ИГПЗС


Оглавление
1. Особенности государственного строя, общественной структуры стран Древнего Востока. Характеристика древневосточной деспотии.
2. Особенности развития права стран Древнего Востока.
3. Основные этапы государственной истории Древнего Египта. Система государственной администрации, судебные органы, правовое положение Древнего Египта.
4. Источники, основные институты права в Древнем Египте.
5. Основные этапы истории древних государств Месопотамии. Государственный строй, правовое положение населения древнего Вавилона в период правления царя Хаммурапи.
6. Источники права древних государств Месопотамии. Общая характеристика Законов Хаммурапи: принципы составления, правовая доктрина.
7. Вещное и обязательственное право по Законам Хаммурапи.
8. Брачно-семейное и наследственное право по законам Хаммурапи.
9. Уголовное право и судебный процесс по Законам Хаммурапи.
10. Основные этапы государственной истории Древней Индии. Государственный строй, варно-кастовое деление державы Маурьев (IV - II в.в. до н.э.).
11. Источники права Древней Индии. Общая характеристика Законов Ману: принципы составления, правовая доктрина.
12. Вещное и обязательственное право по Законам Ману.
13. Брачно-семейное и наследственное право по Законам Ману.
14. Уголовное право и судебный процесс по Законам Ману.
15. Основные периоды государственной истории Древнего Китая. Система государственной администрации, судебные органы Древнего Китая.
16. Источники права Древнего Китая. Правовая доктрина конфуцианства и легизма и ее влияние на развития древнекитайского права.
17. Уголовное право, судебный процесс в Древнем Китае.
18. Имущественные, обязательственные, наследственные, брачно-семейные отношения в Древнем Китае.
19. Особенности развития государства и права античного мира. Полисная система.
20. Возникновение государства в Древней Греции. Реформы Тесея, Солона, Клисфена.
21. «Ликургов строй» в древней Спарте.
22. Рабовладельческая демократическая республика в Древних Афинах. Судебная система Древних Афин.
23. Развитие права в Древних Афинах.
26. Государственный строй принципата и домината. Правовой статус. Реформы Диоклетиана и Константина. Кризис, распад и гибель Западной Римской империи.
27.Источники римского права древнейшего периода. Общая характеристика Законов XII таблиц: история создания, принципы составления, правовая доктрина.
28. Источники римского права классического периода. Общая характеристика Институций Гая: история создания, принципы составления, правовая доктрина.
29. Источники римского права постклассического периода. Общая характеристика Свода законов Юстиниана: истоия создания, принципы составления, правовая доктрина.
30. Вещное и обязательственное право по Законам XII таблиц.
31. Брачно-семейное, наследственное право по Законам XII таблиц.
32. Легисакционный процесс по Законам XII таблиц.
33. Вещное и обязательственное право, виды исков, интердикты по Институциям Гая и Своду Юстиниана.
34. Брачно-семейное, наследственное право по Институциям Гая и Своду Юстиниана.
35. Формулярный и экстраординарный процесс по Институциям Гая и Своду Юстиниана.
36. Рецепция римского права в Средние века.
37. Особенности средневекового государства в Западной Европе.
38. Особенности развития средневекового права в Западной Европе: обычное, феодальное право, каноническое и городское право в Средние века. 39. Формирование раннефеодального общества и государства у франков. Государственный и общественный строй при Меровингах.
40. Реформа Карла Мартелла. Государственная организация и распад империи Каролингов.
41. Общая характеристика Салической правды. Уголовное право и судебный процесс по Салической правде.
42. Имущественные, обязательственные, брачно-семейные, наследственные отношения по Салической правде.
43. Сеньориальная монархия в средневековой Франции. Реформы Людовика IX.
44. Сословно-представительная монархия в средневековой Франции. Деятельность Генеральных штатов. Великий Мартовский ордонанс 1357.
45. Особенности развития государственного и общественного строя периода абсолютной монархии во Франции. Реформы Ришелье и Ж.-Б.Кольбера.
46. Кутюмное право во Франции. Кутюмы Бовези.
47. Вещное и обязательственное право, брачно-семейное и наследственное право в средневековой Франции.
48. Уголовное право и судебный процесс в средневековой Франции.
49. «Священная Римская империя германской нации» периода раннефеодальной монархии: особенности государственного и общественного строя.
50. «Священная Римская империя германской нации» в XIII - нач. XIX в.в.: государственный строй, правовое положение населения, судебная система. «Золотая Булла» 1356 года. Особенности германского абсолютизма.
51. Особенности права средневековой Германии. «Саксонское зерцало» XII века: нормы земского и ленного права.
52. «Каролина» 1532 года: общая характеристика, уголовное право и судебный процесс.
53. Раннефеодальная и сеньориальная монархия в средневековой Англии. Реформы Генриха II.
54. Сословно-представительная монархия в средневековой Англии: государственный строй, правовое положение населения, судебная система. Великая хартия вольностей 1215 года.
55. Особенности абсолютизма в средневековой Англии. Судебная система периода абсолютизма.
56. Источники права средневековой Англии. «Общее право» и «право справедливости».
57. Вещное, обязательственное право, брачно-семейное и наследственное право в средневековой Англии.
58. Уголовное право и судебный процесс в средневековой Англии.
59. Основные этапы государственного развития средневековой Византии. Государственный строй, правовой статус населения.
60. Этапы развития средневекового византийского права. Эклога 726 года: общая характеристика, основные правовые положения.
61. Источники средневекового византийского права IX – XIV в.в.: общая характеристика,основные правовые положения.
62.Образование средневекового Арабского халифата и его развитие при Омейядах: государственный строй, правовой статус населения.
63.Государственный механизм, правовой статус населения в средневековом Арабском халифате при династии Аббасидов. Распад и гибель Арабского халифата.
64.Источники средневекового мусульманского права: общая характеристика. Правовая доктрина шариата.
65.«Право личного статуса», вещные и обязательственное отношения, брачно-семейные и наследственные отношения в средневековом мусульманском праве. 66. Уголовное право и судебный процесс в средневековом мусульманском праве.
1. Особенности государственного строя, общественной структуры стран Древнего Востока. Характеристика древневосточной деспотии.
Понятие Восток в исторической науке используется не столько как географическое, сколько как историко-культурное, цивилизационное. Здесь впервые в истории развития человеческого общества сложились те социальные и политические институты, государство, право, мировые религии, которые и породили со времени возникновения античных государств (Древней Греции и Рима) в 1 тысячелетии до н.э. дихотомию Восток — Запад. Принципиальные различия восточного и западного цивилизационных путей развития заключались в том, что на Востоке, в отличие от Запада, где частная собственность играла господствующую роль, частнособственнические отношения, отношения частного товарного производства, ориентированного на рынок, не занимали значительного места. Это в свою очередь сказалось на застойном характере восточных социальных структур, на отсутствии на Востоке условий для развития тех политических и правовых институтов, которые были призваны обслуживать нужды нарождающегося гражданского общества: демократическое общественное самоуправление с правами и обязанностями каждого полноправного гражданина, члена полиса-республики, правовые гарантии его частных интересов, прав и свобод. Восток в древности был представлен многими странами, рядом крупнейших региональных цивилизаций (индо-буддийской, ассирийско-вавилонской, конфуцианско-китайской), но вышеуказанные особенности (отсутствие господствующей роли частной собственности, застойный характер развития) были главными определяющими чертами их типологического сходства в отличие от динамично развивающихся античных стран, а затем и стран Западной Европы, преемника античной цивилизации. Одной из основных социальных форм, играющих решающую роль в эволюции древневосточных обществ, была сельская община, сохранившая во многом черты патриархально-родовой организации. В значительной мере она определяла характер политической власти в этих обществах, роль и регулирующе-контрольные функции древневосточного государства, особенности правовых систем. Крепость общинных, родоплеменных, большесемейных и других связей тормозила процессы классообразования, в частности развитие здесь рабовладения, но не смогла сдержать социального и имущественного расслоения в обществе. Самые ранние государственные формы (протогосударства) стали складываться в древневосточных цивилизациях (в Древнем Египте, Древней Индии, Древней Месопотамии, Древнем Китае — еще в IV—III тысячелетии до н.э.) в ходе разложения общинно-родовой организации. Они складывались по мере усиления разделения труда, усложнения управленческих функций, а вместе с тем превращения лиц, выполняющих эти функции, в сословие знати, которое не участвовало в производстве, стояло над. рядовыми общинниками. Самодовлеющая сельская община, упрочению позиций которой способствовали коллективные усилия ее членов по созданию ирригационных сооружений, оказывала огромное влияние на замедление процессов классообразования, формы земельной собственности и способы эксплуатации в древневосточных обществах. Здесь непосредственным владельцем-собственником земли была сама община. Вместе с тем и государство выступало в качестве верховного собственника земли, властно-собственнические права которого реализовывались в получении с общинников ренты-налога. трой многоукладной хозяйственной жизни определял исключительно пестрый социальный состав древневосточных обществ, который можно дифференцировать в границах трех основных социально-классовых образований: 1) различные категории лиц, лишенных средств производства, зависимые подневольные работники, к которым относились и расы; 2) свободные мелкие производители — общинники-крестьяне и ремесленники, живущие своим трудом; 3) господствующий социальный слой, куда входили придворная и служилая аристократия, командный состав армии, состоятельная верхушка земледельческих общин и пр.
На Востоке отсутствовала четкость социально-классовых границ, например, существовали различные категории зависимого население, занимающие промежуточные позиции между свободными и рабами или некие переходные категории свободных (от мелких землевладалыцев к господствующему, в частности, к мелкому купечеству и чиновничеству). Сословно-правовой статус индивида в обществе, как правило, не совпадал, расходился с его социально-экономическим положением. Стойкая многоукладность, историческая преемственность социальных, политических, правовых форм и институтов, господствующей религиозной идеологии дают основания определить в качестве главной отличительной черты древневосточных обществ — их традиционность. Это подтверждает то обстоятельство, что освященные незыблемыми идейно-религиозными установками основы социальной структуры, государственности и права таких крупных изучаемых нами древневосточных обществ, как Древняя Индия и Древний Китай (Древний Египет и Древний Вавилон, как относительно централизованные государства, прекратили свое существование еще до н.э.), пережили века. В Древнем Вавилоне, например, крупное царско-храмовое хозяйство сосуществовало с относительно обособленным общинно-частным хозяйством, основой которого был труд свободных общинников-крестьян, уплачивающих ренту-налог государству. В царско-храмовых хозяйствах использовался труд рабов и лиц, находящихся в той или иной степени зависимости, ряды которых пополнялись за счет свободных земледельцев, потерявших свой общинный участок. Наличие сильного царско-храмового хозяйства с относительно развитым ремеслом, широко ведущего торговые операции с помощью купцов-тамкаров, ослабляло налоговую эксплуатацию общинников-крестьян. В Древнем Египте общинно-частный сектор еще во II тысячелетии до н.э. был поглощен основанным на рабской и полурабской эксплуатации царско-храмовым хозяйством. Специфические черты древнеиндийского общества были связаны с жестким сословным делением на четыре варны (брахманов, кшатриев, вайшиев и шудр), с присущей ему особой общинной организацией, отличающейся высокой степенью замкнутости и автономности. Отношения рабовладения здесь тесно переплетались с сословно-варновыми, кастовыми. Традиционная социальная приниженность низших каст, почти полное бесправие тех, кто находился вне варн индийского общества, создавали возможности для полурабских форм эксплуатации различных категорий зависимого люда. В Древнем Китае рано сложилась система эксплуатации управленческой знатью общинников-крестьян путем взимания ренты-налога, вначале в форме на общественных полях, а затем путем присвоения правящей верхушкой части урожая с крестьянского надела. Формализованное понятие ―восточная деспотия‖, обладающее вышеперечисленными признаками, с определенными основаниями можно отнести к централизованной империи Древнего Китая и царствам Древнего Египта. В Китае, например, император обожествлялся, существовал особый культ императора — ―сына неба‖. Высшая законодательная власть была одним из важных признаков его широких полномочий. Рано сложился здесь и централизованный многоступенчатый бюрократический аппарат, возглавляемый самим правителем. Все имперские чиновники, независимо от рангов и занимаемых постов, были поставлены под строгий контроль центральных властей. Нo во многих древневосточных государствах власть верховных правителей ограничивалась советом знати или народным собранием, или самоуправляющимися большесемейным‖ городским‖ общинам и пр. Древневосточным обществам были известны также и республиканские государственные формы, в которых значительную роль играли традиции примитивной племенной демократии) например республики в городах-государствах — Финикии, Месопотамии. Не отличались некоторые восточные государства и полным набором вышеперечисленных формальных характеристик ―восточной деспотии‖.
Правители Древней Индии, например, не располагали неограниченными законодательными полномочиями. Даже в крупном, относительно централизованном государстве Маурьев (IV—II вв. до н.э.) большое значение имели коллегиальные органы государственной власти, такие как совещательный орган при царе — раджа-сабха и совет сановников — мантрипаришад. Одной из наиболее ярких особенностей империи Маурьев было включение в нее полуавтономных республиканских государственных образований — ган и сангх. В своем политическом развитии страны Древнего Востока прошли в целом общий путь — от небольших племенных образований, номовых городов-государств к гегемониям-царствам, а затем к относительно централизованным империям, как правило, полиэтническим, создаваемым за счет завоевания и аннексий своих соседей. Признание высшего, божественного авторитета, органически вытекающего из сущего миропорядка, а следовательно, и неограниченных деспотических полномочий правителя, было основополагающим элементом восточной духовной культуры, религиозной идеологии, определяющим в значительной мере различные стороны жизнедеятельности древневосточных обществ. С учетом этих обстоятельств, следует различать понятие ―восточная деспотия‖ в культурно-цивилизационном, социально-историческом и формально-юридическом смыслах. Выступая как и всякое другое государство орудием социально-классового господства, древневосточное монархическое государство было призвано вместе с тем выполнять функции, связанные с координацией разрозненного общинного производства, с обеспечением насущных условий его развития. При отсутствии или слабом развитии рыночных отношений государство с его административно-командным аппаратом выполняло особые контролирующие, регулирующие функции, что и обеспечивало исключительное место и значение управляющей верхушки в восточном обществе. Но не меньшее значение имела деятельность властных структур, государства по поддержанию религиозно-культурного единства древневосточных обществ, обеспечиваемого на основе сохранения их самобытных, фундаментальных ценностей. Значение целенаправленной консервации, укрепления религиозной идеологии в древневосточных обществах также определялось в значительной мере слабостью экономических связей, почти полным отсутствием рыночных отношений при натуральном характере общинного производства. Религиозная идеология, играющая важную роль в поддержании единства того или иного восточного общества, строилась на основе различных морально-этических, религиозных ценностей, но неизменно отводила особое место ―связующему единству‖ — правителю. В массовом сознании правители наделялись всесильными, деспотическими полномочиями не только в силу божественного характера своей власти — царственности, но и в силу отводимой им единоличной роли в поддержании безопасности, правосудия, социальной справедливости в обществе. Устойчивость патриархально-общинных отношений, на базе которых развивались ранние государственные деспотические режимы, формировала в общественном сознании образ правителя-отца, защитника слабых и обездоленных. Например, конфуцианство—господствующая идеология Древнего Китая — прямо переносило строй большой патриархальной семьи на все Китайское общество, во главе которого стоял император.
2. Особенности развития права стран Древнего Востока.
Право Древнего Востока неразрывно связано с религией и религиозной моралью. Правовая норма здесь, за редким исключением, имела peлигиозное обоснование. Правонарушение - это одновременное нарушение ноpмы, религии и мoрали. Основным источником права древневосточных государств на протяжении веков оставались обычаи, которые, являясь продуктом общинного творчества, в течение длительного времени не записывались, а сохранялись в устной традиции и памяти соплеменников. Ссылки на древних мудрецов, обладающих священным авторитетом, хранителей обычаев, можно найти почти во всех памятниках древневосточного права, в чем сказался его традиционный характер. Нормы права опирались на
установившиеся образцы поведения, сложившиеся в прошлом, ориентировались на них. Обычай, наполняемый новым социальным содержанием, санкционированный государством, оставался главным источником права и тогда, когда появились письменные судебники, брахманские компиляции и пр. Первые памятники права в основном закрепляли наиболее распространенные обычаи, установившуюся судебную практику. С этим связаны их неполнота, неразработанность ряда институтов и норм, их казуистический характер, ибо правовая норма фиксировалась не в абстрактной форме, а в виде конкретного случая. В правовых системах, которые формировались в медленно эволюционирующих древневосточных обществах, нашли отражение нормы старого родового строя, например, предусматривающие коллективную ответственность членов семьи или даже всех членов соседской общины за проступки, совершенные одним из них, кровную месть, самосуд, талион. На примере таких универсальных обычаев, как кровная месть и талион, в которых нашел отражение принцип равного воздаяния родового строя (око за око, зуб за зуб), по памятникам древневосточного права можно проследить, как эти старые обычаи наполнялись новым содержанием. Появление имущественных, сословных, профессиональных и других различий привело к прямому извращению в нормах древневосточного права идеи первобытнообщинного строя о равном воздаянии. Эти нормы стали исходить из того, что цена крови знатного, богатого выше цены крови бедного, незнатного. Общие традиционные черты древневосточного права определялись в значительной мере длительным существованием в странах Древнего Востока таких социальных форм, как община, большая патриархальная семья. Во всех нормах древневосточного брачносемейного и наследственного права прослеживаются, например, такие традиционные черты, как подчиненное, приниженное положение женщин, детей в патриархальной семье, неравенство наследственных прав женщин с мужчинами и пр. В древневосточном праве нельзя обнаружить представления об отраслях права, о четких отличиях преступлений от частных правонарушений. На первый взгляд, правовые документы Древнего Востока изложены не только бессистемно, но и без какой бы то ни было внутренней логики. Но внутренняя логика изложения норм в этих правовых памятниках присутствует. Она определяется или религиозными концепциями о тяжести, греховности того или иного поведения человека в Древнем Вавилоне и в Древнем Китае или религиозной концепцией мироздания, сословно-варнового деления в Древней Индии. Говоря об общих элементах правовых систем стран Древнего Востока, нельзя не видеть и специфических черт их правовых принципов, институтов и норм, связанных с особенностями духовной культуры, религии, той или иной системы ценностей.
3. Основные этапы государственной истории Древнего Египта. Система государственной администрации, судебные органы, правовое положение Древнего Египта.
Государство Древнего Египта сложилось в северо-восточной части Африки, в долине, расположенной по нижнему течению реки Нила. Все сельскохозяйственное производство Египта было связано с ежегодными разливами Нила, с очень ранним строительством здесь ирригационных сооружений, на которых и стал впервые использоваться труд рабов-военнопленных. Естественные границы Египта служили защите страны от набегов извне, созданию этнически однородного населения - древних египтян. Интерестно развивающееся поливное земледелие способствует социальному расслоению, выделению управленческой верхушки во главе с первосвященниками-жрецами уже в первой половине IV тысячелетия до н.э. Во второй половине этого тысячелетия складываются первые государственные образования— номы, возникшие вследствие объединения вокруг храмов сельских общин для совместного ведения ирригационных работ. Территориальное расположение древних номов, вытянутых вдоль единой водной магистрали, очень рано приводит к их объединению под властью сильнейшего нома, к появлению в Верхнем (Южном) Египте единых царей с Признаками
деспотической власти над остальными номами. Цари Верхнего Египта к концу IV тысячелетия до н.э. завоевывают весь Египет. Предопределял раннюю централизацию древнеегипетского государства и сам характер хозяйства, связанный с постоянной зависимостью населения от периодических разливов Нила и необходимостью руководства из центра трудом многих людей по преодолению их последствий. Социальная структура. Для Древнего Египта была характерна крайняя замедленность эволюции социальной структуры, определяющим фактором которой было почти безраздельное господство в экономике государственного царско-храмового хозяйства. В условиях всеобщей вовлеченности населения в государственное хозяйство разница в правовом положении отдельных слоев трудового люда не считалась столь существенной, как в других странах Востока. Она не отражалась даже в терминах, наиболее употребляемым среди которых был термин, обозначающий простолюдина, — мерет. Это понятие не имело четко выраженного правового содержания, как и спорное понятие ―слуга царя‖ - полусвободный, зависимый работник, просуществовавшее во все периоды уникальной и длительной истории Египта. Основной хозяйственной и общественной ячейкой в Древнем Египте на ранних этапах его развития была сельская община. Закономерный процесс внутриобщинного социального и имущественного расслоения был связан с интенсификацией сельскохозяйственного производства с ростом прибавочного продукта, который начинает присваивать общинная верхушка, сосредоточившая в своих руках руководящие функции по созданию, содержанию в порядке и расширению ирригационных сооружений. Эти функции впоследствии перешли к централизованному государству. Процессы социального расслоения древнеегипетского общества особенно усиливаются в конце IV тысячелетия до н.э. когда формируется господствующий социальный слой, в который входили родоплеменная номовая аристократия, жрецы, зажиточные общинники-крестьяне. Этот слой все больше отделяется от основной массы свободных общинников-крестьян, с которых взимается государством рента-налог. Они же привлекаются к принудительному труду по строительству каналов, дамб, дорог и пр. С первых династий Древнему Египту были известны проводимые по всей стране периодические переписи ―людей, скота, золота‖, на основе которых и устанавливались налоги. Раннее создание единого государства с централизованным в руках фараона земельным фондом, к которому переходят функции управления сложной ирригационной системой, развитие крупного царско-храмового хозяйства способствует фактическому исчезновению общины как самостоятельной единицы, связанной коллективным землепользованием. Она прекращает существование вместе с исчезновением свободных земледельцев, независимых от государственной власти и неподконтрольных ей. Неким подобием общин остаются постоянные сельские поселения, главы которых отвечают за уплату налогов, за бесперебойное функционирование ирригационных сооружений, принудительные работы и пр. Вместе с тем укрепляет свои экономические и политические позиции правящая верхушка, пополняющаяся в основном за счет местной номовой аристократии, чиновничества, складывающегося централизованного административного аппарата и жречества. Ее экономическая мощь растет, в частности, за счет рано сложившейся системы царских пожалований земель и рабов. От времени Древнего царства сохранились царские указы, устанавливающие права и привилегии храмов и храмовых Поселений, свидетельства о царских пожалованиях земельных участков аристократии и храмам. В царских хозяйствах и хозяйствах светской и Духовной знати трудились различные категории зависимых подневольных лиц. Сюда входили бесправные рабы-военнопленные или соплеменники, доведенные до рабского состояния, ―слуги царя‖, выполнявшие предписываемую им норму работы под надзором царских надсмотрщиков. Они владели небольшим личным имуществом и получали скудное пропитание из царских складов. Эксплуатация ―слуг царя‖, оторванных от средств производства, строилась как на внеэкономическом, так и на экономическом принуждении так как земля, инвентарь, тягловый скот и прочее были собственностью царя. Границы, отделяющие рабов (которых в Египте никогда не было много) от ―слуг царя‖, были выражены нечетко. Рабов в Египте продавали, покупали, передавали по наследству, в дар, но иногда сажали иа землю и наделяли имуществом, требуя с них часть урожая. Одной из форм
возникновения рабской зависимости стала самопродажа египтян за долги (которая, однако, не поощрялась) и превращение в рабов преступников. Рано выявившаяся неэффективность громоздких царских хозяйств, основанных на труде подневольных земледельцев, способствует широкому развитию в это время надельно-арендной формы эксплуатации трудящегося люда. Земля стала отдаваться ―слугам царя‖ в аренду, она обрабатывалась ими в основном своими орудиями в относительно обособленном хозяйстве. При этом выплачивалась рента-налог казне, храму, номарху или вельможе, но по-прежнему выполнялась трудовая повинность в пользу казны. В Среднем царстве выявляются и другие изменения как в положении правящих кругов, так и низших слоев населения. Все более заметную роль в государстве, наряду с номовой аристократией и жречеством, начинает играть нетитулованное чиновничество. Из общей массы ―слуг царя‖ выделяются так называемые не‖ джес (―Маленькие‖), а среди них ―сильные иеджес‖. Их появление было связано с развитием частного землевладелия, товарно-денежных отношений, рынком. Не случайно в XVI—XV вв. до н.э. в египетском лексиконе впервые появляется понятие ―торговец‖, а мерилом стоимости при отсутствии денег становится серебро. Неджес вместе с ремесленниками (особенно таких дефицитных в Египте специальностей, как каменотесы, золотых Дел мастера), будучи не столь прочно связаны с царско-храмовым хозяйством, приобретают более высокий статус, продавая часть своей продукции на рынке. Вместе с развитием ремесла, товарно-денежных отношений растут города, в городах возникает даже подобие цехов, объединения ремесленников по специальностям. Об изменении правового положения состоятельных групп населения свидетельствует и расширение понятия ―дом‖, ранее обозначающее родственно-клановую группу подвластных патеру-вельможе членов семьи, родственников, слуг-рабов и пр. Главой дома мог выступать теперь и неджес. Сильные неджес вместе с низшими звеньями жречества, мелкого чиновничества, зажиточными ремесленниками в городах составляют средний, переходный слой из мелких производителей к господствующему классу. Растет число частных рабов, усиливается эксплуатация зависимых земледельцев-надельщиков, несущих главные тяготы податного обложения, военной службы в царских войсках. Еще более нищает городская беднота. Это приводит к крайнему обострению социальных противоречий в конце Среднего царства (усилившегося под воздействием вторжения в Египет гиксосов), к крупному восстанию, начавшемуся в среде беднейших слоев свободных египтян, к которым впоследствии присоединились рабы и даже некоторые Представители состоятельных земледельцев. Наряду с неджес в это время появляется и особая категория египетского населения, близкая к нему по положению, обозначаемая термином ―немху‖. В эту категорию включались земледельцы, имеющие свое хозяйство, ремесленники, воины, мелкие чиновники, которые, по воле фараоновской администрации могли быть повышены или понижены в своем социально-правовом статусе, в зависимости от потребностей и нужд государства. Связано это было с созданием по мере централизации в Среднем царстве системы общегосударственного перераспределения рабочей силы. В новом царстве, в связи с дальнейшим ростом многочисленного имперского, иерархически соподчиненного слоя чиновничества, армии и пр., эта система нашла дальнейшее развитие. Суть ее заключалась в следующем. В Египте систематически проводились переписи, учитывающие население в целях определения налогов, комплектования армии по возрастным категориям: отроки, юноши, мужи, старики. Эти возрастные категории в определенной мере были связаны со своеобразным сословным делением населения, непосредственно занятого в царском хозяйстве Египта, на жрецов, войско, чиновников, мастеров и ―простых людей‖. Своеобразие этого деления заключалось в том, что численный и персональный состав трех первых сословных групп определялся государством в каждом конкретном случае с учетом его потребностей в чиновниках, мастерах и пр. Происходило это в ходе ежегодных смотров, когда формировались штаты той или иной государственной хозяйственной единицы, царского некрополя, ремесленных мастерских. ―Наряд‖ на постоянную квалифицированную работу, например архитектора, ювелира, художника,
относил ―простого человека‖ к категории мастеров, что давало ему право на должностное владение землей и неотчуждаемую частную собственность. До тех пор, пока мастер не переводился в разряд ―простых людей‖, он не был бесправным человеком. Работая в том или ином хозяйственном подразделении по указанию Царской администрации, он не мог покинуть его. Все то, что производилось им в урочное время, считалось собственностью фараона, даже его собственная гробница. То, что производилось им во внеурочное время, было его собственностью. Государствеиный строй. Древнеегипетское государство было централизованным почти на всех этапах своего развития, за исключением непродолжительных периодов распада. 'Объединение Египта в конце IV тысячелетия до н.э. под началом единого царя ускорило создание здесь централизованного бюрократического аппарата, который на региональном уровне был организован по древним традиционным номам и представлен правителями-номархами, храмовыми жрецами, вельможами и царскими чиновниками различных рангов. С помощью этого аппарата, систематически одариваемого центральной властью, происходило дальнейшее укрепление могущества фараона, который начиная с III династии не просто обожествлялся, но считался равным богам. Логическим следствием изменений египетской теологии становится скрупулезная разработка ритуала поклонения богу-фараону, строительство гигантских пирамид на местах их захоронений. Геродот, посетив Египет в середине V в. до н.э., на основе собранных им преданий и жреческих сообщений о царе IV династии Хуфру (Хеопсе) писал, что работы над сооружением его пирамиды продолжались 40 лет (20 лет на заготовку материалов и 20 лет на само строительство). Привлекались к сооружению пирамиды все египтяне по очереди (на 3 месяца по 100 тыс. человек). Наибольшего могущества власть фараонов достигает в Новом царстве, когда окончательно утверждается основанная на военной силе и многочисленном бюрократическом аппарате имперская власть центра, полностью подчинившего себе управление обширной территорией. Приказы фараона неукоснительно соблюдались, он был главным законодателем и судьей, назначал всех высших чиновников. Считалось, что от фараона-бога зависели урожай, справедливость в государстве и его безопасность. Всякий социальный протест против царя — преступление против религии. Фараону, как носителю высшей государственной власти, принадлежало верховное право на земельный фонд. Он мог жаловать землю вместе с государственными рабами знати, чиновникам, жрецам, мастерам. Жаловал он и титулы. Власть фараона уже в Древнем царстве передавалась по наследству (по крайней мере во времена царствования той или иной династии). Но династии, как известно, часто менялись, некоторые фараоны царствовали, особенно в период смут, три-четыре года, что находило оправдание в египетской теологии, в представлениях египтян о власти. Согласно этим представлениям божественности фараона было недостаточно, чтобы родить нового фараона-бога. В единственного родившегося ребенка вместе с семенем отца-бога должен войти бог, божественное царственное начало. В противном случае все другие дети фараона были бы ипостасью бога-творца, а при множестве жен и наложниц у фараонов их было бы чересчур много. Царственное богосыновство как уникальное качество правящего монарха не передавалось непосредственно по наследству. Оно могло быть передано, ―войти‖ в любую женщину, которая, даже никогда не видя царя, способна была произвести нового бога-фараона. Эти представления и служили признанию нового ненаследственного фараона, легитимации власти новой правящей, династии, которые, как свидетельствует длительная история Древнего Египта, могли основываться и одним из многочисленных монархов или главных жрецов храмов, При всей широте полномочий фараона его власть нельзя рассматривать как личную, произвольную. Политическая стабильность единого государства Египта, неприкосовенность трона зависели от того, насколько успешно фараон служил интересам господствующих социальных слоев, особенно военной и жреческой верхушки. Власть фараонов сдерживалась и религиозно-моральными нормами справедливости (маат), следование которым считалось особой заслугой царя-бога. Аменхотеп III (1491—1424 гг. до н.э.), например, в своих надписях указывал, что он всегда ―соблюдал закон‖, т.е.
установленный в Египте правопорядок. Природа фараона-человека слабая, смертная, подверженная страданиям, всяческим напастям, только соединившись с природой божественной, оказывается способной к выполнению исключительной сверхъестественной роли, в которой египтяне видели залог их благополучия не только на земле, но и при вхождении в посмертное бытие. В этом свете можно по-иному взглянуть и на само понятие ―восточная деспотия‖, и на массовое участие египтян в строительстве пирамид, которое стимулировалось, видимо, не одним насилием, приказом. Двойственность представлений египтян о власти отражалась и в особенностях управленческого аппарата древнеегипетского государства, который, несмотря на свою многочисленность, был слабо дифференцирован. Почти все чиновники Египта были одновременно связаны с хозяйственной, военной, судебной и религиозной деятельностью. Причем если со временем прямая связь царских чиновников с деятельностью тех или иных хозяйственных подразделений возрастала, то их роль в религиозной сфере падала. В Новом царстве религиозные функции сосредоточиваются в руках замкнутой касты жрецов, противостоящей в ряде случаев царским чиновникам. Все больше усипивается роль армии, воинских начальников в сфере хозяйственного управления. На всех этапах развития. Египта особая роль в управлении государством принадлежала царскому двору. О развитии функций государственного аппарата могут свидетельствовать изменения полномочий первого помощника фараона — джати. Джати сначала жрец города — резиденции правителя. Он вместе с тем начальник царского двора, ведающий придворным церемониалом, канцелярией фараона; Полномочия джати со временем выходят за рамки управления царским двором, царским хозяйством. В Новом царстве джати осуществляет контроль за всем управлением в стране, в центре и на местах, распоряжается земельным фондом, всей системой водоснабжения. В его руках — высшая военная власть. Он контролирует набор войска, строительство пограничных крепостей, командует флотом и пр. Ему принадлежат и высшие судебные функции. Он рассматривает жалобы, поступающие к фараону, ежедневно докладывает ему о наиболее важных событиях в государстве, непосредственно следит за выполнением полученных от фараона указаний. Должность джати обычно исполнял один из царевичей или иных близких родственников фараона; при некоторых династиях, например V и VI,— какой-либо из высокопоставленных сановников-вельмож из знатных фамилий, что было свидетельством ослабления центральной власти в это время. Под непосредственным контролем джати находились главы специализированных управлений: ―начальник дома оружия‖, руководивший военным ведомством, отвечавший за вооружение, за снабжение армии, строительство крепостей и пр., ―заведующий тем, что дает небо, производит земля и приносит Нил‖ — хранитель государственных амбаров и складов, ―начальник работ‖, отвечавший за крупное строительство и пр. Слабая дифференциация отдельных звеньев управленческого аппарата, их неразрывная связь с религиозно-хозяйственной деятельностью в Древнем Египте определили существование здесь особых групп лиц, получивших при XVIII династии название ―послушных призыву‖. Каждая из этих групп не была однородной ни с сословной, ни с классовой точек зрения. В одну из этих групп могли входить лишь крупные сановники, придворные фараона, в другую — вместе со свободными и рабы, в третью — только рабы. Эти группы лиц занимали определенное место и в производстве, и в управлении древнеегипетским обществом. Местное управление. Древнее царство — это объединение небольших сельских общин, во главе которых стояли общинные старосты и общинные советы — джаджаты. Общинные советы в Древнем царстве, состоящие из представителей зажиточного крестьянства, были органами судебной, хозяйственной и административной власти на местах. Они регистрировали акты передачи земли, наблюдали за состоянием сети искусственного орошения, за развитием земледелия. Но впоследствии общинные советы полностью теряют свое значение, а общинные старосты превращаются в
чиновников централизованного государственного аппарата. Номархи — представители небольших государств, созданных на базе старых общин, а затем отдельных областей централизованного государства, со временем также теряют свою самостоятельность. Еще в Среднем царстве номархи, обладающие различным объемом полномочий в зависимости от своего богатства, силы и влияния при дворе, могли возглавлять местное ополчение, выступать жрецами местных богов и руководителями храмовых хозяйств. В Новом царстве номовая администрация целиком подчиняется центру, назначавшему в каждый ном особого царского чиновника, при котором были секретарь-писец и административная палата. Центральной фигурой разветвленного административно-командного аппарата в Древнем Египте на всех этапах его развития была фигура писца-канцеляриста. Их готовили в специальных школах, они ведали многочисленными приходно-расходными книгами, два раза в год составляли кадастр всех земель в стране, переписывали население, его имущество и пр. Страна делилась не только на области, но и на два больших округа — Южный и Северный Египет, во главе которых стояли царские наместники. Такое административное деление, соответствующее древнему делению Египта на Верхнее и Нижнее царства, определяло и особые титулы фараона, сохранившиеся и в поздней истории страны, — ―владыка двух стран‖, ―царь Нижнего и Верхнего Египта‖. Суд на всех этапах исторического развития Древнего Египта не был отделен от администрации. В Древнем царстве функции местного суда сосредоточиваются в основном в общинных органах самоуправления, которые разрешают споры о земле и воде, регулируют семейные и наследственные отношения. В номах царскими судьями выступали номархи, носившие титулы ―жрецов богини истины‖. Высшие надзорные функции над деятельностью чиновников — царских судей осуществлял сам фараон или джати, который мог пересмотреть решение любого суда, возбудить судебное преследование против должностных лиц. Джати непосредственно подчинялся ―начальник шести великих домов‖, возглавлявший судебное ведомство и отвечающий за судопроизводство по всей стране. В Новом царстве джати подчинялась и верховная судебная коллегия из 30 судей. Фараон мог назначить чрезвычайную судебную коллегию из его доверенных лиц для рассмотрения тайных дел, связанных с государственными преступниками, заговорами против него. Определенные судебные функции имели и храмы. Решение жреца-оракула, имевшего огромный религиозный авторитет, не могло быть оспорено царским чиновником. В Египте были своеобразные тюрьмы, представляющие собой административные и хозяйственные поселения преступников и специально привлеченных к работе в них ―царских людей‖. Их деятельность осуществлялась в тесной связи с ―ведомством поставщика людей‖ — царского бюро, занятого распределением различных категорий бесправного населения: преступников, рабов-иноземцев и других — на тяжелые принудительные работы.
4. Источники, основные институты права в Древнем Египте.
Кодифицированные законы того времени не сохранились. В Египте раньше, чем в других странах сложилось классовое рабовладельческое общество, и впервые в мире возникло государство. Право Древнего Египта Древним источником права Египта был обычай. Позже приобретает большое значение законодательство фараонов. Источником права являлись также и распоряжения визиря. В VIII веке до нашей эры появился т. н. "Кодекс Бакхариса (Бокенранфа)". Но кодекс выходит за пределы хронологической рамки Нового царства и не является типичным для древнеегипетского права. Кодифицированные законы того времени не сохранились. Что касается правового положения различных категорий населения, то следует выделить деление на
свободных (жречество, чиновники, военная знать, крестьяне и ремесленники) и несвободных (рабов). 5. Основные этапы истории древних государств Месопотамии. Государственный строй, правовое положение населения древнего Вавилона в период правления царя Хаммурапи.
Еще в IV тысячелетии до н.э. в южной части Двуречья, между Тигром и Евфратом начало развиваться земледелие, связанное с проведением ирригационных работ. Первые города-государства стали возникать здесь в конце IV - начале III тысячелетия до н.э. на месте постоянных поселений земледельцев, разросшихся общин или группы общин, в центре которых были храмовые комплексы, посвященные тому или иному божеству. При этом жрецы храма во главе с верховным жрецом выполняли простейшие функции управления. Рост сельскохозяйственного и ремесленного производства способствовал укреплению месопотамских городов, росту их населения. Во второй трети III тысячелетия до н.э. в городах-протогосударствах Урук, Киш, Ур, Лагаш население достигало нескольких тысяч человек. Здесь четко наметились социальные различия, выделилась родовая аристократия, обладающая большими участками земли. Во многих крупных хозяйствах родовой аристократии стал все шире применяться рабский труд. Возникновение городов-государств вместе с набирающими силу процессами социального расслоения затронули прежде всего две племенные группы, населяющие южное Двуречье: шумеров и аккадян. К концу III тысячелетия до н.э. населявшие Двуречье различные племенные группы окончательно слились, но сохранились названия основных его частей - Шумера на юге и Аккада на севере. Первым центром шумерской цивилизации был Урук. Самым древним из городов аккадян-семитов был Аккад. Жители Урука, например, поклонялись богу неба Ану, храм в честь которого был не только административным центром, но и центром ремесла, рано развивавшейся торговли, общественным складом для страховых нужд и пр. На социально-экономическое и политическое развитие Двуречья оказало большое влияние то обстоятельство, что города-государства возникали здесь как близко расположенные локальные центры, окруженные полуоседлым и кочевым людом, ино-культурными племенами. От постоянных переселений и набегов соседних племен зависело не только политическое значение того или иного города, но и само его существование. Раннединастийный период шумерской истории был эпохой ожесточенной борьбы соседних городов-государств за политическую гегемонию, а их правителей - за упрочение и расширение своей власти за счет покорения соседей. Крупнейшим и важнейшим по своему политическому влиянию в регионе стало с конца XIX в. до н.э. Древневавилонское царство, трехсотлетнее существование которого (1894-1595 гг. до н.э.) составило особую эпоху в истории Двуречья. Вавилон, достигший своего социально-экономического и политического расцвета при царе Хаммурапи (1792-1750 гг. до н.э.), объединивший на новых административно-территориальных организационных основах (путем создания административных областей и округов, управляемых царскими сановниками) огромные территории от Персидского залива до Сирии, предстает в качестве государства-империи, идеологической базой которой стал культ единого бога, "царя над богами" - Мардука. Вавилон неоднократно подвергался нашествию горных племен, разрушался, но каждый раз восставал из руин. Он переживает новый временный подъем в эпоху Нововавилонского царства в VII-VI вв. до н.э., а в III в. до н.э. фактически прекращает свое существование. Картина развития месопотамского общества была бы неполной без упоминания о другой крупнейшей древневосточной державе - Ассирии, судьба которой тесно переплеталась в древности с Вавилоном. Государственный строй. В Месопотамии наиболее ранней формой государственной организации были города-государства. Следует, однако, иметь в виду условность различий между некоторыми городскими и сельскими общинами, так как горожане также занимались земледелием и пользовались всеми правами членов общины. Не случайно и город и село по-аккадски имели одно название - ур. Во главе первых месопотамских городов-государств стоял правитель-царь, который носил название энси ("возглавляющий род", "закладывающий храм") или лугалъ ("большой человек", "хозяин", "господин"). В городах созывались общинные собрания и советы старейшин. Эти общинные органы не только избирали и в некоторых случаях низвергали правителей, но и определяли объем их
полномочий, наделяя большими или меньшими правами в военной и законодательной областях. Лугаль, видимо, и отличался от энси большими военными полномочиями. Самим общинным собраниям принадлежали законодательные, финансовые (право установления цен, всякого рода сборов), судебные функции и функции по поддержанию общественного порядка. Правитель города являлся главой общинного культа, ведал ирригационным, храмовым и другим общественным строительством, предводительствовал войском, председательствовал в совете старейшин или в народном собрании. Усиление царской власти при Саргоне и его преемниках, продолжающееся при царях III династии Ура, чему способствовали победоносные войны этих правителей, было закономерным явлением. Оно было продиктовано необходимостью объединения общин, централизованного и рационального использования ирригационно-водного хозяйства. Отсюда возникает и новый вид правителя лугаля-гегемона, власть которого выходила за рамки отдельного города и в силу этого не ограничивалась общинными органами. Власть правителей стала приобретать наследственный характер, а административный аппарат и сам царь - олицетворять единство обширных территорий. Местные энси были низведены до положения чиновников, царю была подчинена храмовая администрация. Усилению централизаторских тенденций способствовало представление о божественном характере власти, ниспосланной якобы царям небесами. Все цари династии Ура, кроме первого, Ур-Намму, писали свои имена рядом с именем Бог, в силу якобы своей избранности, наделенности особой царственностью богами, что возвышало их над всеми людьми. Царственность воплощалась в особых атрибутах царской власти - одежде, диадеме, жезле и пр. Наибольшей степени концентрации царская власть достигла в Древневавилонском царстве, в котором складывается одна из разновидностей восточной монархии. Хаммурапи пользовался формально неограниченными законодательными полномочиями. Он выступал главой большого управленческого аппарата. Об этом свидетельствуют сохранившиеся до наших дней около 60 приказов Хаммурапи царским наместникам в городах и отдельных областях, а также военачальникам, послам: о смещении и назначении чиновников, проведении переписи населения, строительстве каналов, взыскании налогов. Как и в других древневосточных государствах, в руках царя сосредоточивались обширные хозяйственные функции: руководство ирригационным хозяйством, строительство храмов, регулирование цен на товары, ставок вознаграждения ремесленникам, врачам, строителям. При Хаммурапи купцы были превращены в царских агентов. С широким развитием ростовщичества была связана деятельность особых царских чиновников, государственных контролеров. Страна была разделена на области, находящиеся под управлением царских чиновников шакканаккум, ответственных за сбор налогов, за поддержание порядка и за созыв ополчения, а также контролировавших назначаемых глав общин - рабианум. Однако власть древневавилонских царей нельзя безоговорочно назвать деспотической. И во времена Хаммурапи продолжали существовать общинные органы управления, советы старейшин, общинные сходки. Их полномочия были значительно урезаны, но они сохраняли ряд административных, финансовых и судебных функций, а также функций по поддержанию общественного порядка (управляли общинной землей, разрешали совместно с представителями царской власти спорные вопросы между общинниками и держателями наделов от царя, распределяли налоги и определяли размеры сборов и пр.). Некоторые самые древние и важные города в Вавилонии (Ниппур, Сиппар, Вавилон) могли иметь особый юридический статус, поскольку рассматривались как находящиеся под защитой местного божества. Жители этих городов могли освобождаться от налогов, трудовой повинности, военной службы. Вавилонские цари, видимо, не смогли сломить в полной мере сопротивление некоторых сельских общин и племен. Судя по Законам Хаммурапи, они хорошо знали опасность "неподавимых смут, мятежей, ведущих к гибели". В интересах политической стабильности цари вынуждены были предоставлять ряд привилегий (освобождать от налогов и военной службы, трудовых повинностей) не только своим слугам, крупным землевладельцам, но и некоторым вождям племен, храмам. Их привилегии записывались на каменных монументах - кудурру ("пограничный камень"). Отношения между центральной властью и храмами были также сложны и противоречивы. Храмы, опираясь на собственное крупное землевладение и значительное число зависимых от них лиц, стремились к экономической независимости. Лишь при Хаммурапи храмы почти полностью были подчинены в административном и хозяйственном отношении царю, который назначал в них жрецов и
администраторов, требовал отчета о хозяйственной деятельности. Хаммурапи назывался "богом царей, знающим мудрость", "сердцем Вавилона", "возлюбленным богини Иштар", но не был самим божеством и даже верховным жрецом. Царь, например, мог войти в храм только во время празднования Нового года, здесь ежегодно повторялся обряд коронации, принятия им из рук бога Мардука царской власти. Междуцарствием считались годы, когда этого не происходило. Коронация делала правителя-человека в Вавилоне способным царствовать, но не делала его Богом. Царь мог быть и низведен до состояния обычного человека, лишиться царственности в силу крайней опасности того дела, за которое он брался. Только в его добрых, справедливых делах, служении и почитании богов, поддержке храмов было его спасение. Великий, благодаря своей власти, в сравнении с подвластными ему народами, царь из-за своей человеческой природы, согласно месопотамской теологии, оставался лишь подданным по отношению к природе и олицетворяющим ее богам. Правовой статус основных групп населения. Социальная структура месопотамского общества отличалась сложностью, которая была связана с многоукладным характером экономики, с незавершенностью процессов образования классов, с ранним и относительно высоким уровнем развития товарно-денежных отношений, развивавшихся главным образом в царско-храмовом хозяйстве и не затронувших в значительной мере общинного производства. Наиболее четкие социальные границы проводились в праве между рабовладельцами и рабами. Самые первые законодательные источники (например, Законы Ур-Намму) содержат статьи о вознаграждении за возвращение "человеку" (господину) его беглого раба (2 сикли серебра). Между тем рабский труд не преобладал ни в одной из отраслей производства Месопотамии. Он был одним из типов принудительного труда. Наряду с рабами в самую эксплуатируемую часть населения входили другие подневольные лица, лишенные собственности на средства производства. Не было здесь и античных понятий "свобода" или противопоставления "свободный - раб", которое заменялось противопоставлением "господин - раб". "Господин" выступал в качестве полноправного члена месопотамского общества, обладателя подвластных ему рабов, зависимых членов семьи, вещей, за нанесение вреда которым возмещение (компенсация) полагалось лично ему. Характерно, что такие содержащиеся в самых ранних законах правонарушения, как посягательство на чужую жену и чужого раба, были тесно связаны. Существовало и такое понятие, как "отпущенный", т.е. освобожденный от тех или иных обязанностей и связанной с ними личной зависимостью человек. Граница социально-экономических различий четко проходила между господствующей верхушкой, не принимавшей участия в производительном труде, состоящей из высших царских и храмовых чиновников во главе с самим царем, купцов, ростовщиков и пр., а также общинников-земледельцев, ведущих самостоятельное мелкое хозяйство, не эксплуатирующих, как правило, чужого труда. Они и составляли самую значительную по количеству и роли в общественном производстве часть населения. Производимый свободными крестьянами прибавочный продукт путем взимания налогов и принудительной трудовой повинности присваивался правящей эксплуататорской верхушкой. Имущественное расслоение общины, разорение мелких производителей-крестьян способствовали широкому развитию аренды земли, личного найма. Разорившиеся общинники-земледельцы поглощались царским и храмовым хозяйством, пополняя ряды рабов и зависимых арендаторов. Право Месопотамии закрепляло широкую палитру форм личной зависимости. Например, зависимость раба от господина отличалась от зависимости незамужней дочери от отца, имевшего право продать ее в рабство, или сына от отца, который в Вавилоне, например, не только не мог продать сына в рабство, но и беспричинно лишить его наследства. Распространенной формой личной зависимости была и долговая кабала, которая при определенных условиях приводила человека в рабство, например, в случаях, когда сын должника передавался храму, или при продаже за границу. Но должник, отрабатывающий свой долг кредитору, не был рабом. Об этом свидетельствуют те статьи ЗХ, которые ограничивают срок отработки долга тремя годами, по их истечении должник освобождался из дома кредитора (ЗХ, 117). Смерть от дурного обращения заложенного за долги сына должника в доме кредитора влекла за собой смерть сына кредитора (ЗХ, 116). Не мог безоговорочно распоряжаться человеком, отданным в залог, и кредитор по САЗ. Он не имел права продать в жены отданную ему в залог девушку без разрешения ее отца, не мог подвергать телесному наказанию заложенного человека. Лишь при неуплате долга, когда должник переходил в собственность кредитора, он мог безнаказанно избивать его и даже продавать в рабство за пределы Ассирии.
В САЗ нашел отражение своеобразный институт "оживления", заключающийся в принятии обеспеченной семьей "на прокорм" члена голодающей семьи, обычно девушки. Принявшая девушку семья пользовалась ее трудом, распоряжалась ее судьбой, "продавала" замуж и пр. Фактически "оживление" превратилось в распространенную форму продажи детей свободными родителями. Регулирующие, контрольные рычаги государства сдерживали развитие частнособственнических отношений, а вместе с тем и развитие рабовладения. Стремление поддержать статус основного населения, свободного общинника нашло отражение в самых ранних правовых актах государств Месопотамии, например, в законах из Эшнуны (начало II тысячелетия до н.э.), которые в целях ограничения богатеющего собственника, в стремлении не дать ему в обиду разорившегося строго определяли цену наемного труда, размер ростовщического процента и пр. О защите традиционных прав и имущества свободных вавилонян, особенно когда они находились под угрозой, свидетельствует и широко распространенная практика издания царских указов (мишарум), например, об освобождении бедняков от долгов. Характерно, что право здесь оговаривает не столько бесправие раба (это была норма для иноплеменника), сколько те или иные ограничения его прав. Дворцовый раб или раб мушкенума по ЗХ могли взять, например, в жены свободную женщину, дети от которой признавались свободными. Дети, рожденные от свободного и рабыни, были также свободны, даже если они не были признаны отцом. Рабыня, родившая детей свободному, не могла быть продана "за серебро". Свободные дети раба наследовали половину его имущества, другая шла хозяину . В Нововавилонском же царстве нашли отражение специфические формы рабской зависимости, связанные с прогрессом товарно-денежных отношений. Раб в это время все чаще стал выступать в качестве земледельца-арендатора, наделенного хозяйственной самостоятельностью. Некоторые рабы имели право не только вести свое хозяйство как свободные, иметь семью, но и владеть землями, домами, иногда значительным движимым имуществом, брать и давать ссуды другим рабам и свободным, продавать и покупать рабов и нанимать для работы рабов и свободных. За ними признавалось, в отличие от старовавилонских времен, право выступать в суде в качестве истцов, ответчиков, свидетелей. Однако, несмотря на это, раб оставался в жесткой зависимости от своего господина, обязанным выплачивать ему своеобразный ежемесячный оброк. В соответствии со строгой системой социальных ролей, отводимых в традиционном обществе каждому человеку, неравенство разделяло и свободных жителей Месопотамии. Эта система определяла не только правовой статус индивида, отмеченный, как правило, тем или иным внешним знаком, но и правила его поведения, манеру одеваться и пр. Выход за рамки своей социальной роли и даже присвоение чужого знака влекли за собой наказание. Так, по САЗ жестоко каралась блудница, покрывшая голову как порядочная женщина; по ЗХ - цирюльник, сбривший с раба его знак рабства, и пр. В праве Вавилона выделялись две группы свободных. Первая - авилумы ("человек", "сын человека"), вторая - мушкенумы, лица более низкого социального статуса ("падающие ниц", т.е. бившие челом", обращающиеся к царю с просьбой о принятии на службу). Зависимость мушкенумов, видимо, и определялась, тем, что они не были потомками "своих" и не имели корней в общине. Мушкенум был царским служилым человеком низшей категории. Высшие царские служащие относились к авилумам, так как наряду с большими служебными наделами они владели общинной землей. Различия между этими социальными группами особенно ярко проявились в нормах права, касающихся охраны жизни, здоровья, чести их самих и членов их семей. В некоторых случаях мушкенумы пользовались особой правовой защитой. Например, кража их имущества по ЗХ каралась как кража из дворца, а их рабы, как уже говорилось, обладали некоторыми преимуществами перед рабами частных лиц. Для торговли зерном, приобретения так недостающих здесь полезных ископаемых, металла, а также камня, леса и пр. еще общины Шумера и Аккада стали посылать в длительные путешествия своих торговых агентов. Торговые пути, шедшие через Ассирию, связывали Вавилон с Сирией, Малой Азией, Арменией и др. Очень рано в связи с этим в праве Месопотамии сложилось понятие тамкар - ростовщик, кредитор, торговец, человек, связанный с торговой, ростовщической деятельностью дворца. По ЗХ царской властью на тамкаров накладывались не только обязанности по отчислению в царскую казну части свои доходов, но и другие обязанности: например, выкуп пленного воина с последующим возмещением затрат самим воином, его общиной или храмом. Будучи зависимыми, тамкары между тем пользовались широкой свободой финансово-торговой деятельности, совершали крупные торговые сделки, объединяли капиталы, создавали торговые
организации. Правовая практика Вавилона I тыс. до н.э. знает торговые объединения, банковские дома, которые вели крупные денежные операции, скупали и продавали землю, кредитовали освоение новых земель и т.д. Зависимообязанным было и ремесленное производство, развивающееся главным образом в царском хозяйстве. Царскими надсмотрщиками контролировалось не только ремесленное производство, но и сбыт продукции. В Нововавилонском царстве практиковалось обучение рабов квалифицированному ремеслу. Но представители таких важнейших ремесел, как кузнецы, плотники, пивовары, обладали той или иной степенью самостоятельности, создавали профессиональные объединения и пр. По ЗХ, например, особой защите подлежали права отца-усыновителя, обучившего приемного сына своему ремеслу. Большей независимостью пользовались организации некоторых "ученых" профессий, таких, например, как специалисты по "изгнанию духов", предсказатели будущего, врачи, писцы. Жречество в Вавилоне не сложилось в оформленное сословие, в административном совете храма были представлены как жрецы, так и царские чиновники, должности жрецов продавались.
6. Источники права древних государств Месопотамии. Общая характеристика Законов Хаммурапи: принципы составления, правовая доктрина.
Особенности права стран Древнего Востока обусловлены историческими условиями его возникновения, культурой и цивилизацией этих стран. Древнейшие правовые системы были тесно связаны с обычаями и религиозными нормами той цивилизации. Поддержка религией и государством обычаев, сложившихся в период становления древних цивилизаций, привела к созданию одного из важнейших источников права древних государств — правового обычая и обычного права. В них, как правило, сохранялись остатки обычаев родового строя и одновременно закреплялись нормы патриархального быта сельской общины с ее неравенством членов «большой семьи». Кастовые (освящаемые религией) привилегии высших сословий и обязанности низших, нормы купли-продажи земель и другого имущества, прежде составлявшего общинную собственность, жестокие наказания для низших каст и сословий при допущении выкупа или ритуального действия для высших каст и для богатых. Вся общественная жизнь древнего индуса определялась его принадлежностью к варне: профессия, должность, размер получаемого наследства, процент по договору, займу и даже тяжесть наказания. Варна определяла имя человека, одежду, порядок принятия пищи. Принадлежность к той или иной варне устанавливалась рождением, переход из одной варны в другую в принципе был не возможен. Варно-кастовый строй имел правовую основу: святость и неприкосновенность частной собственности, привилегия высших сословий. Соблюдение основ такого строя обеспечивалось моральными, религиозными и юридическими санкциями, карами: порицание, похвала, радость в загробной жизни или объявление преступником. В странах Древнего Востока право, как и государство, возникло раньше, чем в античном мире, но их развитие шло гораздо медленнее. Но при этом сохранялась преемственность исторически сложившихся правовых обычаев. Так, непосредственным предшественником Законов Хаммурапи являются законы, происходящие из царства Эшнунны и многие положения семейного, долгового права совпадают. Правовые обычаи содействовали и закреплению царской власти на основе ее божественного происхождения, устанавливали смертную казнь за бунт, покушение на правителей и чиновников, покушение на религиозные основы. Большую роль в становлении правовых норм играли судебные органы, защищавшие прежде всего интересы имущих и привилегированных каст, классов. Они содействовали разрушению устаревших обычаев родового строя, закрепляли в своих решениях те обычаи, которые отвечали новым порядкам. Становление государственности требовало все боле прочного закрепления правовых норм. С появлением письменности эти нормы получают закрепление в первых законах верховной власти, которые были ориентированы прежде всего на защиту собственности, личности знати и ее неприкосновенности, власти высших каст или сословий над низшими, рабовладельца над рабом или наемным работником. Интересам богатых и знати служили нормы о праве наследования и многие другие. Такого рода правовые нормы нашли отражение в широко известных исторических памятниках древнейших государств: Законах царя Хаммурапи, Законах Ману и т. д.
Однако роль права нельзя свести только к закреплению классового (кастового, сословного) господства, хотя на первых ступенях цивилизации разных народов такое закрепление несомненно существовало. Наряду с социально-классовыми различиями и подчинением угнетенной личности господину, нормы юридического, санкционированного государством права были необходимы для установления и поддержания единого для всего населения страны порядка общественных отношений, для обеспечения единого рынка, условий владения и распоряжения собственностью, обмена товарами, а также для обеспечения единой власти в государстве. Важным следствием формирования единого для разных племен права на территории возникающего государства явилось то, что с его помощью стало возможным разрешение споров, и благодаря этому преодоление возникающих междоусобиц, имевших зачастую губительные последствия. В древнейших обществах Востока установления общего порядка определялось победой сильнейшего племени, вождь которого узурпировал власть вождей других племен и вводил единый порядок, существенно отличавшийся от родоплеменного. Так происходил процесс становления правового порядка в Египте в результате покорения «Верхним царством» (IV тыс. до н. э.) Среднего и Нижнего, в Шумере и Аккаде с установлением династии Саргона (III тыс. до н. э.) Первый дошедший до нас текст законов — Законы Шульги (прежнее название — Законы Ур-Намму; недавно было установлено, что их действительным «автором» является сын и преемник Ур-Намму, Шульги). Этот сильно поврежденный текст состоял из «Пролога», за которым следовали конкретные правовые нормы. Следующий из сохранившихся законодательных памятников принадлежит царю I династии Иссина Липит-Иштару. Дошедший до нас со значительными повреждениями текст написан на шумерском языке, состоит из «Пролога», примерно 43 статей, и «Эпилога». Законы, происходящие из царства Эшнунны, дошли до нас в виде двух (поврежденных) списков на аккадском языке, имеющих незначительные различия. Текст состоит из «Пролога» и 60 статей. В Древней Индии понятия права как совокупности самостоятельных норм, регулирующих общественные отношения, было неизвестно. Повседневная жизнь индийцев подчинялась правилам, утверждаемым в нормах, по своему характеру являвшимися скорее этическими, чем правовыми. При этом данные нормы носили яркий отпечаток религии. Нормы, определяющие поведение людей в их повседневной жизни (дхармы), содержались в сборниках — дхармашастрах. Наиболее известной в нашей литературе дхармашастрой являются Законы Ману. Право стран Древнего Востока, как и любое древнее право, не делилось на уголовное, гражданское, процессуальное, государственное и т. п. Тексты носят «синтетический» характер, устанавливая одновременно и правила, и ответственность за их нарушение. Право цивилизаций Древнего Востока возникло из правовых обычаев, сформированных культурой и религией народов этих стран. По мнению некоторых авторов господствующая религия создавала духовное единство народа обеспечивающее целостность древних государств. Религии Древнего Востока сберегали, хранили многие нормы общечеловеческой нравственности, в том числе уважение к достоинству человека, осуждали злобность, зависть, самодовольство, спесивость, безволие, безответственность, мрак ума. Эти понятия зафиксированы в древнейших памятниках права — в Авесте, Артхашастре и Законах Ману.
7. Вещное и обязательственное право по Законам Хаммурапи.
Большую роль в земельных отношениях того времени играет аренда земли, поэтому в Законах Хаммурапи имеется ряд статей, посвященных аренде - поля, сада, еще не освоенной земли. В Законах Хаммурапи упоминаются различные виды имущественного найма: помещений, домашних животных, судов, повозок, рабов. Устанавливается плата за наем вещей, а также ответственность в случае потери или гибели нанятого имущества. При помощи договора личного найма нанимали сельскохозяйственных Рабочих, врачей, ветеринаров, строителей. Законами определяются порядок оплаты труда этих лиц и их ответственность за результаты труда. Особенностью законодательства Хаммурапи в отношении договора займа (как денежного, так и натурального) является стремление оградить должника от кредитора и предотвратить долговое рабство. Законы подробно регулировали следующие положения: ограничение максимального срока отработки долга тремя годами;
ограничение процентов, взимаемых ростовщиком; ответственность кредитора в случае смерти должника в результате дурного обращения с ним. Договор купли-продажи также был очень распространен ввиду существования частной собственности на движимое и недвижимое имущество. Купля-продажа регламентировалась следующими положениями: продажа ценных предметов (земли, построек, рабов, скота) осуществлялась в письменной форме при свидетелях; продажа имущества, изъятого из оборота, считалась недействительной.
8. Брачно-семейное и наследственное право по законам Хаммурапи.
Брак заключался на основе письменного договора между будущим мужем и отцом невесты и был действительным только при наличии этого договора. Главой семьи был муж. Замужняя женщина обладала некоторой правоспособностью: она могла иметь свое имущество, сохраняла право на принесенное ею приданое, имела право на развод, могла наследовать имущество после мужа вместе с детьми. Однако права жены были ограничены: за неверность, определяемую в законе как прелюбодеяние, она подвергалась суровому наказанию. Но мужу разрешалось иметь побочную жену, если законная жена его была бесплодна. Будучи главой семьи, отец имел сильную власть над детьми: он мог продавать детей, отдавать их в качестве заложников за свои долги, отрезать язык за злословие на родителей. Хотя закон и признает наследование по завещанию, преимущественным способом наследования является наследование по закону. Наследниками являлись не только родные и усыновленные дети и внуки, но и дети от рабыни – наложницы, если отец признавал их своими. Причем отец не имел права лишить наследства сына, не совершившего преступления.
9. Уголовное право и судебный процесс по Законам Хаммурапи.
Для рассмотрения уголовного права, мы возьмѐм первую группу норм (ст. 1 - 5), касающаяся убийства и все остальные, где присутствует уголовное правонарушения. Уголовное право Законника отличается, подобно другим древневосточным кодексам, значительной суровостью. В основе уголовно-правовых представлений авторов Законника находится идея талиона: наказание есть возмездие за вину, и потому оно должно быть "равным" преступлению. Эта доктрина обычно выражается афоризмом: "око за око, зуб за зуб" . В древнееврейском Второзаконии идея талиона выражена так: "И да не сжалится глаз твой: жизнь за жизнь, око за око, зуб за зуб, рука за руку". Мы часто усматриваем в талионе одну жестокость. Между тем для древних людей это был наиболее логический способ ограничения наказания: не больше того, что сделано тебе. Выросшее на основе первобытных представлений о справедливости, оно питалось понятным стремлением ослабить врага настолько, насколько он ослабил тебя, твое племя, твой род. Первоначальный счет был очень простым. Одно из племен Новой Гвинеи вело свои войны до тех пор, пока число убитых не сравняется с обеих сторон. Каждая новая жертва включалась в счет, который противник должен был оплатить. То же наблюдается у некоторых североамериканских индейцев: пока число убитых не сравняется, мира нет . Прямолинейное применение принципа "равным за равное" исключает установление субъективной стороны действия, умысла, неосторожности, случайности. "Если, - говорится в Законнике, - строитель построит человеку дом и сделает свою работу непрочно и дом обвалится и причинит смерть домохозяину, должно строителя убить" . Статья предполагает установление халатности строителя и осуждение на основе талиона. Но вот ее окончание: "Если же он причинит смерть сыну домохозяина - должно убить сына строителя" . Как видно, закон допускает применение смертной казни к лицу, которое никакого отношения к совершенному преступлению могло и не иметь. В современном праве такого рода ответственность без вины называется объективным вменением. Своеобразным выражением талиона в Законнике Хаммурапи служило правило, согласно которому
всякий ложный обвинитель (клеветник) должен был нести ответственность в той мере, которая грозила обвиненному: кто неосновательно обвинил другого в убийстве, должен умереть сам. Когда по характеру преступления применение принципа "равным за равное" в точном значении было невозможно, прибегали к фикции: непослушному рабу отрезали ухо: сыну, оскорбившему отца, отрезали язык: врачу, сделавшему неудачную операцию, отрезали пальцы и т. д. Это называют обыкновенно талионом символическим. Положение же царских людей на практике могло быть весьма различным: их высшие слои получали от царя большие наделы и были одновременно общинниками, а низшие имели крохотные служебные наделы или даже только натуральные пайки и мало чем отличались от рабов. Т. е. между свободой и рабством внутри мушкенумов существовали многочисленные промежуточные ступени. Жизнь, честь и личную неприкосновенность Законы Хаммурапи оценивают " дешевле ", чем авилума (п. 201). "Если он (т.е. авилум) выбьет зуб у мушкенума, то он должен отвесить 1/3 мины серебра ". Но зато имущество мушкенумов охраняется более строго, подобно имуществу храма или дворца, и это не удивительно: ведь оно фактически есть составляющая часть имущества самого царя (п. 8). "Если человек украдет либо вола, либо овцу, либо осла, либо свинью, либо ладью, то, если это божье или это дворцовое, он может отдать это в 30-кратном размере, а если это принадлежит мушкенуму, - он может возместить в 30-кратном размере; если же вору нечем отдать, то его должно убить" . Рабы мушкенумов пользуются, подобно дворцовым рабам, известными привилегиями (например, раб мушкенума или дворца мог вступать в брак со свободной женщиной - п. 176). Следует заметить, что царские служащие высших (а иногда и средних) категорий никакой социальной принадлежности не испытывали, ибо наряду с большими служебными наделами владели (или, во всяком, в принципе случае могли владеть) также участками общинной земли, да и пожалованной от царя землей могли распоряжаться достаточно свободно. По этим причинам они относились к авилумам . Следовательно, мушкенумами в точном смысле этого слова были только царские служащие низших категорий. Они вербовались из людей, по тем или иным причинам утративших связь с общиной (разорившиеся, изгои, беглецы), а также осевших на землю членов пастушеских племен, пришельцев и т. п. Вероятно, часть из них была потомками грушей шумерской эпохи. Естественно, что на таких людей свободные общинники смотрели свысока, а доля мушкенумов считалась весьма незавидной. Позже в Новоассирийский период, этот термин означает просто "бедняк". С таким значением оно попало позже и в арабский (мискин) язык. В некоторых случаях субъектом права могла быть и женщина, прежде всего, если она - надитум . В отношении имущественных прав надитум почти ничем не отличались от мужчин. Субъектами права могли быть по современной терминологии, не только физические лица, но и лица юридические - храм и дворец (т. е. государство). И в этом отношении Законы Хаммурапи далеко опередили не только свою, но и дальнейшие эпохи. Правда, практика была здесь не всегда вполне последовательная. Храмы, например, занимались ростовщической деятельностью, в документе, однако, писалось, что заем получен "от (такого-то) бога". Возможно, что такое написание считалось просто более обязывающим для должника в уплате долга. В Законах Хаммурапи храм и дворец выступают непосредственно лишь в очень редких случаях: либо когда речь идет о похищении храмового или дворцового имущества (п. 6 и 8; причем по п. 6 вор сразу же подвергался смертной казни, а по п. 8 он мог и уцелеть, заплатив, правда при этом большой штраф. Разница между этими статьями заключается, видимо в том, что статья 6 имеет ввиду кражу, совершенную непосредственно на священной территории дворца или храма, т. е. святотатство, а потому и карается смертью без всяких "если", которые имеют быть место в п. 8), либо когда речь идет о выкупе пленного война, о чем говорится в п. 32. Земельные же владения дворца или храмов уже были розданы различного рода держателям, которые и выступали как представители дворца или храма. Так же жители древнего Вавилона несли уголовную ответственность не только при телесном уроне другому человеку, хищения храмового или дворцового имущества, но так же и краже скота, поджѐг, порча урожая и т.д. Что касается кражи скота или лодки, то это преступление каралась огромным штрафом (в 10-30 раз больше стоимости украденного) "...Если человек украл либо вола, либо овцу, либо осла, либо свинью, либо же лодку, то, если это принадлежит богу или дворцу, он должен заплатить в тридцатикратном размере, а если это принадлежит мушкенуму, он должен возместить в десятикратном размере. Если вор не имеет чем платить, он должен быть убит...". "Если же вору нечем отдать - его должно убить" . Если управитель станет расточать имущество хозяина, "должно разорвать его на этом поле с помощью скота" и т. д.
Законник Хаммурапи почти не говорит о государственных преступлениях, но в одном из вавилонских литературных памятников (Диалог между господином и рабом) мы читаем: "Не поднимай восстания". Человека, поднявшего восстание, или убивают, или ослепляют, или схватывают, кидая в темницу. Другой литературный памятник Вавилона, так называемая Исповедь-заклинание, указывает и на другие преступления: на оскорбление богов, согрешение против предков и др. Автор вопрошает: "Не обвешивал ли, не обсчитывал ли фальшивыми деньгами, не лишал ли законного сына наследства и отдал незаконному, не проводил ли неверной межи..." и т. д. Законник Хаммурапи не знает различия между исполнителем преступления и его соучастниками (укрывателями, подстрекателями). Не различаются и стадии развития умышленного преступления, то есть приготовление, покушение. Вместе с тем Законнику не чуждо представление о смягчении наказания. Штрафом, а не смертью наказывается, например, убийство в драке, если будет доказано, что убийца не имел намерения убить. Здесь зародыш столь существенного для современного уголовного права различения умышленного и неумышленного преступления. Следует, впрочем, оговориться, что шумерийские законы уже различают выкидыш от нечаянного удара и выкидыш от злостного избиения, назначая за эти преступления разные наказания. Как было сказано ранее, что законник состоит из трѐх частей, в последнеѐ третьей части говориться следующее (основное, что касается суда и правонарушений): "Я - Хаммурапи, царь совершенный, не был невнимателен к черноголовым, которых даровал мне Эллиль и пастырство над которыми вручил мне Мардук". "Я не был нерадив". "Я отыскал им безопасные места, открывал выход из тяжких бедствий и заставил свет взойти над ними" - под этими словами, по-видимому, понимается то, что Хаммурапи "даровал" людям свой свод законов. "Чтобы сильный не притеснял слабого, чтобы оказать справедливость сироте и вдове, чтобы в Вавилоне - городе, главу которого вознесли Анум и Эллиль, и в Эсагиле - храме, фундамент которого прочно установлен, точно небеса и земля, - судить суд страны, выносить решения страны и притесненному оказать справедливость, я начертал свои драгоценные слова на своем памятнике и установил перед своим, царя справедливости, изображением". "Угнетенный человек, который обретет судебное дело, пусть подойдет к моему, царя справедливости, изображению, пусть заставит прочитать мой написанный памятник, пусть он услышит мои драгоценные слова, а мой памятник пусть покажет ему его дело, пусть он увидит свое решение, пусть успокоит свое сердце и пусть с силой скажет: "Хаммурапи-де владыка, который является для людей как бы родным отцом, он склонился перед велением Мардука, его владыки, и одержал победы Мардука на севере и на юге, сердце Мардука, его владыки, он удовлетворил и устроил людям благоденствие179 навеки, а страну управил по справедливости!", и пусть он от полного сердца благословит меня перед Мардуком, моим владыкой, и Царпанит180, моей владычицей. Бог-хранитель, богиня-хранительница, боги, вступающие в Эсагилу, и кирпич Эсагилы пусть ежедневно одобряют мои помыслы перед Мардуком, моим владыкой, и Царпанит, моей владычицей". В отличие от римлян и славян, писавших свои законы на деревянных досках, древневосточные народы использовали камень. Дерева здесь мало, камня много. Выставленный на городской площади "столб законов" должен был служить правосудию, совершавшемуся здесь же, и одновременно напоминать: никто не может отговариваться незнанием права. Суд. Процесс по ЗХ. Ведение процессов по уголовным и гражданским делам осуществлялось одинаково и начиналось по жалобе потерпевшей стороны. Историки считают, что суды проводились как в царском дворце, куда приводили пойманных преступников, так и в храмах перед изображениями богов. В ведении любого суда находилось рассмотрение широкого спектра дел - в области гражданского, уголовного, семейного (в том числе о наследстве, усыновлении, разрешении в некоторых случаях повторного брака) права. Инициатива в возбуждении того или иного дела всегда исходила только от одной из заинтересованных сторон, которая должна была выступить в суде с обвинением или претензией. Судебный процесс носил состязательный характер, причѐм бремя доказывания целиком лежало именно на заинтересованных сторонах, участниках процесса - обвинителе или истце и обвиняемом или ответчике, а также на их свидетелях. Доказательствами служили свидетельские показания, клятвы, ордалии (испытание водой). При рассмотрении многих исков было обязательно наличие свидетелей (в делах, касающихся уплаты и получения денег) или документа с печатью, подтверждающего совершение определѐнных операций и сделок или определѐнные отношения (при передаче каких-либо ценностей для продажи была обязательна своеобразная «расписка» с печатью о получении денег; при заключении брака обязателен был письменный договор, иначе брак считался недействительным); при дарении имущества, в том числе между родственниками; при гарантиях мужа жене, что она не может быть отдана в заложники за его долги; о назначении приданого дочерям и «вдовьей доли» жене; о передаче скота пастуху). В некоторых случаях требовалось наличие и свидетелей, и документа с печатью (при сдаче на хранение денег или имущества). Если истец не мог представить суду этих доказательств, то его претензии судом не принимались. Особый вид доказательств составляли обращения к «божьему суду». Речь идѐт о клятвах перед богами и ордалиях, состоявших в том, что обвиняемый бросался (или его бросали) в реку, и считалось, что его судьба зависит от воли бога реки: если он был невиновен, то всплывал, а если виновен - тонул (то есть бог реки «забирал» его). Клятвы перед богами приносились по множеству поводов: это обязан был сделать обвинитель, свидетели, заявитель о пропаже или краже имущества и об имевшей место сдаче его на хранение, а также об уплаченной за товар сумме. В ряде случаев обвиняемым в уголовном преступлении или ответчикам по гражданским искам было достаточно принести клятву богам, чтобы считаться невиновными и быть свободными от ответственности: при неумышленной потере или случайной гибели чужого имущества, доверенного ответчику, а также о сбривании по неведению рабского знака у чужого раба; обвинѐнная мужем, но не уличѐнная в измене жена также должна была поклясться в своей невиновности, и была признаваема таковой; это же относилось к человеку, обвинѐнному в непреднамеренном убийстве или нанесении раны в драке. Вполне серьѐзно предполагалось, что боги неминуемо поразят смертью клянущегося ложно; поэтому принесение такой клятвы считалось в ряде случаев достаточным доказательством для оправдания и подтверждения правоты, а отказ принести клятву – доказательством справедливости обвинения. Естественно, следует учитывать, что Законы Хаммурапи (как и вообще любые законы) рисуют идеализированную картину, так как реальные общественные отношения отражены в них лишь в преломлении через правовые взгляды того времени. Кроме того, эта картина неполная, потому что писаные законы были рассчитаны, очевидно, только на царские суды и они вовсе не представляют свода всего действовавшего права. Тем не менее, Законы Хаммурапи, являясь плодом огромной работы по сбору, обобщению и систематизации правовых норм древней Месопотамии, дают достаточно адекватное представление о системе действовавшего тогда судопроизводства.
10. Основные этапы государственной истории Древней Индии. Государственный строй, варно-кастовое деление державы Маурьев (IV - II в.в. до н.э.).
Древняя Индия. Одна из самых древних цивилизаций в мире сложилась более четырех тысяч лет тому назад в долине Инда, с центрами в Хараппе и Махенджо-Даро. Археологические раскопки дали возможность установить, что еще в III тысячелетии до н.э. здесь существовали крупные города - центры ремесленного производства, развитое земледелие, торговля, имущественное расслоение населения. Наука, к сожалению, располагает скудными историческими сведениями по этому периоду истории Древней Индии. Полнее представлены исторические свидетельства по так называемому ведическому периоду (вторая половина II тысячелетия до н.э. - середина I тысячелетия до н.э.), когда углубляется социальное расслоение и складывается государственность в долине Ганга, чему способствует продолжающееся ряд столетий волнообразное проникновение на территорию Индии с северо-запада индо-арийских племен, консолидировавшихся где-то на рубеже III-II тысячелетия до н.э. в районах Причерноморья и Прикаспия. Долина Ганга к началу проникновения ариев (XIV-XIII вв. до н.э.) была заселена этническими общностями мундов и дравидов, которые были либо оттеснены к югу, либо ассимилированы ариями, носителями более высокой материальной и духовной культуры. До нас дошли относящиеся к этому периоду литературные памятники религиозного содержания - веды, ставшие позже священными книгами индусов, а также произведения народного эпоса. Хараппская культура долины Инда, существовавшая несколько веков раньше индо-арийской, не оказала существенного воздействия на исторические судьбы народов долины Ганга, с которыми и связано возникновение одной из самобытных, сохранивших до настоящего времени свои культурные ценности цивилизаций Востока. Наиболее многочисленные и разнообразные исторические сведения (при их общей бедности и ограниченной научной ценности) относятся к следующему, так называемому магадхо-маурийскому периоду (вторая половина I тысячелетия до н.э. - до I в. н.э.), периоду складывания и существования
самого крупного не только в Древней Индии, но и на всем Древнем Востоке государственного образования - империи Маурьев (IV в. до н.э. - II в. до н.э.) Среди литературных памятников этого периода особое место занимает древнеиндийский политический трактат Артхашастра, приписываемый Каутилье, советнику основателя империи Маурьев Чандрагупте, а также целый ряд религиозно-ритуальных и правовых брахманских компиляций - дхармасутр и дхармашастр, в частности наиболее известная дхармашастра, получившая название "Законы Ману" (II в. до н.э. - II в. н.э.). Возникновение державы маурьев. Около 2300 лет тому назад греческий император Александр Великий вторгся на индийскую землю. Его вторжение на землю Индии было успешным вследствие разобщенности местных правителей. Тогда еще на этом субконтиненте не было полисов — высокоразвитых городских республик, но здесь издавна существовали военно-демократические общины — ганы. В V веке до н.э. к ним добавились самоуправляющиеся религиозные общины — сангхи; все эти социальные группы активно отстаивали свою автономию от посягательств множества царей и царьков. Немногие индийцы той поры заразились фантастическими идеями Александра Македонского о всемирном братстве людей в рамках единой державы, и лишь один из них — Чандрагупта Маурья — преуспел в своих намерениях. Он возглавил борьбу индийцев за изгнание западных пришельцев, заключил боевой союз с ганами, сангхами и отдельными свободолюбивыми племенами, проявил чудеса храбрости, хитрости и политического такта; в итоге возникло первое общеиндийское государство Маурьев. Под умелым руководством своего премьер-министра Чанакьи, царь Чандрагупта Маурья завоевал все земли от Ирана на Севере запада и вниз до штата Мусоре на Юге. Благодаря этому худому и болезненному брахману, великая империя Индии снова обрела существование, став как никогда еще более сплоченной. Это царство одинаково не похоже на всех своих современников — на древнюю империю персов, на новую эллинстическую монархию и даже на зарождающуюся Римскую державу. Скорее, система Маурьев обнаруживает сходство с будущей Киевской Русью: и там и здесь богатый конгломерат разнообразных этнических общин слабо связан экономическими узами и сшит на живую нитку лишь общей правящей династией да очень слабо развитым государственным аппаратом. Лихой воитель Чандрагупта — подражатель и противник Александра Македонского — напоминает Святослава, который так же успешно боролся с хазарами и византийцами, так же решительно перенимал их лидерскую роль в Восточной Европе Х века, как это делал, имея других соперников, его индийский предтеча тринадцатью веками раньше. Его внук Ашока Маурья похож сразу на двух владык Киевской Руси: на Владимира Крестителя и на Ярослава Мудрого. Он столь же успешно борется за административное объединение всей страны и так же готов сохранить все привилегии местных правителей, если те готовы признать его верховенство и контроль над их деятельностью; о централизованном управлении огромной Индией еще и речи быть не может. Ашока признает и поощряет все виды местного самоуправления; он проявляет максимальную терпимость к многоразличным вероучениям и сектам, хотя сам давно отдал свои симпатии буддизму. Царь лично возглавил небывалое дело — государственное миссионерство. Внутри державы Маурьев и вокруг нее посланцы Ашоки ведут активную проповедь, но возвещают они не новую веру, а новую политику — дхарму, совокупность правил человеческого общежития разных масштабов, от семьи до государства. Как сообщается в одной из высеченных на скале надписей, на девятом году правления Ашока завоевал соседнее государство Калингу (современная Орисса) и был настолько потрясен учиненным им кровопролитием, что раскаялся и стал заботиться о дхарме, т.е. о праведном образе жизни в соответствии с заповедями буддизма. Подчинив себе всю Индию, кроме крайнего юга, Ашока начал осуществлять программу реформ. Он поощрял строительство ирригационных систем и развитие медицины, сооружал дороги и караван-сараи, смягчил суровую систему
правосудия, оставшуюся от прежних правителей. В соответствии с быстро распространявшимися идеями ненасилия Ашока запретил жертвоприношения, связанные с убийством животных, и забой некоторых видов скота на пищу. Для наблюдения за выполнением подданными норм дхармы назначались специальные чиновники (дхармамахаматры), в обязанности которых входили поощрение добрых отношений между людьми и борьба с произволом должностных лиц. Покровительствуя буддизму, Ашока не опускался до фанатизма и на протяжении почти всего царствования проводил политику религиозной терпимости. Он поддерживал дружественные отношения с соседними правителями и посылал посольства к Антиоху II Теосу в Сирию, Птолемею II Филадельфу в Египет и другим владыкам на западе. Благодаря политике миссионерства произошло обращение в буддизм жителей острова Ланки (Цейлона); это сделал, как гласит традиция, младший сын Ашоки – Махинда, сам ставший монахом. В старости Ашока фактически утратил власть, а некоторые индийские историки полагают, что его миролюбивая политика привела к ослаблению маурийской империи, которая вскоре после его смерти начала распадаться. В последующие столетия память об Ашоке сохраняли только буддисты, почитавшие его как великого покровителя религии. Только в 19 в. были расшифрованы его указы. Великолепные монолитные каменные колонны, на которых выбиты многие из надписей, относятся к шедеврам индийского искусства. Повернутые спиной друг к другу львы, изображенные на самой знаменитой из них, Сарнатхской капители (близ Варанаси), стали национальным гербом Республики Индия. Государственный строй. Примитивные государственные образования складывались в Древней Индии в 1 тысячелетии до н.э. на основе отдельных племен или союза племен в форме так называемых племенных государств. Они представляли собой небольшие государственные образования, в которых племенные органы перерастали в органы государственного управления. Это были монархии, в которых главенствующую роль играли брахманы, или олигархические кшатрийские республики, в которых политическое господство осуществлялось непосредственно военной силой кшатриев. Правители первых государственных образований (протогосу-дарств) раджи выполняли простейшие функции управления, обеспечивали внешнюю безопасность, вершили суд, распоряжались как военачальники фондом земель, наделяя землей храмы, брахманов, знать, собирали ренту-налог. В некоторых государственных образованиях власть раджи была выборной, лишь со временем утвердился наследственный принцип получения царственности. При выборных монархах вся полнота власти сосредотачивалась в руках совета старейшин. По мере укрепления власти правителя, формирования административных органов совет старейшин теряет свои былые полномочия, превращается в совещательный орган при монархе — паришад. Но зависимость правителей от брахманской ученой верхушки и военной кшатрийской аристократии, как и соперничество между представителями правящих варн, была неизменной. Непосредственно до рассматриваемой эпохи в Древней Индии на базе старых племенных государств, растущих вместе с развитием ремесла и торговли городских центров, складываются первые более или менее крупные государства, которые ведут между собой непрекращающиеся войны, истощая друг друга. Эти государства, кроме воспетых в древнеиндийских эпических сказаниях войн, не оставили заметного следа в индийской истории. С этого времени и ведет свое начало традиция слабых и кратковременных государственных образований, возникающих, возвышающихся и быстро приходящих в упадок, как и невостребованность централизации, сильной государственной власти, ставшая характерной чертой древнеиндийской цивилизации. Данная цивилизационная особенность Древней Индии связана с рядом исторических причин, главнейшие из которых заключались в варново-кастовом строе и крепости общинной организации. Жесткая варново-кастовая система срази навсегда
определенным местом человека в ней, с кастовым конформизмом, неукоснительным следованием, соблюдением религиозно-нравственных установок поведения человека была своеобразной альтернативой принудительного характера государственной власти. Бесспорно, способствовала этому замкнутость, автономность индийской общины с ее натуральным хозяйством, с патриархально-патронажными межкастовыми взаимосвязями земледельческой части общины с ее ремесленниками, слугами, получившая название "джаджмлни". Самодостаточная устойчивость и одновременная адаптивность, вариабельность индийской общины сделали ее в определенном смысле внеисторичной. Дальнейшие процессы политической консолидации, ускоренные внешней угрозой, привели в V в. к возникновению относительно сильных древнеиндийских государств Кошалы и Магадхи, соперничество между которыми привело в IV в. до н.э. к победе. Магадхи, занимающей выгодные географические, стратегические и Система внутриобщинных, межкастовых экономических взаимосвязей "джаджмани", консервирующая относительно высокую степень застойности социальной жизни в индийской деревне, продолжает существовать в отдаленных от городов и индустриальных центров районах в современной Индии. Торговые позиции в северо-восточной части страны. Упрочение позиций новой правящей династии в Магадхе после разгрома ставленника Александра Македонского привело к созданию обширной империи Маурьев. Империя Маурьев достигла наивысшего расцвета в III в. до н.э. в период правления Ашоки, когда в Индии складывается относительно централизованная восточная монархия. Ее границы простирались от Кашмира и Гималаев на севере до Майсура на юге, от областей современного Афганистана на западе до Бенгальского залива на востоке. Империя складывалась не только в результате войн, покорения ряда племен и народов, установления вассальных отношений между Магадхой и отдельными княжествами, но и в результате так называемого морального завоевания — распространения религиозно-культурного влияния развитых областей северо- восточной Индии на другие части страны. Относительная централизация в империи держалась не только на военной силе Маурьев, но и на проводимой ими гибкой политике объединения страны. В пестрый состав империи был включен ряд полуавтономных государств, сохранивших свои органы управления, обычаи. Это вассальные княжества, обязанные Маурьям выплатой дани и военной помощью, республиканские государства-общины, ганы и сангхи, которые, по свидетельству Артхашастры, "в силу своей сплоченности неодолимы для других" [2, c. 187], родоплеменные объединения. В империи Маурьев — сложном политическом образовании — не прекращалась борьба двух тенденций: к установлению единодержавного правления и к сепаратизму, раздробленности. Последняя в конечном счете во II в. до н.э. побеждает. В силу этого нельзя преувеличивать ни централизации, ни бюрократизации государства, несмотря на картину "идеального" всеохватывающего правления, нарисованную в Артхашастре. Центральный административно-военный аппарат в Индии был относительно слаб по сравнению с другими государствами Древнего Востока, что было тесно связано с сохранением важной роли в государстве органов общинного самоуправления. Все это дает основания утверждать, что в монархических государствах Индии в периоды значительного их усиления, как, например, в империи Маурьев, власть древнеиндийских царей не была деспотической в прямом смысле этого слова. Она сдерживалась не только самоизоляцией общин, но и положением в государстве господствующей наследственной знати, установившимися традиционными религиозно-этическими нормами. Религия, в частности, исключала законодательные функции индийских царей, утверждала незыблемость и неизменность норм права, заключенных якобы в ведах. Веды же должны были толковаться только мудрецами-брахманами. Эта традиция была поколеблена лишь при Ашоке, когда правительственный указ стал включаться в число источников
права. Индусская политико-религиозная концепция "богоугодного царя" (девараджи) предписывала ему выполнение особой дхармы (обязанностей). Одна из главных обязанностей — охрана подданных (Законы Ману, VII, 2—3). "Защищая" народ, царь мог заставить его платить налог — бали. Наряду с основным налогом, рассматриваемым как плата царю за охрану подданных, существовали другие многочисленные поборы в пользу центральной власти: торговые пошлины, "приношения плодов" и пр. О широте налоговых полномочий древнеиндийских царей, которые могли по своему усмотрению увеличивать налоговую ставку, свидетельствуют содержащиеся во всех дхармашастрах безуспешные призывы к царям соблюдать умеренность в сборе налогов. Царю вверялось также осуществление правосудия с помощью опытных брахманов. Он считался опекуном всех малолетних, больных, вдов, должен был возглавлять борьбу со стихийными бедствиями, голодом. Важнейшей функцией царей была организация публичных работ, освоение и заселение царских земель, строительство ирригационных сооружений. Согласно религиозным воззрениям, как и во всех странах Древнего, Востока, царская власть обожествлялась. Однако древнеиндийские государства, в том числе и государство Маурьѐв, нельзя рассматривать как теократические монархии. Ашока называл себя не богом, а "милым богам". В Законах Ману (VII, 8) обожествляется скорее царская власть, а не царь-человек, который может быть "глупым, жадным, необразованным", "приверженным к порокам" [2, c.191]. Лишь свободная воля индийских царей давала им, согласно дхармашастрам, возможность реализовать заключенные в них божественные начала, и тогда все подданные процветали, если были верны царю, если следовали за ним. Но та же самая воля позволяла царю уклоняться от выполнения своей дхармы, следовать греховным человеческим целям, что вело к гибели и его самого, и управляемый им народ. "От отсутствия смирения погибали многие цари вместе с достоянием, — предостерегали Законы Ману (7, 10), — благодаря смирению даже отшельники наследовали царство". Царю-человеку предписывается почитать брахманов, знающих веды, поступать по их совету. Царь являлся главой административного аппарата. От него зависели назначения должностных лиц и контроль за их деятельностью. Все царские чиновники, согласно Артхашастре, делились на группы центрального и местного управления. Особое место занимали советники царя — высшие сановники (мантрины, махаматры). Из советников царя состоял и совещательный коллегиальный орган — мантрипаришад, своеобразный пережиток органов племенной демократии. Членство в мантрипари-шаде не было четко установлено, наряду с сановниками в него иногда приглашались представители городов. Этот орган сохранял некоторую независимость, но лишь по ряду второстепенных вопросов мог принимать самостоятельные решения. Сохранение государственного единства требовало твердого государственного управления. Маурьи в период централизации пытались держать все нити управления в своих руках, опираясь на различные категории чиновников, составляющих разветвленную сеть органов исполнительного и судебного аппарата. Специальная группа царских чиновников была связана, например, с организацией управления царским хозяйством, с деятельностью по пополнению царской казны. Артхашастра упоминает чиновников, призванных надзирать за царскими пастбищами, за гаванями, за судоходством, ведавших морской торговлей, судостроением и пр. С регулированием экономической жизни страны была связана деятельность специальных категорий чиновников (адхъяк-ша), среди которых важное место занимали чиновники финансового ведомства, ведавшие сбором налогов, государственной казной: Эти чиновники, согласно Законам Ману, должны были обладать "честностью, умом и твердостью" (VII, 60). Выделялась также особая группа чиновников, следившая за снабжением армии. В зависимости от рода своей деятельности они подчинялись или главному сборщику налогов, или главному казначею, или
главнокомандующему армией (сенапати). Среди других высших чиновников особое место занимали главный судья, юридический советник царя и советник царя по делам культа, воспитатель его сыновей, верховный придворный жрец (пурохита). Наряду с назначением чиновников царской властью существовала практика передачи чиновничьих должностей по наследству, чему способствовала кастовая система. Для придания должной эффективности государственному аппарату Маурьи создали сеть контрольных, надзорных должностей, инспектирующих чиновников — шпионов, царских тайных агентов, которых царь "принимал и днем и ночью" (Артхашастра, 1, 19). Местное управление. Особой сложностью в империи Маурьев отличалось административное деление и связанная с ним система местного управления. Лишь часть территории империи находилась под непосредственным управлением царя и его двора. Самой крупной административной единицей была провинция. Среди них выделялись пять наиболее крупных провинций, управляемых царевичами, и пограничные провинции, управляемые другими членами царской семьи. В функции правителя провинции входила защита ее территорий, охрана порядка, сбор налогов, обеспечение строительных работ. Менее крупной административной единицей был округ, возглавляемый окружным начальником, "думающим о всех делах", в его обязанности входил контроль над сельской администрацией. Он получал доход "с города". Артхашастра выделяет четыре вида сельских областей, состоящих из 800, 400, 200 и 10 селений, и соответствующих Им в органах местного управления управителей. Характерно, что жалованье давалось управителю начиная с 10 деревень. Это свидетельствует о том, что староста деревни-общины, "главный житель" деревни (грамика) не был царским чиновником. В обязанности старосты входили сбор налогов, наблюдение за порядком в общине и пр. Наиболее важные вопросы внутриобщинной жизни — ирригация, отправление общинных культов, охрана от разбойников и прочие — решались на общинных сходках. В решении вопросов, связанных с продажей земли, границами земельных участков, важная роль принадлежала общинному совету старейшин.
11. Источники права Древней Индии. Общая характеристика Законов Ману: принципы составления, правовая доктрина.
В источниках права Древней Индии особое место принадлежит дхармашастрам - сборникам религиозно-правовых предписаний. Нормы поведения одновременно наполнены религиозным, моральным и правовым содержанием. Появление дхармашастр связано с социально-классовым расслоением. Первое упоминание о законах Ману относится к 9-му веку до н.э. Современным исследователям законы Ману известны лишь в списках 3-го века до н.э. Объем - 12 глав, 2 85 стихов (стих на санскрите - шлока). Поэтому часто данный памятник именуется ―Откровения царевича Ману‖. Из такого названия очевидно прослеживается глубинная связь права и религии, особенно характерная для древнеиндийского общества. Законы Ману - это памятник сакрального права. Законам Ману принадлежит особое место среди дхармашастр. Законы Ману закрепляли рабство и др. формы эксплуатации. Собственно праву посвящены главным образом VIII и IX главы. Делается попытка систематизировать нормы права, при этом смешиваются частные правонарушения и преступления. На первый план в законах Ману выступает сословно-варновое деление общества (брахманы, кшатрии, вайшии, шудры + неприкасаемые). В законах Ману прослеживается определенная логика изложения материала, но нет еще выделения отдельных отраслей права, норму права нельзя отделить от религиозной и моральной нормы. Указывается наследственно-профессиональный характер варн.
12. Вещное и обязательственное право по Законам Ману.
Вещное право по законам Ману Законы свидетельствуют о глубоком имущественном расслоении индийского общества. Несмотря на сохранение общинных и патриархальных отношений в индийском обществе, получила значительное развитие частная собственность. Объектами частной собственности были: рабы, скот, зерно, домашний инвентарь. Частная собственность на землю не получила распространение в Древней Индии, но законы Ману свидетельствовали об имущественной дифференциации в общине и появлении индивидуальных земельных владений. В 8 главе говорится о межевых спорах между различными деревнями, а также о спорах между отдельными крестьянами. В гл.10, ст.115 перечисляются семь законных способов приобретения имущества: наследование, получение в качестве дара или находки, покупка, завоевание, ростовщичество, исполнение работы, получение приношений. Если первые три способа были доступны для всех каст, то четвертый только для кшатриев, пятый и шестой для вайшьев, а седьмой рассматривался как исключительная привилегия брахманов. Собственник, обнаруживший свою пропавшую вещь и доказавший свое право собственности мог истребовать ее от любого владельца. Но если собственник вещи не требовал ее от добросовестного владельца в течении 10 лет, то он лишался права получить эту вещь обратно. Суровое наказание за: незаконное присвоение чужого имущества, воровство, уничтожение или повреждение. Обязательственное право по законам Ману В законах регламентируются договоры: купли-продажи, займа, дарения, перевозки и др., а также общие положения о договоре: –договор недействителен, если он заключен человеком в невменяемом или нетрезвом состоянии, страдающим от болезни, ребенком, стариком, а также не уполномоченным лицом (гл.8, ст.163). Недействительны договоры, заключенные рабами. Если этот договор заключен в пользу хозяина раба, то от него не следовало отказываться –предусматривается добровольное согласие сторон при заключении договора. Соглашение, заключенное с помощью обмана или насилия недействительно. –если должник не располагал имуществом, необходимым для уплаты долга, то он обязан был отработать долг (гл.8, ст.177). У должника высшей варны было право ―отдавать постепенно‖ (т.е. предоставлялась отсрочка). Виды договоров: ДОГОВОР ЗАЙМА. Весьма детально разработан. Свидетельствует о расцвете ростовщичества. Но сохраняются элементы самоуправства, расправа кредитора над должником, который имел фактически неограниченную власть над должником. Допускались: хитрость, принуждение путем захвата, сила. Санкция самоуправства кредитора со стороны государства нашла отражение в параграфе, предписывающем царю штрафовать должника, жалующегося на кредитора, добивающегося уплаты долга по произволу. ДОГОВОР ЛИЧНОГО НАЙМА. Рабы и наемные работники упоминаются вместе и характеризуются одинаково в специальной главе артхашастр, касающейся рабов и работников. Наемный труд презирался; услужение характеризуется как собачий образ жизни. Условия личного найма были крайне тяжелы. Наемник, не выполнивший работу, подвергался штрафу. Нормы оплаты работника были установлены (1/10 урожая), но он, как правило, отказывался от личной свободы, становясь рабом за содержание. КУПЛИ-ПРОДАЖИ. Существовал ряд ограничений на возможность заниматься торговлей представителям высших варн. Существовали ограничения на торговлю людьми, которая была наиб. предосудительной и влекла за собой изгнание из касты. Договор купли-продажи был нестабилен и мог быть расторгнут в течение 10 дней после заключения сделки без всяких причин.
13. Брачно-семейное и наследственное право по Законам Ману.
Для Древней Индии характерна большая патриархальная семья. Глава семьи - муж. Ему принадлежало право наказывать членов семьи своей властью. «Жена, сын, раб, ученик и родной брат, совершившие проступок, могут быть биты веревкой или бамбуковой палкой» (ст. 299 гл. VIII). Женщина полностью
зависела от своего супруга и сыновей. Брак представлял собой имущественную сделку, в результате которой муж покупал себе жену, и она становилась его собственностью. Законы Ману определяют положение женщины следующим образом: в детстве ей полагалось быть под властью отца, в молодости - мужа, после смерти мужа - под властью сыновей, ибо «женщина никогда непригодно для самостоятельности». Законы Ману прямо требуют от жены почитать своего мужа как бога, даже если он лишен добродетели. Неоднократно также подчеркивается, что призвание женщины - это рождение детей и забота о семье (ст. 27 гл. IX и др.). Хотя законы Ману как высшую дхарму между мужем и женой провозглашают «взаимную верность до смерти», муж мог иметь несколько жен, развестись с женой. Жена же не могла покинуть семью, даже если муж ее продать и оставил. Она продолжала считаться его женой. За измену жена подвергалась страшным карам, вплоть до смертной казни. Согласно традиции, жена должна была принадлежать той же варне, что и муж. Мужчинам разрешалось в исключительных случаях вступать в брак с женщинами из низшей варны, но женщины из высшей варны вступать в брак с мужчиной из низшей группы запрещалось. Особенно серьезным грехом считалась женитьба шудра на брахманке. Дети, рожденные от браков между лицами, относящимися к разным варнам, были ущемлены в правах, а брак шудры с брахманкой порождал чандалов, считавшихся отверженными. Все имущество семьи было ее общим достоянием, но управлялось главой семьи. После смерти родителей имущество либо делилось между сыновьями, либо оставалось у старшего сына, который становился опекуном живших в доме младших братьев. Дочери от наследования устранялись, но братья должны были выделить по ? своей доли для приданого. Наследования по завещанию древнеиндийское право не знало. Законы Ману - наиболее древний образец наследственного права. В законах упоминается два способа наследования отцовского имущества: оно либо делилось поровну между сыновьями, либо его полностью забирал старщий брат, а остальные братья жили при нем, как при отце. Женщина могла наследовать наравне с мужчинами. (Сестры не принимали участие при дележе наследства, но они получали приданое.) При отсутствии детей к наследованию призывались родственники до 6-ой степени.
14. Уголовное право и судебный процесс по Законам Ману.
С одной стороны, уголовное право, представленное в законах Ману, отличается довольно высоким для своего времени уровнем развития, что проявляется в указании на формы вины (умысел и неосторожность), на рецидив, на соучастие, на тяжесть преступления в зависимости от принадлежности потерпевшего и виновного к определенной варне. С другой стороны, законы отражают пережитки старины, о чем свидетельствует сохранение принципа талиона, ордалия, ответственности общины за преступление, совершенное на ее территории, если преступник неизвестен. Среди преступлений, называемых законом Ману, на первом месте стоят государственные. В ст. 280 гл. IX говориться о том, что взламывающих царский склад, арсенал или храм, крадущих слонов, лошадей или колесницы следует казнить без промедления. Статья 289 предусматривала изгнание лиц, ломающих городскую стену или ворота, закапывающих рвы. В ст. 275 устанавливались указания для лиц, упорно противодействующих царским приказам и поощряющих врагов. Более подробно законы описывают преступления против собственности и против личности. Среди имущественных преступлений большое внимание уделяется краже, при этом царь призывает к обузданию воров. Следует отметить, что законы четко различают кражу как тайное похищение имущества от грабежа, совершаемого в присутствии похищение имущества от грабежа, совершаемого в присутствии потерпевшего и с применение насилия к нему. Меры наказания, применяемые к вору, зависели от того, был ли он задержан на месте преступления или нет, совершена кража днем или ночью. Пойманного с краденым и с воровским инструментом законы предписывали казнить не колеблясь. Воров, совершающих кражу ночью, следовало, отрубив обе руки, посадить на кол. При первой краже вору отрезали два пальца, при второй - руку и ноги, третья кража влекла за собой смертную казнь. Наказание несли также лица, видевшие кражу, но не сообщившие о ней; укрыватель вора нес такое же наказание, как если бы он сам украл. Законы Ману осуждали всякое насилие, совершенное над личностью. Насильника считали худшим злодеем, чем ругателя, вора и ударившего палкой. К насилию относились и убийство, и телесные повреждения. Умышленное убийство влекло за собой смертную казнь. Убийство при защите себя, охране жертвенных даров, защите женщин и брахманов (необходимая оборона) не наказывалось.
Тяжесть наказания была связана с кастовой принадлежностью потерпевшего и преступника. Наиболее тяжким преступлением в Древней Индии считалось убийство брахмана. Иной была уголовная ответственность самих брахманов. В ст. 230 записано: «Нельзя убивать брахмана, даже погрязшего во всяких пороках; надо изгнать его из страны со всем его имуществом без (телесных) повреждений». Среди видов наказания следует назвать смертную казнь (для брахмана она заменялась бритьем головы) в различных вариантах: посажение на кол, сожжение на костре, утопление, затравливание собаками и др.; штрафы, изгнание, тюремное заключение. Это далеко не полный перечень наказаний. Кровная месть в законах не упоминается, видимо, в это время она уже не применялась. Судебный процесс. Отделения суда от администрации не существовало. Верховный суд вершил царь с брахманами. В судопроизводство Древней Индии не было еще четкого различия между гражданским и уголовным процессом. Судебные дела возбуждались не по инициативе органов государства, а заинтересованными лицами. Рассмотрение дел в судах носило состязательный характер. Спорящие стороны сами должны были убедить суд в своей правоте и представить для этого соответствующие доказательства. Законы называют поводы для рассмотрения исков: неуплата долга, заклад, продажа чужого, соучастие в объединении, неотдача данного, неуплата жалованья, нарушение соглашения, отмена договора купли-продажи, спор хозяина с пастухом, спор о границе, клевета и оскорбление, кража, насилие, прелюбодеяние, раздел наследства, игра в кости и битье об заклад. Всего восемнадцать поводов судебного разбирательства. При разборе дел и вынесении решения суд придерживался формальной оценки доказательств, за которой скрывался классовый и кастовый подход. Свидетелями на суде не могли быть рабы, дети, люди с дурной репутацией. Женщины могли давать показание только относительно женщин, о «дваждырожденных» могли свидетельствовать лишь «дваждырожденные». Если свидетели давали разные показания, то принимались во внимание показания большинства. В случае отсутствия такового суд становился на сторону тех, у кого были «хорошие качества». Лжесвидетельство, несообщение суду известных сведений считалось тяжким грехом. При отсутствии свидетелей в качестве доказательства применялись ордалии различных видов - испытание огнем, весами, водой и некоторые другие. В эпоху Маурьев наряду с состязательным процессом получает распространение и розыскной. Император и другие чиновники могли издавать приказы о задержании наиболее опасных, с их точки зрения, преступников и о предании их царскому суду. К обвиняемым применялись пытки, как правило, четырех видов: 6 палочковых ударов, 7 плетей, 2 подвешивания и вливание воды в нос. Особо опасные преступники подвергались восьми видам пытки, в том числе прокалыванию руки иглой, сжиганию сустава пальца и т.д. От пытки освобождались лишь дети, старики, больные, беременные женщины, сознавшиеся лица, обвиняемые в незначительных преступлениях, а также брахманы независимо от тяжести преступления.
15. Основные периоды государственной истории Древнего Китая. Система государственной администрации, судебные органы Древнего Китая.
Периодизация. 1. период Шан (Инь) (XV—XI вв. до н.э.) 2. период Чжоу (XI — III вв. до н.э.). • Чуньцю (VIII —V вв. до н.э.) • Чжаньго — "борющихся царств" (V—III вв. до н.э 3. период Цинь 258-297 г.г. до н.э. 4. период Хань 206г. до н.э. – 220 г. н.э. Первым раннеклассовым обществом с признаками государственности считается Шань (Инь). Оно погибло в начале XII в. до н.э. Древний Китай в эпоху династий Чжоу, Цинь и Хань по форме правления являлся типичной дальневосточной монархией. При переходе от родового строя к классовому обществу (Шань-Инъ) правители мелких княжеств являлись одновременно военачальниками и верховными жрецами. Их власть опиралась на сородичей, священнослужителей, войско. Как и во всех дальневосточных деспотиях, ван (царь) считался верховным собственником земли. По религиозным канонам он объявлялся «сыном неба». Трон передавался по наследству, если тому не мешали чрезвычайные обстоятельства. Во время династии Чжоу власть царей стала обожествляться.
Царь-ван имел советников из числа знати. Цзай был высшим вельможей, затем шел нэйши. В состав близких совегников входили: полководец, судья, главный жрец, великий гадатель. В штате вана состояли писцы: старшие, или т. н. «левые», которые записывали речи монарха, младшие -" «правые»- записывали его указы, решения по судебным делам. Чиновники делились по рангам, имели свою иерархическую структуру. Должность чиновников считалась наследственной. На местах находились управители округов, часть своих доходов они отдавали вану. В эпоху Чжоу и Цинь еще сохранялись остатки общинного самоуправления. В особых, чрезвычайных случаях созывались народные собрания. Они принимали решение об изгнании царя (842 г. до н.э.), поддерживали правителя, потерпевшего поражения (494, 474 гг. до н. э.). Община имела совет старейшин, торговцы, ремесленники - своих старост. Традиция утверждала, что верхи всегда управляли низами. Вану подчинялись гуны, или дафу, а те, в свою очередь, имели своих подвластных - ши. Администрация вана располагала штатом соглядатаев, доносчиков, шпионов разных профилей. Они делились по своим функциональным обязанностям: шпионы местные, внутренние, обратные (двойные), смерти и жизни. Ван, его аппарат чиновничества выполняли три важные функции: заботу об орошении и ирригации, сбор налогов и ведение войн (оборонительных и захватнических). В Книге преданий (II в. до н. э..) имеется надпись вана: «Я проложил русла девяти рек до четырех морей, углубил канавы». Судебные органы. Наличие специального судебного ведомства в империи Цинь во главе с тинвэем и провинциальных судей свидетельствует об определенном выделении судебных функций из общеадминистративных, которое, однако, проводилось непоследовательно и касалось, видимо, только уголовных дел. Провинциальный судья был одновременно и начальником тюрем в округе. Судебное ведомство ("ведомство наказаний") строго следило за применением уголовных законов. Все дела о наиболее тяжких преступлениях проходили через его руки, особенно дела, связанные с превышением власти чиновниками и пр. Вместе с тем в ханьском Китае почти все административные органы обладали судебной властью. Пресечение злоупотреблений чиновников возлагалось также на представителя верховного цензора в провинциях. Низшим судом по гражданским делам была уездная администрация. Если в уезде дело не было разрешено, оно направлялось губернатору провинции,который в случае его сложности мог адресовать дело в центр, начальнику судебного или другого ведомства. В качестве последней инстанции выступал сам император, который мог непосредственно разбирать судебные дела.
16. Источники права Древнего Китая. Правовая доктрина конфуцианства и легизма и ее влияние на развития древнекитайского права.
Источники права. Согласно исторической традиции первые писаные законы в Китае появились в государстве Шань, а в Х в. до н.э. в Чжоу якобы существовал Уголовный кодекс, насчитывающий 3 тысячи статей. Одним из первых материальных свидетельств писаных законов в Древнем Китае стал найденный бронзовый треножник с текстом "Обозрения законов", относящийся к 536 году до н.э. Лишь на рубеже V—IV вв. до н.э. появился один из первых сводов законов "Книга законов царства Вэй", составленная Ли Фуем на основе правовых положений, принятых в отдельных княжествах и по традиции считающихся законами предков. Он состоял из 6 глав: законы о ворах, о разбойниках, о заключении в темницу, о поимке преступников, об орудиях казни и пытки. В ханьском Китае в III — II вв. до н.э. проводилась огромная работа по описанию, переписке, комментированию и восстановлению древних законов. "Книга законов царства Вэй" была в это время дополнена еще рядом глав, в частности нормами права о военном деле, о государственном коневодстве и о финансах. Правовая доктрина конфуцианства и легизма и ее влияние на развития древнекитайского права. Ни одна правовая система в мире не испытала столь мощного влияния двух противоборствующих философских учении, как правовая система Древнего Китая, в истории которой этико-политические догматы конфуцианства и политико-правовые концепции легизма стали определяющими факторами самого поступательного развития права, его идейных основ, принципов и институтов, а также механизмов правоприменения, традиционного правопонимания китайцев. Общей чертой этих двух древнекитайских школ была их политическая направленность, стремление
организовать жизнь китайского общества на "рациональных", "справедливых" началах, но понимаемых каждой школой по-разному. Это привело к острой борьбе между ними, закончившейся в результате компромиссом. Требование строгого соблюдения "ли", находящего выражение в скрупулезно разработанном ритуале, определяло особое, принципиально отличное от легистов, отношение конфуцианцев к законодательной форме как к некоему мерилу, образцу правильного поведения, не требующему во всех случаях ни строгого соблюдения, ни обязательной судебной защиты. На втором этапе развития древнекитайского права, начиная с периода Чжаньго (V—III в. до н.э.), усиливается роль права с его стабильным комплексом наказаний. В этот период и было создано законченное легистское учение об управлении народом и государством наиболее ярким представителем легизма Шан Яном, отстаивающим абсолютную власть правителя, который с помощью строго установленного, не подлежащего обсуждению закона определяет всю жизнь подданных. Легисты проповедовали идею бесполезности и невозможности существования людей вне рамок жесточайших наказаний, исходили из обязательности превентивных мер и коллективной ответственности, обеспечивающих "хорошее управление", отказывались признавать наличие какой-либо связи между мерой наказания и тяжестью содеянного преступления. Жестоко карать, по их мнению, следовало даже за малейшее нарушение приказов государя. Проповедуя своеобразное "равенство" перед законом, неотвратимость наказаний за совершенные преступления, легисты стремились лишить знать, чиновничество различных княжеств наследственных привилегий во имя укрепления сильной центральной власти. Не случайно крайнее ужесточение наказаний, требование их неотвратимости было прямо связано с развитием понятия преступления против государства. Обострение противоборства двух идеологий, давшего новый импульс становлению традиционных черт и институтов древнекитайского права, относится ко второй половине III в. до н.э., когда легизм в его крайней форме становится официальной идеологией первой китайской империи Цинь (221—207 гг. до н.э.), а легисты приходят к власти, претворяя в жизнь свои правовые воззрения путем безуспешных попыток насильственно вытравить из массового сознания конфуцианские догматы с помощью преследования их поборников и носителей, уничтожения конфуцианских книг и пр. Согласно легенде, Циньский император Шихуанди в 213 году до н.э. приказал сжечь все конфуцианские книги, предав казни 400 ученых-конфуцианцев. С утверждением династии Хань на последнем этапе формирования древнекитайского права (III в. до н.э. — III в. н.э.) — этапе формальной победы конфуцианства — происходит слияние легизма и конфуцианства в новое учение — ортодоксальное ханьское конфуцианство, главным назначением которого становится осмысление с позиций тогдашних знаний, оправдание и увековечивание существующих социально-экономических и политических порядков как разумных, отвечающих интересам сохранения и функционирования древнекитайского общества. Доминирующей идеей этой идеологии была конфуцианская идея неравенства людей, их социальных, сословных, ранговых различий, а также различий в зависимости от места в семье, пола, возраста. Незыблемости этих различий должна была служить тщательная регламентация поведения людей в обществе, семье с помощью жестких моральных норм "ли", официально признанного ритуала. Ортодоксальное конфуцианство не отвергало закона, строгих наказаний, предполагая взаимодействие строгости и снисхождения. Из этого предположения вытекало, что мораль и право совпадали. Мораль задавала стереотип поведения, право с помощью наказаний запрещало от него уклоняться. Нормы господствующей конфуцианской морали должны были отныне насаждаться силой, строгой карой закона ("фа"), что и нашло выражение в формулах ортодоксального конфуцианства: "там, где недостает "ли", следует применять "фа", или то, что наказуемо по "фа", не может быть дозволено по "ли", то, что позволено по "ли", не может быть наказуемо по "фа". Слияние конфуцианства и легизма способствовало тому, что нормы "ли" приобрели большую обязательность и формализм, а в право были перенесены целые пассажи из канонизированных к этому времени конфуцианских произведений "Чжоу ли", "И ли", "Ли цзы", в которых еще в начале второй половины 1 тысячелетия до н.э. были систематизированы и закреплены нормы конфуцианской морали. 17. Уголовное право, судебный процесс в Древнем Китае.
Традиционное право Китая развивалось в основном как уголовное право, нормы которого носили как бы над-отраслевой характер. Они пронизывали сферу и брачно-семейных, и гражданских отношений и
пр. Понятие преступления в Древнем Китае связывалось с проявлением преступной воли человека. Правонарушитель рассматривался как "низкий человек", его "низость" определялась тем, что он выступал носителем этой пагубной, преступной воли, которая в зависимости от характера преступления могла разрушить или весь мир, или порядок, гармонию в той социальной группе, к которой преступник принадлежал. Из признания примата моральных норм вытекало, что мера виновности и суровость наказания должны были соответствовать не столько характеру самого поступка, сколько характеру духовного состояния преступника, не столько тяжести преступного действия, сколько интенсивности преступной воли. В ханьском Китае, согласно конфуцианскому принципу "если воля добрая, человек не нарушает закон", стали складываться специфическое учение о форме вины, учитываться преступная воля при определении меры наказания. Требование учета воли преступника было закреплено и законом в 120 году до н.э. В соответствии с этим требованием в китайском праве стали выделять предумышленные и преднамеренные преступления, преступления, совершенные с умыслом и без такового, а также по ошибке. Одно наказание следовало за умышленную клевету, другое, более легкое, — за неподтвердившийся донос. Тяжесть наказания за телесное повреждение зависела от того, было оно нанесено со "злодейским умыслом" или в драке. В древнем праве проводились различия и между оконченным преступлением и покушением как проявлением- преступной воли, наказываемым в принципе более мягко. Концепция "преступной воли" определяла и содержание таких институтов как соучастие и групповое преступление. Еще на рубеже новой эры сложилась особая норма, согласно которой главарем в преступной группе считалось лицо, непосредственно замыслившее преступление, планировавшее его. Преступление признавалось групповым, если оно было совершено по предварительному сговору, в противном случае участники преступной группы отвечали каждый за отдельное преступление. Выделение главаря, идейного вдохновителя преступления, вина которого считалась особо тяжкой по сравнению с другими участниками преступной группы, было победой конфуцианцев над универсальной идеей наказания легистов, закрепленной еще в вышеупомянутом законе в 120 году до н.э. Содержание правых положений о смягчающих вину обстоятельствах и отягчающих их (понятия невменяемости китайское традиционное право не знало) определялось также наставлением Конфуция. Освобождались от телесных наказаний дети младше 8 лет и старики старше 70 лет. Судебный процесс. В состязательном по своему характеру процессе в Древнем Китае очень рано стали вводиться элементы розыскного процесса, который со временем утвердился безраздельно. Расследование преступлений еще в древности поручалось особому чиновнику (линьши). Оно начиналось с заявлении или доноса в уездную управу или окружное управление. Донос, особенно касающийся кражи и убийства, должен был быть точно определенным, неточность влекла за собой наказание. "Право" на донос зависело от социального положения лица и его места в системе кровнородственных связей, за исключением доноса о преступлении против государя и государства. Жестко, на основе принципа "возврата обвинения", карался лжедонос. В этом случае доносителю грозила та же кара, которая предполагалась лицу, если бы донос был правдив. Запрещались под угрозой смертной казни доносы на родителей, деда, бабку и других близких родственников, кроме убийства отца, при котором доносить можно было даже на мать. Подлежали удавлению рабы, донесшие на своего хозяина, за исключением обвинения последнего в мятеже и измене. Запрещались анонимные доносы, осужденные по такому доносу освобождались. Выдавать своих людей, т.е. представлять в суд домочадцев и рабов должен был глава семьи, в противном случае он наказывался сам. Ему же предоставлялось право наказывать своих рабов, а по специальному разрешению властей даже убивать их за провинности. Уездные чиновники вели следствие и приводили в исполнение .приговор, например битье палками осуществлялось тут же, в суде. Расследование тяжких преступлений (мятежей, измены и пр.) передавалось в окружные управы. Одним из важных доказательств, наряду со свидетельскими показаниями и вещественными доказательствами, добытыми в ходе осмотра места преступления или освидетельствования трупа, считалась клятва. Циньское руководство по расследованию уголовных преступлений свидетельствует о применении пыток в судах в том случае, "если преступник был изобличен, но отказывался признать себя виновным, или если преступник менял свои показания в ходе дознания". Действовал принцип презумпции виновности обвиняемого. Гарантией от злонамеренного применения пыток, битья палками
было наказание следователя каторжными работами за смерть обвиняемого под пытками. Широко применялось вынесение решения по делу по аналогии. Тела или головы преступников, подвергшихся смертной казни, выставлялись для публичного обозрения в открытом поле, на рынке или во дворе дворца, если преступник был сановным лицом.
18. Имущественные, обязательственные, наследственные, брачно-семейные отношения в Древнем Китае.
Имущественные отношения. Верховная государственная собственность на землю сосуществовала в Древнем Китае с общинным и частным землевладением крестьян. Земля в Китае стала продаваться и покупаться, дробиться на мелкие участки или концентрироваться в крупные наделы, но, какие бы превращения землепользование не претерпевало, частный или коллективный владелец мог распоряжаться лишь правом владения ею, никогда не переходящим в полную частную собственность. На этом пути стояло всесильное государство, сохранявшее неизменно свою руководящую роль в хозяйственной жизни. "Азиатская" социально-экономическая структура исключала правовые и политические гарантии, которые могли бы создать условия для процветания частной собственности вообще, на землю в особенности. Кризисный для такой структуры рост частной собственности незамедлительно влек за собой реформы, восстанавливающие экономический контроль государства. Несмотря на ранний переход основной массы общинной земли в частное владение, община еще в 1 в. до н.э. могла вступать в договорные поземельные отношения как самостоятельная сторона, а присутствие представителя общины являлось непременным условием при совершении поземельных сделок. Согласно источникам 1 в. н.э. заключать договоры купли-продажи земли могли женщины и государственные рабы. Поземельная сделка (купчая крепость) заносилась красной киноварью на медную доску, что являлось отражением ранее распространенного обычая записывать подобные сделки кровью жертвенных животных. Наряду с куплей-продажей распространен был договор аренды земли, как правило, на условиях испольщины, ее заклад. Широко были распространены также договоры найма людей, ростовщического займа, условия которых регулировались обычным правом. В целях поощрения земледелия с древнейших времен существовало право каждого занимать бесхозные или покинутые земли. По истечении определенного срока эти земли записывались в кадастр как частные за обрабатывающими их. Брачно-семейное право. Семья носила в Древнем Китае патриархальный характер. Большие семейные связи отличались прочностью. Во главе большой семьи как хозяйственной единицы стоял старший в семье мужчина, которому подчинялись все члены семьи: жены и наложницы, сыновья и внуки, их жены и дети, рабы и слуги. Глава семьи выступал в роли ее властителя, хозяина имущества. Большие семейные связи стали ослабевать вместе с развитием частной собственности на землю. Этот процесс был ускорен политикой легистов. Борясь против сепаратизма влиятельных больших семей, семейных кланов, являющегося препятствием на пути создания сильной центральной власти, Шан Ян в 356 — 350 гг. до н.э. санкционировал принудительный раздел больших семей, но большая семья, вместе с жесткими патриархальными порядками, как социально-хозяйственная ячейка не исчезла и в последующие века. Основы брачно-семейного права строились на конфуцианских представлениях о семье как о первичной социальной ячейке, функционирующей на основе естественных законов в общей системе социального порядка. Первейшей целью брака было обеспечение физического и духовного воспроизводства семьи, которое достигалось рождением прежде всего мужского потомства, "чтобы человек, — как было записано в Ли цзы, — был в состоянии правильно служить усопшим предкам и иметь возможность продолжать свой род". Отсутствие потомства рассматривалось конфуцианцами как проявление сыновней непочтительности, наиболее тяжким из других видов непочтения к родителям. Для заключения брака необходимо было соблюдение ряда условий. Брак заключался семьями жениха и невесты или самим женихом и скреплялся частным соглашением, нарушение которого влекло за собой не только определенные материальные потери, но и наказание в уголовном порядке старших в семье. Если в шаньско-иньском Китае допускались браки между род-ственниками, то впоследствии были запрещены браки не только между родственниками, но и утвердилось правило, что жених и невеста не должны носить одну и ту же фамилию, чтобы ненароком не смешать родственные семьи.
В книге V Ли цзы были закреплены своеобразные нижний и верхний пределы брачного возраста: для мужчин с 16 до 30, для женщин с 14 до 20 лет, фиксировавшие как бы пределы терпения и сдерживания гнева предков на неблагодарного и непочтительного потомка. В соблюдение этих возрастных пределов в древности было вовлечено и само государство, следившие за тем, чтобы они не нарушались. Муж мог иметь "второстепенных" жен и наложниц (особенно в случае бесплодия жены), число которых определялось в зависимости от социального положения мужчины (Ли цзы, кн. XIV, Чжоу ли, кн. VII). Служили препятствием к браку и определенные сроки ношения траура по мужу и его родителям, а также браки с лицами,. совершившими преступление. Запрещались и межсословные браки, влекущие за собой уголовную ответственность, особенно браки свободных с рабами. Свободный, взявший в жены рабыню, наказывался как вор. В китайском традиционном праве в отличие от большинства других восточных правовых систем развод не только разрешался, но и поощрялся или прямо предписывался под угрозой уголовного наказания в случае "нарушения супружеского долга". Имелось в виду, например, причинение вреда путем оскорблений, побоев, ранений и пр. самому супругу и его родственникам. Требование развода могло предъявляться не только супругами, но и членами их семей. Возможности женщины оставить своего мужа или протестовать против развода были незначительны. Согласно древнему правилу, жена должна была оставаться с мужем в "жизни земной и загробной" (Ли цзы, кн. XI), ей нельзя было выходить второй раз замуж, но и мужу, требующему развода без оснований, грозила каторга. Он не мог развестись, если жене некуда было уйти или она носила траур по его родителям и пр. Ответственность мужа за жену выражалась и в том, что при всех ее правонарушениях, кроме тяжкого преступления и измены, она выдавалась ему на поруки. В древности отец мог продавать детей, кроме старшего сына, пользовавшегося рядом преимуществ перед другими детьми. Безнаказанность убийства отцом, матерью, дедом и бабкой по отцу сына, внука, невестки, явившегося следствием нанесения им побоев, сохранилась до XIX в. Члены семьи, связанные обязанностью ношения траура по умершим родственникам, несли ответственность за целый ряд "семейных" преступлений, например несоблюдение сроков ношения траура. Наказывались сыновья, внуки, пытавшиеся без разрешения отселиться от большой семьи или присвоить часть семейного имущества. Родственные отношения, положение старших и младших в семье влияли на тяжесть наказания как за "семейные", так и за другие преступления. Например, кража отца у сына не считалась преступлением, но донос на старшего в семье, даже совершившего преступление, строго наказывался. Обязательства. Древнекитайскому праву были известны различные виды договоров. Одним из первых является договор мены, который постепенно по значимости уступает место договору купли-продажи. При совершении торговых сделок требовалось заключение договора в письменной форме и, кроме того, уплачивалась пошлина. Довольно широкое распространение получил договор дарения -- земли, рабов, колесниц, оружия и другого имущества. В период Чжаньго был известен договор займа, оформлявшийся долговой распиской, развивается ростовщичество. Были распространены отсрочка платежа, внесение залога, выдача письменных обязательств. Развитие договора займа привело к появлению долгового рабства. В V--III вв. до н. э. довольно часто заключался договор аренды земли. К III в. до н. э. относятся сведения о договоре личного найма.
19. Особенности развития государства и права античного мира. Полисная система.
Греко-римский мир сложился не на пустом месте, не изолированно, не по типу "закрытого общества". Ранние очаги цивилизации и первые протогосударства возникли в средиземноморском бассейне еще в III—II тысячелетии до н.э., причем не без заметного влияния восточного мира. В последующем, особенно в период "великой колонизации" (VIII—VII вв. до н.э.), с основанием целого ряда греческих поселений (городов) на азиатском побережье, взаимодействие двух цивилизаций стало еще более тесным и глубоким. Греческие города в Малой Азии — Милет, Эфес и др. стали распахнутыми воротами, через которые осуществлялись торговые, культурные и иные связи тогдашних Востока и Запада. Все возрастающие политические контакты греков, а позднее римлян с восточными странами позволяли им использовать и переосмысливать чужой, заморский государственно-правовой опыт, искать свои более рационалистические подходы к законотворчеству и к политике. Создание первых протогосударств, а затем и более крупных государственных образований на юге
Балканского полуострова и на островах Эгейского моря в III—II тысячелетии до н.э. было результатом завоевания греками-ахейцами автохтонного населения этого региона (пеласгов, минойцев). Завоевание привело к перемешиванию и к скрещиванию различных культур, языков и народов, что породило высокую крито-микенскую цивилизацию, представленную целым рядом возвышавшихся и приходивших в упадок государств (Кносского, Микенского царства и т.д.). Монархический характер этих государств, наличие крупного государственно-храмового хозяйства и земельной общины свидетельствовало об их сходстве с типичными восточными монархиями. Крито-микенские традиции еще долго сказывались на последующей государственности греков-ахейцев, для которой было характерно наличие общинного уклада, связанного с царским дворцом, выполнявшим функции верховного хозяйственного организатора. Одной из важнейших особенностей в образовании государства в Древней Греции было то, что сам этот процесс в силу постоянной миграции и перемещения племен шел волнообразно, прерывисто. Так, вторжение в XII в. до н.э. в Грецию с севера дорийских племен вновь отбросило весь естественный ход становления государственности назад. Последовавшие за дорийским вторжением "темные века" (XII в. до н.э. — первая половина VIII в. до н.э.), а затем и архаический период вновь вернули эллинов к племенной государственности и протогосударствам. Особенности процесса становления государственности в античном мире (в отличие от стран Востока) во многом предопределялись природно-географическими факторами. Греция, например, представляла собой горную страну, где было мало плодородных и пригодных для зерновых культур земель, особенно таких, которые требовали бы, как на Востоке, проведения коллективных ирригационных работ. В античном мире не могла получить распространение и сохраниться земельная община восточного типа, зато в Греции сложились благоприятные условия для развития ремесла, в частности металлообработки. Уже в III тысячелетии до н.э. греки широко использовали бронзу, а в 1 тысячелетии до н.э. орудия из железа, что способствовало повышению эффективности труда и его индивидуализации. Широкое развитие обменных, а затем и торговых отношений, особенно морской торговли, способствовало быстрому становлению рыночного хозяйства и росту частной собственности. Усилившаяся социальная дифференциация стала основой острой политической борьбы, в результате которой переход от примитивных государств к высоко развитой государственности проходил более стремительно и с более значимыми социальными последствиями, чем это имело место в других странах древнего мира. Природные условия повлияли на организацию государственной власти в Греции и в другом отношении. Горные хребты и заливы, которые рассекали морское побережье, где проживала значительная часть греков, оказались существенным препятствием для политического объединения страны и тем более делали невозможным и ненужным централизованное управление. Таким образом, сами естественные барьеры предопределили возникновение многочисленных, сравнительно небольших по размеру и достаточно изолированных друг от друга городов-государств — полисов. Полисная система была одной из самых значительных, практически уникальных черт государственности, характерных не только для Греции, но и для всего античного мира. Географическая и политическая замкнутость полиса (в материковой части и на островах) при далеко зашедшем разделении труда делала его зависимым от вывоза ремесленных изделий, от ввоза зерна и рабов, т.е. от общегреческой и международной морской торговли. Море играло огромную роль в жизни античного (прежде всего — греческого) полиса. Оно обеспечивало его связь с внешним миром, с другими полисами, с колониями, с восточными странами и т.д. Море и морская торговля связывали в единую полисную систему все города-государства, создавали открытую общегреческую и средиземноморскую политическую культуру, цивилизацию. Ликвидация монархии привела к победе в античном мире республиканского строя, а также к окончательному утверждению (до эпохи кризиса и разложения рабовладельческого общества) полисной системы организации государства. На ранних этапах своего развития право по уровню юридической техники и степени разработанности основных институтов имело немало сходства с правовыми системами стран Востока. Развитие права в античных Греции и Риме осуществлялось в рамках отдельных полисов, и уровень развития демократических институтов в отдельные городах-государствах находил свое отражение и в праве. Признание законодательства, а не обычая в качестве основной формы правотворчества (Греция), или же его утверждение в качестве одного из важнейших источников права (Рим) сопровождалось кодификацией сложившихся в более архаичную эпоху правовых обычаев. Такова древнейшая,
согласно греческой традиции, кодификация права, проведенная Залевком в Локрах (Италия), а также кодификация Харонда в Катано (Сицилия). Подобные сборники составлялись и в других греческих городах-государствах, в том числе и в Афинах в конце VII в. до н.э. (Законы Драконта). Начало новой демократической конституции в Афинах, предусматривающей разработанную процедуру принятия законов народным собранием, было заложено реформами Солона и Клисфена в VI в. до н.э. В Риме традиционные правовые обычаи подверглись обработке и были записаны в Законах XII таблиц. В этих законах также предусматривалось правило, согласно которому законом считается решение народного собрания. В Афинах, где утвердилась демократическая система законодательства, где право в глазах граждан ассоциировалось с разумом и со справедливостью, сложилось своеобразное правовое государство, благами которого не могли, однако, пользоваться рабы и иностранцы. Еще в большей степени культ права и законопочитание сложились в римском обществе. Безусловное следование республиканским законам было для римлян не только юридической обязанностью, но и делом чести. Ту же связанность Римского республиканского государства собственными законами и правом в целом отразил выдающийся римский юрист Цицерон, который рассматривал государство не только как выражение общих интересов всех его членов, но и как соединение многих людей, "связанных между собой согласием в вопросах права". Таким образом, идея правового государства берет свое начало и в республиканском Риме. Не случайно, что именно в римском обществе, где законы рассматривались издавна как священные, была выработана наиболее совершенная в условиях древнего мира правовая система, имеющая целостный и всеобъемлющий характер. Римское право впервые в истории выступило в качестве системного, тщательно разработанного, собственно правового образования. Классическое римское право — это вершина в истории права античности и древнего Мира в целом. Оно представляет собой одно из величайших достижений античной культуры, влияние которого на последующее развитие европейского права и цивилизации трудно переоценить. Оно приобрело в известной мере вневременной, внеисторический характер.
20. Возникновение государства в Древней Греции. Реформы Тесея, Солона, Клисфена.
Территорию Аттики (область Греции, где впоследствии возникло Афинское государство) населяло в конце II тысячелетия до н.э. четыре племени, каждое из которых имело свое народное собрание, совет старейшин и выборного вождя — базилевса. Переход к производящей экономике с индивидуализацией труда привел к разделу общинной земли на участки с наследственным семейным владением, к развитию имущественной дифференциации и постепенному выделению родовой верхушки и обнищанию массы свободных общинников, многие из которых превращались в фетов — батраков или за долги попадали в рабство. Эти процессы ускорялись благодаря развитию ремесла и торговли, чему благоприятствовало приморское положение Афин. Богатые семьи стали и первыми собственниками рабов, в которых обращали военнопленных. Родоплеменная организация власти начинает приспосабливаться к обеспечению интересов не только ее членов, но и богатеющей верхушки свободных, к эксплуатации рабов. В народном собрании возрастает влияние знатных родов, из их представителей формируется совет старейшин и избираются базилевсы. Первобытное общество превращается в политическое общество, часто называемое военной демократией. Но и оно, сохраняя традиции родоплеменной организации власти, не было способно разрешить или хотя бы умерить развившиеся в обществе антагонизмы — между складывающимися классами рабов и свободных, между рядовыми общинниками и родоплеменной верхушкой. Важную роль сыграли и внешние факторы его существования. Географические условия, требовавшие приспособления ведения хозяйства к условиям окружающей природной среды, истощение локальных природных ресурсов, усилившееся с переходом к производящей экономике, развитие обмена и связанная с ним интенсификация межплеменных контактов и, как следствие, ослабление кровнородственных связей и ассимиляция родов и племен, необходимость урегулирования и устранения возникающих конфликтов, вышедших за племенные рамки, стали предпосылками для объединения племен Аттики под единой властью. Реформы Тесея.
Одной из таких реформ было объединение (синойкизм) племен, населявших Аттику, в единый афинский народ. В результате синойкизма в Афинах был создан Совет, управлявший делами всех четырех племен. По старой родоплеменной организации был нанесен первый удар. Афинский полис становится территориальной формой политической организации общества. Территориальная организация общества настоятельно требовала единообразного (независимого от племенных различий) и, следовательно, централизованного управления общественными делами, гораздо более активного регулирования развивающихся социальных отношений. Еще сохранялись межродовые и межплеменные распри. Но уже возникали новые острые конфликты в связи с усиливающейся имущественной дифференциацией в Аттике. Эти конфликты, наиболее отчетливо проявившиеся в углубляющихся противоречиях между свободными афинянами и различными группами неполноправного и зависимого населения (феты, иностранцы, рабы и т.д.), создавали почву для формирования новых механизмов власти. Возникла необходимость в политической (государственной) власти, стоящей над обществом и способной стать, с одной стороны, средством соглашения и примирения, с другой — силой подчинения и порабощения. Начало этому было положено закреплением не только социального, но и политического неравенства между свободными, их разделением (также приписываемым Тесею) на эвпатридов — благородных, геоморов — земледельцев и демиургов — ремесленников. Реформы Солона и Клисфена. К VI в. до н.э. в Афинах складывается крайне сложная обстановка. Развитие товарно-денежных отношений привело к дальнейшему социальному расслоению свободного населения. В среде эвпатридов и геоморов выделяются богатые землевладельцы, некоторая часть эвпатридов беднеет, а геоморов — превращается в батраков, обрабатывающих чужую землю, получая за это 1/6 часть урожая, или попадает в долговую кабалу, теряет свободу и продается в рабство за границу. Растет экономическая роль богатой торгово-ремесленной верхушки горожан, по-прежнему отстраненной от власти. Растет и число бедняков-фетов. Все неустойчивее становится положение средних и мелких землевладельцев и ремесленников. В результате в среде свободных возникает целый комплекс противоречий — между богатыми и обедневшими эвпатридами, все еще удерживающими власть, и богачами из землевладельцев, торговцев и ремесленников, стремящимися к власти и использующими недовольство бедноты и средних и мелких собственников. Эти противоречия кристаллизовались как противоречия между богатой родовой аристократией и народом (демосом), возглавляемым богачами. Для Смягчения этих противоречий и сплочения всех свободных в единый господствующий класс требовались глубокие социальные и политические преобразования. Начало им положил Солон, избранный архонтом в 594 году до н.э. Хотя Солон был эвпатридом, он разбогател на торговле и пользовался доверием среди широких слоев населения. Главной целью реформ Солона было примирение интересов различных враждующих группировок свободных. Поэтому они носили компромиссный, половинчатый характер. Прежде всего Солон провел сисахфию — долговую реформу, которая означала прямое вмешательство в отношения собственности.. Задолженность бедняков была аннулирована. Афиняне, попавшие в рабство за долги, освобождались, а проданные за долги за границу, — выкупались. Долговое рабство в Афинах впредь отменялось. Сисахфия посягала на интересы родовой знати и была уступкой демосу. В то же время Солон не выполнил важного требования бедноты — не произвел передела земли, хотя и установил максимальный размер земельного владения. Но разрешив в интересах богатых афинян свободную куплю-продажу земли и дробление земельных владений, он сделал неизбежным дальнейшее обезземеливание бедноты. С именем Солона связана также цензовая реформа, которая была направлена на уничтожение наследственных привилегий знати, замену привилегий происхождения привилегиями богатства. Солон закрепил деление граждан на четыре разряда по имущественному признаку. Самые богатые граждане были отнесены к первому разряду, менее богатые — ко второму и т.д. Каждый разряд имел определенные политические права: общественные должности могли занимать только граждане первых трех разрядов, а должность архонта (и, следовательно, члена ареопага) только граждане первого разряда. Бедняки, входившие в низший, четвертый разряд, этого права по-прежнему были лишены. Но они могли участвовать в народном собрании, роль которого увеличивается. Собрание стало вырабатывать законы, избирать должностных лиц и принимать от них отчеты. Одновременно Солон сделал уступки и бедноте, и эвпатридам, интересы первых получили отражение
в создании нового судебного органа — гелиэи, в которую мог быть избран любой афинский гражданин независимо от его имущественного положения. В интересах вторых был учрежден новый орган управления — Совет четырехсот, избиравшийся из граждан первых трех разрядов по 100 человек от каждого племени, где еще сохранялись родовые традиции и влияние эвпатридов. Но компромиссный характер реформ помешал разрешению острых противоречий. Реформы вызвали недовольство родовой аристократии и не удовлетворили полностью демос. При поддержке Спарты, опасавшейся усиления Афин, тирания была свергнута. Предпринятая вслед за этим попытка аристократии захватить власть закончилась неудачей. Опираясь на бедноту, богатая торгово-ремесленная верхушка афинских рабовладельцев, возглавленная Клисфеном, изгнала спартиатов и закрепила свою победу новыми реформами. Реформы Клисфена, проведенные в 509 году до н.э., ликвидировали в Афинах последние остатки родового строя. Они уничтожили старое деление населения на четыре племени. Аттика была разделена на 10 территориальных фил, каждая из которых включала три находящиеся в разных местах территории (триттии) — городскую, прибрежную и земледельческую. Они -делились в свою очередь на демы. Такая структура фил подрывала политические позиции земельной аристократии, так как на первых двух территориях преобладали торгово-ремесленные слои рабовладельцев. Крестьянство было освобождено от влияния древних родовых традиций, на которых основывался авторитет знати, доступ к участию в политической позиции получили и те, кто не входил в местную племенную организацию. На смену кровнородственному пришел территориальный принцип деления населения. Клисфен упразднил Совет четырехсот и на основе вновь созданной территориальной организации населения учредил Совет пятисот, формировавшийся из представителей 10 фил по 50 человек от каждой. Совет руководил политической жизнью Афин в период между созывами народного собрания и осуществлял исполнение его решений. Был создан еще один орган — коллегия десяти стратегов, которая также комплектовалась с учетом территориальной организации населения: по одному представителю от каждой филы. Первоначально стратеги имели лишь военные функции, но позднее они оттеснили на второй план архонтов и стали высшими должностными лицами Афинского государства. С целью предотвратить попытки аристократии реставрировать старые порядки при Клисфене в практику народных собраний была введена особая процедура, получившая название остракизма. Ежегодно созывалось народное собрание, определявшее голосованием, нет ли среди сограждан таких лиц, которые являются опасными для государства.
21. «Ликургов строй» в древней Спарте.
В то же время необходимость господства над порабощенными массами, обеспечения их эксплуатации требовала единения спартиатов, сохранения некоторых элементов родоплеменной общности. Этому благоприятствовали и аграрный характер хозяйства Спарты, известная изоляция территории страны, замкнутой горными хребтами, что препятствовало развитию внешней торговли и товарно-денежных отношений. Совокупность этих обстоятельств обусловила сохранение значительных элементов военной демократии и в условиях окончательно оформившегося классового общества. Социальное и политическое устройство Спарты этого периода было закреплено ретрой (договором), приписываемой легендарному законодателю Ликургу. Ликург как историческая личность, вероятно, не существовал, время его реформ точно не установлено. Считается, что ретра относится к VIII-VII вв. до н.э., а окончательно "Ликургов строй" сложился к концу VII - началу VI в. до н.э. Ретра (возможно, их было несколько) пыталась решить две основные задачи - обеспечить единство спартиатов путем сдерживания имущественной дифференциации между ними и создать организацию их совместного господства над завоеванным населением. Особенности общественного строя. В Спарте сложилось своеобразное классовое рабовладельческое общество, сохранившее существенные пережитки первобытнообщинных отношений. Господствующий класс составляли спартиаты. Только они считались полноправными гражданами. При сохранении совместной собственности граждан на землю принадлежность к господствующему классу поддерживалась предоставлением каждому спартиату в пользование земельного надела (клера) вместе с прикрепленными к нему рабами - илотами, труд которых обеспечивал средствами существования спартиата и его семью. Земля разделена на 9000 примерно равных неделимых и неотчуждаемых клеров. Их нельзя было продать, подарить или завещать.
Ликург посетил многие страны. В отличие от философов, его интересовали не науки, а законы. И, вернувшись домой, он привез в Спарту три бесценные вещи: разумное государственное устройство, мудрые и твердые законы и поэмы Гомера. Чтобы избежать своеволия царей и недовольства сограждан, Ликург поставил во главе города сразу двух царей. Власть им принадлежала только во время войн и тогда, когда Спарте грозила опасность. Главным уделом царей было не доказывать свою родовитость и права на трон, а умело командовать войском и мужественно сражаться в бою. В мирное время городом управлял совет из трехсот старейшин. Их избирали пожизненно из шестидесятилетних стариков. Избирался и другой совет сроком на один год из взрослых мужчин. Это исключало злоупотребления властью. Чтобы народ не чувствовал себя отстраненным от управления государством, Ликург сохранил и народное собрание. Но, зная, что афинское народное собрание часто напоминает разноголосый базар и каждый, даже неумный горожанин обсуждает дела и требует принятия своих предложений, Ликург запретил высказывать на собраниях свое vнение. Собрание могло только или принимать, или отвергать предложения царей и советов. Самыми необычными из нововведений были законы Ликурга. Он считал, что беспорядок и смуты порождаются неравенством, роскошью, богатством и бедностью, гордостью и завистью, и поэтому приказал разделить все земли поровну, поровну делить и доходы от этих земель, выделяя каждому спартанцу такое количество продуктов, чтобы каждый мог жить, не голодая и не нуждаясь. Ликург запретил золотые и серебряные деньги и ввел железные. Деньги были таких размеров, что даже небогатому человеку приходилось возить свой «кошелек» на телеге. Такие деньги люди перестали воровать друг у друга, перестали копить их и даже перестали брать взятки. Эти деньги было невозможно использовать и как металл, чтобы сделать из них какую-либо вещь. Во время изготовления их опус-кали в уксус, и они становились хрупкими и ломкими. Чтобы никто не выделялся среди других и чтобы не было зависти, Ликург приказал спартанцам есть вместе за общими столами одинаковую пищу. Дети тоже воспитывались вместе. С семи лет они жили отдельно от взрослых, спали на жестких постелях из тростника, который сами ломали голыми руками, без ножа. Кормили их впроголодь и весь день заставляли заниматься физическими упражнениями, тренироваться в умении владеть мечом и копьем. У них воспитывали волю, терпение, выносливость.
22. Рабовладельческая демократическая республика в Древних Афинах. Судебная система Древних Афин.
Афины представляли собой иной тип рабовладельческого города-государства. Интенсивный рост производительных сил афинского общества, связанный с развитием ремесла и морской торговли, привѐл к сравнительно раннему разложению общины. В Афинах в результате борьбы, развернувшейся между широкими слоями населения (демос) и родовой аристократией (евпатриды), складывается рабовладельческое государство, получившее довольно сложную социальную структуру. Свободное население Афин распадалось на класс крупных торговцев и класс свободных производителей. К первому из них следует отнести, помимо евпатридов, представителей новой торговой знати, ко второму - широкие слои демоса, т.е. крестьян и ремесленников. Существовало и другое деление свободной части афинского населения: на пользовавшихся политическими правами и неполноправных - на граждан и метеков (чужестранцы, живущие на территории Афин). Ниже всех на социальной лестнице стояли абсолютно лишѐнные гражданских прав и личной свободы рабы (но таковой ситуация было по всей Греции, а не только в Афинах). В Афинах в результате преобразований, проведѐнных в VI веке Соломоном и Калисфеном, установился строй рабовладельческой демократии. Политическое господство родовой знати было сломлено. Всѐ более росла роль афинского народного собрания (экклесия). Основные государственные должности были выборными. Выборный ―совет пятисот‖ (буле) постепенно оттеснил на задний план оплот родовой знати - ареопаг, хотя последний в начале V века ещѐ представлял собой определѐнную политическую силу. Был создан такой демократический орган, как суд присяжных, состав которого пополнялся путѐм жеребьевки из числа всех полноправных граждан. Экономический и политический строй греческих государств определял и характер их военной организации. В Спарте своеобразный быт и система военизированного воспитания, основанных на установлениях Ликурга, способствовали созданию сильного и опытного войска(спартанская пехота). Спарта подчинила себе Кинурию и Массению и возглавила Пелопонесский союз, в который входили аркадские города, Элида, а затем Коринф, Мегары и остров Эгина. Афины, как торговое и морское государство, развивали
преимущественно кораблестроение. К началу V в. Афинский флот. В особенности военный, был ещѐ невелик. Однако всѐ экономическое развитие Афинского государства, а затем нависшая над ним военная угроза (персы) толкали афинян на путь усиленного строительства флота. Судебная система Древних Афин. Важнейшим институтом судебной организации было особое судебное собрание – гелиэйя (нередко еѐ неправильно называют судом присяжных). Гелиэйя не была в прямом смысле судебным органом, это была форма привлечения афинских граждан к участию в суде и в судебном контроле за органами власти и управления (в этом смысле реформы Солона, при котором якобы сформировался институт гелиэйи). Гелиэйю составляли 6 тыс. граждан (т.е. квалифицированное политическое большинство), выдвигаемых ежегодно от демов и назначаемых жребием. Единственным условием был повышенный возрастной ценз в 30 лет. Далее корпус гелиэйи разделялся на 10 коллегий (по 500 судей и 100 запасных) с учетом строгого представительства фил. Заседали коллегии регулярно, причем позднее сложилась некоторая специализация коллегий по отдельным отраслям судебного контроля. Гелиэйя была и собственно судебной инстанцией, где решались уголовные и, в меньшей степени, гражданские дела по частным искам, и органом конституционного надзора за деятельностью народного собрания и должностных лиц. В ней проходила процедура докимасии должностных лиц в предварительном порядке, могли заслушиваться отчеты должностных лиц, если вставал в общей форме вопрос о преследовании их за злоупотребления. Гелиэйя была второй инстанцией, где рассматривались жалобы на решения других судов (кроме религиозных вопросов), особенно политические обвинения. И самое важное, здесь проходила процедура проверки законопроектов на их соответствие традиции и прежнему законодательству по иску граждан либо в порядке деятельности коллегии номофетов. Гелиэйя была вправе осуждать, в случае преступлений, и на изгнание и на смертную казнь. Особенностью полномочий этого учреждения было то, что они носили, по сути, верховный характер: решение гелиэйи не могло быть ни обжаловано, ни приостановлено (даже священным вмешательством); она не была подконтрольна никаким другим институтам народовластия. Традиционным судебным органом оставался ареопаг. Ему были подсудны в основном религиозные дела, а также преступления, связанные с нарушениями священных устоев государства (в частности, дела о предумышленных убийствах, посягательствах на семейные и родовые отношения, неповиновения должностным лицам, поджогах). Интересно, что убийца мог удалится в изгнание и тем самым избавиться от осуждения. Помимо суда, ареопаг сохранил и некоторые управленческие функции в отношении общенародных священных имуществ, организации культов, в сношениях религиозного характера с другими греческими государствами. Помимо Ареопага в Афинском государстве существовали следующие судебные органы: – Суд эфетов (коллегии 51 эфета), образованной Драконтом в 521 году до н.э. Разбирал дела о неумышленных убийствах, дела об убийстве метэков, о нанесении увечий, об убийстве, дозволенном законом, нечаянное убийство, случаи причинения смерти животными и предметами. – Коллегия одиннадцати, ей были подсудны дела разбойников, ночных воров, карманных воров, осуществляла надзор за тюрьмами и за исполнением приговоров. – Суд "сорока мужей". В нем рассматривались имущественные дела на сумму не свыше 10 драхм. Он вел свое начало от "судей по демам". – Суд диэтов. В нем рассматривались дела на сумму более 10 драхм, т.е. по большинству имущественных тяжб. Апелляция на его решение подавалось в гелиэю.
23. Развитие права в Древних Афинах.
Основным источником афинского права в период расцвета демократии был закон. Официальная теория связывала строгое соблюдение законов с самой сутью демократического правления. "Если в государстве будут соблюдаться законы, этим самым сохраняется и демократия", писал один из политических деятелей Афин Эсхин. "В гражданской присяге, которую принимал всякий молодой афинянин по достижении совершеннолетия, говорилось: "И я буду слушаться властей... и повиноваться установленным законам... И, если кто- нибудь будет отменять законы или не повиноваться им, я не допущу этого, но буду защищать их один и вместе со всеми""2.
Помимо многочисленных законов, принятых народным собранием, в Афинах существовали и более или менее систематизированные своды законов. К ним относятся законы Драконта, относящиеся к VII веку до н.э. Известны они своей непомерной жестокостью: укравшие овощи и плоды несли то же наказание, что и отцеубийцы, - смертную казнь. Вместе с тем законы Драконта ограничивают кровную месть, установив, что ответственность за убийство не должна распространяться, как в прошлые времена, на род убийцы - отвечает сам виновный. Узаконивается практика примирения с убийцей и его родом с помощью выкупа. Законы Драконта различают умышленное убийство и неумышленное, назначая за последнее не смерть, а изгнание (без конфискации имущества), т.е. такое же наказание, какое назначалось за причинение телесных повреждений. Законодатель освободил от ответственности убийцу, если его действия были вызваны самообороной. Подстрекатель был объявлен столь же ответственным, сколь и исполнитель. Что касается суровости наказаний, назначаемых за кражу, то за этой суровостью скрывается исторически объяснимое стремление собственников оградить свое имущество от пережитков первобытного коллективизма. Законы Драконта не представляют в этом отношении исключения из общего правила. При Солоне законы Драконта были отменены, за исключением нескольких постановлений об убийстве. С тех пор афинское право оставалось несистематизированным. Значительная часть его была, как и в прежние времена, неписаным обычаем. Производя суд, гелиэя могла создавать каждый раз новую норму, руководствуясь убеждением. Законы фиксировались на деревянных досках или на камнях, доступных лицезрению каждого. К сожалению, ни законы Драконта, ни законы Солона до нас не дошли в подлиннике и целиком. Они известны по тем сообщениям, которые содержатся в произведениях древних авторов. Оставаясь в течение ряда столетий не кодифицированным, афинское право страдало массой противоречий; формально действующим считались и такие законы, которые фактически давно перестали применяться. И, наоборот, многие новые отношения не были урегулированы правом. В силу этих обстоятельств верховный суд Афин гелиэя мог руководствоваться не только законами и обычаями страны, т. е. ее писаным и неписаным правом, но и убеждением, создавая норму права своим решением. Говоря об обычае, имеются в виду те нормы права, которые, будучи известны с древнейших времен, оказались по ряду причин не записанными. Многие из них носили сакральный, т. е. священный, характер и относились к делам культа, религиозным преступлениям, семейным отношениям и пр. "Судебный оратор Лисий сообщает, например, что Перикл советовал применять в делах о религиозных преступлениях не только писаные законы, но и неписаные, на основе которых жрецы дают свои разъяснения"1. Дело в том, что свободы совести в Афинах не было. Несоблюдение религиозных правил и запретов строго каралось. 3. Право собственности. Со времен Солона, предоставившего гражданам свободу завещания (вместо ранее существовавшего права родового наследования), институт частной собственности в том виде, в котором он существовал в рабовладельческом обществе, получает в Афинах полное развитие. Собственник имущества имел безусловное право распоряжения своей землей, скотом, рабами, орудиями труда и другими вещами во всех дозволенных законами формах. Широкое развитие денежных отношений позволяло накоплять огромные состояния О прежней эпохе, когда частной собственности еще не существовало, напоминают только названия земельных участков (ибо клерос, как они
назывались, означало в точном значении жребий, то, что получено от общины по жребию) да еще обычай литургий. Последний заключается в обязанности богатого гражданина устраивать на собственный счет празднества, шествия, театральные представления и пр. В этом обычае нельзя не видеть своеобразного выкупа, который разбогатевший член общества должен был платить за" свое право владеть большим достоянием, чем другие, за право неравенства имуществ. Литургии налагались в соответствии с имущественным положением лица, ибо одни из них требовали больших, другие меньших расходов. Обязанное лицо могло переложить литургию на другого, которого оно считало более богатым, а если тот отказывался, предложить ему обменяться имуществом. Такие сделки действительно происходили. В зависимости от имущественного положения определялись и суммы прямого налога, падавшие на граждан. В этом случае каждый гражданин должен был заявить под страхом ответственности за ложное показание о составе своего имущества. Весьма возможно, что характер афинского обложения был причиной юридически санкционированного деления собственности на две категории: видимой и невидимой. К первой относилось то, что было доступно обозрению соседей: дом, поле, скот, рабы и т.п.; к невидимой собственности причислялись главным образом деньги, которые было возможно запрятать, держать у родственников, отдать взаймы и т. д. Суровыми мерами афинское право защищало частную собственность граждан. Достаточно сказать, что воровства наказывалось, как правило, смертной казнью. Для исков о нарушении права собственности были установлены определенные формы. Строго охранялась не только собственность, но и всякое правомерное владение. Нарушение владения влекло за собой, помимо возмещения убытков потерпевшему, уплату штрафа государству. Активную роль в хозяйственной деятельности Афин играло само государство. В его непосредственной собственности находились рудника, корабельные верфи, многие пахотные земли и пастбища, разного рода строения и другое имущество. Все это, за исключением общественных и культовых зданий, передавалось в аренду частным лицам. Государство осуществляло контроль за хозяйственным состоянием арендованного имущества, за ввозом и вывозом, судостроением, основанием колоний на захваченных землях, за состоянием торговли на рынках. Правовое регулирование имущественных отношений достигло в Афинах относительно высокой ступени развития. При всем том Афины так и не выработали определения права собственности, как это сделали римские юристы. Нет еще и такой терминологии, которая выражала бы с достаточной ясностью различие, существующее между фактическим господством лица над вещью (владением) и правом собственности на нее (хотя, конечно, и ораторы, и писатели Афин прекрасно различают юридическую неоднородность указанных отношений). 4. Обязательственное право Обязательства, имеющие юридический характер, т. е. урегулированные правом и, следовательно, связанные с возможным принуждением обязанного лица к совершению определенных действий или воздержанию от них, возникают из: o договоров, заключенных между сторонами; o правонарушений деликтов, в результате которых определенное лицо или лица понесли материальный или иной ущерб. Афинское право хорошо различало оба эти обстоятельства. Договорные отношения получили в Афинах широкое развитие. Источники указывают на многочисленные сделки с землей и прочим имуществом, на весьма развитые арендные отношения, на существование договоров займа, найма
недвижимости и рабов и т. п. Основная масса договоров заключалась в письменной форме. Никаких особых формальностей (за исключением некоторых особых случаев) не требовалось. Одно это свидетельствует о настолько развитых имущественных отношениях, что под их влиянием право сумело освободиться от всякого рода стеснительных условий, характерных для его начальной стадии (вроде клятв, обязательного присутствия свидетелей, совершения религиозных обрядов и прочего, без чего сделки считались недействительными). Со времени Солона ушла в прошлое долговая кабала, последнее архаическое средство, с помощью которого стремились обеспечить прочность договора и гарантировать арендодателю и ростовщику выполнение обязательств их контрагентами. Право послесолоновское знает иные средства обеспечения обязательств и среди них главным образом: > залог; > задаток; > поручительство. Залог был обычным средством обеспечения кредитора за взятые у него в заем деньги. Предметом залога служили как движимые, так и недвижимые вещи должника. Первые, т. е. всякого рода ценности, в том числе одежда и утварь должника, переходили, как правило, на хранение к кредитору, и последний должен был возвратить их при уплате долга. При неуплате долга кредитор имел право продажи заложенных вещей и присвоения той части вырученных денег, которая ему следовала. Гораздо большее значение в экономической и социальной жизни Афин имел залог недвижимостей, одной из наиболее применяемых форм которого была так называемая ипотека. Возникновение ипотеки относится еще к досолоновскому периоду. Солон не только сохранил ее, но и упрочил, превратил в основную форму обеспечения займа. Сущность ипотеки: состояла в том, что должник закладывал кредитору свою землю, но с тем условием, что до момента уплаты долга (как он определен договором) земля эта остается во владении должника и последний сохранят возможность работать на ней и извлекать в свою пользу приносимый ею доход. Однако, если в указанный в договоре срок, долг не был уплачен, заложенная земля переходила в собственность кредитора. На заложенной земле ставился закладной камень, на котором писалось, что данный участок заложен такому-то за такую-то сумму. Задаток, уплачиваемый, как правило, при заключении соглашения и засчитываемый в общую сумму предстоящих платежей, имел своим назначением гарантировать обе вступившие в соглашение стороны от возможного нарушения договора. В последнем случае давший задаток терял его, а взявший задаток должен был возвратить его в двойном размере. Если же должник не мог предоставить соответствующего обеспечения хотя бы потому, что принадлежавшая ему земля была уже заложена кредиторам, а срок платежей наступал, и он, нуждаясь в деньгах, прибегал к новому займу, кредитор (прежний или новый) мот поставить условием займа поручительство третьих лиц. Эти лица, как правило, друзья или родственники должника, должны были поручиться собственным имуществом за своевременный взнос денег, взятых взаймы лицом, за которое они поручились. 5. Семейное и наследственное право. По меткому выражению Энгельса, жена была для афинянина, помимо деторождения, не более чем старшей служанкой. Афинская женщина не имела ни политических, ни гражданских прав. Ее уделом было домашнее хозяйство, и стены-дома ограничивали доступный ей мир. Афиняне хвалились тем, что их жены выходят на улицу только по большим праздникам (направляясь в храм), или, что их жены так хорошо воспитаны, что стыдятся видеть любого постороннего, в том числе и своих родственников.
Женщина была лишена права совершать от своего имени юридические акты, в том числе и такие, как заключение брачного договора. Это было делом ее отца, а при отсутствии отца старшего брата. Законным представителем интересов замужней женщины был ее муж. Он же должен был подыскать своей разведенной жене нового мужа. Сам развод был для мужа сравнительно легко осуществим: достаточно было призвать свидетелей и дать "разводную" жене. Если причиной развода не было предосудительное поведение жены, муж должен был возвратить ей приданое. Приданое было в принципе не обязательным для отца невесты, но если ее выдавал замуж брат, он должен был дать за ней некоторую часть имущества семьи. Так же поступал и муж, отправляясь на войну: в своем завещании он обычно указывал, какое приданое дается им для жены, если он не останется в живых. Пережитков старых, до государственных обычаев был в Афинах обычай заключения браков между кровными родственниками. Брак между дядей и племянницей был обыкновенным явлением. Историк Непот сообщает, например, об афинском политическом деятеле Кимсше, что он "был женат на своей единокровной сестре... Он вступил в этот брак, скорее подчиняясь обычаю, чем любви, ибо у афинян разрешается брать в жены сестру, если она происходит от того же отца, но от другой матери". Закон требовал от жены строгого целомудрия. В противном случае мужу разрешалось изгнать ее из дому, и в своей последующей жизни она не могла ни украшаться, ни входить в храм, чтобы, как говорили, не совращать других. При нарушении женщиной этого запрета первый встречный был обязан разорвать на ней платье, снять с нее украшения и избить ее. Для мужа не считалось чем-то необыкновенным иметь любовниц и не только рабынь, но и гетер. В богатых домах содержались настоящие гаремы. Убийство и продажа детей, разрешавшиеся законом в досолоновские времена, были запрещены, но зато отец получил право лишать своих детей наследства. В условиях развитого классового общества, покоящегося на праве частной собственности, эта новая мера воздействия была едва ли менее эффективной, чем прежние. Основанием для лишения сына наследства могло служить любое проявление непочтительности к отцу; под этим понималось и нарушение отцовской воли. Точно так же мог быть лишен наследства сын расточитель отцовского имущества или сын, совершивший неблаговидный поступок. При отсутствии каких-либо поводов для лишения сына его наследственной доли завещатель был вправе резко ограничить ту часть имущества, которую он оставлял сыну. О свободе завещателя распорядиться своим имуществом говорит, например, завещание афинского стратега Кокона. "Из приблизительно 57 тысяч золотых рублей он оставил сыну только 25 тысяч, столько же отдавал храмам Афины и Аполлона, еще 2,5 тысячи завещал племяннику, управлявшему его имуществом, и 4,5 тысячи брату"1. Всем этим отец имел возможность прочно держать сыновей в своей власти. При наличии сыновей дочь по афинскому праву наследницей не являлась. Если не было завещания, наследственная масса распределялась поровну между сыновьями. При этом, как уже говорилось, братья должны были выделить известную часть имущества на приданое сестрам. Если не было сыновей, ближайшими наследниками становились дочери. При этом завещатель поступал по обыкновению так: он указывал в завещании лицо, которому следовало передать имущество, при условии, что это лицо женится на дочери-наследнице; если было несколько дочерей, ставилось еще и дополнительное условие: он должен был выдать их всех замуж, дав каждой приданое, указанное в завещании. Когда оставалась дочь-наследница, а завещания не было, государство само в лице архонта брало на себя обязанности опекуна. При этом право обязывало наследницу выйти замуж за ближайшего родственника, а если их было несколько
и все они добивались ее руки, архонт должен был отдать предпочтение старшему. Всем этим имелось в виду сохранить имущество в пределах того же рода. Если не было детей вообще и завещатель не успел распорядиться своим имуществом, оно передавалось (по закону) братьям и племянникам умершего, а если и их не было, дядям, двоюродным братьям и их сыновьям. 6. Уголовное право Афинское правосознание долго и упорно сохраняло пережитки первобытнообщинных воззрений на преступление и наказание. Следы кровной мести пережиточно сохранились в праве мужа убить застигнутого им на месте преступления любовника жены, в праве гражданина учинить самосуд над самовольно вернувшимся: из добровольного изгнания убийцей; кровная месть была обязанностью родственников в случае убийства (законы Дракон-та) и т.п. Пережитки прошлой эпохи легко усматриваются и в праве мужа примириться с соблазнителем своей жены, на условиях уплаты последним штрафа, такая же сделка была возможна между убийцей и родственниками убитого. В случае примирения ни потерпевший, ни его родственники не должны были возбуждать против виновных судебные иски, и так как дела об убийстве или прелюбодеянии возбуждались не иначе, как по заявлению частных лиц, виновные в этих преступлениях освобождались от наказания. К делам частного обвинения афинское право относило почти все те преступления, которые касались причинения вреда личности или имуществу потерпевшего, например, ранения, увечья, оскорбления, кражи и прочего. Следы первобытнообщинных воззрений на преступление проявились и в том, что многие из преступлений, которые в настоящее время причисляются к государственным, например, убийство или оскорбление посла, считались в афинском, праве преступлениями против религии (считалось, что личность посла находится под покровительством бога). Преступления, наносившие ущерб общественному интересу (как он тогда понимался), преследовались как государством, так и частными лицами. Последние имели право в определенном порядке делать правительственным органам (в народном собрании, в совете 500) чрезвычайные заявления: о государственной измене, о заговоре против демократии, о подкупе должностных лиц, о притеснениях сирот, находящихся под опекой государства, и прочее. Предание суду за государственные преступления, равно как и за преступления против религии, относилось к компетенции народного собрания, совета 500, некоторых коллегий и должностных лиц. Среди преступлений государственных на первом месте стояла государственная измена, за которую полагалась смертная казнь, сопровождавшаяся конфискацией имущества, объявлением врагом народа, запрещением хоронить изменника в Аттике и лишением чести всего его потомства. Тот, кто убивал изменника, освобождался от наказания. Особое место среди государственных преступлений занимали: ложный донос, за который следовало наказывать смертной казнью, и лжесвидетельство в суде. Наиболее распространенными наказаниями за государственные преступления были смертная казнь, конфискация имущества, изгнание, а также лишение гражданских прав. Последнее имело своим следствием не только устранение осужденного от общественных дел, но и невозможность для него защищать себя от обиды; как и раба, его можно было подвергнуть пытке. Незаконное присвоение гражданских прав влекло за собой обращение виновного лица в рабство. Смертная казнь, равно как и тюремное заключение, могла быть заменена уплатой штрафа. Наиболее тяжелыми преступлениями против религии, наказываемыми смертной казнью, были разглашение тайны мистерий (особых религиозных таинств, совершавшихся ежегодно), оскорбление богов, критика религии и т.п.
Грабители, воры, охотники за рабами (обращавшие в рабство свободных граждан или похищавшие чужого раба) наказывались смертной казнью, если они были пойманы на месте преступления или сознавались в нем. В делах об убийстве строго различалось убийство умышленное, которое влекло за собой смертную казнь, и непредумышленное неосторожное или случайное. Согласно законам Драконта, сохранявшим свою силу в том, что касалось непредумышленных убийств, виновный в этом преступлении подлежал изгнанию (такому же "наказанию" подвергались и предметы, вроде камня или бревна, если они были причиной смерти человека). Особую группу составляли воинские преступления и прежде всего дезертирство, трусость и уклонение от воинской повинности. Суд над такими преступниками осуществлялся соратниками виновного лица, а председателем суда был стратег. Особый вид воинского преступления составлял незаконный, без предварительной проверки кандидата в совете 500, переход из пехоты в кавалерию, где служить было и легче и менее опасно, чем в пехоте. Эти преступления влекли за собой различные наказания от лишения гражданских прав и штрафа до смертной казни. Помимо различия умышленных и неосторожных преступлений, афинскому уголовному праву были известны такие понятия, как покушение и приготовление, подстрекательство, соучастие. Принимались во внимание смягчающие и отягчающие вину обстоятельства. Наказуемым было и недоносительство, например, в делах о краже государственного и частного имущества. 7. Процессуальное право. Рассмотрению дела в афинском суде предшествовало предварительное расследование, осуществлявшееся по определенным правилам. В делах о государственных преступлениях оно производилось чрезвычайными следственными комиссиями, в остальных случаях архонтами и другими должностными лицами. В особо важных случаях обвиняемый заключался в тюрьму. В ходе следствия обеим сторонам - обвинителю и обвиняемому - предоставлялось право давать показания и представлять доказательства, в том числе свидетельские. Как сама жалоба, так и все другие заявления сторон представлялись в письменной форме. Фиксировался и допрос свидетелей. По окончании предварительного расследования все эти документы, равно как и вещественные доказательства, если последние имелись, запечатывались в специальные сосуды и в таком виде представлялись суду. На суде эти показания зачитывались, и каждый допрошенный должен был личным заявлением подтвердить их. Оглашались же эти показания во время произнесения речей - обвинителя и защищавшегося от обвинения. И та и другая сторона могла в любое время прервать свою речь и, обращаясь к секретарю суда, потребовать: "Прочти показания такого-то" или: "В доказательство Моих слов я представлю свидетелей". После этого свидетели выступали вперед и подтверждали свои показания, прочитанные секретарем. Затем оратор продолжал свою речь. Основным моментом судебного следствия были речи обвинителя и обвиняемого. При том недоверии к свидетельским показаниям, 'которое было свойственно афинскому суду, и общей недооценке их значения огромную роль приобрела система логических умозаключений, умение сторон воздействовать на судей своим поведением, демонстрацией искренности и пр. Составить судебную речь было не просто. Адвокатуры в нашем понимании в Афинах не было. Более того, следовало тщательно скрывать помощь квалифицированного лица в составлении обвинительной или защитительной речи. Однако эта помощь была неизбежной, и стороны, прибегая к ней, скрывали ее заучиванием написанной им речи наизусть. Речи писались с учетом образованности и социального положения лица. От
судебной речи требовалось, чтобы она была проста, безыскусственна, лишена ненужных украшений, насыщена фактами и умозаключениями. От оратора требовалось знание закона; по ходу речи он обыкновенно, когда считал это нужным, прерывал себя и, подавая секретарю соответствующий текст, говорил: "Прочти закон". Как обвинитель, так и защитник получали одинаковое время для своих речей, которое фиксировалось водяными часами (во время чтения законов и допроса свидетелей часы останавливали). Считалось, однако, особым достоинством, равно как и признаком правоты и искренности, закончить речь ранее срока и предоставить противной стороне неиспользованную часть регламента. Каждой из сторон давали возможность выступать два раза. Если та или другая сторона чувствовала себя неспособной произнести речь, то ограничивалась кратким словом, предоставляя произнесение основной речи избранному ею представителю (им был обыкновенно ближайший родственник или друг). Иногда представителей было несколько. Чтобы не возникло подозрения, что они наняты за деньги, представители ("сияегоры") начинали обыкновенно с того, что заявляли о своей вражде к противнику или о дружбе к лицу, представителями которого они являются. О вражде и желании мести как мотиве возбуждения иска говорил обыкновенно и обвинитель, и это утверждение, которое было бы не на пользу говорившему в современном суде, считалось естественным в суде афинском, поскольку не были изжиты 'представления о кровной мести и взаимопомощи родственников (друзей) как священных обязанностях гражданина. По окончании судебного расследования приступали к голосованию. Вначале решался вопрос о виновности лица. Если вердикт присяжных был обвинительным, приступали к определению меры наказания, причем предварительно испрашивалось мнение как обвинителя, так и обвиняемого. Оправдание, помимо той чести, которую оно приносило, позволяло оправданному возбудить иск против ложного доносчика, которому это грозило денежным штрафом, лишением гражданских прав, а иногда и смертной казнью. Афинские судьи имели значительную свободу в определении того, что является преступным и непреступным, т. е. при вынесении вердикта о виновности, при оценке представленных доказательств и, поскольку по целому ряду дел не било установлено точно определенных наказаний, в выборе последних. Весьма часто постановляемое судьями решение основывалось не столько на праве, сколько на политических соображениях, на репутации тех или иных лиц. Стороны по обыкновению приводили в суд своих родных, чтобы разжалобить судей их мольбами и слезами. Особой торжественностью и суровостью отличался судебный процесс в ареопаге. По некоторым предположениям, он происходил ночью, чтобы судьи не видели лиц и были тем более нелицеприятны (походя на богиню правосудия Фемиду, которую рисовали с завязанными глазами). Присяга свидетелей и сторон была в ходу и в других судилищах, но здесь она отличалась особой торжественностью; стоя на освященных внутренностях животных, стороны клялись, что будут говорить правду, навлекая в противном случае гнев богов на себя и своих родных. Камень, на котором стоял обвинитель, назывался камнем непрощения, камень обвиняемого камнем обиды. Приговор постановлялся на третий день, За это время обвиняемый мог по закону избавить себя от наказания добровольным удалением из Афин.
26. Государственный строй принципата и домината. Правовой статус. Реформы Диоклетиана и Константина. Кризис, распад и гибель Западной Римской империи.
Принципат. Переход управления государством к принцепсу произошел благодаря наделению его высшей властью imperium, избранию на важнейшие должности, созданию им отдельного от магистратур чиновничьего аппарата, обеспечиваемого образованием собственной казны принцепса, и командованию всеми армиями. Уже Октавиан получил imperium, включавший помимо традиционного командования армией (он взял на себя командование всеми армиями) право объявлять войну, заключать мир и международные договоры, содержать собственную гвардию (преторианские когорты), право высшего уголовного и гражданского суда, право толковать законы. Постановления принцепса начинают рассматриваться как имеющие силу закона, и к концу принципата общепризнанным станет положение: "что решил принцепс, то имеет силу закона". Принцепсы избираются в нарушение республиканских традиций одновременно консулами, цензорами и народными трибунами (Октавиан 13 раз избирался консулом, 3 раза цензором и 37 раз народным трибуном). Как консул он мог, воспользовавшись правом интерцессии, отменить решение любого магистрата, как цензор - формировать сенат из своих сторонников, как трибун - наложить вето на постановление сената или решение магистрата. Кроме того, Октавиан получил звание понтифика - верховного жреца, ведавшего отправлением религиозных культов. Первоначально власть принцепса не была наследственной. Юридически он получал власть по решению сената и римского народа, но он мог указать своего преемника (обычно сына или усыновленного), которого сенат и избирал принцепсом. Вместе с тем все чаще бывали случаи свержения принцепсов и назначения новых в результате дворцовых переворотов, совершаемых с помощью армии. Преемники Октавиана стали пользоваться теми же полномочиями, постепенно усиливая власть принцепса, хотя поначалу им приходилось иногда преодолевать оппозицию сената. Компетенция сената существенно изменяется. Поскольку из народных собраний сохранились только трибутные, созывавшиеся к тому же все реже, с I в. постановления сената - сенатус-консульты получают силу закона. Но право принцепса назначать сенаторов и периодически проводившиеся принцепсами "чистки" сената привели к тому, что со II в. сенат практически только утверждал предложения принцепса. Почти то же произошло с перешедшим от народного собрания к сенату правом избирать и контролировать магистратов - часть из них могла быть избрана только из кандидатов, предложенных принцепсом. Ограничиваются права сената по распоряжению государственными финансами и управлению провинциями. Полностью утрачивается его компетенция в военной и внешнеполитической областях Караваев А.К. История Древнего Рима. М. 2000.. Параллельно с республиканскими магистратурами создается императорский чиновничий аппарат, на вершине которого стояли совет и канцелярия принцепса, в которую входило несколько ведомств со штатом чиновников. В совет включались префекты, "друзья" императора, начальники ведомств канцелярии. В канцелярию входили ведомства финансов, прошений, официальной переписки, личного имущества императора, императорского суда и др. Члены совета, выполнявшего совещательные функции, и начальники ведомств канцелярии назначались самим принцепсом из его приближенных. Чиновничьи должности стали получать и вольноотпущенники императора, и даже его рабы. К высшим чиновникам, назначавшимся из сенаторов и всадников, относились префект претория, командовавший императорской гвардией, префект города Рима, распоряжавшийся полицейскими когортами, префект Египта, префект, отвечавший за снабжение продовольствием и др. Произошла реорганизация управления провинциями, ставшими составными частями Римского государства. Они были разделены на императорские и сенатские. Первые управлялись назначаемыми принцепсом легатами, осуществлявшими военную и гражданскую власть с помощью собственного совета и канцелярии, вторые - назначаемыми сенатом проконсулами и пропреторами, избиравшимися из сенаторов по жребию и находившимися в двойном подчинении - сената и принцепса. Создаваемый чиновничий аппарат не представлял собой стройной системы и был, особенно в первые века империи, сравнительно малочисленным. Но по сравнению с республиканским он обеспечивал более эффективное управление разросшимся государством в силу складывающейся централизации и иерархии чиновничества.
Разделение провинций на императорские и сенатские имело еще одно важное последствие. Доходы с сенатских провинций поступали в государственную казну, которой распоряжался сенат, доходы же с императорских провинций шли в казну принцепса - фикс. Поскольку к первым были отнесены немногочисленные (11 из 45), давно завоеванные и, следовательно, разграбленные Римом провинции, казна сената была перманентно скудной, а порой и пустой. Императорские провинции были завоеваны сравнительно недавно, и ограбление их только начиналось, что давало принцепсу громадные доходы, увеличиваемые поступлениями от императорских поместий и широко практиковавшихся проскрипций. Сенат иногда вынужден был брать у принцепса деньги взаймы. Постепенно власть принцепса распространялась и на сенатские провинции, и к III в. они все стали императорскими. Армия. Право командования армией и возможность содержать ее за счет не только государственной, но и собственной казны позволили принцепсам превратить ее в мощную опору личной и государственной власти. Более того, армия превращается во влиятельную политическую силу, от которой зависела порой и судьба самого принцепса. Если при республике единство политической власти и военной силы олицетворялось центуриатным собранием военнообязанных граждан и сенатом, распоряжавшимся армией, то теперь это единство олицетворялось принцепсом. В Риме возникает единая военно-бюрократическая организация управления. После перехода к профессиональной армии она превращается в корпоративную организацию. Октавиан произвел ее реорганизацию, разделив на три части. Привилегированное положение занимала преторианская гвардия. Ее когорты при Октавиане насчитывали 9000 человек. Преторианцы набирались из римских граждан италийского происхождения и получали жалованье в 3,5 раза больше, чем легионеры, служили 16 лет и после отставки располагали солидным имуществом и пополняли ряды господствующего класса. Основную часть армии (при Октавиане 300 000 человек) составляли легионеры, набиравшиеся из граждан римских провинций. Они служили 20 лет и получали жалованье, позволявшее после отставки завести небольшое рабовладельческое хозяйство и влиться в состав провинциальной знати. Третью часть армии составляли вспомогательные войска (численностью до 200 000 человек), комплектовавшиеся из жителей провинций, не имевших прав римских граждан. И хотя жалованье у них было в три раза меньше, чем у легионеров, и срок службы 25 лет, а дисциплина жестче и наказания суровее, служба во вспомогательных войсках все же привлекала возможностью получить римское гражданство, а для неимущих и скопить некоторые средства. После упоминавшегося эдикта Каракаллы, давшего римское гражданство всем свободным империи, социальная разница между легионными и вспомогательными частями исчезает, растет корпоративный дух армии, что еще больше увеличивает ее политическую роль. Доминат. Уже в период принципата рабовладельческий строй в Риме начинает клониться к упадку, а во II-III вв. назревает его кризис. Углубляется социальное и сословное расслоение свободных, усиливается влияние крупных земельных собственников, растет значение труда колонов и уменьшается роль рабского труда, приходит в упадок муниципальный строй, исчезает полисная идеология, на смену культу традиционных римских богов идет христианство. Экономическая система, основанная на рабовладельческих и полурабовладельческих формах эксплуатации и зависимости (колонат), не только перестает развиваться, но и начинает деградировать. К III в. становятся все более частыми и широкими восстания рабов, почти неизвестные начальному периоду принципата. К восставшим рабам присоединяются колоны и свободная беднота. Положение осложняется освободительным движением покоренных Римом народов. От захватнических войн Рим начинает переходить к оборонительным. Резко обостряется борьба за власть между враждующими группировками господствующего класса. После правления династии Северов (199-235 гг.) наступает полувековая эпоха "солдатских императоров", приводимых к власти армией и правивших по полгода, году, самое большее пять лет. Большинство из них были убиты заговорщиками. Принципат подавил дух гражданственности у римлян, республиканские традиции ушли теперь уже в далекое прошлое, последний оплот республиканских учреждений - сенат окончательно подчинился принцепсу. С конца III в. начинается новый этап истории империи - доминат, во время которого Рим превратился в монархическое государство с абсолютной властью императора.
Окончательный переход к доминату датируется 284 годом и приходом к власти Диоклетиана, приказавшего именовать себя Доминусом. Титулы императора - Август и Доминус подчеркивали неограниченный характер его власти. Как правило, императоры обожествлялись, а некоторые из них после смерти объявлялись богами со своими религиозными культами. Население империи превратилось из граждан в подданных императора, которые стали рассматриваться даже как его рабы - сервы. Существовавший при принципате совет принцепса превращается в государственный совет - консисториум. Складывается развитый аппарат чиновников, разделенных на ранги, с определившейся иерархией и правилами повышения в должности. С отделением гражданской власти от военной появляются гражданские и военные чиновники. Особняком стоит третья группа чиновников - придворные, возглавляемые играющим большую роль управляющим дворцом императора. В отличие от принципата старые республиканские учреждения потеряли всякое общегосударственное значение. Римом стал управлять префект, назначаемый императором и подчиненный ему. Сенат превратился в совет города Рима, а магистраты - в муниципальных должностных лиц. Изменилась и военная организация. В связи с массовыми восстаниями рабов и покоренных народов, а также возросшей необходимостью защищать пределы государства от вторжения германских, славянских и малоазиатских племен, армия подразделяется на подвижные (для подавления восстаний) и пограничные войска. Широкий доступ в армию получают "варвары", порой используется и вооруженная сила их племен. Реформы Диоклетиана Тетрархия Император, в звании Августа, получал товарища в другом Августе, управлявшем другой половиной империи; при каждом из этих Августов состояло по Цезарю, который являлся соправителем и наместником своего Августа. Такая децентрализация императорской власти давала ей возможность непосредственно проявляться в четырѐх пунктах империи, а иерархическая система в отношениях Цезарей и Августов соединяла их интересы и давала легальный выход честолюбию главнокомандующих. Диоклетиан, как старший Август, избрал своим местопребыванием Никомедию в Малой Азии, второй Август (Максимиан Марк Аврелий Валерий) Милан. Рим не только перестал быть центром императорской власти, но этот центр от него удалился, был перенесѐн на восток; Рим не удержал даже второго места в империи и должен был уступить его городу побежденных им некогда инсубров Милану. Новая власть удалилась от Рима не только топографически: она стала ему ещѐ более чуждой по своему духу. Титул господина (dominus), который ещѐ Тиберий п редоставлял исключительно рабам, стал официальным титулом императора; слова sacer и saciatissimus священнейший стали официальными эпитетами его власти; коленопреклонение заменило собой отдание воинской чести: золотая, усеянная драгоценными каменьями, риза и белая, покрытая жемчужинами, диадема императора указывали на то, что на характере новой власти сильнее отразилось влияние соседней Персии, чем предание римского принципата. Сенат Исчезновение государственного дуализма, сопряженного с понятием принципата, сопровождалось также изменением в положении и характере сената. Принципат, как пожизненное президентство сената, хотя и представлял собой известную противоположность сенату, но вместе с тем держался сенатом. Между тем, римский сенат постепенно переставал быть тем, чем прежде. Он был некогда корпорацией служилой аристократии города Рима и всегда возмущался приливом чуждых ему элементов; когда-то сенатор Аппий Клавдий поклялся заколоть первого латинянина, который дерзнет войти в сенат; при Цезаре Цицерон и его друзья острили над сенаторами из Галлии, а когда в начале III-го века в римский сенат вошѐл египтянин Кераунос (история сохранила его имя), в Риме уже некому было возмущаться. Иначе и быть не могло. Богатейшие из провинциалов давно уже стали
переселяться в Рим, скупая дворцы, сады и имения обедневшей римской аристократии. Уже при Августе цена недвижимости в Италии, вследствие этого, значительно во звысилась. Эта новая аристократия стала наполнять сенат. Наступило время, когда сенат стал называться "красой всех провинций", "цветом всего мира", "цветом человеческого рода". Из учреждения, составлявшего при Тиберии противовес императорской власти, сенат сделался императорским. Это аристократическое учреждение подверглось, наконец, преобразованию в бюрократическом духе распалось на классы и разряды, отмеченные чинами (illiustres, spectabiles, clarissimi и т. д.). Наконец, оно распалось на два на римский и константинопольский сенат: но это разделение уже не имело существенного значения для империи, так как государственное значение сената перешло к другому учреждению к совету государя или консистории. Администрация Ещѐ более, чем история сената, характерен для Римской империи процесс, совершившийся в области администрации. Под воздействием императорской власти здесь создаѐтся новый тип государства, на смену городской державы городоуправления, каким являлся республиканский Рим. Цель эта достигается бюрократизацией управления, заменой магистрата чиновником. Магистрат был гражданином, облеченным властью на определѐнный срок и несущим свою обязанность, как почѐтную должность (honor). При нѐм состоял известный штат приставов, писцов (apparitores) и слуг. Это были люди им приглашенные или даже просто его рабы и вольноотпущенники. Такие магистраты постепенно заменяются в империи людьми, находящимися на постоянной службе императора, получающими от него определѐнное содержание и проходящими известную карьеру, в иерархическом порядке. Начало переворота относится ещѐ ко времени Августа, назначившего жалованье проконсулам и пропреторам. В особенности много для развития и усовершенствования администрации в империи сделал Адриан; при нѐм произошла бюрократизация двора императора, который прежде управлял своими провинциями посредством вольноотпущенников; Адриан возвел своих придворных на степень государственных сановников. Число слуг государя постепенно растѐт: сообразно с этим увеличивается число их разрядов и развивается иерархическая система управления, достигающая, наконец, той полноты и сложности, которую она представляет в "Государственном календаре чинов и званий империи" Notitia dignitatum. По мере развития бюрократического аппарата изменяется весь облик страны: он становится однообразнее, ровнее. В начале империи все провинции, в отношении к управлению, резко отличаются от Италии и представляют большое разнообразие между собой; такое же разнообразие замечается в пределах каждой провинции; она включает в себя автономные, привилегированные и подвластные города, иногда вассальные царства или полудикие племена, сохранившие свой первобытный строй. Мало-помалу эти различия стушевываются и при Диоклетиане частью обнаруживается, частью совершается коренной переворот, подобный тому, который был совершен французской революцией 1789 г., заменившей провинции, с их исторической, национальной и топографической индивидуальностью, однообразными административными единицами департаментами. Преобразуя управление римской империи, Диоклетиан разделяет еѐ на 12 диоцезов под управлением отдельных викариев, то есть наместников императора; каждый диоцез подразделяется на более мелкие, чем прежде, провинции (в числе от 4 до 12, в общем итоге 101), под управлением чиновников разных наименований correctores, consulares, praesides и т. д. Вследствие этой бюрократизации исчезает прежний дуализм между Италией и провинциями; сама Италия дробится на административные единицы, и из римской земли (ager romanus) становится простой провинцией. Один Рим ещѐ остаѐтся вне этой административной сети, что весьма знаменательно для его будущей судьбы. С бюрократизацией власти тесно связана и еѐ централизация. Эту централизацию особенно интересно проследить в области судопроизводства. В республиканской администрации претор самостоятельно творит суд; он не подвержен апелляции и, пользуясь правом издавать эдикт, сам устанавливает нормы, которых намерен держаться на суде. В конце рассматриваемого нами исторического процесса установлена апелляция на суд претора к императору, который распределяет жалобы, по характеру дел, между своими префектами. Таким образом императорская власть фактически завладевает судебной властью; но она присваивает себе и самое творчество права, которое суд прилагает к жизни. По упразднении комиций законодательная власть перешла к сенату, но рядом с ним император издавал свои приказы; с течением времени он присвоил себе и власть издавать законы; от старины сохранилась лишь форма распубликования их посредством рескрипта императора к сенату. В этом установлении монархического абсолютизма, в этом усилении централизации и
бюрократии нельзя не видеть торжества провинций над Римом и в то же время творческой силы римского духа в области государственного управления. Право Такое же торжество покорѐнных и такое же творчество Р. духа приходится отметить и в области права. В древнем Риме право имело строго национальный характер: оно было исключительным достоянием одних "квиритов", то есть римских граждан, и потому называлось квиритским. Иногородние судились в Риме претором "для иноземцев" (peregrinus); та же система была затем применена к провинциалам, высшим судьей которых стал римский претор. Преторы сделались, таким образом, творцами нового права права не римского народа, а народов вообще (jus gentium). Создавая это право, римские юристы раскрыли общие начала права, одинаковые у всех народов, и стали их изучать и ими руководиться. При этом они, под влиянием греческих философских школ, особенно стоической, поднялись до сознания естественного права (jus naturale), проистекающего из разума, из того "высшего закона", который, по выражению Цицерона, возник "до почина веков, до существования какого-либо писанного закона или устроения какого-либо го сударства". Преторское право сделалось носителем начал разума и справедливости (aequitas), в противоположность буквальной интерпретации и рутине права квиритов. Городской претор (urbanus) не мог остаться вне влияния преторского права, которое стало синонимом естественного права и естественного разума. Обязанный "прийти на помощь гражданскому праву, дополнять его и исправлять ради общественной пользы", он стал проникаться началами права народов, и, наконец, право провинциальных преторов jus honorarium стало "живым голосом римского права". Это было время его расцвета, эпоха великих юристов II и III веков Гая, Папиниана, Павла, Ульпиана и Модестина, продолжавшаяся до Александра Севера и давшая римскому праву ту силу, глубину и тонкость мысли, которая побудила народы видеть в нѐм "писаный разум", а великого математика и юриста, Лейбница сопоставить его с математикой. Падение Западной Римской империи (395 476) Основная статья: Западная Римская империя Уже в 395 г. его власть перешла к двум малолетним сыновьям Феодосия, назначенным Августами к Аркадию на востоке и Гонорию на западе. Западная Римская империя больше никогда не соединялась с Восточной и постепенно ослабевала под натиском варваров. В 476 г. Одоакр снимает порфиру с малолетнего последнего императора Рима.
27.Источники римского права древнейшего периода. Общая характеристика Законов XII таблиц: история создания, принципы составления, правовая доктрина.
28. Источники римского права классического периода. Общая характеристика Институций Гая: история создания, принципы составления, правовая доктрина.
29. Источники римского права постклассического периода. Общая характеристика Свода законов Юстиниана: истоия создания, принципы составления, правовая доктрина.
30. Вещное и обязательственное право по Законам XII таблиц.
Обязательства из договоров. В условиях неразвитости товарно-денежных отношений (появление собственно монет в Древнем Риме относят к середине V в. до н.э.) такая форма фиксации обязательств как договор (контракт) использовалась крайне редко и отличалась ярко выраженным формализмом. При одностороннем характере
древнейших договоров (право требования принадлежало только одной стороне, а обязательства возлагались на другую сторону) именно внешняя формальная сторона определяла характер контракта. Наиболее ярко раннерабовладельческое право отражалось в договорах самозаклада (nexum), при этом Законы XII таблиц не разделяют сделки самозаклада и отчуждения вещи, регулируя и те и другие общей статьей Законов "VI.1. Если кто заключает сделку самозаклада или отчуждения вещи (в присутствии 5 свидетелей и весовщика), то пусть слова, которые произносятся при этом, почитаются ненарушимыми". В этой же форме осуществлялись и договоры займа, регулированию которых Законы уделяют особое внимание. Должник после признания за собой долга или после принятия против него судебного решения получал тридцать льготных дней (III.1.). Если же в течение этого льготного срока задолженность не погашалась, кредитор получал право "наложить руку" на должника, т.е. доставить его к месту судопроизводства (III.2.). Законы XII таблиц строго регламентируют процедуру принуждения должника к исполнению обязательств, не допуская самоуправства кредитора и однозначно требуя судебного решения для ограничения прав должника. И хотя наказание для несостоятельного должника могло быть очень жестоким, от продажи в рабство и смертной казни (III.5.) до пропорционального расчленения сообразно претензиям кредиторов (III.6.)[4], Законы регламентировали движение ссудного капитала, ограничивая размеры взимаемых процентов (VIII. 18а), наказывая ростовщичество крупным штрафом (VIII. 18б). Только в 326 году до н. э. законом Петелия договор займа был реформирован, и долговое рабство отменено. С этого времени должник отвечал перед кредитором в пределах своего имущества. Обязательства из деликтов Законы XII таблиц определяют ряд обязательств, которые возникают вследствие причинения вреда, и рассматривают их не как правонарушение, а как посягательство на права частного лица (частные деликты), которое ставило обидчика в положение должника пострадавшего. К категории таковых частных правонарушений относились личная обида, которая наказывалась штрафом в 25 ассов (VIII. 4.). Особо жестоко наказывалась клевета или позорящие слова (смертная казнь) (VIII.1a; VIII. 1б). Обязательство в виде штрафов или возмещения причиненного ущерба полагалось в случае порубки чужих деревьев, неосторожного уничтожения чужого имущества, хранение краденых вещей, ростовщичество, предъявление суду поддельных вещей, потрава или кража урожая в ночное время (для несовершеннолетних). При этом наряду со штрафами сохраняется древнейший принцип талиона ("VIII.2. Кто причинит членовредительство и не помирится с (потерпевшим), то пусть и ему самому будет причинено то же самое"). Законам XII таблиц известны и публичные деликты, относящиеся прежде всего к посягательствам на государство. "IX.5. Закон XII таблиц повелевает предавать смертной казни того, кто подстрекает врага (римского народа к нападению на Римское государство), или того, кто предает врагу римского гражданина" Однако, несмотря на достаточно широкий спектр преступлений, наказываемых смертной казнью, решение о лишении жизни римского гражданина могло быть принято только в центуриатной комиции.
31. Брачно-семейное, наследственное право по Законам XII таблиц.
Брак и семья по Законам XII таблиц. Древнеримское право закрепило исторически сложившуюся
патриархальную семью, хозяйственно обособленную и связанную с обществом и государством через его главу. Типичной формой брака был брак с властью мужа. Но жена чаще всего оказывалась под властью домовладыки (отца мужа), если только муж не был лицом sui juris, т.е. имел самостоятельный семейный статус. Муж или домовладыка имели над ней неограниченную власть, вплоть до продажи, обращения в рабство или предания смерти. Но домовладыка не мог пользоваться ею произвольно, т.е. без совета родственников (агнатов), а иногда и когнатов жены. Для вступления в брак требовалось согласие глав обеих семей и согласие самих брачующихся. Брачный возраст для женщины был 12 лет, для мужчин устанавливался путем-осмотра. Заключать брак по цивильному праву могли только граждане. Такого права не имели рабы. Длительное время не разрешались браки между патрициями и плебеями, этот запрет нашел свое отражение в Законах XII таблиц, но вскоре (445 год до н.э.) был отменен законом Канулея. Брак мог заключаться в различных формах, путем религиозного обряда в виде фиктивной покупки жены (по типу манципации) или же в результате фактического совместного проживания мужа и жены в течение года. В последнем случае власть мужа не возникала, если жена ежегодно отлучалась из дома мужа 3 ночи в году. Брак прекращался в случае смерти одного из супругов или утраты им правоспособности, а также в силу развода, который был в древнейший период редким явлением и допускался только по инициативе мужа в строго ограниченных условиях (прелюбодеяние жены или изгнание плода). Для древнеримской семьи характерной была также сильная отцовская власть, которая включала право продажи детей в рабство, наказания за проступки вплоть до лишения жизни. Дети не могли самостоятельно приобретать имущество, все купленное ими становилось собственностью отца. Обязательства, принятые на себя сыном, не связывали отца. Но потерпевший мог привлечь отца к имущественной ответственности в случае деликта, совершенного подвластным членом семьи. Заинтересованность главы семьи в привлечении дополнительной рабочей силы привела к развитию института усыновления, которое совершалось в народном собрании в присутствии понтификов. Усыновление осуществлялось также путем, троекратной фиктивной продажи члена семьи в рабстве, а затем с мнимой переуступкой прав, которая вела к освобождению сына от власти отца. Наследственное право. В римском праве архаического периода существовало два способа наследования имущества умершего домовладыки. По общему правилу оно переходило к детям или внукам умершего ("подвластным") или к другим агнатам, состоявшим с ним в ближайшем родстве. Только в случае отсутствия агнатов имущество передавалось сородичам умершего. Очень рано в Риме возникает и передача наследства по завещанию, хотя первоначально нельзя было завещать имущество при наличии детей. Поскольку завещание рассматривалось как исключение из нормального порядка наследования, оно, как правило, утверждалось на народных собраниях. Законы ХП таблиц уже указывали, что завещательные распоряжения на случай смерти являются ненарушимыми (V,3). В завещании наряду с установлением наследника могли содержаться и иные распоряжения: назначение опекунов, отпуск рабов на волю, легаты. Последние представляли собой завещательный отказ какой-либо из вещей умершего в пользу постороннего лица, которое могло истребовать эту вещь у наследника.
32. Легисакционный процесс по Законам XII таблиц.
Легисакционный процесс. Подавляющее большинство судебных дел в данный период в Риме рассматривалось в частном (гражданском) порядке. С древнейших времен особенностью организации судебной системы и процесса было то, что они предусматривали две стадии судебного производства: "ин юре" (in jure) и "ин юдицио" (in judicio). На первой стадии дело рассматривалось у магистрата (обычно у претора), к которому должны были явиться лично истец и ответчик. В Законах XII таблиц предусматривалась особая процедура вызова ответчика истцом к магистрату. Неявка ответчика отдавала его во власть истца, который мог "наложить на него руки", т.е. поступить с ним как с неоплатным должником. У претора истец в торжественной форме заявлял свои претензии к ответчику. В случае, если ответчик соглашался с истцом, процесс завершался на первой стадии. Но, как правило, ответчик также в торжественных выражениях заявлял о своем несогласии. Совокупность ритуальных и строго формальных действий, жестов и слов, которые совершались на суде сторонами и магистратом, называлась "легисакцио" (legis actio), а отсюда и сам процесс получил название легисакционного. Было выработано пять основных легисакционных формул. Наиболее распространенная из них (legis actio per sacramen-tum) заключалась в том, что наряду с торжественными заявлениями стороны вносили залог, который
терялся проигравшим дело в пользу казны. Нарушение одной из сторон порядка внесения залога автоматически влекло за собой проигрыш дела. Если же обе стороны у претора соблюдали установленную процедуру, дело переходило во вторую стадию и рассматривалось назначенным претором судьей или коллегией судей, которые разрешали спор по существу. На этой стадии допускались представители сторон и защитники (адвокаты). Если одна из сторон без уважительных причин не являлась в суд, то проигрывала дело. На данной стадии процесс не был связан строгими формами. Судьи знакомились с доказательствами, выслушивали речи сторон и их защитников. Решение судей было окончательным и обжалованию не подлежало. В уголовных делах магистрат, который вел дело, использовал инквизиционную процедуру. В течение всего процесса он поддерживал обвинение, вел допрос. Если консул выносил смертный приговор, то для приведения его в исполнение требовалось одобрение народного собрания.
33. Вещное и обязательственное право, виды исков, интердикты по Институциям Гая и Своду Юстиниана.
34. Брачно-семейное, наследственное право по Институциям Гая и Своду Юстиниана.
Брачно-семейное право. Брак с мужней властью уже ко II в. н.э. выходит из употребления, а проживавшие жены в доме мужа в течение года уже не влечет за собой автоматически возникновения власти мужа. Становится распространенной новая форма брака без мужней власти (sine manu mariti) Женищина вступая в такой брак не порывала со своей прежней семьей, сохраняла определенную имущественную самостоятельно получала некоторые права в отношении детей. Брак без мужней власти мог быть легко расторгнут по обоюдному согласию супругов, а также по требованию одного из них. Широкое распространение получил так называемый конкубинат - неоформленное постоянное сожительство мужчины и женщины. Стремясь преодолеть негативные явления в сфере семейных отношений, император Август издал закон предусматривающий санкции за безбрачие и бездетность. Даже из двух консулов преимущество по службе получал тот, у кого было больше детей. Часто мужчины вступали в брак исключительно из корысти (из-за приданного). Муж должен был использовать его в целях устройства совместной жизни и терял его в случае развода. Со бремени Августа муж не мог отчуждать земельный участок, полученный им в качестве приданого без согласия жены или ее родственников (когнатов). Разложение патриархальной семьи нашло свое выражение и в ослаблении отцовской власти. Прекратилась практика продажи детей, а их убийство отцом стало рассматриваться как тяжкое преступление. Усилилась имущественная самостоятельность подвластных членов семьи. Сыновья нередко получали от отца особое имущество (пекулий) для занятия Земледелием, ремеслом или торговлей. Ряд изменений претерпел и институт опеки. Преторским эдиктом была установлена ответственность опекуна за ведение дел подопечного. Постепенно исчезают опека над взрослыми женщинами, и в постклассический период их дееспособность фактически была уравнена с дееспособностью, мужчин. Наследственное право. Преторским эдиктом был значительно расширен круг наследников, куда помимо подвластных членов семьи (агнатов) были включены также эмансипированные дети умершего, когнаты вплоть до шестой степени родства, пережившая мужа супруга. Ослабление былого значения агнатской системы родства и признание в наследственном праве когнатского родства, основанного на кровной связи, было постепенно закреплено в императорском законодательстве. Завещание, как правило, стало составляться не в устном, а в письменном виде, но с соблюдением определенной формы. Лишь солдатские завещания в период принципата не требовали каких-либо формальностей. Завещания составлялись в присутствии семи свидетелей, но в практику вошли так называемые публичные завещания, составляемые в присутствии магистратов с внесением в протокол местных властей или с передачей на хранение в императорский архив. Не признается юридическая сила за завещаниями, в которых без достаточных оснований лишались имущества законные наследники. Широкое распространение получило установление в завещаниях легатов (завещательных отказов), согласно которым наследник обязан был выдать определенную часть имущества указанному
наследователем лицу. Так же было установлено, что при выдаче имущества в виде легатов наследник может сохранить за собой по крайней мере одну четверть наследства. Распоряжения о выдаче части имущества какому-либо лицу давались и без составления завещания (например лицам, которые формально не могли быть наследниками по завещанию — перегринам, женщинам и т.д.). Такие распоряжения, получившие название фидеикомиссов, не были первоначально обязательны для наследников. Но в период императора Августа им была придана юридическая сила. Особенно в кодификации Юстиниана большинство фидеикомиссов практически слились с легатами.
35. Формулярный и экстраординарный процесс по Институциям Гая и Своду Юстиниана.
Изменения форм гражданского процесса. С развитием преторского права на смену сложному и архаичному лигисакционному процессу приходит формулярный процесс. Этот вид процесса утвердился со второй половины II в. до н.э. после принятия специального закона (lex Aebutio). В формулярном процессе значительно повысилась роль претора, который перестал быть пассивным участником сакраментальных обрядов, совершавшихся сторонами при легисакционном процессе. Возросло значение первой стадии судопроизводства ("ин юре"), так как именно здесь устанавливалась юридическая суть спора. Она находила свое выражение в заключении (формуле) претора, в котором присяжному судье указывалось, как следует решать данное дело. Постепенно преторы начинают составлять новые формулы исков, отходя от старых законов и обычаев, руководствуясь при этом требованиями торгового оборота и необходимостью укрепления частной собственности. Создавая новые формулы и иски, претор посредством своего эдикта способствовал развитию самого содержания частного права. К концу классического периода, а особенно при доминате, все большее распространение получает экстраординарный процесс. К концу III в. н.э. он почти полностью вытесняет формулярный процесс, и последний уже даже не упомянут в важном законе Диоклетиана (294 год), где речь идет о ведении судебных дел. В экстраординарном процессе исчезает традиционное деление судопроизводства на две стадии: "ин юре" и "ин юдицио". Магистрат, принявший дело к рассмотрению, ведет теперь его с начала и до конца, т.е. до вынесения решения. Если на последнем этапе и привлекается присяжный (третейский) судья, то он действует лишь от имени назначившего его магистрата. Явка ответчика на суд перестает быть предметом заботы истца. Магистрат, не связанный теперь жесткими процессуальными рамками, мог сам применять меры воздействия на участников процесса, принуждать их к исполнению его распоряжений. Процесс перестает быть публичным, проводится в закрытых помещениях. Если ранее судопроизводство было бесплатным, то теперь вводятся судебные пошлины, ставшие особенно распространенными в период домината. Хотя гражданский процесс в целом остается еще устным, основные заявления сторон фиксируются в судебных протоколах, что кладет начало письменному судопроизводству. Вводится апелляция на вынесение магистратом судебного решения. Но лицо, подавшее апелляцию в высшую инстанцию, в случае повторного проигрыша дела уплачивало крупный штраф.
36. Рецепция римского права в Средние века.
Одним из наиболее значительных и уникальнейших явлений в правовой жизни Западной Европы стала рецепция римского права, т.е. его усвоение и восприятие средневековым обществом Постепенно синтез римской и германской правовых культур привел к тому, что римское право стало оказывать влияние на правовые обычаи других германских народов. Однако со временем им на смену приходит упрощенное и варваризированное римское право, которое по приказу королей объединялось в специальные кодексы. Наибольшую известность получил Кодекс короля вестготов Аларика II, составленный в начале VI века. Новая жизнь римского права в Западной Европе, его второе рождение, начинается в XI—XII вв. Буржуазные отношения не могли пробиться сквозь гущу правовых обычаев и феодального права. Римское же право содержало в себе точные и готовые формулы закрепления абстрактной частной собственности и торгового оборота. Рецепция римского права была вызвана не только экономическим фактором, но и социальными и
духовными потребностями общества, которое нуждалось в правовой стабильности. Рецепцию римского права поддержала католическая церковь, королевская власть и стремившаяся к Централизации. Важную роль в "открытии" римского права для средневекового общества сыграли университеты Северной Италии. После обнаружения в Пизе в середине XI в. рукописи юстиниановых Дигест,в университетах начинается изучение и преподавание римского права.
37. Особенности средневекового государства в Западной Европе.
Особенность западноевропейской модели средневекового государства определяется не только эволюцией монархического строя и последовательной сменой его форм. Для нее также характерной является (особенно в периоды децентрализации и территориальной раздробленности) диффузия политической (государственной) власти, которая переходит от короля в руки отдельных светских и духовных магнатов, а также в поместья крупных земельных собственников. Сама политическая власть, дающая возможность управлять вассалами, крепостными и лично свободными крестьянами, горожанами, становится неотъемлемым атрибутом земельной собственности. Особенно сложными и неоднозначными на разных ступенях средневековья были взаимоотношения государственной (королевской) власти и христианской церкви. Они нередко порождали острые конфликты, а в ряде случаев приводили и к прямому противоборству. Прогрессирующая во всей Западной Европе феодальная раздробленность, ослаблявшая королевскую власть, превращавшая ее из публичной в частную, сеньориальную, способствовала росту политических амбиций и притязаний римских пап на мировое господство. Эти амбиции привели к разделу христианской церкви на восточную (греко-католическую) и западную (римско-католическую). Хотя формально раскол вытекал из расхождений по чисто религиозным вопросам (по догмату о происхождении Святого духа, по учению о благодати, по порядку причащения и т.д.), в основе раскола лежали прежде всего политические противоречия — борьба за руководство христианским миром и светской государственной властью. Особое взаимодействие церкви и государства в Западной Европе в средние века имело своим результатом создание целой системы специальных церковных трибуналов, призванных защищать устои христианского вероучения, бороться с еретиками, — инквизиции. Иную роль в формировании политического и правового сознания в Западной Европе сыграли средневековые города, некоторые из которых вели свое начало от римских времен. Но наиболее бурный рост городов относится к концу XI—XII в„ когда начинается быстрое развитие ремесла и торговли, зарождаются капиталистические отношения. Естественно, города во всех сферах своей жизни испытали влияние феодальных порядков. Первоначально городское население испытало на себе те или иные формы личной зависимости от сеньора, но даже и в более позднюю эпоху, уже после приобретения личной свободы, оно в условиях господства феодальной власти не могло преодолеть сословную неполноценность. Даже сама основа городской жизни — производство и торговля не были свободны от всевозможных феодальных пут (цеховой строй, торговые монополии и т.д.). Но тем не менее по своей сути западноевропейские города (в отличие от городов Восточной Европы) были как бы чужеродным телом в системе феодальных отношений. И в политической жизни города, особенно в эпоху Возрождения, горожане все больше ориентировались на забытые на долгое время античные демократические порядки, а не на феодальные методы властвования. Учитывая все возрастающий экономический и политический потенциал городов, королевская власть, особенно в XI—XIII вв., искала у них политическую поддержку и финансовую помощь. Несмотря на характерную, особенно для определенных периодов западноевропейского средневековья, рассредоточенность политической власти, главным институтом в политической системе все в большей степени становилось государство. Его политическое значение и вес определялись тем, что королевская власть, даже в эпоху глубокой феодальной раздробленности, являлась единственным общепризнанным представителем страны и народа в целом. Закрепляя феодальные формы поземельной собственности, сословные привилегии феодалов, средневековое государство, как любое другое государство, осуществляло общесоциальные функции (поддержание мира, традиционного правового порядка и т.д.). В средние века в странах Западной Европы сложилась и приобрела общесоциальную ценность национальная государственность, которая при всех ее различиях в разных странах стала стержнем единой европейской культуры и цивилизации.
38. Особенности развития средневекового права в Западной Европе: обычное, феодальное право, каноническое и городское право в Средние века.
Средние века — это эпоха, когда в рамках складывающихся национальных государств постепенно формируются основы будущих национальных правовых систем. Этот длительный процесс завершается в большинстве стран уже в следующую историческую эпоху — в Новое время. Но именно в средние века определяются контуры и будущих крупных мировых правовых систем — континентальной и англосаксонской, складываются их специфические и несхожие правовые институты. Рецепция римского права в Средние века. Одним из наиболее значительных и уникальнейших явлений в правовой жизни Западной Европы стала рецепция римского права, т.е. его усвоение и восприятие средневековым обществом Постепенно синтез римской и германской правовых культур привел к тому, что римское право стало оказывать влияние на правовые обычаи других германских народов. Однако со временем им на смену приходит упрощенное и варваризированное римское право, которое по приказу королей объединялось в специальные кодексы. Наибольшую известность получил Кодекс короля вестготов Аларика II, составленный в начале VI века. Новая жизнь римского права в Западной Европе, его второе рождение, начинается в XI—XII вв. Буржуазные отношения не могли пробиться сквозь гущу правовых обычаев и феодального права. Римское же право содержало в себе точные и готовые формулы закрепления абстрактной частной собственности и торгового оборота. Рецепция римского права была вызвана не только экономическим фактором, но и социальными и духовными потребностями общества, которое нуждалось в правовой стабильности. Рецепцию римского права поддержала католическая церковь, королевская власть и стремившаяся к Централизации. Важную роль в "открытии" римского права для средневекового общества сыграли университеты Северной Италии. После обнаружения в Пизе в середине XI в. рукописи юстиниановых Дигест,в университетах начинается изучение и преподавание римского права. Особую известность приобрел юридический факультет Бо-лонского университета, который к XIII в. насчитывал около 10 тыс. студентов практически из всех стран Западной Европы. Его основателем был Ирнерий (1055—1130 гг.). Созданная им школа римского права, имевшая общеевропейское значение, получила название школы глоссаторов. Глоссаторы делали свои пояснения, уточнения и т.п. по тексту юстиниановых памятников римского права в виде глосс, т.е. записей (комментариев) на полях или между строчек рукописи. Глоссаторы составляли учебники права, включавшие краткий пересказ глосс, спорных вопросов, уточнений и различий понятий. Школа глоссаторов проделала огромную работу по восстановлению и обработке классического римского права. Посредством суммирования суждений римских юристов профессора-глоссаторы выработали общее понятие договора, различили личные и вещные права, создали единую концепцию вещного права, выделяли особенно важный для системы феодального землевладения институт владения и т.д. Именно с глоссаторов начинается развитие юридической науки. В дальнейшем по мере распространения римского права глоссы приобретали все больший авторитет. Со временем установилось правило: "То, что не признает глосса, не признает суд". Последним выдающимся представителем глоссаторов был Аккурций, который около 1250 года опубликовал глоссы своих предшественников и современников, сделанные по тексту Кодекса, Дигест и Институций Юстиниана. Этот сборник, который насчитывал 96940 глосс, получил название ("расположенная в порядке"). Этот сборник, который впоследствии стали называть "Большая глосса" рассматривался как образцовое руководство по римскому праву. С "Большой глоссы" Аккурция школа глоссаторов прекратила свое существование, уступив место постглоссаторам — новому поколению итальянских профессоров римского права. Самым выдающимся постглоссатором был Бартол. Постглоссаторы не проявляли интереса к классическому римскому праву. Они занимались главным образом толкованием правовых понятий из кодификации Юстиниана, содержавшихся в работах глоссаторов, с целью выведения общего мнения ученых. В своих комментариях постглоссаторы нередко отступали от первоначальных конструкций римского права, но провели большую работу по его согласованию с нормами средневекового канонического, городского и обычного права. Именно в системной обработке римского права, осуществленной постглоссаторами, оно вышло за рамки простого "права ученых" и было воспринято судебной практикой в большинстве стран Западной Европы.
39. Формирование раннефеодального общества и государства у франков. Государственный и общественный строй при Меровингах.
Государство франков по своей форме было раннефеодальной монархией. Оно возникло в переходном от общинного к феодальному обществе, которое миновало в своем развитии стадию рабовладения. Это общество характеризуется многоукладностью (сочетанием рабовладельческих, родоплеменных, общинных, феодальных отношений), незавершенностью процесса создания основных классов феодального общества. В силу этого раннефеодальное государство несет на себе значительный отпечаток старой общинной организации, учреждений племенной демократии. Государство франков прошло в своем развитии два основных периода (с конца V до VII в. и с VIII по середину IX в.). Рубеж, разделяющий эти периоды, характеризуется не только сменой правящих династий (на смену Меровингам пришли Каролинги). Он стал началом нового этапа глубокой социально-экономической и политической перестройки франкского общества, в ходе которой постепенно складывалось собственно феодальное государство в форме сеньориальной монархии. Во втором периоде в основном завершается создание крупной феодальной земельной собственности, двух основных классов феодального общества: замкнутого, иерархически соподчиненного, связанного вассально-ленными узами класса феодалов, с одной стороны, и эксплуатируемого им зависимого крестьянства — с другой. На смену относительной централизации раннефеодального государства приходит феодальная раздробленность. В V—VI вв. у франков сохранились еще общинные, родовые связи, отношения эксплуатации среди самих франков не были развиты, немногочисленной была и франкская служилая знать. Наиболее ярко социально-классовые различия в раннеклассовом обществе франков, как свидетельствует Салическая правда, правовой памятник франков, относящийся к V в., проявлялись в положении рабов. Рабский труд, однако, не получил широкого распространения. Раб в отличие от свободного общинника-франка считался вещью. Его кража приравнивалась к краже животного. Брак раба со свободным влек за собой потерю последним свободы. Важным фактором, влияющим на правовые различия франков, стала принадлежность к королевской службе, королевской дружине, к складывающемуся государственному аппарату. Эти различия наиболее ярко выражались в системе денежных возмещений, которые служили охране жизни, имущественных и иных прав отдельных лиц. Наряду с рабами существовала особая категория лиц — полусвободные литы, жизнь которых оценивалась половиной вергельда свободного, в 100 солидов. Лит представлял собой неполноправного жителя общины франков, находящегося в личной и материальной зависимости от своего господина. Литы могли вступать в договорные отношения, отстаивать свои интересы в суде, участвовать в военных походах вместе со своим господином. Лит, как и раб, мог быть освобожден своим господином, у которого, однако, оставалось его имущество. За преступление литу полагалось, как правило, то же наказание, что и рабу, например смертная казнь за похищение свободного человека. Процессы феодализации у франков получают мощный импульс в ходе завоевательных войн VI—;VII вв., когда в руки франкских королей, служилой аристократии, королевских дружинников переходит значительная часть галло-римских поместий в Северной Галлии. Служилая знать, связанная в той или иной мере вассальной Зависимостью от короля, становится крупным собственником земель, скота, рабов, колонов. Она пополняется частью галло-рим-ской аристократии, которая переходит на службу к франкским королям. Процессы феодализации в VI—VII вв. на юге Галлии не получили столь бурного развития, как на севере. В это время размеры франкской колонизации здесь были незначительны, сохранялись обширные поместья галло-римской знати, продолжал широко использоваться труд рабов и колонов, но глубокие социальные перемены происходили и здесь, главным образом за счет повсеместного роста крупного церковного землевладения. Бурным ростом феодальных отношений характеризуются VII— IX вв. В это время во франкском обществе происходит аграрный переворот, приведший к повсеместному утверждению крупной феодальной земельной собственности, к утрате общинником земли и свободы, к росту частной власти феодальных магнатов. Этому способствовало действие ряда исторических факторов. Начавшийся с VI—VII вв. рост крупного землевладения, сопровождавшийся распрями землевладельцев, выявил всю непрочность королевства Меровингов, в котором то тут, то там возникали внутренние границы в результате выхода из повиновения местной знати или сопротивления населения взиманию налогов. К
тому же к концу VII в. франки потеряли ряд земель и реально занимали территорию между Луарой и Рейном. К ослаблению власти франкских королей привело прежде всего истощение их земельных ресурсов. Только на основе новых пожалований, предоставления новых прав землевладельцам, установления новых сеньориально-вассальных связей могло произойти в это время усиление королевской власти и восстановление единства франкского государства. Такую политику и стали проводить Каролинги, фактически правившие страной еще до перехода к ним королевской короны в 751 году.
40. Реформа Карла Мартелла. Государственная организация и распад империи Каролингов.
Реформа Карла Мартелла. Майордом Карл Мартелл (715— 741 гг.) начал свою деятельность с усмирения внутренней смуты в стране, с конфискаций земель своих политических противников, с частичной секуляризации церковных земель. Он воспользовался при этом правом королей на замещение высших церковных должностей. За счет созданного таким образом земельного фонда стали раздаваться новой знати земельные пожалования в пожизненное условное держание — бенефиций (от лат. beneficium — благодеяние, милость) при несении той или иной службы (чаще всего конной военной). Землю получал тот, кто мог служить королю и приводить с собой войско. Отказ от службы или измена королю влекли за собой потерю пожалования. Бенефициарий получал землю с зависимыми людьми, которые несли в его пользу барщину или платили оброк. Расширению феодального землевладения в VIII в. способствовали новые захватнические войны, сопровождавшая их новая волна франкской колонизаций Причем если во франкской колонизации VI—VII вв. принимала участие в основном верхушка франкского общества, то к колонизации VII—IX вв., происходившей в значительно больших размерах, были привлечены зажиточные аллодисты, за счет которых и пополнялся в это время конным рыцарством класс феодалов. С середины VIII в. начинается период, предшествующий завершению процесса расслоения франкского общества на класс феодальных землевладельцев и класс зависимых от них крестьян, широкое распространение получают отношения покровительства, господства и подчинения, возникающие на основе особых договоров коммендации, прекария, самозакабаления. На развитие отношений покровительства большое влияние оказал римский институт — клиентеллы, патроната. Отношения покровительства и патроната у франков были вызваны к жизни крушением старых родовых связей, невозможностью экономической самостоятельности мелко-крестьянского хозяйства, разоряемого войнами, грабежами феодалов. Покровительство влекло за собой установление личной и имущественной зависимости крестьян от землевладельцев-магнатов, так как крестьяне передавали им право собственности на свои земельные участки, получая их обратно на условиях выполнения определенных повинностей, уплаты оброка и пр. В процессах установления власти крупных землевладельцев над крестьянами в Западной Европе огромную роль играла христианская церковь, ставшая сама крупным земельным собственником. Оплотом господствующего положения церкви были монастыри, а светской знати — укрепленные замки, которые становились вотчинными центрами, местом сбора ренты с крестьян, символом могущества сеньоров. Договоры коммендации (покровительства) возникли прежде всего в отношениях крестьян с церковью, монастырями. Они не всегда были непосредственно связаны с потерей свободы и прав собственности на земельный участок коммендируемого, как это имело место в случае договора самозакабаления. Но раз попав под такое покровительство, свободные крестьяне постепенно теряли свою личную свободу и через несколько поколений в большинстве своем становились крепостными. Договор прекария был непосредственно связан с передачей земли. Он влек за собой возникновение условного держания земли, передаваемой во временное пользование, сопровождался возникновением тех или иных обязанностей прекариста в пользу крупного землевладельца (работать на полях господина, отдавать ему часть урожая). В лице прекаристов создавался переходный слой от свободных общинников-аллодистов к зависимым крестьянам. Существовали три формы прекария: precaria data ("прекарий данный") — своеобразная форма аренды земли, на основании которой безземельный или малоземельный крестьянин получал участок земли во временное пользование. По договору precaria remunirato-ria ("прекарий возмещенный") прекарист первоначально отдавал свой участок земли землевладельцу и получал его обратно во владение. Этот вид прекария возникал, как правило, вследствие залога земли в обеспечение долга. По договору precaria oblata ("прекарий подаренный") прекарист (чаще всего под прямым нажимом землевладельца), уже попавший "в экономическую зависимость, отдавал свой участок господину, а затем получал от него свой и дополнительный участок земли, но уже в качестве держания. Владелец прекария обладал правом судебной защиты против третьих лиц, но только не в отношении землевладельца. Прекарий мог быть взят обратно землевладельцем в любую минуту. По мере того как число подвластных магнату людей (прекаристов, коммен-дируемых) росло, он приобретал над ними все большую власть. Государство всемерно содействовало укреплению этой власти. В капитулярии 787 года, например, запрещалось кому-либо принимать под покровительство людей, оставивших сеньора без его разрешения. Постепенно вассальные связи, или отношения зависимости, охватывают всех свободных. В 808 году им было предписано идти на войну со своим сеньором либо с графом. Поздние "варварские правды" свидетельствуют и о других изменениях в социальной структуре варварских обществ, происходящих в связи с развитием новых феодальных отношений. В Ала-маннской и Баварской правдах (VIII в.) все чаще упоминается фигура колона. Колон или раб, посаженный на землю, был известен и римскому праву, которое лишало его хозяйственной самостоятельности, права заключать договоры, подписывать документы и пр. Возникла новая феодальная форма колоната, отличающаяся от прежней тем, что колоном мог стать не только раб или безземельный арендатор, но и свободный крестьянин. Согласно Аламаннской правде (22, 3) колон ведет самостоятельно хозяйство, но Происходят изменения и в правовом статусе рабов. Ослаблялись, например, строгие запреты на браки рабов со свободными. Если по римскому праву свободная женщина за связь с рабом обращалась в рабство, а по Салической правде ее можно было безнаказанно убить, то Аламаннская правда давала такой женщине право возражать против "рабской работы служанки" (18,2). в IX в. крупные бенефициарии добиваются права передавать бенефиций по наследству. На смену бенефицию приходит феод. Крупные феодалы превращаются в суверенов, обладающих политической властью в своих владениях. Государственная организация и распад империи Каролингов. Создавшееся таким путем государственное объединение носит имя империи. Империя эта по существу своему уже чисто феодальное учреждение. Характерна в этом отношении присяга, принесенная в 802 г. Карлу как императору; в ней обещается хранение верности, "какой человек (homo) повинен своему господину", иными словами, верность подданного империи уподобляется верности вассала своему сеньеру. Отношения вассала и сеньера становятся теперь настолько распространенными и типичными, что сами государственные отношения мыслятся по типу вассальных отношений. Вместе с тем с развитием принудительности вассалитета устанавливается двойственность подданства каждого человека и от своего непосредственного сеньера и от императора, причем обоим приносится присяга в верности. В полном контрасте с этой феодальной реальностью находится идеология каролингской эпохи, стремящаяся в лице восстановленной империи видеть полностью старое государство позднеримской эпохи с ее теократическим характером. Император мыслится не только главой церкви, назначающим и смещающим епископов и аббатов как своих "верных" и "вассалов", но и высшим посредником между богом на небе и подданными его империи на земле. Вот как изображает капитулярий Карла 802 г. значение приносимой императору присяги: "И пусть всем будет внушено, каждому сообразно его разумению, какое великое значение имеет эта присяга и какие обязанности она налагает, - не только, как многие до сих пор думают, обязанности соблюдать верность государю императору, не допуская в царство его никакого врага, не помогая никому, нарушившему верность, и не покрывая его, но и вот какое значение, да будет это ведомо всем, имеет эта присяга; во-первых, каждый за себя лично обязан служить богу сообразно его велениям и согласно своему обещанию по мере разумения и своих сил, так как государь император не может заботиться о каждом в отдельности и поучать его... Никто да не дерзнет обижать церкви божий, вдов, сирот или чужестранцев и отнимать у них их достояние силой или обманом, ибо сам государь император после господа бога и святых его поставлен их защитником и покровителем". Если в первой части этого императорского поучения присяга мыслится в понятиях чисто феодальных ("верность"), то во второй части ставятся уже задачи, в значительной мере противоречащие интересам растущего феодализма, строящего свои успехи как раз на закрепощении слабых элементов общества, на широком применении насилия и обмана. Не могли поэтому оказать какое-либо реальное
действие и частые запрещения в капитуляриях всякого рода притеснений бедняков (pauperes), широко практикуемых сильными людьми франкского государства Каролингов. И это внутреннее противоречие присуще всей политике Каролингов. После разгрома королевства лангобардов в Италии Карл Великий был провозглашен римским императором и коронован папой Львом III на Рождество 800. Карл с триумфом раздвинул границы своих владений от Пиреней до долин Эльбы, Одера и среднего течения Дуная. Бавары, алеманны, тюринги, а в конце концов и саксы были покорены, обращены в христианство и включены в состав империи. С особыми трудностями столкнулись франкские наместники и епископы в Центральной Германии, где не было ни римских городов (подобных Кѐльну и Триру), ни кельтских меньшинств (как на юго-западе Германии). После смерти Карла Великого его империя постепенно распалась. Людовик Благочестивый (годы правления 814–840) не смог помешать графам (первоначально – государственным должностным лицам) превращать управляемые ими земли в наследственные владения. В то же время свободные люди, составлявшие значительную часть франкского войска, разорялись и теряли самостоятельность. Междоусобные войны между внуками Карла Великого и мятежи новой знати вскоре подорвали единство империи. После смерти Людовика Благочестивого три его сына (Людовик Немецкий, Карл Лысый и Лотарь) в 843 разделили империю между собой. Людовик Немецкий правил Восточно-Франкским королевством с 843 по 876. По Мерсенскому договору (870), в соответствии с которым Лотарингия (владение Лотаря) была разделена между восточным и западным франкскими королевствами, владения Людовика расширились от рек Шельда и Маас (совр. Бельгия) до Эльбы, Гор Чехии и долины Дуная, а оттуда на восток до Паннонии (Венгрии). На юго-востоке они включали Каринтию и выход к Адриатическому морю. В ходе развития феодализма регионы, где селились пять древнегерманских племен, превратились в племенные герцогства (Швабия, Бавария, Франкония, Саксония, Тюрингия), герцоги которых отказывались повиноваться своим суверенам, как правило слишком слабым, чтобы настаивать на своих королевских правах. Норманны опустошали северо-западные побережья германских земель, моравы и венгры вторгались во Франконию, Баварию и Швабию. В 911 династия Каролингов прекратила свое существование. Конрад I (правил в 911–918) стал первым немецким королем Восточно-Франкского королевства. Он вел упорную борьбу с герцогами. На смертном одре Конрад обеспечил избрание королем своего злейшего врага, искусного правителя Генриха I Птицелова, герцога Саксонского (правил в 919–936). Преемники Генриха частично восстановили контроль центральной власти над племенной знатью и тем самым превратили германское королевство в державу, способную оказывать влияние за пределами своих границ. Создание «Священной Римской империи германской нации». Оттон I Великий (912–973), сын Генриха I, в 936 был избран королем и коронован в Ахене архиепископом Майнцским. Во время своего первого «итальянского похода» (951) Оттон принял титул короля лангобардов как символ каролингского наследства и женился на вдове короля Северной Италии (Ломбардии). Так был возрожден имперский курс, вовлекавший германские земли в сферу итальянской политики на протяжении всей средневековой эпохи. Восстановив порядок в своих владениях и покорив полабских (приэльбских) славян, а затем и венгров в сражении у реки Лех (близ Аугсбурга) в 955, Оттон восстановил императорский титул. В 962 папа Римский Иоанн XII короновал его Римским императором. Оттон подтвердил права папы на светские владения, поставив условием, что в будущем каждый папа при посвящении должен присягать на верность императору. Оттон намеревался сохранить контроль над церковью и действительно низложил папу Иоанна XII в 963. Он назначал имперских епископов и аббатов и вводил их в должность (практика светской инвеституры); он также использовал клириков в качестве советников для укрепления светской власти. В 973 Оттон II (955–983), женатый на византийской принцессе, унаследовал престол своего отца. В том же году он предпринял попытку завоевать юг Италии, но был разбит. Позднее вспыхнули мятежи в Италии и Германии. Оттон III (980–1002), в юные годы которого страной правил регент (983–996), добился избрания папой своего учителя, видного ученого Герберта (под именем Сильвестра II), и попытался восстановить Западную империю, в основу которой должны были лечь идеалы мира, справедливости и принципы Клюнийского аббатства. Генрих II Святой, двоюродный брат Оттона III и правнук Генриха I, правивший в 1002–1024, стал последним представителем Саксонской династии. В этот период население Германии
составляло 5–6 млн. человек.
41. Общая характеристика Салической правды. Уголовное право и судебный процесс по Салической правде.
Салической правде присущи казуистический характер и отсутствие общих, абстрактных понятий; описанные в ней правовые действия и акты отличаются формализмом. Она воспроизводит различные этапы архаической судебной процедуры. Основное содержание Салической правды - перечень правонарушений и соответствующих им наказаний (главным образом штрафов). Текст Салической правды дает некоторое представление об общественном строе франков начала VI в. 2. Обязательственные отношения в Салической правде освещаются слабо, что объясняется неразвитостью товарно-денежных отношений, частной собственности. Упоминаются такие виды сделок: купля-продажа, ссуда, заем, наем, мена, дарение. Передача права собственности при сделках осуществлялась публично путем простой передачи вещи. Неисполнение обязательств или просрочка в их исполнении влекли за . собой имущественную ответственность. Истребование долга происходило в строго установленной форме. 3. Брачно-семейные отношения Салическая правда описывает в общих чертах. Брак заключался в форме покупки невесты женихом. Похищение девушки с целью вступления в брак наказывалось штрафом. Препятствиями к заключению брака служили следующие обстоятельства: • существование законного брака; • объявление лица вне закона; • наличие близкого кровного родства; • несвободное состояние человека. О расторжении брака Салическая правда не упоминает. Положение женщины в семье определяли пережитки матриархального строя. 4. Салическая правда предусматривает наследование по закону и по завещанию. Наследование по закону осуществлялось различно применительно к движимому и недвижимому имуществу. При наследовании движимого имущества первую очередь составляли дети, затем мать, братья и сестры, сестры матери, сестры отца, ближайшие родственники. Из числа наследников недвижимости женщины исключались, земля передавалась только по мужской линии. Наследование по завещанию осуществлялось путем дарения (аффатомии), совершавшегося публично в народном собрании в строго установленной форме: имущество передавалось третьему лицу, которое было обязано не позже чем через год после смерти дарителя передать это имущество указанному лицу. 5. Определения преступления Салическая правда не дает. Из смысла статей, посвященных преступлениям, вытекает, что в это понятие включались причинение вреда личности или имуществу и нарушение королевского мира. Виды преступления по Салической правде можно разделить на четыре группы: • преступления против личности - убийство, членовредительство, клевета, оскорбление, изнасилование; • преступления против собственности - кража, поджог, грабеж; • преступления против порядка отправления правосудия - неявка в суд, лжесвидетельство; • нарушение предписаний короля. Салической правде известно понятие отягчающих обстоятельств, каковыми считаются групповое убийство, убийство в походе, попытка скрыть следы преступления, а также понятие подстрекательства - к краже или убийству. Субъектами преступления могли быть свободные франки, литы и рабы. Целью наказания являются возмещение вреда потерпевшему и уплата штрафа королю за нарушение королевского мира. 6. Судебный процесс Салическая правда наделяла состязательным характером. Процесс был устным, гласным, отличался строгим формализмом. Дело возбуждалось только по инициативе истца. Стороны имели равные права. Уголовное и гражданское судопроизводство осуществлялось в одинаковых формах. В качестве доказательств на судебном процессе Салическая правда признает следующие: • соприсяжничество - соприсяжниками, "свидетелями доброй славы" обвиняемого являлись его родственники, друзья или соседи; • свидетельства очевидцев;
• ордалии.
42. Имущественные, обязательственные, брачно-семейные, наследственные отношения по Салической правде.
Салическая Правда содержит длинный ряд статей об имущественных преступлениях. Различаются 3 вида кражи: а) на сумму от 2 динаров и выше; б) на сумму от 40 динаров и выше; в) кража с взломом или с подделкой ключей. Наказание при этом устанавливалось: - для свободных - штрафы (соответственно 15, 35, 45 солидов); - для рабов: 1) возмещение ущерба и 120 ударов; 2) кастрация или возмещение ущерба и штраф; 3) смертная казнь и т.д. Обобщая уголовное право, следует отметить, что система преступлений Салической Правды включает: - нарушение предписаний короля; - преступление против личности; - имущественные преступления; - преступление против отправления правосудия. В качестве санкций за преступления Салическая Правда устанавливает в основном денежные штрафы. Вместе с тем применялась смертная казнь, членовредительские наказания, телесные наказания, объявление стоящим вне закона (конфискация имущества и полный бойкот всеми членами общества, включая жену). Таким образом, подчеркивая основные черты уголовного права по Салической Правде, следует выделить: - сохранение пережитков первобытнообщинного строя; - более энергичную защиту интересов имущих; - отсутствие общих принципов для квалификации преступлений и назначение наказаний; - чрезмерная тяжесть материального наказания; - казуистичность права Обязательственное право. К исполнению договорных обязательств кредитор мог должника принудить. Для этого три раза с промежутками в несколько дней кредитор должен был при свидетелях заявить должнику о своих требованиях. Брачно-семейное право. Брачно-семейное право Франции периода феодализма регулировало вопросы заключения брака, отношения родителей и детей, вопросы расторжения брака. Условиями для вступления в брак являлись достижение брачного возраста: для мужчин - 30 лет, для женщин - 25 лет, согласие родителей брачующихся. Брак требовал церковного совещания. Недействительными признавались браки между родственниками и лицами не получившими крещения, заключенные под влиянием обмана, насилия или ошибки, под принуждением духовенства. Муж во французской семье являлся главой семьи и покровителем жены. В обязанности жены входило повиноваться мужу и повсюду следовать за ним, она не имела права без
согласия мужа совершать юридические действия. На севере Франции признавалась общность имущества в браке, на юге раздельный режим имущества мужа и жены. На юге Франции под влиянием рецепции римского права отец семейства осуществлял власть над детьми со всей суровостью. Брак прекращался смертью мужа или жены, а также разводом. Велико было влияние норм религии на нормы права, регулирующие вопросы вступления в повторный брак. Наследственное право. Наследование было возможно по наследству – сыновья, а при их отсутствии - отец, мать, брат, сестра и другие родственники с отцовской стороны. С VII века к наследованию земли допускались и женщины. Наследования по завещанию не было, для передачи имущества на случай смерти прибегали к дарениям, прекарию или передаче имущества какому-либо доверенному лицу. Имело место аффатомия - передача имущества наследнику по завещанию через посредника. Сначала наследодатель передавал вещь посреднику через суд. Посредник принимал вещь и через 12 месяцев передавал ее действительному наследнику путем дарения.
43. Сеньориальная монархия в средневековой Франции. Реформы Людовика IX.
Возникновение и развитие сеньориальной монархии. В IX-— XII вв. в условиях политической децентрализации, приведшей к глубокой территориальной раздробленности, королевская власть утратила свое былое значение. Король рассматривался феодалами как "первый среди равных" (primus inter pares). Фактически власть короля распространялась лишь на территорию его домена, но и там ему приходилось вести упорную борьбу с непокорными вассалами. Вне пределов королевского домена власть принадлежала крупным землевладельцам (герцогам Бургундии и Нормандии, графам Фландрии, Тулузы, Шампани и др.). Такая форма феодального государства, построенная по принципу сюзеренитета-вассалите-fa, может быть определена как сеньориальная монархия. Политическая власть в ней фактически была разделена между королем и феодалами различного уровня, связанными сеньориально-вассальными отношениями, и приобрела тем самым частноправовой характер. Становление сеньориальной монархии (IX—XI вв.) означало упадок центральной государственной власти, подрыв внутреннего единства страны, ослабление ее внешнеполитического положения. На данном этапе развития средневекового общества во Франции эта форма государства наиболее точно отражала существующую социальную политическую реальность. В условиях экономической и политической децентрализации отдельные феодалы более эффективно осуществляли государственные функции, чем это делала королевская власть. Сеньориальную монархию нельзя рассматривать лишь как проявление политического регресса. Она непосредственно вытекала из отношений, связанных с натуральным хозяйством и феодальной собственностью на землю, в рамках которой имело место экономическое развитие, хотя и медленное. Политическая раздробленность не могла остановить поступательного движения общества во Франции. Когда в XII—XIII вв. постепенно начинают вызревать новые экономические потребности, связанные с развитием городов и товарно-денежного хозяйства, политическая децентрализация постепенно прекращается, уступая место противоположной тенденции — неуклонному усилению королевской власти. В XIII в., особенно после реформ Людовика IX, центр политической власти в сеньориальной монархии постепенно перемещается к королю, уже реально выступающему в качестве сюзерена всех феодалов во Франции. В IX—Х вв. во Франции, когда королевская власть была особенно слабой, король избирался верхушкой светских и духовных феодалов, хотя и с соблюдением династического принципа. В 987 году с избранием королем Гуго Капета прекращается и сама династия Каролингов. При первых Капетингах
выборность короля сохраняется, но будущий преемник правящего короля избирается еще при жизни последнего. В XII в. утверждается порядок передачи трона по наследству. Первоначально функции королевской власти были крайне ограниченными, хотя формально у короля сохранялись некоторые традиционные привилегии. Он считался главой французского войска, законодательствовал, осуществлял суд. Но при первых Капетингах королевское законодательство (издание капитуляриев) фактически прекратилось. Другие королевские полномочия также существовали лишь в теории, а не на практике. На короля возлагались обязанности "защиты королевства и церкви", а также "поддержания мира" в стране, но он не имел реальной власти для их осуществления. Судебную власть король имел только в пределах своего домена. С XII в. положение короля постепенно меняется, некоторые функции реализуются им более активно. Так, восстанавливается практика издания королем законодательных актов — установлений (etablissement), хотя для этого требовалось согласие крупных феодалов (Большого совета). В XIII в. признается, что королевский акт, которому присягнули вассалы, обязателен и для отсутствующих феодалов. Расширяется Сфера судебной юрисдикции короля. Реформы Людовика IX. В конце периода феодальной раздробленности (особенно в XIII в.) наблюдалось усиление королевской власти , которая получила поддержку горожан. К этому времени города становятся центрами ремесла и торговли. Развитию городов препятствовали внутренние феодальные войны, сопровождавшихся грабежом; мешали границы многочисленных сеньориальных владений и многочисленные пошлины. Горожане видели в сильной королевской власти силу для преодоления феодальной раздробленности. Короли также были заинтересованы в городах, которые давали им деньги, современное вооружение и дополнительную военную силу (городское ополчение). Союз монархии и городов начал оформляться еще в Х в., но особой значимости он достиг в XIII в. Одним из первых свидетельств этого усиления была отмена выборности короля (начало XIII в.). Отныне престол наследовали старшие сыновья королей из династии Капетингов. Затем был упразднен принцип ―Вассал моего вассала не мой вассал‖: королю присягали на верность вассалы всех рангов. Монархия начала расширять свой домен, который к концу XIII в. стал самым большим феодальным владением Франции, а короли — самыми могущественными среди сеньоров . В этот период особое значение имели реформы Людовика IX (середина XIII в.). Судебная реформа. В королевском домене запрещалась частная война . Соперники должны были обращаться в королевский суд . В остальных сеньориях были введены так называемые « 40 дней короля». В течение этого срока феодалы не могли начинать частную войну. По истечении 40 дней, если суду не удавалось разрешить дело (таких случаев становилось все меньше), стороны могли начинать войну. Королевские судьи контролировали соблюдение этого закона, облагали штрафами его нарушителей. Авторитет королевского суда возрос : к нему стали обращаться все недовольные решением сеньориального суда. Из Королевской курии была выделена особая судебная палата — Парижский парламент , ставший высшим апелляционным органом (обжалование и пересмотр судебных решений). За ним были сохранены и некоторые административные функции. Финансовая реформа. В королевском домене в качестве главной расчетной единицы была введена королевская золотая монета. Благодаря своему высокому качеству она стала самой авторитетной монетой в стране, вытеснив местные деньги в землях из обращения. Из Королевской курии выделилось еще одно учреждение — Счетная палата , что способствовало увеличению доходов короны.
44. Сословно-представительная монархия в средневековой Франции. Деятельность Генеральных штатов. Великий Мартовский ордонанс 1357.
В начале XIV века во Франции на смену сеньориальной монархии приходит новая форма феодального государства – сословно-представительная монархия. Становление сословно-представительной монархии здесь неразрывно связано с прогрессивным для данного периода процессом политической централизации (уже к началу XIV было объединено ѕ территории страны), дальнейшим возвышением королевской власти, ликвидацией самоуправства отдельных феодалов. В XIV-XV веках во Франции завершилась перестройка сословного строя, выразившаяся во внутренней консолидации сословий. Первым сословием во Франции считалось духовенство. Было признано, что французское духовенство должно жить по законам королевства и рассматриваться как составная часть французской нации.
Вторым сословием в государстве являлось дворянство, хотя фактически в XIV-XV веках играло ведущую роль в социальной и политической жизни Франции. Это сословие объединило всех светских феодалов, которые рассматривались теперь не просто как вассалы короля, а как его слуги. К XIV-XV векам в основном завершилось и формирование ―третьего сословия‖, которое пополнялось за счет быстрорастущего городского населения и увеличения крестьян-цензетариев. Это сословие было весьма пестрым по классовому составу, и практически объединяло в себе все трудовое население и формирующуюся буржуазию. Можно выделить три основных причины усиления королевской власти и преодоления раздробленности. Эта поддержка городов, мелкого и среднего дворянства и необходимость борьбы с врагом, Постепенно исчезло сеньориальное законодательство, а также посредством расширения круга дел, составляющих ―королевский случай‖, существенно ограничивалась феодальная юрисдикция. В XIV веке была предусмотрена возможность апелляции на любое решение судов отдельных феодалов в Парижский парламент, и этим окончательно был разрушен принцип, согласно которому сеньориальная юстиция считалась суверенной. Наряду с осуществлением чисто судейских функций, парламент в первой половине XIV века приобретает право регистрации королевских ордонансов и других королевских документов. С 1350 года регистрация королевских актов становится обязательной. Низшие суды и парламенты других городов при вынесении своих решений могла использоваться только зарегистрированными королевскими ордонансами. Большую роль в юридическом обосновании ликвидации сеньориальных прав феодалов и возрастания авторитета и политического веса короля сыграли легисты - выпускники юридических факультетов средневековых университетов, активно поддерживающих власть короля. Со ссылкой на принципы римского права легисты утверждали, что король сам является верховным законом, а, следовательно, может создавать законодательство по своей воле. К началу XIV века окончательно оформляется построенный на политическом компромиссе, а поэтому не всегда прочный союз короля и представителей разных сословий, в том числе и третьего. Политическим выражением союза короля и представителей различных сословий, в котором каждая из сторон имела свои специфические интересы, стали особые сословно-представительные учреждения (собрания сословного представительства) – Генеральные Штаты и провинциальные штаты. Начало работы представительных собраний от сословий позволило консолидировать все общественные силы, выступающие за объединение страны. Короли получили возможность обращаться за поддержкой к сословиям, минуя правителей крупнейших сеньорий. На этих собраниях обсуждались вопросы внутренней и внешней политики, но, прежде всего введение новых налогов. Введение постоянных общегосударственных налогов позволило королевской власти создать постоянную профессиональную армию взамен рыцарского ополчения и бюрократический аппарат управления. Впервые общефранцузское собрание сословий было созвано в 1302 году. Его стали называть Генеральными Штатами в отличие от штатов (собраний) в отдельных провинциях. Каждое сословие было представлено отдельной палатой. Первая палата состояла из высшего духовенства. Во второй - заседали выборные от дворянства. Причем наиболее знатные в состав палаты не входили, а принимали участие в работе королевской курии. Третье сословие, как правило, состояло из представителей городских советов (эшвенов). Каждая палата имела один голос, а поскольку решения принимались большинством голосов, привилегированные сословия имели преимущество. Все вопросы рассматривались Генеральными Штатами раздельно по палатам. Решение выводилось простым большинством голосов. Окончательное утверждение решения проводилось на совместном собрании всех палат, причем каждая палата имела только один голос. Таким образом, привилегированные сословия (духовенство и дворянство) всегда имели гарантированное большинство. Периодичность созыва Генеральных Штатов не была установлена. Этот вопрос решал сам король в зависимости от обстоятельств и политических соображений. Вопросы, выносимые на рассмотрение Генеральных Штатов, и продолжительность их заседаний определялась королем. Они созывались, чтобы выразить позицию сословий в связи с объявление королем войны, переговорами о миле, заключением договоров, обострением конфликтов с Папой Римским и так далее. Король запрашивал мнение Генеральных Штатов по ряду законопроектов, хотя формально их согласие на принятие королевских законов не требовалось.
Но чаще всего причиной созыва Генеральных Штатов была потребность короля в деньгах, и он обращался к сословиям с просьбой о финансовой помощи или разрешении на очередной налог, который мог собираться только в пределах одного года. Генеральные штаты созывались по инициативе короля, и он имел возможность навязать нужное им решение. Но в 1357 г., в период глубокого политического кризиса, королевская власть была вынуждена издать указ, получивший название "Великий Мартовский Ордонанс". Согласно ему Генеральные штаты собирались два раза в год без предварительной санкции короля, имели исключительное право введения новых налогов и контроля за расходами правительства, давали согласие на объявление войны или заключение мира, назначали советников короля. Власть короля распространялась на территорию, почти равную современной Франции. С точки зрения правящих кругов, Генеральные Штаты выполнили предназначенную им роль. После окончания Столетней войны с Англией значение Генеральных штатов падает, и с XV века они перестают созываться. Возникновение сословно-представительной монархии и постепенная концентрация политической власти в руках короля не подвергли центральные органы управления существенной реорганизации. Важное место в системе центрального управления занял созданный на базе королевской курии Совет Нотаблей (с 1413 по 1497 год). В этот совет входили легисты, а также 24 представителя высшей светской и духовной знати (принцы, пэры Франции, архиепископы и т.д.). Совет собирался один раз в месяц, но его полномочия носили исключительно совещательный характер. Формально решение Совета Нотаблей не было обязательным для короля. Однако он был вынужден считаться с мнением знати. С согласия нотаблей стали вводиться новые налоги, которые собирались чиновниками короля. Появилась многочисленная армия. По мере усиления власти королевской власти централизовалась система местного управления. На местах страна была разделена на бальяжи и превотажи во главе с бальи и прево, осуществлявших текущее управление, сбор налогов и наблюдение за судебными органами. Стремясь к централизации местного управления, король вводит новые должности губернаторов. Они назначались в бальяжах, заменяя бальи и получая более широкие полномочия: запрещать строить новые замки, не допускать частных войн и т.д. В XV веке появляются такие должностные лица, как генерал-лейтенанты, назначаемые обычно из принцев крови и знатного дворянства. Обычно они управляли группой бальяжей или административным округом, который в конце XV века начал называться провинцией. Централизация на местах затронуло и городскую жизнь. Короли часто лишали города статуса коммун, изменяли ранее изданные хартии, ограничивали права горожан. Над городами была установлена система административной опеки. В 1445 году получив возможность взимать постоянный налог (королевскую талью), король Карл VII организует регулярную королевскую армию с централизованным руководством и четкой системой организации. По всему государству были расквартированы постоянные гарнизоны, которые были призваны пресекать любые попытки феодальной смуты. Королевская администрация проводила политику унификации и в судебном деле, несколько ограничивая церковную и вытесняя сеньориальную юрисдикцию. Деятельность Генеральных штатов. ГЕНЕРАЛЬНЫЕ ШТАТЫ (франц. Etats Generaux) во Франции, высшее сословно-представительское учреждение в 1302-1789 гг., имевшее характер совещательного органа. Генеральные штаты созывались королем в критические моменты французской истории и должны были обеспечить королевской воле поддержку общества. В своем классическом виде французские Генеральные штаты состояли из трех палат: представителей дворянства, духовенства и третьего, податного сословия. Каждое сословие заседало в Генеральных штатах отдельно и выносило особое мнение по обсуждаемому вопросу. Чаще всего Генеральные штаты утверждали решения о сборе налогов. Генеральные штаты во Франции (фр. Йtats Gйnйraux) в высшее сословно-представительское учреждение в 1302в1789 годах. Возникновение Генеральных штатов было связано с ростом городов, обострением социальных противоречий и классовой борьбы, что вызывало необходимость укрепления феодального государства. Предшественниками генеральных штатов были расширенные заседания королевского совета (с привлечением городских верхов), а также провинциальные ассамблеи сословий (положившие начало провинциальным штатам). Первые Генеральные штаты были созваны в 1302 году, в период конфликта Филиппа IV с папой Бонифацием VIII. Генеральные штаты являлись совещательным органом, созываемым по инициативе королевской власти в критические моменты для оказания помощи правительству. Основной их функцией было вотирование налогов. Каждое сословие заседало в Генеральных штатах отдельно от других и имело по одному голосу (независимо от числа представителей). Третье сословие было представлено верхушкой горожан. Значение Генеральных штатов возросло во время Столетней войны 1337в1453, когда королевская власть особенно нуждалась в деньгах. В период народных восстаний XIV века (Парижское восстание 1357в58, Жакерия 1358) Генеральные штаты претендовали на активное участие в управлении страной (подобные требования выразили Генеральные штаты 1357 года в «Великом мартовском ордонансе»). Однако отсутствие единства между городами и их непримиримая вражда с дворянством делали бесплодными попытки французскими Генеральными штатами добиться прав, которые сумел завоевать английский парламент. В конце XIV века Генеральные штаты созывались всѐ реже и часто заменялись собраниями нотаблей. С конца XV века институт Генеральных штатов пришѐл в упадок в связи с начавшимся развитием абсолютизма, в течение 1484в1560 годов они вообще не созывались (известное оживление их деятельности наблюдалось в период Религиозных войн в Генеральные штаты созывались в 1560, 1576, 1588, и 1593 годах). С 1614 до 1789 годы Генеральные штаты снова ни разу не собирались. Лишь 5 мая 1789 года в условиях острого политического кризиса накануне Великой французской революции король созвал Генеральные штаты 17 июня 1789 года депутаты третьего сословия объявили себя Национальным собранием, 9 июля Национальное собрание провозгласило себя Учредительным собранием, ставшим высшим представительным и законодательным органом революционной Франции. В XX веке название Генеральные штаты принимали некоторые представительские собрания, рассматривающие актуальные политические вопросы и выражающие широкое общественное мнение (например, ассамблея Генеральных штатов за разоружение, май 1963 года). Великий Мартовский ордонанс 1357 В 1357 году восстание парижан вынудило наследника престола дофина Карла согласиться на издание Великого мартовского ордонанса. Генеральные штаты получали право собираться два раза и более в год, не ожидая королевского соизволения, назначать королевских советников и по своей воле разрешать. «Решения совет трех сословий всецело и навсегда вошло в силу. Подмоги и субсидии были использованы исключительно на военные нужды. Взимание и распределение налогов - не люди короля, а разумные, честные и самостоятельные люди, получившие полномочия, избранные и назначенные для этого тремя сословиями». Согласие Карла было вынужденным. Бежав из Парижа, он стал собирать силы для расправы с ним. На помощь Парижу пришло великое крестьянское восстание 1358 года - Жакерия, преследовавшее антифеодальные цепи. Между тем городской патрициат, руководивший Парижем, выступил против Жакерии. Лишенные поддержки городов, крестьяне были побеждены. Вслед за тем наступила очередь Парижа. С победоносным окончанием Столетней войны значение генеральных штатов падает. Одной из реформ короля Карла VII (1439 г.) - shpora.su - вводился прямой постоянный налог, взимаемый без согласия штатов (талья). Другой реформой создавалась регулярная армия, содержавшаяся за счет этого налога. Генеральные штаты не были упразднены, но собирались они редко. Отпала нужда в них.
45. Особенности развития государственного и общественного строя периода абсолютной монархии во Франции. Реформы Ришелье и Ж.-Б.Кольбера.
Особенности развития государственного и общественного строя периода абсолютной монархии во Франции. Абсолютизм характерен прежде всего тем, что вся полнота законодательной, исполнительной и судебной власти концентрировалась в руках наследного главы государства - короля. Ему был подчинен весь централизованный государственный механизм: армия, полиция, административный аппарат, суд. Все французы, включая и дворян, были подданными короля, обязанные беспрекословно повиноваться. При этом абсолютная монархия последовательно защищала классовые интересы дворянства. Феодалы так же понимали, что в условиях обострения классовой борьбы подавление крестьянства
возможно лишь с помощью жесткого государственного абсолютизма. В расцвет абсолютной монархии в стране утвердилось социально-политическое равновесие двух основных эксплуатационных классов - привилегированного и имеющего государственные посты дворянства и набирающей силы буржуазии. Значимую роль в становлении существующего строя во Франции сыграл первый министр Людовика XIII - Ришелье. В период с 1624- 1642 гг. он , оказывая огромное влияние на короля, практически правил страной. При этом его политика защищала интересы дворянства, в чем Ришелье видел укрепление абсолютизма. При Людовике XIV (вторая половина XVII - начало XVIII века) французский абсолютизм достигает высшей ступени своего развития. С XVI века по первую половину XVII века абсолютная монархия безусловно играла прогрессивную роль в развитии Французского государства, так как сдерживала раскол страны, содействовала росту капиталистической промышленности и торговли. В этот период поощрялось строительство новых мануфактур, устанавливались высокие таможенные пошлины на ввозимые товары, основывались колонии. Но формирование абсолютизма постепенно лишало феодальную знать страны влияния в королевском совете и в провинциях. В XVIII веке в промышленности окончательно утвердился, а в сельском хозяйстве усилился капиталистический уклад. Феодально-абсолютистский строй стал затруднять дальнейшее развитие производительных сил. По мере укрепления буржуазии росла ее опозиционность к абсолютной монархии. Раскрывая суть абсолютной монархии, сложившейся во Франции в период с XVI-XVIII вв., необходимо дать характеристику государственному механизму, позволившему на протяжении более двух веков управлять многоукладным и динамично-развивающимся государством. Концентрация всей государственной власти в руках короля привела к прекращению деятельности общефранцузского собрания сословий - Генеральных штатов (образованного в 1302 году, где каждое сословие: - духовенство, дворянство и «третеесословие» были представлены отдельной палатой и решение выносилось простым большинством голосов). В этот период также ограничиваются права парламентов. Парламентам запрещалось брать в ведение дела, касающиеся государства, администрации и правительства. Светская власть, в лице короля, подчиняет своему контролю и церковь, и именно у него через некоторое время появляется исключительное право назначать кандидатов на высшие посты во французской церкви. Укрепление власти короля сопровождалось усилением влияния бюрократического аппарата. Как отмечалось ранее, государственному аппарату французского абсолютизма были присущи особенности , к числу которых можно отнести продажу государственных должностей, приносящую немалый доход правительству. Государственные чиновники , купившие должность чувствовали себя независимо по отношению к монархии, которая не могла уволить их с государственной службы. Отзыв был возможен лишь за должностное преступление и только в судебном порядке. В период политических кризисов, охвативших Францию в XVI веке, особенно во времена религиозных войн, правительство, с целью привлечения влиятельной знати на свою сторону, передало ей некоторые важные посты в государственном аппарате, которые впоследствии стали достоянием отдельных аристократических семей. Проблемы, возникшие при формировании старого государственного аппарата, были решены путем создания новой системы государственных органов. Важнейшие посты в новой системе занимали лица, назначаемые правительством, и которые в любое время могли быть отозваны. Как правило, это были люди незнатные, образованные и преданные монархии. В итоге в стране одновременно функционировали государственные органы, которые условно делились на две категории. К первой относились учреждения, унаследованные от продаваемых должностей, контролируемых знатью. В их ведении находилась второстепенная сфера государственного управления. Вторую категорию представляли органы, созданные абсолютизмом, где чиновники назначались правительством, и именно они составляли основу управления. Бюрократический механизм абсолютизма был громоздкий, сложный, коррумпированный и дорогостоящий. Сочетание различных учреждений, созданных в различные периоды, представляло центральные органы государственного управления Франции. Высшим совещательным органом при короле был Государственный совет. Его дополняли: Совет финансов, Совет депеш, Тайный совет, аппарат канцлера и др. Служащие получали огромные жалования. Так король привлекал на свою сторону знать.
Во главе органов государственного управления стоял Генеральный контролер финансов, он же являлся министром финансов, и четыре государственных секретаря, курировавших военные, иностранные, морские дела и дела двора. Значение и влияние Генерального контролера финансов определяла его компетенция, куда входили сбор и распределение денежных и иных ресурсов королевства, а также контроль и проверка должностных лиц на местах. В его ведении находились промышленность, финансы, государственные работы по строительству портов, крепостей, дорог и т.д. Важнейшие вопросы внутренней и внешней политики решались королем в узком кругу лиц. Этот круг назывался Малым королевским советом. Структура аппарата Генерального контролера походила на систему министерства. В период абсолютизма территория Французского королевства имела многоступенчатое деление, куда входили женералите, губернаторства, диоцезы, бальяжи, интендантства и др. Важное место, как и в структуре любого государства, заняла полиция, которая была наделена королевской властью широкими полномочиями. При этом необходимо отметить, что произвол и коррупция были нормой поведения чиновников полицейского ведомства. Значительное внимание уделяется цензуре книг и рукописей. Процветает перлюстрация частной корреспонденции. Ришелье и Ж.-Б.Кольбера. Стремясь к укреплению суверенитета королевской власти в области внутренней и внешней политики и финансов, Ришелье инициировал кодификацию французских законов («кодекс Мишо», 1629), провел ряд административных реформ (учреждение в провинциях должностей интендантов, назначаемых королем), боролся с привилегиями парламентов и знати (запрещение дуэлей, разрушение укрепленных дворянских замков), реорганизовал почтовую службу. Он активизировал строительство флота, что усилило военные позиции Франции на море и способствовало развитию внешнеторговых компаний и колониальной экспансии. Ришелье разрабатывал проекты финансово-экономического оздоровления страны в духе меркантилизма, однако внутренние и внешние войны не позволили реализовать их. Вынужденные займы вели к усилению налогового гнета, что, в свою очередь, вызывало мятежи и крестьянские бунты (восстание «кроканов» 1636-1637 годов), которые жестоко подавлялись. Что касается экономики, Ришелье практически ничего в ней не понимал. Он объявлял войны, не задумываясь о снабжении армии, и предпочитал решать проблемы по мере их поступления. Кардинал следовал доктрине Антуана де Монткристьена и настаивал на независимости рынка. При этом он делал упор на производство товаров на экспорт и препятствовал импорту предметов роскоши. В сфере его экономических интересов было стекло, шелк, сахар. Ришелье ратовал за строительство каналов и расширение внешней торговли, причем сам часто становился совладельцем международных компаний. Именно тогда началась французская колонизация Канады, Западной Западной Индии, Марокко и Персии. В середине XVII века генеральный контролер финансов Людовика XIV Жан-Батист Кольбер произвел структурную перестройку французской экономики. Его стараниями всего за 10 – 15 лет Франция, которая едва не обанкротилась в ходе Тридцатилетней войны, вышла в ряд самых развитых и благополучных стран Европы. Она конкурировала с Голландией в морской торговле, опередила Англию в захвате богатейших колоний в Юго-Восточной Азии, внутри страны невиданными темпами развивалась промышленность и рос уровень жизни. Кольбер нашел самый рациональный выход из кризиса для государств-должников с хроническим дефицитом бюджета: он минимизировал количество льгот для налогоплательщиков, повысил налоговую дисциплину, создал систему препятствий для обращения капиталов в кредитно-финансовой сфере, с тем чтобы они устремились в реальный сектор экономики. Очень знакомые тезисы, не правда ли? Действительно, принципы антикризисного реформирования с тех пор менялись лишь в деталях, и в современной России власти действуют примерно в том же направлении. Однако, как показывает опыт самого Кольбера, масштабные реформы в экономике начинаются с закручивания гаек и соответствующих мер в отношении крупных финансистов.
46. Кутюмное право во Франции. Кутюмы Бовези.
Развитие феодальных отношений во Франции привело к тому, что действовавшие в период правления Каролингов варварские Правды и королевские капитулярии потеряли свою силу. Основным источником становится обычное (кутюмное) право. С ростом городов, увеличение численности их населения, с развитием товарно-денежных отношений
происходит рецепция римского права. В связи с этим Франция как бы делилась на две части: юг назывался страной писаного (римского) права, север — страной обычного права. Начиная с XIII в. стали предприниматься со стороны юристов-практиков попытки определенной систематизации кутюмов в виде сборников обычаев. Так, около 1255 г. был составлен ―Большой сборник обычаев Нормандии‖; в 1273 г. кутюмы Орлеана, Оверни и Анжу были собраны в сборник, получивший название ―Учреждения Святого Людовика‖, куда вошли также некоторые ордонансы этого короля и извлечения из римского и канонического права. Широкой известностью пользовался сборник ―Кутюмы Бовези‖ (1282 г.), составленный Бомануаром, считавшимся первым теоретиком французского права. В 1389 г. появляется ―Большой сборник обычаев Франции‖. Но все эти сборники были частными систематизациями и не имели официального признания. В процессе объединения страны и усиления королевской власти предпринимаются меры по упорядочению кутюмного права. В результате во второй половине XV и в XVI вв. появились официальные утвержденные королем сборники кутюмов, среди которых наибольшим значением пользовались кутюмы Парижа. Но и за этими сборниками не была признана общеобязательная сила для всей страны. С усилением централизации и королевской власти возросло значение королевских ордонансов. Основным фактором, вносившем единство в феодальное право Франции, являлась рецепция римского права6, которое пользовалось значительным авторитетом не только на юге страны, но и в области обычного права. Наряду с римским правом на развитие французского феодального права оказало известное влияние каноническое (церковное) право, которое содержало ряд положений, оказавших влияние на развитие гражданского права, особенно в области семейного права. Если говорить о королевских ордонансах, то с середины XIII в. королевской власти удалось добиться действия своих ордонансов на территории вассальных герцогств и графств независимо от согласия их владельцев. Право собственности Развитие феодальных отношений характеризовалось во Франции, как и в других странах, упрочением системы сложных вещных прав, основным объектом которых была земля. Частная собственность на землю (аллод) прежде всего утвердилась в среде феодальной знати. Но основными и наиболее распространенными правами на землю были ―держания‖ — феодальные зависимые права, приобретавшиеся от вышестоящего сеньора. Наиболее распространенными видами земельных держаний были феоды и цензивы. Феод — благородное (дворянское) держание земли на основе вассальных (ленных) отношений. В отличие от бенефиция, которым наделялся вассал на условиях военной службы, феод являлся наследственным владением независимо от службы. Вассалы имели в отношении феодов право владения, пользования и передачи по наследству. Если вассал умирал без наследников, то феод возвращался сеньору. Вассалу принадлежали все доходы феода. Только при переходе феода к наследнику последний должен был платить в пользу сеньора пошлину (рельеф), которая по данным кутюмов к XIII в. составляла годичный доход феода. Кутюмы Бовези (старофр. Coustumes de Beauvoisis, фр. Coutumes de Beauvaisis) — сборник обычаев средневекового французского права. Содержит обычаи, применявшиеся преимущественно в северо-восточной части Франции в провинции Бовези (фр. Beauvaisis). Создан французским юристом Филиппом де Бомануаром в 1282 году[1]. Содержание сборника Название сборника, как и дата его создания, являются условными. Фактически в сборник включены обобщѐнные правила нескольких местностей, упорядоченные и творчески переработанные Ф. Бомануаром. При составлении сборника автор не только фиксировал существовавшие обычаи, но и дополнял их, трансформируя в духе школы французских легистов, а также дополняя нормами, утверждающими укрепление центральной власти монарха[1]. Документ отличается значительным объѐмом и содержит около 2000 статей, объединѐнных в тематические главы. В сборник объединены нормы, регулирующие самые различные общественные отношения, однако особое внимание уделено правилам, связанным с организацией и осуществлением правосудия[4]. В сборнике закреплена презумпция невиновности, принцип объективного вменения и принцип зависимости меры ответственности от тяжести проступка (размера ущерба), описан широкий круг
процессуальных вопросов, введены понятия умысла, покушения на преступление.
47. Вещное и обязательственное право, брачно-семейное и наследственное право в средневековой Франции.
Вещное право. Право феодальной собственности на землю. Феодальная основа права Франции наиболее ярко проявилась в том, что оно закрепляло исключительные привилегии дворянства и духовенства, на землю. К XI в. полностью исчезает свободная крестьянская собственность на землю, а также иные формы аллодиальных владений, которые дольше сохранялись на юге страны. Феод утверждается в качестве основной и практически единственной формы поземельной собственности. В результате развития процесса суб-инфеодации складывается правило, что каждый держатель земли должен иметь сеньора по принципу "нет земли без сеньора". Это правило, возникшее первоначально на севере, к XIII в. распространяется по всей территории Франции. С усилением власти короля легисты и королевские судьи стали исходить из того, что все земли в стране держатся от имени короля. Другой чисто феодальной чертой права поземельной собственности во Франции была его расщепленность. Как правило, земля не находилась в неограниченной собственности одного лица, а выступала как собственность двух или более феодалов, принадлежавших к разным ступеням сословной лестницы. Четко разделяя правомочия верховного и непосредственного собственника земли, право закрепляло иерархическую структуру феодальной земельной собственности. Юридическое обоснование расщепленности права собственности наиболее полно было дано глоссаторами. Сначала они обозначили права вассалов на землю с помощью классической римской формулы как право пользования участком и извлечения плодов (jus utendi ас fruendi). Но позднее, отступая от классических принципов римского права, они сконструировали новое положение о существовании одновременно нескольких собственнических прав на одну и ту же вещь. За сеньором стало признаваться "прямое право собственности" (dominium directum), а за вассалом — "полезное право собственности" (dominium utile). Это означало, что за вассалом, который непосредственно использовал свои привилегии собственника земли, было закреплено право на эксплуатацию крестьян путем взимания различных поборов. Сеньор, выступая в качестве верховного собственника земли, сохранял за собой определенные административно-судебные права и контроль за распоряжением переданным участком. Так, субинфео-дация, т.е. передача части феода подвассалам, требовала до XI в. согласия сеньора. Позднее она могла осуществляться вассалом самостоятельно, но с соблюдением предусмотренных в обычном праве ограничений. Как правило, кутюмы разрешали передавать арьер-вассалам от 1/3 до 1/2 полученного от сеньора фьефа. Но с XIII в. без согласия сеньора, а затем короля была запрещена передача земельных владений церкви, поскольку при этом происходило так называемое "умерщвление лена". Верховный собственник навсегда терял такую землю, которую церковь, не связанная обязанностями военной службы, держала, как говорилось, "в мертвой руке". Права земельного собственника в части недвижимостей рассматривались не как индивидуальные, а как семейно-родовые. Поэтому распоряжение родовыми землями ставилось под контроль родственников. Их согласие при продаже таких земель требовалось вплоть до XIII в. Позднее это требование смягчалось, но родственники сохраняли право выкупа семейного имущества (праворетракта) в течение одного года и одного дня после его продажи. Если глава семьи умирал, не оставив детей, семейное имущество возвращалось по той линии, по которой оно поступило в семью. Особая конструкция поземельных прав была выработана в стране обычного права, где кутюмы не знали права собственности на землю как такового, а признавали особые владельческие права (сезину). Последняя представляла собой земельное держание, зависимое от сеньора, но признанное обычным правом и охраняемое как собственность в судебном порядке. Фактически сезина могла приобретать форму феода и передаваться вассалу с помощью инвеституры. Права держателя земли принимали устойчивый характер в результате давности обладания земельным участком. Сначала обычное право предусматривало для этого короткий срок (год и один день), но позднее этот срок
увеличился от 10 до 30 лет. Своеобразие права феодальной собственности на землю заключалось также в том, что оно было неразрывно связано с владельческими правами крестьян. Эти права были ограниченными, но постоянными. Первоначально крестьянин не мог отчуждать свой земельный надел без согласия сеньора, но и последний также не мог произвольно сгонять с земли даже лично зависимого серва. С XIII в. основной формой крестьянского держания земли становится цензива. Цензитарий освобождается от личных повинностей и получает большую свободу распоряжения землей. Однако право крестьян на землю по-прежнему рассматривалось как производное от права поземельной собственности сеньора, а поэтому крестьянское хозяйство было обременено различными феодальными поборами. Сами сеньоры, стремившиеся получить от своих крестьян все возрастающую ренту, а также королевская власть, взимающая с крестьянских хозяйств налоги, были заинтересованы в расширении владельческих прав цензитариев. Крестьянин (особенно в эпоху абсолютизма) получил право продавать, дарить, закладывать и иным путем переуступать свою цензиву, но при условии, что феодальный собственник, как и прежде, исправно получает причитающийся ему ценз. Королевские юристы, руководствуясь фискальными соображениями, обосновали даже тезис, что цензива является почти полной собственностью, так как формально только собственность подлежала обложению королевской тальей. Но при этом они не забывали подчеркнуть и разницу между сеньориальной собственностью и цензивой, а именно — вечное право сеньора на получение ценза и других сборов, т.е. феодальной ренты. Вплоть до революции 1789 года право феодальной собственности на землю сочеталось также с элементами общинного крестьянского землепользования. Так, предусматривались общинные угодья (леса, луга и т.д.) для выпаса скота, заготовки дров, а также право членов общины собирать оставшиеся на чужих участках после уборки урожая колосья, солому и др. С XVI в. процесс первоначального накопления капитала начинает существенным образом влиять на судьбу общинных земель. Французское дворянство неизбежно втягивалось в товарно-денежные отношения, но не могло, как это имело место в Англии, сгонять цензитариев с их земель. Поэтому оно активно проводило политику расхищения общинных угодий. Королевская власть первоначально из фискальных соображений препятствовала захвату общинных земель, но при Людовике XIV был издан эдикт о "триа-же", который позволил дворянам с условием внесения в казну соответствующей платы изымать треть земли, принадлежавшей крестьянской общине. Фактически же было отрезано 2/3, а иногда и более, общинных земель. Лишь в городах земельная собственность, концентрировавшаяся главным образом в руках патрицианско-бюргерской верхушки, под влиянием конструкций римского права по своему правовому режиму в некоторых отношениях приближалась к неограниченной частной собственности. Обязательственное право. Длительное время замкнутый характер феодального хозяйства и территориальная раздробленность страны тормозили развитие товарно-денежных отношений, а следовательно, и договорного права. Но даже в эпоху позднего средневековья и зарождения капитализма договорные отношения, получившие более широкое распространение, несли на себе печать феодализма. Феодальный характер права проявлялся даже в таком договоре, как купля-продажа. В ранний период продажа вещей, прежде всего недвижимости, совершалась в торжественной форме, которая должна была обеспечить устойчивость договора. С XII в„ особенно на юге страны, где уже сказывалось влияние римского права, важные сделки купли-продажи начинают составляться в письменном виде, а в последующем — утверждаться нотариусами. Текст таких сделок нередко выступал в виде единообразных формул. Так, например, продавец специально указывал, что действует "честно и без дурного намерения" (bona fide et sine dolo), что продаваемая вещь получена им по наследству или в силу 30-летнего добросовестного владения (или иного срока приобретательной давности), что он принимает на себя ответственность в случае отчуждения (эвикции) вещи у покупателя и т.п. Первоначально необходима не только уплата цены, но и передача проданной вещи. С XIII в. с развитием торгового оборота такой договор возникал с момента его заключения сторонами, и его объектом могли выступать вещи, которые еще не были изготовлены. Особо тщательно регламентировалась купля-продажа земли в обычном праве. За сеньором всегда признавалось право преимущественной покупки продаваемого вассалом феода. Кроме того, он, как и родственники продавца, в течение установленного кутюмами срока имел право выкупа проданной земли. Со временем во избежание последующих феодальных семейных распрей нотариусы стали требовать присутствия при оформлении договора продажи недвижимости членов семьи продавца, включая детей с 14 лет. Продажа дворянских сеньорий и крестьянских держаний (цен-зив) становится обычным явлением с зарождением капиталистических отношений и кризисом феодального хозяйства. С XVII в. буржуа особенно охотно скупают дворянские земли, прежде всего вокруг городов, причем часто не с целью внедрения новых методов хозяйствования, а лишь с тем, чтобы иметь возможность взимать с крестьян феодальную ренту. Нередко объектом купли-продажи становилась не сама земля, а именно связанные с ней рентные права. В Х—XI вв., когда купля-продажа имущества была еще сравнительно редким явлением и не совмещалась с представлениями о феодальной чести, получил развитие договор Дарения. Нередко этот договор маскировал сделку купли-продажи, становился фактически двусторонним и возмездным. Получатель подаренного имущества принимал на себя обязательство передать дарителю в знак благодарности определенное имущество (лошадь, оружие и т.п.). Договор дарения использовался также для обхода предусмотренных во многих кутюмах ограничений на завещания. В свою очередь в обычном праве постепенно устанавливаются ограничения для дарителя, в частности связанные с дарением родовых имуществ. В 1731 году специальный королевский ордонанс о дарениях упорядочил и кодифицировал обычное право, запретив посмертные дарения (замаскированные завещания), если они не были специально предусмотрены брачным договором. В период абсолютизма во Франции широкое распространение получает договор найма (аренды) земли, который способствовал проникновению капиталистических отношений в деревню. В XVI— XVIII вв. многие дворяне забрасывают свое хозяйство, отказываются от собственной запашки, раздают земли по частям в аренду зафиксированную плату или часть урожая. Такие договоры сначала заключались на год, но постепенно сроки их действия удлиняются (на одну, две и т.д. жизни арендатора). Такая форма эксплуатации крестьян давала дворянству большую выгоду, так как размер арендной платы (в отличие от ценза) не был определен обычаем и мог время от времени повышаться. Кроме того, в отличие от цензивы земля, сданная в аренду, по окончании срока договора возвращалась в распоряжение сеньора. В предреволюционный период к сдаче земли в краткосрочную аренду (на 5—10 лет) все чаще прибегали буржуа, приобретающие дворянские поместья. Арендные отношения стали охватывать все более широкий круг имуществ. Нередко зажиточные крестьяне или буржуа получали от сеньоров в аренду за соответствующую плату на год или на несколько лет право на баналитеты (феодальные монополии земельных собственников) или иные виды феодальной ренты. Важное место в средневековом праве Франции занимал договор займа. В ряде долговых документов XII—XIII вв. использовалась римская формула займа (mutuum), но она не получила распространения. Каноническое право запрещало взимание процен-.тов, но, поскольку крупнейшим заимодавцем во Франции в это время была церковь, она же нашла и обходные пути для этого запрета. В некоторых случаях должник выплачивал кредитору заранее определенную сумму (до 25% от полученной им в долг), которая не считалась процентами. В других случаях он принимал на себя встречное обязательство выплачивать кредитору фиксированную ренту в виде определенной части доходов. Со временем при договоре займа все чаще стал использоваться "мертвый залог", при котором должник закладывал земельный участок, причем доходы от него поступали кредитору и не засчитывались в счет уплаты долга.
С XIV—XV вв. в качестве заимодавцев во Франции выступает уже городская верхушка, ростовщики, которые под залог земли или за право взимать ренту ссужали деньги крупным феодалам и самому королю. В период абсолютизма ростовщические операции приобрели столь широкий размах, а число заложенных сеньорий стало столь значительным, что это вызывало всеобщее недовольство дворянства. Королевским ордонансом в XVIII в. был запрещен залог имущества, если он сопровождался передачей кредитору заложенной земли. Но еще с XII в., ^особенно в ростовщических операциях церкви, для гарантии по договору займа стала использоваться ипотека, когда заложенная земля оставалась у должника, но с выплатой последним установленной ренты. Развитие торгового и ростовщического капитала, рост банковских операций потребовали специальной регламентации профессиональной деятельности купцов, банкиров, маклеров и т.п. С учетом сложившейся международной торговой практики в 1673 году был издан королевский ордонанс о торговле, известный по имени его составителя как Кодекс Савари, а в 1681 году — ордонанс о морской торговле. В этих актах определялся правовой статус купцов и порядок образования торговых товариществ, содержались нормы, относящиеся к специальным институтам, выработанным в практике международной и морской торговли, таким, как вексель, банкротство, страхование и т.д. Тем самым было положено начало созданию во Франции наряду с общими нормами, регулирующими имущественный оборот (гражданское право), обособленных норм торгового права, что в последующем привело в этой стране к дуализму частного права. Обязательственное право. Длительное время замкнутый характер феодального хозяйства и территориальная раздробленность страны тормозили развитие товарно-денежных отношений, а следовательно, и договорного права. Но даже в эпоху позднего средневековья и зарождения капитализма договорные отношения, получившие более широкое распространение, несли на себе печать феодализма. Феодальный характер права проявлялся даже в таком договоре, как купля-продажа. В ранний период продажа вещей, прежде всего недвижимости, совершалась в торжественной форме, которая должна была обеспечить устойчивость договора. С XII в„ особенно на юге страны, где уже сказывалось влияние римского права, важные сделки купли-продажи начинают составляться в письменном виде, а в последующем — утверждаться нотариусами. Текст таких сделок нередко выступал в виде единообразных формул. Так, например, продавец специально указывал, что действует "честно и без дурного намерения" (bona fide et sine dolo), что продаваемая вещь получена им по наследству или в силу 30-летнего добросовестного владения (или иного срока приобретательной давности), что он принимает на себя ответственность в случае отчуждения (эвикции) вещи у покупателя и т.п. Первоначально необходима не только уплата цены, но и передача проданной вещи. С XIII в. с развитием торгового оборота такой договор возникал с момента его заключения сторонами, и его объектом могли выступать вещи, которые еще не были изготовлены. Особо тщательно регламентировалась купля-продажа земли в обычном праве. За сеньором всегда признавалось право преимущественной покупки продаваемого вассалом феода. Кроме того, он, как и родственники продавца, в течение установленного кутюмами срока имел право выкупа проданной земли. Со временем во избежание последующих феодальных семейных распрей нотариусы стали требовать присутствия при оформлении договора продажи недвижимости членов семьи продавца, включая детей с 14 лет. Продажа дворянских сеньорий и крестьянских держаний (цен-зив) становится обычным явлением с зарождением капиталистических отношений и кризисом феодального хозяйства. С XVII в. буржуа особенно охотно скупают дворянские земли, прежде всего вокруг городов, причем часто не с целью внедрения новых методов хозяйствования, а лишь с тем, чтобы иметь возможность взимать с крестьян феодальную ренту. Нередко объектом купли-продажи становилась не сама земля, а именно связанные с ней рентные права. В Х—XI вв., когда купля-продажа имущества была еще сравнительно редким явлением и не совмещалась с представлениями о феодальной чести, получил развитие договор Дарения. Нередко
этот договор маскировал сделку купли-продажи, становился фактически двусторонним и возмездным. Получатель подаренного имущества принимал на себя обязательство передать дарителю в знак благодарности определенное имущество (лошадь, оружие и т.п.). Договор дарения использовался также для обхода предусмотренных во многих кутюмах ограничений на завещания. В свою очередь в обычном праве постепенно устанавливаются ограничения для дарителя, в частности связанные с дарением родовых имуществ. В 1731 году специальный королевский ордонанс о дарениях упорядочил и кодифицировал обычное право, запретив посмертные дарения (замаскированные завещания), если они не были специально предусмотрены брачным договором. В период абсолютизма во Франции широкое распространение получает договор найма (аренды) земли, который способствовал проникновению капиталистических отношений в деревню. В XVI— XVIII вв. многие дворяне забрасывают свое хозяйство, отказываются от собственной запашки, раздают земли по частям в аренду зафиксированную плату или часть урожая. Такие договоры сначала заключались на год, но постепенно сроки их действия удлиняются (на одну, две и т.д. жизни арендатора). Такая форма эксплуатации крестьян давала дворянству большую выгоду, так как размер арендной платы (в отличие от ценза) не был определен обычаем и мог время от времени повышаться. Кроме того, в отличие от цензивы земля, сданная в аренду, по окончании срока договора возвращалась в распоряжение сеньора. В предреволюционный период к сдаче земли в краткосрочную аренду (на 5—10 лет) все чаще прибегали буржуа, приобретающие дворянские поместья. Арендные отношения стали охватывать все более широкий круг имуществ. Нередко зажиточные крестьяне или буржуа получали от сеньоров в аренду за соответствующую плату на год или на несколько лет право на баналитеты (феодальные монополии земельных собственников) или иные виды феодальной ренты. Важное место в средневековом праве Франции занимал договор займа. В ряде долговых документов XII—XIII вв. использовалась римская формула займа (mutuum), но она не получила распространения. Каноническое право запрещало взимание процен-.тов, но, поскольку крупнейшим заимодавцем во Франции в это время была церковь, она же нашла и обходные пути для этого запрета. В некоторых случаях должник выплачивал кредитору заранее определенную сумму (до 25% от полученной им в долг), которая не считалась процентами. В других случаях он принимал на себя встречное обязательство выплачивать кредитору фиксированную ренту в виде определенной части доходов. Со временем при договоре займа все чаще стал использоваться "мертвый залог", при котором должник закладывал земельный участок, причем доходы от него поступали кредитору и не засчитывались в счет уплаты долга. С XIV—XV вв. в качестве заимодавцев во Франции выступает уже городская верхушка, ростовщики, которые под залог земли или за право взимать ренту ссужали деньги крупным феодалам и самому королю. В период абсолютизма ростовщические операции приобрели столь широкий размах, а число заложенных сеньорий стало столь значительным, что это вызывало всеобщее недовольство дворянства. Королевским ордонансом в XVIII в. был запрещен залог имущества, если он сопровождался передачей кредитору заложенной земли. Но еще с XII в., ^особенно в ростовщических операциях церкви, для гарантии по договору займа стала использоваться ипотека, когда заложенная земля оставалась у должника, но с выплатой последним установленной ренты. Развитие торгового и ростовщического капитала, рост банковских операций потребовали специальной регламентации профессиональной деятельности купцов, банкиров, маклеров и т.п. С учетом сложившейся международной торговой практики в 1673 году был издан королевский ордонанс о торговле, известный по имени его составителя как Кодекс Савари, а в 1681 году — ордонанс о морской торговле. В этих актах определялся правовой статус купцов и порядок образования торговых товариществ, содержались нормы, относящиеся к специальным институтам, выработанным в практике международной и морской торговли, таким, как вексель, банкротство, страхование и т.д. Тем самым было положено начало созданию во Франции наряду с общими нормами, регулирующими имущественный оборот (гражданское право), обособленных норм торгового права, что в последующем привело в этой стране к дуализму частного права.
48. Уголовное право и судебный процесс в средневековой Франции.
Уголовное право. В IX—XI вв. во Франции в основном продолжала существовать система преступлений и наказаний, восходящая к раннему средневековью. Преступление рассматривалось как действие (частная обида), затрагивающее интересы отдельных лиц, а наказания, которые еще не были отмечены печатью жестокости, сводились прежде всего к компенсации за вред, причиненный частным лицам. Однако к XI—XII вв. феодальные черты уголовного права раскрываются достаточно полно. Преступление перестает быть частным делом, а выступает как "нарушение мира", т.е. утвердившегося феодального правопорядка. Получают развитие такие качества уголовного права, как уголовная ответственность без вины, жестокость наказаний, неопределенность составов преступлений. Если еще в среде самих феодалов вопрос о преступлениях и наказаниях рассматривался в "суде равных", исходя из правовых обычаев и представлений о феодальной чести, то по отношению к подвластному крестьянскому населению сеньор в уголовных делах был по существу одновременно и законодателем и судьей. Он мог применять уголовную репрессию против крестьян за самые различные проявления неповиновения, вплоть до невыполнения сеньориальных повинностей. С постепенной централизацией государства и усилением королевской власти в XIII—XV вв. ослабляется сеньориальная юрисдикция и возрастает роль законодательства королей в развитии уголовного права, которое все более приобретает репрессивный характер. Расширяется круг дел, которые рассматриваются как тяжкие преступления и входят в категорию так называемых "королевских случаев" (фальшивомонетничество, убийство, изнасилование, поджоги и т.д.). Короли своим законодательством начинают активно вмешиваться и в религиозную сферу, дополняя нормы канонического права. Так, еще в 1268 году Людовик IX издал ордонанс, предусматривающий особое наказание за богохульство. Появляется ряд новых составов преступлений, связанных с понятием "оскорбление величества". Окончательному исчезновению представления о преступлении как "частном деле" способствовал Великий мартовский ордонанс 1357 года, который предусматривал запрет на замену наказания денежной компенсацией. По требованию сословий король лишался права помилования лиц, совершивших тяжкие преступления. Вплоть до революции 1789 года уголовная ответственность того или иного лица непосредственно связывалась с его сословным положением. К дворянам лишь в исключительных случаях применялись телесные наказания, которые обычно заменялись штрафами и конфискациями имущества, не допускалась смертная казнь через повешение. Особая система уголовной ответственности существовала для духовенства. Вместе с тем полностью отбрасывались всякие представления о законности в случаях подавления городских и крестьянских восстаний, когда окончательно исчезали разграничения между судебной и внесудебной расправой. Так, при подавлении Жакерии только за две недели было казнено 20 тыс. человек. В средневековом уголовном праве Франции допускалось объективное вменение, т.е. уголовная ответственность без вины. Так, в королевских законах за некоторые политические преступления предусматривалась коллективная ответственность членов городских корпораций, а также членов семьи преступника, в том числе его детей. Законодательство и кутюмы в принципе знали понятие-невменяемости, т.е. неспособности человека в силу психического расстройства осознавать значение своих действий. Но по ряду преступлений, в том числе за "оскорбление величества", к уголовной ответственности привлекались умалишенные и малолетние. Уголовному "преследованию" подвергались даже трупы преступников, а также животные и предметы, явившиеся причиной смерти человека. В период абсолютизма законодательство особо детализирует составы преступлений, направленных против короля, французского государства и католической церкви. В связи с этим значительно расширяется круг действий, которые подпадают под понятие "оскорбление величества". Наиболее тяжкими считались покушения на короля или членов его семьи и заговор против государства. В XVII в. при Ришелье была создана "вторая ступень" преступлений, рассматривавшихся как "оскорбление величества". Это заговор против министров короля, командующих королевскими войсками, губернаторов провинций и других высших королевских чиновников, измена на войне, дезертирство, шпионаж, строительство, крепостей без королевского разрешения и т.п. Разнообразными были и религиозные преступления: богохульство, кощунство и святотатство, колдовство, ересь и т.д. Понятие "ересь", как и понятия других религиозных преступлений, отличалось особой неопределенностью и менялось на разных этапах развития французского государства.
Наиболее массовый характер преследование еретиков получило в период Реформации, особенно после эдикта Генриха II в 1547 году, предписавшего сжигать на кострах всех протестантов. Гонения на кальвинистов (гугенотов) в это время вылились в массовые внесудебные расправы (в 1572 году в Варфоломеевскую ночь было убито 2 тыс. человек), в кровопролитные религиозные войны XVI—XVII вв. В связи с процессом первоначального накопления капитала и массовым разорением крестьянства королевскими ордонансами были предусмотрены специальные меры уголовной репрессии против бродяг, нищих и безработных, ставившие своей целью создание системы наемного труда. Незадолго до революции это законодательство пополнилось очередным королевским ордонансом (в 1764 году), по которому лица, не имеющие средств к существованию, посылались на тяжелые работы на галерах. Так же как и преступления, наказания не были четко определены в королевском законодательстве, их применение во многом зависело от усмотрения суда, от сословного положения обвиняемого. Целью наказания стало возмездие и устрашение. Приговоры приводились в исполнение публично, с тем чтобы страдания осужденного вызывали страх у всех присутствующих. Смертная казнь применялась в разнообразных формах: разрывание на части лошадьми, четвертование, сожжение и т.д. Многочисленными были членовредительские и телесные наказания: отрезание языка, отсечение конечностей, терзание раскаленными щипцами и т.д. Широко стало применяться и тюремное заключение, которое в более ранний период предусматривалось главным образом церковными судами. В качестве основного и дополнительного наказания использовалась и конфискация имущества, что было выгодно королевской казне, когда дело касалось больших состояний буржуа. В уголовном праве Франции четко проявилась и такая специфически средневековая черта, как явное несоответствие тяжести наказания характеру преступления. Она усугублялась произволом королевских судей, особенно злоупотреблявших конфискацией имущества, что вызывало большое недовольство французской буржуазии, передовые идеологи которой подвергли в XVIII в. сокрушительной критике всю систему дореволюционного уголовного права. Судебный процесс. Вплоть до конца XII в. судебный процесс, как это было ранее у франков, сохранял в основном обвинительный характер. Большое распространение получает судебный поединок, который проводился при взаимном согласии на то сторон или же в случае, когда одна из них обвиняла противника во лжи. Правовые обычаи детально регламентировали процедуру судебной дуэли. При рассмотрении дел крестьян в сеньориальных судах наряду с традиционными доказательствами еще в XI в. стали применяться -пытки, и процесс утрачивал свой былой состязательный характер. К этому времени розыскная (инквизиционная) форма процесса, называвшаяся еще римско-католической, утверждается в церковных судах, а с XIII в. постепенно вводится в судах короля и крупных феодалов. Вплоть до XV в. розыскной и обвинительный процессы существовали как бы параллельно, но последний постепенно начал выходить из употребления в связи с отменой важных традиционных видов доказательств ("божьего суда") — ордалий и судебного поединка. Окончательное закрепление розыскного процесса происходит с утверждением абсолютизма путем издания серии королевских актов: ордонанса 1498 года, эдикта 1539 года и Большого уголовного ордонанса 1670 года. Правда, первоначально этот процесс именовался экстраординарным, но именно он применялся в большинстве важных уголовных дел. Именно в этот период получила распространение практика, когда для тюремного заключения человека требовалось только вписать его имя в пустой бланк королевского приказа на арест (lettres de cachet). Первой стадией розыскного процесса было дознание, т.е. сбор предварительной и тайной информации о преступлении и преступнике. Судебное дело возбуждалось на основании обвинения королевского прокурора, а также доносов и жалоб, содержание которых оставалось неизвестным для обвиняемого. Затем судебный следователь собирал письменные доказательства, допрашивал свидетелей и обвиняемого, проводил очные ставки. При розыскном процессе подразумевалась виновность обвиняемого, поэтому показаний одного свидетеля было достаточно для применения пытки. Цель ее состояла в том, чтобы вырвать признание обвиняемого, которое рассматривалось как "царица доказательств". Само судебное рассмотрение дела проходило в закрытом заседании, причем решающее значение придавалось материалам, собранным в ходе следствия. Полноценным доказательством вины обвиняемого были, кроме собственного признания, показания двух "заслуживающих доверия" свидетелей, письма самого обвиняемого, протоколы, составленные на месте преступления, и т.д. Хотя ордонанс 1670 года предусмотрел деление доказательств на оправдательные и обвинительные, суд основное внимание уделял именно последним. В случае отсутствия достаточных обвинительных
доказательств судья мог распорядиться о повторном проведении пытки. До XIII в. судебные приговоры считались окончательными и не подлежали обжалованию. Лицо, недовольное решением судей, могло вызвать их на судебный поединок и последовательно драться с каждым из них. Обжалование в суд вышестоящего сюзерена было возможно только в случае "ошибки в праве". С XIII в. постепенно признается право обжаловать любое дело из сеньориального суда в королевский суд. В свою очередь в королевских судах допускалось обращение с апелляцией в более высокую инстанцию. Высшим апелляционным судом по гражданским и уголовным делам со временем становится Парижский парламент. Наличие большого числа апелляционных инстанций, особенно в предреволюционный период, делало судебные процессы затяжными и дорогостоящими.
49. «Священная Римская империя германской нации» периода раннефеодальной монархии: особенности государственного и общественного строя.
Священная Римская империя германской нации - государственное образование, существовавшее с 962 по 1806 годы и объединявшее территории Центральной Европы. Империя была основана в 962 году восточнофранкским королѐм Оттоном Первым и рассматривалась как прямое продолжение античной Римской империи и франкской империи Карла Великого. Процессы становления единого государства в империи за всю историю еѐ существования так и не были завершены, и она оставалась децентрализованным образованием со сложной феодальной иерархической структурой, объединявшей несколько сотен территориально-государственных образований. Во главе империи стоял император. Императорский титул не был наследственным, а присваивался по итогам избрания коллегией курфюрстов. Власть императора никогда не была абсолютной и ограничивалась высшей аристократией Германии. Социальная структура: 10-12 века - военнорыцарское сословие. Его верхушка - герцоги. Графы-служилая знать. Фаты - имперские судьи в церковных вотчинах. Низ высшего сословия - средние и мелкие рыцари. К 13 веку этот слой превращается в рыцарское сословие. Крестьяне: 1.свободные. Свободные держатели земли, платили чинж(рента). 2.Несвободные.(крепостные,батраки,литы-находились в долговой кабале). Государственные органы. 1.Во главе император, который избирался высшими князьями. 2.Ближайшие помощники-канцлер(занимался бумажными делами и казной),маршал. 3.Гофтат - королевский или государственный совет. 4.Феодальные съезды - внешнеполитические вопросы. Столица назначалась там, где избирался император. Судебная система. Для каждого сословия свой суд. Для крестьян - суды феодалов. Для свободных людей - графские и княжеские суды. Церковные суды - по религиозным делам. Для горожан - городские люди в вольных городах. В имперских городах - суды сеньоров.
50. «Священная Римская империя германской нации» в XIII - нач. XIX в.в.: государственный строй, правовое положение населения, судебная система. «Золотая Булла» 1356 года. Особенности германского абсолютизма.
XIII - нач. XIX в.в. При Фридрихе Втором(1215-1250) продолжается дальнейшее расширение прав феодалов и разобщение германских земель. Государсвтенные строй разорванной на удельные куски Германии закрепляет "Золотая Булла", изданная в 1356 году Карлом Четвертым. В отдельных княжествах существуют свои представительные органы - ландтаги, выражающие интересы дворянства, духовенства и горожан. Правосудие осуществляется в светских и духовных судах. Государственное устройство Германии в XIII - нач. XIX веков.
1.Император. Созывает заседания рейхстага, может одобрить или отклонить его решения. 2.Рейхстаг. Включает курфюрстов, крупных феодалов, представителей церковных орденов и подчиненных имперской власти городов. Издает обязательное для всего государства законы, контроль за исполнением которых оосуществляется силами отдельных земель. Утверждает общеобязательные указы императоры, дает согласие на введение налогов. 3. Коллегия курфюрстов. Состоит из трех духовных и четырех светских князей. Решает совместно с главой государства важные государственные дела. Выбирает имератора большинством голосов. Система светских судов Германии 13-15 веков. 1Светские суды. 2Королевский суд. 3Княжеские суды. 4Графские и Маркграфские суды. (гражданские и уголовные дела,сторонами которых выступают дворяне). 5Шулетгейский суд и гографский суд. (разбирают тяжбы крестьян). 6Суд сельского старосты. Золотая Булла - законодательный акт Священной Римской империи, принятый имперским рейхстагом в 1356 г.; самый известный из документов, называвшихся "Золотая булла". Текст документа, составленный на латыни, был утвержден императором Карлом IV Люксембургским. Действие буллы прекратилось с окончанием существования империи (1806 г.). Булла регламентировала избрание германского короля (императора) коллегией семи имперских курфюрстов (архиепископов Майнца, Трира и Кѐльна, короля Чехии, Рейнского пфальцграфа, герцога Саксонии и маркграфа Бранденбурга) и определяла права этих курфюрстов. Ведущая роль в рейхстаге отводилась архиепископу Майнцскому. Кроме того, булла запрещала разделение территорий курфюршеств. Политическая раздробленность Германии, закрепленная "Золотой буллой", удерживалась в течение последующих веков. Абсолютизм развивался и как абсолютизм областной, княжеский, но не общегосударственный. Власть императора распространялась только на земли его домена. Не было единых общеимперских законов в области права, не было единого войска, администрации
51. Особенности права средневековой Германии. «Саксонское зерцало» XII века: нормы земского и ленного права.
Начиная с XII века в Германии не существовало "общегepманского права", а было право территориальных образований и городов. Правовая система характеризуется обособлением правовых норм, относящихся к высшему феодальному сословию, так называемым ленным правом. В то же время в Германии были и общие принципы и институты права. Нормы обычного права, систематизированные в сборниках права: "Саксонское зерцало", "Швабское зерцало" и т.п., куда входили положения имперского законодательства и судебная практика, играли важную роль, Германское городское и торговое право отличались универсальностью и единообразием. К источникам права необходимо отнести международные договоры по обеспечению режима торговли и нормы римского права. В Германии имели место феодальные, церковные и городские суды. В Всстфалии и других землях получили широкое распространение особые суды, так называемые фемы. Суды фемов производили расследование о лицах, пользующихся "дурной славой". При этом нередко подсудимый воо бще не вызывался и, как правило, выносился смертный приговор, который приводился в исполнение одним из членов этого судилища. В 1532 году было издано уголовное и уголовно-процессуальное уложение Карла V ("Каролины"), на основе которого образовалось общее немецкое уголовное право. За каждой землей было сохранено ее особое уголовное право. "Каролина" предназначалась для восполнения пробелов в местных законах. Правила уголовного судопроизводства составляют основное содержание сборника. Более 100 статей посвящено уголовному праву. "Каролина" предусматривает государственные преступления, преступления против религии, против собственности, против личности. В ней даны понятия уголовного права: покушение, соучастие., необходимая оборона. В основу наказания положен принцип устрашения, ее отличает жестокость наказаний. "Каролина" сохранила черты обвинительного процесса. Формой рассмотрения уголовных дел был инквизиционный процесс. Земское право.
С ХШ века в Германии активно развивается "земское право", по которому судилось в судах "графской юрисдикции" все свободное население. Правовой статус человека определялся его сословной принадлежностью. В этот период времени возникает доктрина "двух мечей": духовный "меч" (власть) принадлежит Папе Римскому, а светский - императору. В германском праве традиционно имело место приниженное положение женщины. Без разрешения мужа жена не могла управлять никаким имуществом. Средневековое германское земское право знало наследование лишь по закону. С развитием товарно-денежных отношений происходило использование норм рецептированного римского права. Земское право предусматривает состязательный процесс по уголовным и гражданским делам. Ленное право. Монарх не мог свободно распоряжаться имперскими землями - ленами. Право на владение защищалось особыми исками. В ленном праве обычай регулировал отношения вассалитета.
52. «Каролина» 1532 года: общая характеристика, уголовное право и судебный процесс.
Каролина - принятое в 1532 г. и опубликованное в 1533 г. Уголовно-судебное уложение "Священной Римской империи германской нации". Получила название в честь императора Карла V (1519 1555). Являясь единственным общеимперским законом раздробленной Германии, Каролина имела целью упорядочить уголовное судопроизводство в местных судах. Данное Уложение является одним из самых полных кодексов уголовного законодательства XVI века. Весь кодекс был построен на презумпции вины, то есть обвиняемый сам должен был доказывать свою невиновность. Издан он был через три года после окончания крестьянской войны в Германии, отличался суровостью, даже жестокостью мер наказания. Действовал до конца XVIII века. Каролина" не содержала четкой системы и последовательного разграничения норм уголовного и уголовно-процессуального права. Уголовное право в ней стоит по объему на втором месте. Ему посвящено более ста статей. В отличие от более поздних кодексов "Каролина" не имеет систематического деления на части или главы, но некоторые группы статей были объединены по сходству содержания особыми подзаголовками. "Каролина" лишь перечисляла составы преступления, располагая в более или менее однородные группы, но не классифицировала их. Она предусматривает довольно многочисленный круг преступлений: -государственные (измена, мятеж, нарушение земского мира, бунт против властей); -против личности (убийство, отравление, клевета, самоубийство преступника); -против собственности (поджог, грабеж, воровство, присвоение); - против религии (богохульство, колдовство, кощунство, нарушение клятвы, подделка монет, документов, мер и весов, объектов торговли); -против нравственности (кровосмешение, изнасилование, прелюбодеяние, двоебрачие, нарушение супружеской верности, сводничество, похищение женщин и девушек). В Каролине получили более или менее точное определение не только отдельные преступления, но и некоторые общие понятия уголовного права: умысел и неосторожность, обстоятельства, исключающие, смягчающие и отягчающие ответственность, покушение, соучастие. Однако эти понятия не всегда были достаточно четко сформулированы и излагались применительно к отдельным видам преступлений и наказаний. Вся система наказаний определялась основной целью карательной политики устрашением. Это в значительной мере являлось реакцией на события Крестьянской войны 1524 - 1525 годов. Карательные меры отличались жестокостью. Основными видами наказания были: -смертная казнь (колесование, четвертование, закапывание живым в землю, утопление, сожжение и прочее); -членовредительские наказания (урезание языка, ушей вырывание языка, отсечение руки и тому подобное); -телесные наказания (сечение розгами); -позорящие наказания (лишение прав, выставление у позорного столба в железном ошейнике, клеймение); -изгнание;
-тюремное заключение; -возмещение вреда и штраф. Смертная казнь была прямо предписана или могла быть применена за большое количество преступлений, причем виды казни были квалифицированы: колесование, четвертование, утопление, сожжение, повешение, закапывание живым в землю для женщин. Телесные и членовредительские наказания могли применяться за обман и кражу. Смертная казнь и телесные наказания производились публично. Тюремные заключения, изгнания и позорящие наказания чаще применялись как дополнительные. К ним относились также конфискация имущества, терзание раскаленными клещами перед казнью и волочение к месту казни. При лишение чести осужденного выставляли к позорному столбу или в ошейнике на публичное осмеяние. "Злонамеренных и способных на дальнейшие преступные действия" лиц предписывалось заключать в тюрьму на неопределенный срок.
53. Раннефеодальная и сеньориальная монархия в средневековой Англии. Реформы Генриха II.
Англо-Саксонская монархия. Особенности: отсутствие феодальной раздробленности. Раннее появление паралмента(1260) раннее зарождение системы королевских судов. Англо-Саксоноская раннефеодальная монархия: Социальная структура: 1.Эрлы(графы) -феодальная знать. 2.Кэрлы(свободные общинники. Вместе они называются танами,то есть королевскими дружинниками. 3.Лэты(полусвободные). 4.Рабы. Глафорд - покровитель,патрон. (для доказания невиновности необходимо было 12 свидетелей). Во главе избираемый король. Существовал "совет мудрых" - витанагемот. Они входили в верхушку феодалов. Сеньориальная монархия. Социальная структура. 1.Феодалы. вассалы-короны(графы,бароны).Барон-родоплеменная знать. Подвассалы = вассалы 2 ступени (средние и мелкие феодалы). 2.Духовенство. 3.Крестьяне. -свободные -виланы(крепостные) -сокмены(личносвободные,подпадающие под судебную власть феодала). 4.Горожане. Государственные органы. -Во главе стоит король по наследству. Существовало духовное лицо и юрист,которое получило название - Юстицифий. Его помощник - канцлер.(ведал канцелярией). Также собиралась королевская курия (по типу феодальных съездов). РЕФОРМЫ ГЕНРИХА ВТОРОГО. Реформы проходили в начале 12 века для укрепелния королевской власти. 1.Судебная реформа. создавались разъездные королевские суды(6 судебных округов) окладывается "общее право". В основе судебный прецедент - исконное право англичан. Суд присяжных-малое жюри. Центральный королевский суд располагался в Вестминстере. Суд "общих тяжб" (проводился без участия короля). 2.Военная реформа.. Вводится всеобщая воинская повинность на всѐ население.
3.Финансово-налоговая реформа. -налог на движимое имущество. -прямой налог с городов.(тальи). -появляются считовые деньги.
54. Сословно-представительная монархия в средневековой Англии: государственный строй, правовое положение населения, судебная система. Великая хартия вольностей 1215 года.
В период с конца 13-го по 15-ый век в Англии устанавливается сословно-представительная монархия. Особенностью складывания сословно-представительной монархии в Англии было то, что она ознаменовала собой политическую победу сословий над королем. В XIII веке английский король, пользуясь могуществом своей власти, взимал со своих вассалов большие платежи и облагал тяжелыми налогами города. Этим он восстановил против себя не только крупных феодалов, но и своих союзников – рыцарей и горожан. Крестьяне воспользовались борьбой среди феодалов и стали громить поместья. Напуганные выступлениями крестьян, борющиеся группировки феодалов искали примирения. В 1265 г. в разгар этой борьбы созывается парламент, который может считаться первым парламентом в истории Англии, поскольку относительно полно представлял страну. В нем заседало по два рыцаря от каждого графства и по два представителя от каждого города. Также в 1265 - созывается совет крупных феодальных собственников (по их инициативе), а также представителей городов и городских местечек. Цель - установление новых налогов. Крупные земельные собственники могли путѐм уплаты освобождаться от военных повинностей, так называемые "щитовые деньги". С 1295 – превращается в орган сословного представительства, которые собирался не реже 3-х раз в год, по инициативе короля. Функции: установление согласия на новые налоги и сборы; контроль за деятельностью должностных лиц; издание законов с последующим их утверждением королѐм. В первой половине XIV века парламент стал делиться на верхнюю палату лордов, где заседала феодальная знать (епископы, аббаты, знатные церковные феодалы), и нижнюю палату общин, где заседали представители графств и городов. Парламент Англии периода сословно-представительной монархии постепенно закрепил за собой следующие полномочия: утверждение порядка и размеров налогообложения; право законодательной инициативы, постановление, принятие королем и обеими палатами парламента ("Статуты" становились высшим законодательным актом государства); согласие на объявление войны или заключение мира; право "импичмента", т.е. возбуждение судебного процесса перед палатой лордов против тех или иных советников короля за злоупотребление ими своими обязанностями. Стоит отметить, что английский парламент оказывал большее влияние на государственные дела, чем, например, Генеральные штаты во Франции. Это обуславливалось, прежде всего, отсутствием принципиальных разногласий между представителями парламента, что позволяло добиваться определенных уступок от короля при утверждении налогов и законов. С начала XV века роль и значение английского парламента начинает сокращаться. В Англии, как и других государствах Европы, начинает складываться абсолютная монархия. Социальная структура: 1. Феодалы: а) Вассалы короны – графы (дворяне), бароны (родоплеменные) б) Подвассалы, вассалы второй ступени (средние и мелкие феодалы). Принцип: вассал моего вассала – мой вассал. 2. Духовенство. Оно довольно быстро попало под королевскую власть. Генрих VIII постановил, что он сам будет назначать епископов. И духовенство, и дворянство несли воинскую, гражданскую службу. Так же они платили налоги. 3. Крестьяне: а) Свободные (меньшинство) б) Вилланы (крепостные крестьяне) в) Сокмены (личносвободные, но под судебной властью феодала). 4. Горожане (нет привилегий в политическом управлении, привилегии только в торговле) Судебная система.
1.Действует система судов «общего права». Сюда входят: 1) Суд королевской скамьи – высшая апелляционная инстанция по уголовным делам. 2) Суд общих тяжб – высшая инстанция по гражданским делам. 3) Суд казначейства – суд по налоговым и финансовым вопросам. 2.Так же действуют суды «права справедливости» Лорд Канцлер – его суд – он глава палаты лордов. Здесь действует королевская милость, королевская справедливость, а не право народа. «Право народа» начинает главенствовать с 1616 года. 3. Большое жюри, малое жюри. В большое входят 23 присяжных – это орган предания суду. В малое 12 присяжных, решающих виновность/не виновность. 4. Церковные суды. 5. Феодальные суды. 6. Мировые суды (брачно-семейные и наследственные вопросы). В 1215 году принимается Великая хартия вольностей – первый конституционный акт Англии. Были принята при Иване Безземельном. Группа восставших баронов вынудила короля принять Великую хартию 15 июня 1215 на лугу Раннимед близ Лондона. Документ составлен на латыни, состоит из преамбулы и 63 статей и содержит гарантии тех привилегий и свобод, которые составили фундамент британской системы управления. Положения Хартии. Большинство из 63 статей Великой хартии вольностей посвящены защите норм феодального права. Церкви предоставлялись ее традиционные привилегии. В нескольких статьях речь идет о правах городского среднего класса. В одной из статей говорилось, что королевских вассалов следует созывать на совещания, с тем чтобы они выступали с рекомендациями и давали свое согласие в случаях важных решений. В другой оговаривалось право вассалов на выбор в случае призыва их на военную службу королем: идти служить или внести денежную компенсацию, т. н. скутагий (щитовой сбор). Еще в одной предписывалось введение всех чрезвычайных налогов исключительно с одобрения королевских вассалов. Некоторые статьи, относившиеся к сфере права, оказались в высшей степени важными по причине того влияния, которое они оказали на юридические процедуры. Иоанну пришлось согласиться с тем, что впредь правосудие не может покупаться и продаваться. В 39 статье утверждается, что ни один свободный человек не может быть подвергнут аресту, заключению, лишен собственности, поставлен вне закона, выслан "либо ущемлен каким-то иным образом", кроме как по законному определению пэров или по закону страны. Тем самым король обещал, что всякий свободный человек должен предстать перед судебным органом прежде, чем против него будет предпринято какое-либо действие.
55. Особенности абсолютизма в средневековой Англии. Судебная система периода абсолютизма.
Особенности английского абсолютизма: 1. Незавершенный абсолютизм: наряду с сильной королевской властью существовал парламент, местное самоуправление (совет графств) 2. Отсутствовала крупная постоянная армия. 3. Сильная централизация и бюрократизация государственного аппарата. 4. Островное положение Англии предопределило наличие огромного ВМФ. Отсутствовала сухопутная наемная армия. На флот невозможно было возложить полицейские функции. При абсолютизме важнейшими судебными инстанциями были Суд королевской скамьи, Суд общих тяжб и Суд канцлера. Оформились структура и юрисдикция центральных Вестминстерских судов, в том числе Суда справедливости и Высшего суда адмиралтейства. Были созданы также чрезвычайные суды, самый известный из которых - Звездная палата (по сути политический трибунал). Расширилась судебная компетенция мировых судей. Все уголовные дела предписывалось рассматривать разъездным и мировым судьям после утверждения по ним обвинительного акта большим жюри. В состав суда включались присяжные заседатели.
56. Источники права средневековой Англии. «Общее право» и «право справедливости».
С XIII в. в Англии закрепилось деление на три группы преступлений: тризн (измена), фелония (тяжкое уголовное преступление) и мисдиминор (проступки). Раньше всего выработалось понятие "фелония" - убийство, поджог, изнасилование, разбой. Основным наказанием за фелонию была смертная казнь. В XIV веке тризн стал разделяться на "великую измену" - покушение или убийство короля или членов его семьи, изнасилование королевы, дочери короля, жены сына короля, восстание против короля, подделка королевской печати, монеты, ввоз в страну фальшивых денег, убийство канцлера, казначея, королевского судьи - и "малую измену", какой считалось убийство слугой господина, женой мужа, мирянином или клириком прелата. За измену предусматривалась смертная казнь с конфискацией имущества. Все остальные преступления относились к категории мисдиминор, наказание за них не сопровождались смертной казнью. В XIII-XIV вв. в Англии укрепляется суд присяжных как при рассмотрении уголовных, так и гражданских дел. Начиная с XIII века в королевских судах стали составлять протоколы судебных заседаний, "свитки тяжб", которые потом сменили сборники судебных отчетов. Именно в это время зарождается основной принцип "общего права": решение вышестоящего суда, записанное в "свитки тяжб", является обязательным при рассмотрении аналогичного дела этим же или нижестоящим судом. Этот принцип стал называться судебным прецедентом. Начиная с XV века в Англии формируется так называемое "право справедливости". В случае, если кто-либо не находил защиты своих нарушенных прав в судах "общего права", он обращался к королю за "милостью" разрешить его дело "по совести". С возрастанием таких дел был учрежден суд канцлера ("суд справедливости"). Судопроизводство осуществлялось канцлером единолично и в письменной форме. Формально канцлер не руководствовался никакими нормами права, а лишь внутренним убеждением, вместе с тем при вынесении решений он использовал принципы канонического и римского права. "Право справедливости" дополняло общее право, восполняло его пробелы. "Право справедливости" так же базировалось на принципе прецедента. Источником английского права являлись также статуты, законодательные акты центральной власти. Совокупность заключительных актов короля и актов, принятых совместно королем и парламентом, получила название статутного права. "Общее право", регулировавшее вопросы, связанные с феодальным свободным держанием, выделяло два вида свободных держателей: 1)непосредственно от короля - баронии, которые предоставлялись "головным держателям" и 2) свободные рыцарские держания от "головных держателей", И те и другие в равной мере были вассалами короля. С точки зрения правомочий собственника, "общее право" выделяло три категории держателей: 1) Держание "фри-симпл" - которым можно владеть и распоряжаться, и лишь при отсутствии наследников оно возвращалось сеньору как выморочное имущество. 2) Условные земельные владения. 3) Заповедные держания - держания, которыми нельзя было распоряжаться и которые переходили по наследству только нисходящему родственнику, обычно старшему сыну (принцип майората). Заключение брака и отношения между супругами регулировались каноническим правом. Имущественные отношения регулировались "общим правом". Приданое, приносимое женой, поступало в распоряжение мужа. Он мог владеть и пользоваться недвижимым имуществом жены и после смерти жены, если у них были общие дети. В случае бездетности имущество жены после ее смерти возвращалось ее отцу или его наследникам. Жена не имела права заключать договора, совершать сделки, выступать в суде без согласия мужа. Наследование феодальных держателей происходило на основе майората. Остальное имущество делилось на три части: 1/3 шла жене, 1/3 детям и 1/3 церкви. Реальная власть в период сословно-представительной монархии в Англии сосредоточилась в руках короля, которую он осуществлял через подчиненные непосредственно ему органы исполнительной и судебной власти. Однако королю приходилось зачастую считаться с парламентом, поэтому можно сделать вывод, что парламент также обладал определенной властью в стране. Впрочем, последнее слово всегда оставалось за королем.
57. Вещное, обязательственное право, брачно-семейное и наследственное право в средневековой Англии.
Английскому средневековому вещному праву известно деление имущества на движимое и недвижимое, но более распространенным и традиционным было деление вещей на реальную
собственность и персональную собственность: • реальная собственность защищалась реальными исками (в случае успеха которых утраченная вещь возвращалась владельцу). К реальной собственности относились родовая недвижимость, а также такие права на землю, которые носили характер свободного держания, феодального владения от короля или от другого лорда; • персональная собственность защищалась персональными исками. К ней относились все прочие вещи. Земля занимала особое место в английском средневековом праве. Земельные права определялись двумя главными понятиями: • владение, держание (tenancy); • объем владельческих прав, правовых интересов (estate). Владение могло быть: • свободным (фригольд) - владение землей, полученной на условиях несения рыцарской службы или по праву личной службы, а также землевладение свободного крестьянина (сокаж); • несвободным (копигольд) - владение землей на условиях исполнения личных и поземельных повинностей крестьянина в пользу лорда; со временем превратилось в наследственное право феодальной аренды. Понятие объема владельческих прав на недвижимость (estate) включает права лиц, которые участвуют в отношениях владения, пользования, распоряжения и контроля над собственностью, а также дает представление о наборе технических средств для передачи собственности. Исторически развиваясь, оно имело следующие формы: • получение лордами права продажи земли при условии, что на нового ее держателя переходят все служебные повинности прежнего; • владение, близкое к частной собственности, с тем лишь отличием, что при отсутствии наследников земля не становилась выморочной; • заповедные права на землю (права "заповедных земель"); • пожизненное владение; • владение на определенный срок. Чисто английским институтом вещного права был институт доверительной собственности (трэст): когда одно лицо передает другому в собственность свое имущество или его часть с тем, чтобы получатель, став формально собственником, управлял имуществом и использовал его в интересах прежнего собственника или по его указанию. По мере развития рыночных отношений в английском праве стало складываться и развиваться обязательственное право: обязательства из деликтов и договоров. Средневековому английскому обязательственному праву известны в числе прочих следующие формы исков: • иск о долге; • иск об отчете (лица, которому были доверены чужие деньги); • иск о соглашении (требование к должнику исполнить обязательство, установленное соглашением сторон); • иск о защите словесных соглашений. Одним из самых ранних форм исков, защищаемых в судах "общего права", был иск "о долге" (action of debt). Эту форму иска упоминает еще Гленвилль (XII в.), который рассматривает его в ряду деликтов, как иск о "несправедливом удержании". Основанием иска "о долге" была фактически полученная выгода, а не обязательство по договору, поэтому он мог применяться в ограниченном числе случаев. Другой ранней формой иска стал иск "об отчете" (action of account), предметом которого было договорное обязательство, облеченное в строго определенную форму, на основании которого одна сторона должна была совершить определенные действия в пользу другой. Этот Иск, первоначально применяемый в отношениях между лордом и управляющим манора, был связан с отчетом лица, которому были доверены чужие деньги и которое должно было предоставить собственнику отчет об их использовании. Иск стал применяться впоследствии в торговой практике, в деятельности товариществ. Гленвилль рассматривал этот иск также в ряду деликтов о "несправедливом удержании", обосновывая тем самым его использование и в случае займа, продажи, сдачи в наем, поклажи и пр. Иск of account был з.акреплен вскоре и в статутах Эдуарда 1 1267 и 1285 гг. Появление соглашения как обязательственного договора связано с признанием в XIII в. в судах "общего права" другого иска — иска "о соглашении" (action of covenant), содержащего требование к
должнику исполнить обязательство, установленное соглашением сторон, если оно скреплено печатью (deed under seal). Это соглашение приобретало право на исковую защиту только при несоблюдении формы его заключения "за печатью" или при дефектах этой формы. Но здесь уже определяющим моментом становится не несправедливое обогащение одной стороны, а сам факт такого соглашения, определенное действие (deed), порождающее правовые последствия. Таким образом, был сделан еще один шаг на пути признания в будущем основополагающего принципа договорного права о "святости" договора, имеющего силу закона для лиц, заключивших его. Развитие рыночных отношений с неизбежностью должно было опрокинуть крайний формализм сделок, договоров, поэтому суды "общего права" стали предоставлять защиту и неформальным, словесным соглашениям. В XV в. в английском праве в качестве разновидности иска "о правонарушении" (trespass), целью которого была защита личности и собственности от посягательств, стал иск "о защите словесных соглашений", что стало возможным благодаря созданию фактически нового иска "применительно к данному случаю" (action on the case). Дальнейшее развитие договорного права связано с появлением иска "о принятии на себя" (action of assumpsit). Иски "о принятии на себя" первоначально защищали не все неформальные соглашения, а лишь те, в которых ущерб был причинен самим фактом исполнения договора только одной стороной, при этом не давалось никакой защиты договорам, подлежащим исполнению в будущем. Но ущерб мог быть причинен одной из сторон, когда, например, ожидая исполнения договора, она произвела какие-то расходы. Суды "общего права" стали учитывать и это обстоятельство, расширяя сферу применения исков "о принятии на себя" путем перенесения центра тяжести на ответственность за сам факт нарушения обещания, на защиту договора как такового. Эта трансформация иска "о принятии на себя" была зафиксирована со временем судом по делу "Стенгбороу против Уоркера" в 1589 году, с которым был связан важный шаг в развитии договорного права. "Обещание, данное в обмен на обещание, может быть основанием иска", — гласило это решение. Договор, таким образом, отрывался от своего деликтного происхождения. Отныне лицо, не выполнившее обязательство, взятое на себя за обещанный или данный эквивалент, должно было отвечать за все убытки, понесенные потерпевшей стороной. Постепенно суды "общего права" выработали доктрину "встречного удовлетворения" как необходимого условия признания любого неформального договора. К этому времени английские суды имели уже значительный опыт применения некоторых исков, связанных с чисто односторонними сделками, носящими полудоговорный характер (например, дарения), которые имели вид "документа за печатью" Следующим важным шагом на пути развития договорного права стало появление правила, что всякий договор либо должен был быть заключен в форме письменного договора "за печатью", либо — предусматривать "встречное удовлетворение" (consideration), выражающееся в определенной выгоде, полученной должником, или невыгоде (ущербе или ответственности) кредитора, связанной с договором. В развитие английского договорного права внесло свой вклад и королевское законодательство, опиравшееся на практику торговых судов, опережавших суды "общего права" в решении ряда важных правовых вопросов, связанных с развитием рыночных отношений. Так, проблема невыплаты долга привела к очень ранней практике королевского поручительства, когда король издавал так называемые открытые письма, в которых ходатайствовал перед кредиторами дать кредиты своим приближенным. Дальнейшие поиски действенных способов для взыскания долга привели в 1283 году к изданию специального статута "о купцах", по которому кредитор мог отдать в долг товар, деньги и пр. в присутствии мэра города, при этом долговое обязательство фиксировалось в городских протоколах. Если должник не выплачивал долг, мэр мог без всяких судебных решений назначить продажу движимости должника на сумму долга, либо просто предписать передать соответствующую часть имущества должника кредитору. В 1285 году был издан второй статут "о купцах". Должник, просрочивший срок выплаты долга, подвергался аресту. Он должен был продать свое имущество в течение трѐх месяцев и выплатить долг. Если он этого не делал, шерифу предписывалось соответствующим судебным приказом "выручить продажей" имущество и вернуть долг кредитору. Впоследствии особым законом XVI в. была введена обязывающая санкция к пропорциональному распределению имущества несостоятельного должника между его кредиторами. Если ранее она применялась только в торговых судах к купцам, то с XVI в. стала применяться ко всем должникам. В 1571 году закон позволил кредиторам, даже не прибегая к процедуре объявления несостоятельности
(банкротства) должника, отменять его имущественные распоряжения, "сделанные с намерением отсрочить платежи, создать помехи кредиторам или обмануть их". Судьи, расширительно толкуя этот закон, в ряде случаев даже перестали требовать доказательств "намерений обмана", чтобы пресечь беспрепятственную возможность должника распоряжаться своим имуществом в ущерб кредиторам. Вслед за этим статут 1585 года запретил добровольную, безвозмездную передачу земли, совершенную в ущерб ее последующим приобретателям, в том числе кредиторам. Этот статут очень строго трактовался в судах. Иск trespass, в качестве альтернативного иска по обвинению в фелонии (тяжком преступлении), применялся и для получения возмещения за насильственное и непосредственное причинение вреда недвижимости, движимости или личности. В свою очередь trespass on the case предусматривал защиту от причинения вреда в случае ненасильственного, либо не прямо обнаруженного, либо обнаруженного впоследствии вреда. Более того, малейшее вмешательство во владения недвижимостью или движимостью стало основанием для применения иска trespass "о нарушении владения" независимо от того, потерпел ли владелец вследствие такого вмешательства реальный ущерб или нет.
Семейное право средневековой Англии определялось интересами охраны и защиты феодального землевладения. Как и в других странах Европы этого периода, оно регулировалось нормами канонического права - например, церковная форма брака, запрещение развода и двоеженства и пр. Английская средневековая семья носила патриархальный характер. Движимое имущество женщины при вступлении в брак переходило к мужу, в отношении недвижимого имущества устанавливалось его управление. Замужняя женщина не имела права на самостоятельное заключение договоров, на выступление в суде в свою защиту. Замужние женщины в крестьянских, ремесленных и купеческих семьях пользовались большей дееспособностью - они могли управлять своим имуществом, заключать сделки, заниматься торговлей. Обычным англосаксонским правом развод признавался, хотя каноническое право его не допускало, разрешая лишь при определенных обстоятельствах раздельное проживание супругов. В случае развода или в случае смерти мужа женщина, уходя из семьи мужа, получала свою долю семейного имущества. Английская средневековая семья носила патриархальный характер. Правовой статус замужней женщины был крайне ограничен. Ее движимое имущество переходило к мужу, в отношении недвижимого имущества устанавливалось его управление. Замужняя женщина не могла самостоятельно заключать договор, выступать в суде в защиту своих прав. Относительно большей дееспособностью пользовались замужние женщины в крестьянских, ремесленных и купеческих семьях, там, где действовали соответствующие нормы обычного права. Они могли управлять своим имуществом, заключать договора, заниматься торговлей. Развод признавался англосаксонским обычным правом. Женщина, уходя из семьи мужа в случае развода или в случае смерти мужа, получала свою долю семейного имущества (движимое имущество, скот, деньги). Каноническое право, как известно, не допускало развода. Разрешалось лишь при определенных обстоятельствах раздельное проживание супругов, "отлучение от стола и ложа". В исключительных случаях развод мог быть, вероятно, разрешен папой римским, а впоследствии английским парламентом. Отказ папы в признании развода Генриху VIII стал, как известно, непосредственным поводом к полному разрыву английских королей с римской курией и установлению своего верховенства над английской церковью. Внебрачные дети не признавались, учитывая отношение к ним не только католической церкви (как рожденным в грехе), но и баронов. Робкие попытки церкви допустить узаконение внебрачных детей последующим браком родителей встретили упорное сопротивление последних. Это было связано с той же охраной феодального землевладения, так как узаконение детей расширяло круг потенциальных наследников. Мертонский статут 1235 года прямо запретил узаконение внебрачных детей. В феодальной Англии не было какой-либо единой системы наследования. Особый, медленно меняющийся порядок перехода по наследству реальной собственности отличался от наследования личной собственности. "Общее право" не знало завещательного распоряжения. Оно фактически было введено вместе с институтом доверительной собственности, который и стал со временем определять весь порядок получения наследства несовершеннолетними и по закону, и по завещанию, так как в любом случае требовалось назначение доверительного собственника для управления их имуществом. В 1540 году было впервые разрешено на основе завещания беспрепятственно распоряжаться недвижимостью, если она не была "заповедной", но на наследников возлагалась обязанность
Материального обеспечения детей, не получивших наследства. Так как суды "общего права" не имели соответствующего инструментария для реализации таких обязательств, эти споры перешли в канцлерский суд. Право первоначального притязания на движимое имущество лица, не оставившего завещательного распоряжения, .принадлежало пережившему супругу. Этот институт получил в английском праве название curtesy — "любезность". При наследовании по закону утвердился принцип майората - во избежание дробления феода передача по наследству земельной собственности старшему сыну, а при его отсутствии - старшему в роде. Наследование по завещанию в некоторых местностях ограничивалось - запрещалось устранять от наследования законных наследников.
58. Уголовное право и судебный процесс в средневековой Англии.
Нормы средневекового уголовного права в значительной степени были созданы судебной практикой. Уголовное статутное право представляло собой среди его источников не что иное, как воспроизведение (полное или в более или менее измененном виде) соответствующих норм- "общего права". Сложность порождалась и тем, что преступления и гражданские правонарушения различались не столько по природе противоправных действий, сколько по характеру процесса их рассмотрения. Одно и то же деяние могло оказаться и гражданским, и уголовным правонарушением, так как право, как указывалось выше, допускало и ту, и другую форму иска и соответствующего ему процесса, гражданского либо уголовного. Английское средневековое право с начала XIV в. твердо исходило из принципа что "слабоумный или безумный не отвечает за преступление". Исключалась ответственность лица в случае самообороны при преступлениях, направленных против личности. Учение о соучастии, разработанное судебной практикой, исходило из принципа: "кто совершает нечто через другого, делает это сам". Тяжесть вины соучастников во многом определялась тем, действовал ли соучастник до или после совершения преступления. Соучастие до совершения преступлений, например в форме подстрекательства, влекло, как правило, ответственность, равную ответственности "главного исполнителя", после совершения преступления более мягкое наказание. Вместе с понятием соучастия было создано учение "о разной степени преступности": "главного участника преступления 1 степени", совершившего преступление, "главного участника преступления II степени", не принимавшего непосредственного участия, но присутствовавшего на месте совершения преступле ния, "дополнительного участника", до совершения преступления помогавшего советом преступнику и не препятствовавшего совершению преступления Английское средневековое уголовное право традиционно подразделяло все преступления на три группы: фелония - понятие, сложившееся еще в XIII в. и означавшее тяжкие преступления (тяжкое убийство, простое убийство, похищение имущества, насильственное проникновение в чужое жилище ночью с целью их совершения и др.). Фелония каралась смертной казнью и конфискацией имущества; измена, выделившаяся из числа других преступлений в XIV в. и ставшая самым тяжким преступлением. В понятие измены входило нарушение долга верности королю со стороны его подданных (великая измена), а также совершение преступлений против государственной безопасности (призыв к мятежу, незаконное сборище в целях учинения беспорядков, сговор, соглашение двух или более лиц с противозаконными намерениями); мисдиминор - понятие, которое постепенно развилось из правонарушений, ранее наказывавшихся лишь взысканием причиненного ущерба в гражданском порядке. Со временем в эту группу преступлений были включены мошенничество, изготовление фальшивых документов, подлог. Мисдиминор карался тюремным заключением или штрафом. Судебный процесс в XII - XIII вв. носил обвинительный характер. В дальнейшем английское судопроизводство стало обвинительно-состязательным как по гражданским, так и по уголовным делам. Предварительного следствия не существовало. Церковные суды прибегали к услугам расследователей, которые изучали доказательства и устанавливали факты. Их заключения являлись основой решения. В судах общего права доказательства собирались самими сторонами. В конце XV в. стали созываться специальные жюри обвинительных присяжных с целью проверки материалов обвинения. Если они
признавали достаточными доводы в пользу обвинения, то составляли документ об обвинении. Такую проверку мог проводить и мировой судья. После того как стороны предоставляли свои доказательства, судья должен был суммировать обстоятельства дела и дать совет присяжным, указывая на правовые вопросы по делу. Суд присяжных выносил вердикт о виновности или невиновности обвиняемого
59. Основные этапы государственного развития средневековой Византии. Государственный строй, правовой статус населения.
Первый этап (IV середина VII в.) был периодом разложения рабовладельческого строя, зарождения в недрах византийского общества элементов раннефеодаль-ных отношений. Государство этого периода представляло централизованную монархию с развитым военно-бюрократическим аппаратом, но с некоторыми ограничениями власти императора. Второй этап (с конца VII до конца XII в.) был периодом формирования феодальных порядков. В это время государство приобретает законченные черты своеобразной формы неограниченной монархии, отличной от деспотических монархий Востока и монархий феодального Запада. Императорская власть В Византии достигает наивысшего уровня. Наконец, на третьем этапе (XIII XV вв.) происходит углубление политического кризиса византийского общества, вызванного усилением процесса его феодализации в условиях нарастания турецкой военной агрессии. Этот период характеризуется резким ослаблением византийского государства и его фактическим распадом в XIII XIV вв., что привело его в XV в. к гибели. Византия оказала значительное влияние на политическое развитие народов Южной и Восточной Европы, а также Закавказья. Она долгое время была хранителем и проводником государственно-правового наследия античности. Восприятие феодальными государствами Болгарии, Сербии, Киевской Руси и Грузии обширного культурного наследия Византийского государства способствовало их прогрессивному развитию. Государственный строй. Во главе государства стоял император, наследник власти римских цезарей. Он обладал всей полнотой законодательной, судебной и исполнительной власти и являлся верховным покровителем и защитником христианской церкви. Византийская православная церковь играла огромную роль в укреплении авторитета императора. Именно церковь разработала и освятила официальную доктрину божественного происхождения императорской власти и проповедовала единение государства и церкви, духовной и мирской власти .Важным фактором политической жизни Византийского государства этого времени было одобрение кандидатуры императора "народом Константинополя". Еще в IV в. императорским указом "народу Константинополя" различным социальным слоям и группировкам населения столицы, собиравшимся на константинопольском ипподроме, было предоставлено право выражать просьбы и предъявлять императору требования. На этой основе в Византии возникли особые политические организации так называемые городские партии (димы). Социальную опору двух наиболее крупных димов они назывались "голубые" и "зеленые" составляли различные группировки господствующего класса. Первых поддерживала сенаторская и муниципальная аристократия, вторых торгово-финансовая верхушка византийских городов. Димы имели определенную организацию и даже вооруженные отряды. В V в. аналогичные организации по типу столичных димов были созданы и в других городах Византийской империи. Они превратились с течением времени в своего рода общеимперские организации, тесно связанные друг с другом. В IV VI вв. роль димов в политической жизни была значительной. Византийские императоры должны были нередко делать ставку в своей политике на одну из названных партий. Другим фактором, сдерживающим самовластие императора, являлось наличие особого государственного органа византийской аристократии константинопольского сената. В сенате могли рассматриваться любые дела империи. Его влияние обеспечивалось самим составом сената, включавшим практически всю правящую верхушку господствующего класса Византии. К V в. число сенаторов составляло 2 тыс. человек. Обсуждение государственных дел сенатом, а также его право участвовать в избрании нового императора обеспечивало византийской аристократии известную долю участия в руководстве делами империи. С VIII в. начинается новое укрепление центральной власти Византии. Оно надолго определило пути развития византийской государственности. Базой централизации и широкой завоевательной политики Византии в IX Х вв. послужила стабилизация экономики на новой феодальной основе. Византийское государство, достигшее наивысшего развития во время правления Македонской династии (867 1057 гг.), стремилось контролировать с помощью огромного бюрократического аппарата все стороны
экономической, политической и культурной жизни страны. Жестко централизованный характер империи резко отличал Византию от современных ей феодальных государств Европы. В VIII в. политические организации и учреждения, ранее сдерживавшие всевластие византийского императора, приходят в упадок или полностью ликвидируются. С IX в. даже номинальное провозглашение императора "народом Константинополя" прекращается. Политическая роль константинопольского сената, упавшая еще в конце VII в., окончательно сводится на нет императорским указом конца IX в., лишившим сенат права участия в законодательстве империи. Единственной крупной политической силой в Византийском государстве остается православная (греческая) церковь. Ее авторитет и влияние укрепляются. В частности, возрастает роль главы церкви константинопольского патриарха в общественно-политической жизни Византии. Патриархи нередко становятся регентами малолетних императоров и непосредственно вмешиваются в политическую борьбу за трон, пользуясь тем, что единственной процедурой, узаконивающей "поставление на царство", становится с VII в. венчание императора патриархом в храме Св. Софии. Однако и в это время византийской церкви не удалось добиться независимости от императорской власти. Император сохранил право выбирать патриарха из трех кандидатов, рекомендованных церковными иерархами, и низлагать неугодного патриарха. Для государственного строя Византии на основных этапах его развития характерно наличие огромного бюрократического аппарата, как центрального, так и местного. В его основе лежали начала строгой иерархии. Все византийское чиновничество было разделено на ранги (титулы). Их система была глубоко разработана. В Х в. в византийской "табели о рангах" насчитывалось 60 таких рангов. Центральное управление империей сосредоточивалось в Государственном совете (консистории, а позднее синклите). Это был высший орган при императоре, руководивший текущими делами государства. Его функции не были четко определены, и на практике он играл немалую политическую роль. Государственный совет состоял из высших государственных и дворцовых чинов, являющихся ближайшими помощниками императора. В их число входили два префекта претория, префект Константинополя, магистр и квестор дворца, два комита финансов. Эти высшие чиновники империи обладали обширными полномочиями, в том числе судебными. Так, два префекта претория являлись высшими руководителями местного государственного аппарата; префект Константинополя являлся гражданским правителем столицы и председателем сената. Важные функции имели и высшие дворцовые чины: магистр начальник дворца и квестор главный юрист и председатель консистория. Они осуществляли непосредственно управление делами империи с помощью разветвленного бюрократического аппарата. Общая численность византийских чиновников в это время была огромной. Только в ведомствах двух префектов претория служило не менее 10 тыс. гражданских чиновников. Роль центрального государственного аппарата возросла в IX XI вв. Государственный бюрократический аппарат в эту пору контролировал все сферы политической, экономической и даже культурной жизни Византии. Его структура стала еще более сложной и громоздкой. Количество ведомств ("секретов") увеличилось до 60. С IX в. вследствие роста императорского хозяйства и двора усложняется дворцовая администрация. Различия между государственными ведомствами и дворцовыми службами становятся все менее четкими. Дворцовая администрация все чаще вторгается в руководство общегосударственными делами. Другая черта, характерная для центрального управления Византии этого времени, распыление отдельных государственных функций между различными, нередко дублирующими друг друга государственными ведомствами. Так, финансовое управление было разделено с VII в. на несколько неподчиненных друг другу "секретов". Судебные функции были разделены между различными учреждениями: судом патриарха, судом городского префекта (эпарха), особым судом для дворцовых служб императора и др. Правовой статус. Специфические черты развития византийского средневекового общества проявляются уже на первом этапе его развития. Господствующий класс Византии IV VII вв. был неоднороден. Ведущие экономические и социальные позиции в Византии занимали старая сенаторская аристократия и провинциальная знать, базу господства которых составляла крупная частная собственность на землю рабовладельческого типа. Наряду с ними высокое место в социальной структуре византийского общества занимала городская муниципальная верхушка крупных городов империи, особенно столицы Константинополя. Состав эксплуатируемой части византийского общества также отличался значительной
разнородностью. На низшей ступени социальной лестницы находились рабы. Их правовое положение, определяемое нормами позднеримского права, резко отличалось от положения различных категорий свободных. К последним относились прежде всего свободные крестьяне-землевладельцы. Сохранение в IV VI вв. свободного крестьянства важная особенность общественного строя Византии. Свободные крестьяне жили соседскими общинами и обладали правом частной собственности на землю. Они эксплуатировались непосредственно Византийским государством: уплачивали поземельную подать и несли разного рода тяжелые имущественные и личные повинности. Широко использо-валась в Византии этого периода и позднеримская форма эксплуатации крестьян колонат. Византийское законодательство разделяло колонов на свободных и "приписных". Вынужденные арендовать землю у крупных землевладельцев, колоны находились в зависимом от своих господ положении. Особенно тяжелым было положение "приписных" колонов: они были прикреплены к земле. Свободные и "приписные" колоны несли повинности как в пользу своих господ, так и в пользу государства. Положение обеих категорий византийских колонов резко ухудшается в VI в. Общественный строй Византии претерпевает серьезные изменения в ходе острейшего политического и социального кризиса конца VI первой половины VII в. Арабское нашествие, вторжение варваров, сопровождаемые их массовым оседанием на территории империи, разрушение и упадок многих городов ускорили ломку рабовладельческих и образование феодальных порядков в Византии. В войнах и социальных столкновениях погибла значительная часть представителей тех социальных групп, которые господствовали в Византии в предшествующем периоде. Вместе с тем сохранение государственных форм собственности, общинного землевладения и огромная распространенность неограниченной частной собственности на землю и в последующие века серьезно замедляли формирование новой феодальной собственности и, кроме того, развитие эксплуатации византийского крестьянства. Только к Х в. возобладала тенденция к созданию феодальной сеньориальной системы, основанной на труде зависимого от земельных магнатов крестьянства при сохранении, однако, контроля со стороны государства. Основные же формы феодального землевладения условные земельные пожалования в виде иронии, арифмоса утверждаются еще позже, в XI XII вв. Так, наиболее известный феодальный институт прения, расцвет которого приходится На XII XIII вв., представлял собой различные виды земельных пожалований прониару от государства на условиях несения службы, обычно на время жизни прониара или императора. Замедленный характер развития феодальных отношений определил особенности социального состава господствующего класса византийского общества на втором этапе его развития. Господствующий класс в это время состоял из разнородных социальных слоев: сановных светских и церковных чинов, местной военно-служилой знати и общинной верхушки, выделившейся из зажиточного крестьянства. Все эти силб1 долгое время не были консолидированы и не складывались в замкнутые сословия. Наследственная вассально-сеньориальная система, характерная для развитого феодального строя, начинает складываться в Византии только к XI XII вв. Незавершенность развития феодального сеньориального строя обусловила относительную слабость византийской землевладельческой знати. Ведущее место в структуре господствующего класса Византии принадлежало столичной знати и высшему чиновничеству империи, остро соперничающим с военно-землевладельческой провинциальной знатью. И во втором периоде развития Византийского государства сохранялись многочисленные различия в правовом положении отдельных слоев трудового населения. В Византии формирование класса феодально-зависимого крестьянства растянулось на длительное время. В империи по-прежнему сохранялась значительная категория свободных крестьян-общинников, а также особая прослойка государственных крестьян, сидевших на землях, принадлежавших казне и императору. Обе эти категории крестьян эксплуатировались главным образом в централизованной форме посредством государственной налоговой системы. Податные крестьяне, сидящие на государственных землях, фактически становятся в это время крепостными: приписываются к казне и теряют свободу передвижения. Они должны были платить канон поземельный налог, подушный налог, государственную хлебную ренту, налог на скот. Особенно разорительной для крестьян-общинников стала обязанность уплачивать налоги за выморочные и брошенные земли соседей. С XI XII вв. идет неуклонный рост числа частновладельческих крестьян за счет крестьян свободных и даже государственных, что свидетельствует о формировании в Византии землевладения феодального типа. Частновладельческие византийские крестьяне именовались париками. Они не имели права собственности на землю и рассматривались как наследственные держатели своих наделов, были
обязаны выплачивать господину ренту в отработочной, натуральной, денежной формах. В отличие от государственных крестьян они не были прикреплены к земле вплоть до XIII XIV вв. Низшее положение в византийском обществе, как и ранее, занимали рабы. Длительное сохранение рабовладения составляло характерную черту общественного строя Византии. Рабский труд широко использовался в домашнем хозяйстве византийской знати. Слуги рабы константинопольских вельмож исчислялись сотнями. В Х XI вв. социальное положение византийских рабов несколько улучшается, они, например, получают право заключать церковный брак. Пресекается обращение свободных в рабство. Рабов нередко переводят на положение париков. В XI XII вв. усилилась тенденция к стиранию граней между рабами и другими категориями эксплуатируемых классов Византии.
60. Этапы развития средневекового византийского права. Эклога 726 года: общая характеристика, основные правовые положения.
Эклога создана в эпоху правления императора Льва III Исавра в первой половине VIII века (предположительно в 726 году). В неѐ включены главным образом нормы обязательственного, семейного, наследственного, уголовного и уголовно-процессуального права. Хотя в ней было закреплено рабство, она отражала более высокую ступень развития феодальных отношений, в частности, процедура отпуска рабов на волю значительно упрощалась. В целом, она отразила в себе изменения, произошедшие в общественной и политической жизни Византийской империи, приблизив законодательство к нормам христианского человеколюбия Эклога состоит из восемнадцати глав или титулов, посвящѐнных в основном вопросам гражданского права (займы, завещания, купля-продажа, арендные отношения и другие). Большое место уделено вопросам брака. Последний, XVIII титул являет собой перечень наказаний за различного рода преступления. Эклогу по праву можно считать первым законодательным актом государственного уровня, введшим христианские нормы в брачные отношения В Эклоге в полной мере проявилось влияние христианской религии и морали, и ссылки на Евангелие использовались для обоснования ряда правовых положений. Особенно глубоко христианские идеи проникли в брачно-семейное право (титулы 1-VII). Эклога ввела неизвестное ранее византийскому праву обручение (с 7 лет), которое требовало формально согласия самих обручающихся, а фактически в связи с их малолетством - родителей. Брачный возраст был установлен в 15 лет для мужчин и 13- для женщин. Под воздействием христианской церкви было сокращено число законных поводов к разводу. Женщина, согласно христианкой морали, занимала подчиненное место в семье, но в отличие от классического римского права Эклога отразила тенденцию к выравниванию имущественного режима мужа и жены. Приданое и брачный дар, порученный женою, рассматривались не как собственность мужа, а как имущество, данное ему в управление. При наследовании по завещанию устанавливалась обязательная доля детей (не менее 1/3 части наследства), определялись семь разрядов наследников, к которым последовательно переходило имущество умершего при отсутствии завещания. Титулы Эклоги, посвященные договорному праву (IX-XIII), из многочисленных сделок, рассмотренных в Своде законов Юстиниана, упоминают лишь куплю-продажу, заем, вклад (хранение), товарищество. В договор купли-продажи, заключаемый как в устной, так и в письменной форме, под влиянием греческого права был введен задаток. В договоре займа, вероятно в качестве уступки церковным догматам, было опущено упоминание о процентах, известныхримскому праву. Кратко говорилось о таком важном институте, как наем, включавшем и аренду земли, которая могла предусматриваться на срок, не превышающий 29 лет. Очевидно, что сдача в аренду частных земель в Византии не получила распространения. Зато характерно упоминание в Эклоге о сдаче в аренду государственных, императорских и церковных земель с ежегодным взносом арендатором наемной платы. Широкую разработку в Эклоге получил и .другой типичный для развивающегося феодализма институт - эмфитевзис. Последний устанавливался как вечная или как ограниченная аренда "на срок до трех поколений, наследующих друг за другом по завещанию или без завещания". Лицо (эмфитевт), получившее эмфитевзис, кгГк правило землю, обязано было уплачивать собственнику "без уверток" ежегодный взнос, а также заботиться о "сохранении и улучшении недвижимости". Если эмфитевт в течение трех лет не вносил обусловленную плату, то мог быть лишен предоставленной ему недвижимости. Наиболее обширным и детализированным в Эклоге был титул XVII, посвященный преступлениям и
наказаниям. Под влиянием углубляющихся социальных противоречий в уголовное право было внесено много .новых положений, отразивших усиление государственной репрессии. Не случайно именно данный титул Эклоги получил наибольшую известность и неизменно использовался в последующих законодательных сводах Византии . В Эклоге предусматривалось преследование государственных преступников: перебежчиков к врагу, фальшивомонетчиков и т.д. Особо была выделена статья, где говорилось о лицах, поднимающих восстание против императора или же участвующих в "заговоре против него или против государства христиан". Такие лица рассматривались как намеревающиеся "все разрушить", а поэтому их "в тот же час должно предать смерти". Много внимания законодатель уделил также преступлениям против христианской религии. Суровым наказаниям подлежали лица, дающие ложную клятву на "божественных евангелиях", поднимающие руку на священника во время молитвы, отрекшиеся в плену от "непорочной христианской веры", колдуны, знахари, изготовители амулетов, приверженцы враждебных христианству религий, участники языческих или еретических движений (в частности, манихеи и монтанисты). Эклога предусматривала наказания за убийство и телесные повреждения, нанесенные в драке, причем наказание дифференцировалось в зависимости от того, были эти преступления предумышленными или непредумышленными. Так, "если кто-либо бил своего раба плетьми или палками и раб умер, то не осуждается господин его как убийца". Ответственность хозяина возникала только в случае предумышленного, убийства раба ("неумеренно его истязал, или отравил его ядом, или его сжег"). По некоторым преступлениям характер наказания в Эклоге определялся в зависимости от социального положения виновного. Так, по ст. 22 для сановных лиц за связь с чужой рабыней полагался крупный штраф. За это же преступление "простой человек" подлежал не только штрафу, но и сечению плетьми. Дифференцировались также наказания за связь с девушкой "без ведома ее родителей": для лиц "состоятельных", лиц "среднего благосостояния", а также для "бедных и неимущих". Если первые должны были выплатить соблазненной компенсацию, размер которой зависел от их положения, то последние подвергались порке, остриже-нию и высылке (титул XVII, ст. 29). Однако в подавляющем большинстве других статей уголовная ответственность не ставилась в зависимость от социального положения виновного лица. По мнению ряда исследователей, в этом проявилось стремление создателей Эклоги несколько смягчить социальные контрасты. Социальное неравенство закрепляется в Эклоге и в тех ее положениях, которые посвящены доказательствам (титул XIV). Здесь прямо указывается, что "свидетели, имеющие звание, или должность, или занятие (или благосостояние), наперед считаются приемлемыми". Что же касается "свидетелей неизвестных", т.е. лиц низшего социального положения, то они, если данные ими показания оспаривались в суде, подвергались допросу под плетьми. В ряде своих списков Эклога дополнялась Земледельческим, Морским и Военным законами. Наибольшее значение из них имел Земледельческий закон, который по своему содержанию напоминал западноевропейские "варварские правды". Он восполнял существенный пробел Эклоги: регулировал отношения, складывавшиеся в сельских общинах, которые к VIII в. стали играть важную роль в жизни византийского общества. Различаются две основные версии (редакции) Земледельческого закона: ранняя (наиболее ценная как источник обычного права) и поздняя, отразившая уже более высокую ступень социальной дифференциации. Время и место составления ранней редакции являются спорными. Некоторые исследователи относят ее к концу VII в. (к Юстиниану II), другие настаивают на ее южноиталийском происхождении. Однако господствующей является точка зрения, согласно которой Земледельческий закон был составлен в Константинополе при императорах исаврийской династии в 20-х годах VIII в., т.е. примерно в одно время с Эклогой, в качестве приложения к которой он обычно и переписывался. Земледельческий закон представлял собой частную компиляцию, но затем получил официальное признание, возможно, одновременно с Эклогой. Ранняя редакция. Земледельческого закона насчитывала 85 статей и, как это свойственно памятникам обычного права, не имела четко выраженной внутренней структуры. Земледельческий закон действовал в Византийской империи на протяжении всей ее истории, но более поздние редакции, относящиеся, в частности, к XIV в., насчитывали уже 103 статьи, сгруппированные в 10 титулов. Вошедшие в Земледельческий закон правовые нормы были направлены на урегулирование наиболее типичных конфликтов, возникавших в рамках сельских общин. Большое внимание в нем уделялось
соблюдению границ смежных участков, последствиям самовольной распашки земли, обмену земельными участками. Об общинных порядках наиболее убедительно свидетельствует ст. 8, предусматривающая распределение земельных участков по жребию. Важное значение придается аренде земли и виноградников. В Земледельческом законе особо оговариваются интересы государственной казны, взимающей с владельцев земельных участков подати, а также экстраординарные налоги (ст. 18, 19). Из других приложений к Эклоге наибольшее значение имел Морской закон, который в Западной Европе получил известность как Родосский морской закон. Составление этого сборника относится к VII-VIII вв. В нем были собраны правовые обычаи, сложившиеся в практике античной и средневековой морской торговли и частично обработанные еще римскими юристами. Морской закон содержал правила, относящиеся к судовождению, перевозке грузов и пассажиров, фрахтованию судов, выбрасыванию груза в случае опасности на море (так называемая авария), дележу прибылей и убытков между судовладельцем и собственником груза и т.п. Отдельные нормы этого сборника применялись в международной торговле вплоть до XV в. Дальнейшее развитие византийского права связано с законо-творческой деятельностью императоров Македонской династии (ико-нопочитателей) Василия 1 и Льва VI. Отменив Эклогу, составленную его политическими противниками (иконоборцами), Василий 1 предписал вновь переработать Свод законов Юстиниана, исключить из него устаревшие положения, разъяснить трудные юридические термины и перевести их на греческий язык. Результатом законодательных работ было издание в 879 году Прохирона, кото-рый в последующие века был одним из наиболее авторитетных источников права Византии и оставил заметный след в истории права соседних славянских государств. Прохирон по сравнению с Эклогой представлял собой более полный сборник законов (дополнительно было включено 17 титулов), но по юридической технике (по четкости расположения правового материала, его редакции) он уступал последней. Хотя в предисловии к Прохирону Эклога именуется не "избранными", а "извращенными" законами, Василий 1 позаимствовал из нее ряд положений, особенно относящихся к уголовному праву.
61. Источники средневекового византийского права IX – XIV в.в.: общая характеристика,основные правовые положения.
Дальнейшее развитие византийского права связано с законо-творческой деятельностью императоров Македонской династии (ико-нопочитателей) Василия 1 и Льва VI. Отменив Эклогу, составленную его политическими противниками (иконоборцами), Василий 1 предписал вновь переработать Свод законов Юстиниана, исключить из него устаревшие положения, разъяснить трудные юридические термины и перевести их на греческий язык. Результатом законодательных работ было издание в 879 году Прохирона, кото-рый в последующие века был одним из наиболее авторитетных источников права Византии и оставил заметный след в истории права соседних славянских государств.
Прохирон по сравнению с Эклогой представлял собой более полный сборник законов (дополнительно было включено 17 титулов), но по юридической технике (по четкости расположения правового материала, его редакции) он уступал последней. Хотя в предисловии к Прохирону Эклога именуется не "избранными", а "извращенными" законами, Василий 1 позаимствовал из нее ряд положений, особенно относящихся к уголовному праву.
Вскоре после составления Прохирона (между 884 и 886 гг.) от имени императора Василия 1 и его сыновей-соправителей было издано новое руководство по праву, которое также имело целью "очищение старых законов" и облегчение пользования правом, изложенным в кодификации Юстиниана. Это руководство получило название Эпанагога (т.е. переработанное повторение). По своей структуре она следовала за Дигестами Юстиниана, воспроизводила многие положения Прохирона, а также Эклоги. При всей ее компилятивности она более подробно, а ~в некоторых деталях и по-новому излагала ряд вопросов частного права. Но наиболее существенными были изменения, которые Эпанагога внесла в сферу публичного права. Был сформулирован ряд новых положений, как, например,
о патриаршей власти, дополняющей императорскую, о правах духовенства. Эти положения определяли взаимоотношения православной церкви и государства и были широко использованы впоследствии в церковном праве.
Краткие своды византийского права не могли в полной мере удовлетворить потребности судебной практики, которая время от времени была вынуждена обращаться ко все более устаревающему Своду законов Юстиниана. При императоре Льве VI (Мудром), правление которого (886 912 гг.) ознаменовалось подъемом юридической науки, были завершены крупные кодификационные работы, начатые еще при Василии 1, по новой переработке законодательства Юстиниана. Составленные таким образом около 890 г. под руководством видного юриста Симбация "Василики" ("Базилики"), т.е. "царские законы", призваны были заменить собой становившиеся все более труднодоступными для понимания (в том числе из-за языкового барьера) сборники права Юстиниана.
Использованный в "Василиках" огромный правовой материал расположен более компактно и последовательно, чем в Своде законов Юстиниана, состоявшем из нескольких самостоятельных частей (книг). "Василики" единый законодательный памятник, включающий 60 книг, разделенных на титулы и фрагменты. Каждый титул "Василик" начинался с фрагмента текста одного из римских юристов, цитируемых в Дигестах (остальные мнения, как менее авторитетные, опускались), затем следовали соответствующие дополнения из Кодекса, Институций и Новелл. Юстинианово право в "Василиках" использовалось не непосредственно, а через греческие переводы и комментарии (эпитомы, парафразы) византийских юристов VI в. Анонима, Феофила, Дорофея и других.
В "Василики" не вошли те положения из кодификации Юсти-ниана, которые, по мнению составителей, не имели практического значения (большая часть Институций, титулы Дигест (1 и 2) о правосудии и происхождении права и т.д.). Из Кодекса и Новелл Юстиниана был исключен также ряд конституций, которые были пересмотрены последующим законодательством. Но переработка и сокращение предшествующего права в "Василиках" проведена недостаточно тщательно и поспешно. В них сохранилось значительное число устаревших или вышедших из употребления норм, упоминающих, например, давно исчезнувшие должности (римских консулов, императорских легатов и т.п.) или области, которые не входили в состав Византии (Египет, Скифия и др.).
"Василики" включают в себя обширный правовой материал, относящийся прежде всего к публичному и церковному праву (кн. 1, 3 5 о церкви, кн. 6 о государственных должностях, кн. 7 9 о судебном процессе, кн. 60 о преступлениях и т.д.). Однако большая часть "Василик" посвящена вопросам частного права, в том числе правовому положению лиц (кн. 46 о статусе свободных людей, кн. 48 о рабах, кн. 55 о крестьянах и т.д.), хотя в этой сфере, так же как и в наследственном праве (кн. 45), в связи с развитием феодальных отношений многие положения римского права утратили свое былое значение. Чаще всего в судебной практике использовались нормы "Василик", регулирующие обязательственные отношения (кн. 19 о купле-продаже, кн. 23 и 25, посвященные закладным операциям, кн. 26 о поручительстве и уплате долга).
Составление "Василик" не означало отмены законодательства Юстиниана, которое, однако, все более выходило из употребления. С конца XII в. "Василики" стали единственным действующим сводом византийского права.
Василики не дошли до нас в полном виде, ряд книг (в том числе кн. 50 о праве собственности и владении) сохранился лишь в отрывках. В большинство рукописей наряду с текстом "Василик" включены пояснения к ним (схолии) византийских юристов VI в., а также XI XII
вв. (так называемые "древние" и "поздние" схолии). Схолии не имели официального значения, но принимались во внимание в византийских судах. Они имеют особую ценность, когда " отсутствует соответствующий текст самих "Василик".
После составления "Василик" византийское право развивалось посредством законодательных актов императоров новелл, хрисовул (императорских грамот). Существенные изменения были, например, внесены Новеллами Льва Мудрого. Он разрешил государственным сановникам безконтрольно приобретать земли в подведомственных им округах, вновь снял запрет с взимания процентов, окончательно отменил конкубинат, запретил браки, не получившие церковного признания и т.п.
Заметное влияние на развитие поздневизантийского права оказали некоторые частные юридические компиляции, среди которых особенно выделялось "Руководство к законам, или Шестикнижье" Константина Арменопуло (около 1345 года). Это руководство было весьма авторитетным в судах Византии, а после ее падения продолжало действовать на территории Греции, Валахии и Молдавии. "Шестикнижье" Арменопуло признавалось действующим правом Бессарабии в XIX веке после ее присоединения к России.
Составной частью правовой системы Византии было церковное право, которое складывалось в основном из постйновленил вселенских соборов и патриархов. Важное место здесь принадлежит решениям Вселенского Трульского собора в конце VII в., который утвердил официальный корпус канонов и запретил использовать "ложные каноны", или каноны, не санкционированные каким-либо другим Вселенским собором. На основе признанных норм церковного права, а также частичной императорского права составлялись особые сборники Номоканоны (наибольшую известность имел Номоканон, разработанный в VI в. Схоластиком), содержание которых периодически обновлялось. Так. например, Номоканон в редакции XI века включал важное положение, согласно которому отменялось законодательство Юстиниана, а "Василики" тем самым становились единственным действующим правом Византии. Номоканоны оказали прямое воздействие на русское право, их переводы включались в "Кормчие книги".
62.Образование средневекового Арабского халифата и его развитие при Омейядах: государственный строй, правовой статус населения.
Арабская государственность зародилась на Аравийском полуострове. К VI в. процесс феодализации в Аравии стал охватывать все большее число областей, этот процесс затронул прежде всего те регионы, где было развито земледелие. Там же, где господствовало кочевое скотоводство преобладали родо-племенные отношения. Арабские племена, населявшие Аравийский полуостров, делились на южноарабские (йеменские) и североарабские. Особо следует сказать о предшествующей истории Йемена, которая относится к I тысячелетию до н. э. Последнее рабовладельческое государство в Йемене — Химьяритское царство, возникшее во II в. до н. э. прекратило свое существование в конце первой четверти VI в. Основой экономики здесь было земледелие, связанное с наличием обильных водных источников. Население делилось на благородных (знать), купцов, свободных земледельцев, свободных ремесленников и рабов. Более ранее по сравнению с остальной Аравией развитие Йемена стимулировалось той посреднической ролью, которую он играл в торговле Египта, Палестины и Сирии, а со II в. н. э. и всего Средиземноморья, с Эфиопией (Абиссинией) и Индией. На западе Аравии была расположена Мекка — важный перегрузочный пункт на караванном пути из Йемена в Сирию, процветавший за счет транзитной торговли.
Другим крупным городом Аравии была Медина (Ясриб), которая была центром земледельческого оазиса, но и здесь проживало некоторое количество купцов и ремесленников.
Но к началу VII в. большая часть арабов, проживавших в центральных и северных областях, оставалась кочевниками (бедуины-степняки); в этой части Аравии шел интенсивный процесс разложения родо-племенного строя и начали складываться раннефеодальные отношения. Рабовладельческое же общество Йемена переживало в VI в. острый кризис.
Доисламская арабская религия основывалась на многобожии. Существовало представление и о верховном божестве, которого называли аллахом (арабское ал — илах).
Разложение родо-племенного строя и появление феодальных отношений привели к упадку старой религиозной идеологии. Торговля арабов с соседними странами способствовали проникновению в Аравию христианства (из Сирии и Эфиопии, где христианство утвердилось в IV в.) и иудейства. В VI в. в Аравии появилось движение ханифов, признававших единого бога и заимствовавших у христианства и иудейства некоторые верования, общие у этих двух религий. Это движение было направлено против племенных и городских культов, за создание единой религии, признающей единого бога. Новое учение возникло в тех центрах Аравии, где феодальные отношения получили большее развитие, — прежде всего в Йемене и городе Ясрибе. Движением была захвачена и Мекка, где одним из представителей его был купец Мухаммед, который и явился основателем новой религии — ислама (ислам — покорность). В Мекке это учение встретило оппозицию со стороны знати, в результате чего Мухаммед и его последователи вынуждены были в 622 г. бежать в Ясриб. От этого года ведется мусульманское летоисчисление. Ясриб получил название Медины, т. е. города Пророка (так стали называть Мухаммеда); здесь была основана мусульманская община как религиозно-военная организация, которая вскоре превратилась в политическую силу и стала центром объединения Аравии в единое государство. Ислам с его проповедью братства всех мусульман, независимо от племенного деления, был принят прежде всего простым народом, который давно потерял веру в могущество племенных божков, не защитивших их от кровавой родо-племенной резни, бедствий и разорения.
Вначале знать (прежде всего мекканская) враждебно отнеслась к исламу, но в дальнейшем изменила свое отношение к мусульманам, видя, что происходящее под их главенством политическое объединение Аравии было и в интересах богатых. Ислам признавал рабство, защищал частную собственность. В 630 г. между противоборствующими силами было достигнуто соглашение, по которому Мухаммед был признан пророком и главой Аравии, а ислам новой религией. Вскоре представители родо-племенной и торговой знати вошли в состав высшей иерархии мусульман.
К концу 630 г. значительная часть Аравии признала власть Мухаммеда, что означало образование Арабского государства (халифата). Так были созданы условия для объединения оседлых и кочевых арабских племен в единый народ с единым арабским языком.
Историю Арабского государства можно поделить на три периода по названию правящих династий или месту нахождения столицы. Мекканский период (622 — 661 гг.) — это время правления Мухаммеда и близких его сподвижников; Дамасский (661-750 гг.) — правление Омейядов; Багдадский (750 — 1055 гг.) — правление династии Аббасидов.
После смерти Мухаммеда в 632 г. устанавливается система правления халифов (заместителей пророка). Первые халифы были сподвижниками пророка; при них начались обширные завоевания. К 640 г. арабы завоевали почти всю Палестину и Сирию; но многие города (Антиохия, Дамаск и др.) сдались завоевателям лишь при условии сохранения личной свободы, свободы для христиан и иудеев их религии. Вскоре после этого арабы завоевали Египет и Иран. В результате этих и дальнейших завоеваний создалось огромное феодальное государство. Дальнейшая феодализация, сопровождавшаяся ростом власти крупных феодалов в их владениях, привела к распаду этого относительно централизованного государства, начавшегося уже с конца VIII в.
Наместники халифов — эмиры постепенно добиваются независимости от центральной власти и превращаются в суверенных правителей. Многие покоренные страны освобождаются из-под власти халифов. К середине X в. завершился политический распад Халифама, ослабленного в результате роста феодальной раздробленности, освободительной борьбы стран Передней и Средней Азии и восстаний народных масс. Правящая в Западном Иране династия Буидов в 945 г. захватила Ирак вместе с Багдадом, лишив халифа светской власти и сохранив за ним лишь духовную власть.
Окончательно Багдадский халифат был завоеван турками — сельджуки в середине XI в.
Общественный строй
Феодалы во главе с халифом составляли господствующий класс; особо возвышались многочисленные сородичи халифов, племенные вожди, крупные сановники, высшие военные чины, верхушка духовной иерархии, местная знать. Особенностью арабского феодального строя было то, что там не было четкого сословного деления как в европейских странах; больше уделялось внимания различиям мусульман и немусульман. Например, иудеям и христианам запрещались браки с мусульманами; они не могли иметь рабов — мусульман; носили особое одеяние.
Следует отметить, что в VII-VIII вв. в Халифате были еще очень крепки рабовладельческие отношения, что сказывалось на замедленном развитии феодализма в большей части Аравии; в то время как, например, в Сирии, Ираке, Египте феодализм практически господствовал безраздельно.
Крестьянство разделилось на многие этнические группы; арабы-мусульмане имели ряд привилегий; так, например, они были освобождены от некоторых налогов. Положение покоренного крестьянства было очень тяжелым: росли налоги, натуральные и денежные
поборы; увеличивались различные повинности; в некоторых районах крестьян начали прикреплять к земле.
Наибольшая часть земельного фонда и оросительных сооружений в основных областях Халифата являлась собственностью Халифата. Меньшую часть земельного фонда составляли земли, находившиеся в частной собственности (мульк). Быстро стала развиваться форма условной феодальной земельной собственности — икта (по арабски — надел), которая давалась в пожизненное или временное держание служилым людям. Появились в Халифате и земельные владения мусульманских религиозных учреждений — неотчуждаемые вакфы. От налогового обложения были освобождены земли халифской знати, вакфные и икта.
Положение крестьян на землях государственных и на землях феодалов было крайне тяжелым. Поземельный налог (харадж) взимался либо натурой, в виде доли урожая, либо деньгами, в виде постоянных платежей с определенной земельной площади, независимо от размеров собранного урожая.
Важную роль в жизни Халифата играли города; в стране шел интенсивный процесс отделения ремесла от сельского хозяйства и развития феодального города как центра товарного производства. При этом необходимо отметить рост техники текстильного, керамического, парфюмерного и бумажного ремесел, а также обработки металлов. Все более расширялся товарооборот, возросла караванная торговля, в том числе и внешняя с Индией, Китаем, со странами Восточной Европы, в том числе и с Русью (с IX в.), и со странами побережья Средиземного моря. В связи с этим получила развитие система кредита, употребление чеков и обменные операции у менял.
Среди горожан были богатые купцы, ремесленники, мелкие торговцы, поденщики. Города были заинтересованы в сохранении устойчивых экономических связей между отдельными регионами страны.
Государственный строй
Халифат представлял собой феодально-теократическое, централизованное государство во главе с халифом — преемником пророка (представителя аллаха на земле). Власть халифа была практически восточной деспотией, он верховный собственник земли, глава государства, обладающий всей полнотой светской и духовной власти. Власть их в основном стала наследственной, они пользовались правом назначать своего преемника.
На практике неограниченную, самодержавную власть имели лишь некоторые халифы из династии Омейядов. Так в связи с распадом Халифата в IX в. прежние арабские племенные ополчения утратили свое значение; поэтому появляется наемная конная гвардия тюркского происхождения. Эта гвардия (мамлюки) скоро приобрела решающую силу в стране и начала свергать одних халифов и возводить на престол других; начиная с 60-х гг. IX в. халифы стали практически заложниками в руках собственной гвардии.
На систему органов управления халифата оказал сильное влияние при Аббасидах государственный механизм Ирана. Заместителем халифа и вторым лицом в государстве стал визирь, который руководил ведомствами (диванами): финансов, войска, учета земель, организации ирригационных работ, внутренних дел (который содержал финансово-статистические сведения), чиновников.
В Халифате имелся также штат сановников, осуществляющих надзор за другими чиновниками халифа, ведавших имуществом халифа; руководящих полицией; контролирующих начальника телохранителей; заведовавшего почтой (его функции заключались, например, в собирании сведений для халифа о состоянии земледелия, об урожае, о сборе налогов, о настроениях местного населения, деятельности администрации).
Территория Халифата делилась на провинции, обычно соответствовавших завоеванным государствам и областям. Управляли ими, как правило, наместники халифа — эмиры, в ведение которых были вооруженные силы и местный аппарат административно-финансового управления.
Что же касается более мелких административно-территориальных подразделений, то они управлялись преимущественно на основании обычаев. Должностные лица, стоящие во главе городов и селений, носили разные названия. В Аравии их звали старшинами-шейхами.
Как уже указывалось, в конце VIII в. наметились децентрализаторские тенденции в развитии Халифата. Стремление крупных феодалов к политической самостоятельности привело к образованию местных наследственных эмиратов, превращавшихся постепенно в самостоятельные государства. Так появился Кордовский эмират в Испании; в 788 г. образовалось независимое от багдадского халифа государство в Марокко; в период с 800 по 909 гг. сложились самостоятельные государства в Тунисе и Алжире. В IX в. самостоятельным государством стал и Египет, возродилась местная феодальная государственность в Средней Азии, Грузии, Армении, Азейбарджане. После этого халиф сохранил свою власть лишь над частью Месопотамии и Аравии.
63.Государственный механизм, правовой статус населения в средневековом Арабском халифате при династии Аббасидов. Распад и гибель Арабского халифата.
64.Источники средневекового мусульманского права: общая характеристика. Правовая доктрина шариата.
Основным источником мусульманского права является Коран — главная священная книга мусульман, которая по учению ислама существовала вечно и была сообщена богом Мухаммеду, как откровение. Эти "откровения от бога" со слов Мухаммеда записывались его последователями. Коран был собран в единую книгу, отредактирован и разделен на 114 глав (сур) при халифе Османе (644-656 гг.). Суры состоят из разного количества (от 3 до 286) айятов-стихов. В Коране всего насчитывается 6225 айятов. Большая часть Корана имеет богословское и мифологическое содержание. Для начального ислама не существовало разницы между духовными лицами и мирянами, между мусульманской общиной и государственной организацией, между религией и правом. Однако вопросы права в той или иной степени затрагиваются лишь в 500 айятах.
К Корану — главному источнику мусульманского права с конца VII в. присоединился еще и другой — сунна (по арабски обычай, пример), состоявшая из хадисов (рассказов) из жизни Мухаммеда, о его суждениях. Дело в том, что после смерти пророка новые поколения
мусульман столкнулись со множеством вопросов, для решения которых Корана оказалось недостаточно даже при крайне расширенном его толковании. Поэтому появилась необходимость в хадисах, содержащих важные нормы мусульманского права. По мере того, как арабское общество развивалось и жизнь становилась все более сложной, выяснилось, что Коран и хадисы не дают ответа на многие вопросы. Тогда появилось еще два источника мусульманского права: иджма — согласованное мнение наиболее авторитетных богословов и правоведов и кияс — решение судебных дел по аналогии. Иджму дополняла фетва — сборники судебных решений и комментарии наиболее крупных мусульманских законоведов.
Самого Мухаммеда мусульмане называли шариа — законодателем; поэтому вся система мусульманского права получила название шариата.
Дополнительным источником мусульманского права является так же обычай (адат), который применяется в случаях, если имеется пробел в законодательстве или если закон прямо ссылается на обычаи.
Конечно, источником права в Халифате были указы халифов — фирманы. В более поздних мусульманских странах (Турции и др.) источником права стали государственные законы — кануны.
Основной чертой мусульманского права является то, что оно вытекает из религии — ислама. Поэтому для мусульман, в какой бы стране они не проживали, обязательным является только мусульманское право.
65.«Право личного статуса», вещные и обязательственное отношения, брачно-семейные и наследственные отношения в средневековом мусульманском праве. Правовое регулирование имущественных и семейных отношений. Хотя шариат не знал как такового деления права на отдельные отрасли, гражданско-правовые отношения, в частности право собственности, договорное и деликтное право, получили нем заметное развитие.
Особое внимание в шариате уделялось "праву личного статуса". В Арабском халифате, как и во многих других государствах средневекового Востока, не сложился особый сословный строй с присущей ему иерархией неравноправных сословно-корпоративных групп. По мусульманскому праву юридическое положение лица определялось его вероисповеданием. Полноправный личный статус по шариату имели только мусульмане. Лица, исповедовавшие христианство или иудаизм (так называемые зиммии), находились в приниженном положении и были обязаны уплачивать тяжелый государственный налог (джизья). Нормы шариата применялись к ним лишь в тех случаях, когда они заключали сделки с мусульманами или совершали преступления. Развитие социальных отношений оказало влияние на положение рабов. Они не признавались субъектами права „ но могли с согласия своих хозяев вести торговые операции и приобретать имущество. Отпуск рабов-мусульман на волю рассматривался как богоугодное дело. Характерной чертой правового статуса личности по шариату являлось также неравенство мужчины и женщины.
Поскольку согласно религиозным представлениям шариата субъектом права являлся лишь Аллах, то мусульманин рассматривался как носитель установленных богом обязанностей. Лишь в той мере, в какой он соблюдал свой религиозный долг, следуя велениям ислама, он получал право на предусмотренные шариатом притязания и на другие юридические
возможности. Поэтому мусульманские правоведы разрабатывали не столько вопрос о правоспособности, сколько о дееспособности лица, то есть о его возможности участвовать в сделках и в иных правовых актах. Гражданская дееспособность рассматривалась в качестве необходимого условия для приобретения имущественных прав. В полном объеме дееспособность предоставлялась лицам, достигшим совершеннолетия и находившимся в здравом рассудке. Право устанавливать факт достижения совершеннолетия в каждом отдельном случае осуществлялось судьей, который решал этот вопрос по своему усмотрению. Было известно также понятие ограниченной дееспособности для малолетних, слабоумных, лиц, находившихся в состоянии опьянения и т.д.
Важное место в мусульманской правовой доктрине занимали нормы, регламентирующие имущественные отношения. Прежде всего в правовой доктрине было закреплено представление об имуществе как объекте вещных прав. Особую категорию составляли вещи, которые не могли или не должны были находиться в собственности мусульманина. Это — воздух, море, пустыня, мечети, водные пути и т.п. Не признавалась собственность мусульман и на так называемые "нечистые вещи" — вино, свинину, книги, противоречащие положениям ислама, и т.д. Нередко в ходе арабских завоевательных походов эти вещи подвергались уничтожению, хотя вопрос о праве на истребление имущества, принадлежащего неверным, был спорным и трактовался по-разному в различных мазхабах. Мусульманскому праву было известно также деление вещей на движимые и недвижимые, заменимые и незаменимые, характеризующиеся индивидуальными признаками и не имеющие таковых и т.д. Большое внимание мусульманские правоведы уделяли классификации земельных имуществ. В особые группы выделялось государственное имущество, земли, принадлежащие частным лицам, брошенные земли, земли/непригодные для обработки и т.п.
В шариате подробно определялись способы возникновения права собственности, причем по некоторым из них правоведы, представители разных мазхабов, высказывали разноречивые мнения. Завоевательные походы арабов с большой остротой поставили вопрос о правомерности военных захватов, о самом порядке возникновения права собственности на захваченное имущество. Завоеванные земли по общему правилу рассматривались как собственность государства и поступали в распоряжение халифов и эмиров. Правовой статус иного имущества, добытого у неприятеля, определялся прежде всего в зависимости от того, было оно получено насильственным или ненасильственным путем. Имущество, захваченное силой, делилось на несколько частей, размер которых по-разному определялся в отдельных мазхабах. Одна из них переходила в собственность добытчика, вторая должна была быть передана государству, третья — мечетям и т.д. Шариату были известны и такие способы приобретения права собственности, как наследование, договор, находка вещи. В последнем случае своеобразным было то, что владелец земли, нашедший на своем участке чужую вещь, становился ее собственником.
Сложившийся в мусульманских государствах строй отношений собственности тщательно регламентировался и охранялся нормами шариата. Праву частной собственности приписывалось божественное происхождение, оно рассматривалось как постоянное и неограниченное, а собственник имел абсолютную свободу распоряжения своим имуществом. Незыблемость частной собственности выводилась непосредственно из Корана, где говорилось: "И не простирай своих глаз на то, чем мы наделили некоторые пары" (20, 31).
Особый правовой режим имели земли, составлявшие первоначальную территорию мусульманской общины (Мекка с прилегающей территорией), которые назывались хиджаз. На этих землях могли селиться только мусульмане, здесь нельзя было рубить деревья, охотиться и т.п. Население покоренных земель, как правило, теряло свои собственнические права, которые переходили государству. Землевладельцы же рассматривались теперь как арендаторы и обязаны были платить тяжелый налог (харадж).
Частная феодальная собственность в Арабском халифате (мульк) имела подчиненное значение по сравнению с государственной собственностью и общинным землепользованием и не получила широкого распространения. В отличие от феодальной собственности в странах Европы она не имела иерархической структуры, не связывалась условиями службы. С ростом государственного земельного фонда и развитием феодальных отношений получили распространение и условные формы земельных владений. Часть захваченных земель стала предоставляться отдельным представителям феодальной верхушки за военную или государственную службу (икта). Владелец такой земли (иктадар) получал право собирать в свою пользу подат”; с подвластного населения. Поскольку икта со временем стала передаваться по наследству, по своему фактическому положению она приближалась к землям, закрепленным по праву собственности. Согласно первоначальному толкованию Корана пресная вода, также как и воздух, считалась общим достоянием. Но постепенно колодцы, пруды и мелкие озера переходили в собственность крупных землевладельцев. Лишь значительные реки и озера по-прежнему входили в общую систему общинной и государственной собственности, что определялось необходимостью проведения совместных ирригационных работ, осуществляемых под контролем должностных лиц.
Своеобразным институтом шариата, связанным с вещными правами, был вакуф, представлявший собой имущество (обычно недвижимое), переданное собственником на какие-либо религиозные или благотворительные цели (мечетям, медресе и т.д.). Лицо, установившее вакуф, теряло право собственности на данное имущество, но сохраняло за собой право выступать в качестве управляющего вакуфом и резервировать определенный доход с вакуфа для себя и своих наследников. Имущества, составляющие вакуф, не могли быть предметом купли-продажи, залога и т.д. Вакуфные земли, однако, могли сдаваться в аренду или обмениваться на равноценное земельное имущество. Данный институт широко использовался богатой верхушкой с целью уклонения от уплаты высоких налогов, поскольку имущество, составляющее вакуф, освобождалось от государственного обложения.
В шариате в отличие от римского права не формулировалась общая концепция обязательства, но практические вопросы договорного права, опосредовавшего торгово-денежный оборот, получили всестороннюю разработку. Обязательства делились на воз-мездные и безвозмездные, двусторонние и односторонние, срочные и бессрочные. Характерным для мусульманского общества было распространение специфических односторонних обязательств — обетов.
Договор по шариату рассматривался как связь, возникающая из взаимного соглашения сторон, которое, однако, в условиях имущественного неравенства имело чисто формальный характер. Условия договора могли быть выражены в любом виде: в документе, в неофициальном письме, устно. Заключенные договоры рассматривались как незыблемые.
Обязанность соблюдать "свои договоры" рассматривалась в Коране (23,8) как священная. Недействительными считались договоры, заключенные с безнравственными целями с использованием "нечистых" или изъятых из оборота вещей.
Мусульманские правоведы не ставили жестких условий, касающихся формы выражения воли сторон в договоре. Согласие сторон на вступление в договор, условия договора могли быть выражены в документе, устно и в виде неофициального письма. В шариате подробно регламентировались различные виды договоров: купля-продажа, заем, дарение, наем, ссуда, хранение, товарищество, союз и т.д. В связи с широким развитием торговли одним из наиболее разработанных договоров была купля-продажа. О правомерности торговли "по взаимному согласию" говорилось еще в Коране (4,33).
Договор купли-продажи допускался лишь в отношении реально существующих вещей, и только в ханифитском мазхабе признавалась продажа вещей, которые должны быть произведены в будущем. В случае обнаружения скрытых недостатков в купленных вещах (болезнь у раба, животного и т.п.) покупатель мог расторгнуть договор.
В шариате содержались положения, которые формально осуждали ростовщичество. Еще в Коране говорилось, что "Аллах разрешил торговлю и запретил рост" (2,276). Но на практике этот запрет часто нарушался. Запрещалось обращать должника в рабство за неуплату долгов, но его можно было заставить отработать свой долг кредитору. Такая форма расчета с кредитором соответствовала развитию феодальных форм эксплуатации.
Большое внимание в мусульманском праве уделялось отношениям имущественного найма, прежде всего аренде земли. Было известно несколько видов найма, причем первостепенное внимание уделялось вопросам размера и порядка взимания арендной платы в пользу собственника. Широкое распространение в арабском обществе получили договоры союза и товарищества. Эта правовая форма использовалась для совместного орошения земли, снаряжения торговых караванов и т.д.
66. Уголовное право и судебный процесс в средневековом мусульманском праве.

Приложенные файлы

  • docx 8893785
    Размер файла: 318 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий