Судебная -баллистика и экспертиза судебно-бал.

 МинистерствоВнутреннних дел Российской федерации
Московский университет










В.М.Плескачевский

Судебная баллистика и судебно-баллистическая экспертиза



Курс лекций

















Москва, 2008

Плескачевский В.М.Судебная баллистика и судебно-баллистическая экспертиза : Курс лекций. - М.: Московский университет МВД России. - с.204






Работа содержит учебный материал по дисциплине «Судебная баллистика и судебно баллистическая экспертиза». В ней изложены основы криминалистического учения об оружии, его классификации о понятии, месте и классификации огнестрельного оружия, в лекциях изложена, методика диагностического исследования состояния и свойств огнестрельного оружия, а также криминалистическое исследование нестандартного огнестрельного оружия, и боеприпасов к стрелковому огнестрельному оружию и их криминалистическое исследование.
В курсе рассмотрены особенности идентификации огнестрельного оружия по следам на снарядах и гильзах.
В лекции рассмотрены следы выстрела с различных дистанций и установление обстоятельств применения огнестрельного оружия.
Курс лекций предназначен для учащихся высших учебных заведений, обучающийся по специальности 030502 «Судебная экспертиза», экспертов, оперативных работников, дознавателей, следователей органов внутренних дел.


Рецензенты:

- Зам. начальника отдела баллистических экспертиз и исследований
ЭКЦ МВД России, подполковник милиции, кандидат юридических
наук А.В.Кокин

- Начальник кафедры трасологии и баллистики ВА МВД России,
кандидат юридических наук, доцент, полковник милиции
И.В.Латышов



Научный редактор










Московский университет МВД России, 2008-05-02В.М.Плескачевский


Тема 1. Предмет, задачи и система судебной баллистики



План лекции
1.Возникновение и развитие судебной баллистики, как части криминалистической техники и ее место в криминалистическом оружиеведении.
2.Предмет судебной баллистики, ее объекты и задачи.
3.Система судебной баллистики.
4.Теоретические и методические основы криминалистических исследований огнестрельного оружия, боеприпасов и следов их применения.

1.Возникновение и развитие судебной баллистики, как части криминалистической техники и ее место в криминалистическом оружиеведении.
Как и любое другое научно-техническое достижение, огнестрельное оружие и его новые виды и образцы сразу же активно начинали использоваться при совершении преступлений насильственного и имущественно-насильственного характера. Более того, те или иные виды огнестрельного оружия становились символами определенных групп преступников. Так, один из первых колесцовых стреляющих механизмов в Западной Европе получил название «курокрад», так как ружьями с такими замками был вооружены мародеры и дезертиры, грабившие мирное население.
До сих пор, не смотря на доступность автоматического скорострельного оружия, сицилийская мафия не отказывается от , так называемой «лупары» - «волчатницы» - гладкоствольного охотничьего ружья (часто с укороченными стволами), заряженного крупной дробью или картечью. При стрельбе пулей есть шанс промахнуться, а при выстреле с дистанции до 10 метров мультиснарядом, несколько убойных элементов поражают определенную площадь, что дает некоторую гарантию уничтожения противника.
История зарождения и развития криминалистического исследования огнест рельного оружия и следов выстрела достаточно сложна и многопланова и здесь необходимо остановиться преимущественно на ее основных и отечественных аспектах.
Первыми научными исследованиями, связанными с расследованием преступлений, в ходе которых использовалось огнестрельное оружие, занимались судебные медики, производившие экспертизы огнестрельных повреждений на одежде и теле потерпевших. Целый ряд таких исследований провел еще в середине Х1Х великий русский хирург Н.И.Пирогов.
К концу Х1Х века круг исследований расширился, объектами, помимо огнестрельных повреждений, стали выступать оружие и боеприпасы. Сведения об одной из самых первых таких экспертиз, проведенной на территории нашей страны того времени, в Прибалтике, относятся к 1894 году. Судебно-медицинский эксперт Гринцштейн исследовал пыж, изъятый с места происшествия, и установил, что тот ранее составлял единое целое с пыжом, находившимся во втором, еще заряженном стволе ружья подозреваемого. Это послужило одним из основанием для осуждения Михеля Кипсара за покушение на убийство Иоганна Штама. Накопление научных наблюдений, связанных с обстоятельствами выстрела, происходила во многих странах.
Еще в 1874 году было издано в Москве руководство А.Наке «Судебная химия», в котором прочих вопросов были рассмотрены проблемы химических исследований следов выстрела в огнестрельном оружии. В 1879 году вышла в свет работа Н.Щеглова «Материалы к судебно-медицинскому исследованию огнестрельных повреждений», в которой он указывал в том числе и на следы на пуле от «выпуклых частей нарезов», которые служат для идентификации огнестрельного оружия
В последнюю четверть Х1Х века за рубежом необходимо упомянуть наблюдение известного французского судебного медика Лакассаня об индивидуальности следов ствола нарезного огнестрельного оружия (в частности, револьвера) на пуле (1889 год) и судебного медика из Берлина Пауля Езериха, также исследовавшего следы огнестрельного оружия на пулях (1898 год). На рубеже ХХ века известный австрийский ученый Г.Гросс в своей выдающейся работе «Руководство для судебных следователей как система криминалистики» (1898 год) также касался проблем исследования огнестрельного оружия.
Эмпирический этап развития криминалистического исследования оружия и следов его применения, накопление практического материала знаменовался установление новых закономерностей. Так, в статьях судебного медика Н. Москалева – «Экспериментальное исследование казуистического случая по разрешению вопроса, было ли покушение на убийство или самоубийство» (1906 год) и «Симуляция и ложное сознание перед судом присяжных» (1913 год) - излагались результаты экспериментов по установлению дистанции по следам выстрела.
Учреждение в 1912-1914 годах кабинетов научно-судебной экспертизы в крупнейших городах Российской империи безусловно привело к развитию многих экспертных исследований и, в том числе тех, которые были позже названы судебно-баллистическими. И одними из первых подобных экспертиз были проведены в Петербургском и Одесском кабинетах.
Определенные итоги развития в предвоенные годы криминалистики в целом и, идентификации огнестрельного оружия по следам на пулях и гильзах, были подведены в книге С.Н.Трегубова «Основы уголовной техники» (1915 год).
Даже в годы Гражданской войны продолжалась работа по развитию и совершенствованию криминалистических средств и методов. Еще в 1918 году профессор медицинского факультета Киевского университета К.А.Таранухин сконструировал первый в мире прибор специально для микро- и макрофотографирования пуль и гильз. Таким образом он опередил Крэвелла (США), который в 1925 году изобрел сравнительный микроскоп, Августа Брюнинга (Германия), который в 1931 году создал прибор для оптической развертки пуль и Эдмона Локара (Франция) с его гастроскопом.
Накопление во многих странах мира практического материала, связанного с исследованием огнестрельного оружия, боеприпасов, следов выстрела на различных объектах привело к качественному скачку – оформилась самостоятельная отрасль криминалистической техники.
В нашей стране это событие пришлось на 1937 год. В этом году вышла в свет книга В.Ф.Червакова «Судебная баллистика». Будучи известным судебным медиком, В.Ф.Черваков собрал и осмыслил огромный практический материал, послуживший основой для научной разработки вопросов пригодности для стрельбы и технической исправности оружия, идентификации огнестрельного оружия по следам на пулях и гильзах, установления направления и расстояния выстрела. С этого времени практически во все учебники по криминалистике включалась глава, посвященная криминалистическому исследованию огнестрельного оружия. Этот раздел, как и монография стала называться «судебной баллистикой», термин, который был изобретен американскими криминалистами. Первоначально ведущие советские криминалисты - С.П.Митричев, Н.В.Терзиев и некоторые другие не воспринимали этот термин, но в дальнейшем он оказался достаточно емким и практичным.
Великая Отечественная война имела свой побочный результат в том, что на руках населения оказалось значительное количество огнестрельного оружия и боеприпасов. Поэтому многие преступления совершались с использованием таких объектов. Это предоставило исследователям большой казуальный материал, заставило устанавливать ранее неизвестные закономерности, послужило развитию теоретической и методической базы судебной баллистики. В первые послевоенные годы были защищены кандидатские диссертации: Б.М.Комаринца «Криминалистическая идентификация огнестрельного оружия по стреляным гильзам» (1945 год); Н.М.Зюскина «Криминалистическая идентификация огнестрельного оружия по пулям» (1947 год); Г.А.Самсонова «Судебно-баллистические исследования охотничьихъ гладкоствольных ружей, боеприпасов к ним и следов действия этого оружия (1951 год); И.А.Сапожникова «Советская криминалистическая экспертиза оружия и боеприпасов» (1953 год).
Такой уровень исследований привел к выпуску монографий, которые не потеряли своего значения и до сих пор. В их числе необходимо упомянуть книгу Б. М.Комаринца «Криминалистическое отождествление огнестрельного оружия по стреляным гильзам» (М., 1955 г.) и С.Д. Кустанович «Судебная баллистика» (М., 1956 г.).
Развитие судебной баллистики приобрело широкий и глубокий характер и здесь мы можем остановиться только на значительных работах известных ученых. Подробнее судебно-баллистическую литературу мы рассмотрим по конкретрым темам.
Практически одновременно вышли в свет книга Б.М.Комаринца «Идентификация огнестрельного оружия повыстреленным пулям» (М., 1961 год) и книга Б.И.Шевченко «Идентификация оружия по пуле в судебной баллистике» (М., 1962 год). Продолжил разработку проблемы идентификации нарезного огнестрельного оружия по следам на снарядах Е.И.Сташенко, который опубликовал результаты своих ценнных экспериментальных исследований в учебно-методическом пособии «Отождествление канала ствола огнестрельного оружия по выстреленной пуле» (М., 1973 год).
Исследования огнестрельных повреждений были продолжены судебными медиками, к которым присоединились и эксперты-криминалисты. Значительным событием стало опубликование в сборнике 5 «Теории и практики криминалистической экспертизы» (М., 1958 год) серии статей В.М.Романовского, К.А.Бугаева, В.С.Житкова, В.В.Козлова, И.В.Скопина, Г.И.Цуренко, И.С.Балаг ина С.Д.Кустановича, В.И.Молчанова по методике криминалистического исследования огнестрельных повреждений. В.С.Митричев в своем учебно-методическом пособии рассмотрел «Криминалистическое исследование следов выстрела методами эмиссионного спектрального анализа» (М., 1960 год).Ю.Г.Корухов в объемной статье практически на монографическом уровне представил «Исследование входного отверстия при выстреле из малокалиберного оружия».
17-19 октября 1973 года в городе Харькове прошел научный семинар на тему: «Криминалистическое исследование охотничьего оружия и боеприпасов». Центральным сообщением стало выступление В.Ф.Гущина «Идентификация гладкоствольных ружей по следам канала ствола на снарядах», в котором он обнародовал созданную им методику отождествления гладкоствольных охотничьих ружей по следам на мультиснарядах (дроби и картечи).
Накопление установленных закономерностей, связанных с конструкцией огнестрельного оружия, явлениями внутренней и внешней баллистики и образованием следов выстрела привело к выходу двух обобщающих, монографических работ: учебно-методического пособия Б.М.Комаринца «Судебно-баллистическая экспертиза», выпуск 1 ( Москва, 1974 год) и книги Б.Н.Шевченко «Теоретические и методические проблемы судебной баллистики» (Киев, 1976 год).
В 1974 году Е.Н.Тихонов опубликовал методическое пособие для экспертов-криминалистов «Судебно-баллистические исследования огнестрельного оружия, патронов-заменителей и следов их применения», в которой предоставил результаты исследований достаточно распространенного, но малоизученного до того вида боеприпасов.
В 1978 году в учебнике «Криминалистика» (том 1) В.С.Аханов представил главу «Криминалистическое исследование оружия, подобных ему устройств и их следов» в которой, впервые рассмотрел в едином разделе основы судебной баллистики и криминалистического исследования холодного оружия. Таким образом начала складываться новая синтетическая отрасль криминалистической техники. В дальнейшем это принципиальное решение нашло подтверждение в работах целого ряда криминалистов и в настоящее время «Криминалистическое оружиеведение» стало общепризнанным в среде криминалистов, изучающих оружие различных конструктивных типов. И судебная баллистика оказалась разделом, подотраслью оружиеведения.
Из работ последнего времени необходимо упомянуть пособие Е.Н.Тихонова «Судебно-баллистическая экспертиза» (Барнаул, 1991 год), учебник А.В.Стальмахова, А.М.Сумароки А.Г.Егорова и А.Г.Сухарева «Судебная баллистика и судебно-баллистическая экспертиза» (Саратов, 1998 год) и учебное пособие «Сборник примерных образцов заключений эксперта по судебно-баллистической экспертизе В.А.Ручкина, В.В.Королева и Н.Ю.Жигалова (Волгоград, 2002 год).


2. Предмет судебной баллистики, ее объекты и задачи.
За долгие годы формирования и развития судебной баллистики было предложено большое количество определений этого раздела криминалистической техники. Б.М.Комаринец приводит формулировки понятия или предмета судебной баллистики, данные В.Ф.Черваковым (1937 г), С.Д. Кустановичем (1956 г.), Ю.М.Кубицким (1956 г.), Г.С.Юрьиным (1959 г.), Б.И.Шевченко (1963 г.)В.С.Ахановым (!968 г.), А.Н.Вакуловским (1967 г.). Б.М.Комаринец предложил и свое определение: «судебную баллистику можно определить как вполне сложившуюся отрасль криминалистической техники, содержанием которой является изучение закономерностей выстрела и действия оружия и на основании этого разработка научно-технических методов и средств обнаружения, фиксации и исследования огнестрельного оружия, боеприпасов к нему, стреляных пуль, дроби, картечи и пыжей, следов выстрела и явлений, сопровождающих выстрел, и в целях расследования и предупреждения преступлений». Необходимо положительно оценить это определение, отметить, что оно не потеряло своего научного значения, хотя и нуждается в уточнении с точки зрения современного криминалистического оружиеведения и более четкого редактирования. Так, например пропущена такая важная группа судебно-баллистических объектов, как гильзы, и следы почему то предваряют явления.
Определение, данное А.В.Стальмаховым, А.М.Сумарокой, А.Г.Егоровым и А.Г.Сухаревым в учебнике «Судебная баллистика и судебно-баллистическая экспертиза» (Саратов 1998 год, с.6) и рекомендованом Министерством общего и профессионального образования РФ в качестве учебника для экспертов, представляется шагом назад по сравнению определением, предложенным Б.М.Комаринцем. Определение, разработанное указанными авторами выглядит следующим образом: «Судебная баллистика – это отрасль кримтехники, изучающая методами естественно-технических наук с помощью специально разработанных методик и приемов огнестрельное оружие, явления и следы, сопутствующие его действию, боеприпасы и их компоненты в целях расследования преступлений, совершенных с применением огнестрельного оружия».
Приведенное определение грешит многими недостатками, главными из которых является то, что авторы забыли, что в настоящее время отрасли «судебная баллистика» нет, а есть «криминалистическое оружиеведение». И то, что все структурные подразделы, так же как и криминалистика в целом занимаются изучением закономерностей.
Поэтому необходимо предложить уточненное определение:
Судебная баллистика – это подраздел криминалистического оруживедения, изучающий закономерности конструирования и изготовления огнестрельного оружия, неоружейных огнестрельных объектов и боеприпасов, закономерности явлений внутренней и внешней баллистики выстрела и образования следов выстрела на гильзах, снарядах и преградах, разрабатывает приемы, методы и средства обнаружения, изъятия, исследования и оценки этих объектов и следов в целях , расследования, раскрытия и предотвращения преступлений.
Такое определение позволяет по нашему мнению сконструировать понятие предмета «судебной баллистики» в соответствии с общепринятым предметом науки «криминалистики».
Предмет судебной баллистики должен состоять из двух блоков:
1 Блок- закономерности:
-конструирования и изготовления огнестрельного оружия, неоружейных огнестрельных объектов и боеприпасов;
-явлений внутренней и внешней баллистики выстрела;
-образования следов на гильзах, снарядах и преградах.

2 Блок:
разработка приемов, методов и средств обнаружения, фиксации, изъятия, исследования и оценки этих объектов и их следов в целях расследования, раскрытия и предупреждения преступлений.
Судебно-баллистическая экспертиза может быть определена как вид криминалистической (оружиеведческой) экспертизы, производимой сведующим лицом на основании своих специальных знаний по данному разделу криминалистического оружиеведения в установленным законом порядке, по постановлению следователя или определению суда по представленным объекта с составлением заключения, выводы которого должны содержать доказательственные факты.
Судебно-баллистическая экспертиза может быть определена как вид криминалистической (оружиеведческой) экспертизы, производимой сведующим лицом на основании своих специальных знаний по данному разделу криминалистического оружиеведения в установленным законом порядке, по постановлению следователя или определению суда по представленным объекта с составлением заключения, выводы которого должны содержать доказательственные факты.
Проблема круга объектов, изучаемых в судебной баллистике и по которым проводится судебно-баллистическая экспертиза, рассматривается с 1937 года, с книги В.Ф.Червакова. К 1974 году в определенной степени сформировался общепризнанный круг судебно-баллистических объектов. И этот круг сформирован в работах Б.М.Комаринца «Судебно-баллистическая экспертиза» (Учебно-методическое пособие, Вып. 1, М., 1974год), «Судебно-баллистическая экспертиза» (Курс лекций, Вып.2,ответственный редактор Ручкин В.А., Волгоград, 1996 год) и учебнике «Судебная баллистика и судебная экспертиза» (Саратов 1998 год). К ним можно отнести:
-огнестрельное оружие, его части, детали, заготовки;
-огнестрельные устройства, не являющиеся оружием (стартовые пистолеты, строительно-монтажные пистолеты, пистолеты-ракетницы) их части и детали;
-боеприпасы (патроны) к огнестрельному оружию и иным огнестрельным устройствам, их элементы;
-материалы и инструменты, используемые для изготовления и переделки огнестрельного оружия, а также для изготовления и снаряжения боеприпасов и их элементов;
-следы выстрела на снарядах, гильзах и преградах неживой природы;
-материальная обстановка места производства выстрелов в целом и деталях;
-образцы со следами выстрела на различных объектах;
-материалы уголовного дела, содержащие информацию об оружии и следах выстрела.
К этому, общепризнанному набору объектов судебно-баллистических объектов необходимо сделать некоторые уточнения.
С.Д.Кустанович («Судебная баллистика», !956 год, с.6) считал, что ручные и станковые пулеметы, противотанковые ружья судебной баллистикой не изучаются, так как они не встречаются в повседневной экспертной практике.
Но уже в 1963 году И.А.Дворянский опубликовал статью: «Идентификация ручных пулеметов Дегтярева (РПД) по стреляным пулям и гильзам». (Сборник научных трудов», вып.1, Вильнюс).
Б.М.Комаринец отмечал, что «В единичных случаях проводились судебно-баллистические исследования артиллерийских орудий. Исследования осуществлялись по общей судебно-баллистической методике, после предварительного изучения материальной части и боеприпасов». Более того, А.А.Лопатенок описывает случай из судебно-баллистической экспертной практики иденетификации ствола артиллерийского орудия по следам на части разорвавшейся гильзы».
Задачи судебной баллистики, как структурной единицы криминалистической техники, должны соответствовать задачам криминалистики в целом.
Так, безусловно судебная баллистика вносит свой вклад в обеспечение быстрого и полного раскрытия преступлений, предотвращение и пресечение всех преступлений (общие задачи).
К числу с задач, выполняемых судебной баллистикой можно отнести:
-Судебная баллистика вносит свой вклад в разработку криминалистических средств и методов собирания, исследования и оценки доказательств огнестрельного происхождения для целей раскрытия и предупреждения преступлений.
- Изучение и развитие закономерностей судебно-баллистического характера способствует совершенствования организационных, тактических и методических основ расследования преступления (тактика осмотра места производства выстрела) и криминалистической судебно-баллистической экспертизы, оказывает влияние на формирование других оружиеведческих экспертиз.
-Изучение достижений зарубежной криминалистики в части судебной баллистики, хотя их использование в расследовании преступлений в настоящее время не может быть отмечено определенными фактами.
В числе конкретных задач криминалистики, решенных за последние 30 лет, была методика идентификации гладкоствольного охотничьего оружия по следам на мультиснаряде (В.Ф.Гущин).

3. Система судебной баллистики.
Так же как и проблема предмета «судебной баллистики», вопрос о системе этого раздела «оружиеведения» не получил однозначного решения.
Авторы рекомендованного учебника по «судебной баллистики» (А.В.Стальмахов, А.М.Сумарока, А.Г.Егоров, А.Г.Сухарев, 1998) уклонились от рассмотрения проблемы системы судебной баллистики.
В.С.Аханов(1979) рассматривал «криминалистическую экспертизу огнестрельного оружия и следов его применения» и, соответственно, касался только понятия «судебной экспертизы».
Б.М.Комаринец (1974) параграф 6 главы 1 озаглавил, как «Проблемы и система судебной баллистики». Он писал: «Однако, с точки зрения экспертных задач, для практики целесообразно систему судебной баллистики построить, а судебно-баллистические проблемы рассматривать по объекту исследования, тем более, что сама судебная баллистика, как об этом сказано выше, сформировалась по объектовому признаку» (с.34). Соответственно, Б.М.Комаринец делит «судебно-баллистические исследования» «на следующие виды»:
-неидентификационные исследования огнестрельного оружия;
-исследования следов выстрела в огнестрельном оружии;
-исследование боеприпасов;
-исследование следов выстрела на пораженных преградах;
-исследование следов выстрела на стрелявшем ;
-исследование следов от оружия на выстреленных пулях и стреляных гильзах.
Таким образом, признавая мысль Б.М.Комаринца о системоопределяющем значении объектов судебно-баллистических исследований, следует отметить, что «исследование следов выстрела в огнестрельном оружии» и «исследование следов выстрела на стрелявшем» являются судебно-химическими по своему характеру и не входят в судебную баллистику.
Соответственно, с учетом мнений авторов, занимавшихся исследованиями в области судебной баллистики, на кафедре криминалистики МВШМ МВД РФ была предложена следующая система судебной баллистики, как раздела криминалистического оружиеведения
1.Общие вопросы (Общая часть)
11.Особенная часть
1 Раздел – Криминалистическое исследование огнестрельного оружия
=а.Определение относимости объекта к огнестрельному оружию или объектам хозяйственно-бытового или культурного назначения, установление их групповой принадлежности.
=б.Установление пригодности для стрельбы и технического состояния оружия и возможности выстрела без нажатия на спусковой крючок при определенных условиях.
=в.Исследование частей и деталей огнестрельного оружия и других стреляющих объектов для установления их групповой и индивидуальной принадлежности и пригодности для использования по целевому назначению.
2 Раздел – Криминалистическое исследование боеприпасов и следов на них
=а.Определение относимости объекта к патронам и их элементам, их групповая принадлежность и пригодности для стрельбы.
=б.Исследование следов огнестрельного оружия на стреляной гильзе.
=в.Исследование следов огнестрельного оружия на выстреленной пуле.
3 Раздел – Криминалистическое исследование следов выстрела на преграде
Установление огнестрельного характера повреждений, определение дистанции, направления, количества и последовательности выстрела.
4 Раздел – Тактические и методические основы использования специальных судебно-баллистических знаний при расследовании и раскрытии преступлений
=а. Участие специалиста в области судебной баллистики в производстве следственных действий.
=б. Участие эксперта судебно-баллистической специализации в следственных действиях как элемент экспертного исследования.


4.Теоретические и методические основы судебно-баллистических исследований огнестрельного оружия и следов его применения
Являясь разделом «криминалистического оружиеведения», «судебная баллистика» в целом, и «судебно-баллистические исследования» в частности», формировались так же как и другие отрасли «криминалистической техники» и другие криминалистические исследования.
Правовой основой «судебно-баллистических исследований» являются положения уголовно-процессуального закона, определяющие применения специальных знаний, в том числе и в области судебной баллистики, при производстве экспертиз (ст.57 и 195-207 УПК РФ) или специалистом при производстве «процессуальных действий» (ст.58 и 168 УПК РФ). Хотя УПК РФ знает обязательное назначение только судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертиз, но судебно-следственная практика показывает значимость применения специальных судебно-баллистических знаний практически по всем выявленным случаям криминального применения огнестрельного оружия и боеприпасов.
Большое значение для формирования «судебной баллистики» как раздела «криминалистического оружиеведения» имеют военно-технические закономерности конструирования огнестрельного оружия и боеприпасов. Эти закономерности были уточнены, и развиты применительно к проблематике раскрытия и расследования преступлений, связанных с криминальным выстрелом.
Общие положения криминалистики, основоформирующие положения криминалистической тактики и методики расследования отдельных видов и групп преступлений оказываются в диалектической взаимосвязи с положениями «судебной баллистики».Здесь особое значение имеют общекриминалистические основы методики проведения криминалистических исследований. В соответствии с современными представлениями судебные экспертизы в соответствии с «категориями экспертных криминалистических задач» могут быть подразделены на «идентификационные», «классификационные» и «диагностические» исследования.
Судебно-баллистические исследования, преимущественно экспертизы, но также и следственные осмотры, а также предварительные внепроцессуальные внелабораторные и лабораторные исследования могут быть и «диагностическими» (установление относимости объекта к огнестрельному оружию, огнестрельного происхождения повреждения, дистанции выстрела, пригодности оружия для стрельбы и проч.), «классификационные» (определение образца оружия или патрона) и «идентификационными» (отождествление огнестрельного оружия по следам на гильза или снарядах).
Методика каждого из этих видов исследований строится на принципиальных основах, разработанных А.Р.Шляховым, с определенными уточнениями и детализацией в соответствии с видами исследований. Экспертное исследование, например, состоит из таких стадий:
- подготовительная стадия;
- аналитическая стадия с факультативной подстадией «экспертный эксперимент»;
-сравнительная стадия;
-синтезирующая (оценочная) стадия,
-составление заключения.
При производстве судебно-баллистических исследований применяются общие (общенаучные) и специальные методы. К первой группе относятся: наблюдение, измерение, описание, сравнение, эксперимент, моделирование, математико-кибернетические методы, эвристические методы исследования.
Ко второй группе относятся такие методы, как методы получения сравнительных отображений оружия на пуле или гильзе, методы получения экспериментальных повреждений при стрельбе из конкретного оружия специально подобранными патронами в определенном интервале дистанций, физико-химические методы восстановления утраченных маркировок на оружии и некоторые другие.
Необходимо отметить непосредственную связь судебно-баллистических методов при исследовании огнестрельных повреждений с судебно-химическими, судебно-физическими и судебно-баллистическими методами.
И на более высоком уровне комплексности судебно-баллистические методы взаимодействуют с методами судебно-медицинскими для установления особенностей события криминального выстрела.



Тема. 2 Стрелковое огнестрельное оружие. Понятие, классификация, устройство
План лекции
1.История возникновения и развития стрелкового огнестрельного оружия
2.Понятие стрелкового огнестрельного оружия.
3. Критерии относимости и конструктивные признаки огнестрельного стрелкового оружия.
4.Ствол огнестрельного оружия.
5.Запирающий механизм огнестрельного оружия.
6.Стреляющий механизм огнестрельного оружия.
7. Классификация стрелкового огнестрельного оружия.

1.История возникновения и развития стрелкового огнестрельного оружия
Точнее говорить об истории появления и развития в первую очередь боеприпасов, а потом, применительно к ним, и огнестрельного оружия. Только появление
дымного (ранее называемого «черным») пороха определило возможность создания на принципиально ином уровне нового вида метательного оружия – огнестрельного.
Место и время появления дымного пороха трудно определимы, что порождает различные мнения по этому поводу. Но необходимо отметить, что начиная по крайней мере с 1Увека до новой эры в Южной Европе, на Ближнем, Среднем и Дальнем Востоке проводились многочисленные эксперименты по созданию смесей веществ, имеющих повышенную горючую способность. В Европе и на Ближнем Востоке они назывались «греческим огнем» и первоначально использовались для поджога вражеских судов и деревянных укреплений.
По некоторым данным около 800 года новой эры в Китае было разработано вещество, состоящее из механического («тесного») соединения селитры, серы и древесного угля. Очень скоро после этого в Китае стали изготавливаться метательные орудия, из которых в результате горения указанной смеси выбрасывались массивные снаряды, имевшие значительную поражающую способность.
К 1200 году порох получил известность и в Европе. Первый рецепт его изготовления дается в изданной в 1280 году «Книге огня» Марка Грека.
Примерно в это же время порох, который первоначально назывался «зельем», и огнестрельное оружие, называвшееся «тюфяками», попали в Восточную Европу (Россию, Польшу, Литву), вероятнее всего с юга. На это указывает термин «тюфяк», происходящий от фарситского слова «тюфянгь» - ружье. И хотя на первых стрелковых турнирах повсеместно лучники и арбалетчики побеждали стрелков из первичных ружей, но возможности огнестрельного способа метания снаряда породили нарастающий процесс конструирования новых образцов огнестрельного оружия. Этот процесс на протяжении веков, проходивший в разных странах, ознаменовался огромным массивом фактов, которые составили содержание многих научных и научно-популлярных работ. Необходимо остановится только на основных, определяющих фактах.
К 1378 году на Руси появилось ручное огнестрельное оружие – ручница.
Первоначально ручное огнестрельное оружие заряжалось через дульный срез ствола и пороховой заряд поджигался через запальное (затравочное) отверстие раскаленным металлическим прутом. Способы зажигания заряда совершенствовался - появились фитильный, кремневые - колесцовый и ударный (курковый) стреляющий механизмы.
В ХУ1 веке в Германии начали производить первые нарезные стволы, облегчающие досылание снаряда в камеру сгорания порохового заряда. В это же время в
Испании появились первые предназначенные для заряжания через дульное отверстие, бумажные патроны.
В ХУ1- ХУ11 веках в разных странах делались попытки сконструировать казнозарядные орудия и ручное огнестрельное оружие. Эксперименты с «гремучими составами» привели к появлению в начале Х1Х века капсюлей.
В 1812 году француз С.И. Паули запатентовал металлический унитарный патрон и казнозарядную винтовку под него.
Особо необходимо остановиться на истории развития огнестрельного оружия в нашей стране. Хотя огнестрельное оружие и появилось в России одновременно с его появлением в Западной Европе, но определенное торможение на его развитие оказало ордынское отношение к ремесленной прослойке на Руси. Наиболее талантливые ремесленники, в том числе оружейники, угонялись в Сарай, Каракорум или Бейпин, и технический прогресс, естественно, замедлялся. И только после воз-рождения России и, особенно, при царе Алексее Михайловиче, охотнике и любителе оружия, оружейное дело стало развиваться быстрее.
В ХХ111 и Х1Х веках с нарастающей скоростью развивалось производство не только охотничьего, но и армейского образца, огнестрельного оружия на Тульском и Сестрорецком заводах. В конце Х1Х века над конструкцией армейской винтовки работали такие выдающиеся русские оружейники, как А.П.Горлов и С.И.Мосин, а также многие другие оружейники. Так, в 1883 году «Особая комиссия для испытания магазинных ружей» изучила конструкции ружей таких русских оружейников, как Вельтищев, Роговцев, Малков, Теннер, Витц, Квашневский, Вараксин, Лутковский, Цымбалюк, Христич, Мосин, Игнатович, Гольтяков, Владимиров и др. Конструкторы представили различные образцы временно-приставных и постоянно-приставных магазинов, магазинов подствольных, реечно-прикладных и серединных.
В 1885 году Н.Ф. Роговцев сконструировал патрон калибра 3,15 линии (8 мм), и этот патрон был взят за основу для патрона к винтовке Мосина. В период с 1885 по 1890 год С.И.Мосин модернизировал патрон Н.Ф.Роговцева и сконструировал патрон малого по тем временам калибра – в 3 линии, т.е. 7,62 мм и винтовку под этот патрон. И так как конструкция, разработанная С.И.Мосиным, выдержала необычайную конкуренцию с винтовкой Нагана и в ее конструкцию были внесены только некоторые детали, предложенные Роговцевым, комиссией Чагина и Наганом, она была принята для перевооружения Российской армии под названием «русская 3-линейная винтовка обр.1891 года». О качестве этого оружия свидетельствует тот факт, винтовка обр.1891 года стояла на вооружении российской а потом и советской армии вплоть до 1946 года, до принятия СКС. Французская, германская, английская, американская и венгерская армии перевооружались за тот же период времени дважды, японская – трижды. По результатам русско-японской войны встал вопрос и о модернизации патрона винтовки Мосина и, прежде всего, его пули. Его разработкой занялась специальная комиссия, возглавляемая А.Керном, которая в 1908 году приняла новый патрон. Вес пули был снижен до 9,6 г., а заряд увеличен до 3, 25 г, вес же патрона уменьшен до 22,45 г., в связи с чем возросло число носимых солдатом патронов с 120 до 137 без увеличения их тяжести. Начальная скорость пули достигла 860 м/сек.
В 1895 году на вооружение русской армии были приняты 7,62 мм револьверы солдатского и офицерского образца, выстрелы из которого могли производиться «самовзводом». Этот револьвер, спроектированный бельгийцем Наганом, имел преимущества перед револьвером Смита и Вессона и на долгие годы заменил в отечественной армии автоматический пистолет.
Перед Первой Мировой войной отмечался бурный рост разработок автоматического оружия, и, прежде всего, винтовок. Их конструкции предлагали –Д.А.Рудницкий, К.Глинский, Глубовский, Привалов, Велицкий, Шубин, Тацик, Поздницкий. Но работы этих конструкторов страдали многими недостатками и практически не были доведены хотя бы до создания опытного образца. Практически создателем первой русской винтовки был в 1905 году солдат, оружейник Я.У.Рощепей. Потом появились винтовки, предложенные Иваном Анцусом, Коноваловым, генералом Байцуровым, штабс-капитаном Хатунцевым, П.Н.Фроловым и другими.
Большое значение имело издание в 1907 году труда В.Г.Федорова «Основание для конструирования автоматического оружия» и «Автоматическое оружие». И до Октябрьской Революции только его автоматическая винтовка, рассчитанная на использование патрона улучшенной баллистики калибром 6,5 мм, отличавшимся меньшими размерами и весом, слабее нагревавшим ствол и не имевшим закраины (фланца донышка), затруднявшего проектирование автоматического оружия, отвечала всем требованиям, предъявляемым к современному автоматическому оружию. Но в связи с военными трудностями производство этих патронов наладить не удалось и пришлось автомат Федорова переконструировать под имевшийся в наличии японский патрон для винтовок Арисака путем помещения особой вставки в патронник.
В 1926 году был изготовлен первый отечественный пистолет гражданского образца ТК (Тульский Коровина) калибра 6,35 мм.
В дальнейшем над конструированием отечественного пистолета работали не только С.А.Коровин, но и С.А.Прилуцкий, Ф.В.Токарев и другие.
В конце 20-х годов Артиллерийский комитет предложил пистолеты разрабатывать под пистолетный патрон Маузера калибра 7,63 мм. Позже, калибр патрона был уменьшен на одну сотую миллиметра до 7,62 мм.
С 25 июня по 13 июля 1930 года проводились полигонные испытания 7,62 мм пистолетов Коровина, Прилуцкого и Токарева параллельно с пистолетами Вальтера, Борхардт-Люгера, Браунинга и других калибра 7,65, 9 и 11,43 мм. Пистолет Токарева был признан наиболее удачным по большинству параметров и пистолету было присвоено наименование «7,62 мм пистолет обр.1930г.». Позже, с появлением модернизированного пистолета он часто назывался « пистолетом ТТ обр.1930 г.» или же «7,62 мм пистолетом обр. 1930/33 года (ТТ)».
В период между двумя мировыми войнами в нашей стране активно разрабатывались пистолеты-пулеметы под различные пистолетные и револьверные патроны. Наиболее оптимальным оказался пистолетный патрон калибра 7,62 мм обр.1930 года, в расчете на который были сконструированы: пистолет-пулемет Дегтярева четырех модификаций (обр.1934 г., обр.1934/38 г с секторным магазином, обр.1934/38 г. с дисковым магазином, обр.1940 года с дисковым магазином, Шпагина обр.1941 года и Судаева обр. 1943 года.
Но все пистолеты-пулеметы, штатными для которых являются пистолетные патроны, имели ограниченную дальность действенной стрельбы (30-50 метров) и требовали создания нового типа оружия, а предварительно – нового патрона. Первыми, еще с конца 20-х годов начали экспериментировать с промежуточными патронами в Германии и в 1934-35 годах фирма «Густав Геншов Верке» изготовила укороченный патрон уменьшенной мощности, под который стали создаваться образцы стрелкового оружия вплоть до «Штурм-гевер 44».
В США в 1941 году под промежуточный патрон уменьшенной мощности на базе соответствующей винтовки Гаранд был создан самозарядный карабин.
В нашей стране в 1943 году Н.М.Елизаровым и Б.В.Семиным был создан отечественный промежуточный патрон калибра 7,62 мм. В расчете на этот патрон были сконструированы и поступили на вооружение –7,62- мм ручной пулемет Дегтярева обр.1944 года, самозарядный карабин Симонова обр.1945 г., автомат Калашникова обр.1947 года и ручной пулемет Калашникова обр.1961 года. Таким образом, заслуги Н.М.Елизарова и Б.В.Семина в оснащении Советской Армии современным, безотказным оружием не меньшая, чем Калашникова и Симонова.
В 1951 году был создан отечественный пистолетный патрон калибра 9х18 мм и практически одновременно под него были сконструированы пистолет Макарова (ПМ) и автоматический пистолет Стечкина (АПС).
В дальнейшем были сконструированы и поступили на вооружение пистолет ПСМ калибра 5,45 мм, автомат Калашникова был переконструирован под промежуточный патрон калибра 5.45 мм.
Работа над новыми образцами огнестрельного оружия в нашей стране продолжается и по настоящее время.

2.Понятие ручного стрелкового огнестрельного оружия
Понятие огнестрельного оружия, исследуемого при расследовании, раскрытии и предупреждении преступлений, прежде всего связано с его терминологическим объемом. С.Д.Кустанович считал, что ручные и станковые пулеметы, противотанковые ружья в судебной баллистике не изучаются, так как не встречаются в повседневной экспертной практике. Однако судебно-следственная и экспертная практика опровергают этот тезис. Так, И.А.Дворянский описывал случай идентификации в 1961 году отечественного ручного пулемета Дегтярева п следам на пулях и гильзах. И до сих пор во многих регионах нашей страны в экспертной практике встречаются виды огнестрельного оружия, которые С,Д.Кустанович исключал из числа объектов судебно-баллистической экспертизы. Например, см. заключение №433 от 24 декабря 1975 года ОТО УВД Мурманского облисполкома по уголовному делу № 3850. Здесь исследовался германский ручной пулемет МГ-34 № 5202 калибра 7,92 мм 1941 года выпуска.
В Федеральном законе «Об оружии» 1996 года (в преамбуле) говорится об « обороте гражданского, служебного, а также боевого ручного стрелкового и холодного оружия.». В ГОСТ 28653-90 «Оружие стрелковое. Термины и определения» к таковому отнесены: пистолеты, револьверы, винтовки, ружья, снайперские винтовки, карабины, автоматы, пистолеты-пулеметы, пулеметы ручные и станковые, а также единые, танковые и авиационные пулеметы. Соответственно, указанный перечень конструктивных типов может быть включен в понятие ручного стрелкового оружия. Даже станковые, единые, танковые и авиационные пулеметы, которые могут быть отделены от станков или турелей и использованы для стрельбы «с рук».
В Федеральном законе «Об оружии» (1996 года) дается такое определение в статье 1: «огнестрельное оружие – оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда;». В ГОСТ 28653 – 90 говорится: «1.Стрелковое оружие – ствольное оружие калибром менее 20 мм, предназначенное для метания пули, дроби или картечи».
В криминалистической литературе встречаются многочисленные определения стрелкового ручного огнестрельного оружия, в которых в той или иной степени учитывалась специфика расследования и раскрытия преступлений. Так встречаются определения, данные Б.М.Комаринцем (1955 и 1984 г.), А.И.Устиновым (1964 и 1968 г.), В.С.Ахановым (1968 и 1979 г.), А.С.Подшибякиным (1970 г.). А.В.Стальмахов, А.М.Сумарока, А.Г.Егоров, А.Г.Сухарев в учебнике «Судебная баллистика и судебно-баллистическая экспертиза» (Саратов, 1998 г.) в качестве базисного дают определение, сформулированное Б.М.Комаринцем в его учебно-методическом пособии «Судебно-баллистическая экспертиза» (М., 1974, с.46): «Под огнестрельным оружием понимается метательное оружие, в котором снаряд получает направленное движение за счет взрывчатого разложения пороха».
Обобщая содержание всех имеющихся определений можно попытаться сконструировать современное криминалистическое определение огнестрельного оружия: « Это устройство, конструктивно и функционально предназначенное для многократного поражения на расстоянии человека, животного или определенной преграды снарядом (пулей, дробью или картечью) который получает прицельное, направленное движение за счет энергии взрывчатого разложения газообразующего вещества».
Очевидно, необходимо подробно остановиться на составных частях этого определения.
«Устройство» - достаточно широкое понятие, включающее и «механизмы», и объекты с неподвижными частями, что необходимо для учета в определении и исторических дульнозарядных образцов огнестрельного оружия и современных самодельных «самопалов» («поджигов).
«Конструктивная и функциональная предназначенность» крайне важна для оценки объекта с точки зрения судебной баллистики. «Конструктивная предназначенность» определяется по наличию (или отсутствию) у исследуемого объекта трех необходимых конструктивных признаков: ствола, запирающего и стреляющего узлов. Надлежащая «функциональность» объекта заключается в том, что при наличии у объекта надлежащих частей, он способен сообщить выстреливаемому снаряду необходимую кинетическую энергию, а, следовательно, и поражающую способность. Этим огнестрельное оружие отличается от объектов хозяйственно-бытового и культурного назначения, которые хотя по своей конструкции и являются огнестрельными, но конструктивно и функционально не предназначены для нанесения повреждений определенного характера.
Конструкция огнестрельного оружия определяет и его предназначенность для «многократного» использования по целевому назначению. Хотя в связи с теми или иными условиями его использования или хранения, оно может утерять эту способность, но остается огнестрельным оружием не пригодным для стрельбы. Минимальное количество выстрелов, на которое гарантировано рассчитано огнестрельное
оружие з а в о д с к о г о изготовления – это д е с я т ь выстрелов, как у американского пистолета «Либерейтор» времен Второй мировой войны. Хотя другое заводское огнестрельное оружие рассчитывается на производство многих десятков и сотен выстрелов.
Огнестрельное оружие стало определенным этапом развития метательного индивидуального оружия ( лук – арбалет – аркебуза пружинная – аркебуза огнестрельная – кулеврина – мушкет). Соответственно, одним из главных достоинств огнестрельного оружия стала возможность поразить противника «на расстоянии». Причем со временем прицельная дальность выстрела из огнестрельного оружия и дистанция наиболее действенного огня увеличивались и достигли величин, недоступных для метательного оружия, основанного на использовании мускульного усилия человека.
Основными объектами, предназначенными для поражения снарядом из огнестрельного оружия, является человек или животное. Кроме того, некоторые образцы боевое огнестрельного оружия позволяют использовать специальные патроны, снаряженные пулями специального назначения, - «бронебойно-зажигательными» (Наставление по стрелковому делу М.: 1987, с.157-158) или «бронебойные пуля патрона стрелкового оружия» и «зажигательная пуля» (ГОСТ 28653 – 90, с. 43). Эта пуля «предназначена для зажигания горючих жидкостей и поражения живой силы противника, находящейся за легкими броневыми прикрытиями, на дальностях до 300 метров», т.е. с предварительным повреждением преграды. Следовательно, огнестрельное оружие может быть подразделено на боевое и гражданское, охотничье, хотя в ряде случаев боевое огнестрельное оружие используется для охоты на крупного зверя, а охотничье - для поражения человека – гладкоствольные ружья, предназначенные для использования дробовых патронов в военных и полицейских целях.
Гражданское, спортивное оружие, казалось бы, не предназначено для поражения ни человека, ни животного, а только бумажной мишени. Но к спортивному оружию относятся гладкоствольные, так называемые стендовые или «садочные»
ружья – для стрельбы на траншейном стенде ИЖ-25Т, Тоз-57Т, а на круглом стенде – Иж25К, ТОЗ-57К, которые являются модификациями охотничьих ружей ни чем от них по своим поражающим свойствам не отличающиеся. Более того, «садочные» ружья, ранее использовались для спортивной охоты, когда ассистент доставал голубя из корзины, «садка» и подбрасывал в воздух, под выстрел охотника. Спортивные малокалиберные винтовки и пистолеты сообщают выстреливаемым пулям поражающую способность практически не отличающуюся от способности пуль боевого оружия.
То, что снарядом огнестрельного оружия может являться пуля, дробь или картечь, предопределяет нанесение им механических повреждений.
«Направленное движение» этих снарядов представляется недостаточным для характеристики огнестрельного оружия. Осколки взрывных устройств также имеют «направленное движение», разлетаясь от центра взрыва по радиусам к периферии. А снаряд в своем движении имеет «прицельное направленное движение», ориентированное на определенную точку или квадрат пространства.
«За счет энергии взрывчатого разложения специального газообразующего вещества» - в этом блоке заложена информация о термическом явлении («огненном бое»), позволяющем получить за небольшой отрезок времени большой объем газа, расширение которого выталкивает снаряд из канала ствола. Термин «газообразующее вещество» достаточно емок, так как включает дымный порох (калиевую селитру- азотнокислый калий –KNO3 – 75 % , древесный уголь - С – 15% и серы -S -10 %).
Бездымный порох получают из целлюлозы (обычно в виде хлопка по реакции-С6Н10 О5 + 3НNО3 = 3 Н2О + C6H7O2 (ONO2) ) и зажигательную спичечную массу (54% бертолетовой соли, до 5% серы и до 60% фосфорных соединений. Кроме того, он включает в себя и результаты изысканий по замене порохов на продукты переработки нефтепродуктов, как газообразующее вещество.
С вопросом о понятии огнестрельного оружия связан вопрос о критериях относимости к таковому конкретных образцов и его конструктивных признаках.

3.Критерии относимости и конструктивные признаки огнестрельного оружия
Военные баллисты, специалисты-оружейники отмечали, что «технические требования, предъявляемые к огнестрельному оружию» определяют его:
-баллистические качества;
-маневренные качества;
-качества оружия, обеспечивающие надежность его работы.
Очевидно, что эти требования адресованы исключительно современному огнестрельному оружию заводского изготовления.
С.Д.Кустанович первым в советской криминалистике попытался на материалах исследования самодельных объектов сформулировать «криминалистические требования», определяющие их относимость к огнестрельному оружию. К ним он относил:
1.Пригодность для стрельбы, под которой он понимал возможность производства более чем одного выстрела без разрушения стреляющего предмета.
2.Возможность нанесения поражения объекту, которая зависит от наличия у вылетающей пули достаточного пробивного действия.
3.Наличие приспособлений, позволяющих удобно использовать самопал (и любое другое оружие) для стрельбы, к которым он относил рукоятку, устройство для воспламенения заряда и детали для прицеливания.
Эти «требования», предложенные С.Д.Кустановичем, имеют ряд недостатков прежде всего связанных с обязательной «пригодностью для стрельбы» и «удобство для стрельбы».
Б.М.Комаринец на базе своего определения огнестрельного оружия, приведенного нами выше, сформулировал свою систему положений, которую он назвал «критериями относимости к огнестрельному и включил в нее – оружейность, огнестрельность и надежность, воспринимаемые за основу большинством криминалистов.Эти критерии будут подробно рассмотрены ниже, по теме 4 –«Криминалистическое исследования нестандартного огнестрельного оружия». Но сейчас необходимо отметить, что в настоящее время некоторые криминалисты придерживаются иных формулировок в отношении критериев относимости объектов к огнестрельному оружию. Так, В.С.Аханов предложил свою усложненную систему, состоящую из пяти развернутых позиций, в которой во многом соединены во единое и «критерии относимости устройств к огнестрельному оружию» и его конструктивные признаки.Е.Н.Тихонов в своей докторской диссертации изложил свою, крайне сложную систему признаков, включаемых в «понятие» огнестрельного оружия. Эта система включает в себя общий, специальные и факультативные признаки (а также критерии).
Соответственно, это дает нам право выдвинуть свою систему «критериев», к которым необходимо отнести:
1. Целевое назначение – поражение человека или животного снарядом - зафиксированное в конструкции объекта.
2. Конструктивный принцип действия – огнестрельность.
3. Гарантированная дистанция действия – прицельная дальность выстрела.
С вопросом о «критериях» огнестрельного (и, прежде всего, стрелкового огнестрельного) оружия непосредственно связан вопрос о его «основных частях».
В нормативной литературе проблема «основных частей огнестрельного оружия» решается крайне неоднозначно и непоследовательно. Так в Федеральном законе «Об оружии» (1996 г.), в статье 1 говорится:
«- основные части огнестрельного оружия – ствол, затвор, барабан, рамка, ствольная коробка;», что в значительной степени противоречит конструктивному и функциональному подходу к огнестрельному оружию. Это детали на которые чаще всего ставятся маркировки.
В ГОСТ 28653-90 «Оружие стрелковое. Термины и определения» в крайней степени проявляется точка зрения современного конструктора и изготовителя заводского стрелкового оружия. Здесь, сразу же после «Видов стрелкового оружия» представлены «Механизмы и детали автоматики стрелкового оружия», «Механизмы и детали стрелкового оружия, осуществляющие запирание и отпирание затвора», «Стреляющие механизмы стрелкового оружия и их детали», «Спусковые механизмы стрелкового оружия и их детали» и так далее. И только после всех деталей и механизмов стрелкового огнестрельного оружия и перед «Принадлежностью стрелкового оружия» даны «Стволы стрелкового оружия и их элементы» (термины 222-250).
Необходимость исследования в криминалистике не только современного, но исторического огнестрельного оружия, а так же его кустарных и самодельных образцов заставило расширить подход к возможным конструктивным образцам, а, следовательно уточнить (и сократить) перечень н е о б х о д и м ы х «основных частей огнестрельного оружия», иногда называемых «конструктивными признаками»
В криминалистике одним из первых (если не самым первым) ученым, сформулировавшим именно криминалистическое представление о конструктивном минимуме основных частей стрелкового огнестрельного оружия стал В.Н.Ладин. Окончательно, эта система утвердилась в работе Б.М.Комаринца 1974 года, и включает ствол, механизм запирания оружия и стреляющий механизм.

4. Ствол огнестрельного оружия.
Ствол стрелкового огнестрельного оружия представляет собой трубу, в которой метаемому элементу сообщается движение в заданном направлении и с определенной скоростью (термин 222, ГОСТ 28653-90). Точнее говорить о стволе с камерой воспламенения заряда. Этот узел по существу появился первым и соединял в себе все необходимые для выстрела детали – внутренний продолговатый канал с одним заглушенным торцом и боковым запальным отверстием, соотнесенным с камерой воспламенения заряда. С тех пор ствол прошел длительный путь развития и в настоящее время представляет собой достаточно сложный объект, как по конструкции, так и по технологии его изготовления.
Современное огнестрельное оружие принято делить по конструкции ствола на две основные группы – нарезное и гладкоствольное, т.е. имеющие или нарезной, или гладкий ствол, что закреплено и в ГОСТ 28653-90 (тер.223 и 224).
Нарезное огнестрельное характеризуется наличием в направляющей части канала ствола «нарезов», т.е. винтовых пазов. Участок поверхности направляющей части канала нарезного ствола стрелкового оружия между соседними нарезами канала ствола называется полем.
Первые нарезы были «прямыми», т.е. параллельными продольной оси ствола и были изобретены венским оружейником Гаспаром Цольнером в 1498 году. Предназначались они в основном для удобства заряжания, в частности для облегчения досылания пули через ствол дульно-зарядного оружия до камеры сгорания пороха. Кроме того, пуля прочнее держалась в стволе, хотя «бой» таких ружей (дальность и точность полета пули) был не намного лучше, чем у гладкоствольных ружей без продольных нарезов.
Есть версия, что дефект в изготовлении ствола с «прямыми» нарезами привел к их сворачиванию, винтовому закручиванию. И наблюдательные оружейники заметили, что такая конструкция поверхности ствола приводила к улучшению кучности боя. И историки не пришли к единому мнению об изобретателе винтовой нарезки ствола и делят авторство между тем же Г.Цольнером, Августом Коттером из Нюрнбергом(1500-1515 г.г.), Коленром (умер в 1520 году) и Вольфом Даннером (1552 г.). Нарезной ствол обеспечивает пуле поступательно-вращательное движение, а следовательно, правильное положение в полете, достижения достаточной дальности полета, точности и кучности стрельбы.
Нарезной ствол современного огнестрельного оружия характеризуется рядом параметров: шагом нарезов, глубиной и шириной нарезов, их числом , формой и направлением.
Шаг нареза направляющей части канала ствола – это расстояние по оси направляющей части канала нарезного ствола стрелкового оружия, на котором нарез делает или может сделать один оборот. В свое время были выработаны эмпирические формулы Забудского, Хеблера для определения длины шага нарезов. Соответственно, отечественное огнестрельное оружие, изготовлявшееся под патрон калибра 7,62 мм обр.1908 года (винтовка обр.1891/1930 гг, карабины обр.1938 и 1944 гг и др.) имело нарезную часть длиной 240 мм. При этом скорость вращения пули отстреляной из винтовки обр. 1891/1930 годов достигала 3600 оборотов/сек.
Глубина и ширина нарезов должна быть величиной точно сбалансированной. С одной стороны увеличение глубины и ширины нарезов приводит к уменьшению их износа, но с другой стороны это ухудшает условия для ухода за оружием и может привести к значительной деформации оболочки пуль, вплоть до ее повреждения. Поэтому принято изготавливать нарезы глубиной от 1/50 до 1/70 калибра. Ширина нарезов обычно делается чуть больше двойной ширины поля.
С глубиной и шириной нарезов связано и количество нарезов, которое и рассчитывается по формуле: Н =__П___.____D___, где Н – число нарезов, D – калибр оружия, b – ширина поля, а – ширина нареза.
Соответственно, в современном стрелковом оружии калибра 6 – 8 мм, число нарезов колеблется от 3 до 7. Например, швейцарская винтовка Шмидт-Рубин обр.1889 г. имеет 3 нареза, английская винтовка Ли-Энфильд обр.1903 г.- 5 нарезов, та же винтовка обр.1889 г – 7 нарезов. Но большинство современных образцов стрелкового огнестрельного оружия имеет 4 или 6 нарезов.
В процессе развития стрелкового огнестрельного оружия производились эксперименты и с формой нарезов и, соответственно, полей нарезов. Так, существуют прямоугольные, трапециевидные, сегментные, сегментно-трапециевидные, и полигональные нарезы.
Важнейшей характеристикой оружия является калибр его ствола, который рассчитывается по расстоянию между двумя противолежащими полями нарезов.
В некоторых образцах германского оружия калибр рассчитывается по расстоянию между двумя противолежащими донышками нарезов.
Чаще всего в экспертной практике встречаются нарезные стволы калибра 5,45; 5,6; 7,62 (7,63); 7,65; 8; 9; 11,43; 11,56 мм. Более редкими являются калибры 2,7; 3; 4,25; 5; 6; 11,35; 12; 12,3 (одна из модификаций отечественного револьвера Р-92); 12,5 (гладкоствольный отечественный револьвер ДОГ-1) мм. Для отечественного стрелкового оружия установлен максимальный калибр «менее 20 мм» (термин 1, ГОСТ 28653-90).
Если в континентальной Европе и многих странах Азии калибр исчисляется в миллиметрах, то в англосаксонских странах калибр принято обозначать в долях дюйма. (таблицу 1).

Обозначение калибров огнестрельного оружия
в различных мерах исчисления Калибр, мм Американский калибр, Английский калибр, сотые дюйма тысячные доли дюйма 5,6 .22 .220 6,35 .25 .250
7,0 .28 .280
7,62- 7,63- 7,65 .30
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
Конструкция гладких стволов стрелкового огнестрельного оружия имеет свою специфику.
Согласно международным нормативам гладкоствольные охотничьи ружья различаются по длине ствола и классифицируются по следующим группам. Так, двуствольные ружья для охоты имеют стволы от 660-700 мм (20 калибр) до710-730 мм (16 и 12 калибр); двуствольные ружья для стрельбы на круглом стенде – 660-675 мм; двуствольные ружья для стрельбы на траншейном стенде – 750-750 мм; гладкоствольные магазинные и самозарядные ружья для охоты – 710-760 мм; двуствольные комбинированные ружья – 630-680 мм; трехствольные комбинированные ружья – 600-650 мм.
Калибр гладкоствольных охотничьих и боевых ружей по традиции обозначается в условных единицах – по количеству калиберных (соответствующих по диаметру каналу ствола) круглых (шаровидных) пуль, которые можно отлить из одного английского торгового фунта свинца, т.е. из 453,6 грамма.

Таблица 2
Калибры гладкоствольных ружей
Калибры
Международный,
в мм
СССР,
в мм
ГДР и ФРГ,
в мм
США,
в мм
Великобри-тания,
в мм




8
10
12
14
16
20
24
28
32
-
-
19,3-19,7
18,2-18-6
17,2-17,6
!6,8-17,2
15,7-16,1
1
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·Гладкий канал ствола от переходного конуса (части между патронником и стволом) до дульного среза может быть «разного профиля». При этом, гладкоствольные охотничьи ружья имеют или цилиндрический по форме ствол или снабжаются в дульной части участками, способствующими уменьшению или увеличению рассеиванию дроби и называемыми ч о к а ми В большинстве случаев чоки изготавливаются вместе со стволами и подразделяются на дульные сужения, дульные сужения с расширением, дульные расширения, нарезные чоки («парадоксы»). Переходы от диаметра ствола к диаметру дульного сужения могут быть коническими или параболическими. У штучных ружей встречаются многоступенчатые чоки – чередование двух-трех сужений с цилиндрическими участками ствола. Встречаются и сменные дульные устройства (насадки), навинчивающиеся на дульную часть ствола.
У ружей со сверловкой ствола ц и л и н д р канал без сужения или имеет незначительное уменьшение диаметра к дульному срезу до 0,1-0,2 мм по сравнению со снарядным входом. Это дает равномерную дробовую осыпь, особенно на дистанции 15-25 метров. Из этого ружья можно стрелять любой картечью и пулями всех конструкций, включая круглую (шаровидную) калиберную пулю.
Ц и л и н д р с н а п о р о м, называемый также улучшенным цилиндром или слабым чоком, характерен плавным уменьшением диаметра канала ствола к дульному срезу от 0,1 мм для ружей 32-го калибра до 0,25 мм для 12-го калибра. Боевые качества такого ствола приближены к цилиндру, но стрелять из него калиберной круглой пулей опасно.
П о л у ч о к (как и все перечисляемые ниже конструкции) характерен сужением канала ствола на участке, протяженностью от 10 до 15-20 мм на 0, 34- 0,5 мм. Чем больше калибр, тем больше величена дульного сужения. Это позволяет получать оптимальную осыпь всех номеров дроби на дистанции 25-40 метров, а также стрелять согласованной картечью, специальными и подкалиберными (20-го калибра в ружье 16-го калибра) круглыми пулями. Сверловка п о л у ч о к обычно применяется в правом или нижнем стволе ружья для охоты.
С р е д н и й ч о к (или чок ѕ) имеет дульное сужение от 0,51 (32-й калибр) до 0,75 мм (12-й калибр). Предназначен для стрельбы средней и крупной дробью на дистанции до 45 метров и мелкой дробью на близкой дистанции. Картечь в среднем чоке может быть использована только согласованная. Принцип подбора пуль такой же, как и для получока. Такую сверловку имеют обычно левые или верхние стволы ружья.
П о л н ы й ч о к определяется дульным сужением от 0,68 мм (32-й калибр) до 1,00 мм (12-й калибр) и предназначен для стрельбы средней дробью на предельных дистанциях, т.е. около 50 метров. Крупная дробь и картечь сильно разбрасываются при стрельбе из ствола полного чока. Принцип подбора пуль тот же, что и для получока. Эта сверловка встречае6тся в правом и нижнем стволе ружей для траншейного стенда, а также иногда у охотничьих ружей в левом или верхнем стволе.
С и л ь н ы й ч о к имеет дульное сужение от 0,84 мм (32-й калибр) до 1,25 мм (12-й калибр). Сильный чок применяется для стрельбы мелкой дробью на предельных (50-60 метров) дистанциях. Средняя и крупная дробь, картечь - дают очень сильный разброс. Стрельба пулями из ствола с сильным чоковым сужением запрещена, так как может привести к разрыву ствола. Такая сверловка применяется в основном в левом или верхнем стволе ружей для стрельбы на траншейном стенде.
Д у л ь н о е с у ж е н и е с п о с л е д у ю щ и м р а с т р у б о м дают значительную и равномерную осыпь при стрельбе на дистанции 5-15 м мелкой (№ 8 – 11) дробью. Применяется при охоте из-под собаки в кустах или на круглом стенде.
Н а р е з н ы е ч о к и - «парадоксы» имеют в дульной части многочисленные, но узкие и неглубокие, нарезы на участке длиной до 140 мм. Они предназначены для стрельбы специальными пулями по крупному зверю на дистанции 150 метров. При стрельбе дробью «парадоксы» действуют как получоки, иногда с худшей кучностью.



5. Запирающий механизм огнестрельного оружия.
Запирающий механизм должен рассматриваться как обязательный узел огнестрельного оружия, хотя встречается его недооценка некоторыми авторами. Следственная и экспертная практика предоставляют определенное количество случаев выстрела с незапертым стволом. Чаще всего это происходит при неисправности бойка (его искривлении, ослаблении или отсутствии его пружины, забивании его канала вязкими веществами) ружья с переламывающимися стволами. В случае осечки, вызванной понижением наковальни многократно переснаряжавшейся металлической гильзы, дефектный боек может остаться в выдвинутом положении и при переламывании ружья воздействует (прижимает к боковой поверхности капсюльного гнезда, сминает его) на капсюль, что в ряде случаев приводит к разбиванию капсюльного состава и инициации выстрела. К моменту проникновения внутрь гильзы луча пламени и возгорания порохового заряда, дульная часть ствола оказывается откинутой вниз, а патронник – приподнятым над щитком колодки, и гильза патрона выбрасывается назад, поражая, вплоть до нанесения смертельных повреждения самому стреляющему.
Необходимо разделять детали, непосредственно закрывающие казенный срез ствола и механизмы, обеспечивающие запирание ствола оружия конкретной конструкции.
К числу деталей оружия, прикрывающим казенный срез ствола, можно отнести:
- в дульнозарядном историческом оружии и у самодельных дульнозарядных пистолетов («самопалов», «поджигов») – заглушка казенной части ствола;
- у оружия со скользящим или качающимся затвором – передний срез затвора («чашечка затвора»);
у револьверов – «казенник» или задняя стенка рамки;
у охотничьих ружей с переламывающими стволами - щиток колодки или, ввинчивающася в него, брандтрубка.
Надежность запирания обеспечивается определенными механизмами.
В дульно-зарядном оружии надежность запирания канала ствола обеспечивается жестким, постоянным соединением заглушки с казенной частью ствола. При этом возможно выполнение функции заглушки расплющенным участком ствола, а также укрепление заглушки путем ее помещения в канал ствола в жидком состоянии(заливанием казенного среза расплавленным свинцом), ввинчивание заглушки или укрепление ее путем тугой посадки, зашплинтовыванием и проч.
Нарезное боевое (армейское), спортивное и охотничье (непереламивающееся) оружие в подавляющем большинстве конструктивных типов и образцов имеет скользящий затвор. Однако существовали и отдельные образцы с так называемым качающимся затвором (например, датский пулемет Медсена), которые не получили распространения из-за технологических сложностей с изготовлением такого затвора, необходимостью тщательного ухода за таким оружием.
В нарезном огнестрельном оружии со скользящим затвором надежность запирания обеспечивается с помощью множества различных конструктивных приемов. Кроме того, эти запирающие механизмы должны обеспечивать и определенную легкость при отпирании казенной части ствола (патронника) для подготовки следующего выстрела. К числу наиболее распространенных из этих конструктивных приемов относятся следующие.
Запирание свободным затвором, подпираемым возвратной пружиной, предусматривает то, что значительная инерционность массивного затвора (кожух-затвора), не сцепленного со стволом, что в сочетании с сильной возвратной пружиной позволяет удержать затвор (кожух-затвор) в крайнем переднем положении до выхода пули из дульного среза ствола. Только после этого затвор, сжимая возвратную пружину, отходит назад, извлекает стреляную гильзу и открывает окно для ее выбрасывания. Одним из наиболее распространенным вариантом такого механизма запирания является механизм, имеющий достаточно массивный затвор, скрепленный с кожухом, и возвратную пружину, надетой на ствол, который укреплен в рам-
ке (например, у отечественного пистолета Макарова, пистолетов Вальтер ПП и ППК и др).
Возможен вариант, когда массивный затвор не составляет единого целого с любой другой деталью, в том числе и кожухом, и самостоятельно запирает канал ствола под действием возвратной пружины (пистолет Клейман калибра 6,35 мм).
Еще одним конструктивным вариантом может быть соединение свободного затвора с кожухом посредством защелки, гайки, винта и проч. (например у пистолетов Штока, Зауэра).
Запирание с помощью защелки (клина, личинки) перемещающейся в вертикальной или горизонтальной плоскости при длинном ходе ствола. В крайнем переднем положении затвор (кожух-затвор) сцеплены со стволом ( или ствольной коробкой) с помощью специальной детали, называемой защелкой или личинкой. Под
действием пороховых газов, давящих изнутри на дно гильзы, ствол и ствольная коробка вместе с затвором движутся назад, пока защелка под действием деталей рамки пистолета не опуститься (или не отойдет в сторону) и не освободит ствол и затвор. После этого ствол (в ряде случаев со ствольной коробкой ) или останавливается , а затвор движется назад, или, что встречается чаще, обе детали отходят раздельно назад. При этом затвор под действием под действием дна гильзы движется быстрее, вследствие чего открывается окно в затворе и извлекается стреляная гильза. Такую систему запирания имеют пистолеты – Маузер обр. 1908 года, Вальтер П.38 и многие другие. При обратном движении под действием возвратной пружины защелка заскакивает в пазы ствола (ствольной коробки у Маузера обр.1908 года) и в крайнем переднем положении обеспечивает надежность подпирания дна гильзы для последующего выстрела.
В некоторых системах (например, в пулемете Бергман) функцию защелки выполняет специальный клин, движение которого в вертикальном направлении, перпендикулярном к продольной оси затвора обеспечивает сцепление и расцепление затвора со ствольной коробкой.
Запирание перемещением ствола в вертикальной плоскости при его коротком ходе. В пистолетах «семейства» Браунинг-Кольт (Кольт модели 1911, Радом-Вис, обр.1930/33 года – ТТ и многих других) ствол в крайнем переднем положении оказывается сцепленным своими боевыми (полукольцевыми) выступами с пазами (также полукольцевыми) кожух-затвора. При выстреле, под давлением донышка гильзы кожух-затвор отходит назад и своими пазами тянет ствол за боевые выступы. В результате короткого хода ствола специальная серьга, укрепленная на одной оси под стволом и второй оси в рамке пистолета, поворачивается и стягивает казенную часть ствола вниз. В этот момент боевые выступы ствола выходят из сцепления с пазами кожух-затвора, и ствол замедляет свое движение и останавливается, а кожух-затвор продолжает двигаться назад. К моменту открывания в нем окна и выдвигания гильзы из патронника пуля уже покидает дульный срез затвора ствола. Под действием возвратной пружины, укрепленной на оси под стволом, кожух-затвор возвращается вперед и под давлением чашечки затвора ствол также движется вперед, поворачивается на серьге, подымается казенной частью, входит во взаимодействие своими боевыми выступами с пазами кожух-затвора и происходит запирание канала ствола. Такое движение ствола дало основания для термина «качание ствола» .
Запирание путем вращения ствола вокруг оси. В 9мм пистолетах Штейгер обр.1912 года, Чесска Зброевка обр.1924 года и некоторых других пистолетах надежность запирания ствола обеспечивается тем, что в крайнем переднем положении ствол одним из двух своих боевых выступов взаимодействует с поперечным пазом в затворе. Во время выстрела затвор в сцеплении со стволом начинает двигаться назад, а второй боевой выступ ствола скользит внутри наклонного паза неподвижного корпуса. Это движение приводит к повороту ствола, что, в свою очередь, - к выходу первого боевого выступа из паза в затворе. Затвор выходит из сцепления со стволом и движется отдельно от него, открывая окно для выбрасывания гильзы. При возвращении затвора под действием возвратной пружины детали взаимодействуют в обратном порядке. Запирание путем перекоса затвора заключается в том, что в момент запирания затвор перемещается в боковом или вертикальном направлении и входит во взаимодействие своим пазом с запирающей деталью ствола. В момент выстрела ствол вместе с затвором отходит назад до момента контакта боковой поверхности затвора со скосом ствольной коробки. Такой контакт приводит к перекосу затвора, выходу запирающей детали ствола из паза затвора и дальнейшему движению назад одного затвора. Подобно системой запирания ствола обладают пистолеты Бергман модели 1897 года (перекашивание затвора влево), Байяр модели 1908 года калибра 9 мм (перекашивание затвора вниз), пулеметы Шательро, Кольта, Виккерс-Бертье.
Запирание с помощью рычажно-шарнирного механизма характерно для всех моделей и калибров пистолета «Борхардт-Люгер П.08» («Парабеллум»). Соединение затвора со стволом осуществляется с помощью кривошипно-шатунного механизма (роль ползуна выполняет затвор), который в крайнем переднем положении оказывается в положении «мертвой точки». При отходе назад под давлением пороховых газов ролики, расположенные в месте сочленения обоих рычагов (переднего – шатуна и заднего – мотыля) взаимодействуют с профильными поверхностями задних выступов рамки и отбрасываются вверх, что приводит к открыванию окна для выбрасывания гильз. При возвращении затвора вперед под действием возвратной пружины, рычаги возвращаются в горизонтальное положение до установки на одной линии и образования положения «мертвой точки» шатунного механизма .
Запирание с помощью поворота затвора или его боевой личинки. В отечественном оружии такое запирание имеет два варианта.
У винтовки обр.1891/1930 года (Мосина) калибра 7, 62 мм при доведении затвора в крайнее переднее положение и повороте его рукоятки вправо, боевая личинка затвора поворачивается и своими боевыми выступами входит в кольцевые пазы в стенках ствольной коробки. В таком положении давление донышка гильзы на чашечку затвора не приводит к его отходу назад. Для его отвода и извлечения стреляной гильзы необходимо повернуть рукоятку затвора вверх, соответственно выводя боевые выступы из кольцевых пазов, и после этого возможно оттянуть затвор назад.
У автомата Калашникова (так же как и у пулемета Калашникова и самозарядного карабина Симонова) затвор разделен на две части – затворную раму и собственно затвор. При их совокупном движении вперед под действием возвратного механизма затвор под действием скоса левого выреза ствольной коробки начинает поворачиваться вправо. Это движение вправо вокруг своей оси продолжается под действием фигурного выреза затворной рамы на ведущий выступ затвора. При этом боевые выступы затвора заходят за боевые упоры ствольной коробки, запирая затвор. После выстрела под давлением пороховых газов на газовый поршень или при отведении затворной рамы за рукоятку, рама передним скосом фигурного выреза поворачивает затвор вокруг продольный оси и выводит его боевые выступы из-за боевых упоров ствольной коробки, в результате чего происходит отпирание затвора и открывание канала ствола .
Кроме перечисленных выше систем запирания ствола существуют и другие. Например, путем сцепления затвора со стволом подвижными упорами, качающимися в вертикальной или горизонтальной плоскости; подпиранием затвора качающимися рычагом; с использованием кранового устройства или запирающей муфты. Однако эти механизмы применяются сравнительно редко, и большого значения для судебно-экспертной практики не имеют.
Свою специфику имеет проблема герметизации ствола револьверов. Помимо необходимости запереть ствол в его казенной части, необходимо обеспечить и сочленение сменного патронника-каморы барабана со стволом. В разных образцах револьверов эти задачи решаются с определенными вариациями. В револьверах образца 1895 года (Наган) калибра 7,62 мм при отведении курка, он, упираясь в коленчатый выступ спускового крючка, заставляет его поворачиваясь на оси. Собачка, укрепленная своей осью в спусковом крючке, поворачиваясь, выдвигается вперед-вверх и своим носиком через щель в щитке (задней стенки рамки) давит на храповое колесо на заднем торце барабана. Барабан поворачивается на 1/7 часть своей окружности и под действием собачки подается вперед до полного надвигания очередной каморы барабана на пенек ствола. Кроме того спусковой крючок своим коленчатым выступом поднимает вверх ползун, который упирается верхней частью в скос головки казенника, заставляет его вращаться на оси и, прижатый ползуном, казенник передней плоскостью своей головки фиксирует донышко гильзы. И в конце этой процедуры сосок спускового крючка входит в выемку пояска барабана и ограничивает его поворот направо, а носик собачки и зуб дверцы препятствуют движению барабана влево . В момент выстрела пуля, раздвигает коническую часть дульца гильзы, прижимает изнутри края дульца к поверхности казанной части ствола, что создает дополнительное препятствие прорыву газов.
У большинства же других образцов револьверов запирание канала ствола обеспечивается лишь плотной подгонкой поверхности торцов барабана к рамке. Прорыв некоторой части газов считается допустимости в силу простоты конструкции.
Гладкоствольные охотничьи ружья с переламывающимися стволами имеют затвор, предназначенный для запирания ствола с казенной части и его (их) соединения с прикладом. Кроме того, затвор обеспечивает монтировку и функционирование ударно-спускового и предохранительного механизмов.
Основой затвора служит коленчатая колодка, в передней части которой, в специальном пазу укреплена поперечная ось. С этой осью взаимодействует специальной выемкой подствольный крюк (передний подствольный крюк при их парности), при присоединении ствола (стволов) к колодке. При закрывании ружья ствол (стволы) поворачивается на этой оси и упирается в щиток колодки. В принципе, такое положение ствола (стволов) относительно щитка колодки может обеспечить подпирание донышка гильзы (гильз) и производство полноценного выстрела. Но из-за опасности случайного переламывания (откидывания) ствола (стволов) и освобождения гильз в момент выстрела возникла необходимость запирания и в других, помимо оси, точках. В охотничьей и криминалистической литературе по разному считают количество точек запирания. Криминалисты (группа авторов пособия «Охотничье огнестрельное оружие отечественного производства» – ВНИИ МВД СССР, 1969) объединяют «ось - подствольный крюк» и потому указывают возможность двойных и тройных затворов. Охотники-оружиеведы (Н.А.Валов, 1977; М.М.Блюм и И.Б.Шишкин, 1984 и 1989 ) это не учитывают и называют одинарные, двойные и тройные и даже четверные системы запирания. Не вдаваясь в эту дискуссию, отметим основные варианты запирания:
-У одноствольных ружей с переламывающимися стволами (Иж-5, ЗК, Иж-К, Иж-17 и проч.) ствол помимо оси колодки фиксируется в запертом положении выступом рычага затвора, который входит в выем в задней части подствольного крюка. Рычаг затвора подпирается специальной пружиной и для выведения его из сцепления с подствольным крюком, необходимо отжать его вверх, воздействуя на хвостовик затвора, расположенный за предохранительной скобой .
-У некоторых двуствольных ружей со спаренными в вертикальной плоскости стволами (Иж-59, «Спутник», Иж-12) запирание производится широкой запорной планкой, которая входит в паз крюка казенной муфты стволов. Этот затвор управляется верхним рычагом «Вестли-Ричардса», при отведении которого вправо запорная планка отходит назад, освобождая стволы .
-У значительного числа двуствольных ружей с горизонтальным расположением стволов (модели Б, ТОЗ-63, модель А, ИжБК и прорч.) запирание производится за счет задвигания так называемой «рамки Перде» в пазы переднего и заднего подствольных крюков и поперечного «болта Гринера» - в отверстие продолжения прицельной планки, который также управляется «рычагом Вестли-Ричардса» .
-У некоторых двуствольных безкурковый охотничьих ружей (Иж-57, Иж-58) запирание стволов производится «рамкой Перде» на два подствольных крюка и на малый верхний крюк.
-В некоторых зарубежных ружьях с вертикальными стволами применяется так называемый «двойной Гринер» или «запирающий механизм Керстена» (или же «страссбурский замок»), который имеет два продолжения казенной части стволов, в отверстия которых входят два поперечных болта.

6. Стреляющий механизм огнестрельного оружия.
В отношении наименования этого важнейшего узла огнестрельного оружия и классификации его по видам нет единомыслия в военно-технической литературе. Встречаются наименования - «ударный и спусковой механизм», «ударно-спусковой механизм» (В.С.Аханов, 1979, с. 24-25). Б.М.Комаринец (1974 г.), учитывая реалии судебно-баллистической экспертизы, ввел понятие «стреляющего механизма». Понятие стреляющего механизма несколько шире, чем ударно-спусковой механизм, т.к. оно включает и механизмы инициирующие выстрел на иных, не ударных принципах. Кроме того следует учесть, что в ряде случаев возможен выстрел из заводского оружия (или совокупности его частей) без спускового механизма. Так, из ряда модификаций малокалиберной винтовки «ТОЗ», у которой отсутствует спусковой механизм (спусковой крючок с пружиной, шептало и т.д) возможен выстрел путем оттягивания курка за его «пуговицу» и его резкого отпускания («бросания»). Курок под воздействием боевой пружины движется вперед и наносит удар бойком по фланцу малокалиберной гильзы.
Возможен выстрел из ствола со ствольной коробкой пистолета «Борхардт-Люгер П.08» («Парабеллум»), отсоединенных от рамки пистолета, на которой остаются такие важные детали спускового механизма, как спусковой крючок с пружиной и передаточный рычаг. При наличии патрона в патроннике, нажатием на переднюю часть спускового рычага (смонтированного в левой ветви ствольной коробки) рычаг поворачивается на овальной перемычке и отходит наружу своим задним концом с косым зубом, выполняющим функцию шептала. Благодаря этому освобождается боевой взвод бокового выступа ударника, который под действием боевой пружины наносит удар по капсюлю гильзы.
Не менее важным является вопрос о классификации стреляющих механизмов. Б.М.Комаринец (1974 г.) писал о курковом, ударниковом, курково-ударниковом и затворном стреляющем механизмах. В.С.Аханов (1979 г.) исключает из этого перечня затворный стреляющий механизм. В ГОСТ 28653-90 устанавливается наличие еще двух групп стреляющих механизмов – электровоспламенительных и ударных, а к числу последних относятся подгруппы ударниковых и курковых механизмов.
Не ограничиваясь современными военно-техническими, в основном производственными представлениями, которые отмечаются у составителей ГОСТ 28653-90, а учитывая нужды теории и практики в военно-историческом и криминалистическом планах, необходимо выработать перечень, близкий к исчерпывающему и включающий термический, ударно- и колесцово-искровой, курковый, курково-ударниковый, затворный и электроискрового действия типы.
-Стреляющий механизм термического действия встречается у дульно-зарядного исторического и дульно-зарядных самодельных пистолетов, которые часто называются «самопалами». У такого оружия в казенной части ствола имеется запальное отверстие, через которое пламенем спички, раскаленным гвоздем или горящим фитилем (например, полоской горючей фотопленки) поджигается пороховой заряд. В некоторых случаях запальное отверстие дополняется еще скобой (согнутым гвоздем), под которую засовывается спичка так, чтобы ее головка оказывалась перед запальным отверстием. Это позволяет укорить процесс выстрела тем, что поджигание укрепленной спички, находящейся у запального отверстия, производится резким трением теркой спичечного коробка, удерживаемого в правой руке.
-Ударно-искровой и колесцово-искровой стреляющий механизмы встречаются только у дульно-зарядного исторического оружия, и знание его конструктивных особенностей эксперту судебному баллисту необходимо в редких случаях.
-Курковый стреляющий механизм характерен наличием курка, на котором жестко или подвижно укреплен ударник. Этим, находящимся в постоянном сборе с курком, ударником наносится удар по капсюлю гильзы. Курковым стреляющим механизмом снабжены револьверы обр. 1895 года («Наган»), а также некоторые так называемые безкурковые (т.е. с внутренним расположением курков) охотничьи ружья .
-Ударниковый стреляющий механизм конструктивно не имеет курка. Инициация выстрела производится ударником, который располагается в специальном канале внутри затвора. При отведении затвора назад ударник сжимает боевую пружину и своим выступом боевого взвода взаимодействует с шепталом. По возвращению затвора вперед, он запирает канал ствола (патронник), а ударник остается на боевом взводе. При выстреле, под действием спусковой тяги шептало опускается и освобождает ударник, который под действием боевой пружины движется внутри канала затвора и накалывает капсюль. И такая система использована в отечественном пистолетах «ТК» («Тульский Коровина») калибра 6,35 мм, Маузер обр.1910 г. и некоторых других.
-Курково-ударниковый стреляющий механизм состоит из курка и ударника, раздельно включенных в конструкцию оружия. На боевой взвод становится курок, который в момент выстрела наносит удар по хвостовику ударника, а тот – накалывает капсюль. То наиболее распространенная конструкция стреляющего механизма, примененная в пистолете Макарова, автомате Калашникова, курковых охотничьих ружьях и других образцах огнестрельного оружия.
-Затворный стреляющий механизм характерен тем, что курок отсутствует, а ударник укреплен в чашечке затвора. На боевой взвод ставится затвор, который в момент выстрела движется вперед, запирает казенный срез ствола (патронника) и, одновременно, бойком ударника накалывает капсюль. Таким стреляющим механизмом были оснащены отечественные пистолеты-пулеметы ППШ ППС, а также он используется в некоторых самодельных пистолетах.
-Стреляющий механизм электроискрового действия обеспечивает поступление искры непосредственно к пороховому заряду патрона. Эта конструкция привлекает своей простотой, и в период бурного развития огнестрельного оружия в конце Х1Х века было создано несколько образцов винтовок: французская – конструкции Ле Барона и Дельмаса (1886 г.), американская, сконструированная Самуэлем Русселем и выпущенная Компанией Американского Электрического Оружия и Снаряжения (1884 г.), и бельгийская винтовка фабриканта Пипера из Льежа. Но многочисленные конструктивные недостатки, прежде всего ненадежность электрооборудования и значительный вес, а также сложность изготовления патронов, не позволило развиться и распространиться этому принципу воспламенения заряда. Встречаются и восстановленные самодельным способом ружья, стреляющий механизм которых заменяет электрическая лампа к фонарику с разбитой колбой, к которой припаиваются два электропровода, лампочка помещается в гильзу охотничьего патрона, патрон полностью снаряжается и помещается в патронник охотничьего ружья, а провода в необходимый момент подсоединяются к батарейке карманного фонарика.
Таким образом, для производства одного выстрела и признания объекта исследования огнестрельным оружием или огнестрельным неоружейным устройством достаточно наличия ствола с запирающим и стреляющим механизмами. Но современное огнестрельное оружия заводского изготовления имеет, помимо указанных трех конструктивных признаков (узлов) и другие части:
-механизмы и детали автоматики;
-спусковые механизмы;
-механизмы и устройства, осуществляющие перезаряжание;
-магазины и их механизмы;
-предохранители;
-корпусные детали;
-прицельные приспособления;
-ложи и приклады;
-станки и установки. (ГОСТ 28653-90).
При этом нельзя забывать о необходимости пользоваться качественным штатным патроном при производстве выстрелов.



7.Классификация стрелкового огнестрельного оружия
Не имея возможности и не видя необходимости в анализе мнений всех авторов, которые изучали проблему классификации стрелкового огнестрельного оружия остановимся на действующих классификациях и, прежде всего на тех, которые основаны на действующих нормативных актах.
Прежде всего классификация высокого уровня обобщения, основанная на Законе «Об оружии» 1996 года и устоявшихся в криминалистическом оружиеведении представлениях. Это так называемая:
«Классификация стрелкового огнестрельного оружия по общеоружиеведческим основаниям»
Огнестрельное оружие подразделяется:
---По специальному целевому назначению на:
--Боевое:
Воинское и
-Милицейское (полицейское).
--Служебное.
--Гражданское:
-Спортивное и
-Охотничье.

---По способу изготовления:
--Заводское.
--Кустарное.
--Самодельное.
--Переделанное.
--Сборное (сборочное).

---По степени формализации конструкции:
--Стандартное.
--Произвольное.

Ее дополняет классификация, основанная на материалах ГОСТ 28653-90 по существу делящая стрелковое огнестрельное оружие по специфическим основаниям:
- По степени автоматизации -Неавтоматическое,
-Самозарядное,
-Автоматическое.
- По характеру стрельбы -Одиночного огня,
-Непрерывного огня,
-Серийного огня,
-Комбинированного огня.
-По обслуживанию в бою -Индивидуальное,
-Групповое.
-По калибру -Малокалиберное,
-Нормального калибра,
-Крупнокалиберное.
-По количеству стволов -Одноствольное,
-Двуствольное,
-Многоствольное.
-По конструкции ствола -Нарезное,
-Гладкоствольное,
-Комбинированное.
-По способу управления и
удержания -Пистолет,
-Револьвер,
-Пистолет-пулемет,
-Винтовка и ружье,
-Снайперская винтовка,
-Карабин,
-Автомат (автоматический карабин),
-Ручной пулемет,
-Станковый пулемет,
-Единый пулемет,
-Танковый пулемет,
-Авиационный пулемет.
-По количеству зарядов -Однозарядное,
-Многозарядное.
-По характеру снарядов -Пулевое,
-Дробовое,
-Пуле-дробовое.
-По расположению стволов -С горизонтальными стволами
-С вертикальными стволами.

В криминалистической литературе имеется классификация огнестрельного оружия, которые содержат практически те же самые позиции, как и зафиксированные в ГОСТ 28653-90. Кроме одного – деление по длине ствола, которое предопределяет – длинноствольное (от 40 см и более), среднествольное ( от 20 до 40 см) и короткоствольное (от 20 см и менее) оружие (по Б.М.Комаринцу)


Тема 3. Методика диагностического исследования состояния огнестрельного оружия

План лекции
1.Теоретические основы исследования состояния огнестрельного оружия.
2.Методика диагностического исследования для установления исправности огнестрельного оружия пригодности его для стрельбы и возможности выстрела из него при определенных условиях без нажатия на спусковой крючок
1. Теоретические основы исследования состояния
огнестрельного оружия.
1.1.Исследование состояния огнестрельного оружия с помощью специальных судебно-баллистических знаний помогают установить или уточнить важные доказательственные факты о событийной стороне преступления. Состояние и свойства огнестрельного оружия основываются на трех положениях, которые в историческом плане имели определенное развитие.
А.И.Устинов (1958 г.) один из первых так формулировал сочетание терминов: техническая исправность оружия, пригодность к стрельбе и возможность производства из него отдельных выстрелов.
Г.А.Самсонов (в том же 1958 г.) уточнял в отношении охотничьих ружей наличие такой категории, как возможность выстрела без нажатия на

спусковой крючок.
И.В.Виноградов, Г.И.Кочаров, Н.А.Селиванов в своем пособии «Экспертиза на предварительном следствии» (1967 г.) рекомендуют следующие вопросы для судебно-баллистического исследования оружия:
-Исправно ли оружие и пригодно ли оно для стрельбы?
-Мог ли произойти выстрел из данного экземпляра оружия без нажатия на спусковой крючок при определенных обстоятельствах (например, при падении оружия на пол)?
Б.М.Комаринец (1974 год) допускает определение «технического состояния огнестрельного оружия» с включением в него «пригодности» (или непригодности) для «систематической стрельбы» или «производства отдельных выстрелов», а также возможности «непроизвольного выстрела».
Б.И.Ермоленко (1974 г) вносит уточнение в проблему, указывая, что: «Криминалистической экспертизой в случае необходимости решается вопрос не о технической исправности оружия, а об исправности оружия в криминалистическом смысле». И, далее, в криминалистике под исправностью оружия понимается такое состояние его деталей, которое обеспечивает нормальное взаимодействие механизмов, а также надежную и безопасную эксплуатации оружия».
В.С.Аханов (1979 г) указал на наличие у огнестрельного оружия такой категории, как «техническая исправность», складывающейся из «его состояния и боевых свойств» (с.58). К числу «частных экспертных задач» он относит: установление возможности «производство из данного оружия стрельбы или отдельных выстрелов; выстрела из данного оружия без нажатия на его спусковой механизм; ведения из данного оружия прицельной стрельбы».
Эксперты в области судебно-баллистической экспертизы ВНИИСЭ МЮ СССР ситуацию рассматривают в трех аспектах: «состояние оружия и пригодность его для стрельбы», а также «возможность производства из него выстрела (очереди) при конкретных обстоятельствах»(1987 г.).
В учебном пособии ЭКЦ МВД РФ (1993 г.) определены те же подходы при диагностическом исследовании огнестрельного оружия.
Авторы учебника «Судебная баллистика и судебно-баллистическая экспертиза» (1998 г.) предлагают следующую систему понятий: одной из диагностических задач, решаемых судебно-баллистической экспертизой является «установление технического состояния огнестрельного оружия». Основными аспектами технического состояния огнестрельного оружия являются: «исправность, пригодность его к стрельбе и возможность выстрела без нажатия на спусковой крючок».
В.А.Ручкин, В.В.Королев, Н.Ю.Жигалов (2002 г.) предлагают свой вариант заключения по результатам исследования огнестрельного оружия и других видов метательного оружия для установления исправности оружия исправности оружия, пригодности его к стрельбе и возможности выстрела без нажатия на спусковой крючок.
В «Примерной программе по судебной баллистике» для учебных заведений МВД РФ» и в рабочей программе «Судебная баллистика и судебно-баллистическая экспертиза» для обучения курсантов Московского университета МВД России указанные категории определены как:
-понятие исправности огнестрельного оружия;
-понятие пригодности его для стрельбы ;
-понятие выстрела из оружия без нажатия на спусковой крючок, его причины и условия.
И применительно к методике диагностического исследования эти категории объединены понятием состояния огнестрельного оружия. Соответственно, необходимо рассмотреть составные элементы понятия состояния огнестрельного оружия.
1.2. Исправность огнестрельного оружия и пригодность для стрельбы.
Данные об исправности огнестрельного оружия являются не самостоятельным доказательственным, а позволяют объяснить степень пригодности или причину полной или частичной непригодности для стрельбы.
На факультете подготовки экспертов-криминалистов ВЮА предложили такую формулировку исправности оружия в криминалистике: это такое его состояние, при котором все механизмы, приспособления и детали, обеспечивающие производство безопасной и безотказной стрельбы, в наличии, не имеют существенных дефектов и взаимодействуют согласно соответствующей нормативно-технической документации. Очевидно, стоит принять эту точку зрения принять за основу.
Понятие исправности огнестрельного оружия и в криминалистическом смысле не распространяется на оружие кустарное, самодельное и переделанное. Так как в отношении объектов двух первых групп отсутствуют нормативы, а третья категория объектов несет следы нарушения исправности (например, укорачивание ствола у обрезов).
Но исследование заводского огнестрельного оружия предполагает наличие у эксперта специальных судебно-баллистических знаний в области закономерностей конструирования и действия не только распространенных, но и максимального числа образцов и моделей огнестрельного оружия.
Кроме того необходимо учесть, что при исследовании на предмет технической исправности особое занимает состояние ударно-спускового механизма, хотя для отнесения объекта к огнестрельному достаточно наличие у него стреляющего механизма.
Б.М.Комаринец в свое время (1974 г.) предложил следующую иерархию степеней исправности во взаимосвязи с пригодностью для стрельбы:
1.Оружие исправно, что выражается в отсутствии дефектов в стволе, запирающем, стреляющем, спусковом механизмах, в механизмах подачи патронов и удалении стрелянных гильз, в прицельных приспособлениях и предохранителях – оружие стреляет безотказно.
2.Оружие имеет отдельные неисправности в указанных выше частях или механизмах (изношенность выступов боевого взвода или шептала, значительное ослабление пружин, отсутствие спускового крючка у пистолета «Борхардт-Люгер П.08» («Парабеллум») и т.п., что не препятствует производству из этого оружия многократных выстрелов.
3.Оружие неисправно на уровне дефектов важных механизмов и деталей, но отдельные выстрелы каким-то определенным приемом возможны (путем оттягивания курка у малокалиберного оружия при отсутствии спускового механизма, выстрел путем удара молотком по спице курка револьвера при отсутствии боевой пружины.
4.Оружие исправно, но в представленном виде по конкретной причине не пригодно для стрельбы. К таким причинам можно отнести загустевшую смазку в канале затвора для ударника, наличие стреляной гильзы или патрона, застрявших в патроннике.
5. Оружие неисправно и в представленном виде временно не пригодно для стрельбы, но может быть достаточно легко приведено в состояние пригодности для стрельбы (путем помещения вместо отсутствующего ударника гвоздя, путем выпрямления искривленного ударника курка револьвера).
6. Оружие неисправно и не пригодно для стрельбы. Ремонт оружия возможен только в условиях оружейной мастерской или завода.
1.3. Исправность огнестрельного оружия и возможность выстрела без нажатия на спусковой крючок при определенных условиях.
Определенный уровень исправности или, скорее, неисправности ударно-спускового механизма является причиной возможного выстрела без нажатия на спусковой крючок. Особое внимание Б.М.Комаринец (1974 г.) в этом случае уделяет конструкции спускового механизма и предохранителей. Он пишет, что «Спусковым механизмом называется совокупность деталей, обеспечивающих приведение в действие стреляющего механизма, что практически сводится к освобождению боевого взвода ударника, курка или затвора от задерживающего действия шептала спускового механизма» (с.107). Заслуживают внимания следующие ударно-спусковые механизмы.
-В большинстве охотничьих, и прежде всего у одноствольных курковых ружей (например, ружья Иж-К), шептало представляет собой специальный выступ спускового крючка, который при его отжатии и повороте на своей оси освобождает боевой выступ курка и происходит выстрел. После выстрела под действием пружины спускового крючка он становится в передне-верхнее положение, а спица курка под действием боевой пружины толкает курок вперед до его взаимодействия предохранительным выступом с выступом шептала.
- У военных неавтоматических винтовок (например, у винтовки Мосина обр.1891\30 гг.) шепталом выступает выступ спусковой пружины. При отведении затвора вперед курок своим боевым взводом упирается в шептало спусковой пружины; при нажатии на спусковой крючок его его выступ надавливает сверху на боевую пружину и опускает его вниз, в результате чего боевой взвод курка освобождается и под действием боевой пружины ударником наносит удар сквозь затвор, после чего остается в спущенном положении.
- У некоторых малокалиберных винтовок (например, у ТОЗ-8) имеется спусковой механизм «с предупреждением). В верхней части спускового крючка расположены два выступа, упирающиеся в нижнюю стенку ствольной коробки, а взведенный курок удерживается выступом шептала на боевом взводе. При нажатии на спусковой крючок он упирается в нижнюю стенку ствольной коробки сначала первым, передним выступом, в результате чего спусковая пружина несколько снижается, но шептало все же еще из боевого взвода не выходит, затем, при дальнейшем давлении на спусковой крючок, он упирается вторым, задним выступом, происходит дальнейшее снижение спусковой пружины до освобождения шепталом боевого взвода курка.
- В целевом оружии (малокалиберная винтовка МЦ-12) спусковой механизм значительно сложнее: имеет ускоритель, регулируется усилие на спусковой крючок и длина хода спускового крючка.
-У отечественных пистолетов обр.1930/33 г. (ТТ) курок может быть после выстрела в спущенном положении, специально поставлен на предохранительный или боевой взвод. Это определяется положением выступа шептала относительно корпуса курка и его выступов (предохранительного и боевого взвода).
-У отечественных пистолетов Макарова (ПМ) надежность положение курка на предохранительном и боевом взводе обеспечивается надлежащей геометрией носика шептала и соответствующих выступов курка.
-У автомата Калашникова (АК-47) при постановке предохранителя на одиночный огонь боевой выступ курка взаимодействует с рабочим выступом шептала и удерживается им в положении боевого взвода.
У других образцов отечественного заводского и зарубежного оружия проблема удержания курка (затвора, ударника) в положении боевого и предохранительного (если он есть) взвода может иметь свои технические решения.
Таким образом, причиной выстрела без нажатия на спусковой крючок может быть прежде всего неисправность взаимодействующих деталей курка (ударника, затвора) и шептала .
Условием для выстрела без нажатия на спусковой крючок выступает одна из различных форм внешнего воздействия на оружие в целом или на его отдельные части и детали. При этом необходимо учитывать характер исправности или неисправности огнестрельного оружия и в связи с ними то воздействие (или условия) при которых произошел выстрел.
1.3.1. Исправное на техническом уровне оружие, имеющее конструктивные недостатки, которые при определенных условиях могут привести к выстрелу без нажатия на спусковой крючок.
А) Пистолет – пулемет Шпагина (ППШ) при массивном затворе с неподвижно закрепленным бойком имеет сравнительно слабую возвратно-боевую пружину, что приводит к страгиванию с места и отодвиганию к заднему положению даже при незначительных сотрясениях и ударах. Это может привести к неконтролированному досыланию патрона в патроннику и, в дальнейшему, наколу капсюля.
Б) Норма усилия на спусковой крючок у малокалиберного спортивного оружия имеют весьма низкий уровень: у винтовки произвольной целевой «Тайфун – 3» - от 0,0025 до 1,5 кг, у винтовки целевой однозарядной МЦ-12 - 0,25 кг, у пистолета однозарядного спортивного ТОЗ-35 – 0,01 – 0,75 кг. При том, что согласно ГОСТ 18406-73 у охотничьих ружей при падении с высоты до 1,5 метров не должен происходить срыв курка с боевого взвода. Так как у них минимальное усилие, прилагаемое к спусковому крючку, колеблется в пределах 1,5 – 2,5-2,7 кг.
В) Некоторые образцы и модели иностранных пистолетов гражданского образца калибра 5,6 мм имеют открытый курок с единственным, боевым взводом. Поэтому после выстрела курок остается в «спущенном» положении, но не фиксируется в нем и может двигаться вперед.
1.3.2. Временная неисправность огнестрельного оружия чаще всего выражается в заполнении канала ударника в затворе или канала бойка в колодке продуктами коррозии, грязью или загустевшей (замерзшей) смазкой. Это приводит к тому, что ударник или боек остается в крайнем переднем – выдвинутом положении, что может привести к наколу капсюля.
1.3.3. Постоянная неисправность (дефекты) деталей ударно-спускового механизма, произошедшая в результате износа или умышленного воздействия на них:
-износ рабочего выступа спускового крючка;
-износ или стачивание (подпиливание) рабочего выступа шептала;
-износ предохранительного выступа курка;
-износ или стачивание (подпиливание) боевого взвода курка (ударника);
-ослабление, поломка или отсутствие пружины спускового крючка;
-поломка или отсутствие пружины бойка (ударника);
-значительный поперечный или продольный люфт курка, шептала или спускового крючка из-за износа или некачественной их осей;
-недостаточная регулировка (отладка) взаимодействия деталей ударно-спускового механизма;
-значительное загрязнение взаимодействующих деталей ударно-спускового механизма.
1.3.4.Причиной выстрела без нажатия на спусковой крючок может быть и неисправность гильзы:
А)Чрезмерное выступание капсюля (ЦБО или «Жевело») из капсюльного гнезда и над донышком гильзы.

Б)Изношенность и понижение высоты наковальни капсюльного гнезда гильзы.
1.4.Проявление исправности или неисправности огнестрельного оружия при различных вариантах обращения с оружием.
До заряжания оружия.
При примкнутом магазине многочисленные сотрясения пистолета-пулемета ППШ (например, при поездке в кузове автомобиле) происходит откат затвора назад. При сильном сотрясении происходит откат затвора до крайне-заднего положения и досылание очередного патрона из магазина в патронник. Происходит не контролированное (без ведома владельца автомата) заряжание пистолета-пулемета. Дальнейшие сотрясения оружия приводят к многочисленным откатам затвора и микроскопическим наколам капсюля. Происходит медленное прогибание капсюля до момента его контакта с наковальней. Наковальня препятствует дальнейшему прогибанию капсюля, происходит разбивание ин инициирующего состава и выстрелу без постановки затвора на боевой взвод и без нажатия на спусковой крючок.
При заряжании оружия
А)При значительном выступании капсюля из капсюльного гнезда захлопывание переламывающегося ствола (стволов) может привести к контакту с участком щитка колодки или брандтрубки. И значительное сминание капсюля в результате такого контакта может привести к выстрелу без нажатия на спусковой крючок.
Б)При значительном выступании бойка или бойка ударника из щитка колодки или чашечки затвора с фиксацией его в выдвинутом положении при захлопывании переламывающегося ствола (стволов) или досылании патрона в патронник скользящим затвором, возможен накол капсюля и выстрел без нажатия на спусковой крючок.

При действиях с заряженным оружием, т.е. при наличии патрона в патроннике.
А) При отсутствии предохранительного взвода или его неисправности -при ударе по спице открытого курка или при срыве при его отведении назад в положение боевого взвода.
Б) В положении оружия на боевом взводе при ударах по спице открытого курка, а так же при падении на твердую поверхность, соударении частей оружия с твердыми предметами, сильном сотрясении оружия, а также при выстреле из другого ствола возможен выстрел без нажатия на спусковой крючок.
В случает отпирания оружия после осечки
Отпирание путем переламывания гладкоствольного охотничьего ружья при выдвинутом и зафиксированном в таком положении бойке (его искривлении, забитости канала бойка в колодке и проч.) возможно разбивание капсюля путем его ущемления между бойком и боковой поверхностью капсюльного гнезда.


2. Методика диагностического исследования для установления исправности огнестрельного оружия, пригодности его для стрельбы и возможности производства выстрела без нажатия на спусковой крючок

По существу эксперт здесь имеет дело с двумя основными вопросами: пригодно ли огнестрельное оружие для стрельбы и возможен ли выстрел из данного конкретного огнестрельного оружия без нажатия на спусковой крючок. При установления различных форм непригодности или ограниченной пригодности и возможности выстрела без нажатия на спусковой крючок при определенных условиях возникает необходимость установления причин обоих фактов, т.е. характер неисправности. Поэтому, по нашему мнению, установление исправности оружия является служебной вспомогательной задачей для решения указанных выше основных вопросов о состоянии огнестрельного оружия.
Соответственно, усматривается следующее сочетание вопросов: 1) исправно огнестрельное оружие и пригодно ли для стрельбы; 2)исправно огнестрельное оружие и возможен ли выстрел из него без нажатия на спусковой крючок. По воле следователя возможно любое их сочетание, но практически без решения вопроса о пригодности для стрельбы, вопрос о возможности выстрела без нажатия на спусковой крючок не ставится и не исследуется.
2.1. Исправно ли огнестрельное оружие и пригодно ли для стрельбы?
Подготовительная стадия. Подготовительная стадия проводится в соответствии с общими методическими рекомендациями по методике исследования оружия. При этом должен быть сделан акцент на следующие обстоятельства.
При ознакомлении с постановлением (определением) особое внимание уделяется описанию процесса производства выстрела – трудностям, задержкам, особым приемам производства отдельных выстрелов, к которым ему приходилось прибегать. Если это можно предполагать, но данных в постановлении (определении) недостаточно, эксперт должен направить запрос лицу, назначившему экспертизу, о предоставлении дополнительных материалов, которые могут помочь в уточнении этих обстоятельств.
Особое внимание должно быть уделено положению деталей ударно-спускового механизма оружия в момент его доставки – находился ли механизм в положении боевого или предохранительного взвода или курок был в спущенном положении.
Аналитическая стадия. На этой стадии эксперт изучает конструкцию объекта, проводит экспериментальные действия для установления назначения отдельных узлов и деталей, а также устройства в целом. При этом должен соблюдаться следующий порядок исследования:
-осматривается объект в целом, выясняется конструкция и назначение узлов и деталей, наблюдаемых без разборки устройства;
-фотографируется объект (общий вид, маркировки, повреждения) и некоторые детали, которые видны и без разборки;
-проверяется состояние канала ствола, наличие или отсутствие в нем нарезов, состояние дульного и казенного среза ствола, конструкция курка или переднего среза затвора, наличие и состояние видимых пружин;
-ствол прочищается, если это не было сделано раньше, с помощью шомпола марлевым тампоном над листом чистой бумаги. Указанный лист складывается пакетом с марлей внутри и помещается в конверт для судебно-химических исследований в дальнейшем.
Подстадия экспертный эксперимент. В зависимости от конструкции исследуемого оружия проверяется взаимодействие механизмов и деталей в процессе отведения и возвращении вперед затвора, переламывании ствола (стволов), взведения и спуска курка, включения и выключения предохранителя. При этом устанавливается надежность запирания канала ствола, прочность фиксации курка (ударника) на боевом взводе, надежность работы предохранительного механизма.
Устанавливается факт отсутствия (или наличия) задержек и осложнений при перемещении затвора по рамке (или внутри ствольной коробки), поворачивании курка на его оси, повороте барабана револьвера, движении подствольного выступа ствола (стволов) на оси колодки гладкоствольного ружья, наличие или отсутствие зазора или люфта между взаимодействующими деталями.
Далее проводиться еще одна серия экспериментов с незаряженным оружием:
-у гладкоствольного охотничьего ружья отделяется ствол (стволы) и нажатием на спусковой крючок и спицу курка проверяется легкость и величина выхода бойка из щитка колодки;
-к щитку колодки над отверстиями для бойков плотно прижимается грань карандаша и производится нормальный спуск курка из положения боевого взвода. Глубина вмятины от действия бойка (бойков) в 1-2 мм свидетельствует о достаточной силе удара курка;
-ложу ружья придается вертикальное положение, на щиток колодки на отверстие бойка (бойков) ставится стреляная металлическая гильза охотничьего патрона и производится нормальный спуск курка. Подбрасывание гильзы до высоты 30-40 см также свидетельствует о достаточной силе удара курка.
С помощью пружинного динамометра проверяется величина усилия, которое необходимо приложить к спусковому крючку для спуска курка и полученный результат сопоставляется со справочными данными.
Надежность удержания курка на боевом и предохранительном взводах (у огнестрельного оружия с открытым курком) проверяется давлением на его спицу, причем курок не должен отходить вперед и касаться бойка (ударника).
Далее экспериментальная проверка работы ударно-спускового механ- изма проводится путем отстрела разряженных (снаряженных только капсюлем) патронов.
Завершает экспертные эксперименты экспериментальный отстреле полностью снаряженными патронами, проводимый в тире. Рекомендуется произвести пять одиночных выстрелов специально подобранными штатными патронами. При необходимости стрельба также производится тремя очередями, тремя-семью патронами каждая.
При установлении каких либо задержек или осложнений при стрельбе производится разборка оружия до уровня, позволяющего исследовать состояние его ударно-спускового и предохранительного механизмов. Перед разборкой необходимо составить рабочую схему оружия, на которой следует зафиксировать положение шлиц винтов крепления относительно неподвижных деталей. На этой схеме отмечается степень затягивания винтов (количество витков) для их восстановления при последующей сборке.
При осмотре внутренних взаимодействующих деталей с помощью микроскопа или лупы (увеличение в 4 или 7 раз) обращается особое внимание на взаимодействующие грани деталей ударно –спускового механизма, их углы, наличие асимметрии во взаимодействии и зазоров. Обнаруженные дефекты соотносятся с задержками и осложнениями и оцениваются как их причины.
Дефектные детали фотографируются как раздельно, так и во взаимодействии.
После исследования внутренних дет алей механизмов оружие должно быть собрано по рабочей схеме и получить то состояние, которое оно имело до разборки.
Стадия синтезирования хода и результатов исследования и формирования выводов позволяет подвести итоги исследования оружия и экспериментов с ним и определить степень исправности (неисправности)оружия и пригодности его для стрельбы. Уровень пригодности (непригодности) для стрельбы должен быть определен в связи с уровнем исправности оружия.
2.2. Исправно ли огнестрельное оружие и возможен ли из него выстрел без нажатия на спусковой крючок при конкретных обстоятельствах происшествия?
Подготовительная стадия –должна включать изучение материалов постановления (определения) о назначении экспертизы с уяснением в максимальном объеме обстоятельств происшествия. Лаконичность описательной части постановления о назначении экспертизы часто приводит к необходимости направления запроса следователю о предоставлении дополнительных материалов (протокола осмотра места происшествия, допроса обвиняемого и свидетелей и пр.).
Аналитическая стадия заключается прежде всего в установлении состояния оружия на момент его представления на экспертизу, взаимодействие отдельных деталей и механизмов:
- если оружие не чистилось при исследовании для решения других вопросов, то производится чистка и помещение на хранение марлевого тампона, использовавшегося для этого;
-устанавливается состояние поверхностей металлических, деревянных, пластмассовых частей оружия (наличие или отсутствие оксидировки, раковин, сыпи, пятин коррозии и пр.);
- проверяется наличие повреждений оружия (погнутость металлических деталей, царапины, забои, трещины и отколы деревянных деталей и проч.), а также возможных следов-наслоений (земли, краски и пр.), свидетельствующих о контакте частей оружия с различными поверхностями;
- оружие фотографируется в целом, производится детальная фотосъемка маркировок, повреждений (если они имеются) и иных следов;
-проверяется взаимодействие механизмов и деталей оружия, как при определении пригодности оружия для стрельбы;
-проводится серия экспериментов с холостыми патронами как при определении пригодности для стрельбы.
Необходимо провести круг специфических дополнительных экспериментов. Объем и характер этих экспериментов определяется конструкцией оружия и фактическими обстоятельствами, согласно версии, приведшими к производству выстрела без нажатия на спусковой крючок.
При этом проверяется надежность удержания курка (ударника или затвора) на боевом взводе. В патронник закладывается холостой (или снаряженный только капсюлем) патрон, курок (ударник или затвор) ставится на боевой взвод и по частям оружия (стволу, рамке и рукоятке или стволу, цевью, ложу ) наносятся удары деревянным молотком. Удары наносятся и по спице взведенного курка.
В положении боевого взвода бросается в свободном падении на деревянную поверхность (пол, стол и пр.). При этом длинноствольное оружие бросается стволами или затыльником приклада вертикально вниз или плашмя. Следует учитывать нормы ГОСТ 18406-73 (п.п. 12,13), которые предусматривали, что выстрел без нажатия на спусковой крючок не должен происходить при падении гладкоствольного охотничьего ружья с высоты до 1,5 м, а гладкоствольного спортивного ружья – до 1,0 м.
Короткоствольное оружие (пистолеты и револьверы) бросается на деревянную поверхность с высоты до 50 си.
Каждая серия экспериментов завершается экспериментальным спуском курка (затвора) с разбиванием капсюля гильзы , чтобы убедиться, что курок (ударник, затвор) надежно удерживается на боевом взводе.
Далее проверяется надежность предохранительного взвода курка или достаточной безопасности курка (ударника, затвора) в спущенном положении. Эти эксперименты также предваряются помещением в патронник холостого патрона. У оружия с курковым стреляющим механизмом курок отводится назад, но не до положения боевого взвода, и резко отпускается (бросается) для проверки надежности перехватывания курка шепталом и недопущения его до ударника и контакта ударника с капсюлем гильзы. У оружия с ударниковыми и затворным стреляющими механизмами затвор отводится назад, но не до крайне заднего положения, и также резко отпускается.
После этого по спице спущенного курка (если он имеется у оружия) также наносятся удары деревянным молотком.
Надежность удержания стреляющей детали на предохранительном взводе (ли в спущенном положении) проверяется экспериментальным выстрелом тем холостым патроном, который находился в патроннике в процессе вышеописанных экспериментов.
Возможно проведение и нестандартных специфических экспериментов в соответствии с событием происшествия. Например, могут наносится удары дульным срезом ствола пистолета в взведенным курком в вертикальную деревянную доску, заменяющую дверь, и др.
Выше указывалось, что нормальное производство выстрелов при проверке пригодности для стрельбы заставляет производить разборку оружия и осмотр его внутренних механизмов. При проверке возможности производства выстрела без нажатия на спусковой крючок должны быть учтены как положительные, так и отрицательные результаты экспериментов и объяснены данными, полученными в ходе осмотра механизмов оружия. Для этого производится разборка оружия до уровня, позволяющего осмотреть визуально и с помощью увеличительной оптической техники (микроскопы типа МБС-1, МБС-2) взаимодействующие детали – выступы боевого и предохранительного взвода курка (ударника, затвора) и рабочего выступа шептала. Необходимо проверить угол схождения граней этих выступов, четкость (или скругление, уплощение) этих углов.
Состояние взаимодействующих деталей ударно-спускового механ- изма фотографируется.
Стадия синтезирования результатов исследования и формирования выводов. Результаты экспериментов (срыв или надежное удержание курка, фиксация его на предохранительном взводе или нет и т.д.) соотносятся с состоянием ударно-спускового механизма, и определяется, мог ли в определенных условиях произойти выстрел без нажатия на спусковой крючок. При этом определяется только возможность такого выстрела, а не факт, что он имел место.
Оформление результатов экспертизы. Материалы заключения обязательно иллюстрируются фотоснимками, произведенными ранее.


Тема 4. Криминалистическое исследование нестандартного огнестрельного оружия


План лекции
1.Теоретические основы исследования нестандартного огнестрельного оружия.
2. Методика диагностического исследования нестандартных объектов для установления относимости к огнестрельному оружию, пригодности для стрельбы и возможности выстрела без нажатия на спусковой крючок.

1.Теоретические основы исследования нестандартного огнестрельного оружия
1.1.Если другие судебно-баллистические исследования обслуживают доказывание опосредованно, помогая решать частные вопросы, то судебно-баллистическая экспертиза по установлению относимости объекта к огнестрельному оружию непосредственно обеспечивает расследование преступлений, предусмотренных ч.1, 2 и 3 ст. 222 и 223 УК РФ. Ведь для того, чтобы установить незаконность приобретения, передачи, сбыта, перевозки или ношения, а также изготовления ряда объектов, необходимо установить относится ли этот объект к боеприпасам, взрывчатым веществам, взрывчатым устройствам и в, первую очередь, к огнестрельному оружию.
В Кодексе РФ «Об административных правонарушениях» (М. 2003 г.) имеется статья 208 –«Нарушение правил производства, продажа, коллекционирования, экспонирования, учета, хранения или уничтожения оружия и патронов к нему». Эта статья также впрямую обеспечивается криминалистическим определением огнестрельного оружия.
1.2. Второй компонент теоретических основ криминалистической методики исследования нестандартного огнестрельного оружия является криминалистическое учение об огнестрельном оружии, критериях относимости к таковому, конструктивные признаки, а также классификация огнестрельного оружия.
Мы рассмотрели понятие огнестрельного оружия по теме 2. Не повторяясь, необходимо отметить, что объект должен быть конструктивно и функционально предназначен для поражения человека, животного или определенной преграды. Мы коснулись и проблемы критериев, позволяющих отнести или не относить объект к огнестрельному оружию.
В настоящее время в отечественной судебной баллистике преобладает точка зрения на эти вопросы Б.М.Комаринца (1974 г.).
На основании выработанного им определения огнестрельного оружия Б.М.Комаринец вывел, что « для отнесения его (объекта) к разряду огнестрельного оружия он должен отвечать критериям оружейности, огнестрельности и надежности».
Критерий оружейности состоит из предназначенности объекта «для нанесения повреждений и он должен обладать определенной убойной силой». Очевидно, уровень тяжести повреждений опасных для жизни и здоровья человека зависит от убойной силы снаряда, т.е. его кинетической энергии, «хотя бы в непосредственной близости от дульного среда ствола».
Б.М.Комаринец указывал со ссылкой на работу А.А.Благонравова, что военными специалистами определено, что для вывода человека (солдата, бойца) достаточна убойная сила в 8 кгм. Эта величина уточняется Б,М.Комаринцем в судебной баллистике до 3 кгм, т.к., например, автоматический пистолет калибра 6,35 мм, безусловно относимый к огнестрельному оружию, сообщает пуле кинетическую энергию 6,5 – 8, 5 кгм и указанные 3кгм позволяют в ряде случаев нанести весьма тяжкие даже смертельные ранения.
Критерий огнестрельности – это то, что «снаряд получает движение от давления, вызванного сгоранием пороха (или его заменителя)».Соответственно, спортивные ружья для подводной охоты с пружинным или пневматическим механизмом не являются огнестрельным оружием.
И критерий «надежности» - это наличие элементарно надежных частей огнестрельного оружия – ствола, запирающего и стреляющего механизмов.
За последние годы эти критерии и, самое главное, проблема, и самое главное, проблема убойной силы снаряда, получили свое уточнение и развитие.
Прежде всего, необходимо отметить, что Б.М.Комаринец в 1974 году не учел все закономерности, установленные уже к тому времени. А.И.Устиновым были проведены исследования, показавшие, что пуля имеет достаточную поражающую способность при скорости 100 м/сек, и что кинетическая энергия, необходимая для внедрения в тело человека, колеблется от калибра снаряда (5,6 мм – 1,1 кгм, 6.35 мм – 1,6 кгм, ?,62 мм – 2,7 кгм и 9 мм- 3кгм).
Для установления кинетической энергии применяется формула, в которой используются одни и те же величины, но с разными буквенными обозначениями.
Соответственно, формула ранее выглядела, как
Е = __mv2_
2
Но было уточнено (Л.Б.Соврань), что m= ____P_____, где
G
Р – вес в кг,
G – ускорение свободного падения тела – 9, 81 м/сек2 = 10 м/сек2

Соответственно W =PV2
2G

Для примера - вес снаряда 9, 6 г., скорость 100 м/сек.

W= 0, 0096 . ---------------------------------------------------------------------------


Развитие судебной баллистики привело к выяснению еще более глубоких закономерностей для убойной силы снаряда Л.ФСаврань установил, что не всякое тело, обладающее кинетической энергией 8 кгм и скоростью 100 м/сек будет иметь достаточное поражающее действие (например: теннисный и футбольный мяч). Более важным, считает Л.Ф.Саврань, для выведения человека из строя наличие таких показателей как «минимальная удельная кинетическая энергия» и « минимальная эквивалентная удельная кинетическая энергия».
При этом , минимальная удельная кинетическая энергия вычисляется по формуле:
Wуд= W или W = M V2
S 2g
Площадь поперечного сечения вычисляется по формуле:

S= пД2
4
При этом кинетическую энергию у цели 8 кгм и удельную кинетическую энергию у цели 0,175 кгм/мм2 Л.Ф.Саврань считает величиной, гарантирующей вывод из строя человека как боевой единицы, и характерной для пуль, отстреляных из револьвера обр. 1895 г., пистолета обр.1930 года (Токарева), автомата АКМ, карабина СКС, винтовки обр.1891/30 г. При этом пистолет Макарова имеет меньшую удельную кинетическую энергию – 126 кгм/ мм2, а зарубежные пистолеты 7, 65 мм -124 кгм/ мм2 .
Кинетическую энергию у цели, обеспечивающую удельную кинетическую энергию у цели 0,175 кгм /мм2 для пуль любого калибра, Л.Ф.Саврань называет эквивалентной кинетической энергией. Для оружия калибров более и менее 7,62 мм эквивалентную энергию определяют по формуле:
Wэк = S . 0,175 кгм /мм2
Где S – площадь поперечного сечения пули.
УУ эк достигает 0,05 кгм/мм20,06 кгм\мм2.
В «Законе об оружии 1996 года было введено исчисление энергии в Джоулях:
Дж= М2 . КГ
С2
В теоретические основы данной темы входит и его отнесение к определенным классификационным группам.
Нестандартное огнестрельное оружие мпи по способу изготовления - самодельное, сборочное или переделанное. По степени формализации конструкции – это произвольное огнестрельное оружие.
Наиболее часто встречаются следующие конструктивные группы – дульно-зарядные самопалы, самодельные пистолеты и револьверы под патроны калибра 5,6 мм и самодельное оружие под патроны к военному оружию.
А) Дульно-зарядные объекты, называемые «самопалами» или «поджигами». Они имеют ствол из металлической (чаще всего) стальной трубки, запирание обеспечивается за счет постоянного закрывания заглушкой казенного среза ствола. Стреляющий механизм этих объектов термического типа – надпил в казенной части ствола с точечным сквоз ным запальным отверстием до порохового заряда.
Б) Нестандартное огнестрельное оружие включает в себя два конструктивных типа: пистолеты-«авторучки» и пистолеты и револьверы с подражанием оружию заводского производства.
-Пистолета-«авторучки» - цилиндрические объекты, состоящие из ствола, ствольной коробки и ударно- спускового механизма, но не имеющие рукоятки или приклада ложа. Ствол чаще всего гладкий с патронником, рассчитанным на средний патрон калибра 5,6 мм кольцевого воспламенения.
Ствол со ствольной коробкой имеет резьбовое соединение. Ударно-спусковой механизм помещается внутри ствольной коробки и включает ударную часть затворного типа – затвор с бойком, расположенном на переднем торце с некоторым эксцентриситетом. На ось затвора, в задней части ствольной коробки надета боевая пружина. В некоторых затвор не ставится на боевой взвод, а оттягивается за пуговицу оси, выступающую из заднего торца ствольной коробки, и резко отпускается. Под действием боевой пружины затвор движется вперед и наносит удар своим бойком по фланцу донышка гильзы, одновременно подпирая дно гильзы.
В других конструктивных вариантах пистолетов- авторучек в ствольной коробке имеется фигурная «Г»-образная щель, в которой движется рукоятки затвора. При отведении затвора за рукоятку назад, затвор фиксируется на боевом взводе путем введением рукоятки в поперечный участок «Г»-образной щели. Для производства выстрела необходимо совместить рукоятку затвора с продольным участком щели.
Третья модификация ударно-спускового механизма характерна тем, что на наружной поверхности ствольной коробки крепится спусковой механизм, состоящий из спускового рычага (иногда напоминающего зажим для крепления авторучки в кармане) с шепталом и спусковой пружины. При отведении затвора за ось назад, спусковой рычаг через специальное отверстие входит в ствольную коробку и фиксирует затвор на боевом взводе. При нажатии на противоположное плечо спускового рычага, шептало приподнимается и освобождает затвор, который под действием боевой пружины движется вперед и наносит удар по краю донышка гильзы.
-Самодельные пистолеты и револьверы внешне соответствуют заводским образцам, т.е. обладают стволом, рамкой и рукояткой. Такое оружие также имеет гладкий ствол и патронник, рассчитанный на средний патрон калибра 5,6 мм.
У пистолетов ствол неподвижно укреплен и на него надета боевая пружина, выполняющая также возвратные функции. Ударный механизм затворного типа – кожух-затвор также надевается на ствол поверх боевой пружины. На переднем торце затвора выпиливается боек, расположенный с некоторым эксцентриситетом. В рамке монтируется спусковой крючок, одно плечо которого имеет выступ, выполняющий функции шептала. При отведении кожух-затвора назад, он своим выступом (или специальным пазом) взаимодействует с шепталом, посредством чего затвор фиксируется в положении боевого взвода, При нажатии пальцем на спусковой крючок, кожух- затвор освобождается и движется вперед, нанося удар бойком и запирая канал ствола. Соответственно, система запирания – свободный инерционный затвор, подпираемый боевой (она же возвратная) пружиной.
В)Самодельное д л и н н о с в о л ь н о е огнестрельное оружие в следственной и экспертной практике встречается гораздо реже, чем описанные выше конструктивные типы и чаще всего собирается в самодельных условиях из заводских частей и деталей. В.П.Гусаров описывает случай стрельбы из карабина, собранного из приклада (ложи), ствольной и магазинной коробок винтовки обр. 1891/ 30 г. (системы Мосина) и из укороченного ствола пистолета системы Дегтярева.
В экспертной практике автора встречалась винтовка (карабин), весьма грубо сконструированная из ствола малокалиберной винтовки, ствольной коробки и затвора винтовки обр. 1891/30 г. и ложа пневматической винтовки.
Г)Последние десять-пятнадцать лет появились среднествольные пистолеты-пулеметы «Борз» («Волк») в частности, в Чечне. Первоначально они были созданы армянским населением в Нагорном Карабахе, а позже дорабатывался на Северном Кавказе, с конструктивными заимствованиями у п-п Судаева, датских п-пт «Мадсен» обр.1946 и 1950 годов.
Крепление ствола, компановка затвора, экстракция стреляной гильэы, конструкция спускового механизма и магазина имеют много общего именно с пистолетом-пулеметом «Мадсен».
Ствол длиной до 160 мм и имеет 6 правых нарезов, под отечественный пистолетный патрон 9х18 мм, скорость начального полета пули 286-347 м\сек.
Цилиндрически затвор очищает ствольную коробку, с фиксированным бойком подпирается большой спиральной пружиной на штоке, при движении вперед досылает патрон из магазина в патронник ствола, одновременно запирает канал ствола и наносит удар бойком по капсюлю патрона Естественно, что при малейшем загрязнении










Говоря о нижнем пределе понятия огнестрельное оружие необходимо ввести понятие «стреляющее устройство». А.И. Устинов называет «самодельным стреляющим устройством» ствол, в который преступник вкладывает патрон и, не запирая специальной деталью канал ствола, наносит удар твердым подручным предметом по капсюлю (или закраине) гильзы.
С.Д.Кустанович приводит случай самоубийства « путем выстрела из углубления для свечи в подсвечнике. В другом случае самоубийство было совершено из бумажной трубки, изготовленной из бумажной трубки, изготовленной путем обертывания карандаша школьной тетрадью и обвязывания последней нитками».Такие объекты он считал «приспособлением» и, что они «не могут быть названы огнестрельным оружием».
В.С.Аханов широко трактует термин «стреляющее устройство», относя к ним и самодельное и заводское огнестрельное оружие. Кроме того им предусмотрены «стандартные устройства» (строительно-монтажные пистолеты, пистолеты ракетницы, стартовые пистолеты и даже игрушки), переделываемые в огнестрельное оружие.
- Стартовые пистолеты и револьверы являются не огнестрельным оружием, а сигнальным устройством и по своей конструкции предназначен для звуковых или зрительных (выброс дыма) сигналов на спортивных соревнованиях. Наиболее распространен отечественный стартовый пистолет ИЖ-СПЛ, который при внешнем сходстве с нормальным пистолетом, не имеет такой важнейшей детали, как ствол. На его месте расположен кожух, под который задвигается обойма с боеприпасами. Литая стальная обойма располагает восемью поперечными (вертикальными) сквозными каморами (гнездами). В рамке и рукоятке расположены самовзводный ударно-спусковой и подающий механизмы, которые приводятся в действие нажатием на планку рычага взвода, расположенную на передней плоскости рукоятки.
В комплекте стартового пистолета ИЖ-СПЛ входят две обоймы. Одна из них имеет на переднем торце маркировку «Ц» и предназначена для отстрела специальных стартовых патронов или капсюлем «Жевело». Рассверливание верхней, дульной части камор позволяет снаряжать капсюлем «Жевело» и пулей калибра 5,6 мм с хвостовой частью, подогнанной под дульце капсюля.
На другой обойме имеется маркировка «Б», указывающая на предназначенность под патроны «бокового», а точнее, кольцевого боя. Эта обойма переделывается путем рассверливания верхней части камор до диаметра 5,6 – 6 мм, что позволяет их снаряжать патронами с укороченной и сточенной на конус пулей, что позволяет задвигать обойму под кожух .
-Сигнальные пистолеты-ракетницы предназначены для подачи светового или дымового сигнала и огнестрельным оружием не являются. В нашей стране выпускался сигнальный пистолет системы Шпагина обр.1944 года (СПШ -44), который и встречается чаще всего в криминалистической практике. По своим конструктивным данным (запирающий и стреляющий механизмы) пистолет СПШ-44 напоминает одноствольное курковое охотничье ружье системы ИЖ 18 (Ижевское). Ствол пистолета гладкий, диаметром 26 мм, что значительно превышает имевшийся в нашей стране наибольший («10») калибр охотничьих гладкоствольных ружей, равный 20,0-20,25 мм.
Поэтому для отстрела из этого пистолета применяется специальный патрон, к основным компонентам которого относятся помимо гильзы, капсюля, «вышибной (пороховой) заряд» и «звездка» из специального пиротехнического состава. В снаряжение одного патрона может входить от одной до шести «звездок», пиротехнический состав которых обеспечивает горение белым, красным, зеленым, желтым и даже синим огнем (светом).
В криминалистической практике встречаются случаи, когда преступник пытается поразить человека выстрелом «звездкой» из пистолета-ракетницы. Поэтому достаточно часто пистолет-ракетница оснащается дополнительным стволиком под один из штатных патронов к нарезному огнестрельному оружию. При этом, при использовании патронов центрального боя ось вставного стволика соотносится с осью ствола ракетницы, и боек наносит удар по центру донышка, т.е. по капсюлю. При изготовлении стволика-вкладыша под малокалиберный ( калибра 5,6 мм) патрон, он вытачивается так, что его канал ствола располагается с некоторым эксцентриситетом и боек наносит удар по краю донышка гильзы (фланцу), осуществляя круговое воспламенение инициирующего состава.
В сборе с нарезным стволиком-вкладышем (особенно, если он неподвижно укреплен внутри патронника ракетницы) пистолет-ракетница превращается в огнестрельное оружие.
- Строительно-монтажные пистолеты – это устройство, конструктивно предназначенное для забивания крепежных деталей (дюбелей), пробивания отверстий, разрубания элементов конструкции с помощью энергии термического разложения порохового заряда. В нашей стране выпускались две модификации строительно-монтажных пистолетов. Одна из них – серия СМП-1, СМП-3А. СМП-3М, СМП -4 –была рассчитана на патроны центрального боя, изготовлявшиеся на базе холостых патронов к винтовке обр.1891/30 года. Существуют патроны группы В (от В- 1 и до В-8) и группы Г (от Г-1 до Г-4). Позже был создан патрон кольцевого воспламенения с оре- гинальной гильзой группы К (от К-1 до К-4) и группы Д (от Д-1 до Д-4). Под него был сконструирован строительно-монтажный пистолет МЦ-52-1.
Общим для конструкции всех строительно-монтажных пистолетов является то, что патрон к ним состоит только из гильзы, капсюля, вышибного заряда и пыжей. Ударный элемент – дюбель – не входит в снаряжение патрона и отдельно от него вкладывается в ствол. Кроме того строительно-монтажные пистолеты оснащаются ствольным наконечником, взаимодействующим с предохранителем, перехватывающим ударно-спусковой механизм.
Согласно инструкции (СМП-3М) для производства выстрела необходимо одной рукой сжать рычаг блокировки, другой рукой повернуть муфту блокировки влево до отказа, после чего, не ослабляя усилий рук, подать пистолет вперед, предварительно уперев его в преграду.
Все авторы указывают, что не смотря на то, что строительно-монтажные пистолеты не являются огнестрельным оружием, дюбель имеет значительную поражающую способность. Например, при стрельбе из СМП-ЗА с помощью патрона В-8 на расстоянии 200 м дюбель углубляются на глубину до 8 см, хотя автор сообщения, Е.Н.Тихонов не приводит данных о материал мишени.
Помимо случаев выстрела из строительно-монтажных пистолетов с упором в промежуточную преграду (раму или стекло окна) или с оттягиванием левой рукой наконечника, в судебно-следственной и экспертной практике достаточно распространены случаи переделки, делающие их переделанным или самодельным огнестрельным оружием.
К способам переделки относятся: укорочение ствола (у СМП-1), удаление или отключение блокировочно-предохранительного устройства; заклинивание стакана блокировки в крайнем заднем положении с помощью любого предмета толщиной 8-10 мм, помещенного между бортиком дульного среза ствола и стаканом; удаление предохранительного механизма.
- Несколько особняком среди объектов, в которых используется принцип огнестрельности, стоят пусковые устройства , предназначенные для отстрела 15-мм патрона «Сигнал».Это устройство выпускается Тульским заводом им С.М.Кирова согласно описанию ТО 3-47- 013 -89 и продаются по предоставлению членского билета общества охотников и рыболовов. Предназначено это пусковое устройство для подачи световых и звуковых сигналов, очевидно в экстремальных ситуациях охоты и рыбной ловли.Для производства выстрела необходимо снять предохранительный колпачок с сигнального патрона; установить кнопку в предохранительный вырез устройства, ввернуть патрон хвостовиком в резьбовое гнездо до отказа; перед выстрелом кнопку переместить в боевой вырез; направить патрон в безопасное место и произвести выстрел, для чего отвести кнопку в левую сторону большим пальцем руки. В этот момент ударник под действием пружины накалывает капсюль сигнального патрона. Пороховые газы вышибного заряда зажигают и выталкивают звездку из корпуса (мортирки) патрона. Высота подъема выстреленной звездки не менее 50 м, время горения 5 с. Сообщения не говорит о возможности поражения человека звездкой, но отмечает, что в экспертной практике имеют место исследования самодельного огнестрельного оружия, изготовленного с использованием частей указанного пускового устройства.
Подводя итоги проблеме понятия и классификации огнестрельного оружия необходимо предложить еще одну классификацию, охватывающую круг объектов, попадающих на судебно-баллистическую диагностическую экспертизу по установлению относимости объекта к огнестрельному оружию:
-огнестрельное оружие, включая все самодельное и переделанное оружие, а также стреляющие устройства;
-предметы, огнестрельным оружием не являющиеся, но используемые для нане6сения огнестрельных повреждений - строительно-монтажные пистолеты, пистолеты- ракетницы т.п.;
-объекты, напоминающие огнестрельное оружие, но не пригодны для нанесения повреждений – стартовые пистолеты ИЖ-СПЛ, игрушечные пистолеты и ружья, муляжи используемые для стрелковой и рукопашной тренировки


2.Методика диагностическаго исследования нестандартного огнестрельного оружия.
Методика диагностического экспертного исследования по отнесению объекта к нестандартному огнестрельному оружию является частным случаем определения относимости объекта к стрелковому огнестрельному оружию.
Выше, в Теме 2 «Стрелковое огнестрельное оружие. Понятие, классификация, устройство» рассматривался широкий круг вопросов прежде всего технико-конструктивной проблематики, определяющих относимости объекта (или не относимость) к стрелковому огнестрельному оружию. И если по теме 2 рассматривался весь объем огнестрельного стрелкового оружия, то по данной теме 4, особое значение приобретает криминальное, самодельное, переделанное или сборное или прежде всего произвольное огнестрельное оружие и, прежде всего отнесение таких объектов к о г н е с т р е л ь н о м у оружию.
Методика такого экспертного исследования разрабатывалась долгие годы в криминалистической литературе Б.М.Комаринцем, А.И.Устиновым, Лукиним Ю.И., Ладиным В.И., Тихоновым Е.И.Л.Ф.Совранем и др. Определенным итогом явилась «Методика экспертного решения вопроса о принадлежности предмета к огнестрельному оружию», разработанная Горбачевым И.В., Лесниковым В.А., Макаровым Н.М., Мартынниковым Н., Сазоновым М.В., Сонисом М.А., Устиновым А.И.
Таким образом, на базе разработок указанных авторов методика установления относимости объекта к нестандартному огнестрельному оружию, как форма диагностического исследования должна выглядеть следующим образом.
Стадия предварительного исследования, как подготовительная стадия диагностического исследования – имеет некоторые специфические особенности. К ним относятся прежде всего выполнение мер по обеспечению безопасности в обращении с оружием. Огнестрельное оружие с момента вручения эксперту находится на его ответственном хранении, и обращение с оружием должно основываться на постоянном его учете как объекта повышенной опасности.
Определенный момент опасности возникает при получении экспертом оружия. Упаковка оружия бывает различной, поэтому при первоначальном осмотре необходимо определить состояние и положение частей ударно-спускового механизма (находится ли оно в положении предохранения, на боевом или предохранительном взводе). Результатом такого осмотра должно стать убеждение эксперта в безопасности переноса оружия в помещение, оборудование которого способствует соблюдению мер безопасности при дальнейшем его исследовании. Этот может быть специальная комната или специальный стол, поставленный в рабочем помещении так, чтобы при манипулировании с исследуемом оружием ствол не был бы направлен на людей, находящихся в том же помещении.
После ознакомления с материалами постановления, на специально оборудованном месте проверяется, заряжено ли оружие, Если оно заряжено, то разряжается.
При отсутствии у оружия узлов, обеспечивающих многозарядность, оно разряжается в соответствии с конструкцией запирающего и ударно- спускового механизма отведением затвора назад или переламыванием стволов. При этом необходимо соблюдать особую предосторожность при переламывании гладкоствольных охотничьих ружей, если есть данные (последний выстрел с осечкой, и патрон остался в патроннике) о неисправности бойка, с тем чтобы не произошел выстрел при касательном воздействии бойка на капсюль патрона.
Особое внимание и осторожность должны быть проявлены при разряжении самодельного огнестрельного оружия, и, прежде всего под унитарный патрон. Всегда необходимо предполагать недостаточно надежное взаимодействие деталей его ударно-спускового механизма. Поэтому можно рекомендовать предварительное уяснение характера взаимодействия деталей и принципов работы механизмов оружия, фиксацию оружия в станке или тисках, укрепление взаимодействующих деталей подручными средствами (гвоздями, кусками проволоки и пр.) и отведенном назад положении затвора (открытом патроннике) и медленном и осторожном выталкивании шомполом патрона из патронника.
С большими трудностями обычно сопряжено разряжание дульнозарядного оружия, рассчитанного на раздельное досылание в камеру сгорания всех элементов выстрела. Во всех случаях, даже если нет в постановлении вопроса о следах последнего выстрела, необходимо прочистить канал ствола куском марли с помощью шомпола и полученный тампон поместить в чистый конверт.
После этого метательный заряд (порох, масса спичечных головок) смачивается водой через канал ствола до ее появления через запальное отверстие. Только после этого элементы выстрела – снаряд, пыжи, метательный (вышибной) заряд извлекаются через дульный срез ствола. Элементы снаряжения дульнозарядного оружия необходимо хранить раздельно, с тем чтобы в дальнейшем на основанием их изучения снаряжать оружие для экспериментальных выстрелов.
На аналитической стадии эксперт изучает конструкцию объекта, проводит экспериментальные действия для установления назначения отдельных узлов и деталей, а также устройства в целом. При этом должен соблюдаться следующий порядок исследования:
-осматривается объект в целом, выясняются конструкция и назначение узлов и деталей, наблюдаемых без разборки устройства;
-фотографируется объект (общий вид) и те детали, которые не требуют разборки устройства;
-проверяется состояние канала ствола, наличие или отсутствие в нем нарезов, состояние дульного и казенного среза ствола, конструкция курка или переднего среза затвора, шептала, его положение в рамке, наличие и состояние видимых пружин;
-ствол прочищается, если это не было сделано раньше;
-проверяется взаимодействие деталей без патрона – отведение и спуск курка (затвора). При этом следует следить за положением и состоянием курка, бойка, переднего торца затвора, не допускать их деформации, повреждения при контакте с другими деталями оружия. Прежде всего это касается оружия под малокалиберный (калибра 5,6 мм) патрон, у которого эксцентричный боек при таких экспериментах может повредиться о пенек ствола. Устанавливается степень надежности удержания ударных деталей и упругости пружин. У оружия под малокалиберный патрон проверяется степень эксцентриситета бойка относительно канала ствола (патронника);
-определяются размеры частей объекта без его разборки: объекта в целом, его основных частей (ствола, рамки, рукоятки, ствольной коробки и пр.), диаметра канала ствола у дульного и казенного срезов, взаимодействующих деталей запирающего и стреляющего механизмов;
-определяется относимость механизмов к тем или иным их видам;
-устанавливается, на использовании каких боеприпасов (патронов) или элементов дульнозарядного снаряжения рассчитан исследуемый объект.
Экспертный эксперимент начинается еще при выяснении целевого назначения отдельных деталей и узлов путем проверки их действия и взаимодействия без использования патронов (зарядов). Далее проводят целенаправленные экспертные эксперименты по проверке функциональности в целом, т.е. производят опытный отстрел.
У казнозарядного оружия в соответствии с формой (бутылочная, цилиндрическая, коническая) и размерами патронника подбираются патроны определенного образца и калибра.
Далее рекомендуется провести эксперименты с использованием 2-3 патронов, из которых удалены пули и пороховой заряд. Накол (разбивание) капсюля (или инициирующего состава в кармашке фланца гильзы кольцевого воспламенения) свидетельствует о правильном положении бойка и достаточной упругости боевой пружины. Осечка же позволяет установить неисправность взаимодействующих деталей, а также определить количество ударов бойка, необходимое для разбивания капсюльного состава.
Подготовка отстрела из дульнозарядного оружия осложнена отсутствием четко установленных нормативов его снаряжения, а также труд нормативов его снаряжения, а также трудностями в определении надежности деталей оружия (стенок ствола и патронника, крепления заглушки, размеров запального отверстия, крепления ствола в рамке). Для определения величины навеса порохового заряда, диаметра и массы снаряда, характера пыжей и степени уплотнения элементов заряда применяется несколько приемов:
-использование элементов снаряжения, полученных в ходе предварительного разряжения заряженного «самопала», для подбора подобных материалов для экспериментальных выстрелов;
-канал ствола объектов диаметром, близким к 5,6 мм (_+2-4мм), снаряжают пороховым зарядом, извлекаемым из малокалиберного патрона (бездымный, пироксилиновый, мелкозернистый, пористый или сферический порох массой 0, 06 г), а также пулей такого патрона т подобранным пыжом;
-канал ствола диаметром более 5,6 мм снаряжается пороховым зарядом, равным по весу заряду малокалиберного патрона (или самим зарядом такого патрона) с последующим увеличением его веса в арифметической прогрессии (0,06 г + 0,06 + п) (последовательно при производстве экспериментальных выстрелов);
-возможно направление (в установленном порядке и сроках) следователю запроса о проведении допроса лица, у которого изъят исследуемый объект. В запрос включаются вопросы о массе порохового заряда (или вещества спичечных головок), характере и размерах пыжей и снаряда, применявшихся для заряжания дульнозарядного объекта, способах и инструментах (воронка, шомпол, колотушка) досылания и уплотнения элементов заряжания;
-в криминалистической литературе имеются описание формул для вычисления «давления пороховых газов в канале ствола». При этом у И.В.Горбачева и Ю.В.Мишина приводится только констатация, что « варьировать можно лишь двумя параметрами: массой порохового заряда W и массой снаряда m» , но как высчитывается оптимальная масса порохового заряда ими не приводится.
Зайцев В.Ф., Максименков А.А., Винниченко А.С. приводят более научные данные:
«В качестве заряда используется дымный порох. Его навеска ( О ) определяется по выражению:

О= W уд . S
-----------------
п . 2730 10 3
где W уд –кинетическая энергия снаряда. Ее значение для снаряда сферической формы на нижней границе поражения тела человека в обрасти брючной полости равна 0,49 . 10 6 Дж/ м 2 ; S – площадь поперечного сечения снаряда, м2; п – КПД , %.
Число в знаменателе 2 730 . 103 Дж/ кг указывает количество энергии, выделяемой при сгорании единицы массы дымного пороха.
Экспериментальный отстрел производится с соблюдением всех мер безопасности.
При экспериментальной стрельбе, как самозарядного, так и дульнозарядного оружия необходимо установить поражающую способность (убойную силу) выстреленного снаряда.(см. вопрос 1)
Сравнительное исследование. Хотя для диагностических экспертиз сравнительные исследования не так характерны, но все же имеют место. Они имеют место в следующих направлениях:
- С помощью справочных материалов эксперт в случае необход- имости устанавливает, с подражанием каким система заводского огнестрельного оружия изготовлены отдельные узлы, механизмы и детали представленного объекта или у какого оружия взяты использованные в объекте детали и узлы.
-Проводится сопоставление пробивного действия снаряда, отстрелянного из исследуемого объекта, и пули, выстреленной из сопоставимого огнестрельного оружия, что позволяет определить уровень пробивного действия объекта.
- В тех ЭКЦ, куда еще не поступил миллисекундомер, эксперты может измерить пробивное действие пули отстрелом из исследуемого оружия в пакет из 3-4 сосновых досок толщиной 3см.
Стадия синтезирования результатов исследования и формирования выводов. Результаты проведенных исследований ( изучение конструктивных признаков объекта, проверки взаимодействия деталей объекта и проведения экспериментальной стрельбы) позволяют оценить объект с точки критериев относимости к огнестрельному оружию. Такой подход позволит разграничить самодельное огнестрельное оружие, в силу определенных повреждений являющееся непригодным для стрельбы или ставшее таковым в результате экспертных экспериментов, и стреляющих устройств разового использования. К числу таких стреляющих одноразовых объектов можно отнести, например, закатанный в бумажную трубку патрон охотничьего ружья, гвоздь и молоток, использованные для производства одного выстрела при совершении самоубийства.
Оценка результатов исследований конкретного объекта производится с учетом указанных соображений. При этом объект должен отвечать всем трем критериям – огнестрельность, оружейность и надежность. Несоответствие хотя бы одному из них препятствует признанию объекта огнестрельным оружием.
Результаты экспертизы оформляются в виде заключения судебно-баллистической экспертизы с фототаблицами.

Тема 5. Боеприпасы к стрелковому огнестрельному огнестрельному оружию и их криминалистическое исследование ооружию и их криминалистическое исследование
План лекции
1. История развития боеприпасов.
2. Теоретические основы исследования боеприпасов.
3. Основы методики криминалистического исследования патронов.



История развития боеприпасов
Боеприпасы появились с изобретением пороха. Принято считать, что порох был изобретен примерно в ХУ веке до н.э. в Индии и Китае. В дальнейшем он был усовершенствован византийцами и арабами. Указание на применение пороха, называемого тогда одним из «греческих огней», сделано сирийским греком Калинником при осаде Константинополя в 668 году. И позже «греческий огонь» стал активно использоваться византийцами для боевых действий. Первоначально он использовался только как зажигательное средство, причем некоторые огненные составы даже не содержали селитры (они заменялись смолой, нефтью, канифолью, нашатырем и др.) и служили непосредственно только средством поджигания или разрушения. И только позднее в порохе открыли метательные свойства.
Уже в виде метательного, а зажигательного вещества, порох был применен впервые в Китае – по данным историка Фоссия уже в 1055 г. там имелись «медные и железные огнестрельные орудия красивой отделки», а арабы применили огнестрельные орудия в 1147 году при осаде Лиссабона.
В начале порох представлял собой механическую селитро-сероугольную смесь и состоит из калиевой силитры (азотнокислый калий – KNO3) – 75%, древесного угля (из мягких не смолистых пород дерева – крушины, ольхи, липы) – 15%, и серы – 10%. В дальнейшем дымный порох стали полировать (для предотвращения появления пороховой пыли), графитировать (для понижения чувствительности к сырости), заменили древесный уголь бурым и стали придавать зернам пороха различную форму.
Но в 1884 году французским химиком Полем Вьелем был получен пироксилиновый порох (каллоидная смесь нитрата целлюлозы – тринитроцеллюлозы – со стабилизатором – дифениламином, уретаном, камфарой и др. – растворителем – эфиром, ацетоном и т.п.). В 1888 году А.Нобель создал нитроглицериновый порох (в качестве растворителя используется нитроглицерин). С этого началась эпоха дымного пороха.
В России создание бездымного пороха и разработка технологии его производства были осуществлены Д.И.Менделееым и с 1895 г. менделеевский способ изготовления нитропороха стал преобладающим во всех государствах Европы. В современные бездымные пороха добавляют пламегаситель (например – сульфат калия K2SO4 или карбонат K2 CO3) и усилитель (тетронитропентоэретит – ТЭН, гексоген и др.) идля повышения мощности заряда.
Во многих странах мира стали проводиться работы по предварительной подготовке всех элементов необходимых для производства выстрела. Через плечо надевалась специальная перевязь ( «бандельере» по французски, «берендейка»), на которой крепились «картузы» - полые трубки из писчей бумаги в которые засыпался «зарядец» и заклеенной с одной стороны круглой пулей. Перед выстрелом стрелок надрывал (обычно зубами – после команды «Скуси патрон») «картуз», высыпал из него часть порохового заряда на полку, а большую часть – в ствол ружья, закупоривал пыжам из бумаги и все уплотнял шомполом. В боевом бумажном патроне содержалось 9-12 граммов пороха и 28-33 – граммовая свинцовая пуля.
В разных странах продолжались работы по конструированию и изготовлению унитарных патронов в различных, чаще всего металлических гильзах. У нас, в России такие работы велись в 60-е годы Х1Х века на Охтинском заводе. В 1866 году офицеры Ракус-Сущевский и Патцевич создали цельнометаллический унитарный патрон центрального воспламенения – с расположением капсюля в центре донышка гильзы.
В России в 1867 году была подвергнута коренной переделке винтовка Бердана отечественными оружейниками А.П.Горловым и К.И.Гуниусом, и к ней были созданы патроны в металлической гильзе бутылочной формы – «Бердан №1» обр.1868 г. и «Бердан № 2» обр. 1870 г. калибра 4,2 линии.
Прототипом отечественного винтовочно-пулеметного патрона стал патрон калибра 3,15 линии (8 мм), предложенный марте 1887 года членом артеллерийского комитета Н.Роговцевым . В связи с конструированием отечественного «малокалиберного ружья» комиссия под председательством Н.И.Чагина выбрала усовершенствованный трехлинейный патрон, разработанный полковником Роговцевым, при участии полковника Петрова и капитана Савостьянова. В расчете на этот патрон была окончательно доработана отечественная армейская винтовка обр.1891 года (системы Мосина) калибра 7,62 мм («трехлинейка»).
В 1908 году по результатам осмысления опыта русско-японской войны по рекомендации комиссии под руководством А.Керна для замены патрона обр. 1891 года принимается патрон обр.1908 года с легкой остроконечной пулей массой 9,6 г. впоследствии получившей обозначение 7,62 Л.
Первые гильзы без фланца были разработаны в России для автоматической винтовки В.Г.Федорова обр. 1913 года.. Данный патрон имел калибра 6, 5 мм и пулю массой 8,5 г., и отсутствие у гильзы фланца позволило избавиться от задержек при стрельбы очередями из автоматического оружия. В.Г.Федоров создал первый в мире «автомат» кал.6,5 мм обр. 1916 г. под этот патрон.

Первые отечественные пистолетные патроны калибра 7,62 мм (7,62х25) был создан в 1930 году на базе пистолетного патрона Маузера калибра 7,63 мм. В дальнейшем под этот патрон были разработаны такие виды вооружения, как пистолет обр.1930/33 года (Тульский Токарева), пистолеты-пулеметы - Дегтярева (ППД, обр.1934/38 гг и 1940 г.), Шпагина (ППШ, обр.1941 г.) и Судаева (ППС, 1943 г).
В промежутке между двумя войнами и в начале Второй мировой войны в ряде стран были разработаны так называемые «промежуточные патроны» - боеприпасы нормального калибра, но с меньшим чем у винтовочного зарядом пороха и несколько меньшей гильзой – заняли промежуточное положение между пистолетными и винтовочными патронами по мощности. Первыми такие патроны были – американские 7, 62х33 мм к карабину М-1 «Гаранд»; отечественные промежуточные патроны 7,62х39 мм обр.1943 года, разработанные Н.М.Елизаровым и Б.В.Семиным; немецкие «курцпатроны» калибра 7,92 мм обр.1943 г. Под указанный отечественный патрон были сконструированы: ручной пулемет Дегтярева (РПД – 1946 г.), самозарядный карабин Симонова(СКС),автомат Калашникова (АК-47), ручной пулемет Калашникова .
После окончания Великой Отечественной войны (в 1951году) был разработан новый отечественный пистолетный патрон калибра 9мм (9х18 мм ПМ). При уменьшения длины гильзы (с 25 до 18 мм) для сохранения начальной скорости пули был увеличен калибр патрона, а за счет шаровидной головной части – ее останавливающее действие. Под данный патрон был сконструирован пистолет Макарова (ПМ, 1951г.), автоматический пистолет Стечкина (АПС, 1951 г.), револьвер Стечкина-Аврамова (РСА, 1992 г.) и различные отечественные пистолеты-пулеметы («Клин», «Кедр», ПП-90 и др.)
В конструировании боеприпасов продолжают существовать некоторые тенденции.

В настоящее время тенденция к сокращению калибра воинского стрелкового длинноствольного оружия, вплоть до 4 мм , сохраняется. В качестве примера можно привести отечественные промежуточные патроны 5,45х39 мм, патроны американского производства М193 (5,56х45), бельгийские SS-109 (5,56х45).
Создаются безгильзовые патроны. Инициация выстрела иногда производится с помощью электрического капсюля-воспламенителя (9-мм патрон фирмы «Смит и Вессон»), температуры струи сжатого воздуха, нагреваемого при сжатии до 1090 градусов (5,56 мм патрон марки «VL» к винтовке бельгийца Юлиуса Ван-Легенховена) и др.
Делаются попытки изготовить пули патронов из обедненного урана, в форме стелы, пучка иголок.

2.Теоретические основы криминалистического исследования боеприпасов

Также как проблема установления относимости объекта к огнестрельному оружию, проблема принадлежности объекта к боеприпасам имеет нормативную основу.
В статье 222 УК РФ предусматривается уголовное наказание за незаконные приобретенье, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение боеприпасов. В 223 УК РФ предусматривается ответственность за незаконное изготовление боеприпасов.
Это части бланкетных норм и они требуют привлечения специальных знаний.
В Федеральном законе «Об оружии» (1996 год) в ст.1 указано:
«-боеприпасы – предметы снаряжения и метаемое снаряжение, предназначенное для поражения цели и содержащие разрывной, метательный, пиротехнический или вышибной заряды или их сочетание.» Определение противоречивое, не вносящее ясности в понятие «боеприпасы».
В этой же статье говорится:
«-патрон – устройство, предназначенное для выстрела из оружия, объединяющее в одно целое при помощи гильзы средства инициирования, метательный заряд и метаемое снаряжение.»
Эти определения имеют очень широкий адресат, предполагают различные формы правоотношений, возникающие при законном обороте боеприпасов.
Обратимся к военно-технической сфере, к ГОСТ 28653 – 90 «Оружие стрелковое. Термины и определения». В специальном разделе «Патроны стрелкового оружия и их элементы» определено:
«452. Патрон стрелкового оружия (сокращенно – патрон) – Боеприпас стрелкового оружия, представляющий собой сборочную единицу, состоящую в общем случае из метаемого элемента, метательного заряда, капсюля-воспламенителя и гильзы». Таким образом, можно сказать, что понятие «боеприпасы» шире понятия «патроны».
Некоторые авторы предлагают криминалистическое определение боеприпасов : - это многоэлементные по своей конструкции изделия одноразового действия, предназначенные для поражения объектов (цели) с использованием взрывчатых веществ в результате выстрела из огнестрельного оружия или взрыва (Железняков А.И., Ручкин В.А., Ярмак В.А., 1996, с. 182). Можно принять эту формулировку за исключением расширения до взрыва способа действия боеприпасов. Эта тенденция сохраняется и в получившем распространение деление боеприпасов на боеприпасы к огнестрельному оружию и боеприпасы взрывного действия.
В ст. ст. 218 и 2181 УК РСФСР (1960 года) говорилось о незаконном обороте «оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ». Значит уже тогда законодатель разграничивал боеприпасы и взрывных устройств, основой (основным элементом), которых выступает взрывчатое вещество. УК РФ 1996 года еще более конкретизирует суть дела. В ч.2 ст. 222 и ст.223 говорится о незаконном обороте огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. И с криминалистической точки зрения боеприпасы (патроны) хотя и имеют аналогии со взрывными устройствами, но все же это устройства с различным поражающим действием и в настоящее время хотя и входящие в число объектов криминалистического оружиеведения, но разведенные по судебной баллистике и криминалистического взрывоведения.
Железняков А.И., Ручкин В.А., Ярмак В.А.(1996 г.) также приводят существенные «признаки» боеприпасов, составляющих определенную совокупность. К ним они относят:
-предназначенность боеприпасов для поражения различных объектов:
-использование энергии взрывчатых веществ (ВВ), преобразуемой в поражающие факторы в процессе выстрела из огнестрельного оружия или взрыва;
-многокомпонентность;
-одноразовое действие.
Эта система признаков не объединяет, а скорее разъединяет боеприпасы и взрывные устройства.
Во-первых, целевое назначение реализуется через различные конструктивные и функциональные признаки, определяет принципиальные различия между боеприпасами, которые требуют огнестрельное оружие, и взрывными устройствами непосредственного воздействия на поражаемый объект.
Во-вторых, используется энергия разных взрывчатых веществ: боеприпасы – порохов: а взрывные устройства – взрывчатых веществ бризантного действия.
Существуют сведения, что, по крайней мере у нас, на Руси первоначально существовало определение: «припасы для огненного боя», т.е. для выстрела. «В общем случае» это порох, пыж и пуля, может быть и специальный фитиль. Таким образом, можно говорить о «боеприпасах», как об элементах снаряжения огнестрельного оружия, необходимы в совокупности для производства выстрела. Если все элементы объединяются во-едино на базе сборочной единицы (гильзы), то создается такая современная форма боеприпаса, как унитарный патрон. Развитие техники привело к появлению так называемого «безгильзового» патрона. Если сгорающий контейнер объединяет все элементы, необходимые для выстрел, то это, конечно, патрон со специфической гильзой. Если же так называемый патрон состоит из снаряда и порохозаменяющего вещества, то это, конечно, может быть названо «безгильзовым унитарным боеприпасом». Таким может быть патрон винтовки «Дэзи» конструкции Ван-Легенховена.
С термином «боеприпас» связано еще одно представление. А.И.Устинов считает, что «боеприпас» включает в себя понятие «бой», т.е. «боестолкновение». А так как «спортивно-охотничьи патроны» предназначены для стрельбы из малокалиберного оружия во время тренировок, спортивных соревнований или на охоте, то есть не в «бою», то они не являются «боеприпасом» и их противоправный оборот не подпадает под действие статей 222 и 223 УК РФ.
Мы не согласны с мнением А.И.Устиновым. «Бой» это не только «боестолкновение», но и «выстрел». Ведь в ГОСТ 28653-90 указывается и «патрон стрелкового оружия охотничий центрального боя» (471), «патрон стрелкового оружия спортивный центрального боя» (471).
До рассмотрения вопроса о классификации патронов и их элементов необходимо уточнить конструктивные признаки патрона. Патрон – сборочная, состоящая в общем случае из метаемого элемента, метательного заряда, капсюля-воспламенителя и гильзы (452).
Гильза патрона стрелкового оружия - это часть патрона стрелкового оружия, предназначенная размещения и предохранения от внешних воздействий метательного заряда, крепления капсюля-воспламенителя и метаемого элемента, для базирования в патроннике стрелкового оружия и обтюрации пороховых газов при выстреле (ГОСТ 28653-90, 475).
Метаемый элемент – часть патрона стрелкового оружия, предназначенная для поражения целей, а также для целеуказания, метаемая при выстреле (ГОСТ 28653-90, 473).
Пуля патрона стрелкового оружия – метаемый элемент, выбрасываемый из канала ствола стрелкового оружия таким образом, что через поперечное сечение канала ствола стрелкового оружия в каждый момент проходит только один такой элемент (ГОСТ 28653-90, 481).
Дробь – множественный метаемый элемент, состоящий из сферических элементов и выбрасываемый из канала ствола стрелкового оружия таким образом, что через поперечное сечение канала ствола может проходить несколько таких элементов одновременно. Дробь большого размера называется картечью (ГОСТ 28653-90, 482).
Капсюль-воспламенитель – это устройство превращающее механическую энергию удара бойком (ударником) в термическую, которая инициирует возгарание порохового заряда .
Метательный заряд – это заряд дымного или бездымного пороха, обеспечивающий энергию движения внутри канала ствола и его полета в цель.
Дымный («черный») порох представляет собой «тесную смесь» калиевой селитры (азотнокислого калия) ( ) -75%, древесного угля ( )-15%, серы ( )- 10%. При этом, относительное количество составных частей в отдельных сортах колеблется.
Реакция горения черного пороха протекает по суммарному уровню:
2KNO3 + 3C + S = N2 + 3CO2 + K2S + 147 ккал. Хотя частично образуются CO, K2SO4 и K2S2.
Бездымный (пироксилиновый) порох создается при взаимодействии целлюлозы (обычно в виде хлопка) с азотной кислотой по реакции:
C6H10O5 + 3HNO3 = 3H2O + C6H7O2 (ONO2) )3

Он способен разлагаться по схеме:
2C6H7O2 (ONO2)3 = 3N2 + 9CO + 3CO2 + 7H2O
При этом необходимо учесть, что по характеру своего действия взрывчатые вещества делятся на инициирующие, бризантные и метательные. Инициирующие могут быть азидом свинца или гремучей ртутью и помещаются в капсюли-воспламенители, характеризуются наибольшей скоростью взрывчатого разложения, которое может быть вызвано механическим воздействием - ударом, и т.п.
Метательные взрывчатые вещества (пороха) взрываются только от детонации и характеризуются медленностью своего разложения. Например, скорость распространения взрыва черного (дымного) пороха составляет всего 300 – 400 м /сек.. В следствии сравнительно малой скорости разложения метательного взрывчатого вещества снаряд за время взрыва успевает покинуть ствол и открыть выход образовавшимся газам.. В состав бездымного пороха входят – графит, камфара и др. – флегматизаторы, дифениламин, как стабилизатор, пламегасители – сульфат калия К2СО3, сульфат калия К2СО3, усилитель ТЭН и др.
Бризантные («дробящие») взрывчатые вещества характеризуются скоростью разложения меньшей, чем у инициирующих взрывчатых веществ, но большей, чем у метательных взрывчатых веществ. Например, скорость распространения взрыва пироксилина составляет 6300 м/сек.. При таком, почти мгновенном разложении взрывчатого вещества образуется громадный объем газов, которые и оказывают резкое давление на окружающую среду. Бризантные взрывчатые вещества применяются для снаряжения снарядов, мин, авиабомб и т.д., а также при различных взрывных работах. Обычно они взрываются только от детонации, т.е. от происходящего в непосредственной близости взрыва небольшого количества инициирующего вещества.
Способ крепление пули в гильзе:
-сплошной обжим (тугая посадка),
-кернение точечное;
-поясковый
Классификация патронов
А.В.Стальмахов, А.М.Сумарока, А.Г.Егоров, А.Г.Сухарев дают следующую классификацию патронов:
-унитарные патроны – посредством гильзы соединены воедино пуля, заряд пороха и капсюль воспламенитель;
-неунитарные патроны – части которых не объединены в одно целое, а помещаются в канал ствола порознь;
-безгильзовые патроны.
На деле классификация патронов гораздо сложнее и проводится по различным основаням (согласно ГОСТ 28653 -90)
Классификация по специальному назначению:
- боевой патрон – предназначен для поражения живой силы и техники (460);
- вспомогательный патрон – предназначен для обучения, имитации стрельбы, проверки прочности и определения баллистических характеристик стрелкового оружия (461).
Вспомогательные патроны подразделяются на
-учебный патрон стрелкового оружия без метательного и инициирую-щего заряда и предназначен для обучения правилам и приемам обращения со стрелковым оружием и патронами (462);
-холостой патрон стрелкового оружия – предназначен имитации звукового эффекта стрельбы (463);
- патрон стрелкового оружия с усиленным зарядом – вспомогательный патрон стрелкового оружия, предназначенный для проверки прочности запирающего механизма (464);
- образцовый патрон стрелкового оружия – вспомогательный патрон, предназначенный для контроля измерительной установки и баллистического оружия, для испытания порохов и патронов, а также для аттестации баллистического оружия и баллистических стволов (465);
-патрон стрелкового оружия высокого давления – вспомогательный патрон стрелкового оружия, предназначен для проверки прочности стволов (466).
Кроме того в ГОСТ 28653 – 90 указаны:
-охотничий патрон стрелкового оружия (467);
-спортивный патрон стрелкового оружия (468);
-спортивный (охотничий) патрон стрелкового оружия с неметаллической гильзой (469);
-дробовой спортивный (охотничий) патрон стрелкового оружия (470) -спортивный (охотничий) патрон стрелкового оружия центрального боя (471);
-спортивный (охотничий) патрон стрелкового оружия кольцевого воспламенения (472).
По размещению инициирующего состава:
- патроны центрального боя;
-патроны кольцевого воспламенения;
-патроны бокового воспламенения.
По калибру:
-малого калибра (малокалиберные) – менее 6, 5 мм;
-нормального (среднего) калибра – от 6,5 до 9 мм;
-большого (крупного) калибра – от 9 мм и более.
По предназначению:
-винтовочные, промежуточные, пистолетные и револьверные.
По отношению к используемому оружию:
- штатные, патроны-заменители, нештатные.
В России на вооружении различных силовых структур состоят следующие типы патронов:
-4,5 мм пистолетные патроны для подводной стрельбы;
-5,45 мм пистолетные патроны (5,45 х 18 );
-5,45 мм автоматные патроны (5,45 х 39);
-5,66 мм автоматные патроны для подводной стрельбы;
-7,62 мм револьверные патроны;
-7,62 мм пистолетные патроны (7,62 х 25);
-7,62 мм промежуточные патроны обр.1943 года (7,62 х 32);
-7,62 мм винтовочные патроны (7,62 х 54);
-7,62 мм специальные бесшумные патроны (7,62 х 63; 7,62 х 35 и 7,62 х 42);
-9 мм специальные патроны (9 х 39);
-9 мм пистолетные патроны (9 х18);
-9 мм пистолетные патроны (9 х 19);
-9 мм пистолетные патроны (9 х 21);
-12,3 мм специальные револьверные патроны (12,3 х 35; 12,3 х 40, 12,3 х 50);
-12,7 мм патроны (12, 7 х 108);
-14,5 мм патроны (14,5 х 11,4).

«Оружие», Историческая серия, вып. 1/2003 (8).


3.Основы методики криминалистического исследования патронов

Патроны направляются на судебно-баллистическую экспертизу преимущественно для решения следующих вопросов:
1. Представленный на исследование объект является патроном к огнестрельному оружию, если да, то каков его образец (модель), калибр ?
2. Представленный на исследование патрон является ли боеприпасом к огнестрельному оружию ?
3. Пригоден ли представленный для стрельбы (для использования по целевому назначению)?
4. Представленный на исследование патрон для каких образцов огнестрельного оружия является штатным?
5. Представленный на исследование патрон для каких образцов огнестрельного оружия является патроном – заменителем ?
6. Каков способ изготовления представленного на исследование патрона?

Методика исследования патронов построена на общих основах методики диагностических и группификационных исследований в криминалистике, разработанных А.Р.Шляховым, Ю.Г. Коруховым и группой ведущих специалистов в области судебной экспертизы: В.Ф.Статкусом, Ю.М.Дильдиным, Н.В.Мартынниковым и др.
Задача – установление относимости представленного объекта к боеприпасам, патронам к огнестрельному оружию, их групповая принадлежность, пригодность для стрельбы и техническая исправность.
Последовательность действий эксперта:
1)Подготовительный этап
Специфика подготовки исследования патронов часто требует уточнения относимости данных патронов к событию преступления, его правильной упаковки и приобщения к материалам уголовного дела. Если в постановлении о назначении экспертизы не описан в достаточной степени объект, не указаны маркировки, эксперт вправе направить запрос о предоставлении копии протокола осмотра места происшествия или предмета или протокола обыска или изъятия, в которых имеется информация о комплексе признаков приобщаемого к уголовному делу объекта.
Тщательно должна быть проверена внутренняя упаковка патронов и соответствие их наличия указаниям в постановлении.
2) Аналитический этап
Эксперт осматривает, измеряет и описывает объекты в следующем порядке:
-конструкция патрона (гильза и пуля, укрепленная в дульце гильзы или же гильза со снарядом, помещенным внутри гильзы);
-общая длина патрона;
-размеры (длина и диаметр ведущей части) видимой части пули;
-цвет металла поверхности пули;
-форма головной части пули и способ крепления пули в гильзе;
-материал, форма и цвет гильзы;
-размеры (длина, наружный диаметр дульца, корпуса и дна) гильзы;
-наличие, характер и ширина канелюры (если она имеется);
-наличие, форма и количество бороздок Ревелли (если они имеются);
-наличие кольцевой проточки или фланца донышка гильзы;
-маркировочные обозначения на дне гильзы патрона (полностью);
-наличие, конструкция и цвет капсюля;
-наличие цвет и расположение на патроне антикоррозийного лака;
-характер обработки элементов патрона (в случае отклонения от заводского стандарта);
-наличие и характер возможных повреждений.
На аналитическом этапе производится фотографирование экспертом патрона – вид сбоку и донышко гильзы, а также возможные следы на поверхности.

3).Сравнительная стадия

Представленный патрон сравнивается в целом по пуле и гильзе со
справочными данными, имеющимися в следующим криминалистических научных источниках:
-Автоматические пистолеты и следы их на пулях и гильзах. Судебно-баллистический справочник. Том 1 и 2. Составители И.А.Дворянский и А.И.Устинов.-М.: ВНИИ МВД СССР, 1972 и 1973.
-Патроны ручного огнестрельного оружия и их криминалистическое исследование / М.М.Блюм, А.С.Волнов, А.Б.Жук, Т.Ф.Одиночкина, А.И.Устинов, В.В.Филиппов. – М.: ВНИИИ МВД СССР, 1982.
-В.М.Плескачевский, С.Н.Юхин. Криминалистическое оружиеведение: Справочник. – М.: Юриспруденция, 2002, с.32-47.
В качестве сравнительного материала можно использовать и некоторые научно-популярные издания, например, А.Б.Жука.: «Револьверы и пистолеты» и «Винтовки и автоматы».
При этом не должно быть сомнений в правильности материалов, используемых в качестве справочных
.4.1-ый синтезирующий этап.
По результатам первого сравнительного этапа эксперт может сделать определенные выводы:
1. Представленный на исследование объект является (или нет) патроном к огнестрельному оружию. Если да, то его калибр, образец (модель) следующие.
2. Соответственно он является боеприпасом к огнестрельному оружию.
3. Представленный на исследование патрон является штатным боеприпасом для следующих образцов огнестрельного оружия
4. Представленный на исследование патрон является патроном заменителем для следующих образцов огнестрельного оружия
5 Представленный на исследование патрон изготовлен заводским способом.
Для ответа на еще один вопрос необходимо продолжить исследования.
5. подстадия экспертный эксперимент.
Для установления пригодности патронов для использования по целевому назначению, т.е. для стрельбы, производится экспериментальный отстрел представленных патронов. При вопросе о пригодности « патронов» для стрельбы требуется отстрелять в с е представленных патроны.
Для этого рекомендуется использовать тестовые образцы огнестрельного оружия, безупречная исправность которых не вызывает сомнения. В случае отсутствия таковых тестовых образцов для экспериментальной стрельбы может быть использовано оружие, представленное вместе с патронами, или оружие по другим экспертизам, или имеющееся в ЗКЦ.
В случае каких либо сомнений в технической исправности и пригодности для стрельбы того или иного экземпляра оружия, используемого для эксперимента, рекомендуется произвести эксперименты из нескольких стволов.
При производстве экспериментов необходимо учесть рекомендации Л.Ф. Савраня, подготовившего пособие для экспертов «Методика определения минимальной убойной силы стандартного и атипичного огнестрельного оружия и боеприпасов» (М.: ВНИИСЭ,1979).
Выстрел является результатом взаимодействия огнестрельного оружия и боеприпасов. Особо самостоятельным и своеобразным является процесс исследования самодельных боеприпасов для нарезного огнестрельного оружия. Особенность заключается в предварительном исследовании всех компонентов таких боеприпасов (гильзы, капсюля, количества и стабильности массы порохового заряда, пули, ее массы, способа изготовления, соответствия ее диаметра калибру оружия, признаков ее использования ранее для стрельбы, способа крепления в гильзе и т.д.).
Далее в процессе экспериментальных стрельб определяется начальная скорость пули, ее положение на траектории и, если позволяют размеры тира, такая же данные для интересующей дистанции.
Если в самодельных боеприпасах применяются пули стандарнтного нарезного оружия и их калибр соответствуют калибру соответствуют калибру исследуемого оружия, данные об убой ной силе таких пуль можно взять из табл.4. По данным массы, скорости и площади поперечного сечения определяется удельная кинетическая энергия. Если ее значение равно или больше 0,175 кгм/мм2, то пуля обладает эквивалентной кинетической энергией, а если равно или больше 0,05 кгм / мм2, пуля обладает минимальной убойной силой

6. 2-ой сравнительный этап
Результаты, полученные в результате экспериментов сопоставляются со справочными данными и устанавливается их соотношение.
7. 2-ой синтезирующий этап.
При достаточной удельной кинетической энергии устанавливается пригодность (или непригодность) патрона для использования по целевому назначению, т.е. для стрельбы.
Тема 6.Идентификация огнестрельного оружия по следам на снарядах
План лекции

1.Теоретические основы идентификации огнестрельного оружия по следам на пулях.
2.Методика криминалистического идентификационного исследования нарезного огнестрельного оружия по следам на пулях.
3.Теоретические и методические основы идентификации гладкоствольного оружия по следам на снарядах.
4. Особенности идентификации огнестрельного оружия по следам на пластмассовых пыжах и контейнерах.

1.Теоретические основы идентификации нарезного огнестрельного оружия по следам на пулях
К числу идентификационных судебно-баллистических экспертиз относится и отождествление нарезного огнестрельного оружия по следам на пулях. Она основывается на ряде теоретических положений криминалистики, криминалистической техники и, естественно, судебной баллистики.
Основы криминалистической идентификации, как частно-научной теории, а также методики решения группификационных и диагностических задач получают выражение и реализацию в конкретных положениях идентификации нарезного огнестрельного оружия по следам на снарядах. В историческом плане взаимодействие нарезного ствола с п у л е й стало первым основанием отождествления оружия по следам на снарядах.
С т в о л или, точнее, канал ствола – это деталь стрелкового оружия, представляющий собой трубу, в которой метаемому элементу сообщается движение в заданном направлении и с определенной скоростью. Он следообразующий, а следовательно и и д е н т и ф и ц и р у е м ы й объект. Хотя надо учесть, что на разрешение эксперта ставится вопрос о том, не из этого ли оружия отстреляна пуля, но у ряда образцов оружия (прежде всего пистолетов) ствол жестко не скреплен с рамкой и может переставляться из одного экземпляра оружия одного образца в другой. Но в следственной и экспертной практике крайне редко встречаются случаи умышленной замены стволов преступниками с целью введения правоохранительные органы в заблуждение.
Ствол индивидуален, неповторим, так как обладает комплексом свойств, который образуется уже в процессе изготовления ствола и, в дальнейшем, развивается с настрелом патронов.
В ГОСТ РФ 28653 «Оружие стрелковое. Термины и определения» даны такие определения.Ствол у огнестрельного оружия может быть нарезным и гладким.
Нарезной ствол стрелкового оружия, в котором направляющая часть канала ствола имеет нарезы, придающие пуле вращательное движение (термин 223).
Гладкий ствол стрелкового оружия, канал которого не имеет нарезов по направляющей части придающих пуле вращательное движение. (термин 224).
Казенный срез ствола – задний торец ствола оружия ( термин 227).
Дульный срез ствола - передний торец ствола оружия ( термин 228).
Канал ствола – внутренняя полость ствола стрелкового оружия, ограниченная дульным и казенным срезами ( термин 229).
Направляющая часть канала ствола – часть канала ствола, предназначенная для направления движения метаемого элемента и ограниченная пульным входом и дульным срезом ( термин 230).
Патронник ствола – часть канала ствола стрелкового оружия, предназначенная для размещения патрона и ограниченная казенным срезом и пульным входом (термин 231).
Пульный вход канала ствола – элемент направляющей части канала ствола, примыкающий к патроннику и предназначенный для постепенного врезания пули в нарезы канала ствола.(термин 232).
Н а р е з направляющей части канала ствола стрелкового оружия – в и н т о в о й п а з на поверхности направляющей части канала ствола стрелкового оружия.(термин 235).
П о л е н а р е з а - участок поверхности направляющей части канала нарезного ствола стрелкового оружия между соседними нарезами канала ствола (термин 237).
Расстояние по оси направляющейся части канала нарезного ствола стрелкового оружия, на котором нарез делает или может сделать один оборот – это ш а г н а р е з а направляющей части канала ствола стрелкового оружия. Так, отечественное длинноствольное огнестрельное оружие под патрон образца 1943 года калибра 7, 62 мм (АК, АКМ, СКС, РПД, РПК) имеют шаг нарезов в 240 мм, а под патрон калибра 5,6 мм - 350-400 мм.
Согласно ГОСТ 28653-90 боковая поверхность нареза направляющей части канала ствола стрелкового оружия за счет взаимодействия с которой в процессе движения по каналу ствола пуля получает вращательное движение называется б о е в о й г р а н ь ю н а р е з а (термин 238). Боковая поверхность нареза, противоположная боевой грани нареза канала ствола является х о л о с т о й г р а н ь ю (термин 239). В криминалистической литературе есть и несколько иное объяснение этих терминов: «Грань нареза, обращенная в сторону патронника и воспринимающая давление оболочки пули, называется боевой, противоположная грань – холостой, так как она несет незначительные нагрузки при движении по стволу».(Е.И.Сташенко, 1973, с. 5-6). Но, при этом холостая грань, изнашивается раньше боевой, что кажется парадоксальным. В криминалистике бытует такое объяснение этого факта – недостаточное сцепление оболочки пули с холостой гранью приводит к образованию микроскопического зазора между ними, что приводит к просачиванию пороховых газов, которые размывают, сглаживают угол холостой грани.
В настоящее время большинство образцов огнестрельного оружия имеют правонаклонную нарезку и четное количество нарезов – 4 или 6.
Рельеф и микрорельеф поверхности полей нарезов и дна нарезов образуется при формировании канала ствола. Этот процесс следующим образом описывается в работах Б.М.Комаринца (1961 г.) и Е.И.Сташенко (1973 г.),
После глубокого сверления ствола и развертывания канала ствола до диаметра в полях производится образование нарезов.
До конца 19 и начала 20 веков нарезы образовывались раздельно путем строгания однокрючковым шпалером или брошью. Поэтому иногда образовывались нечетные по количеству нарезы (3, 5, 7), или с разной шириной полей между ними. После 1929 года из Германии по всему мирураспространился метод д о р н о в а н и я, т.е. протягивание через канал ствола специального инструмента – пуансона, названного «дорном». При этом, под воздействием выступов пуансона происходит деформация и уплотнения металла ствола и формирование винтовых пазов – нарезов. Канавки на пуансоне оставляют на поверхности канала ствола винтовые выступы – поля нарезов.
В настоящее время для формования канала ствола применяется и редуцирование (ротационная ковка) – заключающийся в обжиме наружной поверхности ствола серией высокочастотных ударов при протягивании через канал ствола того же дорна.
Канал ствола подвергается чистовой обработке – полированию свинцовыми притирами до чистоты поверхности не ниже 9 класса, или электрохимической обработке. После хромирования и вторичной полировки чистота стенок канала ствола приближается к 12 классу чистовой обработки.
Патронник канала ствола специально высверливается, формируется путем предварительной и чистовой обработки и окончательной ручной доводки. Здесь особое внимание заслуживает соблюдение с о о с н о с т и патронника со стволом, формирование конуса пульного входа и, особенно, казенных ребер граней в начале полей нарезов.
В ряде образцов огнестрельного оружия (АК, СКС, РПД и др.) автоматика основана на отводе части пороховых газов. Этот отвод обеспечивается сквозным отверстием в стенке канала ствола. В различных образцах оружия это отверстие располагается на различных расстояниях от дульного среза, в верхнем , нижнем или одном из боковых секторов канала ствола, различается и по форме – округлое или овальное и размерами. И даже в различных экземплярах оружия одного и того же образца выход отверстия внутри ствола может располагаться как в нарезе, так и на поверхности одного из полей.
Соответственно, создается комплекс свойств, который потом отображается в качестве комплекса признаков в следах на ведущей поверхности пули. Б.М.Комаринец (1961 г.) к ним относил:
1.Свойства, характеризующие калибр ствола, количество, направление, угол наклона и глубина нарезов, наличие или отсутствие газоотводного отверстия, его расположение, форму и размеры.
2.Отклонения в профиле канала ствола, пульного входа и дельного среза в пределах допусков, так и вне их.
3.Характер (степень) сопряжения оси патронника и нарезной части ствола.
4.Особенности поверхности канала ствола, его рельефа и микрорельефа.
На указанные свойства канала ствола оказывают влияния такие факторы, как:
- изготовление;
-производство выстрелов;
-коррозийные процессы;
-сознательные действия владельца оружия.
Вторым взаимодействующим объектом выступает следовоспринимающий, идентифицирующий объект – пули патронов к нарезному огнестрельному оружию.
П у л я патрона стрелкового оружия – это метаемый элемент, выбрасываемый из канала ствола стрелкового оружия таким образом, что через поперечное канала ствола в каждый момент проходит только один такой элемент (ГОСТ 28653 – 90, термин 481).
На характер взаимодействия пули с каналом ствола прежде всего влияет конструкция пули, ее общая пластичность и жесткость (твердость) поверхности. По конструкции пули делятся на безоболочечные, оболочечные и полуоболочечные.
К б е з о б о л о ч е ч н ы м пулям относятся цельнометаллические пули малокалиберных патронов (калибра 5,6 мм) и пули спортивных патронов к револьверам обр.1895 года («Наган»). Встречаются и другие патроны к некоторым пистолетам и револьверам зарубежного производства со свинцовыми пулями, цельнометаллическими-изготавливаемые из томпака или металлокерамического сплава на основе железа. Такая общая пластичность и мягкость поверхности пули в целом обеспечивают достаточно легкое и надежное ее врезание в поля нарезов. Пояснения к конструкции безоболочечной пули в термине 485 ГОСТ 28653 – 90 отсутствуют.
О б о л о ч е ч н ы е пули, как минимум, состоят из оболочки и свинцового сердечника. Разновидностью оболочечных пуль являются, так называемые с у р р о г а т и р о в а н ы е пули, у которых при нормальной оболочке и стальном сердечнике имеется промежуточная деталь – свинцовая рубашка, «служащая пластичным основанием при врезании оболочки пули в нарезы канала ствола» (термин 499, ГОСТ 28653 – 90). В целом, «оболочечная пуля патрона стрелкового оружия» объясняется в ГОСТ 28653 – 90, как «Пуля патрона стрелкового оружия, все составные части и детали которой размещены в оболочке» (термин 483).
П о л у о б о л о ч е ч н а я пуля состоит из свинцового сердечника и неполной оболочки, покрывающей только ведущую (но не головную) часть пули и ее донышко. В ГОСТ 28653 – 90 к термину «484. Полуоболочечная пуля патронов стрелкового оружия» определение не дается.
Термин «498. Оболочка пули патрона стрелкового оружия» в ГОСТ 28653 – 90 определяется, как «Деталь пули патрона, предназначенная для размещения всех ее составных частей и придающая пуле необходимые внешние очертания». Оболочка пули может быть монометаллической, изготовленной из одного металла или – обычно меди, латуни или мельхиора. Биметаллическая (двуслойная) оболочка изготавливается из стального листа, п л а к и р о в а н н о г о медным сплавом – томпаком.
В некоторых случаях стальная оболочка не плакируется другим металлом или сплавом, а покрывается толстым слоем специального лака, который является антикоррозийной защитой, смазкой, улучшающей взаимодействие пули с полями нарезов и амортизирущей прослойкой, сохраняющей геометрию полей нарезов.
Помимо характера следообразующего и следовоспринимающего объектов значение для следов имеет механизмом следообразования. Механизм образования следов на пулях определяется взаимодействием снаряда со стенками канала ствола и характером его прохождения от дульца гильзы до дульного среза канала ствола. Это необходимо рассматривать как один из процессов внутренней баллистики выстрела. При этом необходимо учесть, что эти процессы или явления сопряжены с высоким давлением пороховых газов (до 2000-3000 атм), высокой температурой (2000-30000С) и протекают в очень короткие промежутки времени (0,01-0,001 сек). (По данным Е.И.Сташенко, 1973, с.33).
Движение пули в канале ствола нарезного огнестрельного оружия в криминалистике традиционно делилось на три фазы.
1 фаза. Поступательное движение – от момента, когда давление внутри патрона достигает примерно 300 кг/см2 и пуля начинает движение по пульному входу до нарезной части ствола. При этом на поверхности пули следов не остается.
2 фаза. Переход от поступательного к поступательно-вращательному движению. Эта стадия форсирования врезания в поля нарезов. При входе ведущей части пули в нарезную часть ствола в нее вдавливаются казенные ребра полей нарезов, в результате чего диаметр пули уменьшается между полями и увеличивается между нарезами, т.е. пуля как бы заклинивается между полями нарезов и выдавливается в нарезы.
При этом, необходимо учесть достаточно распространенную асимметрию пули относительно полей нарезов, которая объясняется несоосностью патронника и каналом ствола. Вторая фаза врезания заканчивается в момент полного врезания ведущей части пули в поля нарезов. Образуются первичные следы полей нарезов.
3 фаза. Поступательно-вращательное движение пуля приобретает в результате прохождения нарезную часть ствола. Хотя обычно длина нарезной части соответствует одному обороту пули, но благодаря высокому давлению в канале ствола и большой скорости движения пули, уже на небольшом отрезке канала ствола она получает достаточный импульс вращения. Образуются вторичные следы полей нарезов.
Соответственно, на пуле, выстреленной из нарезного огнестрельного оружия образуется следующая система следов.
=Следы скольжения от казенного среза патронника на головной (оживальной) части пули, образующиеся в момент досылания патрона в патронник.
=Следы от полей нарезов, которые подразделяются на первичные и вторичные. Первичные образуются в момент врезания в поля нарезов и имеют форму треугольника, расположенного левее вторичных при правосторонней нарезке. Вторичные следы чаще всего имеют форму неправильного параллелограмма и располагается несколько правее первичных следов полей нарезов.
=Следы дна нарезов. Даже при незначительном износе канала ствола пластичность многих оболочечных пуль столь велика, что их отдельные участки продавливаются внутрь нарезов до касания их дна. В результате образуются следы дна нарезов в виде овальных участков с системой трас, ориентированных параллельно продольной оси пули.
=Газоотводное отверстие отображается в тех случаях, когда оно располагается на поле нареза.
Таким образом, в результате выстрела на пуле образуется индивидуальный комплекс признаков. Одни авторы (Б.М.Комаринец -1961 г., И.А.Дворянский -1972 г., Е.И.Сташенко -1973, Е.Н.Тихонов -1991 г.) по времени образования, форме и месту расположения делятся на первичные и вторичные следы.
После 1997 года специалисты в области судебной баллистики (В.Р.Аветисян -1997,группа авторов Типовой методики идентификации нарезного огнестрельного оружия по следам на выстреленных пулях -2007г) подразделяют признаки канала ствола на общие, характеризующие ствол в целом и частные – отображающие свойства отдельных участков поверхности канала ствола.

2.Методика криминалистического идентификационного исследования нарезного огнестрельного оружия по следам на пулях
Методика идентификации нарезного огнестрельного оружия по следам на пулях строится на основе методик криминалистического идентификационного экспертного исследования, выработанного для любого материального объекта с индивидуальным и устойчивым внешним строением. При этом, в ходе идентификационного экспертного исследования решается ряд вспомогательных группификационных и диагностических задач.
Современная методика складывается из работ Б.М.Комаринца, Е.И.Сташенко, Ю.Г.Корухова и группы авторов, разработавших «Типовые методики идентификации нарезного огнестрельного оружия по следам на выстреленных пулях».В типовых методиках говорится:
«Необходимо особо отметить, что если эксперт, решая конкретную задачу, отступает от положений типовой методики, на которую он ссылался,
то он в своем заключении должен мотивировать это отступление» (ст.4)
Методика характеризуется следующими сторонами.
Задача методики– установление наличия или отсутствия тождества исследуемого огнестрельного оружия по следам его частей м деталей на выстреленных пулях.
Объекты исследования - нарезное огнестрельное оружие промышленного, кустарного или самодельного изготовления и его составные части – выстреленные пули, их составные части и фрагменты.
Сущность методики – выявление, анализ, сравнение и оценка совпадения или различия индивидуальных комплексов признаков в следах на
исследуемых и экспериментальных гильзах.
Подзадачи:
1=Установление вида и образца патрона, частью которого является исследуемая пуля и проверяемое оружие.
2=Определение типа, вида, системы, модели и образца оружия, из которого была выстреляна пуля.
3=Установление пригодности следов огнестрельного оружия на пуле.
4=Определение типа, вида, системы, модели, образца представленного огнестрельного оружия и пригодности его к стрельбе.
5=Получение экспериментальных образцов выстреленных пуль со следами исследуемого оружия.
6=Установление наличия или отсутствие тождества исследуемого огнестрельного оружия
.

1 этап – Подготовительный.
Эксперт должен ознакомиться с материалами постановления (определения) о назначении судебно-баллистической экспертизы и препроводительного письма, уяснить вопросы, поставленные на разрешение экспертизы, и круг представленных материальных объектов и дополнительных материалов;
=проверить состояние внешней упаковки, ее целостность, наличие и характер бирок, оттиски печатей и штампов; надписей;
=проверить состояние внутренних упаковок, их соответствие правилам изъятия и транспортировки объектов;
=проверить наличие и состояние представленных объектов, их соответствие описанию в сопроводительных документах;
=установить достаточность для проведения исследования представленных объектов;
=в случае необходимости направить запрос лицу, назначившему экспертизу, о предоставлении дополнительных материалов или же составить акт о недостатках в подготовке и назначении экспертизы, препятствующих проведению экспертизы, и вместе с материалами вернуть следователю (судье).
При отсутствии в материалах назначаемой экспертизы патронов, необходимых для экспериментального отстрела и получения сравнительных образцов следов оружия, а также отсутствии необходимых патронов в экспертном учреждении, эксперт вправе направить лицу, назначившему экспертизу, запрос о предоставлении необходимых для производства экспертизы патронов определенного образца.

Составляемый план исследования, должен учитывать два варианта назначения идентификационной экспертизы:1-представляется отождествляющая пуля гильза неизвестного происхождения и идентифицируемый проверяемый объект (или объекты) – огнестрельное оружие; и 2- представляются две (или более) пуль, которые выступают отождествляющими объектами, при отсутствии идентифицируемого объекта – ненайденного, неустановленного огнестрельного оружия
В соответствии с возможностью дискутировать с методикой идентификации нарезного огнестрельного по следам на пуле, отмеченной в самой методике (стр. 4), необходимо более последовательно перечисляются действия эксперта:
– Первый вариант – пуля и оружие
2.1.Аналитическое исследование начинается с изучения стреляной пули. Визуальным осмотром, а также микроскопическое исследование (с помощью микроскопа МБС-1 или МБС-2), устанавливаются конструктивные признаки пули: ее материал; форма; способ крепления пули в дульце гильзы; конструкция донышка пули; цвет и расположение пятен антикоррозийного лака на ведущей поверхности пули.
С помощью штангенциркуля устанавливаются размерные данные пули – ее длина, диаметр пули на уровне ее ведущей поверхности
3.1 Сравнительное исследование первого уровня проводится для установления образца патрона, частью которого является представленная пуля и штатность этого патрона относительно образцов оружия. Конструктивные признаки и размерные данные исследуемой пули сопоставляются со справочными материалами, источниками которых может выступить пособие А.И.Устинова и М.М.Блюма «Патроны и их криминалистическое исследование» (М., 1982).
4.1. Синтез результатов сравнительного исследования. По результатам сравнительного исследования устанавливается групповая принадлежность пули – образец патрона и групповая принадлежность образцов огнестрельного оружия, для которых этот патрон является штатным.
2.2. Аналитическое исследование второго уровня заключается в установлении на пуле системы следов огнестрельного оружия (с помощью МБС-1 или МБС-2). При этом определяется их форма, размеры и расположение следов тех или иных деталей огнестрельного оружия.
3.2. Второе сравнительное исследование проводится в отношении системы следов огнестрельного оружия на исследуемой пуле со справочными данными по системам следов, оставляемым огнестрельным оружием различных образцов на пуле. Для этого могут быть использованы, в частности, материалы пособия И.М.Дворянского и А.И.Устинова «Автоматические пистолеты и следы их на пулях и гильзах» (т.1 и т.2, М., 1972 и 1973), а также ряда статей. Важнейшим здесь является совпадение по номенклатуре, форме, размерам, расположению и взаиморасположению следов.
4.2. Второй синтезирующий этап по результатам сравнительного исследования (3.2) позволяет установить образец (модель) огнестрельного оружия, в котором была отстреляна исследуемая пуля.
2.3. Аналитическое исследование в третью очередь посвящается осмотру представленного огнестрельного оружия, установлению его образцу, пригодности для стрельбы. В тех случаях, когда исследованию подвергается редко встречающийся образец огнестрельного оружия, проводится специальная сравнительная стадия.
3.3. Третье сравнительное исследование позволяет сравнить конструктивные признаки представленного огнестрельного оружия со справочными материалами и установить их совпадение с конструктивными признаками огнестрельного оружия определенного образца. Источником таких справочных материалов может служить в первую очередь пособие И.М.Дворянского и А.И.Устинова.

4.3. Третий синтез по результатам сравнительного исследования (3.3) позволяет установить образец (модель) представленного огнестрельного оружия.
3.4. Четвертый этап сравнительного исследования заключается в сопоставлении образца огнестрельного оружия, в котором была отстреляна исследуемая пуля, с образцом представленного огнестрельного оружия.
4.4. Четвертый синтез по результатам сравнительного исследования (3.4) позволяет установить совпадение или различие образца искомого идентифицируемого оружия с образцом проверяемого огнестрельного оружия. В первом случае необходимо переходить к аналитическому этапу идентификационного исследования.
2.5. Аналитическое исследование заключается прежде всего в раздельном исследовании следов каждой детали огнестрельного оружия на исследуемой гильзе. Каждый из следов изучается на микроскопическом уровне (МБС-1 или МБС –2) и оценивается по форме, размерам и совокупности признаков микрорельефа. Из числа исследуемых следов отбираются те, в которых имеется индивидуальный комплекс признаков, позволяющий провести идентификацию. При этом должно учитываться, что некоторые следы выражены лучше, а некоторые – хуже. .
2.5.1. Подэтапом аналитического исследования считается экспертный эксперимент для получения сравнительных образцов следов, оставляемых деталями проверяемого огнестрельного оружия. Если патроны отстреливаются из нескольких единиц огнестрельного оружия, каждая из групп экспериментальных пуль должна быть соответствующим образом маркирована (указан № оружия).
2.5.2. Аналитическое исследование завершается изучением следов на экспериментальных пулях, установлением их пригодности для идентификации с точки зрения их индивидуальности и устойчивости.

3.5. Далее проводится сравнительное исследование следов на исследуемой пуле и следов на экспериментальных пулях. Сравнение проводится путем сопоставления, совмещения или наложения с помощью микроскопов МБС-! (МБС-2), МС-51, МСК-1 (МСК- 2). Результатом сравнения может быть совпадение следов при отдельных различиях частных признаков, различие следов при совпадении отдельных частных признаков, совпадение общих признаков при совпадении и различии примерно одинакового количества частных признаков. Такие варианты результатов сравнительного исследования требуют своего осмысления на следующем этапе.
4.5. Синтез указанных выше результатов сравнительного исследования в первом варианте позволяет сделать категорические выводы о наличии тождества, во втором варианте – о его отсутствии. Третий вариант обычно вызывает у эксперта определенные затруднения с синтезом мнения и формулированием выводов. Однако это не избавляет эксперта от необходимости достижения конкретного, категорического вывода
Второй вариант – две пули при отсутствии оружия.

2.1Аналитическому исследованию подвергается каждая из двух представленных пуль на предмет установления их конструктивных признаков и размерных данных. Далее изучаются системы следов на каждой из пуль раздельно до установления пригодности следов на каждой пуле для идентификации.
3.1.Каждая из пуль сравнивается со справочными материалами.
4.1. Первый синтезирующий этап заключается в установлении образца патрона, частью которого является каждая из пуль и в оружии какого образца они отстреляны.
3.2. На втором сравнительном этапе пуль сравниваются по образцу их патронов и по образцу оружия, в котором они отстреляны. При совпадении образца патрона и образца оружия эксперт приступает к третьему сравнительному этапу.
3.3. Сравнительный этап третьей очереди посвящается сопоставлению, совмещению и наложению следов отдельных деталей на каждой пуле.
4.2. На втором синтезирующем этапе эксперт оценивает уровни совпадения и различия следов и приходит к выводу о наличии или отсутствия тождества оружия, в котором были отстреляна каждая из двух пуль.


3.Теоретические и методические основы идентификации гладкоствольного оружия по следам на мульти снарядах.

Долгие годы утверждалось, что идентифицировать гладкоствольное оружие по следам на снарядах (мульти – дроби и картечи, моно – пулях) невозможно. Причиной этого объявлялось значительная степень вариабельности контакта поверхности снаряда со стенками гладкого ствола огнестрельного оружия, препятствующая экспериментальному повтору механизма следообразования при производстве экспертных экспериментов
В течении 1960-1970 годов в отечественной криминалистической литературе появились работы, в которых описывались случаи из экспертной практики идентификации или установления узкой групповой принадлежности по следам, оставляемым дульным срезом ствола обреза на картечи или дроби (Бергер В.Е., 1973 г.), идентификации гладкоствольного оружия по следам канала ствола на стальных шариках (Саврань Л.Ф., 1073) и др.
Переход количества конкретных экспертных случаев в теоретические основы нового вида судебно-баллистических экспертных исследований произошел в работах В.Ф. Гущина, и прежде всего, в его работе «Идентификация гладкоствольных ружей по следам на снарядах» (Киев, 1973). Развитие этой теории нашло в работах Е.И.Сташенко (1975 и 1983 г.), Ю.В. Мишина (1986 , 1989 и др. годов).
Особенности образования следов на снарядах, отстреливаемых из гладкоствольного оружия, в основном из охотничьих ружей и обрезов из них, определяются спецификой следообразующего и следовоспринимающего объектов и механизма их взаимодействия.
=Основной частью охотничьего ружья, оставляющей следы на снаряде, является ствол. В нем необходимо отметить патронник, предназначенный для помещения гильзы патрона, переходного конуса (пульного или снарядного входа) и гладкой цилиндрической части заканчивающейся дульным срезом.
Выше, в теме 2 мы рассмотрели разные профили цилиндрической части в целом и участка возле дульного среза – цилиндр, цилиндр с напором, получок, чок и сильный чок. Такая различная геометрия канала ствола несомненно влияет на взаимодействие единиц мультиснарядов и, соответственно на их взаимодействие со стенками канала ствола.
В связи с проблемами идентификации гладкоствольного огнестрельного оружия по следам на снарядах, и, прежде всего на мультиснарядах, возникает вопрос об «гладкоствольным обрезам» к ним принято относить «огнестрельное оружие, переделанное самодельным способом из гладкоствольного ружья путем укорочения ствола до длины, как правило, менее 500 мм с одновременным изменением либо без изменения ложи, приспособленное для облегчения использования в преступных целях и прежде всего обеспечения возможностей скрытого хранения и поражения на близких дистанциях» (Ефремов И.А., 1989).
Укорачивание ствола чаще всего производится простейшим слесарными инструментами (ножовками, напильниками). Новый дульный срез обычно не подвергается дальнейшей чистовой обработке, поэтому он нередко неровный, расположен под углом к осевой линии ствола, обладает заусеницами, забоинами. Вследствии этого следы на снарядах, отстрелянных из обрезов несут крупные, резко выраженные трассы, которые создают индивидуальный, неповторимый и устойчивый комплекс признаков, что может быть использовано для отождествления ствола (оружия). Хотя встречаются и хорошо обработанные края дульного среза ствола, затрудняющие идентификацию.
=Вторым взаимодействующим объектом выступает снаряд. В отличии от нарезного огнестрельного оружия, конструкция ствола охотничьего оружия позволяет производить из него выстрел как пулей, так и мультиснарядом – дробью (свинцовыми шариками диаметром 1,5 - 5,0 мм) или картечью (диаметром более 5 мм).
Хотя конструкций пуль к гладкоствольным охотничьим ружьям определяет значительное количество их видов, но их взаимодействие со стенками гладкого ствола в принципе не отличается от такого же взаимодействия пули с сильно изношенным (с понижением полей нарезов до уровня дна нарезов) нарезным каналом ствола.
Принципиальные особенности имеет взаимодействие со стенками гладкого канала ствола мультиснаряда.
Прежде всего необходимо учитывать различное содержание в различных мультиснарядах с у р ь м ы . В мягкой дроби и картечи она отсутствует или содержится в незначительном количестве, в твердой дроби содержание сурьмы до 2%.
Дробь (картечь) промышленного производства изготавливается методом литья или штамповки с последующей обкаткой, имеет правильную шаровидную форму с гладкой полированной поверхностью, иногда покрытой графитом.
Мягкая дробь сильно деформируется при выстреле, что вредит ее баллистическим качествам. Делаются попытки увеличения твердости дроби за счет применения более твердых сплавов свинца, ее покрытия твердой томпаковой оболочкой. За рубежом выпускается дробь кубической формы, дисковые.
Самодельные мультиснаряды изготавливаются из подручных материалов – аккумуляторных пластин, свинцовой оплетки кабелей и т.п. Отдельные дробинки (картечины ) изготавливаются достаточно часто путем самодельного литья, что ведет к характерной каплевидной, вытянутой форме дробин, их поверхность может быть ноздреватой с посторонними включениями, раковинами.
При изготовлении самодельной дроби- «сечки» путем разрубывания металлической проволоки (свинцовой, оловянной, очень редко медной) образуются цилиндрические объекты с неровной боковой поверхностью и торцами с микротрассами от лезвия рубящего инструмента. Для улучшения баллистических качеств такой дроби «сечку» катают между двух ровных металлических плоскостей (чаще всего чугунных), добиваясь достаточно точной сферической формы. Не исключается самодельная графитовка дроби путем перекатывания в графитовом порошке.
=Учитывая «множественный характер метаемого элемента, состоящего из сферических элементов и выбрасываемого из канала ствола стрелкового оружия таким образом, что через поперечное сечение канала ствола может проходить несколько таких элементов одновременно» (ГОСТ 28653-90, термин 482 Дробь), необходимо представлять достаточно сложные процессы, происходящие внутри канала ствола.
Внутри канала ствола снаряд движется с переменным ускорением и на расстоянии уже около 100 мм от патронника скорость снаряда достигает 100 м\сек.. При продвижении снаряда он взаимодействует с поверхностью канала ствола и происходит процесс трения. Такое трение твердых тел при скоростях скольжения от ста до нескольких тысяч метров в секунду (для гладкоствольных охотничьих ружей до 400 м/сек) представляет собой предельный случай внешнего трения – так называемое высокоскоростное трение. Отличительной его чертой является интенсивное тепловыделение в зоне контакта, которые может приближаться к температуре трущихся тел и достигать ее.
Движение снаряда под действием пороховых газов в канале ствола является несвободным, так как свободу его перемещения ограничивают стенки канала ствола, другие элементы снаряда, воздействие столба воздуха в канале ствола
Аналитическая модель механизма следообразования при выстреле из охотничьего гладкоствольного ружья, основанная на кинетике дробового снаряда, позволяет уточнить факторы, влияющие на образование тех или иных следов на дробинах.
Под воздействием пороховых газов снаряд в целом и каждая дробина в отдельности перемещаются по каналу ствола с определенной скоростью и ускорением. Поэтому каждая дробинка вышележащего слоя в силу инерции воздействует на дробину нижележащего слоя с усилием, равном этой инерции. Причем с увеличением количества слоев сила взаимодействия соседних дробин возрастает, поскольку сила инерции всех вышележащих дробин суммируется.
Под действием нормальной реакции периферические дробинки прижимаются к поверхности канала ствола, в результате чего на них появляются участки деформированной поверхности в виде эллипса.
Таким образом на стреляных дробинках образуются контактные следы статического происхождения от контакта с другими дробинками и контактные следы динамического происхождения от взаимодействия со стенками канала ствола.
=Определенной спецификой обладает методика криминалистической идентификации гладкоствольного огнестрельного оружия по следам на мультиснаряде (дроби, картечи).
- На этапе предварительного (подготовительного) исследования, в процессе ознакомления с представленными объектами и, прежде всего с мультиснарядом, эксперт должен обратить внимание не только на способ его упаковки и хранения, но и изъятия из преграды. Оптимальным вариантом является тот случай, когда следователь указывает на упаковке расположение изымаемой дробинки в россыпи дроби с локализацией относительно частей (прежде всего цифр) часового цифирблата. Отсутствие таких указаний в значительной степени затруднит сравнительное исследование.
-Аналитическое исследование в данном случае характеризуются следующими особенностями:
*Следы канала ствола изучаются на каждой дробинке и оцениваются как индивидуальный комплекс пригодный (или непригодный) для идентификации.
*Устанавливается по кривизне контактных динамических следов калибр гладкоствольного охотничьего ружья. Для этого используются калибры-эталоны, соответствующие калибрам охотничьих ружей или профилограф-профилометр модели 201.
* На подэтапе «экспертного эксперимента» предусматривается получение следов поверхности канала ствола проверяемого оружия путем экспериментального отстрела «снаряда В.Ф.Гущина СГ-1», «снаряда Ф.В.Гущина СГ-2», «снаряда Центральной Средне-Волжской НИЛСЭ», «снаряда В.Д.Анкундинова», «снаряда Л.Ф.Савраня», «снаряда ВНИИСЭ», заряда согласованной картечи. Стрельба производится в водяной или иной пулеуловитель с расстояния не менее 1 м до поверхности жидкости или 2-2,5 метров до резиновых шторок.
-Для сравнительного исследования исследуемые дробинки располагают на предметном стекле, покрытом пластилином.
-На синтезирующем этапе исследования для формулирования выводов необходимо учитывать совпадения на отдельных дробинах и соотносить такие совпадения следов на нескольких дробинках.
- Рекомендуемая формулировка выводов по результатам такого исследования (РФЦСЭ МЮ РФ, 1997 г) выглядит следующим образом:
«Представленная на экспертизу дробь (картечь) со следами канала ствола была выстрелена (не была выстрелена) из представленного на экспертизу охотничьего ружья №».


4.Особенности идентификации огнестрельного оружия по следам на пластмассовых пыжах и контейнерах.

В настоящее время при снаряжении патронов к гладкоствольным охотничьим ружья используются такие полимерные элементами, как пыжи-моноблоки, стаканчики для дроби, оболочки подкалиберных пуль, хвостовики-стабилизаторы пуль, прокладки, гильзы с корпусами из этого материала. Эти объекты встречаются в экспертной судебно-баллистической практике, но теоретические и методические основы их исследования только нарабатываются в криминалистической литературе, хотя определенные рекомендации уже сейчас могут быть представлены.
Экспериментальные исследования (И.А.Ефремов, 1994 год) полиэтиленовых пыжей, стаканчиков для дроби, хвостовиков-стабилизаторов, контейнеров для пуль проводились при таких условиях – дульное сужение в основном получок, дробь в основном 9/0 и 2,0/ (реже 4/0 и 3,25/, пуля Полева и «Вятка», навеска пороха 100%, 75% и 50% к стандартному заряду. Кроме того через канал ствола проталкивались объекты, изготовленные из восковой композиции (контрольные эксперименты).
При этом, на всех контактирующих во время выстрела с каналом ствола поверхностях полиэтиленовых элементах снарядах образовывались следы в идее прерывистых или сплошных трасс прямолинейной или дугообразной формы, расположенные как параллельно оси снаряда, так и под углом к ней. Также наблюдались участки оплавленного материала, заусеницы и участки с внедрившимися частицами копоти.
При этом при уменьшении скорости движения снарядов (прим уменьшении заряда) выраженность следов увеличилась.
Результаты экспериментов позволяют делать ряд экспертных (категорических или вероятных, ориентирующих выводов:
- о состоянии канала ствола, а также его калибре (соответствующего или большего калибра использовалось ружье;
- о наличии (или отсутствии) тождества по совокупности трасс, образуемых крупными неровностями канала ствола, размеры которых (высота и ширина) исчисляются десятыми долями миллиметра. В качестве общих признаков следов (по И.А.Ефремову) «отдельной крупной неровности» могут рассматриваться их расположение, взаиморасположение (если их несколько), высота и ширина.
Было установлено значительная неустойчивость отображения микрорельефа по всей длине трассы и «совпадения на двух пыжах или деталях пуль устанавливались в одних случаях по всем соответствующим участкам следов, в других – по отдельным участкам (участку)»
Значительная вариабельность следов требует получения для сравнительного исследования не менее трех экспериментальных пыжей (пуль), отстрелянных из одного ствола с изменением навески пороха.


Тема 7.Идентификация огнестрельного оружия по следам
на гильзе

План лекции
1.Теоретические основы идентификации огнестрельного оружия по следам на гильзах.
2.Механизм образования следов на гильзах в огнестрельном оружии традиционных конструктивных типов.
3. Частные случаи образования следов огнестрельного оружия на гильзах
4. Методика криминалистического идентификационного исследования следов на гильзах

1.Теоретические основы идентификации огнестрельного оружия оружия по следам на гильзах
Достаточно распространенным видом судебно-баллистической экспертизы является идентификация огнестрельного оружия по следам на гильзах. Она так же как и идентификация по следам на пулях, основывается на фундаментальных положениях «криминалистики» и, в частности, «криминалистической техники» и «судебной баллистики». Методика такого исследования построена на основных положениях частно-научной теории криминалистической идентификации и теории группификации и диагностики.
Если в отношении идентификации огнестрельного оружия по следам на снарядах практически единственным следообразующим объектом выступает ствол, и его неразрывное соединение с конкретным экземпляром оружия вызывает сомнения крайне редко. Гильза же отстреливаемого патрона взаимодействует с рядом деталей огнестрельного оружия. И хотя случаи перестановки следообразующей детали (ударника, выбрасывателя и др.) практически неизвестны, но такая возможность должна учитываться. И идентифицируемым объектом выступает огнестрельное оружие в целом.
Рассматривая проблему индивидуальности следообразующих деталей (бойка ударника или курка, зацепа выбрасывателя, выступа отражателя и т.п.), необходимо отметить, что они обладают индивидуальным комплексом свойств, отображающимся в следе комплекса признаков. И эта индивидуальность становится определяющей для экземпляра оружия в целом. Стальные детали стреляющего и запирающего механизмов, а также механизмов и устройств, осуществляющих перезаряжание оружия в значительной степени устойчивы и на протяжении значительного количества выстрелов сохраняют указанный комплекс свойств.
Следовоспринимающим объектом выступает гильза в целом, с частями которой взаимодействуют детали огнестрельного оружия. К ним, в частности, относятся капсюль и торец донышка гильзы, боковая поверхность донышка гильзы, сформированные в виде фланца или за счет кольцевой проточки, корпус гильзы и, в ряде случаев ее скат и дульце.
Гильза современных унитарных патронов изготавливается из латуни, меди и медных сплавов, малоуглеродистой стали. Стальные гильзы плакируются медью, томпаком (медным сплавом) или покрываются слоем специального предохранительного лака. Для гладкоствольного охотничьего оружия в настоящее время изготавливаются помимо металлических и неметаллические гильзы, корпус которых может быть изготовлен из бумаги (папки) или пластмассы. Но и у этих гильз имеется поддон, изготавливаемый из металла (меди или латуни).
Самостоятельным элементом снаряжения патрона является капсюль, помещаемый в капсюльное гнездо донышка гильзы. Оболочка (колпачок) капсюлей изготавливается из латуни или меди, хотя некоторые авторы упоминают и железные капсюли.
Таким образом, поверхность гильз, включая капсюль, мягче, пластичнее стальных деталей оружия, взаимодействующих с ней.
Третьей важнейшей стороной является механизм образования следов на гильзах. Проблема механизма образования следов возвращает нас к конструктивным особенностям различных видов и образцов огнестрельного оружия. Помимо безусловно необходимых для любого огнестрельного оружия ствола, запирающего и стреляющего механизмов в современном огнестрельном оружии в процессе следообразования участвуют механизмы досылания патрона и извлечения стреляной гильзы.
Механизм образования следов на гильзе унитарного патрона в современном огнестрельном оружии подразделяется на три этапа: заряжание, выстрел, разряжание. Каждый из этапов делится на операции, в результате которых образуются следы.
2. Механизм образования следов на гильзах в огнестрельном оружии традиционных конструктивных типов
К традиционным конструктивным типам огнестрельного оружия в нашей стране можно отнести гладкоствольные охотничьи ружья с переламыващимися стволами, револьвер образца 1895 года и многообразие образцов со скользящим затвором. В каждой из этих групп особенности заряжания оружия, выстрела и, особенно, разряжания сказываются на механизме следообразования и на рассположении и характере следов.
1.Гладкоствольные охотничьи ружья с переламывающимися стволами.
Заряжание начинается с введения рукой патрона в патронник и при этой операции на гильзе следов не остается.
При закрывании ружья, в случае затрудненности полного задвигания гильзы в патронник, донышко гильзы, двигающаяся по окружности, может вступить в контакт со щитком колодки, располагающимся по касательной к этой окружности. При этом в нижнем сегменте донышка гильзы может образоваться первичный след - вмятины и следы скольжения от верхних участков щитка колодки. Реже аналогичные следы остаются на нижнем сегменте капсюля гильзы.
Выстрел инициируется наколом капсюля бойком, который оставляет вмятину – объемный статический след. На дне следа и его боковых поверхностях отображаются особенности рельефа поверхности бойка. Давление внутри гильзы распространяется в сторону донышка гильзы и боковым стенкам корпуса гильзы. Отдача гильзы назад приводит к образованию на капсюле гильзы и донышке гильзы отпечатка участка щитка колодки, окружающего отверстие для бойка, или поверхности брандтрубки. При значительном зазоре между бойком т краями его отверстия в щитке колодки, часть поверхности капсюля вокруг следа бойка и образует гребнеподобный валик. Корпус гильзы в значительной степени прижимается к внутренней поверхности патронника, и его значительные дефекты (раковины, заусеницы и проч.) отпечатываются на корпусе гильзы.
Разряжание гладкоствольных охотничьих ружей производится переламыванием ствола (стволов), при котором выбрасывающий механизм зацепом головки извлекателя давит на верхнюю поверхность фланца и примыкающий участок корпуса гильзы. В этом месте образуется след скольжения, завершающийся некоторой вмятиной. Следы не всегда достаточно выражены и не всегда пригодны для идентификации.
А.Г.Самсонов указывает, что возможно вторичное касание казенного среза ствола (стволов) и донышка выдвигаемой гильзы щитка колодки при открывании его ствола переламыванием. Поэтому первичный след несколько видоизменяется.
П ри открывании ружья путем переламывания ствола (стволов) при фиксации бойка в выдвинутом положении (за счет загрязнения его канала в колодке, замерзания смазки проч.) может образоваться дополнительный относительно основной вмятины след скольжения. Так как ствол (стволы) двигаются вверх относительно выдвинутого бойка, след скольжения («язычок») ориентируется вниз ( к 6 циферблата часов) и на дне его располагаются продольные трассы.
2. Револьвер образца 1895 года.
Отечественный револьвер образца 1895 года («Наган») достаточно показателен для образования следов на гильзах, с учетом некоторых конструктивных особенностей револьверов различных образцов. При этом, гильзы отстрелянные из разных револьверов обнаруживаются на месте производства выстрела гораздо реже, чем отстрелянные из других конструктивных образцов огнестрельного оружия.
Заряжание производится помещением патроном рукой непосредственно в каморы барабана. В некоторых зарубежных образцах револьверов патроны подаются в каморы барабана с помощью ускорителей заряжания – полукруглой металлической обоймы, резинового конуса, металлического цилиндра равного по диаметру барабану с вращающейся головкой, гибкой ленты, плоской эластичной обоймы. В отечественном револьвере Р-92 заряжание производится с помощью стальной пластинчатой обоймы на все пять патронов, которая позволяет также извлекать стреляные гильзы. Возможно заряжание и стрельба без обоймы, но в этом случае существенно затрудняется извлечение стреляных гильз. Во всех указанных случаях следов заряжания на гильзах патронов не остается.
До момента выстрела отведением курка и его постановкой на боевой взвод в револьвере образца 1895 года образуется устойчивая система взаимодействующих деталей - «ствол – очередная камора барабана – казенник». При этом также не остается следов на гильзе патрона. Во многих зарубежных револьверах казенник конструктивно отсутствует, и донышко очередной гильзы упирается во внутреннюю поверхность задней стенки рамки барабана.
Выстрел начинается с накола капсюля бойком ударника курка, в результате чего на капсюле образуется полусферическая вмятина.
Давление внутри гильзы приводит к ее отдаче и прижимании донышка к передней поверхности головки казенника. В следствии этого, на капсюле гильзы вокруг следа бойка и донышке гильзы вокруг капсюля образуется отпечаток – след патронного упора. В этот момент на корпусе гильзы могут образоваться и следы от крупных дефектов (раковины, заусеницы и т.п.) поверхности коморы.
При прохождении пули сквозь дульный срез гильзы, дульце гильзы расширяется и прижимается изнутри к казенной части ствола у его казенного среза. На дульце гильзы образуется след в виде колечка, состоящего из вертикальных штрихов, в которых усматривается отображение отложения копоти. Следы казенной части ствола на дульце гильзы практически не исследованы в судебной баллистике и их идентификационная ценность не определена.
В револьверах не имеющих казенника в качестве следа патронного упора отображается поверхность задней стойки рамки барабана.
Разряжание револьвера образца 1895 года весьма специфично и заключается во введении шомпола через дульный срез корпуса гильзы внутрь ее и выталкивание путем давления на внутреннюю поверхность донышка гильзы. Таким образом следов от разряжания на гильзе не остается.
3.Современное многозарядное огнестрельное оружие со скользящим затвором
Механизм образования на гильзе, отстреливаемой в современном огнестрельном оружии, в обобщенном виде выглядит следующем образом и определяется рядом операций, распределившихся по трем этапам выстрела.
Заряжание обеспечивается следующими операциями:
Отведение затвора назад приводит к скольжению его нижней поверхностью по корпусу очередного, верхнего патрона. След – продольный участок потертости или группа продольных трасс на корпусе гильзы.
Возвращение затвора вперед сопровождается контактом его досылателя с верхним сегментом донышка гильзы, давлением на донышка и выдвижением патрона из магазина. След – отпечаток рельефа поверхности досылателя на донышке гильзы.
Давление губы магазина на корпус гильзы выдвигаемого патрона с образованием следа ввиде продольной царапины, содержащей 2-3 трассы, иногда оканчивающимися разветвлением («метелочкой»).
Продвижение (подача) патрона в патронник приводит к тому, что с верхним и нижним сегментами казенного среза патронника взаимодействует сначала пуля, а потом и гильза. След – два следа скольжения с параллельными линейными трассами, расположенными на корпусе, скате или дульце гильзы с интервалом 1800.
Полное досылание патрона в патронник и продолжающееся движение затвора. Скольжение зацепа выбрасывателя по краю донышка гильзы, боковой поверхности донышка гильзы и заскакивание зацепа за флянец донышка или в кольцевую проточку. Образуется след скольжения и статическая засечка в конце движения.
Выстрел.
Накол капсюля или удар бойком по краям донышка гильзы над кармашком флянца. След – вмятина округлой или четырехугольной формы по поверхности капсюля или донышка.Трассологическая характеристика следа, та же, что и описанные выше.
Отдача гильзы в результате давления внутри гильзы и в этой конструктивной группе приводит к образованию патронного упора, в качестве которого выступает чашечка скользящего затвора.
Разряжание.
Вытягивание стреляной гильзы из патронника производится под действием зацепа выбрасывателя, который образует вмятину на верхней поверхности флянца или в кольцевой проточке.
Движение гильзы назад до удара донышком гильзы в отражатель, который оставляет по краю донышка вмятину, иногда сочетающуюся с участком скольжения.
Разворачивание гильзы дульцем в сторону окна в затворе (в крышке ствольной коробке) и удар о край окна с образованием вмятины на корпусе или скате гильзы.
Таким образом, на гильзе, отстреляной в современном огнестрельном оружии, может остаться комплекс следов, по убывающей значимости распределяющиеся в следующем порядке: следы бойка, патронного упора, отражателя, зацепа выбрасывателя (первичный), края окна затвора, казенного среза патронника, губы магазина. Следы скольжения нижней поверхности затвора практически всегда для идентификации оружия не пригодны и автору неизвестны реальные экспертизы, в которых бы производилась идентификация на основании исследованиия указанных следов.

3. Частные случаи образования следов огнестрельного оружия на гильзах.
В экспертной практике, в связи с конструктивными особенностями и механизмами образования следов мы встречаемся с особыми, частными случаями наличия (или отсутствия), характера и расположения следов от тех или иных деталей.
3.1.У ряда пистолетов (Браунинг мод.1910, мод.1922, Вальман, Вальман мод.1914, Веблей мод.1906, Германн – все калибра 7,65 мм, а также у оружия других образцов) отражатель отсутствует, его функции выполняет боек. Поэтому и след отражателя на донышке гильзы отсутствует, а след бойка имеет сдвоенное отражение рельефа его поверхности.
3.2.У многих моделей отечественных малокалиберных винтовок ТОЗ в передней части затвора помимо выбрасывателя и симметрично напротив него располагается гильзодержатель. Соответственно, если след зацепа выбрасывателя располагается в зоне цифры 3 циферблата часов, то след гильзодержателя – в зоне цифры 9. Оба следа представляют собой участки следов скольжения с линейными горизонтальными трассами, переходящими с края донышка на боковую поверхность фланца.
3.3.У некоторых пистолетов, чаще всего германского производства (например, у 9-мм Вальтера мод. 1938) наличествует сигнальный штифт, который оставляет вмятину на участке донышка, с которым обычно взаимодействует досылатель.
3.4.У автоматов АК и пистолета Макарова в результате длительной эксплуатации в чашечке затвора у краев паза для прохода отражателя образуются различные дефекты («забоины» и др.), которые отпечатываются на шляпке гильзы и обнаруживаются вблизи следа отражателя.
3.5.У пистолетов с коротким ходом ствола и его качанием в вертикальной плоскости при конструктивном отсутствии пружины ударника ( ТТ модель до 1947 года, Браунинг мод. 1935, СП 47/8 –Швейцария, Стар мод.Б –Испания, Пистолет мод. 1914 – Норвегия, Кольт мод. 1911 и мод 1911А1) ствол с гильзой начинает снижаться при выдвинутом ударнике, который своим бойком образует дополнительный к вмятине след скольжения, ориентированный вверх (в сторону 12 циферблата часов). На дне следа скольжения («язычка») расположены продольные линейные трассы).
3.6.Некоторые пистолеты, имеющие ствол и ствольную коробку (например, Борхардт-Люгер П.08 «Парабеллум»), образуют треугольный след-засечку по краю дульного среза корпуса гильзы. Это след ребра (левого) паза ствольной коробки.
3.7.Охотничьи гладкоствольные ружья с подствольным магазином (так называемые «помповые») имеют специфические механизмы наполнения магазина , их досылания в патронник и извлечения стреляной гильзы. На гильзе, отстреливаемой в самозарядном охотничьем ружье Браунинг, бельгийского производства помимо обычных следов бойка, выбрасывателя, гильзодержателя, отражателя, остаются следы от нижнего края окна затворной коробки, от за медлителя подачи патрона и от замыкателя магазина. участок
3.8.Следы на гильзах, отстрелянных в ручном пулемете Дегтярева (РПД), возникают при снаряжении пулеметной ленты, при заряжании пулемета, при досылании патрона в патронник, в момент выстрела и при ее удалении из патронника и пулемета. Соответственно, на стреляной гильзе образуются многочисленные следы оружия: нижней грани досылателя, отражателя, патронного упора, бойка, граней гнезда выбрасывателя, досылателя, выреза для основания приемника, нижнего пальца приемника, ребра затворной рамы, отсекателя, среза патронника, граней звена ленты.
3.9.Е.Н.Тихонов, рассматривая проблему использования в огнестрельном оружии «патронов-заменителей», приводит различные возможные соотношения формы и размеров патрона и элементов его снаряжения ( пули и гильз) с формой и размерами патронника оружия, которые приводят к формированию различных по форме, размерам и расположению следов оружия на гильзе.
3.9.1. Если диаметр патронника и гильзы совпадают, а гильза длиннее, но благодаря своей бутылочной или конической форме, входит в пульный вход, дульце такой гильзы раздувается до диаметра пульного входа, а иногда разрывается вдоль и на нем остаются вдавленные следы от полей и нарезов канала ствола. При этом дульце гильзы в зависимости от количества нарезов с торца имеет форму четырех- или шестигранника.
3.9.2. Значительные раздутия и разрывы дульца гильз наблюдаются и в тех случаях, когда гильзы патронов-заменителей полностью и частично не соответствуют размерам расточенных камор барабанов револьверов (патроны обр. 1930 г. в револьвере обр. 1895 г. с расточенными каморами), либо в револьверах большего калибра с цилиндрическими или фигурными каморами.
3.9.3.При стрельбе из пистолета, номинальный калибр которого превышает калибр патрона хотя бы на 0,01 мм, наблюдается раздутие гильз (например, при стрельбе из пистолетов «Маузер» обр. 1896 г. и «Астра» мод. 400 калибра 7.63 мм отечественными пистолетными патронами обр.1930 г. калибра 7,62 мм).
3.9.4.На гильзах, которые неполностью помещаются в патронник также могут образовываться характерные раздутия (например, при стрельбе 9-мм патронами обр. «08» из отечественного пистолета обр.1930 года шляпки гильз выступают за пределы казенного среза патронника на 2-3 мм, в результате чего в момент выстрела на корпусе гильзы у кольцевой проточки образуется вздутие со стороны патронного ввода, иногда достаточно точно передающее его форму и размеры.
Если при стрельбе из оружия большего калибра используются патроны с гильзами, соответствующими по диаметру патроннику, то на них остаются следы, обычные для штатных патронов. Если же гильзы по диаметру меньше, то на них накручивается своеобразная «рубашка». В этом случае следы патронника, выбрасывателя и отражателя на гильзе отсутствуют, выражены только следы бойка, патронника, сигнального штифта (если он имеется).
3.10.При отстреле патронов в автомате АКС-74У незаводской сборки на гильзах остаются специфические следы:
-происходит поперечная фрагментация корпуса гильзы;
-образуется раздутие и продольные разрывы скатов и дулец гильз;
-отложение копоти на наружной поверхности гильзы;
-отражение последствий грубой обработки чашечки затвора;
-отражение дефектов обработки поверхностей патронника, углов досылателя и утолщения затвора;
-уменьшение размеров и степени выраженности следов отражателя и зацепа выбрасывателя;
-увеличение размера следа бойка, отсутствие следа гнезда для бойка.

4.Методика криминалистического идентификационного исследования следов на гильзе
Криминалистическое исследование следов на гильзе позволяет установить ряд доказательственных фактов, важнейшим из которых является установление тождества одного из проверяемых экземпляров огнестрельного оружия объекту, отставившему следы на гильзе. Кроме того, как самостоятельные задачи выступают установление образца патрона, частью которого является гильза, и в оружии какого образца отстреляна данная гильза. Решение этих классификационных задач необходимо и как промежуточное суждение для идентификационного исследования. Кроме того возможно решение и диагностических задач, например, установление факта отстрела гильзы в нештатном оружии.
Таким образом, методика криминалистического идентификационного исследования следов на гильзе состоит из ряда последовательных этапов (стадий) для решения классификационных, диагностических и идентификационных задач.
1.Подготовительная стадия.
Получение материалов, ознакомление с вопросами и представленными объектами должно сопровождаться проверкой надлежащей упаковки, наличия указаний на место изъятия гильзы (гильз), принадлежности оружия и патронов.
При отсутствии в материалах назначаемой экспертизы патронов, необходимых для экспериментального отстрела и получения сравнительных образцов следов оружия, а также отсутствии необходимых патронов в экспертном учреждении, эксперт вправе направить лицу, назначившему экспертизу, запрос о предоставлении необходимых для производства экспертизы патронов определенного образца.

Составляемый план исследования, должен учитывать два варианта назначения идентификационной экспертизы : 1- представляется отождествляющая гильза неизвестного происхождения и идентифицируемый проверяемый объект (или объекты) – огнестрельное оружие; и 2- представляются две (или более) гильз, которые выступают отождествляющими объектами, при отсутствии идентифицируемого объекта – ненайденного, неустановленного огнестрельного оружия.
– Первый вариант – гильза и оружие
2.1.Аналитическое исследование первого уровня начинается с изучения стреляной гильзы. Визуальным осмотром, а также микроскопическое исследование (с помощью микроскопа МБС-1 или МБС-2), устанавливаются конструктивные признаки гильзы: ее материал; форма; способ крепления пули в дульце гильзы; наличие, характер и ширина канелюры (если она имеется); наличие кольцевой проточки или фланца у донышка; маркировочные обозначения на донышке гильзы; конструкция и цвет капсюля; наличие, цвет и расположение пятен антикоррозийного лака.
С помощью штангенциркуля устанавливаются размерные данные гильзы – ее длина, внутренний диаметр дульца, наружный диаметр корпуса гильзы и донышка гильзы.
3.1 Сравнительное исследование первого уровня проводится для установле- ния образца патрона, частью которого является представленная гильза и штатность этого патрона относительно образцов оружия. Конструктивные признаки и размерные данные исследуемой гильзы сопоставляются со справочными материалами, источниками которых может выступить пособие А.И.Устинова и М.М.Блюма «Патроны и их криминалистическое исследование» (М., 1982).
4.1. Синтез результатов сравнительного исследования. По результатам сравнительного исследования устанавливается групповая принадлежность гильзы – образец патрона и групповая принадлежность образцов огнестрельного оружия, для которых этот патрон является штатным.
2.2. Аналитическое исследование второго уровня заключается в установлении на гильзе системы следов огнестрельного оружия (с помощью МБС-1 или МБС-

2). При этом определяется его форма, размеры и расположение следов тех или иных деталей огнестрельного оружия. Специально устанавливается взаиморасположение следов: например, угол между следом зацепа выбрасывателя и следом отражателя; угол между следом зацепа выбрасывателя и следом края окна затвора и проч. Так, зацеп выбрасывателя автомата Калашникова и самозарядного карабина Симонова оставляет на флянце донышка гильзы по два следа первичный и вторичный с интервалом – около 70о , а угол между следом отражателя и первичным следом зацепа выбрасывателя у автомата АК – 120о , а у карабина СКС – 100о . Таким образом, разница в 20 градусов позволяет дифференцировать гильзы отстреляные в АК и СКС.
3.2. Второе сравнительное исследование проводится в отношении системы следов огнестрельного оружия на исследуемой гильзе со справочными данными по системам следов, оставляемым огнестрельным оружием различных образцов на гильзах. Для этого могут быть использованы, в частности, материалы пособия И.М.Дворянского и А.И.Устинова «Автоматические пистолеты и следы их на пулях и гильзах» (т.1 и т.2, М., 1972 и 1973), а также ряда статей. Важнейшим здесь является совпадение по номенклатуре, форме, размерам, расположению и взаиморасположению следов.
4.2. Второй синтезирующий этап по результатам сравнительного исследования (3.2) позволяет установить образец (модель) огнестрельного оружия, в котором была отстреляна исследуемая гильза.
2.3. Аналитическое исследование в третью очередь посвящается осмотру представленного огнестрельного оружия, установлению его образцу, пригодности для стрельбы. В тех случаях, когда исследованию подвергается редко встречающийся образец огнестрельного оружия, проводится специальная сравнительная стадия.
3.3. Третье сравнительное исследование позволяет сравнить конструктивные признаки представленного огнестрельного оружия со справочными материалами и установить их совпадение с конструктивными признаками огнестрельного оружия определенного образца. Источником таких справочных материалов может служить в первую очередь пособие И.М.Дворянского и А.И.Устинова.

4.3. Третий синтез по результатам сравнительного исследования (3.3) позволяет установить образец (модель) представленного огнестрельного оружия.
3.4. Четвертый этап сравнительного исследования заключается в сопоставлении образца огнестрельного оружия, в котором была отстреляна исследуемая гильза, с образцом представленного огнестрельного оружия.
4.4. Четвертый синтез по результатам сравнительного исследования (3.4) позволяет установить совпадение или различие образца искомого идентифицируемого оружия с образцом проверяемого огнестрельного оружия. В первом случае необходимо переходить к аналитическому этапу идентификационного исследования.
2.5. Аналитическое исследование заключается прежде всего в раздельном исследовании следов каждой детали огнестрельного оружия на исследуемой гильзе. Каждый из следов изучается на микроскопическом уровне (МБС-1 или МБС –2) и оценивается по форме, размерам и совокупности признаков микрорельефа. Из числа исследуемых следов отбираются те, в которых имеется индивидуальный комплекс признаков, позволяющий провести идентификацию. При этом должно учитываться, что некоторые следы выражены лучше, а некоторые – хуже. Если след бойка и зацепа выбрасывателя выражены лучше чем след патронного упора, отражателя и края окна, то это свидетельствует о том, что диаметр корпуса гильзы внутри допусков в размерах был больше прочих. Если наблюдается обратная картина, то диаметр корпуса гильзы был меньшим. Это должно учитываться при подборе патронов для экспериментального отстрела и получения сравнительных образцов.
2.5.1. Подэтапом аналитического исследования считается экспертный эксперимент для получения сравнительных образцов следов, оставляемых деталями проверяемого огнестрельного оружия. Если патроны отстреливаются из нескольких единиц огнестрельного оружия, каждая из групп экспериментальных гильз должна быть соответствующим образом маркирована (указан № оружия).
2.5.2. Аналитическое исследование завершается изучением следов на экспериментальных гильзах, установлением их пригодности для идентификации с точки зрения их индивидуальности и устойчивости.

3.5. Далее проводится сравнительное исследование следов на исследуемой гильзе и следов на экспериментальных гильзах. Сравнение проводится путем сопоставления, совмещения или наложения с помощью микроскопов МБС-! (МБС-2), МС-51, МСК-1 (МСК- 2). Результатом сравнения может быть совпадение следов при отдельных различиях частных признаков, различие следов при совпадении отдельных частных признаков, совпадение общих признаков при совпадении и различии примерно одинакового количества частных признаков. Такие варианты результатов сравнительного исследования требуют своего осмысления на следующем этапе.
4.5. Синтез указанных выше результатов сравнительного исследования в первом варианте позволяет сделать категорические выводы о наличии тождества, во втором варианте – о его отсутствии. Третий вариант обычно вызывает у эксперта определенные затруднения с синтезом мнения и формулированием выводов. Однако это не избавляет эксперта от необходимости достижения конкретного, категорического вывода
Второй вариант – две гильзы при отсутствии оружия.

2.1Аналитическому исследованию подвергается каждая из двух представленных гильз на предмет установления их конструктивных признаков и размерных данных. Далее изучаются системы следов на каждой из гильз раздельно до установления пригодности следов на каждой гильзы для идентификации.
3.1.Каждая из гильз сравнивается со справочными материалами.
4.1. Первый синтезирующий этап заключается в установлении образца патрона, частью которого является каждая из гильз и в оружии какого образца они отстреляны.
3.2. На втором сравнительном этапе гильзы сравниваются по образцу их патронов и по образцу оружия, в котором они отстреляны. При совпадении образца патрона и образца оружия эксперт приступает к третьему сравнительному этапу.
3.3. Сравнительный этап третьей очереди посвящается сопоставлению, совмещению и наложению следов отдельных деталей на каждой гильзе.
4.2. На втором синтезирующем этапе эксперт оценивает уровни совпадения и различия следов и приходит к выводу о наличии или отсутствия тождества оружия, в котором были отстреляна каждая из двух гильз.






Тема 8.Следы выстрела на преграде и установление обстоятельств применения огнестрельного оружия
План лекции
1. Теоретические основы криминалистического исследования следов выстрела на преграде.
2.Методика криминалистического исследования следов выстрела на преграде для установления обстоятельств применения огнестрельного оружия.


1. Теоретические основы криминалистического исследования следов выстрела на преграде.

Познавательной базой судебно-баллистического экспертного установления обстоятельств выстрела являются результаты исследования следов выстрела на преграде. К вопросам, которые ставятся на разрешение эксперта – баллиста следователем или судом по повреждениям относятся:
1.Является ли данное повреждение огнестрельным?
2. Какова дистанция выстрела?
3.Каково направление выстрела?
4.Каково количество выстрелов?
5.Какова последовательность выстрелов, нанесших повреждения?
6.В каком положении находился потерпевший в момент нанесения ему повреждения?
7.Могли потерпевший произвести выстрел в себя?

Необходимо отметить проблему компетенции экспертов производить такую экспертизу. Некоторые авторы преувеличивают значение специальных судебно-химических, судебно-физических и судебно-медицинских специальных знаний, которые в той или иной степени позволяют выявлять отдельные следы выстрела. На наш взгляд важнее наличие специальных знаний в области процессов, явлений внутренней и внешней баллистики. Такими знаниями в нашей стране обладают или должны обладать эксперты-криминалисты, особенно те кто специализируется в судебной баллистике.
Процессы выстрела
Процессы выстрела в военно-технической литературе первоначально и делились на процессы внутренней и внешней баллистики, что нашло отражение и в криминалистической судебной баллистике. Хотя уже в 1956 году С.Д. Кустанович в эти два этапа внес промежуточные явления : «С началом движения пули приобретает движение и столб воздуха, который находится в канале ствола перед пулей, В связи с этим при выстреле у дульного среза оружия прежде всего возникает сферическая волна, образованная выходом сжатого воздуха, скорость которого равна скорости самой пули. Вслед за воздухом появляется небольшое количество пороховых газов, которые прорываются перед пулей в тот момент, когда она, освобождаясь от гильзы еще не вошла в нарезы канала ствола. Количество пороховых газов постепенно нарастает за счет газов, которые прорываются между пулей и стенками канала ствола. Только после возникновения у дульного среза облака пороховых газов из канала ствола вылетает пуля.» Таких же воззрений придерживаются В.С.Аханов, Железняков А.И., Зайцев В.Ф., Ручкин В.А. и Латышов И.В.Они считают, что «первая ударная волна, распространяющаяся по предпулевому столбику воздуха, достигнув дульного среза, принимает сферическую форму». В.С.Аханов считал, что ударная волна, «которая вместе с движущимся со скоростью снаряда столбиком сжатого воздуха наносит при близком выстреле частичные механические повреждения в виде разрывов и трещин на недостаточно прочных материалах. Снаряд, вылетев из ствола, при близком выстреле попадает, таким образом в готовое разрушение и, обладая большей кинетической энергией, углубляет его или проходит сквозь него».
Нам неизвестны случаи из экспертной (криминалистической и судебно-медицинской) практики, когда следы «сжатого столбика воздуха» удалось бы выделить из числа других следов выстрела на преграде, и, соответственно, принять за основание выводов об огнестрельном характере повреждения, дистанции и прочих обстоятельств выстрела. Следовательно, действие указанного столбика необходимо исключить из криминалистической теории образования огнестрельных повреждений. Так же как и многочисленные «ударные волны», которые не несут никакой информационности при криминалистическом определении обстоятельств выстрела. Соответственно, мы исходим из двух этапов выстрела – внутренней и внешней баллистики.
Процессы внутренней баллистики начинаются с момента накола капсюля бойком. От этого удара происходит взрывчатого разложения капсюльного (инициирующего) состава и пламя через запальные отверстия капсюльного гнезда попадают на пороховой заряд и возбуждает возгарание порохового заряда порохового заряда патрона. К моменту загарания порохового заряда имеется герметизация (или обтюрация) патрона, т.е. надежное крепление пули в гильзе патрона к нарезному оружию или надлежащее запыжевание охотничьих патронов к гладкоствольным ружьям. Указанные обстоятельства обеспечивают охват пламенем практически всего порохового заряда до момента, когда снаряд, а вслед за ним и другие компоненты выстрела (снаряжения патрона) двинутся по каналу ствола.
Только по достижению определенного давления внутри патрона снаряд (или снаряд и пыж) перестает удерживаться гильзой патрона и под действием пороховых газов начинает двигаться по каналу ствола.
В это время продолжается горение порохового заряда и происходит плотный контакт поверхности снаряда со стенками канала ствола. Так как поверхность снарядов (по меньшей мере, или весь снаряд целиком) изготавливается из металла (или сплава металлов) много раз более пластичных, чем сталь ствола, то этот металл снаряда (свинец или медь, входящая в состав сплава «томпака», реже – латунь, мельхиор, цинк, «красная медь», сталь, покрытая антикоррозийным лаком ) или, составляющие оболочки пуль, металлы и сплавы как бы «намазываются» на поверхность канала ствола. Следующие за снарядом пороховые газы смывают с поверхности канала ствола микроскопические чешуйки металлов.
Эти процессы – горение порохового заряда, взаимодействие снаряда и пороховых газов со стенками канала ствола) продолжаются на протяжении практически всей внутренней баллистики выстрела и к ее концу, т.е. к моменту достижения снарядом дульного среза канала ствола внутри него образуется сложная смесь, называемая в специальной литературе «пороховыми газами». Эта смесь имеет высокую температуру и оказывает большое давление и на стенки ствола, донышко пули и внутреннюю поверхность стенок и донышко гильзы и эти процессы протекают ограниченный период времени.
Эти пороховые газа, газопороховая струя (ГПС) , имеет довольно сложный состав и включает в себя несколько фракций:
А) Газообразные продукты горения пороха: т.е. такие газы, как угарный газ (СО), углекислый газ (СО2), и некоторые другие газы;
Б) Твердые продукты горения пороха виде микроскопические угольные кристаллы (глыбки);
В) Металлические частицы, преимущественно металла, образующего поверхность снаряда, но также металлы капсюля –медь и алюминия;
Г) Не полностью сгоревшие пороховые частички («зерна»). Здесь необходимо отметить, что как бы полно ни сгорал пороховой заряд, но какая-то часть порошинок (пороховых зерен) не успевает догареть внутри канала ствола и полуобгоревшие выносятся из канала ствола газопороховой струей.
Еще один элемент «пороховых газов» встречается не во всех случаях и зависит от ряда условий. Им являются:
Д) Микроскопические капельки смазки при первом выстреле из оружия, сохранившего обильную смазку канала ствола, или осалки патронов, в основном при стрельбе малокалиберными патронами, имеющими полутвердое жировое покрытие.
В момент выхода снаряда и сопровождающей его газопороховой струи (ГПС) заканчиваются процессы внутренней баллистики. Выше мы касались проблемы выхода перед пулей столбика сжатого воздуха и прорывающихся пороховых газов. Очевидно, что из-за того, что это происходит до выхода снаряда из дульного среза ствола, эти явления включаются как завершающие в окончание этапа внутренней баллистики.
Процессы внешней баллистики начинаются с выхода пули и ГПС из дульного среза ствола и заканчиваются полной энтропией явлений выстрела. Они традиционно подразделяются на баллистическую траекторию с образованием следов основного фактора выстрела и на действие дополнительных факторов выстрела.
Хотя И.А.Дворянский в свое время достаточно глубоко исследовал криминалистические проблемы установления места производства выстрела при больших дистанциях стрельбы преимущественно моноснарядом, т.е. пулей, но криминалистическое восстановление и осмысление характера полета снаряда возможно только на основе глубокого исследования отдельных повреждений на месте происшествия, определяющих топографию прохождения траектории снаряда, что не рассматривалось автором в учебно-методическом пособии. Поэтому, в том числе, основополагающее значение имеет криминалистическое исследование повреждений, чей огнестрельный характер прежде всего должен быть установлен.
- Основной фактор выстрела – это действие снаряда на преграду, т.е. то, для чего собственно и производится выстрел. Его следом или следами выступают механические изменения в виде различных повреждений преград. Следует учитывать, что при выстреле пулей – или «моноснарядом», на любой дистанции выстрела остается одно (для данной точки траектории снаряда) повреждение. При стрельбе снарядом, состоящим из суммы примерно одинаковых единиц, т.е. дробью, картечью или их самодельных аналогов (сечкой, катанкой), т.е. «мультиснарядом», на расстоянии до 1-2 метров также остается одно, крупное по диаметру повреждение. Но при дальнейшем движении такого снаряда происходит его деление на части, вплоть до фрагментирования на отдельные единицы снаряда, что приводит к образованию «дробового снопа», поэтому на преграде образуется множество повреждений, их зона или осыпь.
Повреждения, наносимое одной единицей снаряда, прежде всего можно классифицировать по механизму их образования, который во многом определяет и характер изменения следовоспринимающего объекта (мишени).
Все повреждения, по степени изменения мишени рационально подразделить на проникающие и поверхностные повреждения. Отнесение конкретного повреждения к той или иной группе зависит от степени внедрения снаряда и, соответственно, от глубины повреждения. Если пуля в момент нанесения повреждения внедрилась н е м е н е е, чем на всю свою длину, то такое повреждение необходимо отнести к проникающим. Проникающим будет и повреждение, нанесенное шаровидным (круглым) снарядом, если он внедрился не менее, чем величину своего диаметра. В противном случае - при меньшем заглублении снаряда - образуется поверхностное повреждение.
Проникающие повреждения делятся две подгруппы: сквозные и слепые повреждения:
а) сквозные повреждения имеют входное и выходные отверстия, соединенные каналам повреждения (или раневым каналом в теле человека);
б) слепые повреждения имеют только входное отверстие и замкнутый канал повреждения, внутри которого чаще всего находится снаряд.
Поверхностные повреждения делятся на три подгруппы: касательные повреждения, следы рикошета и следы «обессиленного» снаряда:
а) касательные повреждения образуются при прохождении снаряда по поверхности следовоспринимающего объекта. При этом может образоваться довольно глубокая канавка, но обязательно открытая одной своей стороной. Часто касательные повреждения имеют характер довольно широкой царапины, или продолговатой потертости (следа скольжения).
б) следы рикошета, т.е. вмятина, образующаяся от удара в следовоспринимающий объект и отскока с последующим движении пули в новом направлении. В результате рикошета образуется довольно значительная вмятина, которая по форме обычно напоминает пулю, а по размерам - превосходит ее.
в) вмятины, образующиеся «обессиленным» снарядом. Снаряд, выстреленный из огнестрельного оружия, в момент контакта с преградой, может утерять или не иметь достаточной кинетической энергии. Причинами этого могут быть: дальняя дистанция выстрела, предварительное прохождение через предыдущую преграду, дефектность патрона, с помощь которого произведен выстрел. Поэтому снаряд, попадая в мишень, образует незначительную вмятину и, в отличии от рикошета, не отбрасывается от мишени, а застревает в ней или падает вниз, у мишени. Такое повреждение обычно по размерам не превышает размеры снаряда в проекции, соответствующей углу контакта.
С вопросом действия основного фактора (да и дополнительного) выстрела связан вопрос об их воздействии на различные материалы слевоспринимающих объектов, что имеет непосредственное влияние на возможность распознавания огнестрельного характера повреждений. Не подлежит сомнению то, что физические свойства различных материалов сказывается на морфологические признаки повреждений, а так же на образование на них следов дополнительных факторов выстрела. К наиболее распространенным относятся объекты из следующих материалов.
- Огнестрельные повреждения деревянных досок.
При повреждении древесного объекта имеет определенное значение степень его влажности или сухости, а также угол, под которым снаряд входит в древесину. В сухом древесном объекте при вхождении снаряда по нормали, входное отверстие имеет округлую форму и диаметр незначительно превышающий диаметр ведущей части пули. Края отверстия неровные, зазубренные, соотносимые со структурными единицами объекта – годовыми кольцами и слоями древесины. Выходное отверстие обычно имеет неправильную четырехугольную форму. Боковые стороны выходного отверстия, которые проходят по годовым слоям древесины, довольно ровные, те же стороны которые, проходят поперек этих слоев, неровные, зазубренные с отщепами и отколами древесины. Канал такого повреждения значительно расширяется по ходу движения снаряда, его поверхность имеет многочисленные отделившиеся волокна древесины, они приподняты и обращены по ходу снаряда.
-Огнестрельные повреждения листового железа (жести).
К таким объектам относятся водосточные трубы, жестяные крыши, кузова автомобилей. При их простреле образуется повреждение, признаки которого предопределяются тем, что металл под воздействием пули снача- ла вытягивается в форме воронки, а потом в наиболее вытянутой части - лопается. Края повреждения на выходе пули имеют характер лучей звезды. Канал повреждения в листовом железе (жести) сужается по ходу движения снаряда. Размеры отверстия довольно точно соответствует диаметру пули.
-Огнестрельные повреждения листового стекла.
Прострелы стекла чаще всего встречаются в следственной и экспертной практике, и они чаще и раньше других стали предметом исследований в криминалистике. Но, несмотря на это, некоторые повреждения стекла вызывают определенные трудности в установлении объекта их нанесшего. Поэтому необходимо рассмотреть повреждения, образованные в результате усредненного механизма следообразования: пуля двигается с достаточной скоростью и вступает в контакт со стеклом своей головной частью в перпендикулярном направлении к плоскости стекла. В момент удара лист стекла выгибается по направлению движения снаряда, и за счет этого образуются радиальные трещины, отходящие от места приложения удара. Далее лист стекла упруго подается назад, в направлении противоположном движению пули, но участки вокруг повреждения продолжают двигаться за пулей, образуя концентрические трещины, располагающиеся между радиальными. На боковых плоскостях трещин, окружающих повреждение, образуются трасы, концы которых по одной из плоскостей стекла, образуются трасы, концы которых на одной из плоскостей стекла собраны в пучки, а по другой – расходятся метелкой. У радиальных трещин эти пучки, метелкой раскрытые в направлении, соответствующем движению пули, а у концентрических – наоборот, в сторону, противоположном движению пули. При угле встречи, близком к прямому, диаметр повреждения в листовом стекле довольно точно соответствует диаметру пули. Образующаяся пробоина расширяется по ходу движения снаряда, т.е. имеет воронкообразную или кратерообразную форму.
-Огнестрельные повреждения текстильных тканей
Текстильные и некоторые другие ткани одежды человека являются лучшими по сравнению с древесиной, жестью, стеклом следовоспринимающими объектами, так как на них хорошо отображаются не только след основного, но и дополнительных факторов выстрела, При прохождении снаряда через ткань образуются повреждения, чаще всего округлой или квадратной формы. В этом отражается тканная или трикотажная структура ткани, Снаряд разрушает и уносит с собой волокна нитей и в точке контакта с преградой усматривается так называемый «минус ткани» (или «минус материал»), т.е. просвет, который практически не закрывается при сближении нитей по краям повреждения. Концы нитей по краям повреждения неровные, разволокненные, обращены в просвет повреждения и внутрь, по ходу движения снаряда. Размеры входного повреждения обычно близки к диаметру пули, хотя нередки повреждения (особенно в некоторых синтетических тканях) меньше диаметра пули. Повреждения одежды на выходе пули из тела потерпевшего чаще всего имеют неправильную форму в силу того, что снаряд, преодалевая мышцы и кости тела человека, в значительной степени теряет кинетическую энергию, а потому движется не головной частью вперед, а несколько боком.
-Дополнительные факторы выстрела
Выше говорилось, что снаряд сопровождается пороховыми газами, газопороховой струей (ГПС), которая выходят вслед за ним из дульного среза канала ствола. Это, как и некоторые побочные явления вызывают следы дополнительных факторов выстрела. В криминалистической и судебно-медицинской литературе наблюдается определенная путаница в использовании таких терминов, как «фактор» и «след».
Поэтому необходимо сразу же уточнить следующий причинно-следственный трехчлен:
ЯВЛЕНИЕ ---------------------- ФАКТОР------------------------СЛЕД
К «явлениям» следует отнести:
1)отдачу оружия и рефлекторное его возвращение вперед, к мишени.
2)истечение с большой скоростью ГПС, являющейся сложной смесью различных фракций.
3)пробивное действие снаряда.
Эти явления конкретизируются, претворяются в факторы, который отображаются в следах. Рассмотрим эти закономерности:
1)Отдача оружия и рефлекторное его возвращение его на прежнее место, вперед, имеет место практически при любом выстреле. Но если выстрел производится с дистанции в упор ли близкой к упору, то это явление приводит к фактору – удару дульным срезом ствола ( передним торцом затвора, дульным компенсатором и проч.) в мишень. Следом такого дополнительного фактора выстрела является отпечаток, т.е. «штанцмарка» от следообразующей детали оружия на одежде или теле потерпевшего, которые чаще всего в этом случае оказываются следовоспринимающим объектом.
2)Второе явление – истечение с большой скоростью из канала ствола раскаленных пороховых газов, содержащих различные фракции. В свою очередь это явления проявляется рядом факторов:
а) термическим воздействием пороховых газов;
б) механическим воздействием пороховых газов;
в) отложением на преграде, веществ входящих в состав пороховых газов.
Указанные дополнительные факторы выстрела оставляют определенные следы:
а)Традиционно считалось, что термическое действие пороховых газов происходит прежде всего за счет их высокой температуры. С появлением после Великой Отечественной Войны аппаратуры для скоростного фотографирования зоны перед дульным срезом канала ствола возникла гипотеза о взрыве пороховых газов, как результате « воспламенения их горючих составных частей» - окиси углерода –угарного газа (СО), водорода (Н2), метана (СН4). Причиной такого воспламенения могут быть разогретость ГСП не менее чем до уровня температуры воспламенения их горючих составных частей (500-5850 С для водорода, 600-6500 С для окиси углерода и 7000 С для метана – по С.Д.Кустановича). При этом догорая в кислороде воздуха, угарный газ – окись углерода превращается в углекислый газ (СО + О ---------СО2).
По другому трактует проблему Ю.Г.Корухов : « Т е р м и ч е с к о е д е й с т в и е г а з о в является результатом воздействие на мишень мельчайших раскаленных частиц металла, летящих в пороховых и капсюльных газах». Здесь, представляется, имеет место смешение понятий и характера действия двух различных фракций пороховых газов.
Отображается на мишени от поверхностных (в форме опаления ворса и изменения цвета ткани) до глубоких структурных изменений (обугливание) преграды. На примере тканей воинской формы (бязь, хлопчато-бумажная диагональ, грубошерстное шинельное сукно) ряд авторов показывают различную степень температурное воздействия пороховых газов на мишень.
б) Механическое воздействие на мишень происходит, собственно, еще до воздействия и снаряда и ГПС. Выше мы рассмотрели действие первичного столбика воздуха и прорвавшихся пороховых газов, двигающихся перед снарядом. Этот столбик первым ударяет в преграду и разрушает такие объекты, как текстильные ткани и тело человека. Снаряд проходит сквозь это повреждение, расширяет его и внедряется в глубь преграды. При определенной дистанции выстрела, пороховые газы, следующие за снарядом, ударяются в преграду, часть их уходит внутрь канала повреждения, а часть – растекается по поверхности мишени. Такой механизм действия пороховых газов приводит к тому, что края огнестрельного повреждения в таких материалах, как текстильные ткани, войлок, бумага, картон, не очень толстая выделанная кожа, мягкие ткани тела человека оказываются разорванными. Следы – надрывы краев повреждения – могут иметь форму креста, неправильной с различным количеством лучей, букв «Х», «Т», «Н», «К», Механическое воздействие пороховых газов, как дополнительный фактор выстрела, обычно проявляется с дистанции от 2-3 до 10-15 см. При плотном упоре дульный срез ствола обычно хорошо фиксирует материал преграды, пороховые газы уходят вглубь повреждения и не образуют дополнительных надрывов.
в) Вещества, входящие в состав пороховых газов и отлагающиеся на преграде, могут быть довольно условно разделены на три фракции: копоть, (т.е.микроскопически малые частицы веществ), не полностью сгоревшие порошинки (достаточно крупные, визуально различимые частицы) и микроскопически малые капельки маслянистые капельки жидкостей (смазки и растаявшей осалки). При действии пороховых газов на преграду, их фракции распространяются вглубь и по поверхности, твердые и жидкие фракции быстро теряют кинетическую энергию и оседают на различных объектах, прежде всего на текстильных тканях. Эти фракции образуют следующие следы:
-Зона отложения копоти может быть от довольно правильного круга до многолучевой звезды; цвет ее колеблется от черновато-бурого до светло-серого; интенсивность отложения вещества бывает от плотной, однородной зоны до двух-трех слабовидимых концентрических кругов. Составляют зону микроскопически малые глыбки угля, образовавшиеся от достаточно полного сгорания порошинок, и микроскопических чешуек металла поверхности снаряда, гильзы и капсюля. Поэтому зона отложения копоти часто имеет металлический блеск. Зона отложения копоти хорошо проявлется при выстреле на дистанции до З0 см. И чем больше пороховой заряд, тем значительнее проявляется копоть при выстреле с одной и той же дистанции.
-Зона отложения не полностью сгоревших порошинок также часто бывает достаточно округлой формы, и ее диаметр увеличивается с увеличением дистанции выстрела. Состоит она из отдельных, довольно крупных частичек темно-серого, черного цвета. При этом отдельные порошинки прилипают, прикипают или внедряются в материал преграды. В судебной медицине для внедрения применяют латинский термин «импрегнация» - «внедрение», и этот термин иногда встречается и в криминалистической литературе. Отдельные порошинки иногда пролетают на расстояние превышающее 1 метр, но чаще всего они обнаруживаются на дистанции до 50 см.
-Микроскопические капельки смазки и расплавленной осалки встречаясь с преградой проявляются на ней в виде россыпи точечных пятен желтого желтоватого цвета или в виде зоны несколько потемневшей, как бы запачканной, поверхности мишени. Выявляются следы смазки и осалки с помощью ультрафиолетовых лучей, возбуждающих люминисценцию голубоватого цвета.
3)Третье явление выражается в том, что нанося повреждение, снаряд обязательно контактирует с краями образуемого повреждения. Этот контакт проявляет таким фактором, как обтирание поверхности снаряда по краям образуемого повреждения, и обтирание довольно энергичное. Результатом такого обтирания могут стать два следа:
- При контакте поверхности пули с мишенью и воздействии этой поверхности на края повреждения, здесь откладывается металл, составляющий или покрывающий ведущую поверхность снаряда. В соответствии с механизмом образования этот след называют пояском обтирания, а исходя из вещества его составляющего – пояском металлизации, и оба этих термина встречаются в криминалистической литературе. Следует отметить, что такое отложение металла отличается от характера отложения металлических компонентов копоти выстрела по двум обстоятельствам. Во-первых, оно имеет форму узкого пояска, колечка, расположенного по самой кромке краев повреждения, в отличие от обширных и интенсивных отложений копоти, входящей в состав пороховых газов. Во-вторых, поясок обтирания (металлизации) проявляется практически на любой дистанции выстрела (если не оказывается скрытым следами иных дополнительных факторов выстрела), а не на расстоянии до 30 см, как следы копоти пороховых газов.
- Вторым следом фактора обтирания может быть след термического воздействия поверхности пули на края повреждения. Он может проявиться только случае контакта снаряда с некоторыми тканями, в частности синтетического происхождения. Такой след имеет характер оплавления краев повреждения, спекания концов отдельных нитей.
С отображением дополнительных факторов выстрела связаны две аномалии.
При выстреле из мощного огнестрельного оружия (винтовки обр.1891/30 года, винтовки Маузер, автомата АК и проч.) тяжелой пулей, высокая скорость полета снаряда приводит к тому, что вокруг пули образуются сильные турбулентные завихрения, и у донышка пули создается воронкообразное разряженное пространство, в которое «затягивается» часть пороховых газов. Эти пороховые газы следуют за пулей до потерей ею большей части кинетической энергии, в частности, до попадании в мишень. В момент удара в многослойную мишень – одежду, покрывающую тело человека – резко меняются аэродинамические характеристики движения пули и пороховые газы откладывают свои составные части, и, прежде всего копоть, между первым и вторым слоем преграды, на внутренней поверхности одного из них. Эта копоть проявляется при выстреле со значительной дистанции, что является исключением из обычных закономерностей. аномалией. Такое явление было после Великой Отечественной Войны отечественным ценным – И.В.Виноградовым, а потому в международной терминологии получило название «эффект Виноградова».
Вторая аномалия, открытая С.Д.Кустановичем, встречается реже и менее известна в криминалистике и судебной медицине. В некоторых случаях при повреждении массивных костей в теле человека (черепа, лопаток, таза) винтовочной пулей (имеющей существенную массу и большую скорость) образуется компактная масса обломков кости. Они приобретают значительную кинетическую энергию и действуют на мягкие ткани тела и текстильные ткани подобно столбу пороховых газов, нанося аналогичные повреждения, т.е. надрывы крестообразной или звездообразной формы, но у в ы х о д н о го повреждения.
И еще обстоятельство, не относящееся впрямую к образованию огнестрельных повреждений, системе следов основного и дополнительных факторов выстрела, но имеющее существенное значение имеет вопрос, по которому дискуссия как бы затухла.
В 1974 году Б.М.Комаринец писал: «Поскольку судебная баллистика и часть судебной медицины – «огнестрельные повреждения» - общим объектом исследования имеют огнестрельные повреждения одежды, возн- икает вопрос, кем – криминалистами или судебными медиками – должна производиться экспертиза огнестрельных повреждений одежды, В этом отношении высказывались диаметрально противоположные точки зрения: С.П.Прибылева – Марченко настаивала на выполнение таких экспертиз в учреждениях судебной медицины1, а В.М.Плескачевский, напротив, - в криминалистических лабораториях2.» Б.М.Комаринец разделил проблему на три аспекта: «1) повреждения предметов (стекло, занавеска, дверь, стена), не прилегавших в момент выстрела к телу потерпевшего, исследуются исключительно криминалистами;
2) повреждения тела человека (трупа, раненого) исследуются исключительно судебными медиками;
3) одежда может быть объектом экспертизы как кри- миналистической, так и судебно медицинской, а возможно (пожалуй, лучше) комплексной – судебно-медицинской и криминалистической.»
Нам представляется, что точка зрения Б.М.Комаринца является неточной или устаревшей. Основанием для установления компетенции эксперта является характер специальных знаний. Во всех случаях не характер следовоспринимающего объекта, а глубокие знания механизма выстрела, закономерностей явлений внутренней и внешней, возможность спланировать и провести экспертные экспериментальные выстрелы должны быть основанием для отдачи права исследования огнестрельных повреждений экспертам криминалистам, возможно с комплексным участием других экспертов – судебных медиков, судебных физиков или химиков. Но с координирующим главенством судебных баллистов, криминалистов.



2.Методика криминалистического исследования следов выстрела на преграде для установления обстоятельств применения огнестрельного оружия
Как указывалось выше криминалистическое исследование следов выстрела на преграде для установления обстоятельств применения огнестрельного оружия имеет характер ситуационной экспертизы с использованием специальных знаний судебного химика, физика, судебного медика при координирующей роли эксперта судебного баллиста. Поэтому это исследование одновременно часто является к о м п л е к с н о й экспертизой.
Методика такой экспертиз основывается на разработках А.Р.Шляхова и Ю.Г.Корухова и состоит из следующих перемежающихся этапов (стадий): подготовительная стадия; аналитическое исследование; сравнительное исследование; синтез результатов исследования и формулирование выводов эксперта.
Мы считаем достаточно продуктивным дополнение этих этапов (стадий) и последним, заключительным – составление, оформление заключения и фототаблицы.
В настоящее время опубликован ряд работ по теме О.В.Микляевой.
Подготовительная стадия
Эксперту необходимо ознакомиться постановлением (определением) о назначении экспертизы, - в частности, с обстоятельствами дела, вопросами, поставленными перед экспертом и объектами, представленными на исследование. Чаще всего такой анализ материалов, представленных на экспертизы, проводится экспертом-баллистом. Он решает, достаточно ли в данном случае его знаний или необходимо включить в число исполнителей и экспертов иной квалификации (химика, физика) и нужно ли в данном случае межведомственное сотрудничество с иными экспертными системами (прежде всего с Бюро СМЭ, с привлечением эксперта судебного медика). О чем докладывается руководителю экспертного подразделения, распределявшего экспертизы, который и принимает решение о включении или приглашении дополнительных экспертов.
По судебно-баллистическим экспертизам огнестрельных повреждений очень часто имеет место направление запросов следователю (суду) о представлении дополнительных материалов. К их числу относятся копии протоколов осмотра места происшествия, копии протоколов осмотра предметов, копии заключений судебно-медицинского исследования трупов, копии протоколов допросов свидетелей и обвиняемых.
На подготовительной стадии в ряде случаев решается вопрос о необходимости проведения части исследований на месте происшествия (месте производства выстрелов). Чаще всего это имеет место при оставлении части нетранспортабельных вещественных доказательств со следами выстрела на месте происшествия и в тех случаях, когда для ответа на вопросы постановления необходимо исследовать все следы выстрела в совокупности, т.е. всю обстановку места происшествия в совокупности.
Как результат этой работы должен быть план исследования и прежде всего сочетание использования специальных знаний всех участвующих в экспертизе экспертов.
Стадия аналитического исследования
На аналитической стадии решается несколько задач.
А)Прежде всего визуально осматривается предмет-следоноситель: характер объекта, в некоторых случаях его размерные данные; расположение повреждения или повреждений (предположительно входного и выходного), его форма и размеры; характер его краев и концов нитей по его краям; наличие «минус ткани» («минуса материала»); состояние канала повреждения, если есть возможность осмотреть его на просвет; наличие дополнительных повреждений, их форма и размеры; наличие характер, форма и размеры зон отложения веществ, напоминающих копоть, неполностью сгоревшие порошинки или ружейную смазку.
Обычно такой осмотр производят эксперты – судебный баллист и химик или физик. Часть заключения, которое включает описание этой части исследования подписывают эксперты, которые его производили.
Б)Эксперт-химик исследует зону вокруг повреждения на предмет обнаружения на ней остатков несгоревших порошинок. Он описывает эти исследования в соответствующей части заключения, которую и сам подписывает.

В) Эксперт-физик, участвующий в экспертизе, может произвести исследование проб из мишени с помощью эмиссионного спектрального анализа для установления калия, магния, алюминия, входящих в состав горения дымного пороха, магний и алюминий, входящих в состав горения бездымного пороха, элементов, входящих в состав инициирующего состава, материалов ствола, пуль, гильз, корпуса и деталей капсюля-воспламенителя. Эту часть экспертного заключения исполняет и подписывает эксперт-физик.
1ое сравнительное исследования
Полученные данные о признаках, отобразившихся в повреждении и вокруг него сравниваются со справочными материалами по отображению основных и дополнительных факторов следов выстрела на различных дистанциях и в различных материалах. Проводится всеми экспертами проводившими предыдущие исследования.
1 синтез результатов исследования (сравнения)
По результатам сравнения делается предварительное заключение об огнестрельном характере исследуемого повреждения, расположении его входного» отверстия и возможной дистанции выстрелов. При этом делается заключение, что дистанция выстрела могла быть в пределах от и до см, проводится всеми экспертами проводившими предыдущие исследования
2 стадия аналитического этапа-экспертный эксперимент
В соответствии с полученными результатами сравнения исследуемого повреждения со справочными материалами устанавливается интервал расстояний с которых проводится экспериментальный отстрел из того же оружия аналогичными патронами. Экспериментальный отстрел производится экспертом-балллистом.
2ое сравнительное исследование
Повреждения, полученные в результате экспертного эксперимента, сравниваются (сопоставляются) с исследуемым повреждением по форме, размерам, характеру краев повреждения, отображениям следов дополнительны факторов выстрела. Это сравнение производится всеми экспертами и совпадения дают основания для выводов о входном характере повреждения и дистанции, с которой был произведен выстрел. Соотношение расположения входного и выходного повреждения позволяет сделать вывод о направлении выстрела.
Анализ числа и расположения всех повреждений позволяет по меньшей мере предположить количество выстрелов и в случае расположения повреждений на хрупких, кристаллических преградах устанавливается их последовательность.
Вопросы о положении потерпевшего в момент нанесения ему повреждения и о возможности выстрела в самого себя чаще всего требуют экспертных исследований на месте происшествия.





Тема 9. Участие специалиста в следственных действиях по делам, связанным с применением огнестрельного оружия

План лекции
1. Теоретические основы привлечения специалиста для участия в следственных действиях.
2. Участие сотрудника ЭКЦ в качестве специалиста-криминалиста при производстве следственных действий по делам, связанным с применением огнестрельного оружия.
3. Участие эксперта-криминалиста в следственных действиях по делам, связанным с применением огнестрельного оружия.

1. Теоретические основы привлечении специалиста для участия в следственных действиях

В ст.164 УПК РФ « Общие правила производства следственных действий» указано:
п.5 « Следователь, привлекая к участию в следственных действиях участников уголовного судопроизводства, указанных в главах 6-8 настоящего Кодекса должен совершить ряд действий.»
Статья 57 «Эксперт» и статья 58 «Специалист» включены в «Главу 8. Иные участники уголовного судопроизводства». Таким образом УПК РФ разрешает привлекать к участию в следственных действиях таких участников уголовного судопроизводства как «эксперт» и «специалист».
Учитывая, что эти два термина временами пересекаются и «эксперт» по занимаемой им должности в ЭКЦ, может привлекаться для производства следственных действий и в то же время он может назначаться «экспертом» согласно постановлению следователя или определения суда, т.е. быть дважды «экспертом». Поэтому, по нашему мнению, необходимо вернуться к термину, бытовавшему в нашей стране – «сведущие лица» т.е. «обладающее специальными знаниями»в тех или иных специфических областях .
Собственно, это закреплено в действующем УПК РФ :
«Статья 58. Специалист
1. Специалист – лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для (1) содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, (2) применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для (3) постановки вопросов эксперту, а также для (4) разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию».
Ч. 2 ст. 58 УПК РФ определяют вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве в соответствии со статьями 168 и 270 этого Кодекса и ч.5 ст.164.
Так, следователь привлекая к участию в следственных действиях участников уголовного судопроизводства, указанных в главах 6-8 настоящего кодекса, в том числе и специалиста, он должен удостовериться в их личности, разъяснить им права, ответственность, а также порядок производства соответствующего следственного действия. Если в числе прочих в этом следственном действии участвует специалист, то он также предупреждается об ответственности, предусмотренной ст-ми 307 и 308 УК РФ.
Далее, до начала следственного действия, в котором участвует специалист, следователь удостоверяется в его компетентности, выясняет его отношение к подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему, разъясняет специалисту права и ответственность, предусмотренные статьей 58 настоящего кодекса.
В статье 58 части 3, специалист вправе:
1) отказаться от участия в производстве по уголовному делу, если он не обладает соответствующими специальными знаниями;
2) задавать вопросы участникам следственного действия с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда;
3) знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, и делать заявления и замечания, которые подлежат занесению в протокол;
4) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права.
4. Специалист не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу в качестве специалиста, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. За разглашение данных предварительного расследования специалист несет ответственность в соответствии со статьей 310 УК РФ.
Статья 270 УПК РФ определяет порядок разъяснения специалисту его прав на «Подготовительной части судебного заседания».
Ключевым вопросом является то, что следует понимать под специальными знаниями, которыми должен обладать специалист-криминалист, участвующий в следственных действиях. В отличие от специалиста–криминалиста, специальные знания эксперта-криминалиста концентрируется в той отрасли криминалистической техники, в которой разработаны методические основы криминалистической экспертизы, производство которой эксперт-криминалист берет на себя. Очевидно, что знания, и, основанные на них умения и навыки, которые становятся свойственными специалисту-криминалисту, должны обеспечивать его надлежащее участие в следственных действиях, особенно связанное с обнаружением, закреплением (криминалистически-фиксацией) и изъятием предметов и документов, применением технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также компетенцию.
Нам представляется, что в этот комплекс знаний, умений и навыков должны входить научные положения и, прежде всего закономерности, установленные и закрепленные в таких отраслях криминалистической техники, как криминалистическая фотография, киносъемка и видеозапись, судебная трасология и криминалистическое оружиеведение (в части судебной баллистики и судебного взрывоведения). Другие отрасли криминалистической техники - криминалистическое документоведение и криминалистическая габитоскопия – гораздо реже используются специалистами-криминалистами при оказании помощи следователям при производстве следственных действий.
Необходимо также отметить и то, что практика показывает необходимость, если и не более, то не менее высоком уровне знания научных положений, закономерностей в этих отраслях криминалистической техники специалистом-криминалистом, чем это требуется при производстве аналогичных экспертиз в лабораторных условиях. Работа в команде следственно-оперативной группы, дефицит времени и необходимость его распределять в соответствии с работой других участников СОГ, негативные условия (жара, холод, наличие на месте происшествия трупа и степень его разложения, присутствие представителей потерпевшей стороны и проч.), приводит к созданию экстремальной обстановки для работы специалиста-криминалиста и применения им своих специальных познаний.
Помимо участия в процессуальных действиях специалист-криминалист своими специальными знаниями участвует во внепроцессуальной форме действий по раскрытию преступлений, которые делятся на две подгруппы.
К первой подгруппе относятся оперативно-розыскные мероприятия , к участию в которых привлекается сотрудник одного из ЭКЦ МВД РФ. При этом, участие специалиста-криминалиста в ОРМ, как сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и документов, обследование помещений, зданий, сооружений, участков мест и транспортных средств (ст.6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности») имеют определенные аналогии с его участием в таких следственных действиях, как получение образцов для сравнительного исследования (ст.202 УПК РФ), производство судебной экспертизы (ст. 195-199 УПК РФ) и осмотр (ст.176, 177 УПК РФ)
Ко второй подгруппе внепроцессуальной формы использования специальных знаний специалиста-криминалиста относится предварительное исследование материальных следов в широком смысле (следов-предметов, следов-веществ и следов-отображений). В.Н.Хрусталев и Р.Ю.Трубицын считают, что «Предварительное исследование следов –это внепроцессуальное применение специальных познаний для определения относимости обнаруженных следов к расследуемому событию, получения данных о механизме их образования, установления признаков следообразующих объектов и сбора сведений о возможных приметах, привычках и других данных, характеризующих лиц, принимавших участие в указанном событии» (Хрусталев В.Н., Трубицын Р.Ю. Участие специалиста в следственных действиях. – СПб: Питер. 2003, с. 39).
Необходимо отметить, что организационные и методические основы деятельности сотрудников ЭК подразделений МВД РФ в качестве специалиста-криминалиста изложены в «Наставлении по работе экспертно-криминалистических подразделений Органов внутренних дел», утвержденном Приказом МВД от 1 июня 1993 года № 261 «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности ОВД РФ» и «Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб ОВД в расследовании и раскрытии преступлений», утвержденной Приказом МВД РФ 20 июня 1996 года №334 «Об утверждении инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб ОВД в расследовании и раскрытии преступлений».
Положения этих Приказов МВД РФ и утвержденных ими «Наставления» и «Инструкции» не противоречат, а только дополняют и развивают положения УПК и ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности.
Особенно это касается «предварительного исследования следов».
В «Наставлении» говорится:
«2.2.6. Специалист по согласованию со следователем ( лицом, производящим дознание) проводит на месте происшествия предварительное исследование следов в целях принятия неотложных мер к раскрытию преступлений и розыску преступника.
2.2.7. Результаты предварительного исследования оформляются справкой и доводятся до сведения следователя (лица, производящего дознание) и оперативного работника, а в последующем фиксируются в журнале выездов на место происшествия».
В «Инструкции» эти положения были уточнены:
«2.4.4. По указанию следователя осуществляется предварительное исследование следов и иных вещественных доказательств на месте происшествия для получения розыскной информации о лицах, совершивших преступление и других фактах, подлежащих установлению.
2.4.5. С учетом результатов осмотра участвует в разработке рабочих версий совершенного преступления».
Таким образом, в настоящее время уточнена и развита процессуальная и подзаконная база в части, касающейся роли специалиста-криминалиста в работе на месте производства процессуальных действий - в содействии в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, в применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, в постановки вопросов эксперту, а также в разъяснении сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

2. Участие сотрудника ЭКП в качестве специалиста криминалиста при производстве следственных действий по делам, связанным с применением огнестрельного оружия

.1.1. Прежде всего следует отметить, что работа, в которой активно участвует специалист состоит прежде всего из обнаружения, осмотра и фиксации следов (включая предметы) выстрела и предварительное их исследование для получения информации о происшествии.
И методы обнаружения должны соответствовать тому, что это за следы –следы-предметы (оружие, пули, гильзы, дробь, пыжи, патроны) или следы-отображения и следы-вещества (следы выстрела на преградах).
Обнаружение огнестрельного оружии, патронов, гильз, пуль, дробинок, пыжей достигается целенаправленным розыском, отысканием их среди других предметов на месте происшествия. Обычно, для обнаружения огнестрельного оружия (особенно, длинноствольного), брошенного или потерянного на месте происшествия, достаточно визуального наблюдения. Но необходимо учесть, что оружие (как и патроны) может быть спрятано на месте происшествия, в таких местах, как водосточные трубы, мешки с зерном и мукой, копны и стога сена, дупла деревьев, а также в тайниках мебели, стен, стропил, в книгах. Оружие часто выбрасывается в туалеты, выгребные ямы, водоемы, в кучи мусора, на свалки. Эти обстоятельства должны учитываться при осмотре места выстрела и постановке задачи сотруднику УР или инспектору-кинологу на осмотр путей прихода и ухода преступника с места происшествия.
Определенной спецификой обладает и обнаружение мелких следов-предметов. Криминалисты знают многочисленные случаи, когда гильза, выброшенная из автоматического оружия, оказывается в самых неожиданных местах – в кармане стрелявшего или потерпевшего, за открытой электропроводкой, на верху шкафа, за картиной, в абажюре, в пустой бутылке, в висячей керосиновой лампе, в шерсти шубы. Пуля может глубоко внедриться в преграду или, пробив ее насквозь, улететь на значительную дистанцию, оказаться в посуде с пищей, между слоев одежды.
Поиски мелких следов-предметов зачастую осложняется, когда место происшествия имеет травяной покров, щебенчатое покрытие, засыпано снегом, покрыто слоем жидкой грязи, дорожной пыли, цемента, песка. Во всех случаях, особенно при затрудняющих условиях, важное значение имеет планомерность в осмотре отдельных участков, составляющих в совокупности место происшествия. Наметив границы участка, на котором предполагается обнаружить мелкие предметы огнестрельного происхождения, его необходимо мысленно разметить, разделить на «квадраты», каждый из которых осматривается с помощью линейного способа осмотра, в его челночной разновидности, то есть последовательно с захватом соседних участков, как бы перекрывая их границы при осмотре.
Обнаруженные в результате такого поиска объекты: оружие, патроны, пули, гильзы, пыжи, дробинки отмечаются вешками для дальнейшего их осмотра и фиксации.
Кроме того для обнаружения мелких слабовидимых объектов могут быть применены и специфические методы:
-Если есть достоверные предположения о том, что указанные объекты оказались под слоем снега, в траве, в жидкой грязи, воде, могут быть применены различные магнитные искатели-подъемники и металлоискатели.
-Может быть применен метод просеивания через достаточно частые сита снега, различных порошковидны веществ, а также растапливание снега или льда в подручных емкостях и процеживание также через сита или ткань.
-Если в процессе обнаруживается место, с которого был произведен выстрел из автоматического или самозарядного оружия(по трасологическим следам пребывания человека), а также устанавливается направление полета пули, то поиски гильзы необходимо произвести с учетом направления и дальности выбрасывания из оружия данного образца стреляной гильзы.
Обнаружение в форме распознавания огнестрельных повреждений в ряде случаев не столь очевидно и необходимо учитывать, что на стенах, оконных стеклах и ставнях, кузовах автомобилей, шиферных и жестяных и жестяных крышах, одежде человека, занавесках и предметах постели могут быть повреждения и не связанные с выстрелом, а имеющие иную природу.
Поэтому должны быть обнаружены и оценены с точки зрения их групповой принадлежности все предметы, могущие быть непосредственно связанными с выстрелом. В отношении всех сомнительных повреждений, огнестрельное происхождение которых не может быть определено с полной уверенностью при исследовании на месте происшествия, то они должны быть приобщены к материалам уголовного дела для последующего экспертного исследования в лабораторных условиях. Или должно быть организовано их надлежащее хранение на месте обнаружения до производства судебно-экспертных исследований на месте происшествия.
2.1.2. Обнаруженные на месте происшествия следы выстрела необходимо осмотреть с целью их приобщения к материалам уголовного дела, а также незамедлительного получения информации, необходимой для выдвижения следственных версий, планирования расследования и организации оперативно-розыскных мероприятий.
Изучение отдельных объектов, входящих в обстановку места происшествия, часто называют детальным осмотром, в отличие от общего осмотра в ходе обзора места происшествия для уяснения обстановки. При этом детальный осмотр распределяется по двум взаимодополняющим стадиям: статистической, когда объекты изучаются прямо на месте их обнаружения, и динамической, - с извлечением из обстановки и всестороннем их изучением. Каждая из стадий осмотра сопровождается определенными формами фиксации следов, позволяющей закрепить полученную информацию и приступить к детальному осмотру следующего объекта.
Криминалистической техникой рекомендуются следующие формы фиксации следов огнестрельного происхождения:
-описание в протоколе следственного действия;
-составление планов и схем;
-фотографирование и видеозапись;
-изготовление оттисков и слепков;
-изъятие объектов со следами и создание условий для их сохранности.
Первым по времени должно быть применено фотографирование. При детальном осмотре производятся узловые и детальные фотоснимки с соблюдением правил измерительной фотосъемки. Измерительную съемку узла места происшествия рекомендуется производить с глубинным или квадратическим масштабом. Отдельные мелкие объекты фотографируются с масштабной линейкой. Труп потерпевшего фотографируется как центр одного из узлов с визуальной привязкой к ориентирующим объектам места происшествия. Труп должен быть сфотографирован с нескольких точек обзора, но один снимок должен быть произведен в проекции сверху-вниз, с расположением объектива фотоаппарата вертикально где-то уровне пояса трупа. Отдельно фотографируются все повреждения и следы на одежде и открытых участках тела потерпевшего, а также все видимые шрамы, татуировки и проч.
Далее проводится описание следов, при котором огромное значение имеют специальные знания специалиста и прежде всего в закономерностях судебной баллистики. Обязательно указание на положение следов (и предметов) на месте происшествия, с привязкой не менее чем к двум устойчивым ориентирам.
А. Следы выстрела на преграде фиксируется по следующему комплексу признаков:
форма и размеры повреждения и его расположение; характер краев повреждения и наличие (если он есть) «минуса ткани» («минуса материала»); состояние канала повреждения, если есть возможность осмотреть его на просвет; наличие дополнительных повреждений, их форма и размеры; наличие, характер, форма и размеры зон отложения веществ, напоминающих копоть, неполностью сгоревшие порошинки, ружейную смазку.
Б. Огнестрельное оружие описывается по следующим позициям :
вид, образец, модель оружия и, если есть очевидные данные – калибр; расположение оси канала ствола по сторонам света; имеющиеся маркировочные обозначения; положение частей ударно-спускового механизма; состояние канала ствола пот результатам осмотра на просвет; наличие или отсутствие запаха пороха из канала ствола; наличие следов-наслоений и повреждений на деталях оружия.
В.Стреляная гильза описывается по следующей схеме:
вид гильзы и образец патрона, которому она принадлежала (по возможности); материал, цвет и форма корпуса гильзы; размеры гильзы (длина, внутренний диаметр дульца, наружный диаметр корпуса и донышка); следы крепления пули в гильзе; наличие, характер и ширина канелюры (если она имеется); наличие кольцевой проточки или фланца донышка гильзы; маркировочное обозначение на донышке гильзы полностью; конструкция и цвет капсюля; наличие, цвет и характер следов антикоррозийного лака (если они имеются); наличие, расположение на гильзе и характер следов огнестрельного оружия (следы ориентируются по цифрам циферблата часов); наличие, расположение и характер повреждений и иных следов на гильзе; наличие копотеобразных веществ на наружных и внутренних поверхностях гильзы; наличие или отсутствие запаха пороха из гильзы.
Г. Стреляная пуля отражается в протоколе так:
вид пули, конструкция, цвет поверхности оболочки и сердечника (по цвету донышка); размеры (длина, диаметр ведущей части, диаметр хвостовой части); форма головной части (остроконечная, закругленная, полусферическая, тупоконечная) и донышка (плоское, вогнутое, выпуклое); наличие поясков или желобков на ведущей части пули или иные следы крепления в гильзе; маркировочные обозначения на пуле; наличие, расположение и характер следов канала ствола; наличие, расположение и характер повреждений, остатков антикоррозийного лака и иных следов на пуле.
Е. Пыжи характеризуются признаками:
материал пыжа; его форма и размеры; характер краев, наличие и характер текстов и изображений; следы термического воздействия; отложения копоти и неполностью сгоревших порошинок; характер следов веществ, использовавшихся для герметизации патрона.
Следует отметить обязательность фиксации в протоколе осмотра всех надписей и изображений (маркировок), которые будут обнаружены на огнестрельном оружии, патронах, гильзах. И никакие трудности технического порядка (неизвестный следователю и специалисту алфавит или язык, сложные изображения) не могут освободить от этой необходимости.
В то же время необходимо постоянно учитывать, что в протоколе осмотра места производства выстрела (так же как и любого другого следственного действия) не должны фиксироваться суждения, полученные в результате умозаключений, а также и то, что все заносимые в протокол факты должны быть понятны, очевидны для всех участников осмотра, в том числе и понятых.
На месте производства выстрела достаточно часто обнаруживается труп потерпевшего, поэтому возникает необходимость его незамедлительного осмотра. В криминалистической литературе встречаются методические рекомендации – при неблагоприятных условиях производить осмотр трупа не на месте его обнаружения, а в другом месте, чаще всего в морге, но в тоже самое время это не должно являться частью судебно-медицинской экспертизы (Криминалистика, том 11, под ред. Р.С.Белкина и И.М.Лузгина. Академия МВД СССР, 1980 год, с.95.).
Трудно согласиться с этим по ряду причин, и одной из основных является то, что задержка во время осмотра может привести к безвозвратной потере важной информации по уголовному делу. Поэтому во всех случаях рекомендуется производить осмотр трупа по месту его обнаружения, и проблема заключается не в условиях, которые редко бывают комфортными на месте происшествия, а в уровне специальных знаний, используемых в ходе такого осмотра следователем.
В случае участия в осмотре судебного медика, следователь передоверяет ему осмотр трупа, обеспечивая фиксацию информации в протоколе осмотра, а так организуя фотографирование трупа. Такой осмотр проводится согласно «Правил работы врача-специалиста в области судебной медицины при наружном осмотре трупа на месте его обнаружения (происшествия). (от 28 февраля 1978 года № 10-8 / 21).
Возможен вариант, когда в следственно-оперативной группе судебный медик отсутствует, и следователь должен основную нагрузку в осмотре трупа взять на себя. Привлечение в качестве специалиста медика, не имеющего судебно-медицинской специализации, может обеспечить по существу только манипуляции с трупом – его переворачивание и перемещение, совлечение с него одежды, проверку наличия в одежде и между ее слоями, а также зажатых в пальцах различных предметов. Обязанность установления состояния трупа, характера повреждений, наличия на одежде и трупе различных следов полностью лежит на следователе. Участвующий в осмотре специалист-криминалист должен помочь следователю в грамотном осмотре и описании трупа в соответствии с указанными «Правилами», сформулированными для судебных медиков.
Так, следователь (сам или с помощью судебного медика или специалиста- криминалиста) должен установить и описать в протоколе: 1- позу трупа, положение конечностей, предметы, находящиеся на трупе, около него и под ним, состояние поверхности, на которой находится труп; 2-положение одежды на трупе и ее состояние (повреждения, загрязнения, состояния и целость застежек, петель, пуговиц), наличие следов, похожих на кровь и выделения; 3-пол, приблизительный возраст, телосложение, цвет кожных покровов; 4-состояние зрачков, роговиц, состояние видимых естественных отверстий (наличие инородных предметов, выделений и проч.); 5-особые приметы (физические недостатки, рубцы, татуировки и проч.); 6-наличие трупных явлений (степень охлаждения на ощупь открытых и закрытых одеждой участков тела, наличие, расположение, цвет трупных пятен, степень выраженности трупного окоченения); 7-наличие повреждений кистей рук, а так же предметов, зажатых в пальцах; 8-характер, размеры и расположение повреждений на одежде и теле потерпевшего, следы крови и других веществ; 9-наличие запаха изо рта трупа; 10-следы возможного перемещения трупа.
Особое внимание уделяется соответствию расположения и характер следов основного и дополнительных факторов выстрела на предметах неживой природы и теле человека. Проверяются слои одежды на возможное наличие между ними пули, дроби, пыжей и гильз.
Отмечается наличие или отсутствие обуви на ногах потерпевшего.
Составление схем и планов. Никакие другие способы фиксации (описание, фотографирование, видеосъемка) не могли и не могут в обозримом будущем заменить составление планов и схем, на которых фиксируются обстановка места происшествия в целом и отдельные его участки. При работе со следами рационально сделать зарисовки узлового и детального характера, которые при осмотре места производства выстрела имеют свою специфику. По планам местности или помещения в ряде случаев расчетно-графическим путем удается установить место, с которого был произведен выстрел. Зарисовка донышка гильзы поможет дополнительно к описанию и фотографированию зафиксировать маркировки и следы оружия.
Изготовление оттисков и слепков из всех форм фиксации следов выстрела реже всего применяется на месте происшествия.
Представляется, что в случае обнаружения в нетранспортабельных и труднорасчленяемых объектах повреждений, напоминающих огнестрельные, после их фотографирования и описания в протоколе необходимо получить оттиск с краев повреждения и окружающей поверхности преграды. Еще в 1962 году был предложен в криминалистике метод Балагина –«контактно-диффузионный метод», позже называвшийся «электрографическим методом или методом оттиска» (Ю.Г.Корухов, 1964), «методом цветных отпечатков (контактно-диффузионным)» (И.В.Виноградов, 1975), «диффузно-контактным» (РФЦЭС, 1997) и др. Этот метод позволяет установить включение в вещества копоти таких металлов, как медь и ее сплавы, свинец, никель, железо, алюминий, а следовательно и огнестрельное происхождение повреждений.
Необходимо отметить, что использование «диффузно-контактного метода» (ДКМ) при осмотре места производства выстрела не получили еще своего распространения, что объясняется и техническими трудностями плотного прижатия фотобумаги, первично обработанную химикалиями, к поврежденной преграде в течении определенного времени, и то, что материальные средства для изготовления оттисков не входят в наборы, предназначенные для работы со следами, прежде всего со следами выстрела.
Не менее важной задачей является изготовление слепка со слепого огнестрельного повреждения, производимого после фотографирования и описания в протоколе осмотра, но до разрушения этого канала для извлечения разыскиваемого снаряда. В настоящее время в криминалистической технике достаточно разработана методика изготовления синтетических слепков (А.С.Лазари: Использование полимерных материалов при проведении трасологических и судебно-баллистических исследований: Экспертная техника: Выпуск 39, ВННИСЭ МЮ СССР, 1972.). Однако, рекомендации по их применению или встречаются достаточно редко, или вообще не встречаются в соответствующих источниках. Хотя следственная практика подтверждает первостепенную важность и незаменимость.
Изъятие транспортных объектов со следами и создание условий для их сохранности Изъятие следов выстрела началось ранее, при предыдущих действиях по вычленению объектов из окружающей обстановки места производства выстрела и их детального осмотра и должно продолжиться их упаковкой для транспортировки и хранения.
Огнестрельное оружие берется с места его обнаружения так, чтобы не произошел выстрел без нажатия или с нажатием на спусковой крючок, и удерживается в руках так, чтобы не нарушить следы трасологического (включая следы папиллярных узоров) и иного (кровь, волосы, микрообъекты) характера на поверхности оружия , и с оружием производятся все действия , необходимые для его осмотра и фиксации следов.
Огнестрельное оружие (за исключением револьверов) разряжается, ударно-спусковой механизм ставится в положение предохранения ли на предохранительный взвод. У револьверов отмечается камора, находящаяся против ствола, и курок осторожно спускается в положение предохранительного взвода.
Охотничье ружье с переламывающимися стволами разбирается на три части – ствол (стволы), цевье, ложе, - после чего цевье вновь присоединяется к стволу (стволам).


Дульный срез ствола (а и разобранного охотничьего ружья - и казенный срез) покрываются бумажным колпачком, который обвязывается шпагатом, Оружие снабжается биркой.
Пули и гильзы изымаются по одной и после осмотра и фиксации помещаются раздельно в пакетики или коробочки.
На бирке к оружию или упаковке гильзы указывается уголовное дело, наименование объекта и точное место их обнаружения, надпись заверяется подписями следователя, специалиста-криминалиста и понятых.
Раздельная упаковка и точное указание места обнаружения пуль и гильз не является формальностью. В экспертной практике автора имеется случай, когда при отсутствии пули, ушедшей «на вылет», только по точной локализации обнаруженных гильз, отстрелянных из АКМ, с учетом положения потерпевшего, был установлен один автомат, из которого было нанесено смертельное повреждение.
Пули и дробинки часто приходится извлекать из слепых повреждений в различных преградах, поэтому общим правилом является разрушение преграды вокруг канала повреждения так, чтобы не коснуться искомого объекта. Например, при слепом канале повреждения в деревянной стене, дерево вокруг него выбирается полукруглой стамеской большего радиуса, чем сам канал.
В настоящее время, с введением в практику методику отождествления гладкоствольного охотничьего ружья по следам на мультиснарядах, весьма желательна разметка повреждений, из которых извлекаются дробинки, расположенных по краям дробовой осыпи, в соответствии с числами часового циферблата. Эти дробинки, располагавшиеся по краям дробового снопа, изымаются по одной, и помещаются в пакетики, на которых помимо указанных выше надписей, делается и отметка о месте, где она располагалась, (по циферблату часов).

Войлочные пыжи, картонные прокладки, а также предметы, использовавшиеся в качестве пыжей (куски бумаги, тряпки и т.п.) раздельно упаковываются в конверты, которые оформляется также, как оружие, гильзы, пули, патроны.
Различные тканые объекты (одежда, занавески, постельное белье) изымается и, перед упаковкой в бумажные или матерчатые мешки, участки вокруг повреждении обшиваются кусками белой чистой бязи. Использование других материалов, и прежде всего целлофана, для упаковки тканных объектов не рекомендуется во всех случаях, так как статическое электричество, образующееся при трении ткани об упаковку, может привести к утере не только частиц копоти и порошинок, но и различных микроследов.
В ряде случаев приходится выпиливать куски деревянных заборов, ставень, бортов грузовых автомобилей, дверей и прочих преград, где имеются следы, напоминающие следы выстрела. Такие вырезанные части объектов, а также части объектов, отделенные путем их размонтировки, упаковываются в ящики, коробки, на которых делаются необходимые надписи. Но, кроме того, на самих объектах обязательно должны быть сделаны отметки, указывающие верх и низ, внутреннюю и наружную поверхность объекта.
Осмотр места производства выстрела завершается обязательным заключительным этапом. Должна быть проверена полнота фиксации обстановки, а также всех следов, обнаруженных при осмотре.



3.Участие эксперта-криминалиста в следственных действиях по делам, связанным с применением огнестрельного оружия
Задачи обнаружения и фиксации всех следов (и объектов) в ходе следственного осмотра в том числе и места производства выстрела требует сопоставления, взаимодополнения и получения новых фактов для выдвижения следственных версий и планирования расследования. Поэтому в следственной практике достаточно широкое распространение получили исследования, называемые предварительными, специальными и внепроцессуальными, которые проводятся с целью аналитического осмысления результатов осмотра места происшествия.
Начиная с 1992 года в нашей стране издавались работы, в которых уделялось внимание проведению таких исследований.
(-Плескачевский В.М. Осмотр места происшествия по делам, связанным с применением огнестрельного оружия. Учебно-методическое пособие. М.: УМЦ при ГУК МВД РФ, 1992.
-Чулков И.А.Предварительные судебно-баллистические исследования на месте происшествия: Учебное пособие.- Волгоград: Волгоград. Юрид. ин-т МВД России, 1997.
-Хрусталев В.Н., Трубицын Р.Ю. Участие специалиста-криминалиста в следственных действиях.- СПб.: Питер, 2003.).
Таким образом, оформился круг вопросов, которые могут быть решены в результате предварительного исследования на месте производства выстрела. При этом необходимо учесть некоторые общие соображения.
Для решения этих вопросов нельзя проводить «экспертные эксперименты», для которых нет условий на месте происшествия.
Эти исследования должны сопровождаться использованием минимального, абсолютно необходимого круга справочных материалов.
Результаты исследования отражаются в «справке специалиста», которая является источником внепроцессуальной, оперативно-розыскной информации, позволяющей следователю только выдвигать версии и планировать расследование.
Круг вопросов, решаемых при предварительно исследовании может быть следующим:
1. Обнаруженные на месте происшествия объекты, напоминающие или являющиеся огнестрельным оружием? Каков его вид, модель, калибр и образец?
2. Обнаруженные на месте происшествия пули и гильзы, в оружии какого вида, модели, калибра и образца отстреляны и совпадают эти показатели с аналогичными показателями обнаруженного огнестрельного оружия?
3.Имеются ли на обстановке места происшествия повреждения, позволяющие предположить их огнестрельный характер?
4.Какова дистанция выстрела (выстрелов) на месте происшествия?
5.Каково направление выстрела (выстрелов) на месте происшествия?
6. Каково количество и последовательность выстрелов?
7.Признаки какого выстрела –при самоубийстве, несчастном случае или в целях умышленного нанесения повреждений потерпевшему – усматриваются из обстановки места происшествия?
Эти вопросы решаются или же сразу после осмотра места происшествия или после доставления объектов в качестве вещественных доказательств в экспертное учреждение.
3.Участие эксперта-криминалиста в следственных действиях по делам, связанным с применением огнестрельного оружия
После вынесения постановления о назначении судебно-баллистической экспертизы, т.е. после назначения сотрудника экспертно-криминалистического подразделения – экспертом по данному уголовному делу он может принять участие в производстве следственных действий по данному уголовному делу. Обычно это имеет место в двух случаях: 1-когда эксперт в ходе следственного действия (чаще всего допроса) эксперт получает дополнительный материал необходимый для производства уже назначенной экспертизы; 2- когда в ходе следственного действия (чаще всего повторного осмотра места происшествия) эксперт проводит свои исследования, которые невозможны в лабораторных условиях.
1. В ряде случаев, назначая судебно-баллистическую экспертизу следователь не обладает еще всем необходимым материалом. Более того, для их получения необходимы специальные познания, которых нет у следователя. Примером может служить следующий случай: назначается судебно-баллистическая экспертиза для выяснения – относится ли данный самодельный объект к огнестрельному оружию. В числе прочих исследований, эксперт должен экспериментально пострелять из этого оружия и установить кинетическую энергию, получаемую снарядом (пулей). Дело осложняется тем, что это самодельное огнестрельное оружие не рассчитано на использование унитарных патронов, а значит необходима неизвестная навеска пороха. Установить сколько и какого пороха насыпал обвиняемый в ствол оружия может быть выяснено только в ходе допроса, в котором участ-
вует эксперт и выясняет с разрешения следователя все особенности снаряжения оружия.(ч.3 ст.57 УПК РФ и ч.5 ст.164 УПК РФ).
2.В ряде случаев, в числе прочих вопросов на разрешение эксперта ставятся вопросы: о направлении выстрелов, числе выстрелов и количестве стрелявших, Чаще всего, без исследования всей совокупности объектов, составляющих обстановку места производства выстрелов, ответить на них невозможно.
А объекты обстановки места происшествия до этого момента еще не переданы следователем эксперту в полном объеме.
Поэтому следователем проводится в полном объеме повторный (или дополнительный) осмотр места происшествия, к которому привлекается эксперт, который проводит необходимые исследования.
Литература
Законодательства. Нормативно-техническая докумендация
(ко всем темам)
Руководящая:
1.Закон РФ «О милиции» по состоянию на 1июня 2002 г.
2.Федеральный закон РФ от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ «Об оружии».
3.Федеральный закон РФ от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».
4. Приказ МВД РФ от 1 июня 1993 года № 261 «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности ОВД РФ».
5.Приказ МВД РФ от 20 июня 1996 года № 334 «Об утверждении инструкции об организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений».
6.Приказ МВД РФ от 12 июля 2000 года № 752 дсп «Об утверждении Наставления формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, криминалистических, розыскных учетов, экспертно-криминалистических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации».
7.Приказ МВД РФ от 30 мая 2003 года № 366 «О вопросах организации экспертно-криминалистической деятельности ОВД».
8.Приказ МВД РФ от 29 июня 2005 года № 511 « Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях ОВД РФ».


Основная литература
(ко всем темам)
1.Стальмахов А.В., Сумарока А.М., Егоров А.Г., Сухарев А.Г.: Судебная баллистика и судебно-баллистическая экспертиза: Учебник/ Под общей ред. А.Г.Егорова.- Саратов: СЮИ МВД России. 1998, с.3-11.
2.АхановВ.С.:Криминалистическая экспертиза огнестрельного оружия и следов его применения - Волгоград: ВСШ МВД СССР. 1979, с.3-12.
Дополнительная литература

К теме 1:
1.Ермоленко Б.Н.: Теоретические и методические проблемы судебной баллистики: Киев, РИО МВД УССР, 1976.
2.Комаринец Б.М.: Судебно-баллистическая экспертиза: Учебно-методическое пособие, Вып.1. –М.,1974, с.4-43.
3.Методика производства судебно-баллистической экспертиз: Сборник / под. Ред. М.А.Сониса и И.В. Горбачева. – М., 1997.
4.Криминалистическая экспертиза: Курс лекций.- Вып.2: Судебно-баллистическая экспертиза / Редкол.: Ручкин В. А. и др.; Под общ. Ред. Б.П.Смагоринского.- Волгоград: Волгоград. Юрид. ин-т МВД России,1996.
5.Тихонов Е.Н.:Судебно-баллистическая экспертиза: Учебно-методическое пособие.- Барнаул: Алтайский Гос. Университет. 1991.

К теме 2:


1.Комаринец Б.М.:Судебно-баллистическая экспертиза: Учебно-методическое пособие,/ Вып. 1, М.: 1974.
2. Криминалистическая экспертиза: Курс лекций.- Вып. 2 : Судебно-баллистическая экспертиза / Редкол.: Ручкин В.А. и др., ; Под общей редакцией Б.П.Смагоринского. Волгоград, Волгоград. Юрид. ин-т МВД России, 1996.
3.Чулков И.А., Латышов И.В.: Материальная часть стрелкового огнестрельного оружия. Волгоград, 1999 .
4. В.Е.Маркевич: Ручное огнестрельное оружие. История развития со времени возникновения до введения бездымных порохов. Санкт-Петербург, 1994.
5. Болотин Д.Н.: Советское стрелковое оружие. – М.: Воениздат, 1983.
6.Мавродин В.В. Мавродин Вал.В.: Из истории отечественного оружия:Л.: Ленинградский ун-т, 1984.
7.Пистолеты и револьверы: Энциклопедия техники: Серия «Стрелковое оружие» // Выпуск 1. – М., 1995.
8.История винтовки: От пищали до автомата: Энциклопедия техники: Серия «Стрелковое оружие» // Выпуск 2. – М.

К теме 3:
1.Комаринец Б.М.:Судебно-баллистическая экспертиза: Учебно-методическое пособие,/ Вып. 1, М.: 1974.
2. Криминалистическая экспертиза: Курс лекций.- Вып. 2 : Судебно-баллистическая экспертиза / Редкол.: Ручкин В.А. и др., ; Под общей редакцией Б.П.Смагоринского. Волгоград, Волгоград. Юрид. ин-т
3. Устинов А.И. Техническая исправность, пригодность его к стрельбе и возможность производства из него отдельного выстрела // Теория и практика криминалистической экспертизы.Судебно-баллистическая экспертиза. Сб. 5: М.: 1958, с. 118-134.
4.Г.А.Самсонов.Экспертиза охотничьих ружей с целью установления возможности выстрела без нажатия на спусковой крючок. // Теория и практика криминалистической экспертизы. Судебно-баллистическая экспертиза. Сб. 5: 1958, с.162-186.
5.Б.Н.Ермодленко. Теоретические и методические проблемы судебной баллистики. – Киев, 1976.
6. Криминалистическое исследование огнестрельного оружия (Методическое пособие для экспертов, следователей и судей), М.,1987. с.68-104.
7.Особености исследования некоторых объектов традиционной криминалистической экспертизы: Учебное пособие.ЭКЦ МВД РФ, 1993, с.160-165.

К теме 4:

1.Комаринец Б.М.:Судебно-баллистическая экспертиза: Учебно-методическое пособие,/ Вып. 1, М.: 1974, с.44-59.
2.Особенности исследования некоторых объектов традиционной криминалистической экспертизы: Учебное пособие /Под ред. д-ра юридических наук, профес. В.А.Снеткова –М.: ЭКЦ МВД России, 1993, с.138-141.
2. Криминалистическая экспертиза: Курс лекций.- Вып. 2 : Судебно-баллистическая экспертиза / Редкол.: Ручкин В.А. и др., ; Под общей редакцией Б.П.Смагоринского. Волгоград, Волгоград. Юрид. ин-т МВД России, 1996, 166-184.
3. Чулков И.А., Латышов И.В.: Материальная часть стрелкового огнестрельного оружия. Волгоград, 1999.
4. Судебная баллистика и судебно-баллистическая экспертиза: Практикум. - Волгоград: ВА МВД России, 2003, с. 117-123.
5.Георгиев Л.И. Криминалистическое исследование самопалов-«авторучек»./ Сб. «Советская криминалистика на службе следствия»: Выпуск 14. - М.: 1961, с.198-204.
6.Кустанович С.Д. Экспертиза для установления относимости объекта к огнестрельному оружию./Сб. «Советская криминалистика на службе следствия» : Выпуск 14.- М.: 1961, с.192-197.
7.Лукин Ю.Н. Вопросы исследования самодельного огнестрельного оружия./ Сб. «Экспертная техника»: Выпуск 28.- М.: 1969, с. 57-75.
8.Тихонов Е.Н. Судебно-баллистические исследования: Методическое пособие для экспертов-криминалистов: ВНИИСЭ МЮ СССР.- М.: 1974, с.5-22.
9.Криминалистическое исследование огнестрельного оружия: Методическое пособие для экспертов, следователей и судей: ВНИИСЭ МЮ СССР. - М.: 1987, с.47-62, 104-113.
10.Прийметс Х.Х. Современные методы измерения скорости полета пули огнестрельного оружия/Сб.«Актуальные вопросы судебно-баллистической экспертизы» Выпуск 111: ВНИИСЭ МЮ СССР, - М.: 1990, с.83-88.
11.Кантор И.В. Чулков И.А. и др. Криминалистическое исследование оружия и следов его применения: Практикум.- Волгоград: ВСШ МВД РФ – 1993, с. 82-85.
12.Криминалистическая экспертиза: Курс лекций. – Вып.2: Судебно-баллистическая экспертиза / Редкол.: Ручкин В.А. (ответ. ред.) и др.: Под общ. ред.Б.П.Смагоринского. – Волгоград: Волгогр. юрид.ин-т МВД России, 1996, с.166-185.
13.Чулков И.А., Латышов И.В. Материальная часть стрелкового огнестрельного оружия. Криминалистические аспекты: Учеб. Пособие.- Волгоград: ВЮИ МВД России, 1999.
14.Ручкин В.А. Оружие и следы его применения. Криминалистическое учение. М.: Издательство «Юрлитинформ», 2003
15. Кримнавигатор: Основные термины и понятия криминалистической техники и судебной экспертизы. Серия 6: Судебная баллистика / Авт.- сост.: В.А.Ручкин, А.А.Шнайдер. – Саратов: СЮИ МВД России, 2005, с.
16.Ладин В.Н. Судебно-баллистическое исследование атипичного огнестрельного оружия и следов его действия: Методическое пособие. Киев, 1967.
17.Устинов А.И. Самодельное огнестрельное оружие. Методика его экспертного определения. М., 1968.
18. Методика определения минимальной убойной силы стандартного и атипичного огнестрельного оружия и боеприпасов: Пособие для экспертов: Составитель Саврань Л.Ф.: ВНИИСЭ МЮ СССР. – М.: 1979.
19. Методика экспертного решения вопроса о принадлежности предмета к огнестрельному оружию: Утверждена Федеральным межведомственным координационно-методическим советом по проблемам экспертных исследований и рекомендована для использования в экспертных учреждениях Российской Федерации, протокол № 8 от 29 . 02 . 2000г.
20. В.А.Ручкин, ВВ.Королев, Н.А.Жигалов. Сборник примерных образцов заключений эксперта по судебно-баллистической экспертизе: Учеб. Пособие. – Волгоград: ВА МВД России, 2002.
21.Воронков Л.Ю., Матов О.Р. Пособие по составлению заключения эксперта при производстве судебно-баллистической экспертизы: Учебно-методическое пособие. Саратов: СЮИ МВД России.

К теме 5:


1.Комаринец Б.М.: Судебно-баллистическая экспертиза: Учебно-методическое пособие. Выпуск 1, М., 1974, с.7-130.
2.Криминалистическая экспертиза: Курс лекций.– Вып. 2: Судебно-баллистическая экспертиза / Ред. кол.: Ручкин В.А. и др.; Под общ. ред. Б.П.Смагоринского. – Волгоград: Волгоград. Юрид. ин-т МВД России, 1996, с. 93 – 114.
3.Особенности исследования некоторых объектов традиционной криминалистической экспертизы: Учебное пособие / Под ред. д-ра юрид. наук, профессора В.А.Снеткова – М.: ЭКЦ МВД России, 1993, 160-165..
4.РучкинВ.А., КоролевВ.В., Жигалов Н.Ю. Сборник примерных образцов заключений эксперта по судебно-баллистической экспертизе: Учеб. Пособие. – Волгоград: ВА МВД России, 2002, с.25 – 52. 1 1 И.А.
5.Воронков Л.Ю., Матов О.Р. Пособие по составлению заключения эксперта при производстве судебно-баллистической экспертизы: Учебно-методическое пособие. Саратов: СЮИ МВД России, 2003, с.15-19.
6.Тихонов Е.Н..: Судебно-баллистическая экспертиза: Учебно-методическое пособие. – Барнаул: Алтайский Гос.Университет. 1991, с. 40-43.




К теме 6:

1.Билызный И.Л.: Экспертиза ручного огнестрельного оружия новых образцов по следам на пулях и гильзах./ Теория и практика криминалистической экспертизы.: Судебно-баллистическая экспертиза.: Сборник №5. М., 1958, 21-46.
2.Воронков Л.Ю., Матов О.Р. Пособие по составлению заключения эксперта при производстве судебно-баллистической экспертизы: Учебно-методическое пособие. Саратов: СЮИ МВД России, 2003, с.25-3
Дворянский И.А., Устинов А.И.: Автоматические пистолеты и следы их на пулях и гильзах.: Судебно-баллистический справочник: Том 2. М., 1973..
Дворянский И.А.: Идентификация ручных пулеметов Дегтярева (РПД) по следам на гильзах и пулях / Сборник научных трудов, выпуск 1. – Вильнюс
Дворянский И.А.: Автоматические пистолеты и следы их на пулях и гильзах.: Судебно-баллистический справочник: Том 1. М., 1973..
Идентификация гладкоствольных ружей по следам на снарядах //Методическое пособие для экспертов, следователей и судей. М.:ВНИИСЭ МЮ РФ, 1994.
Комаринец Б.М. Методика криминалистической экспертизы. Выпуск № 3. Идентификация огнестрельного оружия по выстреленным пулям.М 1961.
Криминалистическая экспертиза оружия и следов его применения: Учебник.- Ч.1/ Под ред. В.А.Ручкина, И.А.Чулкова. – Волгоград: ВА МВД России, 2004, с.209-229.
Криминалистическая экспертиза: Курс лекций.–Вып.: Судебно-баллистическая экспертиза / Редкол.: Ручкин в.А. и др.; Под общ. ред. Б.П.Смагоринского. – Волгоград : Волгоград. Юрид. ин-т МВД России, 1996, с.139 -165.
Латышов И.В., И.И.Никитин, И.А.Чулков.: Некоторые особенности в следах на пулях и гильзах, стреляных в 5,45 мм автоматах АКС-74У незаводской сборки./ Вестник криминалистики/ Отв. ред. А.Г.Филиппов. Вып. 2 (4). – М.: Спарк, 2002, с.42-45.
Лопатенок А.А., Чмир О.Н.: Из практики проведения криминалистических экспертиз, связанных с автоматом Калашникова калибра 7.62 мм./Экспертная техника, Выпуск 6-7, М., 1965, с.78-88.
Методики производства судебно-баллистических экспертиз.- М: 1997, с.4-8.
Ручкин В.А., Королев В.В., Жигалов Н.Ю.: Сборник примерных образцов заключений по судебно-баллистической экспертизе: Учеб. Пособие – Волгоград: ВА МВД России, 2002, с.77-89.
Сташенко Е.И.: Самозарядное одноствольное охотничье ружье Браунинга и признаки (следы) данной системы на стреляных гильзах./Экспертная техника, Выпуск 6-7, М., 1965, с.57-77.
Сташенко Е.И.: Отождествление канала ствола огнестрельного оружия по выстреленной пуле (Механизм образования следов и устойчивость признаков): Учебно-методическое пособие. - М.: 1973.
Тихонов Е.Н. Судебно- баллистические исследования огнестрельного оружия, патронов-заменителей и следов их применения.(Методическое пособие для экспертов-криминалистов).-М.: 1974, с.67-83.
Тихонов Е.Н.. Судебно-баллистическая экспертиза: Учебно-методическое пособие. – Барнаул: Алтайский Гос.Университет. 1991, с. 24, 40-43.
Тихонов Е.Н.: Судебно-баллистическое исследование огнестрельного оружия, патронов-заменителей и следов их применения: Методическое пособие для экспертов-криминалистов. – М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1974, с.67-70.


7.Криминалистическая экспертиза оружия и следов его применения: Учебник.- Ч.1/ Под ред. В.А.Ручкина, И.А.Чулкова. – Волгоград: ВА МВД России, 2004, с.209-229.
8.Криминалистическая экспертиза: Курс лекций.–Вып.: Судебно-баллистическая экспертиза / Редкол.: Ручкин в.А. и др.; Под общ. ред. Б.П.Смагоринского. – Волгоград : Волгоград. Юрид. ин-т МВД России, 1996, с.139 -165.
9.Латышов И.В., И.И.Никитин, И.А.Чулков.: Некоторые особенности в следах на пулях и гильзах, стреляных в 5,45 мм автоматах АКС-74У незаводской сборки./ Вестник криминалистики/ Отв. ред. А.Г.Филиппов. Вып. 2 (4). – М.: Спарк, 2002, с.42-45.
10.Лопатенок А.А., Чмир О.Н.: Из практики проведения криминалистических экспертиз, связанных с автоматом Калашникова калибра 7.62 мм./Экспертная техника, Выпуск 6-7, М., 1965, с.78-88.
11.Методики производства судебно-баллистических экспертиз.- М: 1997, с.4-8.
12.Ручкин В.А., Королев В.В., Жигалов Н.Ю.: Сборник примерных образцов заключений по судебно-баллистической экспертизе: Учеб. Пособие – Волгоград: ВА МВД России, 2002, с.77-89.
13.Сташенко Е.И.: Самозарядное одноствольное охотничье ружье Браунинга и признаки (следы) данной системы на стреляных гильзах./Экспертная техника, Выпуск 6-7, М., 1965, с.57-77.
14.Сташенко Е.И.: Отождествление канала ствола огнестрельного оружия по выстреленной пуле (Механизм образования следов и устойчивость признаков): Учебно-методическое пособие. - М.: 1973.
15.Тихонов Е.Н. Судебно- баллистические исследования огнестрельного оружия, патронов-заменителей и следов их применения.(Методическое пособие для экспертов-криминалистов).-М.: 1974, с.67-83.
16.Тихонов Е.Н.. Судебно-баллистическая экспертиза: Учебно-методическое пособие. – Барнаул: Алтайский Гос.Университет. 1991, с. 24, 40-43.
17.Тихонов Е.Н.: Судебно-баллистическое исследование огнестрельного оружия, патронов-заменителей и следов их применения: Методическое пособие для экспертов-криминалистов. – М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1974, с.67-83.

К теме 7:

1.Комаринец Б.М.: Криминалистическое отождествление огнестрельного оружия по стрелянным гильзам: Пособие для экспертов НТО и оперативно-следственных работников милиции. НИИ криминалистики ГУМ МВД СССР, М., 1955.
2.Криминалистическая экспертиза: Курс лекций.–Вып.: Судебно-баллистическая экспертиза / Редкол.: Ручкин в.А. и др.; Под общ. ред. Б.П.Смагоринского. – Волгоград : Волгоград. Юрид. ин-т МВД России, 1996, с.107-139.
3.Дворянский И.А.: Автоматические пистолеты и следы их на пулях и гильзах: Судебно-баллистический справочник: Том 1. М., 1972.
4.Дворянский И.А., Устинов А.И.: Автоматические пистолеты и следы их на пулях и гильзах.: Судебно-баллистический справочник: Том 2. М., 1973.
5.Тихонов Е.Н.: Судебно-баллистическое исследование огнестрельного оружия, патронов-заменителей и следов их применения: Методическое пособие для экспертов-криминалистов. – М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1974, с.67-83.
6.Тихонов Е.Н..: Судебно-баллистическая экспертиза: Учебно-методическое пособие. – Барнаул: Алтайский Гос.Университет. 1991, с. 24, 40-43.
7. Ручкин В.А., Королев В.В., Жигалов Н.Ю.: Сборник примерных образцов заключений по судебно-баллистической экспертизе: Учеб. Пособие – Волгоград: ВА МВД России, 2002, с.77-89.
8.Дворянский И.А.: Идентификация ручных пулеметов Дегтярева (РПД) по следам на гильзах и пулях / Сборник научных трудов, выпуск 1. – Вильнюс, 1963, с.203-222.
9.Самсонов Г.А.: Экспертиза по установлению сходства и тождества охотничьих ружей по стреляным гильзам./Теория и практика криминалистической экспертизы: Судебно-баллистическая экспертиза.: Сборник № 5. – М., 1958, с.136 – 161.
10.Лопатенок А.А., Чмир О.Н.: Из практики проведения криминалистических экспертиз, связанных с автоматом Калашникова калибра 7.62 мм./Экспертная техника, Выпуск 6-7, М., 1965, с.78-88.
11.Чмир О.Н.: О некоторых особенностях идентификации пистолета Макарова по стреляным гильзам./Экспертная техника, Выпуск 6-7, М., 1965, с. 89-92.
12.Сташенко Е.И.: Самозарядное одноствольное охотничье ружье Браунинга и признаки (следы) данной системы на стреляных гильзах./Экспертная техника, Выпуск 6-7, М., 1965, с.57-77.
13. Дворянский И.А.: Идентификация ручных пулеметов Дегтярева (РПД) по следам на гильзах и пулях./Сборник научных работ: Выпуск 1.-Вильнюс, 1963, с.203-222.
14.Латышов И.В., И.И.Никитин, И.А.Чулков.: Некоторые особенности в следах на пулях и гильзах, стреляных в 5,45 мм автоматах АКС-74У незаводской сборки./ Вестник криминалистики/ Отв. ред. А.Г.Филиппов. Вып. 2 (4). – М.: Спарк, 2002, с.42-45.
15.Салтевский М.В.: Из практики криминалистического исследования гильз, отстрелянных из автомата системы Калашникова (АК) и самозарядного карабина системы Симонова (СКС)./ Теория и практика криминалистической экспертизы.: Судебно-баллистическая экспертиза.: Сборник № 5.М., 1958, с.5-20.
16.Билызный И.Л.: Экспертиза ручного огнестрельного оружия новых образцов по следам на пулях и гильзах./ Теория и практика криминалистической экспертизы.: Судебно-баллистическая экспертиза.: Сборник №5. М., 1958, 21-46.
При чтении лекции по теме № 7 может быть использован учебный кинофильм «Судебная баллистика. Установление системы оружия по следам на гильзах на гильзах». М., Киноотдел МВД СССР, 1988.

К теме 8:

1.Комаринец Б.М.: Судебно-баллистическая экспертиза: Учебно-методическое пособие. Выпуск 1, М., 1974, с.7-130.
2.Криминалистическая экспертиза: Курс лекций.– Вып. 2: Судебно-баллистическая экспертиза / Ред. кол.: Ручкин В.А. и др.; Под общ. ред. Б.П.Смагоринского. – Волгоград: Волгоград. Юрид. ин-т МВД России, 1996, с. 93 – 114.
3.Особенности исследования некоторых объектов традиционной криминалистической экспертизы: Учебное пособие / Под ред. д-ра юрид. наук, профессора В.А.Снеткова – М.: ЭКЦ МВД России, 1993, 160-165..
4.РучкинВ.А., КоролевВ.В., Жигалов Н.Ю. Сборник примерных образцов заключений эксперта по судебно-баллистической экспертизе: Учеб. Пособие. – Волгоград: ВА МВД России, 2002, с.25 – 52.
5.Воронков Л.Ю., Матов О.Р. Пособие по составлению заключения эксперта при производстве судебно-баллистической экспертизы: Учебно-методическое пособие.Саратов; СЮИ МВД России. 2003.
К теме9:

 Крылов И.Ф.: Экспертиза в уголовном процессе.: Л.., Изд. Ленинградского ун-та, 1963, с.28-29.
 Крылов И.Ф.: В мире криминалистике: Л. Изд. Ленинградского ун-та, 1980, с.130-131.
 Торвальд Ю. Сто лет криминалистики.М.. 1974, с.383-384.
 Крылов И.Ф. В мире криминалистики. Л., 1980, с.136-137.
 Крылов И.Ф. Указ. раб., с.137-139.
 Крылов И.Ф..Очерки истории криминалистики и криминалистической экспертизы. Л., 1975, с.73-74.
 Крылов И.Ф.Указ. раб., с.65-66.
 Крылов И.Ф. Очерки истории криминалистики с.79
 Теория и практика судебной экспертизы. Сбориник 1 (11),, М., 1964 .
 Б.М.Комаринец. Судебно-баллистическая экспертиза: Учебно-методическое пособие./ Выпуск 1: М., 1974, с.5-7
 Б.М.Комаринец. Указ. раб., с 9-10.
 Б.М.Комаринец. Судебно-баллистическая экспертиза: Учебно-методическое пособие,/ Вып.1, М., 1974, с.17.
 А.А.Лопатенок. Идентификация ствола артиллерийского орудия по следам на части разорвавшейся гильзы (Случай из экспертной практики)./ Экспертная техника: Выпуск 6-7., М,. 1965, с.93-96.
 Корухов Ю.Г.Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. Научно-практическое пособие. – М.: Изд.гоуппа НОРМА-ИНФРА .М, 1998, с.84-85.
 Шляхов А.Р. Судебная экспертиза. Организация и проведение. – М., Юрид. лит., 1979, с.101 ,
 Белкин Р.С. Курс криминалистики в 3 т. Т.1: Общая теория криминалистики. – М.: Юристъ, 1997, с.345-3787.
 Некрасов Б.В. Основы общей химии. Т.1. Второе стереотипное издание. Изд. «Химия», М., 1969, с.422.
 Маркевич ВА. Ручное огнестрельное оружие. История развития со времен возникновения до введения бездымных порохов.
Мавродин В.В., Мавродин Вал.В. Из истории отечественного оружия. Русская винтовка.
Болотин Д.Н. Советское стрелковое оружие.
 История винтовки: От пищали до автомата: Энциклопедия техники: Серия «Стрелковое оружие // Выпуск 2. – М., с.19.
В.В.Мавродин, Вал.В.Мавродин. Из истории отечественного оружия: Русская винтовка: Л., 1984, с.14-15.
 В.Е.Маркевич: Ручное огнестрельное оружие: ПОЛИГОН, СПб, 1994, с.133-136.
В.В.Мавродин, Вал.В. Мавродин. Из истории отечественного оружия: Русская винтовка. Л., Изд. Ленинградского университета, 1884.

 В.Фкдоров: Эволюция стрелкового оружия /Часть 2. –М. «Восточный горизонт», 2005, с.111



8В.В.Мавродин, Вал.В.Мавродин.Указ раб., с.108-109.
 Болотин Д.Н. Советское стрелковое оружие. – М.: Воениздат, 1983, с.80-87.
 С.Д.Кустанович. Судебная баллистика. М., 1956, с.3.
 И.А.Дворянский. Идентификация ручных пулеметов Дегтярева (РПД) по следам на гильзах и пулях. /Сборник научных трудов. Вып. 1. Вильнюс, 1963, с.203-222.


 Материальная часть стрелкового оружия. Под ред. А.А.Благонравова. М., 1945, с. 30.
 С.Д.Кустанович. Экспертиза для установления относимости исследуемого объекта к огнестрельному оружию/ Сб. «Советская криминалистика на службе следствия»: Вып. 14 – М.: 1961, с. 193-194.
 В.С.Аханов. Криминалистическая экспертиза огнестрельного оружия и следов его применения: Учебник.- Волгоград: 1979, с.86-87.
 В.Н.Ладин Криминалистическое исследование основных признаков атипичного огнестрельного оружия: Кримиалистика и судебная экспертиза: Вып. 1 – Киев: 1964, с.165.


32.Комаринец Б.М.Идентификация огнестрельного оружия по выстреленным пулям. С.39
 М.М.Блюм, И.Б.Шишкин. Охотничье ружье: «Лесная промышленность» - М.: 1984, с.32; их же Твое ружье: «Физкультура и спорт» -М.: 1988, с.28.
Патроны ручного огнестрельного оружия и их криминалистическое исследование. Под ред. А.И.Устинова, М.М.Блюма.- М.: 1988, с.28.
 В указанных выше работах М.М.Блюма и И.Б.Шишкина.






 И.А.Дворянский: Каким образом гильза охотничьего патрона проникла в печень потерпевшего?// Экспертиза при расследовании преступлений: Вып. 3 – Вильнюс: 1965.
 Устинов А.И. Техническая исправность оружия, пригодность его к стрельбе и возможность производства из него отдельного выстрела // Теория и практика криминалистической экспертизы. Судебно-баллистическая экспертиза. Сб.5: М.: 1958, с.118-134.
 Г.А.Самсонов. Экспертиза охотничьих ружей с целью установления возможность выстрела без нажатия на спусковой крючок.// Теория и практика криминалистической экспертизы. Судебно-баллистимческая экспертиза . Сборник 5, 1958, с. 162-186.
 Б.М.Комаринец. Судебно-баллистическая экспертиза: Учебно-методическое пособие: Вып. 1.-М. 1974, с.101-103
 Б.Н.Ермоленко. Теоретические и методические проблемы судебной баллистики. – Киев, 1976, с.75.
 В.С.Аханов. Криминалистическая экспертиза огнестрельного оружия и следов его применения,-Волгоград, 1979, с.57-76.
Криминалистическое исследование огнестрельного оружия (Методическое пособие для экспертов, следователей и судей), М., 1987, с. 68 – 104.
 Особенности исследования некоторых объектов традиционной криминалистической экспертизы: Учебное пособие: ЭКЦ МВД РФ. – М., 1993, с.160-165.
А.В.Стальмахов, А.М.Сумарока, А.Г. Егоров, А.Г.Сухарев, Судебная баллистика и судебно-баллистическая экспертиза. Саратов, 1998, с. 65-78.
 В.А.Ручкин, В.В.Королев, Н.Ю.Жигалов, Сборник примерных образцов заключений эксперта по судебно-баллистической экспертизе: Учебное пособие: Волгоград, 2002, с.25-52.
 Криминалистическая экспертиза: Курс лекций. – Вып. 2: Судебно-баллистическая экспертиза / Редкол.: РучкинВ.А. (отв. ред.) и др.: Под общ. ред. Б.П.Смагоринского. – Волгоград: Волгоград. юрид. ин-т МВД России, 1996, с.96.
 Б.М.Комаринец: Указ. раб., с. 47.
 Б.М.Комаринец: Указ.раб., с. 47
 Материальная часть стрелкового оружия. Под ред. А.А,Благонравова. Ч.1, М.: 1945, с. 3.
 Б.М.Комаринец. Указ. раб. с. 48.
 А.И.Устинов. Самодельное огнестрельное оружие и методика его экспертного определения. М.: 1968, с.16-17
 Методика определения минимальной убойной силы стандартного и атипичного огнестрельного оружия и боеприпасов. Подготовлена Л.Ф.С овранем М.: 1979, с.11
 На ранних этапах развития термин «самопал» ошибочно распространялся на более широкий круг объектов.См.:
С.Д.Кустанович: Экспертиза для установления относимости объекта к огнестрельному оружию //Советская криминалистика на службе следствия. Вып.14. –М.: 1962, с 192-197.
Л.И.Георгиев: Криминалистическое исследование самопалов –«авторучек» //Советская криминалистика на службе следствия. Вып.- 14. –М.:, с198-205.
 В.П.Гусаров. Идентификация самодельного нарезного охотничьего карабина по следам заглушек от газовых отверстий, образованных на стреляных пулях // Экспертная техника. Вып. 42. – М.: 1973, с. 27-29.
 См. Архив Азербайджанского НИИСЭ, заключение № 850 от 26.06. 1965 г. по факту самоубийства Сергеева А.Д.
 А.И.Устинов. Самодельное огнестрельное оружие и методика его экспертного определения. М.: 1968. с.7.
 С.Д.Кустанович. Судебная баллистика. М.: 1956, с.193.
 В.С.Аханов. Указ. раб., 179, с.82.
 Е.Н.Тихонов. Строительно-монтажные пистолеты и боеприпасы к ним каке объекты судебно-баллистических исследований// Экспертная техника. –М.: 1967, Вып. 14, с.54.
 А.Д.Кутузов. Конструктивные характеристики пускового устройства и 15-мм патрона «Сигнал» //Экспертная техника. Вопросы совершенствования судебно-баллистической экспертизы. – М.:1994, Вып. 121, с. 68-74.
 Криминалистическое исследование огнестрельного оружия: Методическое для экспертов, следователей и судей: ВНИИСЭ МЮ СССР- М.: 1987, с.61.
 Б.М.Комаринец. Указ. раб., с.153.
 Б.М.Комаринец, Указ. раб., с.155.
 Самсонов А.Г., Указ. раб., с.135-161
 Самсонов Г.А., Указ. раб., с.144.
 Лопатенок А.А., Чмир О.Н. Указ. раб., с. 81-82.
 Чмир О.Н. Указ. раб., с.90-92.
 Сташенко Е.И. Указ раб., с.71-76.
 Дворянс кий И.А. Указ. раб., с.204-216.
 Тихонов Е.Н., Указ. раб., с.70-72.

 Латышов И.В. и др., Указ. раб., с.42-45.
 Альбертин В.В. и Башмарин А.Я. Указ. раб, Главы 6 и 1.
 С.Д.Кустанович: Указ. раб. 1956, с.242.
 В.С.Аханов: Указ. раб.с. 51
 Криминалистическая экспертиза: Курс лекций. – Вып. 2: Судебно-баллистическая экспертиза, с.71.
 Криминалистическая экспертиза оружия и следов его применения. Учебник:Часть 1, с.267-268.
 В.С.Аханов: Указ. раб., с.52.



 Комаринец Б.М.: Идентификация огнестрельного оружия по выстреленнным пулям /Методика криминалистической экспертизы: Вып. № 3. – М.; 1961, с.102 – 103.
 Б.М.Коиаринец в указанном выше источнике приводит следующие цифры – температура от 20000 до 30000 , давление от 1000 кг/см2 до 3600 кг/см2, пуля проходит канал ствола за 0,002 или «еще быстрее» (с.73 и 117). Е.И.Сташенко в указанной выше работе приводит примерно те же числа (с.33)
 И.А.Дворянский: Указ. раб с.3-4.
 В некоторых источниках дается упрощенная классификация повреждений, образующихся в результате выстрела. Так, И.В.Латышов пишет: «В зависимости от степени преодоления снарядом поражаемой цели различаются сквозные, «слепые» и касательные повреждения». См. Криминалистическая экспертиза оружия и следов его применения: Учебник: Часть 1.- Волгоград; 2004, с. 269.
 А.Свенссон и О. Вендель в своей книге «Раскрытие преступлений: Современные методы рсследования уголовных дел» (М., 1957) «кратерообразность» повреждения в «оконном стекле» называет еще и «конхоидальным изломом» (с.179).
 Кустанович С.Д. Указ. оаб., с.245.
 Ю.Г.Корухов: Указ. раб. с.151.
 Определение дистанции выстрела из новых образцов огнестрельного оружия: Теория и практика криминалистической экспертизы: Сб. № 5 с.45-69.
 С.Д.Кустанович: Форма входных отверстий при выстрелах в пределах действия пороховых газов / Сб. «Вопросы судебно-медицинской экспертизы». Госполтиздат. М.1954, с.46-52.
Ф.Э.Давудов, В.М.Плескачевский: К вопросу о взаимосвязи судебно-медицинской и криминалистической экспертиз: /Вопросы криминалистики, криминологии и судебной экспертизы (Проблемы борьбы с преступлениями против личности и общественной безопасности) № 15, Баку – 1972, с. 256-267.
 Б.М.Комаринец: Судебно-баллистическая экспертиза: Учебно-методическое пособие: Выпуск 1. – М;, 1974, с. 25,
 О.В.Микляева. Методика диагностического исследования огнестрельных повреждений, причиненных выстрелами из нарезного оружия.- М.: 2002.
Диагностическое исследование огнестрельных повреждений, причиненных выстрелами из гладкоствольного оружия /Методика производства судебных экспертиз. Баллистическая экспертиза. Вып. 2.- М.: РФЦСЭ: 2004.

13PAGE 15


13PAGE 143515





Приложенные файлы

  • doc 8834543
    Размер файла: 919 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий