М.Ф. Шумейко, К.И. Козак, В.Д. Селеменев. Архивоведение Беларуси. Часть 1. Минск, 1997. 101 с.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
М.Ф.

Шумейко

К.И.

Козак

В.Д.

Селеменев

АРХИВОВЕДЕНИЕ

БЕЛАРУСИ

Учебное пособие для студентов

исторических факультетов вузов

специализации “Архивоведение”

Допущено Министерством

образования

Республики Беларусь







Минск

1997


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

......................


9

Раздел 1

ИСТОРИЯ И ОРГАНИЗАЦИ
Я

АРХИВНОГО ДЕЛА БЕЛАР
УСИ

..........


14

Глава 1
.

Источники и литература по архивоведению

Б
еларуси

......................


15

Глава 2
.

Формирование хранилищ документальных

материалов в период образования государственности

(IX

XIII вв.)

.....................


32

Глава 3
. Белорусские архивы времен Великого

княжества Литовского и Речи Посполитой

(XIV

XVIII вв.)

...................


39

§ 1. Метрика Великого кн
яжества Литовского


центральный архив Белорусско
-
Литовского

государства в XV

XVIII вв.

...........


40

§ 2. Провинциальные и судебные архивы

........


47

Глава 4
. Белорусские архивы в структуре

учреждений Российской империи

............


51

§ 1. Сеть ведомственных архивов Беларуси

в XI
X


начале
XX

в.

..............


55

§ 2. Создание и деятельность исторических

архивов в Беларуси и Литве

............


62

§ 3. Виленская археографическая комиссия

и ее роль в формировании источниковой базы

для изучения истории Беларуси

..........


72


3

§ 4. Деятельность Витебской ученой архивн
ой

комиссии

...................


80

§ 5. Публикация и описание документов в Беларуси

во второй половине XIX


начале
XX

в.

......


90

Глава 5
. Конфессиональные и частновладельческие

архивы Беларуси XV


начала XX в.

..........

102

§ 1. Конфессиональные архивы

............

102

§ 2. Частновладельческие арх
ивы

...........

114

Глава 6
. Архивное дело в Беларуси в 1917

1941 гг.

...

119

§ 1. Становление архивного дела в 1917

1921 гг.

.....

119

§ 2. Централизация управления архивным делом

(1922

1929)

.................

129

§ 3. Начальный этап образования партийных

архивов

....................

139

§ 4. Завершение создания ко
мандно
-
административной системы управления
архивным делом

(1929

1941)

.................

142

Глава 7
. Архивы Беларуси накануне и в годы

Великой Отечественной войны

.............

158

§ 1. Архивы на оккупированной территории

.......

163

§ 2. Организация собирания и хранения документов

в советском т
ылу и после освобождения Беларуси

от немецко
-
фашистской оккупации
.........

166

Глава 8
. Архивное дело в Беларуси в 1945

1990 гг.

...

174

§ 1. Восстановление деятельности архивов

в 1945

1960 гг.

................

174

§ 2. Архивное дело в Беларуси (1960

1990)

.......

187

Глава 9
. Архивы Республик
и Беларусь.

Состояние и перспективы развития

...........

205

§ 1. Закон Республики Беларусь “О Национальном

архивном фонде и архивах в Республике

Беларусь”

...................

212


4

Раздел 2

ТЕОРИЯ И МЕТОДИКА АР
ХИВНОГО ДЕЛА

..

218

Глава 10
. Классификация архивных

документов

.....................

219

§ 1. Классифи
кация документов Национального

архивного фонда Беларуси

............

221

§ 2. Классификация документов в пределах

архивов

....................

223

§ 3. Классификация документов в пределах

архивных фондов

................

229

Глава 11
. Экспертиза ценности документов

и комплектование государственных архивов
Беларуси

...

235

§ 1. Экспертиза ценности документов

..........

235

§ 2. Перечни документов

...............

242

§ 3. Комплектование государственных архивов

......

247

Глава 12
. Организационно
-
методическое

руководство и контроль за работой ведомственных

архивов и организацией документов в

делоп
роизводстве учреждений

.............

261

Глава 13
. Учет и обеспечение сохранности

документов Национального архивного фонда Беларуси

...

267

§ 1. Назначение и виды учета

.............

267

§ 2. Обеспечение сохранности документов

Национального архивного фонда Беларуси

.....

278

Глава 14
. Система
научно
-
справочного аппарата

к документам Национального архивного фонда

Республики Беларусь

.................

289

§ 1. Задачи и структура системы научно
-

справочного аппарата

..............

289

§ 2. Описание дел

..................

292

§ 3. Историческая справка учреждения
-

фондообразователя

...............

299

§ 4. Виды науч
но
-
справочного аппарата

.........

301


5

§ 5. Автоматизированные информационно
-

поисковые системы

...............

339

Глава 15
. Организация использования документов

Государственного архивного фонда Беларуси

.......

342

§ 1. Цели научно
-
информационной деятельности

госархивов

..................

342

§ 2. Инициатив
ное информирование

..........

344

§ 3. Работа читального зала архива

...........

345

§ 4. Организация выставок документов

.........

347

§ 5. Исполнение запросов учреждений

и обращений граждан

..............

349

§ 6. Выдача архивных документов во временное

пользование учреждениям

............

352

Глава 16
. Организаци
я работы архивных учреждений

..

353

§ 1. Государственная архивная служба Беларуси

.....

353

§ 2. Научно
-
исследовательская работа архивных

учреждений

..................

356

§ 3. Методическая работа архивных учреждений

.....

359

Библиография

.....................

362

Перечень государственных архивных учреждений

Р
еспублики Беларусь

..................

367

Краткий словарь основных архивных

терминов и определений

................

372

Приложения

.....................

375









ВВЕДЕНИЕ

Архивоведение как наука об архивах изучает историю, организацию,
теорию и метод
ику работы архивов в области учета, описания,
использования, обеспечения сохранности документов, научную
организацию труда и экономику архивного дела. Она призвана выявлять
и приводить в систему тенденции современного архивного дела,
исследовать и определя
ть пути его развития в условиях обретения
Республикой Беларусь подлинного суверенитета.

Архивоведение взаимодействует с другими науками, прежде всего
исторического цикла. Через хранящиеся в архивах документы оно
связывает историю и особенно специальные ист
орические дисциплины
с документоведением, информатикой. Архивоведение много общего
имеет с музееведением и библиотековедением из
-
за схожести функций,
выполняемых архивами, музеями и библиотеками в накапливании,
хранении и использовании в научных, практичес
ких и иных целях
ретроспективной информации.

Задачей архивоведения как учебной дисциплины является получение
будущими архивистами необходимых научных знаний и практических
навыков для работы в государственных и ведомственных архивах.
Работа с документами т
ребует от архивистов подлинного
профессионализма прежде всего в трех областях: знание системы
учреждений в исторической перспективе связанной с созданием их
документации; знание ар
хивистики (или архивоведения), позволяющее
вычислить, где могут оказаться т
е или иные комплексы
делопроизводственной документации, а также обеспечить создание
качественной источниковой базы путем комплектования архивов
ценными в научном и практическом отношениях документами; знание
профессиональных приемов работы с документами ка
к историческими
источниками, как источниками социальной информации. Эти три
направления и составляют основу специального историко
-
архивного
образования.

Введение

7

Являясь самостоятельной отраслью государственной, общественной и
частной деятельности, осуществляющей
организацию хранения и
использования архивных документов, архивное дело в то же время
призвано обслуживать интересы всех отраслей народного хозяйства,
науки, культуры, социального обеспечения и т.д.

Исходя из этого архивист должен быть всесторонне развитой

личностью. Он не может ограничиться познаниями только в области
исторической науки (хотя последняя, как уже отмечалось, более других
связана с архивами и в определенной мере зависит от них). По этому
поводу в свое время выдающийся французский историк М.

Б
лок очень
точно заметил: “Неужели нам, чтобы понять современное общество,
достаточно погрузиться в чтение парламентских дебатов или
министерских документов? Не нужно ли вдобавок уметь истолковать
банковский баланс, текст для непосвященного еще более загадо
чный,
чем иероглифы? Может ли историк эпохи, в которой царит машина,
примириться с незнанием того, как устроены машины и как они
изменяются?”
1

Необходимость приобретения историком
-
архиви
стом знаний, которые
дают прежде всего специальные исторические дисциплины,
осознавалась давно и была обусловлена характером деятельности
архивных учреждений. Такими знаниями располагали архивариусы
Виленского и Витебского центральных архивов древних актов

Н.И.

Горбачевский, Д.И.

Дов
гялло, И.Я.

Спрогис, А.П.

Сапунов и др.
Такие знания пытался дать своим воспитанникам заведующий
Витебским отделением
Московского археологического института
профессор

Б.Р.

Брежго. Выступая, в частности, на Первой
Всебелорусской

конференции архивистов (май 1924

г.), он говорил:
“Посмотрим, что должен знать архивный работник в Белоруссии. Он
должен быть знаком как с хранением документов в государствах
древности и с историей архивного дела в средние века и в новое время в
Западной
Европе и России, так и в Белоруссии. Это дает архивисту
кругозор и возможность критическим путем подойти к правилам
рационального архивоведения. Он должен быть знаком с дипломатикой
государственных и частных актов; с палеографией славянской, русской,
белор
усской и латинской; уметь читать белорусские, русские, польские
и латинские рукописи. Он должен быть знаком с наукой о печатях, или
сфрагистикой, с геральдикой и генеалогией, дающими понятие о гербах
и родах; знать меры, употреблявшиеся в Белоруссии в древ
ности, т.е.
быть знакомым с метрологией. Архивист должен знать и
библиотековедение, так как на него всегда могут быть возложены и
обязанности по заведыванию находящейся при актохранилище



1

Блок

Марк
.
Апология

истории

или

ремесло

историка
.
М
., 1973.
С
. 39.

Введение

8

специальной библиотекой. Однако для усвоения перечисленных
специальны
х дисциплин необходима подготовка, которая может быть
сведена к знанию всеобщей истории, истории Белоруссии с
историографией, исторической географией Белоруссии, памятников
права и истории учреждений, действующих в Белоруссии, истории
белорусского языка и
литературы, а также знанию латинского и
польского языков, без которого работать в белорусских архивах почти
невоз
можно”
2
.

Эти требования к работникам белорусских архивов, предъявляемые в
первой четверти XX в. известным белорусским историком
-
архивистом,
остаются актуальными и сейчас. Более того, с учетом жизненных

реалий их необходимо дополнить знаниями основ исторической
информатики, электронно
-
вычислительной техники, экономики
архивного дела, международного и гражданского права и др.

Настоящее учебное пособие построено в соответствии со структурой
архивоведения к
ак науки об архивах Беларуси. В первой его части
рассматриваются вопросы, связанные с зарождением архивов на
территории Беларуси в древности (сох
ранилось очень мало
свидетельств об этом), даются характеристики основных видов
белорусских архивов времен Вел
икого княжества Литовского (ВКЛ) и
Речи Посполитой (XIV

XVIII

вв.), раскрываются основные
направления деятельности центральных исторических (Виленского
3

и
Витебского), местных

ведомственных архивов, а также

архивно
-
археографических
, статистических, историко
-
церковных обществ и
учреждений, существовавших в Беларуси после присоединения ее
земель к Российской империи. Здесь же подробно анализируются
реорганизац
ии в области архивного дела, происшедшие после создания
Белорусской Советской Социалистической Республики, раскрываются
принципы и критерии, которыми руководствовались белорусские
архивисты при распределении архивных документов между
архивохранилищами респ
ублики.




2

НАРБ
,
ф
. 249,
оп
. 1,
д
. 63,
л
. 248;
Тэісы

Міжнароднай

навукова
-
тэарэтыч
най

канферэнцыі


Архівазнаўства
,
крыніцазнаўства
,
гістарыяг
р
афія

Беларусі
:
стан

і

перспектывы
”.
Ч
. 2.
Мн
., 1993.
С
. 117.

3

Включение

Виленского

архива
,
как

и

Виленской

археографической

комиссии
,
в

объект

исследования

настоящ
его

учебного

пособия

обусловлено

той

огромной

ролью
,
которую

в

XIX


начале

XX
в
.
играл

Вильно

в

духовной

и

культурной

жизни

белорусского

народа
.
Авторы

пособия

принимали

во

внимание

и

то

обстоятельство
,
что

в

Виленском

архиве

древних

актов
,
как

и

в

некото
рых

других

ведомственных

архивах

и

рукописных

отделениях

библиотек

Вильно
,
хранились

многочисленные

документы
,
созданные

на

территории

собственно

белорусских

земель

(
после

1903
г
.
все

документы

Витебского

архива

древних

актов

были

перевезены

в

Вильно
).

Введение

9

Большое место в первой части пособия уделяется освещению вопроса о
потерях, понесенных белорусскими архивами в ходе многочисленных
войн, восстаний, революций, прокатившихся по земле Беларуси за ее
многовековую историю.

Задачей первой части учебного

пособия является показ в динамике
развития архивного дела в Беларуси, что, в свою очередь, поможет
студентам ориентироваться в составе и
содержании

современной сети
государственных архивов республики.

Вторая часть “Архивоведения Беларуси” излагает теорию,

методику и
практику архивной работы применительно к белорусским архивам. В
ней используются огромный опыт, накопленный архивистами Беларуси,
а также многочисленные законодательные, руководящие, нормативные
документы, регла
ментирующие деятельность Государ
ственной
архивной службы республики (основополагающим здесь является Закон
Республики Беларусь “О Национальном архивном фонде и архивах в
Республике Беларусь”, подписанный Президентом республики 6
октября 1994 г.
4
), методические рекомендации по различным
направлениям деятельности архивных учреждений и др. В связи с
радикальными изменениями, происшедшими в белорусском государстве
и обществе в конце 80


начале 90
-
х годов XX в., д
олжны быть
коренным образом пересмотрены основные принципы, на которые
опирается архивоведение в своих исследованиях, а также критерии,
которыми белорусские архивисты руководствовались в течение более
чем 70
-
летнего периода, при проведении отбора документо
в на
постоянное хранение, дальнейшее их использование и т.д. Необходимо
полностью исключить принцип классового, партийного подхода при
решении основополагающих вопросов теории архивоведения и
практики архивной работы. Как известно, согласно ему предпочтени
е
отдавалось документам, в которых отражалось классовое и партийное
влияние на события. Этот принцип являлся главенствующим и при
проведении экспертизы ценности документов, их описании, создании
различных видов научно
-
справочного аппарата, публикации докум
ентов
и т.д.

К единым для архивоведения принципам, которые дополняют
общенаучные методы исследования, следует отнести историзм,
неделимость архивного фонда, доступность и гласность архивной
информации.

Принцип историзма предполагает оценку документа с пози
ций того
времени, когда он был создан. Его применение будет объективно влиять



4

Ведамасці

Вярхоўнага

Савета

Рэспублікі

Б
еларусь
.


29 (507). 1994.
15

ка
стр
.

Введение

10

на проведение экспертизы ценности документов, их отбор на
государственное хранение, использование и т.д.

Принцип неделимости архивного фонда вытекает из принципа
историзма и тесн
о с ним переплетается. Неделимость фонда
обеспечивает целостность комплекса документов учреждений
независимо от материала, на котором они созданы, техники, способа
обработки и прочтения. Этот принцип является основным при
распределении документов по фондам

и в пределах фондов.

Принцип доступности и гласности архивной информации предполагает
наличие объективного, независимого от желания конкретного архивиста
или архива механизма допуска желающих к интересующей их
информации. Этот принцип лежит в основе ст.

2
8 “Порядок
пользования документами Национального архивного фонда Республики
Беларусь” закона Республики Беларусь об архивах. О критериях,
существующих в современном архивоведении, будет идти речь в
соответствующих главах второго раздела.

В пособии рассматр
иваются документы только на бумажной основе,
поскольку именно они составляют подавляющее большинство всего
Национального архивного фонда Беларуси. Кинофотофонодокументы и
особенно так называемые машиночитаемые документы как
специфические источники, для кот
орых характерны особые методика
учета, условия хранения, виды научно
-
справочного аппарата и т.д.,
остались вне поля зрения авторов пособия. В главе “Использование
документальных материалов” авторы не касались также вопросов
публикационной деятельности архи
вов, считая более логичным
рассмотреть их в специальном учебном пособии по археографии
Беларуси.

Настоящее учебное пособие подготовлено на кафедре
источниковедения и музееведения БГУ и призвано заменить изданные в
1960

1980
-
е годы в Москве учебники по архи
воведению, которые не
всегда отражали особенности развития архивного дела в Беларуси,
например в средние века.


Раздел

1

ИСТОРИЯ

И

ОРГАНИЗАЦИЯ

АРХИВНОГО

ДЕЛА

БЕЛАРУСИ

















Г
лава

1

ИСТОЧНИКИ

И

ЛИТЕРАТУРА

ПО

АРХИВОВЕДЕНИЮ

БЕЛАРУСИ

Исходя из определения понятия архивоведения как науки об архивах
или комплексной дисциплины, изучающей историю и организ
ацию,
теорию и методику работы архивов в области учета, описания,
использования, обеспечения сохранности документов, научную
организацию труда и экономику архивного дела
5
, все источники,
свидетель
ствующие о состоянии архивоведения в Беларуси, можно
разделить на две группы. В первую целесообразно включить те из них,
которые содержат сведения об истории архивов в Беларуси с
древнейших времен и до настоящего времени, во вторую


документы
нормативно
-
п
равового и методического характера, ранее служившие
(или ныне служащие) основой для практической деятельности архивов.

Такое деление, несмотря на его условность, позволяет составить более
или менее точное представление об историческом пути, пройденном
бело
русскими архивами, а также основных направлениях их работы.

Сохранилось очень немного свидетельств документального или
повествовательного характера о существовании архивов в
древнебелорусских княжествах; к тому же они дошли до нас в
источниках более поздне
го времени. Так, о древнейшем белорусском
архиве (Полоцкое княжество), находящемся в Бельчицком



5

Энцыклапедыя

гісторыі

Беларусі
.
Мн
., 1993.
Т
. 1.
С
. 169.

Источники

и

литература
...

13

Борисоглебском монастыре, известно из путевых записок археографа
П.И.

Кеппена, сделанных им в 1821 г.
6

Несравненно большее количество источников имеется об архивах
Великого княжества Литовского. Часть из них в свое время была
опубликована Виленской археографической комиссией, а также
Виленским и Витебским централь
ными архивами древних актов. Так, на
существование в средние века архивов в Бресте, Кобрине, Каменце,
Вильно, Могилеве указывают соответствующие документы 6, 9, 10, 39
томов “Актов Виленской археографической комиссии”; о полоцких,
могилевских, кричевских,
витебских архивах упоминается в 4

6, 7

19, 30, 32 томах “Историко
-
юридических материалов, извлеченных из
актовых книг губерний Витебской и Могилевской” (издавались
Витебским центральным архивом древних актов).

Важнейшими источниками законодательного характ
ера,
свидетельствующими о наличии архивов в Великом княжестве
Литовском и регламентирующими порядок их создания и основные
направления деятельности, являются Статуты Великого княжества
Литовского 1566 и 1588 гг. (11
-
й артикул 4
-
го раздела Статута 1566 г. и

13
-
й артикул 4
-
го раздела Статута 1588 г.)
7
.

Незаменимым источником для исследователей, изучающих историю
архивного дела в Великом княжестве Литовском и Речи Посполитой,
является восьмитомная публикация документов древнего права Польши
и Велик
ого княжества Литовского


Volumina legum, второе издание
которой было предпринято в 1859

1860 гг.
8

Хронологически
восьмитомник охватывает период с 1347 г. по конец XVIII в. и включает
статуты, конституци
и, привилеи и другие документы Речи Посполитой
и Великого княжества Литовского. Здесь, в частности, находятся Статут
Иоанна Альберта 1496 г., определяющий помимо прочего порядок
хранения земских книг, судебных актов; Конституция Великого
княжества Литовско
го 1607 г., содержащая статьи о ревизии книг
Метрики Великого княжества Литовского, строительстве
архивохранилища в Полоцке; привилей 1551 г., выданный польским
королем Сигизмундом
-
Августом князю Радзивиллу на право создания
архива в Несвиже (оказавшийся,
как установили современные
исследователи, фальсификатом) и

др.
9




6

Алексеев

Л
.
В
.
Полоцкая

земля

(
очерки

истории

Северной

Б
елоруссии

в

I
X

XII

вв
.).
М
., 1966.
С
. 229.

7

Статут

Великого

княжества

Литовского

1566
г
.
и

поправы

статутовые

1578
г
.
//
Временник

импер
.
Московского

общества

истории

и

древностей

российских
.
Кн
.
23.
М
., 1855.
С
. 70;
Статут

Вялікага

княства

Літоўскага

1
588

г
.:
Т
эксты
.
Даведкі
.
Каментарыі
.
Мн
., 1989.
С
. 378.

8

Volumina legum.
Т
. 1

8. S
-
Petersburg
,

1859

1860.

9

Volumina legum.
Т
. 1. S. 448, 450;
Т
. 7. S. 399

400.

Источники

и

литература
...

14

Для изучения истории архивного дела в Беларуси периода ее вхождения
в состав Российской империи (конец XVIII


начало XX в.)
представляю
тся важными источники, включенные в двухтомный
“Сборник материалов, относящихся до архивной части в России” (Т. 1.
Пг., 1916; Т. 2. Пг., 1917). Они в основном извлечены из “Полного
собрания законов Российской империи” и отражают историю
центральных российс
ких (Т. 1) и провинциальных (Т. 2) архивов.
Наряду с немногочисленными общероссийскими законами в области
архивного дела во втором томе сборника публикуются документы об
истории создания Виленского и Витебского центральных архивов
древних актовых книг, их
реорганизации, основных направлениях
деятельности и т.д. Большое место в сборнике занимают вопросы,
связанные с учреждением в конце XIX в. губернских ученых архивных
комиссий (в том числе и Витебской), а также с деятельностью местных
историко
-
археологическ
их обществ, таких, как Гродненский и Минский
церковные историко
-
археологические комитеты с древлехранилищем и
музеем, Могилевский епархиальный церковно
-
археологический
комитет с музеем, Полоцкое церковно
-
археологическое
древлехранилище и др.
10

Изучение этих и других включенных в двухтомник источников дает
возможность составить представление об основных чертах архивного
дела в России в целом и в белорус
ских губерниях в частности.
Характерными для них являлись отсутствие централизации хранения
архивных документов (единственный исторический архив Беларуси


Витебский, который просуществовал 40 лет, был ликвидирован) и
полнейшая децентрализация управления а
рхивами в центре и на местах.
Нередко это вызывало хищения и уничтожение архивных документов
как вследствие сознательной деятельности чиновников, так и из
-
за
некомпетентности лиц, которым поручались отбор и передача на
постоянное хранение документов местны
х органов и учреждений,
утративших свое практическое назначение. О многочисленных фактах
гибели ценных в историческом отношении документов, хранившихся в
архивах учреждений и организаций Беларуси, свидетельствуют
материалы Первого съезда представителей губ
ернских ученых
архивных комиссий
11
, а также труды 15 археологических съездов,
состоявшихся в конце XIX



на
чале XX в. в Москве, Киеве, Вильно,



10

Сборник

мат
ериалов
,
относящихся

до

архивной

части

в

России
.
Пг
., 1917.
Т
. 2.
С
. 332, 339, 340, 348
и

др
.

11

Труды

первого

съезда

представителей

губернских

ученых

архивных

комиссий

и

соответствующих

им

установлений
. 6

8
мая

1914
г
.
Спб
., 1914.
С
.
32

35, 63

64.

Источники

и

литература
...

15

Риге и в других городах,

в
которых принимали участие историки и
архивисты из Беларуси.
12

Полувековая история архивного дела в Беларуси начиная с октября 1917
г. нашла отражение на страницах сборника законодательных и
руководящих документов “Архивное дело в БССР” (1918

1968),
подготовленного сотрудниками Главного архивного управления
при
СМ БССР и изданного в 1972 г. В нем опубликованы постановления и
распоряжения Президиума ЦИК и Верховного Совета Беларуси, Совета
Народных Комиссаров БССР и Совета Министров республики и других
по вопросам архивного дела, приказы руководителей Архивног
о
управления, дополняющие постановления и распоряжения высших
органов власти и управления Беларуси. Включенные в сборник
источники показывают, каким путем шла реорганизация архивного дела
в республике, дают представление о принципах и критериях, которыми
р
уководствовались архивисты, распределяя документы между
белорусскими архивохранилищами. Они, наконец, свидетельствуют о
сложившейся в 60
-
е годы сети архивных органов и учреждений, за
небольшим исключением остающейся неизменной и в последнее время.

Основой
для создания и функционирования государственных архивов
Беларуси были и остаются принимаемые высшими законодательными
органами республики законы об охране памятников истории и
культуры, охране исторического наследия белорусского народа, об
архивах и др. Ва
жнейшие из них



Закон “Аб ахове гісторыка
-
культурнай спадчыны” (при
нят Верховным Советом Республики
Беларусь 13 ноября 1992

г.) и Закон “
Аб Нацыянальным архіўным
фондзе і архівах у Рэспубліцы Беларусь” (подписан 6 октября 1994 г.)


вклю
чены в специальн
ый сборник “Архіўная справа на Беларусі ў
дакументах і матэрыялах”

(1921

1995 гг.), подготовленный
Белорусским научно
-
исследовательским институтом документоведения
и архивного дела и изданный в 1996 г.

Помимо этих документов в сборнике, который является пр
одолжением
вышеуказанного аналогичного издания, публикуются также документы
о состоянии архивного дела в республике в 70

90
-
е годы и материалы
об истории архивов компартии и комсомола Беларуси в 20

90
-
е годы.

Таким образом, перечисленные некоторые виды ист
очников,
относящихся к истории и организации архивного дела, свидетельствуют
о довольно широкой источниковой базе по данному разделу
архивоведения, чего нельзя сказать применительно ко второму разделу,
касающемуся вопросов теории, методики и практики работ
ы



12

Бржостовская

Н
.
В
.
Вопросы

архивного

дела

на

археологических

съездах

в

России

//
Археографический

ежегодник

за

1971
год
.
М
., 1972.

Источники

и

литература
...

16

белорусских архивов. До октября 1917 г. они, как правило,
рассматривались в совокупности с проблемами истории и организации
архивного дела. В послеоктябрьский же период вследствие
централизации архивного дела, создания единого Государственного
архивного
фонда СССР, составной частью которого стали и документы
белорусских архивов, вся нормативно
-
методическая база
разрабатывалась в Москве. В Беларуси в лучшем случае лишь
дублировались и принимались к исполнению те или иные нормативные
акты, регламентирующие
различные направления деятельности
архивов
13
. Об этом свидетельствует приведенный ниже перечень актов,
разработанных в разное время Главархивом СССР и до настоящего
времени регламентирующих деятельность государственной

архивной
службы Республики Беларусь. (Приказ о признании их действующими
для архивной службы Беларуси был подписан руководством
Белкомархива 25 мая 1993 г.).

1.
Общие

вопросы

Основные правила работы государственных архивов СССР. М., 1984.

Основные правила

работы с научно
-
технической документацией в
государственных архивах СССР. М., 1985.

Основные правила работы государственных архивов с
кинофотофонодокументами. М., 1980.

Основные правила работы ведомственных архивов. М., 1986.

Основные правила работы с кин
одокументами и видеофонограммами в
ведомственных архивах. М., 1989.

Основные правила работы с научно
-
технической документацией в
организациях и на предприятиях. М., 1991.

2.
Обеспечение

сохранности

документов

Основные требования по обеспечению сохранности
документов ГАФ
СССР на бумажной основе. М., 1987.

Документы на бумажных носителях. Правила государственного
хранения. Технические требования. ОСТ 55.6
-
85.




13

Исключение

составляют

лишь


Правілы

работы

даследчыкаў

у

чытальных

залах

дзяржаўных

архіваў

Рэспублікі

Беларусь
”. (
Мн
., 1993),
введенные

в

действие

с

1
августа

1993
г
.
и

заменившие

ранее

действовавшие


Правила

работы

исследователей

в

читальных

залах

государственных

архивов

СССР
” (
М
.,
1990).

Источники

и

литература
...

17

Методические указания по внедрению ОСТ 55.6
-
85. Документы на
бумажных носителях. Правила государствен
ного хранения.
Технические требования. М., 1985.

3.
Научно
-
справочный

аппарат

Схема единой классификации документной информации в
систематических каталогах государственных архивов СССР (советский
период). М., 1978.

Схема единой классификации документной ин
формации в
систематических каталогах государственных архивов СССР (XV
III


начало XX в.). М., 1983.

4.
Комплектование
,
экспертиза

ценности

документов

и

работа

с

ведомствами

Перечень типовых документов, образующихся в деятельности
госкомитетов, министерств,

ведомств и других учреждений,
организаций и предприятий, с указанием сроков хранения. М., 1989.

5.
Использование

и

публикация

документов

Правила издания исторических документов в СССР. 2
-
е изд. М., 1990; и
др.

* *

*

Наряду с источниками существует обшир
ная литература по
архивоведению Беларуси. Она включает специальные монографические
исследования по различным аспектам архивоведения; справочники типа
путеводителей, описей и другие по центральным и местным
государственным архивам Беларуси, предисловия к сб
орникам
документов, подготовленным сотрудниками архивов или по документам
архивов; материалы научных конференций по проблемам
архивоведения, источниковедения, археографии; многочисленные
статьи исследова
тельского, обзорного, справочного характера,
опублик
ованные как в специальной историко
-
архивной периодике
(журналы “Архивное дело” “Исторический архив”, “Вопросы
архивоведения”, “Советские архивы”, “Отечественные архивы”,
“Научно
-
информационный бюллетень Архивного управления при СМ
БССР” и др.), так и в общ
ественно
-
политических, исторических и
историко
-
литературных журналах.

Источники

и

литература
...

18

В данный обзор литературы включены наряду с исследованиями
белорусских авторов и наиболее важные работы зарубежных историков
и архивистов, затрагивающие проблемы архивоведения Беларуси.
Это
не только поможет определить географию исследований, но и даст
возможность сравнить отечественный уровень разработки
архивоведческих вопросов с зарубежным.

Из
-
за отсутствия работ обобщающего характера исследования по
истории и организации архивного дел
а в Беларуси можно подразделить
на конкретные, посвященные истории отдельно взятого архива, и
общие, посвященные архивам оп
ределенной местности (города, уезда,
губернии, района, области). После 1917 г. и особенно в 70

80
-
е годы
XX
в. появляются

статьи (ка
к правило, в связи с различными
архивными

юбилеями), содержащие сведения об основных
количественных показателях работы архивов, изменениях в их
структуре и

т.д.

Пожалуй, ни один архив, существовавший в средние века и хранивший
документы белорусских земель,

не вызывал такого пристального
внимания со стороны отечественных и зарубежных историков, как
Метрика Великого княжества Литовского. Это обусловлено не только
важностью документов, входивших в него, но и заинтересованностью в
их использовании историков Бел
аруси, Литвы, Украины, России,
Польши и других стран.

Едва ли не первая попытка научного описания документов Метрики
была предпринята метрикантом, т.е. заведующим архивом,
Л.М.

Зельверовичем в 1883 г. Ее результаты были изданы в этом же
году в Петербурге п
од названием “Литовская метрика:
Государственный отдел Великого княжества Литовского при
Правительствующем Сенате: грамоты и регесты из
собрания “древних
актов”, писанных на пергамене на литовско
-
русском, латинском,
нижнегерманском, старочешском и польском

языках”.

Вслед за Л.М.

Зельверовичем в 1887 г. метрикант С.Л.

Пташицкий издал
“Описание книг и актов Литовской метрики”, в котором помимо
собственно перечня книг изложил историю центрального архива
Великого княжества Литовского. Это описание С.Л.

Пташицко
го (не
совсем удачное с точки зрения “узаконенной” составителем
терминологии для обозначения книг, что отмечается современными
исследованиями
14
) впоследствии составило основу 21
-
й книги
издаваемых Московским архивом Министерства юстиции (там
хранилась Метрика) “Описаний документов и бумаг, хранящихся в



14

Хорошкевич

А
.
Л
.
План

и

основные

принципы

издания

и

описания

Литовской

метрики

//
Методические

рекомендации

по

изданию

и

описанию

материалов

Литовской

метрики
.
М
.;
Вильнюс
, 1985.
С
. 6.

Источники

и

литература
...

19

Московском архиве Мин
истерства юстиции” (книга вышла в свет в 1915
г.).

Истории Метрики касались в конце XIX


первой половине XX

в.
такие известные белорусские историки, как М.В.

Довнар
-
Запольский,
В.И.

Пичета, Д.И.

Довгялло, польский исследователь И.

Якубовский,
российский
ученый Н.Г.

Бережков и др.
15

Возобновление активного изучения истории Метрики относится к
1970

1980 годам. Это было обусловлено решением советско
-
польского
коллектива ученых
-
историков начать регулярную публикацию из этого
архива. Предполагалось каждой стороной издавать по одному т
у
му
документов в пять лет. И хотя российские и белорусские ученые, в
отличие от своих польских и литовских коллег
16
, до сих пор не издали
ни одного тома, появился ряд работ, раскрывающих и углубляющих
историю складывания Метрики, анализирующих состав входящих в нее
доку
ментов и т.д.

Среди них


подготовленные известными российскими историками
С.М.

Каштановым и А.Л.

Хорошкевич методические рекомендации по
изданию и описанию материалов Литовской метрики
17
, тезисы докладов
межреспубликанской научной конференции, состоявшейся в апреле
1988 г. в Вильнюсе
18
, сборник научных трудов в двух частях,
подготовленный учены
ми

России, Украины, Беларуси и Литвы в
1983

г., но увидевший свет лишь через 7 лет
19
, и др. Особый интерес



15

Довнар
-
Запольский

М
.
В
.
Рец
.
на

кн
.: “
Акты

Литовской

метрики
”.
Т
. 1.
Вып
.
1. //
Журнал

Министерства

народного

просвещения
. 1896.


11/12;
Пичета

В
.
И
.
Культура

Белоруссии

в

XVI
в
. //
Пичета

В
.
И
.
Белоруссия

и

Литва

XV

X
VI

вв
.
(
ис
следования

по

истории

социально
-
экономического
,
политического

и

культурного

развития
).
М
., 1961;
Даўгяла

Дз
.
I. ˳
штоўнасці

для

вывучэння

мінуўшчыны

Беларусі

//
Працы

Першага

з
’åçä
а

даследчыкаў

беларускай

археалогіі

і

археаграфіі
, 17

18
студзеня

1926
г
.
Мн
., 1926 (
эта

же

статья

Довгялло

Д
.
И
.
была

издана

отдельной

брошюрой

в

1933
г
.
в

Р
иге
);
Jakubowski I. Archiwum panstwowe W.X.

Litewskiego i jego losy // Archeion.
Т
. 9.
1931;
Бережков

Н
.
Г
.
Литовская

метрика

как

исторический

источник
:
О

первоначальном

составе

книг

Литовской

метрики
.
М
.;
Л
., 1946.

16

К

настоящему

времени

польские

ученые

издали

два

том
а

документов

Метрики
: Metryka Litewska: Ksiega Sigillat 1709

1719 / Oprac. A.

Rachuba. War
-
szawa, 1987; Metryka
Litewska:

Rejestry podymnego Wielkiego Ksiestwa Li
tewskiego:
Wojewodstwo wilenskie 1690 r. / Oprac. A.

Rachuba. Warszawa, 1989;

литовские

(1


.): Lietuvas metrika (1427

1506). Knyga N 5
(
подгото
вил

к

печати

Э
.

Банионис
).
Vilnius, 1993,
и

др
.

17

Методические

рекомендации

по

изданию

и

описанию

материалов

Литовско
й

метрики

/
ИИ

АН

СССР
,
Археографическая

комиссия

при

Отделении

истории

АН

СССР
,
ИИ

Литовской

АН

ССР
,
ЦГАДА
.
М
.;
Вильнюс
, 1985.

18

Литовская

метрика
:
Тезисы

докладов

межреспубликанской

научной

конференции
.
Апрель

1988
г
.
Вильнюс
, 1988.

19

Исследования

по

истории

Литовс
кой

метрики
:
Сб
.
научных

трудов
.
Ч
.

1

2.
М
., 1989.

Источники

и

литература
...

20

среди материалов последнего сборника представляет впервые опубли
-
кованный белорусским историком Г.Я.

Голенченко реестр (опись) книг
Метрики, составленный в 1623

г. при переда
че

архи
ва новому канцлеру
ВКЛ Альбрехту Радзивиллу
20
. Его содержание дает сравнительно
полное представление о соста
ве архива ВКЛ в первой четверти XVII в.
и позволяет реконструировать некоторые его черты в предшествующий
период.

В это

же время (1970

1990) появляются другие работы белорусских,
литовских, украинских, польских, американских исследователей,
специально посвященные истории Метрики Великого княжества
Литовского
21
.

Не

меньший интерес вызывали и продолжают вызывать Виленский и
Витебский

центральные архивы древних актов. Одним из первых, кто
обратился к истории Виленского архива, стал его заведующий
Н.И.

Горбачевский
22
. В пространной статье автор наряду с изложением
истории создания архива подробно остановился на анализе
законодательства Великого княжества Литовского и Речи Посполитой в
области архивного дела. Продолжением статьи може
т служить
подготовленный Н.И.

Горбачевским и изданный в 1872 г. “Каталог
древним актовым книгам губерний: Виленской, Гродненской, Минской
и Ковенской, также книгам некоторых судов Могилевской и
Смоленской губерний, хранящимся ныне в Центральном архиве в
Ви
льне”, который содержит помимо прочего характеристику основных
судов, существовавших в Великом княжестве Литовском.

В 1878 г. в “Сборнике Археологического института” (т. 1) опубликована
статья В.А.

Лялина “Виленский центральный архив”, не носившая
оригинал
ьного характера и в основном повторявшая статью
Н.И.

Горбачевского.




20

Там

же
.
Ч
. 2.
С
. 336

374.

21

Мянжынскі

В
.
С
.
Метрыка

Вялікага

княства

Літоўскага

як

крыніца

па

гісторыі

землеўладання

Беларусі

(
першая

палавіна

XVI
ст
.) //
Весці

АН

БССР
.
Сер
.
грам
.
навук
. 1987.


2;
Баніѐніс

Э
.
З

гісторыі

Літоўскай

метры
кі

//
Беларускі

гістарычны

часопіс
. 1994.


1;
Методические

рекомендации

по

использованию

Литовской

метрики

X
VI
в
.
в

курсе

источниковедения

отечественной

истории
:
Уч
.
пособие
.
Днепропетровск
, 1987; Sulkowska
-
Kurasiowa I. Metryka Lit
ewska


charakterystyka i
dzieje // Archeion. T. 65. 1977; Kennedy Grimsted P.

Uklad i zawartosci Metryki
Litewskiej // Archeion. T.
80. 1980

(
подробную

библиографию

работ
,
посвященных

изучению

истории

Метрики
,
а

также

анализу

материалов
,
входящих

в

нее
,
см
.
в

кн
.: Lietuvos metrika (1427

1506). Kn. N 5. S. 14

17
)
.

22

О

Центральном

архиве

древних

актовых

книг

губерний
:
Виленской
,
Гродненской
,
Минской

и

Ковенской

//
Вестник

Западной

Росс
ии
. 1869.
Кн
. 5.
Т
. 2.
Кн
. 6.
Т
. 2.

Источники

и

литература
...

21

Пятидесятилетний юбилей архива, отмечавшийся в 1902 г., вызвал ряд
публикаций, посвященных ему. Среди них статьи заведующего архивом
И.Я.

Спрогиса, преподавателя Виленской духовной семинар
ии
А.И.

Миловидова, а также брошюра помощника архивариуса
В.К.

Голуба
23
. Наиболее обстоятельной является работа В.К.

Голуба.
Самое значительное
исследование об архиве представляет книга
польского ученого, сотрудника, а затем, когда Вильно находился в
составе Польши, руководителя Виленского архива Р.

Меницкого
24
.

В
ней содержится наиболее

полный историографический обзор работ об
архиве, вышедших ко времени издания книги, а также излагаются
основные направления его деятельности.

О Р.

Меницком как историографе архивоведения и археографии
Беларуси следует сказать особо. Наряду с очерком, посв
ященным
истории Виленского архива, его перу принадлежат исследования о
Витебском центральном архиве древних актов, Виленской
археографической комиссии, архиве Муравьевского музея в Вильно и
др.
25

Р.

Меницкий был не только знатоком архивного дела, но и
высококвалифицированным археографом, подмечавшим и справедливо
критиковавшим многочи
сленные ошибки издателей “Актов Виленской
археографической комиссии”. В противоположность основному
направлению деятельности виленских архива и комиссии, главной
целью которых являлось доказать, что Литва и Беларусь всегда были
“исконно русским краем”, Р.

Меницкий придерживался прямо
противоположного взгляда. Он считал, что Беларусь и Литва
представляют собой одну из провинций Польши. Однако местами в
работе Р.

Меницкого о Виленской археографической комис
сии
встречаются откровенно шовинистические выпады пр
отив русских.

О деятельности Виленского архива в связи с изложением истории
создания Виленской археографической комиссии говорил и
Н.Н.

Улащик в одной из лучших книг по археографии,
источниковедению и архивоведению Беларуси


“Очерках по
археографии и исто
чниковедению истории Белоруссии феодального
периода” (1973).




23

Спрогис

И
.
Я
.
Виленский

центральный

архив

древних

актовых

книг

//
Памятная

книжка

Виленской

губ
.
на

1902
год
.
Вильна
, 1901;
Миловидов

А
.
И
.
Виленский

центральный

архив

(1852

1902) //
Жу
рнал

Министерства

народного

просвещения
. 1902.


4; 50
-
летие

Виленского

центрального

архива

древних

актовых

книг
.
Исторический

очерк
.
Сост
.
пом
.
архивариуса

В
.
К
.

Голуб
.
Вильна
,
1902.

24


Mienicki R. Archiwum akt dawnich w Wilnie. Warszawa, 1923.

25

Mienicki R. Archiwum akt dawnich w Witebsku. Warszawa, 1939;

Он

же
.
Wilenska komisia archeograficzna. Wilno, 1925;
Он

же
. Archiwum Murawjowski w
Wilnie. Warszawa, 1936
;


др
.

Источники

и

литература
...

22

Первым автором, писавшим о Витебском архиве, был В.А.

Лялин. В
1880 г. он опубликовал в Петербурге брошюру “Витебский архив
бывшего генерал
-
губернаторства” и статью “Витебский центральный
архив”
в третьем томе “Сборника Археологического института”. Автор
привел данные об архиве бывшего генерал
-
губернаторства, отметив, что
с его ликвидацией в 1855 г. около половины дел передано в губернское
правление, МВД, Синод и лишь 1002 дела поступили в Витебск
ий
центральный архив.

Кроме В.А.

Лялина об истории Витебского архива писал и
Д.И.

Довгялло, который заведовал архивом с 1897 г. В опубликованных
в 1898 г. под его редакцией “Историко
-
юридических материалах” (т. 27)
Д.И.

Довгялло в пространном предисловии и
зложил историю создания
архива и его состояние на время публикования тома. Об издательской
деятельности сотрудников Витебского архива кроме Р.

Меницкого,
Н.Н.

Улащика, В.А.

Лялина, Д.И.

Довгялло писали и другие
современные белорусские историки, архивисты
26
, однако их работы не
носили оригинального характера и в большинстве случаев обильно
з
аимствовали труды предшественников.

Наибольший вклад в историографию архивоведения Беларуси до
октября 1917 г. внесли А.П.

Сапунов, Д.И.

Довгялло, С.Л.

Пташицкий.
Связанные с деятельностью Виленского и Витебского центральных
архивов, Виленской археографиче
ской и Витебской архивной
комиссиями, Московским археологическим обществом и другими
учреждениями и организациями историко
-
архивного профиля, они
регулярно выступали со статьями и описаниями документов
белорусских архивов в местной периодической печати, в
изданиях
археологического общества или с отдельными брошюрами. Так,
А.П.

Сапунов подготовил и опубликовал в трудах Археографической
комиссии Московского археологического общества обзорную статью
“Архивы в городах Могилеве губ. и Минске”
27
, опись архива Полоцкой
духовной консистории (подготовлена с участием М.Л.

Веревкина)
28
,
Д.И.

Довгялло


сообщения об архиве Витебского губе
рнского
правления
29
, архиве Лепельской городской думы и сиротского суда
30
,
описание предметов древности, поступивших в Витебское епархиальное



26

Умецкая

Е
.
С
.
Издательская

деятельность

Витебского

центрального

архива

древних

актов

(1871

1906
гг
.) //
Гуманитарные

науки
.
Сб
.
статей

аспирантов

МГПИ
.
Мн
., 1975;
и

др
.

27

Древности
:
Труды

Археографической

комиссии

Московского

археологического

общества
.
Вып
. 2.
М
., 1902.
Т
. 2.

28

Там

же
.
М
., 1898.
Т
. 1.

29

Там

же
.
М
., 1898.
Кн
. 1.
Т
. 1.

30

Там

же
.
М
., 1902.
Т
. 2.
Вып
. 2.

Источники

и

литература
...

23

церковно
-
археологическое древлехранилище по ноя
брь 1897 г. (подго
-
товлено совместно с Н.Я.

Никифоровским)
31
, С.Л.

Пташиц
кий



краткие сведения о рукописях библиотеки гр.

Хрепто
вича в Щорсах
32
.
Об архивах Пинского Лещинского, Жировицкого монастырей, так
называемом “Архиве западнорусских
униатских митрополитов” писали
А.И.

Миловидов, Л.

Паевский
,

П.

Жукович, С.

Рункевич
33

и др.

Информация о состоянии белорусских архивов во второй половине XIX


начале XX в. содержится также в издавае
мых Минским, Витебским,
Гродненским, Могилевским губернскими статистическими комитетами
“Памятных книжках”, изданиях Минского, Гродненского,
Могилевского церковных историко
-
археологических комитетов,
Витебской ученой архивной комиссии, в издаваемой А.П.

Са
пуновым
“Витебской старине” и др. Однако обобщающих работ по истории
архивного дела в Беларуси в этот период не появилось.

Что касается описаний частновладельческих архивов Беларуси или
статей, им посвященных, то особый интерес к этому вопросу в конце
XIX


начале XX в. проявляли польские историки и архивисты
34
.

С созданием БССР основное внимание белорусских архивистов и
историков сосредоточилось на сборе информации о вывезенных из
Беларуси в разное время архивных собраниях. Предпринимаются
попытки и
х возвращения в республику. Об этом свидетельствуют труды
Первого съезда исследователей белорусской археологии и археографии,
книги А.А. Шлюбского “Доля кнігасховаў і архіваў зямель крыўскіх і
былога княств
а Літоўскага” (Коўна, 1925), М.И.

Касперовича
“Кра
язнаўства” (Нарысы) (Мн., 1929) и др. Информация
архивоведческого характера в 30

40
-
е годы регулярно помещалась в
журнале “Полымя”, а также в российской архивной периодике


“Архивном деле”, “Красном архиве”.

Значительным событием в историографии архивовед
ения России и
Беларуси стали подготовленные профессором Московского историко
-



31

Полоцкие

епархиальные

ведомости
.
Отдел
.
оттиск
. 1897.


23, 24; 1898.


1, 10

12, 15, 16; 1899.


22.

32

Древ
ности
:
Труды

Археографической

комиссии

Московского

археологического

общества
.
Т
. 1.
Вып
. 3.
М
., 1899.

33

Миловидов

А
.
И
.
Архив

упраздненного

Пинского

Лещинского

монастыря
.
М
.,
1900;
Паевский

Л
.
Жировицкий

и

Брест
-
Литовский

архивы

//

Труды

IX

Археологического

съезда


Вильне
. ., 1895. . 1;

Жукович

П
.
Сообщение

об

архиве

западнорус
ских

униатских

митрополитов
.
Пг
., 1915;
Описание

документов

архива

западнорусских

униатских

митрополитов
.
Спб
., 1897.
Т
. 1;
Спб
., 1907.
Т
. 2.

34

Archiwum domu Radziwillow. Krakow, 1885; Barwinski E. Archiwum ks.
Radz
iwillow w Nieswiezu: Rys jego historyi i sprawozdanie z poszukiwan // Archiwum
komisji Historycznej PAN. 1909. N 11; Archiwum d
omu Sapiehow wydane staraniem
rodziny. T. 1. Lwow, 1892
;



др
.

Источники

и

литература
...

24

архивного института И.Л.

Маяковским “Очерки по истории архивного
дела в СССР (опыт систематического руководства). Ч.
I
. История
архивного дела в СССР до Октябрьской социалистическ
ой революции”
(М., 1941; 2
-
е переработанное и дополненное издание книги вышло в
1960

г.). Особый интерес представляет то обстоятельство, что “историю
архивного дела автор трактовал не как процесс развития только
русского архивного дела, но и как историю ар
хивного дела других
народов Советского Союза, по крайней мере тех из них, о документах
которых дошли до нас хотя бы скудные све
дения”.

Кроме того, историю архивного дела в дореволюционной России
И.Л.

Маяковский попытался поставить в связь с историей архив
ного
дела на Западе, что давало возможность читателям (в том числе и
студентам Историко
-
архивного института, исторических факультетов
университетов) делать соответствующие выводы об общем и особенном
в развитии российского и западноевропейского архивоведен
ия. Шестая
глава “Очерков” полностью посвящена описанию постановки архивного
дела в Великом княжестве Литовском; отдельные параграфы книги
затрагивали также вопросы, связанные с историей создания и
деятельностью Виленского и Витебского центральных архивов
древних
актов, Виленской археографической комиссии, Витебской ученой
архивной комиссии и др.

Однако в главе “Частновладельческие архивы” автор не упомянул о
существовании таких известнейших, и не только в Беларуси,
фамильных собраний документов, как архивы

кн. Радзивиллов, Сапег,
Ходкевичей и др. Обошел своим внима
нием И.Л.

Маяковский
церковные и монастырские архивы Беларуси. Тем не менее “Очерки”
являются не только историографическим фактом. Это действительно
одно из первых (до

сих пор лучшее) обобщающих
исследований,
посвященных истории архивного дела в России с древнейших времен до
1917

г.

Аналогичной работой (хотя и не такого, как “Очерки”
И.Л.

Маяковского, уровня), помогающей разобраться в сложнейших
реорганизациях сети архивных учреждений СССР (в том
числе и
Беларуси) в 20

30
-
е годы, стала книга профессора МГИАИ
В.В.

Максакова “История и организация архивного дела в СССР
(1917

1945 гг.)” (М.,1969). Она, как и книга И.Л.

Маяковского, долгое
время оставалась основным учебным пособием для студентов
Истори
ко
-
архивного института и архивных отделений некоторых
университетов СССР.

Из вышедших в 1980

1990 гг. в Москве учебных пособий и
монографий, содержащих сведения о белорусских архивах, следует
отметить также работы профессора Историко
-
архивного института
Источники

и

литература
...

25

В.
Н.

Самошенко “Исторические архивы дореволюционной России” (М.,
1986), “История архивного дела в дореволюционной России” (М., 1989),
исследование преподавателя этого же института Т.И.

Хорхординой
“История Отечества и архивы. 1917

1980 гг.” (М., 1994) и др.

В первых двух работах значительное место отводится освещению
истории создания и деятельности Виленского и Витебского архивов
древних актов (при этом помимо опубликованных статей и документов
автор использует и ранее не известные источники, хранящиеся в
арх
ивах Москвы), в тре
тьей


упоминается о трагической судьбе
архивов Беларуси в годы Великой Отечественной войны.

Значительный вклад в историографию архивоведения Беларуси внес
А.И.

Азаров, с 1944 по 70
-
е годы возглавлявший архивную службу
республики. Его с
татьи по вопросам истории и организации архивного
дела в Беларуси публиковались начиная с 50
-
х годов в московской
архивной периодике, выходившем

в конце 50


начале 60
-
х годов
“Научно
-
информационном

бюллетене Архивного управления при СМ
БССР”, сборниках ст
атей и других изданиях
35
. В 1955 г. автор защитил
кандидатскую диссертацию “Архивное дело в Белорусской ССР”,
из
ложив в ней в самом сжатом виде историю архивного строительства в
Беларуси начиная с древнейших времен.

Истории архивного строительства в Беларуси в послеоктябрьский
период касались авторы предисловий к путеводителям по центральным
и местным архивам респуб
лики, изданным в 60

70
-
е годы
36
.

Комплексной работой, освещающей историю, а также теорию, методику
и практику архивного дела в Беларуси, является сборник статей



35

Азаров

А
.
И
.
Архивное

дело

в

Белоруссии

до

Великой

Октябрьской

социалистической

революции

//
Научно
-
информационный

бюллетень


при

СМ

БССР
. 1961.


10;
Он

же
.
Архивное

строительство

в

союзных

республиках
.
Белорусская

ССР

//

Истори
ческий

архив
. 1958.


3;
Он

же
.
Некоторые

итоги

деятельности

архивных

учреждений

БССР

//

Вопросы

архивоведения
. 1965.


2;
Он

же
.
Архивное

строительство

и

государственные

архивы

в

БССР

(1918

1968)
//

Государственные

архивы

и

архивное

дело

в

союзных

республ
иках
.
М
., 1971;
Он

же
. 50
лет

советского

архивного

строительства

и

задачи

архивных

учреждений

БССР

//

Вопросы

архивоведения

и

источниковедения

в

БССР
.
Мн
., 1971;
и

др
.

36

Центральный

государственный

архив

Октябрьской

революции

и

социалистического

строительства

БССР
.
Мн
., 1967;
Центральный

государственный

исторический

архив

Белорусской

ССР

в

гор
.
Гродно
:
Путеводитель
.
Мн
., 1965;
Центральный

г
осударственный

исторический

архив

БССР

в

Минске
:
Путеводитель
.
Мн
., 1974;
Государственный

архив

Минской

области

и

его

филиал

в

г
.

Молодечно
:
Путеводитель

(1917

1941
гг
.).
Мн
., 1967;
Государственный

архив

Витебской

области

и

его

филиал

в

Полоцке
:
Путеводите
ль

(1917

1941
гг
.).
Мн
., 1972;
Государственные

архивы

Брестской
,
Гродненской

областей
,
филиал

Государственного

архива

Минской

области

в

Молодечно
:
Справочник

(
по

докум
.
материалам

1919

1939
гг
.).
Мн
., 1969;
Государственные

архивы

Гомельской

и

Могилевской

областей
:
Справочник

(1917

1941
гг
.).
Мн
., 1970.

Источники

и

литература
...

26

“Вопросы архивоведения и источниковедения в БССР” (Мн., 1971),
изданный по ит
огам юбилейной конференции белорусских архивистов и
историков, проходившей в июне 1968 г. в Минске и посвященной 50
-
летию издания Декрета “О реорганизации и централизации архивного
дела в РСФСР”. Вышедший в 1980 г. сборник статей “Вопросы
археографии в БСС
Р” знакомит с состоянием публикационной работы в
госархивах республики.

Выступления в 60

80
-
е годы на страницах журналов “Вопросы
архивоведения”, “Советские архивы” белорусских архивистов
свидетельствуют об их возросшем научном уровне, например имеющие
нау
чный характер статьи Е.Ф.

Шорохова, Р.Г.

Мироновой,
Н.И.

Каминского, М.Ф.

Шумейко и др.
37

В конце 80


начале 90
-
х годов в республике появился ряд работ,
свидетельствующих о внимании, проявляемом прежде всего
историками
-
архивис
тами к проблемам выявления, собирания и
изучения документов белорусского возрождения
38
. Материалы о
белорусских архивах нередко печатаются в журналах “Спадчына”,
“Беларускі гі
старычны часопіс”

“Бела
руская мінуўшчына”. Статьи
Г.Я.

Голенченко, Д.В.

Карева, В.И.

Лео
новца, С.И.

Павлович,
В.Д.

Селеменева, И.И.

Шевчука, М.Ф.

Шумейко и других по отдельным
вопросам архивного дела и археографии в Беларуси опубликованы в
“Энцык
лапедыі

гісторыі Беларусі”
, энциклопедии “
Літаратура і
мастацтва Беларусі”

и других изданиях. Однако обобщающего издания
по проблемам архивоведения в республике до сих пор не появилось.

Состоявшаяся в декабре 1993 г. по инициативе Научно
-
исследовательского центра

документоведения и архивного дела научная
конференция “Архівазнаўства, крыніцазнаўства, гіста
рыяграфія
Беларусі: стан і перспектывы” хоть и привлекла довольно широкий круг
участников из России, Украины, Польши, но не оказала заметного
воздействия на разв
итие архивоведческо
-
археографической мысли.
Обсужденные на ней доклады и сообщения по истории, методике и



37

Шорохов

Е
.
Ф
.
О

некоторых

вопросах

теории

советской

археографии

//
Советские

архивы
. 1976.


4;
Он

же
.
Об

актуальных

вопросах

развития

археографии

в

БССР

//
Советские

архивы
. 1973.


5;
Миронова

Р
.
Г
.
О

создании

каталогов

к

научно
-
технической

документации

государственных

архивов

//
Советские

архивы
. 1974.


2;
Каминский

Н
.
И
.,
Шорохов

Е
.
Ф
.
В
.
И
.

Пичета

и

архивное

дело

в

Белоруссии

//
Советские

архивы
. 1968.


2;
Шумейко

М
.
Ф
.
Деятельность

Комиссии

по

истории

Отечественной

войны

при

ЦК

КП
(
б
)
Б
. 1942

1946
гг
. //
Советские

архивы
. 1985.


2.

38


Лабынцаў

Ю
.
Архіў

беларускага

адраджэння
.
Дакум
.
помнікі

беларускай

царкоўнай

і

грамадзянскай

гісторыі

ў

зборах

Музея

імя

I
вана

Луцкевіча

ў

Вільні
.
Мн
., 1993;
Калубовіч

А
.
Крокі

гісторыі
.
Даследаванні
,
артыкулы
,
успаміны
.
Беласток

Вільня

Менск
, 1993;
Сурмач

Ганна
.
Беларускі

загранічны

архіў

//
Беларуская

мінуўшчына
. 1993.


1;
и

др
.

Источники

и

литература
...

27

практике архивного дела носили все же информационный характер и не
затрагивали теоретических проблем архивоведения
39
.




39

Тэзісы

Міжнароднай

навукова
-
тэарэ
тычнай

канферэнцыі


Архівазнаўст
ва
,
крыніцазнаўства
,
гістарыяграфія

Беларусі
:
стан

і

перспектывы
”. 1

2
снеж
ня

1993
г
.
Ч
. 1

2.
Мн
., 1993.


Г
лава

2

ФОР
МИРОВАНИЕ

ХРАНИЛИЩ

ДОКУМЕНТАЛЬНЫХ

МАТЕРИАЛОВ

В

ПЕРИОД

ОБРАЗОВАНИЯ

ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

(IX

XIII

.)

Состав документов, типичных для его фондообразователей
(учреждений, объединений, отдельных лиц и др.), а также характер
ретроспективной документальной информа
ции определяются каждым
историческим этапом в развитии той или иной нации. Наибольшая ее
составная часть создается в области экономики, процессе производства
материальных благ и управления ими. Таким образом, важнейшие
стороны организации архивного дела об
условлены производственными
отношениями людей.

Историческими источниками, которые воссоздают процесс складывания
хранилищ письменных документов IX

XII вв., служат древние
летописи. Они опубликованы отдельными изданиями, в многотомном
“Полном собрании русск
их летописей”. Однако данные документы
лишь косвенно могут свидетельствовать об уровне складывающейся
организации архи
вохранилищ. Археологические находки подтверждают
высокий уровень письменности на белорусских территориях. Об этом
свидетельствуют найденн
ые берестяные грамоты, набор инструментов
для письма, металлические застежки для книг и др.

Формирование

хранилищ

документальных

материалов
...

29

Можно отметить, что Полоцк является первым местом концентрации
письменных источников. Уже в IX в. он объединил вокруг себя
большую территорию и стал одним из важней
ших и могущественных
центров Восточной Европы. Появление письменности в Полоцке
означало переход к более высокому уровню культуры. Письмо
закрепило и передавало во времени и в пространстве знания, идеи,
сохраняло и распространяло достижения культуры.

В про
цессе складывания государственности сформировались основные
черты ее управленческой деятельности. Так, в ходе управления землями
откладывается большое количество документов. Князь принимал
участие в судебных делах, вершил суд. Право владения землями своим
подданым князь оформлял при помощи жалованных грамот. Такие же
грамоты давались на право суда над крестьянами, на право сбора налога
и др. Князь хранил списки бояр, которые по его приказу должны были
являться на лошадях с доспехами для войны или охранной с
лужбы.
Отношения князя и дружины определялись договором, что требовало
постоянного контроля за его выполнением. Им же устанавливался
порядок отношений и между жителями.

Большой состав документов был выработан в ходе международной
деятельности князя. Наприм
ер, в X

XIII вв. действовали торговые
соглашения между Полоцком, Минском, Витебском, Смоленском и
немецкими городами Данцигом, Бременом, Любечем, Мюнстером,
Ригой, островом Готландом. Наиболее значительными по своему
юридическому оформлению были Смоленские

договоры под названием
“Смоленская торговая правда”. Так, один из первых мирных договоров
между полоцким князем Владимиром (Вальдемаром) и рижским
епископом Альбертом был подписан в 1210 г., через два года


аналогичное соглашение с Ригой. Достаточно креп
кие связи были
установлены с соседними Польским Королевством, Скандинавским и
Новгородским княжествами, а также через установление брачных
связей с монархами Венгрии, Норвегии, Дании, Чехии, Франции и др.

Значительные по своему составу документы откладывал
ись в результате
деятельности представителя князя


тиуна (позднее


дворский). В его
обязанности входило осуществлять от имени князя суд, в случаях когда
это не подлежало рассмотрению общинного суда, а также вести учет
хозяйственного имущества, принимать
и передавать князю собранный
налог от общин. Как правило, в ведении тиуна находились списки
дворов, их состав, судебные материалы и др. Здесь же на хранении
находились и наиболее важные документы знати.

Ценный документальный материал был собран посадниками



представителями на местах. Они выполняли в данном городе или
местности судебные или административные функции. В их подчинении
находились слуги. Они вели учет горожан


купцов и вольных
Формирование

хранилищ

документальных

материалов
...

30

ремесленников, которые платили торговую и таможенную пошлину, а
такж
е выполняли воинскую повинность как при обороне городов, так и
при завоевательных походах.

Документы откладывались также в результате деятельности бояр и
дружинников. Переход земельной собственности от одних феодалов к
другим закреплялся письменными докуме
нтами в результате сделок
между ними (духовных заветов, купли
-
продажи, денежных займов под
залог земли, обмена землями и т.д.). Торговля осуществлялась при
помощи купчих, а передача земли монастырям


укладных грамот.
Зависимость крестьян или трудового нас
еления города от феодала
закреплялась в кабальных грамотах.

Религиозными и культурно
-
просветительными центрами были
монастыри. В них или при них действовали подразделения наподобие
школ, где писались и переписывались книги, исторические документы и
др. В ж
изнь горожан внедрялось на смену языческим верованиям
христианство, что способствовало значительному расширению
письменных документальных материалов не только религиозного
характера. В результате феодальных отношений духовенства и
представителей княжеской
власти широко использовались грамоты,
другие деловые документы, а также рукописи книжной словесности.

На первых этапах христианизации в монастыри и церкви наряду с
рукописями ортодоксальной литературы попадали, а временами и в
большом количестве, так назыв
аемые апокрифические, т.е. не
канонизированные церковью произведения, а также записи народных
песен, сказаний нецерковного характера. Несомненно, что уничтожение
такой литературы со стороны духовенства было одной из причин, по
которой они практически не до
шли до нашего времени.

Значительно способствовало расширению письменных источников
создание в 992 г. Полоцкой епархии. Широкое распространение нашли
рукописные книги религиозного содержания. Так, в XI в. появляется
Туровское евангелие, написанное на пергам
ене уставом. Текст был
размещен в порядке церковных чтений по неделям на весь год. Всего
сохранилось 10 листов. В данный период и позднее появляются
Архангельское, Мстиславльское, Полоцкое, Оршанское и другие
евангелия. О сосредоточении большого количества

книг и летописных
материалов в монастырях подтверждают данные о пребывании там на
протяжении XII в. высоких духовных особ, например Кирилла
Туровского в качестве его настоятеля в Турове. Это дало ему
возможность много читать, писать молитвы, поучения, кан
оны,
произведения о монашестве. После того как он оставил епископскую
кафедру, свою литературную деятельность продолжил в
Борисоглебском монастыре. Всего сохранилось 8 сказаний,
Формирование

хранилищ

документальных

материалов
...

31

посвященных неделям и праздникам великого цикла, 21 молитва, 2
канона на смерт
ь княгини Ольги и многочисленные притчи,
являющиеся совершенством человеческой мысли. Кроме того,
исследователи приписывают Туровскому еще 11 сказаний и 9 молитв
40
.
О знакомстве с античной культурой, произведени
ями Гомера,
Аристотеля, Платона, богословской


греческой и римской


литературой дает представление и уроженец Смоленска Климент
Смолятич, выдающийся писатель, философ и церковный деятель.

Однако наибольшее представление об организации работы по созданию
и сохранению документальных источников отражает деятельность
Ефросиньи Полоцкой, которая первой из женщин на Руси была
канонизирована в святые. Есть основание считать, что она писала
летописи и оригинальные произведения. Так, после разрешения
поселиться в
Софийском соборе в Полоцке, как сообщает “
Жыціѐ
Ефрасінні Полацкай”, она “
нача книгы писати своими руками”
41
. В
монастыре Ефросинья открыла мастерские по переписке книг


скриптории. Один мастер дела
л цветные инициалы, другие


миниатюры, третьи


переплеты. Когда возникала необходимость
переписывать книгу быстрее, ее делили на несколько частей. Из
скрипториев книги распространялись по всей Полоцкой земле и за ее
пределы.

В монастырях городов создавал
ись и хранились летописи


историко
-
литературные произведения с описанием событий по годам. Так, в XII

XIII вв. была составлена Полоцкая летопись, которая не сохранилась.
Много летописных сводов, существовавших на белорусских
территориях, вошли в состав “П
овести временных лет”, “Слова о полку
Игоревом”, Ипатьевской, Лаврентьевской и других летописей.

Процесс письма был необычайно трудным и сложным. Писали обычно
на пергамене уставом


крупным и прямым, без наклона, почерком, в
котором каждая буква отделялас
ь от соседней (слитное письмо появится
только в XV в.). Чтобы текст быстрее высыхал, его посыпали песком.
Переписчику недостаточно было хорошо знать грамоту


следовало
иметь художественные способности, так как начальные буквы и
заголовки разделов необходи
мо было раскрашивать животным или
растительным орнаментом. Это была нелегкая физическая работа и ей
занимались только мужчины. Переписчик писал не на столе, а на
ладони левой руки, которую подпирал локтем о колено. И так долгие
часы, напрягая зрение, не по
зволяя руке вздрогнуть. Труд переписчиков
ценился настолько высоко, что церковь обещала им отпущение многих
грехов. Деловые документы хранились в виде скрутков, где листы



40

Беларуская

мінуўшчына
. 1993.


3

4.
С
. 17.

41

Арлоў

У
.
Таямніцы

полацкай

гісторыі
.
Мн
., 1994.
С
. 77.

Формирование

хранилищ

документальных

материалов
...

32

пергамена были соединены между собой, а потом свертывались в
небольшие рулоны или в к
одексы


блоки соединенных между собой
листов бумаги или пергамена.

Основными местами хранения документальных источни
ков кроме
Полоцка являлись с X в. Витебск, Туров, Гродно, с XI в.


Брест,
Новогрудок, Браслав, Минск, Друцк, Копысь, Логойск, Лукомль, Пи
нск,
с XII в.


Слуцк, Клецк, Заславль и др. Одним из первых и наиболее
крупным местом хранения документов был широко известный из
монументальных православных храмов Софийский собор в Полоцке.
Сначала он был деревянным, а затем с середины XI в., согласно

звычаям грэцкім”, построен новый каменный храм святой Софии. В
XII

в. количество храмов значительно увеличивается. Например, только
в Полоцке насчитывалось 9 церквей. В храме принимались зарубежные
послы, под звуки колоколов объявлялись гражданские акты. З
десь
располагались библиотека, казна. Наиболее значимыми являлись
собрания документов: грамоты князей на пожалование церквам и
монастырям угодий и привилегий, некоторые записи феодалов по
имущественным вопросам и другие документы, в том числе книги с
текст
овыми пометками на полях страниц как хозяйственного, так и
бытового характера.

Другим важным культурным центром был Туров. Он поддерживал
тесные связи с многими городами Древней Руси, иностранными
державами. В Турове постоянно бывали купцы из Прибалтики, В
олыни,
Ближнего Востока, Средней Азии. Славился он и как культурно
-
религиозный центр.

Первоначально документальные материалы хранились в монастырских
подсобках, которые служили кладовыми для церковной утвари и
назывались ризницами. Служащий куль
та



ризни
чий, заведовавший
ею, сначала был общим хранителем ценностей, а по мере увеличения
собраний книг и документов, когда они составляли большую часть, стал
хранителем так называемых “книгохранилищ”. С ростом монастырских
земельных владений и количества холопов
, сидевших на монастырских
землях, значительно увеличивается количество документов и книг, что
вызвало необходимость их хранить обособленно от остальных
ценностей. Так, до нашего времени дошли сведения о нахождении
архива Полоцкого княжества в Бельчицком Б
орисоглебском монастыре.
В этом архиве хранились древние грамоты, среди которых одна “какого
-
то Ярослава Изяславовича
,
т.
å.
внука

Ярослава Мудрого и дяди жены
Глеба Минского”. Сохранилась и печать полоцкого князя Изяслава.

Основными местами хранения докуме
нтов княжеской власти являлись,
как правило, резиденции. Откладывавшиеся в процессе деятельности
двора документы хранились первоначально вместе с материальными
Формирование

хранилищ

документальных

материалов
...

33

ценностями в казне. Позднее, когда материальные ценности были
обособлены, термин “казна” более с
оответствовал понятию “хранилище
документов”. Среди слуг тиуна были печатник (хранитель княжеской
печати), писец, а также метник, который исполнял обязанности
секретаря на суде. Таким образом, тиун и ключник, вероятнее всего, и
были хранителями документов.

Следует подчеркнуть, что если волость
прилегала к территории города, то документальные материалы
хранились в резиденции князя. Здесь же хранились и наиболее важные
акты, грамоты, другие документы знати, которая при необходимости,
имея загородные резиденци
и


дворы, окруженные рвами, стенами и
вежами из бревен, что напоминало княжеские замки, перемещала их
туда для обеспечения безопасности и тайны владений. Зачастую
владельцам бесценных документальных собраний не удавалось
обеспечить сохранность. Этому меша
ли многочисленные стихийные
бедствия, военные действия, пожары и т.д. Например, в конце X в.
вследствие большого пожара в Полоцке, разрушений зданий
находящиеся там исторические ценности погибли. На Полоцкой земле
находился так называемый “каменный архив”.

Так, уже в начале XII в.
князь Борис на громадных валунах сделал надписи: “Господи помози
рабу своему Борису”. Позднее к такому способу прибегали многие, в
том числе в 1171 г. и сын Бориса Рогволод (Василий). Это
подтверждается наличием большого количеств
а камней с выбитыми на
них крестами на Западной Двине до Ашеродена (устья реки)
42
.

Таким образом, в период складывания государственности на
белорусских землях были
хранилища храмовые или монастырские,
княжеские или общинные, а также хранилища документальных
материалов отдельных духовных и светских лиц.




42

Ермаловіч

М
.
Старажытная

Беларусь
.
Полацкі

і

Новагародскі

перыяды
.
М
н
., 1990.
С
. 159

162.


Глава

3

БЕЛОРУССКИЕ

АРХИВЫ

ВРЕМЕН

ВЕЛИКОГО

КНЯЖЕСТВА

ЛИТОВСКОГО

И

РЕЧИ

ПОСПОЛИТОЙ

(XIV

XVIII
вв
.)

Государственное устройство Великого княжества Литовского, отличное
от его восточного соседа и имевшее схожие черты с государствами
Западной Европы, обусловило своеобразие развития в нем архивн
ого
дела, испытавшего на себе влияние западных соседей. Широко
разветвленная сеть местных органов власти и управления, судебных
учреждений порождала огромное количество документов, собранных в
местных хранилищах.

Центральные органы власти Великого княжеств
а Литовского и Речи
Посполитой проявляли постоянную заботу о сохранности этих
документов, в которых были закреплены права владения великими
князьями, королями, магнатами и шляхтой земельной собственностью и
другим имуществом. Уже в Статуте польского корол
я Иоанна
Альбрехта, изданном в 1496 г., говорилось: “Постановляем, чтобы
земские книги судебных актов были хранимы, согласно Вартенскому
статуту, за тремя ключами, из которых один должен быть у воеводы,
другой


у судьи, а третий


у писаря”.

Статуты Велик
ого княжества Литовского 1566 и 1588 гг. содержали
специальные статьи, не только определявшие порядок хранения земских
Белорусские

архивы

времен
...

35

книг, но и обязывавшие воевод и судебных старост строить для них
специальные хранилища, где таковых не имелось. Новые архивы
строились от
дельно от присутственных мест или под них
приспосабливались здания бывших церквей и монастырей.

Рассматривая архивы как хранилища “прав, вольностей, гоноров и
субстанций” шляхетства, местные магнаты для изыскания средств на
постройку облагали налогом насел
ение, собирали между собой
“пожертвования”, которые также фактически взимались с простых
людей. Так, в 5
-
й ст. Конституции Великого княжества Литовского,
утвержденной Вальным сеймом 1607 г., содержалось разрешение для
хранилища земских и городских книг Пол
оцкого воеводства
использовать “руины церкви Святой Софии” с тем, чтобы, восстановив
их “коштом своих обывателей”, хранить там книги
43
.

Конституция, принятая в 1647 г., обязывала жителей Вилкомирского
повета ст
роить “склеп” для хранения актовых книг. Под 1708 г. имеется
указание, что в подвале Витебской Благовещенской церкви хранились
витебские городские книги.

В редких сеймовых постановлениях не говорилось о безопасности и
надлежащем хранении актовых книг и рев
изии архивов. Эта
заботливость проявлялась и в постановлениях сеймиков каждого
воеводства, и в инструкциях, которые давались депутатам,
отправлявшимся на вальные сеймы. Благодаря этому значительное
количество древних актовых книг времен Великого княжества
Литовского и Речи Посполитой дошло до наших дней.



1.
Метрика

Великого

княжества

Литовского



центральный

архив

Белорусско
-
Литовского

государства

в

XV

XVIII
вв
.

В Великом княжестве Литовском в XV

XVIII вв. важнейшим являлся
архив господарской (великокняже
ской) канцелярии, традиционно
именуемый в работах дореволюционных и современных белорусских и
зарубежных историков “Литовской метрикой”. Такое название, на наш
взгляд, не совсем верно, ибо оно не соответствует названию
государственного образования, существ
овавшего с XIV в. на
территории Беларуси, Литвы и частично Украины


Великого
княжества Литовского, поэтому правильнее будет именовать этот архив
Метрикой Великого княжества Литовского.




43

Volumina legum. T
.

2
. S
-
Pbg.
,

1859. S. 450.

Белорусские

архивы

времен
...

36

Принципы организации и методы практической деятельности
великокняжеско
й канцелярии особенно усовершенствовались в конце
XV


начале XVI в. Расширение сферы деятельности канцелярии
Великого княжества Литовского и возложение на нее новых функций
государственного управления вызывало структурные изменения и
увеличение штата сотр
удников канцелярии. С ростом потока
документов, выдаваемых канцелярией, их копии начали заносить в
разные книги по тематическому признаку. С введением должности
подканцлера (вицеканцлера) в 1566 г. связано разделение канцелярии на
“Большую” и “Малую”.

В со
ответствии со структурой великокняжеской канцелярии и архив
делился на Большую метрику, находившуюся в ведении канцлера, и
Малую метрику, которая была под наблюдением подканцлера. Оба эти
сановника назначали зависимых от себя заведующих архивом,
именуемых
метрикантами
44
.

Метрика сложилась из подлинных документов, выходивших и
получавши
хся канцелярией великого князя, а также книг, в которые
вносились отпуски выдаваемых канцелярией грамот, законодательных
актов, утверждений земельных сделок, завещательных распоряжений,
пожалований земельных владений, судебных приговоров, копий
документов,

которые получало правительство Великого княжества
Литовского как из собственных земель, так и из
-
за границы. Первое
упоминание о существовании таких книг относится к княжению
Казимира Ягайловича (1427

1492), когда была установлена должность
канцлера и кан
целярия при нем. Под руководством канцлера и
подканцлера писари, секретари и писцы
-
дьяки вели по всем делам,
рассматривавшимся князем и Радою, письменное производство.
Изготовленные документы скреплялись печатью и подписью писаря
(изредка канцлера), диплом
атические же подписывались великим
князем. Начиная с 1542 г. подпись великого князя появляется и под
другими документами.

Вначале велись только краткие записи, т.е. реестры. С 80
-
х годов XV в.
отпуски изготовленных и скрепленных документов стали полностью
вписываться в особые книги, из которые в основном и образовалась
Метрика Великого княжества Литовского. Следует отметить, что в
книги Метрики вносились прежде всего документы, обеспечивавшие
основные социально
-
экономические привилегии, однако это не
означа
ет, что Метрика состояла исключительно из актов и грамот



44

Даўгяла

З
.
Літоўская

метрыка

і

яе

каштоўнасць

для

вывучэння

мі
нуўшчын
ы

Беларусі

//
Працы

Першага

з



гіі

і

археаграфіі
.
Мн
., 1926.
С
. 53.

Белорусские

архивы

времен
...

37

первостепенной важности. Здесь можно было встретить и менее
существенные записи, подтверждавшие права собственности феодалов
на имущество и крепостных крестьян. В книги Метрики вносились, как
правило
, однообразные документы, многие из которых были
аналогичны актам и грамотам, оформлявшимся в местных канцеляриях.
Наряду с этими документами архив включал в свой состав и материалы
иного происхождения, не связанные с деятельностью центральных
органов влас
ти. В него, например, вошли части архивов наместнических
кан
целярий (Брестской, Полоцкой, Витебской и др.), некоторых
судебных учреждений (в частности, Виленского земского суда и др.). В
1544 г. в государственный архив влился частный архив Альбрехта
Марти
новича Гаштольда, в котором хранились жалованные и купчие на
земли, унаследованные им от предков. Таким образом в архив ВКЛ
вернулись грамоты, выданные великим князем литовским в середине
XV â.


40
-
х годах XVI в.

Свидетельством не только существования, но

и хранения книг Метрики
в особом месте в конце
XV â.

может служить следующий факт. 27 июня
1495 г. к великому князю Александру Ягайловичу обратился Богдан
Глинский с ходатайством о выдаче ему копии одной из привилегий на
владение селами Бобровое, Голубеев

и Родивоново, данной Казимиром
и сгоревшей во время пожара в Киеве. Его просьба была удов
летворена.
В копии грамоты, выданной великим князем Глинскому, говорилось:
“Так как на тот час книг при нас не было, в которых тое привилье
записано, мы на то дали е
му сесь лист; нехай он тые села держит, а коли
тые книги при нас будут, мы ему тые села с того списка, што привилья
вписано в книги, подтвердим листом”
45
.

Первоначально законченные
книги Метрики, как и подлинные
документы, хранились в казне (“скарбе”) в Трокском замке под
присмотром казначея, именовавшегося “thesaurus”, “подскарбий
земский”. Таким образом, “скарб” был не только казной в собственном
смысле слова, но и подлинным архиво
м. Имеются сведения, что уже в
начале XVI в., когда возникли Полоцкое, Витебское и Смоленское
воеводства, заменившие ранее существовавшие наместничества, все
бумаги Метрики Великого княжества Литовского сохранялись в
нескольких мешках. На каждое воеводство

был заведен отдельный
мешок, в котором документы систематизировались по буквам.

За XV

XVI вв. документы Метрики сохранились в копиях, снятых с
оригиналов в конце XVI в. (большинство самих оригиналов сгорело в



45

Пташицкий

С
.
Л
.
Описание

книг

и

актов

Литовской

метрики
.
Спб
., 1887.
С
.4.

Белорусские

архивы

времен
...

38

разное время), за XVII

XVIII вв.


в подлинник
ах
46
. Основными
видами книг, составлявших Метрику, являлись книги за
писей, судные,
посольские книги, книги данин и др. В книгах записей находились
привилеи городам, местечкам на магдебургское право, на торговлю и
др. В книгах судных содержались декреты высших судов Великого
княжества Литовского, протоколы заседаний, судебн
ые приговоры. В
книги публичных дел были включены сеймовые постановления,
запросы правительству и ответы короля, наказы послам и т.д.
Посольские книги содержали письма к руководителям зарубежных
держав и ответы последних на них, договоры, речи послов. В кн
игах
данин находились документы о сборе пошлин, о повинностях и др.
Книги аренд включали описания замков, экономий, поветов, маентков,
межевые книги. Помимо этих в составе Метрики имелись и другие виды
документов, а именно: выписки постановлений панов
-
рады
, планы,
родоводные диаграммы, публицистика, мемуары и т.д.
47

В 1511 г. Метрика вместе со скарбом из Трок была переведена в
Вильно, где и находилась до середины XVIII в.

Во время переездов в
еликого князя его сопровождали обычно писарь и
дьяк, которые вели реестры всем великокняжеским пожалованьям и
постановлениям. По возвращении князя в Вильно реестры вместе с
полученными и изданными за время похода документами сдавались в
архив и вносились в

книги Метрики. Нередко за князем возились и сами
книги, зачастую становясь трофеем победителей. Так, во время
шведско
-
польской войны 1655

1660 гг. часть Метрики была за
хвачена
шведами и увезена ими в Швецию. При возвращении ее по Оливскому
миру 1660 г. т
олько часть книг попала в Вильно, остальные же затонули
в Балтийском море при перевозке
48
.

Окончательно организация архива Великого княжества Литовского
сложилось в
XVI â.
Именно в это время
существенно расширилась
деятельность архива, выросло его политическое и практическое
значение. Когда канцлером стал зять великого князя Сигизмунда
II

Августа Николай Радзивилл, 2 мая 1558 г. он внес предложение, чтобы



46

Хорошкевич

А
.
Л
.
План

и

основные

принципы

издания

и

описания

Литовской

метрики

//
Методические

рекомендации

по

изданию

и

описанию

материалов

Литовской

метрики
.
М
.;
Вильнюс
, 1985.
С
. 5

6.

47

Во

многих

случаях

такой

принцип

распределения

документов

по

книгам

не

выдерживался
,
что

отмечается

современными

исследователями
.
Ограниченное

количество

источников
,
свидетельствующих

о

постанов
ке

делопроизводства

в

великокняжеской

канцелярии
,
не

дает

возможности

проследить
,
по

какому

принципу

формировались

в

ней

дела
.

48

Пташицкий

С
.
Л
.
Описание

книг

и

актов

Литовской

метрики
.
С
. 11.

Белорусские

архивы

времен
...

39

все “пожалованья и данины князския” хр
анились в одном месте
49
.
Очевидно, что новый канцлер хотел, чтобы в Метрику были записаны
все д
анины, которые когда бы то ни было утверждались великими
князьями и королями. Для хранения таких документов и их
использования в нужный момент они должны быть собраны в одно
место и тщательно охраняемы.

Следует отметить, что структура архива и его состояни
е во второй
половине
XVI â
. не отвечали возросшим социально
-
экономическим и
политическим потребностям феодалов Великого княжества Литовского.
Состояние архива не удовлет
воряло великокняжеские канцелярию и
правительство, а также судебные и другие учреждени
я Великого
княжества, так как требовало затрат значительного времени для
наведения необходимых справок и поисков нужных документов. Так, в
1594 г., несмотря на личное участие канцлера Л.

Сапеги и других
влиятельных лиц княжества, в архиве не удалось отыска
ть жалованную
грамоту на Греск, выданную трокскому воеводе князю Збаражскому
50
.

Расширение сферы деятельности, приобретение новых функций и
постоянный рост потока документации, об
рабатываемой канцелярией
ВКЛ, обусловили необходимость постоянного совершенствования как
самой системы делопроизводства, так и подготовки документации
канцелярии ВКЛ для длительного хранения. Повседневная деятельность
канцелярии ВКЛ, увеличение объема нака
пливавшейся в ней
документации выдвинули задачу ее систематизации и описания,
упорядочения хранения и использования.

Известно, что около 1570 г. была составлена опись отдельных
хранившихся в то время в канцелярии ВКЛ документов. Два экземпляра
ее в настоящ
ее время составляют книги №

1 и №

2 Метрики.

Кроме того, от интенсивного использования документов, недостаточно
бережного их хранения они стали ветшать. Пот
ребовались меры по
упорядочению архива и обеспечению его сохранности. С учетом этих
обстоятельств в

1594 г. по распоряжению Л.

Сапеги была начата
переписка старых книг Метрики
51
. К этой работе было привлечено
около 17 переписчиков, среди них


Гесковский, Королев
ский,
Мархач, Пашкевич, Радзецкий, Яцынич и др. В течение 14 лет (с 1594



49

Цит
.
по
:
Пичета

В
.
И
.
Белоруссия

и

Литва

XV

XVI

вв
. (
исследования

по

истории

социально
-
экономического
,
политического

и

культурного

развития
).
М
.,
1961.
С
. 648.

50

Archiwum domu Sap
i
e
how, wydane staraniem rodziny. T. 1. Lwow, 1892. S.

79.

51

Украинский

исследователь

Я
.
Г
.

Дашкевич

считает
,
что

главной

причиной
,
побудившей

правительство

ВКЛ

начать

переписку

дел

Метрики
,
было

стремление

ликвидировать

в

ходе

ее

ненужны
е

документы

и

в

то

же

время

вписать

документы
,
отсутствовавшие

в

подлинных

книгах

(
Исследования

по

истории

Литовской

метрики
.
Сб
.
научн
.
трудов
.
Ч
. 2.
М
., 1989.
С
. 179).

Белорусские

архивы

времен
...

40

по 1607 г.) переписывались документы, затем новые книги были
переплетены, снабжены реестрами, т.е. составлены внутренние описи.
Реестры не ограничивались обозначением одних имен, упом
инаемых в
документах, но раскрывали содержание последних, приближаясь таким
образом к описям, о чем свидетельствуют несколько примеров описания
документов: “Жалоба человека князя Дмитрия Романовича Сенского на
боярына господарского Богуша Васильевича о бое

и рубанье на
свадьбе”; “Жалоба человека господарского панцерного Олешка
Торгоши на рыболова господарского Матфея Санькова сына,
рыболовича, о том, иже де он две земли под собою держить, а одну
службу служить, а другое служити не хочеть”; “Потверженье писа
ру
королевскому пану Петрашку Хоминичу Любича на именье в Клецком
повете Гричевичи на реце на Хане, а в Менском повете Прилук на реце
на Пчичи, и на землицы и на именьица в Сверженском повете на реце на
Жатереве, в Менском же повете на реце на Лощици”
52
.

В результате продолжительной работы по переписке книг по существу

был создан новый “рабочий” архив Великого княжества Литовского,
который поступил в постоянное распоряжение великокняжеской
канцелярии и зачастую необходимые книги из него сопровождали
канцлера в его поездках по территории княжества или в Речь
Посполитую.
Однако до этого была проведена сверка изготовленных
копий с подлинниками. Для этого в 1607 г. Вальный Сейм создал
комиссию, в которую вошли королевский секретарь Андрей Дольский и
инстигатор Великого княжества Николай Мархач Пузелевский. Ревизия
книг, их с
личение со старыми, засвидетельствование новых
продолжались до 1621 г. Подобные ревизии производились и позднее;
известна, например, ревизия Метрики, предпринятая в 1641 г.

Однако не сохранилось сведений о том, каков был полный состав
великокняжеского архи
ва (старых и переписанных книг) в XVI


начале XVII в. Составленная вскоре после Люблинской унии (около
1570 г.) инвентарная опись архива, о которой упоминалось выше,
зафиксировала лишь незначительную часть



674 акта в 12 связках,
систематизированных по в
оеводствам. По справедливому замечанию
польского исследователя И.

Якубовского, это были лишь “остатки”
архива
53
.

Составленная в 1623 г. при сме
не канцлера Великого княжества
Литовского сдаточная опись книг
-
копий Метрики дает представление о



52

М
аяковский

И
.
Л
.
Очерки

по

истории

архивного

дела

в

СССР

(
опыт

систематического

руководства
).
Ч
. 1.
История

архивного

дела

в

СССР

до

Октябрьской

социалистической

революции
.
М
., 1941.
С
. 142.

53

Jakubowski J. Archiwum panstwowe Wielkiego ksiestwa Litewskiego i jego lo
sy
/
/ Archeion. 1931. T. IX. S. 3

4.

Белорусские

архивы

времен
...

41

составе архива в первой четверти XVII в. и позволяет реконструировать
его основные черты в предшествующий период
54
.

До 1636 г. Метрика находилась в Виленском замке. В этом же году с
согласия короля Владислава IV под хране
ние части книг было отведено
каменное здание, принадлежавшее виленскому обывателю Яну Ключате
и располагавшееся у городского рынка, возле Воскресенской церкви.
Другая часть документов была размещена в частном доме немца Ланга
по ул.

Стек
лянной.

До середин
ы 40
-
х годов XVIII в. Метрика Великого княжества
Литовского была перевезена в Варшаву
55
. Здесь все материалы были
пересистематизированы по двум
большим разделам


Большой и
Малой канцелярий Великого княжества; на них составлена опись (она
сгорела во время Варшавского восстания 1944 г.). Одновременно
готовился так называемый сводный реестр, представлявший собой
перечисление текстов документов книг
Метрики. Он составил 15 томов
и охватывал содержание почти 350 книг Метрики.

С учетом важности документов Метрики и интенсивности их
использования в 70
-
е годы XVIII в. по распоряжению правительства
Речи Посполитой 66 наиболее ранних книг
-
копий за 1386

1511

гг.,
написанных кириллицей, вновь были переписаны, но латинскими
буквами. Эта новая копия книг
-
копий Метрики составила 29 томов. В
1786 г. с разрешения короля известный польский историк Адам
Нарушевич приказал переплести, перенумеровать и поместить в
удоб
ном месте все книги Метрики, что и было сделано. В таком
упорядоченном виде они сохранились до взятия А.В.

Суворовым
Варшавы в 1794

г.




54

Эта

опись

в

настоящее

время

опубликована

б
елорусским

исследователем

Г
.
Я
.

Голенченко

во

2
-
м

выпуске

сборника

научных

трудов


Исследования

по

истории

Литовской

метрики
” (
М
., 1989.
С
. 336

374).

55

Lietuvos Metrika (1427



1506)
.

Knyga N 5
.

Vilnius, 1993. S 6. ..


цкий

предполагал
,
что

перевозка

Метрики

из

Вильно

в

Варшаву

произошла

в

1765
г
.
Свое

предполож
ение

он

обосновывал

тем
,
что

именно

в

это

время

в

Варшаву

из

Кракова

переводилась

так

называемая


Коронная

метрика
”,
т
.
е
.
госархив

собственно

Речи

Посполитой

(
Пташицкий

С
.
Л
.
Описание

книг

и

актов

Литовской

метрики
.
С
. 12).
Современный

литовский

исследовате
ль

Э
.
Д
.

Банѐнис

считает
,
что

причины

перевозки

Метрики

могли

быть

обусловлены


усилением

роли

Варшавы

как

политического

и

административного

центра

Польско
-
Литовского

государства

(Lietuvos Metrika
. S. 6).

Перевезенные

в

Варшаву

оба

архива

(
Метрика

Великого

княжества

Литовского

и

Коронная

метрика
)
составили

Государственный

архив

Речи

Посполитой

(
Маяковский

И
.
Л
.
Очерки

по

истории

архивного

дела

в

СССР

(
опыт

систематического

руководства
).
Ч
. 1.
С
. 142).

Белорусские

архивы

времен
...

42

2.
Провинциальные

и

судебные

архивы

Особенности развития Великого княжества Литовского обусловили
своеобразие организац
ионных форм архивного дела в нем. В столице
вместо множества архивов при органах правительственного аппарата
(как, например, в Московском государстве) сложился, как уже
отмечалось, единый архив при государственной канцелярии великого
князя


Метрика Велико
го княжества Литовского. На местах великие
князья литовские не производили изъятия документов, как это делали
московские князья по отношению к присоединенным к Московскому
княжеству землям. Здесь помимо сохранившегося собственного
управления сформировалось

множество местных административно
-
судебных органов. В состав сети органов местного административно
-
судебного аппарата Великого княжества Литовского входили
многочисленные местные князья, воеводы, старосты как органы
государственной власти; наместники
-
держ
авцы, тиуны, подтиуны как
агенты великого князя в принадлежавших ему владениях; замковые
суды, судившие на местах именем великого князя. По данным
В.А.

Лялина, на территории Виленской, Ковенской, Гродненской и
Минской земель существовало 203 суда и каждый
из них имел
собственный архив
56
. Архивы создавались также и при других органах
местного управления: при войтах, бурмистрах (в городах, получивших
магдебургское право), земских, подкоморских судах и

т.д.
57

Как в центре, так и на местах в Великом княжестве Литовском начиная
с конца
XV â. ïîâðåìåðò
н
î

распространяется типичная для
западноевропейских феодальных архивов практика ведения актовых
книг (в них записывались не просто названия документо
в, а сам текст
документов, как издаваемых, так и получаемых тем или иным
учреждением). Первый Статут Великого княжества Литовского
узаконил эту практику
58
.

Соответственно главным
категориям местных судов


гродских,
земских и подкоморских стали накапливаться и их актовые книги. В
первых отражались решения назначенных князем наместников
-
державцев, старост, воевод, во втором записывались постановления



56

Лялин

В
.
А
.
Виленский

центральный

архив

//
Сборник

Археологического

института
.
Кн
. 1.
Спб
., 1878.
С
. 25, 26.

57

Более

подробно

структура

судебных

учреждений

ВКЛ

и

содержание

создаваемых

ими

документов

будет

рассмотрена

в

параграфе
,
посвященном

деятельности

Виленского

и

Витебского

центральных

архивов

древних

актовых

книг
.

58

Статут

Великого

княжества

Литовского

1529
г
.
Мн
., 1960.
Разд
. IV.
Арт
. III.

Белорусские

архивы

времен
...

43

выборных шляхетских судов, в тре
тьих


решения подкомория по
земельным делам.

Наряду с судебными решениями в книги вписывались и жалованные
грамоты, решения сеймов, купчие, завещания, дарения и т.д. Это
делалось представителями имущих слоев с целью закрепить свое право
владения собственн
остью, обезопасить себя от превратностей судьбы.

Помимо актовых книг гродских и земских в городах, пользовавшихся
магдебургским правом, велись магдебургии (книги актов и судебных
решений, выносимых местными магистратами, войтами, бурмистрами,
советниками,
лавниками (при
сяжными) и др.). В церквах и монастырях
также велись свои
актовые книги, в которые вписывались решения
духовных

судов.

Как и в Метрике, записи документов в местные актовые книги вначале
велись бессистемно. Однако значительно увеличивающийся
объем
информации и, самое главное, необходимость ее использования в
справочных целях вынудили судей и писарей группировать материал по
отдельным книгам


декретовым, процессовым, текущих дел и др.

О том, какое большое внимание уделялось актовым книгам,
сви
детельствует тот факт, что вопросам их хранения и использования
были посвящены специальные “артикулы” Статутов Великого
княжества Литовского 1566 и 1588 гг. Статуты требовали, чтобы книги
были хранителями всех принимаемых решений: “Писар может подписка
або

одного, або и двох, або колко ему будет потреба, при собе мети, а
пилне сам завжды догледати, абы верне а правдиве не проволокаючы,
але разом до книг записывано было”
59
.

Статут 1566 г. предписывал также иметь в каждом повете, где есть
земский суд, специальное помещение для хранения документов:
“Уставуем теж, хотечы то мети,

и приказуем, абы в кожном таковом
повете, где суд земский будет, в замку албо у дворе нашом: судья,
подсудок и писар земский поспол з шляхтою выбрали, збудовали и
патрыли таковое место, где бы завжды книги земские безпечны от
всякое пригоды были захованы”
60
.

Статут 1588 г. дополнял предписание предшествующего Статута
указанием на то, кто должен обеспечивать сохранность актовых книг
земских судов: “... воеводы и старосты судебные в каждом воеводстве,
земле, повете, в замке или во дворе наше
м судебном хранилище
хорошее и укрепленное уступить им на то обязаны будут. А где бы
таких хранилищ не было, тогда на строительство помещения для



59

Статут

Великого

княжества

Литовского

1566
г
.
и

поправы

Статутовые

1578
г
. //
Временник

импер
.
Московского

общества

истории

и

древностей

российских
.
Кн
. 23.
М
., 1855.
Разд
. IV.
Арт
. 7.

60

Там

же
.
С
. 70.

Белорусские

архивы

времен
...

44

хранения книг место подходящее в замках и дворах наших указать и
выделить и сами же таковые воеводы и старосты

судебные, таковое
хранилище книг земских надежной охраной на всякое время должны
обеспечить”
61
.

Статуты 1566 и 1588 г. определяли не только порядок хранения, но и
использования актовых книг з
емских судов. В частности, указывалось,
что они должны в течение трех дней после окончания судебной сессии
находиться в суде с тем, чтобы находившиеся при них судья, подсудок
и писарь могли вписывать в них все поступающие заявления, а также
выдавать по тре
бованию шляхты всевозможные выписки. “А разъез
-
жаясь,



говорилось в Статутах,


должны другие книги предыдущих
сессий сложить в крепкий сундук с тремя замками, от

которых один
ключ будет у судьи, второй


у подсудка, а третий


у писаря, и
печатями своими

должны запечатать”
62
.

Такая забота о сохранности местных архивов принесла положительные
результаты: до нашего времени дошло значительное количество
актовых книг местных судебных учреждений Великого княж
ества
Литовского (о них будет идти речь в разделе, посвященном
деятельности Виленского и Витебского центральных архивов древних
актовых книг).




61

Статут

Вялікага

княства

Літоўскага

1588
г
.
Мн
., 1989.
С
. 378.

62

Статут

Вялікага

княства

Літоўскага

1588
г
.
С
. 378.


Г
лава

4

БЕЛОРУССКИЕ

АРХИВЫ

В

СТРУКТУРЕ

УЧРЕЖДЕНИЙ

РОССИЙСКОЙ

ИМПЕРИИ

Законодательство об архивах.

Присоединение белорусских земель к
Российской империи совпало с существенными преобразованиями в
сети высших и центральных учреждений России, что в свою очередь
привело к усложнению го
сударственного аппарата. Оно вызвало
появление ведомств, каждое из которых представляло собой
разветвленную систему центральных и местных учреждений,
находившихся в одном подчинении и близких по своему назначению
(ведомства министерств: внутренних дел, юст
иции, финансов,
народного просвещения и т.д.).

Такая реорганизация привела к существенным изменениям в области
архивного дела. Была создана обширная сеть архивов при высших,
центральных и местных учреждениях. В соответствии с “Общим
губернским учреждением”

в белорусских губерниях создавались органы
управления, суда, прокуратуры, местного самоуправления, аналогичные
российским. При них возникали архивы, накапливавшие документы.
Кроме того, сюда передавались актовые книги многочисленных
местных судов Великого

княжества Литовского и Речи Посполитой в
основном XVI

XVIII вв.

Начиная с XIX в. деятельность архивов учреждений белорусских
губерний регламентируется российскими законами. Как известно,
важнейшим среди них являлся Генеральный регламент, принятый 28
Белорусские

архивы

в

структуре
...

46

февра
ля 1720 г. Его глава 44 “Об архивах” предусматривала
обязательную сдачу учреждениями своих документов в архивы по
истечении определенного срока (для дел, потерявших практическую
ценность, он устанавливался в три года). По регламенту создавались
самостоятел
ьные структурные части в учреждениях


“архивы”,
отделяясь таким образом от “канцелярий”. Указ Сената 17 января
1736

г. предписывал “во всех губерниях и во всех провинциях и в
приписных знатных городах, для такой же опасности и сохранения от
пожарного случ
ая прежних лет дел и денежной казны, ежели где
каменных палат нет, сделать по две палаты каменные, от деревянного
строения не в близости, с своды и полы каменными и с затворы и двери
и решетки железными, из которых бы одна была на архиву, а другая на
покла
жу денежной казны”
63
. Аналогичный указ от 28 мая 1768 г.
требовал, чтобы “в архивариусы присутствующими выбираемы были
люди трезвого жития и неподозреваемые, в пороках и иных
пристрастиях
не примеченные”, а также, чтобы архивы ежегодно
освидетельствовались.

Как следует из предыдущей главы, подобный порядок хранения
документов (особенно местных судов) существовал и в Речи
Посполитой в XVI

XVIII вв., благодаря чему многие важнейшие
историческ
ие источники дошли до наших дней.

В “Общем учреждении губернском” определялся порядок хранения
местных архивов: “Помещение архива должно быть просторное, сухое,
со сводами, с каменными или кирпичными полами, с отдушинами в
противоположном направлении, для
очистки воздуха и при том теплое с
духовыми или иного устройства печами, которые топились бы из
подвалов, коридоров или вообще вне самого помещения. Дела должны
храниться, смотря по средствам, в шкафах или на полках, устроенных
рядами так, чтобы между ними

был свободный проход”
64
.

Статьи 63

65 этого документа гласили: “Все сданные в архив дела
должны быть содержимы в надлежащем порядке. Всем делам, в архиве
состоящим, содержится опись по алфавиту и по нумерам, дабы в случае
справок не было
затруднения в приискании и никакое дело не могло
утратиться”.

Однако эти в целом благоприятные для архивного дела на местах
постановления, указы, распоряжения не исполнялись. Управление
архивами в Беларуси, как и в собственно российских губерниях,
находило
сь в ведении губернаторов, управляющих палатами,
попечителей учебных округов, епархиальных архиереев, воинских



63

Цит
.
по
:
Самоквасов

Д
.
Я
.
Архивное

дело

в

России
.
Кн
. 2.
М
., 1902.

64

Там

же
.
С
. 50.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

47

начальников и других адми
нистраторов, обремененных множеством
служебных дел, не имеющих ничего общего с архивами, для которых,
по словам управля
ющего Московского архива Министерства юстиции
профессора Д.Я.

Самоквасова, “древние архивные акты


китайская
грамота, а рациональное архивоведение


terra incognito”
65
.

На практике дело разб
ора, описания и уничтожения архивных
материалов, хранившихся при канцеляриях действующих учреждений,
зависело от низших канцелярских чиновников, часто лишенных всякого
знакомства не только с элементарными требованиями архивоведения,
существовавшего к тому
времени в странах Западной Европы, но и
вообще с запросами исторической науки.

Как отмечал Д.Я.

Самоквасов, “... документальное имущество...,
наследованное от предков, остается бесполезным для научного
использования по его беспорядочности и отсутствию опис
ей,
расхищается частными лицами, гибнет от пожаров в деревянных
хранилищах, гноится массами в сырых подвалах, на чердаках и в
крепостных башнях, часто без окошек и дверей, продается тысячами на
бумажные фабрики для переделки на картон и подвергается
фальси
фикациям с целью доказательства в правительственных
учреждениях мнимых личных и имущественных прав”
66
.

Белорусские архивы в 1812 г.

Значительный урон белорусские архивы
понесли во время войны 1812 г. Как и впоследствии, в первую очередь
пос
традали древнейшие документы: чиновники не видели в них особого
проку, поэтому об эвакуации или принятии каких
-
либо иных мер по
обеспечению их сохранности речи не шло. Вывозу прежде всего
подлежали наряду с “казенными суммами” архивы, имевшие
политическое
или имущественное значение. Например, в секретном
рапорте гродненского губернатора А.

Ланского, направленном 4 июня
1812 г. литовскому военному губернатору, указывалось, что приняты
меры по перевозке дел, имевших сведения о земле и находившихся в
присутств
енных местах Гродно, Бреста и других поветовых городов, в
Вильно. В дальнейшем эти материалы предполагалось направить в
Псков
67
. 10 июня 1812 г. слонимский земский исправник получил от
Ланского предписа
ние. В нем требовалось “без малейшего промедления
и без всякого отлагательства перевезти в Псков все секретные
переписки..., а равно и часть архива из присутственных мест, кои хотя
малое могут дать понятие о земле... Дела поветовых для военных
повинностей
присутствий ... иметь под рукою земских исправников в



65

Самоквасов

Д
.
Я
.
Архивное

дело

в

России
.
Кн
. 1.
М
., 1902.
С
. 2.

66

Там

же
.
С
. 3.

67

Виленский

временник
.
Кн
. V.
Вильна
, 1913.
С
. 39

42.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

48

такой готовности, чтобы они могли взять с собою при отступлении
последних войск, с коими сами следовать будут”
68
. Хранившиеся

в
присутственных местах, церквах, монастырях древнейшие документы
выбрасывались французскими солдатами и польскими уланами на
улицу, сжигались. В Орше, например, в числе ненужного “хлама”,
выброшенного из разграбленных ими церквей и монастырей, оказалось
и Евангелие (“Оршанское”) XIII в., писанное на пергамене, случайно
уцелевшее и переданное затем в музей Киевской духовной академии. В
настоящее время памятник хранится в Центральной научной
библиотеке Национальной Академии наук Украины. Пострадал и
древней
ший фамильный архив князей Радзивиллов (так называемый
Несвижский), несмотря на более чем лояльное отношение его владельца
к французам. Значительная часть архива была вывезена в Неборово,
оставшиеся же документы расхищались и даже уничтожались
69
. Как
установил в 1820
-
е годы профессор Виленского университета И.Н.

Ло
-
бойко, “солдаты резали пергаментные документы и подшивали их на
подтяжки. Другие документы исторической важности похищены
разными лицами. Печати,
не только украшенные алмазами, но и
медные, какие только были и имели приятную наружность, тогда от
документов оторваны”
70
.

В то же время, если верить А.А.

Шлюбскому, архив Радзи
вилла
пострадал и от русских войск в период изгнания ими французов за
пределы Российской империи. Ученый, в частности, отмечал в своей
известной (но не всегда документально подтвержденной)
библиографической работе:

“64. Адміралам Чычагавым разрабаваны пала
цы Радзівіла у Несьвяжы
за яго прыхільнасць да Напольѐна, тады згінула рэшта бібліятэкі, якая ў
1772 годзе была вывезена у Пецярбург; загінула таксама і частка
цэннага архіву”
71
.

26 июня 1812 г. в Смоленск был доставлен архив Мстиславльских
присутственных мест в 19 тюках и 6 сундуках. Сложенный в нижнем
этаже корпуса совестного суда, он был сожжен французами

вместе с
другими многочисленными древними документами
72
. Из трех



68

Акты

Виленской

археографической

комиссии
.
Т
. 37.
Вильна
, 1912.
С
.

107

108.

69

НИАБ

в

г
.

Гродно
,
ф
. 1,
оп
. 28,
д
. 304,
л
. 31.

70

Цит
.
по

кн
.:
Козлов

В
.
П
.
Колумбы

российских

древностей
.
М
., 1981.
С
.

73

74.

71

Шлюбскі

Ал
.
Матэр

;
аў

//
Спадчына
. 1992.


4.
С
. 19 (
сохранена

орфография

цитируемого

исто
чника
).

72

Жиркевич

А
.
В
.
Смоленские

архивы

в

1812
году

//
Смоленская

старина
.
Вып
. 1.
Ч
. 1.
Смоленск
, 1909.
С
. 357

358.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

49

важнейших архивов Смоленска (губернского, городового магистрата и
православной
консистории) в 1812 г. уцелел лишь последний. Как
установил в начале 1825 г. переводчик Могилевского главного суда
Н.

Горатынский, обследовавший по поручению известного российского
государственного деятеля и мецената Н.П.

Румян
цева мстиславльские
архивы,
наиболее древние материалы, хранившиеся в Мстиславльском
замке, перед 1662

г. были вывезены в Смоленскую крепость, где также
погибли в 1812 г.
73

Значительно пострадали в 1812 г. архивы Лепеля, Витебска, Б
орисова
74
.
Древнейшие документы, хранившиеся в архивах г.

Климовичи, в 1812 г.
были эвакуированы в Чернигов, где и
затерялись. Новейшая часть
климовичских документов начиная с 1784 г. была обнаружена
впоследствии в жалком состоянии: архив оказался сваленным в сыром
деревянном сарае; уцелели лишь новейшие книги земского суда,
остальные истлели
75
.

1.
Сеть

ведомственных

архивов

Беларуси

в

XIX


начале

XX
в
.

Как известно, в результате уточнения административно
-
территориального деления в 1802 г. на территории Беларуси были
соз
даны Могилевская, Витебская, Минская, Гродненская губернии, а
также Виленская, включавшая в свой состав и белорусские уезды.
Уезды с 1861 г. делились на волости. Кроме того, существовали
чрезвычайные административно
-
территориальные единицы


генерал
-
губерн
аторства. С 70
-
х годов XIX в. в белорусских губерниях
возникают органы городского, земского и сословного самоуправления.

В соответствии с требованием статей 57

64 “Общего учреждения
губернского” канцелярии, по крайней мере 15 учреждений каждого
губернского

города Беларуси, должны были иметь “текущие архивы” и
“окончательные архивы”. Если первый составляли материалы (уставы,
инструкции, документы, книги), которые нужны для справок и
соображений по текущему производству дел, то во втором должны
были находитьс
я дела, “не подлежащие более решению и



73

Козлов

В
.
П
.
Колумбы

российских

древностей
.
С
. 75.

74

Подробнее

об

этом

см
.:
Довгялло

Дм
.
Лепель
.
Витебск
, 1905.
С
. 39;
Витебские

губернские

ведомости
. 1909.


149;
Спадчына
. 1992.


4.
С
. 19.

75

Записки

Северо
-
Западног
о

отдела

Русского

географического

общества
.
Вып
. 4.
Вильна
, 1914.
С
. 68.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

50

исполнению”
76
. Архивы создавались при канцеляриях губернского
правления, казенной палаты, управления государственных имуществ,
м
ежевой, консистории, полицейского управления, управления путей
сообщения, учебных учреждений, дворянского депутатского собрания,
городского управления, земского управления, конторы госбанка,
военного ведомства, судебного ведомства.

В каждом уездном городе
архивы создавались, как минимум, при
канцеляриях 10 уездных учреждений: полицейского управления,
казначейства, духовного ведомства, учебного ведомства, дворянства,
города, земства, военного ведомства, межевой и судебных учреждений.

Кроме того, каждое волос
тное правление также должно было иметь
хранилище актов делопроизводства.

Таким образом, в Беларуси во второй половине XIX в. насчитывалось до
2 тыс. архивов. К этому количеству следует добавить архивы
благотворительных, монастырских, промышленных, железнод
орожных
и других комиссий и комитетов (в России насчитывалось не менее 2
тыс. таких архивов, следовательно, в Беларуси их было не менее 100).

Особую ценность в научном и практическом отношениях представляли
архивы казенных палат, губернских правлений и суд
ебных учреждений.

Архивы казенных палат служили в губерниях центральными
хранилищами решенных дел учреждений ведомства министерства
финансов.

Архивы губернских правлений являлись центральными хранилищами
оконченных делопроизводством документов местных учре
ждений
ведомства Министерства внутренних дел; кроме того, сюда, как
правило, передавались архивы упраздненных местных судебно
-
административных учреждений. Например, в архив Витебского
губернского правления были переданы архивы Белорусского
губернатора за 1
797

1810 гг., Белорусского военного губернатора за
1811

1822 гг., генерал
-
губернаторств Витебской, Могилевской,
Смоленской и Виленской, Гродненской, Минской губерний за 1824

1855 гг. Здесь же находился и архив Полоцкого наместничества,
включавший документы

с XVI в. по 1732 г.

В архивах действующих судебных учреждений находились дела XIX в.
Если говорить о классификации материалов в архивах действующих
учреждений, то за основу ее был взят признак происхождения. Закон
“Учреждение губернских правлений” 1845 г.

требовал в архиве
“располагать и содержать дела постоянно в том самом порядке, в каком



76

Сборник

материалов
,
относящихся

до

архивной

части

в

России
.
Пг
., 1916.
Т
. 1.
С
. 27

28.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

51

они были в столе и в каком поступают... при подлинных настольных
реестрах”. Этот закон поставил вопрос о сохранении внутренней
структуры документальных комплексов, пред
писывая материалы
располагать “по отделениям, столам и по годам... Вновь заводимый
архивом порядок должен быть строго соблюдаем..., а дела прежних лет
приводятся последовательно в возможное устройство по тому порядку,
как значатся в старых описях”
77
.

Ведомственное децентрализованное хранение архивных документов,
произвол и взяточничество, царившие среди значительной части
чиновников, недостаток компетентных кадров архивистов, о
тсутствие
контроля за сохранностью архивов неизбежно вели к многочисленным
утратам ценнейших материалов по белорусской истории. Бичом
белорусских архивов в этот период стали вывоз и продажа документов
на бумажные фабрики. В 1881

1883 гг. через витебского к
упца
Гинцбурга древнейшая часть архива Полоцкого наместничества в
количестве “до трех тысяч пудов” была продана в Ригу
78
.
Обследовавший в 1898 г. архив Витебского губернского правления
Д.И.

Довгялло с сожалени
ем отмечал, что древнейших дел Полоцкого
наместничества в архиве немного: за 1731 г. всего одно дело, дальше
шли дела сразу за 1750 г.


тоже одно дело
79
. В 1885 г. из этого же
архива “назначено в продажу более тысячи пудов старинных дел или
бумаг, в том числе и бумаги двух генерал
-
губернаторов по губерниям
Витебской, Могилевской,

Минской и Виленской. Бумаги относятся к
прошедшему столетию и оканчиваются 1808 годом”
80
. Судя по
описанию Довгялло, эти бумаги действительно были проданы, так как в
описи архива Витебского губернского правления
значатся документы
генерал
-
губернаторств начиная с 1823 г.

Немногие энтузиасты
-
подвижники, такие, как Д.И.

Дов
гялло, витебский
краевед, архивист, историк А.П.

Сапунов в лучшем случае составляли
описания хранившихся в архивах губернских и уездных учреждени
й
документов, в худшем


фиксировали факты их гибели. Так,
обследовавший по поручению Московского археологического общества
архивы Могилева и Минска А.П.

Сапунов писал: “Архив
[Могилевского.



М.Ш.] губернского правления. Документы с 1847 г.



77

Сборн
ик

материалов
,
относящихся

до

архивной

части

в

России
.
Т
. 1.
С
.

113, 114.

78

Исторический

вестник
. 1885.


2.
С
. 461

462.

79

Архив

Витебского

губернского

правления
.
Сообщ
.
Д
.
И
.

Довгялло

//
Древности
:
Труды

Археографической

ком
иссии

Московского

археологического

общества
.
М
., 1898.
Т
. 1.
Кн
. 1.
С
. 118.

80

Исторический

вестник
. 1885.


2.
С
. 462.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

52

Более ранние,
начиная с 1773 г. или сгорели в 1853 г., или проданы”.
“Архив [Могилевской.


М.Ш.] духовной консистории. Приведен в
порядок бывший секретарем консистории В.А.

Александровичем в
1889

1900 гг. До этого архив был на колокольне”. И как редкое
исключение: “Арх
ив Минского губернского правления. Дела с 1795 г.
Описи имеются. Благоприятное впечатление, помещение прекрасное”
81
.
О крайне неудовлетворительном состоянии уездных архивов писал и
Д.И.

Довгялло, ознакомившийся в 1899

1900 гг. с лепельскими
городскими архивами
82
: “Так называемые провинциальные архивы,
случайно сохранившиеся в уездных и заштатных городах, а равно
монастырях и церквах,


писал священник Л.

Паевский,
обследовавший в конце 90
-
х годов Жировицкий монастырский и Брест
-
Лито
вские городские архивы,


изображают (за редким исключением)
жалкий остов в той неразработанной еще научной области нашего края,
которая предстала пред нашими очами на происходившем недавно в
Вильне IX Археологическим съезде”
83
. Далее автор делился
впечатлениями, вынесенными им от осмотра брестского архива,
который находился на чердаке здания, занимаемого городской думой, в
совершенно неупорядоченном состоя
нии: “Груды старых, т. наз.
“шпаргалов” покрыты толстыми слоями пыли и издают тяжелый,
затхлый и удушливый запах... Нынешний архивариус, трудолюбивый
старичок, служит уже около 40 лет, но с архивом не знаком... В 1866 г.
составлена была “Архивная опись Бре
стской городской думы, книгам,
нарядам и прочия”. Но эта опись ... никем не скреплена, не
прошнурована и даже не пронумерована”
84
.

Такое положение с хранением архивных документов в XIX



начале
XX в. в Беларуси было, как правило, повсемест
ным. Статистические
комитеты, другие общественные организации, существовавшие в
белорусских губерниях, не могли оказать существенного влияния на
улучшение хранения и организацию использования документов
губернских и уездных архивов. Дело осложнялось и тем,

что, находясь в
самом центре Европы, территория Беларуси слишком часто становилась
ареной военных действий, следствием чего являлось или прямое
уничтожение хранившихся в здешних архивах документов (как,



81

Сапунов

А
.
П
.
Архивы

в

городах

Могилеве

губ
.
и

Минске
.
М
., 1902.
С
.

7

8
(
в

1921
г
.
последний

архив

будет

уничтожен

на

Борисовской

писчебумаж
ной

фабрике
).

82

Довгялло

Д
.
И
.
Лепель
,
уезд
.
город

Витебской

губ
.
Хроника

минувшей

жизни
.
Витебск
, 1905;
Он

же
.
Лепельские

архивы
.
М
., 1902.

83

Паевский

Л
.
Наши

провинциал
ьные

архивы

и

их

значение

для

Западно
-
Русского

края
.
Гродно
, 1894.
С
. 1.

84

Там

же
.
С
. 37.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

53

например, в 1812 г. или столетие спустя) или их выво
з в сопредельные
страны (в порядке эвакуации на Восток или в качестве трофеев


на
Запад).

Проблемы экспертизы ценности и описания документов
ведомственных архивов в XIX


начале XX в.

В первой половине
XIX в. некоторые ведомства (МВД, государственного кон
троля, МПС,
МНП и др.) разработали правила и инструкции, целью которых являлась
попытка определить ценность различных категорий документов и
установить сроки их хранения. Документы в них подразделялись на 3
группы (“разряда”; “отдела”): “всегдашнего хранен
ия”, “временного
хранения” (от 5 до 20 лет) и подлежащие уничтожению через 1

3 года.
Эти правила и инструкции служили учреждениям основанием для
выделения документов к уничтожению.

Если вначале составленные для уничтожения описи дел подлежали
рассмотрению
и санкционированию Комитетом министров, то к
середине XIX в. эта работа приобретает произвольный,
узковедомственный характер. В 1854 г. МВД первым получило право
самостоятельно отбирать документы к уничтожению; за ним
последовали и другие ведомства. В 1862

г. Министерство
государственных имуществ издало правило “О порядке разбора и
уничтожения решенных дел”; аналогичные правила издавались в 1864 г.
Министерством финансов, в 1865

г.


Министерством внутренних дел,
в 1871

г.



Министерством юстиции. Подобные
правила возникли и
для местных учреждений: для архивов дореформенных судов


в
1866

г., приказов общественного призрения


в 1869 г., судебных
палат, окружных судов и мировых судей


в 1883 г., присутствий по
крестьянским делам


в 1889 г. и т.д.

В середин
е XIX в. разрешение уничтожать архивные документы
получили местные органы власти. Так, в 1867 г. губернаторы могли
самостоятельно решать вопросы об уничтожении документов
учреждений, подведомственных им (значит, и МВД).

Отсутствие на местах опытных архивис
тов приводило к тому, что
судьбу многих документов, потерявших справочное значение, но
имевших научную ценность, решали зачастую некомпетентные
чиновники. Секретные документы сжигались, несекретные продавались
на бумажные фабрики в качестве сырья. Если при
нять во внимание то
обстоятельство, что значительная часть вырученных от продажи
архивных дел денег шла на увеличение жалованья чиновникам, можно
себе представить, какую активность в деле уничтожения архивных
Белорусские

архивы

в

структуре
...

54

документов они развили
85
. О некоторых фактах продажи документов из
ведомственных архивов Беларуси упоминалось выше
. И тем не менее,
несмотря на имевшие место недостатки в деле обеспечения сохранности
архивных материалов, к середине XIX в. достигло определенных
успехов описание архивных дел. Это было обусловлено потребностями
развивающейся исторической науки. Обращавши
еся в архивы историки
нередко не могли получить интересовавшую их информацию именно
из
-
за отсутствия описей, каталогов, справочников, обзоров. Это
подталкивало работников архивов (как ведомственных, так и
исторических) к необходимости создания научно
-
справ
очного аппарата.
Большой вклад в разработку методики архивного описания в первой
половине XIX в. внес комитет, созданный в 1835 г. для описания
документов трех московских сенатских архивов (старых дел, разрядно
-
сенатского и поместно
-
вотчинного). Было призн
ано целесообразным
существование описаний “трех степеней”. Описание 1
-
й степени
предполагало наличие наименования фондообразователя, указание
номеров дел и их хронологических рамок, рода дел, количества листов.
В современном понятии это была инвентарная оп
ись. Описание 2
-
й
степени состояло из обзора истории фондообразователя и
характеристики отдельных групп и документов, т.е. представляло собой
современный тип путеводителя. Описание 3
-
й степени включало
сведения, извлеченные из всех документов, и напоминало

современный
тематический обзор.

Основным видом архивных справочников по
-
прежнему оставалась
опись. В отличие от описей XVIII в., носивших, как правило,
инвентарный характер и обеспечивавших только учетную функцию, в
XIX в. начинают появляться описи, играв
шие роль научно
-
справочного
аппарата. Существовали две точки зрения на описание архивных дел.
Выдающийся российский археограф П.М.

Строев, являвшийся
сторонником краткого описания, разработал общую схему, которая
включала предисловие, краткую аннотацию док
ументов, именной,
географический и предметный указатели. За основу построения описи
П.М.

Строев брал хронологический или алфавитный признаки.

Другой, не менее известный археограф А.Х.

Востоков был сторонником
подробного описания документов. Он считал необх
одимым включать в
описательные статьи фрагменты (или даже полные тексты) документов,
воспроизводить начертания букв, анализировать текст, устанавливать
его авторство, место, время написания и т.п. Именно по
“востоковскому” принципу составлена И.Я.

Спрогисо
м,



85

Так
,
все

ответившие

н
а

распространенную

в

конце

90
-
х

годов

XIX .
..


моквасовым

анкету

об

архивах

учреждений

белорусских

губерний

отметили

факты

продажи

с

торгов

архивных

документов
.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

55

О.В.

Щербицким и В.К.

Голубом “Опись документов Виленского
центрального архива древних актовых книг”, вследствие чего в ее 10
объемных выпусках (1901

1913) описанными оказались лишь 64 (из 23
тыс.) актовые книги. При сохранении такой методики и темпов
о
писания понадобилось бы свыше 4 тыс. (!) лет, чтобы завершить эту
работу.

По “строевскому” принципу был составлен Н.И.

Горба
чевским “Каталог
древним актовым книгам губерний: Виленской, Гродненской, Минской
и Ковенской” (издан в 1872 г.). В 1900 г. он был
дополнен
разработанным И.Я.

Спрогисом географическим указателем и стал,
таким образом, ценным справочником как для архивистов, так и для
историков, археографов. “Строевского” же принципа придерживался и
составитель перечневой описи на документы Витебского
центрального
архива древних актовых книг А.М.

Сазонов (опубликована в 1
-
м
выпуске “Историко
-
юридических материалов”). Форма архивных
описей, подлежавших изданию, была установлена указом 2 апреля 1852
г. Она предполагала краткий перечень дел с указанием ном
ера каждого
документа, его краткого заголовка, а также полной даты. Попытка
виленского архивариуса И.Я.

Спрогиса в конце 80
-
х годов заменить
составление описей именными, географическими и предметными
указателями не была поддержана комиссией 1892 г. по прео
бразованию
деятельности центральных архивов западных губерний. В ее докладной
записке министру народного просвещения говорилось: “На обязанности
архивариусов и помощников архивариусов в архивах древних актов
лежит составление и печатание инвентарной описи
документов с
приложением к ней личных и географических указателей”
86
.

2.
Создание

и

деятельность

исторических

архивов

в

Беларуси

и

Литве

2 апреля 1852 г. Николай I подписал указ “Об учре
ждении в Киеве,
Витебске и Вильно центральных архивов для актовых книг Западных
губерний”, в котором говорилось: “Обратив особенное внимание на
имеющиеся в Западном крае империи древние актовые книги, так
называемые городские, земские и местские (бывшие в
местечках
магдебургий), важные в археологическом отношении и составляющие
единственные в своем роде материалы для отечественной истории и для
дворянских родов, мы возложили на министров внутренних дел,



86

Самоквасов

Д
.
Я
.
Архивное

дело

в

России
.
Кн
. 1.
Приложения
.
С
. 33.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

56

юстиции и народного просвещения изыскание способов как

к
извлечению более существенной пользы из содержания означенных
книг, так и к сохранению оных”
87
.

Было бы ошибочно полагать, что царское правительство действительно
заботилось

о сохранении и изучении документальных источников тех
земель, которые в конце XVIII в. были им присоединены к Российской
империи (на это российские власти будут вынуждены обратить
внимание позже, особенно после восстания 1863

1864 гг. в Польше,
Литве и За
падной Белоруссии). Истинная причина состояла в другом и
была связана с появлением огромного количества фальшивых актов (на
дворянство, владения поместьями и т.п.), что причиняло значительный
материальный ущерб прежде всего государственной казне, а также
ч
астным лицам. Хранившиеся в архивах судебных и административных
учреждений Беларуси, Литвы, Украины актовые книги были легко
доступны фальсификаторам, за соответствующую мзду
изготавливавшим любую подделку.

“Когда русское правительство,


писал помощник ар
хивариуса
Виленского центрального архива древних актовых книг В.К.

Голуб,


возвратило древнее свое достояние


Северо
-
Западный край, он уже
был наводнен подлогами и фальсификациями ... подделка юридических
актов с целью размножить число дворян при русском

правительстве
считалась некоторого рода добродетелью. Подделывать акты с целью
возведения в дворянское достоинство лиц, которые никогда не были
дворянами, или хотя и были, но не имели на то никаких доказательств,
сделалось синонимом “спасать братию”
88
.

Действительно, фальсификации начались задолго до присоединения
белорусских земель к России. На это

указывают многочисленные
сеймовые постановления Речи Посполитой. В частности, в
постановлении 1726 г. говорились: “... размножились по разным местам
подделки публичных актов, которыми потрясена доверенность к
правительству, и имущество, и честь дворянства

доходят до крайнего
положения; и потому в предотвращение на будущее время подобных
злоупотреблений, подтверждая прежние законы, строго предписываем
коронным трибуналам, чтобы по обнаруженному и ясно доказанному
преступлению в подделке и подлоге, заведующи
й актами, будь это
писарь, или регент, или сусцептант, принявший этого рода фабрикацию
или фальсификацию, был наказан смертию, а сторона, в пользу которой



87

Сборник

материалов
,
относящихся

до

архивной

части

в

России
.
Т
. 1.
С
.

120

121.

88

50
-
летие

Виленского

центрального

архива

древних

актовых

книг
.
Исторический

очерк
. 2
апреля

1852

1902.
Сост
.
пом
.
архивариуса

В
.
К
.

Голуб
.
Вильна
, 1902.
С
. 21.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

57

сделана подделка, теряла свое дело и подверглась наказанию по
усмотрению трибунала”
89
.

Однако суровость наказания не останавливала ни “мастеров”, ни их
заказчиков: в 1830 г. лишь 4

% предъявлявшихся в суды документов
оказались подлинными.

Для преграждения доступа в актовые книги фальшивок 19 февраля 1833
г. была учреждена специальная коми
ссия, которой вменялось в
обязанность перенумеровать листы в книгах, прошнуровать,
припечатать и скрепить их подписями всех членов комиссии. Однако
вследствие формального отношения комиссии в этой работе последняя
не дала ожидаемых результатов: подделки пр
одолжались. Не имела
успеха и деятельность следующей аналогичной комиссии, учрежденной
3 ноября 1842

г. для производства проверки актовых книг в западных
губерниях. Тогда решено было изъять книги из присутственных мест и
сосредоточить в специально учрежден
ных для их хранения
центральных архивах


в Вильно, Витебске и Киеве. Изъятию
подлежали книги по 1799 г. включительно. Это дата была продиктована
прежде всего интересами дворянства, так как юридическая сила
сохранялась за актами, внесенными в книги по 1799

г., после которого в
присоединенных землях вошли в силу общероссийские учреждения и
законы.

Виленский архив, находившийся в ведении Министерства народного
просвещения и размещавшийся в здании закрытого к этому времени
местного университета, начал функцион
ировать с года своего
учреждения
90
. Его первым заведующим по распоряжению Виленского
генерал
-
губернатора И.Г.

Би
би
кова был назначен кандидат Санкт
-
Петербургской духовной академии Н.И.

Горбачевский (1809

1880).
Помимо заведую
щего в штат сотрудников архива входили два
помощника архивариуса (постоянный и временный) и два писца.
Бюджет архива составлял 2,3 тыс.

руб. в

год.

Витебский архив, поставленный под контроль Министерства
внутренних дел, из
-
за отсутствия помещения смог начать работу лишь в
1863 г. Под его хранилище приспособили бывший фарный костел, в
котором наряду с архивом древних актовых книг разместились арх
ивы
губернского правления и канцелярии генерал
-
губернатора. Возглавил



89

Там

же
.
С
. 19.

90

Фактически

архив

начал

комплектоваться

уже

в

1830
-
е

годы
.
Его

основу

составил

архив

Главного

литовского

трибунала
,
к

которому

в

1837
г
.
были

добавлены

материалы

его

минских

каденций

и

архив

Скарбового

трибунала

Великого

княжества

Литовского
,
в

1840
г
.


документы

Трокского

архива

(
Улащик

Н
.
Н
.
Очерки

по

археографии

и

источниковедению

истории

Белоруссии

феодального

периода
.
М
., 1973.
С
. 117

120).

Белорусские

архивы

в

структуре
...

58

архив бывший инспектор Динабургской гимназии, выпускник
Казанского университета А.М.

Сазонов (1818

1886). Он был
единственным сотрудником архива, получал 600 руб. годового
жалованья.

К 1
863 г. концентрация документов в Виленском архиве была
закончена. Из присутственных мест сюда поступили 18243 актовые
книги. В 1887 г. архив пополнили еще 5 тыс. актовых книг различных
судов Люблинской губернии за период с 1428 по 1810 г. Таким образом,
к
концу XIX в. в нем хранилось 23326 актовых книг, в которых
содержалось примерно 15 млн документов Виленской, Ковенской,
Гродненской, Минской и Люблинской губерний. Встречались среди них
также книги Могилевской и Смоленской губерний. Основные же книги
этих,

как и Витебской, губерний находились в Витебском архиве. По
данным на июнь 1890 г. их здесь насчитывалось 1826 экземпляров с
количеством актов до 300 тыс.

“Акты Виленского архива,


отмечал упоминавшийся выше
В.К.

Голуб,


представляют собой весьма ценный

материал для
изучения внутреннего строя бывшего Литовского княжества и в этом
отношении имеют высокий научный интерес. Если к этому прибавить,
что акты Виленского архива не мертвые исторические материалы, но
еще действующие юридические документы, служащие

доказательством
различных гражданских прав, то вопрос о значении Виленского
центрального архива будет исчерпан”
91
. То же самое можно сказать и о
Витебском архиве, документы которого, н
есмотря на сравнительную
немногочисленность, имели научное и практическое значение.

На первом этапе деятельности обоих архивов их сотрудники были
вынуждены приводить в порядок и систематизировать поступавшие к
ним дела. Следует заметить, что масса книг дос
тавлялась в архивы в
неисправном виде, с разбитыми переплетами или вовсе без них. К тому
же книги разных судов, как и находившиеся в них документы, были
перемешаны. После того как книги были разобраны, систематизированы
по судам, реставрированы, началась р
абота по их использованию.
Однако прежде архивариусом Виленского архива Н.И.

Горбачевским
был составлен каталог всем актовым книгам, получивший высокую
оценку известного российского архивиста, директора Московского
архива Министерства юстиции, профессора Н
.В.

Калачова. “Это в
высшей степени важное пособие для желающих пользоваться
документами архива”,


так охарактеризовал его значение



91

50
-
летие

Виленского

центрального

архива

древних

актовых

книг
.
С
. 12.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

59

Н.В.

Калачов
92
. Помимо предисло
вия, в котором составитель дал
характеристику основным видам включенных в актовые книги
документов, а также познакомил читателей с разновидностями судов,
существовавших в ВКЛ, в конце каталога находился алфавитный
указатель всех имений и дворищ, на которые

имелись инвентари и о
которых упоминалось в подкоморских книгах. Годом раньше, в 1871 г.,
А.М.

Сазонов опубликовал в первом выпуске “Историко
-
юридических
материалов” аналогичный каталог актовых книг Витебского архива. Оба
эти справочника составлены по еди
ному принципу и включали
следующие данные: номер по порядку, номер судебного места (т.е.
делопроизводственный номер), год, род книги по содержанию
(например, Главного Литовского трибунала, Мстиславльского
городского суда, Оршанского земского суда и т.д.),
количество листов,
язык. Каталог Н.И. Горбачевского зафиксировал 18243 книги,
А.М.

Сазоно
ва


1823 книги.

Безусловно, говорить о значении этих каталогов как научно
-
справочном
аппарате не приходится, так как они не раскрывали (даже в самых
общих чертах) со
держание тех или иных документов, включенных в
книги. Их назначение ограничивалось учетом и обеспечением
сохранности актовых книг.

Составленный впоследствии И.Я.

Спрогисом указатель к Каталогу
Н.И.

Горбачевского повысил значение последнего именно в качеств
е
научно
-
справочного аппарата, о чем уже говорилось выше. Благодаря
компетентности и научной подготовке первых архивариусов
Виленского и Витебского архивов Н.И.

Горба
чевского и А.М.

Сазонова
работа по использованию документов в этих архивах была поставлен
а
на достаточно высокий научный уровень. Строго следуя основным
положениям указа от 2 апреля 1852 г., Н.И.

Горбачевский положил за
правило, что в архив никто не имел права входить без сопровождения
заведующего. Подлинные актовые книги никуда из архива не
в
ыдавались. “В смутное время 1862 и начала 1863 гг.,


писал в 1869 г.
Н.И.

Горбачевский,


многие из польских патриотов являлись в
канцелярию Центрального архива и с обыкновенною в тогдашнее время
их наглостью требовали из архива актовые книги, желая сами
по ним
делать справки; в этом случае вышеупомянутое повеление и указ
Правительствующего Сената служили твердой опорой и защитой от их
нахальства”. Здесь имеет место тот случай, когда буквальное



92

Калачов

Н
.
В
.
Архивы
,
их

государственное

значение
,
состав

и

устройство
.
Спб
., 1877.
С
. 37.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

60

следование царскому указу обеспечивало сохранность документаль
ного
материала.

Деятельность архива состояла в выдаче выписей из актовых книг по
требованиям присутственных мест и просьбам частных лиц, в
наведении и сообщении разного рода справок по требованиям и
просьбам, в составлении описей документов и указателей (
именных и
географических). Учитывая малочисленный состав сотрудников
архивов и количество исполняемых ежегодно запросов (в 1902

г.,
например, Виленский архив сделал только выписей из документов
около 150, многие из которых занимали 60 и более листов, напис
анных
скорописью, выцветшими чернилами), можно судить об интенсивности
работы архивистов того времени. Например, чтобы составить в 1885 г.
28 справок, сотрудникам Виленского архива пришлось пересмотреть
283 актовые книги (270594 листов); для наведения в 18
86

г. 54 справок
было пересмотрено 962 книги (496362 листов). Всего же в первые 16 лет
деятельности Виленского архива им было выдано 9238 справок
93
.
Исполнение запросов различного харак
тера требовало от архивистов не
только интенсивной работы, но и высокого профессионализма. “Нужно
быть слишком ограниченным или легкомысленным,


писал Н.И.

Гор
-
бачевский,


чтобы без надлежащего и подробного осмотра акта давать
мнение о его действительнос
ти или недействительности; иногда от
одного документа зависит участь нескольких десятков семейств”
94
. В
подтверждение этого Н.И.

Горба
чевский привел пример, связанный с
просьбой поверенного тыкоцинских мещан выдать ему копию
документа, ка
сающегося поземельной собственности.
Н.И.

Горбачевский усомнился в подлинности документа и объявил об
этом просителю, на что последний ответил, что ему и нужно доказать
подложность документа, ибо на основании его у 50

60 семейств отнята
принадлежавшая им з
емля.

Значительной была публикационная деятельность центральных
архивов. В 1865

1915 гг. Виленская археографическая комиссия,
созданная в 1864 г., издала 39 томов “Актов”, подавляющая часть
которых была взята из Виленского и частично Витебского архивов.
Са
мим же Виленским архивом в 1901

1913 гг. были подготовлены и
изданы 10 выпусков описей документов архива. В 1867 г. на средства
Виленской археографической комиссии были изданы подготовленные
Виленским архивом “Ревизии пущ и переходов звериных в бывшем
ВКЛ
с присовокуплением грамот и привилегий на входы в пущи и на



93

50
-
летие

Виленского

центрального

архива

древних

актовых

книг
.
С
. 50.

94

Там

же
.
С
. 44.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

61

земян, составленные старостою мстибоговским Г.Б.

Воловичем в 1559
г.” и “Актовая книга, содержащая в себе привилегии, данные дворянам
и священникам Пинского повета”, составленная тем же Воловичем
в
1554 г. В этом же году были изданы подготовленные Н.И.

Горбачевским
“Краткие таблицы, необходимые для истории, хронологии, вообще для
всякого рода археографических исследований и в частности для разбора
древних актов и грамот Западного края России и Царс
тва Польского”. В
1869 г. на средства Виленского учебного округа был издан
составленный Н.И.

Гор
бачевским “Археографический календарь” на 2
тыс. лет (325

2324) по Юлианскому и на 742 (1583

2324)


по
Григорианскому летосчислению. Он представлял собой допо
лнение к
“Таблицам”. В 1874 г. вышел в свет “Словарь древнего актового языка
Северо
-
Западного края и Царства Польского”, над которым
Н.И.

Горбачевский работал с 1871 г. и за который в 1875 г. был
удостоен Уваровской премии. Этот словарь включал названия вс
ех
судов, существовавших в Польше и ВКЛ с древнейших времен,
названия всех сановников от высшего до низшего с объяснением их
компетенции, названия древних польских и литовских монет с
вычислением их стоимости в разные времена с переводом на русскую
монету,

названия мер и весов, установившихся окончательно в Польше
и ВКЛ в 1764

1766 гг. и с переводом их на русские весы и меры.
Словарь содержал также слова и изречения средневекового латинского
языка, использовавшиеся в юридическом языке Польши и ВКЛ,
названия

подвижных и неподвижных праздников и недель года,
которыми были обозначены в древние времена явки актов, древние
названия ремесел, орудий и одежды, юридические термины и т.д. В
1888 г. при содействии Виленского учебного округа был издан
подготовленный арх
ивариусом И.Я.

Спрогисом “Географи
ческий
словарь древней Жомойтской земли XVI ст.”, составленный по 40
актовым книгам Росиенского земского суда. В него вошли 9742
названия городов, сел, имений, деревень, сенокосов, лугов, урочищ, рек,
речек, озер.

Витебск
им архивом за 30 лет было издано 32 тома “Историко
-
юридических материалов, извлеченных из актовых книг губерний
Витебской и Могилевской”. В отличие от виленских публикаций,
содержащих главным образом документы о положении деревни, в них
публиковались докум
енты, касающиеся преимущественно городов.
Составителем и редактором первых 16 томов материалов, вышедших в
1871

1884 гг., был А.М.

Сазонов, 17
-
й том (1888) редактировали
Н.Н.

Ме
щерский и сменивший умершего Сазонова М.Л.

Ве
ревкин, 18

26
-
й тома вышли под р
едакцией М.Л.

Веревкина, 27

32
-
й тома (1898

Белорусские

архивы

в

структуре
...

62

1906) редактировал Д.И.

Довгялло, с июля 1897 г. работавший
архивариусом Витебского архива.

В “Историко
-
юридических материалах”, как правило, документы
публиковались впервые. Они освещали главным образом различны
е
стороны социально
-
экономической жизни Восточной Беларуси за 200
лет (с конца XVI по конец XVIII

в.). Особо выделяются приходо
-
расходные книги Могилевского магистрата, содержащие данные за
1679

1716 гг. Здесь было помещено значительное количество
привилее
в городам Восточной Беларуси: например, привилей на
магдебургское право Кричеву на 1663 г., привилей на право и вольности
Могилеву на 1672 г. (т. 10), Д.И.

Довгялло поместил так называемый
“Оршанский гербовник”


источник для археографических изданий (т.
2
3). В нем даны гербы шляхты бывшего Оршанского повета Витебского
воеводства с соответствующими пояснениями и генеалогическими
таблицами. Для удобства пользования гербовником гербы расположены
в алфавитном порядке по фамилии владельцев. В “Историко
-
юридичес
ких материалах” содержится большое количество данных по
метрологии Беларуси, топонимике, исторической географии, архивам (т.
12, 17, 22 и др.). Несмотря на невысокий уровень археографической
подготовки документов (особенно это характерно для томов,
готовив
шихся А.М.

Сазоновым), отсутствие системности в публикации
и другие недостатки, изданная Витебским архивом древних актовых
книг серия “Историко
-
юридических материалов” стала значительной
источниковой базой для исследователей, занимающихся изучением
социаль
но
-
политической и особенно экономической истории Восточной
Беларуси XVI

XVIII вв.

Всего лишь 40 лет просуществовал фактически первый исторический
архив Беларуси


Витебский центральный архив древних актовых
книг. Ссылаясь на то, что Витебский архив “помеще
н в городе, где
нельзя предполагать достаточного числа лиц, интересующихся
историческими разысканиями”, а также на сложности, возникшие в
процессе справочной работы из
-
за раздробленности архивных фондов,
специально учрежденная комиссия по преобразованию ар
хивов
западных губерний пришла к выводу о целесообразности объединения с
1 января 1903 г. Витебского и Виленского архивов. Решение комиссии
было одобрено Государственным Советом, при
нявшим 24 ноября 1902
г. мнение “Об утверждении вре
менного штата Централ
ьного архива
древних актовых книг”. Второй пункт решения Госсовета гласил:
“Упразднить с того же срока (т.е. с 1 января 1903 г.


М.Ш.
) Витебский
центральный архив древних актовых книг с передачей всех хранящихся
Белорусские

архивы

в

структуре
...

63

в нем актов в Виленский центральный архив”
95
. После перевозки
документов из Витебска в Вильно Виленский архив стал насчитывать
25577 актовых книг.

Первая мировая война и последовавшие за ней события существенным
образом изм
енили не только состав, но и характер деятельности
Виленского архива: из хранилища древних актов он превратился в
Госархив в Вильно, в котором начали концентрироваться документы
учреждений и организаций Виленского края, отошедшего в 1920 г. к
Польше. В так
ом качестве архив оставался до осени 1939 г.

Тогда же, в 1915 г., с приближением кайзеровских войск к Вильно,
часть архива вывезли в Ярославль. Известный белорусский этнограф и
библиограф Ал.

Шлюбский считал, что была эвакуирована самая ценная
часть
96
. Бывший в 1920
-
е годы старшим архивистом Виленского архива
Р.

Меницкий на вопрос: “Что вывезено?” не мог дать точного ответа,
так как отсутствовали списки вывезенных книг. “Российские архивные
власти,

писал он,


перед выездом из

Вильно опечатали архив,
закрыли двери на ключ и отдали их городскому совету, а те


археографической комиссии”
97
. Десятью страницами ниже Меницкий
указывал, что после вывоза книг в Росси
ю и передачи в октябре 1919 г.
3518 (из находившихся там 4822) книг Люблинской губернии в
соответствующий польский архив в Виленском архиве оставалось 14832
книги. Таким образом, нетрудно подсчитать, что, по данным польского
архивиста, в
1915

г. из Виленск
ого архива в Россию было вывезено 7227
книг.

Архив Муравьевского музея


первый политический архив Литвы
и Беларуси конца
XIX



начала
XX

в.

Как восстание декабристов и
все события, связанные с вступлением Николая

I на престол, вызвали
возникновение в Пете
рбурге специального секретного
архивохранилища, получившего название “Второго главного архива
Министерства иностранных дел”, так и восстание 1863

1864 гг. в
Польше, Литве и Беларуси привело к мысли о необходимости
концентрации всех документов, отражавших э
то событие, в отдельном
архиве. Таковым стал архив при Муравьевском музее в Вильно (музей
был создан в 1898 г. и имел своей целью “облегчить для желающих
возможность ознакомления о деятельности гр.

Муравьева в период
управления Северо
-
Западным краем России

в 1863

1865 гг.”)
98
. Архив
активно комплектовался документами, освещавшими историю



95

Сборник

материалов
,
относящихся

до

архивной

части

в

России
.
Т
. 1.
С
.

216.

96

Спа
дчына
. 1992.


4.
С
. 25.

97


Mienicki R. Archiwum akt dawnich w Wilnie. Warszawa, 1923. S. 123.

98

Добрянский

Ф
.
Старая

и

новая

Вильна
.
Вильна
, 1903.
С
. 265.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

64

восстания и особенно его подавление царскими войсками. Если в 1900 г.
в нем насчитывалось всего 115 дел, то в

1903 г.


почти 4 тыс. дел. В
мае 1913 г. в архиве хранилось около 30 тыс. дел. В сентябре 1913 г.
сюда поступило еще около 17,5 тыс. дел из архива политического
отделения канцелярии Виленского генерал
-
губернатора (последнее, как
известно, было ликвидиров
ано в 1912 г.). К началу первой мировой
войны в архиве Муравьевского музея, таким образом, находилось около
45 тыс. дел
99
. Это были, во
-
пер
вых, документы учреждений и
организаций, созданных в связи с восстанием в Литве и Беларуси
(временный полевой аудиториат, следственные комиссии, военные
начальники и др.), во
-
вторых, части материалов политического
отделения канцелярии генерал
-
губернаторств
а, канцелярий Виленского,
Ковенского, Гродненского, Витебского, Минского и Могилевского
гражданских губернаторов, штаба Виленского военного округа и других
учреждений, имевших отношение к восстанию (они изымались из
фондов соответствующих учреждений и пере
давались в архив
Муравьевского музея), в
-
третьих, секретные дела из канцелярии
генерал
-
губернаторства и губернских учреждений, которые своим
содержанием не были связаны с восстанием. Возглавлял музей и архив
при нем известный археограф А.И.

Миловидов. Нахо
дившиеся в архиве
дела были учтены по инвентарным описям (на каждый фонд или часть
фонда составлялась отдельная опись; общая систематизация дел
отсутствовала).

С началом первой мировой войны по приказу командующего Двинского
военного округа была начата под
готовка материалов архива к
эвакуации. Наиболее ценные, с точки зрения царских чиновников, дела
(политические и секретные) были упакованы в 90 мешков весом около
400 пудов и вывезены летом 1915 г. в Ярославль, куда, как известно,
были эвакуированы часть кн
иг Виленского центрального архива
древних актов и некоторые рукописи Виленской публичной
библиотеки. В числе вывезенных документов архива Муравьевского
музея были прежде всего дела бывшего политического отделения
канцелярии Виленского генерал
-
губернаторств
а. Оставшиеся
материалы были перемещены в помещение Виленского архива древних
актов, где в течение нескольких лет подвергались научно
-
технической
обработке польскими архивистами
100
.




99

Шумейка

М
.
Як

заваѐўваўлі

дакументальную

спадчыну

Мураўѐва
-
вешаль
-
ніка

//
Беларуская

мінуўшчына

1997.


1.
С
. 8

9.

100

Обработка

и

пересистематизация

дел

части

архива

проводилась

в

1922

1926
гг
.

В

1926

1934
гг
.
было

составлено

новое

описание

материалов
,
в

основу

которого

(
как

и

предыдущего
)
была

положена

фондовая

принадлежность

документов
.
Составленные

на

каждый

отдельный

фонд

(
или

часть

его
)
описи

Белорусские

архивы

в

структуре
...

65

3.
Виленская

археографическая

комиссия

и

ее

роль

в

формировании

источниковой

базы

для

изучения

истории

Беларуси

Виленская археографическая комиссия, возникш
ая в апреле 1864 г.,
является учреждением, деятельность которого тесно связана с работой
Виленского и Витебского центральных архивов древних актовых
книг
101
. Ее непосредственной предшественницей была временная
комиссия, созданная в 1842 г. при Виленском статистическом комитете
и обследовавшая архивы в городах, монастырях, церквах Литвы и
Беларуси (аналогичная комиссия действовала и при Минском
г
убернском статистическом комитете). Обнаруженные архивные
материалы передавались в основном в Петербургскую
археографическую комиссию (создана в 1834 г.). Так, в 1837 г. туда
были доставлены древние документы XIII

XVIII вв. на русском,
польском, латинском
и французском языках, изъятые из семейного
архива Сапег, который находился в конфискованном имении в
Деречине, документы Оршанского Кутеинского монастыря,
Оршанского, Брестского, Гродненского городских магистратов и др.

В результате деятельности комиссии в

1843 г. был издан сборник
документов “Собрание древних грамот городов: Вильно, Ковно, Трок,
православных монастырей, церквей и по разным предметам”. В него
вошло около 200 документов XIV

XVIII вв. Аналогичное издание
(“Собрание древних грамот и актов горо
дов Минской губернии,
православных монастырей, церквей и по разным предметам”) было
предпринято и комиссией при Минском статистическом комитете в
1848 г.

Инициатива в создании археографической комиссии принадлежала
Виленскому генерал
-
губернатору В.И.

Назим
ову; открыта же она была
во время правления небезызвестного М.Н.

Муравьева, который,
покончив с восстанием 1863

1864

гг., обратился к делам комиссии.

На комиссию была возложена задача выявления и публикации “важных
в политическом отношении документов, дока
зывающих
первоначальную самостоятельность прежней Литвы (Великого
княжества Литовского.


М.Ш
.), близкую связь ее с Россией и




были

сгруппированы

в

8
томов

(
по

одному

тому

на

Витебскую
,
Ковенскую
,
Минскую

и

Могилевскую

и

по

два

тома

на

Виленскую

и

Гродненскую

губернии
).

101

Пятидесятилетие

Виленской

комиссии

для

разбора

и

издания

древних

актов
. 17
апреля

1864

1914.
Вильна
, 1914.
С
. 4.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

66

стремление польского правительства и дворянства к подавлению этой
самостоятельности и к совершенному ополячению края”
102
.

В.И.

Назимов доносил Государственному совету, что древние акты
“могут служить живыми свидетелями минувших веков о самобытности
политической, административной и законодательной жи
зни литовского
народа, определить самостоятельное развитие прав сословных, дать
точное и неискаженное понятие о характере, обычаях и преданиях чисто
народных, наконец, в живой последовательной картине представить
настоящему населению Литвы неосновательност
ь стремлений к
слиянию с Польшей, а враждебной партии


незаконность
посягательства на завладение самобытною Литвою”
103
.

Выбор Вильно в качестве археографического центра был обусловлен
наличием в городе богатейших архивов (важ
нейшим с
реди них являлся
Центральный архив древних актовых книг), библиотек, музеев,
типографий. Сюда после разгрома восстания 1863

1864 гг. свозились
конфискованные у участников восстания их личные архивы, книжные
собрания, а также архивы и библиотеки закрытых мо
настырей и
костелов. И хотя к этому времени Виленский университет был уже
ликвидирован, тем не менее в городе имелись значительные научные
силы, способные не только вести архивные разыскания, но и описывать,
и публиковать документы.

В Вильно находился цент
р учебного округа. Проводимые под эгидой
его попечителя И.П.

Корнилова архивно
-
археографические изыскания
дали в руки исследователей ряд документов первостепенной важности.
Так, в Турове было найдено Евангелие XI в., в Гомельской губернии и
Могилеве



“Лет
опись Авраамки”, в Гродненской губернии


Супрасльская летопись, считавшаяся утерянной, в Несвижском архиве
кн. Радзивиллов


отрывок Слуцкой летописи и др.
104

Комиссия находилась

в ведении Министерства народного просвещения
и ее непосредственным начальником являлся попечитель Виленского
учебного округа. Вместе с тем она была в зависимости и от виленского
генерал
-
губернатора как представителя высшей власти в Северо
-
Западном крае.

З
а 50 лет своего существования (1864

1915) комиссия подготовила 39
томов “Актов”, 7 несерийных томов в 9 книгах, хронологические
таблицы, сборник палеографических снимков, 4 отчета о своей



102

Сборник

м
атериалов
,
относящихся

до

архивной

части

в

России
.
Пг
., 1917.
Т
. 2.
С
. 103.

103

Там

же
.
С
. 106

107.

104

Иконников

В
.
С
.
Опыт

русской

историографии
.
Киев
, 1891.
Т
. 1.
Кн
. 1.
С
.
551.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

67

деятельности и несколько книг справочного характера
105
. Всего же ею
было издано 49 томов документов, содержащ
их около 29 тыс. страниц
большого формата.

Первым председателем комиссии был П.В.

Кукольник (1864

1865), а
членами


виленский священник А.И.

Пщол
ко, чиновник особых
поручений при местном генерал
-
губернаторе И.А.

Никотин и
архивариус Виленского центрально
го архива древних актовых книг
Н.И.

Горба
чевский. В дальнейшем председателями комиссии были
П.А.

Бессонов (1865

1866), Я.Ф.

Головацкий (1867

1888),
Ю.Ф.

Крачковский (1898

1902), Ф.Н.

Добрянский (1902

1913),
Д.И.

Довгялло (1913

1915). Членами комиссии за в
есь период ее
деятельности являлись помимо вышеуказанных С.В.

Шолкович,
К.И.

Снит
ко, В.М.

Площанский, И.А.

Глебов, А.О.

Турцевич,
И.Я.

Спрогис, А.С.

Вруцевич.

Более пяти лет Виленская археографическая комиссия работала как
временное учреждение. В качестве

постоянной она оформилась 17
ноября 1869 г., когда было принято решение Государственного совета.
Согласно ему в состав комиссии входили два члена и председатель.
Последний утверждался министром народного просвещения по
представлению попечителя Виленского
учебного округа.

Тогда же в министерстве были разработаны правила, определявшие
основные направления деятельности комиссии. Они были подписаны в
октябре 1870 г. Согласно правилам, комиссия должна была работать
“под главным и непосредственным начальством по
печителя Виленского
учебного округа”. Все члены, как и председатель, обязывались
разбирать документы, находившиеся в Виленском и Витебском
центральных архивах древних актовых книг и других архивах северо
-
западных губерний и печатать наиболее важные из них.

Для
определения состава документов, отобранных к публикации, комиссия
обязывалась собираться не реже одного раза в неделю. Санкцию на
издание документов давал попечитель учебного округа. Главной
обязанностью членов комиссии был отбор документов,
чтение
ко
рректуры, составление указателей, предисловий, пе
ре
вод текстов с
латинского или польского языков на русский и т.д.

Анализ содержания опубликованных в первые годы работы комиссии
актов показывает, что в первую очередь отбирались документы, в
которых упомина
лось о существовании на территории Беларуси и
Литвы православных церквей и монастырей. Это давало основание



105

Подробная

биб
лиография

изданий

комиссии
,
как

и

обстоятельный

анализ

литературы

о

ней
,
содержится

в

кн
.:
Улащик

Н
.
Н
.
Очерки

по

археографии

и

источниковедению

истории

Белоруссии

феодального

периода
.
С
.

64

65, 69

71.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

68

делать выводы отнюдь не научного характера. В частности, директор
Московского архива Министерства юстиции профессор
Д.Я.

Самоквасов писал: “Изучение

юридических актов, составляющих
содержание древних актовых книг центральных архивов, выяснило
факты, радикально изменяющие понятия историков первой половины
XIX столетия о древнем Литовском государстве, составе его
народонаселения, судебно
-
административны
х учреждениях,
отношениях к Польше и России и т.д. Между прочим, доказан факт
чрезвычайно важного научного и практического значения, по которому
на всем пространстве западных губерний России XIV

XVII стст. жил
православный русский народ, говоривший языком
Начальной русской
летописи и Русской правды, а в среде этого народа литовское племя не
составляло и десятой доли государственного народонаселения. До
конца XVII ст. все юридические акты в Литве были написаны на
русском языке, а личные топографические имена

в актовых книгах
являются русскими именами: не было Радзивиллов, Бобржинских,
Добржинских и т.д., а были Радивилы, Бобринские, Добринские и
т.д.”
106

Как и аналогичные Петербургская, Киевская (учрежде
на в 1843 г.),
Кавказская (создана в 1864 г.) археографические комиссии, Виленская
комиссия за полвека своей деятельности так и не выработала каких
-
либо общих правил публикации документов. Отсутствовали правила
передачи текстов, что для хранившихся в белор
усских и литовских
архивах многих документов на польском, латинском и других
иностранных языках имело особое значение. Археографическая
обработка публикуемых источников каждым членом комиссии
производилась по
-
своему. В результате в изданиях комиссии заголо
вки,
указатели, легенды, примечания составлены по
-
разному; по
-
разному
передан и текст документов. Подменяя в ряде случаев научную
археографию политической, некоторые публикаторы нередко шли на
откровенную фальсификацию документов, не говоря уже о
тенденцио
зном содержании предисловий и примечаний к ним. Это, в
свою очередь, не могло не вызвать отрицательного отношения к
изданиям комиссии как со стороны исследователей, изучающих
историю Великого княжества Литовского, так и широкого круга
читателей. При тираже

своих изданий в 500 экземпляров комиссия
продавала не более 3

4

%. Основной формой сбыта продукции
комиссии являлась бесплатная рассылка ее в научные общества и
учебные заведения.




106

Самоквасов

Д
.
Я
.
Архивное

дело

в

России
.
Кн
. 1.
С
. 6

7.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

69

Одним из наиболее квалифицированных сотрудников комиссии был ее
последний п
редседатель Д.И.

Довгялло. Будучи с 1896 г. архивариусом
Витебского центрального архива и редактором нескольких томов
издаваемых архивом сборников (“Историко
-
юридические материалы”),
он с ликвидацией в 1903 г. архива переехал в Вильно и с 1906 г. стал
член
ом комиссии. В этом качестве Д.И.

Довгялло принял участие в
подготовке к печати т. 32

37 (1907

1912) “Актов”, написал
предисловие к т. 33 (1908) и составил указатель к т. 36 (1912). Как и
другой эрудит
-
историк, архивист, археограф Н.И.

Горба
чевский,
Д.И.

Довгялло еще до работы в комиссии занимался описанием
белорусских архивов. Им, в частности, было подготовлено описание
Витебского церковно
-
археологического древлехранилища, первый
выпуск которого издан в Витебске в 1899 г., очерки и статьи о
лепельских арх
ивах, об архиве Витебского губернского правления и др.

Несмотря на официально
-
охранительное направление, превалировавшее
в деятельности Виленской археографической комиссии, она за полвека
своего существования опубликовала значительное количество
извлеченны
х из белорусских и литовских архивов документов и
материалов, сохранив таким образом многие из них для будущих
исследователей. Ее опыт впоследствии был использован при
организации Архео
графической комиссии Историко
-
археологической
секции Инбелкульта, а та
кже в публикационной деятельности
госархивов Беларуси в послевоенный период. Работа Виленской
археографической комиссии являет собой наглядный пример
целесообразности “разделения труда” между научными и архивными
учреждениями.

Попытки реорганизации архивно
го дела в России во второй
половине XIX


начале XX в. Проекты Н.В.

Калачова и
Д.Я.

Самоквасова.

Одним из первых, кто заговорил о необходимости
реорганизации архивного дела как в центре, так и на местах, был
управляющий Московского архива Министерства юсти
ции
Н.В.

Калачов (1819

1885). Он выступил в 1869 г. на I
Археологическом съезде со специальным докладом на эту тему. Суть
его предложений сводилась к следующему: все существующие в России
архивы должны быть разбиты на текущие, справочные при каждом
учрежде
нии и центральные исторические. Последние, в свою очередь,
должны быть разбиты на две категории: центральные для каждой
губернии и центральные при министерствах и других высших
правительственных учреждениях. Разборочные комиссии,
функционировавшие в справо
чных комиссиях, отбирали из текущих дел
ненужные для справок и передавали их в центральные исторические
губернские архивы.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

70

Предназначенные к уничтожению документы не могли быть
уничтожены без разрешения Главной архивной комиссии. Для
детальной разработки в
сех этих предложений при Министерстве
народного просвещения была создана в 1873 г. межведомственная
комиссия под председательством Н.В.

Калачова.

Реальным итогом работы комиссии вплоть до смерти ее председателя в
1885 г. стало приостановление несанкциониро
ванного уничтожения
архивных дел, открытие в 1877 г. Петербургского археологического
института, а также создание в 1884

г. ряда губернских ученых архивных
комиссий
107
. С прекращением деятельности комиссии уничтожение
архивных документов возобновилось с новой силой. Это дало
основание Московскому археол
огическому обществу поручить своему
члену, новому управляющему архивом Министерства юстиции
Д.Я.

Самоквасову выяснить причины данного явления. Была
разработана и разослана по центральным и провинциальным архивам
анкета. Ответы были получены от 714 архивов,

что, по подсчетам
Самоквасова, составляло 1/40 часть всего количества архивов,
существовавших в России. Наибольшую активность проявили архивы
Воронежской (58) и Витебской (42) губерний. Из других белорусских
губерний на анкеты откликнулись Гродненская (1)
, Минская (8),
Могилевская (1) губернии.

Опубликованные в книге Д.Я.

Самоквасова “Архивное дело в России”
ответы на анкету представляют собой весьма любопытный источник о
состоянии архивного дела в Беларуси в конце XIX в. Они содержат
количественные характ
еристики некоторых белорусских
ведомственных архивов, дают представление об условиях хранения в
них документов и др. Интересно отметить, что единственным
историческим архивом, откликнувшимся на анкету, стал Витебский
центральный архив древних актов. Соглас
но этому документу, “архив
занимает каменное казенное здание, бывший римско
-
католический
приходской костел и состоит из 4
-
х комнат: 3 собственно под архивом
во втором этаже и 1 в нижнем


для канцелярии... Помещение светло и
сухо, от пожара безопасно. Форм
ы рукописей


книги in folio,
переплетенные частью в кожу, а в большинстве


в молескин... 1899
книг в 1706 переплетах. Описи есть отдельными книгами, в них
включены не все документы. Когда и кем составлены


неизвестно. В
1896

1897

гг. составлены алфавиты

к документам актовых книг



107

В

архивных

комиссиях

их

открытый

недоброжелатель

Д
.
Я
.

Самоквасов

рассматривал


общественн
ую

службу
”,
нигде

в

мире
,
кроме

России
,
не

существовавшую

(
Самоквасов

Д
.
Я
.
Архивное

дело

в

России
.
Кн
. 1.
С
.

15, 22).

Белорусские

архивы

в

структуре
...

71

Городокского, Динабургского и Невельского судов


по фами
лиям.
Общего алфавита нет”
108
.

Из ответа Витебской казенной палаты следовало, что ее архив
размещался в частном

каменном здании и обслуживался одним
архивариусом и тремя писцами. Общее количество дел составляло
102454, включая 607 дел ревизских сказок с 1772 г. Кроме дел
финансового ведомства здесь хра
нились документы приказа
общественного призрения за 1808

1867 г
г., входившего в систему
МВД. Описи были составлены по каждому столу отдельными
книгами; алфавитные указатели не велись
109
.

“Дела XVII в.,


отмечалось в ответе,


были проданы согласно
разрешения Департамента государственного казначейст
ва с
аукционного торга частным лицам”
110
.

Архив Гродненской казенной палаты хранил немногим более 500 дел за
1560

1834 гг., которые весной 1881 г. были переданы в Виленский
центральный архив древних ак
тов и Рукописный отдел Виленской
публичной библиотеки. Среди них находились привилегии и
конфискации бывших польских королей, инвентари и описания бывших
староств, воеводств и имений и др.

Архив Могилевской казенной палаты хранил несколько десятков тысяч
д
ел палаты и распорядительного комитета с 1870

г.; документы за более
ранний период были уничтожены пожаром 1873 г. Имелись только
сдаточные описи. По разрешению Департамента государственного
казначейства и с согласия местной контрольной комиссии и Орловско
й
ученой архивной комиссии дела палаты продавались с торгов
111
.

Аналогичные ответы были получены и от других архивов. Как и
Н.В.

Калачов, Д.Я.

Самоквасов выступил активным сторонником
архивной реформы, однако в отличие от своего предшес
твенника на
посту


управляющего МАМЮ


он стал рьяным противником
детища Калачова


губернских архивных комиссий. Суть проекта
реформы Д.Я.

Самоквасова, внесенного на рассмотрение XI
Археологического съезда (Киев, 1899), состояла в следующем. Для
управлен
ия архивами государственных и общественных учреждений
создается центральный орган. Делопроизводство высших и
центральных государственных и общественных учреждений до 1800 г.
концентрируется в МАМЮ. В городах


центрах учебных округов
(Вильно


один из них)

учреждаются областные архивы, которые
хранят документацию местных правительственных и общественных



108

Самоквасов

Д
.
Я
.
Архивное

дело

в

России
.
Кн
. 2.
С
. 177

178.

109

Там

же
.
С
. 24

25.

110

Самоквасов

Д
.
Я
.
Архивное

дело

в

России
.
Кн
. 2.
С
. 25.

111

Там

же
.
С
. 27, 33.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

72

учреждений до 1800 г. Губернские ученые архивные комиссии должны
были влиться в областные архивы.

Делопроизводство с 1800 г. образует в столице единый “архи
в
-
регистратуру”, а в каждой губернии


по одному губернскому “архиву
-
регистратуре”, в который поступают материалы губернских, уездных и
волостных правительственных и общественных учреждений. Ученые
архивные комиссии выступили за то, чтобы вместо областных
архивов и
губернских архивов
-
регистратур создать единые губернские архивы,
руководить которыми должны были они.

Съезд принял компромиссное решение. За основу был взят проект
Самоквасова, но за учеными архивными комиссиями сохранялось
самостоятельное значен
ие.

По предложению съезда должна была быть создана следующая система
архивов. Дела высших и центральных учреждений (как действующих,
так и упраздненных) по 1825

г. передавались в единый центральный
государственный архив. В 12 крупных губернских городах соз
давались
областные архивы, в которых должны были храниться документы до
1775 г. В губернских центрах предполагалось создать губернские
архивы, в которые бы поступали дела от 1775 г. до документов 25
-
летней давности. На XII Археологическом съезде в 1902 г.
Д.Я.

Самоквасов отказался от идеи создания областных архивов
вследствие того, что из анкет он получил информацию о
незначительном количестве архивных дел с древнейших времен по 1775
г., а поэтому они могли поместиться в губернских архивах.
Д.Я.

Самоквасов
предложил создать до 90 губернских архивов, причем
он готов был растянуть этот процесс на несколько лет во избежание
больших затрат.

Однако этот проект был отклонен. В сентябре 1903 г. Министерство
финансов заявило, что в настоящее время нет возможностей “
на
отвлечение государственных средств на такие расходы, которые хотя и
являются полезными, но по предмету своему терпят отлагательство”
112
.

Таким образом, проек
т архивной реформы Д.Я.

Само
квасова, как и
предшествовавший ему проект Н.В.

Калачова, остался
нереализованным.

4.
Деятельность

Витебской

ученой

архивной

комиссии




112

Цит
.
по

кн
.:
Самошенко

В
.
Н
.
История

архивного

дела

в

дореволюционной

России
.
М
., 1989.
С
. 165.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

73

Через шесть лет после ликвидации первого исторического
древлехранилища на территории Белару
си


Витебского центрального
архива древних актовых книг


в том же Витебске в 1909 г. была
открыта губернская ученая архивная комиссия, имевшая своей
основной задачей устройство губернского исторического архива
113
. Это
должно было идти путем разбора дел и документов, предназначенных
губернскими и уездными ведомственными архивами к уничтожению и
выделения оттуда материалов, заслуживавших “ве
чного хранения”.
Кроме того, в обязанности комиссии входили охрана памятников
истории и культуры, собирание предметов древности, проведение
археологических раскопок, исследование и популяризация истории
родного края, организация экскурсий по историческим м
естам, издание
собственных трудов, описаний архивов и т.п. Ранее, а затем и
параллельно с комиссией, подобной работой в Беларуси занимались
Северо
-
Западный отдел Русского географического общества,
Виленский, Витебский, Гродненский, Минский и Могилевский
ст
атистические комитеты, созданные в 60
-
е годы
XIX â., à
также
различные общества и комитеты историко
-
краеведческого профиля,
возникшие в Минске, Могилеве, Гродно, Витебске в начале
XX â.
114

Первоначально предполагалось вместо архивной комиссии открыть в
Витебске отделение Общества по изучению Беларуси, затем


белорусский отдел Ру
сского географического общества, но в конце
концов победила группа сторонников организации архивной комиссии.
В основу ее работы был положен устав аналогичной Тамбовской ученой
архивной комиссии с правом в интересах дела дополнять и изменять
его
115
.

Следует заметить, что из 39 аналогичных комиссий, которые начали
создаваться в России с 1884 г., Витебская приступила к работе в числе
последних (позже нее начали функционировать лишь Хомская,
Иркутская,
Петербургская, Якутская, Тульская, Киевская, Ковенская,
Самарская, Закаспийская, Харьковская, Казанская, Псковская и
Уфимская комиссии), и это не могло не сказаться на эффективности ее
деятельности. В отличие от первых комиссий, таких, как Тверская,
Орловс
кая, Тамбовская и другие, результаты работы Витебской
комиссии за десять лет ее существования были достаточно скромными.




113

Подробнее

об

истории

комиссии

см
.:
Шумейк
а

М
.
Захаваўшы

для

нашча
дкаў

//
Беларуская

мінуўшчына
. 1995.


6.
С
. 44

45.

114

Карев

Д
.
В
.
Белорусская

историография

конца

XVIII



нач
.
XX

вв
.
(
пол
итика

царизма

и

формирование

исторической

науки

Беларуси
)
//

Наш

радавод
.
Кн
. 5.
Ч
. 2.
Гродна
, 1993.
С
. 338

342.

115

Каспяро
віч

М
.
I
.
Краязнаўства

(
нарысы
).
Мн
., 1929.
С
. 32.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

74

Как уже отмечалось, главной обязанностью комиссий являлось
просматривание дел, предназначавшихся местными учреждениями к
уничтожению. К
омиссии имели право выбирать те из них, которые
представляли интерес для исторической науки, и создавать из этих дел
свои исторические архивы.

Комиссии не имели определенного общего статуса и поэтому могли
самостоятельно разрабатывать программу своей научн
ой деятельности.
Одни из них ограничивались исключительно архивными делами, другие
брали на себя функции историко
-
археологических обществ, которые
изучали и описывали историю, древние памятники края, проводили
археологические раскопки, организовывали музеи
. Большинство
комиссий имели свои печатные органы, которые носили характер
продолжающихся изданий и выходили по мере накопления материалов,
в зависимости от материальных средств комиссий. Большей частью эти
издания назывались “Труды” или “Известия”.

Состав

комиссии формировался по согласованию директора
Археологического института с местным губернатором как из
чиновников, так и из частных лиц, “могущих быть полезными комиссии
своими познаниями и усердием к делу”. Губернатор являлся по
должности “непременным
попечителем” комиссии. Комиссии
подчинялись губернаторам, а, следовательно, Министерству внутренних
дел. Отчеты о своей деятельности они представляли в Петербургский
археологический институт, который являлся органом их научного
контроля. В свою очередь Инс
титут представлял сводный отчет о
деятельности комиссий в Академию наук. Таким образом, комиссии
оказались в двойном подчинении: Министерству внутренних дел и
Министерству народного просвещения.

Комиссии совершенно не были обеспечены материально как в смыс
ле
бюджета, так и в смысле помещения и работников. В §

8 “Положения”
Комитета министров о губернских ученых архивных комиссиях
(принято 13 апреля 1884 г.) говорилось: “Расходы, необходимые на
содержание и занятия архивных комиссий, покрываются из средств,
имеющихся в распоряжении Археологического института и из местных
пожертвований на пользу науки”
116
. Однако ни тот, ни другой
источники не покрывали расходы, поэтому комиссии старались
обеспечить себя доходами от изданий, членскими взносами,
публичными лекциями, субсидиями от городов и земств.




116

Цит
.
по
:
Шведова

О
.
И
.
Указатель


Трудов

губернских

ученых

архивных

комиссий

и

отдельных

их

изданий

//
Археографический

ежегодник

за

1957
год
.
М
.,
1958.
С
. 3
78.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

75

Фактически комиссии были совершенно бесправны и в своей
деятельности зависели от расположения или нерасположения того или
иного начальства, с которым им приходилось иметь дело. Объем работы
и ее постановка также не соответствовали материальным ресурсам
комиссии: каждая комиссия ведала (в смысле просмотра описей

дел,
предназначавшихся к уничтожению) не только архивами своей, но и
близлежащих губерний, где архивных комиссий не было. Например,
Черниговская комиссия (создана в 1896 г.) помимо Киевской,
Волынской, Подольской обслуживала и Минскую губернию, Калужская
(создана в 1891 г.)


Гродненскую (до открытия Витебской комиссии).
Описи дел для просмотра поступали пудами; вследствие недостатка
активно работающих, а зачастую просто некомпетентных членов
нередко уничтожались ценные для истории документы
117
. Несмотря на
все недостатки в деятельности комиссий, они впл
оть до 1917 г.
оставались единственными учреждениями в дореволюционной России,
так или иначе ведавшими архивным делом на местах.

Открытие Витебской ученой архивной комиссии непосредственно
связано с именем В.С.

Арсеньева (1833

1947), сыном известного
дипло
мата и племянником старшего хранителя Оружейной палаты
Московского кремля, который и стал ее первым председателем (он
занимал должность советника Витебского губернского правления)
118
.
После неоднократных обращений В.С.

Арсеньева к губернатору в мае
1909 г. было принято решение об открытии комиссии. На первом ее
заседании, состоявшемся 31 мая 1909 г., было сообщено, что на расходы
комиссии

ассигнуется 500 руб. единовременно и 200

руб. ежегодно.
Непременным попечителем комиссии стал витебский губернатор
Б.Б.

Гершау
-
Флотов. Уже в первый год существования Витебской
комиссии в ее рядах насчитывалось 99 почетных и 325 действительных
членов, а та
кже 15 штатных сотрудников. Через год количество первых
увеличилось до 102, вторых


до 356. Среди членов комиссии были
известные историки, этнографы, филологи В.О.

Ключевский,
М.В.

Довнар
-
Запольский, Д.И.

Довгялло, Е.Ф.

Карский, А.П.

Сапунов,
Н.Я.

Никифор
овский, Б.И.

Эпимах
-
Шипилло, И.Х.

Колодеев и др.

В августе 1910 г. вместо переехавшего в Тулу В.С.

Ар
сеньева (он
возглавил местную архивную комиссию) председателем комиссии был
избран товарищ прокурора Витебского окружного суда
В.А.

Кадыгробов; в 1912 г.
его сменил на этом посту директор



117

Так
,
из

про
смотренной

Калужской

комиссией

в

1898
г
.
описи

Гродненской

казенной

палаты

в

количестве

408
дел

для

архива

не

было

отобрано

ни

одного

дела

(
Самоквасов

Д
.
Я
.
Архивное

дело

в

России
.
Кн
. 1.
С
. 36).

118

Антонов

Дм
.
Русский

историк

Василий

Арсеньев

//
Московский

журнал
.
Истори
я

государства

Российского
. 1995.


1.
С
. 6

11.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

76

Витебского учительского института К.И.

Ти
хомиров, оставаясь
председателем до ликвидации комиссии в 1919 г.

Вскоре после открытия комиссия развернула работу по подготовке к
празднованию 100
-
летнего юбилея Отечественной вой
ны 1812 г. С этой
целью на одном из ее первых заседаний было постановлено образовать
особую комиссию для выработки программы празднования юбилея,
приобрести у частных лиц некоторые подлинные документы участников
войны. По инициативе председателя комиссии у
далось провести
решение о сооружении в Витебске памятника в честь участников боев
под городом в июне и октябре 1812 г. Через Петербургское общество
архитекторов был объявлен конкурс на лучший проект памятника.
Победителем его стал известный русский архитек
тор И.А.

Фомин. В
торжествах по случаю празднования 100
-
летнего юбилея и
приуроченного к нему открытия памятника героям войны 1812 г.,
проходивших в Витебске 5

6 декабря 1912 г., приняли активное
участие большинство членов и сотрудников комиссии.

Основное
внимание в работе комиссии уделялось деятельности местных
ведомственных архивов. Просматривая присылаемые из них описи дел,
предназначавшихся к уничтожению, члены комиссии и сотрудники
отбирали документы, заслуживавшие, по их мнению, внимания и
постоянного

хранения. Из них формировался архив комиссии, который,
как и музей, и библиотека, размещался вначале в здании губернского
правления, затем


Учительского института (Гоголевская ул.). К осени
1911 г. архив комиссии включал 314 наименований документов и дел

за
1552

1911 гг. Большинство их относилось к XIX в. и освещало такие
события, как Отечественная война 1812 г., восстание 1863 г. и др. В
конце 1911 г. хранитель архива М.А.

Мельникова подготовила каталог
архива, изданный в следующем году в Витебске
119
. В конце его
составитель сделал характерное примечание, свидетельствовавшее о
некачественном проведении экспертизы ценности документов в
ведомственных архивах. В нем, в частности, отмечалось:
“Архивариусы
часто представляют к уничтожению


за давностью лет


дела, с
археологической точки зрения очень интересные”
120
.

Сложное материальное положение Витебской архивной комиссии
(отсутствие специально выделенного помещения, в котором

могли бы
размещаться не только сотрудники комиссии, но и архив, музей,
библиотека), с одной стороны, отсутствие юридического статуса,
который бы позволял комиссии контролировать местные
ведомственные архивы, с другой,


значительно снижали
эффективность е
е деятельности в области архивного дела. Выступая на



119

Кат
алог

архива

Витебской

ученой

архивной

комиссии
.
Витебск
, 1912.

120

Там

же
.
С
. 22.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

77

Первом съезде представителей губернских ученых архивных комиссий
в мае 1914 г., К.И.

Тихомиров приводил ряд примеров,
свидетельствовавших о том, что из
-
за отсутствия помещения для архива
комиссия не могл
а принимать важные в историческом отношении
документы, выделяемые местными учреждениями к уничтожению. “Я
видел,


говорил К.И.

Тихомиров,


например, архивы, которые
помещаются в каком
-
то курятнике, где дела едят мыши и крысы.
Показал мне его Никита. Так
я только мог Никите сказать: запирай и
поставь туда какую
-
нибудь отраву для крыс, но какого
-
нибудь
замечания, какую
-
нибудь инициативу для хранения архива проявить я
не имею никакого права, потому что в тех узаконениях, которые
определяют деятельность архив
ных комиссий, нигде не сказано, чтобы
мы могли ревизовать, могли иметь какую
-
нибудь собственную
инициативу”
121
.

В
ажным направлением в деятельности Витебской архивной комиссии
являлась научная и публикационная работа. Ее результаты
заслушивались на общих собраниях. За первые два года существования
комиссии состоялось 4 экстренных, 21 очередное и 1 торжественное
собран
ие. На них были обсуждены доклады организационно
-
научного
характера и о приближающемся юбилее войны 1812 г., об участии
представителей комиссии в работе 4
-
го Археологического съезда в
Костроме, о пребывании И.И.

Лажечникова в Витебске, о
Грюнвальдской битв
е и др. Некоторые доклады и публичные лекции, с
которыми члены комиссии выступали на заседаниях, позже
публиковались в местной периодической печати, издавались
отдельными брошюрами. Так было, например, с публичной лекцией
почетного члена комиссии, известно
го белорусского историка и
краеведа А.П.

Сапунова, с которой он выступил 26 сентября 1910 г.
122

2 октября 1909 г. на заседании совета комиссии было решено
приступить к изданию один раз в год собствен
ных “Трудов”. Был
обсужден и утвержден план первого выпуска. Он включал
исследовательские статьи краеведческого характера, а также
публикации документов и материалов из витебских архивов. Первый
выпуск “Трудов” вышел в 1910 г.
123

В следующем году их название
меняется на “Полоцко
-
Витебскую старину”. Этим самым архивная
комиссия подчеркивала, что желает расширить программу своего



121

Труды

Первого

съезда

представителей

губернских

ученых

архивных

комиссий

и

соответствующих

им

установлений
. 6

8
мая

1914
г
.
Спб
., 1914.
С
.

34.

122

Падліпскі

А
.
Летапісец

Віцебшчыны
.
Мн
., 1993.
С
. 59

60.

123

Труды

Витебской

ученой

арх
ивной

комиссии
.
Кн
. 1.
Витебск
, 1910.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

78

издания. Под таким названием вышли три выпуска
124
. Перечень статей и
публикаций, помещенных в изданиях Витебской архивной комиссии,
свидетельствует о великодержавно
-
охранительном направлении,
преобладающем среди ее членов и со
трудников. Наряду с официозными
публикациями в изданиях комиссии печатались и весьма ценные
материалы историко
-
краеведческого характера, а также документы из
местных архивов, воспоминания иностранцев о Беларуси, хроника
научной и общественной жизни и т.д.

Помимо этих сборников Витебской комиссией был выпущен ряд
отдельных изданий своих членов и сотрудников. Среди них


подготовленные К.А.

Змигродским “Каталог монет и медалей музея
Витебской ученой архивной комиссии” (Витебск, 1911) и “Каталог
музея Витебско
й ученой архивной комиссии” (Витебск, 1912), “Краткий
систематический каталог библиотеки Витебской ученой архивной
комиссии (по 1 декабря 1911 г.)” Н.Ю.

Кенигсфеста (Витебск, 1912),
упоминавшийся выше “Каталог архива Витебской ученой архивной
комиссии” и д
р.

Несмотря на то что как в “Трудах”, так и в отдельных изданиях и
делопроизводственной документации Витебской ученой архивной
комиссии встречалось характерное выражение верноподданических
чувств (в “чистом” виде по различным поводам, а также в тематике и
содержании статей), тем не менее они представляют определенный
интерес прежде всего тем, что содержат публикации документов, к
настоящему времени утраченных. Свидетельством интереса к
подобного рода изданиям могут служить письма академиков
А.А.

Шахматова и

М.К.

Любавского в адрес комиссии с благодарностью
за присылку им первого выпуска “Трудов”
125
.

Весьма позитивную роль комиссия сыграла и в деле подготовки кадров
историков
-
архивистов. По ее инициативе в октябре 191
1 г. в Витебске
было открыто отделение Московского археологического института
(создан в 1907 г.). Вначале оно имело два факультета


археологический и археографический. В 1917 г. открылся третий


истории искусств. Срок обуче
ния



3 года (с 1917 г.


4 го
да). Как
Петербургский и Московский археологические институты, так и
Витебское отделение последнего было рассчитано на слушателей,
имевших высшее образование. Его выпускникам присваивали звания:
“ученый архивист”, “ученый археолог”, “ученый искусствовед”.
Обучение на отделении было платным


80 руб. в год, поэтому из 70
желающих заниматься к началу занятий оставалось 58. В 1912 г.



124

Полоцко
-
Витебска
я

старина
.
Кн
. 1.
Витебск
, 1911;
Вып
. 2.
Витебск
, 1912;
Вып
. 3.
Витебск
, 1916.

125

НИАБ
,
ф
. 2771,
оп
. 1,
д
. 155,
л
. 63, 73.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

79

поступило всего лишь 12 заявлений. Занятия проходили в здании
Учительского института. Лекции читались четыре раза в неделю по
ве
черам приезжавшими из Москвы профессорами. Среди них


геолог
А.А.

Чернов, археолог В.А.

Городцов, филологи Н.И.

Новосадский и
С.И.

Собо
левский, историки Н.И.

Фирсов, языковед и славист
Р.Ф.

Брандт и др.
126

С 1913 г. к чтению лекций стали привлекаться и
местные специалисты. Преподавателем на вновь созданной кафедре
“Древности Северо
-
Западного края” был, в частности, утвержден член
Витебской архивной комиссии А.П.

Сапу
нов, которого директор
Московского археологического института А.И.

Успенский
характеризовал как “выдающегося и лучшего знатока” истории своего
края. До 1917 г. Витебское отделение Московского археологического
института окончили около 60 человек, из них 12
позже защитили
диссертации. Его выпускник Б.Р.

Брежго, после октября 1917 г.
возглавивший отделение, стал впоследствии профессором.

С началом первой мировой войны главное внимание Витебская
архивная комиссия обратила на обеспечение сохранности документов,
хранившихся в архивах учреждений и организаций белорусских
губерний. Методическое руководство этой работой осуществляла
Особая комиссия по сохранению местных архивных материалов
Русского исторического общества
127
, возглавляемая в 1915 г. статс
-
секретарем А.Н.

Куломзиным (секретарем комиссии являлся известный
историк А.С.

Лаппо
-
Данилевский). В письме Особой комиссии,
направленном в апреле 1915 г. в адрес Витебской архивной комиссии,
наряду с сообщением о выделении на ее содержание 2 тыс. руб. (вместо
прежних 200) излагались предложения по организации мер,
направленных на спасени
е документальных памятников в губернии. В
частности, предлагалось употребить выделенные комиссии деньги на
выявление и сохранение в губернии частных архивов. В этой целью
рекомендовалось командировать членов архивной комиссии на поиски
и описание дворцовых

и фамильных архивов. Выявленные и описанные
документы этих архивов следовало перевести в архив комиссии. “Если
невозможно,


говорилось в письме,


хотя бы отобрать и издать,
сохранив для потомков”
128
.

Судя по
отметке об исполнении этих рекомендаций, половина из
выделенной Витебской архивной комиссии суммы была тогда же
употреблена на оборудование архивных помещений, собирание



126

Шибеко

З
.
Из

истории

Витебских

археологических


курсов
” //
Неман
. 1980.


6.
С
. 188

190.

127

В

январе

1912
г
.
постановлением

Совета

Мини
стров

все

губернские

ученые

архивные

комиссии

передавались

из

ведения

Петербургского

археологического

института

в

подчинение

этой

комиссии
.

128

НИАБ
,
ф
. 2771,
оп
. 1.,
д
. 154,
л
. 188, 121.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

80

архивных документов и др. Поскольку в этот период в России не
существовало единого орг
ана по руковод
ству архивами, все
организационные вопросы, связанные с эвакуацией архивов из мест,
которым угрожала оккупация, ложились на плечи сотрудников и членов
губернских архивных комиссий. Помимо Витебской предполагалось
открыть аналогичные архивные

комиссии в Минске и Могилеве.
Однако такое предложение, исходившее от Особой комиссии РИО, не
получило поддержки ввиду того, что в Витебске уже действовала
комиссия, а в Минске и Могилеве имелись губернские статистические
комитеты и другие учреждения и ор
ганизации, занимавшиеся подобной
(что и архивные комиссии) работой
129
. Отсутствие специал
ьных
государственных учреждений, занимавшихся организацией эвакуации
архивов из мест, которым угрожала оккупация, приводило к гибели
многих документальных материалов. Так, один из начальников почтово
-
телеграфного отделения Гродненской губернии писал на имя

начальника округа: “Остались все дела, книги и документы за 1910,
1911, 1912, 1913 и 1914 гг.”
130

Неэвакуированными оказались такие
важные архивы Гродненской губернии, как губернского правления,
губернской казе
нной палаты, окружного суда и др. Среди вывезенных в
Россию из Гродненской губернии документальных комплексов были
фонды гродненской контрольной палаты, акцизного управления, отдела
крестьянского поземельного банка и другие материалы финансовых
учреждений
за 1802

1914 гг.
131

После свержения самодержавия повсеместно возникают различны
е
комитеты и общественные организации, деятельность которых была
направлена на сохранение памятников истории и культуры. В конце
марта 1917 г. и в Витебске создается городской общественный комитет
для защиты памятников старины. 26 марта 1917 г., собравшись

на
экстренное заседание, совет Витебской ученой архивной комиссии
делегирует в комитет своего депутата Е.М.

Николаева, который должен
был отвечать за сохранность документальных памятников на
территории губернии. В ходе Февральской и Октябрьской революций
особенно пострадали документы, хранившиеся в дворцовых и
поместных архивах, а также материалы политического характера,
находившиеся в губернских жандармских управлениях и охранных
отделениях. В первые дни февральской революции, когда возбуждение



129

Писарькова

Л
.
Ф
.
Губернские

ученые

архивные

комиссии
:
организация
,
численность

и

условия

деятельности

//
Археографический

ежегодник

за

1989
год
.
М
., 1990.
С
. 197

198.

130

НИАБ

в

Гродно
,
ф
. 1141,
оп
. 1,
д
. 1,
л
. 49.

131

Эти

материалы

в

1940
г
.
поступили

в

ЦГИА

БССР

в

г
.

Гродно

предположительно

из

Государственного

исторического

архива

Московской

обл
.
(
НАРБ
,
ф
. 249,
оп
. 5,
д
. 1009,
л
. 144

154).

Белорусские

архивы

в

структуре
...

81

масс дости
гло высших пределов, толпа в первую очередь набросилась
на “охранку” в Витебске, забрала весь ее архив и перенесла в Союз
приказчиков. Затем были созваны представители всех партийных
организаций города, которые и распределили между собой все
найденные доку
менты, касавшиеся деятельности их партий. Документы
витебских большевиков, не принимавших участия в дележе архива
охранки, были подобраны неким Блинцером и вплоть до 1924 г.
провалялись в его сарае
132
.

Витебская ученая архивная комиссия продолжала функционировать и
после создания Западной области, в состав которой, как известно,
вошли Смоленская, Витебская и Могилевская губернии
133
.

В постановлении президиума Западного облисполкома от 16 июня 1918
г. о сборе архивных материалов по истории революции в Западной
области всем Советам области предлагалось регулярно высылать в
адрес библиот
ек Смоленской и Витебской архивных комиссий по
одному экземпляру всех выходивших с первых дней революции газет,
журналов, брошюр, сборников
134
.

После провозглашения в январе 19
19 г. Белорусской ССР и передачи
территории Витебской губернии в состав РСФСР комиссия была
ликвидирована, а вместо нее создано архивное управление Витебского
губисполкома. Имущество комиссии, ее архив, музей, библиотека были
переданы Витебскому отделению
Археологического института.
Впоследствии архив комиссии поступил в Витебский губернский
исторический архив. Собственный же архивный фонд комиссии в
настоящее время хранится в Национальном историческом архиве
Беларуси (ф. 2771) и насчитывает 164 ед.

хр.
135




132

Агурский

С
.
Об

архивах

царской

охранки

в

Белоруссии

//
Звезда
. 1924 17
июля
.

133

Архивное

дело

в

БССР

(1918

1968):
Сб
.
законодател
ьных

и

руководящих

документов
.
Мн
., 1972.
С
. 11.

134

Установление

и

упрочение

Советской

власти

в

Смоленской

губернии

в

1917

1918
гг
.:
Сб
.
документов
.
Смоленск
, 1957.
С
. 262

263.
Помимо

Витебской

и

Смоленской

следует

отметить

активную

роль

и

Петроградской

ученой

архивной

комиссии

в

деле

сохранения

документальных

памятников

Беларуси
.
Известно
,
например
,
что

благодаря

усилиям

ее

сотрудников

и

прежде

всего

профессора

Бород
ина
,
весной

1919
г
.
был

спасен

(
ненадолго
)
архив

Минского

губернского

правления

(
около

3
тыс
.
пудов
),
уже

вывезенный

в

Шклов

на

писчебумажную

фабрику
.
В

апреле

1919
г
.
архив

был

возвращен

в

Минск

и

размещен

в

здании

Святодуховского

монастыря
,
а

в

1921
г
.
о
тправлен

на

Борисовскую

писчебумажную

фабрику

(
Шумейко

М
.
Ф
.
Деятельность

Истпарта

ЦК

КП
(
б
)
Белоруссии

по

созданию

источниковой

базы

историко
-
партийной

науки

в

1920
-
е

годы

//
Археографический

ежегодник

за

1988
год
.
С
. 77).

135

Центральный

государственный

исторический

архив

в

Минске
:
Путеводитель
.
Мн
., 1974.
С
. 224.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

82

5.
Публикация

и

описание

документов

в

Беларуси

во

второй

половине

XIX


начале

XX
в
.

Наряду с серийными изданиями документов, предпринятыми
Виленским и Витебским ц
ентральными архивами древних актовых
книг, Виленской археографической и Витебской архивной комиссиями,
публикациями научных описаний документов и материалов
рукописного отдела Виленской публичной библиотеки аналогичную
работу во второй половине XIX


начал
е XX в. вели и другие
учреждения историко
-
археографического и историко
-
архивного
профиля. В большинстве своем она имела ярко выраженный
политический характер.

15 февраля 1867 г. попечитель Виленского учебного округа
И.П.

Корнилов обратился к начальнику кра
я (им в то время был
Э.Т.

Баранов) с докладом, в котором писал: “В Виленской публичной
библиотеке хранится много древних рукописей и актов, весьма
замечательных и объясняющих историю северо
-
западных губерний.
Кроме того, мне доставлены для переписи и издан
ия старинные акты из
некоторых православных церквей и монастырей”. Далее И.П.

Корнилов
просил разрешения истратить на издание этих документов выделенные
еще предшественником Э.Т.

Баранова 25 тыс.

руб., предназначавшиеся
“на полезные издания и ученые команд
ировки”. С согласия генерал
-
губернатора при учебном округе частным образом был образован
кружок любителей местной старины для издания “Археографического
сборника документов, относящихся к истории Северо
-
Западной Руси”.
Вначале в него вошли учитель гимназии

Мироносицкий, проф.
Литовской духовной семинарии Елеонский и прикомандированный к
округу П.А.

Гиль
тебрандт; впоследствии к ним присоединились
преподаватели Литовской духовной семинарии Ф.Н.

Добрянский,
Ф.

Смир
нов, О.В.

Щербицкий и др.

В 1867 г. ими были

подготовлены и изданы четыре тома “Сборника”,
обошедшиеся казне всего в 5292 руб. (для сравнения: на содержание
Виленской археографической комиссии, издававшей ежегодно по
одному тому “Актов”, в 1867 г. было истрачено свыше 9 тыс. руб.).

Отмечая оперативн
ость издания первых томов “Сборни
ка”,
Петербургская академия наук в 1868 г. писала: “Едва ли подобное
учреждение, где бы то ни было, может похвалиться большей
деятельностью, а это даже не учреждение, а просто редакция, состоящая
под надзором попечителя Ви
ленского учебного округа, редакция,
ожидающая не окладов жалования и др. преимуществ, а теплого
Белорусские

архивы

в

структуре
...

83

сочувствия к делу и содействия того, кто стоит во главе ее”
136
. Всего же
в 1867

1904 гг. было издано 14 томов “Археографического сборника
документов” (т. 1

4 (1867), т. 5 (1871), т. 6 (1869), т. 7

9 (1879), т. 10
(1874), т. 11 (1890), т. 12 (1900), т. 13 (1902),
т. 14 (1904))
137
.

Началу работы над “Сборником” предшествовали архивно
-
археографические поиски в Беларуси и Литве. В 1864

1866 гг.
управление Виленского учебного округа организовало ряд своего рода
археографических экспедиций, в результате которых в Турове
учителями Н.
И.

Соколовым и В.В.

Грязновым было найдено Евангелие
XI в., названное по месту его открытия Туровским
138
. Командированный
в Витебскую и Могилевскую губернии А.В.

Рачинский обнаружил там и
доставил в Вильно летопись, названную “летописью Авраа
мки”. Он же
нашел (вторично) в Гродненской губернии утерянную было
Супрасльскую летопись и ряд других источников
139
.

В предисловии к т. 1 “Археографического сборника” объяснялись
причины, по которым предпринималось его издание, наряду с “Актами
Виленской археографической комиссии”. Таковыми прежде всего
являлись наличие в Виленской публичной библиот
еке и других
учреждениях Беларуси и Литвы документов, требовавших издания
(Виленская археографическая комиссия, как выше уже отмечалось,
ограничивалась публикациями документов исключительно Виленского
центрального архива). Что же касается задач, ставившихс
я
составителями “Археографического сборника”, то они не отличались от



136

Миловидов

А
.
И
.
Прошлое

и

современное

положение

археографии

в

Северо
-
Западном

крае

//
Журнал

Минис
терства

народного

просвещения
. 1904.


8, 9.
С
. 12

13.

137

Научная

значимость

включенных

в


Сборник

документов

была

отмечена

А
.
И
.

Миловидовым
.
Он
,
в

частности
,
писал
: “
Быстрота

издания


Археографического

сборника
”,
важность

вошедших

в

него

документов

и

сравнительная

дешевизна

ясно

показывают
,
как
ое

важное

значение

в

археографическом

деле

имеет

частная

инициатива

и

привлечение

к

нему

лиц

посторонних
,
любящих

старину

и

опытных

в

разборе

и

издании

древних

актов

(
Миловидов

А
.
И
.
Прошлое

и

современное

положение

археографии

в

Северо
-
Западном

крае
.
С
. 13
).

138

Обстоятельства

находки

этого

древнейшего

памятника

белорусской

письменности

таковы
.
Осматривая

Туровскую

Преображенскую

церковь
,
Грязнов

заметил

среди

церковного

хлама

большой

ящик

с

углем
.
Заинтересовавшись

им
,
Грязнов

высыпал

уголь

и

нашел

среди

других

рукописей

старинную

книгу
,
оказавшуюся

Евангелием

XI
в
.
Как

явствует

из

двух

записей

князя

К
.
И
.

Острожского

на

полях

Евангелия
,
оно

принадлежало

в

начал
е

XVI
в
.
Туровской

Преображенской

церкви
.
Тогда

же

памятник

был

передан

на

хранение

в

Виленскую

публичную

библиотеку
.

139

Корнилов

И
.
Русское

дело

в

Северо
-
Западном

крае
.
Материалы

для

истории

Виленского

учебного

округа

преимущественно

в

Муравьевскую

эпоху
.
Спб
.
, 1901.
С
. 192

193.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

84

тех, которые стояли перед издателями “Актов Виленской
археографической комиссии”: включенные в него документы должны
были доказывать преобладание в Беларуси и Литве православных
церквей
и монастырей.

Большинство документов, помещенных в “Археографиче
ском
сборнике”, было взято из рукописного отделения Виленской публичной
библиотеки. В то же время несколько томов сборника включали
документы и из других хранилищ (т.

6



из Литовской духовно
й
семинарии в Вильно, т. 7


из семейного архива Радзивиллов в
Несвиже; т. 12


из Жировичского монастыря). Отдельные документы
первого тома были взяты из политического отдела канцелярии
Виленского генерал
-
губернатора, Виленского центрального архива
древни
х актов; второй том содержал значительное количество
документов, перепечатанных из “Могилевских губернских ведомостей”.

В предисловии к первому тому “Археографического сборника”
излагались правила публикации документов. Они очень кратки и
обусловлены отнюд
ь не научными соображениями. “Относительно
русского правописания,


говорилось в них,



... было за правило


возможная близость к современному правописанию со стороны, так
сказать, буквенной, не касаясь звуковой, ... введено повсюду “ъ”,
прописные буквы,
знаки препинания, словосокращения раскрыты,
предлоги отделены...” Таким образом, из приведенного выше отрывка
следует, что редакторы “Археографического сборника”, как и в “Актах
Виленской археографической комиссии”, считая белорусский язык
лишь наречием ру
сского, стремились передать белорусские тексты
XVI

XVIII вв. по правилам русской грамматики.

Как и в “Актах”, в “Археографическом сборнике” не везде давались
переводы текстов оригиналов, написанных на польском, латинских
языках. В первых томах “Археографич
еского сборника” отсутствуют
указатели (указатель к этим томам опубликован в пятом томе), во всех
остальных томах указатели имеются.

Если говорить об основном содержании “Археографиче
ского
сборника”, то оно сводится к освещению социально
-
экономического
ра
звития, событий политического характера, культуры Беларуси и др.

В отличие от “Актов Виленской комиссии” в “Археографическом
сборнике” наряду с документами актового характера были
опубликованы и повествовательные источники, источники личного
происхождения
и др. Так, в т. 7 были помещены письма Радзивиллов,
Б.

Хмельницкого, Ивана Грозного, в т. 2 публиковались “Записки
игумена Ореста”, последнего
летописца Беларуси, написанные в конце 20


начале 30
-
х

годов XIX в. и охватывающие период с XIII в. до времени
н
аписания записок; в т. 10


дневник Полоцкого Софийского
Белорусские

архивы

в

структуре
...

85

монастыря, в т. 14


дневник ревизора доминиканских монастырей за
1821

1832 гг. и др. Привлекая для публикации более широкий, чем в
“Актах”, круг источников, в то же время редакторы и составители
“Ар
хеографического сборника” печатали их с купюрами, что не могло
не снижать научный уровень публикаций.

Архивно
-
археографическую работу с самого своего основания в 1864 г.
вела и Виленская публичная библиотека. В ее рукописном отделении
находились документы
из архивов закрытых католических и
православных монастырей, церквей и костелов, учебных заведений, а
также рукописи, ранее хранившиеся в имениях и конфискованные после
восстания 1863

1864 гг. (как, например, деречинский архив князей
Сапег).

Описание этих д
окументов было начато П.А.

Гиль
тебрандтом в 1871 г.,
когда он выпустил первую часть “перечневой описи” Рукописного
отделения. В 1882 г. Ф.Н.

Добрянским было издано “Описание
рукописей Виленской публичной библиотеки церковнославянских и
русских”. Кроме тог
о, заведующая библиотекой комиссия по
инициативе проводившего в 1874 г. ревизию библиотеки академика
А.Ф.

Бычкова (он являлся председателем Петербургской
археографической комиссии) предприняла издание документов,
извлеченных из Виленского капитульного архи
ва, значительная часть
которого в конце 1892 г. была передана в Рукописное отделение
Виленской публичной библиотеки.

В 1896, 1897, 1898, 1903 и 1906 гг. на средства Виленского учебного
округа были изданы пять выпусков “Описаний рукописного отделения
Виленс
кой публичной библиотеки”. В первых трех, вышедших под
редакцией соответственно Ю.

Крачковского, Ф.

Добрянского и
К.

Снитко, были описаны отдельные документы Виленского
капитульного архива (в основном визиты и инвентари костелов) и все
находившиеся в отдел
ении пергаментные грамоты, в двух последующих
(редакторы А.

Миловидов и Ф.

Добрянский)


позже поступившие в
библиотеку пергаментные грамоты, а также рукописные сборники на
старобелорусском, латинском, польском, немецком, итальянском,
шведском языках. Всег
о в “Описаниях” было зафиксировано около 3
тыс. отдельных документов (из них


805 грамот на пергамене) и 939
рукописных сборников. Наиболее важные, по мнению составителей,
документы, включенные в “Описания”, были полностью или в
извлечениях изданы в “Прил
ожениях”, составляющих вторую часть
каждого выпуска. Особый интерес среди этих 200 документов
представляют напечатанные в первом выпуске визиты “Об архиве
Виленской капитулы”, “Об епархиальном архиве”, составленные в 1823
г. профессором Виленской духовной
семинарии ксендзом Бовкевичем,
“Дневник каноника Брестского капитула Мих.

Бобровского, веденный
Белорусские

архивы

в

структуре
...

86

им во время путешествия за границу в 1817

1820 гг.” (пятый выпуск),
ревизии г.

Бельска 1779

г., документы, касающиеся г.

Белостока за
1745

1777 гг. (четвертый в
ыпуск) и др.

Северо
-
Западный отдел Русского географического общества был открыт
в Вильно в июне 1867 г.
140

В соответствии с Положением о нем,
утвержденном 26 февраля 1867 г., последний должен был заниматься
преимущественно изучением “Северо
-
Западного края” России и
особенно исследованиями по археографии, археологии, статистике и
этног
рафии. С этой целью отдел “... во
-
первых: отыскивает и приводит в
известность собранные уже и хранящиеся в местных архивах и у
частных лиц сведения о крае, рассматривает и решает, какое
употребление может быть сделано из них для науки; во
-
вторых:
собирает
относящиеся до края этнографические и исторические
материалы через местных жителей и снаряжает ученые экспедиции...”
141

Сфера деятельности отдела распространялась на все шесть губерний,
входивших в состав Виленского генерал
-
губернаторства.
По мысли
инициатора его создания попечителя Виленского учебного округа
И.П.

Корнилова, отдел должен был заменить “существующую в крае
временную археологическую комиссию (в 1855

1862

гг.



М.Ш.
),
работавшую в полонизаторском направлении”
142
.

Корнилов и стал
первым председателем отдела. С его отъездом в 1868 г. из Вильно
деятельность отдела приостановилась. На состоявшемся 28 августа 1869
г. общем собрании членов Северо
-
Западного отдела председателем был
избран новый попечитель округа П.Н.

Бат
юшков, правителем дел


виленский цензор А.М.

Эн
гель, членом отдела стал председатель
Виленской археографической комиссии Я.Ф.

Головацкий. Он стал
председателем секции археологии и археографии отдела.

Главным направлением работы секции, в которую помимо
Я
.Ф.

Головацкого вошли А.М.

Энгель и Н.И.

Горбачевский, являлись
подготовка и издание совместно с сотрудниками археографической
комиссии и по ее материалам, а также документам Виленского
центрального архива древних актов, инвентарей городов Беларуси и
Литвы
, составление алфавитных указателей древних названий
местностей и др. А.М.

Энгель, например, занимался описанием дел,
хранившихся в архиве Виленского генерал
-
губернаторства. Первая
часть первого тома “Описания дел, хранящихся в архиве Виленского
генерал
-
гу
бернаторств”, составленная им в сотрудничестве с К.Н.

Го
мо
-



140

Довгялло

Д
.
И
.
К

истории

Северо
-
Западного

отдела

(
материалы

и

заметки
)
//
Записки

Северо
-
Западного

отдела

импер
.
Русского

географического

общества
.
Кн
. 1.
Вильна
, 1910.
С
. 24.

141

Там

же
.
С
. 11.

142

Там

же
.
С
. 15.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

87

лицким, вышла из печати в конце 1869 г. Она получила высокую оценку
со стороны председателя Петербургской археографической комиссии
П.А.

Муханова, который писал: “... для пользы истории не следует

ограничиваться только сохранением и описанием архивов, необходимо
приступить к напечатанию описей... Судя по вышедшей в свет первой
части первого тома этого описания, можно надеяться, что и в
следующих частях издания занимающиеся историей Северо
-
Западного

края приобретут богатый материал для своих исследований”
143
.

В следующем, 1870 г., были выпущены в свет вторая часть первого тома
и первая часть второго тома под заглавием “Архив Виленского генерал
-
губернаторства”. Эти два тома в трех частях, подготовленные
А.М.

Энгелем и К.Н.

Гомо
лицким за год, включали описание д
ел
личного архива первого генерал
-
губернатора Н.В.

Репнина за 1783

1794 гг.

Деятельность Северо
-
Западного отдела “проявлялась”, как отмечал
Д.И.

Довгялло, с 1866 по 1881 г. Безусловно, она велась совместно с
другими учреждениями архивно
-
археографического п
рофиля,
существовавшими в тот период в Беларуси и Литве (на это указывает и
то, что одни и те же лица, входившие в состав отдела, одновременно
являлись, как, например, Я.Ф.

Головацкий, Н.И.

Горбачевский и другие,
и сотрудниками других учреждений). Не имея
собственного печатного
органа, отдел публиковал некоторые журналы заседаний в центральных
“Известиях” Русского географического общества
144
.

В 80
-
е годы деятельность Северо
-
Западного отдела РГО
фактически
прекратилась, хотя решения о его закрытии не принималось. С января
1910 г. начинается новый период в жизни отдела. Его возглавил
попечитель Виленского учебного округа Г.В.

Левицкий (в 1912 г. он
переехал в Варшаву и председателем стал новый попе
читель округа


А.А.

Остроумов); должность правителя дел исполнял член Виленской
археографической комиссии Д.И.

Довгялло; в состав членов совета
отдела вошел также председатель этой комиссии Ф.Н.

Доб
рянский,
возглавивший секцию археографии. На 1 января 19
13

г. в обществе
числилось 276 человек
145
.

Одним из направлений работы воссозданного отдела была
археографическая деятельность. Уже на первом заседании
совета
отдела, состоявшемся 26 января 1910 г. и обсуждавшем план работы,



143

Акты

и

документы

архива

Виленского
,
Ковенского

и

Гродненского

генерал
-
губернаторского

управления
,
относящиеся

к

истории

1812

1813
гг
.
Ч
. 1.
Переписка

по

военной

части
.
Вильна
, 1912.
С
.
III

IV.

144

Известия

импер
.
Русского

географического

общества
. 1871.


8.

145

Записки

Северо
-
западного

отдела

импер
.
Русского

географического

общества
.
Кн
. 4.
Вильна
, 1914.
С
. 262.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

88

предполагалось запланировать по археологии издание археологических
карт Витебской и Могилевской губерний, отчетов о раскопках, по
археографии


летопись Трубницкого (XVII в.), инвента
рь Могилева. В
апреле 1910 г. было принято решение об издании собственных
“Записок” по мере накопления материала, но не реже двух выпусков
ежегодно. Редактором первого, как и последующих выпусков “Записок”
(всего их вышло четыре: за 1910, 1911, 1912, 1913

гг.), был
Д.И.

Довгялло. Особый интерес в них представляют помещенные в
отделах “Археография”, “История”, “Разные известия” статьи и
документы, а также рецензии и аннотации на издания Виленской
археографической комиссии, Виленского центрального архива древ
них
актов и других учреждений и лиц. Здесь, в частности, были
опубликованы фрагменты рукописного сборника древних русских и
белорусских пословиц, обнаруженного в 80
-
е годы XIX в. учителем
Себежского уездного училища А.Я.

Николаевским и переданного тогда
же

известному белорусскому этнографу Е.Р.

Романову, стихотворение
Симеона Полоцкого, посвященное преподобной Ефросинье Полоцкой и
относящееся к середине XVII в. (публикацию последнего подготовил
Д.И.

Довгялло по рукописи сочинений С.

Полоцкого, хранившейся в

Синодальной библиотеке в Москве) (Кн. 1), документы из актовых книг
Дрогичинского земского суда, хранившиеся в Виленском центральном
архиве древних актов (Кн. 3

4); план г.

Вильно 1648 г., копия которого
была передана городским архивариусом В.

Студницким
в адрес
редакции “Записок” (подлинник плана был обнаружен Студницким в
библиотеке г.

Бреславля) (Кн. 4); Слуцкий синодик 1684 г.
принадлежавший Варваринской кладбищенской церкви г.

Слуцка
(публикацию синодика подготовил заведующий Минским церковно
-
археолог
ическим музеем Д.В.

Скринченко) (Кн. 4). В кн. 3 “Записок”,
изданной в юбилейном 1812 г., были опубликованы 55 документов по
истории школ в Беларуси в 1812 г., извлеченных из архивов Минской и
Могилевской гимназий.

Помимо экспедиционной и камеральной архео
графии члены Северо
-
Западного отдела пытались заниматься и полевой археографией. Как
правило, она велась параллельно с археологическими и
этнографическими изысканиями. Известно, например, что на одном из
заседаний совета отдела, состоявшемся в 1911 г., обс
уждался вопрос о
необходимости обследования архива Соловецкого монастыря,
хранившего много виленских, супрасльских и могилевских изданий
146
.




146

Записки

Северо
-
западного

отдела

импер
.
Русского

географического

об
-
щества
.
Кн
. 3.
С
. 397.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

89

Примером ярко выраженной


политической” археографии могут
служить издания документов, предпринимаемые управлением
Виленского генерал
-
губернаторства. Во время правления “Северо
-
Западным краем” князя Святополк
-
Мирского по инициативе
управляющего канцелярией генерал
-
губернаторства А
.Н.

Харузина
начал издаваться “Виленский временник”. В 1904

1915 гг. вышли
шесть книг. Особый интерес представляют последние книги. Пятая
книга “Временника” в двух частях была издана в 1912

1913 гг. Первая
часть носит заголовок “Акты и документы архива Вил
енского,
Ковенского и Гродненского генерал
-
губернаторского управления,
относящиеся к истории 1812

1813 гг. Переписка по военной части”.
Вторая часть под таким же названием имеет подзаголовок “Переписка
по части гражданского управления”. Решение об издании
этого
сборника было подсказано 100
-
летним юбилеем войны 1812 г. и тем
соображением, что документы генерал
-
губернаторского архива “могут и
должны внести свой вклад в историографию эпохи, которая как во всем
своем объеме, так и в отдельных ее моментах освеще
на далеко не
всесторонне”. Получив выделенные МВД деньги на издание очередного
тома “Виленского временника”, управление пригласило Ю.В.

Татищева
и полковника Генерального штаба С.В.

Томилина и поручило им отбор
документов и подготовку их к изданию. С.В.

То
милин взял на себя
подготовку переписки литовского военного губернатора по военной
части, Ю.В.

Татищев занялся документами, характеризующими
предвоенный период, а также управление краем после его занятия
французами и т.д.

В сборник были включены документы
исключительно русской стороны,
поскольку, как объяснял автор огромного предисловия
-
исследования ко
второй части Ю.В.

Татищев, “Ви
ленский генерал
-
губернаторский архив
не хранит в себе, да и по своему назначению не мог хранить актов
французского управления
краем. Часть их, как известно, находится в
Щорсовском архиве гр.

Хрептовича
-
Бутенева, часть нужно искать в
архиве Виленской казенной палаты, Виленской городской думы и м.б.
канцелярии Виленского губернского предводителя дворянства”.

Давая в целом положител
ьную оценку этому изданию,
рецензировавший его А.И.

Миловидов отметил вместе с тем
“случайный характер” данной публикации, зависевшей исключительно
от внимания местной администрации и МВД к “научным
исследованиям и археографическим трудам нашего края”
147
.




147

А
рхивные

материалы

Муравьевского

музея
,
относящиеся

к

польскому

восстанию

1863

1864
гг
.
в

пределах

Северо
-
Западного

края
.
Ч
. 1.
Переписка

по

политическим

делам

гражданского

управления

с

1
января

1862
г
.
по

май

1863
г
.
Сост
.
А
.
И
.

Миловидов
.
Вильна
, 1913.
С
.
XXIX.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

90

С упразднением Виленского генерал
-
губернаторства существовавший
при его управлении “Виленский временник” летом 1912 г. был
переведен под начало учрежденного еще в 1898 г. так называемого
Муравьевского музея. В соответствии с утвержденным 1 июля

1912 г.
положением ежегодно из государственной казны на издание
“Виленского временника” и других работ “по истории Северо
-
Западного края” выделялось 2 тыс. руб. Результаты такого щедрого
правительственного субсидирования не замедлили сказаться: изданные
в

1913 и 1915 гг. две части шестой книги “Временника” отличали
весьма респектабельный вид (они были отпечатаны на плотной
глянцевой бумаге) и крайне тенденциозный подбор документов.

Составитель сборника А.И.

Миловидов не скрывал истинных причин,
обусловивши
х его появление: “Издание в этом томе документов
Муравьевского музея, относящихся к польскому восстанию 1863

1865
гг., вызывается прежде всего исполнившимся 50
-
летием этого события,
а также появлением по этому же поводу в России и за границей на
польском я
зыке многих изданий, тенденциозно освещающих события,
имевшие место 50 лет тому назад. Противопоставить произвольным
самоизмышлениям авторов таких сочинений объективный документ,
как основу исторической правды, мы считаем вполне
своевременным”
148
.

Исходя из того, что в 1907 г. А.В.

Белецкий уже издал аналогичный
“Сборник документов Муравьевского музея”, в который были
включены материалы за 1861 г., А.И.

Миловидов начал печатание
своего сборника с 1862 г. и первую часть его довел до 1 мая 1863 г. (т
.е.
до назначения М.Н.

Муравьева “начальником Северо
-
Западного края”).

Основное место среди 387 документов на русском, польском,
литовском, французском и немецком языках занимает переписка по
политическим делам гражданского управления. Вместе с тем здесь
п
убликовались и изъятые полицией материалы повстанцев
(программные документы, прокламации, воззвания, переписка и др.).
Вторая часть сборника включала 282 документа за 1863

1864 гг. на
русском, польском и французском языках. Большинство из них
представляли
собой донесения о стычках и перестрелках русских войск
с повстанцами в пределах шести губерний. Помимо документов
составители второй части, “чтобы ... облегчить труд будущего историка
и освободить его от необходимости вновь пересматривать архивные
дела шта
ба Виленского военного округа за 1863

1864 гг.”, составили
полный перечень всех столкновений регулярных войск с повстанцами с
указанием времени, места, состава обеих сторон и их потерь.




148

Там

же
.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

91

С точки зрения археографической сборник подготовлен на высоком
уровне:

все иноязычные тексты помимо передачи в оригинале даются в
параллельном переводе на русском языке; к сборнику составлены
именной и географический указатели, предисловия (включающие
историческую и археографическую части), оглавления и даже
примечания по со
держанию и подстрочные примечания. К каждому
документу составлены заголовки, легенды (последние помещены сразу
же за заголовком). Однако, как отмечалось выше, тенденциозный
подбор публикуемых источников, политическая направленность
предисловий, примечаний
и заголовков в очень большой степени
снижают формально высокий научный уровень данного издания. Этот
сборник требует особо критического подхода при использовании из
него тех или иных документов.

*


*

*

С ликвидацией Речи Посполитой как государственного
образования и
присоединением территорий ранее входившего в ее состав Великого
княжества Литовского к Российской империи наступает новый этап в
истории белорусских архивов. Они начинают функционировать в
соответствии с российским законодательством, испытыва
я, как и
центральные и местные архивы России (ведомственные и
исторические), все превратности судьбы, уготованные XIX столетием.

Присоединение белорусских земель к Российской империи знаменовало
собой не только включение Беларуси в сферу археографических
и
нтересов России, но и вело к стягиванию в архивохранилища
Петербурга и Москвы важнейших государственных и
частновладельческих архивов бывшего Великого княжества
Литовского. В этом смысле политика царского правительства периода
“просвещенного абсолютизма” м
ало чем отличалась от действий
московских князей эпохи создания Русского централизованного
государства, когда последние, ликвидируя политическую
самостоятельность Ярославского, Тверского, Ростовского,
Суздальского, Рязанского княжеств, отвоевывая у княжест
ва
Литовского Смоленскую и другие земли, стягивали в Москву и их
документальное наследие.

Большой ущерб белорусские архивы понесли в 1812 г. как со стороны
французских и русских войск, так и вследствие недостаточно
организованной их эвакуации.

Важным шагом
, знаменовавшим начало активного использования
документов в научных целях, стало создание в середине XIX в.
Витебского и Виленского центральных архивов древних актовых книг
Белорусские

архивы

в

структуре
...

92



первых исторических архивов Беларуси и Литвы. Существенное
значение в деле формир
ования общественной архивной службы
Беларуси имело создание и деятельность Витебской ученой архивной
комиссии (1909

1919). Несмотря на довольно скромные результаты ее
работы в области формирования губернского исторического архива,
комиссия сыграла определе
нную позитивную роль, послужив
прообразом созданных в будущем губернских органов управления
архивным делом. Значительным был вклад комиссии в подготовку
кадров историков
-
архивистов (создание в 1911 г. Витебского отделения
Московского археологического инсти
тута). В работе комиссии
принимали участие известные белорусские историки
-
архивисты
А.П.

Сапунов, Д.И.

Довгялло, Б.Р.

Брежго и другие, которые и после
1917 г. играли заметную роль в формировании архивной службы
Беларуси.



Белорусские

архивы

в

структуре
...

93

Г
лава

5

КОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ

И

ЧАСТНОВЛАДЕЛЬЧЕСКИЕ

АРХИВЫ

БЕЛАРУСИ

XV


НАЧАЛА

XX
в
.

1.
Конфессиональные

архивы

В отличие от России, где преобладало православие, в Беларуси времен Великого княжества
Литовского и Речи П
осполитой наряду с учреждениями православного вероисповедания
существовали аналогичные учреждения католического, униатского, иудейского
вероисповедания. Большинство из них имело архивы, хранившие и приумножавшие документы
не только конфессионально
-
имуществ
енного характера, но и по истории регионов, народов,
культуре и т.д. Они, таким образом, имели значение и как центры культурной и религиозной
жизни народа, и как хранилища ценных документов, рукописных и старопечатных книг.
Архивы церквей, костелов, монаст
ырей, располагавшиеся в недоступных огню и неприятелю
каменных постройках, являлись надежными хранилищами документальной памяти
белорусского народа. Благодаря им до настоящего времени дошли многие древние памятники
белорусской письменности (часть их после
присоединения белорусских земель к Российской
империи была вывезена в архивы, библиотеки и музеи Москвы и Петербурга).

Однако более чем 70
-
летнее господствование атеистической идеологии в Беларуси (как и в
других республиках бывшего Советского Союза) приве
ло к тому, что до последнего времени
даже для белорусских историков
-
медиевистов конфессиональные архивы оставались “
terra
incognito”.
Примечательно, что незначительная их часть, попавшая после 1917 г. в
государственные архивы республики, при издании путево
дителей по этим архивам оказалась
включенной в разделы неаннотированных фондов
149
. (Это было сделано по идеологическим
соображениям, поско
льку даже в научном описании документов церквей, монастырей,
административных церковных учреждений и т.д. власть предержащие усматривали пропаганду
религии.)

К основным видам архивов духовного ведомства в Беларуси в XV


начале XX в. относились
архивы церк
вей, костелов, монастырей, административных учреждений (епархиальных
управлений, канцелярий архиепископов, деканатов, консисторий, капитул и др.), учебных
заведений, обществ, братств, редакций и др.

На примере наиболее сохранившихся архивов православных це
рквей
150

можно составить
представление об основных видах документов, в них накапливавшихся. Это указы духовных
консисторий и духовных правлений, бо
гослужебные книги, описи церковного имущества,



149

ЦГИА

БССР

в

Минске
:
Путеводитель
.
Мн
., 1974.
С
. 298

300;
ЦГИА

БССР

в

гор
.

Гродно
:
Путеводитель
.
Мн
., 1965.
С
. 71

72.

150

В

настоящее

время

в

исторических

архивах

Минска

и

Гродно

хранится

611
фондов

церквей

и

соборов

(
около

10
тыс
.
дел
).
Для

сравнения
:
фондов

костелов



123 (
свыше

1
тыс
.
дел
),
греко
-
униатских

церквей



3
фонда

(6
дел
),
синагог



3
фонда

(23
дела
). (
Ц
ГИА

БССР

в

Минске
:
Путеводитель
.
Мн
., 1974.
С
. 298

300;
ЦГИА

БССР

в

гор
.

Гродно
:
Путеводитель
.
Мн
., 1965.
С
. 71

72).

Белорусские

архивы

в

структуре
...

94

клировые ведомости, метрические книги, церковные летописи, брачные обыскные книги,
брачные документы, исповедные книги, приходо
-
расходные книги.

Богослужебные книги представляли собой журналы, в которых фиксир
овалось время
совершения богослужения в церкви, указывались имя священника и название богослужения.

Опись имущества состояла из двух частей: основной и дополнительной. В первую включалось
имущество церкви, во вторую


имущество ризницы.

Клировые ведомости
представляли собой именные списки всем лицам духовного звания
православного вероисповедания. Ведомости состояли из трех частей. В первую вносились
сведения о том, когда и кем построена церковь, ее вид (каменная или деревянная, какая при ней
колокольня), ук
азывалось состояние здания церкви, количество церковной земли, наличие
документов на право владения ею, отмечалась удаленность церкви от консистории, благочиния
и уездного города, фиксировалось наличие приходской школы или богадельни и т.д. Вторая
часть вк
лючала послужные списки причта с указанием по метрическим книгам о наградах,
детях, родственниках. Третья часть давала сведения о прихожанах, их сословной
принадлежности, наличии или отсутствии старообрядцев, о расстоянии, на котором находятся
деревни от ц
еркви, о церковном старосте.

Метрические книги также разделялись на три части: о родившихся, о бракосочетавшихся, об
умерших. Книги велись в двух экземплярах


один хранился в церкви, другой сдавался в архив
духовной консистории
151
.

Начиная с 70
-
х годов XIX в. в каждом приходе велись церковные летописи, в которые
заносились даты основания церкви, описывались чудотворные иконы и чудеса, с
ними
связанные, записывались данные о погоде, урожаях, происшествиях, архиве церкви.

Брачные обыскные книги состояли из церковных обысков, т.е. письменных актов,
совершавшихся причтом церкви перед венчанием. Они включали все сведения о вступавших в
брак ли
цах и заверялись подписями священника, свидетелей, поручителей, причта, жениха и
невесты. Их задачей являлось установление неродства вступавших в брак.

Брачные документы предполагали материалы, необходимые для вступления в брак: прошение о
разрешении на ве
нчание, предбрачные сведения, свидетельства о рождении и др.

Исповедные книги представляли собой именные списки прихожан, бывших на исповеди, не
бывших на исповеди и раскольников. В них указывались фамилия, имя, отчество, возраст главы
семьи и ее членов, с
тепень родства, включая боковые ветви и женскую часть семьи (два
-
четыре
поколения).

Наличие в архивах церквей и монастырей документов, свидетельствующих об истории их
создания и принадлежности к той или иной конфессии, приобрело особую значимость в связи с

принятием в 1596 г. Брестской церковной унии. По свидетельству современного исследователя,
“з канца XVI ст. уніяцкае духавенства пры падтрымцы ўлад стала экспрапрыявац
ь культавыя
будынкі, уласнасць праваслаўнай царквы, яе школы... На працягу двух стагоддз
яў вернікі і
духавенства гэтых канфесій выказвалі ўзаемныя прэтэнзіі на валоданне царкоўнай маѐмасцю...
Сваѐ права на гэту маѐмасць уніяцкая іерархія абгрунтавала старажытным (ад Фларэнтыйскага
сабора 1439 г.) паходжаннем уніі”
152
.

Однако еще до принятия Брестской унии ее сторонники стремились заполучить в свое
распоряжение все древние документы, подтверждавшие права владения православной церковью
теми или иными храмами и монастырями. С этой целью на Брест
ском соборе 1590 г. было
принято обяза
тельное для весх православных епископов Великого княжества Литовского
постановление, в котором предписывалось привезти на очередной собор, назначенный на
1591

г., “все привилеи, фундуши и листы на всякие наданья и том

обмыслити и постановити, где
то ховано быти мает”. Собранные таким образом древнейшие документы впослед
ствии
бесследно исчезли
153
.

Притязания униатов на православные храмы (к
ак, впрочем, и активно начавшийся после
ликвидации унии в 1839 г. обратный процесс передачи униатских храмов и монастырей в



151

Такой

принцип

хранения

м
етрических

книг

был

характерен

и

для

униатской
,
и

для

католической

конфессий
.
На

это

указывает
,
например
,
наличие

копий

91
метрической

книги

Брестской

униатской

епархии

за

1697

1801
гг
.,
хранящихся

в

архиве

униатских

митрополитов
.
Они

составлены

по

книгам

953
церквей

епархии
,
территориально

охватывавшей

Бобруйский
,
Борисовский
,
Брестский
,
Волковысский
,
Гродненский
,
Игуменский
,
Кобринский
,
Лидский
,
Минский
,
Мозырский
,
Новогрудский
,
Ошмянский
,
Пинский
,
Пружанский
,
Речицкий
,
Слонимский
,
Слуцкий

и

другие

поветы

и

уезды

(
Описание

документов

архива

западнорусских

униатских

митрополитов
.
Спб
., 1907.
Т
. 2.).

152


Палуцкая

С
.
В
.
Культурныя

каштоўнасці

ў

міжканфесійнай

барацьбе

канца

XVI


першай

паловы

XVII
ст
.
у

ВКЛ

//
Гістарычная

навука

і

гістарычная

адукацыя

ў

Рэспубліцы

Беларусь
.
Новыя

канцэпцыі

і

падыходы
.
Ч
.

I
.

Гісторыя

Беларусі
.
Усебеларуская

канферэнцыя

гісторыкаў
.
Мінск
, 3

5

лютага

1993
г
.
Мн
., 1994.
С
. 82.

153


Шлюбскі

А
.
Матэрыялы

да

крыўскай

гісторапісі

//
Спадчына
. 1992.


3.
С
. 69

70.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

95

пользование православных) порождали многочисленные подделки соответствующих актов,
хранившихся в церквах и монастырях, или уничтожен
ие документов, не подтверждавших прав
владения униатами теми или иными храмами.

Известен случай, когда в 1745 г. кричевский плебан (так именовались католические приходские
священники) Иллич, “выбравши из метрических книг Великого княжества Литовского стары
я
привилеи русских церквей, приписал в них новые придачи, аки бы они имели быть от основания
своего униатскими”, с помощью таких подложных документов выпросил у короля привилегию
на православные церкви в Кричеве и превратил их в униатские
154
. В 1747 г. накануне приезда
комиссии для разбора жалоб православных на отнятие у них униатами церквей полоцкий
униатский официал (т.е. лицо, заступавшее место епископа) Ира
клий Лисянский объездил все
униатские церкви Беларуси, бывшие до этого православными, и изъял из них хранившиеся там
древние фундушевые записи, ставленные грамоты, православные антиминсы и богослужебные
книги
155
. В этом же году могилевский архиепи
скоп Иероним Волчанский направил польскому
королю Августу
III

жалобу на действия униатов, к которой приложил “Реестр монастырей и
церквей греко
-
российской веры, в разные времена на унию насильно отнятых”. В реестр были
включены 189 церквей и 5 монастырей В
итебского, Мстиславльского, Полоцкого воеводств,
Оршанского и Речицкого поветов, ставших униатскими за 1687

1747

гг.

Указывая на отобранную 7 февраля 1717 г. церковь Святого Николая в Гомеле, архиепископ
отмечал, что документально было ясно доказано, что э
та церковь никогда не была униатской
156
.

22 декабря 1751 г. витебский униатский декан Казимир Лукашевич с помощью местной шляхты
силой захватил Марков монастырь: “Игумена Серафима
Кочета увезли в Витебск, монахов
выгнали, архив и имущество монастырское разграбили, а монастырь в управление отдали
униатским монахам, базильянам”
157
.

Понимая важность такого рода документов в деле отстаивания прав православных на владение
имуществом, белорусский православный епископ Георгий Конисский (1717

1795) не только
тщательно собирал их, но

для хранения таких актов даже создал при архиерейской кафедре
специальный архив, в котором “сохранил от расхищения и уничтожения множество актов,
составивших впоследствии любопытные материалы для истории Беларуси”
158
.

Составленные во второй половине XIX


начале XX в. описания документов архивов и
монастырей Беларуси, исследовательские статьи, основанные на этих документах, дают
представление об истории архивохранилищ, со
ставе и содержании входивших в них
материалов. Так, описание архива Полоцкой духовной консистории А.П.

Сапунов предварял
следующим замечанием: “Архив Полоцкой духовной консистории состоит собственно из двух
архивов: архива старых дел (документы с конца XVI

в. до начала XIX в.) и архива нового (дела с
конца XVIII в.). Первый архив составляют документы, поступившие в Полоцкую консисторию
из бывших униатских (ранее православных) монастырей и церквей. В нем более 4

тыс. дел на
языках западнорусском, польском, л
атинском и итальянском”
159
. Составитель описания
перечислил основные виды документов, ранее хранившихся в церковных и монастырских
арх
ивах, среди них


фундуши, инвентари, судебные дела и др.
160

Описывая архив упраздненного Пинского Лещинского монастыр
я, А.И.

Миловидов на
основании изучения документов изложил как историю самого монастыря, так и его архива,
отметив при этом, что часть последнего была передана в “архив униатских митрополитов, часть


в архив Минской духовной консистории, а некоторые докум
енты пропали на месте
стараниями местных исследователей”
161
. Древнейшим документом, находившимся в этом
архиве, была жалованная грамота монастырю, выданная пинским князем Юр
ием
Наримунтовичем. В архиве хранились также переписка лещинских игуменов и архимандритов с
пинскими епископами (православными и униатскими), охранные грамоты монастырю пинских
князей и польских королей, привилеи последних, вводные листы на Лещинскую архи
мандрию
униатских митрополитов, хозяйственные инвентарные записи, купчие и обмены земельных
участков, многочисленные судебные дела лещинских игуменов и архимандритов и др.




154

Батюшков

П
.
Н
.
Белоруссия

и

Литва
.
Исторические

судьбы

Северо
-
Западного

края
.
Спб
., 1890.
С
. 284.

155

Там

же
.

156

Историческое

известие

о

возникшей

в

Польше

унии
.
Вильна
, 1866.
С
.

371

382.

157

Без
-
Корнилович

М
.
О
.
Исторические

сведения

о

примечательнейших

местах

в

Белоруссии

с

присовокуплением

и

др
угих

сведений
,
к

ней

же

относящихся
.
Спб
., 1855.
С
. 51.

158

Батюшков

П
.
Н
.
Белоруссия

и

Литва
.
Исто
рические

судьбы

Северо
-
Западного

края
.
С
. 304.

159

Древности
.
Труды

Археографической

комиссии

импер
.
Московского

археологического

общества
.
Вып
.
2.
М
., 1898.
Т
. 1.
С
. 233.

160

Часть

документов

из

этого

архива

была

опубликована

А
.
П
.

Сапуновым

в

т
. 1
и

5
издаваемой

им

же


Витебской

старины
” (
Витебск
, 1883, 1888).

161

Миловидов

А
.
И
.
Архив

упраздненного

Пинского

Лещинского

монастыря
.
М
., 1900.
С
. 5.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

96

Характеризуя документы архива как исторические источники, А.И.

Миловидов подчеркивал
: “...
инвентари дают возможность проследить постепенную замену православного ритуала и
символики католическими. Наконец, этими документами даются ценные исторические сведения
об унии на Полесье и о самом Лещинском монастыре”
162
.

Информация о рукописях и старопечатных книгах Слуцкого Тройчанского монастыря
содержалась на страницах издаваемых Минским церковным историко
-
археологическим
комитетом выпусков “Минской старины” (всего вышло че
тыре выпуска)
163
.

Ценнейшим архивом по истории Великого княжества Литовского и истории церковной унии
являлся так называемый “Архив западнорусских униатских митрополитов”. За свое более чем
200
-
л
етнее существование он побывал в Киеве, Вильно, Гродно, Новогрудке и других местах в
зависимости от местопребывания униатской митрополичьей кафедры. В 1808 г. по решению
Слонимского нижнего земского суда он был передан в “заведывание” брестскому епископу
И
осафату Булгаку и находился в Бытене (Слонимский уезд). В апреле 1810 г. архив перевезли в
Вильно, где он и находился во время занятия города французами в 1812 г. В октябре 1828 г.
архив из Вильно доставили в Полоцк “для проверки”, откуда в феврале следующ
его года
перевезли в Санкт
-
Петербург как место постоянного пребывания униатских митрополитов.
Здесь он был размещен в доме Греко
-
униатской духовной коллегии на Васильевском острове.
После закрытия в 1843 г. коллегии он уже как архив бывших греко
-
униатских
митрополитов (в
1839 г., как известно, была ликвидирована Брестская церковная уния) передается в
Синодальный архив “для надлежащего хранения, соответственно важности его”.

Первая опись архива была составлена в 1699 г., когда он находился в Руте, митрополич
ьем
имении Новогрудского воеводства и хранился в четырех “скрынях” и сундуках. Наиболее
обстоятельное описание документов архива начинается с 1865

г., когда была учреждена
специальная комиссия по разбору и описанию архива Синода. Именно в это время он и по
лучил
то название, под которым известен сегодня,


“Архив западнорусских униатских
митрополитов”.

Соответственно епархиям Киевской униатской митрополии (Владимиро
-
Брестской, Полоцкой,
Луцко
-
Острожской, Холмской, Пинской, Львовской, Перемышльской, Смоленско
й) документы
архива освещали их историю. Хронологические рамки материалов архива не ограничивались
униатским периодом (1596

1839). Здесь находились также подлинные документы XV в. и
списки документов XI

XIII вв. В них содержались сведения о монастырях, цер
квах, их архивах
и библиотеках. Инициатор объединения униатской и православной церквей митрополит Иосиф
Семашко называл его “весьма важным митрополичьим архивом”. Начиная с 40
-
х годов XIX в.
документы архива печатались в изданиях Петербургской археографиче
ской комиссии.
Комиссией по разбору и описанию Синода было подготовлено и издано в двух томах описание
документов “Архива западнорусских униатских митрополитов”.

Опубликованные в “Описании” фрагменты некоторых документов свидетельствовали о
большом значени
и, придаваемом иерархами униатской церкви материалам, хранившимся в их
архивах, и отсюда


о заботе, которой были окружены последние. Назначенный полоцким
архиепископом униатский митрополит И.

Булгак писал, в частности, 6 мая 1833 г.: “...

вступая
ныне в п
олное управление имениями полоцкого архиепископства, я чувствую себя обязанным
как по сему, так равно и по праву пользоваться доходами из сих имений, стараться о
предохранении оных от всякого ущерба, следовательно, и о сохранении в целости архива,
касающег
ося всего фундуша,


потому я предлагал греко
-
униатской консистории сделать
немедленно точную опись сему архиву, долженствующему находиться вместе с прочими
делами канцелярии моих предместников, и составить таковую же сим последним, равномерно
нужным по де
лам правления епархиею, хранить сей архив с прочими делами в избранном
безопасном месте под непосредственным своим ведением, при том имея в виду, что по случаю
смерти епископа Мартусевича могли некоторые дела остаться нерешенными”
164
.

Каждый случай гибели документов как митрополичьего, так и архивов униатских церквей и
монастырей, фиксировался соответствующими письмами, судебными решениями, заявлениями.
Так было, например, в ок
тябре 1708 г., когда белорусский униатский епископ Сильвестр сделал
заявление в гродском суде Оршанского повета о пропаже фундушей, документов могилевской
кафедральной церкви Святого Спаса, мстиславльской кафедральной церкви Святой Троицы и
других церквей
в результате войны московского царя со шведским королем
165
. В августе 1655 г.



162

Миловидов

А
.
И
.
Архив

упразд
ненного

Пинского

Лещинского

монастыря
.
С
. 5.

163

Каспяровіч

М
.I.
Краязнаўства

(
нарысы
).
Мн
., 1929.
С
. 30

3
1.

164

Описание

документов

ар
хива

западнорусских

униатских

митрополитов
.
Т
. 2.
С
. 946.

165

Описание

документов

архива

западнорусских

униатских

митрополитов
.
Т
. 2.
С
. 19.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

97

с подобным заявлением в гродском суде Новогрудского воеводства выступал митрополит
А.

Селява, указ
ав на захват русскими войсками его архива
166
. Из заявления митрополита
Л.

Кишки становится известным о пожаре в ночь на 28 сентября 1727 г. в митрополичьем
фольварке Сеннове, вследствие чего сгорело “много документов, относящихся до
митроп
оличьих имений”
167
.

Важным хранилищем документов как по истории римско
-
католической церкви в Великом
княжестве Литовском в средние века, так и по социально
-
политической и экономической
истории княжества являлся Виленский капитульный ар
хив (капитул


духовный совет при
епископе). По свидетельству обследовавшего его, а также архив Виленской католической
епархии профессора духовной семинарии ксендза И.

Бовке
вича, “эти архивы составляют и в
настоящее время (1828

г.


М.Ш.
) один из богатейш
их источников по изучению края, хотя
теперь они далеко не могут похвалиться своею полнотою”
168
.

Сведения о существовании капитульного архива сохранились лишь

начиная с конца XVI в. В
1592 г. впервые в актах Виленской капитулы встречается заявление прелата архидиакона об
уничтожении пожаром значительной части капитульских привилеев и других бумаг вместе с
капитульским домом, в котором они хранились. Страшный по
жар 16 мая 1610 г., начавшийся от
костела ксендзов францисканцев на Трокской улице, менее чем за полдня уничтожил весь город
вплоть до кафедрального собора. В пламени погибли бумаги, книги и весь прежний архив
капитулы, хранившийся в особом сундуке над вор
отами во дворе епископского дворца. Однако
не только пожары, но и нашествия неприятеля, внутренние междоусобицы представляли угрозу
для документов архива. Для того чтобы уберечь не тронутые огнем документы, их приходилось
неоднократно вывозить за границу.
С 1654 г. начались скитания капитульного архива по чужим
странам. Вывезенный каноником Тизенгаузом в Пруссию архив вскоре был переведен оттуда
каноником Воловичем в Австрию. В 1656 г. архив нашел для себя приют в замке князей
Любомирских, оттуда его переве
зли во Львов, где он хранился прелатом архидиаконом
виленским Моцарским. После смерти последнего в заведывание архивом вступили львовские
бернардинцы. В 1659 г. взятый у них архив был переведен в Брашевичи (Гродненское
воеводство), по
том



в Слоним и в ко
нце 1660 г.


в Ченстохов. Размещенный в комнатах
настоятеля и закристиана, он оставался здесь до 1663 г., когда виленские каноники Тизенгауз и
Млынецкий снова вернули его в Вильно.

Такие крайне неблагоприятные для архива условия не могли не сказаться на с
охранности
находившихся в нем документов. Уже в 1664 г. Виленская капитула заявила, что значительная
часть актов совершенно исчезла. В последующих заявлениях отмечалось, что в актах
капитульных за 1683 г. имеются следы о захвате иезуитами очень многих доку
ментов,
погибших таким образом для позднейшего времени.

Однако и на этом не закончились испытания для архива Виленской капитулы. В пожаре Вильно
1748 г., когда уцелела лишь пятнадцатая часть города, безвозвратно погибли письменные
памятники, находившиеся в

городских и церковных архивах, в том числе и в архиве капитулы.
И тем не менее обследовавший архив в 1828 г. ксендз И.

Бовкевич писал в своей “визите”:
“После таких несчастных обстоятельств, при которых приходилось существовать капитульному
архиву, можно
только удивляться, как он мог сохраниться до последнего времени в
замечательном порядке и сберечь все
-
таки для потомства сравнительно огромное богатство
бесценных актов и документов”
169
.

Сделанное тогда же визитатором описание архива дает представление о характере документов,
хранившихся в нем. В основном это визиты и инвентари костелов, составленные в разное время.
Визиты по своему содержанию были гораздо многостороннее инвента
рей. Визитаторами, как
правило, назначались и избирались люди, почетные в епархии, пользовавшиеся известностью
как ученые или проповедники. Поэтому в своих донесениях высшей духовной власти они
старались описать не только имущество костела (иконы, одежду,
библиотеки, архивы и др.), но
и деятельность ксендзов (уровень проповедей, воздействие их на паству и т.д.). Эти
обстоятельства придавали “визитам” характер ценнейших источников как по социально
-
экономической истории, так и по истории культуры.

В конце 189
2 г. значительная часть документов Виленского капитульного архива была передана
в Рукописное отделение Виленской публичной библиотеки, где они были подвергнуты



166

Там

же
.
С
. 233.

167

Там

же
.
С
. 233

234.

168

Описание

Рукописного

отделения

Виленской

публичной

библиотеки
.
Вып
. 1.
Вильна
, 1895.
С
. XII

XIII.

169

Описание

Рукописного

отделения

Виленской

публичной

библиотеки
.
Вып
. 1.

С
. XIV.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

98

систематизации, описанию и частично изданию в первых трех выпусках “Описания
Рукописного отделен
ия Виленской публичной библиотеки” (1895, 1897, 1898)
170
.

Виленский епархиальный архив размещался в здании кафедрального костела, в двух больших
залах и двух пристройках к

ним. Документы хранились в шкафах, витринах и на столах. Визиты
и инвентари всех костелов и монастырей, как женских, так и мужских, были систематизированы
в алфавитном порядке. Строго по алфавиту были распределены и другие хранившиеся здесь
документы


ко
пии привилеев и фундушевых записей костелам и монастырям, записи
епископских имений, описания всех католических приходов епархии, окладные листы по
имениям епархиального духовенства, постановления о пожертвованиях духовенства на
государственные нужды, суде
бные решения по различным вопросам, метрические записи и
списки прихожан по возрасту и полу, различные процессы, королевские презенты,
распоряжения о перемещениях и другие документы.

Помимо этих основных архивов римско
-
католической церкви в Литве и Беларус
и все приходы
имели при своих костелах собственные архивы. Кроме того, некоторые из приходов имели в
епархиальном архиве свои специальные сундуки, в которых хранились принадлежавшие им
официальные бумаги и акты. Такое централизованное хранение документов и
грало
благотворную роль, так как обеспечивало большую их сохранность.

Хранившиеся за каменными стенами церквей и монастырей архивы щадили пожары,
неизменные спутники многочисленных войн, прокатывавшихся в средние века по белорусской
земле. Однако нередко т
о, что оставалось нетронутым пламенем войн, уничтожалось в
результате межконфессиональных распрей, религиозной нетерпимости: православные жгли
униатские и католические книги и рукописи, а униаты и католики уничтожали акты и грамоты
православных церквей и м
онастырей. Так, во время выступления в Пинске в 1648 г. были
разрушены кафедральная церковь пинских епископов и униатский монастырь, захвачены все
ценности и документы
171
. В 1616

г. минские горожане разрушили постройки Вознесенского
монастыря, пытались поджечь церковь и разрушить звонницу
172
. Неумолимые законы
религиозной враждебно
сти приводили к гибели памятников книжной культуры. В период
правления Стефана Батория в ВКЛ запылали костры из книг. Впервые этот инквизиторский акт
был предпринят в 1579 г. под руководством виленского епископа Ежи (Юрия) Радзивилла. В
XVII

в. такой ванда
лизм, вдохновляемый иезуитами, стал нормой
173
. Была и еще одна причина
гибели документов, о которой известный белорусский этнограф и библиограф А.

Шлюбский
писал: “Апроч войнаў і ўнутраных забурэнняў, ча
роднай найважнейшай прычынаю вынішчэння
крыўскіх помнікаў пісьменнасці было адступленне вышэйшых станаў нашай нацыі ад свайго
народу. Пагалоўнае рэнегацтва духавенства, мяшчанства і шляхты ў часы заняпаду сваѐй
дзяржаўнасці і зліццѐ іх з пануючымі нацыянал
ьнасцямі, заваѐўнікамі радзіла ў іх асяродках
зняважлівае адношанне да роднай старасветчыны. Усѐ больш цэннае з пісаных помнікаў
вывазілася імі ў Масковію або Польшчу ці ўрэшце нішчылася на месцы, бо сваѐ роднае было ім
ужо чужым і ненавідным”
174
.

Тем не менее благодаря монастырским и церковным архивам сохранились многие древнейшие
документальные памятники Беларуси. Среди них


Туровское рукописное евангелие XI в.,
обнаруженное виленским художником В.

Гр
язновым при осмотре Туровской Преображенской
церкви и переданное в Виленскую публичную библиотеку. Судя по записи на полях Евангелия,
сделанной князем К.И.

Острожским в начале XVI

в., оно принадлежало Туровской
Преображенской церкви. В одном из православны
х монастырей Орши (предполо
жительно
Кутеинском) хранилось рукописное Евангелие XIII

в., выброшенное оттуда в 1812 г.
французами и впоследствии сохраненное и пожертвованное протоиереем Киевского
Софийского собора П.Г.

Лебединским музею Церковно
-
археологиче
ского общества при
Киевской духовной академии. В Супрасльском монастыре находился так называемый
помянник, или синодик, который помимо сведений об истории монастыря содержал важную
информацию генеалогического характера.

В архиве при Братском монастыре г.

М
огилева в числе прочих документов хранились
автографы Мелетия Смотрицкого, Петра Могилы, епископа Сильвестра Косова и др. Среди



170

В

настоящее

время

собрание

Виленской

капитулы

в

объеме

27,5
тыс
.
дел

за

1391

1940
гг
.
хранится

в

Рукописном

отделе

библиотеки

АН

Литвы
.
Общая

информация

об

этих

документах

содержится

в

статьях
:
Vilni
aus kapitulos archivas /
/Mokslas ir gyvenimas. 1960. N 12. S. 38; Kosman M. Archiwum kapituly Wilenskiej //
Archeion. T. 64. 1976. S. 37

57.

171

Красковский

А
.
Борьба

против

унии

в

Западной

России

и

единство

русского

народа

в

1648

1668
гг
.
Вильна
, 1914.
С
. 185.

172

Белоруссия

в

эпоху

феодализма
.
Мн
., 1959.
Т
. 1.
С
. 454

455.

173

Блинова

Т
.
В
.
Иезуиты

в

Белоруссии
.
Мн
., 1990.
С

22.

174

Шлюбскі

А
.
Матэрыялы

да

крыўскай

гісторапісі
.
С
. 68.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

99

документов Слуцкого монастыря находились грамоты королей Сигизмунда III, Августа II,
Станислава
-
Августа, данные ими в XVI

XVIII
вв. монастырям и частным лицам
175
.

Впоследствии часть хранившихся в архивах церквей и монастырей документов была передана в
архивы духовных консисторий, епархиальных управлений.

2.
Частновладельческие

архивы

Наряду с государственными архивами (центральными и местными) на белорусских землях в
средние века и XIX


начале XX в. функционировали и частновладельческие архивы бояр,
шляхты, магнатов, состоятельных мещан, купцов, ремесленнико
в. Они жили своей особой
жизнью. Накапливаясь в частных руках как продукт жизни и частной деятельности либо
отдельных лиц, либо целых родов и семейств, эти архивы, как правило, не наследовались
государством на правах государственной собственности.

После см
ерти того или иного владельца одни из них переходили в библиотеки и музеи в
порядке завещания, дарения, покупки, другие распылялись по частным рукам; многие архивы
наряду с библиотеками в XIX в. (особенно после восстания 1830 и 1863 гг.) были конфискованы
царским правительством (как, например, Деречинский архив князей Сапег, переданный в
Виленскую публичную библиотеку, и др.).

С укреплением права частной собственности на землю, другое движимое и недвижимое
имущество и закреплением этого права в документах о
собенно возрастают роль и значение
последних. Такие документы накапливались и особенно тщательно сберегались в фамильных,
родовых архивах. Второй вид документов, откладывавшихся в подобных архивах, возникал в
результате коллекционирования архивовладельцами

различных документальных памятников, а
также вследствие их переписки с известными учеными, политическими и общественными
деятелями Великого княжества Литовского, Речи Посполитой, России, Пруссии, Австрии,
Швеции и других государств.

Сохранились и дошли до

XIX

XX вв. архивы наиболее известных магнатов Беларуси. Среди
них архивы Сапег в Деречине, Хрептовичей в Щорсах, Любецких в Щучине, Тышкевичей в
Логойске, Вишневецких в Брагине и др.
176

В современных архивах и рукописных отделах библиотек Беларуси, России, Литвы, Украины,
Польши находится около двух десятков обособленных фондов наиболее крупных феодалов
Великого кн
яжества Литовского, являющихся остатками некогда существовавших их
частновладельческих архивов. Так, путеводитель по ЦГИА Беларуси (ныне Национальный
исторический архив РБ) зафиксировал части фамильных фондов Булгаков, Горваттов, Хмар,
Друцких
-
Любецких, Лю
бомирских, Радзивиллов, Плятер
-
Зибергов
177
.

Наиболее значительным среди частновладельческих архивов XVI


начала XX в. являлся
Несвижский архив Радзивиллов. По у
тверждению владельцев, он был основан в 1551 г., когда
польский король Сигизмунд II выдал канцлеру Великого княжества Литовского князю Николаю
Радзивиллу Черному привилей на устройство в Несвиже архива для хранения главных
привилегий, данных Литовскому кня
жеству
178
. Однако, как впоследствии установили польские
ученые, этот привилей оказался поддельным, сфабрикованным Радзивиллом для обоснования
права хранения в своем фамильном архиве государст
венных ак
тов Великого княжества
Литовского
179
.

Несвижский архив по характеру хранившихся в нем документов носи
л государственный
характер. Он образовался в результате жизни и деятельности представителей так называемой
несвижско
-
олыкской линии рода Радзивиллов.

По некоторым данным, в 70
-
е годы XVII

в. в Несвижском архиве хранились документы архива
великокняжеской ка
нцелярии


Метрики Великого княжества Литовского. Именно в этот
период из
-
за угрозы “московского нашествия” канцлер Альбрехт Радзивилл вместе со своим
фамильным архивом вывез из Вильно и Метрику. Так как по возвращении ее вновь в Вильно
после ухода московс
ких войск обнаружилась недостача части Метрики, требования сейма о ее



175

Сапунов

А
.
П
.
Архивы

в

городах

Могилеве

губ
.
и

Минске
.
М
., 1902.
С
.

6

8.

176

Иконников

В
.
С
.
Опыт

русской

историографии
.
Киев
, 1892.
Т
. 1.
Кн
. 2.
С
. 1237

1239;
Энцыклапедыя

гісторыі

Беларусі
.
Мн
., 1994.
Т
. 1.
С
. 171

173.

177

Центральный

государственный

исторический

архив

в

Минске
:
Путеводитель
.
Мн
., 1974.
С
.

262

272.

178

Volumina legum
.

T.

7. S
-
Petersburg, 1860. S. 399

400.

179

Леонтьева

Т
.
Е
.
Несвижский

архив

кн
.
Радзивиллов

(
обзор

документальных

материалов
) //
Научно
-
информационный

бюллетень

АУ

при

СМ

БССР
. 1961.


2(9).
С
. 13.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

100

разысканиях оказались безуспешными, то сейм 1673 г. был вынужден констатировать, что
недостающие материалы находятся “в надежных руках”, разумея под ними Несвижский замок
Радзивиллов
180
. На самом деле, в инвентарях Несвижского архива того времени наряду с
фамильными бумагами значатся “привилегии и разные публичные бумаги”, а также “при
-
вилегии, данные В
еликому княжеству Литовскому”
181
. По свидетельству архивариуса
Несвижского архива Б.

Таурагинского, описывавшего архив в 1935 г., Метрика находилась в
Несвиже и в XVIII в. Вместе с

фамильным архивом она в 1764 г. вывозилась Каролем
Станиславом (“пане коханку”) в неизвестном направлении. Во время Барской конфедерации
(1768

1772) архив вторично вывозился в Прешово (Венгрия). После смерти Кароля Станислава
архив был вывезен в Краков и
помещен в одном из монастырей.

Учитывая большой вклад Радзивиллов в обеспечение сохранности имеющих
общегосударственное значение документов, Сейм Речи Посполитой 1768 г. признал за ними
право на вечное хранение актов в их фамильном архиве. В 1812 г. значит
ельная часть
Несвижского архива была вывезена в Неборово, где находилась продолжительное время. В 1824
г. часть архива вывезли в Вильно. После ремонта Несвижского замка князь Фердинанд
Вильгельм Радзивилл взял архив под свою опеку и перевез его в Несвиж. В

60
-
х годах
XIX â. â
архиве хранилось более четверти миллиона документов начиная с XVI

в., среди которых было
1246 написанных на пергамене
182
. Здесь находились материалы польских сеймов
, привилеи
польских королей Радзивиллам, статуты и привилеи городам, документы бытового и
биографического характера, переписка князей по политическим, хозяйственным, личным
вопросам, имущественно
-
хозяйственные, финансовые и юридические документы Главного
у
правления имениями, его отделом, ординатских управлений, имений и фольварков
Несвижской, Клецкой, Мирской, Давид
-
Городокской ординаций, Койдановского и Слуцкого
княжеств и др. Документы XV


начала XVI

в. написаны преимущественно на латинском
языке, в XVI

в. преобладал старобелорусский язык, начиная с XVII

в.



польский.

Свидетельством высокого уровня делопроизводства и большого внимания, уделявшегося
Радзивиллами архиву, является то, что хранившиеся в нем документы были четко
сгруппированы, описаны и надеж
но сохраняемы.

Как и Радзивиллы, тщательно собирали и хранили документы своего архива Сапеги


представители одного из крупнейших магнатских родов Великого княжества Литовского.
Вначале располагавшийся в Ружанском дворце в 1768 г. архив Сапег был переведен

в Деречин
Слонимского повета. С конфискацией в 1831 г. владения Сапег архив был перевезен в
Гродненскую палату государственных имуществ, где хранился до 1858 г. В 1858 г. архив весом
около 200 пудов передали в Рукописное отделение Виленской публичной библ
иотеки
183
.

Особое внимание в архиве Сапег уделялось документам, подтверждавшим их права владения
собственностью. Здесь хранились королевские и великокняжеские привилеи, комиссарские
акты, листы о разделе поместий, догово
рные акты, выписки из актовых книг, инвентари
владений и др. В архиве находились ревизия Кобринской экономии второй половины XVI

в.,
хозяйственно
-
расходная книга Л.

Сапеги 1592

1593

гг., челобитные крестьян, поданные
Сапегам за 1619

1665 гг., послания папс
ких кардиналов и нунциев духовным лицам Беларуси,
Литвы, Украины и др.

Хорошей организацией в XVI

в. отличался и архив магнатов Ходкевичей. Владельцы
Берестовиц К.

Ходкевич и его жена княгиня Барбара Соломерецкая хранили документы на
пергамене и бумаге в я
щиках с замками и гербовыми печатями. Как свидетельствует опись
архива 1571 г., древнейшим документом в нем был привилей короля Александра на поместья
Рудовую, Поплавцы, Спудзиловцы, выданный в Вильно в 1506 г. Из владельцев особенно
большое внимание архив
у уделяли жемойтский староста Ян Ходкевич и его сын, писатель, член
варшавского общества друзей наук Александр Ходкевич.

В библиотеке Хрептовичей в Щорсах наряду с книгами хранились и рукописные материалы.
Обследовавший библиотеку в конце XIX в. С.Л.

Пташи
цкий отмечал наличие здесь дел
польского посольства в России 1686 г., писем Богдана Хмельницкого, документов, связанных с
Мелетием Смотрицким, приездом Марины Мнишек в Россию и др.

Таким образом, для частновладельческих архивов Беларуси, существовавших в X
V


начале
XX в., характерным являлся достаточно высокий уровень организации хранения и



180

Jakubowski
. Archiwum panstwowe W.X.

Litewskiego i jego losy // Archeion. T. IX. S. 5.

181

Маяковский

И
.
Л
.
Очерки

по

истории

архивного

дела

в

СССР
.
М
., 1941.
С
. 149.

182

Иконников

В
.
С
.
Опыт

русской

историографии
.
Т
. 1.
Кн
. 2.
С
. 1239

1241.

183

Улащик

Н
.
Н
.
Очерки

по

археографии

и

источниковедению

истории

Белоруссии

феодального

периода
.
С
. 68;
Пташицкий

С
.
Л
.
Краткие

сведения

о

рукописях

библиотеки

гр
.

Хрептовича

//
Древности
.
Труды

Археографической

комиссии

Московского

археологического

о
бщества
.
Вып
. 3.
М
., 1889.
Т
. 1.
С
.

441

456.

Белорусские

архивы

в

структуре
...

101

использования документов. Это было обусловлено значением, которое владельцы архивов
придавали документам, подтверждавшим их имущественные права. Родовые архивы
крупнейш
их феодалов Великого княжества Литовского обладали значительным фондом
аутентичных жалованных грамот, подтверждений и юридически оформленных копий. Важное
место среди документов частных архивов занимала личная переписка по различным вопросам.
Благодаря соб
раниям частновладельческих архивов сохранилось значительное количество
документов, свидетельствующих об истории Беларуси XV


начала XX в.

Частновладельческие, как и духовные, архивы были менее подвержены в средние века, а также
в X
I
X в. опасностям: инозем
ные завоеватели все
-
таки соблюдали право частной собственности
и лояльно относились к духовенству (хотя это не мешало им грабить поместья и дворцы, церкви
и монастыри, уничтожая при этом и их архивы). Более всего частновладельческие и духовные
архивы постр
адали после 1917 г., когда начинались массовые погромы имений, расхищение и
уничтожение церковного и монастырского имущества, включая и архивы.







Приложенные файлы

  • pdf 8827069
    Размер файла: 925 kB Загрузок: 6

Добавить комментарий