ДОКУМЕНТНАЯ ЛИНГВИСТИКА курс лекций


Опорный конспект лекций
Основные понятия стилистики. Стилистические коннотации
Языковые единицы, кроме основного значения (денотации), могут иметь дополнительные семантические или стилистические значения и окраску (стилистические коннотации), ограничивающие возможности употребления данной единицы языка определенными сферами и условиями общения.
Различаются эмоционально-экспрессивные (оценочные) и функционально-стилевые разновидности стилистических коннотаций.
Эмоционально-экспрессивные коннотации связаны с выражением отношения к предмету (в широком смысле этого слова), его оценкой: зайчишка, веточка, старушонка, директорша, лиса, заяц, медведь (о человеке), грандиозный, грядущий, труженик, административно-бюрократическая система.
Языковые средства с эмоционально-экспрессивной окраской разделяются на мелиоративные, выражающие положительное отношение (оценку) к высказываемому (энтузиаст, восхитительный, несгибаемый, одухотворенный), и пейоративные, выражающие отрицательное отношение (главарь, примиренчество, белоручка, раболепный, потворствовать, кичиться).
Среди положительных окрасок выделяются возвышенная, торжественная, риторическая (нерушимый, беззаветный, держава, чаяния, водрузить), одобрительная (изумительный, великолепный, чудесный), ласкательная (доченька, голубонъка, барашек) и др., среди отрицательных — пренебрежительная (брехун, аптекарша, врачиха, болтун, замухрышка, стадо баранов, уставиться как баран на новые ворота), презрительная (анонимка, буржуй, базарная баба), неодобрительная (лежебока, брюзга, тащиться), ироническая (убить бобра — обмануться в расчетах, пролить бальзам на что-либо, калиф на час), бранная (аферистка, гад, гадюка — о человеке, бюрократ, проходимец) и др.
Функционально-стилевые коннотации обусловлены преимущественным употреблением языковой единицы в какой-то определенной сфере общения. Традиционно языковые средства с функционально-стилевой окраской в русском литературном языке разделяются на книжные (К): отчизна, интеллект, уведомление, чрезмерный, крайне, весьма, читающий, ахиллесова пята, танталовы муки, ничтоже сумняшеся и разговорные (Р): читалка, дружище, ехидный, балагурить, понарас-сказывать, поставить на ноги, грамм (в родительном падеже мн. ч.), в отпуску.
Разговорные единицы употребляются преимущественно в устной речи, в непринужденном бытовом общении. Использование их в письменной речи ограничивается художественной литературой и публицистикой и имеет определенные художественно-выразительные цели — создание словесного портрета, реалистическое изображение быта той или иной социальной среды, достижение комического эффекта и т.д. В научной литературе, в официально-деловых документах они неуместны. К разговорным близки просторечные языковые средства (П), частью стоящие на грани литературного употребления, частью представляющие собой нелитературные языковые единицы: проныра, пустомеля, брехня, калякать, бахвалиться, валять дурака, словно варом обдать, звонят, магазин, торта.
К книжным относятся стилистически ограниченные и закрепленные в своем употреблении языковые единицы, встречающиеся преимущественно в письменной речи, но не характерные для повседневной бытовой речи, непринужденного разговора. Они используются в научной литературе, публицистических произведениях, официально-деловых документах, а также в художественной литературе. Среди книжных языковых единиц выделяются общекнижные, функционально-стилевая окраска которых обнаруживается лишь при употреблении в сфере обиходно-бытового общения (в разговорной речи): истина, начинание, аналогия, аспект, ибо, весьма, быть в отпуске, килограммов, и единицы, имеющие окраску одного какого-либо стиля: санкция, правопорядок, ответчик, истец, возложить ответственность, податель сего, согласно постановлению (оф.-дел.), аномалия, окисление, вектор, гипотенуза, диалектология, орфоэпия (науч.), авангард, агрессия, интервью, пресловутый, захватнический, оказать поддержку, прибыть с официальным визитом (публиц.).
Ряд книжных слов имеет поэтическую окраску: ланиты, очи, муза, дубрава, скорбь, кумир, кручина, дивный, лучезарный, лелеять, изведать, воистину, сыны Отечества и др. Они употребляются чаще всего в стихотворных произведениях, художественной прозе и публицистике. Например: Все страдания, вся скорбь души человеческой слышались в них [звуках скрипки] (И. Гончаров); Вдруг ему почудилось, что в воздухе над его головою раздались какие-то дивные, торжественные звуки (И. Тургенев).
Стилистическая окраска часто бывает двуплановой, т.е. указывает не только на сферу употребления языковой единицы, но и на ее эмоционально-экспрессивный и оценочный характер. Разговорные языковые средства могут выражать фамильярность, презрение, ласку, пренебрежение и т.д., книжные — торжественность, приподнятость, поэтичность и т.п. Например: балбес (разг. и презр.), базарная работа (разг. и пренебр.), спрятаться в кусты (разг. и ирон.), педант (книжн. и неодобр.), форум (книжн. и торж.). Однако не все языковые элементы, закрепленные в функционально-стилевом отношении, обладают эмоционально-экспрессивной окраской. Так, научные термины и официально-деловая лексика не имеют эмоционально-экспрессивной окраски: анестезия, гипертония, арифмометр, вектор, молекула, аффиксация; квартиросъемщик, расследование, правопорядок, санкция и т.д. Лишены эмоционально-экспрессивной окраски и некоторые разговорные слова: прогрессивка, пятак, читалка, нынешний, мигом, по-свойски, вроде, навряд ли и т.д., разговорные и книжные или нейтральные грамматические формы: отпуски — отпуска, кусок сахара — сахару, граммов — грамм и др.
В конкретных текстах могут наблюдаться определенные отклонения от средней нормы, от типичных особенностей организации языкового материала в том или ином функциональном стиле. Они, как правило, обусловлены присоединением дополнительной задачи, то есть усложняется экстралингвистическая основа. Например, возникает необходимость не только информировать о научном открытии, но и рассказать об этом в популярной форме. В таком случае в тексте будут употребляться элементы, заимствованные из художественного повествования и публицистики (образные сравнения, риторические вопросы, вопросно-ответный ход и др.), разговорные интонации и синтаксические конструкции и т.д. Но все эти элементы должны подчиняться единой цели, благодаря чему достигается общая функционально-стилистическая окрашенность.
Дифференциация функциональных стилей
Функциональные стили как наиболее крупные разновидности литературного языка (макростили) подвергаются дальнейшей внутристилевой дифференциации. В каждом стиле выделяются подстили (микростили), которые в свою очередь подразделяются на еще более частные разновидности. Следует отметить, что дифференциация функциональных стилей лишена единого основания, так как она базируется на дополнительных (по отношению к основным), специфичных для каждого стиля факторах.
В официально-деловом стиле в зависимости от назначения текстов выделяются законодательный, дипломатический и канцелярский (административно-канцелярский) подстили. Первый включает в себя язык законодательных документов, связанных с деятельностью государственных органов, второй — язык дипломатических документов, относящихся к области международных отношений. Канцелярский подстиль включает в себя, с одной стороны, служебную переписку между учреждениями и организациями, а с другой — частные деловые бумаги.
Разновидности научного стиля определяются спецификой различных видов научного общения (характер адресата, цель). В нем сложились собственно научный, научно-учебный и научно-популярный подстили.
Особенности публицистического стиля определяются спецификой средств массовой информации. В зависимости от этого можно выделить газетно-публицистический, радиотележурналистский, и ораторский подстили.
Стилевая дифференциация художественного стиля прежде всего соответствует трем родам литературы: лирике (поэтический под стиль), эпосу (прозаический) и драме (драматургический).
В разговорном стиле выделяются разновидности, обусловленные обстановкой общения — официальной (разговорно-официальный под-стиль) и неофициальной (разговорно-бытовой подстиль).
Любой подстиль, так же как и стиль, реализуется в совокупности определенных типов текстов. Специфика жанров, как и стиля в целом, определяется экстралингвистическими факторами и создается особенностями функционирования языковых средств в конкретных условиях общения.
Официально-деловой стиль
В ряду книжных стилей официально-деловой стиль очерчен наиболее четко. Он обслуживает правовую и административную деятельность при общении в государственных учреждениях, в суде, при деловых и дипломатических переговорах: деловая речь обеспечивает сферу официально-деловых отношений и функционирует в области права и политики. Официально-деловой стиль реализуется в текстах законов, указов, приказов, инструкций, договоров, соглашений, распоряжений, актов, в деловой переписке учреждений, а также в справках юридического характера и т. п. Несмотря на то, что этот стиль подвергается серьезным изменениям под влиянием социально-исторических сдвигов в обществе, он выделяется среди других функциональных разновидностей языка своей стабильностью, традиционностью, замкнутостью и стандартизованностью.
Стандартизация деловой речи (прежде всего языка массовой типовой документации) — одна из наиболее приметных черт официально-делового стиля. Процесс стандартизации развивается в основном в двух направлениях: а) в широком использовании готовых, уже утвердившихся словесных формул, трафаретов, штампов (например, стандартных синтаксических моделей с отыменными предлогами в целях, в связи с, в соответствии с и т.д., что вполне закономерно, поскольку намного упрощает и облегчает процесс составления типовых текстов деловых бумаг), б) в частой повторяемости одних и тех же слов, форм, оборотов, конструкций, в стремлении к однотипности способов выражения мысли в однотипных ситуациях, в отказе от использования выразительных средств языка.
С процессом стандартизации деловой речи тесно связан и процесс фразеологизации ее. Это можно проследить на примерах употребления в многочисленной документации вербономинантов (глагольно-именных словосочетаний), которые в деловом языке становятся универсальным средством и часто используются вместо параллельных им собственно глагольных форм: оказать помощь (вместо помочь), произвести ремонт (вместо отремонтировать), произвести расследование (вместо расследовать) и т.д. Вербономинанты широко проникают в деловой язык в связи с тем, что в некоторых случаях их использование становится обязательным (по-другому сказать нельзя): допустить брак, совершить преступление, исполнять обязанности, занять должность, возложить ответственность. Их значение может не совпадать со значением параллельных им глаголов: сочетание провести соревнование не тождественно глаголу соревноваться. Вербономинанты не только называют действие, но и выражают определенные дополнительные смысловые оттенки, точно квалифицируют те или иные явления. Например, совершить наезд — терминологическое словосочетание, являющееся официальным наименованием определенного вида дорожных происшествий.
Другими особенностями официально-делового стиля (кроме стандартизации) являются точность, императивность, объективность и документальность, конкретность, официальность, лаконичность.
Языковые средства официально-делового стиля образуют относительно замкнутую систему, основу которой составляют специфические единицы трех уровней: лексического, морфологического и синтаксического.
На лексическом уровне, кроме общеупотребительных и нейтральных слов, можно выделить: а) слова и словосочетания, употребляющиеся преимущественно в официальных документах и закрепляющиеся в административно-канцелярской речи (надлежащий, должный, вышеуказанный, нижеподписавшийся, неисполнение, препроводить, податель, получатель, охранять права и свободы, обеспечивать равноправие и т.п.); б) термины, профессионализмы и словосочетания терминологического характера, что обусловлено содержанием служебных документов (наиболее частотными являются термины юридические, дипломатические, бухгалтерские: акт, взимание, законодательство, ответчик, отозвать (посла), ратифицировать, заявитель и др.).
Многие из слов с окраской официально-делового стиля образуют антонимические пары: истец — ответчик, демократия — диктатура, наказан — оправдан, отягчающие — смягчающие (обстоятельства) и т.п.
В связи с упорядочением подхода к терминологии стали разграничивать два понятия-термина: "лексика с окраской официально-делового стиля" и "канцеляризмы". Первое название отражает место соответствующих слов в системе общелитературного языка, их функционально-стилевую окраску. Например, лексические единицы получатель (сего) или причитающиеся, неподведомственные, нижеподписавшиеся, возмещение, обжаловать, взыскание, обнаружение, вышестоящие и т.п. в деловых документах следует считать функционально-окрашенными. Второе название, "канцеляризмы", может относиться к этим же лексическим единицам, но только тогда, когда они непреднамеренно употреблены в тексте с другой стилистической окраской, например в публицистическом или разговорном стиле.
В лексической системе официально-делового стиля функционируют не канцеляризмы, а слова с окраской официально-делового стиля. Специфической особенностью лексической системы официально-делового стиля является также наличие в ней архаизмов и историзмов, употребляемых часто в номинативной функции.
Специфическими чертами отличается и фразеология официально-делового стиля. Здесь нет образных фразем, нет оборотов со сниженной стилистической окраской и т.д. Зато очень широко представлены стилистически нейтральные и межстилевые фразеологизмы {иметь значение, играть роль, занимать должность, сфера применения, причинить ущерб, место нахождения и т.п.). Наблюдается и частое использование выражений, связанных с оценкой, но лишенных какой бы то ни было экспрессивности: быть, находиться на уровне чего-либо; узкое место; общее место и др.
В официально-деловом стиле частотными являются стандартные обороты речи, устойчивые по характеру, содержащие отыменные предлоги, указывающие на характер мотивировки действий типа в связи с указанием, пребыванием, распоряжением (Министерства, главка, руководства), в соответствии с достигнутой договоренностью (соглашением), в порядке оказания технической (материальной, производственной) помощи и др.
В языке служебных документов они выполняют ту же функцию, что и устойчивые сочетания типа принять к сведению, принять во внимание, довести до сведения и т.д. Характерной особенностью этого стиля является и функционирование атрибутивно-именных словосочетаний типа: обвинительный приговор, исполнительный лист, дисциплинарные взыскания, оправдательное заключение, предварительное следствие, кассационная жалоба, вышестоящие органы, установленный порядок.
Также следует отметить сугубо именной характер официально-делового стиля. Одно и то же существительное в деловых текстах может повторяться даже в рядом стоящих предложениях и не заменяться местоимением. В разговорной речи или в художественном тексте подобное употребление квалифицировалось бы как тавтология (неоправданное повторение одного и того же, слова).
Научный стиль
Данная функционально-стилевая разновидность литературного языка обслуживает разнообразные отрасли науки (точные, естественные, гуманитарные и др.), область техники и производства и реализуется в монографиях, научных статьях, диссертациях, рефератах, тезисах, научных докладах, лекциях, учебной и научно-технической литературе, сообщениях на научные темы и т.д.
Основной формой реализации научного стиля является письменная речь, хотя с повышением роли науки в обществе, расширением научных контактов, развитием средств массовой коммуникации возрастает роль устной формы общения. Реализуясь в различных жанрах и формах изложения, научный стиль характеризуется рядом общих экстра- и интралингвистических особенностей, позволяющих говорить о едином функциональном стиле, который подвергается внутристилевой дифференциации.
Главным коммуникативным заданием общения в научной сфере является выражение научных понятий и умозаключений. Мышление в данной сфере деятельности носит обобщенный, абстрагированный (отвлеченный от частных, несущественных признаков), логический характер. Этим обусловлены такие специфические черты научного стиля, как отвлеченность, обобщенность, подчеркнутая логичность изложения.
Данные экстралингвистические признаки объединяют в систему все языковые средства, формирующие научный стиль, и определяют вторичные, более частные, стилевые черты: смысловую точность (однозначность выражения мысли), информативную насыщенность, объективность изложения, безобразность, скрытую эмоциональность.
Доминирующим фактором организации языковых средств в научном стиле является их обобщенно-отвлеченный характер на лексическом и грамматическом уровнях. Для научного стиля характерно широкое использование абстрактной лексики, явно преобладающей над конкретной: испарение, замерзание, давление, мышление, отражение, излучение, невесомость, кислотность, изменяемость и т.д. В отвлеченных и обобщенных значениях используются не только слова с абстрактной семантикой, но и слова, обозначающие вне научного стиля конкретные предметы. Так, в предложении В нашей местности растут дуб, ель, береза слова дуб, ель, береза обозначают не единичные, конкретные предметы (конкретное дерево), а класс однородных предметов, породу деревьев, т.е. выражают не частное (индивидуальное), а общее понятие. Или в предложении Микроскоп — это прибор, увеличивающий в несколько сот и даже тысяч раз слова микроскоп, прибор обозначают не конкретный микроскоп или прибор, а микроскоп, прибор вообще (всякий, любой, каждый).
В научном изложении почти не употребляются слова, выражающие единичные понятия, конкретные образы. Обобщенно-отвлеченный характер речи подчеркивается также употреблением специальных слов типа обычно, обыкновенно, всегда, постоянно, систематически, регулярно, всякий, любой, каждый.
Публицистический стиль
Публицистический (общественно-публицистический) стиль связан с общественно-политической сферой коммуникации. Этот стиль реализуется в газетных и журнальных статьях на политические и другие общественно значимые темы, в ораторских выступлениях на митингах и собраниях, по радио, телевидению и т.д.
Некоторые исследователи считают публицистический стиль принципиально неоднородным, по мнению других (их абсолютное большинство), уже в самой этой неоднородности прослеживается специфическое стилевое единство, целостность. Общие черты стиля с разной степенью активности проявляются в отдельных под стилях: газетно-публицистическом, радио-, тележурналистском и ораторском. Однако границы этих подстилей очерчены не резко, часто размыты.
Одной из важных особенностей публицистического стиля является сочетание в его рамках двух функций языка — функции сообщения (информативной) и функции воздействия (воздействующей, или экспрессивной). Говорящий использует этот стиль тогда, когда ему необходимо не только передать какую-то информацию (сообщение), но и произвести на адресата (часто массового) определенное воздействие. Причем автор, передавая факты, выражает свое отношение к ним. Этим и обусловлена яркая эмоционально-экспрессивная окраска публицистического стиля, не характерная ни для научной, ни для официально-деловой речи.
В зависимости от жанра на первое место выступает то экспрессия, то стандарт. Если основной целью сообщаемой информации является возбуждение определенного отношения к ней, то на первый план выдвигается экспрессия (чаще всего это наблюдается в памфлетах, фельетонах и других жанрах). В жанрах же передовой газетной статьи, хроникальной заметки и т.п., стремящихся к максимуму информативности, преобладают стандарты.
Стандарты вследствие различных причин (немотивированного включения в зоны коммуникации, длительного частотного употребления и т.д.) могут превращаться в речевые штампы. Это, как правило, связано с потерей стандартными формулами ясной и точной семантики, экспрессивно-оценочных качеств, с перемещением в необычные для них зоны коммуникации, например: горячая поддержка, живой отклик, резкая критика прозвучала в адрес..., в целях распространения..., рентабельность предприятий, наведение элементарного порядка и т.п. В результате многократного повторения S стертый штамп превратилось слово плюрализм (плюрализм мнений, политический плюрализм), привлекавшее к себе внимание в конце 80-х гг. нашего века. То же произошло и со словами коренной (коренные преобразования, коренная перестройка, коренные проблемы), радикальный (радикальное мнение, радикальные реформы, радикальные изменения) и др.
Среди лексических средств публицистического стиля (наряду с нейтральными) можно отметить лексемы, имеющие специфическую стилистическую окраску: застрельщик, труженик, посланец, созидание, свершения, мощь, экстремисты, широковещательные, позитивные, гарант, импульс, альтернатива, вклад (в борьбу...), авангард и т.д. Подобные слова в публицистическом стиле носят социально-оценочный характер.
Многочисленны примеры так называемой публицистической фразеологии, позволяющей быстро и точно давать информацию: мирное наступление, сокращение вооружений, локальные споры, сила диктата, президентская кампания, механизмы торможения, позитивные перемены, межгосударственное соглашение, пакет предложений, вопросы безопасности, пути прогресса, политический авангард, ратификация договора и др.
В рамках этого стиля много таких слов и словосочетаний, которые выступают как публицистически окрашенные только в переносном значении. Например, слова шаги, сигнал, стряпня, школа, пакет в прямом значении (тихие шаги, сигнал тревоги, домашняя стряпня, знание школы, пакет молока) не имеют публицистической окраски.
Основными экстралингвистическими признаками, обусловливающими формирование разговорного стиля, являются: непринужденность (что возможно лишь при неофициальных отношениях между говорящими и при отсутствии установки на сообщение, имеющее официальный характер), непосредственность и неподготовленность общения. В разговоре непосредственно участвуют и отправитель речи, и ее получатель, часто меняясь при этом ролями, соотношения между ними устанавливаются в самом акте речи. Такая речь не может быть предварительно обдумана, непосредственное участие адресанта и адресата обусловливает ее преимущественно диалогический характер, хотя возможен и монолог.
Монолог в разговорном стиле представляет собой форму непринужденного рассказа о каких-либо событиях, о чем-то увиденном, прочитанном или услышанном и адресуется конкретному слушателю (слушателям), с которым говорящий должен установить контакт. Слушатель, естественно, реагирует на рассказ, выражая согласие, несогласие, удивление, возмущение и т.д. или спрашивая о чем-то говорящего. Поэтому монолог в разговорной речи не настолько отчетливо противопоставляется диалогу, как в письменной.
Характерной особенностью разговорной речи является эмоциональность, экспрессивность, оценочная реакция. Так, на вопрос Написали! вместо Нет, не написали обычно следуют эмоционально-экспрессивные ответы типа Где там написали! или Прямо — написали!; Куда там написали!; Так и написали!; Легко сказать — написали! и т.п.
Большую роль в разговорной речи играет обстановка речевого общения, ситуация, а также невербальные средства коммуникации (жесты, мимика, характер взаимоотношений собеседников и т.д.).
С экстралингвистическими чертами разговорного стиля связаны такие его наиболее общие языковые особенности, как стандартность, стереотипность использования языковых средств, их неполноструктурная оформленность на синтаксическом, фонетическом и морфологическом уровнях, ослабленность синтаксических связей между частями высказывания или их неоформленность, разрывы предложения разного рода вставками, повторы слов и предложений, широкое употребление языковых средств с ярко выраженной эмоционально-экспрессивной окраской, активность языковых единиц конкретного значения и пассивность единиц с отвлеченно-обобщенным значением.
Разговорная речь имеет свои нормы, не совпав дающие во многих случаях с нормами книжной речи, зафиксированными в словарях, справочниках, грамматиках (кодифицированными). Нормы разговорной речи, в отличие от книжных, устанавливаются узусом (обычаем) и никем сознательно не поддерживаются. Однако носители языка чувствуют их и любое немотивированное отступление от них воспринимают как ошибку. Это и позволило исследователям (О.Б. Сиротининой, А.Н. Васильевой, Н.Ю. Шведовой, О.А. Лаптевой и др.) утверждать, что современная русская разговорная речь нормированная, хотя нормы в ней своеобразны. В разговорной речи для выражения сходного содержания в типичных и повторяющихся ситуациях создаются готовые конструкции, устойчивые обороты, разного рода речевые клише (формулы приветствия, прощания, обращения, извинения, благодарности и т.д.). Эти готовые, стандартизированные речевые средства автоматически воспроизводятся и способствуют упрочению нормативного характера разговорной речи, что и является отличительной чертой ее нормы. Однако спонтанность речевого общения, отсутствие предварительного обдумывания, использование невербальных средств коммуникации и конкретность речевой ситуации приводят к ослаблению норм.
Культура речи в ситуации билингвизма (двуязычия)
Одной из важнейших является разработка многоаспектной проблемы культуры русской речи в условиях белорусско-русского и русско-белорусского двуязычия, имеющего глубокие исторические корни. Начало его формирования уходит в 30-е гг. XIX в., когда распространение русского языка в Белоруссии значительно активизировалось. В результате общности происхождения русского и белорусского языков, постоянного их контактирования на всех уровнях языковых систем развивались сходные черты, что, в свою очередь, порождало специфические проблемы культурноречевого характера. Близость контактирующих языков порождает дополнительные трудности при общении на каждом из них: в условиях двуязычия нормы одного языка подменяются нормами другого, что приводит к речевым ошибкам.
Вопрос об интерференции является одним из актуальнейших в обшей проблеме билингвизма, особенно близкородственного. Главное при этом — разграничение процессов, ведущих к взаимообогащению контактирующих языков и вытекающих из этих процессов явлений "положительной конвергенции", и процессов, конечным результатом которых является "негативная конвергенция", служащая отправным пунктом при разработке многообразных вопросов билингвальной ортологии.
Нормы литературного языка
В современной лингвистике термин "норма" понимается в двух значениях: во-первых, нормой называют общепринятое употребление разнообразных языковых средств, регулярно повторяющееся в речи говорящих (воспроизводимое говорящими), во-вторых, предписания, правила, указания к употреблению, зафиксированные учебниками, словарями, справочниками.
Широкое распространение получило определение: "...норма — это существующие в данное время в данном языковом коллективе и обязательные для всех членов коллектива языковые единицы и закономерности их употребления, причем эти обязательные единицы могут либо быть единственно возможными, либо выступать в виде сосуществующих в пределах литературного языка вариантов".
Для того чтобы признать то или иное явление нормативным, необходимы (по меньшей мере!) следующие условия: 1) регулярная употребляемость (воспроизводимость) данного способа выражения, 2) соответствие этого способа выражения возможностям системы литературного языка (с учетом ее исторической перестройки), 3) общественное одобрение регулярно воспроизводимого способа выражения (причем роль судьи в этом случае выпадает на долю писателей, ученых, образованной части общества).
Приведенные определения касаются языковой нормы. Однако, если мы признаём дихотомию язык — речь, то необходимо говорить и о речевой норме. Понятие речевой нормы тесно связано с понятием функционального стиля. Если языковые нормы едины для литературного языка в целом, они объединяют все нормативные единицы независимо от специфики их функционирования, то речевые нормы устанавливают закономерности употребления языковых средств в том или ином функциональном стиле и его разновидностях. Это — функционально-стилевые нормы, их можно определить как обязательные в данное время закономерности отбора и организации языковых средств в зависимости от ситуации, целей и задач общения, от характера высказывания.
Варианты (или дублеты) — это разновидности одной и той же языковой единицы, обладающие одинаковым значением, но различающиеся по форме. Некоторые варианты не дифференцируются ни семантически, ни стилистически: иначе — иначе; скирд — скирда; цехи — цеха; сажень — сажень. Однако подавляющее большинство вариантов подвергается стилистической дифференциации: звала — звала, бухгалтеры — бухгалтера, обусловливать — обуславливать, машу — махаю (вторые варианты по сравнению с первыми имеют разговорный или просторечный оттенок).
В лингвистической литературе последних лет различают два типа норм: императивные и диспозитивные.
Императивные (т.е. строго обязательные) — это такие нормы, нарушение которых расценивается как слабое владение русским языком (например, нарушение норм склонения, спряжения или принадлежности к грамматическому роду). Эти нормы не допускают вариантов (невариативные), любые другие их реализации рассматриваются как неправильные: встретился с Ваней (не с Ванем), звонят (не звонят), квартал (не квартал), моя мозоль (не мой мозоль), мыть голову шампунем (не шампунью).
Диспозитивные (восполнительные, не строго обязательные) нормы допускают стилистически различающиеся или нейтральные варианты: иначе — иначе, скирд — скирда, гренки — гренки (разг.), мышление — мышление (устаревающее), вихриться — вихриться (допустимо), коричневый — коришневый, кусок сыра — кусок сыру, зачетная книжка — зачетка, поехало трое студентов — поехали трое студентов. Оценки вариантов в этом случае не имеют категорического (запретительного) характера, они являются более "мягкими". Например, в устной речи актеров фраза Я работаю на театре получила широкое распространение (как и наречие волнительно: Все это очень волнительно). В письменной речи уместнее употребить фразу Я работаю в театре. Моряки говорят компас, рапорт, в то время как общелитературная норма компас, рапорт.
Следует помнить, что наряду с вариантами, допускаемыми диспозитивными нормами литературного языка, существует и множество отклонений от норм, т.е. речевых ошибок. Такие отступления от языковых норм могут объясняться несколькими причинами: плохим знанием самих норм {Мы хочем читать; С двадцать двумя ребятами мы ходили в кино; Оденьте на себя пальто); непоследовательностями и противоречиями во внутренней системе языка (так, причиной распространенности неправильных ударений типа звала, рвала, очевидно, является литературное ударение на корне в формах звал, звало, звали; рвал, рвало, рвали. Ненормативная форма лектора существует, наверное, потому, что в системе языка есть нормативные формы доктора, лагеря и т.д.); воздействием внешних факторов — территориальных или социальных диалектов, иной языковой системы в условиях билингвизма {Мы живем под мирньш небом, не слышно выбухов орудий, залпов снарядов).
С вопросами норм, их вариантности тесно связаны понятия нормализации и кодификации. Часто термины "нормализация" и "кодификация" употребляются как синонимы. Однако в исследованиях последних лет эти термины и понятия разграничиваются. В.А. Ицкович предлагает считать нормализацией не простое описание нормы, или ее кодификацию в строгом смысле слова, а лишь "активное вмешательство в языковой процесс, например, введение определенных терминов и отказ от других, как нежелательных по каким-нибудь причинам". Однако при таком подходе к нормализации и кодификации несколько теряется разграничение этих двух явлений. Более четкое решение этого вопроса находим у Л.И. Скворцова: "Противополагаясь по степени активности (или "осознанности") друг другу, понятия "кодификация" и "нормализация" оказываются в отношении соподчиненности: последняя является частью первой. На практике "нормализация"... называется обычно "стандартизацией" (в широком смысле слова: установление ГОСТа, упорядочение терминосистемы, официальное переименование и т.п.)". По мнению Л.К. Граудиной, термином "нормализация" обозначается комплекс проблем, предполагающих освещение следующих аспектов: "1) изучение проблемы определения и установления нормы литературного языка; 2) исследование в нормативных целях языковой практики в ее отношении к теории; 3) приведение в систему, дальнейшее совершенствование и упорядочение правил употребления в случаях расхождения теории и практики, когда появляется необходимость укрепления норм литературного языка". Термин "кодификация" считается более узким и специализированным по сравнению с термином нормализация".
Правка текста. Виды правки.
Правка текста подразумевает внесение в него изменений. Выправленный текст не должен представлять трудностей для чтения. Для правки учебных текстов пользуются знаками издательской правки, которые не дублируются (как при корректорской правке) на полях рукописи.
При композиционной правке перемещаемые части текста обводят и против них на полях дается указание, на какую страницу их следует перенести, а на соответствующей странице стрелкой обозначают их новое место и номер страницы, с которой делается перенос текста.
Сокращаемый фрагмент обводят и перечеркивают двумя чертами. Вымарывать текст не следует, в процессе правки может возникнуть необходимость его восстановить.
Правка вносится чернилами или пастой черного, фиолетового, синего цвета. Исправления вписывают аккуратно, четко, разборчиво. Сокращенное написание слов не допускается.
По характеру изменений, вносимых в авторский материал, различают четыре вида правки: правку-вычитку, правку-сокращение, правку-обработку и правку-переделку.
Правка-вычитка. Редакторская правка-вычитка — заключительный этап подготовки авторского материала к опубликованию. Это предельно внимательное чтение уже отредактированного произведения, выявление недочетов, ранее ускользнувших от внимания редактора. Правятся при этом лишь явные ошибки, нарушающие нормативные требования и искажения, внесенные при перепетчатке (буквенные ошибки, пропуск слов и знаков препинания, орфографические, пунктуационные, стилистические ошибки). Смысловые ошибки подчеркиваются и помечаются вопросом на полях, но не правятся. После снятия вопросов карандашные пометы стирают. Корректорская правка-вычитка состоит в сличении текста, готовящегося к публикации, с текстом авторитетного оригинала и внесении необходимых исправлений. Подготовленный к публикации материал должен полностью соответствовать оригиналу.
Владение навыками корректорской вычитки обязательно для редактора. При публикации официальных документов, текстов, включающих цитаты, он несет ответственность за точность их воспроизведения. В его обязанности входит также выбор источника, с которым сверяется текст.
Правка-сокращение. Цель правки-сокращения — уменьшение объема текста и улучшение его литературных качеств. Сокращения могут быть обусловлены недостатками литературной формы публикации: неумением автора сжато и точно излагать свои мысли, обилием смысловых повторов, однотипных примеров, несущественных подробностей, стилистической избыточностью, расплывчатыми формулировками. Необходимость в сокращении может возникнуть также по техническим причинам (из-за нехватки места на газетной, журнальной или книжной полосе), из-за превышения автором договорного объема рукописи, несоответствия авторского материала его жанру, по причинам конъюнктурного характера (неуместности устаревших концепций, упоминания устаревших фактов, событий, утративших актуальность).
Правка-обработка. Цель правки-обработки — добиться наибольшего соответствия литературной формы материала его содержанию, устранить недочеты, выявленные при всестороннем анализе текста.
В процессе правки-обработки исправляют ошибки содержания, а также неточности языка и стиля. При необходимости могут быть изменены заголовок публикации (при полном или частичном смысловом несоответствии содержанию текста) и ее построение (при несоразмерности частей текста, непоследовательности изложения, отступлениях от темы). По своему характеру изменения, вносимые в текст, разнообразны: сокращения, дописывания отдельных фрагментов, перенос частей текста, замена слов и оборотов речи, изменение синтаксической структуры предложений. К правке следует относиться бережно, стремясь сохранить стиль автора, его манеру изложения. Правка-обработка должна быть экономной и обоснованной.
Правка-переделка. Правка-переделка — кардинальное изменение первоначального авторского варианта произведения.
Правка-переделка возможна лишь тогда, когда фактический материал, содержащийся в первоначальном тексте, достаточен для создания текста нового. При жанровой трансформации текста стилистическая структура произведения меняется кардинально. Например, при переделке очерка в заметку следует сократить до минимума прямую речь, а также описания места события и обстановки, монологи заменить изложением от лица автора, сгладить индивидуальные особенности языка персонажей. При переделке репортажа в очерк или заметку устраняется то, что подчеркивает личное участие автора в событии.
Правка-переделка — наиболее сложный и трудоемкий вид редакторского труда. Она требует от редактора основательного знания той области, о которой пишет автор (в противном случае после правки-переделки в тексте могут появиться фактические ошибки), умения понять особенности его мышления и манеры письма. К правке-переделке рекомендуется прибегать в случаях крайней необходимости и по возможности привлекать к ней самого автора.
Редактирование таблиц
Таблица — форма систематизации фактического материала, широко используемая современными средствами массовой информации. Она представляет собой перечень сведений, расположенных в определенном порядке по графам, разделенным вертикальными линейками (при публикации в газетах вертикальные линейки часто опускают). Большинство таблиц обобщает цифровые данные, помогает зрительно их сопоставить, выяснить взаимозависимость величин.
Газеты обычно печатают небольшие по объему и несложные по содержанию таблицы, но требования к их наглядности в этом случае особенно высоки.
Части таблицы:
Тематический заголовок определяет цель и содержание таблицы (он может быть опущен, когда связь таблицы с основным текстом очевидна). Формулировка заголовка должна быть точной, краткой и соответствовать назначению и содержанию таблицы. Знак препинания в конце заголовка не ставят.
Нумерационный заголовок (слово "таблица" и номер арабскими цифрами) необходим, когда в публикации несколько таблиц. Он упрощает связь таблицы с основным текстом.
Заголовочная часть таблицы состоит из заголовков, определяющих содержание каждой графы. Заголовки первого яруса пишутся с прописной буквы. Заголовки нижних ярусов пишутся со строчной буквы, если они образуют с заголовками верхних ярусов одно словосочетание. В конце заголовков никаких знаков препинания не ставят.
Хвостовая часть таблицы — все, что расположено под заголовочной частью, а именно:
Боковик — первая слева графа, включающая сведения, в которых обобщается содержание горизонтальных строк таблицы. Общие для нескольких строк понятия выносят в дополнительную строку. Основные формулировки боковика пишутся с прописной буквы, формулировки подчиненных ступеней — со строчной. Точка в конце их не ставится. Если в нижестоящей строке повторяются слова вышестоящей, их заменяют кавычками;
Прографка — графы, данные которых выражают взаимозависимость между данными боковика и заголовочной части. Однородные числовые данные располагают так, чтобы в графе единицы находились под единицами, десятки — под десятками и т.д. Если в графе есть десятичные дроби, рекомендуется для удобства сравнения к цифровому обозначению целых чисел добавить нули после запятой.
Текстовые элементы прографки следует начинать с прописных букв. Когда один под другим стоят одинаковые текстовые элементы, не отделенные линейками, ставят кавычки. Вместо слов "более" и "менее" применяют условные обозначения (> <). Вместо слов "от" и "до" между цифрами следует ставить тире.
В основе логической структуры таблицы лежит суждение.
Справочные таблицы — это таблицы сведений, которые расположены в определенном порядке, облегчающем читателю их поиск.
Аналитические таблицы — результат классификации данных, их группировки, выявления связей между явлениями, сведения воедино наблюдений над несколькими объектами.
Чтобы проверить содержание таблицы, рекомендуется провести выборочную проверку величин, оценить авторитетность источника, из которого заимствованы данные, убедиться в строгости следования избранному принципу их группировки. Незаполненные графы свидетельствуют о непродуманности построения таблицы. Следует проверить, сопоставимы ли данные по существу и по их количественному значению, специально обращая внимание и на то, сопоставимы ли отрезки времени, в течение которых велось наблюдение. Таблицу не следует перегружать сведениями, формулировки должны быть лаконичными и ясными.

Приложенные файлы

  • docx 8885471
    Размер файла: 50 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий