эти симптомы имеют место чаще при хромотах опирающейся конечности. В частности, значительная абдукция (отведение конечности от туловища) наблюдается у лошади при патологических процессах в заостной и дельтовидной мышцах, сухожильная часть которых, как известно, выполняет функцию латеральных связок плечевого сустава; кроме того, воспаление латеральных связок Других суставов конечности, а также воспаление наружной стенки копыта и наружной поверхности кожи в области конечности очень часто сопровождается абдукцией конечности.
Аддукция передней конечности наблюдается при заболевании подлопаточной и круглой мышц плеча (m. subscapularis, teres major), Действующих как медиальные связки плечевого сустава, при воспалении лопатко-плечевого сустава или внутренней стенки копыта. Кроме того, аддукция задней конечности может наблюдаться также при переломах тазовых костей, в частности лонной, и через суставную впадину, при вывихе бедренной кости и некоторых других заболеваниях локомоторного аппарата лошади.
Выведение больной конечности вперед часто отмечают при локализации патологических процессов в передней или зацепной части копыта, при остром воспалении двуглавого мускула плеча и др. Расстройство функции органов движения у животных в зависимости от обусловливающих их причин и тяжести течения патологического процесса может проявляться в различной степени. Поэтому при диагностике болезней конечностей, кроме установления вида хромоты, одновременно определяют и степень ее. В зависимости от выраженности нарушения функции больной конечности практически различают три степени хромот: слабую, или первой степени, среднюю, или второй степени, и сильную, или третьей степени.
При слабой степени хромоты у животного наблюдается аритмия движений больной конечности, или оно наступает больной конечностью в более короткий промежуток времени, чем здоровой.
При средней степени хромоты происходит неполное наступание больной конечностью и ограниченное ее вынесение, а при сильной степени хромоты животное почти не наступает больной конечностью или с трудом выносит ее.







































ГЛАВА II
ДИАГНОСТИКА БОЛЕЗНЕЙ КОНЕЧНОСТЕЙ

Методы распознавания болезней конечностей


Распознавание заболеваний у животных вообще и установление у них болезней конечностей, в частности, нередко представляют собой одну из самых сложных задач в практической лечебной деятельности начинающего молодого ветеринарного врача.
«Хромота животного требует большого опыта для правильной ее расшифровки. Ежедневно и по нескольку раз в день ветврач должен решать задачу со многими неизвестными о причине возникшей хромоты у своего безмолвного пациента; установить хромоту и определить конечность, на которую животное хромает, не всегда бывает легко и часто удается только после методического, тщательного и всестороннего исследования» (А. Ю. Тарасевич).
Правильное определение диагноза болезни обеспечивает безошибочное назначение рационального лечения. Без точного установления диагноза не может быть и речи о назначении рационального лечения и хорошем исходе течения болезни.
Весь процесс распознавания болезни у животного должен осуществляться на основе учения И. П. Павлова о высшей нервной деятельности животных. Идеи павловского нервизма являются прямой противоположностью вирховскому идеалистическому мышлению, от которого, к сожалению, еще не освободились некоторые ветеринарные работники в своей лечебной деятельности.
Материалистическое учение И. П. Павлова о высшей нервной деятельности это прежде всего закон природы о целости всего организма животного, о единстве и взаимосвязи организма с окружающей его средой; учение о неотделимости клинической ветеринарии от физиологии животных, учение, указывающее на отсутствие резкого различия между физиологией и патологией в животном организме и о большом значении компенсаторных и защитных физиологических механизмов в организме животного.
Учение И. П. Павлова о целостности организма обязывает лечащего врача всегда рассматривать больное животное независимо от причины и характера его болезни как единое целое и подходить к нему индивидуально с учетом этиопатогенеза и типа его нервной системы, при этом идти от диагноза болезни к диагнозу больного, иначе говоря, дополнять диагноз болезни всесторонним исследованием больного и тем самым выявлять более полный и точный диагноз.
Установление диагноза болезни и назначение лечения производится с учетом возраста, породы, конституции и типа нервной системы обследуемого животного. Порода, конституция и тип нервной системы у животного тесно связаны между собой и играют большую роль в этиологии, патогенезе и течении патологического процесса. Ведущая роль в этиологии и патогенезе принадлежит нервной системе и прежде всего коре головного мозга.
Исходя из вышеизложенных положений, изучению методов диагностики и лечению болезней конечностей у домашних животных придается большое, исключительно важное значение.
В задачу объективного исследования при диагностике болезней конечностей у животных входит следующее: 1) всестороннее общее обследование больного животного, определение его нервного типа, конституции и породной принадлежности; 2) установление диагноза болезни, обнаружение месторасположения болезненного очага, обусловливающего прямым или рефлекторным путем расстройство функции конечности (при этом надо помнить о целости всего организма); от диагноза болезни следует итти к диагнозу больного животного; 3) установление причины болезни, в основе которой ведущую роль занимают факторы внешней среды (уход, содержание, кормление, эксплуатация, климат, температурный режим и др.); 4) определение степени и характера функционального расстройства одной или более конечностей, их взаимосвязи с болезненным очагом и общим организмом животного; 5) установление ранее перенесенных животным болезней (если таковые были), выявление их этиологической и патогенетической возможной связи с настоящим заболеванием, а также влияния перенесенных болезней на нервную систему и реактивность организма обследуемого животного.
Для положительного решения вышепоставленных вопросов распознавание болезней конечностей у домашних животных должно основываться: 1) на результатах клинических наблюдений, общих и специальных исследований больного животного; 2) на изучении и оценке наблюдаемых клинических явлений или симптомов; 3) на проведении дифференциального диагноза, основанного на анализе общих и специальных исследований и наблюдаемых клинических симптомов.
Соответственно этим трем основным положениям, содержание методов диагностики, применяемых при заболевании конечностей у животных, включает в себя: 1) общее исследование больного животного; 2) выяснение причин болезни; 3) осмотр больного животного в состоянии покоя; 4) функциональное исследование; 5) анатомо-морфологическое исследование; 6) определение степени и характера болевой реакции; 7) исследование копыт; 8) исследование методом пассивных движений; 9) исследование методом перкуссии и аускультации; 10) исследование методом проводниковой анестезии; 11) исследование методом внутриполостных инъекций, интра-артикулярной, интрасиновиалыюй и интрабурсальной анестезии; 12) интраректальное исследование; 13) исследование при помощи горячих ванн; 14) рентгенологическое исследование; 15) электродиагностическое исследование; 16) лабораторно-диагностическое исследование.

Общее исследование больного животного

Общее исследование больного животного имеет важное практическое значение как в комплексе других диагностических исследований, так и в выяснении общих причин болезни животного, могущих влиять на функциональное расстройство конечностей животного и конечный исход болезни.
Для установления диагноза болезни необходимо выяснить ее этиологию, наиболее характерные клинические симптомы течения болезни, изменения, происшедшие во всем организме животного или в функциях его отдельных органов.
Клинические симптомы болезни могут быть стойкими и временными, или непостоянными, типичными и нетипичными, случайными и патогномоничными.
При общем исследовании больного животного обращают внимание: 1) на его физическое состояние и телосложение крепкое, слабое, хорошее или плохое; 2) на упитанность хорошая, удовлетворительная или неудовлетворительная; 3) на породу и конституцию животного астеник, пикник, мускулярик, сухой, средний или сырой тип лошади; 4) на тип нервной системы: сильный возбудимый неуравновешенный (холерик), сильный возбудимый уравновешенный (сангвиник), сильный спокойный уравновешенный (флегматик); слабый тормозимый неуравновешенный (меланхолик); 5) на темперамент нервный, спокойный; 6) на нрав животного добрый, злой, строптивый; 7) на возраст молодой, средний, старый; 8) на положение тела (позу) животного в пространстве нормальное, вынужденное стояние, лежание, сидение, неполное опирание одной и более конечностями, расположение конечностей по диагонали, или выставление их вперед, или подведение под туловище; 9) на общее состояние животного нормальное, угнетенное или возбужденное; 10) на температуру тела, пульс, дыхание и окраску видимых слизистых оболочек.
Установление темперамента и нрава животного при его общем исследовании имеет диагностическое и практическое значение. Нервные животные с живым или резвым темпераментом при заболевании кажутся менее угнетенными, чем животные с вялым или спокойным темпераментом. Нервные лошади чаще сильно реагируют при пальпации патологического очага, спокойные же лошади при прочих равных условиях обычно проявляют меньше беспокойства. Со строптивыми больными животными при их исследовании и оказании им лечебной помощи обращение должно быть более осторожным и последовательным.
Общие изменения в организме животного могут наблюдаться не только при общем его хирургическом заболевании (сепсисе и т. п.), но и при местных гнойно-воспалительных процессах в коже и подкожной клетчатке (гангренозный и пустулезный дерматит, флегмона), в костях (гнойные периоститы, оститы и остеомиелиты), в суставах (гнойные артриты и периартриты), в сухожилиях, их влагалищах и слизистых сумках (гнойные тендиниты, тендовагиниты, бурситы), в копыте (гнойный пододерматит, хондрит, подотрохлит, флегмона венчика и другие заболевания).

Выяснение причин болезни

При наличии сопроводительной или истории болезни животного следует всесторонне их изучить. Хорошо оформленная история болезни является официальным документом, отображающим состояние и течение болезненного процесса в его динамике. Обычно она содержит подробное описание состояния больного животного, клинических симптомов, лечебных мероприятий, результаты лабораторных, клинических и рентгенологических исследований, а также данные об эпикризисе больного животного. При отсутствии сопроводительной, истории болезни или других каких-либо документов, указывающих на причину, вызвавшую заболевание животного, и характер течения болезни, следует у лица, доставившего больное животное, собрать путем расспроса анамнестические данные, которые могут до некоторой степени облегчить правильное установление диагноза болезни.
К полученным (собранным) анамнестическим данным, необходимым для ориентации при исследовании больного животного, следует относиться критически и отобрать (принять во внимание) из них только те, которые подтверждаются объективным исследованием больного животного. Пробелы, оказавшиеся в анамнезе, восполняются в процессе проведения исследования животного.
Установленных определенных правил для собирания анамнеза нет, так как перечислить в каждом отдельном случае все задаваемые вопросы лицу, доставившему больное животное, почти невозможно. Однако собирание анамнеза или опрос, как и всякое другое клиническое исследование, должно быть по возможности систематичным, что достигается врачом в каждом отдельном случае практическими навыками и опытом врачебной работы. «Каждый врач может иметь свою собственную схему, но что с методологической точки зрения является, безусловно, обязательным, у каждого врача схема всегда должна быть одна и та же (постоянная). Она должна стать для него привычкой, и применение ее в ходе исследования в значительной мере автоматическим» (М. В. Черноруцкий). Методически целесообразно при выяснении причин и течения болезней конечностей придерживаться следующей схемы расспроса или порядка постановки анамнестических вопросов: 1) условия содержания, уход, кормление и характер эксплуатации животного; 2) обстоятельства, при которых возникло, т. е. появилось заболевание: во время работы или после работы, имели ли место травматические повреждения (умышленные или случайные ушибы, удары копытом поскальзывание, падение, ущемление конечности и т. п.); 3) начало болезни, т. е. когда и как она началась внезапно или постепенно, каковы были ее первые клинические проявления, продолжительность течения болезни, т. е. имеем ли мы дело с острым или хроническим заболеванием; 4) уменьшилась или усилилась хромота со времени ее появления; 5) когда сильнее проявляется расстройство функции конечности: в начале работы, в процессе работы или после кратковременного отдыха животного; 6) болело ли животное раньше, как часто и чем эта болезнь проявлялась, продолжительность течения ее; 7) применялось ли лечение, где, когда и кем, какое и его результаты; 8) когда было последний раз ковано животное, характер грунта, по которому животное выполняло работу, и т. п. Одновременно с собиранием анамнеза врач ведет наблюдение за состоянием и поведением больного животного. Тщательно и всесторонне собрав анамнез, он переходит к другим видам клинического и специального исследования больного животного.

Осмотр больного животного в состоянии покоя

Его следует по возможности производить непосредственно в конюшне, стойле, где больное животное содержится. В тех случаях, когда больное животное привели или привезли в лечебницу, необходимо несколько повременить с проведением исследований и предоставить больному животному некоторое время, чтобы оно пришло в спокойное состояние.
Исследование больной лошади в состоянии покоя иногда дает довольно точные результаты в отношении определения, на какую конечность она хромает; особенно у резвых, нервных типов лошадей. Обычно больную конечность животное щадит, и в состоянии покоя опирание ею происходит ненормально. «Если заболевание локализуется на одной передней конечности, то животное выставляет ее в одних случаях вперед, в других назад, в третьих наружу, в четвертых внутрь; при этом животное опирается или зацепом, или пяточной частью, или одной из боковых стенок копыта. При очень сильных болях в конечности животное или держит ее приподнятой, или постепенно переставляет ее» (А. О. Тарасевич).
Отведение передней опирающейся конечности наружу (абдукция) в большинстве случаев указывает на локализацию болезненного процесса: 1) в сухожильной части заостной и дельтовидной мышц (миозит, растяжение); 2) в наружных боковых связках локтевого, запястного и фаланговых суставов (растяжение, надрывы, воспаление); 3) в наружной стенке копыта (укол, заковка, трещина рога); 4) в поверхностной грудной мышце (миозит) или коже в области фаланговых суставов с латеральной стороны конечности (дерматиты).
Отведение внутрь также в большинстве случаев указывает на локализацию болезненного очага: 1) в подлопаточном и большом круглом мускулах (растяжение, миозит); 2) в лопатко-плечевом суставе (растяжение, артрит); 3) во внутренней стенке копыта (укол подошвы, заковка, трещины рога).
Отведение передней конечности назад указывает на локализацию болезненного процесса: 1) в пяточной (задней) части копыта (подотрохлит); 2) в двуглавом мускуле плеча и его слизистой сумке (миозит, бурсит).
Отведение вперед указывает на локализацию болезненного процесса: 1) в передней (зацепной) части копыта и копытовидной кости (воспаление, перелом кости); 2) в сухожилиях и сухожильных влагалищах сгибателей пальца (тендинит, тендовагинит).
Отведение задней конечности наружу наблюдается при локализации болезненного процесса: 1) в медиальных боковых связках фаланговых суставов (растяжение, воспаление, разрывы); 2) в наружной половине копыта (уколы в подошву, заковка, пододерматит, трещина копытного рога); 3) в скакательном суставе (остеоартрит, остеоартроз).
Отведение внутрь указывает на локализацию болезненного процесса: 1) в тазовых костях (перелом лонной и суставной впадины); 2) в тазобедренном суставе (вывих бедренной кости кверху); 3) в слизистой сумке средней ягодичной мышцы (бурсит).
Иногда животное совсем не опирается больной конечностью (при полных переломах костей, гнойном воспалении суставов, костей, сухожильных влагалищ, разрывах мышц и сухожилий сгибателей, связочного аппарата) и держит ее в подвешенном состоянии или часто переставляет. Опирание при этом здоровыми конечностями происходит нормально, или они бывают приближены к центру тяжести тела животного.
Часто переступание животного с ноги на ногу (передние конечности) наблюдается при пододерматите (наминках), заковке, сильном подтягивании подковы к копыту, остром воспалении челночного блока и т. п.
При одновременном заболевании обеих передних конечностей (ревматическое воспаление копыт) животное задние конечности подставляет вперед под туловище, а голову при этом значительно приподнимает вверх; тем самым центр тяжести тела переносится на здоровые задние конечности и облегчает (уменьшает) давление тяжести на больные передние конечности.
При одновременном заболевании обеих задних конечностей животное придает им различное положение, в зависимости от локализации болезненного процесса. В одном случае оно выставляет обе конечности вперед под туловище, в другом отводит их назад, в третьем одну конечность выводит вперед, а другую отставляет назад, чем облегчает свое страдание, центрируя тяжесть тела на здоровую конечность, при этом шею вытягивает и наклоняет голову книзу, перенося, таким образом, тяжесть тела на передние, здоровые конечности.
При локализации болезненного процесса в одной передней конечности животное выставляет ее вперед или назад, наружу или внутрь, причем опирание больной конечностью при этом происходит либо зацепом, или пяточной частью, либо же одной из боковых стенок копыта.
При заболевании одной только задней конечности животное выставляет ее вперед, назад или наружу.
При одновременном заболевании передней и задней конечности одноименной стороны наблюдается часто переступание животного с одной конечности на другую; при заболевании одной передней и противоположной задней конечностей (по диагонали) животное здоровые конечности подводит под туловище, а больные конечности либо попеременно приподнимает, либо выставляет их вперед или наружу.
Выставление передней конечности вперед с легким опиранием зацепной частью копыта наблюдается при локализации воспалительного процесса в лопатко-плечевом суставе или разгибателях пальца. Полусогнутое положение задней конечности с частичным опиранием зацепной стенкой копыта указывает на заболевание коленного или скакательного суставов.
Вышеперечисленные нами клинические симптомы, наблюдающиеся при расстройствах функции органов движения у животных, констатируемых в состоянии покоя, обнимают собой лишь наиболее характерные отклонения от нормы и далеко не полно исчерпывают то многообразие симптомов, которые встречаются при заболеваниях конечностей у животных вообще и у лошадей в частности. Они будут нами изложены ниже в каждом отдельном случае при описании частных заболеваний конечностей и проведении дифференциальной диагностики их.

Функциональное исследование

Как уже указывалось выше, у животного движение конечности состоит из двух фаз: 1) фазы опирающейся конечности, благодаря которой сохраняется равновесие тела в пространстве, и 2) фазы подвешенной конечности, которая делится между собой на две половины. Первая половина шага происходит при разгибании плечевого сустава и сгибании всех нижележащих суставов; она начинается с момента поднятия копыта и продолжается до момента, пока копыто не достигло отвесной линии, идущей от локтевого сустава, на месте пересечения с противоположной конечностью (рис. 13). Вторая половина последовательного разгибания суставов начинается от указанной отвесной линии до момента опирания копытом о землю (рис. 13). Обе эти половины отрезки шага у здоровой, не хромающей лошади равны между собой. Шагом у лошади называется расстояние между следами одной и той же конечности (рис. 14, Л, 39, 915). Он состоит из двух равных половин или отрезков (рис. 14, А, 36 и 69), причем часть шага, находящаяся перед следом другой конечности, называется передним отрезком шага, а лежащая позади него задним отрезком шага. След одной конечности, например, левой (рис. 14, А, 39) делится следом Другой, например, правой (рис. 14, А, 612) на две равные половины. При нормальном движении оба отрезка шага, передний и задний, являются одинаковыми как по их длине, так и по времени, и соотношения между размерами шагов одноименных конечностей остаются неизменными. При заболевании же конечностей длина шага больной и соответствующей здоровой конечности остается неизменной, но отрезки их шагов изменяются (рис. 13). Один из отрезков может быть меньше (короче), чем в норме, в то время как другой отрезок становится больше (длиннее). Этим и характеризуется укорочение или удлинение шага лошади.
При хромоте опирающейся конечности происходит значительное сокращение фазы опирания и укорочение заднего отрезка шага. Опирание больной конечностью при этом бывает кратковременным или совершенно невозможным, больная конечность выносится медленно, при опирании ею животное испытывает боль, вследствие чего здоровая конечность для воспринятая на себя тяжести тела и облегчения положения больной конечности выносится вперед слишком быстро и раньше ставится на землю, чем это бывает при нормальном движении у здоровой лошади.

Рис. 13. Две равные между собой стадии движения подвешенной конечности.









Рис. 14. Следы копыт.
А здоровых конечностей лошади; Б при хромоте подвешенной конечности (заштрихованы следы копыта хромой левой конечности); В при хромоте опирающейся конечности (заштрихованы следы копыта хромой левой конечности).



Вследствие этого вторая половина шага здоровой конечности бывает укорочена (рис. 14, В). Вместо того чтобы следы здоровой конечности достигли пунктов 6, 12 и 18, они достигают только пунктов 5, 11 и 17. Таким образом, шаг больной конечности укорачивается в первом заднем своем отрезке, в то время как передний отрезок шага будет удлинен.
Хромоты подвешенной конечности наблюдаются при заболеваниях мускулатуры, фасций, слизистых сумок, суставов, нервного "плетения и лимфатических узлов, расположенных в верхнем отделе конечности. Кроме того, поражение кожи на сгибательной поверхности суставов конечности также может обусловить хромоту подвешенной конечности. Происходит замедленный шаг и укорочение его в переднем отрезке. Больная конечность, как это показано на схеме (рис. 14, Б), вместо того чтобы достигнуть пунктов 3, 9 и 15, как это бывает при нормальном движении (рис. 14, А), достигает всего лишь только 2, 8 и 14 пунктов (рис. 14, Б). Поступательные движения больной конечности при этом типе хромоты в отношении длины и продолжительности шага отстают от здоровой.
В зависимости от степени и характера хромоты лошадь проводят шагом или рысью по прямой линии или по кругу, по твердому или мягкому грунту. Это позволяет установить: 1) на какую конечность животное хромает, 2) степень и характер хромоты, 3) имеется ли хромота опирающейся или подвешенной конечности, 4) ускорен ли шаг в переднем или заднем своем отрезке, 5) выносится ли конечность вперед с отведением ее наружу (абдукция) или внутрь (аддукция), 6) имеется ли дорзальная или волярная флексия суставов. Установление в тех или иных случаях заболеваний перечисленных отклонений от нормальных функциональных движений конечностей у лошади облегчает задачу обнаружения места локализации у нее болезненного процесса.
Исследование больной лошади в движении на предмет установления вида и степени хромоты следует производить в большом, хорошо освещенном манеже или открытом ровном месте.
Чтобы облегчить установление вида хромоты опирающейся или подвешенной конечности, желательно иметь специально устроенные диагностические дорожки или площадки с твердым (мостовой) и мягким (песок) грунтом. Исследование производится в движении лошади шагом, рысью, по прямой линии и кругу. Хромота сильной и средней степени устанавливается при движении животного шагом, слабую хромоту лучше устанавливать на рыси. В затруднительных случаях диагностики с целью большего обременения больной конечности исследование лошади целесообразно производить под всадником или в запряжке. Проводку больной лошади следует производить на длинном поводу, избегая препятствий для свободного движения головы.
Излишне возбуждать животное не следует, так как это может затруднить выявление хромоты. Лошадь прежде всего проводят шагом по прямому направлению, а затем рысью. За движением исследуемого животного необходимо наблюдать не с одной какой-либо стороны, а попеременно со всех сторон, т. е. спереди, с боков и сзади. Исследующий врач становится сбоку то с одной, то с другой стороны или заставляет больную лошадь вести на себя, наблюдая за функцией конечности спереди, или же удаляя ее от себя, наблюдая движения конечностей и крупа сзади. При этом обращается внимание на движение головы, крупа, на момент поднимания и выбрасывания конечностей, на разность звуков, возникающих при ударе копыт о твердый грунт. Удар и звук копыта здоровой конечности бывает более сильный и громче, чем больной конечности. При заболевании передней конечности животное в момент опирания здоровой конечностью с целью передачи на нее тяжести с больной конечности шею несколько отводит в противоположную сторону и голову опускает вниз. При локализации болезненного процесса в одной из тазовых конечностей животное (с целью переноса тяжести тела на противоположную здоровую конечность) опускает круп со стороны здоровой конечности и значительно его приподнимает со стороны больной конечности в момент опирания. Этот симптом лучше обнаруживается, если производить наблюдение за движением лошади сзади. Для выявления анормальности в сгибании и разгибании (поднимание и выбрасывание) грудных конечностей у лошади, т. е. нет ли анормального отклонения левой или правой конечности наружу или внутрь, не происходит ли в момент опирания толчкообразных движений в лопатко-плечевом суставе или отдаления его от туловища, исследователь заставляет больную лошадь вести на себя, наблюдая за ее движением спереди.
Если при движении лошади шагом или рысью по твердому грунту на длинном поводу или в запряжке хромота усиливается, это указывает на наличие хромоты опирающейся конечности и на локализацию болезненных процессов в копыте, костях или суставах. В данном случае лошадь, испытывая боли во время наступания, сокращает фазу опирания. Еще более рельефно проявляется хромота при крутых поворотах на сторону больной конечности или при движении лошади по кругу. Движения по кругу часто позволяют обнаружить не только хромоту той или другой конечности, но и установить ее причину или локализацию поражения. При хромоте опирающейся конечности, сопровождающейся заболеванием копыт, костей, связок, сухожилий и суставов, животное испытывает более сильную болезненность, если больная конечность при движении по кругу будет обращена к центру, так как при этом движении большая часть тяжести тела падает на ту сторону, которая обращена к центру круга.
При заболеваниях активного аппарата (преимущественно мышц верхнего отдела конечности), сопровождающихся расстройством функции движений типа хромоты подвешенной конечности, хромота будет усиливаться при круговом движении с обращением больной конечности к периферии. В этом случае работа мускулатуры усиливается, так как при круговом движении наружная (периферическая) конечность проходит больший путь, чем та конечность, которая обращена к центру.
Хромоты подвешенной конечности более рельефно проявляются при движении больного животного по мягкому, топкому или вязкому грунту почвы, так как работа мышц сухожилий и связок в данном случае бывает более интенсивной, чем обычно.
Усиление хромоты во время движения в гору наблюдается при заболеваниях сухожилий сгибателей пальца и межкостной связки, а при заболевании разгибателей хромота бывает более выраженной при движении лошади под гору.
Во время движения лошади наблюдением сбоку устанавливается укорочение или удлинение шага в переднем или заднем его отрезках, пронация {вращение внутрь) или супинация (вращение наружу), недостаточное или сильное прогибание в суставах, подергивающий ход, а также характер движения других частей тела лошади головы, шеи, поясницы и крупа.
Наблюдением спереди определяют или исключают абдукцию (отведение) или аддукцию (приведение) грудных конечностей, а наблюдением сзади обнаруживают абдукцию и аддукцию тазовых конечностей.
При одновременном заболевании обеих передних конечностей, сопровождающемся сильной хромотой, движение рысью бывает затруднено или совсем невозможно. При слабой степени хромоты период опирания больных конечностей бывает укорочен. Животное ненормально быстро выставляет вперед менее обремененную конечность, что создает как бы пружинящую напряженную походку (спастический шаг). Кроме того, отмечается ненормально приподнятое положение головы, если заставить животное опустить голову, то хромота усилится (перенесение центра тяжести тела кзади), задние конечности подводятся под туловище больше обычного.
При одновременном заболевании обеих задних конечностей голова бывает опущена вниз, конечности выставлены далеко вперед; короткий шаг и быстрое переступание с одной конечности на другую. Характер такой хромоты наблюдается при хроническом заболевании коленных и скакательных суставов.
При одновременном заболевании двух односторонних конечностей движение бывает затруднено. В момент опирания на больную переднюю конечность животное далеко забрасывает голову назад и в сторону, противоположную больной конечности. В момент опирания больной задней конечностью животное опускает голову и держит ее немного в сторону в направлении здоровой передней конечности.
Некоторые виды хромот выявляются после усиленной работы животного и исчезают при покое (перемежающаяся хромота) и, наоборот, они могут проявляться в начале движения и уменьшаться или же полностью прекратиться в процессе работы (хроническое ревматическое воспаление, шпат).

Анатомо-морфологическое исследование

Общие сведения. Анатомо-морфологическое исследование включает в себя осмотр и пальпацию отдельных участков и контуров больной конечности и их сравнение с одноименной здоровой конечностью. Этот метод исследования позволяет обнаружить анатомо-морфологические анормальности в коже, подкожной клетчатке, фасции, поверхностно расположенных слизистых сумках, сухожилиях и их влагалищах, связках, надкостнице, костях, суставах, сосудах, копыте, а также в мышцах и периферических нервах. Кроме того, метод анатомо-морфологического исследования тканей в комплексе с другими клиническими исследованиями в ряде случаев позволяет определить характер и стадию течения патологического процесса, обусловившего хромоту. Исследование целесообразно начинать с копыта и последовательно подниматься до верхнего отдела конечности, плеча, лопатки или бедра и крупа.
При осмотре обращают внимание при закрытых повреждениях на деформацию, дефигурацию, искривления и величину припухлости тканей, при открытых повреждениях на характер и размер раны, количество и качество отделяемого раной экссудата, размер и глубину пролежней, трещин кожи, ссадин и т. п. Методом пальпации определяют характер изменений в пораженных тканях отечность и инфильтрацию, флюктуацию, ундуляцию, плотность, бугристость, разрывы, крепитацию, пульсацию сосудов, местную температуру, болезненность, дряблость или ригидность тканей и другие ненормальности, возникающие в тканях при их поражении.
Пальпация осуществляется с помощью осязания концами пальцев или же всей поверхностью руки. Концами пальцев ощущают исследуемый участок и, в случае необходимости, надавливают, оттягивают или сдвигают ткани. Всей ладонной поверхностью руки производят однократно или многократно поглаживание соответствующего пораженного участка конечности, а также и рядом расположенных с ним других участков тканей. Аналогичное исследование производится на симметрично расположенных участках противоположной здоровой конечности. Его лучше производить обеими руками одновременно, пальпируя симметричные места на больной и здоровой конечностях. Полученные результаты исследования здоровой и больной конечностей сравнивают между собой, на основании чего устанавливается или исключается наличие патологического процесса.
Исследование кожи и подкожной клетчатки. Методом пальпации в коже могут быть обнаружены следующие ее изменения: воспаление, температура, сухость, потливость, шелушение, образование корок и рубцов, опухоли, подкожно залегающие инородные тела (осколки), складчатость, пониженная эластичность, утолщение, ограничение подвижности, гиперстезия и другие изменения. В случаях локализации патологического очага в подкожной клетчатке и прилегающих к ней других мягких тканях пальпацией может быть обнаружен абсцесс, флегмонозное воспаление, гематома, лимфоэкстровазат, инфильтрация, отечность, отек, аневризм.
Путем осмотра устанавливаются экскориации кожи, трещины кожи, дерматиты, экземы, ссадины, пролежни.
При слепых ранениях пальпация производится со стороны, противоположной месту ранения, осторожным поглаживанием и мягким надавливанием на измененные контуры конечности, костные
выступы, синовиальные вывороты суставов. Затем пальпируют окружность раны. Легким надавливанием на различные точки в окружности раны можно определить места скопления гнойных масс. Одновременно обращается внимание на состояние кожи, подкожной клетчатки, костей и сухожилий, на глубину и место патологического очага, акцентируется внимание на фокусных изменениях в тканях, на их консистенции, подвижности, связи с костью, сухожилиями, кожей, мышцами. Линейно расположенные болевые точки, идущие в косом направлении по длине трубчатых костей, являются важным признаком трещин костей.
По измененному состоянию консистенции тканей определяется целый ряд заболеваний, давность процесса, зависимость и связь имеющихся изменений в тканях с местом ранения. Обнаружение в толще мягких тканей или подвижной клетчатке твердого, болезненного, смещающегося фокусного образования указывает на место локализации осколка (инородного тела) или смещенного отломка кости. Уплотнение тканей вокруг сустава наблюдается при фиброзитах, а локализация таких твердых образований в толще сухожилий нередко указывает на оссификацию их.
Установление твердых образований на костях (вздутия, утолщения), по плотности равных дереву, при наличии свищей и совпадении анамнестических данных о месте ранения с исследуемой областью ранения является признаком остита и остеомиелита. Наличие твердых образований на определенных костях (скакательного, запястного суставов, венечной кости) характеризует деформирующие остеоартриты или оссифицирующие периоститы. Локализация таких твердых образований на других костях при наличии рубцов на коже часто является признаком бывшего ранения кости, фокусного перелома, зажившего остеомиелита.
Установление участков, напоминающих по консистенции плотность фетра, часто указывает на наличие фиброзного периартрита, реактивного фиброзного периостита, которые очень часто наблюдаются при ранении и травме костей и суставов. Наличие горячих, болезненных, с напряженной кожей припуханий, по консистенции напоминающих резиновый мяч, указывает на развитие острого гнойно-флегмонозного процесса. Безболезненные, тестоватые разлитые припухания чаще всего встречаются при застойных явлениях в лимфатической и кровеносной системах.
При установлении явлений флюктуации определяется место скопления экссудата. При нажиме на один из синовиальных выворотов сустава, другой рукой с противоположной стороны сустава ощущают волны колебательного движения жидкости в месте синовиального выворота, что указывает на наличие экссудата в полости сустава. Распространение флюктуирующей волны по ходу сухожильного влагалища показывает на скопление жидкости (экссудата) в полости сухожильного влагалища.
Локальные флюктуирующие участки без перемещения колебательной волны жидкости по ходу сухожильного влагалища или сустава указывают на скопление экссудата в периартикулярных тканях. Увеличивающееся истечение из раны при надавливании на флюктуирующий участок наблюдается при наличии связи сообщения раны с дном места скопления экссудата.
При пальпации, помимо консистенции, температуры, подвижности, флюктуации, места и глубины залегания патологического процесса, устанавливается целый ряд явлений, тесно связанных со слуховыми восприятиями (крепитация, хруст). Осязательные ощущения дополняются слуховыми (при пальпации), а слуховые в момент выслушивания непосредственно ухом осязательными (одновременно со звуками кожа уха воспринимает осязательные ощущения).
Для образности и лучшего представления об имеющихся изменениях в тканях следует прибегать к сравнениям: изменения в консистенции сравниваются с плотностью дерева, фетра и т. д. Имеющиеся звуки в тканях сравниваются со звуками, происходящими при раздавливании снега, подсолнечной скорлупы, мешка с сухарями и т. п.
При наличии патологических процессов в тканях отмечаются местные изменения температуры повышение или понижение. Для этого прикасаются рукой (лучше дорзальной поверхностью как более чувствительной к термическому раздражению) к исследуемой области тела и устанавливают температуру как в измененном участке, так и с противоположной стороны, на здоровых участках, и сравнивают полученные результаты. Точные изменения местной температуры устанавливаются электротермометрией. Повышение местной температуры характерно для острых и подострых воспалительных процессов. Понижение температуры наблюдается при параличах периферических нервов, при тромбозах и эмболиях кровеносных сосудов, при отравлениях спорыньей.
Исследование мышц. Клиническими исследованиями осмотром и пальпацией мышц обнаруживаются в них характерные патологические изменения гипертония (ригидность), атония (расслабление) и воспаление (ревматическое, травматическое), которые обусловливают расстройства функции аппарата движений животного.
Осмотр мускулатуры лошади производится в движении и в покойном состоянии. При движении устанавливается, имеется ли слабость тазового или грудного поясов, характер и степень расстройства функции конечности. В покойном состоянии определяют, нет ли вздрагиваний или подергиваний мышц, наличие или отсутствие атрофических процессов в области мышц плеча, предплечья, крупа, таза и бедра. Специальное исследование (пальпация) мышц производится после придания животному естественного (невынужденного) положения, чтобы устранить всякие болевые и рефлекторные напряжения. Исследование мышц нельзя производить с применением болезненной фиксации (закруток) или после применения проводниковой анестезии нервов, а также сразу после проведения массажа или чистки лошади. Подвергающаяся исследованию лошадь должна ставиться на ровное место, а также должна быть раскована или подкована на все четыре конечности. При пальпации мышц руки на исследуемую область должны быть положены спокойно и нежно. Не следует прибегать к грубым манипуляциям, которые могли бы вызвать острые болезненные раздражения и тем самым затушевать действительное состояние тканей.
Для более глубокого исследования мышц им придают расслабленное положение, после чего вначале легко и остро в контакте с сокращениями в мышце, не отрывая пальцев, проникают в ее поверхностные, а затем в средние и глубокие слои, постепенно исследуя и подмечая все имеющиеся изменения в мышцах путем исследования прощупыванием.
Поверхностным проникновением исследуют эластичность отдельной мышцы или целой группы мышц, сравнивая их с соответствующими мышцами другой, противоположной стороны. Затем захватывают и проникают в более глубокие слои мышц и так же, путем пальпации, исследуют их консистенцию. Патологически неизмененная мышца по консистенции бывает равномерная и на ощупь мягкая, упругая, эластичная и гладкая, а при заболевании она может быть ненормально плотной, ригидной или, наоборот, чрезмерно рыхлой и расслабленной, или содержит сильно уплотненные участки и тут же рядом как бы размягченные участки.
В первый момент надавливания на мышцу появляется ответное изменение напряженности, которое обычно состоит в некотором уменьшении ее, как бы в минутном размягчении участка. Если в этот момент усилить надавливание на расслабляющийся участок, он отвердевает под пальцами. Этому явлению изменению напряженности и эластичности ткани в ответ на раздражение давлением Корнелиусом и было дано определение «нервной точки» или «моторной волны».
Появление в мышечной ткани «моторной волны» или «нервной точки» объясняют патологическим состоянием нервных окончаний. Размер этой «нервной точки» или «моторной волны» бывает от просяного зерна до лесного ореха. У лошади из-за толщины кожи эти нервные точки не всегда могут быть обнаружены, в особенности когда они малой величины. Эти нервные точки могут находиться в поверхностных, средних и глубоких слоях мышц как в центре мышечного брюшка, так и по краям. Особенно часто они обнаруживаются возле мест перехода мышц в сухожилия. При пальпации фасций мышц, сухожилий, нервов этой области находят соединительнотканные образования в виде узелков или тяжей.
В пораженной мышце также путем пальпации могут обнаруживаться напряженные и плотные участки, которые охватывают отдельные части мышц или целую мышцу и реже мышечные пучки. Под влиянием давления пальцами напряженная мышца изменяет свою первоначальную форму, становится более или менее плотной, а в острых случаях болезненной. Этот симптом Мюллером называется «гипертонусом».
Ригидность (гипертония) мышц характеризуется их плотностью, повышением пассивного сопротивления максимальным разгибания суставов, вследствие чего движение делается напряженным, спастическим; при разгибании суставов наблюдается поддергивающий ход.
При исследовании ригидность мышц должна быть дифференцирована от окоченения мышечной ткани, которая наблюдается при паралитической гемоглобинемии, а также от воспалительных процессов в мышцах, когда также могут отмечаться увеличения плотности, но в этом случае имеются, как известно, и другие симптомы, в частности, болезненность и местное повышение температуры (миозиты).
Кроме того, методом пальпации обнаруживаются в средних и глубоких слоях мышц круглые или продолговатые уплотнения, по своей консистенции напоминающие «затвердевающий студень» и называющиеся гелозами или миогелозами. Эти уплотнения чаще всего обнаруживаются в трапецевидных, ромбовидных, предостных, заостных, дельтовидном, двуглавом, трехглавом мускулах, а также в поясничных мышцах и мышцах крупа и бедра.
«Установление вышеотмеченных симптомов будет указывать на страдание животного миопатозом. Гелозы и миогелозы при их хроническом течении могут достигать значительного оплотневания (твердости), и при движении лошади пораженные мышцы могут издавать слабый шум, напоминающий трение камешков друг о друга» (Н. М. Титов).
Наряду с локальными миогелозами, в мышечной ткани могут наблюдаться уплотнения диффузного характера, а также фиброзные изменения в фасциях в виде плоских узелков, бляшек или сморщиваний. Они обнаруживаются при поглаживании рукой по коже. В пораженных участках мышц кожа часто на ощупь бывает жесткой и сухой. Подкожная клетчатка слабо выражена или, наоборот, чрезмерно уплотнена и неравномерно рыхла и дольчато уплотнена, что свидетельствует о патологии тканей.
При воспалительных заболеваниях мышц (травматический, ревматический, фиброзный и гнойный миозит) методом пальпации обнаруживается плотное болезненное опухание мышц, повышение местной температуры (при травматическом миозите), болезненное диффузное опухание одной, чаще целой группы мышц, сопровождающееся общим повышением температуры тела животного и расстройством функции аппарата движений (при ревматическом миозите), оплотневающие, безболезненные участки в мышцах (при фиброзном миозите) и диффузно-флегмонозное опухание мышц (при гнойном миозите).
Исследование лимфатических узлов. При локализации гнойно-воспалительных процессов на конечностях (флегмона, гнойный артрит, остеомиелит, инфекционный дерматит, гнойный тендовагинит) устанавливают состояние лимфатических узлов.
С помощью пальпации определяют величину, форму, поверхность, консистенцию, чувствительность и подвижность лимфатических узлов.
Исследованию подвергаются: 1) предлопаточные лимфатические узлы (lymphonoduli praescapulares), расположенные на уровне лопатко-плечевого сустава, со стороны яремного желоба, под плечеголовным мускулом; 2) локтевые узлы (lymphonoduli cubitales), расположенные выше локтевого сустава и несколько кпереди между m. biceps brachii и т. anconaeus medialis; указанные узлы исследуют на вытянутой вперед грудной конечности, касаясь пальцами медиальной поверхности области локтевого сустава; 3) поверхностные паховые лимфатические узлы (lymphonoduli inguinalis super-ficialis), которые у самцов образуют два пакета: один из них, большего размера, лежит на вентральной брюшной стенке, впереди от семенного канатика и сбоку от полового члена; другой пакет, меньшего размера, лежит на вентральной тазовой стенке, позади семенного канатика, сбоку от полового члена; 4) глубокие паховые узлы (lymphonoduli inguinalis profundi), расположенные между внутренней фасцией бедра и бедренными сосудами (а. и п. femo-ralis); они представляют собой пакет 812 см длины и находятся в области бедренного канала; 5) подколенные лимфатические узлы (lymphonoduli poplitei) располагаются маленьким пакетом между m. biceps femoris и т. semitendinosus; 6) лимфатические узлы коленной складки (lymphonoduli plicae genu), расположенные у переднего края m. tensoris fasciae latae в т. subcutanei abdoninis.
Исследование сухожилий. Методом пальпации при заболеваниях сухожилий обнаруживают тендиниты, надрывы и разрывы сухожилий, контрактуры, утолщение, припухлости, изменения местной температуры. Эти патологические изменения в сухожилиях часто обусловливают расстройство функции движения, характеризующиеся чаще хромотой опирающейся конечности. Пальпацию желательно производить при расслабленном состоянии сухожильного аппарата.
При слабой степени повреждения (растяжения) сухожилия, спустя несколько часов после травмы, отмечается умеренно болезненная припухлость, повышение местной температуры и осторожное опирание больной конечностью. Указанные признаки характеризуют хромоту слабой степени.
При более сильном повреждении уже через 24 часа появляется значительное болезненное опухание сухожилия тестоватой консистенции, отмечается крепитация и значительное повышение местной температуры. В покое лошадь держит больную конечность в полусогнутом положении с легким опиранием зацепной стенкой копыта, при движении хромота опирающейся конечности средней или высшей степени.
При неполных и полных разрывах сухожилий в первое время (до появления припухлости) пальпацией обнаруживают дефект (углубление) тканей на месте их повреждения (при неполном разрыве) или расхождение концов разорванного сухожилия (при полном разрыве). Впоследствии развиваются сильно болезненные припухлости и иногда образуются небольшие гематомы. Наблюдается общее повышение температуры тела животного, которое или совсем не опирается больной конечностью и держит ее навесу, или слегка касается почвы пяточной частью копыта при разрыве сгибателей и дорзальной частью копыта при разрыве разгибателей. Указанные признаки характеризуют хромоту опирающейся конечности высшей степени.
Открытые повреждения (раны) сухожилий, в отличие от повреждений тканей, богатых подкожной клетчаткой и мышечной тканью, характеризуются небольшим зиянием, малым кровотечением и слабой реактивностью воспаления. При осложнении инфекциями легко подвергаются омертвению.
Хронические заболевания сухожилий характеризуются различной степенью разращения рубцовой ткани и утолщением сухожильных волокон. Отмечается их бугристая поверхность с наличием твердых диффузных или очаговых отложений, приращением кожи к сухожилиям, их тугоподвижность и контрактура сгибателей (тендогенного происхождения), провислость путовых суставов, ненормальное сгибание конечности.
Исследование слизистых сумок и сухожильных влагалищ. Осмотром и пальпацией могут быть обнаружены патологические процессы, локализирующиеся в поверхностно расположенных слизистых сумках и сухожильных влагалищах. Методом пальпации определяется характер припухлости, ее консистенция, границы распространения, температурная реакция и болезненность.
При серозных бурситах отмечается возвышающееся припухание круглой или овальной формы, флюктуирующей консистенции, на ощупь горячее и болезненное (при остром воспалении) и болезненное и холодное (при хроническом течении); расстройство функции конечности в большинстве случаев при этом отсутствует. При фибринозных бурситах отмечается болезненное опухание тестоватой консистенции, крепитация, повышение местной температуры; расстройство функции наблюдается при воспалении слизистых сумок, расположенных под связками, мышцами и сухожилиями.
Хронические бурситы, в особенности расположенные в области дорзальной поверхности карпального сустава (бурсит запястного сустава) и плантарной поверхности локтевого отростка (бурсит локтя) очень часто достигают больших размеров. Отмечается значительное скопление серовато-фибринозного экссудата в полости бурсы, утолщение ее стенок за счет прорастания их соединительной тканью или полное сращение ее стенок с окружающими мягкими тканями. В этих случаях опухание бывает безболезненным, плотной консистенции.
Бурситы бруцеллезного характера протекают хронически и чаще бывают множественными, т. е. одновременно поражают в той или иной степени слизистые сумки всей конечности или всех конечностей, расстройство функции при этом часто отсутствует.
Патологические процессы сухожильных влагалищ, расположенных по ходу сухожилий, характеризуются припухлостью овальной или продолговатой формы, чаще флюктуирующей консистенции. По характеру выпота экссудата при тендовагинитах так же, как и при бурзитах, он может быть серозным, серозно-фибринозным или гнойным.
В острых случаях течения патологического процесса пальпацией отмечается болезненная припухлость мягкой консистенции, обусловливающая смешанного типа хромоту или хромоту опирающейся конечности. В хронических случаях опухание бывает безболезненным, и хромота большей частью отсутствует.
Гнойно-воспалительные процессы слизистых сумок и сухожильных влагалищ принимают бурное течение и сопровождаются диффузным, болезненным опуханием, часто повышением общей температуры тела животного и расстройством функции конечности.
При проникающих ранениях сухожильных влагалищ и слизистых сумок отмечается истечение в умеренном количестве тягучей слизистой жидкости.
Исследование суставов и их связок. Методом пальпации области сустава определяется состояние кожи и клетчатки, связочного аппарата, суставной капсулы, степень наполнения суставной полости экссудатом и ее консистенция, костные разращения, характер воспалительного процесса, местное повышение или понижение температуры, опухание сустава, его консистенция и степень болезненности.
При пальпации кожи обращают внимание на ее чувствительность, эластичность, подвижность и всевозможные утолщения и разращения, образование рубцов и воспаление. Пальпированием глубоколежащих тканей определяют, имеются ли в подкожной клетчатке, фасциях, в поверхностных слоях капсулы узелки или утолщения, их характер и влияние на расстройство функции движения конечности. Наличие такого рода узелковых утолщений вокруг сустава в периартикулярных тканях указывает на заболевание периартикулярным фиброзитом.
Пальпацией стенок суставной капсулы (в доступных участках) устанавливают ее уплотнение, утолщение, характер жидкости в суставе и содержание в ней фибрина, свободных тел, степень наполнения ею суставной полости, флюктуацию и ундуляцию.
При пальпации дивертикулов суставной капсулы с малым содержанием синовиальной жидкости в полости сустава можно обнаружить трение суставных поверхностей. Крепитирующие ощущения отмечаются при фибринозных артритах и гемоартрозах. Мягкие нежные трения в суставах наблюдаются при воспалительном разрастании ворсинок синовиальной оболочки, которое может быть «влажным» при значительном скоплении экссудата в полости сустава и «сухим» при дегенеративных процессах в суставах. При пальпации связочного аппарата суставов обращается внимание на его эластичность, утолщения, воспаление, надрывы и разрывы. Утолщение и укорочение связок (потеря физиологической эластичности, их сращение с окружающими сустав тканями и капсулой сустава) часто указывает на артрогенную контрактуру.
Плотные, безболезненные разращения на дорзо-медиальной поверхности скакательного сустава имеют место при остеоартритах и остеоартрозах. Циркулярные твердые безболезненные разращения по окружности сустава отмечаются при периартритах суставов, окостенении связочного аппарата. При проникающих ранах, гнойном воспалении сустава пальпацией определяются анатомические границы распространения воспалительного процесса в тканях, степень и характер опухания сустава, его болезненность. При проникающих ранах в полость сустава в момент легких надавливаний с противоположной стороны на вывороты суставной капсулы количество выделения синовиальной жидкости и раневого экссудата увеличивается.
Исследование костей. Методом пальпации кости может быть обнаружено воспаление надкостницы, кортикального слоя, всевозможные костные разращения в виде экзостозов, гиперстозов, остеофитов, вздутия трубчатых костей (при остеомиелитах), переломы костей, смещение отломков, различные деформации, связанные со смещением перелома, неправильным заживлением перелома, избыточным образованием костной мозоли и развитием остеомиелитических процессов.



Определение степени и характера болевой реакции животного

Болевая чувствительность может быть повышенной (гиперстезия), или умеренно пониженной (гипостезия), или сильно пониженной (аналгезия). Изменение чувствительности, проявляющейся чувством зуда, называется парестезией.
Болевую чувствительность определяют пальпацией, перкуссией и с помощью уколов иглой. Исследование рекомендуется начинать со здоровых, рядом расположенных участков, с тем чтобы можно было сравнивать реакцию тканей в здоровых и патологических участках. При определении болевой чувствительности следует принимать во внимание темперамент животного, его возраст, пол, состояние и характер патологического процесса, а также анатомо-топографическое расположение зон иннервации. Чувствительность поверхностно расположенных нервов устанавливают путем давления в местах их прохождения.
Исследованию подвергаются следующие нервы. 1. Лучевой нерв п. radialis. Пальпация производится в месте его перехода на латеральную поверхность плечевой кости непосредственно выше локтевого сустава; кожа на латеральной стороне предплечья иннервируется отходящими от п. radialis тонкими ветвями кожных нервов (п. п. cutanei antebrachii dorsalis), располагающихся по ходу m. extensor carpi radialis.
2. Средний нерв п. medianus. Его пальпируют в верхней трети предплечья на медиальной поверхности около пульсирующей срединной артерии. Нерв лучше пальпируется при выведенной конечности вперед. От п. medianus отходит вблизи медиального края m. extensor carpi radialis кожный нерв п. cutaneus externus, который иннервирует кожу на дорзальной поверхности предплечья, запястья и пясти.
3. Локтевой нерв п. ulnaris располагается на задне-наружной поверхности предплечья в образуемом m. extensor carpi ulnaris и т. flexor carpi ulnaris желобе. В области дистального конца плечевой кости он отдает две кожные ветви, одна из которых п. cutaneus palmaris иннервирует кожу на волярной и медиальной поверхности предплечья, другая ветвь ramus dorsalis иннервирует кожу на латеральной стороне запястья и пясти
4. Бедренный (боковой) поверхностный нерв п. cutaneus femoralis располагается в области m. tensoris fasciae latae. Он иннервирует кожу на передней поверхности бедра и на разгибательной стороне коленного сустава.
5. Бедренный (задний) кожный нерв п. femoralis caudalis проходит между m. biceps femoris и т. semitendinosus и по выходе на поверхность разветвляется в коже и иннервирует ее на задней и латеральной поверхности бедра.
6. Ветвь большеберцового нерва m. cutaneus surae post, проходит по m. gastrocnemius и по латеральному краю ахиллова сухожилия, иннервирует кожу на латеральной стороне берцово-таранного сустава.
7. Поверхностный малоберцовый нерв п. peroneus super-facial is, отдает ветвь для иннервации кожи на дорзо-латеральной стороне голени, скакательного сустава и плюсны.
8. Глубокий малоберцовый нерв п. peroneus profundus. На сгибательной поверхности заплюсны под сухожилием большеберцового мускула он делится на латеральную и медиальные ветви, которые иннервируют кожу плюсны и пальца.
9. Исследование пульсации пальцевых артерий. При наличии локальных острых воспалительных процессов пальпацией устанавливается значительно усиленная пульсация артерий на конечности. При склерозе, аневризмах, образованиях тромбов отмечаются узловатые утолщения по ходу сосудов. Большое практическое значение имеет исследование пальцевых артерий при заболевании копыт. На грудной конечности производят пальпацию и проверку качества пульса по медиальному краю глубокого пальцевого сгибателя, артерии digitalis communis, a. metacarpea volaris super-facialis medialis (или на a. digitalis volaris lateralis et medialis). На тазовой конечности исследуют пульс на a. metatarsea dorsalis lateralis, в особенности нижней границы верхней трети плюсны в углублении между плюсневой и латеральной грифельной костью.

Исследование копыт

Путем осмотра в покойном состоянии устанавливают наличие всевозможных травматических повреждений со стороны венчика (ссадины, засечки, раны, опухания), роговой капсулы (трещины, надломы, деформации), форму копыта и характер опирания о почву. На освобожденной конечности, после ее предварительной очистки, осматривают подошву, ее стрелку и пяточную, зацепную и боковые стенки, определяют ее выпуклость или плоскость, состояние заворотных углов, состояние ковки, при этом устанавливают, соответствует ли подкова данному копыту (узкая, широкая, длинная), определяют наличие повреждений со стороны подошвы уколы, гниение стрелки, пододерматиты и другие заболевания. Извлеченные гвозди и другие инородные колющие предметы следует осмотреть, нет ли на них следов крови или гноя. При подозрении на гнойное воспаление лошадь расковывают и подвергают копыта всестороннему исследованию.
Пальпацией устанавливают температурную реакцию стенок копыта и венчика, пульсацию пальцевых артерий, характер припухлости в области венчика и пяточной части копыта, состояние мякишных хрящей (нет ли их окостенения или воспаления). Повышение температуры в области копыта, усиление пульсации пальцевых артерий указывает на наличие острого воспалительного процесса в основе кожи копыта или ревматический ламинит и другие заболевания. Надавливанием в области расположения мякишных хрящей определяют их болезненность или потерю эластичности (окостенение).
Исследуя копытными щипцами различные участки подошвы и стенки копыта (рис. 15), можно установить (сравнивая реакцию лошади на производимое давление) локализацию болезненного очага, являющегося причиной расстройства функции конечности. Сдавливание щипцами различных мест копыта следует производить вначале медленно и не очень сильно, постепенно увеличивая давление. При надавливании болевая реакция в копыте совпадает с нервно-мышечным подергиванием на больной конечности и прилеганием ушей, что указывает большею частью на то, что патологический очаг локализуется именно на этом месте. В запущенных случаях расчистки копыт (чрезмерное утолщение рога), при отслоении роговой стенки болевая реакция при пальпации пробирными щипцами стенок и подошвы больного копыта (воспаление основы кожи копыта) может затушевываться. Поэтому данные исследования щипцами следует сочетать с результативными данными перкуссии. При перкуссии учитывается болевая реакция и изменения в звуке, возникающие при перкуссии различных участков копыта. Перкуссия производится на освобожденной (приподнятой) конечности с помощью перкуссионного молоточка или копытных пробирных щипцов. При этом по результатам перкуссии определяют болевую чувствительность копыта в различных его участках и наличие в нем пустых стенок. При наличии отслоения рога (роговой столбик и др.) и образовании воздушных зазоров (пустот) в копытном роге перкуссия дает тимпанический звук.
При исследовании челночного блока Ю. Н. Давыдов рекомендует накладывать одну ветвь пробирных щипцов на середину стрелки на уровне подошвенных углов, а другую на наружную, а затем на внутреннюю стенку копыта, после чего сдавливать стрелку в направлении челночного блока.


Рис. 15. Различное положение пробирных щипцов при исследовании копыта (ориг.).
1 при исследовании подошвы; 2 при исследовании стрелки; 3 при исследовании пяточных частей; 4 при исследовании челночного блока.











Кроме того, для контроля накладывают одну ветвь щипцов на зацепную часть роговой капсулы, а другую в области срединной стрелочной бороздки. При подотрохлите наблюдается ответная болевая реакция. В затруднительных случаях диагностики болезни челночного блока прибегают к исследованию пробы с клином. Для этого ставят лошадь больной конечностью на деревянный прямоугольный клин длиной 25 см, шириной 15 см, зацепной частью на основание клина и пяточными частями на вершину клина. После этого поднимают здоровую конечность. При таком положении больной конечности копытный сустав сильно разгибается, сухожилие глубокого сгибателя значительно натягивается и давит на челночный блок. При наличии патологических процессов в челночном блоке лошадь болезненно реагирует и старается освободить конечность. При отсутствии болезненного очага беспокойство лошади отсутствует. При подозрениях на перелом челночной или копытовидной кости применение диагностической пробы с клином должно быть противопоказано, так как может привести к осложнению перелома.

Исследование методом пассивных движений

Исследование заключается в сгибании и разгибании больной необремененной конечности, в ее абдукции и аддукции и ротационных (вращательных) движениях. С помощью пассивных движений выявляют степень болезненной реакции тканей при заболеваниях костно-суставного, связочного и сухожильно-мускульного аппарата конечности, а также устанавливают ограниченное или ненормально увеличенное движение в суставах и других сегментах конечности. Кроме того, пассивными движениями может быть обнаружена крепитация и шумы треска и трений при диафизарных и метафизарных переломах, серозно-фибринозных, фибринозных артритах и гемоартрозах. При этом следует учитывать, что щелкание и треск в суставах иногда наблюдаются и при нормальном их движении, в частности в коленных и скакательных суставах, состоящих, как известно, из нескольких костных сегментов.
Данные пассивных движений главным образом характеризуют патологические изменения, локализирующиеся в тканях, формирующих анатомическое строение суставов и опорный аппарат конечности (костей, хрящей, сухожилий, связок, суставных оболочек, слизистых и сухожильных влагалищ), которые выполняют пассивную функцию при движении животного. Для более полного суждения о расстройствах функции движения конечности и ее причинах необходимо также производить исследование активной группы тканей, т. е. мускулатуры, в особенности при локализации патологического очага в верхнем отделе конечности.
При проведении пассивных движений на передней (правой) конечности в методике Ю. Н. Давыдова помощник фиксирует правой рукой область пясти, а левой, опираясь на дорзальную поверхность предплечья, вытягивает конечность вперед, затем, держа левой рукой область путовой кости и накладывая правую на дорзальную поверхность предплечья, он сгибает конечность в карпальном суставе и отводит ее назад так, чтобы вызвать в это время максимальное разгибание локтевого и сгибание плечевого суставов. При этом в случае локализации патологического очага в верхнем отделе конечности лошадь болезненно реагирует. Это может служить основанием для полного обследования состояния двуглавого, дельтовидного и трехглавого мускулов плеча.
При разгибании передней конечности помощник захватывает одной рукой пясть, а другую располагает на волярной поверхности предплечья, после чего, поднимая конечность от земли, он вытягивает ее вперед. Обнаружение болезненной реакции будет указывать на поражение плечеголовного и предостного мускулов.
При исследовании тазовой конечности фиксируют одной рукой плюсну, а другую кладут на дорзальную поверхность голени, затем поднимают конечность и вытягивают ее вперед. При этом проверяется функциональное состояние скакательного, коленного и тазобедренного суставов, а также заднебедренной группы мышц и поясничных мышц й пальцевых сгибателей в период флексии. При оттягивании больной конечности назад (разгибание скакательного, коленного и тазобедренных суставов) происходит натяжение большеберцового переднего, малоберцового третьего, четырехглавого, среднеягодичного мускулов, а также пальцевых разгибателей ; при наличии патологического очага в одном или группе названных мускулов животное болезненно реагирует, что служит основанием для всестороннего исследования мускулатуры этой области.
Для выяснения состояния приводящих и фиксирующих мышц верхнего отдела конечности и суставов производят отведение конечности в сторону (абдукция) или приведение (аддукция) к туловищу. Если болезненный очаг локализируется в абдукторах, то лошадь при отведении конечности не реагирует и, наоборот, реагирует во время приведения конечности.

Исследование методом перкуссии и аускультации

Метод перкуссионного исследования применяется при подозрении на поднадкостничные переломы, трещины и абсцессы костей, при подкожных эмфиземах и газовых флегмонах, при заболеваниях области копытного рога роговой столбик, пустая стенка, остеофиты и трещины. По возникающему звуку и ощущаемому сопротивлению тканей делают заключение о физических свойствах перкутируемой области.
Аускультация применяется при диагностике переломов костей (крепитирующий звук), заболевании суставов гемоартрозах (хруст), фибринозных артритах (хруст, трение), деформирующих остеоартритах (шумы треска) и других заболеваниях.
Метод «выслушивания» суставов и других участков конечности производится с помощью фонендоскопа или непосредственного прикладывания уха к поврежденной области конечности. При пользовании фонендоскопом волосы предварительно тщательно выстригают или выбривают, после чего фонендоскоп ставится против суставной щели и производят пассивные движения сустава.
Более практичным является метод прямого выслушивания суставов других сегментов конечности путем прикладывания уха к пораженной области. С этой целью исследуемый участок покрывается чистой тонкой салфеткой, после чего врач прикасается ухом к исследуемому месту, а помощник производит пассивное движение конечности в исследуемом сегменте.
Диапазон оттенков звуков, получаемых при аускультации костей и суставов, бывает по своему характеру самым разнообразным.
Звуки, исходящие из поврежденной костной ткани, более звонкие, резкие, грубые, типа скрежетания, царапания. В тех случаях, когда концы переломанных костей разошлись и вклинились в мягкие ткани, имеется звук глухого стука типа ударов перкуторного молотка по твердому предмету.
При переломах костей таза крепитирующие звуки прослушиваются в момент движения или опирания лошади больной конечностью, а при переломах бедренной, плечевой кости они лучше прослушиваются при пассивных движениях или рефлекторных сокращениях мышц.
Звуки, получаемые от экссудата, находящегося в суставе или в мягких тканях, бывают более нежные, глухие по сравнению со звуками, исходящими от поврежденных костей (типа хруста снега, шелеста мелкой гальки и песка, опавшего листа). На суставах и сухожильных влагалищах звуки бывают чаще множественные, повторяющиеся при сгибании сустава и движении конечности. При простых переломах, особенно в верхних отрезках конечности, одиночные звуки удается прослушать только при определенном положении конечности.
Совершенно другого характера констатируются звуки при наличии газов в мягких тканях. Они легко ощущаются при надавливании рукой, хотя сила звука и здесь может варьировать от шелеста сухого веника и хруста гигроскопической ваты до трескучего звука, получаемого при раздавливании подсолнечной скорлупы.
На основе происхождения звуков, выслушиваемых и ощущаемых в суставах, лежит нарушение целости и гладкости хрящей, присутствие в полости сустава плотных частиц экссудата (фибрина) от наличия выступов и измененных ворсинок на суставной капсуле, от измененного коллоидного состояния синовиальной жидкости.
Б. М. Оливков при аускультации синовита констатировал хруст талого снега, при деформирующем артрите шумы треска. Сила слышимого или ощущаемого звука зависит от степени патологических изменений в тканях, глубины расположения патологического очага и звукопроводимости тканей. При выслушивании суставов для установления патологии необходимо иметь комплекс клинических признаков заболевания.
Прослушиваемые звуки вызываются трением, смещением и ударами концов и отломков переломанных костей. От количества отломков зависит и множественность звуков. А сила звуков зависит от наличия между отломками костей мягких тканей, свертков крови, давности; процесса и интенсивности смещения отломков костей. Особенно резко бывают слышны звуки при некоторых видах переломов в момент движений лошади или во время пассивных движений конечности.

Исследование методом проводниковой анестезии

В затруднительных случаях диагностики, когда другими методами исследования не удается установить локализацию болезненного процесса, обусловливающего хромоту, применяют проводниковую аналгезию нервов конечности, которая вызывает временное исчезновение болевых ощущений, а вместе с ним и временное прекращение хромоты. Хромота может остаться неизменной, если ее причиной является анкилоз суставов, контрактура сухожилий и связок или паралич нервных стволов, иннервирующих мускулатуру области конечностей. Проводниковая анестезия дает более точные диагностические результаты при применении ее в нижнем отделе конечности (пясть, плюсна) и несколько слабее в верхнем отделе конечности (голень, подплечье).
На грудной конечности аналгезии подвергают с диагностической целью срединный нерв (n. medianus), локтевой нерв (n. ulnaris) в верхнем отделе конечности и пястные или волярные нервы (n. volares) в нижнем отделе конечности, а также ветви волярных нервов ниже путового сустава (rami volares n-vi volares).
На тазовой конечности с той же целью анестезируют больше-берцовый нерв (n. tibialis), малоберцовый глубокий нерв (п. регоnaeus profundus) в верхнем отделе конечности, плюсневые или подошвенные нервы (n. plantaris) в нижнем отделе конечности.
При подозрениях на закрытый перелом кости (трещина), надрывы связок и сухожилий проводниковую анестезию применять не следует, так как в этих случаях при положительных результатах инъекции (обезболивание) может наступить полный перелом кости или полный разрыв сухожильно-связочного аппарата. Также после диагностических инъекций следует избегать быстрых движений, резких и крутых поворотов и большой нагрузки лошади. К исследованию (проводке) больной лошади приступают через 1520 минут после диагностической инъекции. О результатах диагностических инъекций судят по исчезновению или уменьшению хромоты. Если хромота после аналгезии волярных (плантарных) нервов и их ветвей остается неизменной, можно заключить, что патологический процесс локализуется выше места инъекции и что следует ее повторить в верхнем отделе конечности.
Повторные инъекции (при отрицательных результатах) производят не ранее, как через час после первой инъекции.
Проводниковую аналгезию с диагностической целью целесообразно начинать с инъекции в нижнем отделе конечности, т. е. в области волярных (плантарных) нервов и их ветвей. При этом анестезирующий раствор вводят в область одного или двух парных нервов, иннервирующих место болезненного процесса. Раствор инъицируют периневрально (около нерва). Обычно для целей диагностических инъекций применяют 3- или 4-процентный раствор новокаина 1015 см3, в зависимости от величины обезболиваемого нерва и уверенности в точном положении иглы. Большое количество инъецированного раствора, по мнению И. И. Магда, обеспечивает более обширную зону инфильтрации тканей и гарантирует при незначительных отклонениях иглы от места положения нерва блокаду этого нерва.
С целью замедления всасывания, удлинения срока и усиления действия новокаина к его растворам добавляют 23 капли (на 100 см3) адреналина 1 : 1000. Для придания антисептических свойств анестетику к раствору новокаина прибавляют 0,1% риванола, что особенно важно при инъекции жидкости вблизи инфицированного очага. Для инъекции раствора новокаина пользуются 1020-граммовым шприцом «Рекорд» и тонкими иглами 45 и 9 10 см длины. Асептика и антисептика при диагностических инъекциях применяются по общим правилам хирургии.


Рис. 16. Волярная анестезия.
1 положение иглы при инъекции
в области п. metacarpus vol. prof.;
2 положение иглы при блокаде
п. volaris









Анестезия волярных (плантарных) нервов. Ее применяют при необходимости исключить болезненную чувствительность, локализирующуюся в области дистального конца конечности.
Анестезию производят с обеих сторон. С наружной стороны иглу вкалывают в области пясти на 2 см выше уровня пуговчатообразного утолщения грифельных костей и с внутренней стороны посередине пясти, непосредственно кпереди от латерального и медиального края сухожилия глубокого сгибателя пальца. Инъекцию с наружной стороны удобнее производить на согнутой конечности в запястном суставе. Для облегчения анестезии волярного нерва с внутренней (медиальной) стороны И. И. Магда рекомендует согнутую грудную конечность в запястном суставе вывести вперед и скрестить ее с противоположной конечностью на уровне запястья; тогда медиальная поверхность бывает более доступной для инъекции. Иглу вкалывают под кожу под углом в 45° на глубину 1,52 см (рис. 16); на каждый нерв рекомендуется инъицировать по 10 см3 анестезирующего раствора.
Анестезия ветвей волярных нервов ниже путового сустава. Она применяется для исключения болезненной чувствительности, локализирующейся в области копыта, т. е. мякишных хрящах, сухожилий глубокого сгибателя пальца и его бурзе, копытной кости, в основе кожи копыта, копытной стрелке, стенках и подошве копыта. Болевая чувствительность в области венечной кости остается неизменной.
Инъекцию производят с обеих сторон в области путового сустава (рис. 17) по краям сухожилий сгибателей.



Рис. 17. Положение иглы при анестезии.
1 п. ulnaris; 2 волярных нервов ниже путового сустава;
3 волярных ветвей волярных нервов.









Непосредственно под суставом нащупывают сосудистый пучок, который служит ориентиром для места вкола иглы. Ветви волярного нерва лежат спереди и сзади пальцевой вены, контуры которой у лошади с тонкой кожей хорошо видны. Вкол иглы производят подкожно по ходу сухожилия сгибателя пальца и инъицируют с каждой стороны, т. е. дорзально и волярно по 56 см3 анестезирующего раствора и инфильтрируют обе ветви нерва.
Если в этом случае после исчезновения хромоты причина последней останется все же неясной, то следует произвести анестезию ветвей волярных нервов (rami volares n-vi volares), которые иннервируют концевыми ветвями мякиши, стрелку, копытную кость, концевую часть сухожилия глубокого сгибателя, челночный блок и частично копытный сустав. Производят двустороннюю инъекцию и вводят подкожно по 34 см раствора на каждый нерв. Вкол иглы производят между задне-верхним краем мякишного хряща и сухожилием поверхностного сгибателя сзади пальцевой артерии (рис. 17).
Анестезия волярных (плантарных) нервов на средине пясти (плюсны). Она применяется в случаях необходимости исключить болевую чувствительность, локализирующуюся в области сесамовидных костей, сухожильного влагалища пальца и других заболеваний середины пясти.
Вкол иглы производят подкожно по краям сухожилия глубокого сгибателя пальца на уровне середины пясти. В каждый нерв (около нерва) вводится по 10 см3 раствора. В момент вкола рекомендуется кончик иглы после ее проникновения под кожу поворачивать кпереди и кзади сухожилия, а затем продвигать его по внутренней поверхности грифельной кости, создавая этим большую зону инфильтрации, чем и достигается обезболивание глубоких ветвей волярных нервов.
Анестезия срединного нерва (п. medianus). Она производится при подозрении на локализацию болезненного процесса в среднем и верхнем отделах конечности. На внутренней поверхности предплечья, на ширину ладони выше каштана, отыскивают желобоватое углубление между m. ulnaris medialis и т. flexor carpi radialis и делают вкол иглы между названными мускулами до проникновения ее к медио-волярной поверхности лучевой кости, на глубину 35 см. При появлении из иглы крови следует иглу слегка сместить, оттянув ее от кости (И. И. Магда). Инъекция должна производиться периневрально. Травматизации нерва следует избегать. Инъицируют 1015 см3 раствора анестезирующей жидкости.
Анестезия локтевого нерва (п. ulnaris). Она производится одновременно с анестезией срединного нерва. На задне-наружной стороне предплечья прощупывают желобок, образуемый между локтевым разгибателем и локтевым сгибателем запястья (m. extensor carpi ulnaris и m. flexor carpi ulnaris). На ширину ладони выше добавочной кости запястья (os. accessorium) в этом желобке производят вкол иглы по направлению косо сверху вниз под кожу и фасцию предплечья, на глубину 1,01,5 см (рис. 17), при этом инъецируют 10 см3 3-процентного раствора новокаина.
Одновременная анестезия срединного и локтевого нервов спустя 1520 минут вызывает потерю болевой чувствительности от карпального до путового сустава. В отрицательных случаях анестезии этих нервов причину расстройства функции следует искать в участках конечности, расположенных выше места инъекции.


Рис.18. Анестезия большеберцового нерва (n ti-
bialis).







Рис. 19. Анестезия глубокого
малоберцового нерва (п. рего-
naeus profundus).





Анестезия большеберцового нерва (п. tibialis). Она производится при подозрениях на локализацию патологического очага в области плюсны и скакательного сустава, обусловливающего хромоту, и при получении отрицательных результатов анестезии плантарных нервов.
С внутренней стороны голени на 812 см выше пяточного бугра в надпяточной ямке и непосредственно впереди ахиллова сухожилия производят вкол иглы подкожно на глубину 1,52 см в косом направлении (сверху или снизу) и инъецируют 1520 см3 3-процентного новокаинового раствора (рис. 18). Анатомическое расположение этого нерва является более поверхностным (под фасцией и кожей), и его свободно можно пропальпировать по переднему краю ахиллова сухожилия. Параллельно с ним располагаются артерия и вена конечности. Анестезия производится периневрально.
Анестезия глубокого малоберцового нерва (п. peronaeus profundus). Она производится одновременно с анестезией большеберцового нерва. Местом вкола иглы является наружная поверхность голени на 1012 см выше тарзального сустава в желобке между длинным и боковым разгибателями пальца. Иглу вводят снизу на глубину до 2 см по направлению к большеберцовой кости (рис. 19), инъецируется 20 см3 3-процентного раствора новокаина. Для лучшей инфильтрации тканей рекомендуется в момент вкола иглы и введения жидкости производить легкое движение иглой, постепенно орошая анестезируемую область.
Потеря болевой чувствительности наступает через 1520 минут и продолжается более часа.

Исследование методом внутриполостных инъекций интраартикулярной, интрасиновиальной и интрабурсальной анестезии

Проводниковая анестезия нервов не всегда позволяет точно установить место локализации болезненного процесса, обусловливающего расстройство функции движения конечности, особенно в тех случаях, когда причиной хромоты являются патологические процессы, скрыто протекающие в суставах, сухожильных влагалищах или слизистых сумках. В этих случаях важным диференциально-диагностическим методом являются инъекции анестезирующего раствора в полость сустава, сухожильного влагалища или слизистой сумки.
При исследовании методом внутриполостных инъекций необходимо строго выполнять правила асептики и антисептики. Количество однократно индицируемой жидкости может быть различно в зависимости от размера анестезируемой полости. Для небольших полостей его доза может быть 101520 см3, для полостей больших размеров 3060 см3. Диагностические инъекции производятся на лошади в стоячем положении с применением фиксации. Место вкола иглы после инъекции смазывается спиртовым раствором йода и заклеивается коллодием. После введения анестезирующей жидкости животным назначают 5-минутную проводку. Обезболивание наступает через 1520 минут.
Интраартикулярная анестезия сустава третьей фаланги (копытного). Местом вкола иглы является дорзальная поверхность венчика, на 12 см выше рогового края капсулы копыта, отступя 1х/г2 см от средней линии (разгибателя пальца). Иглу вводят сбоку по направлению сверху вниз под сухожилие разгибателя на глубину l,52 см (рис. 20), инъецируется 10 см3 раствора.
Интраартикулярная анестезия сустава второй фаланги (венечного). Инъекцию производят через передний или боковой (задний) синовиальный выворот. На дистальном конце первой фаланги путем пальпации определяют расположение наружного надмыщелка. Непосредственно кзади от него, между путовой костью и сухожилиями сгибателей, расположен синовиальный выворот сустава второй фаланги. Вкол иглы производят сзади наружного надмыщелка по направлению снаружи внутрь и сверху вниз на глубину 1,5-2 см (рис. 20). Инъицируют 10 см3 анестезирующего раствора.
Интраартикулярная анестезия сустава первой фаланги (путового). Вкол иглы производят с латеральной или медиальной стороны в области дистального конца пясти, в углублении, образуемом спереди пястной кости и сзади соответствующей ножкой межкостного мускула и снизу сесамовидной костью. Иглу вкалывают под углом 45° по направлению в сторону пястной кости на глубину 11/2 2 см (рис. 20). Инъицируют 15 см3.







Рис. 20. Инъекции в путовый (1), венечный (2) и копытный (3) суставы.















Рис. 21. Инъекция в локтевой и лучезапястный суставы.
1 связочный бугор плечевой кости; 2 связочный бугор лучевой кости; 3 капсула лучезапястного сустава; 4 т. ulnaris lateralis;
5 os pisiforme; 6капсула локтевого сустава.



Интраартикулярная анестезия лучезапястного сустава. Точку введения иглы отыскивают с латеральной стороны сустава в треугольнике, ограниченном снизу верхним краем os pisiforme, сзади сухожилием m. ulnaris lateralis и спереди лучевой костью. Иглу вводят (рис. 21) слегка вперед над os pisiforme и продвигают ее, почти касаясь лучевой кости, на глубину 2,53 см (И. И. Магда). Инъицируют 2025 см3 раствора.
Интраартикулярная анестезия локтевого сустава. Производится (по Оливкову) в задний дивертикул сумочной капсулы локтевого сустава в точке, находящейся по горизонтальной линии, на 34 см кзади от середины связочного бугра плечевой кости. Иглу вводят непосредственно сзади и над наружным надмыщелком плечевой кости по направлению косо вперед и книзу на глубину 2,53 см (рис. 21), при этом инъецируют 2530 см3 анестезирующего раствора.
Интраартикулярная анестезия лопатко-плечевого сустава. С помощью пальпации определяют контуры сустава и местоположение костных выступов передний и задний отделы tuberculum majus и сухожильного тяжа заостного мускула. Вкол иглы производят горизонтально спереди сухожилия заостного мускула и непосредственно над бугром плечевой кости по направлению спереди назад и внутрь под углом в 2530° на глубину 45 см (рис. 22). В полость сустава инъецируется 3540 см3 анестезирующего раствора.
Для проведения пункции этого сустава необходима надежная фиксация лошади в естественном положении или же ее фиксация в лежачем положении. Пункция производится длинной и прочной иглой типа Бира с мандреном.
Интраартикулярная анестезия тарзального сустава. Ее можно производить через передне-внутренний и задне-внутренний синовиальный выворот при инъекции в передне-внутренний суставной выворот (дивертикул); иглу вкалывают горизонтально на сгибательной поверхности сустава, под внутренней лодыжкой больше-берцовой кости на глубину 1,53 см (рис. 23). Инъицируют 35 40 см3 анестезирующего раствора.
Интраартикулярная анестезия сустава коленной чашки. Иглу вкалывают в центре углубления, образуемого наружной и срединной прямыми связками коленной чашки, на глубину не более 4 5 см (рис. 24). Игле придают положение, перпендикулярное к коже.
В зависимости от количества вытекшей синовии вводят 60100 см3 раствора (И. И. Магда).






Рис. 22. Инъекция в плечевой сустав (1) и межбугорковую бурзу (2).















Рис. 23. Инъекция в голенно-таранный сустав.





Интраартикулярная анестезия бедро-берцового сустава.
Как известно, бедро-берцовый сустав состоит из двух синовиальных полостей, которые у лошадей иногда сообщаются между собой. Кроме того, по данным И. И. Магда, сустав коленной чашки в 75 90% случаев сообщается с медиальной полостью и в 20% с латеральной полостью бедро-берцового сустава.
Интраартикулярная инъекция бедро-берцового сустава возможна как в наружной, так и внутренний его отделы. Так как
наружная полость этого сустава сообщается с полостью подсухожильной синовиальной бурсы длинного разгибателя, то инъекцию рекомендуется производить через эту бурзу.
Вкол иглы производят непосредственна позади середины бугра большеберцовой кости. Иглу вводят между костным бугром и сухожилием длинного разгибателя пальца снизу вверх и внутрь вдоль передне-наружной стороны кости. Глубина вкола должна быть не меньше 3 см (Б. М. Оливков). Инъицируют 60 см3 раствора.
Местом интраартикулярной инъекции внутреннего отдела бедро-берцового сустава может служить участок наибольшей флюктуации (при экссудативном артрите). В затруднительных случаях установления места флюктуации инъекцию анестезирующего раствора производят через сустав коленной чашки.
Иглу вкалывают в самом нижнем углу, образуемом внутренней и срединной прямыми связками коленной чашки.
Интрасиновиальная анестезия сухожильных влагалищ пальца. Ее производят (по И. И. Магда) на согнутой конечности с латеральной стороны пясти (плюсны) на 5 см выше сесамовидных костей между межкостным сухожильным мускулом и глубоким сгибателем пальца (m. interosseus medius и т. flexor digitalis profundus). Иглу вкалывают на глубину 11,5 см перпендикулярно к боковой поверхности сухожилия и инъецируют 15 мл3 раствора.


Рис. 24. Инъекция в коленный сустав.
1 в сустав коленной чашки; 2 во внутренний выворот бедро-берцового сустава; 3 в подсухожильную бурзу длинного разгибателя пальца.










Интрасиновиальная анестезия сухожильного влагалища (бурзы) двуглавой мышцы плеча (bursa mucosa intertubercularis). Меж-бугровая бурза относится к числу постоянных; она располагается между блоком плечевой кости и проходящим через него сухожильным тяжем двуглавого мускула плеча. Снаружи бурза защищена кожей, подкожной клетчаткой и плече-головным мускулом. Инъекцию бурсы производят в области желобка, образуемого наружной поверхностью плечевой кости и наружным краем двуглавой мышцы плеча. Высота вкола иглы (по И. И. Магда) должна соответствовать уровню верхней части бугристости дельтовидной мышцы (tuberositas deltoidei), которая свободно обнаруживается на наружной поверхности плечевой кости. После прокола кожи иглу продвигают снизу вверх и снаружи внутрь под мышцу вдоль плечевой кости, не касаясь последней, на глубину [до 45 см (рис. 22). Инъицируют 30 см3 анестезирующего раствора.
Интрабурзальная анестезия подсухожильной бурзы заостного мускула (bursa mucosa subtendinea m-li infraspinatus). Снаружи бурса ограничена сухожильной частью заостного мускула, изнутри задне-наружным бугром плечевой кости. Размер бурзы в среднем имеет 45 см в поперечном диаметре и 67,5 см в продольном. Вкол иглы производится под углом в 1520°, у передней границы бурзы, по направлению вниз и внутрь, на глубину 1,52 см. Инъецируется 15 см3 раствора.
Интраректальное исследование
Оно применяется в качестве вспомогательного метода при диагностике заболеваний в области таза. Пальпацией тазовых конечностей можно установить переломы тела подвздошной, седалищной, лонных костей, диастазы (расхождение) подвздошнокрестцовых сочленений, позвонков, воспалительную припухлость, гематому на месте перелома; в запущенных случаях можно определить наличие или отсутствие костной мозоли (Ю. Н. Давыдов). Кроме того, этим же методом можно определить тромбоз брюшной аорты и ее крупных ветвей и тазовой артерии, а также локализацию абсцессов и опухолей в тазовой полости.
В некоторых случаях интраректальное исследование проводится с одновременным пассивным движением конечности или активным движением лошади. (Перед исследованием ногти на руках коротко остригают, руки до локтя смазывают вазелиновым маслом.) При введении руки в прямую кишку пальцы руки должны быть конусообразно сжаты. Рука исследователя должна вводиться медленно и осторожно, сообразуясь с периодами расслабления мускулатуры прямой кишки. В случаях заполнения прямой кишки каловыми массами их следует постепенно небольшими порциями удалить.
Исследование при помощи горячих ванн
При заболевании костно-связочного и сухожильного аппарата Дистального отрезка конечности рекомендуется в качестве вспомогательного диагностического исследования применить на больную область конечности горячую (до 40°) водную ванну в течение 15-20 минут. Хромота, обусловленная заболеванием сухожильно-связочного аппарата или патологическими изменениями в периарти-кулярных тканях, после применения горячей ванны может временно прекратиться или значительно уменьшиться. Напротив, при закрытых переломах костей и остеоартрозах хромота после применения горячей ванны обычно усиливается.

Рентгенологическое исследование

Метод рентгенодиагностики при заболевании костно-суставного аппарата конечности у лошадей имеет большое научное и практическое значение не только для уточнения или установления диагноза, но и для характеристики течения болезненного процесса, прогноза и рационального назначения лечения.

















Рис. 25. Аэроартрография Рис. 26. Аэробурзография
(по В. А. Никанорову). (по В. А. Никанорову).

Рентгенологическое исследование применяется при подозрениях на переломы костей, периоститах, оститах, остеомиелитах, при остеосклерозе, остеопорозе, остеонекрозе кости, при остеоартрозах, остеохондроматозах, периартритах, анкилозах и вывихах суставов, при окостенении хрящей, мышц, сухожилий и связочного аппарата конечности, при внедрении в ткани инородных тел (осколков, гвоздей, проволоки и т. п.).
Кроме того, с помощью аэробурзографии, аэротендовагиногра-фии и аэроартрографии по методике В. А. Никанорова производят контрастный рентгеноснимок, позволяющий судить о дифференциальной диагностике при экссудативных артритах и тендовагинитах, а также при подкожных разрывах суставной капсулы и сухожильного влагалища или слизистой сумки (рис. 25 и 26).
Данные рентгенологического исследования обычно лечащим врачом сопоставляются с данными клинических исследований. При их расхождении следует учитывать, что иногда могут быть рентгенологически обнаружены хронические костные разращения в виде оссифицирующего периостита, экзостозов вдали от суставных сочленений и подвижных участков сухожилий, которые в большинстве случаев не обусловливают расстройства функциональных движений конечности.
Кроме того, острые и подострые воспалительные изменения, локализирующиеся в периартикулярных мягких тканях и сухо-жильносвязочном аппарате, рентгенологически не обнаруживаются. Все это должно быть учтено при постановке окончательного диагноза.

Электро-диагностическое исследование

Оно применяется при диагностике заболеваний нервно-мышечного аппарата, связанного с изменением его возбудимости.
При неврогенных парезах и параличах периферических нервов и иннервируемых ими мышц нервно-мышечная возбудимость на действие гальванического или фарадического тока бывает выражена слабо.
Для сравнения вначале определяют степень нервно-мышечной возбудимости на одноименном здоровом участке. По полученным результатам судят о силе и характере изменений.Источником гальванического и фарадического тока служат специальные электроаппараты.
При остром воспалении нервно-мышечного аппарата применение фарадизации противопоказано.

Лабораторно-диагностическое исследование

Лабораторно-клиническое исследование пунктата суставов, сухожильных влагалищ, слизистых сумок, абсцессов, лимфоэкстраваза-тов, гематом, раневого экссудата и крови при многих хирургических заболеваниях имеет большое диференциально-диагностическое и прогностическое значение. Микроскопическим и бактериологическим исследованием определяется качество экссудата, характер течения воспалительного процесса, ассоциация микробов и их вирулентность. В ряде случаев при экссудативных артритах, бур-зитах, тендовагинитах и других подобных заболеваниях простой осмотр аспирированного экссудата по внешнему виду позволяет составить полное представление о характере течения воспалительного процесса в синовиальной или слизистой сумках. Так, например, при травматическом синовите аспирируется серозный экссудат, при гемоартрозе серозно-кровянистый экссудат, при внутрисуставных переломах экссудат содержит примесь крови и капельки жира, при серозном артрите экссудат бывает мутного цвета с хлопьями фибрина, при гнойном артрите слизисто-гнойный экссудат.
Диагностические пункции суставов сухожильных влагалищ, слизистых сумок и других полостей производятся со строгим соблюдением всех правил хирургической асептики и антисептики.
При гнойно-хирургических заболеваниях, сопровождающихся лихорадочным состоянием организма животного, производится исследование крови, которое во многих случаях дает весьма ценные показания относительно этиологии и диагностики болезни, обеспечивая контроль над течением болезни и терапией.
Для характеристики общего состояния организма животного и течения болезненного процесса рекомендуется производить клиническое исследование крови в следующих направлениях: 1) определение количества гемоглобина, эритроцитов и лейкоцитов; 2) выведение гемограммы (микроскопия окрашенных мазков крови); 3) определение удельного веса, РОЭ, скорости свертывания крови, вязкости крови, содержания кальция и др.
ГЛАВА III
БОЛЕЗНИ КОЖИ И РЫХЛОЙ КЛЕТЧАТКИ.
АНАТОМО-ГИСТОЛОГИЧЕСКИЕ И ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О КОЖЕ.

Кожа состоит из трех слоев: надкожицы, или эпидермиса (epidermis), собственно кожи (derma, cutis, corium) и подкожной жировой клетчатки (hypoderma, subcutis).
Эпидермис в свою очередь также состоит из отдельных слоев. Самый верхний слой роговой (stratum corneum). Он состоит из плоских ороговевших клеток, имеющих вид угловатых пластинок. Под ним светлый или стекловидный слой (stratum lucidum), который состоит из блестящих веретенообразных клеток. Ниже зернистый слой (stratum granulesum), состоящий из плоских, сплюснутых сверху веретенообразных клеток. Еще ниже шиповидный или остистый слой (stratum spinosum), это самый мощный слой эпидермиса, состоящий из клеток разнообразной формы, снабженных многочисленными отростками шипиками. Наконец, цилиндрический слой (stratum cylindricum), состоящий из призматических клеток.
Все вместе слои, за исключением самого верхнего рогового, носят объединенное название образовательный, или ростковый слой эпидермиса (Stratum germinativum s. stratum Malpigii).
В собственно коже различают два слоя, расположенных друг над другом, верхний сосочковый (stratum papillare) и более глубокий сетчатый слой (stratum reticulare). Сосочковый слой, покрытый стекловидной или основной пластинкой (membrana basilaris) из тонких волоконец соединительной ткани, представляет собой конусовидные возвышения, образуемые пучками коллагенных волокон. Переплетаясь между собой, они дают вид войлока. В сосочках заключаются петли капилляров, а в некоторых из них осязательные тельца. Сетчатый слой построен из волокон, переплетающихся между собой, и тяжей коллагенной ткани, пересекающихся под острыми углами и образующих ромбические промежутки. В этом слое залегают потовые и сальные железы, волосяные мешочки (фолликулы), поперечнополосатые и гладкие мышечные волокна, лимфатические сосуды и отчасти жировая ткань.
Подкожная клетчатка самый рыхлый слой кожи, построенный из волокнистой соединительной ткани, волокна которых, переплетаясь с эластическими, образуют густую петлистую сеть, где отлагаются жировые клетки.
Кровеносная система кожи представляет собой две артериальные сети (рис. 27). Артерии, питающие кожу, развиваются из более мощных артериальных стволиков подкожной клетчатки; поднимаясь вверх, они на границе собственно кожи и подкожной клетчатки образуют подкожную артериальную сеть, от которой поднимаются более тонкие сосуды, образующие, в свою очередь, капиллярную сеть у основания сосочков кожи подсосочковую сеть. Вместе с артериями расположены вены. Они так же, как и артерии, анастомозируя между собой, образуют венозные сплетения. Из венозных сплетений отмечают четыре, два из которых расположены между подсосочковой и подкожной венозными сетями. Характерным для кожи является отсутствие мышечного слоя в сосудах, что дает возможность легко проникать через стенку вещесг вам, нужным для питания тканей кожи, и также легко обратно выводить отработанные продукты (В. А. Никаноров). Лимфатические сосуды кожи развиты весьма обильно. В более глубоких слоях эпидермиса уже имеются межклеточные щели, которые нахо- дятся в непосредственной связи со всей лимфатической системой кожи, представленной в виде разветвлений в верхних слоях собственно кожи и ее сосочках и разветвлений более крупных сосудов на границе собственно кожи и подкожной клетчатки.




Рис. 27. Артерии кожи (по В. А. Никанорову).
.











Нервная система кожи состоит из многочисленных нервных стволиков и нервных концевых аппаратов. Концевые нервные аппараты находятся в эпидермисе и собственно коже. В зернистом слое эпидермиса свободные нервные окончания, анастомозируя между собой, образуют древовидные разветвления и сети. Свободные концы нервных нитей оканчиваются заострениями или пуговками. В собственно коже и подкожной клетчатке нервы оканчиваются концевыми нервными аппаратами в виде колб (рис. 28) Физиологическая роль кожи весьма разнообразна. Как орган защиты организма от внешних влияний, кожа препятствует внедрению микробов и ядов в организм, защищает от действия солнечных лучей глубокие слои тканей, предохраняет нижележащие ткани от травматических повреждений. Как секреторный орган, кожа выделяет секрет потовых желез, с которыми выводятся отработанные продукты, могущие оказать токсическое действие на организм и кожное сало, которое служит для поддержания эластичности и гладкости кожи и необходимо для смазывания волос. Как орган дыхания, кожа принимает участие в газовом обмене, выделяет углекислоту и воду и вос-принимаеткислород. Как орган чувств, кожа воспринимает тепло, холод, давление, боль, кроме того, является органом чувства осязания и пространства. Как регулятор тепла, кожа сохраняет равновесие между отдачей и возобновлением тепла, благодаря рефлекторному расширению и сужению сосудов (в зависимости от окружающей среды), а также потоотделению. Как орган всасывания, кожа способна пропускать через себя лекарственные вещества и особенно хорошо растворенные в эфире или алкоголе. Как орган обмена веществ, кожа является местом сложных биохимических реакций.





















Рис. 28. Схема вертикального среза кожи.
Iэпидсрмис; II дерма; IIIподкожная клетчатка.
1 выводной проток потовой железы: 2 роговой слой; 3--светлый слой. 4 –зернистый слой;
5-- шиповидный слои; 6 базальный слой;
7 сосочковый слой; 8 кровеносный сосуд;
9 сетчатый слой; 10 выводной проток потовой железы; 11 тело потовой железы; 12 жировой слой.



















Дерматиты путовой области
(Dermatitis regionis phalangis primea)

В области пута у лошади часто наблюдают дерматиты травматического, химического, термического, токсического и веррукозного происхождения.
Этиология. Причины воспаления кожи в области пута самые различные. Так, причиною травматического дерматита являются: чрезмерное сдавливание путовой области ремнем или веревкой во время фиксации животного, сдавливание этой же области веревочным путом при стреноживании и любые иные механические повреждения. Химический дерматит развивается после того, как животное попадает конечностями в сильно действующее вещество (кислоту, щелочь, негашеную известь и др.)- Термический дерматит появляется в результате воздействия очень высокой или низкой температуры. Токсический дерматит наблюдают при неумеренном кормлении картофельной бардой («бардяной мокрец»). Кроме того, у лошадей, поедающих с кормовыми травами зверобой, дерматит появляется в участках непигментированной кожи, причем только в солнечную погоду. При кормлении одним клевером или гречихой, отравлении люпинами и маточными рожками, при чрезмерном применении с лечебной целью иодсодержащих препаратов и препаратов брома также может развиться дерматит. Веррукозный (бородавчатый) дерматит заболевание хроническое, связанное с гипертрофией сосочкового слоя кожи. Он возможен в результате осложнения и перехода в хроническую форму всех вышеприведенных дерматитов.
Патогенез. При дерматите происходит . расстройство нервной трофики и кровообращения, нарушается обмен веществ, реактивность кожи в поврежденных участках изменяется, развивается воспалительный процесс, который проявляется в одних случаях значительной серозной экссудацией, в других случаях гнойной экссудацией и в третьих случаях некрозом кожи и образованием язв.
Развитие болезненного процесса при термических дерматитах происходит различно и зависит от степени ожога. При первой степени ожога происходит гиперемия сосудов и незначительная экссудация; во второй степени ожога экссудат местами приподнимает эпидермис образуются пузыри; при третьей степени ожога ткань вследствие быстрой отдачи влаги разрушается, становится ломкой, хрупкой и принимает темнокоричневую окраску.
Патогенез токсических дерматитов в достаточной степени еще не изучен.
В патогенезе веррукозного дерматита И. Е. Поваженко усматривает нарушение лимфооттока.
Клинические признаки. Травматический дерматит в области пута отмечается гиперемия (заметна только на непигментированной колее), припухлость, повышенная чувствительность. Припухлость при обильном пропитывании экссудатом кожи и подкожной клетчатки становится тестоватой консистенции. Иногда экссудат выступает на поверхность кожи в виде мельчайших капелек и овлажняет шерстный покров. При внедрении возбудителей инфекции через поврежденную кожу развивается гнойный процесс, который приводит к омертвению кожи и образованию язв. При влажном омертвении кожа будет рыхлая и дряблая; при сухом некрозе (мумификации) сухая, темнокоричневая и безболезненная.
Химический дерматит в зависимости от концентрации и длительности действия химических веществ наблюдают гиперемию кожи или омертвение ее с образованием струпа. Чаще всего отмечают осложнение химического дерматита возбудителями гнойной и гнилостной инфекции, в последнем случае гнойный экссудат, покрывающий поврежденный участок, имеет ихорозный запах.
Термический дерматит в первой степени ожога обнаруживают подпалины, покраснение кожи и небольшую припухлость; во второй степени на коже появляется значительная припухлость, где ткани пропитываются мутноватым экссудатом; третья степень дает картину коагулирования тканей.
Токсический дерматит на путовом сгибе конечности (чаще задних) появляется покрасневшая болезненная припухлость, которая сменяется образованием пузырьков. Вскоре пузырьки лопаются и образуют мокнущие участки, переходящие затем в участки, покрытые струпьями и корками. В отдельных случаях полиморфная сыпь распространяется вплоть до запястного или скакательного сустава. Из общих явлений, хотя далеко не всегда, наблюдают: пониженный аппетит, небольшую лихорадку, конъюнктивит, слюнотечение, понос и зуд поврежденного участка. Как осложнение, при токсическом дерматите наблюдают гангрену кожи и даже септицемию.

Рис. 29 Веррукозный
дерматит (по И. Е. По-
важенко).



Веррукозный (бородавчатый) дерматит. На путовом сгибе, а иногда вплоть до запястного или скакательного суставов пораженный участок представляет собой бородавчатое разращение сосочков кожи (рис. 29); шерсть на нем выпадает и, будучи взъерошенной, остается только в бороздках между разращениями; вся измененная поверхность покрыта жидким, вонючим экссудатом; разросшаяся ткань вялая, кровоточит и легко разрушается. В большинстве случаев при веррукозном дерматите лошадь хромает.
Диагноз. Устанавливается после анамнеза и тщательного клинического исследования поврежденной области. В свежих случаях при химических дерматитах для определения характера агента, вызвавшего дерматит, пользуются лакмусовой бумагой.
Прогноз. При травматическом дерматите прогноз ставят благоприятный и осторожный в тех случаях, когда повреждается вся путовая область циркулярно или появляются осложнения в виде влажной гангрены кожи, некробациллеза и других.
При химическом дерматите прогноз ставят благоприятный при неглубоком поражении кожи относительно слабыми кислотами, щелочами или растворами солей металлов и от осторожного до неблагоприятного при длительном и глубоком воздействии их.
При термическом дерматите прогноз в первой степени ожога благоприятный; во второй степени ожога осторожный; в третьей степени ожога неблагоприятный.
При токсическом дерматите прогноз благоприятный; стоит только прекратить действие токсического вещества, как дерматит при положенном лечении исчезает.
При веррукозном дерматите прогноз пока что от осторожного до неблагоприятного.
Лечение. Общее для всех случаев дерматита. Теплой мыльной водой хорошо обмывают область пута, венчика и копыта лошади. Шерсть на пораженной области коротко выстригают. Далее поступают в зависимости от клинических проявлений заболевания. При асептической форме воспаления кожи вначале применяют холодные примочки и умеренно давящие повязки, затем с целью рассасывания воспалительного экссудата применяют согревающие компрессы и иные доступные в конкретных условиях виды тепла, а также мас-сажи с резорбтивными мазями. Потертости, ссадины и неглубокие раны смазывают настойкой иода или пиоктанина. При развитии гнойного воспаления применяют антисептические вещества в виде порошков, растворов и мазей. С целью организации демаркационной зоны иногда применяют согревающие спиртовые компрессы. При развившемся влажном некрозе омертвевшую кожу удаляют хирургическим путем. Язвенную поверхность с гладким развитием грануляционной ткани периодически покрывают лекарственными эмульсиями, мазями, припудривают порошком или фумигируют. Мумифицированный участок кожи не удаляют в этом случае заживление идет под струпом. В свежих случаях химических повреждений целесообразно произвести нейтрализацию: щелочей 1-процентным раствором уксусной кислоты, а кислот двууглекислой содой. При термическом дерматите первая степень ожога часто просматривается, и о ней судят несколько дней спустя по шелушению эпидермиса. При второй степени ожога применяют спиртовые повязки, высушивающие и дубящие антисептические средства, а также 2-процентный раствор бикарбоната аммония в виде периодических орошений. При третьей степени ожога у мелких животных прибегают к ампутации конечности выше места поражения.
При токсическом дерматите прежде всего устраняют причину, вызывающую токсемию. Затем оказывают лечебную помощь в соответствии с симптомами заболевания. Пораженные участки смазывают дегтярным линиментом по прописи: Picis liquidae, saponis viridis aa 50,0 spiritus vini 500,0 и накладывают повязку. Рекомендуется применять 4-процентный спиртовый раствор малахитовой зелени.
При веррукозном дерматите проводят тщательную очистку пораженного участка, пользуясь теплым раствором перманганата калия и стерильной марлей. После осушения стерильным полотенцем пораженную область припудривают мельчайшим порошком перманганата калия в равных количествах с белым стрептоцидом и накладывают легкую марлевую повязку. Это проделывают ежедневно до тех пор, пока не уменьшится выделение экссудата, после чего переходят на смазывание поврежденной области 10-процентными спиртовыми растворами пиоктанина, пикриновой кислоты или бриллиантовой зелени. Если успеха такое лечение не дает, прибегают к операции срезают весь бородавчатый разроет, густо припудривают салициловой кислотой и накладывают умеренно давящую повязку сроком на 57 дней. При обильном кровотечении перед припудриванием салициловой кислотой иногда можно кровоточащую поверхность прижечь раскаленным железом.


Некробациллез области пальца
(Necrobacilesis regionalis digitalis)

Под некробациллезом понимают заразное заболевание всех видов сельскохозяйственных животных, проявляющееся в омертвении тканей под воздействием палочки некроза (В. necrophorus). Этиология. Основной возбудитель некробациллеза (В. necrophorus) представляет собой полиморфный, неспоровой анаэроб. Его часто обнаруживают в каловых массах животных. Инфицирование тканей организма этим возбудителем происходит через поврежденную и мацерированную кожу. Распространению некробациллеза способствуют и некоторые условия работы. Так, весною 1942 г. мы наблюдали развитие некробациллеза среди лошадей, работа которых проходила в условиях лесисто-болотистой местности. Одной из предрасполагающих причин некробациллеза в степных условиях Забайкалья служат так называемые «тырловки», т. е. стабунивание лошадей в тесный круг в жаркую пору с целью защиты от жалящих насекомых. Эти «тырловки» приводят к массовым травмам венчика, носящим местное название «заступки» и «толкачи». Некробациллез у животных возникает также в неблагоустроенных конюшнях, коровниках и овчарнях при плохом содержании и уходе за скотом, т. е. при таком, когда животные вынуждены стоять в навозной жиже неубранных помещений без подстилки, отчего происходит мацерация тканей и инфицирование их.
Патогенез. В. necrophorus, в отличие от ряда сапрофитных анаэробов, имеет способность развиваться в мало измененной ткани. Палочка некроза, как анаэроб, не размножается в кровеносном русле и в тканях, нормально орошаемых кровью, так как известно, что в крови кровеносных сосудов содержится 1220% кислорода. Она быстро размножается в образовавшемся тромбе сосуда или гематоме, т. к. в центре их концентрация кислорода снижается до нуля, отчего создаются анаэробные условия, благоприятные для развития В. necrophorus. С отделившимися частицами тромба палочки некроза разносятся током крови, оседая в разветвленной сети капилляров внутренних органов и в первую очередь в легком. Так появляются вторичные некротические очаги, вызывающие гангрену легкого.
Распад тканей при некробациллезе имеет наклонность прогрессировать, однако при благоприятных внешних и внутренних факторах для животного организма и, наоборот, неблагоприятных для возбудителя заболевания процесс может локализоваться с появлением стойкой демаркационной зоны, препятствующей прогрессивному распаду тканей.
Клинические признаки. По характеру течения процесса Я. Р. Коваленко и Б. М. Обухов различают две формы некробациллеза конечностей у лошадей: форму ограниченной гангрены («гангренозный дерматит»), когда поражается кожа и подкожная клетчатка с появлением долго не заживающих язв, и форму прогрессирующей гангрены, при которой отмечают некроз кожи мякишных хрящей, основы кожи копыта, сухожилий и их влагалищ, связок суставов и костей. В развитии некробациллезной гангрены принято усматривать три стадии: первая стадиявоспалительной гнойной инфильтрации; вторая стадия влажной гангрены; третья стадия гранулирования, эпидермизации и рубцевания дефекта тканей. Форма ограниченной гангрены проявляется следующими клиническими признаками.
В первой стадии некробациллеза лошадь лежит, поднимается на ноги неохотно, отказывается от корма, пульс и дыхание учащены, температура 39,540,0°, отмечается нарастающее угнетение. Место поражения область венчика или пута припухшее, очень болезненное, с повышенной температурой; на непигментированной коже заметна застойная гиперемия. К концу дня на коже появляется клейкий выпот капелек лимфы, шерсть взъерошивается и склеивается, появляется зуд. Лошадь стремится расчесывать область поражения верхней губой или зубами. В покое конечностью лошадь не опирается и держит ее навесу; при движении, чтобы избегнуть необходимости сгибания суставов пальца, конечность выносит осторожно, отводя в сторону. При поражении пальца задней конечности первый шаг ею лошадь совершает резким подниманием и отведением конечности в сторону.
Во второй стадии некробациллеза, которая появляется на 34-й день после заболевания, признаки острого воспаления остаются те же или нарастают. Пораженный участок кожи пропитывается экссудатом и некротизируется; в нескольких местах под ним скапливаются гнойные массы, которые приподнимают его и отторгают. Под отделившимся некротизированным участком обнажаются язвы площадью от 1 до 100 см2 и более, глубиною от 0,5 до 2 см, независимо от их величины, с обильным скоплением ихорозного гноя, распадом клетчатки, образованием подкожных ниш, с бугристым неровным дном и хорошо выраженными тяжами обнаженных сосудов.
После отторжения острое воспаление в окружающих тканях стихает, температура тела снижается, появляется аппетит, лошадь увереннее начинает опираться конечностью.
На 67-й день процесс вступает в третью стадию. К этому времени значительно уменьшается нагноение, гной становится более густой, но специфический ихорозный запах еще сохраняется. Вся язвенная поверхность покрывается грануляционной тканью, появляется эпидермизация и рубцевание дефекта (рис. 30).





Рис 30. Некробациллез задних конечностей (хирургическая клиника Ленинградского ветеринарного института, ориг.).














Особенностями третьей стадии являются наклонность к развитию фунгозной ткани, замедленная эпидермизация и рубцевание, что удлиняет эту стадию до 45 дней и более. Важно отметить и такую особенность, когда на нормальной грануляционной ткани появляются вторичные язвы, и, если при этом лечебная помощь запаздывала, язвы распространялись, доходили до демаркационной зоны и выходили за ее пределы.
Форма прогрессирующей гангрены в значительной степени отличается от ограниченной гангрены. Так, первая стадия процесса идет более остро, с более длительной септической лихорадкой. Конечностью лошадь совершенно не пользуется, а при передвижении скачет.
На 34-й день процесс переходит во вторую стадию. Эта стадия характерна быстрым прогрессирующим омертвением, причем в отдельных случаях кожа некротизируется вплоть до запястного и скакательного суставов. Кроме того, в процесс вовлекаются и глубже расположенные ткани, в том числе сухожилия пальцевых сгибателей и разгибателей, стенки синовиальных влагалищ и суставных капсул. Кожа в области сухожильного влагалища ниже и выше его дряблая, пропитана жидким ихорозным и кровянистым экссудатом. Экссудат выступает из-под многочисленных, потерявших связь с подлежащими тканями, лоскутов кожи и стекает вниз. К экссудату примешиваются хлопья омертвевшей и отделившейся клетчатки. Местами отделившиеся некротизированные участки кожи обнажают язвенную поверхность, ткани которой также пропитаны ихорозным экссудатом и не гранулируют. Кое-где на обнаженной поверхности в виде тяжей лежат еще не омертвевшие сосуды.
Через расплавленную стенку сухожильного влагалища и капсулу сустава выделяется в обильном количестве тот же ихорозный экссудат с примесью синовиальной жидкости. Обнаженные сухожилия принимают серую окраску, становятся «мочалообразными», выступают в просвет сухожильного влагалища и легко обрываются.
Наблюдается сухой некроз кожи. В этих случаях кожа мумифицирована, плотна на ощупь, безболезненна, с многочисленными трещинами, через которые в обильном количестве стекает ихорозный экссудат, также с хлопьями мертвой клетчатки. Ущемленная пинцетом кожа свободно отделяется от подлежащих тканей и только в местах еще не омертвевших сосудов, переходящих из подлежащих тканей в кожу, она имеет связь.
Наряду с расплавлениями сухожилий и стенок их влагалищ, мы в 1942 г. у лошадей наблюдали спадение рогового башмака и последовательное отчленение фаланг пальца. X. Ш. Альмеев наблюдал резко выраженный тромбофлебит и лимфангоит тазовых конечностей у 7 лошадей из 96 страдавших некробациллезом. Они протекают очень тяжело, и в результате большой процент лошадей гибнет.
При более благоприятном течении процесс переходит в третью стадию, и жизнь животного сохраняется, но, как правило, остаются последствия в виде спаек и контрактур сухожилий, некрозов мякиш-ного хряща, гнойных артритов и слоновости. Средние сроки выздоровления таких животных 90120 дней. Как особенность течения некробациллеза конечностей у лошадей, следует отметить возможную некробациллезную пневмонию даже в первой стадии развития процесса. Последняя сопровождается общим тяжелым состоянием лошади и гнилостным запахом из носовых ходов. Смерть таких лошадей наступает на 68-й день после выделения.
Кроме того, наблюдается некробациллез слизистой оболочки губ и ротовой полости при расчесывании губами и облизывании языком пораженных некробациллезом участков тканей конечностей.
Диагноз. Диагноз устанавливают на основании клинических признаков и бактериологического исследования.
Прогноз. При ограниченной гангрене прогноз считается благоприятным, за исключением случаев осложнений. При прогрессирующей гангрене прогноз от осторожного до неблагоприятного.
Лечение. В первой стадии процесса применяют повязки, пропитанные спиртовым раствором сулемы (1 : 200), камфорным спиртом или камфорным спиртом с добавлением к нему 5% ихтиола или 10-процентным ихтиоловым спиртом. Повязки первые 23 дня меняют ежедневно, а в отдельных случаях два раза в день. При наличии раны рекомендуется смазывание ее 5-процентной настойкой иода.
Во второй стадии процесса ограниченной гангрены применяют влажные всасывающие повязки, пропитанные 10-процентным раствором хлорида натрия с добавлением к нему перед употреблением 0,5--2-процентного раствора перманганата калия. Повязки меняют 3--4 раза в день до полного очищения язв.
В этой стадии прогрессирующей гангрены дистальную часть конечности лошади погружают в теплый 13-процентный раствор перманганата калия и тщательно обмывают рукою в резиновой перчатке ватными тампонами. После ванны стерильным полотенцем конечность осушают, а затем ножницами или скальпелем удаляют омертвевшие участки кожи и клетчатки, причем стараются это делать бескровно, не повреждая демаркационной зоны. Далее пораженный участок припудривают борной кислотой с пермангана-том калия и покрывают повязкой в 23 слоя марли. Обычно ванны применяют через день в течение 56 суток, а затем, если остается необходимость, заменяют их ирригацией тем же раствором.
В третьей стадии процесса применяют антисептические средства, оберегающие грануляционную ткань, в виде йодоформа с вазелиновым маслом (1 : 100), жидкой цинковой мази или порошков из борной кислоты и окиси цинка. При фунгозном росте грануляций можно применить присыпку из порошка перманганата калия.
За последнее время при лечении некробациллеза конечностей у крупного рогатого скота и лошадей, независимо от его стадий, с успехом применяют пенициллинотерапию. В. Ф. Грезин наблюдал выздоровление животных после некробациллеза в сроки 314 дней от применения пенициллина на изотоническом растворе хлорида натрия (100200 ЕД на 1 мл) и пенициллиновой эмульсии (1000 ЕД в 1 мл рыбьего жира).
После предварительной очистки и удаления омертвевшей ткани растворы пенициллина вводят под повязку через прибинтованные дренажные трубки в течение 34 дней подряд, по 3 раза в день в дозе по 10 мл раствора на каждое введение. Смену повязок проводят один раз в 35 дней. После применения раствора пенициллина, а в легких случаях поражения и сразу, проводят орошение участка пенициллиновой эмульсией раз в 23 дня.
При лечении некробациллеза северных оленей применяют присыпки из белого стрептоцида (Н. А. Колабский и В. Я. Антонов). Повязки с применением белого стрептоцида меняют через 23 дня до прекращения выделения гноя. Одновременно с этим применяют внутривенно 0,5-процентный раствор стрептоцида в дозе 2,0.
В качестве других сульфаниламидов применяют сульфидин, норсульфазол, сульфазол и сульфадиазин с одновременным применением per os для взрослого оленя: белого стрептоцида и норсульфазола 5,06,0, сульфидина 3,05,0, сульфадиазина 4,0 5,0 на прием (А. Ф. Гончаров, И. М. Голосов и др.).
Н. Носков при лечении некробациллеза у крупного рогатого скота и лошадей для туалета язвенных поверхностей не рекомендует применять воду и водные растворы лекарств; вместо этого он предлагает протирать пораженную область иод-бензином 1 : 1000, после чего смазывать чистым формалином, считая формалин в данном случае специфическим средством. Такое лечение рекомендуется проводить через каждые б7 дней до полного выздоровления. С целью предупреждения развития септических явлений и метастатической гангрены легких для стимуляции иммунобиологической защитной реакции организма на ранних стадиях развития процесса рекомендуется внутривенно раствор уротропина с кофеином (уротропина 20,0, кофеина 5,0, спирта-ректификата 30,0, дестиллированной воды 100,0); спиртово-камфорная смесь (камфоры 3,04,0, глюкозы 60,0, спирта ректификованного 300,0, изотонического раствора хлорида натрия 700,0 на 4 инъекции лошади); 10-процентный раствор хлорида кальция на 30-процентном спирте по 200250 мл на инъекцию и другие противосепти-ческие средства.
При наличии осложнений в виде некроза мякишных хрящей, гнойных артритов и тендовагинитов проводят операции, а в безнадежных случаях животных уничтожают.
Профилактика. Систематический осмотр лошадей, работающих в лесисто-болотистой местности; изоляция лошадей, подозреваемых в заражении; тщательная дезинфекция кипячением хирургических инструментов, употребляемых при оказании лечебной помощи животным, пораженным некробациллезом. При первых признаках появления некробациллеза необходимы смена пастбища и места водопоя. В степных районах при табунном содержании на возвышенных местах целесообразно строить теневые навесы, под которые в жаркое время дня загонять лошадей.

Флегмона предплечья

Флегмона предплечья есть острое гнойное ограниченное или разлитое воспаление рыхлой соединительной ткани,, сопровождающееся образованием (скоплением) в подкожной, в подфасциальной рыхлой клетчатке или в межмышечной ткани серозного, гнойного или гнилостного экссудата. Флегмона предплечья может быть ограниченной или диффузной, а по месту локализации патологического процесса поверхностной или глубокой. Этиологически различают стафилококковую, стрептококковую или анаэробную флегмону предплечья.
Этиология. Причиной флегмоны являются гноеродные микробы стафилококки, стрептококки, смешанная инфекция или анаэробные и гнилостные бактерии, внедрившиеся (проникнувшие) в поврежденные ткани при ушибах предплечья с макро- и микроскопическими нарушениями кожи, в частности, при ссадинах и скарификации ее, поверхностных или глубоких ранах мягких тканей области предплечья, при укусах. Кроме того, флегмона предплечья нередко возникает как вторичное явление при осложнении местных гнойно-воспалительных процессов: раны, гнойной экземы и дерматита, абсцесса, периостита и остеомиелита, лимфодулита и лимфангоита. Не исключена возможность развития флегмоны вследствие занесения инфекции гематогенным или лимфогенным метастатическим путем: при мыте и других инфекционных заболеваниях. Серозная форма флегмонозного воспаления возникает главным образом при ушибах тканей с незначительным, малозаметным нарушением кожного покрова или колотых ранах. Она может быть самостоятельным по своему течению, более доброкачественным заболеванием, но нередко является начальной стадией развития гнойной флегмоны.
Ограниченная или абсцедирующая гнойная флегмона преимущественно возникает при глубоком поражении тканей и внедрении стафилококковой, реже стрептококковой, инфекции. Ее развитие происходит главным образом в окружности раневого дефекта тканей и часто сопровождается образованием абсцессов, которые нередко самопроизвольно вскрываются.
Патогенез. Вирулентная инфекция, внедрившаяся в поврежденные ткани или ослабленный организм животного, своими токсинами нарушает физиологические отправления нервной, кровеносной и других систем организма. Вследствие этого развивается гнойно-воспалительный процесс, который характеризуется в начальной стадии усиленной гиперемией сосудов и серозной экссудацией, а также пропитыванием рыхлой соединительной клетчатки воспалительным экссудатом, развитием лейкоцитоза и отечно-воспалительного состояния пораженных тканей. В дальнейшем после внедрения патогенных возбудителей, в участках наибольшего повреждения или другого какого-либо ослабления резистентности тканей и скопления микробов и их токсинов развивается гнойный воспалительный инфильтрат, который диффузно расплавляет рыхлую клетчатку и образует в пораженных тканях абсцессы гнойники. Интенсивность, характер развития и распространения гнойно-воспалительного процесса в тканях при флегмоне в каждом отдельном случае зависит от общего состояния, реактивности, вида, количества, вирулентности внедрившихся возбудителей и иммунобиологических свойств организма больного животного, степени местного повреждения тканей, а также от своевременного и запоздалого проведения рационального лечения. «Размозженные ткани, анаэробная инфекция, распространение флегмонозного процесса по околососудистой клетчатке служит более частым поводом к развитию диффузной, наиболее опасной флегмоны» (Б. М. Оливков).
Развитие флегмоны сопровождается быстрым прогрессирующим диффузным распространением воспалительного процесса в подкожной рыхлой клетчатке и хорошо выраженной отечно-воспалительной припухлостью пораженных тканей. В начале возникновения флегмоны припухлость тканей имеет тестоватую податливую консистенцию; затем опухание становится более плотным, малоподатливым и сильно болезненным. Кожа в области предплечья болезненно отечная и неподвижная. В дальнейшем при благоприятном течении болезни происходит купирование флегмонозного процесса, появляются участки размягчения и флюктуация в подкожной клетчатке, образование абсцессов, которые нередко самопроизвольно вскрываются наружу. После этого состояние больного животного заметно улучшается.
Развитие подфасциальной флегмоны нередко сопровождается одновременным некротическим поражением мышечной ткани и фасциальных межмышечных перемычек футляров, что иногда осложняется возникновением метастазов, септических тромбов сосудов и общим септическим заражением животного. Вследствие более глубокого анатомического поражения тканей при межфасциальной и подфасциальной флегмоне распространение воспалительного инфильтрата в тканях бывает несколько ограниченным. Распространение воспалительного инфильтрата происходит главным образом соответственно анатомическим образованиям фасциальных футляров. Воспалившиеся ткани при этом виде флегмоны бывают более плотными и напряженными. «При межмышечной флегмоне воспалительный процесс распространяется по рыхлой соединительной ткани, расположенной между отдельными мышцами и группами их, вдоль крупных артериальных магистралей и нервных стволов. Гнойным процессом поражаются perimysium externum, интерстициальная ткань и, наконец, мышечные волокна. Распространение инфекции на указанные образования сопровождается развитием воспалительного отека, за которым следует гнойная инфильтрация и расплавление ткани, периартерииты, тромбангиты и невриты. Пораженные мускулы становятся отечными и пропитанными гнойным экссудатом» (Б. М. Оливков).
Клинические признаки. Они проявляются в зависимости от этиологии, патогенеза и течения болезни, а также анатомо-топографического поражения тканей.
При серозной подкожной флегмоне у животного наблюдается быстро прогрессирующее диффузное опухание пораженной конечности (рис. 31) и лихорадочное состояние больного.





Рис. 31. Флегмона левой передней конечности (ориг.).










Температура тела у больного животного (лошади) повышается до 39°. Кожа на пораженной конечности становится чрезмерно натянутой, неподвижной и отечной. Флегмонозное опухание тканей иногда бывает отграничено от здоровых в виде возвышающегося валика. В начале течения болезни при пальпации обнаруживается опухание плотной консистенции и сильно выраженная болезненность. На 34-й день консистенция опухших тканей становится тестоватой, обнаруживаются участки размягчения тканей и несколько позднее (при переходе в гнойную флегмону) образование одного или нескольких абсцессов. Регионарные лимфатические узлы часто бывают увеличены в своем объеме и болезненны. В покое животное больную конечность щадит и держит ее в выпрямленном положении, при движении наблюдается хорошо выраженная хромота подвешенной конечности.
При развитии гнойной флегмоны опухание конечности становится более сильно выраженным. Температура тела у больного животного повышается до 41°; дыхание и сердцебиение учащены. Отмечается общее угнетенное состояние животного, потеря аппетита. Видимые слизистые оболочки (глаз, носа, рта) гиперемированы. На пораженную конечность животное почти не опирается и часто держит ее навесу. На 46-й день возникает в участках наибольшего размягчения (расплавления) пораженных тканей образование гнойных абсцессов. В осложнившихся случаях гнойной флегмоны в патологический процесс могут быть вовлечены не только рыхлая клетчатка, но и фасции, мышцы и сухожилия, которые подвергаются некрозу.
При развитии подфасциальной, межфасциальной флегмоны пальпацией в пораженных тканях конечности обнаруживают сильно болезненный плотный воспалительный инфильтрат мягких тканей и распространение процесса соответственно анатомическому расположению фасциальных футляров. Флюктуация, даже при наличии гнойного фокуса, выражена очень слабо (Б. М. Оливков). Температура тела у больного животного повышается до 4041°, общее угнетенное состояние. Хромота высшей степени.
При межмышечной флегмоне пораженные мускулы бывают отечны и инфильтрированы гнойным экссудатом, вследствие этого они становятся уплотненными и увеличенными в своем объеме. Границы их становятся сглаженными и мало выраженными. Подкожная клетчатка отечна, подвижность кожи ограничена, при пальпации их животное испытывает сильную боль. При движении у больного животного наблюдается резко выраженная хромота подвешенной конечности. Течение мышечной флегмоны сопровождается сильной лихорадкой и общим угнетенным состоянием больного животного. Впоследствии в пораженных участках тканей возникают подкожные и подфасциальные абсцессы, при вскрытии которых происходит обильное выделение гнойного, а иногда и кровянистого экссудата.
Диагноз. Установление диагноза при серозной и гнойной флегмоне вследствие хорошо выраженных клинических признаков (опухание тканей, лихорадка, расстройство функции и другие изменения) особых затруднений не встречает. При распознавании подфасциальной, особенно межмышечной флегмоны нередко возникают (вследствие более глубокого расположения патологического процесса и напряжения тканей) затруднения. В этих случаях прибегают к дополнительным исследованиям (диагностическая пункция, разрез, рентгенография, анализ крови и др.).
Прогноз. При серозной флегмоне благоприятный, при гнойной подфасциальной или межмышечной флегмонах в незапущенных случаях он бывает осторожный. В осложненных случаях вследствие запоздалого оперативного лечения происходит интоксикация организма, нередко заканчивающаяся общим заражением животного. При анаэробной, газовой и гнилостной флегмоне прогноз обычно бывает неблагоприятным.
Лечение. При серозной флегмоне применяют в первые двое суток согревающие компрессы из 50° спирта с сулемой или салициловой кислотой, затем переходят к влажным высыхающим перевязкам из 70° спирта в течение пятидневки. После этого смазывают всю пораженную поверхность 3-процентной ихтиоловой мазью. По мере уменьшения припухлости назначают проводку. При лечении серозной флегмоны можно пользоваться припарками из льняного семени, отрубей, опилок и сенной трухи (Ю. Н. Давыдов). По наблюдениям хирургической клиники Ленинградского ветеринарного института, серозные флегмоны поддаются эффективному излечению при назначении торфо-грязелечения на пораженную конечность или смазывании пораженной конечности тонким слоем 3-процентной ихтиоловой мази с последующим укутыванием серой ватой и бинтованием.
В начальной стадии гнойной флегмоны, т. е. в первые 24 48 часов от начала заболевания, когда обычно отсутствуют признаки гнойного размягчения тканей, проф. Б. М. Оливков рекомендует применять «горячие компрессы с буровской жидкостью, влажные спиртовые высыхающие перевязки или согревающие спиртовые компрессы с камфорным спиртом на всю припухшую область. Если после компресса не наступает существенного улучшения, припухлость не уменьшается, температура у животного не снижается, необходимо срочное вскрытие флегмоны». Однако многие ветеринарные хирурги с целью уменьшения внутритканевого давления, расплавления гнойным воспалительным экссудатом жизненно важных клеточных элементов, предупреждения излишнего некроза тканей и уменьшения интоксикации организма рекомендуют флегмонозно воспалившиеся ткани как можно раньше вскрывать, не дожидаясь фокусирования патологического процесса и размягчения опухания; при этом обращается внимание на полное оперативное раскрытие всех образовавшихся воспалительных тканевых карманов, особенно при межмышечной или подфасциальной флегмонах. При необходимости для обеспечения стока воспалительному экссудату производят контрапертуры и применяют капиллярные дренажи. Послеоперационные раны обрабатывают антисептическим раствором или припудривают порошком белого стрептоцида, после чего на рану накладывают всасывающую стерильную повязку.
При газовой и гнилостной флегмонах как можно раньше производят достаточно широкие разрезы воспалившихся тканей. Послеоперационные раны обильно обрабатываются окисляющими антисептиками раствором марганцевокислого калия или перекисью водорода, карел-дакеновской жидкостью, хлорамином и другими хлородействующими препаратами.
Независимо от этиологии флегмоны, больному животному предоставляют полный покой. Угнетенным и лихорадящим животным назначают внутривенные вливания раствора белого стрептоцида, уротропина, алкоголь, камфорную сыворотку и сердечные препараты (кофеин, камфора и др.), а также обильное белковое и витаминное кормление. Хороший терапевтический результат дает пенициллинотерапия.

Флегмона голени

Флегмонозное воспаление тканей в области голени у лошадей наблюдается довольно часто. Различают по распространению воспалительного процесса ограниченную и диффузную флегмону, по глубине поражения тканей поверхностную и глубокую флегмону, т. е. подкожную, подфасциальную и межмышечную флегмону, а по этиологии, характеру выпота экссудата серозную, гнойную, гнилостную и газовую флегмону.
Этиология и патогенез. В основном те же, что и при флегмоне предплечья .
Клинические признаки. Общими характерными симптомами для флегмоны голени являются: лихорадочное, угнетенное состояние животного, диффузное или реже ограниченное опухание мягких тканей голени и сильно выраженная хромота подвешенной конечности. Однако эти симптомы в некоторых случаях бывают несколько различными в зависимости от глубины и характера поражения тканей.
При подкожной серозной флегмоне голени у лошади температура тела повышается до 39°, область голени, а иногда и плюсны, быстро диффузно опухает. Консистенция припухлости вначале бывает тестоватой, затем переходит в плотную. Кожа становится напряженной. При надавливании пальцами рук на область опухания животное сильно и болезненно реагирует; границы здоровых тканей от больных отграничены отечным валиком. Во время движения возникает хромота 3-й степени подвешенной конечности.
При подфасциальной флегмоне воспалительный процесс распространяется относительно медленнее и бывает более ограниченным. В начале заболевания отмечают умеренно отечное плотной консистенции припухание тканей, высокую температуру тела у животного и сильное расстройство функции пораженной конечности. В дальнейшем может наступить размягчение воспалительного инфильтрата и образоваться один или несколько подфасциальных абсцессов.
При гнойной флегмоне общее состояние у животного бывает сильно угнетенным, температура тела повышается до 41°. Пораженная конечность диффузно опухает и наступает очаговое размягчение припухлости, образование абсцессов, которые нередко при запоздалом хирургическом вмешательстве самопроизвольно вскрываются, происходит обильное выделение гнойного экссудата.
Ma больную конечность животное совершенно не опирается, а при движении вперед выносит ее волоком.
При межмышечной флегмоне распространение воспалительного процесса происходит по рыхлой соединительной ткани между мышечными пластами, поэтому припухлость тканей имеет как бы очаговый характер поражения мышц. В тех участках тканей, где скопилось большое количество экссудата и омертвевших тканей, мускулатура имеет чрезмерно напряженное состояние и сильно болезненна. Их функция полностью выпадает. В глубине мышечной ткани образовываются абсцессы, при вскрытии которых происходит обильное выделение гнойного экссудата. Животное сильно хромает и лихорадит.
При газово-гнилостной флегмоне наблюдается скоротечное распространение воспалительного процесса на рыхлую клетчатку и мускулатуру конечности. Пальпацией больной конечности обнаруживают плотное диффузное, крепитирующее (скопление газов) опухание тканей. Течение этого вида флегмоны сопровождается быстрым гнилостным распадом пораженной ткани и образованием пузырьков газа. При поражении тканей анаэробной инфекцией клинически чаще (в 70% случаев) наблюдается развитие газовой или эмфизематозной формы флегмоны, характерным симптомом которой является сильное образование газов в тканях.
В начале развития воспалительного процесса газ обычно обнаруживается только в мышцах, расположенных в глубине раны, но по мере развития инфекции он собирается в более поверхностных слоях и даже в подкожной клетчатке. При пальпации слышен характерны крепитирующий шум, который нередко обнаруживается при бритье операционного поля. При особо сильном газообразовании пузырьки газа постепенно выделяются из раны, издавая слабый треск; мышцы при этом имеют сероватый цвет, омертвевают, при разрезе совершенно не кровоточат; происходит тромбирование кровеносных сосудов. Пропитанные газом мышцы становятся губчатыми и вспученными. Консистенция мышц дряблая, они легко разъединяются рукой. Отечность подкожной и межмышечной соединительной ткани при этой форме бывает толщиной в 13 см. Бросается в глаза увеличение объема пораженной области. При этом опухание бывает холодным и безболезненным. Раневые выделения имеют серозно-геморрагический характер и сильно выраженный ихорозный запах, который образуется в результате вторичного развития в пораженной ткани гнилостной инфекции (С. Р. Корицкий, А. К. Кузнецов). Общее состояние животного при газовой форме флегмоны бывает, резко угнетенным, сопровождается высокой лихорадкой (температура 4041°), прогрессирующим учащением пульса (100120 ударов в минуту), отказом от корма и общим беспокойством, а также «резкими сдвигами в морфологическом составе крови лейкоцитозом со сдвигом нейтрофилов влево. При офтальмоскопии на дне глаз кровоизлияние, гиперемия соска зрительного нерва. Вокруг соска часто беловатый поясок веерообразной формы» (Демиденко).
Диагноз. Диагноз устанавливается по наличию клинических симптомов, при необходимости производят бактериологическое исследование экссудата. При газовой флегмоне рентгенологическим исследованием обнаруживают скопление в тканях пузырьков газа.
Прогноз. При серозной флегмоне в общем благоприятный; при гнойной осторожный, реже (при межмышечной и подфасци-альной флегмоне) сомнительный; при газовой сомнительный или неблагоприятный.
Лечение. В основном то же, что и при флегмоне предплечья (стр. 82). При образовании гнойно-затечных полостей и развитии газового отека производят радикальные рациональные разрезы тканей.




Слоновость
(Elephantiasis)

Заболевание хроническое, обычно задних конечностей, наблюдается преимущественно у лошадей.
Этиология. Достаточно не выяснена; многие авторы заболевание это связывают с нарушением лимфооттока. Другие причину слоновости усматривают во внедрении в ткани паразитов, таких как: Filaria sanguinis equi и Filaria cincinata. Предшественниками слоновости многие авторы считают болезни кожи дистального конца конечностей (веррукозный дерматит, рожу, флегмону, лимфангоит и др.).
Патогенез. Слоновость проявляется гиперплазией подкожной соединительной ткани со значительно выраженным расширением (эктазией) лимфатических сосудов и щелей с застоем в них лимфы. При рассечении тканей находят кожу равномерно утолщенной, а подкожную клетчатку проросшей соединительной тканью желтоватого цвета; на разрезе выступает прозрачная жидкость лимонного цвета лимфа.



Рис. 32. Слоновость плюсны у лошади (хирургическая клиника Ленинградского ветеринарного института, ориг.).











При гистологическом исследовании в коже находят большое количество старых и молодых соединительнотканных волокон, атоофию сальных
и потовых желез, гипертрофию гладких мышечных волокон, увеличение количества капилляров, большие изменения в лимфатических сосудах стенки их утолщены, лимфатические щели и капилляры представляют собой кавернозные пространства.
Клинические признаки. Конечность увеличена в объеме (рис. 32), кожа суха, безболезненна, шерсть на ней местами взъерошена, местами выпадает, оттянуть кожу и собрать ее в складку не представляется возможным; иногда на коже можно заметить трещины с выделением через них серозно-гнойного экссудата. У больных слоновостью лошадей, поступавших в хирургическую клинику Ленинградского ветеринарного института, мы неоднократно наблюдали наличие очень узких свищевых отверстий с непрерывным выделением лимфатической жидкости.
Наряду с гипертрофией кожи, в толще ее обычно наблюдают небольшие гнойники, которые произвольно вскрываются, зарубцовываются и возникают вновь.
С течением времени конечность увеличивается в полтора-два раза, сгибание суставов становится затрудненным из-за большого разроста вокруг них плотной соединительной ткани, лошади больше стоят, лежа отдыхают редко, поднимаются с большим трудом. При движении в силу тяжести конечность выносится недостаточно полно.
Прогноз. В смысле выздоровления слоновости прогноз считают неблагоприятным, но животное не выбраковывают и используют в работе с пониженной нагрузкой на небольших дистанциях пути.
Лечение. Оно может быть положительно в начальной стадии заболевания. В застарелых случаях выздоровления не наступает. В начальных стадиях развития слоновости все должно быть направлено на улучшение лимфооттока. С этой целью применяют массаж, бинтования, парафинотерапию и т. д. Различные лекарственные вещества, применяемые внутрь, до сих пор положительных результатов не дали. При лечении физическими методами (массаж, грязи, диатермия, ионтофорезы и пр.) могут наступить благоприятные результаты.





































ГЛАВА IV
БОЛЕЗНИ СЛИЗИСТЫХ СУМОК (БУРЗ) АНАТОМО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

Бурзы анатомически представляют собой замкнутые слизистые мешки или полости, которые в большинстве случаев под влиянием функции животного образуются путем растяжения и смещения волокон рыхлой соединительной ткани.
Бурзы располагаются главным образом в тех местах, где мышцы или сухожилия проходят через плотную неподатливую ткань кость или связки. Кроме того, они часто встречаются в тех областях, где кожа и фасции непосредственно прилегают к костным выступам, связочным буграм или гребням. Следовательно, бурзы развиваются в тех областях тела животного, где требуется уменьшить давление, предотвратить преждевременную изнашиваемость мягких тканей на месте трения и создать выгодные условия для работы мышц и сухожилий (Б. М. Оливков).
Этиологически бурзы подразделяются на эмбриональные (постоянные) и субэмбриональные (непостоянные), которые возникают в результате травм при неправильной эксплуатации, плохом уходе и содержании животного.
Анатомо-гистологическое строение бурз бывает чрезвычайно разнообразно и зависит от возраста животного, функциональной зрелости сумки, характера эксплуатации и содержания животного. Одни бурзы представляют собой простые соединительнотканные щели, которые приобретают вид бурзы лишь при развитии в них острых или хронических воспалительных процессов; другие имеют вид совершенно замкнутых полостей, стенки которых лишь местами покрыты слоем эпителиальных клеток; третьи имеют сплошную эпителиоидную выстилку на всей своей внутренней поверхности. Кроме того, некоторые бурзы снабжены хорошо развитыми ворсинками, имеют соединительнотканные перегородки.
По глубине расположения бурз в тканях различают: подкожные, подфасциальные, подмышечные, подсухожильные, межсухожильные и подсвязочные бурзы.
В большинстве случаев бурзы имеют замкнутую полость, в которой содержится небольшое количество тягучей слизистой жидкости. Однако в некоторых случаях стенка бурзы имеет небольшое отверстие, посредством которого она сообщается с рядом расположенной полостью сустава или сухожильного влагалища и содержит в своей полости в том или ином количестве синовиальную жидкость. Такие бурзы в отличие от замкнутых или слепых слизистых бурз называются синовиальными бурзами и имеют большое клиническое значение при заболевании суставов и сухожильных влагалищ (Б. М. Оливков).
Из большого числа бурз, анатомически обнаруживаемых в области конечностей у лошади, заболеванию подвергаются с проявлением клинических симптомов преимущественно нижеследующие бурзы: 1) на передних конечностях бурза двуглавого мускула плеча, заостного мускула, локтевого бугра, предзапястья общего разгибателя пальца, глубокого разгибателя пальца; 2) на задних конечностях бурза ягодичного среднего мускула, препателярная, подколенная, подсухожильная длинного разгибателя пальца и третьего малоберцового мускула, бугра пяточной кости, поверхностного пальцевого сгибателя.







Бурсит двуглавого мускула плеча
(Bursitis intertubercularis)

Воспаление слизистой сумки двуглавого мускула плеча у лошади встречается в двух формах: асептической и гнойной, а по течению бывает острым и хроническим. В зависимости от характера экссудата острые и хронические асептические бурзиты подразделяются на серозные, фибринозные и фиброзные.
Анатомия. Слизистая сумка bursa intertubercularis, в отличие от других слизистых сумок, анатомически построена по типу сухожильного влагалища, что послужило основанием (В. А. Никанорову, И. И. Шангырю) именовать ее сухожильным влагалищем (vagina tendinum n. biceps brachii). Это влагалище, или слизистая сумка, представляет собой полость 1215 см длины, берущую свое начало от места прикрепления сухожилия двуглавого мускула плеча к бугру лопатки и доходящего до конца межбугоркового желоба. Передняя стенка этой полости в месте перегиба сухожилия прикрепляется к нему вдоль посередине в виде брыжейки на протяжении 46 см. Вблизи места прикрепления сухожилия к бугру лопатки на нижней стенке полости помещаются хорошо развитые жировые ворсинки, напоминающие ворсинки суставов (В. А. Никаиоров).
Этиология. Асептический бурзит возникает вследствие механических повреждений в области расположения бурзы: ушибов твердыми предметами, сбруей, ударов копытом, тяжелой работы с большой нагрузкой по неровной дороге и т. п. Гнойные бурзиты возникают при проникающих ранах бурзы и внедрении стафилококков, стрептококков или других возбудителей (мыт, бруцеллез и др.). Кроме того, бурзит может развиться при переходе воспалительного процесса на слизистую сумку с окружающих воспалившихся тканей.
Патогенез. Соответственно тому или иному этиологическому фактору, обусловившему прямым или рефлекторным путем повреждение нервной системы и возникновение бурзита, в тканях бурзы наступают адекватные изменения. При травматическом остром асептическом бурзите возникает сильная гиперемия сосудов, экссудация, а иногда и кровоизлияние в полость бурзы. Впоследствии появляется воспалительный отек и мелкоклеточная инфильтрация как в самой бурзе, так и в окружающих ее мягких тканях. В полости бурзы происходит скопление серозного или фибринозного экссудата. Стенки бурзы набухают, утолщаются. При благоприятном течении процесса острые воспалительные явления затухают, выпотевший в полость бурзы экссудат постепенно рассасывается. При затяжном течении болезни процесс переходит в хроническую форму. Стенки воспалившейся бурзы прорастают соединительнотканными волокнами, значительно утолщаются в своем объеме. Ворсинки на внутренней оболочке бурзы увеличиваются в размере. Иногда в полости бурзы возникают спайки, размер полости бурзы уменьшается. Свернувшийся фибрин отлагается на внутренней стенке бурзы или, свернувшийся в виде глыбок, находится в свободном состоянии (содержится в экссудате). Кроме того, в экссудате также содержатся в большом количестве эпителиоидные и соединительнотканные клетки, лимфоциты и сегментоядерные лейкоциты. При хроническом фибринозном бурзите соединительнотканные разращения происходят также и в рыхлой клетчатке, окружающей бурзу, что обусловливает собой развитие фиброзного бурзита и парабурзита.
При бурзите инфекционного происхождения развивается бурная воспалительная реакция в стенках бурзы и в окружающих ее мягких тканях. В полости бурзы скопляется большое количество гнойного экссудата, возникает некроз и расплавление оболочки бурзы, излияние гнойного экссудата в клетчатку, межмышечные ткани, что ведет к образованию парабурзальной флегмоны и бурзальных свищей. У животного нередко наблюдается общая реакция организма.
Клинические признаки. В зависимости от характера и силы воспаления бурзы у животного наблюдается разной степени хромота подвешенной конечности или смешанного типа. При остром асептическом бурзите в покойном состоянии животное держит больную конечность в согнутом в запястном суставе положении с отставлением ее назад и с легким опиранием зацепной частью копыта (рис. 33). При движении хромота подвешенной конечности сильной степени с укорочением переднего отрезка, при этом конечность вперед выносится волоком, животное скачет на трех ногах, иногда осторожно опирается только зацепом. При движении по кругу с обращением больной конечности наружу расстройство функции конечности усиливается. При осаживании лошади назад отклонений от нормы почти не наблюдается. Животное охотно пятится назад и сопротивляется движению вперед. При пассивном выведении больной конечности вперед (разгибание лопатко-плечевого сустава) болезненная реакция отсутствует, при оттягивании же больной конечности назад (сгибание плечевого сустава) у животного возникает (вследствие давления двуглавого мускула плеча на воспалившуюся бурзу) сильная болезненность; лошадь иногда при этом становится на дыбы.
Пальпацией в области передней поверхности плечевого сустава между передне-наружным бугром плечевой кости и двуглавым мускулом плеча обнаруживается болезненное, иногда флюктуирующее, горячее на ощупь опухание. При слабо выраженном остром или хроническом бурзите хромота обнаруживается только на рыси. При движении шагом она обычно отсутствует. Признаки болезненного опухания бурзы часто отсутствуют или слабо выражены. Хронические бурзиты сопровождаются атрофией мускулатуры плечевой области.

Рис. 33. Положение конечности при остром воспалении слизистой сумки двуглавого мускула плеча во время движения.











При одновременном двустороннем воспалении слизистых сумок двуглавого мускула плеча подвижность плечевой области конечностей затруднена, шаг значительно укорочен (сяутанная походка), наблюдается скрещивание грудных конечностей.
При гнойном бурзите, кроме сильно выраженной хромоты подвешенной конечности, отмечается диффузное опухание бурзы и окружающих ее тканей, образование интрабурзальных гнойных свищей, обильное истечение гнойного экссудата. В патологический процесс при этом часто вовлекается блок плечевой кости, развиваются экзостозы.
Диагноз. Острые случаи бурзита не вызывают затруднений в его диагностике. Наличие характерных функциональных клинических симптомов позволяет безошибочно диагностировать это заболевание. В хронических или слабо выраженных случаях бурзита точная диагностика часто бывает затруднительной. С помощью интрабурсальной инъекции (рис. 22) анестезирующей жидкости (10 мл 6-процентного раствора новокаина) в полость бурзы проводится диференциальный диагноз в отношении заболевания плечевого сустава, плечевой кости и мускулатуры плечевой области. Через 1014 минут после интрабурсальной инъекции анестезирующей жидкости при бурзите хромота временно прекращается, при других причинах остается неизменной. Так же производится исследование пунктата экссудата бурзы.
Прогноз. Исходы бурзита различные. В острых случаях при средней хромоте возможно выздоровление в 1430 дней. В острых, тяжелых случаях с сильно выраженной хромотой лечение длится очень долго, а иногда хромота остается неизлечимой. Хронические случаи нередко дают рецидивы. После гнойного бурзита часто остается хронически повторяющаяся хромота. Больные животные плохо поднимаются, много лежат, возможны пролежни и пиемия (А. Ю. Тарасевич).
Лечение. Животному предоставляется полный покой. При асептическом остром бурзите в течение первых двух дней назначают холодные примочки на пораженную область. На 34-й день показано тепло-влажное укутывание, спиртовые согревающие компрессы, грязелечение, парафинолечение, светолечение (облучение лампой «Соллюкс») и легкий массаж. В подострых и хронических случаях назначают ионтофорез иода, диатермию, диатермо-ионтофорез иода, втирание мазей (иодвазоген, ихтиол, красная двуиодистая ртуть 1 : 8), прижигание. К. Фомин успешно применял при фистулезной форме бурситов жидкость Б. М. Оливкова. Кроме того производят аспирацию содержимого бурзы с последующим промыванием ее полости 12-процентным'раствором карболовой кислоты, 1-процентным раствором метиленовой сини или 0,5-процентным луголевским раствором. При гнойном бурзите применяют пенициллинотерапию. Ежедневно (до выздоровления) 150000200 000 ЕД пенициллина, приготовленного (растворенного) в 2030 мл 0,5°/0 раствора новокаина, инъицируют в полость пораженной бурзы. Одновременно такую же дозу пенициллина, приготовленного в 1015 мл 2°/0 раствора пирамидона, инъицируют внутримышечно. При наличии свищевого отверстия полость воспалившейся бурзы орошают (1520 мл) 1 : 50 водным раствором грамицидина. Кроме того, для повышения биотонуса организма больной лошади подкожно инъицируют антиретикулярную цитотоксическую сыворотку (АЦС) акад. Богомольца.

Воспаление слизистой сумки заостного мускула
(Bursitis m-li infraspinati)

Заболевание наблюдается главным образом у лошадей, преимущественно быстрых аллюров. Поражение бурзы чаще бывает асептическое и протекает остро, реже хронически.
Анатомия. Подсухожильная слизистая сумка заостного мускула (bursa mucosa subtendinea m-li infraspinati) топографо-анатомически располагается в области плечевого сустава. Снаружи бурза непосредственно ограничена сухожильной поверхностной ножкой за-остного мускула, а внутри задненаружным бугром плечевой кости и глубокой мышечной ножкой упомянутого выше мускула (Б. М. Оливков).
Этиология. Всевозможные механические повреждения: ушибы, спотыкание, падение, чрезмерные мышечные сокращения при больших напряжениях, особенно при крутых поворотах, резких осаждениях, интенсивная работа по кругу (на ипподромах, цирковых движениях) и т.п. Кроме того,воспаление бурзы может быть ревматического и бруцеллезного происхождения.
Патогенез. В основном тот же, что и при поражении бурзы двуглавого мускула плеча.
Клинические признаки. В покойном состоянии больная конечность находится в полусогнутом положении (в запястном суставе) с отставлением ее наружу, опирание больше происходит на медиальную стенку подошвы копыта. При движении хромота первой, чаще второй степени опирающейся конечности с хорошо выраженной абдукцией и супинацией конечности. Пальпацией в области наружного бугра плечевой кости обнаруживается ограниченное, болезненное, горячее опухание, чаще флюктуирующей (при серозном воспалении), реже тестоватой (при фиброзном воспалении) или умеренно оплотненной консистенции (при парабурзите).
Диагноз. В острых, хорошо выраженных случаях, нетруден; в подострых, хронических или слабо выраженных случаях бывает затруднен. Для диференциальной диагностики применяют интра-бурзальную инъекцию 510 мл 3-процентного раствора новокаина.
Прогноз. Чаще бывает благоприятный, реже осторожный. Течение болезни 48 недель.
Лечение. В основном то же, что и при бурзите двуглавого мускула плеча.

Воспаление подкожной слизистой сумки локтевого бугра
(Bursitis subcutanea olecrani)

Бурзит в области локтевого бугра у лошадей наблюдается довольно часто. По течению он может быть острым или хроническим, асептическим и инфекционным, а по характеру выпота экссудата в полость бурзы серозным, серозно-фибринозным, фибринозным и гнойным.
Анатомия. Подкожная слизистая сумка локтевого бугра (bursa mucosa subcutanea olecrani) присутствует у лошадей не постоянно. Лежит в подкожной жировой клетчатке сзади или непосредственно кнаружи между локтевым бугром и кожей. В нормальном состоянии нередко достигает (у лошади) величины грецкого ореха или яблока. Ее полость иногда бывает разделена перегородками- на несколько камер и таким образом бурза имеет мультимокулярный характер (Б. М. Оливков).
Этиология. Механические повреждения (ушибы, давление при лежании животного на твердом полу без подстилки), лежание лошадй с подогнутыми Конечностями й запястных суставах таким образом, что шипы и концы ветвей подковы давят на локтевой бугор (отсюда и название «шиповой желвак»). Коровья поза лежания у лошадей обусловливается привычкой или вынужденной необходимостью при содержании их на короткой привязи, в тесных станках, истощение, болезни внутренних органов (эмфизема легких и др.). Иногда бурзит сумки локтевого бугра возникает у лошадей в результате ушиба копытом об локоть, во время быстрого аллюра, когда происходит сильное сгибание запястного сустава, а также чрезмерное напряжение трехглавого мускула плеча, с дистальной головкой которого анатомически срослась слизистая сумка локтевого бугра.
Кроме того, инфекционный бурзит у лошади иногда может возникнуть метастатическим путем при мыте и других инфекционных заболеваниях.
Патогенез. Вследствие ушибов процесс иннервации в тканях нарушается, в подкожной рыхлой клетчатке и в полости бурзы возникают крово- и лимфоизлияния.а при повреждении более крупных сосудов и гематомы. Вслед за травмой возникает сильная гиперемия сосудов бурзы, окружающих ее тканей и развитие воспалительного отека, сопровождающегося мелкоклеточной инфильтрацией стенок бурзы, выпотом серозного или серозно-фибринозного экссудата в полость бурзы. В острых случаях травматический серозный бурзит может развиться в течение одного -двух дней и достичь величины яблока или кулака взрослого человека. Воспалительный процесс при травматическом бурзите нередко распространяется на окружающие ткани рыхлую клетчатку, кожу и обусловливает одновременное возникновение не только бурзита, но и пери- и парабурзита. Впоследствии происходит разроет соединительной ткани и утолщение кожи и подкожной клетчатки.
При хронических серозных и серозно-фибринозных бурзитах стенка воспалившейся бурзы содержит много плотной волокнистой ткани; в рыхлой клетчатке, окружающей бурзу, находят разращения. Внутренняя поверхность стенки бурзы покрыта утолщенными ворсинками, многочисленными соединительнотканными перемычками и гребнями. В запущенных случаях фиброзно утолщенная стенка бурзы достигает нередко значительной толщины, причем это утолщение происходит за счет уменьшения просвета бурзы. Находящийся в полости бурзы экссудат (желтоватого цвета) содержит муцин, отторгнувшиеся эпителиоидные и соединительнотканные клетки, немного фибрина, лимфоциты и сегментоядерные лейкоциты (Б. М. Оливков). В хронических случаях бурзита в области локтевого бугра, вследствие длительного раздражения и давления (при лежании животного на твердом полу без подстилки), происходит омозоление кожи, а иногда развивается ботриомикома, достигающая большого размера.
Развитие гнойного бурзита или парабурзита происходит в тех случаях, когда при травмировании бурзы в кожу, подкожную клетчатку или в полость самой бурзы внедряются стафилококки, стрептококкй и др., или же проникновение возбудителя в полость бурзы может быть метастатическим путем. В этих случаях происходит гнойное воспаление бурзы и нередко окружающей ее клетчатки и кожи. Возникает омертвение и расплавление слизистой бурзы, образование свищей, обильное истечение гнойного экссудата и развитие флегмонозного процесса.
Клинические признаки. В острых случаях асептического воспаления слизистой сумки локтевого бугра констатируется болезненное горячее флюктуирующее или тестоватое ограниченное подвижное опухание как самой бурзы, так и окружающей ее жировой клетчатки (рис. 34).






Рис. 34. Серозно-фибринозный бурзит локтя (А) и серозный бурзит запястья
(Б) у лошадей (ориг.).








При благоприятном течении (устранение причины и применение лечения) выпотевший экссудат в скором времени рассасывается, опухание заметно уменьшается или полностью исчезает. На месте бурзита иногда остается, вследствие растяжения кожи, мешкообразная отвисающая кожная складка. В тех случаях, когда причина бурзита не устранена, лечение не применялось, течение болезни принимает хроническую форму. Опухание бурзы значительно увеличивается в своем размере, иногда у лошадей достигая величины головы взрослого человека (гигрома бурзы). Опухание становится мало болезненным, чаще безболезненным, флюктуирующей консистенции при выпоте серозного экссудата, тестообразной при выпоте серозно-фибринозного экссудата и плотной при выпоте фибринозного экссудата и прорастании его соединительной тканью. Участки кожи, покрывающие опухоль, часто имеют ссадины и изъязвления. Функции конечности при бурзите локтевого бугра почти всегда остаются ненарушенными. При остро-гнойном бурзите наблюдается диффузное, сильно болезненное опухание вначале оплотненной, впоследствии размягченной или флюктуирующей консистенции. Обычно в гнойно-флегмонозный процесс бывает вовлечена не только слизистая сумка, но и окружающая ее подкожная рыхлая клетчатка. У больного животного часто отмечается повышение общей температуры, угнетенное состояние и расстройство функции больной конечности типа хромоты висячей конечности. В дальнейшем при отсутствии или запоздавшем оперативном вмешательстве наступает в наиболее размягченном участке опухание воспалившейся бурзы, самопроизвольное ее вскрытие и образование одного или нескольких свищевых отверстий с обильным истечением из них гнойного экссудата. Течение болезни иногда принимает затяжной характер. В хронических случаях гнойного бурзита происходит значительное соединительнотканное фибринозное утолщение стенок бурзы. В ее полости содержится небольшое количество сливкообразно-гнойного экссудата. Размер опухания бывает ограниченным, малоболезненным, обычно плотной консистенции. Иногда образуются гнойные свищи. Температура тела животного находится в пределах нормы. Хромота отсутствует.
Диагноз. Диагноз не труден; он ставится по наличию характерных клинико-морфологических изменений, обнаруживаемых в области бугра локтевой кости.
Прогноз. При асептическом воспалении благоприятный; при гнойном осторожный.
Лечение. Оно бывает консервативным при остром асептическом воспалении, консервативно-оперативным при хроническом воспалении и радикально-оперативным при гнойном воспалении. При радикально-оперативном лечении вскрытие бурзы производится с наружно-боковой ее поверхности.

Предзапястный бурзит
(Bursitis praecarpalis)

По характеру выпота воспалительного экссудата предзапястный бурзит может быть серозным, серозно-фибринозным, фибринозным и гнойным. По течению он бывает реже острым и чаще хроническим.
Анатомия. Предзапястная подкожная слизистая сумка bursa mucosa praecarpalis у лошади находится в области ossis carpal is III и передней поверхности дистального конца лучевой кости, вблизи сухожильного влагалища общего разгибателя пальца. При хроническом серозном бурзите возможно сообщение этой сумки с полостью луче-запястного сустава (articulatio radiacarpea), а через этот последний с полостью карпального сухожильного влагалища сгибателей пальца (Б. М. Оливков).
Этиология. Предзапястный бурзит возникает главным образом от всевозможных травматических повреждений дорзальной поверхности запястья, в частности, при содержании животного на твердом полу без подстилки в узких стойлах; повторные ушибы и давление при вставании; удары о кормушки при короткой привязи. Гнойные и инфекционные бурзиты возникают при внедрении инфекции через скарифицированную поврежденную кожу при ссадинах и пролежнях или заносе инфекции гематогенным и лимфогенным путем (бруцеллез, туберкулез, паратиф и др.).
Патогенез. Развитие воспалительного процесса происходит в основном так же, как и при бурзите слизистой сумки локтевого бугра.
Клинические признаки. В острых случаях при серозном травматическом бурзите на дорзальной поверхности запястного сустава обнаруживают флюктуирующей консистенции болезненную ограниченную припухлость с хорошо выраженной подвижностью кожи. При серозно-фибринозном бурзите консистенция припухлости в начале заболевания бывает тестоватой, впоследствии по мере появления в полости сумки выпота становится заметно флюктуирующей. При пальпации припухлости прослушивается крепитация, похожая на звуки хруста талого снега. Нарушение функции больной конечности бывает слабо выраженным.
При хроническом серозном бурзите количество выпота в полости слизистой сумки заметно увеличивается, стенка бурзы растягивается (рис. 34); при серозно-фибринозном бурзите происходит разрастание фиброзной ткани и уплотнение опухоли.
В тех случаях, когда предзапястный бурзит, вследствие скопления большого количества серозного экссудата и фиброзных разращений достигает больших размеров, мешает нормальному движению больной конечности, животное хромает. Кожа в области развившегося бурзита часто при движении подвергается механическим повреждениям, склерозируется и очень часто роговеет. Стенки бурзы изъязвляются, местами в них откладываются известковые соли, ворсинки прорастают фиброзной тканью. При гнойном предза-пястном бурзите находят на дорзальной поверхности сустава чаще разлитое болезненное опухание вначале плотной, затем тестоватой или флюктуирующей консистенции. Функция больной конечности обычно бывает нарушенной.
При фибринозном бурзите опухание бывает ограниченным, тестоватым и сильно болезненным, а хромота выраженной.
Диагноз. Обычно диагноз не вызывает затруднений. Диферен-циальный диагноз между синовитом запястного сустава, тендоваги-нитом лучевого разгибателя и предзапястным бурзитом проводится по их анатомо-топографическому расположению и степени функционального расстройства больной конечности. При предзапястном бурзите припухлость локализируется главным образом с дорзальной стороны в нижней части запястного сустава, а при синовите верхней и боковой по ходу расположения дивертикулов капсулы сустава. При тендовагините лучевого разгибателя припухлость имеет продольное расположение и бывает более ограниченной. Кроме того, при остром синовите и тендовагините хромота животного обычно бывает хорошо выраженной, а при серозном бурзите слабо выраженной.
Прогноз. При асептическом остром бурзите благоприятный; при хроническом бурзите осторожный; при гнойном осторожный, реже сомнительный.
Лечение. В острых случаях при асептическом бурзите применяют холод, давящую повязку. Впоследствии при затухании острых воспалительных явлений назначают тепло-влажное укутывание, грязелечение, массаж с разрешающими мазями. В хронических случаях производят пункцию бурзы с последующей аспирацией экссудата и промыванием антисептическим раствором. В осложненных случаях производят радикальную операцию с вылущиванием бурзы и наложением шва.

Бурзиты общего разгибателя пальца
(Bursitis m-li extensoris digitalis communis)

(Бурзиты, или воспаление слизистой сумки общего разгибателя пальца в области путового сустава у лошадей чаще наблюдаются на тазовых, реже на грудных конечностях. Воспаление бурзы по течению процесса может быть острым и хроническим, а этиологически асептическим и гнойным.
Анатомия. Слизистая сумка общего разгибателя пальца bursa mucosa subtendinea m-li extensoris digitalis communis имеет величину грецкого ореха. Она ограничена: спереди сухожилием общего длинного разгибателя пальца, а сзади пястной (плюсневой) костью и сумочной связкой путового сустава. Иногда она сообщается с полостью путового сустава (В. А. Никаноров).
Этиология и патогенез. Те же, что и при бурзитах сумки двуглавого мускула плеча, локтевого бугра и предзапястья.
Клинические признаки. При остром воспалении слизистой сумки у животного наблюдается хромота первой или второй степени опирающейся конечности. Осмотром и пальпацией обнаруживают на передней (дорзальной) поверхности путового сустава (на дисталь-ном конце пясти плюсны) болезненное, часто флюктуирующее опухание величиною с куриное яйцо. В хронических случаях хромота у животного обычно отсутствует. Иногда при сильном наполнении экссудатом бурзы больные животные при движении рысью спотыкаются. Пальпацией на месте расположения бурзы устанавливается ограниченная, часто перешнурованная сухожилием на две равные половины флюктуирующая, безболезненная припухлость, достигающая иногда больших размеров и простирающаяся вверх почти до середины пясти плюсны. Кожа бывает склерозированной и часто сросшейся с прилегающими тканями. При гнойном бурзите наблюдается опухание диффузного характера, вначале тестоватой, а затем флюктуирующей консистенции, горячее и болезненное на ощупь. Путовый сустав больной конечности при этом находится в состоянии волярной флексии. Больное животное сильно хромает. Общая температура тела бывает повышенной. При большом скоплении в полости гнойного экссудата и запоздалом оперативном лечении возникает самопроизвольная перфорация, образуются свищи, из которых обильно выделяется наружу гнойный экссудат.
Диагноз. Определяется по наличию характерных для бурзита клинических симптомов. Диференциальный диагноз хронического бурзита от синовита путового сустава проводится методом бимануальной пальпации и в затруднительных случаях аэрорентгенографией по В. А. Никанорову,
Прогноз. При асептических бурзитах благоприятный, при гнойном осторожный, сомнительный или неблагоприятный, в зависимости от продолжительности течения процесса.
Лечение. То же, что и при других бурзитах конечностей.

Воспаление слизистой сумки ягодичного среднего мускула
(Bursitis trochanterica)

Бурзит подмускулыюй слизистой сумки среднего ягодичного мускула изредка встречается, главным образом у лошадей, и протекает в острой и хронической форме. Иногда при воспалении слизистой сумки в патологический процесс бывает вовлечено прикрывающее данную сумку сухожилие среднего ягодичного мускула.
Анатомия. Ягодичный средний мускул (m. gluteus medius) начинается от всей ягодичной наружной поверхности крыла подвздошной кости, основы моклока и крестцового бугра этой кости, а также от ягодичной фасции. Брюшко мускула направляется сходящимися пучками к большому вертелу, где главным образом и оканчивается. Более глубокая часть его своим концом перегибается сбоку через край среднего вертела, имеет здесь под собой подмускульную бурзу и сухожильно закрепляется на его боковой поверхности (А. Ф. Климов).
Этиология. Причиной воспаления подмускулыюй слизистой сумки и сухожилия ягодичного среднего мускула чаще всего являются всевозможные травматические их повреждения, возникающие при случайных ушибах во время падения животного на твердый пол, ударах твердыми предметами, а также при чрезмерном растяжении ягодичного среднего мускула, возникающем во время возки больших тяжестей, неправильной фиксации конечностей при повале животного и поскальзывании.
Патогенез. В основном такой же, как и при воспалении слизистой сумки двуглавого мускула плеча.
Клинические признаки. При остром воспалении в покойном состоянии животное щадит больную конечность и держит ее согнуто в фаланговых суставах; пальпацией области среднего вертела обнаруживают болезненное припухание слизистой сумки, и при наполнении ее серозно-фибринозным экссудатом прослушивается крепитация. Во время движения у животного возникает хромота второй степени подвешенной конечности, при этом больная конечность ненормально приводится внутрь и замедленно выносится вперед, животное стремится центр тяжести своего тела передать на противоположную здоровую конечность. Вследствие этого создается впечатление, что лошадь совершает движение боком, «собачий ход».
При хроническом воспалении в области среднего вертела находят разращение фиброзной ткани, иногда экзостозы, хромота же постоянная; могут быть рецидивы, особенно при тяжелой работе. Довольно быстро атрофируются средняя ягодичная мышца и двуглавый мускул бедра (Ю. Н. Давыдов).
Диагноз. Не вызывает затруднений.
Прогноз. В острых случаях воспаления благоприятный, в хронических осторожный, возможны рецидивы.
Лечение. То же, что и при воспалении подмускульных слизистых сумок на грудной конечности
Бурзиты области коленного сустава

В области коленного сустава у животных располагается подкожно, подсухожильно и подмускульно несколько слизистых или синовиальных сумок, которые подвергаются воспалительному заболеванию. Из них чаще всего у лошади наблюдается воспаление подкожной препателлярной слизистой сумки, подколенной нижней слизистой сумки, подсухожильной синовиальной сумки длинного разгибателя пальца и третьего малоберцового мускула. По течению болезненного процесса бурзиты вышеназванных сумок бывают острые и хронические, по характеру выпота в полость сумки экссудата серозные, серозно-фибринозные и фибринозные, а по этиологии асептические и инфекционные.
Анатомия. Подкожная препателлярная слизистая сумка коленного сустава (bursa mucosa praepatellaris) у лошадей встречается в 50% случаев. Она лежит в рыхлой клетчатке на передней поверхности коленной чашки или несколько ближе к наружному ее краю.
Подколенная нижняя слизистая сумка (bursa mucosa subpatel-laris) лежит на верхнем конце болылеберцовой кости, под прикреплением к нему средней прямой связки коленной чашки.
Подсухожильная синовиальная сумка длинного разгибателя пальца и третьей малоберцовой мышцы (bursa synovialis subten-dinea m-li extensoris digitalis longi et m-li peronei tertii) лежит на передне-наружной стороне голени, под начальным сухожилием длинного разгибателя пальца и третьей малоберцовой мышцы, в костном полукружном углублении. С наружной стороны, вблизи бугра и гребня большеберцовой кости, описываемая бурза защищена только двухлистковой общей фасцией голени и кожей. Она сообщается с полостью наружного синовиального мешка бедроберцо-вого сустава (Б. М. Оливков).
Этиология и патогенез. В основном те же, что и при бурзитах грудной конечности.
Клинические признаки. Они бывают несколько различными, в зависимости от острого или хронического воспаления той или иной слизистой сумки.
При воспалении препателлярной слизистой сумки коленного сустава (bursitis praepatellaris) в острых случаях у животного наблюдается умеренная смешанного типа хромота. При пальпации на передней поверхности коленной чашки обнаруживают ограниченное, горячее флюктуирующее болезненное опухание сумки. В хронических случаях болезненность при пальпации чаще отсутствует, консистенция опухания иногда оплотневает за счет разроста фиброзной ткани. Расстройства функции конечности не наблюдается. При гнойном бурзите отмечают болезненное диффузное опухание самой сумки и окружающих ее мягких тканей и хромоту второй степени. При запоздалом оперативном вмешательстве нагноившаяся бурза абсцедирует, происходит перфорация кожи и гнойный экссудат выделяется наружу. При вскрытии гнойной полости хромота заметно уменьшается. При воспалении подколенной слизистой сумки (bursitis subpatellaris) в острых случаях у животного возникает в слабой степени хромота. Пальпацией области нижней части коленной чашки и бедренной кости в месте прикрепления средней прямой связки к большеберцовои кости обнаруживают болезненное, горячее ограниченное при-пухание, которое при переходе в хроническую форму воспаления иногда увеличивается до значительного размера. Хромота при этом отсутствует.
При воспалении подсухожильной синовиальной сумки длинного разгибателя пальца и третьего малоберцового мускула (bursitis subtendineae synovialis) в острых случаях болезни у животного наблюдается значительная смешанного типа хромота. Симптомы ее бывают схожи с симптомами воспаления коленного сустава, так как при поражении данной сумки, ввиду ее сообщения с полостью наружного мешка бедро-берцового сустава, очень часто воспалительный процесс распространяется и на коленный сустав, особенно при гнойном ее воспалении. Пальпацией в области наружной поверхности большеберцовои кости (позади гребня и бугра) находят болезненное флюктуирующее опухание цилиндрической формы. При хроническом воспалении синовиальной сумки полость ее иногда наполняется серозным экссудатом до значительного размера (гигрома) и обусловливает хромоту. Кроме того, в случаях хронического синовита коленного сустава его жидкость при большом ее скоплении перемещается в полость синовиальной сумки, растягивает ее стенки и обусловливает собой симптомы бурзита.
Диагноз. Устанавливается по данным наружного осмотра, пальпации и функционального расстройства конечности. При необходимости производят пункцию бурзы.
Прогноз. При асептическом воспалении благоприятный, при гнойном осторожный.
Лечение. То же, что и при воспалении сумки двуглавого мускула плеча и сумки локтевого бугра.

Бурзиты в области бугра пяточной кости.

Воспаление сумок, расположенных на вершине бугра пяточной кости, у лошадей наблюдается часто. Различают воспаление подкожной слизистой сумки бугра пяточной кости (bursitis subcutanea calcanea) и воспаление синовиальной сумки поверхностного пальцевого сгибателя (bursitis subtendinea m. flexor digitalis pedis sub-limis). В клинической практике чаще встречается поражение подкожной и реже подсухожильной сумки. Нередки также случаи одновременного воспаления обеих сумок. Бурзиты бывают асептическими и гнойными, острыми и хроническими, а по характеру выпота экссудата и разращения тканей серозными, серо-фибринозными, фибринозными, фиброзными и оссифицирующими, или окостеневающими.
Анатомия. Пяточная подкожная слизистая сумка (bursa mucosa subcutanea calcanea) непостоянная, но встречается часто, имеет овальную форму, 4 см в длину. Ее вершина достигает в среднем 34 см, лежит на задней поверхности пяточного бугра (tuber calcanea) между кожей и сухожильным расширением поверхностного сгибателя пальца.
Пяточная подсухожильная слизистая сумка поверхностного сгибателя пальца (bursa mucosa subtendinea m-li flexoris digitalis pedis sublimis) постоянная, лежит между galea calcanea упомянутого выше сухожилия и пяточным отростком тарзального сустава. Верхняя часть бурзы располагается между tendo plantaris sublimis и tendo m-H gastrocnemii, а нижняя ограничена tendo plantaris (сзади) и lig. tarsi plantare longum (спереди). Своими боковыми краями бурза покрывает ахиллово сухожилие и даже частично переходит на его переднюю поверхность.
Этиология и патогенез. В основном те же, что и при бурзите слизистой сумки локтевого бугра.
Клинические признаки. Они бывают различными, в зависимости от глубины поражения тканей, острого или хронического их воспаления, качества выпота экссудата, а также асептического или гнойного течения процесса.

Рис. 35. Серозный бурзит бугра пяточной кости.












При остром асептическом воспалении кожи и рыхлой клетчатки (от ушиба) в области бугра пяточной кости обнаруживают диффузное, сильно болезненное припухание кожи и клетчатки. В дальнейшем при повторной травматизации болезненный процесс переходит в хроническую форму воспаления, при котором отмечают в области бугра пяточной кости плотное безболезненное припухание. Кожа в этом участке является склерозированной и сросшейся с прилегающей к ней рыхлой клетчаткой. Расстройство функции конечности отсутствует.


Рис. 36. Оссификация подсухожильной пяточной бурзы.


















При остром асептическом серозном, серозно-фибринозном воспалении подкожной пяточной слизистой сумки пальпацией в области пяточного бугра обнаруживают податливое или флюктуирующее болезненное, горячее на ощупь шаровидной формы припухание. Кожа при этом сохраняет свою нормальную подвижность. При переходе процесса в хроническую форму болезненная реакция во время пальпации отсутствует. Припухлость вследствие скопления в полости бурзы большого количества серозного экссудата бывает значительно увеличенной (рис. 35), свободно податливой и флюктуирует. Расстройство функции конечности обычно отсутствует.
При асептическом воспалении подсухожильной сумки поверхностного сгибателя пальца пальпацией в острых случаях в области пяточного бугра и сбоку его обнаруживают продолговатоовальной формы болезненную оплотненную припухлость, которая иногда крепитирует. Во время движения у животного отмечают хромоту опирающейся конечности. В хронических случаях болезненная реакция отсутствует. Стенки бурзы утолщаются, кожа на пяточном бугре склерозируется. Иногда в подсухожильной бурзе развивается оссифицирующий процесс с образованием очагов ее окостенения (рис. 36). В таких случаях припухлость бурзы имеет твердую консистенцию.
При остром гнойном воспалении, особенно подсухожильной бурзы, у животного наблюдается хромота опирающейся конечности. На месте расположения воспалившейся бурзы пальпацией обнаруживают горячую, сильно болезненную диффузную припухлость, которая иногда распространяется далеко за пределы анатомического расположения бурзы и принимает флегмонозный характер с явлениями общей лихорадки у животного. В подострых и хронических случаях при запоздалом хирургическом лечении возникает самопроизвольное вскрытие бурзы, образование свищей и истечение наружу гнойного экссудата. В этих случаях гнойный воспалительный процесс иногда распространяется на пяточную кость, вызывая в ней гнойные поражения.
Диагноз. При серозных, серозно-фибринозных и гнойных бур-зитах сумок пяточного бугра диагноз затруднений обычно не вызывает. Оссифицирующий бурзит, остит и периостит бугра пяточной кости диагностируется исследованием рентгеновскими лучами.
Прогноз. При асептических серозных и серозно-фибринозных бурзитах прогноз благоприятный. В остальных случаях осторожный или сомнительный.
Лечение. То же, что и при бурзите сумок локтевого бугра.
ГЛАВА V БОЛЕЗНИ СУХОЖИЛИЙ И СУХОЖИЛЬНЫХ ВЛАГАЛИЩ
АНАТОМО-ГИСТОЛОГИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ СУХОЖИЛИЙ И ИХ
ВЛАГАЛИЩ
Сухожилия (tendo) являются составной частью поперечнополосатой мышцы и тесно соединены с ними. Они могут располагаться на обоих концах мышечного тела, проходить вдоль бокового края мышцы, покрывать ее на том или другом протяжении, расчленять мышцу на слои, делить ее по длине и располагаться между мышечными волокнами.
По своему гистологическому строению сухожилия представляют собой пучки первичных сухожильных фибрилл, склеенных между собой межфибриллярной коллагенной субстанцией. Первичные пучки сливаются во вторичные, затем в третичные и т. д. до образования сухожилия в целом. Между пучками имеются сухожильные прослойки, а все сухожилие, в свою очередь, одето соединительнотканной оболочкой.
Кровоснабжение сухожилий происходит через кровеносные сосуды мышц, причем считается, что оно очень ограничено, а сама сухожильная ткань слабо васкуляризирована. В настоящее время это положение пересмотрено в свете работ наших отечественных исследователей, которые показывают, что кровоснабжение сухожилий нельзя считать особо ограниченным. В частности, исследования Г. С. Кузнецова и наши исследования по методике рентгенографии привели к выводам, что кровоснабжение пальцевой части сухожилия общего (длинного) пальцевого разгибателя осуществляется за счет восходящих ветвей дорзальных артерий первой и второй фаланг. Пальцевая часть сухожилия глубокого сгибателя получает питание от ветвей поперечных дуг волярных артерий первой, второй и третьей фаланг. Лишь отдельные, очень тонкие сосуды этой ткани берут свое начало непосредственно от пальцевых артерий.
Кровоснабжение пальцевой части сухожилия поверхностного пальцевого сгибателя осуществляется за счет сосудов, ответвляющихся непосредственно от пальцевых артерий, и лишь в его окончании проходят тончайшие ветви волярной артерии второй фаланги.
Артерии сухожилий пальца возникают и направляются: 1) непосредственно из крупных артерий в тех случаях, когда они распола; гаются вблизи сухожилий; 2) из paratenon; 3) из peritenon; 4) через mesotenon внутри сухожильных влагалищ.
104
Артерии, расположенные в paratenon, чаще всего проходят в поперечном направлении по отношению к сухожилию. Их ветви, проникающие в толщу сухожильной ткани, и сосуды в peritenon в подавляющем большинстве располагаются вдоль и параллельно волокнам этой ткани.
Таким образом сухожилия пальцевых сгибателей являются в достаточной степени васкуляризированными (рис. 37).
м

1
Рис. 37. Артерии сухожилий новорожденного жеребенка (с рентгенограммы В. А. Никанорова).
/ сухожилие общего пальцевого разгибателя с брыжейкой (mesotenon)
м частью фасции; 2 сухожилие поверхностного пальцевого сгибателя;
3 сухожилие глубокого пальцевого сгибателя.
Физиологическая функция сухожилия сводится к передаче движений, исходящих из мышц, и фиксации ряда суставов в определенных для них положениях. Некоторые сухожилия, как сухожилие поверхностного и глубокого пальцевого сгибателей у лошади, имеют дополнительные сухожильные головки ниже мышечного брюшка и, прикрепляясь ими в области предплечья и запястья, представляют собой крепкое, устойчивое, пружинящее приспособление. Они не позволяют (за исключением «медвежьей лапы») путовой кости принимать горизонтальное положение, в силу чего лошадь сравнительно легко удерживает собственную тяжесть, опираясь копытами.
Движение или скольжение сухожилий, R сравнении с другой тканью, более расширенное,
105
Сухожилия лежат в костно-фиброзных каналах, образованных углублениями на костях и фиброзными массами, связанными с ними.
Влагалище сухожилия (vagina tendinum), или, как принято не совсем правильно называть, сухожильное влагалище, является принадлежностью сухожилий в местах наибольшего их трения о подлежащую плотную ткань. Оно состоит из фиброзного (наружного) влагалища (vagina tendinum fibrosa) и синовиального (vagina tendinum synovialis).
Фиброзное влагалище построено из плотной фиброзной ткани. Значение его заключается в том, что оно фиксирует сухожилие и вместе с этим не препятствует его движению.
Синовиальное влагалище принято сравнивать с двумя цилиндрами, из коих один вставлен в другой, и которые на своих концах часто уже вне пределов фиброзных влагалищ сливаются. Внутренний цилиндр образует висцеральную пластинку синовиального влагалища (lamina visceralis), а наружный париетальную (lamina parietalis). Первая теснейшим образом соединена с сухожилием, с его наружной соединительнотканной оболочкой (peritendineum externum), вторая, прилегая к внутренней стенке фиброзного влагалища, соединена с ним подобно тому, как связаны между собою фиброзная и синовиальная оболочки суставов. Гладкие поверхности висцерального и париетального листков, обращенные один к другому, обладают свойствами синовиальной оболочки. Между ними находится замкнутая со всех сторон щелевидная полость, стенки которой выделяют незначительное количество смазки, подобной синовии суставов. Висцеральный и париетальный листки переходят один в другой на концах синовиального влагалища и в полости его, образуя брыжейки сухожилия (mesotenon). Брыжейки сухожилий наблюдаются не только в полости синовиальных влагалищ. Они могут встречаться и вне их в виде пластинок соединительной ткани. Длина и ширина брыжеек неодинакова и зависит от объема движений, свойственных данному сухожилию. Они наблюдаются то в форме пластинок, иногда продырявленных, то отдельных тяжиков. Значение их состоит в том, что они служат проводниками части питающих сухожилия сосудов. Так в основном построено сухожильное влагалище, являющееся вспомогательным аппаратом мышечной системы (В. А. Никаноров).
На дорзальной (передней) поверхности пястной кости лежат сухожилия обоих разгибателей пальца (m. ext. digitalis communis, т. ext. digitalis lateralis).
Общий пальцевый разгибатель (т. ext. digitalis communis) лежит между лучевым разгибателем запястья и боковым пальцевым разгибателем на лучевой кости (рис. 38). Он берет свое начало от разгибательного надмыщелка плечевой кости, латеральной связки локтевого сустава и от связочного бугра лучевой кости и спускается ниже запястья по спинковой поверхности пястной кости и фаланг пальца и веером прикрепляется к разгибательному (венечному) отростку третьей фаланги. На спинковой поверхности запястья су*
106
хожилие мускула имеет синовиальное влагалище, а в области путового сустава под сухожилием располагается синовиальная бурза.
Боковой пальцевый разгибатель (m. ext. digitalis lateralis) начинается на латеральной связке локтевого сустава и вдоль латерального края костей предплечья. Его перистое брюшко располагается между общим пальцевым разгибателем и локтевым разгибателем запястья и в последней четверти (или трети) предплечья переходит в сухожилие. Последнее в специальном желобе луча опускается ниже по латеральному краю запястья на спинковую сторону пясти, к нему присоединяется тонкое сухожилие рудиментарного разгибателя 4-го пальца (m. Phi-lippi) и закрепляется на проксимальном конце первой фаланги. На своем пути при прохождении через конец лучевой кости, запястье и начало пясти сухожилие мускула одето синовиальным влагалищем, а также в области путового сустава под сухожилием находится синовиальная бурза.
На волярной (задней) поверхности пястья лежат три сухожилия сгибателей фаланг пальца (m. flexor digitalis subli-mis, m. flexor digitalis profun-dus et m. interosseus medius).
Сухожилие поверхностного сгибателя пальца (m. flexor digitalis sublimis) является са-

Рис. 38. Схема поперечного разреза
сухожилий в области запястья (по
В. А. Никанорову).
1лучевая кость; 2 сухожилие бокового пальцевого разгибателя,- 3 сухожилие общего пальцевого разгибателя; 4 сухожилие лучевого разгибателя запястья; 5 сухожилие длинного абдуктора большого пальца; б сухожилие лучевого сгибателя запястья; 7 сухожилие поверхностного пальцевого сгибателя; 8 сухожилие глубокого пальцевого сгибателя; 9 сухожилие локтевого разгибателя запястья; 10добавочная кость. Стрелками указаны брыжейки.
мым поверхностным из трех лежащих здесь сухожилии. У лошади на передней конечности оно берет свое начало из сухожильного брюшка этой одноименной мышцы выше карпального сустава, у места получения добавочной сухожильной головки (caput tendineum), опускается по запястью под поперечной связкой (Hg. carpi transversum) и имеет здесь довольно длинное, общее с глубоким пальцевым сгибателем, синовиальное влагалище. В области пясти начинает охватывать лежащий глубже тяж глубокого сгибателя пальца и над путовым суставом полностью окружает его широким поясом на протяжении 3А см; на вершине этого сустава сгибатели удерживаются кольцевидной связкой, переброшенной между сесамовидными костями. На волярной поверхности путовой кости сухожилие становится широким, вновь трубкообразно охватывает глубокий сгибатель и, пропуская его сквозь себя на поверхность, расщепляется на две крепкие ветви, которые оканчиваются на связочных буграх венечной кости и более слабыми пучками
107
на дистальном конце путовой кости. В области путового сустава сухожилие удерживается поверхностным пластинчатым соединительнотканным бинтом, который укрепляется по сторонам на путовой кости.
Сухожилие глубокого пальцевого сгибателя (m. flexor digitalis profundus) является в результате слияния трех головок названного мускула, оно проходит по волярной поверхности запястья и пясти, причем в средней трети пясти принимает в себя крепкую добавочную сухожильную головку caput tendineum, которая отходит от волярной связки запястья. Около путового сустава сухожилие глубокого сгибателя окружается сухожилием поверхностного сгибателя и при переходе через сесамовидные кости становится плоским, проходит между конечными ветвями поверхностного сгибателя и оканчивается, слегка расширяясь, на сгибательной площадке (fades flexoria) копытной кости, а частью на мякишном хряще. Добавочная сухожильная головка имеет очень важное значение, служа вместе с сухожилием глубокого сгибателя сильной помощницей межкостному мускулу при сдерживании угла путового сустава.
Поверхностный и глубокий пальцевые сгибатели имеют два общих синовиальных влагалища, одно из них лежит в области запястья, начинается на 810 см выше сустава и оканчивается у места слияния сухожильной головки с глубоким сгибателем, другое начинается на 8\0см выше путового сустава и оканчивается на уровне средины венечной кости.
Межкостный средний мускул, или межкостный третий мускул (m. interosseus medius s. m. interosseus tertius) превращен в крепкую связку, поддерживающую сесамовидные кости. Он берет свое начало в проксимальном конце пястных костей от волярной утолщенной стенки капсулы запястного сустава, опускается на той же поверхности вниз, разделяется в дистальной трети пясти на две ветви (связки) и оканчивается на краевых поверхностях сесамовидных костей. От этих веток идут продолжения, которые косо переги? баются на спинковую поверхность путовой кости и сливаются здесь с сухожилием общего разгибателя пальца (А. Ф. Климов).
БОЛЕЗНИ СУХОЖИЛИЙ
Заболевания сухожилий у лошадей наблюдаются довольно часто. К их числу относятся: раны, разрывы, воспаления сухожилий сгибателей, разгибателей и межкостного сухожильного мускула.
Раны сухожилий (Vulnera tendinum)
Раны сухожилий сгибателей и разгибателей пальца, расположенных в области пясти и плюсны, нередко наблюдаются у лошадей. «Чаще встречаются резаные, колотые и рубленые раны, реже ушиб-ленно-рваные, размозженные и огнестрельные, причем сухожилия сгибателей повреждаются чаще, чем сухожилия разгибателей.
108
Различают частичное и полное ранение сухожилий, экстравагинальное (вне сухожильного влагалища) и интравагинальное (в области сухожильного влагалища); ранение одного какого-либо сухожилия или 23 сухожилий одновременно (Б. М. Оливков). Повреждение сухожилий чаще наблюдается с наружной стороны, чем с внутренней, причем нанесенные раны в продольном направлении сухожильных волокон являются клинически мало заметными вследствие эластичности сухожильной ткани и, напротив, разрез, идущий в поперечном направлении сухожильных волокон, обусловливает сильное зияние
раны.
Этиология. Ушибы при падении, взятие больших препятствии, работа в горно-лесистой'или заболоченной местности, удары копытом кованой лошади, укусы животных, повреждения случайными острорежущими или колющими предметами (косой, проволокой, вилами, гвоздями, зубьями бороны, сенокосилки и т. п.), удары шипами подковы при неправильной ковке и порочной постановке конечностей, огнестрельным оружием и осколками мин, фугасных снарядов и авиабомб.
Патогенез. Поверхностные, резаные и ушибленные раны сравнительно скоро заживают. Однако раны сухожилий нередко инфицируются и в этих случаях могут осложняться развитием флегмоны, абсцесса, гнойным тендинитом, тендовагинитом, лимфангоитом или гнойным омертвением или некрозом значительных участков сухожилия. Глубокие, в особенности колотые и укушенные раны, часто достигают до пястных костей и обусловливают развитие в них гнойного периостита, остита или остеомиэлита. Ушиблено-рваные раны вызывают омертвение обширных участков кожи и клетчатки, впоследствии приводящие к образованию спаек и больших размеров рубцов, стягивающих (укорачивающих) сухожильные волокна. Резаные и рубленые поперечные раны сгибателей пальца обусловливают значительное расхождение разъединенных концов сухожилия и трудно поддаются излечению. Раны сухожилий, локализирующиеся в дистальной части конечности, протекают более тяжело и вызывают более сильное расстройство функции конечности, чем раны сухожилий в верхней или средней части.
Клинические признаки. Они в каждом отдельном случае бывают различными, в зависимости от локализации раны и характера повреждения сухожильной и других тканей, а также общего состояния организма животного. В свежих случаях при экстравагинальных ранениях сухожилия без особого труда в ране можно обнаружить концы поврежденного сухожилия, иногда они бывают оттянуты вниз и вверх.
Впоследствии на месте повреждения развивается отечно-болезненное, иногда гнойное, опухание. При интравагинальном открытом повреждении сухожилия можно обнаружить истечение из сухожильного влагалища синовиальной жидкости.
Расстройство функции больной конечности бывает значительным как в покойном состоянии, так и во время движения, при поврежде-
109
нии сухожилий сгибателей пальца или межкостного мускула. При повреждении сухожилий разгибателей пальцев расстройство функции больной конечности возникает главным образом при движении животного, т. е. в момент разгибания и выноса больной конечности. В покойном состоянии опирание поврежденной конечностью
обычно бывает нормальным. При полной поперечной перерезке сухожилия поверхностного сгибателя пальца в момент обременения больной конечности замечается дорзальная флексия (прогибание) венечного сустава, и зацепная часть копыта приподнимается кверху от земли

Рис. 39. Перерезка сухожилий.
А межкостного мускула; Б поверхпост-
межкостного мускула; ь поверхиост- ( ОГ1 ,-,, » *
ного сгибателя; В глубокого сгибателя. фИС. ОУ, Ь)) При ПеререЗКе
хожилия глубокого сгибателя
пальца замечается дорзальная флексия венечного и копытного суставов, зацеп сильно приподнят кверху, и опирание происходит пяточной частью копыта (рис. 39, В); при перерезке сухожильного межкостного мускула возникает дорзальиая флексия путового су-

Рис. 40. Разрыв сухожилий поверхностного и глубокого сгибателей.
става (рис. 39, Л). При одновременной перерезке всех трех сухожилий сгибателей пальца дорзальная флексия наступает на всех суставах пальца в такой степени, что путовый сустав достигает земли и даже вдавливается в нее (рис. 40).
Особенно сильно проявляется расстройство функции больной
110
конечности, вызванное перерезкой сухожилий сгибателей, при движении животного в гору.
При огнестрельных повреждениях сухожилий иногда наблюдаются случаи циркулярного или обручеобразного рассечения всех сухожилий до пястной кости (рис. 41).
Диагноз. При ранении сухожилий диагноз не вызывает затруднений. В каждом отдельном случае он устанавливается с учетом клинических симптомов и анамнестических данных. В случаях подозрения на повреждение пястных костей производят рентгеновское исследование.
Прогноз. При экстравагинальном повреждении сухожилий и асептическом состоянии раны благоприятный; при интраваги-нальном повреждении осторожный. В случаях, осложнившихся инфицированием раны и развитием сильного гнойно-воспалительного процесса, осторожный, чаще сомнительный. Полная перерезка сухожилий разгибателей лучше и скорее заживает, чем сухожилия сгибателей, и соответственно прогноз при повреждении сухожилий разгибателей бывает более благоприятный, чем при повреждении сухожилий сгибателей пальца.. При полном разъединении (перерезке или разрыве) сухожилия межкостного среднего мускула прогноз чаще сомнительный или неблагоприятный.
Лечение. Больному животному в течение трех-четырех недель обеспечивают полный покой. В свежих случаях ранения производят хирургическую обработку. Экономно иссекают края раны кожи и концов поврежденного сухожилия. Хирургически обработанную рану обильно припудривают порошком белого стрептоцида или порошком йодоформа с борной кислотой в соотношениях 1 : 10 и накладывают на нее стерильную марлевую повязку. При интраваги-нальных ранениях сухожилий Б. М. Оливков рекомендует накладывать сухожильный шов и наглухо зашивать рану сухожильного влагалища. Однако этот метод лечения может иметь успех при повреждении сухожилий у жеребят или у мелких животных. У крупных животных, в частности у лошадей, сухожильные швы при обременении больной конечности тяжестью тела животного не выдерживают и часто прорезаются или разрываются. Для фиксирования или сближения разъединенных концов перерезанного сухожилия в необходимом их анатомическом положении, с целью скорейшего сращения, на больную конечность после хирургической обработки раны накладывают сроком на 1520 дней иммобилизирующую глухую гипсовую или протезно-шинную повязку. Перед паложе-
111

Рис. 41. Обручеобразное
ранение с рассечением
всех сухожилий (по А. Л.
Хохлову).

Рис. 42. Подкова с длинными ветвями, выступающими назад в виде изогнутой кверху дуги.
нием иммобилизирующей повязки больной конечности придается максимально расслабленное для поврежденного сухожилия положение.
Проф. Э. И. Гауэнштейн рекомендует при полном повреждении сухожилий сгибателей пальца с целью предупреждения сильного прогибания и сближения разорванных или перерезанных концов сухожилия подковать больную конечность на специальную подкову с длинными ветвями, выступающими назад в виде изогнутой вверх
дуги (рис. 42). При воспалившейся ране сухожилия с обильным выделением гнойного экссудата, особенно при интраваги-нальных повреждениях, с успехом применяют прокаленный (до появления искр) углегипс (смесь порошка гипса в равных по объему частях с древесным углем). Углегипс вводят в рану, покрытую предварительно одним слоем стерильной марли и листком лонгета, а затем иммобилизи-руют конечность гипсово-лонгетной повязкой. Через пять дней на месте заложения углегипса вырезывают окно в гипсовой повязке и рану перевязывают с углегипсом вторично (А. Л. Хохлов). С целью предупреждения развития атрофии мускулатуры и контрактуры сухожилий поврежденной конечности назначают ежедневный массаж ее, а через 23 недели небольшие проводки. Во избежание рецидивов и для укрепления рубцевого стягивания в том месте, где имеется разрыв сухожилия, проф. Ю. Н. Давыдов рекомендует производить острое втирание или полосчатое прижигание.
Разрывы сухожилий (Rupturae tendinum)
Разрывы сухожилий, особенно сгибателей пальца, у животных наблюдаются довольно часто. У лошадей, по данным проф. Б. М. Оливкова, разрывы сухожилия глубокого сгибателя пальца наблюдаются в 18,69% случаев, поверхностного сгибателя пальца в 14,95%, межкостного мускула в 11,21%, сухожилия общего разгибателя пальца в 3,74% случаев.
Различают фасцикулярные разрывы сухожилий при нарушении целости отдельных сухожильных пучков; частичные разрывы, или надрывы сухожилий, когда разрываются много сухожильных пучков и, наконец, полные разрывы всего сухожилия (Б. М. Олив-ков).
Этиология. Различают обусловливающие и предрасполагающие причины разрывов сухожилий. К обусловливающим, или вызывающим, причинам относятся всевозможные случайные или умышленные механические закрытые повреждения сухожильной ткани, приводящие к чрезмерному насильственному растяжению сухожилий за пределы их физиологической эластичности. Такими причинами чаще всего бывают: спотыкание, поскальзывание, падение,
112
внезапные остановки на быстром ходу и крутые повороты, сильные напряжения в тяжелой работе, ущемление, застревание конечности и насильственное ее освобождение, езда резвыми аллюрами по неровной дороге, прыжки и взятие препятствий на скачках. Реже наблюдаются разрывы сухожилий при ушибах конечностей. Предрасполагающими, или косвенными, причинами разрывов сухожилий у животных могут быть дегенеративные или другие всевозможные патологические изменения в сухожильной ткани, имевшие место: при тен-динитах, тендовагинитах, подотрохлите, онхоцеркозе, гнойном артрите копытного сустава, флегмоне венчика, некрозе мякишных хрящей, кариесе челночной и копытной костей, некрозе сухожилия глубокого сгибателя пальца на почве укола, рахите, авитаминозе и остеомаляции, огнестрельных повреждениях, а также при неврек-томиях срединного локтевого или малоберцового и большеберцового
нервов.
Патогенез. Под влиянием той или иной причины возникает полный или частичный разрыв одного или нескольких сухожилий. Полные разрывы сухожилий обычно происходят в участках перехода мускула в сухожилие или на месте его прикрепления к кости (венечному отростку, сесамовидным костям и др.). У старых животных, в виду хрупкости костной ткани, нередко наблюдаются случаи отрыва сухожилия вместе с участком кости. Неполный или частичный разрыв чаще происходит на протяжении самого сухожилия с передней или задней его стороны, по краям или в центральной части, причем травматические частичные или полные разрывы сухожилий обычно возникают быстро, внезапно, имеют поперечное направление и чаще бывают экстравагинальными. Разрывы же сухожилий, возникающие на почве патологического состояния тканей, например, при тендовагините, происходят не сразу, не внезапно, а постепенно, медленно и преимущественно имеют продольное разволакивание или разрыв сухожильных пучков (рис. 43) и бывают интравагиналь-ными. Разрыв сухожильных пучков при этом обычно первоначально возникает под висцеральным листком синовиального влагалища. Участки локализации и разрывов сухожилий бывают различными. Сухожилие глубокого пальцевого сгибателя чаще всего полностью разрывается в области челночной и сесамовидных костей. «В случаях отрыва сухожилия глубокого сгибателя от crista se-milunaris копытной кости происходит: вскрытие копытного сустава, перелом челночной кости и разрыв его связок (Э. И. Гауэнштейн). Сухожилие поверхностного пальцевого сгибателя обычно полностью разрывается на месте его прикрепления к гребню венечной кости; частичные или неполные его разрывы бывают интравагиналь-ными и локализируются в области путового сустава выше и ниже его, т. е. в участках анатомического расположения сухожильных влагалищ сухожилия.
Полные или частичные разрывы сухожилия межкостного мускула встречаются непосредственно над или под сесамовидными костями, которые при полном разрыве часто бывают переломленными. Разрыв
113 V
сухожилия общего пальцевого разгибателя происходит чаще всего на месте его прикрепления к разгибательному отростку копытной кости и очень редко на протяжении сухожилия.
В тканях на месте разрыва сухожилия происходит крово- или лимфоизлияние, пропитывание рыхлой клетчатки серозно-кровя-нистым экссудатом. Сухожилие опухает, увеличивается в объеме. Образовавшийся в тканях от разрыва дефект (полость) быстро заполняется сгустками крови, в нее выпадает фибрин и плазма крови. Концы разорванного сухожилия при полном разрыве несколько расходятся. В поврежденных тканях развивается воспалительный про-

Рис. 43. Частичные разрывы сухожилия глубокого сгибателя.
цесс. В дальнейшем выпотевший фибрин прорастает соединительной тканью, которая впоследствии превращается в рубцовую и заполняет собой образовавшийся в сухожилии дефект; происходит сращение разорванного сухожилия с помощью вставки из рубцовой ткани. При значительном расхождении концов поврежденного сухожилия их сращение может не произойти; в этих случаях концы сухожилий омозолевают и срастаются с окружающими тканями. На месте разрыва дефект остается незаполненным. Хромота у животного неизлечима.
Клинические признаки. Общим симптомом при разрыве сухожилия является расслабление поврежденного сухожилия, образование дефекта (углубления) на месте разрыва, припухлость, боль и внезапное нарушение функции поврежденной конечности. Общее состояние больного животного возбужденное. Сердцебиение и дыхание учащены. Частные симптомы в каждом отдельном случае могут быть различными в зависимости от вида повреждения сухожилия 114
(поверхностного, или глубокого сгибателей пальца, межкостного ускула или разгибателя пальца), характера разрыва (частичного или полного) и места его локализации.
При полном подкожном разрыве сухожилия глубокого пальцевого сгибателя у животного внезапно возникает сильная хромота третьей степени опирающейся конечности. В покойном состоянии животного опирания больной конечностью не происходит или животное касается земли только зацепной частью копыта; при движении в момент обременения больной конечности опирание происходит пяточной частью копыта, зацепная часть копыта при этом приподнимается кверху. Венечная и отчасти челночная кости придавливаются книзу, выполняют межмякишное углубление (бороздку) так, что здесь образуется возвышающееся выпячивание. Выше венчика копыта возникает желобообразное углубление; наблюдается ненормальная подвижность в копытном суставе. Путовая кость при этом принимает вертикальное положение, но иногда, при локализации места разрыва выше путовой кости, она может занимать и горизонтальное положение. В этом случае наблюдается сильное прогибание в путовом суставе. При локализации места полного разрыва сухожилия в области пясти пальпацией можно обнаружить дефект (углубление) сухожилия.
^ При частичном разрыве сухожилия глубокого сгибателя пальца клинические симптомы часто бывают схожими с симптомами острого тендинита и тендовагинита, так как разрыв сухожилия большей частью происходит интравагинально, за исключением разрывов сухожилия в области челночного блока и сесамовидных костей, которые часто являются причиной подотрохлита и сесамоидита. Обычно у больного животного (лошадь) при частичном разрыве сухожилия глубокого сгибателя пальца внезапно возникает хромота смешанного типа второй степени. В покойном состоянии животное держит больную конечность в расслабленном состоянии с легким опиранием зацепом. Путовая кость при этом принимает почти вертикальное положение. Пассивные движения суставов пальца и пальпирующие манипуляции сухожилия сильно болезненны. На уровне путового сустава отмечается опухание тестоватой консистенции по ходу сухожилия и его влагалища. В хронических случаях в участках надрывов сухожилия разрастаются соединительнотканные утолщения в форме узлов или бугристости. Сухожилие при этом стягивается рубцовой тканью, что обусловливает собой развитие тендогенной контрактуры конечности у животного.
При полном разрыве сухожилия поверхностного сгибателя пальца у животного так же, как и при разрыве глубокого сгибателя пальца, внезапно возникает хромота опирающейся конечности, но с той лишь разницей, что при данном заболевании степень хромоты проявляется гораздо слабее. Животное щадит больную конечность. В покойном состоянии опирание происходит на зацепную стенку копыта. В момент обременения больной конечности происходит силь--чное прогибание путового сустава; зацепная стенка копыта при этом
* 115

Приподнимается несколько от земли кверху, но в меньшей степени, чем при разрыве сухожилия глубокого сгибателя пальца. В области гребня венечной кости (место прикрепления сухожилия) в свежих случаях разрыва обнаруживают при пальпации дефект, (щель) в сухожилии и болезненную припухлость на месте разрыва. Иногда разрыв поверхностного сгибателя может сопровождаться одновременным разрывом глубокого сгибателя пальца и межкостного сухожильного мускула. В этих случаях разрыва опирание больной . конечностью становится совершенно невозможным, так как функция пальца выпадает полностью, и при обременении конечности путовый сустав касается земли.
Клинические симптомы частичного разрыва сухожилия поверхностного сгибателя бывают аналогичны симптомам при частичном разрыве сухожилия глубокого сгибателя пальца."Он также бывает интравагинальным. По ходу анатомического расположения (выше и ниже путового сустава) сухожильного влагалища поверхностного сгибателя пальца при пальпации на месте надрыва сухожилия обнаруживается болезненное опухание, повышение местной температуры и смешанного типа хромота, чаще опирающейся конечности. При полном разрыве сухожилия межкостного мускула у больного животного сразу возникает сильная хромота опирающейся конечности. Путовый сустав в момент опирания конечности чрезмерно разгибается (дорзальная флексия), так что щетка его почти достигает земли, в то время как копыто нормально опирается. Крупный рогатый скот при разрыве этого сухожилия опирается исключительно пяточными мякишами, передний конец копыта бывает приподнят кверху; при исследовании легко можно вызвать дорзальнуюфлексию (Э. И. Гауэнштейн).
В области расположения сесамовидных костей на месте разрыва межкостного мускула (разрыв чаще происходит в участке его деления на две ножки) пальпацией устанавливается болезненное опухание тканей. При одновременном переломе сесамовидных костей крепитация. Пассивные движения путового сустава сильно болезненны. Отмечается заметное возбуждение больного животного, его потливость. Пульс и дыхание учащены.
В случаях частичного разрыва межкостного мускула у животного появляется хромота опирающейся конечности, при этом опирание больной конечностью происходит полное, но фаза опирания бывает заметно укороченной, отмечается некоторое прогибание в путовом суставе.
При разрыве общего разгибателя пальца у больного животного внезапно возникает характерная хромота подвешенной конечности, сопровождающаяся недостаточным разгибанием суставов пальца. При движении по неровному или мягкому грунту больное животное сильно спотыкается и падает, опираясь о землю дорзальной поверхностью копыта и путового сустава. В покойном состоянии расстройство функции больной конечности часто бывает мало или почти незаметным. Только иногда, временами можно наблюдать вертикальную
116
Г
постановку пута. В свежих случаях на месте разрыва при пальпации можно обнаружить под кожей концы разорванного сухожилия. При отрыве сухожилия от венечного отростка копытной кости наблюдается хромота смешанного типа, пальпацией устанавливается болезненная припухлость, а при отрыве вместе с сухожилием самого разгибатсльного отростка кости прослушивается крепитация.
Диагноз. При разрывах сухожилий устанавливается в каждом отдельном случае по наличию выше изложенных характерных клинических признаков для каждого вида сухожилия. В затруднительных случаях при подозрении на повреждение костей производят рентгеновское исследование.
Прогноз. При полном разрыве сухожилия глубокого сгибателя пальца в области челночной кости и одновременном полном разрыве обеих ножек межкостного сухожильного мускула неблагоприятный. В остальных случаях разрывов сухожилий сгибателей пальца
· осторожный; при разрыве сухожилия общего разгибателя пальца в основном благоприятный. При разрыве сухожилий у мелких животных, в частности у собак, прогноз бывает лучший, чем у крупных
животных.
Лечение. Больному животному на период курса лечения предоставляется полный покой. На конечность с повреждением сухожилия накладывают шинную или гипсовую повязку, сроком на 46 недель, в некоторых случаях иммобилизирующая повязка не снимается до 8 недель. Рекомендуется у лошадей ортопедическая ковка копыта поврежденной конечности.
Воспаление сухожилий сгибателей пальца и межкостного среднего
сухожильного мускула (Tendinitis musculorum flexorum digitalis
et desmoiditis m-li interossei medii)
Воспаления, или тендиниты, сухожилий сгибателей пальца и межкостного среднего сухожильного мускула весьма частые явления в патологии конечностей у лошадей, причем у рысистых и верховых лошадей тендиниты грудных конечностей встречаются в несколько раз чаще, чем тендиниты тазовых конечностей. Кроме того, из сухожилий сгибателей пальца больше всего подвергается воспалению сухожилие глубокого сгибателя, в особенности его добавочная головка caput tendinum. По данным проф. Б. М. Олив-кова, тендиниты сухожилия глубокого сгибателя пальца составляют 18% и тендиниты дополнительной его головки 71,3% случаев. Тендиниты же сухожилия поверхностного сгибателя пальца составляют 9% и дополнительной его головки 0,7% случаев, а тендиниты одновременно обоих сгибателей и межкостного мускула составляют всего лишь 1% случаев.
Сухожилие глубокого сгибателя пальца и его добавочная головка преимущественно повреждаются у лошадей тяжеловозов, а сухожилие поверхностного сгибателя пальца и межкостного среднего мускула преимущественно у рысистых и верховых лошадей,
117
что объясняется различным обременением сухожилий во время тяжелой работы и быстрых аллюров. У других домашних животных тендиниты наблюдаются гораздо реже.
Воспаление сухожилий чаще наблюдается асептическое, реже гнойное. По течению болезни тендиниты бывают острыми или хроническими. Хронические тендиннты в большинстве случаев характеризуются разращением фиброзной ткани и реже встречаются осси-фицирующие тендиниты.
Этиология. Воспаления сухожилий чаще всего возникают вследствие чрезмерного, часто повторяющегося их растяжения и частичного надрыва или разрыва во время тяжелой, без достаточной тренировки работы, быстрых аллюров, в особенности по твердому, неровному или вязкому грунту, взятия препятствий, насильственного освобождения ущемленной конечности, сдавливания сухожилий при спутывании конечностей веревками при выгоне животных на пастбище. Реже причинами тендинитов бывают случайные ушибы, удары копытами, инвазия (onchocerca reticulata ), инфекция, ревматизм или миопатоз. Предрасполагают к заболеванию сухожилий неправильная постановка конечностей (длинная, мягкая торцовая постановка путовой кости, низкие пяточные части копыта и высокий зацеп); слабость сухожильно-связочного аппарата при тяжелом весе лошади. Деформация копыт, плохая расчистка, неправильная ковка, наличие подсухожильных экзостозов на пястной, плантарной и медиальной поверхностях путовой и венечной костей, а также переход патологического процесса из соседних тканей (тендова-гиниты, бурзиты, абсцессы, флегмона и др.).
Патогенез. Сухожильно-связочный аппарат конечностей лошади в различные фазы движения бывает различно обременен работой. В спокойном состоянии, когда все суставы путовый, венечный и копытный имеют одно направление, сухожилия сгибателей пальца и межкостный сухожильный мускул одинаково напряжены. При движении животного положение изменяется. После полного выноса конечности вперед, в момент восприятия его тяжести, под влиянием усиливающегося давления путовая и венечная кости опускаются и принимают почти горизонтальное положение; в это время сухожилие поверхностного сгибателя пальца и межкостный средний мускул испытывают максимальное натяжение, а сухожилие глубокого сгибателя пальца находится в расслабленном состоянии (рис. 44). При дальнейшем продолжении движения конечности, в момент отталкивания конечности от земли, суставы пальца распрямляются, венечная и путовая кости принимают вертикальное положение, пясть заметно наклоняется вперед и вниз; в это время, в момент максимального разгибания копытного сустава, происходит наибольшее натяжение сухожилия глубокого сгибателя пальца и заметное расслабление сухожилия поверхностного сгибателя и межкостного сухожильного мускула.
Отсюда следует, что поверхностный сгибатель пальца и межкостный средний мускул больше всего испытывают натяжение в мо-,
118
мент восприятия тяжести, т. е. в начальной фазе опирания, слабее вреМя шага, сильнее во время рыси и еще сильнее во время галопа и прыжков. Следовательно, повреждения сухожилия поверхностного сгибателя пальца и межкостного среднего мускула чаще наблюдаются у верховых и рысистых лошадей,так как во время быстрой езды происходит высокое приподнимание запястья и сильное обременение названных сухожилий. Наоборот, повреждение сухожилия глубокого сгибателя пальца чаще наблюдается у шаговых лошадей, используемых для возки тяжести, так как в момент максимального разгибания копытного сустава и отталкивания конечности от земли происходит
· . ,/ у,, чрезмерно сильное напряжение этого сустава.
На месте повреждения сухожильной ткани, вследствие ее фасцикулярных (нарушение целости отдельных сухожильных пучков) или частичных разрывов (нарушение целости многих сухожильных пучков) происходит серозно-кровяни- стое пропитывание рыхлой клетчатки, разр,ыхлениера-ratenon'a и кровоизлияние в endoienon, а также в образовавшиеся щели после надрывов сухожилий. Поврежденное сухожилие приобретает серовато-кровянистую окраску (в норме оно имеет белый, перламутровый цвет), становится влажно-отечным и увеличенным в объеме. Фасцикулярная ткань также подвергается патологическим изменениям. Возникший в поврежденных сухожилиях воспалительный процесс сопровождается развитием грануляционной ткани, а при повторных травмах и фиброзной соединительной ткани как в толще самого сухожилия, так и в окружающей его клетчатке. Иногда воспалившееся сухожилие срастается с окружающим его сухожильным влагалищем. Патологически измененное сухожилие утолщается в своем первоначальном объеме, бывает мало податливым и теряет свою эластичность. В дальнейшем, при переходе воспалительного процесса в хроническую форму в участках поврежденшэго сухожилия разрастается в избытке_.рубцовая ткань, которая сморщивается и приводит к ^укорочению сухожилия, что влечет за собой развитие тен-догенной контрактуры суставов. В некоторых хронических случаях тендинита хрящевые клетки, содержащиеся в сухожильной ткани, метаплазируются в костную ткань, и тогда происходит отло-
119

Рис. 44. Схема работы сухожильных тяжей на передней конечности.
Л спокойное состояние лошади; Б стадия ослабления удара в период опирания при аллюрах; В стадия распрямления углов в период опирания при аллюрах. Волнообразными линиями показаны моменты ослабления сухожильных тяжей.

повеРхност»ого сгибателя в области тар- его м
зального сустава (Л; и среднего межкостного мускула (Б) (ориг.).

Рис. 46. Оссификация сухожилий и сухожильно- Рис 47 Онхоиеоки говлагалища сгибателей пальца у лошади (ориг) рй Т
ф ул и сухожильно Рис 47 Онхои
говлагалища сгибателей пальца у лошади (ориг.). жирной
Тани
жение петрификата и развитие оссифицирующего тендинита (рис. 45 и 46).
При внедрении возбудителя болезни в поврежденное сухожилие в его интерфасцикулярной соединительной ткани развивается слабо выраженный пролиферативный процесс с явлениями гнойной экссудации, который рано или поздно приводит к возникновению некроза в сухожильной ткани.
При инвазионном тендините на месте внедрения (с током крови) onchocerca reticulata развивается хронический воспалительный процесс, характеризующийся разрастанием дряблой грануляционной ткани, сильно выраженной гиперемией окружающих сосудов,
а иногда и образованием мелких абсцессов, содержащих в своих полостях паразитов (рис. 47). В хронических случаях при доброкаче-


А б
Рис. 48. Воспаление сухожилия поверхностного пальцевого сгибателя.
А а пястной области; Б в области срсамовидных костей.
ственном течении процесса в участках локализации паразитов происходит отложение известковых солей и разроет фиброзной или руб-цовой ткани. Сухожилие становится в некоторых участках на своем протяжении утолщенным и имеет бугристую поверхность.
Клинические признаки воспаления сухожилия поверхностного пальцевого сгибателя. При остром воспалении в спокойном состоянии животное поврежденную конечность заметно выставляет вперед, при этом путовая кость занимает более отвесное положение (крутая постановка пута), а путовый сустав бывает согнут (волярная флексия). При движении наблюдается хромота первой или второй степени опирающейся конечности, которая сильнее проявляется в начале движения. Больная лошадь часто спотыкается, в особенности при движении рысью. Само сухожилие диффузно опухает. При осмотре больного животного сбоку легко можно обнаружить в области воляр-
121
ной поверхности пясти (между запястным и путовым суставом) выпячивание в виде дуги выпуклостью наружу (рис. 48). Иногда опухание сухожилия обнаруживается только в нижней трети пясти, в области сесамовидных костей. Опухание имеет плотную, податливую или тестоватую консистенцию, горячую на ощупь и болезненную при надавливании. На приподнятой (расслабленной) конечности свободно удается установить, что опухание распространяется только на сухожилие поверхностного сгибателя и окружающие его ткани, а сухожилие глубокого сгибателя находится в норме. При воспалении верхней добавочной сухожильной головки болезненное опухание обнаруживается в нижней трети предплечья, позади внутреннего края лучевой кости; запястный и путовый суставы при этом бывают согнутые (волярная флексия). Хромота бывает упорной и трудно поддающейся излечению.
При хроническом воспалении хромота обычно отсутствует, но сохраняется заметная слабость и неловкость в движении. Сухожилие заметно утолщено. Поверхностный и глубокий сгибатели часто срастаются между собой. Болезненность при пальпации и пассивных движениях отсутствует.
Клинические признаки воспаления сухожилия глубокого сгибателя пальца. При остром воспалении в покойном состоянии животное, чтобы ослабить обременение поврежденного сухожилия глубокого сгибателя пальца, больную конечность отставляет несколько вперед или держит в отвесном положении (дорзальная флексия). При движении отмечается хромота второй или третьей степени опирающейся конечности и только в редких случаях при сильном повреждении добавочной сухожильной головки может наблюдаться хромота смешанного типа. Местно, пальпацией сухожилия, на задней стороне в верхней половине пясти между межкостным мускулом и сухожилием устанавливается болезненное припухание тестоватой или податливой консистенции, которая лучше обнаруживается на расслабленной (приподнятой) конечности. Кожа при этом в пораженном участке сохраняет свою подвижность.
При хроническом воспалении сухожилия хромота бывает слабо выраженной и в большей части проявляется только при движении рысью. Путовый сустав при этом недостаточно прогибается. Сухожилие на ощупь бывает плотное, безболезненное и бугристое; оно часто срастается с окружающими его тканями. Его утолщение хорошо бывает выражено. Разросшаяся фиброзная и рубцовая ткань стягивает пучки сухожильных волокон, сухожилие теряет свою эластичность и укорачивается, что обусловливает собою развитие тендогенной контрактуры запястного и пальцевых суставов. Путовая и венечная кости при этом занимают более отвесное положение, копыто суживается и приобретает торцовую постановку.
Из осложнений при поражении глубокого сгибателя пальца встречается воспаление подвешивающих связок мякишного хряща, экзостозы на боковых поверхностях путовой кости и воспаление общего пальцевого разгибателя, как следствие волярной флексии.
122
Клинические признаки воспаления среднего межкостного мус-Vna В покойном состоянии животное больную конечность держит я полусогнутом положении (запястный и путовый суставы) и выставленной далеко вперед. В движении наблюдается хромота опирающейся конечности, сопровождающаяся крутой (отвесной) постановкой путовой кости при остром течении процесса, на расслабленной ппиподнятой) конечности можно прощупать болезненное, а иногда узловатое, опухание одной или обеих сухожильных ножек межкостного мускула. При хроническом течении болезни хромота обычно бывает слабо выраженной, но лошадь при движении часто спотыкается. * Припухлость становится твердой и безболезненной. Сам межкостный мускул бывает утолщен и заметно укорочен. Сухожилия поверхностного и глубокого сгибателей пальца гипертрофированы. При одновременном поражении сесамовидных костей (сесамоидит) припухлость лучше обнаруживается снаружи (сбоку) (рис. 49).
При воспалении на почве инвазии устанавливается четко-образное (узловатое) опухание межкостного мускула на участке от сесамовидных костей до верхней трети грифельных костей.
Наличие на плантарной [и медиальной поверхностях пястных костей экзостозов усугубляет течение патологического процесса. Хромота в этих случаях трудно излечима или совсем не поддается лечению. Наблюдается атрофия мускулатуры пораженной грудной конечности.
Диагноз. Он устанавливается по наличию характерных клинических признаков для каждого из пораженных сухожилий и местных морфологических изменений и места их локализации. В хронических случаях рекомендуется рентгеновское исследование с целью выявления или исключения наличия экзостозов пястных костей, могущих поддерживать воспалительный процесс или оссификации самого сухожилия.
Прогноз. Он бывает различным в зависимости от стадии течения патологического процесса, морфологических изменений в сухожилиях, прилегающих костях, а также и в виде поражения самих сухожилий.
В свежих случаях ограниченных повреждений сухожилий при правильном лечении и длительном покое функция сухожилий восста-
123

Рис. 49. Оссифицирующий периостит
сесамовидных костей первой фаланги
(ориг.).

навливается полностью и, следовательно, прогноз благоприятен. Однако надо помнить, что с исчезновением припухлости и хромоты сухожилие теряет нормальную сопротивляемость действию физической силы. Рецидив тендинита возможен в любое время, если не будет соблюдена нормальная работа (Б. М. Оливков).
При воспалении сухожилия поверхностного сгибателя пальца в острых случаях прогноз бывает благоприятным, в хронических осторожный, реже сомнительный.
При воспалении сухожилия глубокого сгибателя пальца и его добавочной головки прогноз бывает в острых случаях осторожным,
реже сомнительным; в хронических случаях, при наличии контрактуры сухожилия, сомнительным или неблагоприятным.
При воспалении межкостного сухожильного мускула в острых случаях течения болезни, когда в воспалительный процесс бывают вовлечены только сухожильные ножки мускула, прогноз может быть благоприятным и осторожным, чаще сомнительным при одновременном воспалении всего межкостного мускула, и неблагоприятным при развитии сесамоидита или онхоцер-козного тендинита.
Лечение. При остром воспалении больному животному предоставляют . продолжительный покой (23 недели). В начале заболевания с целью уменьшения экссудации назначают в течение первых 23 суток
на пораженную область холод в виде глины с уксусом, холодных ванн, пакетов со льдом или снегом, обливания холодной водой. При наличии ссадин или царапин на коже их предварительно смазывают спиртовой настойкой иода или спиртовым раствором пи-октанина. Проф. Б. М. Оливков рекомендует в первые 48 часов от начала заболевания бинтование конечности с последующим смачиванием бинта холодной водой. После уменьшения острых воспалительных явлений назначают согревающие спиртовые компрессы, тепловлажные укутывания, торфо-грязелечение, светолечение (облучение лампой «Соллюкс», электроотражательной печью), парафинолечение. В подострых случаях течения болезни применяют массаж с йодистой или ихтиоловой мазью. Продолжительность процедуры массажа 1015 минут ежедневно. По окончании массирования на пораженную область накладывают умеренно-давящую повязку.
124

Рис. 50. Полосчатое прижигание.
В подострых и хронических случаях широко показано электролечение, ионтофорез иода, диатермия и диатермо-ионтофорез иода. При отсутствии электролечения назначают втирание рассасывающих мазей. Проф. Ю. Н.Давыдов рекомендует втирать мазь, состоящую из 30,0 серортутной мази и 4,0 чистого иода в течение 23 раз, до появления струпа или же однократно втирать мазь из двуиодистои ртути на вазелине 1 : 8 в течение 510 минут. После втирания мази больному животному предоставляют в течение трех недель полный покой и затем назначают проводку.
В этих же случаях показано точечное или полосчатое прижигание (рис. 50). В процессе прижигания различают три фазы. В первой фазе происходит обугливание волос и эпидермиса, цвет полосок (точек) бурокоричневый. Во второй фазе цвет их становится коричневым, поверхность прижженной кожи несколько влажной (появляются первые капельки серозного выпота). В третьей фазе полоски (точки) принимают цвет ржаной соломы и появляется обильный выпот по краям. Чтобы получить в процессе прижигания все три указанные фазы, необходимо последовательно проводить раскаленный наконечник столько раз, сколько понадобится для получения соответствующей реакции. Наконечник проводят каждый раз по прижженной поверхности, оказывая давление только одним его весом (Ю. Н. Давыдов). После прижигания больному животному предоставляют в течение 45 недель покой.
При значительном укорочении сухожилия глубокого сгибателя пальца и развившейся на этой почве тендогенной контрактуры суставов производят тенотомию этого сухожилия.
БОЛЕЗНИ СУХОЖИЛЬНЫХ ВЛАГАЛИЩ Запястные тендовагиниты
Воспаление сухожильных влагалищ, расположенных в области запястного сустава и пясти, в частности влагалища большого абдуктора пальца, лучевого разгибателя запястья, общего и бокового пальцевых разгибателей, а также сухожильного влагалища поверхностного и глубокого сгибателей пальца, наблюдается сравнительно часто у лошадей. Воспаление чаще бывает асептическим и реже гнойным, а по течению болезни реже острым и чаще хроническим.
Анатомия сухожильных влагалищ. Сухожильное влагалище длинного абдуктора большого пальца (vagina tendinum m. abductor pollicis longus) расположено по дорзальной поверхности запястного сустава в желобе лучевой кости и проходит в косом направлении сверху вниз на медиальную сторону до второй пястной кости. Длина влагалища у взрослой лошади около 16 см. Наполненная экссудатом полость образует продолговатой формы припухлость, начинающуюся от нижнего конца предплечья и идущую в косом направлении по передней поверхности запястья к головке медиальной грифельной кости Припухлость делится кольцевидной связкой на несколько частей.
125
Сухожильное влагалище лучевого разгибателя запястья (vagina tendinum m. ext. carpi radiale) у лошади расположено на дорзальной поверхности предплечья и проходит в косом желобке лучевой кости в виде полости длиною около 15 см, окружающей сухожилие. Оно начинается на 10 см выше верхней суставной щели и оканчивается вблизи места прикрепления сухожилия лучевого разгибателя пальца. На месте соединения влагалища с передней поверхностью сухожилия имеется хорошо развитая брыжейка. Сухожильное влагалище при наполнении его экссудатом образует припухлость продолговатой формы, раздвоенную абдуктором большого пальца; большую выше сустава и меньшую на уровне его.
Сухожильное влагалище общего пальцевого разгибателя (vagina tendinum m. ext. digitalis communis) расположено на дорзальной поверхности запястья в специальном желобке нижнего конца пястной кости между сухожильными влагалищами лучевого разгибателя запястья и боковым пальцевым разгибателем. Длина влагалища около 20 см, начало оно берет на 10 см выше расположения суставной щели предплече-запястного сустава и оканчивается на 5 см ниже суставной щели запястно-пястного сустава. Влагалище окружает два сухожильных тяжа, соединенных между собой брыжейкой: сухожилие общего пальцевого разгибателя и сухожилие рудиментарного разгибателя 4-го пальца (m. Philippi); при наполнении влагалища экссудатом выше запястного сустава образуется припухлость продолговатой формы. Нижний же отдел этого сухожильного влагалища, ввиду его плотного прижатия проходящей здесь запястной фасцией, в своем объеме не увеличивается (не растягивается) при наполнении экссудатом.
Сухожильное влагалище бокового пальцевого разгибателя (vagina tendinum m. ext. digitalis lateralis) расположено в специальном желобе лучевой кости и проходит между общим пальцевым разгибателем и локтевым разгибателем запястья. Длина сухожильного влагалища около 15 см. Анатомо-топографические границы его одинаковы с границами сухожильного влагалища общего пальцевого разгибателя. При наполнении его экссудатом припухлость может быть обнаружена только в верхней его части.
Сухожильное влагалище пальцевых сгибателей (vagina tendinum m. flexor digitalis sublimis et profundus seu vagina carpalis) (рис. 51) расположено по волярной поверхности запястья в желобе, образованном добавочной костью и костями запястья. Верхняя граница добавочная сухожильная головка поверхностного пальцевого сгибателя (нижняя треть лучевой кости), нижняя место слияния добавочной сухожильной головки с сухожилием глубокого пальцевого сгибателя (средняя треть пясти). Длина сухожильного влагалища у взрослой лошади, по данным В. А. Никанорова около 25 см. Во влагалище проходит два сухожильных тяжа сухожилие глубокого и поверхностного пальцевых сгибателей. Своеобразное анатомо-топографическое расположение этих сухожилий обусловливает собой наличие трех влагалищных сообщающихся между
126
чэбой полостей: полость, расположенную под сухожилием глубокого пальцевого сгибателя, длиною около 25 см; щелевидную полость между сухожилиями, длиною около 12 см и полость в виде дивертикула под сухожилием поверхностного пальцевого сгибателя, длиною около 9 см. Фиброзная стенка сухожильного влагалища скреплена с задней поверхностью сухожилия поверхностного сгибателя пальца на всем его протяжении, за исключением места расположения полости этого сухожилия. При наполнении сухожильного влагалища экссудатом образуется с латеральной стороны овальной продолговатой формы припухлость в области верхней трети пясти (выше добавочной кости). Иногда это сухожильное влагалище при наполнении его экссудатом сообщается с полостью запястного сустава. Нижнее, или пальцевое сухожильное влагалище пальцевых сгибателей берет свое начало на 10 см выше путового сустава и оканчивается на середине венечной кости. Оно представляет собою замкнутую полость с четырьмя выпячиваниями стенок дивертикулов, причем три из них парные. При наполнении сухожильного влагалища экссудатом его дивертикулы обусловливают малозаметную припухлость, так как их выпячивание ограничивается пучками поперечной связки сесамовидных костей и связки путовой кости, между которыми они и расположены.
Этиология. Причинами асептических тендовагинитов чаще всего являются всевозможные закрытые механические повреждения сухожильных влагалищ, сухожилий или окружающих их мягких тканей, в частности, ушибы и сдавливания сухожильных влагалищ, растяжение и надрывы сухожилий, тяжелая работа по неровному или вязкому грунту почвы, особенно на молодых животных, или использование животных в работе на больших расстояниях после
127

Рис. 51. Пальцевое сухожильное влагалище,
наполненное воздухом, в рентгеновском
изображении (по В. А. Никанорову).

длительного их стояния без моциона. Гнойные тендовагиниты часто развиваются при открытых повреждениях сухожильных влагалищ и внедрении вирулентных, чаще кокковых, возбудителей, или же по продолжению с окружающих тканей при флегмоне, абсцессе, гнойном бурзите или гнойном артрите, когда стенка сухожильного влагалища бывает вовлеченной в гнойно-воспалительный процесс. Реже возникают тендовагиниты лимфогенным или гематогенным путем при мыте, контагиозной плевропневмонии у лошадей.
Патогенез. В результате того или иного вида травмы сухожильного влагалища в его стенках и мезотеноне происходит разрыв капилляров и сосудов более крупного диаметра, что обусловливает собой кровоизлияние в полость сухожильного влагалища, его стенки и в окружающие мягкие ткани. Регуляторные свойства нервной системы, а также тканевой обмен в поврежденном участке бывают нарушенными. Физиологические отправления тканей затруднены. Вследствие этого развивается асептический воспалительный процесс в стенках сухожильного влагалища и окружающих его тканях. Межклеточные пространства поврежденной ткани пропитываются экссудатом, который скапливается в полости сухожильного влагалища; к нему примешивается синовия продукт синовио-бластов, расположенных на серозной оболочке сухожильного влагалища, которые в период воспаления находятся в состоянии гипер* функции. Вместе с кровью и экссудатом в полость сухожильного влагалища поступает фибрин, здесь он свертывается и образует глыбки и тяжи. Далее он опускается в нижние части сухожильного влагалища и его дивертикулы, вызывает спайки, а иногда отла« гается на поверхности стенки сухожильного влагалища, закупоривает в некоторых его участках просвет и тем обусловливает скопление в них воспалительного экссудата. По мере утихания острых воспалительных явлений происходит рассасывание выпотевшего экссудата из межклеточных промежутков и полости самого сухожильного влагалища. Фибрин подвергается лизису и тоже рассасывается, хотя и очень медленно /Однако такое благоприятное обратное развитие патологического процесса наблюдается далеко не во всех случаях. Очень часто рассасывание экссудата по тем или иным причинам надолго задерживается, фибрин прорастает фиброзной тканью, и течение болезни переходит в хроническую форму. Сухожильное влагалище при этом нередко срастается с окружающим сухожилием, ограничивая его подвижность. В более запущенных случаях может отлагаться петрификат, приводящий к окостенению сухожилия и его влагалища.
Развитие гнойного тендовагинита протекает различно, в зависимости от количества и вирулентности внедрившихся микробов, сопротивляемости самого организма, характера повреждения тканей, своевременного или запоздалого применения лечения и других факторов, влияющих на ход течения болезни.
Внедрившиеся микробы своим токсическим действием вызывают ответную реакцию организма через нервную систему, происхо-128
лит усиленная гиперемия сосудов и лейкоцитоз в стенках сухожильного влагалища и мезотеноне, тем самым обусловливается усиленная воспалительная экссудация тканей. В сравнительно короткий срок при узком раневом канале полость сухожильного влагалища наполняется воспалительным экссудатом, в начале серозно-мутным, а затем гнойным. Эндотелий синовиальной оболочки слущивается, [ на его месте разрастается фунгозная грануляционная ткань. Ворсинки кабухают и значительно увеличиваются в своих размерах. В дальнейшем, при скоплении в полости большого количества гнойного экссудата, при запоздалом оперативном вмешательстве происходит расплавление стенок влагалища и его перфорация. При переходе гнойно-воспалительного процесса в подострую и хроническую форму разрастается, кроме фунгозной ткани, и соединительная ткань, которая осумковывает отдельные очаги распада тканей и скоплений гнойного экссудата.
При внедрении инфекции в сухожильное влагалище из окружающих его гнойно-воспалительного или иного очага происходит вначале разрушение стенки сухожильного влагалища,, через отверстие которой в полость влагалища поступает гнойный экссудат, в результате чего происходит одновременное инфицирование наружной (фиброзной) и внутренней (синовиальной) оболочек влагалища, что усугубляет тяжесть течения болезни (В. А. Никаноров). Клинические признаки. Они в каждом отдельном случае проявляются в зависимости от характера течения патологического процесса и функции, выполняемой пораженным сухожильным влагалищем и его сухожилием.
При серозном тендовагините сухожильного влагалища длинного абдуктора большого пальца у больного животного на дорзо-лате-ральной поверхности запястного сустава (в верхней половине запястья) обнаруживают небольшую флюктуирующую припух-лость, расположенную в косом направлении спереди назад по передней поверхности карпального сустава к медиальной головке грифельной кости.'Йногда припухлость может быть разделенной пучками кольцевидной связки на несколько частей. В острых случаях воспаления припухлость бывает горячей и болезненной, в хронических случаях мало чувствительной. В покойном состоянии животного отклонений от нормы не наблюдается; при движении шагом хромота у больного животного бывает слабо выраженной; при движении рысью хромота усиливается. Движения запястья аритмичны, резвость лошади теряется, пораженная конечность быстро устает. При гнойном тендовагините расстройство функции больной конечности бывает значительно выражено, опухание увеличено.
При тендовагините сухожильного влагалища лучевого разгибателя запястья (tendovaginitis m-li ext. carpi radialis) у больного животного в острых случаях серозного и серозно-фибринозного воспаления на передней поверхности выше запястья и нижней части предплечья обнаруживают припухлость напряженную, горячую и оолезненную, овально-продолговатой формы. При движении живот-
129
ного возникает хромота первой, реже второй степени подвешенной конечности. В хронических случаях (что чаще всего наблюдается) припухлость значительно увеличивается и простирается от нижней
трети предплечья до верхнего конца пясти (рис. 52). Опухание в средней своей части бывает перешнурованным и значительно напряженным во время обременения конечности и флюктуирующим на расслабленной (приподнятой) конечности. Хромота у больного животного отсутствует.
При гнойном тендовагините опухание бывает диффузным, сильно болезненным. Из раны или свищевого отверстия обильно выделяется гнойный экссудат с примесью синовиальной жидкости. ''Вольная конечность в области запястья бывает утолщенной, иногда развивается паравагинальная флегмона. Животное лихорадит. В покое щадит больную конечность, а при движении сильно хромает.

Рис. 52. Хронический серозный тендовагинит лучевого разгибателя запястья у лошади.
При тендовагиншпе сухожильного влагалища общего пальцевого разгибателя (tendovaginitis m-li ext. digitalis communis) серозного и серозно-фибри-нозного воспаления у больного животного на передне-наружной стороне в области дистальной части лучевой кости (несколько выше запястного сустава) обнаруживают флюктуирующую припухлость (рис. 53), овальной формы, величиной с гусиное яйцо, болезненную в острых случаях и малочувствительную в хронических случаях течения болезни. При сильном наполнении влагалища экссудатом одновременно может быть обнаружена в нижней части сухожильного влагалища вторая припухлость величиной от лесного до грецкого ореха (рис. 54). При надавливании содержимое (экссудат) ундулирует кверху и увеличивает наполнение первой или верхней припухлости. «Верхняя часть налива на опирающейся ноге резко отграничивается от нижней части, а на поднятой от верхней» (Э. И. Гауэнштейн). При остром воспалении наблюдается хромота слабой степени; в хронических случаях хромота отсутствует, при гнойном хромота второй степени опирающейся конечности.
130


flthi тендовагиншпе бокового пальцевого разгибателя (tendova- litis m-П ext. digitalis lateralis) у больного животного на наружной поверхности выше запястного сустава над и впереди латерального суставного бугра лучевой кости обнаруживают флюктуирующую, мало или совсем не болезненную припухлость овальной формы. Расстройство же функции при асептическом воспалении часто отсутствует. Иногда (при утолщении стенки влагалища) отмечается недостаточное поднимание и вынос больной
конечности.
При тендовагините запястного сухожильного влагалища поверхностного и глубокого пальцевых сгибателей (tendovaginitis carpalis) у больного животного обнаруживают (рис. 55) при сильном наполнении влагалища серозным экссудатом три ундулирующие при пальпации между собой припухлости, продолговатой формы, одна из них более крупная, располагается на латеральной стороне конечности, выше добавочной кости запястья, другая на медиальной стороне запястья, между лучевой костью и локтевым сгибателем запястья, и третья припухлость находится на медиальной стороне (а иногда и с обеих сторон) в верхней трети пясти. На согнутой конечности припухлости становятся легко податливыми и флюктуируют. При надавливании на одну из опухолей их содержимое (экссудат) легко переливается в полость другой. В покойном состоянии животное щадит больную конечность и часто держит ее в согнутом положении (волярная флексия). Расстройство функции при движении в большинстве случаев, даже при остром воспалении, обычно проявляется слабо. В хронических случаях хромота отсутствует, но больное животное сравнительно быстро утомляется в работе. По окончании работы стремится больше лежать и неохотно встает. Размеры припухлостей бывают значительно увеличены вследствие большого скопления в полости влагалища экссудата и легко флюктуируют при любом положении конечности.
При гнойном тендовагините наблюдается значительное отечно-флегмонозное, сильно болезненное опухание по ходу анатомического
Рис. 54. Хронический серозный тендовагинит сухожильного влагалища бокового разгибателя на правом запястье.

Рис. 55. Воспаление сухожильного влагалища поверхностного и глубокого пальцевого сгибателя.
131
Рис. 53. Серозный тендовагинит общего пальцевого разгибателя у лошади.
расположения сухожильного влагалища. Из раневого отверстия выделяется гнойный экссудат с примесью синовиальной жидкости. При пассивном движении больной конечности истечение экссудата увеличивается. В покойном состоянии животное держит больную конечность согнутой в запястье с легким опиранием зацепной стенкой копыта; при движении возникает опирающаяся хромота сильной степени. Температура тела повышена, общее состояние угнетенное. При запоздалом оперативном лечении может развиться перивагинальная- и периартикулярная флегмона и вызвать общую интоксикацию организма больного животного.
Диагноз. При тендовагинитах он устанавливается с учетом общего состояния животного, функциональных и анатомоморфологи-ческих и клинических симптомов. В неясных случаях производят интравагинальную диагностическую пункцию и инъекции анестезирующей жидкости, а также тендоаэрорентгенографии по В. А. Никанорову. Для диференциальной диагностики острых серозных и гнойных тендовагинитов производят исследование пульса, дыхания, температуры, крови животного, что иногда облегчает постановку диагноза.
Прогноз. При асептическом остром серозном, серозно-фибриноз-ном тендовагините благоприятный, в хронических случаях осторожный (в смысле излечения); при гнойном тендовагините в свежих случаях осторожный, в осложненных сомнительный.
Лечение. При асептическом остром тендовагините в течение одного-двух дней применяют холод (примочки, обливания холодной водой, мешки со снегом или толченым льдом) и накладывают давящие повязки. По мере утихания острых воспалительных явлений применяют тепловлажные укутывания, согревающие компрессы (4050-процентный раствор винного спирта, камфорного спирта), массаж с ихтиоловой или серой ртутной мазью, иод-вазоген, горячие ванны, светолечение, грязелечение, диатермолечение, парафинолечение. В трудно поддающихся лечению случаях можно применять ионтофорез иода и диатермо-ионтофорез иода.
При гнойном тендовагините применяют оперативное лечение. Сухожильное влагалище, наполненное гнойным экссудатом в самой нижней его части, вскрывается, омертвевшие ткани удаляются, при необходимости делают контрапертуры для лучшего стока гноя, вставляют дренаж. Послеоперационные раны обрабатываются антисептическим раствором или обильно припудриваются порошком белого стрептоцида с последующим наложением стерильной повязки.
Тарзальные тендовагиниты *
Анатомия. В области скакательного сустава у лошади расположены нижеследующие сухожильные влагалища.
Сухожильное влагалище длинного пальцевого разгибателя (vagina tendinum m. ext. digitalis longus) проходит по дорзальной поверх-
оти сустава на участке от верхней суставной щели до проксималь Нгп конца плюсневой кости (рис. 56). Длина его около 18 см. г^ожилие имеет брыжейку около 4 см ширины, расположенную Лпиже К его латеральному краю (рис. 57).
гихожильное влагалище бокового пальцевого разгибателя (vagina tendimim m. digitalis lateralis) расположено по латеральной поверх-

Написана доцентом В. А. Никаноровым.
132
Рис. 56. Сухожильные влагалища области скакательного сустава лошади.
А дорзо-латеральная сторона: / длинный пальцевый разгибатель; 2 боковой пальцевый разгибатель; 3 глубокий пальцевый сгибатель; 4 сухожилие икроножного мускула; 5 сухожильное влагалище длинного пальцевого разгибателя; всухожильное влагалище бокового пальцевого разгибателя; 7 сухожильная бурза под поверхностным пальцевым сгибателем. Б дорзо-медиальная сторона: 1 икроножный мускул; 2 глубокий пальцевый сгибатель; 3 поверхностный пальцевый сгибатель; 4 подсухожнльная бурза под поверхностным пальцевым сгибателем; 5 сухожильные влагалища глубокого пальцевого сгибателя; 6большеберцовый передний мускул; 7 длинный пальцевый разгибатель; 8 подсухожильная бурза большеберцового переднего и малоберцового третьего мускулов; 9 капсула сустава: 10 подсухожильная бурза под медиальной ветвью большеберцового переднего мускула.
ности скакательного сустава (рис. 56) в пределах границ сухожильного влагалища длинного пальцевого разгибателя. Длина его около 18 см. Оно имеет брыжейку шириною до 5 см, расположенную по заднему краю сухожилия (рис. 57).
Сухожильное влагалище длинного пальцевого сгибателя или медиальной головки глубокого пальцевого сгибателя (vagina tendinum m. flexor digitalis pedis longus) проходит по медиальной поверхности скакательного сустава (рис. 56), представляет собою узкую полость, в которой проходит тонкое сухожилие длиною до 30 см^Брыжейка сухожилия, шириною до 4 см, состоит из прерывистой пластинки; в местах, где брыжейка отсутствует, в сухожилии проходят допол-
133


нительные сосуды. Располагается брыжейка на поверхности сухожилия, обращенной к большеберцовой кости.
Сухожильное влагалище глубокого пальцевого сгибателя (vagina tendinum m. flex, digitalis pedis profundus seu vagina tarsalis). Верхняя граница сухожильного влагалища располагается несколько выше уровня бугра пяточной кости, а нижняя на границе верхней и средней трети плюсны; длина около 25 см. Сухожилие глубокого пальцевого сгибателя, состоящее из сухожилия сгибателя большого пальца конечности и расположенного в нем сухожилия больше-берцового заднего мускула, имеет на задней поверхности хорошо
развитую брыжейку до 7 см шириной в растянутом виде.
Сухожильное влагалище поверхностного пальцевого сгибателя и ахиллова сухожилия (vagina tendinum m. flex, digitalis pedis sublimis et tendinum Achilli) представляет собою полость, расположенную между сухожилием поверхностного пальцевого сгибателя и ахилловым сухожилием (рис. 56, Ј,5). Некоторые анатомы называют эту полость подсухожильной бурзой. Мы считаем более удобным называть ее сухожильным влагалищем по следующим соображениям: длина этой полости 2023 см; под ахилловым сухожилием с его латеральной стороны располагается самостоятельная слизистая сумка, имеющая сообщение с этой полостью (рис. 57,5); сухожилие поверхностного пальцевого сгибателя почти окружает ахиллово сухожилие и скрепляется с ним.
Тендовагиниты в области скакательного сустава у лошадей наблюдают относительно редко. В случаях же возникновения их они могут проявляться в виде асептических и гнойных воспалений, а по течению болезни в виде острых и хронических процессов. Этиология и патогенез. Они аналогичны этиологии и патогенезу запястных тендовагинитов.
Клинические признаки. Они проявляются различно и зависят от характера течения воспалительного процесса, от функциональной значимости сухожилия и его влагалища.
При остром серозном тендовагините длинного пальцевого разгибателя на передней поверхности скакательного сустава появляется припухлость продолговатой формы длиною 18 см и больше. Припухлость неравномерная на ней образуются перемычки за счет 134
Рис. 57. Схема поперечного разреза сухожилий через верхний ряд костей заплюсны (по В. А. Никанорову).
/ таранная кость; 2 пяточная кость; 3 сухожилие длинного пальцевого разгибателя; 4 сухожилие бокового пальцевого разгибателя; 6 сухожилие поверхностного пальцевого сгибателя; 6сухожилие глубокого пальцевого сгибателя; 7 сухожилие длинного пальцевого сгибателя; 8 заплюсневая плантарная связка. Стрелками указаны брьгжейкн.
поперечных связок, поддерживающих сухожилие и его влагалище. Припухлость болезненная с повышенной температурой и флюктуирующая при пальпации. В покое животное держит скакательный сустав в полусогнутом или согнутом состоянии, как в менее напряженном положении пораженной области; попытки разогнуть сустав сопровождаются резкой болезненностью для животного. В покое лошадь опирается зацепной стенкой копыта больной конечности; при движении заметна хромота опирающейся конечности.
^При переходе в хронический серозный тендовагинит явления острого воспаления исчезают припухлость хотя и остается, но становится безболезненной и обычной температуры тела. Опирание конечностью проходит нормально, и хромота при движении исчезает. При развитии гнойного тендовагинита припухлость по ходу сухожильного влагалища бывает резко выражена, принимает разлитой характер, очень болезненна, а при нарушении целости стенки сухожильного влагалища сопровождается выделением гнойного экссудата с примесью синовии. Опирание больной конечностью становится затруднительным и при движении сопровождается резко выраженной хромотой. У больного животного наблюдается повышение общей температуры тела, учащение пульса, дыхания, нарушение аппетита, изменение лейкоцитарной формулы крови влево. При хроническом гнойном тендовагините явления острого воспаления только утихают, но не исчезают совсем. Остается плотная мало-болезпенная припухлость и один или несколько свищевых каналов с умеренным выделением гноя через них.
Как осложнение при гнойном тендовагините возможен гнойный
тендинит с омертвением.
При остром серозном тендовагините бокового пальцевого разгибателя, повреждение которого отмечается очень редко, припухлость будет аналогична припухлости при тендовагините длинного пальцевого разгибателя, только месторасположение ее будет с наружной боковой стороны, длиною в тех же пределах.flpn гнойном тендовагините появляется хромота опирающейся конечности.
При остром серозном тендовагините длинного пальцевого сгибателя или медиальной головки глубокого пальцевого сгибателя припухлость будет располагаться с внутренней боковой поверхности. Так как это сухожильное влагалище представляет собой узкую полость, то наполнение ее воспалительным экссудатом даст припухлость весьма незначительную.
При гнойном тендовагините признаки аналогичны предыдущим гнойным тендовагинитам. Следует отметить, что это сухожильное влагалище подвергается повреждению относительно редко.
Ярц остром серозном тендовагините глубокого пальцевого сгибателя ^припухлость будет располагаться параллельно припухлости при предыдущем тендовагините, т. е. с внутренней боковой поверхности скакательного сустава, но ближе к бугру пяточной кости, точнее от внутренней подпяточной ямки до плюсны в области несколько ниже каштана. Величина припухлости 25 см и более.
135
В покое животное сустав держит в полусогнутом состоянии, вслед/ ствие чего опирается только зацепной стенкой копыта. При движении резко выражена хромота опирающейся конечности. При переходе процесса из острого в хронический припухлость остается, но становится неболезненной, хромота в значительной степени снижается, но полностью не исчезает.
При развитии гнойного тендовагннита припухлость становится очень болезненной, конечностью животное почти не пользуется, при передвижении скачет на трех ногах или слегка опирается зацепной стенкой копыта. Из раневого или свищевого отверстия выделяется гной. Наряду с этим у животного понижается аппетит и ухудшается общее состояние. Чаще, чем при любом из вышеуказанных гнойных тендовагинитов, наблюдают некроз сухожилия. В этих случаях состояние животного значительно ухудшается, лошадь больше лежит и без посторонней помощи не поднимается, появляются пролежни с обширными участками омертвевших тканей. При остром серозном тендовагините поверхностного пальцевого сгибателя и ахиллова сухожилия припухлость, вызванная наполнением полости сухожильного влагалища, наблюдается в двух местах: одна от бугра пяточной кости вверх, вторая, менее заметная, несколько ниже его (длиной каждая 1015 см). Перемычку между припухлостями обусловливает капюшонообразное расширение сухожилия поверхностного пальцевого сгибателя, края которого прикрепляются к пяточной кости. Припухлости очень болезненны, с повышенной температурой. Сустав находится в состоянии разгибания, и всякое сгибание его усиливает болезненность. При передвижении животное вынуждено больную конечность выносить в сторону, описывая полукруги.
При гнойном тендовагините, наряду с указанными признаками, отмечают выделение гнойного экссудата, резкую болезненность, прогрессивное исхудание, атрофию мышц и образование пролежней при залеживаниях.
Диагноз. В большинстве случаев он ставится на основании характера припухлости и месторасположения ее. Однако ранения сухожильных влагалищ нередко принимают за ранения суставов, так как действительно между ними есть ряд общих клинических признаков. Особенно смущает выделение синовиальной жидкости из раны, свойственное как тендовагиниту, так и артриту. Ориентация на топографические данные, особенно в случаях отдаленных ранений и большого фиброзного опухания, сглаживающего границы полостей, бывает недостаточной. В целях диференциального диагноза пользуются пункциями полостей в местах выше или ниже ранения. Через инъекционную иглу, сквозь ватный фильтр, пользуясь резиновым баллоном, вводят воздух или шприцем стерильный раствор риванола в разведении 1 : 1000. По пенистому выделению .экссудата из раны судят о поражении исследуемой полости. Существенное значение для диференциального диагноза и определения степени повреждения сухожилий и их влагалищ может иметь аэро-136
тендовагинография, а также общее исследование больного (температура, пульс, дыхание, рефлексы и др.).
Прогноз. При серозных формах тендовагинитов прогноз благоприятный, при гнойных от осторожного до неблагоприятного.
Лечение. В основном то же, что и при запястных тендоваги-
нитах. При вскрытии сухожильных влагалищ следует избегать повреждения брыжеек, для чего следует помнить места их расположения.
Профилактика. Она имеет большое практическое значение. Для выполнения ее необходимы следующие мероприятия: 1) умеренная тяжесть груза при перевозках для молодых и темпераментных лошадей, особенно при работе по вязкому грунту, плохим дорогам и при пересеченном рельефе местности; 2) правильная ковка и своевременная перековка; 3) специальная ковка при порочной постановке конечностей; 4) правильная расчистка копыт при ковке;
5) очистка копыт от скопившегося навоза или снега, особенно в оттепель, когда глыбы снега под копытом доходят до 1015 см;
6) массаж сухожилий после работы лошади.
Кроме того необходимо: 1) систематически осматривать лошадей после работы для выявления заболевания в начальной стадии; 2) осторожно работать на территории, захламленной битым стеклом, железом, проволокой и т. п.; 3) не допускать стабунивания кованых лошадей; 4) отделять в конюшне надежной стенкой строптивых лошадей, бьющих задом.
Тендовагиниты в области пальца (Tendovaginitis regio digitalis)
Воспаление сухожильного влагалища пальцевых сгибателей в области путового сустава у лошадей наблюдается довольно часто. В зависимости от этиологии и характера выпота экссудата различают: серозный, серозно-фибринозный и фибринозный асептический тендовагинит и гнойный, метастатический инфекционный тендова-гинит. По течению они могут быть острыми и хроническими.
Анатомия. Дистальное, или нижнее сухожильное влагалище сгибателей пальца у лошади начинается в нижней трети пясти на 810 см выше путового сустава и оканчивается на уровне середины венечной кости, где оно граничит с синовиальной сумкой челночной кости, отделяясь от последней соединительно-тканной перегородкой. Влагалище прикрыто сухожилием поверхностного сгибателя, кольцевидной связкой путового сустава, фасциями и кожей. При наполнении полости влагалища экссудатом выпячивания его наружу в указанных местах прикрытия становятся невозможными. Они появляются главным образом выше путового сустава и непосредственно под ним, выше межмякишной борозды и в середине путовой кости с боковых поверхностей.
Этиология и патогенез. Те же, что и при запястных тендова-гинитах.
137
Клинические признаки. Они бывают различными в зависимости от причины заболевания, характера поражения тканей и стадии течения воспалительного процесса.
При серозном тендовагините в остром случае у больного животного в состоянии покоя наблюдается волярная флексия путового сустава. Опирание при этом происходит в большей части зацепной стенкой копыта; при движении возникает хромота опирающейся конечности первой или второй степени. Осмотром и пальпацией обнаруживают выше путового сустава между верхними связками сесамовидных костей и сухожилием поверхностного сгибателя пальца болезненное, горячее на ощупь, податливое, чаще флюктуирующее продолговатой формы опухание сухожильного влагалища. Иногда при сильном воспалении и наполнении влагалища серозным экссудатом припухлость опускается ниже сесамовидных костей по заднему краю или поверхности путовой кости до межмякишного углубления. Бимануальной пальпацией на освобожденной (расслабленной) конечности содержащийся в полости влагалища экссудат свободно перекачивается (ундулирует) из одного влагалищного дивертикула (выпячивания) в другой.
В хронических случаях серозного тендовагииита скопление жидкости в полости сухожильного влагалища бывает значительно увеличенным, ^следствие этого опухание его часто выходит или распространяется за пределы анатомических границ сухожилия поверхностного сгибателя и располагается с обеих сторон сгибателей пальца. Оно на ощупь бывает холодным, безболезненным и легко флюктуирует. Течение хронического серозного тендовагинита обычно бывает бессимптомно, хромота отсутствует.
При серозно-фибринозном тендовагините в острых случаях течения процесса у больного животного также отмечается хромота опирающейся конечности, но в более резкой степени. Припухлость сухожильного влагалища имеет более ограниченное распространение, чем при серозном тендовагините. Однако болезненная реакция при надавливании и пассивных движениях является сильнее выраженной, чем при серозном тендовагините. Пальпацией в верхней части опухания устанавливается флюктуация; в нижней его части, вследствие скопления или оседания выпотевшего большого количества фибрина, оно имеет тестоватую и часто крепитирующую консистенцию, при этом под пальцами исследующей руки можно ощущать хруст талого снега. Этот характерный крепитирующий звук возникает ввиду трения отложившихся на стенках сухожильного влагалища сгустков или нитей фибрина, находящихся в полости сухожилия сгибателей пальца.
Остро протекающий серозно-фибринозный тендовагинит часто переходит в хроническую форму. В этих случаях хромота у животного может отсутствовать, но явления опухания сухожильного влагалища обычно бывают увеличенными и безболезненными при пальпации.
138
При фибринозном тендовагините, как известно, в полости воспалившегося сухожильного влагалища содержится фибрина больше, чем жидкого экссудата. Вследствие этого припухание сухожильного влагалища в острых случаях внешне бывает слабее выражено, чем при серозном или серозно-фибринозном тендовагините. Характер припухания имеет тестовато-податливую консистенцию, почти всегда крепитирующую при пальпации. 'Припухлость на ощупь бывает горячая и очень болезненная, стенки сухожильного влагалища заметно уплотнены или напряжены. В состоянии покоя животное больную конечность держит заметно согнутой в путовом суставе (волярная флексия) и производит при этом легкое опирание зацепной стенкой копыта. При движении наблюдается хромота средней или чаще высшей степени опирающейся конечности.
При переходе острого воспалительного процесса в хроническую форму в полости пораженного сухожильного влагалища происходит образование соединительнотканных перемычек, спаек, проращение отложившегося на стенках влагалища фибрина соединительной ткани. Это ведет к запустению полости сухожильного влагалища и сращению его с окружающими сухожилиями сгибателей пальца. Наблюдается постепенный переход фибринозного в фиброзный тендовагинит, при этом стенки сухожильного влагалища бывают значительно утолщенными. В проросших соединительной тканью стенках влагалища, а иногда в самом сухожилии происходит отложение солей извести и даже очаговое окостенение их. На ощупь опухание бывает твердым, безболезненным или малоболезненным. Отмечается при пассивном движении ограниченное разгибание суставов пальца, в особенности путового. У животного наблюдается хроническая хромота опирающейся конечности, усиливающаяся в процессе работы и уменьшающаяся после отдыха животного.
При гнойном тендовагините, в зависимости от давности течения воспалительного процесса,.может наблюдаться диффузное, сильно болезненное флегмонозное разлитое опухание сухожильного влагалища и окружающей его клетчатки, истечение из раневого канала синовии с примесью гнойного экссудата, повышение общей температуры тела животного до 39,540,0° и проявление резко выраженной хромоты. В покойном состоянии животное с трудом опирается больной конечностью (при остром воспалении). Если опухание имеет менее диффузное распространение, то обнаруживается один или несколько перфорирующих стенку влагалища свищевых отверстий, из которых обильно выделяется гнойный экссудат. Все окружающие сухожильное влагалище мягкие ткани бывают вовлечены в гнойно-воспалительный процесс и утолщены (при подостром и хроническом воспалении), у животного отмечают ремитирующую лихорадку; оно много лежит, возникают пролежни, отказывается от корма и быстро худеет. Расстройство функции больной конечности также бывает значительно выражено. Иногда развивается хрониосепсис и гибель животного от интоксикации и истощения,
139
Диагноз. Диагноз не встречает затруднений. Обычно он устанавливается по наличию присущих тендовагинитам характерных клинических симптомов. В неясных случаях производят лабораторное исследование пунктата и аэрорентгенографию поврежденного сухожильного влагалища или рентгенографию при фиброзном, окостеневающем тендовагините.
Прогноз. При серозлом, серозно-фибринозном и асептическом тендовапшитах благоприятный; при фибринозном тендовагините осторожный; при гнойном тепдовагините сомнительный, реже неблагоприятный.
Лечение. В основном лечение то же, что и при запястных тендо-вагииитах. »
ГЛАВ А VI
БОЛЕЗНИ МУСКУЛОВ
БОЛЕЗНИ МУСКУЛОВ ПЕРЕДНИХ КОНЕЧНОСТЕЙ Гнойное воспаление (абсцесс) плече-головного мускула
Гнойный абсцедирующий миозит плече-головного мускула представляет собой хроническое заболевание, наблюдающееся главным образом у лошадей.
Анатомия. Плече-головной мускул m. brachiocephalicus представляет собой широкий мускульный пласт. Он начинается от плечевого гребня crista humeri ниже дельтовидной шероховатости, поднимается между двуглавым мускулом плеча m. biceps bra-chii и плечевым т. brachialis, проходит через плечевой сустав к области шеи; здесь вместе с предыдущим мускулом он образует яремный желоб. Мускул оканчивается пластинчатым сухожилием (вместе с пластыревидным мускулом m. splenius и длиннейшим мускулом головы т. longissimus capitis) на сосцевидном отростке височной кости и поперечном гребне затылочной кости, а также на сухожилии длиннейшего мускула атланта longissimus atlantis и зубцами на поперечнореберных отростках 2-го, 3-го и 4-го шейных позвонков (А. Ф. Климов).
Этиология. Болезнь вызывается гноеродными микробами стафилококками, стрептококками, кишечной палочкой или ботриоми-козным грибом, которые чаще всего проникают в мышечную ткань через всевозможные глубокие раны или поверхностные повреждения кожи, возникающие при ушибах и трении плохо подогнанной сбруей хомутом, шлеей и т. п. Иногда гнойный абсцедирующийся миозит плече-головного мускула может быть вызван метастатическим путем при переболевании лошадей мытом.
Патогенез. Под влиянием травмы, пониженной реактивности тканей гноеродные бактерии и ботриомикозные кокки, внедрившиеся в поврежденные поверхностные слои кожи, проникают по лимфоген-ным и гематогенным путям в более глубоко расположенные ткани клетчатку, мышцыи вызывают в них очаговый гнойно-воспалительный процесс. Этот процесс сопровождается сосудистой реакцией, эмиграцией, гибелью и расплавлением сегментноядерных лейкоцитов и клеток мышечной ткани, в результате чего в мышечной ткани происходит развитие вначале мелких гнойничков, а затем они объединяются между собой в одну общую гнойную полость и образуют ин-
141
капсулЛрованный гнойный абсцесс. Под влиянием механических раздражений (давление упряжью) абсцесс постепенно увеличивается в своем размере, пиогенные стенки его истончаются, и он может самопроизвольно вскрыться (что наблюдается сравнительно редко).
В некоторых случаях гнойно-воспалительный процесс первоначально возникает в прескапулярном лимфатическом узле и по продолжению распространяется на плече-головной мускул. При гнойном миозите метастатического происхождения наблюдается одновременно возникновение в мускуле нескольких более мелких абсцессов со слабо развитой соединительнотканной капсулой (стенкой).
Клинические признаки. Гнойный абсцедирующий миозит пле-че-головного мускула чаще бывает односторонним, реже двусторонним заболеванием. В первое время патологический процесс проявляется плотным, болезненным без ясного очертания границ опуханием плече-головного мускула. Местная температура тела повышена, кожа и подкожная клетчатка бывают несколько отечны. У животного наблюдается хромота подвешенной конечности с укорочением шага в переднем его отрезке.
В дальнейшем происходит поствйенное затухание острого воспаления, болезненный симптом уменьшается или полностью исчезает. Опухание в мышце заметно увеличивается и приобретает более очерченные границы. Консистенция его становится размягченной, податливой и иногда флюктуирующей. Диагностическим проколом припухлости (абсцесса) в ней обнаруживается гнойный кровянистый экссудат. В запущенных случаях болезнь принимает длительный, затяжной характер. Вокруг гнойного очага (абсцесса) происходит значительный разроет фиброзной соединительной ткани, стенки абсцесса сильно утолщаются, опухание становится плотным, неподвижным и совершенно безболезненным. Кожа часто срастается с подлежащими тканями и бывает склерозироваиной. Размер опухания иногда достигает величины головы взрослого человека и больше (рис. 58).
Диагноз. Ставится на основании клинических симптомов и анатомо-топографической локализации патологического процесса. Для диференциальной диагностики абсцесса, ботриомикомы и ме-ланосаркомы показаны диагностические пункции и микроскопическое исследование пунктата.
Прогноз. В незапущенных случаях благоприятный, в хронических случаях осторожный или сомнительный.
Лечение. В начале заболевания животному предоставляют покой, освобождают от работы, назначают тепловлажные укутывания, согревающие спиртово-ихтиоловые компрессы, грязевые аппликации, парафиновые повязки, облучение лампой «Соллюкс». При купировании гнойно-воспалительного процесса с ясно очерченными его границами и флюктуации оперативным путем производят полную экстирпацию гнойника и его стенок. В хронических запущенных 142
л,ияях болезни, когда опухание не имеет ясно очерченных границ, большой массой разросшейся вокруг гнойного очага фиброзной
винительной ткани, с хорошим терапевтическим успехом может й ,ть назначено электролечение в виде ионтофореза иода, диатер-
ии или сочетанного применения диатермо-ионтофореза иода. Зле-

Рис. 58. Абсцесс плече-головного мускула (ориг.).
ктроионо-лечение обладает хорошим и сравнительно быстрым (20 30 дней) рассасывающим действием избыточно разросшейся фиброзной ткани.
Профилактикой данного заболевания является хорошая упряжь, ее тщательная пригонка соответственно контурам тела животного, содержание упряжи и кожи животного в чистоте.
Разрывы мускулов лопатко-плечевой области
К числу наблюдающихся случаев разрывов мускулов на передней конечности относятся предостный, заостный, подлопаточный, двуглавый и трехглавый мускулы. Разрыв мускулов чаще возникает на месте их прикрепления.
Этиология. Полные или частичные подкожные разрывы мускулов возникают при ушибах, внезапной остановке и крутом повороте на быстром аллюре, поскальзывании и падении животного, взятии больших препятствий, прыжках, когда происходит чрезмерное напряжение (сокращение) или растяжение мышечной ткани за пределы ее физиологической эластичности. Кроме того, в некоторых
143
случаях разрывы мускулов могут быть обусловлены их патологи, ческим состоянием (миозит, миопатоз, миогемоглобинурия и т. п.),

Рис. 59. Мускулатура передней конечности лошади (по А. Ф. Климову).
А с латеральной стороны: / предостный мускул; 2 предлопаточ-ная часть глубокого грудного мускула; 3 заостный мускул; 4 двуглавый мускул плеча; 5 плечевой мускул; 6лучевой разгибатель запястья; 7 общий пальцевый разгибатель; 8 отводитель большого пальца; 9 дельтовидный мускул; 10 трехглавый мускул плеча (длинная головка)' 11 его же латеральная головка; 12 локтевая головка глубокого пальцевого сгибателя; 13 локтевой разгибатель запястья; 14 боковой пальцевый разгибатель; 16 сухожилие поверхностного пальцевого сгибателя; 16 сухожилие глубокого пальцевого сгибателя;
17 межкостный средний мускул.
Б с медиальной стороны: / подлопаточный мускул: 2 предостный мускул; 3,4 глубокий грудной мускул (3 предлопаточная часть, 4 плечевая часть); 5клювовидно-плечевой мускул; 6двуглавый мускул плеча; 7 плечевой мускул;*лучевой разгибатель запястья: 9 круглый большой мускул; 10напрягатель фасции предплечья; // медиальная головка трехглавого мускула плеча; 12 локтевой сгибатель запястья; 13лучевом сгибатель запястья: 14отводитель большого пальца (конечное сухожилие); 15 сухожилие поверхностного пальцевого сгибателя; 16сухожилие глубокого пальцевого сгибателя; 17 межкостный средний мускул.
Анатомия. Предостный мускул m. supraspinatus (рис. 59) берет свое начало от всей поверхности предостной ямки, краниального края и прилежащей стороны лопатки. Развитое мускульное брюшко тянется по направлению к проксимальному концу плече-144
вой кости. Над бугром лопатки мускульное брюшко раздвигается, обнимает собой начальное сухожилие двуглавого мускула плеча и прикрепляется одной ветвью к латеральному, а другой к медиальному бугру плечевой кости. По своей функции предостный мускул относится к числу разгибателей лопатко-плечевого сустава (А. Ф.
Климов).
Заостный мускул m. infraspinatus (рис. 59, А, 3) начинается от заостной ямки лопатки и частично на лопаточном хряще и ости лопатки. Его мускульное брюшко обильно пронизано сухожильными пучками, опускается по латеральной поверхности лопатки и сустава к плечу и делится на глубокую и поверхностную ветви. Более слабая глубокая ветвь оканчивается мясисто на латеральном мускульном бугре плечевой кости. Сухожильная и сильно развитая поверхностная ветвь проходит через мускульный бугор и оканчивается несколько дистальнее его на поверхностной площадке, имея под собой небольшую подсухожильную бурзу. Этот мускул выполняет функцию абдуктора плеча и, кроме того, у лошадей служит в качестве латеральной. связки плечевого сустава и его фиксатора
(А. Ф. Климов).
Подлопаточный мускул m. subscapularis располагается на медиальной стороне лопатки и плечевого сустава и выполняет функцию аддуктора плеча (лопатки). Он имеет плоскую треугольную форму и берет свое начало от всей подлопаточной ямки. Его мускульное брюшко густо пронизано сухожильными пучками, постепенно суживается, спускается к проксимальному концу плечевой кости, по пути тесно связывается с капсулой плечевого сустава и оканчивается на медиальном мускульном бугре плечевой кости. У лошадей сухожильная ветвь этого мускула служит медиальной связкой лопатко-плечевого сустава (А. Ф. Климов).
Двуглавый мускул плеча m. biceps brachii (рис. 59, А, 4) выполняет функцию сгибателя локтевого сустава, в то же время также играет большую механическую роль у лошадей благодаря его прохождению через вершину плечевого сустава и прочной связи с сухожилием разгибателя запястного сустава. Свое начало он берет сухожильной головкой от бугра лопатки, где охватывается концевыми ветвями предостного мускула, перегибается через сложный блок плечевой кости и имеет здесь подсухожильную бурзу (bursa mucosa intertubercularis), облегчающую скольжение мускула на вершине плечевого сустава. Затем спускается по спинковой (дорзальной) поверхности плечевой кости к проксимальному концу луча и оканчивается на шероховатой поверхности лучевой кости, а часть его пучков проходит под медиальную связку локтевого сустава, закрепляясь на медиальном крае локтевой кости (А. Ф. Климов).
Трехглавый мускул плеча m. triceps brachii (рис. 59, А, 10)
является одним из самых массивных мускулов грудной конечности.
н имеет треугольную форму и заполняет пространство между
каудальным краем лопатки, плечевой костью и локтевым отростком.
Мускул состоит из трех головок: длинной, латеральной и медиаль-
145
ной. Длинная головка берет свое начало вдоль всего каудального края лопатки и закрепляется на локтевом бугре, имея под собой сухожильную бурзу. Латеральная головка берет свое начало на плечевой кости и закрепляется на латеральной стороне локтевого бугра. Медиальная головка берет начало на середине медиальной поверхности плечевой кости и закрепляется на медиальной поверхности локтевого бугра, имея под собой подсухожильиую бурзу.
Трехглавый мускул плеча выполняет функцию разгибателя локтевого и сгибателя плечевого суставов (А. Ф. Климов).
Клинические признаки. При полном разрыве предостного мускула (Ruptura m-li supraspinati) у животного внезапно возникает в сильной степени хромота подвешенной конечности. Вынос больной конечности вперед затруднен. При движении конечность зацепную часть копыта волочит по земле. Мускул находится в расслабленном состоянии, лопатко-плечевой сустав бывает несколько опущенным книзу.
При пальпации на месте разрыва обнаруживают (вначале) подкожный дефект (углубление) в мышце, болезненное припухание. Неполные, частичные надрывы мускульных пучков характеризуются возникновением хромоты подвешенной конечности средней степени с болезненным диффузным опуханием на месте повреждения мускула. При разрыве заостного мускула (Ruptura m-li infraspinatus) у животного внезапно наступает сильная хромота опирающейся конечности. Хорошо выражена абдукция плечевого сустава. При попытке больного животного опираться больной конечностью плечевой сустав заметно отходит наружу. Разрыву чаще подвергается сухожильная поверхностная ветвь мускула у места ее прикрепления вблизи бугра плечевой кости. На месте разрыва в острых случаях при пальпации обнаруживается дефект (желобковатое углубление) и сильная болезненность. В дальнейшем развивается воспалительный процесс и опухание. Слизистая подсухожильная бурза, располагающаяся под этим мускулом, также может быть вовлечена в патологический процесс.
Разрыв подлопаточного мускула (Ruptura subscapularis) чаще всего обнаруживают на внутренней поверхности плечевой кости у места его прикрепления. У больного животного наблюдается хорошо выраженная хромота опирающейся конечности. В момент опирания конечности плечевой сустав далеко отходит от туловища и выдается наружу. Отмечается его ненормально увеличенная подвижность. Вынос больной конечности вперед затруднен, в покое она отставляется наружу. При пальпации на месте разрыва находят дефект и болезненное припухание тканей.
Разрыв двуглавого мускула плеча (Ruptura m. bicipitis brachii). Местом разрыва мускула чаще является переход его мускульного брюшка в сухожильный тяж. При полном разрыве мускула плечевой и пальцевые суставы в состоянии покоя лошади находятся в согнутом положении, конечность несколько отведена назад. Опирание больной конечностью затруднено, животное часто держит ее в под-146
вешенном состоянии или слегка касается земли зацепной частью копыта. При движении больная конечность выносится волоком, отмечается сильная хромота смешанного типа. На месте разрыва обнаруживают дефект, болезненное опухание и повышение местной температуры кожи. При одновременном разрыве двуглавого мускула на обеих конечностях происходит опускание туловища между лопатками до середины предплечья.
Разрыв трехглавого мускула плеча (Ruptura tricipitis brachii) наблюдается у всех видов домашних животных. Он может быть полным и частичным. Полный разрыв чаще происходит вблизи локтевого отростка или непосредственно на месте прикрепления головок мускула к локтевому отростку. Неполные или частичные разрывы наблюдаются в других участках мускула. При полном разрыве опирание животного на больную конечность становится невозможным или же, если оно и происходит, оно бывает очень кратковременным (мгновенным). В момент обременения больной конечности все ее суставы сгибаются, и она-не.может служить подпоркой, удерживающей тяжесть тела животного. Плечевой сустав бывает заметно раскрыт, локтевой более обычного опущен вниз.
При движении вперед больная конечность, согнутая во всех суставах, выносится волоком. В области локтевого отростка или над ним при пальпации на месте разрыва обнаруживают некоторое углубление (дефект) и болезненное опухание. При частичных разрывах трехглавого мускула плеча происходит неполное разгибание локтевого сустава, отмечается хорошо выраженная хромота опирающейся конечности.
Диагноз. В свежих случаях разрыва предостного мускула он не вызывает больших затруднений. При развитии сильного отечного опухания точная постановка диагноза бывает затруднительной.
Диагноз на разрыв заостного мускула ставится на основании вышеописанных клинических симптомов и анатомо-топографических исследований.
Клинические функциональные признаки разрыва подлопаточного мускула сходны с симптомами паралича подлопаточного нерва (п. subscapularis) и отчасти с симптомами разрыва заостного мускула. Однако при параличе подлопаточного нерва отсутствуют дефект разрыва и болезненное опухание, а при разрыве заостного мускула дефект разрыва и болезненное опухание обнаруживаются с латеральной наружной стороны; при разрыве же подлопаточного мускула эти изменения локализируются только с медиальной внутренней стороны плечевой кости.
При полном разрыве двуглавого мускула плеча диагноз не вызывает больших затруднений. Следует только исключить острое воспаление слизистой сумки этого мускула, при котором клинические симптомы бывают несколько схожи с разрывом самого мускула.
Клинические симптомы разрыва трехглавого мускула плеча во многом сходны с симптомами, наблюдаемыми при параличе лучевого нерва.
147
Прогноз. При неполном разрыве предостного мускула благоприятный, при полном разрыве осторожный или сомнительный. Выздоровление наступает медленно.
При разрыве заостного мускула в лучшем случае осторожный, чаще он бывает сомнительный или неблагоприятный. Болезнь обычно принимает длительное хроническое течение (23 месяца и более). Возможны рецидивы.
При разрыве подлопаточного мускула. Прогноз осторожный, реже сомнительный. Полное выздоровление возможно, требуется продолжительное лечение.
При разрыве двуглавого мускула плеча прогноз осторожный или сомнительный, при одновременном повреждении слизистой сумки неблагоприятный.
При полном разрыве трехглавого мускула плеча прогноз неблагоприятный, при частичном осторожный. Выздоровление возможно после 11,5 месяцев лечения.
Лечение. Полный покой, в острых случаях применяют холод. . На 23-й день заболевания назначают тепловые процедуры, легкий массаж с втиранием резорбирующих и болеутоляющих мазей (ихтиоловой и др.). В целях удержания лопатко-плечевого сустава в фиксированном состоянии рекомендуется спутывать грудные конечности (выше карпального сустава) на продолжительное время.
Смещение (вывих мускулов)
На грудной конечности наблюдаются смещения (вывихи) двух мускулов: сухожильной ветви заостного мускула и двуглавого мускула плеча.
Этиология. Внезапная остановка и крутой поворот животного на быстром аллюре, ушибы, сильное поскальзывание и падение, работа по сильно вязкому грунту и другие случаи обусловливают интенсивное мышечное сокращение. Предрасполагающим фактором мускульных вывихов может явиться отсутствие в течение долгого времени моциона животного, авитаминоз и истощение животного.
Клинические признаки. При смещении поверхностной сухожильной ветви заостной мышцы с мышечного бугра на месте ее перехода через мышечный бугор плечевой кости назад у животного возникает умеренная хромота опирающейся конечности с заметно выраженной абдукцией. При движении в момент опирания на больную конечность происходит заметное отхождение лопатко-плечевого сустава от грудной клетки. При пальпации области мышечного бугра плечевой кости обнаруживается небольшая, малоболезиен-ная припухлость и свободное передвижение сместившейся сухожильной ветви заостного мускула.
При смещении двуглавого мускула плеча наружу из бороздки блока при движении лошади появляется внезапная сильная хромота подвешенной конечности. Угол между лопаткой и плечевой костью при этом заметно уменьшается, отмечается чрезмерное прогибание
148
плечевого сустава. Пальпацией обнаруживается в области проксимального конца плечевой кости опухание и слабо выраженная болезненность.
В покойном состоянии обременение больной конечности возможно.
Диагноз. Симптомы смещения сухожильной ветви заостного мускула бывают несколько схожими с симптомами при частичных разрывах этого мускула, воспалении его подсухожильной слизистой сумки и параличе подлопаточного нерва.
Установление диагноза при смещении двуглавого мускула плеча затруднений не вызывает.
Прогноз. При смещении сухожильной ветви заостного мускула осторожный, полное выздоровление возможно, но иногда бывают рецидивы.
При смещении двуглавого мускула плеча прогноз неблагоприятный.
Лечение. Покой, тепловлажные укутывания, облучение лампой «Соллюкс», согревающие компрессы, массаж, грязевые и парафиновые аппликации, диатермия, ионтофорез кальция.
Ревматическое воспаление мускулов плечевого (грудного) пояса
(Myositis rheumatica musculorum)
Ревматический миозит мускулатуры плечевого пояса наблюдается у лошадей довольно часто и имеет обычно острое, реже хроническое течение. Болезнь характеризуется внезапностью своего возникновения, летучестью и рецидивами. Из мускулов плечевого пояса наиболее часто бывают подвержены ревматическому заболеванию плече-головной, двуглавый, предостный и заостный мускулы, которые, как известно, совершают наибольшую работу при движении животного.
Этиология. Природа ревматического поражения тканей в настоящее время не установлена; однако простудные явления очень часто предшествуют этому заболеванию, в частности когда разгоряченные работой животные подвергаются воздействию резких сквозняков или длительному (без прикрытия попоной) охлаждению во время остановок под дождем или снегом, равно как при содержании животных в сырых, холодных, без достаточной вентиляции и света помещениях.
Многие исследователи считают, что в основе возникновения ревматического заболевания находится инфекция, хотя природа этого инфекционного агента пока никем не установлена. По мнению других исследователей, ревматическое заболевание возникает вследствие аллергического состояния организма животного, которое вызывается повторным воздействием агента; при этом агентом может быть любой возбудитель или чужеродный белок. По нашему мнению, ревматическое заболевание имеет нервно-трофическое происхождение.
149
Патогенез. Первоначально ревматический процесс может возникнуть в одной или чаще группе мышц и по продолжению распространиться на все мускулы плечевого пояса одной или обеих передних конечностей. При этом патологические изменения прежде и интенсивнее всего возникают в мезенхиме или в соединительной ткани, главным образом в участках или на границе перехода мускульного брюшка в фиброзно-сухожильную ткань, т. е. в тех участках мускулов, которые во время работы животного подвергаются наибольшему функционально-механическому воздействию при сокращении мускулатуры.
Наиболее характерными патоморфологическими изменениями при мышечном ревматизме является возникновение в мезенхиме мышечной ткани небольших множественных узелков или так называемой ревматической гранулемы. Ее развитие имеет три последовательные стадии.
В первой стадии наблюдается дегенерация клеток и некробиоз, серозно-фибринозный экссудат и миксематозный отек. Одновременно с этим происходит набухание и накопление аморфного склеивающего вещества (жидкого коллоида), что придает отечный вид соединительной ткани; коллагеновые и эластические волокна при этом утрачивают свою фибрилярность и наблюдается распад коллаге-новых тканей на зерна или глыбки.
Во второй стадии начинает проявляться клеточная реакция со стороны клеточных элементов соединительной ткани; клетки изменяют свою первоначальную форму, закругляются, пролиферируют и образуют гранулематозные узелки.
В третьей стадии наступает фиброзно-склерозирующее образование стойких соединительнотканных волокнистых ревматических рубцов.
Клинические признаки. В острых случаях они проявляются внезапным поражением опорно-двигательного локомоторного аппарата одной или обеих передних конечностей и ремитирующей лихорадкой. У больного животного наблюдается неестественная (короткий шаг) напряженная походка или хорошо выраженная хромота подвешенной конечности, которая по мере движения животного заметно уменьшается или же временно полностью исчезает. Лошади при этом неохотно ложатся и с трудом встают. Течение болезни характеризуется летучестью и рецидивами. Обычно патологический процесс, возникший в одном месте, быстро переходит на другие, соседние участки, отмечается как бы смена, периодичность локализации болезненного процесса в мышцах. Продолжительность поражения того или иного участка бывает относительно невелика, всего несколько дней. При рецидивах в патологический процесс часто вовлекаются мускулы, которые первично не были поражены.
Пальпацией пораженных мускулов (особенно на месте их перехода в сухожилия и апоневрозы) обнаруживается сильная их болезненность, они бывают напряжены и плотны на ощупь. Местная температура повышена, причем эти изменения одновременно находят
150
как в экстензорах, так и в флексорах, что очень редко встречается при травматическом миозите.
Общее состояние животного, особенно при одновременном поражении нескольких мышечных групп, нарушается. Температура тела повышается до 4041°, пульс и дыхание учащены, аппетит уменьшается.
Хроническая форма мышечного ревматизма плечевого пояса характеризуется относительным затуханием воспалительного процесса в мышцах, уменьшением болевой реакции при пальпации, рецидивами болезни, ремитирующей лихорадкой и хорошо выраженной атрофией пораженных мускулов.
Диагноз. В большинстве случаев он не вызывает затруднений. Наличие характерных для этого заболевания клинических симптомов позволяет безошибочно его диагностировать.
Прогноз. В острых случаях болезни осторожный, в хронических случаях сомнительный, так как в этой стадии болезнь трудно излечивается и часто рецидивирует.
Лечение. При мышечном ревматизме больному животному необходимо прежде всего обеспечить полный покой до исчезновения болевых явлений в мышцах, давать ему хороший витаминный корм и содержать его в теплом, сухом и светлом помещении.
Для десенсибилизации организма и повышения его иммунобиологических защитных сил, животному назначают per os и внутривенно возможно раньше в больших дозах салициловокислый натрий. Его терапевтическое действие «повышается при одновременном применении аутогемотерапии, трансфузии несовместимой крови, лактотерапии или уротропина с кофеином по прописи: Rp.: Natrii salicylici 15,020,0; Urotropini 12,0; Coffeini natrio benzoici 1,0; Aquae destill. 100,0 M. f. Solutio. Sterilisetur! D. S.; на одну внутривенную инъекцию лошади» (Б. М. Оливков).
Одновременно с применением салициловокислого натрия per os и внутривенно применяют местно линименты или мази, содержащие салициловую кислоту или салициловый метил с болеутоляющими или раздражающими средствами по прописи: l);Rp.: Acidi salicylici 15,0; Liquoris ammonii caustici 150,0; Methyli salicylici 15,0; Olei Hyoscyami, Olei Lini aa 100,0; M. f. linimentum. D. S.; для лошади (при мышечном ревматизме). 2) Rp.: Olei campho-rati, Methyli salicylici, Olei Hyoscyami aa 25,0. D. S.; наружное (Б. М. Оливков).
Кроме того, при мышечном ревматизме оказывают очень хорошее терапевтическое действие физиотерапевтические, особенно тепловые процедуры: облучение лампой «Соллюкс», тепловлажные укутывания, горячие грязевые аппликации, диатермия.
В хронических случаях болезни лошадям назначают (в нескольких местах пораженной области) подкожные инъекции вератрина с винным спиртом по прописи: Rp.: Veratrini puri 0,01; Spiritus vini rectiiicati 10,0; M. f. solutio. D. S.; для подкожных инъекций.
151
При хроническом ревматическом воспалении мускулов широко показано применение ионтофореза иода или диатермо-ионтофореза иода у всех видов животных. Эти процедуры обладают хорошим рассасывающим действием на фиброзно-рубцовые ревматические гранулемы, нормализуют эластичность мышечной и других тканей, улучшают их нервную трофику.
Профилактикой ревматического заболевания являются: тренировка организма, правильная эксплуатация, уход, кормление и содержание животного. После тяжелой работы или больших и длительных маршей мускулатуру животного рекомендуется промасса-жировать. В холодную осеннюю, мокрую или снежную зимнюю погоду разгоряченных лошадей следует ставить в места, защищенные от воздействия сквозного сильного ветра, или покрывать их попоной.
Фасцикулярный миопатоз плечевого пояса (Myopathosis
fascicularis)
Под миопатозом разумеется заболевание мускулов, возникающее в результате расстройства процессов иннервации и обмена веществ в тканях. Это заболевание характеризуется расстройством сократительных функций в мышечных пучках или отдельных мускулах и группах мускулов.
Миопатозом заболевают все виды домашних животных, но больше всего он встречается у лошадей, особенно в молодом, 34-летнем возрасте.
Из различных клинических форм миопатозов (простой, фасцикулярный, миофасцикулиты) чаще всего наблюдается фасцикуляр-ная форма поражений мышц.
Этиология. Причины, обусловливающие миопатоз у сельскохозяйственных животных, в частности у лошадей, бывают очень разнообразными. Главнейшими из них являются: 1) чрезмерное переутомление и однообразный вид работы, сопровождающиеся перенапряжением какой-либо одной группы мышц или всей конечности; 2) работа по плохим ухабистым дорогам, гористой или болотистой местности; 3) неправильная запряжка (разной длины гужи, оглобли), плохо пригнанная сбруя (слишком большой или малый хомут); 4) неправильная седловка лошади, плохая посадка всадника и неумелая верховая езда; 5) неправильная расчистка и ковка копыт; 6) вынужденный продолжительный покой животного при отсутствии периодических проводок, моциона и, наконец, 7) неодинаковый подбор в парной запряжке лошадей, волов по их работоспособности, росту и резвости (проф. Н. М. Титов).
Патогенез. Физиологическая функция мускулов у здорового животного является строго закономерной. Она, как известно, слагается из взаимно согласованной между собой работы антагонистов и синергистов, при этом частота, сила и последовательность сокращений мышц и волокон всегда бывают строго соразмерны и коорди-
152
нированы. При переутомлении животного однообразной мускульной работой или по другим причинам происходит нарушение этой закономерной согласованности в работе статического и динамического аппаратов животного. Возникает общая дискоординаций в его движениях, что обусловливает собой преждевременную утомляемость мышц, изменение их биотонуса, консистенции, иннервации, кровообращения и продуктов обмена. В результате этих количественных и качественных изменений в работе в мышечной ткани возникают патологические процессы, характеризующие собой фасцикулярный миопатоз.
Клинические признаки. Основными клиническими симптомами, характеризующими фасцикулярный миопатоз плечевого пояса у лошадей, являются: 1) медленно нарастающее развитие аритмичных, отрывистых и неловких движений, часто обусловливающих собой возникновение слабой степени хромоты на одну, реже на обе передние конечности;
2) в пораженных мускулах (чаще в плече-головном, предостном, заостном и дельтовидном) при пальпации обнаруживают спазмы мышечных пучков в виде округлых, плотных образований, которые более рельефно проявляются при исследовании участков мышц, переходящих в сухожилия; кроме того, в пораженных мускулах находят уплотненные участки, неровную, бугристую их поверхность, а также болезненность при ощупывании их;
3) наблюдается быстрое, бессимптомное образование выпотов в суставы (чаще фаланговые, карпальные и голенно-таранные) и сухожильные влагалища;
4) общая слабость сухожильно-мышечного биотонуса, сравнительно быстрая, беспричинная утомляемость животного;
5) в хронических случаях фасцикулярного миопатоза в толще пораженной мышцы при ее пальпации находят круглые или овальные твердые образования (миогелозы), обусловливающие понижение работоспособности лошади; кроме того, отмечается прогрессирующая атрофия мышц плеча;
6) течение болезни в подострой стадии бывает медленным; улучшение после лечения может наступить через 1,52 недели; однако часто возникают рецидивы.
Диагноз. Ставится с учетом данных анамнеза, функциональных исследований и результатов пальпации мускулов. При проведении диференциального диагноза следует учитывать симптомы миозитов, полиартритов и невритов.
Прогноз. В подострых, особенно незапущенных случаях у молодых животных благоприятный. В хронических случаях осторожный, чаще сомнительный или неблагоприятный.
Лечение. Оно прежде всего состоит из устранения причины, вызвавшей" данное заболевание, и назначении физиотерапевтических процедур: массаж, согревающий компресс, тепловлажное укутывание, облучение лампой «Соллюкс» или Минина, наложение горячих грязевых аппликаций, парафиново-марлевых аппликаций,
153
вапоризации, диатермии, электро-ионотерапии (гальванизация, ионтофорез иода). При наличии резких болей рекомендуются инъекции 0,2-процентного раствора новокаина в мышцы от 150 до 200 мл.
При наличии выпота в суставы и сухожильные влагалища тугое бинтование (проф. Н. М. Титов).
При стойких мышечных гипертониях применяют перимускуляр-ные инъекции спирта с раствором новокаина по следующей схеме: первые три инъекции по 20,0 40-процентного раствора спирта с 0,5 новокаина, четвертая инъекция 20,0 50-процентного раствора спирта с 0,5 новокаина и пятая инъекция 20,076-процентного раствора спирта с 0,5 новокаина. Инъекции производят один раз в пятидневку; после таких инъекций наступает расслабление мышц (проф. Ю. Н. Давыдов).
Полный покой больному животному, страдающему фасцикуляр-ным миопатозом, противопоказан, так как отсутствие ритмичных движений способствует прогрессированию патологического процесса в мышцах. Рекомендуется животным, больным фасцикулярным миопатозом, назначать в процессе курса лечения легкую работу под наблюдением врача.
БОЛЕЗНИ МУСКУЛОВ ЗАДНИХ КОНЕЧНОСТЕЙ Ушибы мускулов крупа и бедра
Этиология. Закрытые повреждения в виде ушибов мускулов крупа и бедра у домашних животных, в частности у лошадей, наблюдаются сравнительно часто. Они возникают при всевозможных случайных или умышленных ударах палкой, копытом лошади, поскаль-зывании и падении животного, при неумелом повале животного, при содержании животных в узких станках, тесных, низких и неблагоустроенных помещениях.
Патогенез. Под действием травмы в мышцах возникают микро-и макроскопические надрывы и разрывы их волокон, повреждение сосудов и кровоизлияние в межмышечную соединительную ткань, в результате чего в поврежденных мускулах развивается острый воспалительный процесс с явлениями экссудации и пролиферации клеточных элементов. При сильном ушибе нередко происходит внутритканное образование гематомы и лимфоэкстравазатов. В осложненных случаях (инфекцией) происходит образование абсцесса или флегмоны подкожно, в клетчатке, чаще под фасциями или в глубине мышц. Патологически измененные мускулы теряют свою нормальную сократительную функцию и тем самым обусловливают расстройство в движении одной или обеих тазовых конечностей животного.
Клинические признаки. В острых случаях на месте ушиба при осмотре и пальпации обнаруживают болезненную горячую на ощупь припухлость эластично-тестоватой, реже мягкой консистенции, которая в течение первых 23 дней постепенно может увеличиваться.
154

Иногда на месте ушиба находят царапины или ссадины кожи. При возникновении гематомы или абсцесса припухлость бывает ограниченно увеличенной; напротив, при развитии флегмоны припухлость имеет разлитой характер, наблюдается общее повышение температуры тела у животного. Обычно в покойном состоянии животного при неосложненных ушибах заметных отклонений от нормы со стороны органов движения не наблюдается, напротив, во время движения очень часто возникает хромота первой, а иногда и второй степени подвешенной конечности.
Диагноз. Ставится с учетом клинических признаков и данных анамнеза. При гематоме и абсцессе диагноз уточняется пункцией и асперированием содержимого.
Прогноз. При неосложненном ушибе благоприятный; при осложненном осторожный.
Лечение. Покой; место ушиба смазывают настойкой иода. При отсутствии повреждения кожи (экскориации) на поврежденную область в первые сутки назначают холод в виде льда и примочек, по мере уменьшения острого воспаления назначают тепловые процедуры: тепловлажное укутывание, соллюкс, грязелечение или диатермию. После исчезновения болей назначают массаж с иодо-вазогеном, ихтиоловой мазью и проводки. При гематоме, абсцессе и флегмоне назначают оперативное лечение.
Раны мускулов крупа и бедра
Эксплуатационные раны мускулов крупа и бедра у домашних животных встречаются не так уж часто; они чаще бывают ушибленно рваными и со сравнительно неглубокой локализацией и реже колотыми. Напротив, огнестрельные раны мускулов у лошадей наблюдаются довольно часто и имеют в большинстве своем глубокий раневой канал, рваные края и большую зону повреждения тканей и нередко осложняются образованием гнойно-затечных полостей, карманов, абсцессов и флегмоны.
Этиология. Эксплуатационные раны мускулов обычно наносятся всевозможными случайными острорежущими, колющими предметами или получаются при ушибах кованым копытом, рогами и укусах животного.
Патогенез. Открытое повреждение мышечной ткани сопряжено с инфицированием гноеродной или газовой инфекцией поврежденной области. Наличие в области бедра и крупа большой массивной мускулатуры, пласты которой при движении животного легко смещаются, при этом имеющееся в этой области мускулатуры большое количество фасциальных футляров и апоневрозов предрасполагает к развитию и образованию глубоких гнойнозатечных полостей (карманов) и скоплению в них большого количества гнойного экссудата. Особенно часто происходит образование гнойных полостей в области анатомо-топографического расположения четырехглавого и трехглавого мускулов бедра, подсухожильного и полуперепонча-
155
того мускулов, а также в области мускула широчайшей фасции бедра. В результате этого развиваются тяжелые формы межмышечной и подфасциальные флегмоны и при анаэробной инфекции развитие болезни нередко заканчивается летально. Большой, массивный объем мускулатуры тазового пояса при ушиблено-рваных, глубоких осколочных и других затечных ранах способствует развитию анаэробной инфекции, образованию длинных, извилистых свищевых каналов, оперативный доступ к которым в большинстве случаев бывает затруднен. Лишь при поверхностных ранах и ранах

Рис. 60. Схема контрапертур (вид сбоку и сзади) при затеках гноя в области крупа и бедра (по М. В. Плахотину).
с малой зоной повреждения развитие и течение болезненного процесса в данной области обычно протекает гладко, с хорошим исходом.
Клинические признаки. Они бывают сообразны этиологическому характеру повреждения тканей, степени инфицирования и течению патологического процесса. В свежих случаях ранения обнаруживают: зияние, кровотечение, боль и иногда расстройство функции задней конечности. При воспалившейся ране болезненное опухание поврежденной области, истечение гнойного экссудата; при образовании гнойных затечных полостей и карманов и развитии флегмо-нозного воспаления диффузное, сильно болезненное опухание пораженных мышц, наличие абсцессов и гнойных свищей, лихорадочное и угнетенное состояние животного, сильное расстройство функции конечности.
J56
При внедрении в рану анаэробных возбудителей появляются симптомы, свойственные газовой гангрене.
Диагноз. При поверхностных повреждениях никаких затруднений не вызывает; при глубоких ранах с наличием затечных гнойных полостей, свищевых ходов и залегании инородных тел установление точного диагноза бывает затруднительно. В этих случаях прибегают к фистулорентгенографии, зондированию и в некоторых случаях оперативному диагностическому рассечению тканей.
Прогноз. При поверхностном ранении и ранах с малой зоной повреждения благоприятный; при глубоко проникающих неос-ложненных ранах осторожный; при ранах, осложненных гноеродной инфекцией и образованием гнойных полостей и свищевых ходов сомнительный; при развитии газово-некротической анаэробной флегмоны неблагоприятный.
Лечение. Оно включает в себя: первичную хирургическую и антисептическую обработку раны, последующие антисептические перевязки. В осложнившихся случаях и случаях внедрения анаэробной инфекции производят радикально-рациональное рассече- ( ние тканей гнойных полостей и карманов по методу, предложенному доц. М. В. Плахотиным (рис. 60).
Разрывы мускулов крупа и бедра
Разрывы мышц тазового пояса у животных, в частности у лошадей, встречаются редко. Они могут быть частичными и полными.
Анатомия. Ягодичный поверхностный мускул (m. glutaeus super-facialis) берет свое начало от ягодичной фасции и основы маклока и своим передним краем срастается с напрягателем широкой фасции бедра (рис. 61). В области крестцового бугра подвздошной кости своим задним краем прилегает к двуглавому мускулу бедра и оканчивается сухожильно на третьем вертеле, имея под собой подмускульную бурзу. По своей функции он является эксцензором тазобедренного сустава. #
Стройный мускул (т. gracilis) располагается поверхностно на медиальной стороне бедра. Свое начало он берет на лонном сращении сухожилия прямого брюшного мускула. Мускульное его брюшко опускается к области колена, где переходит в сухожилие, и оканчивается на медиальной прямой связке и гребне болыиеберцовой кости. Выполняет функцию аддуктора.
Приводящий мускул (m. adductor) покрыт стройным мускулом и отходит рядом с последним от вентральной поверхности таза. Опускаясь к плантарной поверхности бедренной кости, он длинной полоской простирается от области малого вертела до медиального мыщелка, где прочно соединяется с медиальной связкой коленного сустава.
Гребешковый мускул (m. pectinens) берет начало от области под-вздошно-лонного возвышения и добавочной связки тазобедренного сустава. Веретенообразное брюшко проходит косо к медиальной
157
поверхности бедренной кости и оканчивается на ее медиальной губе ниже малого вертела вокруг питательной дыры. Он приводит бедро и участвует в сгибании тазобедренного сустава.
Полусухожильный мускул (m. semitendinosus) лежит позади двуглавого мускула; начинается от остистых отростков последних 1 - крестцовых позвонков фасции хвоста
и седалищио-крестцовой связки, перегибаясь через седалищный бугор с подмускульной бурзой. Сформировавшееся мускульное его брюшко проходит на медиальную сто-
· Ч рону к верхней трети голени, где переходит в плоское сухожилие и оканчивается на гребне большебер-цовой кости. Частично оно сливается с фасцией голени и добавочным сухожилием двуглавого мускула бедра и закрепляется на бугре пяточной кости; является эксцен-зором тазобедренного сустава.
Полу перепончатый мускул (т. semimembranosus) берет начало сухожильно от крестцово-седалищной связки и первых 34 хвостовых позвонков, мускульным складывающимся брюшком перегибается через седалищный бугор, спускаясь на медиальную сторону бедра, и сухожилием оканчивается на медиальном мыщелке бедренной кости, медиальной прямой связке коленной чашки и медиальном мыщелке большеберцовой кости; является эксцензором тазобедренного сустава.
Напрягатель широкой фасции бедра (m. tensor fasciae latae) выполняет собой треугольное пространство между маклоком и коленным суставом. Берет начало на основе маклока (tuber coxae), веерообразно расширяется и переходит в сухожильный пласт, который сливается с широкой бедренной фасцией, а частью закрепляется на коленной чашке, ее латеральной связке и гребне больше-берцовой кости. Задний край брюшка тесно срастается с ягодичным поверхностным мускулом; является флексором тазобедренного сустава.
158

Рис. 61. Мускулатура задней конечности лошади с латеральной
стороны (по А. Ф. Климову). / ягодичная фасция; 2 ягодичный поверхностный мускул; 3 полусухожп.ш-ный мускул; "/ двуглавый мускул бедра; 5 пяточный мускул; 6 боковой пальцевый разгибатель; 7 глубокий пальцевый сгибатель; 8 ахиллово сухожилие; 9 поверхностный пальцевый сгибатель; 10межкостный средний мускул; // длинный пальцевый разгибатель; 72 поперечные связки для сухожилия; 13 короткий пальцевый разгибатель; 14 напрягатель широкой фасции бедра; 15 коленная складка грудобрюшной фасции.
Латеральная головка (m. vagtus lateral is) четырехглавого мускула бедра берет начало от латеральной поверхности бедренной кости и оканчивается на коленной чашке, являясь эксцензором коленного сустава.
Этиология и патогенез. Различают травматические и спонтанные разрывы мышц. Травматические разрывы возникают от чрезмерно сильного растяжения или ушиба мускула при спотыкании, скольжении, падении животного, при сильном мускульном напряжении во время взятия препятствий, в частности во время прыжков, возке большой тяжести, насильственном освобождении ущемленной или увязшей конечности, интенсивной работе, быстрых аллюрах, лягании, сильных ударах кованым копытом лошади, рогами животного, палкой и другими случайными предметами.
Спонтанные разрывы мускулов у животных обычно наблюдаются после их переболевания миопатозом, инфекционной болезнью, мышечным ревматизмом, миогемоглобинемией, остеомаляцией, авитаминозом и другими болезнями, сопровождающимися трофическим поражением мышечной ткани, в частности ее дегенеративными изменениями.
Растяжение мускула за пределы его эластичной функции или при наличии в нем дегенеративных и иных патологических изменений обусловливает собой полное или частичное нарушение его анатомической целости
· разрыв, который обычно происходит в участках наименьшей его устойчивости. Таким слабым звеном в мышечной системе являются места их прикрепления к кости или места перехода мышечных волокон в сухожилие, где чаще всего развивается патологический процесс при болезни мышечной ткани (миопатоз, миозит и др.), в результате чего в этих участках мышечная ткань подвергается перерождению и теряет свою нормальную эластичность и упругость.
В поврежденном (разорванном) участке мускула под влиянием сокращения мышцы происходит анатомическое разъединение разорванных его концов, и между ними образуется дефект пространство, которое бывает заполнено излившейся в результате повреждения сосудов кровью, а позже воспалительным экссудатом. При благоприятном развитии болезни, в покойном состоянии животного и анатомическом сближении концов поврежденного мускула, путем регенерации волокон мышечной и соединительной тканей наступает сращение мускула и восстановление его функции.
Клинические признаки. Во многих случаях разрыв мускулов на месте их повреждения при пальпации в свежих случаях обнаруживают при поверхностном расположении мускула дефект углубление, указывающее на полный разрыв и расхождение разорванных концов мускула, или сильное болезненное припухание при неполном частичном надрыве мускула. При разрыве глубоколежащих мускулов дефект не обнаруживается. Он также трудно обнаруживается, когда на месте разрыва появляется обширная гематома или развившийся воспалительный отек. Однако после рассасывания
159
скопившейся крови или выпотевшего экссудата дефект снова становится хорошо выраженным. Кроме того, после разрыва мускула его физиологическая функция бывает нарушенной или целиком выключенной, вследствие этого у животного внезапно возникает хромота. Степень и характер ее проявления в каждом отдельном случае зависит от силы повреждения и функции пораженного мускула.
При разрыве поверхностно-ягодичного мускула в покойном состоянии животного наблюдается опущение крупа пораженной стороны, суставы больной конечности находятся в полусогнутом положении, опирание затруднено. Во время движения внезапно возникает сильная хромота подвешенной конечности с укорочением переднего отрезка шага, при этом больная конечность выносится вперед волоком, касаясь зацепной стенкой копыта земли, замечается абдукция конечности.
При разрыве стройного мускула в покойном состоянии животное щадит больную конечность. Во время движения у него внезапно возникает хромота смешанного типа, при этом животное чрезмерно поднимает и опускает тазобедренный сустав, коленный и скакательный суставы недостаточно сгибаются, вынос пораженной конечности вперед несколько затруднен.
При разрыве приводящего и гребешкового мускулов в покойном состоянии больная конечность находится в состоянии абдукции; во время движения у животного появляется не сильно выраженная хромота подвешенной конечности, при этом больная конечность выносится вперед с ненормальным отставлением ее наружу.
При разрыве полусухожильного мускула в покойном состоянии животного выраженных отклонений не замечается; во время движения возникает своеобразная хромота, характеризующаяся ненормально далеким выносом больной конечности вперед. На месте разрыва обнаруживается резко выраженный дефект в мышце в виде идущей поперек мышц щели (Э. И. Гауэнштейн).
При разрыве полуперепончатого мускула дефект находят в месте прикрепления сухожилия мускула к медиальному мыщелку бедренной кости; больная конечность в начале движения описывает дугу, выпуклостью наружу; в месте ра'зрыва устанавливают пальпацией углубление (Ю. Н. Давыдов).
При разрыве напрягателя широкой фасции бедра в покойном состоянии животного наблюдается заметное раскрытие тазобедренного сустава и отставление больной конечности назад; во время движения возникает хромота второй или третьей степени подвешенной конечности, при этом происходит одностороннее опускание крупа поврежденной стороны и ненормальный вынос больной конечности вперед; она бывает направленной по диагонали к передней противоположной конечности. Движение рысью затруднено.
При разрыве четырехглавого мускула бедра (его латеральной головки) в покойном состоянии животное много лежит, при вставании больную конечность щадит и держит ее в согнутом положении.
160
Во время движения возникает сильная хромота опирающейся конечности (симптом, схожий с параличом бедренного нерва), при этом в момент обременения больной конечности суставы сильно сгибаются, особенно коленный и скакательный. В области коленного сустава, латеральной стороны, на месте разрыва (место прикрепления мускула) при пальпации обнаруживают углубление (дефект) в мышце и болезненное опухание, чего не наблюдается при параличе бедренного нерва.
Диагноз. При полном разрыве мускулов диагноз устанавливается по наличию вышеописанных для каждого случая разрыва мышц характерных клинических симптомов; при неполном, частичном, разрыве могут возникнуть затруднения, которые разрешаются проведением диференциального диагноза между разрывом мускула и его воспалением, растяжением и другими сходными заболеваниями.
Прогноз. При неполных разрывах мускулов прогноз благоприятный, при полных разрывах осторожный, а иногда и сомнительный. Сроки выздоровления животных при разрыве мускулов варьируют от 58 недель до 35 месяцев.
Лечение. Покой, по возможности иммобилизация поврежденной конечности в положении наибольшего расслабления поврежденного" мускула шинной или гипсовой повязкой. Для ускорения регенеративных процессов назначают массаж, облучение лампой «Соллюкс», парафиновые повязки, ионтофорез кальция, грязелечение.
Во избежание мускульной атрофии проф. Б. М. Оливков рекомендует производить внутримышечные инъекции раствора вера-трина (Rp.: Veratrini puri 0,25; Spiritus vini 50,0; M. f. solutio Sterilisetur. D. S. Для подкожной инъекции вводить по 0,5 3,5 мл ежедневно).
Воспаление среднего ягодичного мускула (Myositis m-li glutaeus
medii)
Миозит ягодичного мускула встречается у лошадей и у других животных. Он протекает в острой и хронической форме.
Этиология. Травматические повреждения, возникающие при ушибах и падении животного, а также сильные мышечные сокращения во время напряженной и интенсивной работы и включение животного в тяжелую работу после длительного отдыха при отсутствии моциона и чрезмерное охлаждение организма предрасполагают к возникновению миозита.
Патогенез. Под влиянием прямой или косвенной травмы в мышечной ткани возникают макро- и микронадрывы и разрывы мышечных волокон, кровеносных сосудов, в результате чего происходит кровоизлияние, развитие воспалительного процесса, сопровождающегося явлениями экссудации и пролиферации клеточных элементов. Поврежденная мышечная ткань пропитывается кровью и воспалительным экссудатом разбухает, увеличивается в объеме. Сократи-
161
юльно-эластическая физиологическая функция воспалившегося мускула становится пониженной или невозможной и, как следствие этого, у животного появляется расстройство функции движения конечности.
Клинические признаки. При осмотре животного в покойном состоянии отклонений от нормы не наблюдается. Пальпацией по ходу пораженного мускула обнаруживают на всем его протяжении болезненное припухание и регидность мышечной ткани. При движении шагом проявляется связанная походка и слабо выраженная смешанного типа хромота на тазовую конечность, мускул которой воспалился.
Во время движения рысью хромота усиливается, при этом она сильнее проявляется в момент разгибания тазобедренного сустава и отталкивания конечности от земли. При хроническом миозите ягодичного мускула хромота в большинстве случаев отсутствует. Однако нередко наблюдаются ее рецидивы. Мускулатура пораженной конечности при длительном течении болезни подвергается атро-фическому процессу.
Диагноз. Устанавливается по наличию клинических симптомов. Прогноз. В свежих и септических случаях он бывает благоприятным; в хронических случаях осторожным.
Лечение. Покой, тепло в виде облучения лампой «Соллюкс», диатермии, грязелечебных процедур, парафиновых повязок и тепло-влажного укутывания. По мере уменьшения острых воспалительных явлений назначают массаж с линиментом по прописи: Methyli salicyl. 15,0; Spiritus camphorati, spiritus sapen. aa 50,0; 01. Hyos-ciami 100,0; Spiritus sinapis 25,0; 01. terebinthinae 10,0. Две столовых ложки этого линимента смешивают с 250,0 воды, овлаж-няют им.пораженную мышцу и производят массаж. По окончании массажа поврежденную область покрывают попоной.
Воспаление двуглавого мускула бедра (Myositis m.-li bicipitis
femoris)
Этиология и патогенез. Те же, что и при воспалении среднего ягодичного мускула.
Клинические признаки. В покойном состоянии животное щадит больную конечность, опирается зацепной стенкой копыта. Во время движения шагом у животного возникает смешанного типа хромота второй степени, при этом наблюдается недостаточное вынесение больной конечности вперед и затрудненное опирание. По ходу анатомического расположения мускула при пальпации обнаруживают болезненное припухание, повышение местной температуры и регидность мышц.
Диагноз. Не встречает затруднений.
Прогноз. В острых случаях благоприятный, в хронических осторожный. Наблюдаются рецидивы хромоты.
Лечение. То же, что и при миозите среднего ягодичного мускула.
162
Воспаление полусухожильного и полуперепончатого мускулов
(Myositis m-li semitendinosus et m-li semimembranosus)
Этиология и патогенез. Те же, что и при воспалении ягодичного
мускула.
Клинические признаки. В покойном состоянии животное больную конечность заметно выставляет вперед с полным опиранием копыта; при осмотре животного сзади отмечают в области седалищного бугра диффузное припухание; при пальпации воспаленных мышц животное болезненно реагирует. Во время движения у животного появляется хромота первой или второй степени подвешенной конечности, при этом отмечают неполное разгибание в коленном и скакательном суставах, замедленное толчкообразное вынесение больной конечности вперед. В хронических случаях течения болезни может развиться фиброзный миозит.
Диагноз. Устанавливается по клиническим признакам и данным
анамнеза.
Прогноз. В острых случаях благоприятный, в хронических осторожный, при развитии фиброзного миозита сомнительный.
Лечение. То же, что и при воспалении среднего ягодичного мускула. При фиброзном миозите назначают ионтофорез иода, втирание рассасывающих мазей.
Фасцикулярный миопатоз ягодичных мускулов (Myopathosis fasci-cularis musculorum glutaeorum)
Поражение мускулатуры тазового пояса, в особенности ягодичных мышц и длиннейшего мускула спины, миопатозом у домашних животных, в частности у лошадей, наблюдается не менее часто, чем мускулатуры плечевого пояса, тем более, что мускулатура тазовых конечностей играет в 'движении животного ведущую роль. Вследствие этого при поражении миопатозом мускулатуры тазового пояса у животного возникает нарушение функции тазовых конечностей, характеризующееся прежде всего расстройством координации движений.
Этиология и патогенез. Те же, что и при миопатозе мускулатуры
плечевого пояса.
Клинические признаки. В покойном состоянии животного особых отклонений от нормы обнаружить не удается. Во время же движения отмечают спутанную походку, шаткость крупа и некоординированные движения при двустороннем поражении мышц и умеренно выраженную хромоту при одностороннем поражении. В острых случаях пальпацией пораженных мускулов обнаруживают их болезненное припуханиеи расстройство двигательно-сократительной функции. Иногда в пораженных мускулах находят спазматическое сокращение мышечных пучков в виде плотного внутримышечного образования и при надавливании на него животное болезненно реагирует. В хронических случаях в пораженных мускулах иногда
163
обнаруживают наличие узловатых безболезненных утолщений круглой или овальной формы. Кроме того, наблюдается бессимптомное образование серозного выпота в полости суставов, сухожильных влагалищ и бурз тазовой или обеих конечностей. В затяжных случаях течения болезни появляется атрофия мускулатуры.
Диагноз. Устанавливается с учетом клинических симптомов и анамнестических данных.
Прогноз. В свежих случаях благоприятный, в хронических осторожный, чаще сомнительный.
Лечение. То же, что и при миопатозе мускулов плечевого пояса.
Смещение (вывих) двуглавого мускула бедра (Dislocatio m-li
bicipitis femoris)
Смещение или вывих двуглавого мускула бедра у лошадей наблюдается сравнительно редко.
Анатомия. Двуглавый мускул бедра (m. biceps femoris) у лошади огибает вершину тазобедренного сустава, идет между вертелом и седалищной костью, изгибаясь кзади дугой, и выпуклой своей частью прикрепляется на седалищном бугре. Затем он опускается тремя головками к коленному суставу, голени и ахиллову сухожилию (А. Ю. Тарасевич).
Этиологияг Смещение мускула появляется во время скольжения и падения животного, лягания задней конечностью, при прыжках через препятствия, при сильном напряжении задних конечностей во время случки с тяжеловесным производителем, а также при возке больших грузов.
Предрасполагают к этому заболеванию истощение животных, длительное их содержание на привязи, в тесных помещениях, без достаточного моциона.
Патогенез. Ненормально свободная подвижность мускула в области вертела бедренной кости (в особенности, когда мышечная ткань находится в расслабленно-дряблом состоянии при истощении животного и пониженном биотонусе мускулатуры) в момент чрезмерного вынужденного разгибания задней конечности предрасполагает к разрыву фасции и разъединению переднего края мускула от близлежащих мышц. При этом вертел внедряется в образовавшийся дефект или просвет разрыва и становится неподвижным, а двуглавый мускул отодвигается назад и ущемляется позади вертела, в результате чего сгибание тазобедренного сустава становится невозможным.
Клинические признаки. В покойном состоянии животного больная конечность фиксирована в разогнутом положении и значительно отведена назад. При осмотре пальпацией обнаруживают впереди вертела углубление и чрезмерное напряжение передней части двуглавого мускула, идущего в косом направлении к коленной чашке в виде натянутого тяжа. Пассивное сгибание конечности и выведение ее вперед невозможно. Во время движения внезапно возникает ха-
164
рактерная сильная хромота; при этом больная конечность, будучи разогнутой, выносится вперед волоком, описывая дугу, обращенную выпуклостью наружу. Иногда наблюдаются рецидивы, т. е. случаи кратковременного смещения мускула и самопроизвольное, без посторонней помощи его вправление. Такое переменное ущемление мускула сопровождается характерным крепнтирующим звуком. В некоторых случаях смещение мускула может повторяться почти при каждом шаге, а также возможно после длительного его смещения и самопроизвольное спонтанное его вправление и прекращение
· хромоты (А. Ю. Тарасевич).
Диагноз. Смещение двуглавого мускула бедра необходимо отличать от вывиха коленной чашки вверх, при котором прямые связки коленной чашки и фиксированные конечности в разогнутом положении бывают менее выраженными, чем при смещении двуглавого мускула бедра. Кроме того, при вывихе коленной чашки не обнаруживается дефекта (углубления) впереди вертела.
Прогноз. В острых случаях неблагоприятный, в хронических, рецидивирующих случаях сомнительный.
Лечение. Оперативное. Производят подкожно или открытым способом перерезку переднего края двуглавого мускула бедра и фасции, после чего прекращается чрезмерное напряжение мышцы, и она занимает свое нормальное анатомическое положение, и хромота сразу прекращается. Иногда удается вправить вывих мускула без оперативного вмешательства. Для этого под общим наркозом животного сильно подтягивают с помощью ремня больную конечность вперед и внутрь, и сместившийся мускул может стать на свое первоначальное место.
Разрывы большеберцового и малоберцового мускулов (Rupturae
m-li tibialis anterioris et m-li peronaei tertii) Подкожные разрывы вышеназванных мускулов сравнительно часто наблюдаются у лошадей. Они бывают чаще односторонними (на одной конечности) и реже одновременно двусторонними (на
обеих конечностях).
Анатомия. Большеберцовый передний мускул (m. tibialis anterior) берет начало на проксимальном конце большеберцовой и частично на малоберцовой костях. Его мускульное брюшко опускается по спинковой поверхности большеберцовой кости и над скакательным суставом переходит в сухожилие, которое проходит через расщепленный конец сухожилия малоберцового мускула и делится на две ветви в этом месте, имея под собой синовиальную сумку. Латеральная ветвь закрепляется на плюсневой 3-й кости, а медиальная, имея под собой синовиальную сумку, закрепляется на заплюсневых сросшихся первой и второй костях и на головке плюсневой 2-й.
Малоберцовый третий мускул (m. peronaeus tertius) у лошади представляет крепкое сухожилие, которое берет начало с длинным пальцевым разгибателем в разгибательной ямке латерального мы-
165
щелка бедренной кости, имеет под собой синовиальную сумочку и направляется к скакательному суставу. На пути он вначале рыхло, а потом прочно соединен с лежащим рядом большим берцовым передним мускулом. Не доходя до скакательного сустава, он разветвляется на три ветви, пропуская на поверхность сухожилие больше-берцового переднего мускула. Его латеральная ветвь оканчивается на пяточной кости и 4-й заплюсневой. Средняя ветвь оканчивается на заплюсневой центральной, на плюсневой 3-й и на дорзалыюй связке скакательного сустава. Медиальная ветвь оканчивается на центральной заплюсневой, на плюсневой 3-й и 2-й. По своей функции большеберцовый мускул сгибает скакательный сустав. Малоберцовый мускул имеет при этом чисто механическое, координирующее значение, связывая работу скакательного сустава с коленным (А. Ф. Климов).
Этиология. Разрыв вышеназванных мускулов обычно появляется вследствие чрезмерного разгибания скакательного сустава, возникающего при насильственном освобождении конечности из препятствия и ущемления, сильном лягании, падении с вытянутой назад конечностью, взятии высокого (забор) или широкого (канава) препятствия, сопряженного с сильным прыжком, сильным оттягиванием назад конечности во время ковки, быстром движении под гору и др.
Предрасполагают к разрыву миопатозы, онхоцеркозное поражение сухожилий мускулов, наличие хронических воспалительных процессов и экзостозов в области скакательного сустава и берцовых костей.
Патогенез. Вследствие своеобразного анатомического расположения большеберцового переднего и малоберцового третьего мускулов и их взаимной функциональной связи при воздействии механической силы возникает чаще одновременный разрыв обоих вышеназванных мускулов или реже одного малоберцового третьего мускула. Местом их разрыва чаще всего является область передней поверхности большеберцовой кости и точка прикрепления малоберцового третьего мускула к бедренной кости. Иногда одновременно происходит разрыв длинного разгибателя пальца.
При экспериментальной перерезке у лошади сухожилия большеберцового переднего мускула в месте его верхнего и нижнего прикрепления никакого изменения в положении оперированной конечности не происходит (А. Ю. Тарасевич, Б. М. Обухов). При сечении малоберцового третьего мускула над скакательным суставом симптомов полного разрыва не наступает, так как сгибание в скакательном суставе при этом частично сохраняется (Б. М. Обухов). При одновременном сечении (810 см выше скакательного сустава) обоих сухожилий, т. е. большеберцового и малоберцового мускулов у животного сразу возникают характерные симптомы разрыва этих мускулов, которые обычно наблюдаются в клинической практике (А. Ю. Тарасевич).
Клинические признаки. В покойном состоянии животного опи-рание больной конечностью возможно. Скакательный сустав нахо-166
пится в положении сильного разгибания, угол, обРазУемы"J Р,м Еовой и плюсневой костями, является заметно увеличенным .карательный сустав и плюсна при этом образуют одну близкую к прямой линию. Ахиллово сухожилие, не имея противодействия,


Рис 62 Различные положения больной конечности при разрыве большеберцового и малоберцового мускулов.
расслаблено. При пассивном разгибании больной передней^конечности плюсна без особого сопротивления далеко отводатсяоназад (рис. 62). Место разрыва, ввиду глубокого подфасциального рас положения сухожилий мускулов, обнаруживается с грудам. Во время движения у животного возникает характерная внезапная
167
хромота подвешивающей конечности. При этом бедро поврежденной конечности сильно приподнимается кверху, коленный сустав чрезмерно сгибается, а скакательный сустав находится в состоянии ненормального разгибания. Нижняя часть конечности, начиная от скакательного сустава, отстает в движении и когда выводится вперед, то слегка болтается (как при переломе), образуя складки в ахилловом сухожилии; опирание копытом бывает полное, но менее эластичное, оно происходит как бы толчками. Все это производит такое впечатление, как будто плюсна потеряла прочную связь со скакательным суставом (Э. И. Гауэнштейн). При одновременном разрыве большеберцового и малоберцового мускулов на обеих конечностях животное больные конечности отставляет назад и с трудом передвигается.
Диагноз. Затруднений не вызывает ввиду характерных и типичных для этого заболевания клинических симптомов. Перелом берцовой или плюсневой костей, разрыв ахиллова сухожилия, несколько напоминающие собой симптомы разрыва, легко исключаются тем, что при этих заболеваниях наблюдается хромота опирающейся конечности, опирание вообще бывает затруднено или невозможно.
Прогноз. При подкожном одностороннем разрыве в большинстве случаев бывает благоприятный; при двустороннем разрыве сомнительный. П$и открытом разрыве, осложненном инфекцией, прогноз осторожный или сомнительный. При одностороннем подкожном разрыве выздоровление наступает через 1г/22 месяца.
Лечение. Полный покой в течение 68 недель. Целесообразно больное животное (лошадь) ставить в поддерживающий аппарат. Для ослабления положения поврежденных мускулов рекомендуется ортопедическая ковка с высоким зацепом и пяточными шипами, кальций-ионтофорез, грязелечение, парафиновые повязки; массаж ускоряет сращение поврежденных мускулов. После 45-недельного лечения назначают животному небольшие манежные проводки. Сразу после выздоровления использование животного в тяжелую работу противопоказано, так как может возникнуть рецидив. Первое время лошадь должна работать на коротких дистанциях с небольшим грузом.
Разрыв икроножного мускула и ахиллова сухожилия (Ruptura m-li gastrocnemii et tendinosus achillis)
Разрыв икроножного мускула и ахиллова сухожилия редко наблюдается у лошадей. Разрывы бывают полные и частичные, чаще односторонние и очень редко двусторонние, т. е. на обеих конечностях. Кроме того, разрыв икроножного мускула и ахиллова сухожилия иногда сопровождается одновременным разрывом сухожилия поверхностного пальцевого сгибателя.
Анатомия. Икроножный мускул (m. gastrocnemius) представляет собой часть трехглавого мускула голени (triceps surae) и содержит
168
две головки (латеральную и медиальную), которые начинаются по сторонам от плантарной ямки бедренной кости. Веретенообразное брюшко той и другой сливаются вскоре друг с другом (пропуская под собой кровеносные сосуды) и опускаются вдоль большеберцовой кости к бугру пяточной кости. Несколько выше половины длины голени общее брюшко переходит в ахиллово сухожилие. Последнее спиралеобразно перевивается с сухожилием поверхностного пальцевого сгибателя таким образом, что вначале лежит над ним, затем латерально, а у самого бугра пяточной кости под ним и прикрепляется к пяточному бугру. У места прикрепления имеется под сухожилием подсухожильная бурза.
Пяточный мускул (m. soleus) представляет третью головку и имеет очень маленькое брюшко; начинается на головке малоберцовой кости, тянется косо к началу ахиллова сухожилия и, переходя в слабое сухожилие, сливается с последним. По своей функции трехглавый мускул голени является сильным разгибателем скакательного сустава (А. Ф. Климов).
Этиология. Причинами разрывов чаще всего являются чрезмерные насильственные растяжения сухожилий вышеназванных мускулов у лошадей при скольжении, взятии препятствий, ударах острыми предметами и т. д. Предрасполагают к разрыву хронические воспалительные и другие атрофические процессы сухожилий вышеназванных мускулов и других окружающих их тканей (в частности, тен-диниты ахиллова сухожилия и сухожилия поверхностного пальцевого сгибателя, бурзиты и тендовагиниты в области бугра пяточной кости, периоститы, остит и экзостозы бугра пяточной кости, мио-патоз мускулатуры тазовых конечностей, а также открытые и закрытые повреждения тканей в области задней поверхности скакательного сустава и голени, сопровождающиеся гнойным воспалительным заболеванием).
Патогенез.-В основном тот же, что и при разрыве других вышеописанных сухожилий конечностей.
Клинические признаки. В покойном состоянии животное больную конечность держит сильно согнутой в скакательном суставе с опиранием пяточной или всей частью копыта. Коленный сустав разогнутый, круп пораженной стороны опущен, при этом сухожилие поверхностного сгибателя пальца находится при полном разрыве в расслабленном состоянии. Пальпацией области верхней части голени на месте разрыва икроножного мускула, а при разрыве ахиллова сухожилия вблизи пяточного бугра, в свежих случаях обнаруживают дефект (углубление) или болезненное припухание тканей. Во время пассивного сильного сгибания скакательного сустава препятствий не встречается; при разгибании животное болезненно реагирует.
Во время движения животного у него внезапно появляется сильная хромота опирающейся конечности, при этом скакательный сустав сильно сгибается, а плюсневая кость принимает наклонное положение к земле; у собак она достигает земли.
169
При одновременном двустороннем разрыве ахилловых сухожилий на обеих тазовых конечностях животное опирается на скакательные суставы и плантарную поверхность плюсны, движение затруднено.
Диагноз. Устанавливается с учетом характерных симптомов, при этом проводится диференциальный диагноз между параличом большеберцового нерва, при котором симптом сильного сгибания скакательного сустава имеет место, и разрывом икроножного мускула и ахиллова сухожилия.Местное исследование на разрыв позволяет уточнить диагноз, так как при параличе нерва дефект разрыва и болезненное припухай не тканей отсутствуют.
Прогноз. У крупных животных при неполных разрывах осторожный; при полном разрыве
· сомнительный; при двустороннем разрыве неблагоприятный, причем чем ближе место разрыва к бугру пяточной кости, тем менее надежды на хороший исход (А. Ю. Тарасевич). Неполные разрывы икроножного мускула и ахиллова сухожилия в большинстве случаев заканчиваются полным выздоровлением^ на сращение полного разрыва требуется более 2 месяцев времени, и после сращения иногда остается неустранимая хромота.
У мелких животных при разрыве сухожилий прогноз более благоприятный.
Лечение. При неполном разрыве больному животному предоставляют в течение 46 недель полный покой. Назначают массаж, грязелечение, парафинолечение. При полном разрыве лошадь, кроме того, ставят в поддерживающий аппарат. При полных разрывах сухожилий у крупного рогатого скота накладывают на 46 недель гипсовую повязку. При полном разрыве сухожилий у мелких животных разорванные концы сухожилия сшивают, после чего накладывают иммобилизирующую повязку.
ГЛАВА VII БОЛЕЗНИ НЕРВОВ
АНАТОМО-ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ О ПЕРИФЕРИЧЕСКИХ
НЕРВАХ
В состав нервных волокон периферических нервов входят мякотные и безмякотные, преимущественно вегетативные, волокна. В мякотных волокнах аксоны (осевые цилиндры) окружены миэли-новой оболочкой, состоящей из липоидных веществ и тончайшего слоя шваиовских клеток, которые покрывают миэлиновую оболочку снаружи. Аксоны безмякотных волокон заключены в тонкий слой протоплазмы швановских клеток. В функциональном отношении швановские клетки (тесно) связаны с нервными волокнами. Они принимают активное участие в обмене веществ; в их протоплазме отлагаются продукты обмена и распада в виде различных клеточных включений. Без швановских клеток нервные волокна нежизнеспособны. Структурные изменения этих клеток являются индикатором дегенеративных процессов нервного волокна.
Каждый нервный ствол состоит из ряда пучков нервных волокон, а каждый пучок окружен непосредственно тончайшей соединительнотканной оболочкой перипеврием. От этой оболочки отходят внутрь пучка перегородки, которые образуют прослойки между отдельными нервными волокнами. Указанные соединительнотканные перегородки и прослойки носят название эндоневрия. Нервный ствол покрыт снаружи жировой тканью эпиневрием. В нем проходят кровеносные сосуды, проникающие более мелкими ветвями в пери- и эндоневрий, а также лимфатические сосуды. Внутренние оболочки нерва
· пери- и эндоневрий содержат лимфатические щели, по которым лимфа течет в цептрипеталыюм направлении до субарахноидального пространства. Посредством лимфатических щелей совершаются процессы обмена веществ нервных волокон. По этим же щелям, вдоль периферических нервов, могут распространяться вирусы и токсины до нервных корешков в субарахноидаль-ное пространство и центральную нервную систему.
Нервные пучки, заключенные в периневральную оболочку, не идут прямолинейно. Они занимают на различных участках поперечного сечения нервного ствола различное положение. Вследствие этого перерезка даже одной трети поперечника смешанного нерва не вызывает паралича иннервируемых им отдельных мышц.
171
Нервные стволы конечностей это смешанные нервы. Основную массу их волокон составляют двигательные и чувствительные проводники нервной системы. Они воспринимают периферические раздражения, передают их в центральную нервную систему и участвуют в проведении того или иного ответного рефлекторного дви-

пограничного ствола
Рис. 63. Схема периферической иннервации.
жения (рис. 63). Кроме того, каждый периферический нерв содержит волокна симпатической и парасимпатической нервной системы, осуществляющих трофические функции. Однако, в зависимости от преобладания чувствительных или двигательных волокон, одни нервы (локтевой, срединный, седалищный) являются преимущественно чувствительными, а другие нервы (лучевой, бедренный, надлопаточный) преимущественно двигательными (Б. М. Олив-ков).
БОЛЕЗНИ НЕРВОВ ПЕРЕДНИХ КОНЕЧНОСТЕЙ
Болезни периферических нервов передних конечностей сравнительно частое явление в функциональных расстройствах локомоторного аппарата животных, в частности у лошадей. Суть патологических процессов нервной системы при этом характеризуется, главным образом, парезом и параличом периферических нервных стволов и их ветвлений, которые клинически у животных проявляются типичной хромотой опирающейся конечности. Основными этиологическими факторами, обусловливающими возникновение и развитие парезов и полных параличей периферических нервов у животных, чаще всего являются всевозможные механические закрытые и
172
открытые повреждения (сотрясения, ушибы, сдавливание, р ше разрыв и ранение) нервов (рис. 64). Другие миогенные, инфек-цио'нно-токсические причины в данных случаях занимают второстепенное значение. -Из числа периферических нервных стволов и их сплетении, иннервирующих передние конечности, подвергаются заболеваниям

Рис. 64. Схема повреждения нервов.
следующие: 1) нервное плечевое сплетение plexus brachialis; 2) предлопаточный нерв п. suprascapularis; 3) лучевой нерв п. radialis; 4) локтевой нерв п. ulnaris.
Парезы и параличи периферических нервов грудных конечностей обыкновенно бывают односторонними и очень редко одновременно двусторонними.
Паралич нервного плечевого сплетения (Paralysis n. plexus
brachialis)
Паралич нервного плечевого сплетения наблюдается главным образом у лошадей. Под параличом нервного плечевого сплетения понимается заболевание, характеризующееся полным выпадением двигательной функции и рефлекторной возбудимости тканей всей грудной конечности; при парезе этого сплетения разумеется заболевание, при котором происходит неполная, частичная, потеря (ослабление) двигательной функции и рефлекторной возбудимости
конечности.
Анатомия. Плечевое нервное сплетение (plexus n. brachialis) образуется из вентральных ветвей 6, 7 и 8-го шейных нервов и 1 и 2-го грудных нервов и располагается вентралыю от лестничного мускула и медиально от лопатки и делится на 8 нервов (предлопаточный, подлопаточный, подмышечный, грудные, мускульно-кож-ный, лучевой, локтевой и срединный, рис. 65), которые иннерви-руют плечевой пояс и свободную грудную конечность (А.Ф.Климов).
Этиология. Парез или паралич нервного плечевого сплетения может быть центрального или периферического происхождения.
173
Центральные парезы и параличи бывают обусловлены возникновением и развитием в мозгу, мозговом канале или поблизости их абсцессов, опухолей, кист, кровоизлияний и инфекционно-токсиче-

ского воспаления. Периферические парезы и параличи нервного плечевого сплетения чаще вызываются сильным механическим его повреждением при ушибах, переломах лопатки, глубоких осколоч-
174
ных ранениях, сотрясениях при резком падении, грубых манипуляциях (фиксация) при повале животного. Кроме того, периферический парез или паралич может возникнуть при наличии глубоких гнойновоспалительных процессов или залегании инородных тел в подмышечной области грудной конечности.
Патогенез. При воздействии на нервное сплетение одной из вышеуказанных причин происходит полное или частичное поражение его двигательной и чувствительной функции, что обусловливает собой полное или частичное нарушение в иннервации и питании мышечной и других тканей плечевого пояса и свободной грудной конечности. Мускулатура пораженной области теряет свою активно-сократительную физиологическую функцию, становится дряблой, малочувствительной и сравнительно быстро подвергается атрофи-ческим процессам. В результате этого опорно-сегментные аппараты конечности находятся в расслабленном состоянии и под влиянием давления тяжести тела животного прогибаются, вызывая расстройство функции всей конечности.
Клинические признаки. Лошадь с парезом плечевого сплетения в состоянии покоя больную конечность держит в полусогнутом положении в локтевом и запястном суставах с легким опиранием зацепной частью копыта. В острых случаях заболевания наблюдается заметная дрожь трехглавого мускула плеча. Рефлексы понижены. При движении шагом возникает хромота опирающейся конечности высшей степени. В момент обременения конечности происходит сильное прогибание в локтевом суставе (выпадение функции трехглавого мускула плеча) и отхождение плечевого сустава наружу.
При полном параличе плечевого сплетения опирание больной конечностью невозможно, она беспомощно висит в расслабленном состоянии, согнутая в запястном и фаланговых суставах, и соприкасается с почвой дорзальной поверхностью зацепной части копыта или путовым суставом. Если насильственно произвести разгибание запястного сустава парализованной конечности, то временное ее обременение возможно.
При движении парализованная конечность выносится вперед волоком, касаясь зацепной частью копыта почвы. Рефлекс при уколе иглой кожи парализованной конечности отсутствует. В скором времени развивается функциональная атрофия мускулов плечевой области.
Диагноз. Наличие характерных клинических признаков позволяет безошибочно диагностировать это заболевание.
Прогноз. При парезе и параличе периферического происхождения осторожный или сомнительный; при параличе центрального происхождения неблагоприятный.
Лечение. Оно состоит в применении массажа, втирании раздражающих мазей, подкожных инъекций растворов вератрина, стрихнина, гальванизации и диатермии. При местных воспалительных процессах, обусловливающих поражение нервного сплетения, назна-
175
чают симптоматическое лечение. Абсцессы и флегмоны вскрывают, инородные тела оперативным путем извлекают.
При парезе выздоровление может наступить после 45-недель-ного лечения.
Паралич предлопаточного нерва (Paralysis nervi suprascapularis)
Паралич предлопаточного нерва сравнительно часто наблюдается у лошадей, чаще бывает односторонним и лишь в исключительных случаях одновременно двусторонним заболеванием.
Анатомия. Предлопаточный нерв п. suprascapularis (рис. 65, 6) довольно толстый, происходит из краниальной части плечевого сплетения (из 6, 7 и 8-го шейных нервов). Входит в щель между подлопаточным и предостным мускулами, заворачивается через лопаточную вырезку латеро-каудалыю и разветвляется в предостном и заостном мускулах (А. Ф. Климов).
Этиология. Основной причиной паралича предлопаточного нерва является травматическое повреждение его ушиб, размозжение, растяжение и разрывы, сдавливание и сотрясение, которые могут возникнуть при случайных или умышленных ударах в области плеча, скольжении и падении животного на плечо, внезапном сильном осаживании лошади при быстрой езде, чрезмерном насильственном вытягивании лопатко-плечевого сустава назад (фиксация при повале и ковке, ущемлении конечности и т. п.), переломе лопатки, развитии на ней экзостозов, длительном чрезмерном давлении неправильно наложенной упряжи, а также наличие новообразований, инородных тел, абсцессов и глубоких рай в плечевой области. Паралич предлопаточного нерва встречается и при гемо-глобинемии.
Патогенез. Характер развития патологического процесса в нервной ткани в каждом отдельном случае зависит от вызвавшей его причины. При ушибе нервный ствол обычно сохраняет свою анатомическую непрерывность, его волокна остаются целыми, но миэлин распадается и впоследствии рассасывается. Патологические изменения на месте повреждения нерва характеризуются отечным состоянием, небольшими кровоизлияниями, инфильтрацией и частичной дегенерацией нервных волокон. При растяжении нерва за пределы его физиологической эластичности или частичных надрывов происходит в различных его участках повреждение отдельных нервных волокон или нервных пучков. При полных разрывах нерва возникает нарушение его анатомической целости с расхождением разорванных концов. При сдавливании или ущемлении (осколками переломленной кости) нерва его анатомическая непрерывность (целость) сохраняется, однако вследствие прекращения поступления в сдавленный участок нерва питательных веществ в нем возникают дегенеративные изменения с распадом миэлина и повреждением
176
I
осевых цилиндров. Полные разрывы нервного ствола и сильное продолжительное сдавливание нерва обусловливают стойкие параличи, а растяжение нерва длительные парезы.
Предлопаточный нерв, как содержащий в составе своих проводников небольшие количества чувствительных и вегетативных волокон, относится к числу нервов, обладающих вазомоторной функцией, и при повреждении его возникает значительное расстройство двигательной функции конечности, тогда как вазомоторные расстройства и болевые явления отсутствуют. Подлопаточный нерв иннервирует предостный, заостный, дельтовидный и малый круглый мускулы, функция которых (первых трех) «состоит в том, чтобы при опирании конечности воспрепятствовать отхождению плечевого сустава в сторону от туловища; но в период висения конечности предостный мускул содействует движению конечности вперед» (Э. И. Гауэнштейн). При деиннервации указанных мускулов и выпадении их функции у животного при движении возникает характерное расстройство движения грудной конечности.
Клинические признаки. При параличе предлопаточного нерва в покойном состоянии животного расстройство функции больной конечности бывает мало заметным. Иногда можно наблюдать небольшую абдукцию плечевого сустава, но, если приподнять противоположную здоровую конечность, то плечевой сустав больной конечности резко отходит наружу, образуя между локтевым бугром и грудной клеткой большую впадину. При осаждении лошади больная конечность тащится волоком. При движении шагом наблюдается хорошо выраженная типичная хромота опирающейся конечности, особенно в момент ее обременения, когда плечевой сустав толчкообразно отклоняется в сторону от грудной клетки, образуя в плечевой области желобоватое углубление (рис. 66). Этот симптом лучше всего наблюдать, следя за движением лошади спереди. Хромота усиливается при движении по мягкому, топкому грунту или кругу с обращением больной конечности к его центру. В последующее время сравнительно быстро (через 12 недели) развивается атрофия деиннервированных предостного, заостного и дельтовидного мускулов. Контуры гребня лопатки и наружного мышечного бугра плечевой кости резко обнажаются. При парезе предлопаточного нерва вышеописанные симптомы бывают проявлены более слабо и не так характерно. В начале заболевания при движении наблюдается абдукция плечевого сустава, впоследствии, если не наступило выздоровление, развивается атрофия мускулов

Рис. 66. Паралич предлопаточного нерва(хирургическая клиника Ленинградского ветеринарного института, ориг.).
12 К. И. Шакалов
177
и хромота опирающейся конечности с заметным отхождением лопатко-плечевого сустава, как и при параличе этого нерва.
Клинику паралича предлопаточного нерва у лошадей Б. М. Обухов вызывал экспериментально путем его блокады 56-процентным раствором новокаина. По предложенной им методике предлопаточ-ный нерв блокируют инъекцией раствора под предостный мускул на 34 см ниже бугра лопатки по переднему ее краю. Иглу вкалывают перпендикулярно к поверхности плеча на глубину 36 см до упора в кость. Эффект наступает через 25 минут.
Диагноз. Необходимо исключить разрыв заостного мускула, при котором всегда бывает подкожный дефект и болезненное опухание на месте разрыва, чего не наблюдается при параличе предлопаточного нерва.
Прогноз. В острых случаях при парезе нерва благоприятный. При параличе нерва осторожный. В хронических случаях сомнительный. Обычно выздоровление наступает в 4070% всех случаев заболеваний. Продолжительность курса лечения бывает в зависимости от тяжести повреждения нерва от нескольких дней до 2-8 недель и больше.
Лечение. При отсутствии открытых повреждений и гнойно-воспалительных процессов области деиннервированных мышц применяют массаж, гальванизацию, диатермию. С наступлением улучшения и возможности самостоятельных движений назначают дозированную кратковременную проводку, которую постепенно увеличивают по мере восстановления функции конечности.
Хорошие результаты дает подкожная и внутримышечная инъекции спиртовых растворов вератрина, стрихнина и физиологического раствора хлористого натрия в возрастающих и чередующихся дозах. Местом инъекции являются предостная, заостная и дельтовидная мышцы. В каждую из них производят на ее протяжении по 3 инъек- . ции. В первые два дня назначают: Veratrini puri 0,01; Spiritus vini 10,0; Sol. Natrii chlorati 0,9%100,0; M. f. Solutio; в следующие два дня дозу вератрина увеличивают до 0,02; для пятой инъекции доза вератрина 0,030,04; в следующие дни при инъекциях вератрина дозировку постепенно уменьшают до первоначальной дозы. Всего производится 9 инъекций. После каждой инъекции назначают массаж или проводку (проф. Давыдов).
Применение фарадического тока целесообразно в подострых случаях течения болезни, в острых же, в особенности при наличии воспалительных процессов в мышечной ткани, противопоказано, так как можно вызвать стойкую контрактуру мускулов, иннерви-руемых данным нервом.
Паралич лучевого нерва (Paralysis п. radialis)
Паралич лучевого нерва наблюдается у животных сравнительно ч'аще, чем параличи других периферических нервов грудной конечности, и бывает главным образом у лошадей. Он может быть полным, частичным или проявляется парезом нерва.

178
Анатомия. Лучевой нерв п. radialis no своей функции относится к числу смешанных нервов, но преимущественно является моторным нервом. Он происходит из 8-го шейного и 1-го грудного нервов, идет дистально вдоль заднего края плечевой артерии, отделяясь от нее веной и локтевым нервом. На середине плеча погружается в щель между медиальной и длинной головками трехглавого мускула плеча, отдавая ему ряд ветвей, идущих вместе с глубокой плечевой артерией. Далее, между плечевой костью и задним краем внутреннего плечевого мускула он переходит на дорзальную поверхность локтевого сустава, где делится на поверхностный и глубокий лучевые нервы.
Поверхностный лучевой нерв выходит из-под переднего края латеральной головки трехглавого мускула плеча и восходящей своей ветвью идет в кожу латеральной поверхности плеча, а двумя нисходящими ветвямив кожу латеральной поверхности предплечья. На запястье он соединяется с мускульно-кожным нервом и идет па дорзо-медиальную поверхность пясти до пальца.
Глубокая ветвь лучевого нерва медиально от лучевого разгибателя пясти распадается на ряд веточек, идущих в разгибатели пальцев и пясти, а также и к внутреннему плечевому мускулу, одна из веточек направляется в длинный абдуктор большого пальца (А. Ф. Климов). Таким образом, лучевой нерв и его ветви иннервируют: трехглавый мускул плеча, напрягатель фасции предплечья, лучевой и локтевой разгибатели запястья, общий и боковой разгибатели пальца и длинный абдуктор большого пальца, т. е. те мускулы и сухожилия, которые выполняют функции разгибателей локтевого, запястного и фаланговых суставов.
Этиология. Паралич лучевого нерва чаще бывает периферического, реже центрального происхождения. Общими этиологическими факторами, обусловливающими возникновение и развитие паралича лучевого нерва, являются в основном те же, что и при параличах плечевого сплетения и предлопаточного нерва. Этот паралич вызывается главным образом травматическими повреждениями. Повреждения лучевого нерва чаще наблюдаются на месте его перехода по плечевой кости около латерального мыщелка, где он расположен более поверхностно. Кроме того, паралич данного нерва. может возникнуть при дрессировке, длительном лежании фиксированного животного на операционном столе или при повале, когда лучевой нерв сдавливается между грудной клеткой и конечностью (проф. Ю. Н. Давыдов).
Патогенез. Он в основном тот же, что и при параличе предлопаточного нерва. Некоторая особенность или разновидность в развитии болезни конечности при параличе лучевого нерва вытекает из анатомо-физиологической функции иннервируемых им мускулов. В частности, при параличе лучевого нерва наступает полная или частичная деиннервация разгибателя локтевого сустава трехглавого мускула плеча, от функции которого зависит работа всех нижерасположенных суставов грудной конечности. И так как функ-
179

ция этого мускула при параличе лучевого нерва выпадает, то Й все суставы грудной конечности, начиная с локтевого, находятся в согнутом положении; вследствие этого нормальное опирание на пораженную конечность при движении животного становится невозможным.
Клинические признаки. Они в каждом отдельном случае зависят от степени и характера поражения нерва.
При полном параличе лучевого нерва в состоянии покоя (рис. 67) «плечевой сустав сильно разогнут, локтевой опущен; область предплечья образует с запястным суставов тупой угол; пясть при этом выдвинута назад, путовый сустав находится в состоянии волярной флексии» (Ю. Н. Давыдов).

Рис. 67. Паралич лучевого нерва.
Если суставы больной конечности насильственно разогнуть и придать конечности нормальное положение, то кратковременное опирание на нее возможно даже при поднимании противоположной здоровой конечности. Этот симптом может быть объяснен отсутствием при параличе лучевого нерва изменений в статическом аппарате больной конечности.
Во время движения шагом больную конечность лошадь выбрасывает вперед толчками и в момент ее опирания все суставы конечности, кроме лопатко-плечевого (вследствие выпадения функции трехглавого мускула плеча, разгибателя локтевого сустава), сильно сгибаются. При движении рысью расстройство функции больной конечности усиливается, опирание становится невозможным. Трехглавый мускул находится в расслабленном состоянии, чувствительность кожи на болевое раздражение понижена. В скором времени развивается атрофия мускулов конечности.
При частичном параличе лучевого нерва поражается главным образом его глубокая ветвь, иннервирующая лучевой разгибатель
180
запястного сустава и разгибатели пальца. Сам же лучевой нерв и его латеральная ветвь обычно при этом сохраняют свою функцию, равно как сохраняется и функция иннервируемых ими мускулов. В связи с этим у животного возникает своеобразное расстройство функции передней конечности. В покойном состоянии отклонений от нормы не замечается. При движении шагом по ровному твердому грунту наблюдается (парализованы лучевой разгибатель запястья и разгибатели пальца) не полное, а толчкообразное разгибание запястного и фаланговых суставов. При движении рысью, особенно по неровному или топкому грунту, отмеченные выше симптомы усиливаются, животное часто спотыкается, при этом дорзальной поверхностью путовой кости касается земли.
Симптомы пареза лучевого нерва могут возникать первично, с самого начала заболевания нерва, или вторично, т. е. составлять переходную стадию от полного паралича к выздоровлению. В первом случае расстройство функции конечности возникает вследствие того, что длинная и медиальная головки трехглавого мускула плеча бывают полностью или частично парализованы, а латеральная головка этого мускула, иннервируемая поверхностной ветвью лучевого нерва, сохраняет свою функцию и ввиду этого разгибание локтевого сустава во время движения является недостаточным, а вынос больной конечности вперед замедленным. С целью компенсации функции парализованных мускулов «лошадь старается выбрасывать конечность далеко вперед за счет активных сокращений плече-головной мышцы и других мышц лопатко-плечевого сустава» (Ю.Н. Давыдов). При этом в момент вертикального опирания больной конечности наблюдается характерный симптом толчкообразного движения лопатко-плечевого сустава и плеча вперед, а также сгибание (подкашивание) всех суставов конечности и частичное спотыкание животного. Эти симптомы усиливаются при кратковременном движении лошади рысью по неровному грунту или же при продолжительном движении по ровной дороге. В покойном состоянии и в начале движения шагом по ровной дороге клинически выраженного расстройства в функции больной конечности почти не наблюдается. Оно нарастает по мере переутомления деиннервированных мускулов.
Диагноз. Основными диференциальными симптомами, характеризующими паралич лучевого нерва, являются: при полном параличе хромота опирающейся конечности, сопровождающаяся толчкообразным выбрасыванием конечности вперед и сгибанием в момент обременения ее всех суставов; при частичном параличе отсутствие симптомов в состоянии покоя и толчкообразное разгибание запястного, фаланговых суставов и частое спотыкание животного при движении; при парезе нерва хромота опирающейся конечности, сопровождающаяся толчкообразными движениями лопатко-плечевого сустава и плеча вперед в момент вертикального обременения больной конечности и частое спотыкание животного при движении его рысью по неровной дороге.
181
Симптомы паралича лучевого нерва диференцируются от разрыва трехглавого мускула плеча по наличию дефекта и опухания на месте разрыва (под локтевым бугром), от поперечных переломов локтевой кости по наличию крепитации отломков кости, а при их расхождении по образовавшемуся углублению и болезненному опуханию.
Прогноз. У лошадей и рогатого скота в начале заболевания благоприятный, в запущенных случаях осторожный.
Продолжительность курса лечения полного паралича у лошадей составляет 46 недель, а иногда и больше. Неполный паралич и парез нерва излечиваются в значительно меньшие сроки.
Лечение. То же, что и при параличе предлопаточного нерва. Паралич локтевого нерва (Paralysis п. ulnaris)
Анатомия. Локтевой нерв п. ulnaris смешанный нерв, он происходит из 8-го шейного, 1 и 2-го грудного нервов. В.начале он соединен со срединным нервом, от которого затем отделяется и идет дистально непосредственно позади плечевой артерии, вены и впереди от лучевого нерва. Далее, опускаясь вниз, дает ряд ветвлений и над запястьем делится на дорзальную и медиальную ветви. Первая из них разветвляется в коже запястья и пясти, а вторая соединяется волярной ветвью срединного нерва, и, направляясь к копыту, таким образом локтевой нерв по ходу своего следования и ветвления иннервирует главным образом локтевой сгибатель запястья, локтевую и плечевую головки глубокого сгибателя пальца и поверхностный сгибатель пальца.
Этиология. Ушибы и чрезмерные растяжения нерва при прыжках со взятием препятствий, спотыкание и падение, удары.
Патогенез. Общая картина развития болезни аналогична той, которая описана при параличах других нервов передней конечности. Частой особенностью патогенеза паралича локтевого нерва является выключение активной функции сгибателей запястного и фаланговых суставов, вследствие этого возникает расстройство функции передней конечности, характеризующееся чрезмерным разгибанием вышеназванных суставов.
Клинические признаки. В покойном состоянии чрезмерное выпрямление (чрезмерное разгибание) запястного сустава, заметное провисание в фаланговых суставах, видимое удлинение конечности, при движении хромота опирающейся конечности, сопровождающаяся чрезмерным вытягиванием больной конечности вперед, дорзальной флексией запястного сустава и толчкообразным опи-ранием о почву.
Диагноз. Он устанавливается при наличии характерных клинических симптомов, при этом проводится диференциальный диагноз в отношении возможных разрывов сгибателей запястья и фаланг, которые подтверждаются или исключаются по наличию или отсут-* 182
ствию подкожного дефекта и болезненного опухания на месте разрыва.
Прогноз. У лошадей осторожный.
Лечение. То же, что и при параличах других нервов.
БОЛЕЗНИ НЕРВОВ ЗАДНИХ КОНЕЧНОСТЕЙ
Расстройство функции задней конечности у лошадей на почве паралича или пареза периферических нервов нередкое явление. Из числа нервных стволов и их ответвлений, иннервирую-щих у животных задние конечности, заболеванию подвергаются следующие нервы: ]) седалищный нерв п. ischiadicus; 2) больше-берцовый нерв п. tibialis; 3) малоберцовый глубокий нерв п. peronaeus profundus; 4) бедренный нерв п. femoralis; 5) запи-рательный нерв п. obturatorius.
Заболевания нервов тазовой конечности могут быть центрального (реже) и периферического (чаще) этиологического происхождения. В функциональном отношении они обычно бывают односторонним и очень редко двусторонним поражением конечностей.
Паралич седалищного нерва (Paralysis nervi ischiadici)
Паралич седалищного нерва бывает полным и частичным. При полном параличе происходит поражение всего нервного ствола п. ischiadicus и полное выключение функции тазовой конечности; при частичном параличе поражаются только его ветви п. peronaeus и п. tibialis. Расстройство функции конечности при этом хотя и имеет место, но в меньшей степени, чем это наблюдается при поражении всего нервного ствола.
Анатомия. Седалищный нерв (п. ischiadicus) (рис. 68) является смешанным нервом, образующимся из 6-го поясничного, 1, 2, иногда 3-го крестцового нервов; это самый мощный нерв крестцового сплетения. По выходе из тазовой полости он делится на две ветви, образуя большеберцовый и малоберцовый нервы. Большеберцовый нерв (п. tibialis) иннервирует длинные разгибатели тазобедренного сустава, сгибатели пальца, икроножный мускул, межкостный мускул и дает кожную ветвь, разветвляющуюся в коже задненаружнои поверхности голени, заплюсны и плюсны. Малоберцовый нерв (п. peronaeus) иннервирует двуглавый мускул бедра, сгибатели скакательного Сустава, разгибатели пальца и отдает кожные нервы для иннервации наружной и внутренней поверхности голени и стопы (В. А. Никаноров).
Этиология. Паралитическое поражение седалищного нерва может быть центрального или периферического происхождения. Паралич центрального происхождения возникает в результате травматического, токсического, инфекционного заболевания головного, спинного мозга или в результате возникновения и развития новообразования (опухоли) в спинномозговом канале. Паралич или парез пери-
183
фернческого происхождения преимущественно появляется в результате травматических повреждений при падении животного, сильного растяжения нервного ствола, перелома костей таза, проникающих ран в тазовой области, образования в глубине мускулатуры абсцес-
J


сов и г.нойно-воспалительных полостей, глубокого залегания инородного тела и его давления на нерв, продолжительного лежания животного на твердом, бесподстилочном холодном полу, а также при некоторых инфекционных заболеваниях, в частности при мыте, случной болезни и бруцеллезе.
Патогенез. Под влиянием той или иной вышеназванной причины происходит поражение нервного ствола седалищного нерва и его ветвей; при этом осевой цилиндр мякотного волокна нерва, будучи 184
оторванным от своей клетки, подвергается быстрому перерождению. Одновременно с ним перерождается и миэлиновая оболочка с распадом миэлина на отдельные глыбки, которые рассасываются особыми клетками миэлофагами. В результате этого поражения нерв теряет свою двигательную и чувствительную функцию, что обусловливает собой полное или частичное нарушение иннервации и питания мышечной и других тканей тазовой конечности. Мускулатура пораженной области, будучи деиннервнрованной, теряет свою активно сократительную функцию, становится дряблой, малочувствительной и сравнительно быстро подвергается атрофическим изменениям. Суставы тазовой конечности лишаются активной мускульной их иммобилизации и управления и под влиянием тяжести тела животного при его движении в момент опирания прогибаются, тем самым вызывая расстройство функции конечности.
Б. М. Обухов экспериментально вызывал паралич седалищного нерва у лошадей. В одном случае автор инъицировал раствор новокаина через стенку прямой кишки в крестцово-подвздошную связку (на 12 см выше стенки гребня подвздошной кости). Блокада нерва наступила через 38 минут, при этом выключалась функция всех иннервируемых седалищным нервом мышц, наступала потеря болевой чувствительности кожи в зоне разветвления заднего и наружного бедренных кожных нервов, а также в зоне иннервации большебер-цового и малоберцового нервов.
В другом случае автор блокировал нерв наружно, т. е. непосредственно у выхода его из-под заднего края внутреннего крыла подвздошной кости на поверхность крестцово-подвздошной связки. Глубина укола иглы б10 см. Блокада нерва наступает через 5 10 м, причем, кроме седалищного нерва, иногда выключается функция и ягодичных нервов.
Патогенез параличей задних конечностей центрального происхождения у животных пока является мало изученным. Проф. А. Ю. Та-расевич указывает, что нередко параличи и полупараличи бывают обусловлены воспалением оболочек спинного мозга. При этом поражение может начаться в отдельных случаях воспалением твердой мозговой оболочки в эпидуральной ткани и в мягкой оболочке спинного мозга. Впоследствии этот патологический процесс может распространиться на остальные мозговые оболочки и на вещество мозга с образованием серозного, серозно-фибринозного, а иногда и гнойного экссудатов. Диференцировать клинически заболевание спинного мозга от воспаления оболочек в большинстве случае бывает трудно. Обычно при воспалении спинного мозга, по данным проф. А. Ю. Тарасевича, у животного быстро возникает паралич, потеря чувствительности, расстройство мочеотделения и дефекации. При воспалении же оболочек спинного мозга появляются мышечные судороги и болезненность обширных участков тела, мускулатура которых иннервируется пораженной областью спинного мозга.
При поражении спинного мозга в области первых четырех поясничных позвонков у животного внезапно наступает паралич
185
области таза, задних конечностей, хвоста и потеря болевой чувствительности до каудального края реберной дуги. Рефлексы остаются без изменений. При поражении мозга в области двух последних поясничных позвонков наступает паралич задних конечностей и хвоста. Рефлексы отсутствуют (А. Ю. Тарасевич).
По данным проф. И. Е. Поваженко, огнестрельные переломы костей таза и сквозные ранения в области таза у лошадей с нарушением спинномозгового канала в его передней части сопровождаются параличом задних конечностей и хвоста (перерыв проводимости основных ветвей седалищного нерва). Кроме того, повреждение седалищного нерва (его общего ствола) происходит при ранении седалищной вырезки. Костные отломки, отщепляющиеся при переломах седалищной кости, травмируя ствол нерва, нередко нарушают его проводимость; при этом чаще развивается невралгия в результате раздражения нерва осколком кости. При развитии в участке ранения поблизости прохождения нервного ствола грануляционной соединительной рубцовой ткани и сдавливании ею нерва у животного возникает стойкий парез или паралич конечностей с характерной для этой болезни клинической симптомологией.
Клинические признаки. При параличе седалищного нерва центрального происхождения функция одной или чаще обеих тазовых конечностей бывает полностью нарушена, больное животное при этом лишено возможности передвигаться; отмечают анестезию пораженной области. При параличе нервного ствола периферического происхождения наступает деиннервация как мышц сгибателей фа-ланговых суставов, иннервируемых большеберцовым нервом, так и мышц разгибателей, иннервируемых малоберцовым нервом, в результате чего задняя конечность находится в расслабленном состоянии, не может активно функционировать и висит, как плеть. При этом тазобедренный, коленный и скакательный суставы бывают пассивно разогнутыми. В покойном состоянии животного выраженных отклонений от нормы не наблюдается, при движении же возникает хромота второй степени подвешенной конечности, при этом в момент опирания больная конечность опускается на землю толчкообразно на путовый сустав; в момент выноса конечности вперед она пассивно волочится, суставы пальца бывают согнутыми, а ахиллово сухожилие расслаблено. Движение животного назад затруднено.
Коленный сустав, управляемый четырехглавым мускулом бедра, иннервируемый одноименным нервом, сохраняет свою нормальную функци.ю разгибания, но сгибание его вследствие нарушения иннервации большеберцового нерва (его ветви п. poplitei) происходит пассивно. Ввиду этого при насильственном выпрямлении конечности опирание ею о почву становится возможным. При параличе седалищного нерва у больного животного в скором времени развивается в сильной степени атрофия мускулатуры заднебедренной группы.
Диагноз. Устанавливается по наличию характерных для этого заболевания клинических симптомов.
186
Прогноз. При параличе центрального происхождения неблагоприятный; при периферическом сомнительный, реже осторожный.
Лечение. То же, что и при парезе и параличе нервов грудной конечности.
Паралич бедренного нерва (Paralysis n. femoralis)
Паралич бедренного нерва чаще наблюдается у лошадей. Он может быть самостоятельным, т. е. первопричинным страданием животного или сопутствующим вторичным при болезни мускулатуры конечности (гемоглобинурии).
Анатомия. Бедренный нерв п. femoralis (рис. 68, 6) по своей функции относится к числу смешанных нервов. Он образуется из 3, 4, 5 и 6-го поясничных нервов. Моторные волокна его идут к четырехглавому мускулу бедра (п. saphenus), портняжному, пояс-нично-подвздошному, гребешковому и стройному мускулам. Чувствительные же волокна идут к внутренней поверхности кожи бедра, голени и плюсны (В. А. Никаноров).
Этиология. Чрезмерное растяжение нерва при поскальзывании и падении, лягании животного, ущемлении конечности, неправильной фиксации конечности при повале и ковке лошади, при возке тяжелого груза, прыжках при взятии препятствий, ушибах и паралитической миогемоглобинемии, случной болезни. Наличие гнойно-воспалительных очагов, глубоких абсцессов и новообразований поблизости прохождения бедренного нерва также могут обусловить его паралич.
Патогенез. Он в основном тот же, что и при параличе нервов
передней конечности.
При паралитической миогемоглобинемии поражение бедренного нерва есть вторичное явление, возникающее в результате нарушения обмена веществ, питания нерва и паренхиматозного перерождения мышечной ткани. Характер проявления болезни при параличе бедренного нерва вытекает из физиологической функции данного нерва. Известно, что бедренный нерв иннервирует мускулы, выполняющие функцию разгибателя коленйого сустава (m. quadriceps femoris), участвующие при выносе конечности вперед (m. iliopsoas, т. sartorius) и приводящие конечность внутрь (m. iliacus int., т. psoas minor). При деиннервации вышеназванных мускулов они становятся расслабленными, дряблыми, в скором времени атрофич-ными и теряют свою эластично-опорную сократительную функцию, в результате чего при движении парализованная конечность ненормально замедленно выносится вперед с явлениями абдукции. В момент опирания, вследствие деиннервации разгибателя коленной чашки, происходит толчкообразное прогибание во всех суставах, расположенных ниже коленного.
Клинические признаки. В покойном состоянии больная конечность слегка касается земли зацепной стенкой копыта. При движении парализованная конечность заметно медленно выносится вперед
187
с описанием дуги наружу, и в момент ее опирания коленный, скакательный и фаланговые суставы сразу же сгибаются (рис. 69);

Рис. 69. Правосторонний паралич бедренного нерва.
наблюдается типичная хромота опирающейся конечности, при этом болевой рефлекс кожи на внутренней поверхности бедра, голени и
плюсны отсутствует. При одновременном двустороннем параличе бедренных нервов животное стоит с трудом и лишено возможности двигаться. В скором времени, появляется атрофия четырехглавого мускула бедра (рис. 70).
Диагноз. Не вызывает затруднений.
Прогноз. При одностороннем параличе травматического происхождения прогноз осторожный; при миогенном параличе сомнительный; при двустороннем параличе неблагоприятный.
Лечение. То же, что и при параличе нервов грудной конечности.

Рис. 70. Атрофия четырехглавого мускула бедра.
Паралич болыиеберцового нерва (Paralysis п. tibialis)
Анатомия. Большеберцовый нерв (п. tibialis) является ветвью седалищного нерва. По ходу своего следования к дистальному отделу конечности он отдает ряд нервных веточек и иннервирует двуглавый мускул бедра, полусухожильный, полуперепончатый, подколен-
188
ный, пяточный и икроножный мускулы, а также мускулы поверхностного и глубокого сгибателей пальца. Большеберцовый нерв является смешанным нервом. До коленного сустава он дает двигательные волокна к мускулам, расположенным на задней поверхности конечности и ниже коленного сустава, одновременно он служит и чувствительным нервом для дистального отдела конечности.
Этиология. В основном та же, что и при периферическом параличе
седалищного нерва.
Патогенез. Вследствие поражения болылеберцового нерва иннер-вируемые им мышцы становятся вялыми, дряблыми и бездеятельными. Активное разгибание скакательного сустава из-за деиннер-вации икроножного мускула и сгибание фа- -
ланговых суставов пальца из-за деиннерва-ции поверхностного и глубокого сгибателей является невозможным.
Выключение разгибательной функции икроножного и других мускулов при параличе данного нерва сопряжено с пассивным сгибанием скакательного сустава, которое происходит при натяжении мускулов обоих сгибателей пальца, что одновременно вынуждает суставы фаланг пальца находиться в согнутом состоянии.
Клинические признаки. В покойном состоянии у животного наблюдается значительное сгибание в скакательном, венечном и путовом суставах. Больная конечность при этом бывает несколько выставленной вперед, с легким опиранием о почву зацепной стенкой копыта (крутая постановка пу- Рис. 71. Паралич боль-товой и венечной кости, рис. 71). Легкое шеберцового нерва, опирание больной конечностью при параличе большеберцового нерва возможно, так как ахиллово сухожилие соединяет места прикрепления m. gastrocnemii и тем самым фиксирует скакательный сустав, а коленный сустав фиксируется т. quadriceps femoris и т. tensor latae.
Во время движения больная конечность с помощью сократительной функции пояснично-подвздошного мускула высоко приподнимается кверху при сильном сгибании всех суставов, после чего толчкообразно опускается на землю порывистым движением назад и вниз. Такое своеобразное движение конечности некоторые авторы объясняют тем, что располагающиеся на задней поверхности мышцы парализованы, и разгибательная функция икроножного мускула на скакательный сустав выпадает, в то время как функция сгибателей пальца происходит пассивно благодаря заложенным в них сухожильным волокнам. Передвижение животного при параличе большеберцового нерва невозможно. В скором времени разви-
189

вается атрофия парализованных мускулов и ассиметрия бедра и крупа.
Диагноз. Не встречает затруднений.
Прогноз. Осторожный.
Лечение. То же, что и при "параличе предлопаточного нерва.
Паралич малоберцового глубокого нерва (Paralysis n. peronaeus
profundus)
Анатомия. Малоберцовый нерв (п. peronaeus profund.) представляет собой ветвь седалищного нерва. Вблизи коленного сустава малоберцовый нерв отдает от себя дорзальную кожную веточку нерва для иннервации области голени, которая прободает дисталь-ный конец двуглавого мускула бедра близ его перехода в сухожилие и разветвляется в коже латеральной поверхности голени. Продолжающийся ствол малоберцового нерва в области головки малоберцовой кости непосредственно под кожей делится на поверхностный (более тонкий) и глубокий (более толстый) малоберцовые нервы.
Поверхностный малоберцовый нерв проходит дистально в бороздке между боковым и длинным разгибателями пальцев, отдавая первому ветви, и разветвляется в коже латеральной поверхности голени и стопы, а также в связках сустава.
Глубокий малоберцовый нерв идет вглубь между длинным и боковым разгибателями пальцев, отдает мускульные ветви в дорзо-латеральные мускулы голени и направляется дистально между разгибателями пальцев и большеберцовым мускулом. На сгибательной поверхности заплюсны под сухожилием большеберцового мускула делится на латеральную и медиальную ветви. Первая из них проходит с дорзо-латеральной плюсневой артерией, иннервирует короткий разгибатель пальца, периост заплюсны и плюсны и кожу латеральной поверхности плюсны и пальца. Вторая (медиальная) ветвь идет под сухожилием разгибателя пальца на его медиальную поверхность и иннервирует кожу медиальной поверхности плюсны и пальца (А. Ф. Климов).
Этиология. Та же, что и при периферическом параличе седалищного нерва.
Патогенез. Вследствие нарушения нервной возбудимости и паралитического состояния m. biceps Jemoris, m. ext. dig. ped. long., т. ext. dig. lat., m. peronaeus tertius et tibialis anterior, иннерви-руемых малоберцовым нервом, активное сгибание скакательного сустава и разгибание фаланговых суставов пальца становится невозможным.
Клинические "признаки. В покойном состоянии животного опи-рание о почву происходит дорзальной поверхностью пута и копыта при сильно выраженной плантарной флексии в путовом суставе (рис. 72), при этом скакательный сустав находится в разогнутом состоянии. Во время движения больная конечность приподнимается и выносится вперед под действием сократительной функции пояснич-
190

Рис. 72. Паралич малоберцового глубокого нерва.
ного и подвздошного мускулов, а также напрягателя широкой фасции бедра; при этом скакательный сустав, управляемый нормальным коленным суставом, сгибается пахивно, но разгибания суставов фаланг не происходит, и конечносчь зацепной стенкой копыта волочится по земле (В. А. Никаноров). Если фалапговым суставам в момент обременения парализованной конечности придать с посторонней помощью (рукой) разогнутое положение (дорзальную флексию), то опирание ею становится возможным; но стоит животному сдвинуться с места, как путовый и венечный суставы, ввиду бездеятельности разгибателей, быстро сгибают;я (плантарная флексия), что является характерным симптомом для 'данного заболевания.
Диагноз. Устанавливают по наличию характерных для этого заболевания клини1е-ских признаков, при этом исключают паралич бедренного нерва и разрыв мышц разгиСа-телей пальца, симптомы которых бывают внешне несколько схожими с параличом малоберцового нерва. Однако симптомы паралича малоберцового нерва отличаются от га-ралича бедренного нерва тем, что скакательный сустав во время обременения конечности бывает более раскрыт и его сгибание происходит лишь пассивно, вследствие анатомичгской связи с коленным суставом. При разрыве мышц разгибателей обнаруживают в месте повреждения углубление (щель) и воспалительную припухлость, чего не наблюдается при параличе малоберцового нерва (Э. И. Гауэн-штейн, Ю. Н. Давыдов).
Прогноз. Осторожный, реже благоприя1ный.
Лечение. То же, что и при параличе нервов грудной конечности.
Паралич запирательного нерва (Paralysis n. obturator ius)
Паралич запирательного нерва у лошадей, благодаря глубокому анатомическому расположению его ствола, наблюдается сравнительно редко.
Анатомия. Запирательный нерв (п. obturatorius, рис. 68) является моторным. Он образуется 4, 5 и б-м поясничными нервами и иннервирует m. obturatorius ext., т. pectineus, m. abductor и
т. gracilis.
Этиология. Перелом лонной кости, избыточное образование после перелома костной мозоли и развитие в тазовой полости опухоли и сдавливание ими нервного ствола, равно как и сдавливание нерва плодом при тяжелых родах, при поскальзывании и падении животного с сильно расставленными тазовыми конечностями в разные стороны, а также при ущемлении конечности и ее насильственном
191
освобождении. Кроме того, случная болезнь у производителей иногда может обусловить паралич запирательного нерва.
Б. М. Обухов экспериментально вызывал паралич запирательного нерва у лошадей путем его блокады раствором новокаина, при этом анестезирующий раствор вводился через стенку прямой кишки к внутренней поверхности крестцово-подвздошной связки на среднем уровне таза в 34 см позади наружной подвздошной артерии. Расстройство функции конечности возникает через 310 м после инъекции раствора новокаина.
Патогенез. Вследствие поражения запирательного нерва возбудимость иннервируемых им мускулов прекращается. Мышцы становятся деиннервированными, дряблыми и теряют свою активную функцию в приведении конечности внутрь, в результате чего парализованная тазовая конечность во время движения животного находится в состоянии абдукции (описывая дугу наружу), при этом сохраняя свою нормальную функцию опирания.
Клинические признаки. В покое больная конечность животного находится в состоянии абдукции (отведена в сторону). Во время движения парализованная конечность описывает дугу выпуклостью наружу, ее приподнимание и вынесение вперед происходит толчкообразно, шаг больной конечности в первом отрезке бывает укороченным. Опирание в большинстве случаев происходит нормально. Вставание, крутые повороты и осаживание животного затруднительны. Однако симптомы паралича запирательного нерва не всегда бывают характерными. Иногда животное при этом заболевании совершенно не в состоянии опираться на парализованную конечность и скачет на трех ногах, что, повидимому, объясняется одновременным повреждением не только нерва, но и других тканей конечности. При затяжном течении болезни у животного появляется атрофия мускулов парализованной конечности.
Диагноз. Устанавливается по наличию клинических признаков и данных анамнеза. В затруднительных случаях производят интра-ректальное исследование на предмет обнаружения повреждений костей таза и новообразований, могущих служить причиной паралича.
Прогноз. Осторожный, чаще сомнительный. При неустранимой причине неблагоприятный.
Лечение. То же, что и при параличе других периферических нервов.
ГЛАВА V1I1 БОЛЕЗНИ КОСТЕЙ
КРАТКИЕ АНАТОМО-ГИСТОЛОГИЧЕСКИЕ И ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О КОСТНОЙ ТКАНИ
Советская ветеринарная хирургическая наука в связи с внедрением в практику рентгенодиагностики за последние 1015 лет достигла значительных успехов в области диагностики и лечения заболеваний костно-суставного аппарата у животных.
В свете рентгенологического исследования костной патологии врач-клиницист уже не удовлетворяется общими сведениями о строении того или иного органа. Для полного анализа динамики болезненного процесса требуются более полные научно обоснованные данные об анатомо-гистологическом строении органов тела животного и их функции в изменившихся условиях.
Особенно важно учитывать состояние костной системы во время ее постэмбрионального формирования и роста. В этот период происходит окончательное образование эпифизов, развитие диаэпи-физарных анастомозов, исчезновение значительной части добавочных сосудов, служащих дополнительными источниками питания. В это же время происходит перестройка и структуры губчатого вещества, изменяется форма сосудистого русла, а также наступает сращение в одно целое отдельных участков кости, развивающихся из самостоятельных ядер окостенения.
Клиническими наблюдениями и анатомо-рентгенологическими исследованиями установлено, что преждевременная тяжелая работа на животных в молодом возрасте в период интенсивной перестройки у них костной ткани неизбежно сказывается на функции и форме строения костно-суставного аппарата, приводя его к преждевременному изнашиванию.
Всякие общие изменения организма животного сопровождаются изменениями в «архитектуре» его костной ткани, происходит частичное разрушение костной ткани и замена разрушенных частей новыми, соответственно новым физиологическим условиям организма.
В связи с этим в развитии костной ткани наблюдаются и различные физиологические или патологоанатомические и клинические изменения, что необходимо принимать во внимание при эксплуатации животных, а также при изучении этиологии и патогенеза костно-суставной патологии у животных.
193
Поэтому мы сочли целесообразным, хотя бы и в кратком изложении, дать в этой главе в свете современных научных исследований сведения: 1) о строении костной ткани и ее физико-химических свойствах; 2) о строении надкостницы и ее роли в физиологии и патологии костной ткани; 3) о строении костного мозга и его значении в физиологии и патологии костной ткани; 4) о крово- и лимфопи-тании костной ткани.
Строение костной ткани и ее физико-химические свойства
Строение костной ткани. В состав костной ткани входят, как известно, костные клетки и межклеточная субстанция, которая состоит из основного бесструктурного вещества и оформленной части в виде волокон. Каждая кость по периферии построена из очень плотной, местами тонкой, местами, наоборот, очень толстой стенки, состоящей из компактного костного вещества. Внутри кость построена из губчатого костного вещества, состоящего из целого ряда тонких, соединенных со стенкой и между собой костных перекладин, которые в своей массе напоминают мелкопетлистую губку.
Костные перекладины, или трабекулы, распределены в губчатом веществе по траектории сжатия и растяжения, т. е. как бы строго следуя законам механики. Благодаря такой конструкции, они отвечают на испытываемые костью «сжатие», «растяжение» и «скручивание», причем каждая перекладина имеет свое специальное знат чение, а при длительных изменениях условий, в которых находится кость, наступает перестройка внутренней архитектуры кости.
В образовании формы костей имеют значение, наряду с другими причинами (кормление, содержание, эксплуатация и пр.), также и те условия, в которых развивается данная кость. В этом отношении важнейшими факторами являются прилежащие к ней смежные кости и мышцы, а также сосуды, нервы, железы и другие тканевые элементы, влияющие на формообразование кости.
Известно, что поверхность костей, где прикрепляются мышцы, сухожилия и связки, отличается неровностью: она в этом месте вогнута или (чаще) выпукла. При сухожильном способе прикрепления на кости развиваются бугры. Если же мышечные пучки непосредственно вплетаются в надкостницу (при так называемом пери-остальном способе прикрепления), то на кости образуется ровная или даже вогнутая поверхность (различные ямки).
В общем, несмотря на многообразие форм костей, для удобства описания их подразделяют по форме на длинные, короткие, широкие и смешанные. Для рассматриваемого нами вопроса наиболее интересны первые две формы длинные и короткие кости.
У длинных костей один размер значительно преобладает над остальными. Средняя часть (диафиз), или тело такой кости имеет цилиндрическую или призматическую форму; концы (эпифизы) более или менее утолщены и соединяются с соседними сочленяющимися костями. Кости этого типа образуют основу конечностей и
194
играют роль рычагов, приводимых в движение мышцами И сухо* жилиями.
В коротких костях все три размера приблизительно'одинаковьк Кости этого типа встречаются там, где, при прочности соединений, в то же время необходима известная гибкость; сюда относятся кости запястья и заплюсны.
При исследовании наружной формы кости обращают внимание па характер ее поверхностей; они могут быть плоские, вогнутые или выпуклые, гладкие или шероховатые. Наибольшей гладкостью отличаются суставные поверхности (fades articulares), которые имеются на концах длинных костей и на местах соединения их между собой. В этом случае иногда конец одной кости закругляется, образуя головку, а на другой соответственно этому образуется суставная ямка, причем головка может быть отделена от тела кости перехватом (шейкой). Если суставной конец представляет обширную, но слабо изогнутую поверхность, то он относится к числу сочлененных отростков, примером которых являются суставные отростки позвонков. Короткие кости целиком состоят из губчатого вещества и только снаружи покрыты сравнительно тонким слоем компактного костного вещества.
Концы длинных костей построены так же, как и короткие кости. Тело устроено иначе: оно по всей длине представляет полый цилиндр, стенку которого образует довольно толстая корка плотного вещества, а полость представляет собой костномозговой канал, сообщающийся с пустотами в substantia spongiosa концов кости. Внутреннее строение костей таково, что при наименьшей затрате материала они имеют наибольшую прочность. В частности, длинные кости, выполняющие роль стоек и рычагов, в большей своей части состоят из плотного вещества, причем тело их полое. Такие кости, будучи легкими и занимая мало места, способны выдерживать наибольшее сопротивление механической силе, которая действует на периферические слои кости. Губчатое вещество встречается там, где при известной прочности и легкости налицо и значительный объем, что наблюдается в коротких костях и на концах длинных; таким путем увеличивается поверхность соприкосновения костей. Расположение пластинок губчатого вещества, кажущееся на первый взгляд беспорядочным, в общем совпадает с направлением наибольшего функционального сжатия и растяжения. Кроме того, в костной ткани нередко образуются еще особые системы скреп. В результате каждая кость имеет строение, наиболее соответствующее тем функциональным условиям, в которых она находится, причем кривые растяжения или сжатия могут составлять в нескольких смежных костях одну общую систему. Таким образом, структура и функция кости взаимно обусловливают друг друга; это взаимодействие легко обнаруживается при изучении архитектуры губчатого вещества, каждая перекладина которого имеет свое специальное назначение. При изменении условий расположение перекладин меняется, все ненужное, излишнее уничтожается (рассасывается),

· 195
развиваются системы новых пластинок, примером чему может слу« жить изменение внутреннего строения костей при заживлении
перелома.
При микроскопическом изучении строения костной ткани можно обнаружить, что компактное костное вещество состоит из тесно рас-положенных костных пластинок и пронизано многочисленными га-версовыми каналами, которые идут большей частью параллельно длинному разрезу кости, многократно между собой анастомозируясь. Различают пластинки трех родов:общие гаверсовы и промежуточные. Главная масса кости построена из гаверсовых пластинок, которые образуют концентрические наслоения вокруг каналов того же названия и в целом представляют собой ряд цилиндров разного диаметра, вложенных друг в друга. Пространства между отдельными гаверсовыми системами выполнены вставочными или промежуточными пластинками. Общие или главные пластинки составляют самые наружные и самые внутренние (ограничивающие костномозговой канал) слои кости.
В каждой пластинке пучки фибрилл идут преимущественно по одному определенному направлению, притом так, что в соседних пластинках эти направления пересекаются между собой.
Гаверсовы каналы содержат, кроме нежной соединительной ткани, кровеносные сосуды, питающие кость.
Отдельные перекладины губчатого вещества состоят из костных пластинок, не имеющих такого правильного расположения, как в плотном веществе; гаверсовы каналы там почти не встречаются.
Гистологическое строение костной ткани трубчатых костей передних и задних конечностей у лошади, как показали исследования проф. Н. Ф. Богдашева, находится в прямой зависимости от их физиологической функции. Характерным отличием для пястной кости лошади является сравнительно редкое расположение гаверсовых каналов с большими площадями, занятыми промежуточными
пластинками.
В компактном же веществе плюсневой кости гаверсовы системы расположены гуще, но с меньшим количеством промежуточных пластинок. Установлена зависимость микроструктуры кости от толщины ее стенки; степень развития их находится в зависимости от неодинаковой функциональной нагрузки, падающей на разные участки поперечного сечения трубки. У жеребят до 23-месячного возраста гистоструктура костной ткани трубчатых костей идентична. Однако в старшем возрасте, по мере диференциации формы самих трубчатых костей, начинают появляться функциональные отличия в гистологическом строении трубчатых костей. Уже в 2 3-летнем возрасте у лошадей, по данным проф. Н. Ф. Богдашева, «хорошо заметно, что волярный участок стенки всегда имеет значительно гуще расположенные гаверсовы каналы по сравнению с другими участками. В то же время толщина волярной стенки к этому возрасту становится значительно тоньше». На дорзальной стенке в этом возрасте отмечается ее утолщение и наиболее редкое располо-
196
жение гаверсовых каналов; между ними хорошо выделяются поля, занятые промежуточными пластинками.
Химический состав костной ткани. Бесструктурное костное вещество в своей основе состоит из слизеподобного и белковоподобного органических веществ, находящихся в тесном соединении с минеральными веществами, главным образом с фосфорнокислыми солями. Волокнистая часть костной ткани состоит из клейдагощих коллаге-новых волокон. Известно, что коллагены являются главной составной частью основного вещества рыхлой соединительной ткани, сухожилий, фасций, связок, оссеина костей и хрящей. Коллаген нерастворим ни в воде, ни в слабых кислотах и щелочах; при кипячении с водой он переходит в клей (глютин, желатина).
Коллагены по своему составу характеризуются повышенным содержанием азота (18%) и пониженным содержанием углерода (49%). Они содержат очень большое количество гликоколя, протеина и оксипролина и совсем не содержат цистина, тирозина и триптофана, являясь, таким образом, неполноценным белком.
Волокнистое вещество вместе со слизеподобным и белковоподоб-ным образует органическую основу костной ткани оссеин (или костный хрящ). Соединение оссеина с неорганическим веществом (солями извести) создает необходимые физические свойства упругость и прочность костной ткани. Химический анализ трубчатых костей у лошадей, по данным проф. Н. Ф. Богдашева, содержит: воды 9,18%, органических веществ28,58%. золы 62,24%, в том числе окиси кальция 34,37%.
Нормальное количественное соотношение между оссеином и неорганическим веществом под влиянием различных физиологических и патологических причин может измениться. Как известно, в молодом возрасте кости бывают гораздо беднее минеральными солями и отличаются повышенной своей гибкостью и меньшей твердостью по сравнению с костями взрослого животного. В старом возрасте, наоборот, уменьшается количество содержащегося в костях оссеина, вследствие чего кости этих животных менее устойчивы к механическому воздействию и больше подвержены переломам.
Физические свойства костной ткани. Соединение оссеина с неорганическим веществом создает необходимые физические свойства для костной ткани. Упругость костной ткани превосходит упругость дубового дерева. По своей прочности (крепости) костная ткань прочнее гранита и приближается к некоторым металлам чугуну и железу.
Физиологические свойства костей находятся в некоторой зависимости от их удельного веса. По данным проф. Н. Ф. Богдашева, удельный вес компактного вещества воздушно-сухих костей пясти и плюсны лошади в среднем равен 1,985, причем им отмечено, что удельный вес пястных костей несколько больше удельного веса костей плюсны. Так, например, удельный вес пясти равен 1,995, а удельный вес костей плюсны у той же лошади 1,976.
J97
Механические свойства (крепость) трубчатых костей у животных находятся в некоторой зависимости от содержания в них кальция. Наличие известковых солей в костной ткани увеличивает ее сопротивляемость более чем в 6 раз. По данным проф. Н. Ф. Богда-шева, образцы из пястных костей лошадей от 4 до 16-летнего возраста разрушаются лишь при нагрузке от 1840 до 2805 кг/см2, кости жеребят до 2-летнего возраста выдерживают груз всего лишь от 1300 до 1510 кг/aw2.
Сопоставляя различную механическую устойчивость при сжатии тех или иных участков из стенок трубчатых костей с их микроструктурой, можно заключить, что самые устойчивые, разрушающиеся при наибольшей нагрузке участки кости волярная стенка МС3, которая имеет в строении наиболее густо расположенную сеть гавер-совых каналов. Дорзо-медиальные стенки пястных костей, имеющих более редкое расположение гаверсовых систем, с большими просветами гаверсовых каналов и значительными полями промежуточных пластинок, отличаются меньшей сопротивляемостью сжатию.
Отсюда следует, что количество и качество гаверсовых систем и костных полостей на дорзо-медиальной и волярной стенках костей пясти, с одной стороны, и степень устойчивости соответствующих участков при разрушении их, с другой, представляют собой определенную закономерность, которая, по всей вероятности, характерна для анатомо-гистологического строения костной ткани вообще.
Сопротивляемость трубчатых костей излому в дорзо-каудальном направлении значительно ниже сопротивляемости в медиально-латеральном направлении. Это положение согласуется с анатомической формой пястных костей, у которых поперечный диаметр трубок больше продольного диаметра их. Отсюда можно сделать вывод, что при жизни лошади допустима большая возможность перелома костей пясти в дорзо-волярном направлении, чем в лате-рально-медиальном, если в этих направлениях будет действовать одна и та же механическая сила.
Строение надкостницы и ее роль в физиологии и патологии костной ткани
Вся наружная поверхность кости, за исключением тех мест, где расположен суставной хрящ, и мест прикреплений сухожилий и связок, покрыта надкостницей. Она представляет собой довольно крепкую соединительнотканную пленку бледнорозового цвета, богатую нервами, кровеносными и лимфатическими сосудами. Надкостница плотно удерживается на поверхности кости, благодаря существованию особых прободающих тонких соединительнотканных пучков или так называемых шарпеевских волокон, которые, отделяясь от надкостницы, проникают в костную ткань и залегают в ней в особых канальцах.
198
Надкостница очень чувствительна ко всякого рода раздражителям, от нее зависит питание прилегающих слоев костной ткани и рост кости в толщину.
Микроскопически можно обнаружить, что надкостница состоит из трех слоев наружного адвентициального слоя (tunica adven-titia), среднего фиброзно-эластического слоя (tunica fibroblastica) и внутреннего остеобластического слоя (tunica osteoblastica). Наружный, или поверхностный, слой надкостницы построен из более грубых коллагеновых пучков. В нем заложено большое количество нервных волокон, кровеносных сосудов и лимфатических щелей, питающих костную ткань. Средний слой содержит много эластических волокон, но мало сосудов.
Внутренний, или глубокий (остеогенный), слой более нежен и беден сосудами. Он состоит из рыхлой соединительной ткани и клеток камбиального слоя. В этом остеобластическом слое находятся многочисленные камбиальные клеточные элементы, сохраняющие способность давать поколения образующих кость остеобластов. У молодых животных с растущей костью, так же как и во время эмбрионального развития, остеобласты и дающие им начало инди-ферентные скелетогенные клетки в этом слое особенно многочисленны и образуют на поверхности кости особую прослойку, называемую костным камбием или просто камбиальным слоем, которым надкостница и обеспечивает рост кости.
При росте кости остеобласты энергично размножаются, вырабатывают промежуточную субстанцию костной ткани и одна за другой превращаются в настоящие костные клетки вновь сформированных костных пластов.
У старых животных остеобласты расположены в надкостнице уже не сплошным слоем, как у молодых индивидуумов, а отдельными участками. Отсюда у них темпы регенеративных процессов в костной ткани при переломах бывают относительно замедленными.
Таким образом, при повреждении костей их восстановление идет главным образом со стороны надкостницы, которая, будучи обильно снабженной кровеносными сосудами, доставляет приток крови в толщу костной ткани. Известно, что кость, оголенная от надкостницы на значительном участке, отмирает из-за отсутствия притока питательных веществ.
При механических, химических или биологических повреждениях в надкостнице развивается патологический процесс, характеризующийся в зависимости от причины серозным, гнойным, фиброзным или оссифицирующим воспалением.
Костный мозг и его значение в физиологии'и патологии костной ткани
Костный мозг заполняет костномозговой канал и костномозговые полости губчатого вещества. Он представляет собой очень нежную красного цвета массу, богатую кровеносными сосудами, основу которой составляет ретикулярная ткань; в петлях последней поме-
199
щаются зрелые элементы крови, молодые формы их и особые гигант, ские клетки.
Физиологическое значение красного мозга очень велико и разно4 сторонне. Прежде всего он относится к числу кроветворных органов, причем у молодых животных кроветворение происходит по всему костному мозгу, тогда как у взрослых и старых животных оно осуществляется только в известной части костного мозга. Осталь-ная же часть замещается жировой тканью, имеющей желтовато-красноватую окраску и называющейся желтым костным мозгом. Кроме того, кровеносные сосуды мозга обильно питают внутренний слой кости. Красный мозг играет важную роль в развитии и росте костной ткани. Остеобласты принимают такое же участие, как и надкостница, в формировании новой костной ткани, а остеокласты рассасывают и уничтожают избыточную костную ткань. Благодаря этой диаметрально противоположной работе остеобластов и остео-.-кластов кость имеет возможность до глубокой старости перестраивать свою архитектонику соответственно механическим условиям сжатия, растяжения или скручивания.
В старческом возрасте желтый мозг превращается в студенистый или желатинозный костный мозг. Он также появляется у истощенных животных в молодом возрасте при голодании, различных xpo-i( нических заболеваниях (кахексии). Атрофия красного мозга и преждевременное замещение его желтым в молодом возрасте имеют место при тяжелых расстройствах питания, инфекции и интоксикации, а также возможны при остеосклерозе и развившихся новообразованиях.
При травмах и переломах костей в костном мозгу наблюдаются кровоизлияния от мелких, тёмнокрасных точек и пятен до кровоизлияний значительной величины с разрушением костномозговой ткани.
Воспаление костного мозга может наступить при многих инфекционных, токсических и травматических заболеваниях. Наиболее частая форма воспаления это серозный остеомиэлит, характеризующийся гиперемией и серозной отечностью мозга. При геморрагическом остеомиэлите заметны сильная гиперемия, геморрагические инфильтраты и выраженная отечность мозга. Гнойный остеомиэлит характеризуется развитием в костном мозгу мелких или более крупных абсцессов или более разлитой, гнойной инфильтрации костного мозга.
Продуктивное воспаление костного мозга наблюдается при хроническом фиброзном остеомиэлите, сопровождающемся, как известно, разращением ретикуло-эндотелиальной ткани с последующим фиброзным уплотнением костного мозга.
Кровоснабжение костей конечностей лошади
Громадное значение васкуляризации в физиологии и патологии костной ткани у животных неоспоримо. Отрадно отметить, что приоритет в изучении этого важного для ветеринарии вопроса принадле-
200

1Т советским авторам. Рентгенографическим методом исследования установлено, что общим для всех костей, независимо от их формы и типа, является наличие периостальных и интраоссальных сосудов, причем периостальиые сосуды питают главным образом костную ткань, а интраоссальные костный мозг. Обе сосудистые системы костей соединяются громадным количеством анастомозов через многочисленные каналы компактного и губчатого веществ. Сосуды


Рис. 73. Артерии передней конечности лошади (схемас рентгенограммы).
Рис. 74. Артерии пальца лошади (по рентгенограмме Г. С. Кузнецова).
надкостницы и костного мозга анастомозируются через перфорирующие каналы Фолькмана.
Неподатливость стенок каналов Фолькмана ограничивает диаметр лежащих в них сосудов, что может служить при некоторых заболеваниях причиной тромбообразования. Кроме того, через сосуды этих каналов распространяется воспалительный процесс с периоста на костный мозг и обратно.
Периостальная сосудистая сеть, благодаря множеству анастомозов, имеет мелкопетлистое строение, иногда в виде очень красивого кружевного узора. Сети этих сосудов своими ветвями соеди-
201
няются с крупными магистралями кости и с сосудами подкожной клетчатки (рис. 7374).
Интраоссальные сосуды костей конечности (рис. 75, 76, 77) подразделяются на три основных типа. Первый тип сосудов свой-
питающих эпифизы и метафизы, колеблется, особенно за счет добавочных ветвей, тогда как диафиз всегда имеет один до-

Рис. 75 Артериальные сосуды лопатки (по рентгенограмме С. В. Волохова).
ственен всем коротким костям, которые имеют несколько питающих сосудов, входящих в.кость через все прикрепляющие поверхности, свободные от сочленений. Второй тип сосуды, располагающиеся в длинных трубчатых костях, в которых четко выступают три сосудистые области: сосуды эпифизов, метафизов и диафиза. Число со-
202

Рис. 76. Артериальные
сосуды плечевой кости
(по рентгенограмме С. В.
Волохова).

Рис. 77. Артериальные
сосуды пястной кости (по
рентгенограмме В. А. Ни-
канорова).
вольно крупный сосуд, проникающий в кость. К третьему типу сосудов относится своеобразное построение артериальной системы копытной кости.
Лимфообращение в костной ткани
Анатомия лимфатической системы костей и, в частности, анатомия отводящих лимфатических сосудов надкостницы костей и их компактного и губчатого костного вещества, а также костного
203
мозга, как справедливо на это указывает проф. Д. А. Жданов, «принадлежит к наиболее трудным разделам учения о глубокой лимфатической системе». Литературные данные об анатомии лимфатической системы костей у животных, к сожалению, очень незначительны и притом противоречивы; они основаны по преимуществу на отдельных, далеко не полных и не всегда безупречных опытах. Между тем актуальность изучения этой проблемы неоспорима. Иногда вопросы этиологии и патогенеза в патологии и терапии кост-J ной ткани, нам кажется, могли бы найти свое объяснение в разрешении этой проблемы.
Наблюдениями некоторых авторов установлено, что костные полости своими отростками (канальцами), проникающими сквозь костные пластинки, соединяются с периваскулярными лимфатическими пространствами гаверсовых каналов, которые в свою очередь переходят в периостальные лимфатические сети.
Баум (1912) инъицировал контрастную жидкость уколом в толщу | кости отводящих лимфатических сосудов костей крупных домашних животных и установил две группы отводящих лимфатических сосудов костей: 1) входящие в места с кровеносными сосудами из питательных отверстий, преимущественно трубчатых костей, и 2) происходящие из субпериостальной лимфатической сети.
Г. М. Иосифов (1927) уколом в надкостницу большеберцовой кости инъицировал массу Герота в отводящие лимфатические сосуды, идущие к глубокому коллатеральному лимфатическому стволу, сопровождающему малоберцовую артерию. Через укол в надкостницу наружной лодыжки он инъицировал указанную массу в лимфатические сосуды, впадающие в поверхностные лимфатические коллекторы конечности.
[В. П. Гуков (1937) инъицировал суспензии туши в костный мозг бедра живой собаке и констатиров'ал распространение этой туши по гаверсовым каналам, а также поглощение ее костными клетками и их отростками, заполняющими костные канальцы.
|Д. А. Жданов (1940) инъицировал контрастную жидкость в надкостничные лимфатические сосуды большеберцовой кости и наблюдал, что начальная надкостничная лимфатическая сеть открывается с большим трудом только у краев инъекционного пятна. Яснее наполняются сосуды в верхних слоях надкостницы на медиальной и латеральной поверхностях кости. По его данным, лимфатические сосуды идут в трех направлениях: одни у переднего гребня и медиального края кости переходят, прободая фасцию, в медиальную группу подкожных коллекторов голени; другие направляются, пересекая латеральную поверхность кости, к передней большеберцовой артерии и вступают в сопровождающий ее путь глубоких лимфатических коллекторов; третьи у медиального края кости уходят под фасцию и идут к задней большеберцовой артерии и с нею в направлении к подколенной ямке.
Из приведенного литературного обзора видно, что в вопросе периваскуляризации лимфатических пространств компактной кости
204
Нет противоречивых мнений. Однако остались невыясненными взаимоотношения периваскулярных пространств с настоящими оформленными лимфатическими сосудами. Некоторые авторы отрицают существование в костных полостях щелевидных пространств вокруг остеоцитов, а также сомнительно и наличие соковых щелей вокруг островков костных клеток в канальцах, пронизывающих костные пластинки. Нет ясности в анатомии отводящих лимфатических сосудов костей у животных вообще и у лошади в частности. Не решен вопрос о наличии или отсутствии лимфатических сосудов в костном
мозгу.
Совершенно не выяснена роль и значение костной лимфатической системы при патологии и терапии костной ткани. Все эти вопросы требуют своего ближайшего разрешения путем проведения экспериментальных и клинических исследований.
ПЕРЕЛОМЫ КОСТЕЙ Характеристика переломов и их причины
Перелом кости представляет собой комплексное заболевание, при котором не только частично или полностью нарушается целостность костной опорной ткани, но и повреждаются окружающие перелом
мягкие ткани.
Следовательно, при переломе костей вопрос идет не только о самой кости, но и о всей конечности и об организме животного в целом. Каждый перелом кости сопровождается одновременно повреждением в той или иной степени мышц, сосудов, фасций, сухожилий, нервов, кожи и подкожной клетчатки. Таким образом, в переломе кости, как в патологическом явлении, участвуют все окружающие его гкани, весь организм животного.
Это определяет тактику поведения лечащего врача и метод лечения, объектом которого должны быть не только кости, но и весь организм; вся поврежденная конечность в ее анатомическом, физиологическом и клиническом симптомокомплексе.
Среди различных травматических заболеваний лошадей переломы костей занимают значительное место, в особенности в военное время. По опубликованным данным И. Р. Корицкого, огнестрельные переломы костей у лошадей составляют по отношению к общему числу боевых повреждений от 25 до 30%. По его данным, в некоторых армейских и фронтовых лазаретах процент повреждений костей составляет от 48 до 58%общего числа боевых повреждений. По данным И. Д. Медведева, переломы трубчатых костей составляют 16,0% к числу боевых повреждений конечности.
Процентное отношение переломов различных костей конечности лошади мы даем в табл. 1. Из статистических данных, приведенных в этой таблице, видно, что эксплуатационные переломы костей нижнего конца конечности у лошадей в условиях промышленных городов наблюдаются значительно чаще (до 20%), чем переломы
205
среднего и верхнего отделов конечности. Наоборот, в военное врёмя.^ в условиях армии, переломы верхнего отдела конечности (лопатка, таз, голень) встречаются гораздо чаще (свыше 30%), чем переломы, костей дистального отдела конечности.
Таблица 1
Частота переломов различных костей конечностей
(в процентах)
Такое соотношение статистических данных о переломах костей конечности до некоторой степени может быть объяснено тем, что в промышленных городах лошади работают на твердом грунте, нередко попадают подковными шипами в железнодорожные и трамвайные рельсы, что ведет к повреждению дистального отдела конечности. В военное же время верхний отдел конечности, в силу своей массивности, более уязвим для огнестрельных повреждений, чем нижний отдел.
По статистическим данным (571 случай) И. Р. Корицкого, в различных областях тела лошади огнестрельные переломы костей им наблюдались со следующей частотой:
206
костей Мозгового черепа ...... i .;......... 8 случаев или М%,
лицевого черепа................... 39 „ „ 6,8%,
„ верхней челюсти................... 41 „ » 7,2%,
нижней челюсти................... 34 „ „ 6,0%,
„ челюстного сустава................ 9 „ „ 1,6%,
„ шеГшых позвонков................. 19 „ „ 3,3%,
остистых отростков в области холки и спины..... 63 „ „ 11,0%,
крестцовых костей...................... 18 „ „ 3,1%,
грудной кости......................... 13 „ „ 2,3%,
ребер............................... 16 . . 2,8%,
лопатки............................. 93 „ „ 16,3%,
костей таза........................... 58 „ „ 10,2%,
трубчатых костей конечностей.............. 160 „ „ 28,0%.
В числе 160 случаев переломов трубчатых костей конечностей автор наблюдал 72 случая эпифизарных и 88 случаев диафизарных переломов. Причины переломов могут быть предрасполагающими и производящими, или обусловливающими.
К предрасполагающим причинам относятся патологические изменения костной ткани, когда перелом кости происходит вследствие предшествующих ему тех или иных заболеваний костной ткани, ослабляющих ее прочность. Патологические переломы наблюдаются при остеомиэлите, микозах, злокачественных опухолях костной ткани, выраженном остеопорозе, остеомаляции, кариесе, туберкулезе, рахите и авитаминозе.
Старческий возраст животного, атрофические процессы в костной ткани также могут предрасполагать к переломам костей. Эти переломы отличаются тем, что могут произойти после незначительной травмы, которая при здоровых костях не может вызвать перелома, а иногда даже без травмы, почему такие переломы еще называются спонтанными, или самопроизвольными.
К производящим, или обусловливающим, причинам переломов костей относятся всевозможные механические повреждения: ушибы, удары, толчки, внезапные падения на твердую почву, поскальзыва-ния, ущемления подковы у кованых лошадей железнодорожными и трамвайными рельсами, насильственное освобождение ущемленной конечности и т. д.
Огнестрельные переломы происходят главным образом от разрывного действия авиабомб, артснарядов, мин, пулеметного и оружейного огня.
Механизм нарушения целости кости
Сопротивляемость насилию, в основе которой, как указывает акад. Ю. Ю. Джанелидзе, «лежит упругость и крепость кости», различна в зависимости: 1) от возраста животного (она больше в молодом и меньше в старческом возрасте); 2) от размера кости (чем больше кость, тем она устойчивее к механическому воздействию); 3) от архитектурной структуры костной ткани и ее различной рези-стентности (она больше на компактных диафизах, меньше на губ-
207

чатых метафизах и эпифизах и слабо выражена на месте соединенй диафиза с эпифизом); 4) от формы кости (длинные трубчатые кости почти в три раза устойчивее в продольном, чем в поперечном направлении).
Как твердое тело, кость обладает известной эластичностью и' упругостью, степень которых находится в тесной зависимости от возраста животного.
Те же виды упругой деформации, которые имеются у различных физических тел, мы наблюдаем и в костной ткани животных.
Кость обладает низким пределом эластичности и под влиянием внешнего механического воздействия она не сгибается, а ломается. Сущность получающейся при этом деформации, с точки зрения сопротивления материалов, сводится к изменению взаимного расположения молекул.
Механизм воздействия силы при переломах костей происходит в трех основных формах: сжатия, растяжения и сдвига.
При переломах от сжатия происходит сближение молекул кости, т. е. уменьшение существующих в ней интермолекулярных промежутков до начала действия силы, вызвавшей перелом. Примером тому может служить мелкооскольчатый перелом фаланг у лошадей при прыжках. На фаланги при опирании на почву действуют две противоположно направленные и значительные силы: сила тяжести падающего с большой скоростью тела и давление со стороны почвы.
При переломах костей в форме растяжения происходит удаление молекул друг от друга и увеличение иитермолекулярных промежутков, причем иногда это удаление настолько велико, что прекращается действие силы интрамолекулярных сцеплений. Такое явление наблюдается при отрыве бугра пяточной и локтевой костей, венечного разгибательного отростка, мест прикрепления сухожилий мышц в момент внезапного сильного воздействия.
Наконец, молекулы могут передвигаться друг возле друга. Это наблюдается при переломах в форме сдвига, когда внешняя сила вызывает в костной ткани скольжение или смещение молекул на расстояние больше обычных интермолекулярных дистанций и прекращается действие силы интрамолекулярных сцеплений. Типичным нарушением целости кости от сдвига могут служить переломы трубчатых костей от прямого удара сбоку.
Форма разрушения кости, по К. Ф. Вагнеру, зависит от двух4 основных, или главных, моментов: от быстроты и продолжительности происходящего столкновения и от направления воздействия внешней силы.
Быстро наступившее и продолжающееся лишь мгновение столкновение определяется как толчок. Более медленное взаимное столкновение двух тел, продолжающееся одну или несколько секунд, определяется как давление.
Воздействие механической силы при переломе костей может быть прямым и косвенным; в соответствии с этим и переломы подразделяют на непосредственные и посредственные. При посредственных пере-
208
ломах кость разрушается в момент прямого приложения механической силы, что часто наблюдается'при ударе твердым предметом, металлическим осколком, при толчке. Посредственные переломы происходят тогда, когда целость кости нарушается не в точке приложения силы, вызвавшей перелом, а в другом, отдаленном месте; это наблюдается при ущемлении конечности, поскальзывании, действии взрывной волны авиабомб и артснарядов.
Классификация переломов
Все переломы костей конечности в зависимости от их этиологии, характера и формы разрушения костной ткани, клинической симпто-мологии и прогноза делятся на три основные группы: 1) неполные и полные; 2) закрытые неоткрытые; 3) эпифизарные, метафизарные и диафизарные переломы.
Кроме того, в зависимости от направления линии излома к оси кости переломы подразделяются следующим образом: 1) поперечные, 2) продольные, 3) косые, 4) комбинированные, 5) спиральные, или винтообразные, 6) вклинивающиеся, или вколачиваемые, 7) отрывные, 8) оскольчатые, 9) раздробленные, 10) одиночные и множественные переломы.
Неполные переломы. Среди неполных переломов различают: 1) трещины, 2) надломы кости и 3) поднадкостничные переломы.
Трещины костей наблюдаются у лошадей преимущественно на костях таза, лопатки, фаланг и суставных концах. Трещины могут иметь продольное, поперечное, косое или спиральное направление и захватывать большую или меньшую глубину кости, доходя иногда до костномозгового канала. Первоначальная форма кости при трещинах сохраняется; отломки кости плотно прилегают друг к другу и редко расходятся на незначительное расстояние. Подвижность по линии перелома отсутствует или бывает незначительной; надкостница в большинстве случаев остается ненарушенной.
Надлом кости образуется в результате ее чрезмерного насильственного изгиба, вследствие чего на выпуклой (наружной) стороне ее появляется неполный или частичный перелом. Поперечная линия излома проникает только через кортикальный слой или доходит до костномозгового канала, причем на вогнутой, противоположной месту перелома стороне кость часто остается неповрежденной. Такие надломы у лошадей часто наблюдаются на длинных трубчатых костях.
Поднадкостничные переломы характеризуются нарушением целости кости без повреждения ее надкостницы. Поднадкостничные переломы чаще наблюдаются на трубчатых и фаланговых костях у лошадей в молодом возрасте, но могут быть и у взрослых лошадей. Сохранившаяся в целости надкостница до некоторой степени фиксирует образовавшиеся отломки кости, предохраняет их от смещения и значительного расхождения.
Полные переломы. К полным переломам относят все случаи, когда целость кости и надкостницы нарушаются на всем протяжении
209
перелома. Полные переломы могут захватывать различные части' кости как диафиза, так и эпифиза, или располагаться на месте их] соединения.
Закрытые переломы. Почти все случаи неполных переломов от-
· носятся к закрытой форме перелома костей. При закрытых переломах целость окружающих место перелома мягких тканей и кожи сохраняется, вследствие чего исключается возможность проникновения инфекции в место перелома, что имеет большое прогностическое значение в исходе перелома.
Открытые переломы. Представляют большую опасность как для исхода самого перелома, так и для жизни животного, так как, вследствие нарушения целости кожи, место перелома легко инфицируется. Кроме того, открытые переломы очень часто сопровождаются значительным смещением костных отломков.
Эпифизарные переломы. Они относятся к числу внутрисуставных переломов. По своему течению эпифизарные переломы являются самыми тяжелыми; они нередко ведут к смещениям суставных костей и деформации сустава. Губчатое вещество суставных каналов костей обладает слабой устойчивостью к инфекции, а поэтому при открытых переломах, в особенности огнестрельных, образуются секвестрирующиеся участки, что способствует развитию остеоми-элита. Такие переломы в большей своей части заканчиваются неблагоприятным исходом. Они осложняются развитием гнойных артритов с последующим разрушением суставных хрящей и гнойным расплавлением капсулы сустава или ведут к ограничению подвижности и анкилозу сустава.
Метафизарные, или околосуставные переломы. Такие переломы длинных трубчатых костей делятся на две группы: не проникающие в сустав и проникающие в сустав.
Не проникающие в сустав околосуставные переломы, проходящие над суставом или под суставом в метафизарпых отделах кости, представляют по сравнению с диафизарными переломами в функциональном отношении более серьезные заболевания.
Метафизарные переломы могут быть со смещением и без смещения. Чаще они бывают без смещений, т. е. фиксированными («сколоченными») взаимным сцеплением одного отломка с другим, чем они отличаются от так называемых вколоченных переломов, при которых одна кость внедряется в другую. Надкостница при этих переломах часто не повреждается, и перелом образует ряд трещин в виде продольных, лучистых и спиральных линий. Крепитация отсутствует. Смещения у лошадей этого вида метафизарного перелома наблюдаются на костях фаланг, фиксируемых роговым башмаком.
При проникающих околосуставных или метафизарных переломах чаще наблюдается повреждение эпифизов; суставные концы в этих случаях не только отламываются над или под суставом, но и разламываются по длине, так что продольные и косые трещины могут распространяться до суставных поверхностей и разрывать
210
покровный суставной хрящ. В отдельных случаях наблюдается смещение костных отломков и подвывихи сустава.
Диафизарные переломы. Такие переломы трубчатых костей в сравнении с метафизарными переломами являются менее тяжелым заболеванием. Костная ткань диафиза менее восприимчива к инфекции, чем эпифиза, благодаря чему диафизарные переломы представляют меньшую опасность для развития остеомиэлитов. При диафизарных переломах имеет значение место перелома, калибр поврежденной кости, наличие мягких тканей и близость расположения к суставу; чем дальше находится место перелома от сустава, тем меньше опасность повреждения последнего. Наличие двух длинных костных отломков механически облегчает вправление и позволяет надежно иммобилизировать повязкой отломки и оба соседних сустава. Переломы диафиза чаще сопровождаются множеством осколков, которые травмируют окружающие перелом мягкие ткани. Кроме того, диафизарные переломы иногда сопровождаются глубокими косыми трещинами через всю толщу кости, что приводит при несвоевременной и недостаточной иммобилизации к полному перелому их. Подобные случаи наблюдаются при переломах костей плюсны, голени и лучевой кости.
Поперечные переломы появляются, когда линия излома идет поперечно, почти под прямым углом к оси кости. Эти переломы наблюдаются чаще на трубчатых костях от прямого удара.
Продольные переломы образуются, когда плоскость перелома совпадает с длинной осью кости. Эти переломы наблюдаются у лошадей на костях фаланг.
Косые переломы плоскость излома идет под косым углом. Поверхность переломленных костей и их края бывают заостренными и неровными, причем часто один отломок заходит за другой. Косые переломы наблюдаются на трубчатых костях пясти, плюсны, голени и плеча.
Комбинированные переломы образуются в тех случаях, когда плоскости переломов могут пересекаться между собой, как-то: поперечная с продольной, образуя Т-образный перелом, или продольная с косой, давая У-образный перелом.
Спиральные, или винтообразные переломы появляются в результате скручивания кости вокруг своей оси; при этом поверхность перелома идет спирально, образуя на одном отломке заостренный край, а на другом соответствующую впадину.
Вклинивающиеся, или вколачиваемые переломы имеют место у лошадей на костях фаланг, когда при падении или сильном ударе подошвой копыта о твердую почву происходит перелом нижнего метафиза и концы отломков вклиниваются друг в друга; при этом часто происходит оскольчатый перелом.
Отрывные переломы происходят вследствие сильных мышечных и сухожильных сокращений, когда они наступают внезапно; при этом отрываются костные участки, к которым были прикреплены мышцы сухожилия и связки. Такие переломы наблюдаются у ло-
211
шадей в области венечного отростка третьей фаланги пяточного и локтевого бугров.
Оскольчатые переломы чаще наблюдаются на диафизах, когда линии излома кости идут, пересекаясь в различных направлениях, образуя множество крупных и мелких осколков. Такие переломы чаще появляются в результате сильной травмы или огнестрельных повреждений (рис. 78, 79). Среди оскольчатых переломов различают размозжение, или дробный перелом, когда кость дробится на очень мелкие кусочки, которые смешиваются с окружающими их мягкими тканями в одну общую массу.
Одиночные и множественные переломы. Нарушение целости кости может быть в одном или нескольких местах. Если нарушение целости кости происходит в одном месте, то говорят об одиночном переломе, в противоположность двойным, тройным или множественным переломам, при которых между переломами остаются значительные участки целой кости.
Огнестрельные переломы, в отличие от эксплуатационных, характеризуются, кроме тяжести разрушения кости, еще большим разнообразием форм и вариантов повреждения костной ткани.
Проф. И. Д. Медведев (1947) указывает, что форма и протяженность огнестрельных переломов зависела от многочисленных внешних и внутренних факторов. К этим факторам относятся: величина и форма ранящего снаряда, угол, образуемый линией полета снаряда с поверхностью кости, запас кинетической энергии снаряда в момент удара о кость, а также анато-могистологические особенности структуры поврежденного участка кости.
Смещение отломков. К первичной причине, вызывающей смещение отломков кости, относится сила, вызвавшая перелом. Вторичными причинами могут быть: физиологическая реакция мышц, рефлекторное их сокращение, влияние тяжести тела при падении, транспортировка животного, плохая иммобилизация и т. п. Различают несколько видов смещения, а именно: смещение по оси, боковое, по длине и по периферии.
Смещение по оси образует различного размера угол на месте перелома. Смещение может произойти от воздействия механической силы, а также от ретракции и сокращения мышц.
Боковое смещение, или смещение по ширине, наблюдается, когда отломки кости расходятся в стороны в направлении поперечника кости. Такое смещение чаще бывает при поперечных переломах и обусловливается насилием, производящим перелом, или сокращающим влиянием мышц.
212


Рис. 78. Огнестрельный перелом добавочной кости запястья.
Смещение по длине является наиболее частым видом смещения пои переломах трубчатых костей: один отломок скользит вдоль другого в направлении длинной оси кости, частично соприкасаясь с ним При сильном сокращении мышц наступает укорочение конечности. В некоторых случаях смещенные отломки удаляются


друг от друга или, наоборот, находят друг на друга, соприкасаясь боковыми поверхностями, или вколачиваются один в другой, что наблюдается при метафизарных переломах.
Смещение по периферии происходит вследствие поворота одного из отломков кости, чаще периферического, вокруг своей оси.
213
Патологоанатомические изменения
Патологоанатомические изменения при переломах костей находятся в прямой зависимости от степени и формы разрушения костной ткани, характера повреждения окружающих место перелома мягких тканей надкостницы, мышц, суставных капсул, фасции, сухожилий, связок и нервов, а также общего биотонуса пострадавшего животного.
Непосредственно после травмы на месте перелома происходит кровоизлияние между отломками костей и поврежденными частями мягких тканей, которое распространяется на значительный участок окружающих перелом тканей. На месте перелома и вблизи его появляется воспалительная реакция, характеризующаяся, с одной стороны, аутолизом травмированных клеток и, с другой экссудацией и эмиграцией лейкоцитов, образованием отека тканей. Кроме того, на месте перелома находится излившаяся кровь, об-рывки размозженных мягких тканей и костного мозга; вся эта тканевая масса, пропитавшаяся кровью в виде гематомы, заполняет межщелевое пространство между отломками костей и вокруг них и служит важным раздражающим фактором в регенерации костной ткани.
Впоследствии отек тканей постепенно уменьшается, кровоподтеки исчезают (кровь рассасывается), костные обломки между собой срастаются вследствие регенерации кости и образования костной мозоли.
Клинические признаки перелома
Степень их проявления зависит от характера перелома (неполный или полный, закрытый или открытый, эпифизарный, метафи-зарный или диафизарный перелом).
Основными клиническими симптомами перелома являются: 1) внезапное нарушение функции конечности, 2) ненормальная подвижность, 3) крепитация, 4) болевые импульсы, 5) деформация кости, 6) кровоизлияние и опухание на месте образовавшегося перелома.
Нарушение функции конечности, наступающее внезапно при диафизарном переломе губчатой кости, является наиболее ярким клиническим признаком. При полных переломах наступает полное выпадение функции, хромота высшей степени; при неполных переломах опирание возможно, хромота средней степени. Однако нарушение функции при метафизарных переломах фаланговых костей, заключенных в роговую капсулу, не всегда бывает характерным признаком для перелома кости (табл. 2).
Ненормальная подвижность кости на месте перелома является надежным диагностическим признаком его. Она бывает хорошо выраженной при диафизарных и слабее при метафизарных переломах.
Крепитация ощущается одновременно с ненормальной подвижностью на месте перелома: чувствуется своеобразный мягкий хруст
214
при трении одного отломка о другой. Обычно для получения этого симптома одной рукой фиксируют участок кости выше перелома, а другой ниже перелома и осторожно производят движение в противоположном направлении. Там, где другие признаки перелома очевидны, не следует стремиться ощутить крепитацию, так как это вызывает дополнительную травму тканей.
Болевые импульсы при переломах в той или иной степени имеются всегда. Однако они не являются специфическим признаком перелома, так как боль имеет место и при других травмах, в частности при растяжениях, ушибах. Как известно, степень болевых раздражений при переломе зависит от места его локализации, характера повреждения мягких тканей, нервов и т. п.
Боль бывает хорошо выражена при наличии острых краев отломков, которые травмируют мягкие ткани, при значительном повреждении (ушибах) нервов (без явлений пареза и паралича), а также при больших кровоизлияниях. Пальпация и перкуссия кости позволяют иногда определить место перелома по ходу строго ограниченной болезненности при трещинах кости. ^ Деформация при диафизарных полных переломах плюсны, костей голени, пясти и плечевой кости бывает достаточно хорошс выраженной для безошибочной диагностики. При метафизарных переломах без смещения отломков, при поднадкостничных переломах постановка диагноза по этому признаку является затруднительной.
Укорочение конечности наблюдается при диафизарных переломах трубчатых костей и смещении отломков по длине оси.
Опухание места перелома появляется значительно позже, чем вышеперечисленные клинические признаки. Степень опухания связана с разрывом сосудов костного мозга, надкостницы и мышц, а также зависит от массивности мягких тканей, окружающих место перелома. Опухание места перелома бывает хорошо выраженным при переломах костей верхнего отдела конечности (бедра, голени, плеча) и слабо выражено при переломах среднего и дистального отделов конечности (плюсны, пясти, фаланг).
Диагностика'переломов
Она основывается на данных: 1 ) анамнеза и документации, 2) общего клинического обследования больного животного, 3) анатомического исследования и клинических симптомов, 4) рентгеновского исследования.
Анамнез и документация. Полный и правдивый анамнез имеет важное значение в облегчении постановки диагноза при некоторых формах перелома. При этом необходимо выяснить, при каких условиях животное захромало, давность хромоты, не было ли прямых ударов, падения или поскальзывания животного, усилилась или уменьшилась хромота с момента ее появления, условия и характер эксплуатации животного. При наличии документации (направле-
215
ния, эвакокарты, истории болезни) необходимо подробное изуче-1 ние их.
Клиническое обследование. После соответствующего ознакомления с документами поступившей лошади, ее общим состоянием (температура, пульс, дыхание, биотонус и т. д.) производится всестороннее анатомическое исследование больной конечности.
Осмотр. Осмотром устанавливается положение тела лошади в пространстве, обращается внимание на положение конечности в покое и при движении; определяется характер и степень хромоты. Хромота третьей степени, наступившая сразу с момента травмы или ранения, является характерным показателем полного перелома или значительного разрушения кости конечности.
Сравнивая различные участки здоровой конечности с больной, устанавливают изменения в линиях и контурах на больной конечности, которые чаще всего обнаруживаются в области ушиба или ранения, а иногда выше или ниже места повреждения. При открытых переломах и осмотре самой раны обращают внимание на ее месторасположение, форму, размер, наличие или отсутствие грануляций, что позволяет определить давность ранения и течение процесса. Определение состояния грануляционной ткани дает возможность установить имеющиеся отклонения от нормального заживления раны.
Количество и внешний вид отделяемого раной экссудата являются важным признаком для определения места ранения, степени нарушения тканей и давности ранения. Синовиально-кровянистое истечение из раны указывает на свежий внутрисуставной перелом.
Ранения костей без повреждения капсулы сустава сопровождаются небольшим сукровичным истечением, а наличие в полости раны и в выделяемом экссудате костной крупы является характерным признаком раздробления костей-
При осложнившихся переломах качество отделяемого раной экссудата указывает на микробную флору в ране и фазность течения процесса
В большинстве случаев при гнойных артритах в стадии эмпиэмы наблюдается обильное, мутное синовиальное с омлетообразными свертками фибрина истечение.
Пальпация. «Результаты пальпации, по мнению проф. Н. Н. Петрова, обратно пропорциональны ее давлению; чем нежнее, аккуратнее, осторожнее она производится, тем эффективнее ее результаты».
При слепых ранениях с подозрением на перелом пальпацию производят со стороны, противоположной месту ранения, осторожным поглаживанием и мягким надавливанием на измененные контуры конечности, костные выступы. Далее пальпируют окружность раны, и, слегка надавливая на различные точки в окружности раны, определяют места скопления гнойных масс. Одновременно обращают внимание на состояние кожи, подкожной клетчатки, костей и сухо-
216
жилий, на глубину и место патологического очага. Особое внимание следует обратить на фокусные изменения в тканях, на их консистенцию, подвижность, связь с костью, сухожилием, кожей, мышцами. Важным признаком трещин костей являются линейно расположенные болевые точки, идущие в косом направлении по длине трубчатых костей. По измененному состоянию консистенции тканей определяют давность процесса, зависимость и связь имеющихся изменений в тканях с местом ранения. Обнаружение в толще мягких тканей или подкожной клетчатки твердого, болезненного, смещающегося фокусного образования указывает на место локализации осколка снаряда или смещенного отломка кости.
Установление твердых образований на костях (вздутия, утолщения), по плотности равных дереву, при наличии свищей и совпадении анамнестических данных о месте ранения с исследуемой областью является признаком остеомиэлита. Локализация таких твердых образований на других костях при наличии рубцов на коже часто служит признаком бывшего ранения кости, фокусного перелома, зажившего остеомиэлита,
Аускультация. Звуки, исходящие из поврежденной костной ткани, более звонкие, резкие, грубые, типа скрежетания, царапания. В тех случаях, когда концы переломленных костей разошлись и вклинились в мягкие ткани, слышен звук глухого стука, типа ударов перкуторного молотка по твердому предмету.
При переломах костей таза крепитирующие звуки прослушиваются в момент движения или опирания лошадей на больную конечность, а при переломах бедренной и плечевой костей они лучше выслушиваются при пассивных движениях или рефлекторных сокращениях мышц. Наблюдаются случаи, когда рукой крепитацию не обнаруживают, а при выслушивании удается ее констатировать. Звуки, получаемые от экссудата, выпотевшего в сустав или мягкие ткани, бывают более нежные, глухие по сравнению со звуками, исходящими от поврежденных костей (типа хруста снега, шелеста мелкой гальки'и песка, опавшего листа). На суставах и сухожильных влагалищах звуки чаще множественные, повторяющиеся при сгибании сустава и движении конечности. При простых переломах, особенно в верхних отрезках конечности, удается прослушать одиночные звуки только при определенном положении конечности. Прослушиваемые звуки в костях, крепитация, исходят от трения, смещения и ударов концов и отломков переломленных костей. От количества отломков зависит множественность звуков, а сила их зависит от наличия между отломками костей мягких тканей, свертков крови, давности процесса и интенсивности смещения отломков костей. Особенно резко слышны звуки при некоторых видах переломов в момент движений лошади или во время пассивных движений конечности.
Перкуссия. При трещинах и переломах без расхождения концов костей применяют перкуссию и аускультацшо костей. Для этой цели на пораженном участке выбривают волос, прикладывают на
217
выбритое место фонендоскоп и обратной стороной перкуссионное молоточка производят легкие постукивания по исследуемой кости с разных точек. Звук ослаблен, если имеются трещины, почти отсутствует при переломах, слышится очень сильно, если кость цела. Этот метод пригоден в тех случаях, когда кости выступают близко к поверхности тела и не покрыты массивной мускулатурой, 1и теряет свою ценность при сильно развитой мускулатуре и опухании конечности.
Данные клинических симптомов при переломах костей слагаются из нарушения функции конечности, ненормальной подвижности на месте перелома, крепитации, болевых раздражений, деформации кости-и опухания тканей на месте перелома.
Рентгенодиагностика. Является важным объективным методом распознавания перелома. При костных переломах ее следует применять широко, так как нередко наблюдаются случаи, когда одних клинических симптомов бывает недостаточно для точной диагностики перелома, и переломы, особенно трещины и надломы, без рентгеновского исследования могут быть просмотрены.
В случаях, когда клиническая симптомология вполне обеспечивает безошибочную постановку диагноза на перелом, рентгенография имеет ценное значение для определения характера перелома и расположения костных отломков, что имеет важное значение для прогноза и лечения переломов.
После вправления отломков и иммобилизации перелома следует произвести повторное рентгеновское исследование, чтобы проверить правильность положения отломков. Кроме того, в период заживления перелома и образования костной мозоли, наряду с клиническим наблюдением за больным животным, также очень желательно производить контрольную рентгенографию. В тех случаях, когда некоторые формы переломов в одной рентгенопроекции при рентгенографии могут не показать смещения отломков, необходимо, чтобы снимки были сделаны в двух положениях или проекциях: в сагиттальном и фронтальном.
Основным рентгеновским признаком перелома, по данным А. И. Вишнякова, «является так называемая линия перелома, представляющая собой темную (на экране светлую) с неровными зубчатыми краями кривую линию, пересекающую тень'кости».
Образование на рентгенопленке линии перелома обусловлено расхождением обломков кости с образованием между ними щели, сквозь которую проходят рентгеновы лучи с меньшим поглощением, чем через тело самой кости, причем линия перелома в компактной части кости, вследствие большого поглощения ею рентгеновых лучей, вырисовывается более ясно и отчетливо, чем губчатой части кости.
Важность рентгенографии при переломах не исключает, а, наоборот, повышает значимость всестороннего клинического исследования животных при подозрении на перелом кости. Тщательное клиническое исследование больного дает возможность врачу сде-
218
лать более точные указания рентгенологу о локализации перелома и более критически отнестись к данным рентгенологического исследования в случае их несовпадения с клиническим заключением. Нельзя также не учитывать того факта, что рентгеновские аппараты пока имеются далеко не во всех лечебницах и клиниках.
В заключение следует отметить, что клинические симптомы при полных переломах трубчатых костей конечностей у лошади в большинстве случаев бывают достаточно характерными для правильной постановки диагноза на перелом. Рентгенологическое исследование в этих случаях имеет весьма важное значение для уточнения характера перелома и для суждения о степени и характере образования
костной мозоли.
Рентгенологическое исследование имеет решающее значение для точной и своевременной постановки диагноза: 1) при неполных под-надкостничных переломах и трещинах, в особенности переломах второй и третьей фаланг и сесамовидной кости последней; 2) при внутрисуставных переломах без смещения отломков, дырчатых огнестрельных переломах (бедренной, плечевой, большеберцовой) костей, лежащих на большой глубине мягких тканей; 3) при Х-образ-ных или бабочковидных переломах с трещинами в направлении суставов; 4) при бороздчатых или желобовидных переломах на большой глубине мягких тканей, когда клинические симптомы бывают не всегда характерными для уверенной постановки диагноза на перелом. Метод рентгенологического исследования в данных случаях решает вопрос не только диференциальной диагностики, но также и применения радикальной и своевременной терапии.
Описанные в ряде ветеринарных руководств по хирургии (И. И. Шантырь, Френер, Зильберзиппе и др.) клинические симптомы при переломах копытной и челночной костей являются неполными и не совсем точными. Указания И. И. Шантыря, Френера, Зильберзиппе, Э. И. Гауэнштейна и других на то, что при переломе копытной кости лошадь опирается только на зацеп, не всегда соответствует действительности. По нашим наблюдениям, больные лошади с переломом третьей фаланги нередко опирались всей поверхностью подошвы. При этом важным клиническим симптомом при сагиттальных переломах тела третьей фаланги является наличие сильных болей при боковых движениях копытного сустава, а также при сдавливании копытными щипцами боковых стенок копыта. При переломе разгибательного венечного отростка третьей фаланги у лошади характерным клиническим симптомом является, кроме появления внезапной хромоты опирающейся конечности, отечное болезненное опухание с дорзальной поверхности венчика, причем хромота при переломах третьей фаланги, даже в острых случаях, не всегда бывает высшей степени, в противоположность указаниям в ряде руководств по хирургии.
Мы наблюдали несколько случаев переломов тела третьей фаланги у лошади, сопровождающихся хромотой опирающейся конечности средней степени.
219

Клиника и диференциальная диагностика хромот npi


,акрытых переломах костей конечности у лошади
Таблица U

Диагноз
Положение больной конечности в состоянии покоя
Видимые признаки смещения кости

**-
Характеристика и сте- ] Данные пассивных пень хромоты при дви- движений жении
Данные пальпации

Перелом сесамовид-ноП кости третьей фаланги
Приподнята и отставлена несколько виеред; иногда кратковременное опи-рание всей подвешенной поверхностью копыта о почву
Нет




Внезапная хромота третьей степени опирающейся конечности
Сгибание и разгибание, вращательные движения копытного сустава болезненны; при форсированном разгибании копытного сустава болезненные явления увеличиваются; крепитация отсутствует
Болезненность при переломе стенок копыта; болезненное припухание в межмякишной ямке; пульсация пальцевых артерий

Перелом разгиба-тельного отростка третьей фаланги
Полусогнутое с легким опиранием зацепом или на всю подвешенную поверхность с вынесением вперед

Нет



Внезапная хромота третьей степени опирающейся конечности
Пассивное сгибание и разгибание венечно-ко-пытного сустава болезненно; крепитация отсутствует
Отечное болезненное опухание венчика, больше с дорзальной стороны; местная температура повышена

Перелом тела третьей фаланги
Несколько отставлена вперед с легким опиранием всей подвешенной поверхностью, больше пяточной частью, чаще при сагиттальном внутрисуставном переломе, реже полусогнута с легким опиранием зацепом и периодическим подниманием больной конечности (чаще при переломе ветви копытной кости)
Нет


Внезапная хромота второй или третьей степени опирающейся конечности
Сгибание и разгибание, вращательные движения, в особенности боковые движения, сильно болезненны; крепитация отсутствует
Сдавливание копытными щипцами стенок копыта и пяточной части подошвы болезненно; опухание венчика наблюдается не всегда; местная температура повышена; учащение пульсации пальцевых артерий

Перелом второй фаланги
Чаще приподнята, реже легко опирается зацепом или выведена несколько вперед
Нет



Внезапно усиливающаяся хромота третьей степени опирающейся конечности; чаще лошадь скачет на трех ногах
Увеличение подвижности венечного сустава, сильная болезненность при вращательных движениях сустава первой и второй фаланги; крепитация
Отечное болезненное валикообразное опухание в области второй фаланги

Перелом первой фаланги
Полусогнута с легким опиранием зацепом или чаще приподнята (держится навесу)
При вклинивающихся и смещенных переломах наблюдается видимое укорочение больной конечности

\
Внезапная хромота третьей степени опирающейся конечности; животное часто совершенно не опирается на больную конечность и скачет на трех ногах
При полных переломах крепитация, сгибание и разгибание сустава первой фаланги, а также вращательные движения, сильно болезненны
Отечное болезненное опухание в области первой фаланги и сустава; местная температура повышена; усиленная пульсация пальцевых артерий

Перелом сесамовид-ной кости первой фаланги
220
Полусогнута с легким опиранием зацепом или приподнята (держится на весу)
Нет
/


Внезапная хромота третьей степени опирающейся конечности; волярная флексия путового сустава
Сгибание и разгибание, вращательные движения сустава первой фаланги сильно болезненны; иногда при слабо выраженном опухании заметна крепитация
Отмечено болезненное опухание в области сеса-мовидных костей и сустава первой фаланги, больше с плантарной стороны; местная температура повышена
221

Продолжение
Диагноз
Положение больной конечности в состоянии покоя
Видимые признаны смещения кости !
**>

·ч

Перелом грифельной кости
Полусогнута с легким опиранием зацепом
Нет



Перелом плюсневой кости
Приподнята; больной конечностью животное совершенно не опирается
При смещении обломков заметно выражено укорочение конечности



Перелом локтевой кости
Согнута в запястном суставе с опиранием зацепом; локтевой сустав раскрыт и опущен книзу
Непостоянна



Перелом плечевой кости
Плечевой сустав опущен книзу, конечность согнута в запястном и фа-ланговых суставах, при движении конечности висит, как плеть, и выносится волоком
Видимое удлинение конечности


Перелом больше-берцовой кости
Приподнята в момент оиирания; прогибание по линии перелома
При смещении отломков видимое укорочение конечности



Перелом коленной чашки
1
Коленный сустав опущен; в фалан-говых и скакательных суставах конечность согнута и несколько вынесена вперед и на зацеп, приподнята или легко опирается
Видимое удлинение конечности
1

222
223
Характеристика и сте- пЯННые мгстиит пень хромоты при дви- Д движений Данные пальпации
Хромота второй сте- Пассивные движения Умеренное, болезнен-пени опирающейся ко- в суставах запястном и ное опухание в области нечности первой фаланги, иногда латеральной или медиаль-болезненны ной стороны
Внезапная хромота Хорошо выраженная Разлитое болезненное третьей степени; при крепитация; прогибание опухание в области плюс-движении лошадь ска- на месте перелома; не- ны; крепитация чет на трех ногах нормальная подвижность конечности
Внезапно усиливаю- Сгибание, разгибание в Болезненное опухание щанея хромота третьей локтевом суставе, а так- в области локтя и локте-степени; при движении же приведение и отве- вого сустава; крепитация животное совершенно дение конечности болез- на месте перелома; мест-нс опирается на боль- ненны; крепитация ная температура повы-ную конечность шена
Внезапная хромота Движения в лопатко- Болезненное опухание третьей степени опи- плечевом суставе сильно в области плеча; местная рающейсн и подвешен- болезненны; крепитация температура повышена; ной конечности; при иногда крепитация движении больная конечность с трудом, почти волоком, выносится вперед с отведением внутрь или наружу; лошадь скачет на трех ногах
Хромота третьей сте- Подвижность в месте Разлитое опухание в пени опирающейся ко- перелома; крепитация хо- области места перелома; нечности; при движении рошо выражена болезненность при паль-лошадь скачет на трех пации; местная темпера-ногах тура повышена
Внезапная хромота Движения в коленном Болезненное опухание третьей степени опи- суставе сильно болезнен- в области коленного су-рающейся конечности; ны; крепитация става; крепитация наблю-при движении лошадь дается не всегда; местная опирается на зацеп или температура повышена скачет на трех ногах

На основании клинических наблюдений и данных рентгенологй-ческого исследования мы составили таблицу по диференциальной диагностике переломов костей конечности у лошадей, которая хотя | бы в какой-то степени сможет облегчить положение врача в затрудни- , тельных случаях диагностики переломов, в особенности при отсутствии данных рентгеновского исследования (табл. 2).
Прогноз и осложнения при переломах костей
Прогноз зависит от многих факторов и прежде всего от тяжести и характера разрушения кости, места локализации перелома,1 своевременного оказания квалифицированной лечебной помощи больному животному, методов лечения, а также от общего состояния организма животного его возраста и упитанности.
В старых руководствах по ветеринарной хирургии С. С. Ев-сеенко, Френера, Зильберзиппе, И. И. Шантыря, Э. И. Гауэнштейпа и др. указывается, что прогноз при переломах костей в абсолютном большинстве случаев бывает неблагоприятным и что животных с переломами костей, если они не представляют племенной ценности, следует при всех случаях полных переломов костей конечности выбраковывать, как неизлечимых. Это подтверждается и прежними статистическими данными. Так, например, по данным санитарных отчетов в России за 1902 г., 1903 и 1904 гг., опубликованных в архиве ветеринарных наук, смертность лошадей от переломов костей составляла: 55% за 1902 г., 50% за 1903 г. и 55,5% за 1904 г., причем на каждую тысячу заболевших лошадей выписано с неустранимыми последствиями от переломов 171 в 1902 г., 173 в 1903 г. и 195 лошадей в 1904 г.
По данным Братке, из 3473 случаев переломов костей у лошадей выздоровело всего лишь 774 лошади (22,29%), наступило улучшение у 358 (10,3%), пало 607 (17,48%) и вынужденно забиты 1743 (49,93%).
По данным С. С. Евсеенко, смертность лошадей от огнестрельных переломов в Русско-турецкую войну (18771878 гг.) составляла при повреждении костей передней конечности 57,1% и при повреждении костей задних конечностей 60%.
Таким образом, из приведенных статистических данных, указанных авторов, видно, что в период их врачебной деятельности отход лошадей с переломами костей составлял от 50 до 80% их списочного состава. И только у 20% с лишним наступило выздоровление.
Совершенно иную картину в этом вопросе мы имеем в наше время. Современная ветеринарная хирургия за последние 10 15 лет добилась значительных успехов в деле диагностики и лечения костных переломов у животных вообще и у лошадей в частности. Внедрены в практику методы рентгенологического исследования и физиотерапевтического лечения, улучшено качество клинической диагностики, разработаны надежные методы иммобилизации пере-
224
ломов (шины, гипсовые повязки). Благодаря этому, процент выздоровления животных с переломами костей значительно возрос. Так, например, по данным И. Р. Корицкого, из 610 лошадей с огнестрельными повреждениями костей в период Великой Отечественной войны выздоровело 488 (80%), выбраковано 29 (4,7%) и пали или были уничтожены 93 (15,3%). Из 160 лошадей с огнестрельными переломами трубчатых костей конечностей выздоровело 115 (71,8%), пало или было выбраковано 45 (28,2%). Из 93 лошадей с переломом лопатки выздоровело 82 (88%), а из 58 с переломом задних костей 37-(64%).
По данным В. Г. Бушкова, из 94 лошадей с огнестрельными переломами костей конечностей выздоровели 62 (68,7%).
По данным А. И. Хохлова, выздоровление от гипсотерапии при огнестрельных переломах костей конечностей у лошадей составило 60,0%, при эксплуатационных переломах 90,0%. По нашим данным, выздоровление при эксплуатационных переломах костей конечностей у лошадей при физиотерапевтическом лечении составляет от 75 до 80%.
Приведенные данные авторов показывают, что у 6080% лошадей с переломом костей конечностей наступает выздоровление (а по данным дореволюционных авторов у 2022%). Это свидетельствует о значительном росте нашей советской ветеринарной науки и опровергает, по справедливому указанию проф. И. Д. Медведева, «ложное мнение многих ветеринарных врачей о нецелесообразности и бесполезности лечения переломов трубчатых костей опорного аппарата лошади».
Статистические данные клинических наблюдений по диагностике и лечению переломов опорного аппарата лошади со всей очевидностью показывают, что почти все случаи закрытых несмещенных переломов костей конечности лошади и в ряде случаев открытых переломов поддаются излечению, если это лечение было применено своевременно и методически правильно.
Не поддаются излечению: 1) открытые дробные переломы трубчатых костей конечностей, 2) закрытые переломы их, сопровождающиеся смещением отломков и размозжением мягких тканей, 3) переломы бедренной и плечевой костей, 4) открытые переломы лучевой и большеберцовой костей, 5) открытые и закрытые внутрисуставные и смещенные переломы костей таза, 6) внутрисуставные переломы лопатки и полные переломы шейки лопатки.
Все другие случаи переломов костей конечностей лошади подлежат лечению.
Осложнения при переломах костей конечностей у лошадей наступают сразу, или вскоре после перелома, или в процессе лечения и наблюдаются в следующих вариантах:
1) при полных переломах смещение костных отломков;
2) переход неполного перелома в полный, закрытого в открытый;
3) инфицирование перелома;
15 К. И. Шакалов
225
4) развитие остеомиэлита (рис. 80, 81);
5) при внутрисуставном переломе развитие гнойного артрита;
6) появление глубоких пролежней и отеков;

Рис. 80. Схема развития остеомиэлита лопатки (по А. К. Кузнецову).
7) повреждение периферических парезом и параличом;
8) повреждение крупных кровеносных сосудов и образование значительных гематом или кровотечения при переломах костей
в верхнем отделе конечности и таза;
9) расстройство со стороны сфинктеров (прямой кишки, мочевого пузыря) при переломах костей таза;
10) осложнения, связанные с продолжительным бездействием иммобилизованной конечности (атрофия мышц, отеки, деформация и т. п.);
11) чрезмерное развитие костной мозоли, тугоподвижность суставов и сухожилий, что часто бывает при отсутствии или запоздании функционального лечения;
12) неправильное сращение переломов и искривление конечности;
13) замедленное образование костной мозоли, связанное с общим истощением животного или его старческим возрастом; "
14) общие осложнения организма животного: шок, лихорадка, развитие пневмоний, сепсиса, потери биотонуса и т. п.
Многие из перечисленных выше осложнений в ряде случаев зависят от качества постановки лечебной работы ветеринарного
226

Рис. 81. Остеомиэлит лопатки.
персонала, прежде всего от правильного установления диагноза перелома, оказания первой лечебной помощи, своевременной иммобилизации перелома, качества последующего лечения и общего ухода и содержания больного животного.
Процесс заживления перелома
Заживление или сращение перелома кости происходит путем образования костной мозоли. Развитие мозоли начинается из клеток надкостницы периоста и эндооста, костного мозга, гаверсовых каналов и соединительной ткани вокруг перелома.
Первичная мозоль включает в себя три слоя или мозоли: наружную, внутреннюю и промежуточную. Наружная периосталь-ная мозоль развивается из клеток надкостницы. Она охватывает концы костей снаружи в виде муфты, образуя веретенообразное утолщение. В развитии периостальной мозоли главная роль принадлежит надкостнице, которая, как известно, состоит из трех слоев: наружного (соединительно-фиброзного, богатого сосудами и нервами), среднего (фиброзно-эластичиого) и внутреннего (камбиального или костеобразующего).
Процесс образования костной мозоли начинается почти сразу же после перелома. Уже на второй день на месте перелома начинается размножение клеток камбиального слоя. На 34-й день перелома имеется большое количество эмбриональных клеток, вновь образованных сосудов и остеобластов, которые и являются главными клетками, образующими новую остеоидную ткань. Косте-образование может происходить или путем непосредственного развития костной мозоли из остеоидной (эмбриональной) ткани, или вследствие образования хрящевой ткани. В участках, расположенных вдали от места перелома, костеобразование идет путем развития остеобластов, а близко от места перелома процесс идет сначала путем образования первичной эмбриональной хрящевой ткани. Непосредственно на концах отломков костная ткань развивается из остеобластов в виде выступов молодой остеоидной ткани, идущих навстречу друг другу. Внутренняя (эндоостальная) мозоль развивается из эндоостальной ткани обоих отломков, костного мозга параллельно развитию наружной мозоли. Процесс при этом идет путем пролиферации клеток эндооста и образует спаивающее кольцо между отломками. Со стороны костного мозга происходит образование новых сосудов и развитие остеобластов и остеоидной ткани.
Промежуточная интермедиальная мозоль образуется непосредственно между отломками кости. Ее развитие идет из гаверсовых каналов, а также тканей, участвующих в развитии наружной и внутренней мозолей, т. е. клеток надкостницы и эндооста. Интенсивность развития и размер этой мозоли бывает тем больше, чем больше расходятся костные осколки один от другого. При плотном прилегании одного осколка к другому в правильной позиции эта мозоль бывает слабо выраженной или совершенно незаметной.
* 227
Одной из разновидностей наружной мозоли является параосталь-(! ная (околокостная) мозоль. Она развивается в мягких тканях вблизи места перелома. Она бывает тем сильнее выражена, чем больше травмированы окружающие перелом мягкие ткани и степень их массивности. Ее развитие представляется в виде отростков кости,', распространяющихся в направлении мышц межмышечной ткани, напоминая иногда сходство с оссифицирующим миозитом. Эта мозоль часто развивается при смещенных переломах в виде избыточной мозоли.
Наряду с развитием созидательного процесса костеобразования, с первых же дней после перелома и параллельно ему происходит и процесс рассасывания (остеокластами) всего того, что является излишним при восстановлении костной ткани. Вначале идет рассасывание концов старой кости, костных осколков, а затем и избытка вновь образующейся кости. Кроме остеобластов, в косте-образовании принимают участие и фибробласты, которые в дальнейшем превращаются в остеобласты, а затем и в костные клетки. В течение первых 2025 дней происходит процесс образования мягкой мозоли. В последующее время наступает оплотнение мозоли, т. е. ее окостенение.
Образование костной мозоли проходит через пять фаз, или стадий.
Первая фаза характеризуется образованием грануляционной ткани или первичным фиброзным сращением. Из разорванных под влиянием травмы сосудов мягких тканей и кости происходит кровоизлияние, которое заполняет пространство между фрагментами нарушенной кости и надкостницей. Выпавшая часть фибрина является основной для новообразования в дефекте кости сосудистой системы и зародышевой ткани. В этом процессе принимают участие все элементы костной ткани; периост, клетки гаверсовых каналов, эн-доост, костный мозг и клеточные элементы мышечной ткани, окружающие место перелома.
На месте перелома и его окружности в мягких тканях возникают реактивное воспаление и рассасывание травмированных клеток. Клинически в этом периоде отмечаются гиперемия, припухлость, боль, повышение температуры. Рентгенологически отмечается рассасывание краев кости и расширение линии перелома. Следует отметить, что мелкие осколки кости, образующиеся при переломах, не только не замедляют процесс заживления перелома, но даже ускоряют его; они являются как бы центром отложения кальциевых солей, которые скопляются на их поверхностях.
Вторая фаза характеризуется образованием мягкой мозоли с элементами диференциации клеточных элементов грануляционной, хрящевой и остеоидной тканей. Между отломками кости происходит усиленный процесс развития нежной фиброзной мозоли. Клинически в этот период отмечается уменьшение острых воспалительных явлений.
Третья фаза заживления перелома характеризуется образованием первичных мозговых полостей и оплотневанием мозоли с пре-
228
обладанием не вполне оформившейся костной ткани. Этот период связан с деятельностью новообразованных капилляров, которые проникают в обызвествленное основное вещество и в опустевшие (вследствие распада хрящевых клеток) капсулы; они окружены конгломератом клеток, одна часть которых обладает остеобласти-ческой, другая остеокластической функцией.
Отмечается переход соединительной и хрящевой тканей востеоид-ную мозоль. Клинически в это время на месте перелома обнаруживается плотная, безболезненная или малоболезненная припухлость, или остеоидная мозоль. Животное слегка опирается больной конечностью.
'Рентгенологически отмечается появление около концов отломков легких дымчатых теней. Контуры концов теней отломков становятся менее четкими, что создает впечатление увеличения щели перелома.
Четвертая фаза заживления перелома характеризуется перестройкой мозоли. Путем кальцинации остеоидная мозоль переходит в костное межклеточное вещество мозоли, образует сетеобразную систему перекладин и окостеневает, а остеобласты уменьшаются в размерах, становятся звездчатыми и превращаются в костные тельца остеоциты. Перестройка хрящевой части мозоли происходит по типу зихондрального окостенения. Рентгенологически в этот период устанавливается исчезновение щели перелома, обломки сливаются в единую, непрерывную по плотности ткань. Клинически на месте перелома обнаруживается твердое безболезненное костное разращение и полное исчезновение хромоты.
Пятая фаза характеризуется обратным развитием, или рассасыванием, избыточной мозоли, происходит уничтожение тех частей костной мозоли, которые оказываются излишними, постепенно происходит архитектурная перестройка костной мозоли. В участке сросшейся кости восстанавливается костно-мозговой канал, перестраиваются балки или перекладины соответственно нормальному строению; процесс перестройки костной мозоли длительный, он может продолжаться от нескольких месяцев до года и больше в процессе функциональной деятельности конечности.
Процесс перехода одной фазы в другую во времени колеблется в широких пределах и зависит от многих биологических факторов и прежде всего от возраста и вида животного, локализации места перелома в различных частях скелета, характера перелома, местоположения перелома и кости, степени смещения отломков и отслоения надкостницы, возможных осложнений (инфекция, смещение) при ходе регенеративного процесса и методов лечения.
При нормальном процессе заживления перелома трубчатой кости у лошади, по нашим наблюдениям, можно считать, примерно, следующие сроки продолжительности развития фаз и их перехода из одной в другую: для первой фазы 1015 дней, второй 15 20, третьей 2030, четвертой 3050, пятой от нескольких месяцев до года и больше. При осложненных переломах эти сроки увеличиваются.
229
Факторы, влияющие на регенеративные процессы и сроки заживления переломов
Заживление костного перелома (костеобразовательный процесс) происходит не всегда с одинаковой фазностью, скоростью и вышеизложенной нами закономерностью. При осложненных переломах в процессе образования и развития мозоли наблюдается целый ряд отклонений от нормального типа регенерации костной ткани, что зависит от многих условий и, прежде всего, от характера и вида перелома. Переломы без смещения и со смещением, диафизарные и метафизарные, закрытые и открытые, неосложненные и осложненные инфекцией заживают в различные сроки и дают различные виды костной мозоли.
Анатомо-физиологический фактор также играет большую роль как в происхождении перелома, так и в его заживлении. Известно, что процесс образования и развития костной мозоли происходит далеко не одинаково на всех костях. На трубчатых костях, вследствие подвижности отломков, раздражения надкостницы, усиленного кровоснабжения, регенеративные процессы протекают более интенсивно, образование костной мозоли на этих костях хорошо выражено и достигает больших размеров. На плоских костях таза и лопатки такого типа образования костной мозоли не наблюдается. Кроме того, состояние надкостницы при заживлении перелома существенным образом влияет на характер образования костной мозоли. Обязательным условием остеогенетической регенерации является непрерывная связь надкостницы с мягкими тканями, которая питается через сосуды, проникающие в ее наружный слой из окружающих мягких тканей. При сохранении этой непрерывной сосудистой связи между надкостницей и мягкими тканями регенеративный процесс протекает более усиленно и быстро. При значительном травматическом повреждении надкостницы и ее камбиального слоя заживление перелома существенным образом замедляется. "Повреждение надкостницы очень часто имеет место при огнестрельных переломах.'
Состояние кровоснабжения при переломах костей имеет огромное влияние как на самую сущность регенерации, так и на ее сроки (при неправильном кровообращении замедляются регенеративные процессы в кости).'
Экспериментальным путем на трубчатых костях собак некоторыми авторами была изучена роль костных сосудов при заживлении переломов; при этом было установлено, что проксимальная ветвь артерии nutritiae, в области которой произошел перелом кости, была значительно утолщена по сравнению с дистальной ветвью. Сосуды надкостницы и ближайшего к перелому эпифиза также становились значительно толще. Количество отдаваемых ими ветвей резко возросло с образованием более густой сети, чем это наблюдается в периосте неповрежденных костей. Следовательно, до наступления консолидации перелома число периостальных и интраос-
230
тальных сосудов на месте перелома значительно увеличивается. С Наступлением полной консолидации часть сосудов запустевает; разросшаяся верхняя ветвь принимает вид, близкий к нормальному состоянию до перелома. При переломах костей в старом возрасте сосудистая реакция бывает слабо выраженной.
Экспериментальным исследованием также выяснена большая роль артерии nutritiae при заживлении переломов. В случаях повреждения этой артерии процесс заживления перелома идет очень медленно; незаживающие переломы в большинстве случаев связаны с сильным повреждением питающих перелом сосудов.
Нервная система играет ведущую роль в реактивности тканей, а следовательно ее состояние влияет на регенеративные процессы в костях при их переломах.
Экспериментально и клинически является неоспоримо доказанным (А. Г. Молотков, Г. И. Турнер и др.), что хроническое раздражение (ущемление, сдавливание) периферических нервов, вызывая атрофию и остеопороз костных отломков, служит во многих случаях причиной замедленного заживления переломов и образования псевдоартрозов. Установленным является и то, что у авитаминозных, рахитичных и истощенных животных регенеративные процессы при заживлении переломов протекают вяло, замедленно. Качество оссификации мозоли в этих случаях бывает недостаточное; сроки консолидации перелома увеличиваются.
Все эти факторы не может оставлять без должного внимания лечащий врач при постановке прогноза и назначении лечения при переломах костей.
Проблема заживления костных переломов интересовала врачей еще со времен глубокой древности и тем не менее вопросы заживления их не утратили своего значения и по настоящее время по той причине, что корни этих вопросов, равно как и трудности в разрешении их, кроются в трудности разрешения проблемы регенерации
ткани.
Изучение законов, управляющих регенеративным процессом в костной ткани, является важнейшей проблемой современной медицины и ветеринарии. Овладение пластическими силами костной ткани, по мнению А. И. Эльяшева, «дало бы нам новое оружие, открыло бы широкие горизонты терапевтического воздействия, дало бы нам возможность ускорять заживление переломов, создавать при необходимости кость, бороться с костной атрофией и с деструктивными процессами в костях». Все это, разумеется, побудило и побуждает к проведению экспериментальных и клинических исследований в области лечения костных переломов не только практиков-клиницистов, но и работников терапевтической ветеринарии и медицины.
С целью ускорения заживления переломов некоторые исследователи предлагали самые разнообразные средства органического и неорганического характера. Были испытаны разные общие и местные раздражающие средства, как-то: препараты эндокринных желез,
231
витамины, иод, карболовая кислота, уксусная кислота, алкогол^ соли кальция и фосфора, кровь, фибрин; эмульсия и экстракты тканей надкостницы, эпифизарного хряща, костной мозоли, костного мозга и костяной муки. Таким образом, современная клиника располагает рядом физико-химических и биологических средс/в и способов лечения костных переломов, в той или иной степени ускоряющих консолидацию костных отломков. Однако сколько-нибудь единообразного мнения об эффективности вышеупомянутых средств терапии при костных переломах пока нет, и поиски в этом направлении продолжаются. /
Лечение переломов
Лечение переломов костей преследует следующие цели: 1) вправление сместившихся отломков, 2) иммобилизацию перелома, 3) восстановление функции поврежденной конечности.
Вправление отломков, произведенное правильно, обеспечивает нормальный процесс образования костной мозоли; его производят во всех случаях смещения отломков.
Для обеспечения вправления отломков рекомендуется больную лошадь поставить в подвешивающий аппарат и применить легкий наркоз, а в место перелома ввести при помощи длинной иглы и шприца 2030 мл 3-процентного раствора новокаина. Через 10 15 минут наступает анестезия, позволяющая безболезненно или малоболезненно произвести вправление.
При вправлении отломков необходимо конечности придать положение, при котором наступило бы расслабление мускулатуры; это достигается сгибанием соответствующих суставов.
Иммобилизация перелома преследует цель фиксации вправленных отломков кости и устранение подвижности всех суставов, лежащих ниже, и первого сустава, расположенного выше перелома. Иммобилизация конечности при переломах считается обязательной во всех случаях, за исключением закрытых переломов второй и третьей фаланг, надежная фиксация которых достигается наличием рогового башмака. Различают временную, или транспортную иммобилизацию и длительную, или стационарную.
Временная иммобилизация применяется в экстренных случаях при оказании первой помощи и на первых этапах эвакуации больных лошадей. Для иммобилизации могут быть использованы шинные повязки из какого-либо упругого материала, который, будучи прибинтован к конечности, в состоянии удержать ее в неподвижном положении.
Для временной иммобилизации передней и задней конечностей с успехом могут быть использованы шины из толстой железной прс-волоки (диаметром 34 мм), предложенные И. Г. Ефремовым и Б. М. Обуховым (рис. 82, 83). Эти шины моделируются в каждом отдельном случае для передней и задней конечностей соответственно их контурам. Они позволяют фиксировать переднюю конечность от копыта до холки и заднюю от копыта до бедра.
232
Применение металлических транспортных шин с целью предотвращения пролежней и надежной фиксации требует хорошей мягкой прокладки, изготовленной в форме ватных одеял, соответственно контурам конечности.
Для длительной иммобилизации перелома применяют особой конструкции шины и гипсовые повязки.
Шины заготовляются из тонкой фанеры (без сучков и трещин). Для фиксации области фаланг употребляют шины шириною 6 8 см и длиною 4050 см; для фиксации голени и предплечья длиною ПО130 см, причем для голени с боков применяются шины шарнирного типа, на одном конце скрепленные металлической заклепкой.
Шины для стремянных повязок изготовляют: 1) из листового железа 23 мм толщиной, шириной 68 см и длиной 6070 см; 2) из стальной упругой проволоки диаметром 0,50,6 мм. Эти шины употребляются в виде каркаса для голени и предплечья.
При пригонке шин требуется, чтобы направление их совпадало с основными силовыми линиями и осями костей.
Для иммобилизации переломов костей обычно применяются следующие типы гипсовых повязок:
1) повязки с мягкой подкладкой, 2) бесподкладочные повязки, 3) окончатые повязки, 4) мостовидные повязки, 5) глухие гипсовые повязки, 6) протезно-гипсовые повязки.
Для поддержания больной лошади после наложения иммоби-лизирующей повязки в стоячем положении ее следует содержать в поддерживающем аппарате. В полевых условиях с этой целью с успехом может быть применен аппарат Обухова. Этот аппарат обеспечивает лошади возможность отдыхать, стоя на трех конечностях, что особенно важно при повреждении задней конечности.
При наложении гипсовой повязки под наркозом на операционном столе необходима такая фиксация больной конечности, которая обеспечивала бы в момент просыпания лошади после наркоза полный покой больной конечности и повязки. Снимать лошадь со стола нужно осторожно после полного пробуждения лошади и оплотне-ния повязки.
При поражении фаланговых костей, суставов и сухожилий, когда повязка доходит только до запястного или тарзального сустава, обычно лошадь сама бережет больную конечность и самостоятельно встает и ложится.

Рис. 82. Шины Ефремова.
233
В тех случаях, когда гипсовая повязка наложена до середины голени или предплечья и выше, лошадь необходимо помещать в поддерживающий аппарат, лучше всего типа параллельных брусьев Обухова с приспособлением для сидения и опирания грудью.
Лошади быстро приспособляются и пользуются перекладинами в станке под грудь и под ягодицы. Слабых лошадей, которые самостоятельно не встают и требуют посторонней помощи, следует содержать в поддерживающем аппарате. Необходимо предупреждать развитие пролежней от давления ремнями, перекладинами и подставками. Когда у таких слабых лошадей бывает заметно расслабление связочного аппарата на здоровых конечностях, им необхо-

Рис. 83. Шины Обухова.
димо давать возможность лежать на толстом слое подстилки, при показаниях с подкладочными кругами.
Для снятия гипсовую повязку разрезают садовым ножом (рис. 84) или гипсовым ножом с одной или двух сторон. Для размягчения гипсовую повязку смачивают теплым насыщенным раствором поваренной соли или уксуса.
Показаниями к преждевременному снятию гипсовой повязки являются: разрушение ее, свободное движение на конечности, резко выраженная болезненность, вследствие значительного развития воспалительного процесса и отека тканей, обильное скопление под повязкой гнойного экссудата, а также общее ухудшение состояния здоровья животного.
Снимается повязка, когда лошадь после установленного срока гипсолечения начинает свободно опираться больной конечностью и дальнейшая иммобилизация излишня.
234
Необходимое количество времени пребывания лошади в гипсовой повязке колеблется в зависимости от характера ранения и степени разрушения тканей. Для капсуло-синовиальных1 ран суставов средний срок пребывания лошади в повязке 1520 дней. Особенно важное значение пребывания в гипсовой повязке имеют первые дни после ранения и хирургической обработки раны до момента закрытия капсулы сустава и прекращения выделений.
Ранения суставов с повреждением костей, но без полного перелома, требуют более длительного содержания в гипсовой повязке (от 20 до 30 дней). При ранениях с полными переломами или разрывами сухожилий сгибателей необходимы иммобилизация и содержание в гипсе не менее 3540 дней.

Рис. 84. Инструменты для обработки и разрезания гипсовых повязок (по П. Г. Корневу).
1 гипсовые ножницы Штиль; 2 щипцы Вольфа для отгибания гипса: 3
гипсовые кусачки; 4 перевязочные ножницы; о пилка для надрезания гипса;
6'ножи для разрезания сухого гипса; 7 нож для обрезания влажной
гипсовой позязки.
Более позднее снятие гипсовой повязки и запоздалое применение механотерапии и термотерапии влечет, как правило, к образованию стойких органических изменений в периартикулярных тка'нях, в самих суставах, костях и сухожилиях.
После снятия гипсовой повязки всю конечность лошади необходимо хорошо вымыть теплой водой с мылом, вытереть, просушить, рану смазать настойкой иода и оставить открытой или наложить сухую асептическую повязку.
Осложнения, связанные с применением гипсовых повязок, могут наблюдаться на здоровой противоположной конечности вследствие продолжительного, вынужденного переобременения тяжестью тела животного в виде отеков и расслабления сухожильного связочного аппарата, а также и скопления жидкости в синовиальных полостях суставов и сухожильных влагалищ.
Функциональные расстройства здоровой конечности можно предупредить путем производства повседневного массажа конечности.
235
К числу осложнений, связанных с применением гипсовых повязок, относятся пролежни, возникающие как от давления гипсовой повязки, так и от содержания животного в поддерживающих аппаратах или вынужденного продолжительного лежания лошади. Пролежни чаще возникают вследствие технически неправильного наложения гипсовой повязки и недостаточного ее моделирования. Обычно пролежни встречаются на дорзальной поверхности пута и венчика, на ахилловом сухожилии и на сгибательных поверхностях запястного и скакательного суставов, а также и по верхнему краю повязки.
При образовании пролежня от гипсовой повязки у некоторых лошадей замечается беспокойство и подергивание больной конечностью, желание лошади полизать край повязки и даже сорвать ее зубами.
В местах образования пролежня наблюдаются мацерация и увлажнение кожи, затем появление гнойных масс и отторжение кожи. Своевременно замеченная мацерация кожи и подрезка в этом месте гипсовой повязки, орошение настойкой иода этого места и края повязки предупреждают дальнейшее развитие пролежня. Заживление пролежней после снятия гипсовой повязки обычно наступает быстро, с полным восстановлением кожного покрова.
Очень часто на месте травм и ранений суставов, сухожилий и их влагалищ, костей после заживления перелома или раны образуются в виде остаточных явлений костные и фиброзные утолщения и разращения периартикулярных тканей и суставов, обусловливающие ограниченную подвижность костно-суставного аппарата конечности. Для лечения этих остаточных явлений травм применяют ранние дозированные движения лошади, массаж, тепловлажные укутывания пораженной области, ножные ванны, грязелечение, диатермию, ионтофорез иода, соллюкс, электроотражательную печь и т. п.
Восстановление функции поврежденной конечности достигается:
1) совершенством лечения переломов, приводящего к восстановлению анатомической цельности и правильной формы переломленной кости, к прочности сращения без укорочения и деформации;
2) возможно ранним началом активных движений в суставах при сохранении неподвижности в области консолидирующего перо-лома;
3) возможно ранней нагрузкой на сращенную уже кость и ее систематическим упражнением с применением физиотерапевтических мер (массаж, местные тепловые процедуры, грязе- или торфолечение, электролечение).
В практическом отношении очень важно установить сроки, с которых можно допускать нагрузку на больную конечность в процессе заживления перелома.
Поврежденная кость и репаративные отломки для развития своего нормального регенеративного процесса, как известно, нуждаются в сохранении более или менее длительного покоя. С другой стороны, нервно-мышечный аппарат и кровеносная система для
236
своего нормального существования нуждается в определенном функциональном движении. Эти противоречия в физиологических условиях для регенерации костной ткани всегда стояли перед врачом-клиницистом как одна из труднейших практических задач при выборе того или иного метода лечения. Вопрос, в каких пределах и на какой срок должны быть созданы условия покоя или движения в каждом отдельном случае, пока является не вполне разрешенным. Л. И. Эльяшев вполне правильно указывает на одновременное сочетание принципа «покоя и движения». Однако при применении функционального метода лечения костных переломов встречается пока еще много трудностей, в частности в дозировании движения и раннего или позднего его применения. Функциональное раздражение, вызываемое, например, повязками, дающими возможность ходить при переломах конечности, по мнению Г. И. Турнера, ускоряет или, вернее, делает прочным костное сращение, но применять его можно лишь тогда, когда «нормальный процесс склейки зашел далеко и близок к окончанию». Наши клинические наблюдения по лечению переломов с рентгенологическим контролем показали, что при благоприятном течении перелома массаж и пассивные движения больной конечности следует применять уже с первых дней после перелома. Примерно через 2030 дней с момента перелома можно и нужно назначать ежедневные 510-минутные осторожные проводки по ровному грунту. К этому времени уже хорошо развита соединительнотканная мозоль со слабо заметными на рентгенограмме дымчатыми тенями обызвествления, что является вполне достаточным для начального функционального движения.
Проф. И. Е. Поваженко рекомендует применять функциональную терапию в более ранние сроки. По его наблюдениям, пассивные сгибания и разгибания конечностей можно производить уже на 2-й день после наложения иммобилизирующей повязки. Проводку лошади в шине он назначал на 1214-й день продолжительностью по 1520 минут 23 раза в день. На 2025-й день лечения перелома лошадей выпускали на ближайшее пастбище. Несомненно, что умело примененная ранняя функциональная терапия при переломах является надежной гарантией восстановления поврежденной конечности. Она исключает избыточное развитие мозоли, образование спаек и сращений мягких тканей, связок, сухожилий, суставных оболочек вокруг места перелома, которые часто приводят к неустранимой хромоте. Кроме того, функциональная терапия является простым, в то же время верным, ускоряющим способом регенерации костной ткани при заживлении переломов; при этом происходит нормальное кровообращение, рассасывание инфильтрата, предупреждается развитие мышечной атрофии.
Проф. И. Е. Поваженко указывает, что «отложение кристаллов и коллоидов в кости идет по определенному закону архитектоники соответственно линиям действующих сил давления. Отсюда следует, что костная мозоль, развивающаяся при воздействии сил, приближенных к нормальным, более совершенна и закончена уже к концу
237
регенерации, чем мозоль, развивающаяся в условиях, исключающих влияние этих сил».
Таким образом, функциональный метод, складывающийся из массажа и движений, является одним из скорейших методов лечения костных переломов.
Клинические наблюдения показали, что длительный вынужденный покой вызывает атрофию и перерождение мышц, ограничение подвижности суставов, расстройство крово- и лимфообращения. Массаж и движения, наоборот, усиливают приток артериальной крови и отток венозной крови и лимфы. Они способствуют рассасыванию кровоизлияний и экссудативных выпотов, предотвращают развитие спаек и сращений между сухожилиями и сухожильными влагалищами, сморщивание связочного аппарата суставов, мышечную атрофию, а также ускоряют консолидацию переломов.
Перелом кости конечности обычно сопровождается одновременным повреждением и других опорно-двигательных функций организма, причем в процесс вовлекаются, наряду с костно-суставпым аппаратом, еще мышечно-нервный аппарат и кровеносная система.
Физико-химические и биохимические процессы, протекающие в мышцах конечностей при переломах костей, претерпевают значительные изменения. При переломах костей конечностей, когда функциональное движение нервно-мышечного аппарата конечности отсутствует, кровообращение в мышцах, окружающих место перелома, обычно бывает нарушено; вследствие этого приток крови к месту перелома уменьшается.
Некоторые авторы, изучая биохимические сдвиги в мышцах при костных переломах, констатировали, что переломы костей, осложняющиеся разрывом сосудов и нервов, кровоизлияниями, сопровождаются отечностью мышц, окружающих место костного перелома, которое ярко бывает выражено в первые две недели.
Содержание неорганических веществ в мышцах, окружающих место перелома, изменяется. Содержание солей кальция в мышцах резко увеличено, и это увеличение держится дольше времени образования костной мозоли, выравниваясь только к 3541-му дню, в то время как содержание фосфора в этих мышцах выравнивается лишь к 2835-му дню после перелома кости.
А. В. Рахманов и Н. А. Пионтковский экспериментально (на собаках) изучали влияние движений на регенерацию костной ткани. Задачей исследований было выяснение, оказывает ли давление в основном влияние на мышечный аппарат и на суставы и этим предохраняет от возможных осложнений при вынужденной иммобилизации или, быть может, движение само может стимулировать регенеративный процесс. В результате своих исследований авторы пришли к выводу, что у собак, имеющих длительную нагрузку, пери-остальная реакция была выражена в своем течении более рельефно, чем у собак без нагрузки. Надкостница сильнее разрастается, а регрессивные процессы в костях выражены интенсивнее. Гистологическое исследование костей у собак, не имеющих двигательной на-
грузки, показало ненормальное течение процесса перестройки кости, задержку костеобразования, что особенно ярко выражено в изменении вида цементирующих линий. На поврежденных костях у этих же животных, в отличие от подопытных, можно отметить более рыхлое строение костной мозоли. Лишение молодых животных нормальных движений нарушает процесс костеобразования, что оказывает также влияние и на развитие костного рубца при повреждении кости.
Другими по своей значимости факторами, ускоряющими заживление перелома и обеспечивающими скорейшее анатомическое и функциональное восстановление больной конечности, являются: электролечение (гальванизация, ионтофорез, диатермия), светолечение (соллюкс, инфракрасные лучи, ультрафиолетовые лучи), грязелечение (торфяное и иловое), а также комбинированные и соче-танные методы физиотерапии (диатермо-ионтофорез, электро-свето-лечение и др.).
Эти методы лечения костных переломов занимают среди других методов видное место и имеют большую будущность.
Механизм терапевтического действия физических агентов хорошо согласуется с причинами замедления (консолидации) переломов. Факторы физической терапии, в том числе и ионтофорез кальция, обладают в большей степени, чем другие средства, рефлекторно-раздражающе-гиперемирующим действием. Они влияют на нервную систему и тем самым вызывают нужное раздражение клеток остеоид-ной ткани, гиперемируют место перелома, способствуют захвату (фиксации) и усвоению кальция, тем самым ускоряют процесс консолидации и оссификации перелома.
Большим успехом при лечении костных переломов пользуются комбинированные и сочетанные методы физической терапии. Исследования Е. Т. Залкиндсона и др. показали, что при рациональном сочетании двух и более физиотерапевтических факторов имеется не просто суммарное действие, а, несомненно, взаимное, органическое, целостное воздействие этих факторов терапии. Е. Т. Залкиндсон своими экспериментальными исследованиями показал, что комбинированный метод ионтофореза кальция с общим облучением ультрафиолетовыми лучами ведет к значительно большему обогащению организма солями кальция, чем каждый из этих методов в отдельности .
Мы совместно с Г. Л. Магазаником экспериментальным путем испытали терапевтическую эффективность ионтофореза кальция в сочетании с общим облучением ультрафиолетовыми лучами и ионтофорез кальция с диатермией при заживлении костных переломов у собак. Нам удалось установить, что метод ионтофореза кальция в сочетании с общим облучением ультрафиолетовыми лучами и метод диатермии с ионтофорезом кальция дали сокращение срока хромоты и подвижности места перелома у опытных животных на 79 дней по сравнению с контрольными животными. Появление мозолеобразо-вания у подопытных животных наступило ранее и более интенсивно,
238
239
Чем у контрольных животных. Авторы пришли к выводу, что оба эти метода по своей терапевтической эффективности являются равнс ценными и в числе других методов физической терапии переломов занимают по эффективности первое место.
Г. Л. Магазаник в медицинской практике применил в комбинации ионтофорез кальция и аппликации грязи и наблюдал хорошее терапевтическое действие этого метода. По его мнению, в данном случае грязь играет роль сенсибилизатора, повышающего чувствительность тканей, в частности остеоидной ткани, к тем ионам кальция, которые вслед за грязью или вперемежку с ней вводятся ионтофорезом.
Суммируя экспериментальные данные о физиотерапии костных переломов, можно прийти к заключению, что физические методы лечения костных переломов являются в большинстве случаев более или менее экспериментально обоснованными методами лечения переломов и отчасти проверены в клинической практике. Из них наибольшего внимания заслуживают при лечении костных переломов ма