Вещное и обязательственное право по Соборному уложению 1649


Вещное право
Основными разделами формирующегося гражданского права были вещное и обязательственное право.
Вещи по русскому праву XII в. были предметом ряда правомочий отношений и обязательств. Основными способами приобретения вещных прав считались: захват (оккупация), давность, находка и пожалование. Наиболее сложными были вещные имущественные права, связанные с приобретением и передачей недвижимой собственности.
Впервые точное понятие об отвлеченном праве собственности, связанном с определенным субъектом, встречалось уже в жалованных грамотах московских князей. В более поздний период в порядке юридического закрепления субъективных имущественных прав отмечался постепенный переход от фактических форм завладения землей (основанных на захвате) к формально очерченному порядку, закрепляемому жалованными грамотами, зафиксированному межевыми знаками и пр. В высокой степени формализованный порядок установления вещных прав был знаком уже Псковской судной грамоте, откуда он постепенно проник в московское законодательство XVI--XVII вв.
Пожалование земли представляло собой сложный комплекс юридических действий, включавший выдачу жалованной грамоты, составление справки, т.е. запись в приказной книге определенных сведений о наделяемом лице. На этих сведениях основывалось его право на землю: обыск, проводимый по просьбе наделяемого землей и заключающийся в установлении факта действительной незанятости передаваемой земли (как фактического основания для просьбы на ее получение), ввод во владение, заключавшийся в публичном отмере земли, проводимом в присутствии местных жителей и сторонних людей. Раздачу земли наряду с Поместным приказом осуществляли и иные органы -- Разрядный приказ, приказ Большого дворца, Малороссийский, Новгородский, Сибирский и др.
В акте пожалования субъективное волеизъявление вызывало объективные последствия -- появление новых субъекта и объекта собственности, для точной корректировки которых требовались дополнительные, достаточно формализованные действия (регистрация, обоснование ново го правомочия, ритуализированные действия по фактическому наделению землей) и с помощью которых новое право «вписывалось» в систему уже существующих отношений.
Права на пожалованные земли впервые были сформулированы в Указе 1566 г. и сводились к праву менять земли, сдавать их внаем и передавать в приданое.
Обязательственное право
Договор в XVII в. оставался основным способом приобретения прав собственности на имущество, в частности на землю. В таком качестве он появился ранее института пожалования. Развитие этой формы проходило на фоне постепенной замены комплекса сопутствующих ей формализованных действий (участие свидетелей при заключении договора) письменными актами («рукоприкладством» свидетелей без их лично го участия в процедуре сделки). Замена прошла несколько этапов: вначале договорные грамоты подписывались покупателями и послухами, затем все чаще в них стали встречаться подписи продавцов, наконец, грамоту стали подписывать одновременно и продавец, и покупатель. Само «рукоприкладство» чаще всего выражалось в том, что вместо подписей стороны ставили различные знаки и символы. Одновременно теряли значение ритуальные атрибуты договора, связанные с произнесением определенных формул, присутствием послухов-поручителей и т.п. «Рукоприкладство» утрачивало символический характер и превращалось в простое свидетельство о соглашении сторон в договоре.
Форма договора. Договорная грамота, составленная заинтересованными лицами, приобретала законную силу только после заверения ее в официальной инстанции, что выражалось в постановлении на грамоте печати. Контроль государства за этой процедурой значительно усилился после введения писцовых книг. Первым законом, в котором закреплялись обязательная явка и запись договора в регистрационную книгу, был Указ 1558 г., изданный в дополнение к Судебнику 1550 г. В XVII в. практиковалось составление договорных грамот площадными подьячими, чаще всего получавшими свою должность «на откуп» или «на поруку». Написанные ими грамоты заверялись печатями в приказной палате.
Даже утвержденная договорная грамота создавала новое правоотношение только при условии его фактической законности. Иногда для обеспечения законности требовались дополнительные юридические действия, непосредственно не связанные с содержанием основного обязательства. К ним относилась, например, передаточная запись на договоре, «кабале», переводящая обязательство на третье лицо, составление справ ки и пр. Соборное Уложение в дополнение к договорным грамотам, закрепляющим право на землю, предусматривало выдачу отказных грамот, которые направлялись в местности, где расположены земли, передаваемые по утвержденному договору. Процедура, связанная с выдачей «справки», была дополнительной гарантией при установлении факта за конного перехода земли от отчуждателя к приобретателю. На «справку» законодатель смотрел как на административную меру (обеспечивающую службу владельца земли) и гарантию финансовых интересов государства, а также как на технический прием, необходимый для перераспределения государственного имущества (неправильно оформленное землевладение могло быть передано государством другому служилому человеку).
Обязательства
Обязательственное право XVII в. продолжало развиваться по линии постепенной за мены личностной ответственности по договорам имущественной ответственностью должника. Вырабатываются еще более широкие пределы для переноса взысканий по обязательствам -- сначала на дворы и скот, затем на вотчины и поместья, на дворы и лавки посадских людей. Процесс эмансипации личности должника совпадал с общей тенденцией к возрастанию индивидуальности субъективных прав, вытекающих из сферы как вещных, так и обязательственных отношений. Вместе с тем перенос ответственности на имущество должника способствовал более интенсивному и широкому развитию оборота, параллельно усиливая чисто гражданско-правовые аспекты обязательственных отношений, отграничивая их от иных областей права (уголовного, «административного»).
Переход обязательств на имущество оказался связанным с их переходом по наследству. Соборное Уложение допускало такой переход в случае наследования по закону, оговаривая при этом, что отказ от наследства снимает и обязательства по долгам (гл. X, ст. 245). Переход обязательства вместе с частями наследственной массы не только гарантировал имущественный интерес кредитора, но и сохранял в силе само обязательство (или его часть, учтенную в определенных эквивалентах и пропорциональную наследственной доле).
Такой порядок явно способствовал стабилизации системы обязательственных отношений. Он открывал путь свободному волеизъявлению нового субъекта обязательства (наследника) в вопросе о принятии или отказе от обязанности (в случае наследования по завещанию).
Закон и практика знали случаи принудительного и добровольного принятия обязательства третьим лицом. Переход права по обязательству к другому лицу (например, смена должника, произведенная со свободного согласия кредитора) фактически означал «обезличивание» обязательства и обеспечивал его сохранение. Для должника ситуация иная: его личность должна была быть одобрена кредитором, т.е. персонифицирована. Кроме того, возможность регрессного иска создавала как бы своеобразную «солидарную» ответственность с первым должником, (с которого переходило обязательство).
Одно из важнейших условий при заключении договора -- это свобода волеизъявления договаривающихся сторон. Однако это условие часто не выдерживалось ни в законе, ни на практике. В Соборном Уложении (гл. X, ст. 190) делается намек на то, что хозяева квартир, где размещаются военные при исполнении своих обязанностей, становятся хранителями вещей этих военных при выступлении последних в поход. Вообще, условия о свободе воли часто нарушались на практике актами насилия одной из сторон, хотя закон и предоставлял другой возможность оспорить такую сделку в течение недели (гл. X, ст. 251). В качестве гарантий против насилия и обмана законодатель предусматривал введение специальных процедурных моментов, таких как присутствие свидетелей при заключении сделки, ее письменная, или «крепостная» (нотариальная), форма.
Обязательной «крепостная» форма сделки была для договоров о передаче недвижимости. Впервые об этом говорится в Указе 1558 г., при этом законодатель в самом тексте ссылается на установившийся в юридической практике обычай. Для вступления договора в законную силу договорный акт, составленный площадным подьячим, скреплялся рукоприкладством свидетелей (до шести человек), а затем регистрировался в Приказной избе (ст. 39 гл. XVII Соборного Уложения).

Приложенные файлы

  • docx 8851995
    Размер файла: 17 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий