ИОГП 1

Вопросы к зачету по курсу
«История отечественного государства и права» зимняя сессия 2011/2012

Нормандская теория происхождения древнерусского государства.
Летописный рассказ о призвании на Русь в качестве правителей варягов послужил основой для возникновения норманнской теории образования Древнерусского государства. Её создателями стали немецкие учёные Г. - Ф. Миллер, Г.- З. Байер, в ХVIII в. приглашённые работать в Россию императрицей Елизаветой Петровной. Немецкие учёные утверждали, что создание государственности на Руси - результат действия варягов. Горячим противником норманнской теории был великий русский учёный М.В. Ломоносов. В наши дни норманнская теория зачастую трактуется следующим образом: всё, что - либо значительное в России создано иностранцами и под руководством иностранцев. Русские к самостоятельному государственному творчеству не способны. У норманнской теории есть как сторонники, так и противники. Противники норманнской теории утверждают: не следует забывать, что призвание варягов - это легенда. Вопрос о том, кем были первые русские князья, откуда пришли и как, - до сих пор остаётся нерешённым. Версии об иноземном происхождении той или иной династии типичны для древности и средневековья. Следует вспомнить рассказы о призвании бриттами англосаксов и создании Английского государства и т.д. Русские летописи, на основании которых мы складываем представление о первых веках русской истории, были написаны в более позднее время, им было свойственно окружить возникновение русской государственности ореолом таинственности. Чужак, пришлый человек - всегда обладает особой харизмой. Археологическое раскопки подтверждают, что варяги действительно проживали среди славян, что свидетельствует об их широких взаимных связях. Варяги стремились на Русь, в скандинавских сагах Русь представлена как страна несметных богатств. Но количество варягов на Руси было не велико. Славяне и варяги находились на одной ступени общественного развития. Заметного влияния на хозяйство, общественные отношения, культуру восточных славян варяги не оказали. Варяги положили начало первой правящей династии на Руси, первые варяжские князья (Рюрик, Олег, Игорь, Ольга) носили скандинавские имена, но уже сын Игоря и Ольги и их внук носили славянские имена - Святослав, Владимир. Через несколько поколений после призвания Рюрика от варягов остались только легенды о происхождении наиболее знатных славянских родов. Славяне своим внутренним развитием были готовы к образованию государства. У восточных славян сложился целый комплекс предпосылок для образования государства. Государственные институты возникают в результате долгого внутреннего развития общества. Следовательно, если призвание Рюрика - исторический факт, то он говорит о возникновении княжеской династии, а не о происхождения русской государственности.
Государственный строй раннефеодальной монархии Киевская Русь.
Великий князь  являлся старшим (сюзереном) по отношению к местным князьям. Он владел самым большим и сильным княжеством. Взаимоотношения с другими князьями строились на основе договоров – крестных грамот, определявших права и обязанности великого князя (защищать вассалов, оказывать им помощь и получать, в свою очередь, помощь от вассалов), а также права и обязанности князей – вассалов. Во главе же Древнерусского государства стоял великий князь. На раннем этапе существования гос-ва его функции заключались главным образом в организации вооруженных сил, командовании ими, в сборе дани, налаживании внешней торговли. В дальнейшем они усложнялись и теперь важную роль играли такие как: назначение местной администрации, княжеских агентов, законодательная и судебная деятельность, руководство внешними сношениями. Престол передавался по наследству (сначала по принципу старшинства – старшему в роду, а затем – «отчины»ёт.е. сыну) В своих делах князь опирался на совет крупных феодалов – бояр, духовенство. Совет не имел четко определенной компетенции, но очевидно, что вместе с князем решал важнейшие вопросы управления, внешней политики, судил и принимал законы. После укрепления местных феодальных княжеств для решения вопросов, касавшихся всех русских земель, созывались феодальные съезды. Основными чинами, ведавшими хозяйством князя и государственными делами, были дворцовые слуги, наиболее важными из которых были дворский, воевода, конюший. В подчинении этих высших княжеских чинов находились различные слуги – тиуны. Такая система управления называлась дворцово-вотчинной. Местными органами управления  были посадники (наместники) в городах и волостели в сельской местности, являвшиеся представителями князя в городе или волости: собирали дань, пошлины, судили, устанавливали и взимали штрафы. Вместо жалования  за службу они имели право сбора «корма» с населения, помощники – тиуны, так же получали «корм». Суда не было как особых учреждений. Судебные функции выполняли органы власти и управления в центре и на местах. Суд не был отделен от администрации. Судили князья, посадники, волостели, представители княжеской власти. Помощники – тиуны. По мере укрепления феодального землевладения и оформления боярского иммунитета росло значение боярского суда над зависимыми людьми. Оформлялась церковная юрисдикция, которая имела право суда над зависимым населением своих земель, судить духовенство по всем делам,  а все население гос-ва – по определенным категориям дел (преступления против религии, нравственности, семьи и тд.) Вооруженные силы складывались из дружины великого князя, дружин местных князей, феодального ополчения (военных отрядов, приводимых в распоряжение князей их вассалами). Во время войн создавались народные ополчения.
Общая характеристика «Русской Правды»: структура, источники, способ изложения норм права, регулируемые институты права.
Структура: Краткая редакция – 43 ст. включавших в себя: Правда Ярослава (ст. 1-18), Правда Ярославичей (ст. 19-41), Покон вирный (ст. 42) и Урок мостникам (ст. 43). Пространная редакция -  121 ст. включавшая в себя: суд Ярослава (ст. 1- 52), устав Владимира Мономаха (ст. 53 – 121). Сокращенная редакция – сокращение от Пространной. Источниками были: нормы обычного права ( об этом нам свидетельствуют статьи Краткой Правды о кровной мести, положения о так называемой «дикой вире»), законодательство князей и судебная практика. РП как свод древнерусского феодального права представляла собой пример типичного кодекса раннего феодализма: нормы права изложены в ней без четкой системы, казуально, открыто определены привилегии господствующего класса и неравное положение зависимых сословий. Четкого разделения на отрасли права нету в самой РП, но можно выделить такие отрасли права как гражданское, наследственное, уголовное, процессуальное, семейное.
Субъекты древнерусского права, регулирование статуса основных социальных групп населения Киевской Руси на примере «Русской Правды».
Субъектами права были все физические лица, но особым правовым положением обладали князья. В привилегированном правовом положении находились более мелкие феодалы – бояре, например, их  жизнь защищалась двойной вирой. В отличии от смердов боярам могли наследовать дочери,, а не только сыновья. Боярство выделилось из боевых соратников князя, его старших дружинников. В 11-12в. происходит оформление боярства как особого сословия и закрепление его правового статуса. Вассалитет формируется как система отношений с князем – сюзереном; его характерными признаками становятся специализация вассальной службы, договорный характер отношений и экономическая самостоятельность вассала. Боярство как особая социальная группа было призвано выполнять две функции: 1. Участвовать в боевых походах князя; 2. Участвовать в управлении и судопроизводстве. Среди зависимых категорий населения по РП выделяются следующие группы: Смерды – лично свободные сельские труженики. Они должны были участвовать в военных походах как ополченцы. Свободный смерд-общинник обладал определенным имуществом, которое он мог завещать только сыновьям. При отсутствии наследников – мужчин его имущество переходило общине. Закон защищал личность и имущество смерда (в РП вира не установлена). За совершенные проступки и преступление,  также по обязательствам и договорам он нес личную и имущественную ответственность. В судебном процессе смерд выступал полноправным участником. Закупы (рядовичи) – лица, отрабатывающие свой долг в хозяйстве кредитора. Устав о закупах помещался в ПРП. Были установлены предельные размеры процентов по долгу.. Закон охранял личность и имущество закупа, запрещал господину беспричинно наказывать его и отнимать имущество. Если сам закуп совершал правонарушение, то ответственность его была двойственной: господин уплачивал за него штраф потерпевшему, но сам закуп мог быть выдан головой»; такой же исход ожидал закупа, в случае его попытки уйти от господина не расплатившись. В качестве свидетеля в судебном процессе закуп мог выступать только  в особых случаях. Правовое положение закупа было как бы промежуточным между свободным человеком и холопом. Рядовичи – по договору (ряду) работали у землевладельца, нередко оказывались как бы временными рабамиё их социально-правовой статус сходен с положением закупа. Холопы (челядины) – фактически рабы. В Киевской Руси в холопство попадали путем самопродажи (например, для уплаты виры), рождения от  рабыни, купли-продажи (например, из-за границы), женитьбы на рабе, поступления в ключничество (услужение, например, в княжеском хозяйстве), а также в результате совершения преступления («поток и разграбление», «выдача головой»). В холопство переходили не сумевшие выплатить долг закупы. Холоп являлся не субъектом, а объектом права. Все, чем обладал холоп, считалось собственностью господина. Личность холопа не защищалась законом. За его убийство взимался штраф, как за уничтожение имущества. Штрафную ответственность за холопа нес его господин. Холоп не мог выступать в качестве стороны в судебном процессе.
Виды судов, судопроизводство в Киевской Руси. Процессуальное право на примере «Русской Правды».
Судебных органов как особых учреждений не существовало. Судебные функции выполняли органы власти и управления в центре и на местах. Суд не был отделен от администрации. Судили князья, посадники, волостели, представители княжеской власти. Помощники – тиуны. По мере укрепления феодального землевладения и оформления боярского иммунитета росло значение боярского суда над зависимыми людьми. Оформлялась церковная юрисдикция, которая имела право суда над зависимым населением своих земель, судить духовенство по всем делам,  а все население гос-ва – по определенным категориям дел (преступления против религии, нравственности, семьи и тд.) В русском судопроизводстве киевского периода элемент индивидуальной воли тяжущихся сторон (обвинительно-состязательный характер) играл очень важную роль, в то время как судья ограничивался наблюдением над спором и уравниванием средств и возможностей спорящих. Древнерусское право еще не знало четкого разграничения между уголовным и гражданским процессом, хотя, конечно, некоторые процессуальные действия (например, гонение следа, свод) могли применяться только по уголовным делам. Во всяком случае и по уголовным, и по гражданским делам применялся состязательный (обвинительный) процесс, при котором стороны равноправны и сами являются двигателем всех процессуальных действий. Даже обе стороны в процессе назывались истцами. Русская Правда знает две специфические процессуальные формы досудебной подготовки дела гонение следа и свод. Гонение следа это отыскание преступника по его следам. Закон предусматривает специальные формы и порядок проведения этого процессуального действия. Если след привел к дому конкретного человека, считается, что он и есть преступник (ст. 77 Троицкого списка). Если след привел в село, ответственность несет вервь (община). Если след потерялся на большой дороге, то на этом поиск прекращается. Если ни утраченная вещь, ни похититель не найдены, потерпевшему ничего не остается, как прибегнуть к закличу, то есть объявлению на торговой площади о пропаже в надежде, что кто-нибудь опознает украденное или потерянное имущество у другого лица. Человек, у которого обнаружится украденное имущество, может, однако, заявить, что он приобрел его правомерным способом, например купил. Тогда начинается процесс свода. Владелец имущества должен доказать добросовестность его приобретения, то есть указать лицо, у которого он приобрел вещь. При этом требуются показания двух свидетелей или мытника сборщика торговых пошлин. Закон предусматривает определенную систему доказательств. Среди них важное место занимают показания свидетелей. Древнерусское право различало две категории свидетелей видоков и послухов. Видоки это свидетели, в современном смысле слова очевидцы факта. Послухи более сложная категория. Это лица, которые слышали о случившимся от кого-либо, имеющие сведения из вторых рук. Иногда под послухами понимали и свидетелей доброй славы сторон. Они должны были показать, что ответчик или истец люди, заслуживающие доверия. Не зная даже ничего о спорном факте, они просто как бы давали характеристику той или иной стороне в процессе. Впрочем, уже Русская Правда не всегда выдерживает четкое различие между видоками и послухами. Характерно, что и в применении свидетельских показаний появляется элемент формализма. Так, по некоторым гражданским и уголовным делам требовалось определенное число свидетелей (например, два свидетеля заключения договора купли-продажи, два видока при оскорбления действием и т. д.). В Древнерусском государстве появляется и целая система формальных доказательств ордалии. Среди них следует назвать судебный поединок «поле». Победивший в поединке выигрывал дело, поскольку считалось, что бог помогает правому. Другим видом суда божьего были испытания железом и водой. Испытание железом применялось тогда, когда не хватало иных доказательств, причем в более серьезных случаях, чем испытание водой. Русская Правда, посвящающая этим ордалиям три статьи, не раскрывает техники их проведения. Более поздние источники сообщают, что испытание водой проводилось путем опускания связанного человека в воду, причем если он тонул, то считался выигравшим дело. Особым видом доказательств была присяга «рота». Она применялась, когда не было других доказательств, но, разумеется, по небольшим делам. Ротой можно было подтвердить наличие какого-нибудь события или, наоборот, его отсутствие. В некоторых случаях имели доказательное значение внешние признаки и вещественные доказательства. Так, наличие синяков и кровоподтеков было достаточно для доказательства избиения. Исследователи полагают, что в церковном суде применялся и инквизиционный (розыскной) процесс со всеми его атрибутами, в том числе и с пыткой. В Русской Правде видны определенные формы обеспечения исполнения судебного решения, например, взыскание виры с убийцы. Специальное должностное лицо вирник приезжал в дом осужденного с многочисленной свитой и терпеливо ждал уплаты виры, получая каждый день обильное натуральное содержание. В силу этого преступнику выгодней было как можно быстрее разделаться со своим долгом и избавиться от неприятных гостей!
Регулирование институтов феодального права «Русской Правдой».
Р.П. представляет собой свод развитого феодального права, в котором нашли отражение нормы уголовного и гражданского права и процесса. Русская Правда является официальным актом. В самом её тексте содержатся указания на князей, принимавших или изменявших закон (Ярослав Мудрый, Ярославичи, Владимир Мономах). Русская Правда - памятник феодального права. Она всесторонне защищает интересы господствующего класса и откровенно провозглашает бесправие несвободных тружеников - холопов, челяди. Русская Правда настолько хорошо удовлетворяла потребности княжеских судов, что её включали в юридические сборники вплоть до XV в. Списки ПП активно распространялись ещё в XV - XVI вв. И только в 1497 году был издан Судебник Ивана III Васильевича, заменивший ПП в качестве основного источника права на  территориях, объединённых в составе централизованного Русского государства.
Договорное право, обязательственные отношенияв Киевской Русина примере «Русской правды».
Обязательство представляет собой правоотношение, в силу которого лицо, нарушившее интересы другого лица, обязано совершить определенные действия в пользу потерпевшего. Отличия гражданско-правового обязательства от уголовно-правового возникают лишь, на определенном уровне правового развития, в древней же период они смешиваются. Только с формированием отраслей гражданского и уголовного права законодатель вносит ясность в эти вопросы. В древности существовало два вида обязательств - из правонарушений (деликтов) и договоров, причем первые, видимо, возникли раньше. В Русской Правде обязательства из деликтов влекут ответственность в виде штрафов и возмещения убытков. Укрывающий холопа должен вернуть его и заплатить штраф (ст. И Краткой Правды). Взявший чужое имущество (коня, одежду) должен вернуть его и заплатить 3 гривны штрафа (ст. ст. 12. 13 Краткой Правды). Договорные обязательства оформляются в систему при становлении частной собственности, но понятия абстрактного понятия договора еще не существует. Позднее под договором стали понимать соглашение двух или нескольких лиц. В результате которого у сторон возникают юридические права и обязанности. В Древней Руси существовало несколько разновидностей договоров. Стороны (субъекты) договоров должны отвечать требованиям возраста, правоспособности и свободы. Мы ничего не знаем о возрасте вступавших в обязательства в дохристианский период С принятием христианства действовал, видимо, общий принцип, согласно которому вступление в брак было юридическим фактором достижения и имущественной самостоятельности лица. Неизвестны нам и те аспекты заключения договоров в языческий период, которые определялись полом лица. Однако в Русской Правде женщина уже выступает как собственник имущества, следовательно, она была вправе совершать еде-той. В этом сборнике законов закреплено влияние на обязательства статуса свободы. Холоп не являлся субъектом правоотношений и не мог отвечать по обязательствам, всю имущественную ответственность нес за него хозяин. Имущественные последствия сделок холопа, совершенных по поручению господина, также ложились на последнего. Древнему праву известны два вида ответственности по договорам: личная и имущественная (в историческом отношении более поздняя и развитая). В Древнем Риме лишь закон Петелия (VI в. до н.э.) устанавливал имущественную ответственность. В первом случае лицо, не выполнившее обязательств, превращалось в раба, во втором случае его собственность переходила кредитору. В Русской Правде доминирует ответственность имущественная. Однако закуй в случае нарушения условий обязательств мог обращаться в полного холопа, злостный купец-банкрот также обращался в рабство. При неразвитости рабства зарождается принцип. согласно которому не выполнивший обязательств. становился зависимым от кредитора на тот срок, в течение которого отрабатывал ему весь объем долга и убытков. В IХ--ХII вв. письменная форма договоров еще не развилась, они совершались, как правило, в устной форме. Для устранения последующих взаимных претензий, при заключении сделок должны были присутствовать свидетели, но суд принимал и любые- другие доказательства, удостоверяющие договоры. Число известных Русской Правде сделок еще не очень значительно. В обиходе договор купли-продажи был самым распространенным. Продавались имущество (движимое и недвижимое) и холопы, причем продаже последних в законодательстве того времени уделяется весьма большое внимание. В Русской Правде регламентировался не столько сам договор купли-продажи (его условия зависели от воли сторон) сколько споры, возникавшие в результате взаимных претензий. Стороны могли распоряжаться, лишь своей собственностью, имущество краденое или неизвестного происхождения оспаривалось после покупки в присутствии администрации. Если законность принадлежности проданного не доказывалась, сделка расторгалась и имущество возмещалось оспаривавшему его лицу. Сделка о продаже сколько-нибудь значимых вещей совершалась на торгу публично во избежание последующих претензий. Продажа недвижимости, видимо, ранее всем начала оформляться письменными актами (дошедшие до нас датируются начиная с ХП в.). С.В.Юшков полагал, что существовали сроки предъявления претензий по недостаткам купленной вещи. Существовал и договор самопродажи в холопство в присутствии свидетелей. По мнению С.В. Юшкова, этот договор был достаточно распространен в рассматриваемый период и исторически предшествовал договору купли-продажи. Хотя в Русской Правде овне упоминается, условия его заключения, скорее всего, были аналогичными договору купли-продажи. В Русской Правде имеется упоминание о найме рабочих “мостников” для ремонта и строительства мостов (ст. 97 Пространной Правды). Устанавливается размер платы за работы и питание. В ХП-ХШ вв. появляется категория “наймитов”, которых закон отграничивал от других групп зависимого населения, и их отношения с наймодателем оговаривались договором. Наймит волен был расторгнуть договор, возместив убытки. В то же время имеются упоминания о челядных-наймитах, закупах-наймитах сохранявших зависимость. Характер имущественного найма в Русской Правде не раскрывается. В XII-XV вв. проявились три тенденции развития обязательственного права. Во-первых, развитие товарно-денежных отношений привело к появлению новых видов договоров ударение, залог, поручительство) и умилению имущественной ответственности сторон в обязательствах. Обязательства из правонарушений постепенно смещаются в область уголовно наказуемую. Во-вторых, при господстве феодальных отношений сохранялась личная ответственность должников. Должники попадали в хозяйственную зависимость от заимодавцев, обязаны были отрабатывать долг, находясь как бы под патронатом. Личная зависимость распространялась даже в среде феодалов в вассальных, отношениях с государством или сюзереном. В-третьих, в Новгороде и Пскове формировалась система обязательственного Права с развитой имущественной ответственностью, основанной на товарно-денежном обмене.
Наследственное право в Киевской Русина примеренорм «Русской правды».
Семейно-Наследственное право относится к медленно изменяемой сфере. С момента принятия христианства основ православной семьи долгие столетия оставались статичными, постепенно допускались к наследованию женщины, варианты наследования были строго ограничены (по обычаю, по закону, по завещанию). Отношения в семье основывались на власти отца, лишь в поздний феодальный период складывается принцип раздельности имущества. Это - основные тенденции в указанной области права. Ко времени Русской Правды мы не встречаемся со свидетельствами о приниженном положении женщины. По мнению некоторых исследователей, семья патриархального типа отражена в Русской Правде в понятии “вервь”, то есть коллектива родственников, связанных общей ответственностью платежом “дикой виры”. Однако, как следует из ряда статей Русской Правды, посторонние лица могли “вкладываться” в общую виру, не будучи родственниками. М.Косвен предложил гипотезу, согласно которой “вервь” Древней Руси - переходная форма от патриархальной семьи к индивидуальной. с сохранением коллективных порядков (патронимия). Но отличительных черт патронимии не выделено, в ней сохранялись коллективное хозяйство, родственные связи и обычаи. Единственный отличительный признак - меньшая численность - вообще трудно определим. Поэтому патронимия, больше похожа на чисто логическую конструкцию. В Древней Руси к XI в. господствовала моногамная семья с индивидуальным хозяйством. С принятием христианства в конце X в. церковь вела активную борьбу с язычеством, за торжество индивидуальной семьи и семейной нравственности. Брак, развод, моральные отношения в семье стали санкционироваться ею. Не освященный брак считался грехом и мог отразиться на потомках. Летопись гласит: лот греховного корня злой бывает плод”. Верховенство мужчины в христианской семье сохранилось и упрочилось, постепенно становилось частью государственной идеологии. Летопись оправдывает это: не внимай злой жене: ибо мед каплет с уст ее. Жены прелюбодейки. Но мгновение это. Не путем жизни идет она, сближающиеся с ней пойдут после смерти в ад”. Христианская семья должна была подчиняться суровым нравственным канонам, в основе новой идеологии лежали трудолюбие, смирение, ответственность перед Богом. Формирование семьи христианского типа происходило постепенно, государство относилось к язычеству достаточно терпимо, но подтвердить конкретными фактами сосуществование христианских и языческих семей невозможно. В глубокой древности наследование осуществлялось на основе обычного права, с правом всего коллектива на какую-то часть имущества. Ранее всего индивидуализировалось наследование движимости (лук, копье, топор). Возникло деление наследственной массы на доли: часть - коллективу, часть - семье, часть по усмотрению самого лица. Ибн Фадлан свидетельствовал, что к X в. имущество умерших руссов делилось на три части. Наследование на основе обычного права в видоизмененной форме входит в общегосударственный закон. Видимо, параллельно развивались завещательные отказы, ограниченные долями в пользу ближайшим родственников. Можно выделить две формы наследованиям по закону и по завещанию. Отстранение, женщин от наследования не может рассматриваться как средство не сознательного принижения. Выходя замуж за члена другого рода, они не могли забирать имущество, нажитое членами своего рода. Воевали за новые территории мужчины и обрабатывали землю мужчины, поэтому институт наследования недвижимости по мужской линии устойчив у всех европейских народов. Право родни на долю из штрафов в случае убийства закреплено в ст. 4 договора с Византией 911 г. Видимо, родственники в любых случаях могли претендовать на часть имущества. В остальном, договор рисует картину развитого наследственного права, где действует первенство завещания над законом. Статья 13 гласит: “Если кто из русинов умрет, не урядив своего имения, будучи на службе в Византии, а родственников там не имеет, то возвращается имущество близким родственникам на Русь. Если оставит завещание, то имущество идет тому, в пользу кого составлено завещание”. Правда, следует иметь в виду, что такая развитая форма предписывается имущей среде, в крестьянских общинах обычное наследование продолжало действовать. Споры о наследстве возникали довольно часть, и Уставы церковные Владимира 1 и Ярослава Мудрого взяли эти тяжбы родственников под свою юрисдикцию. Но поскольку положение церкви в это время не было достаточно прочным, нормы о наследовании имущества, вошедшие в Русскую Правду, расписаны очень подробно, видимо, во избежание коллизий языческих обычаев и христианских установок индивидуализированной семьи. Институт наследования в Русской Правде - один из наиболее разработанных. В XI в. брак стал церковной прерогативой, в участии в судебных процессах о наследстве могли отказать лицам без соответствующих церковных свидетельств, точных данных о возрасте вступления в брак до нас не дошло. С.В. Юшков считал, что он составлял 14-15 лет для мужчин и 12-13 лет для женщин. В Русской Правде речь идет об индивидуальной семье (муж, жена, дети) с личным хозяйством. В статьях о “верви” подразумеваются, возможно, коллективы родственников. В Пространной Правде имеется целый устав о наследстве (ст. 90-95, 98-106). Две первые статьи (ст. 90, 91) закрепляют древние ограничения в общинах смердов: имущество умершего, не оставившего сыновей, переходит князю, дочерям до замужества выделяется часть на приданое. В то же время в среде дружинников и бояр действовал иной принцип: “наследство князю не идет, его наследуют дочери”. В остальных статьях регулируется наследование на базе частной собственности и индивидуального хозяйства. Общий принцип известен еще по Договорам с Византией: приоритет наследования по завещанию с обеспечением законных долей членов семьи. Статья 92 гласит: “Кто умирая разделит свой дом детям, на том стоять, кто без ряда умрет, всем детям идет имущество”. Наследование по завещанию ограничено сыновьями и женой, дочери получают только часть ст. 9 3, 95). Дети от первой жены имеют право на часть имущества принадлежащего матери (ст.94). Дети от рабыни не наследуют ничего, но получают с матерью свободу (ст. 98). Во всех случаях “двор” переходил младшему сыну (ст. 100) как к менее способному к самостоятельному существованию. Имущество малолетних детей находится под управлением матери: если она выходит замуж, то назначается родственник-опекун. Мать, опекун (отчим) отвечают за это имущество и несут материальную ответственность за его утрату. Своей частью имущества мать распоряжается самостоятельно, может завещать его детям, лишать их наследства, если они будут “лихи” (ст. 106). Такой порядок наследования обеспечивал имущественные права всех членов семьи и в целом просуществовал до того момента, когда к Наследованию стали допускаться женщины. Одновременно установилась зависимость благополучия детей мужского пола от воли завещателя как основа “доброго” отношения к родителям, при сохранении младшим детям гарантии средств к существованию.

Понятие, классификация правонарушений, объективная и субъективная сторонаправонарушенияв Киевской Русина примере «Русской правды».
Преступные действия в летописях именуются злыми делами. Главный элемент преступного действия - наказуемость. В качестве объекта нарушения могли выступать государственный закон, обычаи, религиозно-нравственные установления. В литературе принято считать, что первая попытка определить преступное сделана в Русской Правде, где нанесение вреда личности именуется “обидой”. Например, при нанесении побоев следовало “платить за обиду 12 гривен”. Субъектами преступлений, то есть лицами, способными отвечать за криминальные действия, могли быть 'свободные люди. Любое преступление подразумевало выплату штрафов и имущественные взыскания, для чего требовалось наличие собственности. Холопы и рабы, сами, будучи разновидностью собственности, таковой не имели и имущественную ответственность за них несли хозяева.  В Русской Правде отражены только два вида преступлений: против личности (убийство, телесные повреждения, оскорбления, побои) и против собственности (разбой, кража, нарушение земельных границ, не законное пользование чужим имуществом). Закон защищал интересы индивидуума, который, выделившись из общинной системы, нуждался в охране как своей личности, таки своего1 хозяйства. Государственные преступления. В Русской Правде не упоминаются, весьма нечетко обрисованы деяния против княжеской администрации (например, убийство конюха). На данном этапе еще не существовало абстрактного понимания государства и его интересов, вред государству отождествлялся с вредом князю, и посягательства против князей рассматривались как тяжкие деяния. К участникам восстаний применялась казнь на месте преступления, часто - массовая. Князья в борьбе за власть порой прибегали к весьма недостойным приемам но вопрос об ответственности решался в их среде. Измена князю так же рассматривалась в княжеском окружении.
Цели и система наказаний в нормах «Русской правды».
«Русская Правда» различает право гражданское и уголовное, за одни преступления закон полагает лишь частное вознаграждение в пользу потерпевшего, за другие сверх того и правительственную кару со стороны князя. Деяния первого рода она признаёт гражданскими правонарушениями, деяния второго рода уголовными преступлениями. Русская Правда отличает убийство неумышленное, «в сваде» или «в обиду», от совершенного с заранее обдуманным намерением, «в разбое», преступление, обличающее злую волю, от правонарушения, совершенного по неведению, действие, причиняющее физический вред или угрожающее жизни, например отсечение пальца, удар мечом, не сопровождавшийся смертью, хотя и причинивший рану, отличает от действия менее опасного, но оскорбительного для чести: от удара палкой, жердью, ладонью или если вырвут усы или бороду, и за последние действия наказывает пеней вчетверо дороже, чем за первые; за удар мечом плашмя в драке полагалось большее наказание, чем за удар остриём: он был более оскорбителен, так как означал, что противник не считался равным. При этом «Русская правда» содержит явные следы характерного для традиционных обществ принципа ответственности «кровной мести». Осложнённая кара за наиболее тяжкие преступления: за разбой, поджог и конокрадство преступник подвергался не определенной денежной пене в пользу князя, а потере всего имущества с лишением свободы. Княжеские пени и частные вознаграждения представляют в Русской Правде целую систему; они высчитывались на гривны кун. За убийство взималась денежная пеня в пользу князя, называвшаяся вирой, и вознаграждение в пользу родственников убитого, называвшееся головничеством. Вира была троякая: двойная в 80 гривен кун за убийство княжего мужа или члена старшей княжеской дружины, простая в 40 гривен за убийство простого свободного человека, половинная или полувирье в 20 гривен за убийство женщины и тяжкие увечья, за отсечение руки, ноги, носа, за порчу глаза. Головничество было гораздо разнообразнее, смотря по общественному значению убитого. Так, головничество за убийство княжего мужа равнялось двойной вире, головничество за свободного крестьянина 5 гривнам. За все прочие преступные деяния закон наказывал продажею в пользу князя и уроком за обиду в пользу потерпевшего.
Регулирование гражданско-правовых отношений в нормах «Русской правды».
Древнерусское законодательство знало довольно развитую систему гражданско-правовых норм. В законе отражаются  отношения  собственности.  Предусмотрена правовая защита как недвижимого, так и движимого имущества. Согласно  закону,  феодал  обладал  полной  собственностью  на   средства производства и неполной собственностью на работника. При этом зависимый  от феодала крестьянин также был наделен определенными средствами производства. Обязательства в Древней Руси возникали из складывающихся норм  возмещения за причиненный вред и из  договоров.  Например,  человек,  нанесший  ранение другому, кроме уголовного штрафа, должен был оплатить  убытки  потерпевшего, в том числе услуги врача. Для древнерусского обязательного права характерно не только  обращение  к изъятию имущества провинившегося, но и наложение  взыскания  непосредственно на должника, а порой даже на его  жену  и  детей.  Так,  злостного  банкрота можно было продать в холопы.    «Русская Правда» знает определенную  систему  договоров.  наиболее  полно регламентирован договор займа. Это  явилось  следствием  восстания  киевских низов в 1113 г. против ростовщиков. Владимир  Мономах,  призванный  боярами, чтобы спасти положение, принял меры  по  упорядочению  процентов  по  долгам несколько ограничив  аппетиты  ростовщиков.  Закон  в  виде  объекта  - займа предусматривал не только деньги, но и хлеб, и  мед.  Существовало  три  вида займа: обычный, бытовой заем; заем, совершаемый между купцами с  упрощенными формальностями, и заем с  самозакладом    закупничество.  Предусматривались различные проценты в зависимости от срока займа. Краткосрочный заем влек  за собой наиболее высокую ставку процента (до 50).    В  «Русской  Правде»  упоминается  о  договоре  купли-продажи.  Наиболее подробно  в  ней  рассматриваются  случаи  купли-продажи  холопов,  а  также краденого-имущества.  Упоминается  также  о  договоре  хранения   (поклажи). Поклажа рассматривалась  как  дружеская  услуга,  была  безвозмездной  и  не требовала  формальностей  при  заключении  договора.  Что  касается личного найма, то «Русская Правда» упоминает  лишь  о  найме  в  тиуны  (слуги)  или ключники. Если человек поступал на такую работу без  специального  договора, он автоматически становился холопом. В законе упоминается также  о  наймите, однако некоторые исследователи отождествляют его с закупом.    Существовали  в  Древнерусском  государстве  и  договоры   перевозки   и комиссии.    Порядок заключения договоров  был  простым.  Обычно  применялась  устная форма с совершением некоторых символических действий: рукобития,  связывания рук и т.п. В  некоторых  случаях  требовались  свидетели.  Есть  сведения  о существовании и письменной формы заключения договоров о недвижимости. В наследовании  существовали  существенные  различия  в  зависимости  от принадлежности человека к той или иной ступени иерархической лестницы.  Так, у  бояр  и  дружинников  наследовать  могли  и  дочери,  у  смердов  же  при отсутствии сыновей имущество  считалось  выморочным  и  поступало  в  пользу князя. При наследовании по закону, т.е. без  завещания,  преимущества  имели сыновья умершего. При их наличии дочери не получали ничего.  На  наследников возлагалась  лишь  обязанность  выдать  сестер  замуж.  Наследство  делилось поровну,  но  младший  сын  имел  преимущество    он  получал  двор   отца. Незаконные дети наследственных прав не имели, но если их матерью была  раба-наложница, то они вместе с ней получали свободу.    Семейное право развивалось в Древней Руси в соответствии с каноническими правилами. Первоначально здесь действовали  обычаи,  связанные  с  языческим культом. Существовало похищение невест,  многоженство.  Так,  великий  князь Владимир Святославич до крещения имел пять жен и несколько сот  наложниц.  С введением христианства устанавливаются  новые  принципы  семейного  права   моногамия, затрудненность  развода,  бесправие  внебрачных  детей,  жестокие наказания за внебрачные связи, пришедшие к нам из Византии.    По византийскому праву существовал довольно низкий брачный возраст: 12-13 лет для невесты и 14-15 лет  для  жениха.  Заключению  брака  предшествовало обручение. Брак совершали и регистрировали в церкви. Церковь взяла  на  себя регистрацию и других важнейших  актов  гражданского  состояния    рождения, смерти, что давало ей немалый доход и господство над человеческими душами. Древнерусское  право  большое  внимание  уделяло  уголовным   делам.   Им посвящено много статей «Русской Правды», уголовно-правовые нормы  содержатся и в княжеских уставах.
Государственный строй Галицко-Волынского и Владимиро-Суздальского княжеств в период феодальной раздробленности.
Общество Галицко-Волынского княжества состояло из трёх слоёв, принадлежность к которым определялась как родословной, так и видом занятий. Социальную верхушку образовали князья, бояре, духовенство. Они контролировали земли государства и его население. Князь считался сакральной особой, «властителем, Богом даным», владельцем всей земли и городов княжества, и главой войска. Он имел право давать подчинённым наделы за службу, а также лишать их земель и привилегий за неподчинение. В государственных делах князь опирался на бояр, местную аристократию. Они делились на «старых» и «молодых», которых также именовали «луччими», «великими» или «нарочитыми». Великие старшие бояре составляли управленческую верхушку и «старшую дружину» князя. Они владели «батьковщинами» или «дедництвами», древними семейными землями, и жалованными от князя новыми земельными наделами и городами. Их сыны «отроки», или младшие бояре, составляли «младшую дружину» князя и служили при его дворе в качестве приближённых «дворовых слуг». Управление духовенства было представлено шестью епархиями во Владимире (Волынском), Перемышле, Галиче и Угровске (позже в Холме), Луцке и Туровске. Эти епископства владели огромными землями возле этих городов. Кроме них существовал ряд монастырей, которые контролировали значительные территории и население, проживающие на них. После создания в 1303 году Галицкой митрополии, зависимой от Константинопольского патриархата, главой церкви в галицко-волынских землях стал Галицкий митрополит. Отдельно от князей и бояр существовала группа городских администраторов «лепших мужей», которые контролировали жизнь города, исполняя приказы князей, бояр или священнослужителей, которым этот город принадлежал. Из них постепенно сформировался городской патрициат. Рядом с ними в городе жили «простые люди», так называемые «горожане» или «местичи». Все они были обязаны платить налоги в пользу князей и бояр. Самой многочисленной группой населения в княжестве были так называемые «простые» селяне «смерды». Большинство из них были свободны, жили общинами и платили властям налог натуральной данью. Иногда из-за чрезмерных поборов смерды покидали свои жилища и переселялись на фактически бесконтрольные земли Подолья и Придунавья. Главой и наивысшим представителем власти в княжестве был князь. Он объединял в своих руках законодательную, исполнительную, судебную ветви власти, а также монопольно владел правом вести дипломатические отношения. Пытаясь стать абсолютным «самодержцем», князь постоянно пребывал в конфликте с боярским окружением, которое стремилось сохранить свою независимость и превратить монарха в собственный политический инструмент. Усилению княжеской власти также мешали дуумвираты князей, дробление княжеств и вмешательство соседних государств. Хотя монарх имел право принимать решения самостоятельно, он иногда созывал боярские «думы» для решения важнейших вопросов и проблем. Эти собрания приобрели постоянный характер с XIV века, окончательно заблокировав «самодержавие» князя, что стало одной из причин упадка Галицко-Волынского княжества. Княжеская центральная администрация состояла из назначенных князем бояр и была достаточно дифференциированной; имела ряд специальных званий, таких как «дворский», «печатник», «писец», «стольник» и другие. Но это были скорее титулы чем должности, поскольку лица, занимающие их, часто исполняли поручения князя, не связанные с их должностными обязанностями. То есть, в Галицко-Волынском княжестве не существовало эффективного чиновничьего аппарата, а специализация в управлении не была ещё последовательно проведена, что являлось характерной чертой для всех европейских государств Средневековья. До конца XIII века региональная адмнистрация была сосредоточена в руках удельных князей, а с начала XIV века, в связи с превращением удельных княжеств Галицко-Волынского государства в волости, в руках княжеских волостных наместников. Большинство наместников князь выбирал из бояр, а иногда из духовенства. Кроме волостей, княжеские наместники направлялись в города и крупные городские районы. Устройство городов в XII XIII веках был таковым, как и в других землях Киеской Руси, с преимуществом боярско-патрицианской верхушки, с разделом на единицы налогообложения сотни и улицы, с городским советом вечем. В этот период города принадлежали непосредственно князям или боярам. В XIV веке, с проникновением в Галицко-Волынское княжество магдебургского права, ряд городов, среди которых Владимир (Волынский) и Санок, приняли новый наполовину самоуправленческий строй. Судебная власть была объединена с административной. Высший суд проводил князь, а ниже тиуны. Основным законом оставались положения «Русской Правды». Городской суд часто базировался на немецком праве. Структура класса феодалов во Владимиро-Суздальском княжестве мало чем отличалась от киевской. Однако здесь возникает новая категория мелких феодалов - так называемые дети боярские. В XII в. появляется и новый термин - "дворяне". К господствующему классу относилось также духовенство, которое во всех русских землях периода феодальной раздробленности, и во Владимиро-Суздальском княжестве в том числе, сохранило свою организацию, строившуюся по церковным уставам первых русских христианских князей - Владимира Святого и Ярослава Мудрого. Покорив Русь, татаро-монголы оставили неизменной организацию православной церкви. Привилегии церкви они подтвердили ханскими ярлыками. Древнейший из них, выданный ханом Менгу-Темиром (1266-1267 гг.), гарантировал неприкосновенность веры, богослужения и церковных канонов, сохранил подсудность духовенства и других церковных лиц церковным судам (за исключением дел о разбое, убийствах, освобождении от податей, повинностей и пошлин). Митрополит и епископы Владимирской земли имели своих вассалов - бояр, детей боярских и дворян, которые несли у них военную службу.  Основную массу населения Владимиро-Суздальского княжества составляли сельские жители, называвшиеся здесь сиротами, христианами, а впоследствии - крестьянами. Они платили феодалам оброк и постепенно лишались права свободного перехода от одного хозяина к другому.  Политическая система. Владимиро-Суздальское княжество представляло собой раннефеодальную монархию с сильной великокняжеской властью. Уже первый ростово-суздальский князь - Юрий Долгорукий - был сильным правителем, сумевшим покорить Киев в 1154 г. В 1169 г. Андрей Боголюбский вновь покорил "матерь городов русских", но столицу свою туда не перенес -вернулся во Владимир, тем самым вновь утвердив его столичный статус. Он же сумел подчинить своей власти ростовских бояр, за что и был прозван "самовластием" Владимиро-Суздальской земли. Даже в пору татаро-монгольского ига владимирский стол продолжал считаться первейшим великокняжеским престолом на Руси. Татаро-монголы предпочли оставить нетронутыми внутреннее государственное устройство Владимиро-Суздальского княжества и родовой порядок преемства великокняжеской власти.  Великий князь владимирский опирался на дружину, из числа которой, как и во времена Киевской Руси, формировался Совет при князе. Кроме дружинников, в совет входили представители высшего духовенства, а после перенесения митрополичьей кафедры во Владимир - и сам митрополит. Великокняжеским двором управлял дворский (дворецкий) - второе по значению лицо в государственном аппарате. Ипатьевская летопись (1175 г.) в числе княжеских помощников упоминает также тиунов, мечников, детских, что свидетельствует о том, что Владимиро-Суздальское княжество унаследовало от Киевской Руси дворцово-вотчинную систему управления.  Власть на местах принадлежала наместникам (в городах) и волостелям (в сельских районах). Они же вершили суд в подведомственных им землях, проявляя при этом не столько заботу об отправлении правосудия, сколько стремление к личному обогащению за счет местного населения и пополнению великокняжеской казны, ибо, как говорит та же Ипатьевская летопись, "много тяготу людем сим створиша продажами и вирами".
Государственный строй Великого Новгорода и Псковской феодальной республики.
В знак независимости от княжеской власти, в связи с установлением республиканского строя Новгород стал именоваться Господин Великий Новгород. С достижением независимости Псков также стал называться Господин Псков. Высшим органом власти в обеих республиках считалось вече главных городов, т.е. собрание членов городских общин. Участие крестьян в вече не допускалось. Не имели решающего голоса и жители других городов, хотя их присутствие на вечевых собраниях Новгорода и Пскова допускалось.  Функции веча как высшего органа власти в республиках были весьма многообразны. Оно решало вопросы войны и мира, избирало высших должностных лиц, архиепископа. Выборы происходили путем жеребьевки. На вече решался вопрос о призвании князя, оно же "указывало ему путь". Есть сведения и о том, что на вече вершился суд.  Большую роль в новгородском и псковском республиканском управлении играли должностные лица, избираемые на вече. Высшими должностными лицами в обеих республиках были посадники. Вторым лицом в Новгороде был тысяцкий (в Пскове вместо него избирали еще одного посадника). Должность тысяцкого, происходившая от древней численной системы управления, предполагала наличие в городе 10 сотен. В Пскове же, где население было поменьше, 10 сотен не набиралось.  Посадник избирался из знатных боярских фамилий и служил "пока люб". Будучи, по сути дела, главой республики, он председательствовал на вече, вел международные переговоры, контролировал действия князя, а во время войны руководил народным ополчением. Тысяцкий ведал прежде всего военными вопросами, возглавлял торговый суд. В пользу посадника и тысяцкого шел поземельный налог - поралье.  Своеобразным должностным лицом в Новгороде был архиепископ. Новгородцы добились, чтобы он назначался не митрополитом, а на вече (вече избирало трех кандидатов, какой из них займет должность - решала жеребьевка). Архиепископ (владыка) не только руководил новгородской епархией, но и выполнял светские обязанности: хранил казну и архив, вел дипломатические переговоры.  Особое место в феодальных республиках занимал князь. Его приглашали по договору, в котором определялись условия службы. Князь стоял во главе управления и суда, но действовал под контролем посадника. Он не мог смещать или назначать на должности, считавшиеся выборными. В договоре предусматривались и размеры вознаграждения князей, в частности дары от волостей, судные и проезжие пошлины. Князю, его жене и дружинникам запрещалось приобретать села в Новгородской земле, вести заграничную торговлю, не прибегая к посредничеству новгородских купцов. Несколько иным было положение князя в Пскове, где он мог назначать своих наместников в пригороды.
Виды судов, судопроизводство в нормах «Псковской судной грамоты».
Суд по Псковской Судной Грамоте разделялся  на  суд  княжеский  и  суд церковный. К княжескому суду относились: "ож клеть покрадут  за  зомком  или сани под полстью или воз под титягою или лодью под полубы, или  вь  яме  или скота украдают или сено сверху стога имать, то все суд княжой, а  продажи  9 денег, а разбой, наход, грабеж 70  гривен...".  Статья  2  Псковской  Судной Грамоты также устанавливала отдельный суд наместника  архиепископа.  В  этот суд запрещалось вмешиваться княжескому наместнику или господе, а  наместнику архиепископа  запрещалось  вмешиваться  в  светский  суд:  "2.  И   владычню наместнику суд и на суд не судить, ни судиям ни  наместнику  княжа  суда  не судите." В статье 109 было записано какие  дела  относятся  к  какому  суду. Суд, когда и истец,  и  ответчик  являлись  духовными  лицами,  относился  к компетенции церковного суда. Если же и истец, и ответчик являлись  мирянами, то суд относился к компетенции мирского суда - Господы.  Если  один  являлся мирянином, а  второй  -  духовным  лицом,  то  собиралась  особая  коллегия, состоявшая из князя, посадника и наместника архиепископа: "109.  А  попы  и дияконы и проскурница и черньца и черница судить наместнику  владычьню.  Аже поп, или диакон или противу черньца, или черницы ж, а будет обаи не  простые люди церковные, ино не судить князю, ни  посаднику,  ни  судиам  не  судить, занеже суд владычня наместника, а булет один человек простой истец  мирянин, аже церковный человек с церковным, то судить князю и посаднику  с  владычним наместником вопчи, також и судиям." Принципы судебной власти. Невмешательство в делопроизводство светского и духовного судьи - дела, подсудные княжескому суду, не могут рассматриваться и пересматриваться ни местным судом, ни судом духовным. Несменяемость судей - в статье 6 говорится о порядке рассмотрения дел в случае переизбрания посадника. Согласно сложившемуся правилу, дело должен был рассматривать и выносить по нему решение тот посадник, который начал его слушать. Дело не прерывается и не начинает рассматриваться вновь новым посадником, иначе открывалась возможность произвола и волокиты. Поэтому Псковская судная грамота с целью предотвращения взяточничества и несправедливости обязывает всех судей приносить присягу по крестному целованию. Судебный процесс по  Псковской  Судной  Грамоте  носил  состязательный характер, роль суда по сравнению с  Русской  Правдой  была  гораздо  больше. Вызов ответчика производился  самим  судом  по  официальной  повестке  через судебного исполнителя. Уклонение от явки в суд влекло официальное  наказания - от денежного штрафа до привлечения  к  ответственности  как  за  убийство. Запрещалось пересматривать дела, рассмотренные раннее,  посадник,  сложивший с себя посадничество, обязан был сам окончить начатые им  дела  (статья  6). Суд собирался у князя  в  передней,  судьям  запрещалось  входить  в  тайные сделки с тяжущимися или помогать одной из сторон на  основании  родства  или дружбы (статьи 3-4).  Человек,  занимавший  ответственный  правительственный пост не мог ходатайствовать перед судом о смягчении наказания, если дело  не затрагивало его семью или близких (статьи 68-69).
Гражданское право в Псковской феодальной республике на примере «Псковской судной грамоты».
В гражданском праве получили закрепление институты вещного права, т. е. права на вещи, центральным из которых являлось право собственности. В законе впервые появляется термин, обозначающий движимое имущество – живот. Есть в ПСГ и термин, определяющий недвижимость – отчина. Большое внимание уделяется земле как объекту права собственности. Часто упоминается в ПСГ и движимое имущество, из которого особо выделяется скот.  Развитие товарно-денежных отношений обусловило достаточно высокий уровень обязательственного права. Усложнение хозяйственной жизни общества вело к совершенствованию способов заключения договоров. Вместо громоздких, сопряженных с обрядностью, привлечением свидетелей способов заключения договоров появляются удобные письменные способы оформления различных сделок. Рост числа купеческих операций, увеличение количества их участников приводили к необходимости более серьезного оформления договоров. Основным способом заключения договора становится запись – письменный документ, копия которого, скрепленная печатями, сдавалась в архив. Записью оформлялись договоры купли-продажи земли, хранения, займа на большие суммы, изорничество и поручительство; при помощи записи оформлялось завещание. Составление записи было довольно сложным делом, но этот документ нельзя было оспорить. Оформление договоров на незначительные суммы (займы до одного рубля) осуществлялось при помощи доски, т. е. неформального письменного документа. Доска была доказательством, которое можно было оспорить. Сохранилась и устная форма заключения сделок. Серьезное внимание уделялось способам обеспечения исполнения обязательств. В ПСГ достаточно много места отведено поручительству и залогу. Поручительство (порука) применялось в случаях, когда сумма долга не превышала одного рубля. Возможен был залог движимого имущества и недвижимого. Залог недвижимого имущества не сопровождался передачей имущества кредитору, движимое имущество, напротив, передавалось. Судя по обилию статей, посвященных закладу, споры здесь были довольно частыми. Законодательству и практике Новгорода и Пскова было известно большее число видов договоров, чем Русской Правде. Один из самых распространенных договоров – купля-продажа. Купля-продажа движимости осуществлялась на торгу, без лишних формальностей. Договор заключался в устной форме, свидетели были необязательны. Купля-продажа земли оформлялась записью. Оформлялась сделка при свидетелях обеих сторон и скреплялась печатью архиепископа или его наместника. В договоре могло быть оговорено, что земля продается «одерень» или «в веки», т. е. без права выкупа. При отсутствии этого условия выкуп не допускался. Договор дарения оформлялся, особенно когда касался земли, данными грамотами, составлявшимися в присутствии свидетелей и с обязательным приложением печати. Как правило, таким образом оформлялись вклады в монастыри на помин души. Однако допускались случаи заключения договора дарения упрощенно. ПСГ разрешает оформление договора на дому в присутствии священника или свидетелей, не являющихся родственниками. Договор займа был хорошо известен русскому раннефеодальному праву. ПСГ использует для его обозначения два термина: «займ» и «ссуда». Порядок оформления договора зависит от размеров займа. Займ до одного рубля не требовал оформления записью, свыше одного рубля запись была обязательна, за исключением займа между купцами. В этом случае достаточно было при споре предъявить доску. Закон в отличие от Русской Правды не устанавливал предельного размера процентов. Они определялись соглашением сторон. Допускалось досрочное прекращение обязательства по инициативе любой стороны. Однако в случае прекращения договора по инициативе кредитора он лишался права на проценты. Серьезное внимание уделено в ПСГ договору хранения. Он перестает быть дружеской услугой, порядок его заключения строго формальный. Договор оформляется записью, где перечислены все ценности, сдаваемые на хранение. Только в некоторых исключительных случаях допускалась передача вещей без записи. В этом случае применялись такие доказательства, как присяга, поединок. Имущественный заем, не упоминавшийся в Русской Правде, знаком ПСГ. Здесь имеется в виду наем помещения. Наниматель-подсуседник по закону может в потребных случаях предъявлять иск хозяину. Своеобразным был договор изорничества. Изорник, одна из категорий половников, заключал договор, по которому за пользование землей обязывался отдавать хозяину половину или иную часть урожая. Изорник при этом часто брал покруту – нечто подобное купе Русской Правды. Распространенным видом договора был личный наем. Договор заключался обычно устно, однако возможна была и запись. Закон ставит обе стороны в равное положение, предоставляя им право отстаивать свои интересы, хотя на практике различные категории наймитов имели разный статус. Наследственное право допускало оба известных порядка наследования. При наследовании по закону имущество переходило родственникам умершего, которые совместно с ним вели хозяйство. В этом случае предусматривался облегченный порядок решения споров о наследстве; вместо письменных доказательств достаточно было свидетельства сторонних людей. Наследство, в случае перехода его по закону к близким родственникам, без нужды не дробилось, поскольку, вероятно, рассматривалось как единое хозяйственное целое. Завещание оформлялось в письменной форме и называлось рукописанием. Как показывают исследования дошедших до нас завещаний, среди наследников называются прежде всего близкие завещателя: жена, дети, брат, мать. Имеются случаи завещания имущества племяннику и крестнику. При отсутствии близких родственников имущество могло быть завещано дальним, а также людям, не состоявшим в родстве с завещателем. Обычно основное место в завещании занимало распределение между наследниками земли. Часть земли передавалась церкви на помин души. Распределение между наследниками, порой даже не родственниками, достаточно крупных состояний требовало соблюдения больших формальностей. Завещания удостоверялись священником, свидетелями (в Пскове они отсутствуют), обязательна была печать наместника новгородского владыки.
Уголовное и уголовно-процессуальное право в Псковской феодальной республике на примере «Псковской судной грамоты».
По подсчетам исследователей более половины статей ПСГ посвящено уголовному праву. Общее понятие преступления в ней расширяется в сравнении с Русской Правдой. Теперь преступными считаются всякие деяния, запрещенные уголовной нормой, хотя бы они и не причиняли непосредственного ущерба какому-нибудь конкретному человеку (например, государственные преступления, преступления против суда и пр.). Закон не содержит норм, определяющих круг субъектов преступления. По мнению большинства исследователей, ПСГ, следуя за Русской Правдой, также исключает из него холопов. ПСГ освобождала от ответственности при невиновном причинении вреда. Во всяком случае в ней указан один пример такого освобождения от ответственности: истец и пристав не отвечали, если их приход в дом ответчика вызывал выкидыш у испугавшейся жены ответчика. В соответствии с новым понятием преступления изменяется система преступлений. Впервые в русском праве появляются государственные преступления, во всяком случае одно из них – измена (перевет). Опасным преступлением является и поджог, смыкавшийся порой с изменой. Пожар в средневековом городе, опасный и сам по себе, мог быть совершен по заданию врага. Летопись доносит до нас подобный случай. В 1496 г. «загорелося на Крому в Кутного костра, и клети много погорело, и ржи много и платья... а зажег Чюхно, закратчися, а послаша его немцы зажече и посулиша ему дару много». Имущественные преступления, известные Русской Правде, теперь существенно расширяются и изменяются. Первая же статья грамоты называет такие имущественные преступления, как разбой, наход, грабеж, кражу из закрытого помещения. Грамота знает квалифицированную кражу в третий раз. Из текста ПСГ нельзя определить, чем отличается разбой от находа и грабежа. В памятниках XV в. термин «разбой» сохранил значение неспровоцированного убийства с целью завладения имуществом, вооруженной засады на дорогах. Наход понимается некоторыми исследователями как разбой шайкой, однако возможно и другое объяснение: наход – это типичный пример кулачного права, нападение одного феодала на усадьбу другого. Значительно меньше, чем в Русской Правде, представлены в ПСГ преступления против личности, очевидно потому, что в Пскове продолжала действовать и сама Русская Правда. Убийству посвящены всего две статьи. Как и в Русской Правде, сурово наказание за оскорбление (вырывание бороды). Знает ПСГ и нанесение побоев. Впервые ПСГ говорит о преступлениях против порядка управления и суда, должностных преступлениях. Система наказаний ПСГ проста: известны были только два вида наказания – смертная казнь и штраф. Конкретные виды смертной казни в законе не определялись. Из летописей известно, что воров обычно вешали (эта казнь была традиционной для таких преступников и пришла на Русь из Византии), поджигателей сжигали, изменников избивала толпа, убийцам отрубали голову; известно было и утопление. Штрафы (продажи) взимались в пользу князя, часть суммы поступала в казну Пскова. Одновременно с выплатой штрафа виновный должен был возместить ущерб.
Регулирование институтов феодального права в нормах «Псковской судной грамоты»).
Псковская Судная грамота свидетельствует о более развитых феодальных отношениях и обострении классовой борьбы. В ней содержатся более развитые нормы гражданского, уголовного, судебного и процессуального права, встречаются сведения о государственном строе, положении различных социальных групп. Развитие феодальных отношений способствовало дальнейшему совершенствованию норм наследственного права как по закону (отморщина ( или отмерщина выморочное имущество)),так и по завершению (приказное),где предусматривалась документально зафиксированная воля завещателя. Завещание хранилось в государственном архиве. Статья 14 Псковской Судной грамоты регулировала порядок предъявления исков к наследникам умершего и, в первую очередь, принимались во внимание претензии, подкрепленные заверенными по форме актами(записями).В период феодальной раздробленности в Псковской Судной грамоте получают дальнейшее развитие нормы уголовного права. В ней различалось проявление злой волн преступника и непредумышленное преступление. Под преступлением понимался вред, причиненный не только частному лицу, но и государству. Особо опасным государственным преступлением считалась измена (перевет). Псковская Судная грамота подробно регламентировала и законодательно закрепляла политическое устройство Пскова, отношения между феодалами и феодально зависимыми крестьянами. В ней получили развитие многие новые институты гражданского и уголовного права в отличие от «Русской Правды», что свидетельствовало о высоком уровне развития права в Пскове и о его влиянии на дальнейшее развитие русского права.
Организация власти, общественно-социальная структура, право Золотой Орды. Ханский ярлык.
Во главе государства стояли потомки Чингисхана торе. В особо важных случаях политической жизни созывались всенародные собрания курултаи. Государственными делами руководил первый министр (бекляре-бек князь над князьями), которому подчинялись министры везиры. В города и подчинённые им области посылались полномочные представители даруги, главной обязанностью которых был сбор налогов и податей. Часто наряду с даругами назначались военачальники баскаки. Государственное устройство носило полувоенный характер, так как военные и административные должности, как правило, не разделялись. Наиболее важные должности занимали члены правящей династии, принцы (огланы), владевшие уделами в Золотой Орде и стоявшие во главе войска. Из среды бегов (нойонов) и тарханов выходили основные командные кадры войска темники, тысячники, сотники, а также бакаулы (чиновники, распределявшие военное содержание, добычу и т. д.). Баскаки существовали и на Руси, где они собирали дань, но позднее эта функция была передана подвластным русским князьям. Для удержания русских земель в повиновении и в грабительских целях татарские отряды совершали частые карательные походы на Русь. Только в течение второй половины XIII века было четырнадцать таких походов. На юге в Азии Золотая орда граничила с Чагатайским (Джагатайским) улусом. Социальная структура Золотой Орды была сложной и отражала пестрый классовый и национальный состав это го разбойничьего государства. Четкой сословной организации общества, подобной той, что существовала на Руси и в западноевропейских феодальных государствах и в основе которой лежала иерархическая феодальная собственность на землю, здесь не было. Статус подданного Золотой Орды зависел от происхождения, заслуг перед ханом и его родом, от должности в военно-административном аппарате. В военно-феодальной иерархии Золотой Орды господствующее положение занимал аристократический род потомков Чингисхана и его сына Джучи. Этот многочисленный род владел всей землей государства, ему принадлежали огромные стада, дворцы, множество слуг и рабов, неисчислимые богатства, военная добыча, государственная казна и т. д. Впоследствии джучиды и иные потомки Чингисхана еще целые столетия сохраняли привилегированное положение в среднеазиатских ханствах и в Казахстане, закрепили за собой монопольное право носить звание султанов, занимать ханский престол. Сам хан имел самый богатый и большой улус типа домена. Джучиды имели преимущественно венное право на занятие высших государственных постов. В русских источниках их называли царевичами. Им присваивались государственные и военные титулы и звания. Следующую ступень в военно-феодальной иерархии Золотой Орды занимали нойоны (в восточных источниках беки). Не являясь членами рода Джучидов, они тем не менее вели свои родословные от сподвижников Чингисхана и их сыновей. Нойоны имели множество слуг и зависимых людей, огромные стада. Они часто назначались ханами на ответственные военные и государственные должности: даругов, темников, тысячников, баскаков и др. Они награждались тарханны ми грамотами, освобождавшими от различных повинностей и обязанностей. Знаками их власти являлись ярлыки и пайцзы. Особое место в иерархической структуре Золотой Орды занимали многочисленные нукеры дружинники крупных феодалов. Они или находились в свите своих сеньоров, или занимали средние и низшие военно-административные должности сотников, десятников и др. Эти должности позволяли извлекать значительные доходы с населения тех территорий, где были размещены или куда направлялись со¬ответствующие воинские подразделения или где нукеры занимали административные должности. Из среды нукеров и других привилегированных людей в Золотой Орде выдвинулся небольшой слой тарханов, получивших от хана или его высших должностных лиц тарханные грамоты, в которых их обладателям предоставлялись различные привилегии. К господствующим классам относились также и многочисленное духовенство, прежде всего мусульманское, купцы и богатые ремесленники, местные феодалы, родовые и племенные старейшины, и вожди, крупные землевладельцы в оседлых земледельческих районах Сред ней Азии, Поволжья, Кавказа и Крыма. Трудящиеся крестьянство земледельческих районов, городские ремесленники, слуги находились в различной степени зависимости от государства и феодальных владык. Основную массу трудящихся в степях и предгорьях Золотой Орды составляли карачу кочевники-скотоводы. Они входили в роды и племена и вынуждены были беспрекословно подчиняться родовым и племенным старейшинам и вождям, а также представителям военно-административной власти Орды. Выполняя все хозяйственные обязанности, карачу вместе с тем должны были служить в войске. В земледельческих районах Орды трудились феодально-зависимые крестьяне. Одни из них сабанчи жили сельскими общинами и обрабатывали помимо выделенных для них участков земли феодалов, несли натуральные и другие повинности. Другие уртакчи (издольщики) кабальные люди, обрабатывали землю государства и местных феодалов за половину урожая, несли другие повинности. В городах трудились ремесленники, согнанные из завоеванных стран. Многие из них находились на положении рабов или зависимых от хана и других владык людей. Мелкие торговцы, слуги также зависели от произвола властей и своих господ. Даже состоятельные купцы и самостоятельные ремесленники уплачивали городским властям подати и несли различные повинности. Довольно распространенным явлением в Золотой Орде было рабство. Рабами становились, прежде всего пленники и жители завоеванных земель. Рабы использовались в ремесленном производстве, строительстве, в качестве слуг феодалов. Много рабов продавалось в страны Востока. Однако большинство рабов, как в городах, так и в сельском хозяйстве через одно-два поколения становились феодально-зависимыми или получали свободу. Источником права в Орде являлась прежде все го Великая Яса Чингисхана, составленная в 1206 г. в качестве назидания его преемникам, состоявшая из 33 фрагментов и 13 изречений самого хана. Яса содержала главным образом правила военной организации монгольского войска и нормы уголовного права. Она отличалась беспримерной жестокостью наказаний не только за преступления, но и за проступки. Источниками права были также нормы обычного права кочевых народов. По мере исламизации Золотой Орды в ней начал действовать шариат. Он применялся главным образом в городах и в местностях с оседлым населением. Устные и письменные распоряжения и предписания ханов являлись для подданных, в том числе для феодальной знати, высшим законом, подлежащим немедленному и беспрекословному исполнению. Они применялись в практике государственных органов Золотой Орды и высших должностных лиц государства. Право Золотой Орды характеризуют крайняя жестокость, узаконенный произвол феодалов и должностных лиц государства, архаичность и формальная неопределенность. Даже Яса Чингисхана стала нам известна не как единый писаный акт, а из отдельных упоминаний и выдержек, содержащихся в различных не правовых источниках. Только нормы шариата были письменными и в этом отношении выгодно отличались от других правовых источников. Имущественные отношения в Золотой Орде регулировались обычным правом и были весьма запутаны. Это особенно относится к земельным отношениям основе феодального общества. Право собственности на землю, на всю территорию государства принадлежало господствующему ханскому роду Джучидов. В условиях кочевого хозяйства наследование земли было затруднительным. Поэтому оно имело место преимущественно в земледельческих районах. Владельцы поместий, естественно, должны были нести различные вассальные обязанности хану или назначенному им местному правителю. В ханском роде особым объектом наследования выступала власть, причем политическая власть совмещалась с правом собственности на землю улуса. Наследником здесь считался младший сын. По монгольскому праву младший сын вообще имел приоритет в наследовании. Семейно-брачное право монголо-татар и подвластных им кочевых народов регулировалось старинными обычаями и в меньшей степени шариатом. Главой патриархальной полигамной семьи, составлявшей часть аила, рода, являлся отец. Он был собственником всего имущества семьи, распоряжался судьбой подвластных ему членов семьи. Так, отец обедневшей семьи имел право отдавать своих детей за долги в услужение и даже продавать в рабство. Количество жен не было ограничено. У мусульман законных жен могло быть не более четырех. Дети жен и наложниц юридически были в равном положении при некоторых преимуществах сыновей от старших жен и законных жен у мусульман. После смерти мужа управление всеми делами семьи переходило в руки старшей жены. Так продолжалось до тех пор, пока сыновья не становились взрослыми воинами. Власть мужа над женой устанавливалась заключением брака, од ной из форм, которого являлось действительное или обрядовое похищение невесты. При заключении брака семья или род жениха выкупа ли невесту из семьи или рода последней. В свою очередь родственники невесты обязаны были выделить ей приданое. Размер выкупа и приданого, расходы на брачные торжества определялись общественным и имущественным положением родичей брачующихся. Уголовное право Золотой Орды отличалось исключительной жестокостью. Это проистекало из самой природы военно-феодального строя Золотой Орды, деспотической власти Чингисхана и его преемников, суровости отношений, низкой общей культуры, присущей кочевому скотоводческому обществу, находящемуся в самой начальной стадии феодализма. Жестокость, организованный террор являлись одним из условий установления и охранения длительного господства над покоренными народами. По Великой Ясе смертная казнь полагалась за измену, неповиновение хану и другим феодалам и должностным лицам, самовольный переход из одного военного подразделения в другое, неоказание помощи в бою, сострадание пленнику в виде оказания ему помощи пищей и одеждой, за совет и помощь одной из сторон в поединке, ложь перед старшими в суде, присвоение чужого раба или бежавшего пленника. Она полагалась также в некоторых случаях за убийство, имущественные преступления, супружескую неверность, скотоложство, подсматривание за поведением других и в особенности знати и начальства, волшебство, забой скота неустановленным способом, мочеиспускание в костер и пепел; казнили даже тех, кто в застолье подавился костью. Смертная казнь, как правило, производилась публично и способами, характерными для кочевого образа жизни, по средством удавливания на веревке, подвешенной к шее верблюда или лошади, волочения лошадьми. Можно было также зарезать человека «как барана». Применялись и другие виды наказаний, например, за бытовое убийство допускался выкуп в пользу родичей потерпевшего. Размер выкупа определялся социальным положением убитого. У кочевников за кражу лошадей, баранов требовался выкуп в десятикратном размере. Если виновный был несостоятельным, он обязан был продать своих детей и таким образом уплатить выкуп. При этом вора, как правило, нещадно били плетьми. В уголовном процессе при дознании привлекались свидетели, произносились клятвы, применялись жестокие пытки. В военно-феодальной организации розыск необнаруженного или скрывшегося преступника возлагался на десяток или сотню, к которым он принадлежал. В противном случае ответственность несла вся десятка или сотня. Правовая система, принесенная Чингисханом и его преемника ми, была архаичной и примитивной. Принятие ислама обогатило ее, поскольку шариат был примером развитого феодального права. У покоренных народов завоеватели сохраняли их собственные право вые системы. 21. Политические и правовые отношения  русских княжеств и Золотой Орды. Ханский ярлык. Политическая и правовая зависимость проявлялась в том, что русские княжества попали в положение данников Орды. Княжества сохранили свою государственность, церковь и администрацию, но вынуждены были уплачивать подати, сбор которых поручался одному из князей. Это поручение закреплялось выдачей ханского ярлыка из рук хана Золотой Орды, который как бы давал право на титул великого князя и политическую и военную поддержку со стороны столицы Орды. Дани и поборы, подсчет населения, карательные и полицейские функции на территории русских княжеств осуществляли баскаки. Поначалу за получением ярлыка на владение русские князья ездили в Монголию, а затем – в Сарай. Первыми после завоевания поехали получать ярлыки князья восточной Руси, затем – западной. Ярлык - иммунитетные льготные письменные грамоты монголо-татарских ханов Золотой Орды подвластным светским и духовным феодалам. В период монголо-татарского ига ханские ярлыки выдавались князьям Северо-восточной Руси на великое или удельное княжение. Ярлыки выдавались и русским митрополитам, по которым владения церкви освобождались от налогов и повинностей. В 1267митрополитом Кирилом был получен ханский ярлык в пользу церкви. В 1270 Новгородом был получен ханский ярлык, позволяющий свободно торговать в Суздальской земле. Впрочем, это м.б. и дипломатический документ. В 1318в Орде был казнён тверской князь Михаил Ярославич, а ярлык был передан московскому князю Юрию Даниловичу. Только в 1337 монголы разрешили князю Александру Михайловичу вернуться в его город Тверь (впрочем, в 1338 он всё равно был убит в Орде). Ярлык м.б. и предметом купли-продажи. В 1392 великий князь московский Василий I Дмитриевич покончил с нижегородским великим княжеством, купив его ярлык.
Московское княжество (XIII-XV вв.): государственно-политическая система, местничество, дворянство, казачество, церковная организация.
Великий князь теперь назывался царем. Русь приняла атрибуты православной державы, государственную и религиозную символику. Сформировавшееся понятие самодержавной власти означало её абсолютную независимость и суверенность. В 15 в. митрополит на Руси стал назначаться без согласия Византийского Патриарха. Усиление власти великого князя проходило параллельно с формирование системы государственного управления – приказно-воеводской. Для нее были характерны централизация и сословность. Высшим органом власти стала Боярская дума, состоявшая из светских и духовных феодалов, действовавшая постоянно на основе принципа местничества и опиравшаяся на профессиональную (дворянскую) бюрократию. Это был аристократический совещательный орган. Со временем в Боярской думе кроме бояр появился дополнительный думский чин – окольничий (царский ближайший помощник), а так же начали работать профессиональные чиновники и клерки – дьяки и подьячие. У каждого боярина, как правило, был свой персональный секретарь, являвшийся думским дьяком. Боярская дума выступала апелляционной судебной инстанцией. В течении 15в. московские великие князья из князей-вотчинников становились монархами централизованного государства. Усиление их власти происходило за счет  сокращения власти удельных князей и татарских ханов. С идеологических позиций та власть представлялась в качестве обязанности общегосударственного, державного служения. По новой иерархической лестнице московское боярство размещалось уже не  по уговору, а в соответствии со своим служебным достоинством. В соответствии  с таким распределением мест, потомки великих князей стояли выше потомков удельных, владетельные потомки удельных князей – выше бояр, московские великокняжеские бояре – выше служилых князей и бояр удельных. Внутри самого московского боярства произошла существенная дифференциация статусов и привилегий. Бывшие удельные князья, превратившись под властью московского князя в вотчинников-землевладельцев, сохраняли за собой некоторые властные и судебные полномочия на территории собственных уделов. Нередко они превращались в наместников великого князя, осуществляя управленческие и судебные функции в пределах своих владений. Великие московские князья признавали наследственные владельческие права бывших князей и потомственных бояр, стремились укрепить корпоративный дух этого правящего сословия. Свое знатное происхождение каждый московский боярин оценивал как самый веский аргумент в местнических спорах о должностях, чинах и привилегиях. Первой служилой категорией, из которой позже выросло дворянство, были «отроки», или «гриди», младшие дружинники князя. Затем появляются княжьи «дворные» слуги, или слуги под дворским, в состав которых входили как вольные люди, так и холопы. Все эти категории объединялись в группу «детей боярских», так и не доросших до бояр и «княжих мужей», но составивших социальную базу дворянства. Укрепляющее свои позиции служилое дворянство становится для великого князя опорой в борьбе с феодальной аристократией, не желающей поступиться своей независимостью. В состав формирующегося дворянского сословия наряду с бывшими вольными слугами удельных и великих князей вошло большое число дворцовых слуг (тиунов, дьяков, подьячих, конюхов, писарей и др.) приказные и ремесленные люди князей и бояр. Очень скоро эта категория служилых людей сливается в военно-служилыми людьми, получает от великого князя земельные наделы и облагается служебными обязанностями. Иерархия служебных чинов составила три основных разряда: чины думные (бояре, окольничие, думные дворяне), чины служилые московские (стольничие, стряпчие, дворяне московские, жильцы), чины городовые и уездные (дворяне выборные, дети боярские дворовые, дети боярского городовища). Казаки появились на окраинах Московии и Литвы, летопись упоминает о них в сер. 15 в. С конца века казачьи отряды стали поступать на службу литовскому и московскому князю. При этом власти разрешали им образовывать органы самоуправления, сохранять собственные традиции. Высшим органом управления у казаков было собрание (совет или круг), в котором на равных правах участвовали все казаки. Собрания избирали должностных лиц, включая гетмана или атамана. Собрание было высшим судом. Московское правительство использовало казаков в борьбе с турками и татарами, для продвижения и экспансии на юг и на восток. Конфликты между Москвой и казаками в значительной мере были обусловлены независимой политикой последних: одна из причин – не выдача казаками беглых подданных московского князя (по принципу с Дона выдачи нет!») В организационном отношении церковь представляла собой сложную систему. Во главе ее стоял митрополит. В 1448 г. русская православная церковь стала автокефальной - самостоятельной по от¬ношению к вселенскому патриарху, находившемуся в Византии. Вся территория подразделялась на возглавляемые епископами епархии. До XV в. русские митрополиты назначались константинопольским патриархом. Теперь они стали избираться Собором русских еписко¬пов сначала по согласованию со светской властью, а потом и по пря¬мому указанию Московских великих князей. Духовенство разделялось на «белое» (служителей Церкви) и «черное» (монастырское). Церковные учреждения (приходы и монастыри) были земледельцами, обладали своей юрисдикцией и судебными органами.
Государственный аппарат Русского централизованного государства (ХIV- первая половина ХVIвв.). Самодержавная монархия.
Великий князь теперь назывался царем. Русь приняла атрибуты православной державы, государственную и религиозную символику. Сформировавшееся понятие самодержавной власти означало её абсолютную независимость и суверенность. В 15 в. митрополит на Руси стал назначаться без согласия Византийского Патриарха. Усиление власти великого князя проходило параллельно с формирование системы государственного управления – приказно-воеводской. Для нее были характерны централизация и сословность. Высшим органом власти стала Боярская дума, состоявшая из светских и духовных феодалов, действовавшая постоянно на основе принципа местничества и опиравшаяся на профессиональную (дворянскую) бюрократию. Это был аристократический совещательный орган. В течении 15в. московские великие князья из князей-вотчинников становились монархами централизованного государства. Усиление их власти происходило за счет  сокращения власти удельных князей и татарских ханов. С идеологических позиций та власть представлялась в качестве обязанности общегосударственного, державного служения. Самодержавной монархия становится тогда, когда ей удается сконцентрировать в своих руках все виды власти: законодательную, управленческую, информационную, контрольную, судебную, символическую и тд. Последняя представляет собой способность и легитимное право государства устанавливать, присваивать и распределять разного рода статусы, звания, чины и привилегии. При этом государство (в лице своих органов и официальных лиц) убеждено в том, что именно оно имеет такое право и что для этого не требуется каких-либо объективных дополнительных критериев и условий. Пользуясь этим правом, государство формирует, создает целые сословия и особые привилегированные или обязанные социальные группы.
Общественно-социальный строй Русского централизованного государства (ХIV- первая половина ХVIвв.).
Характеризуя общественный строй, следует выделить ряд мо¬ментов: 1. Изменяется состав класса феодалов. Появляется группа слу¬жилых князей (княжата), составлявших феодальную верхушку. Это бывшие удельные князья, которые после присоединения их уделов к Московскому государству потеряли свою само¬стоятельность, но сохранили право собственности на землю (см. схему 17). 2. В этот период меняется смысл самого термина «боярин». Он означает не только принадлежность к определенной социаль¬ной группе, но и придворный чин, который жаловал Великий князь (введенные бояре). Вторым придворным чином стал чин окольничего. 3. Формируется новая социальная группа дворянство. Это мел¬кие феодалы, наделявшиеся Великим князем землей под усло¬вием несения службы, прежде всего военной. Дворяне нужда¬лись в сильной власти для защиты своих интересов. Поэтому они становятся опорой великокняжеской власти (см. схему 17). 4. Существенные изменения происходят и в правовом положе¬нии крестьянства. Крестьяне делились на две категории: чернотяглые крестьяне, не находившиеся в зависимости от како¬го-либо конкретного владельца феодала; владельческие, ко¬торые жили на землях, принадлежавших тому или иному вот¬чиннику или помещику. Последние состояли из старожильцев, серебренников, новоприходцев, половников, бобылей. До 1497 г. владельческие крестьяне могли переходить от одного хо¬зяина к другому в любое время. Судебник 1497 г. ограничил это право, установив, что крестьяне могут уходить от своих господ только в Юрьев день (26 ноября), за неделю до него и за неделю после. При этом кресть-янин должен был уплатить определенную сумму пожилое. В исторической литературе утвердилось мнение, что Судебник 1497 г. знаменует собой начало процесса формирования крепостного права в России. Общеизвестно, что статья 57 ограничивает право пе¬рехода крестьянина от одного владельца земли к другому двумя неде¬лями (за неделю до Юрьева дня и неделю спустя). Анализ содержания этой и других статей Судебника, в которых говорится о крестьянах-земледельцах и холопах, дает основание составить определенное представление об их правовом статусе в конце XV столетия. Раскры¬вая юридические аспекты положения о «крестьянском отказе», необ-ходимо учитывать, что в отечественной историко-правовой науке су¬ществует взгляд, оспаривающий оценку Юрьева дня как начала закрепощения крестьянства. По мнению ряда авторов (В.А.Рогова, А.Н.Сахарова), Юрьев день есть форма хозяйственных отношений государства и населения в условиях повышенных потребностей стра¬ны в налоговых поступлениях от крестьянства. Судебник 1497 г., унифицировав порядок перехода, узаконил традиционное на Руси право свободы передвижения земледельческого населения. При этом устанавливается довольно простой и эффективный механизм взима¬ния налогов, учитывающий финансовые возможности крестьянина. В статье 63 указывается, что крестьяне могут обращаться в суд на по¬мещика с жалобами о земельных наделах. Правовое положение холопа конца XV в. следует рассматривать сквозь призму процесса сближения его имущественного положения с крестьянским. В это время холоп полностью теряет статус раба. По¬лучает правовое оформление новое явление кабальное холопство, когда лицо служит за долги или проценты. Согласно статье 56, холоп, бежавший - из плена, получал свободу. Практиковался отпуск холопов на волю после смерти господина.
Источники права Русского централизованного государства (ХIV- первая половина ХVIвв.). Судебник 1497 г. (общая характеристика источника права).
Судебник 1497 года основывался на предшествующем законодательстве. Источниками этого нормативно-правового акта явились: 1. Русская правда. И ее редакции. 2. Псковская судная грамота. 3. Уставные грамоты нормативные документы, издаваемые верховной властью по вопросам местного управления. 4. Судные грамоты постановления о судоустройстве, даруемые отдельным местностям и содержащие, кроме того, некоторые нормы гражданского и уголовного права. 5. Судебные решения по отдельным вопросам. Главным содержанием политики московских князей, начиная со второй половины XV в. были объединение русских земель, создание и укрепление основ единого государства. Политика государственной централизации определяла и тенденции развития русского права. Необходима была не только систематизация законодательства, речь шла о создании единого общерусского документа. Поэтому в конце XV в., когда все области северо-восточной Руси собрались вокруг Москвы, ликвидация удельных княжеств и военные победы позволили Ивану III заняться укреплением политических, правовых и идеологических основ единого Русского государства. Итогом этой работы стало принятие Судебника 1497 г. Среди историков нет единого мнения по поводу авторства судебника. Общепринятой считается точка зрения, что проект такой работы был выполнен дьяком Владимиром Гусевым. Черепнин А.В. предлагает новое решение об авторстве. Прослеживая летописный и документальный материал конца XV в. он приходит к выводу, что составителями Судебника являлись братья бояре – князья Попушкеевы. Алексеев же считает, что такая крупномасштабная работа была непосильна одному, двум человекам. Он пишет, что "средневековье не знало авторского права, кто бы ни был составителем Судебника, его имя не могло попасть на страницы официального источника..." Алексеев выдвигает гипотезу, что судебник составляла комиссия из наиболее доверенных лиц – дьяков, руководителей центральных ведомств, накопивших достаточный опыт в судебных и административных делах. Судебник получил силу закона в 1497 г. с сентября (тогдашнего нового года) будучи утвержден ("уложен") великим князем с его детьми и боярами. Новый общий закон не имел названия, но обычно он именуется судебником, по аналогии с Судебником Ивана IV и по существу своего содержания. Первое упоминание о судебнике имеется в записках о Московии австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна, бывшего послом императора Максимилиана I при дворе Василия III. Судебник дошел до нас в одном списке. Рукопись была найдена во время археологической экспедиции по монастырям московской губернии и изучения их архивов в 1817 г. П.М. Строевым и опубликована им совместно с К.Ф. Калайдовичем в 1819 г. в виде "Законов Ивана III и Ивана IV" в Санкт-Петербурге. Эта рукопись до сих пор остается единственным известным списком судебника и хранится в фонде госдревнехранилища Центрального Государственного архива древних актов в Москве. В рукописи нет постатейной нумерации. Основанием деления текста на статьи может служить его внешнее оформление или содержание предписаний. Текст содержит разделы, выделенные с помощью киноварных заголовков. Но не все статьи имеют заглавие. Иные начинаются или с новой строки киноварной буквой, другие писаны в строку под общим заглавием с предшествующими, хотя не имеют к ним никакого отношения. Например, под заглавием "о чюжеземцах" сначала изложено правило об исках между чужеземцами, потом о подсудности духовенства, наконец, о порядке наследования без завещания. Едва ли уместно называть подобный порядок материала системой. Поэтому, каждый исследователь делит текст на статьи так, как считает нужным. Первые издатели насчитали 36 таких статей. Владимирский - Буданов разделил Судебник на 68 статей в зависимости от содержания. Черепнин делил Судебник на 97 статей. Рассматривая источники Судебника исследователи также расходятся во мнениях. Владимирский - Буданов считает, что почти единственным источником являются уставные грамоты местного значения: "Московский рецептор либо сокращает узаконение, либо заполняет текст" Мейчик Д.М. – считая невероятным, чтобы Москва заимствовала что-либо из вольных городов, рассматривает Псковскую судную грамоту только как литературное пособие, справочный материал. Общность норм объясняет единством обычая. Однако большинство историков - исследователей едины во мнении, что составителями судебника были использованы не только такие источники русского права как Русская Правда, Псковская судебная грамота, уставные грамоты, но и разного рода льготные, пожалованные, охранительные, судные грамоты, а также указы и инструкции в области суда и управления, издававшиеся как московским, так и иными княжествами. Таков, например, "Указ наместникам о суде градском" (ст. 37-45, 65, 67) изданный в 1483-84 гг. в связи с массовой конфискацией земли крупных феодалов и предусматривавший привлечение к участию в суде представителей верхов мятежного населения, регламентацию судебных пошлин, установление твердых сроков, которых должны придерживаться кормленщики, вызываемые через приставов к ответу. В Судебник также вошли "Указ о езду" (ст.30) содержащий таксу пошлины за поездку приставов в различные города московского государства и "указ о недельщиках" (ст.31-36). Источником при составлении Судебника служили грамоты отдельных княжеств, устанавливающие срок "отказа" крестьян, сроки исковой давности по земельным спорам и др. Так, первой грамотой, определяющей срок "отказа" крестьян в Юрьев день, была очевидно грамота Белозерского княжества, относящаяся к середине XV в.; об исковой зависимости в 3 года и шесть лет по земельным спорам говорят правые грамоты звенигородского уезда, а также Правосудие Митрополичье. Черепнин вслед за Юшковым и другими учеными установил, что источниками судебника были также сборник-руководство для решения поземельных дел (ст.46-63, 66) часть статей которого восходила к Псковской судной грамоте; прототип губной грамоты начала 30-х гг. XV в. (ст.10-14). Проведя сопоставление всего предшествующего законодательства с текстом Судебника Юшков пришел к выводу, что только в 27 статьях можно найти следы непосредственного влияния каких-либо известных юридических памятников или норм обычного права (12 статей из уставных грамот, 11 из Псковской судной грамоты, 2 статьи из Русской Правда и 2 из норм обычного права). При заимствовании из старых источников нормы права перерабатывались относительно изменений в социально-экономическом строе. Усиливая в связи с обострением классовой борьбы репрессии по отношению к неугодным. Судебник вводит смертную казнь для "лихих" людей, тогда как Белозерская уставная грамота, послужившая источником соответствующих статей, предоставляет разрешение вопроса о наказании таких людей на усмотрение суда. Судебник изменяет и порядок обращения к суду, обязанности судей, устанавливает новое понятие института послушества и т.д. Около 3/5 состава судебника не состоят в какой-либо связи с дошедшими до нас памятниками. Они либо извлечены из несохранившихся законодательных актов Ивана III, либо принадлежали составителю Судебника и представляют, таким образом, новые нормы, неизвестные прежней судебной практике. Новизной Судебника, по мнению Юшкова, объясняется то обстоятельство, что далеко не все его статьи осуществлялись на практике. Части их оставались программой, для реализации которой требовалось время. Именно поэтому Судебник 1497 г. положен в основу Судебника 1550 г, а отдельные его положения и принципы получили дальнейшее развитие и в последующем законодательстве. Сосредоточение в течение XV в. в руках Московских великих князей всей полноты государственной власти выдвинуло на первый план вопрос о централизации ее важнейшей сферы – судебной. Тем более что в те времена последняя бала тесно связана как с повседневным управлением, так и с нормотворчеством. Поэтому содержание Судебника почти исключительно процессуальное. Основная задача законодателя – определить основные начала отправления правосудия и поставить их под контроль центральной власти. Судебнику известны три типа суда: суд великого князя и его детей (ст.21), суд бояр и окольничих (ст.1 и др.), суд наместников и волостелей (ст.20 и др.). Решение первого носили окончательный характер как суда высшей инстанции. Сложнее дело обстояло с судами боярскими и наместничьими. Согласно статье 1 – на суде бояр и окольничьих непременное участие принимают дьяки – секретари. Впервые узаконено, что суд не только право, но и обязанность боярина. Только в особых случаях он мог отказать "жалобнику" в суде – когда решение мог вынести только великий князь или когда к боярину обращались лица, подведомственные другому администратору. Это только намечается принцип суда по приказам. Пафос ст.1 состоит в запрещении взяток ("посулов") за судопроизводство и "печалование" и провозглашение нелицеприятного суда ("судом неместити не дружити никому"). Институт "печалования" (ходатайства перед великим князем о каком-либо лице) постепенно терял значение. В Судебнике проводится последовательная регламентация пошлин за все виды судебной деятельности великокняжеских администраторов от боярина до недельщика: 10 процентов наместнику и тиунам, 6% боярину, 4% дьяку. Впервые введен принцип опроса представителей местного населения в случае, когда против подозреваемого не было бесспорных улик. Впредь свидетели (послухи) должны были быть очевидцами событий, а не давать показания, основываясь на слухах. Показание под присягой 5-6 детей боярских или "добрых христиан" решало судьбу обвиняемого (голоса феодалов и крестьян пока еще равноценны). Норма обязательного участия местного населения (дворянского, старосты, зажиточных (лучших) людей) и целовальников в наместничьем суде теперь распространены на всю Россию. Ограничение произвола наместников предполагало контроль не только сверху, но и снизу, со стороны населения. Согласно ст. 18, 20, 42, 43 – существовали судьи из числа кормленщиков без права суда. Ответом на обострение классовой борьбы было введение суровой системы наказаний, отразившееся в ряде статей. В ст. 8, 9, 39 – обозначена определенная категория правонарушителей "ведомый лихой человек". Появление понятия свидетельствует не только об усложнении самого процесса установления преступления, но и о том, что число преступлений в стране возросло, и государство встало на путь решительной борьбы с правонарушителями. Статья 9 предусматривает смертную казнь для государева убийцы, заговорщика, мятежника, церковного и головного татя, "подымщика", "зажигальщика" и вообще всякого лихого человека. Нововведения коснулись и института холопства. Ограничение числа инстанций, которые выдавали грамоты на владение холопами ("полные") – такое право сохранилось только за наместниками с боярским судом. Впервые введена статья о бежавших из плена холопах: "такой холоп свободен, а старому государю не холоп". Как бы подчеркивая, что из плена может бежать только смелый и сильный духом человек, а такой не может быть рабом. Кроме того, в городском хозяйстве господина отныне работали свободные люди, а дети холопов свободны. Утверждение, что ст. 57 способствовала закрепощению крестьян, сомнительно. Она только устанавливает единый для всей Русской земли срок "отказа". Это только подтверждение достигнутого политического единства страны. Размер "пожилого" по Судебнику зависел от природных условий и сроке требования крестьянина вотчине. По подсчетам Шапиро эта сумма была большой, рубль или полтина. Но за несколько лет ее можно было скопить. Из вопросов, касающихся социальных отношений, Судебник уделяет внимание, прежде всего праву поземельной собственности и зависимому населению. Судебник упоминает земли государственные (поместья великого князя и черные), вотчинные (боярские и монастырские) и поместья. Исковая давность вотчинной земле – три года, о государственной – шесть лет. От 1490-1505 гг. сохранилось гораздо больше судебных дел, отражавших борьбу крестьян за землю. А статья 63 дает право крестьянского земельного иска к феодалу. В конце Судебника помещены случайные нормы материального права "О займах", "О иноземцах", "О изгородях" и т.д. Таким образом, первый общий закон далеко не охватывает всех правовых норм, а потому судебник отнюдь не исключает огромного применения в жизни обычного права. Первый опыт Московского законодательства многими исследователями признан не совсем удачным: Судебник очень краток и беден по содержанию даже по сравнению с Русской Правдой, не говоря уже о Псковской и Новгородской судных грамотах. Однако целью его издания было – утверждение правосудия и подводило прочную базу под всю дальнейшую законодательную деятельность. Это законодательный сборник – первый единый для всей Руси.
Виды судов, процессуальное право по «Судебнику 1497г.».
Процессуальных норм в Судебнике было большинство. Законодатель небезосновательно полагал, что имущественные, обязательственные и семейные отношения уже урегулированы силой обычая и традиции, поэтому не стоит включать в Судебник «общеизвестные истины». Таким образом, Судебник стал, прежде всего, инструкцией для проведения судебных заседаний. Процесс в целом носил состязательный характер, то есть строился на началах процессуального равенства сторон и разделения функций между обвинителем, защитой и судом. При этом обвинитель нёс «бремя доказывания» виновности обвиняемого, а суд выступал как арбитр между сторонами. Однако уже наметились черты розыскного или инквизиционного процесса. Для последнего характерно отсутствие прав у обвиняемого и возможности состязания с обвинителем, тем более, что для этого процесса характерно слияние в одном лице функции судьи, обвинителя и защитника. Судебник 1497 узаконивал пытку в качестве средства достижения истины. Процесс включал в себя три стадии: 1. Установление сторон (истца и ответчика). 2. Судоговорение. 3. Вынесение судебного решения и выдача «правой грамоты» с записью решения. Предусматривалось письменное ведение протокола. В состав суда, помимо великокняжеского наместника, входили «лучшие люди» представители местной аристократии.
Понятие, субъектыпреступления, и виды правонарушений в «Судебнике 1497г.».
Под преступлением понималась не «обида», как в Русской Правде, а «лихое дело». Если «обидой» называли ущерб лицу или группе лиц, то «лихое дело» было деянием, направленным против существующего строя, против правопорядка. Иначе говоря, «лихое дело» есть ни что иное, как нарушение воли государя. А доведуть на кого татбу, или разбой, или душегубство, или ябедничество, или иное какое лихое дело Составы преступлений. 1. Против государства крамола (то есть заговор, мятеж или иные действия, направленные против существующего режима). К ним же примыкают преступления против порядка управления. К примеру, отказ от правосудия: А каков жалобник к боярину приидет, и ему жалобников от себе не отсылати. Статья о «неправом суде» защищала подданных от произвола чиновников. Существовал и такой состав, как «ябедничество», то есть заведомо ложный донос. 2. Против личности убийство, «головная татьба» (похищение человека), оскорбление делом или словом. 3. Имущественные преступления татьба (кража), разбой, грабёж, поджог.
Цели, система наказаний в «Судебнике 1497г.».
Система наказаний: 1. Смертная казнь. 2. Телесные наказания: «торговая казнь» битье кнутом на торговой площади; членовредительные наказания (урезание языка, ушей, клеймение) ещё только начали вводиться и широкого распространения не получили. 3. Денежные взыскания (штрафы): в случаях оскорбления и «бесчестья». (Этот вид наказаний не был прописан в Судебнике 1497 года, однако на практике часто применялся). По Судебнику наказание  имело  цель  не  только  покарать  преступника  и извлечь при этом имущественные выгоды,  как  было  в  первоначальный  период развития феодальных отношений, но и устрашение масс.
Гражданско-правовые отношения в «Судебнике 1497г.».
В Судебнике гарантировались права и привилегии феодалов. С целью обеспечения интересов феодалов регулировалось правовое положение феодально-зависимого населения – крестьян и холопов. Так, в Судебнике впервые ограничивалось право крестьянина уходить от господина и закреплялось правило Юрьева дня, что положило начало формированию крепостного права. Судебник подтверждал право феодалов иметь в собственности холопов, усложняли процедуру отпуска холопов на волю. Вместе с тем, отношения властей к холопам было двойственным. Государству было не выгодно увеличение их количества, так как в этом случае сокращалось число налогоплательщиков. Поэтому в Судебник сокращается число юридических фактов, служащих основанием для обращения в холопы. Право собственности. В Судебнике закреплялось право собственности феодалов на вотчины – наследуемые земельные владения, определялся особый статус родовых вотчин. Вотчина отличалась тем, что собственник обладал почти неограниченным правом на нее. Он мог не только владеть и пользоваться своей землей, но и распоря¬жаться ею: продавать, дарить, передавать по наследству. В то же вре¬мя вотчина феодальное землевладение, поэтому условное. На¬пример, князь мог отобрать вотчину у отъехавшего вассала. Сделки, направленные на отчуждение родовых вотчин, осуществлялись с согласия родственников (право первоочередной покупки). Гарантировалось право родственников на выкуп отчужденной родовой вотчины. В Судебнике 1497 г. впервые в русском законодательстве упоминается новая форма феодального землевладения – поместье. Обязательным условием пользования поместьем была реальная служба государю. Поместья, в отличие от вотчин, не передавались по завещанию. Обязательственное право. Обязательствам из дого¬воров Судебник 1497 г. уделял меньше внимания, чем Русская Прав¬да. О займе говорила лишь одна статья, предусматривавшая, подобно Русской Правде, ответственность за несостоятельность должника. Име¬лись упоминания о договорах купли-продажи и личного найма. Су¬дебник вслед за Псковской судной грамотой предусматривал, что най¬мит, не дослуживший своего срока или не выполнивший обусловлен¬ное задание, лишался оплаты. Судебник 1497 г. более четко, чем Русская Правда, выделял обяза¬тельства из причинения вреда, правда, лишь в одном случае: ст. 61 предусматривала имущественную ответственность за потраву. Как своеобразные обязательства из причинения вреда рассматривает Су¬дебник некоторые правонарушения, связанные с судебной деятель¬ностью. Судья, вынесший неправосудное решение, обязан возместить сторонам происшедшие от того убытки. Такая же мера применялась к лжесвидетелям. Закон прямо указывает, что наказанию судья за свой проступок не подлежит (ст. 19). До середины XVI в. преобладающей формой заключения договоров оставалось устное соглашение, но уже в это время получает распространение письменная форма (кабала).Сделки с недвижимостью заверялись в официальной инстанции и скреплялись печатью. Личная ответственность должника за неисполнение взятого на себя обязательства(обращение в рабство) заменялась имущественной ответственностью. Наследственное право. Мало изменилось и наслед¬ственное право. Судебник, однако, устанавливал общую и четкую нор¬му о наследовании. При наследовании по закону наследство получал сын, при отсутствии сыновей дочери. Дочь получала не только дви¬жимое имущество, но и земли. За неимением дочерей наследство пере¬ходило ближайшему из родственников. По сравнению с предыдущим периодом в наследственном праве завещателю предоставлялась большая свобода при назначении наследника. При завещании имущества за пределы круга близких родственников («сторонним лицам») становится обязательной письменная форма завещания. Родовая недвижимость таким лицам не передавалась – ее можно было получить только в порядке наследования по закону

Русская сословно-представительная монархия (вторая половина XVI - первая половина XVII вв.): основные этапы развития, государственный строй.
ереход к сословно - представительной монархии ознаменовался принятием великим князем московским царского титула. 16 января 1547г. Иван IV официально "венчался" на царство. Венчание на царство не только содействовало укреплению власти самодержавца, но и означало политическую независимость, а также подчеркивало особое положение церкви в государстве. Царь приступил к осуществлению реформ, направленных на укрепление государства и его главной опоры - дворянства, а также на ослабление княжеско-боярской знати. Окончательно утверждается порядок замещения царского престола по принципу первородности и единонаследия. Царю принадлежали все функции высшей государственной власти, право законодательства, верховного управления и суда. Царь обладал верховной военной властью, усиливалась власть царя над церковью. Главным правительственным учреждением в России XVI - XVII в.в. была Боярская дума. Она явилась совещательным органом при Царе. Боярская дума принимала участие в решении всех вопросов внешней и внутренней политики государства, была одновременно и законодательным и судебным органом управления. Но с усилением власти Царя многие важные вопросы он стал решать, не считаясь с Думой. Царь советовался уже с узким кругом приближенных ему лиц, образовавших так называемую Ближнюю думу. С Ближней думой он решал важнейшие государственные вопросы, придворные дела. Законодательную силу решения Ближней думы приобретали после одобрения их в Боярской думе. В 1547 - 1560 г.г. при Иване IV существовал неофициальный совет - Избранная рада. Она была создана с целью ограничить Боярскую думу. В состав Избранной рады входили представители различных слоев господствующего класса. Рада объединяет в своем ведении две важные отрасли управления - финансы и внешнюю политику, решает местнические вопросы. С помощью Избранной рады Иван IV провел ряд существенных реформ (судебную, военную, земельную и др.) Однако, вскоре возникли разногласия Избранной рады с царем по вопросам внешней политики. Кроме того, она не способствовала усилению централизованной власти в государстве. В 1560г. она прекратила свое существование. К концу XVII в.политическая роль Боярской думы окончательно упала. Дума как сословно - представительный орган стала отмирать. В середине XVI в. возникают Земские соборы. Первый Земский собор состоялся в феврале 1549г.В его состав входили : Митрополит, Освещенный собор, бояре, окольничьи, дворецкие и другие. На нем выступил с речью Иван IV, в которой обвинял бояр во всех непорядках. Собор 1549г. положил начало проведению земской реформы.    Таким образом ,Земский собор 1549г.провозгласил начало реформ в центральном аппарате и на местах. Судебник 1550г., утвержденный собором, явился первым законодательным актом складывающийся сословно   представительной монархии. Земские соборы XVI - XVII вв. были общегосударственными органами, решали общегосударственные вопросы, которые требовали согласованного решения сословных представителей. Собор состоял как бы из трех частей: Боярской думы, Освещенного собора, выборных от дворянства и верхов посада. Таким образом, Земские соборы не были представительными органами всех сословий, а носили узкоклассовый характер. Ведущая роль в них принадлежала дворянству. В период сословно-представительной монархии центральными органами отраслевого управления были приказы. Система приказов складывалась постепенно. Сначала существовала дворцово-вотчинная система управления. Но она постепенно перестала отвечать потребностям централизованного государства. В XV веке представителями государственной власти были наместники из числа крупных феодалов, которым принадлежали судебно-административные, финансовые и иные функции. К XVI веку усилилось противостояние дворянства и купечества с феодальной аристократией. В XV-XVI вв. вместе с ограничением власти наместников новые функции единого государства привели к созданию централизованной системы управления и известной бюрократизации государственного аппарата. Возникла приказная система управления. Оформление приказной системы происходит в середине XVI в. Приказы были организованы в основном по функциональному признаку и обладали определенной компетенцией. В их ведении сосредотачивались важнейшие государственные дела. Ведущее место по численности и по значимости занимали военные приказы.
Развитие общественно-социального строя Руси в период сословно-представительной монархии.
Феодалы. Наиболее крупным феодалом в стране, как и в предыдущий период, был монарх. Большую роль в усилении его экономической мощи сыграла опричнина. Одним из ее результатов явилось то, что царь получил наиболее удобные земли, которые он использовал в качестве поместного земельного фонда, что дало ему возможность привлекать на свою сторону дворянство, заинтересованное в централизации государства и усилении власти царя. В руках монарха в это время сосредоточились и другие богатства. Класс феодалов, как и прежде, был неоднороден. К наиболее крупным феодалам относилась боярско-княжеская аристократия. Она состояла из двух основных групп. Первую группу составляли бывшие удельные князья, потерявшие свои прежние политические привилегии, но сохранившие до введения опричнины прежнее экономическое значение. Позже они слились с основной массой боярства. Во вторую группу феодальной верхушки входили крупные и средние бояре. Интересы и позиции этих двух групп феодалов по некоторым вопросам были различны. Бывшие удельные князья последовательно выступали противниками централизации, они принимали меры для ослабления царской власти. Опричнина и направлялась главным образом против этой группы феодальной верхушки. Некоторая часть боярства на первом этапе правления Ивана IV поддерживала царскую власть и мероприятия по укреплению централизованного государства. Боярам надоело подчиняться бывшим удельным князьям. Они предпочитали служить только одному великому князю, царю, в то же время выступали против ограничения их прав, за предоставление определенной самостоятельности в решении различных вопросов, в том числе и крупных государственных. Бояре считали, что главную роль в жизни страны должна играть Боярская дума, с мнением которой царю следовало считаться. В дальнейшем, особенно после введения опричного террора, между царем и боярством возник конфликт. Нижней, но наиболее многочисленной частью феодалов было дворянство. Разумеется, общие эксплуататорские интересы объединяли его с боярством. Однако у дворян были и свои собственные потребности, отличавшиеся от боярских и порой противоречившие им. Мелкие феодалы жаждали новых земель, стремились к закрепощению крестьян, а поэтому поддерживали монарха и его активную внешнюю политику. В период сословно-представительной монархии в России сохранялся в силе сложившийся еще ранее порядок замещения государственных должностей в соответствии с родовитостью, а не личными деловыми качествами (принцип местничества). Даже Иван IV не посмел посягнуть на этот принцип. Формально его отмена произошла лишь в 1682 г.* При Иване IV начинает оформляться понятие подданства. Феодалы потеряли прежнюю привилегию выбирать: служить или не служить великому князю. Крупным феодалом в этот период была церковь, которая имела огромные земельные владения, а также многие другие богатства. Большое количество крепостных крестьян работало на землях, принадлежавших монастырям и другим церковным организациям. В руках церкви продолжали концентрироваться огромные земельные владения. Монархи пытались ограничить церковное землевладение, но все эти попытки оказались неудачными. Церковь продолжала накапливать богатства. Только в 1581 г. Ивану IV удалось добиться некоторых ограничений, которые касались дальнейшего роста церковного землевладения. Феодально зависимое население. В годы разрухи, вызванной опричниной и войнами, началось массовое бегство крестьян со своих мест. Раньше крестьяне были прикреплены к земле своим хозяйством. В связи с этим они редко использовали предоставляемую законом возможность перехода от одного феодала к другому в Юрьев день. Теперь же, в условиях разорения, в поисках лучших мест они начали покидать свои земли. Мерой борьбы с миграцией крестьян и явилось их закрепощение. В 1580 г. был издан указ о заповедных летах, отменивший Юрьев день. На следующий год началась всеобщая перепись крестьян, завершенная в 1592 г. Она создала юридические основания для поисков беглых крестьян. Чтобы облегчить споры между владельцами по поводу беглых, в 1597 г. был издан указ об урочных летах, т. е. об исковой давности по таким спорам. Первоначально срок давности равнялся пяти годам, потом он неоднократно менялся, пока Соборное уложение 1649 г. не отменило урочные лета, разрешив искать беглых бессрочно. Холопы еще сохранялись, хотя их стало меньше, чем раньше. Их правовое положение оставалось прежним. К ним примыкала новая категория зависимого населения - кабальные люди. Они формировались из свободных (главным образом из потерявших земли) крестьян. Для того чтобы стать кабальным, требовалось обязательное оформление служилой кабальной грамоты, в которой закреплялось правовое положение кабального. Для составления кабальной грамоты необходимы были определенные условия (лицо должно достичь известного возраста, быть свободным от крепостной зависимости, от государственной службы и др.). Холопы, посаженные на землю, именовались страдниками. Они обеспечивали обработку господской земли на основе барщины. Страдники, не имевшие собственного хозяйства, были мало заинтересованы в своем труде. Поэтому к барщине все больше начинают привлекать и крестьян. В этот период окончательно складывается система барщины наряду с прежней оброчной системой. Посадские люди. Во второй половине XVI и в XVII в. продолжается рост городов, ремесла, торговли. Значительно увеличивается численность посадского населения, которое в XVII в. прикрепляется к посаду. Растет купечество, которое имело привилегии (освобождение от ряда повинностей). Намечается четкое разделение в городах на купечество и «черных» людей. К последним относились ремесленники и мелкие торговцы. Кроме «черных» слобод в посадах существовали «белые» слободы, дворы, владельцы которых не несли государева тягла, что вызывало протесты со стороны «черных» людей. Соборное уложение 1649 г. упразднило «белые» слободы.

Крепостное право Руси, правовое регулирование кабального холопства в XVI - первая половина XVII вв.
Прикрепление крестьян к земле началось уже в 14в. В междукняжеских договорах записывалось обязательство не переманивать друг у друга чернотяглых крестьян. С сер.15 в. издается ряд грамот великого князя, в которых устанавливается единый для всех феодалов срок отпуска и приема крестьян. В тех же грамотах указывалось обязательство уплачивать за уходящего крестьянина определенную денежную сумму. Первым актом в этом направлении стала ст. 57 Судебника 1497г., устанавливавшая правило Юрьева дня (определенный и очень ограниченный срок  перехода, уплата пожилого). Это положение было развито в Судебнике 1550г. С 1581г. Вводятся заповедные лета, в течении которых запрещался даже установленный переход крестьян. Составлявшиеся в 50-90-х гг. 16в. писцовые книги стали документальным основанием в процессе прикрепления крестьян. С конца 16в. начали издаваться указы об урочных летах, устанавливавшие сроки сыска и возвращении беглых крестьян (5-15 лет). Заключительным актом закрепощения стало Соборное уложение 1649г., отменявшее урочные лета и устанавливавшее бессрочность сыска. Закон определял наказание за укрывателей беглых крестьян и распространял правило о прикреплении на все категории крестьян. К сер. 17в. почти все землевладение черных (государственных) волостей в центральных уездах страны было в руках феодалов и жившие в них крестьяне превратились в крепостных. В отличие от черносошных владельческие крестьяне (принадлежавшие вотчинникам, помещикам, монастырям и дворцу) все повинности несли непосредственно в пользу владельца. С конца 15 в. кабальное холопство вытеснило холопство полное. Одновременно расширились юридические права этой категории крестьян: их участие в гражданско-правовых сделках, свидетельство в суде. Кабальное холопство вместе с тем превратилось в форму зависимости, которая с 16в. стала распространяться на новые слои свободного населения, попадавшие в экономическую зависимость. При этом основой зависимости становился не заем имущества, а договор личного найма. Судебник 1550г. Ограничил договор займа от договора личного найма. Одновременно он защищал детей боярских и служилых от вступления в кабальное холопство. В 1558г. Были приняты акты, согласно которым негодные к службе дети дворян могли принимать на себя служилую кабалу, тогда как все остальные были обязаны возвращаться из кабалы в государственную службу. В указе 1555г. Служилая кабала приобретает значение крепости, т.е. акта, утверждающего властного лица над другим. Пожизненность кабального холопства закрепил апрельский указ 1597г., предупредивший хозяев об их праве отказаться от выкупа который мог предложить им за свое освобождение холоп, последний должен был служить господину до его смерти. Вместе с тем указ ограничил срок службы для вольнонаемных слуг: они могут служить по договору не более полугода, после чего обязаны давать на себя кабалу, т.е. превращались в кабальных холопов. Соборное Уложение 1649г. Прикрепило владельческих крестьян к земле, закрепило вечность крестьянскую, запретило выход из крестьянского состояния (в холопское, например). Так же по Уложению юридически крестьяне прикреплялись к земле, а не к личности землевладельца.
Основные направления развитие русского права, источники права во второй половинеXVI - первой половине XVII вв.).
Основными источниками общерусского права были великое княжеское (царское) законодательство (жалованные, указные, духовные грамоты и указы), приговоры Боярской думы, постановления Земских соборов, отраслевые распоряжения приказов. Все большее место в системе источников права начинают занимать различные частные акты – духовные грамоты, договоры, акты, закрепляющие собственность на землю, и др. закон как источник права принимал форму уставных грамот князей, вечевых грамот и приговоров, княжеских договоров.
Судебная система, процессуальное право в нормах «Судебника 1550г.»
Судебная система состояла из нескольких инстанций: Суд наместников (волостей, воевод) Приказной суд - основная форма центрального суда Суд Боярской думы и великого князя. Судебная власть осуществлялась княжеским судом, юрисдикция которого по первой инстанции распространялась на территорию княжеского домена и лиц, обладавших тарханными грамотами (т.е. имеющих привилегию на суд князя) царь рассматривал дело в приказе или в апелляционном порядке, а также мог перепоручать рассмотрение дел путным боярам и другим чиновникам дворцового управления. В качестве суда первой инстанции Дума рассматривала дела своих членов, приказных чинов, местных судей, разбирала споры о местничестве. По докладу проходили дела, поступавшие из наместнических и приказных судов. В этом случае Дума выступала в качестве суда второй инстанции. Дума сама могла выходить к государю с докладом, прося разъяснения и окончательного разрешения дела. Параллельно действовали церковные и вотчинные суды, сохранялась практика смешанных судов. Местные судебные органы  строились как административные органы, по системе “кормлений”. Функции суда выполняли наместники и волостели. Без их ведома рассматривались только тяжкие уголовные преступления. Наместники и волостели назначались князем из бояр на срок или в наследственную должность. Судебные функции осуществляли княжеские или боярские тиуны, дворецкие, слободчики, приказчики, посельские, подельщики, доводчики и другие чиновники. Наместники и волостели обязаны были докладывать свои решения в вышестоящие суды: государю, Боярской Думе. Контроль со стороны местного населения  осуществляли представители местной администрации: дворский и староста. Наряду с государственными и вотчинными судами особняком  стояла группа “данных” или третейских судов. Эти суды назначались властями в случаях, когда стороны просили об этом, а данное дело не относилось к числу “приказных”, т.е. прямо входящих в компетенцию судебного органа. Такие суды назначались из числа низших чиновников и отрабатывали только отдельные стадии судебного процесса. Третейские суды рассматривали частные, но не казенные или государственные дела. Решения по спорам между частными лицами основывались на доброй воле, носили мировой характер. Сохранились прежние формы судебного процесса. Состязательный процесс используется при ведении гражданских и менее тяжких дел. По решенному делу суд выдавал “правовую грамоту”, с выдачей которой иск прекращался. Розыскной процесс  - применялся в наиболее серьезных уголовных делах ( государственные преступления, убийства, разбой и др.) В ходе разбирательства  особую роль играли такие доказательства, как поимка с поличным или собственное признание. Для получения последнего применялась пытка. В качестве новой процессуальной меры использовался “повальный обыск” – массированный допрос местного населения с целью выявить очевидцев преступления и провести процедуру облихования”. По приговору суда “облихованный” но не признавший своей вины преступник мог быть подвергнут тюремному заключению на неопределенный срок. Решенное дело не могло  вторично рассматриваться в том же суде.



«Соборное Уложение» 1649 г.: структура, источники, институты права.
Источниками Соборного Уложения было как русское, так и зарубежное законодательство. Указные книги приказов в них с момента возникновения того или иного приказа фиксировалось текущее законодательство по конкретным вопросам. Судебник 1497 года и Судебник 1550 года. Литовский статут 1588 года был использован, как образец юридической техники (формулировки, построение фраз, рубрикация). Специалист по древнерусскому праву М. Ф. Владимирский-Буданов (1838--1916) находил возможным разбить все главы «Уложения» на пять групп по отделам права: 1) главы I--IX -- государственное право; 2) X--XIV -- устав судоустройства и судопроизводства; 3) главы XV--XX -- вещное право; 4) главы XXI--XXII -- уголовное уложение; 5) главы XXIII--XXV -- добавочная часть: о стрельцах, о казаках, о корчмах. Но эта классификация удается лишь с известной натяжкой, потому что такая группировка материала присутствует в лишенном композиционной стройности памятнике только как с трудом различимая тенденция, стремление к некоторой систематичности. Отрасли права по Соборному Уложению: Государственное право,  Уголовное право, Гражданское право, Семейное право




Обязательственное право, договорное право в нормах «Соборного Уложения 1649г.»
Обязательственное право в XVII веке продолжало развиваться по линии постепенной замены личной ответственности (переход за долги в холопы и т. д.) по договорам имущественной ответственностью. Устная форма договора всё чаще заменяется письменной. Для определённых сделок устанавливается обязательность государственной регистрации «крепостной» формы (купля-продажа и иные сделки с недвижимостью). Особое внимание законодатели уделили проблеме вотчинного землевладения. Были законодательно закреплены: усложнённый порядок отчуждения и наследственный характер вотчинной собственности. В этот период существует 3 вида феодального землевладения: собственность государя, вотчинное землевладение и поместье. Вотчина - условное землевладение, но они могли передаваться по наследству. Так как феодальное законодательство стояло на стороне собственников земли (феодалов), а также государство было заинтересовано том, чтобы количество родовых вотчин не уменьшалось, предусматривалось право выкупа проданных родовых вотчинных земель. Поместья давались за службу, размер поместья определялся служебным положением лица. Поместьем феодал мог пользоваться только во время службы, передать по наследству его было нельзя. Различие в правовом положении между вотчинами и поместьями постепенно стиралось. Хотя поместье не передавалось по наследству, его мог получить сын, если он нес службу. Соборное Уложение установило, что, если помещик покинул службу по старости или болезни, его жена и малолетние дети могли получить часть поместья на «прожиток». Соборное Уложение 1649 г. разрешило производить обмен поместий на вотчины. Подобные сделки считались действительными при следующих условиях: стороны, заключая между собой меновую запись, обязывались эту запись представить в Поместный приказ с челобитной на имя царя. Ко времени принятия Соборного Уложения в Московском государстве сложилась достаточно развитая система обязательств. По-прежнему широко фигурирует купля-продажа. Целый ряд глав Уложения регламентирует ее, поскольку условия купли-продажи базируются не только на товарном обмене, но и учитывают принадлежность участников сделки к тому или иному сословию. Для воинских чинов, к примеру, покупка имущества и провианта предписывалась как сделка «без всякого насилия» и по «прямой цене». Цену диктовали рынок и государственное регулирование. Продажа поместных земель в «вотчину», как уже отмечалось, разрешалась только с «именного государева указа». Вотчины в свободном обороте были только купленные, на родовые и выслуженные распространялось право родового выкупа. Купля-продажа крестьян Уложению не известна. Крестьяне были самостоятельным субъектом договоров. Но грань между крестьянами и их имуществом уже отсутствует: при возврате беглых прежним хозяевам забиралось все их движимое имущество.
Наследственное право в нормах «Соборного Уложения» 1649г.
После обязательного церковного венчания брак вступал в силу и был юридическим основанием для возникновения наследственных прав. Уже судебники допустили к наследованию женщин (ст. 60 1-го и ст. 92 2-го), и это правило было подтверждено Уложением. Только в случае отсутствия дочерей к наследованию допускались другие родственники. Наследование осуществлялось по завещанию и по закону. Но воля завещателя ограничивалась необходимостью обеспечения имущественных интересов всех членов семьи законной долей на прожиток. Дарение в XVII в. входит в употребление мена, которая прикрывает куплю-продажу (когда крупное имение, скажем, отдают монастырю за некую ничтожную вещь). К XVII в. получает широкое распространение подряд на доставку товаров, производство разного рода работ, перевозку через реки и т.п. Специально оговаривались в Соборном Уложении ювелирные и высокоценные подряды. Порча украшений, алмазов, драгоценных камней обязывала мастера выплатить стоимость испорченной вещи по оценке сторонних экспертов. Кроме того, возвращалась и сама вещь. Такое правило действовало и для других форм подряда. Широко известна также аренда недвижимости (земли, водоемов, лесов и пр.), распространенная в крестьянской среде. Осуществлялась она при обязательном участии свидетелей, которые в случае возникновения спора подтверждали условия договора.
Феодальное землевладение по «Соборному Уложению» 1649г.: формы вотчинного и поместного владения. Правовой статус феодалов.
Главное внимание Уложение уделяет феодалам. Оно закрепило привилегированное положение  представителей  господствующего   класса  (ст.1 главы 9, ст.27,30,90, главы 10, ст.1 главы 11) и т.д. Из текста Уложения видно, какие группы населения должны быть отнесены к феодалам землевладельцам (ст.1 главы 9,  ст.1 главы 11, ст.41-45,66 главы 16). Ряд статей подтверждает монопольное право феодала владеть землей с крестьянами (ст.46 главы 16), устанавливает их привилегии (ст.5,12,92,133,135 главы 10, ст.16,56 главы 18,9 и 22) и их обязанности нести “государеву службу” (ст.7,19 главы 7,  ст.69 гл.  16, ст.2 гл. 20). Основная часть феодалов называлась “служилые люди”,  хотя в их состав входили  далеко не все феодалы,  и не только феодалы, но и стрельцы, казаки, пушкари и т.д., не имевшие ни крестьян,   ни поместий, ни вотчин, и получавшие за службу денежное  и хлебное жалование и некоторые льготы.  Уложение как кодекс феодального права защищает право частной собственности, и прежде всего,  собственность на землю. Основными видами собственности феодалов на землю были вотчины (ст.13,33,38,41,42,45 главы 17) и поместья (ст.1-3,5-8,13,34,51 главы  16).  Уложение делает серьезный шаг в направлении приравнивания правового режима поместий к режиму вотчин, это касалось широких   кругов феодалов,  в особенности мелких.   Не случайно глава о поместьях стоит раньше в законе главы о вотчинах. Приравнивание поместий  к  вотчинам  шло по линии преимущественно предоставления помещикам права распоряжения землей.  До сих пор правом собственности на землю обладали по существу только вотчинники (но и их права были несколько ограничены, что сохранилось и в Уложении), однако в принципе вотчинник обладал необходимым элементом права собственности - правом распоряжения имуществом.  По иному обстоит дело с поместьем: в прежние годы  помещик   был  лишен права распоряжения,  а порой и права владения землей (это было в том случае,   если помещик покидал службу).  Соборное Уложение  внесло  в  это дело существенные изменения:  прежде всего оно расширило право помещика на владение землей -   теперь  помещик, вышедший в отставку,   сохранял право на землю,  и хотя ему не оставляли прежнего поместья, но давалось по определенной норме так называемое прожиточное поместье - своеобразная пенсия. Такую же пенсию получала и вдова помещика, и его дети до определенного возраста. Право распоряжения  поместьем по Соборному Уложению проявлялось в разрешении так называемой сдачи прожиточного поместья,  в  возможности обмена поместья,  в том числе и на вотчину. Что касается вотчин, то их можно было продавать почти неограниченному кругу феодалов,  и  статьи, посвященные “государевым дворцовым и черным” землям,  раскрывали положение царя как крупного феодала. В Уложении много статей, охраняющих другие многочисленные объекты хозяйствования феодалов,  а также и торгово-ремесленного населения.  В 10 главе есть статьи и по другим вопросам гражданского права. Все обязательственное право в Уложении тесно связано с уголовным, за неисполнение многих договоров грозило уголовное наказание.
Организация суда и процессуальное право по «Соборному Уложению» 1649г.
Государственные  судебные  органы  состояли  из  трех  инстанций:  1) губные, земские учреждения, воеводы на местах, 2) приказы и 3) суд  Боярской  думы и царя. Суд полковых воевод и судей при них  над  воинскими  людьми  в период их службы и полках тоже  был  разновидностью  государственного  суда. В Уложении подробно расписан порядок «вершения суда» (как гражданского, так и уголовного). 1. «Вчинание» то есть подача челобитной жалобы. 2. Вызов ответчика в суд. 3. Судоговорение устное с обязательным ведением «судебного списка», то есть протокола. Доказательства были многообразны: свидетельские показания (не менее 10 свидетелей), документы, крестное целование (присяга). Процессуальные мероприятия, направленные на получение доказательств: 1. «Обыск» не имел ничего общего с современным обыском и заключался в опросе населения по факту совершения преступления или о конкретном (искомом) лице. 2. «Правёж» применялся, как правило, по отношению к неплатежеспособному должнику. Ответчик подвергался процедуре телесного наказания розгами. Например, за долг в 100 рублей пороли в течение месяца. Если должник уплачивал долг или у него находились поручители, правёж, разумеется, прекращался. 3. «Розыск» комплексные мероприятия, связанные с выяснением всех обстоятельств «государева» дела или и других особо тяжких преступлений. При «розыске» часто применялась пытка. Применение пытки регламентировалось в Уложении. Её было можно применять не более трёх раз с определённым перерывом.
Правовое положение посадских людей, крестьян, холопов и кабальных людей в нормах «Соборного Уложения» 1649г.
Посадские люди: Челобитьям посадских людей удовлетворяла специально посвященная им 19 глава.  Согласно ей посадское население обособлялось в замкнутое сословие и прикреплялось к посаду (кроме того, борясь с попытками уклониться от посадского тягла, Уложение лишило людей “черных сотен” - права перехода  из  города  в  город (ст.19,22,37,38 главы 19).  Все жители посада должны были платить определенные подати и исполнять повинности в пользу государства. Из посада теперь нельзя было уйти, зато и войти можно было только при условии вступления  в  тяглую   общину.  Это  положение удовлетворило требование  посадских  людей  оградить их от конкуренции разных чинов людей,  которые, происходя из служилых, духовных, крестьян, торговали  и  занимались разными промыслами близ посадов,  в то же время не неся тягло.   Теперь все,  кто занимался торгами и промыслами, обращались в  вечное посадское тягло.  Одновременно свободные ранее от тягла “белые слободы” (обеленные,  т.е. освобожденные от податей и повинностей государству), принадлежавшие светским феодалам и церкви, безвозмездно прикреплялись к государевым посадам.  Подлежали   возвращению на посады все ранее ушедшие оттуда. Их предписывалось “свозити на старые их посадские места,  где кто живал наперед сего, безлетно и бесповоротно”. Но  это   зафиксированное  законом положение не было до конца реализовано на практике и весь 18 век посадские люди продолжали  ходатайствовать о  ликвидации “белых мест”,  расширении городских территорий, запрещении крестьянам заниматься торгами и промыслами. Крестьяне: важные статьи, рисующие правовое положение крестьян (напр.,  ст.1,5,12,16,32 главы 11,   ст.13 главы  2, ст.94,235,262 главы 10,  ст.7 главы 13, ст.9,15,37 главы 19) и т.д. Из них видно,  что   Уложение  окончательно  закрепило   полное  запрещение крестьянского выхода - отменялись “урочные лета” - срок для сыска беглых крестьян, после которого поиски прекращались и фактически сохранялась хоть малая возможность для выхода из крепостного состояния, пусть путем бегства. По Уложению розыск беглецов становился бессрочным, а за их укрывательство устанавливался штраф в 10 рублей.  Тем самым крестьяне окончательно  прикреплялись  к   земле  и  завершалось  юридическое оформление крепостного  права.  Принятие   этих норм отвечало интересам служилых людей,   активно участвующих в третьем Соборе  1648   года.  Но важно отметить,  что  по Уложению крестьяне обладали все же некоторыми сословными правами. Беглых крестьян категорически предписывалось возвращать вместе с их имуществом, тем самым признавались их имущественные права. Признанием личных прав являлось  положение,  согласно  которому вступившие в брак в бегах крестьяне подлежали возврату владельцу только семьями. Но в целом крестьяне были почти совершенно бесправны как в личной, так  и  в  общественной  жизни   (ст.13 главы 2,  ст.6 главы 9, ст.261 главы 10) и т.д. Надо учитывать, что Уложение, не вмешиваясь во многие отношения феодалов с крестьянами,   оставляет простор для произвола вотчинников и помещиков:  в Уложении нет  норм,   регламентирующих размеры крестьянских повинностей. Если положение вотчинных,  и особенно помещичьих,  крестьян   было гораздо тяжелее  положения   государственных крестьян,  то в самом низу этой лестницы стояли холопы и кабальные люди (ст.8,16,27,35,63,85 главы 27).  Холопы не имели личных и имущественных прав,  хотя фактически они все чаще превращались в пашенных людей и зачислялись в тягло. Если сравнивать статьи о крестьянах и о холопах, то можно отметить, что положение крепостного крестьянина приблизилось к правовому положению холопа. В  Уложении много внимания уделялось и некоторым социальным вопросам. В Смуте силой,  обеспечившей конечную   победу  над  внешними  и внутренними врагами,  были  сословия служилых людей и жителей посадов.  16 и 17 главы были посвящены упорядочению запутанных в годы  “московского разорения” земельных отношений. Кто-то тогда утратил крепости на свои владения, кто-то получил их от самозванцев. В новом законодательном   своде  устанавливалось,  что вотчинами имеют право владеть только служилые люди и гости.   Таким образом, собственность на землю становилась сословной привилегией дворянства и верхушки купечества. В интересах дворянства Уложение сглаживало разницу между условным владением  - поместьем  (на условии и на время службы) и наследственным владением - вотчиной.  Отныне поместья можно менять на вотчины и  наоборот.  Челобитьям посадских людей удовлетворяла специально посвященная им 19 глава.  Согласно ей посадское население обособлялось в замкнутое сословие и прикреплялось к посаду (кроме того, борясь с попытками уклониться от посадского тягла, Уложение лишило людей “черных сотен” - права перехода  из  города  в  город (ст.19,22,37,38 главы 19).  Все жители посада должны были платить определенные подати и исполнять повинности в пользу государства. Из посада теперь нельзя было уйти, зато и войти можно было только при условии вступления  в  тяглую   общину.  Это  положение удовлетворило требование  посадских  людей  оградить их от конкуренции разных чинов людей,  которые, происходя из служилых, духовных, крестьян, торговали  и  занимались разными промыслами близ посадов,  в то же время не неся тягло.   Теперь все,  кто занимался торгами и промыслами, обращались в  вечное посадское тягло.  Одновременно свободные ранее от тягла “белые слободы” (обеленные,  т.е. освобожденные от податей и повинностей государству), принадлежавшие светским феодалам и церкви, безвозмездно прикреплялись к государевым посадам.  Подлежали   возвращению на посады все ранее ушедшие оттуда. Их предписывалось “свозити на старые их посадские места,  где кто живал наперед сего, безлетно и бесповоротно”. Но  это   зафиксированное  законом положение не было до конца реализовано на практике и весь 18 век посадские люди продолжали  ходатайствовать о  ликвидации “белых мест”,  расширении городских территорий, запрещении крестьянам заниматься торгами и промыслами. Правовое положение холопов. Законодательное признание податной ответственности землевладельцев за своих крестьян было завершительным делом в юридической постройке крепостной неволи крестьян. На этой норме помирились интересы казны и землевладельцев, существенно расходившиеся. Частное землевладение стало рассеянной по всему государству полицейско-финансовой агентурой государственного казначейства, из его соперника превратилось в его сотрудника. Примирение могло состояться только в ущерб интересам крестьянства. В той первой формации крестьянской крепости, какую закрепило Уложение 1649 г., она еще не сравнялась с холопьей, по нормам которой строилась. Закон и практика проводили еще хотя и бледные черты, их разделявшие: крепостной крестьянин оставался казенным тяглецом, сохраняя некоторый облик гражданской личности; как такового, владелец обязан был обзавести его земельным наделом и земледельческим инвентарем; он не мог быть обезземелен взятием во двор, а поместный и отпуском на волю; его животы, хотя и находившиеся только в его подневольном обладании, не могли быть у него отняты «насильством»; он мог жаловаться на господские поборы «через силу и грабежом» и по суду возвратить себе насильственный перебор. 11 Ключевский В. О. Русская история: Полный курс лекций. В трех книгах. - Ростов-на-Дону: изд-во «Феникс», 1998. - с. 297. Плохо выработанный закон помог стереть эти раздельные черты и погнал крепостное крестьянство в сторону холопства. Мы это увидим, когда будем изучать крепостное хозяйство, экономические следствия крепостного права; доселе мы изучали его происхождение и состав. Теперь заметим только, что с установлением этого права русское государство вступило на путь, который под покровом наружного порядка и даже преуспеяния вел его к расстройству народных сил, сопровождавшемуся общим понижением народной жизни, а от времени до времени и глубокими потрясениями. Правовое положение кабальных: Основным источником пополнения кабальных холопов были не закрепощенные элементы общества. В статьях 7, 8, 16, 25 гл. 20 говорится этом. Купленные татары также пополняли холопов. Вместе с тем Уложение строго регламентировало источники пополнения кабального холопства. Так, кабала оформлялась только с 15 лет (ст. 20 гл. 20). Запрещалось закабалять верстанных и неверстанных детей боярских (ст. 2 гл. 20). Кабальные холопы находились в зависимости у своих господ в течение срока, установленного кабальной грамотой. Дети кабального холопа по наследству не передавались
.Общее понятие и состав преступления, классификация преступлений, система наказаний в нормах «Соборного Уложения» 1649г.
Преступление.  1. В Соборном Уложении понятие преступления было уточнено и расширено. Под ним стали понимать всякое «противление» царской воле, нарушение предписаний и правопорядка, установленных государством. 2. Четче стало отграничиваться уголовное преступление от гражданского правонарушения (хотя самих понятий ещё не существовало). 3. Соборное Уложение различает преступления умышленные и совершенные по неосторожности, случайно. 4. Знает оно и стадии преступления: умысел, покушение на убийство, совершенное деяние. Ответственность за умышление на государственные интересы наступала и без совершения преступления. 5. Ответственность за уголовные преступления несут все члены феодального общества, без исключения: бояре, дворяне, крестьяне, холопы. При этом соблюдается основной принцип феодального права – права – привилегии: степень наказания определяется сословно-социальной принадлежностью потерпевшего и преступника. Так, за непредумышленное убийство дворянин наказывается тюрьмой, холоп – кнутом.         Классификация: 1. Преступления против Церкви: богохульство, «совращение» в иную веру, прерывание хода литургии в храме и т. д. 2. Государственные преступления: любые действия, направленные против личности государя или его семьи, бунт, заговор, измена. По этим преступлениям ответственность несли не только лица, их совершившие, но и члены их семей. 3. Преступления против порядка управления: самовольный выезд за границу, фальшивомонетничество, дача ложных свидетельских показаний, ложное обвинение («ябедничество»), содержание питейных заведений без особого разрешения и т. д. 4. Преступления против благочиния: содержание притонов, укрывательство беглых, продажа краденного или чужого имущества, обложение пошлинами освобождённых от неё лиц и т. д. 5. Должностные преступления: лихоимство (взяточничество, вымогательство), неправосудие (заведомо несправедливое решение дела), подлоги по службе, воинские преступления (мародёрство, побег из расположения войска) и т. д. 6. Преступления против личности: убийство, нанесение увечий, побои, оскорбление чести. Не наказывалось убийство вора, пойманного на месте преступления. 7. Имущественные преступления: татьба (кража), конокрадство (как отдельный вид преступления), кража овощей из огорода и рыбы из садка (как отдельный вид преступления), разбой, грабёж, мошенничество, поджог, порча чужого имущества. 8. Преступления против нравственности: непочитание детьми родителей, сводничество, «блуд» жены (но не мужа), половая связь господина с «рабой». Система наказаний выглядела следующим образом: смертная казнь (в 36 случаях), телесные наказания, тюремное заключение, ссылка, бесчестящие наказания, конфискация имущества, отстранение от должности, штрафы. ( Смертная казнь повешение, отсечение головы, четвертование, сожжение (по делам религиозным и по отношению к поджигателям), а также «заливание раскалённого железа в горло» за фальшивомонетничество. ( Телесные наказания разделялись на членовредительные (отсечение руки за кражу, клеймение, урезание ноздрей и т. д.) и болезненные (битьё кнутом или батогами). ( Тюремное заключение сроки от трёх дней до пожизненного заключения. Тюрьмы были земляные, деревянные и каменные. Тюремные сидельцы кормились за счёт родственников или подаянием. ( Ссылка наказание для «высокородных» лиц. Была следствием опалы. ( Бесчестящие наказания также применялись для «высокородных» лиц: «отнятие чести», то есть лишение званий или понижение в чине. Мягким наказанием этого типа был «выговор» в присутствии людей того круга, к которым относился правонарушитель. ( Штрафы назывались «продажа» и назначались за преступления, нарушающие имущественные отношения, а также за некоторые преступления против жизни и здоровья человека (за увечье), за «понесение бесчестья». Также применялись за «лихоимство» в качестве основного и дополнительного наказания. ( Конфискация имущества как движимое, так и недвижимое имущество (иногда и имущество жены преступника и его взрослого сына). Применялось к государственным преступникам, к «лихоимцам», к чиновникам, злоупотреблявшим должностным положением.
Образование и развитие абсолютной монархии в России (вторая половина ХVII– первая треть ХVIII вв.): основные этапы, правовая основа, государственный строй.
Этапы: Петр 1 становится действительно абсолютным российским монархом. «Его величество есть самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен, но силу и власть имеет свои государства  и земли, яко христианский государь, по своей воле и благомению управлять» (ст.20 Воинских артикулов 1715г.) В октябре 1721г. В связи с победой в Северной войне Правительствующий сенат и Священный Синод присваивают Петру 1 титул «Отца Отечества Императора Всероссийского», и Россия становится империей. Петр 1 меняет шапку Мономаха на корону. В 1722г. Петр 1 издает указ «О единонаследии престола», утвердивший право монарха по собственной воле назначить наследника престола, была упразднена древняя традиция престолонаследия. К концу 17 – началу 18 в. в России проявились все типичные признаки абсолютной монархии: централизация государственного управления, усиление государственного контроля (в 1722г. Была учреждена прокуратура); упадок сословно-представительных органов (в частности, перестали созываться Земские соборы); создание сильного профессионального бюрократического аппарата (этому способствовала замена  приказов коллегиями); Россия в 1721г. Стала империей, усилились ее экспансионистские устремления, законодательно был регламентирован правовой статус различных сословий, основной опорой самодержавия ставится консолидированный слой помещиков-землевладельцев, в обществе начала господствовать патриархальная идеология. Вследствие отмирания Боярской думы в конце 17 – начале 18в. возникают органы, призванные выполнять совещательные и распорядительные функции при монархе: сначала Ближняя канцелярия, затем Консилия министров и, наконец, Сенат. Правительствующий сенат, как высший орган по делам законодательства и государственного управления, был учрежден Петром 1 в 1711г. Сначала как временный орган, который был призван замещать царя во время Прутского похода. Однако просуществовал Сенат более двухсот лет. Он издавал законодательные акты, которые, естественно, были ниже указов царя; обладали административными полномочиями; являлся высшим судебным органом (после царя); выполнял определенные надзорные функции. Надзор за самим сенатом осуществляли сначала генерал-ревизор, потом специально гвардейские офицеры, потом обер-прокурор. При Екатерине 1 и Петре 2 многие функции Сената осуществлял Верховный тайный совет, а при Анне Иоанновне – Кабинет министров. Только в 1741г. Елизавета Петровна, упразднила Кабинет министров, вернула управленческие и административные функции Сенату. В 1763г. По велению Екатерины2 была проведена реформа Сената. Он был разделен на девять департаментов. Первый департамент осуществлял внешнеполитические, законосовещательные, высшие административные функции. На остальные были возложены судебные полномочия. В 1717г. Начинается замена приказов коллегиями. При их создании был взят образец устройство шведских органов центрального управления. Фактически коллегии стали работать в 1718 – 1721гг., 50 приказов были замещены 12 коллегиями, в том числе и Святейший Синод, которым управлял обер-прокурор. В основе организации деятельности коллегий стоял коллегиальный принцип управления. Коллегии возглавлялись президентами, которые не единолично руководили коллегами, а были как бы первыми среди равных, хотя фактически властные полномочия концентрировались именно в его руках. В 1708г. Россия была разделена Петром 1 на 8 губерний, затем число губерний увеличилось. Позже сложилась система административно-территориального деления России: губерния – провинция – уезд  (дискрит). При этом основной пласт административных функций был спущен с губернского на провинциальный уровень. Во главе губернии стоял губернатор, во главе провинции и уезда – воеводы, это были чиновники, назначаемые из центра. Прежние выборные губные и земские органы (избы) были упразднены Петром 1 еще в начале 18 века.  
Юридическое оформление сословного деления населения и бюрократической системы России в первой четверти ХVIII в. (Указ от 23 марта 1714г. «О порядке наследования движимых и недвижимых имуществах», «Табель о рангах» от24 января1722г., «Регламент или устав духовной коллегии от 25 января 1721г., «Регламент или устав Главного Магистрата» от16 января 1721г.).
Существенные преобразования произошли в области вещных прав. В положении Указа о единонаследии 1714 г. устанавливался единый правовой режим для разных форм землевладения (вотчин и поместий) и вводилось единое понятие "недвижимая собственность". Для сохранения комплектности дворянского земельного фонда затруднялся порядок отчуждения недвижимостей и запрещался ее заклад. Продажа осуществлялась лишь при наличии чрезвычайных обстоятельств ("по нужде") и с уплатой высокой пошлины. Сохранялось право родового выкупа, срок которого был сокращен в 1737 г. с сорока до трех лет. Таким сокращением законодатель обеспечивал большую устойчивость земельной собственности, гарантируя по истечении достаточно короткого срока стабильность прав на приобретенное имущество. Введение порядка единонаследия сокращало круг лиц, участвующих в выкупе проданного имущества, что также благоприятствовало приобретателю недвижимости. Положение Указа о единонаследии, касающееся нераздельности имущества с вытекающими отсюда последствиями для оставшихся без земли дворян, стесняло свободу распоряжения недвижимостью. Чтобы преодолеть ограничения практика выработала ряд юридических фикций: введение подставных лиц, заключение дополнительных или незаконных сделок, и т.п. Под давлением политических обстоятельств в 1731 г. это положение Указа было отменено. Единственным ограничением для завещателя оставался запрет завещать недвижимость посторонним лицам. Различалось наследование по завещанию и по закону. Наследодатель мог завещать недвижимое имущество только одному сыну по выбору. Законодатель, ориентируясь на западный правовой опыт, пытался внедрить принцип майората, при котором наследовал старший сын. Русская традиция стояла на стороне младшего сына, по обычаю наследовавшего отцу. Практика избрала компромиссный путь (наследование одного сына по выбору завещателя). Остальные дети получали доли движимого имущества в рамках завещательного распоряжения. Дочери наследовали недвижимость по завещанию и только при отсутствии сыновей. При отсутствии детей вообще, недвижимое имущество по завещанию могло быть передано родичам (родственникам, носящим ту же фамилию, что и наследодатель, т.е. в прежней терминологии "в род"). Движимое имущество в любых долях могло быть разделено между любыми претендентами, завещатель дает его "кому захочет". Индивидуальная свобода завещания заметно увеличилась по сравнению с порядком наследования в предыдущий период. При введении в действие табели о рангах древние русские чины бояре, окольничьи и т. п. не были формально упразднены, но пожалование этими чинами прекратилось. Издание табели оказало существенное влияние и на служебный распорядок и на исторические судьбы дворянского сословия. Единственным регулятором службы стала личная выслуга; «отеческая честь», порода, потеряла в этом отношении всякое значение. Военная служба была отделена от гражданской и придворной. Узаконено было приобретение дворянства выслугой известного чина и пожалованием монарха, что повлияло на демократизацию дворянского класса, на закрепление служилого характера дворянства и на расслоение дворянской массы на новые группы дворянства потомственного и личного. При Петре I чин низшего XIV класса в военной службе (фендрик, с 1730 г. прапорщик) давал право на потомственное дворянство. Гражданская служба в чине до VIII класса давала только личное дворянство, а право на потомственное дворянство начиналось с чина VIII класса. Указ царя Александра II от 9 декабря 1856 года повысил планку: личное дворянство начиналось по всем видам служб с IX класса, а право на потомственное давал чин полковника (VI класс) в военной службе или чин действительного статского советника (IV класс) по гражданской. Чины с XIV по X класс именовались теперь просто «почётными гражданами».
Судебная система, процессуальное право России первой четверти ХVIII в. («Краткое изображение процессов или судебных тяжб» 1715г., «Артикул Воинский» от26 апреля 715г., «О форме суда» 1723 г.).
Высшей судебной инстанцией был монарх. Его компетенция в сфере судопроизводства была неограниченной. Следующей инстанцией был Сенат, подчинявший себе Юстиц-коллегию (в числе всех других) и всю систему судебных учреждений. Сенат являлся высшей апелляционной инстанцией и его решения были окончательными. Cудебными функциями (по делам своих чиновников) наделялись приказы и коллегии. Коммерц-коллегия рассматривала торговые и вексельные споры. Вотчинная коллегия рассматривала земельные споры. Мануфактур-коллегия разбирала дела членов цехов (мастеров, рабочих и учеников). Камер-коллегия рассматривала финансовые правонарушения. Юстиц-коллегия была апелляционной инстанцией для нижестоящих судов. Проводила для них работу по обобщению судебной практики и подбор кадров. Судебные органы были многообразными. Военные суды также были коллегиальными, при каждом из них состоял аудитор, наблюдавший за законностью правосудия. Приговоры генерального кригсрехта выносились на утверждение в военную коллегию. Новыми чертами организационной судебной системы в первой четверти XVIII в. стали: 1) коллегиальное устройство судов; 2) попытки (правда, неудачные) отделить судебную организацию и функцию от административной; 3) учреждение контроля за деятельностью судов со стороны специально учрежденных органов (прокуроров, фискалов, аудиторов); 4) совмещение гражданской и военной юстиции (аналогичная ситуация складывалась в сфере местного управления, где наряду с гражданскими органами местного самоуправления действовали военные "полковые дворы"). И области судебного процесса уже с конца XVII в. господствуют принципы розыска, "инквизиционный" процесс. В 1697 г. принимается указ “Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо оных распросу и розыску... “ Розыскные начала вводились также в гражданские споры. Регламентация этого вида процесса давалась в специальном “Кратком изображении процессов или судебных тяжб“. Процесс делится на три части: первая начиналась формальным оповещением о начале процесса и продолжалась до получения показаний ответчика; вторая или собственно разбирательство, длилась вплоть до вынесения приговора; третья от вынесения приговора до его исполнения. Оповещение о явке всех заинтересованных в деле лиц в суд делалось официально и в письменной форме. Претензии челобитчика и пояснения ответчика также были письменными и протоколировались. В процессе не допускалось представительство. Исключение составляло представительство одной из сторон по причине болезни и невозможности откладывания слушания дела. Закон допускал отвод судей при наличии на то особых оснований: нахождение судьи "в свойстве" с одной из сторон, наличия между судьей и стороной враждебных отношений или долговых обязательств. Первая стадия заканчивалась на ответе ответчика. Такой ответ мог быть "повинным", ответчик мог "запереться" или признаться, но с указанием новых обстоятельств дела. Вторая стадия процесса начиналась с анализа доказательств. Различались четыре вида доказательств: собственное признание, свидетельские показания, письменные доказательства, присяга. "Царица доказательств" собственное признание. Для его получения могла применяться пытка. Пытка не являлась вне процессуальной мерой, она подвергалась законом тщательной регламентации: пытали соразмерно занимаемому чину и сословию (дворян как людей "деликатного сложения" пытать следовало не так жестоко, как крестьян), возрасту (лиц, старше семидесяти лет пытке не подвергали, так же как и недорослей, не достигших пятнадцатилетнего возраста), состоянию здоровья (нельзя было пытать беременных женщин). Пытать можно только определенное число раз, после каждой процедуры испытуемому давали возможность оправиться и подлечиться. Пытать могли и свидетелей. Свидетельские показания не были равноценными. Прежде всего существовала возможность вовсе отвести свидетеля, например по мотивам его родства с одной из сторон. Негодными свидетеля считались лица, не достигшие пятнадцатилетнего возраста клятвопреступники, признанные таковыми по суду, проклятые церковью, клейменные, шельмованные, судимые за разбой, воровство и убийство, прелюбодеи, иностранцы, о которых нет достаточных сведений. Свидетелей допрашивал только судья и только в суде (знатным особам разрешалось давать показания на дому). В рассматриваемый период господствующей становится "формальная теория доказательств": ценность каждого доказательства определялась заранее и была неизменной. Так, показания мужчины считались более основательными, чем показания женщин. Показания знатного человека оценивались выше, чем показания незнатного, ученого ценнее, чем неученого. Показания духовного лица доверительнее показаний светского человека. Дача ложных показаний наказывалась отсечением пальцев руки. К свидетелям мог применяться допрос "с пристрастием" (побоями) или пытка, если судья считал это необходимым дл” выяснения обстоятельств дела. В состав письменных доказательств могли входить различные документы: заслуживающими наибольшего доверия считались записи в городовых и судейских книгах, записи в торговых книгах оценивались ниже (если там не было личной подписи должника). Учитывались долговые обязательства и деловые письма. Нередко письменные доказательства нуждались в подкреплении присягой. Очистительная присяга была, кроме того, специальным видом доказательства, применяемая в случаях, когда иным способом доказать обвинение было невозможно. Принесший присягу ответчик считался оправданным, отказавшийся принести присягу признавался виновным. И все же формальное дело в данном случае оставалось нерешенным, а его обстоятельства невыясненными. Присяга как бы переводила процесс из области юридической в иные этическую и религиозную. После анализа доказательств суд переходил к "постановке приговора". Решение выносилось большинством голосов, при их равенстве перевешивал голос президента (председателя). При выяснении мнений опрос начинался с младшего члена суда. Приговор составлялся в письменной форме и подписывался членами суда, президентом и аудитором. Секретарь в присутствии сторон публично зачитывал приговор. В нем должны были излагаться существо дела и основания для вынесения данного решения. После вынесения приговора начиналась заключительная третья стадия процесса. На приговор низшего суда можно было жаловаться только в высший суд: порядок пересмотра был апелляционным, высшая инстанция заново рассматривала дело. Приговоры по делам, где применялась пытка, утверждались высшим чиновником (фельдмаршалом или генералом), которые могли поменять меру наказания. Затем приговор приводился в исполнение. Гражданские дела рассматривались судами в ином порядке. В 1723 г. принимается Указ "О форме суда", наметившийся поворот в состязательной форме судебного процесса. Тяжеловесное и громоздкое письменное судопроизводство вновь заменялось устным судоговорением. Устанавливались сокращенные сроки явки сторон в суд. Не явившегося ответчика разыскивали с барабанным боем, зачитывая указ. Если же по прошествии недели он в суд так и не являлся, его дело считалось проигранным. Уважительными причинами неявки считались: болезни, наводнение, пожар, разбойное нападение, смерть близких или умственное расстройство. Жалоба излагалась челобитчиком по пунктам, ответчик отвечал на каждый пункт по порядку. Расширялось судебное представительство, которое могло применяться при разборе любых дел на основании доверенности или поручительства. Ответственность за действия представителя принимал на себя доверитель. Хотя по указу "О форме суда" предполагалось рассматривать и уголовные дела (кроме дел об убийстве, разбое, татьбе с поличным, расколе и богохульстве), практика пошла по пути применения этого акта главным образом в гражданском процессе. Уже в 1725 г. вновь был расширен круг дел, рассматриваемых на основе "Краткого изображения процессов". Главной тенденцией в развитии судебного процесса было усиление розыскных "инквизиционных" начал. Состязательность ограничивалась и отходила на второй план и это было вполне логично при усилении централизаторских, абсолютистских принципов петровской юстиции.
Развитие государственного строя России во второй половине ХVIII в. Особенности российского «просвещенного абсолютизма.».
В 1762 г. Петром III учреждается Императорский совет. состоявший из восьми человек, который в 1769 г. заменяется Советом при высочайшем дворе, сосредоточивший свою деятельность на внутренней политике и включавший всех руководителей центральных органов управления. Совет просуществовал до 1801 г., затем был заменен Непременным Государственным Советом. С 1763 г. Сенат превращается в высшее административно-судебное учреждение, состоящее из шести департаментов: первый ведал государственными финансами и секретным делопроизводством, второй собственно судебными делами (надзором, обобщением практики, кадровым подбором, пересмотром дел), третий ведал делами провинций (администрацией, финансами), четвёртый военными делами, пятый местной администрацией, шестой местными судами. С 1801 г. Сенат фактически и окончательно превращается в высшую судебную инстанцию. Столь частые изменения в структуре высших органов власти и управления были обусловлены борьбой двух начал власти: бюрократического и личного. Укрепление абсолютной монархии питало каждое из этих начал власть монарха становилась неограниченной, но она должна была опираться на мощный бюрократический аппарат, который в свою очередь все более начинал работать на себя. Законы бюрократии приводили к тому, что аппарат стремился стать господствующим. В этой коллизии монарх был вынужден обращаться к “верным людям“, узкому кругу лиц, которым он перепоручал власть. В 7080-х годах XVIII в. большая часть коллегий ликвидируется или преобразуется, но в 1796 г. они вновь восстанавливаются с введением в них принципа единоначалия, во главе каждой стоял директор (позднее министр). Централизация и бюрократизация государственного аппарата достигают предела, он представляет из себя закрытую и самодостаточную систему. В свою очередь замкнутость правящей группы вызвала негативную реакцию других более широких слоев правящего класса придворных, гвардии, аристократии столичного и провинциального дворянства. Потеря правящей верхушкой социальной опоры приводила к ее свержению путем дворцовых переворотов. Гвардия начинает диктовать свои условия (кондиции), которые вынуждены принимать монархи. В 1762 г. Канцелярия упраздняется (ее деятельность вызывала активное недовольство со стороны дворянства) и вместо нее учреждается Тайная экспедиция Сената (что указывало на возобновившуюся политическую активность Сената). Тайная экспедиция по оперативной линии подчинялась генерал-губернатору и находились под контролем императрицы (Екатерины II). Тайная экспедиция создавала специальные секретные следственные комиссии для расследования конкретных дел. Многочисленные секретные комиссии создавались в период крестьянской войны 17731775 гг. Комиссиям были приданы воинские команды, применявшие к арестованным и телесные наказания, и расстрел (с санкции следственной комиссии). Эти органы носили чрезвычайный характер и образовывались в соответствии с политической ситуацией. С 1775 г. полицейские функции в уездах стали выполнять исправники и нижние земские суды. В городах полицейское управление сосредоточилось у городничих, в Санкт-Петербурге и Москве у обер-полицмейстеров. В 1782 г. в городах начали создаваться специальные полицейские органы управы благочиния. В их состав вошли: городничие (в столицах полицмейстеры), приставы по уголовным делам, приставы по гражданским делам, два выборных ратмана. Территория города делилась на округа (части), полицейский надзор в котором осуществлял частный пристав. Часть подразделялась на кварталы, где назначались подчиненные приставу квартальные надзиратели и квартальные поручики. Кварталы делились на дворы. В компетенцию управы благочиния входили: наблюдение за порядком, соблюдением законов, проведение решений губернского правления, судебных палат и других судов, пресечение нарушений, осуществление дознания и розыска, задержание преступников и даже решение мелких уголовных дел (на сумму до двадцати рублей). Городские тюрьмы находились в ведении полицейских органов (если это были не специальные тюрьмы и крепости для содержания политических и особо опасных преступников). С 1775 г. стали создаваться смирительные дома, в которых содержались лица, подвергнутые заключению в административном (не судебном) порядке и обвиненные в "непотребном и невоздержанном житии". Для содержания неимущих (бродяг, мелких воров, беспризорников) создавались работные дома, включенные в систему мануфактурных и иных государственных производств.
Губернская реформа 1775г, судебная и полицейская реформы 1770-х-1780-х годов.
7 нояб. 1775 г. было принято «Учреждение для управления губерний Всероссийской империи». Вместо трехзвенного административного деления губерния, провинция, уезд, стало действовать двухзвенное губерния, уезд (в основе которого лежал принцип численности податного населения). Из прежних 23 губерний образовано 50, в каждой из которых проживало 300400 тыс. д.м.п. Губернии делились на 10-12 уездов, в каждом по 20-30 тыс. д.м.п. Генерал-губернатор (наместник) следил за порядком в местных центрах и ему подчинялись 2-3 губернии, объединенные под его властью. Имел обширные административные, финансовые и судебные полномочия, ему подчинялись все воинские части и команды, расположенные в губерниях. Губернатор стоял во главе губернии. Они подчинялись непосредственно императору. Губернаторов назначал Сенат. Губернаторам был подчинен губернский прокурор. Финансами в губернии занималась Казенная палата во главе с вице-губернатором. Землеустройством занимался губернский землемер. Исполнительным органом губернатора являлось губернское правление, осуществлявшее общий надзор за деятельностью учреждений и должностных лиц. В ведении Приказа общественного призрения находились школы, больницы и приюты (социальные функции), а также сословные судебные учреждения: Верхний земский суд для дворян, Губернский магистрат, рассматривавший тяжбы между горожанами, и Верхняя расправа для суда над государственными крестьянами. Палата уголовная и гражданская судила все сословия, были высшими судебными органами в губерниях Капитан исправник стоял во главе уезда, предводитель дворянства, избираемый им на три года. Он являлся исполнительным органом губернского правления. В уездах как и в губерниях есть сословные учреждения: для дворян (уездный суд), для горожан (городской магистрат) и для государственных крестьян (нижняя расправа). Существовали уездный казначей и уездный землемер. Создавались суды, построенные по строго сословному принципу, - для дворян, горожан, государственных крестьян.  В судах заседали представители сословий. Совестный суд призван прекратить распри и мирить спорящих и ссорящихся. Этот суд был бессословным. Высшим судебным органом в стране становится Сенат. Так как городов центров уездов было явно недостаточно. Екатерина II переименовала в города многие крупные сельские поселения, сделав их административными центрами. Таким образом появилось 216 новых городов. Население городов стали называть мещанами и купцами. В отдельную административную единицу был выведен город. Во главе его вместо воевод был поставлен городничий, наделенный всеми правами и полномочиями. В городах вводился строгий полицейский контроль. Город разделялся на части (районы), находившиеся над надзором частного пристава, а части делились на кварталы, контролируемые квартальным надзирателем.
Сословное законодательство второй половины ХVIII – первой половины ХIХ вв.
Систематизация российского законодательства во второй половине ХVIII в первой половине Х1Х в.
Отечественное гражданское право во второй половине ХVIII в первой половине Х1Х в.
В первой половине XIX века законодательство в области гражданского права стало развиваться более интенсивно, что в определенной степени объяснялось усилием темпов развития промышленности и торговли. Значительное внимание уделялось в Своде законов укреплению права собственности. Имущество делилось на недвижимое и недвижимое. Недвижимое имущество подразделялось на «благоприобретенное» и родовое. Значительное место было отведено обязательственному праву, что вызывалось развитием товарно – денежных отношений. Договоры заключались по взаимному соглашению договаривающихся сторон. Договоры можно было заключать как письменно, так и устно, но для некоторых договоров (займа, дарения, залога недвижимого имущества, поклажи и т. д.) требовалась письменная форма. Всякий договор, «правильно составленный», подлежал исполнению. Закон предусматривался следующее средства обеспечения договоров: 1) поручительсво, 2) неустойка 3) залог недвижимого имущества, 4) заклад движимого имущества. Семейное право. Книга первая Свода законов «О правах и обязанностях семейных» регулировала семейно – брачные отношения. Устанавливался брачный возраст для мужчин – в 18 лет, для женщин – в 16 лет. Заключение брака зависело не только от согласия вступивших в брак, но и от согласия их родителей, опекунов или попечителей. Помещичьи крестьяне не могли вступать в брак без разрешения владельца. Законным браком считался лишь церковный брак. Расторжение брака разрешалось в немногих случаях и производилось только церковью. Жена находится в неравном, подчиненном положении. В имущественных же отношениях супруги были независимы. Супруги могли распоряжаться своим имуществом независимо друг от друга. Дети делились на законных, рожденных в законном браке, и незаконных, рожденных вне брака. Незаконные дети не имени права на фамилию отца и на наследования его имущества. Наследственное право. Имущество переходило к наследникам либо по завещанию, либо по закону. Духовное завещание должно было составляться в здавом уме и твердой памяти лицам не моложе 21 года. Для завещания обязательной была письменная форма. При отсутствии завещания имущество переходило к наследникам по закону. Ближайшее право наследования имели родственники мужского пола по нисходящей линии, т. е. сыновья умершего. Если не было сыновей, наследниками становились внуки, при отсутствии внуком – правнуками и т. д. Дочь при живых братьях получала 1/14 часть недвижимого имущества и 1/8 часть движимого
Гражданский процесс во второй половине ХVIII в. первой половине ХIХ в.
Уголовное право и процесс во второй половине ХVIIIв первой половине ХIХ в.
Государственный строй России в первой половине ХIХ в.
Абсолютизм в этот период достигает вершины своего развития. Вся власть сосредоточена в руках одного лица Императора всерос¬сийского. Наиболее ярко абсолютистский порядок уст¬ройства высших органов управления отражала Собственная Его Им¬ператорского Величества канцелярия. В начале XIX в. была предпринята попытка осуществления ре¬форм государственного управления. Выдающийся государственный деятель М.М.Сперанский разработал проект государственных преоб¬разований умеренного характера. Однако реакционное дворянство решительно выступило против этого и не позволило их провести. Произведенные изменения в системе государственного управле¬ния привели к дальнейшему усилению бюрократически централизо¬ванного аппарата. Были созданы: Государственный совет в качестве законосовещательного органа при Императоре (1810 г.), Комитет Министров - высшее административное учреждение, где Император совещался с наиболее доверенными высшими чиновниками по во¬просам управления государства. Вместо упраздненных коллегий были образованы министерства как центральные отраслевые органы управления. Важную роль в государстве играла Собственная Его Император¬ского Величества канцелярия, делившаяся на несколько отделений. Наибольшую известность получило Третье отделение, ставшее органом политического сыска. В распоряжении Третьего отделения находился Корпус жандармов, разветвленный аппарат политической полиции. Местное управление не претерпело в названный период никаких существенных изменений, кроме управления инонациональными тер¬риториями. Существовали районы, имевшие особый правовой статус (Польша, Финляндия), но господствовала тенденция к упрощению управления этими территориями, обусловленная политикой царизма, направленной на укрепление централизации, единообразия и, в опре¬деленной степени, на русификацию национальных окраин. Характери¬зуя деятельность карательных органов царизма, важно отметить усиле¬ние их влияния, особенно во второй четверти XIX в.: армии, полиции и судебной системы.
Крестьянская реформа 1861 г.: порядок оформления временнообязанного состояния, выкупной операции; правовой статус временнообязанных крестьян, крестьян-собственников.
Временнообязанные крестьяне, категория бывших помещичьих крестьян, освобожденных от крепостной зависимости, но не переведенных на выкуп. Срок временнообязанных отношений установлен ну был. За пользование землей временнообязанные крестьяне  несли феодальные повинности (оброк или барщину). Выкупная операция осуществлялась  согласно «Положению о выкупе». Помещик обязан был предоставить крестьянам на выкуп только усадьбу, полевой же надел выкупался  крестьянами либо по добровольному соглашению с помещиком, либо по его одностороннему требованию. Заключалась в том, что крестьяне получали от государства выкупную ссуду, выплачиваемую единовременно помещику, которую они должны были погасить в течении 49 лет по 6% ежегодно. Размеры ссуды составляли 75-80% от 6% капитализированного оброка. Таким образом, крестьяне выкупали не только землю, но и личную свободу. При выходе на выкуп по соглашению с помещиками крестьяне обязаны были внести им дополнительные платежи (обычно 20-25% выкупной ссуды) Правовое положение: получали личную свободу и право свободно распоряжаться своим имуществом; должны были отбывать барщину или платить оброк в течении 9 лет; право пользоваться земельным наделом; право выкупа усадьбы и по соглашению поле. Крестьяне-собственники получали личную свободу и право пользоваться своим имуществом; право выкупа усадьбы и по соглашению с помещиком – полевого надела; не могли продавать и закладывать свои наделы; право на приобретение собственности; право свободного выхода из общины с выделением ему в собственность надела.
Судебная реформа 1864г.
Судебная реформа 1864 г. была наиболее последовательной и де¬мократичной. Она устраняла сословный суд, устанавливала равенство всех перед законом и судом, проводила принципы состязательности судебного процесса, выборности судей. При оценке места и роли судебной реформы в общественно-политическом развитии России, ее характера и методологии проведе¬ния следует учитывать два обстоятельства. Во-первых, уровень фео¬дально-крепостнического суда, который требовалось преобразовать, основываясь на принципах демократического правосудия, что неиз¬бежно негативно сказывалось на результативности реформы. Во-вторых, противоречивый характер реформы происходил во многом из противостояния консервативного и либерального подходов в ее под¬готовке и реализации, отражавших в целом сопротивление дворянско-крепостнической России. Небезынтересно в связи с этим отно¬шение к преобразованиям в судебной сфере и верховной власти Рос¬сии, часто изменявшееся в зависимости от колебаний общественного мнения. Нормативная база судебной реформы утвержденные Импера¬тором 20 ноября 1864 г. Судебные уставы, состоящие из четырех за¬конов: 1) Учреждения судебных установлений; 2) Устав уголовного судопроизводства; 3) Устав гражданского судопроизводства; 4) Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Механизм функционирования отдельных органов реформиро¬ванной российской юстиции во многом определял компромисс меж¬ду консервативными и либеральными кругами. Этот компромисс особенно ярко проявился в деятельности ми¬ровой юстиции. С одной стороны, помещичьи слои населения на¬стаивали на преобладании представителей крупного дворянского землевладения среди мировых судей, которые должны назначаться правительством из местных «уважаемых и почтенных» людей. Проти¬востоявшая им либеральная группа считала, что в новом суде не должно быть места сословному представительству, и поэтому требо¬вала выборов мирового суда. Источником для анализа деятельности общих судебных органов служит II раздел «Учреждения судебных установлений». Помимо ха¬рактеристики состава, назначений и полномочий окружного суда, судебных палат и кассационных департаментов Сената следует обра¬тить внимание на изменения в организации работы следствия и про¬куратуры после 1864 г. и на возникновение новых институтов судеб¬ной системы суда присяжных заседателей и адвокатуры. Многие противоречия в деятельности этих учреждений, отраженные как в Су¬дебных уставах, так и в судебной практике 60-80-х годов XIX в., опять-таки объясняются борьбой между консервативными и либе¬ральными силами российского общества.
Земская реформа 1864г. и городская реформа 1870г (порядок выборов, система земских и городских учреждений, их компетенция).
Принцип  проведенной  в  1864  г.  Земской реформы  состоял  в  выборности  и  бессословности.  В  губерниях  и  уездах Центральной России и части Украины учреждались земства  в  качестве  органов местного самоуправления. Выборы в земские  собрания  проводились  на  основе имущественного, возрастного, образовательного и ряда других цензов.  Женщины и лица, работающие по найму, были лишены права участвовать  в  выборах.  Это давало  преимущество  наиболее  обеспеченным   слоям   населения.   Собрания выбирали  земские  управы.  Земства   ведали   делами   местного   значения, содействовали предпринимательству, просвещению, здравоохранению  проводили работу, на которую у государства не находилось средств. Создавались уездные земские собрания и земские управы. Земские собрания – это распорядительные органы земских учреждений. Земские собрания каждые 3 года избирали земские управы, контролировали их работу, утверждали земский бюджет, ведали раскладкой земских повинностей. Земские управы –это исполнительный орган земского собрания, ведавший делами земства.   Проведенная в 1870 г.  городская  реформа  по  характеру  была  близка  к земской.  В  крупных  городах   учреждались   городские   думы   на   основе всесословных выборов. Однако выборы проводились на  цензовой  основе,  и,  к примеру, в Москве в них участвовало лишь 4% взрослого  населения.  Городские думы  и  городской  голова  решали   вопросы   внутреннего   самоуправления, образования  и  медицинского  обслуживания.  Для  контроля  за   земской   и городской деятельностью было создано присутствие по городским делам. В городах создавались бессословная городская дума(распорядительный орган) и городская управа (исполнительный орган) под председательством городского головы. В компетенцию городского управления входило благоустройство, развитие торговли, устройство больниц, школ, городское налогообложение. В компетенцию городской думы входило: назначение выборных должностных лиц, установление городских сборов, сложение недоимок, установление правил о заведовании городским имуществом, приобретение городской недвижимости.
Военная реформа 1874г.
В любом обществе армия всегда является орудием государства, направленным на разрешение задач внутренней и внешней поли¬тики. Не была исключением в этом отношении и русская армия. Ее состояние накануне реформ было критическим. В ходе реформ 1860-Х-1874 гг. были созданы местные органы военного министер¬ства военные округа; проведена военно-судебная реформа 1867 г. и принят Устав о воинской повинности 1874 г., вводивший в стране всеобщую воинскую повинность и установивший систему комплек¬тования русской армии. Военные реформы 1860-1870-х гг. не обеспечили создание проч¬ных основ обороноспособности Российского государства, и Россия потерпела поражение в русско-японской, Первой мировой и Граж¬данской войнах. Причины этого те же, что и в предшествующий пе¬риод, - непрофессионализм, рекрутский, принудительно-репрес¬сивный принцип комплектования армии.
Усиление правоохранительной системы в 1880-е годы. Земская 1890г. и городская 1892г. контрреформы.
После покушения на императора Александра II, совершенного народовольцами, усиливается правительственное наступление на судебную систему, порожденную реформой. В 1881 г. было принято специальное “Положение о мерах к ограждению государственного порядка и общественного спокойствия“, закрепившее и приведшее в систему все ранее сделанные изъятия из общего судебного порядка. Согласно этому Положению, министру внутренних дел, генерал-губернатору предоставлялось право передавать ряд дел на рассмотрение военных судов для решения по законам военного времени. Причем это право не было ограничено территориальными пределами: достаточно, чтобы в одном месте было введено "положение чрезвычайной охраны", и оно могло быть распространено на любую часть страны. Военные суды рассматривали дела в кратчайшие сроки, с минимальными гарантиями прав обвиняемого, приговаривая к самым суровым наказаниям. 12 июня 1890 г. было опубликовано новое Положение о земских учреждениях, утвержденное Александром III, восстановившее сословность избирательных групп и, благодаря изменению ценза, еще более усилившее представительство от дворян. По новому Положению в первую избирательную группу входили дворяне потомственные и личные, во вторую прочие избиратели и юридические лица, в третью крестьяне. Губернские гласные, как и прежде, избирались на уездных земских собраниях, в губернское собрание обязательно включались все уездные предводители дворянства и председатели уездных земских управ (с 1990 г.). Реформа 1890 г. дала дворянам абсолютное преобладание. Состав губернских гласных в 1897 г. например, по сословиям складывался так: дворяне и чиновники 89,5%, разночинцы 8,7%, крестьяне 1,8%. Но, увеличив количество гласных дворян, новое Положение вместе с тем уменьшило общее число гласных более чем на 30 %: от каждого уезда число гласных было уменьшено на одного, причем каждый уезд должен был иметь не менее двух губернских гласных. Новое Земское Положение фактически отрицало всякую связь с идеей местного самоуправления. По положению 1890 г. были лишены избирательных прав: духовенство, церковный притч, крестьянские товарищества, крестьяне, владеющие в уезде частной землей, лица, имеющие купеческие свидетельства, владельцы торговых и промышленных заведений, а также евреи. Сельские избирательные съезды были упразднены, гласные назначались губернатором из числа кандидатов, избранных волостными сходами. Был по существу уничтожен принцип выборности управ, вводился порядок утверждения не только для председателя управы, но и для всех членов управы, причем земские собрания лишались права обжаловать неутверждение. Председатели и члены управ числились состоящими на государственной службе (ст.124), и в председатели управ не могли избирать лиц, не имеющих права на государственную службу. Последнее обстоятельство особенно отозвалось на окраинах, где председателями управ были, как правило, крестьяне или купцы. Ст.87 предоставила губернатору право останавливать исполнение постановлений собрания не только в случаях формальных нарушений закона, но и тогда, когда он усматривал, что данное постановление “не соответствует общим государственным пользам и нуждам, либо явно нарушает интересы местного населения” (принцип целесообразности). Из положительных приобретений, привнесенных Положением 1890 г., необходимо отметить: а) расширение круга лиц, подлежавших избранию в председатели и члены управ (ими могли быть не только гласные, но и вообще лица, имеющие избирательный ценз); б) некоторое увеличение компетенции земств, перечня предметов, по которым земства могли издавать обязательные постановления; в) восстановление почти в полном объеме права земств на бесплатную пересылку корреспонденции. К ограничительным же мерам, направленным на уменьшение самостоятельности земских органов, относится лишение уездных собраний права непосредственных, помимо губернского земства, ходатайств перед Правительством. Прежний порядок возбуждения ходатайств был восстановлен только законом от 2 февраля 1904 г. Участь земских учреждений в 1892 г. постигла и городское самоуправление. Городовое Положение 1892 г. значительно урезало избирательное право для горожан, что привело к уменьшению числа избирателей в 6-8 раз (до 0,5% 2% всего городского населения). Вместе с тем сокращено было и число гласных (примерно в 2 раза). Произошли также изменения и во внутреннем устройстве органов городского управления: управа была поставлена в более независимое от думы положение, права городского головы, как председателя думы, значительно расширены за счет прав гласных, дума лишена была права отдачи под суд членов управы. Вместе с тем новое Городовое Положение приравнивало выборных должностных лиц городского управления к правительственным чиновникам и ставило их в дисциплинарную зависимость от администрации. Городские головы и члены управы считались состоящими на государственной службе, губернатор получил право делать им предписания и указания, а губернское по городским делам присутствие могло устранять их от должности, дума же этого права была лишена.
Формирование всесословного самоуправления в России в середине – конце ХIХ в.
Местное управление в дореформенный период строилось в полном соответствии с системой крепостнического хозяйствования. Центральной фигурой в нем оставался помещик, сосредоточивший в своих руках экономическую, административно-судебную и политическую власть над своими крестьянами. Император Павел I говорил: "У меня столько полицмейстеров, сколько помещиков в государстве". На губернском уровне главным лицом в системе местного управления являлся губернатор. Наказом 1837 г. губернаторы наделялись широким кругом полномочий: полицейскими, надзорными, административно-хозяйственными и иными функциями. Закон отводил губернатору место непосредственного начальника вверенной ему губернии. Следующее по назначению место после губернатора занимал губернский предводитель дворянства, исполнявший разнообразные полицейские, следственные, попечительские и иные функции. Уездный предводитель дворянства возглавлял аппарат уездных чиновников. Дореформенная система местного управления отражала преимущественно интересы дворянско-помещичьего класса. Преобладающие в ее деятельности принципы бюрократизма и централизма не учитывали реальных нужд местного населения, местной промышленности и местного торгового оборота. Картина усугублялась нерасчлененностью административных, судебных и хозяйственных правомочий, возлагавшихся на местную администрацию. Проведение крестьянской реформы требовало неотложной перестройки системы местного управления. В ходе этой реформы правительство стремилось создать необходимые условия для сохранения власти в руках дворян-помещиков, и все дискуссии, связанные с преобразованием местного управления, вращались вокруг этой проблемы. Если наиболее консервативные представители дворянства настаивали на создании открытых и существенных привилегий для своего класса в проектируемых земских органах, то группы либералов, ориентирующихся на капиталистический путь развития России, предлагали создать всесословные земские организации. Только в марте 1863 г. специально созданная комиссия подготовила окончательно проекты положения о земских учреждениях и временных правил для них. Круг вопросов, решение которых предполагалось возложить на земские органы, очерчивался исключительно пределами местного интереса и местного хозяйства. В предложенном комиссией проекте отмечалось: "Земские учреждения, имея характер местный и общественный, не могут входить в ряд правительственных губернских или уездных инстанций, или иметь в своем подчинении какие-либо из правительственных мест". С самого начала земские учреждения проектировались как местные и общественные, не имевшие своих исполнительных органов и проводившие свои решения через полицейский бюрократический аппарат государства. Государство должно было осуществлять жесткий контроль за деятельностью земств. Этот контроль носил либо форму общего надзора правительственной власти за законность принимавшихся земскими органами решений и постановлений, либо форму прямого специального наблюдения и утверждения конкретных действий земских учреждений. Губернатор в семидневный срок мог наложить вето на любое распоряжение земского органа, для министерства внутренних дел этот срок значительно увеличен. Сами распоряжения земских учреждений чаще всего могли быть реализованы при посредстве налогово-фискальных органов государства или через полицию, власть которой была значительно укреплена в ходе ее реорганизации. Создание земских учреждений тормозилось попытка правительства сосредоточить всю местную власть в руках бюрократических органов. В 1859 г. полицейская власть в уезде вручалась уездному земскому присутствию, состоявшему из исправника, дворянского и двух сельских заседателей. Управление всей городской и уездной полицией сосредотачивалось у исправника в уездном управлении. Правительство спешило сконцентрировать административно-полицейскую власть в бюрократическом аппарате на местах, чтобы оставить проектируемым земским учреждениям только узкий круг местных хозяйственных вопросов. Устроители земской реформы не решились открыто провести сословный принцип формирования новых местных органов. Однако неприемлемым для них было и всеобщее избирательное право. Поэтому для выборов земских учреждений предполагалось разделить все уездное население на три части (курии), в каждой из которых, как отмечала комиссия "преобладает одно из главных исторически сложившихся сословий". Избирательная, система должна комбинировать сословное начало с началом имущественного ценза. Кроме того, куриальная система позволяла правительству заранее планировать число выборщиков от сословий и регулировать их соотношение в земских учреждениях. Таким образом оно всегда могло обеспечить в них преимущество для представителей правящего класса. 1 января 1864 г. было утверждено "Положение о губернских и уездных земских учреждениях". На них возлагалось: заведывание капиталами, имуществами и деньгами земства, содержание земских зданий и путей сообщения, меры по обеспечению "народного продовольствия", мероприятия по благотворительности, взаимное земское страхование имуществ, попечение о развитии местной торговли и промышленности, санитарные меры, участие в хозяйственных отношениях в области здравоохранения и образования. Законом предусматривалось создание трех избирательных курий: 1) курии уездных землевладельцев, для участия в которой требовался высокий имущественный ценз и состоявшей преимущественно из дворян - помещиков. Уездные землевладельцы с меньшим цензом участвовали в выборах через уполномоченных; 2) городской курии, участники которой должны были располагать купеческим свидетельством либо предприятием в определенном размере; 3) сельской курии, в которой не был установлен имущественный ценз, но была введена система трехступенчатых выборов: крестьяне, собравшиеся на волостной сход, посылали своих выборщиков на собрание, которое избирало земских гласных. Земское собрание и земская управа (исполнительный орган, состоящий из председателя и двух членов) избирались на три года. Губернское земское собрание избиралось членами уездных собраний. Председатель уездной управы утверждался в должности губернатором, председатель губернской управы министром внутренних дел. Нужно отметить, что земская реформа не сформировала стройной и централизованной системы. В ходе ее реализации не было создано органа, возглавляющего и координирующего работу всех земств. Когда в 1865 г. Санкт-Петербургское губернское земское собрание поставило вопрос об образовании такого органа, оно было попросту закрыто правительством. Существование земских учреждений допускалось только на губернском и уездном уровнях. Реформа не создала также и низшего звена, которое могло бы замкнуть систему земских учреждений волостного земства. Попытки многих земских собраний на своих первых сессиях поставить этот вопросы были пресечены правительством в самом зародыше. Не решившись сделать земства исключительно дворянскими учреждениями, правительство законодательным путем все же внедрило в руководство земств представителей этого сословия: председателями земских собраний стали предводители губернского и уездного дворян Отсутствие достаточных материальных средств (они формировались за счет обложения специальным налогом местного населения; в 1866 г. было запрещено облагать торговые и промышленные предприятия) и собственного исполнительного аппарата усиливало зависимость земств от правительственных органов. Все же земствам удалось внести значительный вклад в развитие местного хозяйства, промышленности, средств связи, системы здравоохранения и народного просвещения. Земства стали своеобразной политической школой, через которую прошли многие представители либерального и демократического общественных направлений. В этом плане земскую реформу можно оценивать как буржуазную по своему характеру. 16 июля 1870 г. было утверждено "Городовое положение", закреплявшее систему органов городского общественного управления: городское избирательное собрание и городскую думу (с городской управой исполнительным органом). Все городские избиратели в соответствии с имущественным (податным) цензом делились на три группы, каждая из которых избирала треть гласных в городскую думу. Думу и управу возглавляло одно лицо городской голова, утверждаемый в своей должности губернатором или министром внутренних дел. В выборах в органы городского самоуправления принимал участие довольно широкий круг избирателей. Предъявляемые требования сводились к следующему: участвовали в выборах лица, достигшие двадцатипятилетнего возраста, владеющие недвижимостью, промышленными или торговыми предприятиями, занимающиеся кустарными промыслами или мелкой торговлей, представляющие любое сословие. Не допускались к выборам лица, подвергавшиеся суду, отрешенные от должности, подследственные, лишенные духовного сана. Юридические лица и женщины участвовали в выборах через представителей. Голосование было тайным. В компетенцию городской думы входили вопросы: о назначении выборных должностных лиц, установлении городских сборов, сложении недоимок, установлении правил о заведовании городскими имуществами, о приобретении городских недвижимостей, о займах. Дума и управа избирались на четыре года, половина состава управы должна была обновляться через каждые два. Городской голова мог приостановить решение управы. Разногласия думы и управы решал губернатор. Устанавливалось предельное число лиц нехристианского вероисповедания, допускавшееся в состав управы оно не могло превышать одной трети. Городским головой не могло быть лицо еврейской национальности. В пользу города дума могла устанавливать следующие сборы: с недвижимых имуществ (оценочный сбор), с документов на право торговли и промышленности, с трактиров, постоялых дворов и съестных лавок, с извозного промысла, с частных лошадей и экипажей, с квартир и жилых помещений, с собак, аукционов. Расходы думы складывались: из расходов по управлению, на общественные здания и помещения, городские займы, на учебные и благотворительные заведения, содержание воинских частей, полиции и тюрем. Смету расходов и доходов контролировал губернатор. Как и земские органы, органы городского самоуправления в значительной степени зависели от государственных бюрократических и полицейских учреждений. Вместе с тем, создание новых органов самоуправления способствовало становлению общественно-политической и культурной жизни, помогало торгово-промышленному развитию русских городов
Кодификация русского права в первой половине ХIХ в.
К началу XIX в. неразбериха в законодательстве дошла  до  предела.  Она была одной из причин беспорядков и злоупотреблений в слухах. Александр I уже в 1801 г. учредил новую, десятую по счету, комиссию  во главе с П.В.Завадовским. Она получила название Комиссии составления  законов и провела значительную  подготовительную  работу.  Но  лишь  при  Николае  I удалось развернуть  по-настоящему  и  завершить  систематизацию  российского законодательства.      Николай I, дал установку ничего не менять в праве, а  лишь  привести  в порядок  существующие  нормы.  За  проведением  в  жизнь   этой   директивы, император  наблюдал  лично.  Для  этого  комиссия  была   создана   не   при Государственном  совете,   который   должен   был   заниматься   подготовкой законопроектов, а бала просто  преобразована  во  II  отделение  Собственной канцелярии его императорского  величества.  В  последствии,  когда  уже  был готов Свод законов,  император  учредил  семь  ревизионных  комиссий,  чтобы проверить   тождество   Свода   существующему   законодательству.   Проверка облегчалась тем,  что  каждая  статья  Свода  имела  ссылку  на  источник  – соответствующий акт в Полном собрании законов, с датой и номером.      Успеху  работы  комиссии  способствовал  и  субъективный   фактор:   ее возглавлял  М.М.Сперанский   –   видный   юрист   и   человек   удивительной трудоспособности, впервые привлеченный к кодификационным работам еще в 1808-1809 гг. Сперанский решил организовать работу поэтапно. Сначала он хотел собрать воедино все законы, изданные с момента принятия  Соборного  Уложения,  затем привести их в определенную систему и, наконец, на базе  всего  этого  издать новое Уложение. В таком порядке работа и развернулась.      Сначала преступили к  созданию  Полного  собрания  законов  (ПСЗ).  Оно включило в  себя  все  нормативные  акты  с  Соборного  Уложения  до  начала царствования Николая I, собранные в  хронологическом  порядке.  Таких  актов набралось свыше 50 тыс., составивших 46 толстых  томов.  В  последствии  ПСЗ дополнялось текущим законодательством. Так появилось второе Полное  собрание законов Российской  империи,  охватившее  законодательство  до  1881  г.,  и третье, включившее законы с марта этого года.      ПСЗ все-таки было не совсем полным собранием  законов.        После издания Полного собрания законов, Сперанский преступил ко второму этапу  работы  –  созданию  Свода  законов  Российской  империи.   При   его составлении  исключались  недействующие  нормы,  устранялись   противоречия, проводилась редакционная обработка текста. Кроме того, уже при создании  ПСЗ Сперанский позволял себе редактировать публикуемые законы.      При создании Свода законов М.М.Сперанский исходил из  того,  что  «Свод есть верное изображение  того,  что  есть  в  законах,  но  он  не  есть  ни дополнение их, ни толкование». Однако, по мнению  исследователей  Сперанский неоднократно и сам формулировал новые нормы, не опирающиеся  на  действующий закон, особенно в сфере гражданского права.     В Своде  законов  весь  материал  был  расположен  по  особой  системе, разработанной Сперанским. Если ПСЗ строится  по  хронологическому  принципу, то  Свод  –  уже  по  отраслевому,  хотя   и   не   совсем   последовательно проведенному.      В основу структуры Свода было положено деление  права  на  публичное  и частичное, идущее от западноевропейских буржуазных концепций,  восходящих  к римскому  праву.  Сперанский  только  называл   эти   две   группы   законов государственными и  гражданскими.  Работая  над  Сводом,  Сперанский  изучил лучшие  образцы  западной  кодификации  –  римской,  французский,  прусский, австрийский кодексы, но не скопировал их, а создал собственную  оригинальную систему.      Свод был издан в XV томах, объединенных в 8 книгах. Книга 1-я  включила по преимуществу законы об органах  власти  и  управления  и  государственной службе, 2-я – уставы  о  повинностях,  3-я  –  уставы  казенного  управления (уставы о податях,  пошлинах,  питейном  сборе  и  др.),  4-я  –  законы  о сословиях,   5-я   –   гражданское   законодательство,    6-я    –    уставы государственного  благоустройства  (уставы  кредитных  установлений,  уставы торговые и о промышленности и  др.),  7-я  –  уставы  благочиния  (уставы  о народном продовольствии, общественном призрении и врачебный и  др.),  8-я  – законы уголовные. С самого начала законодатель установил, что эта  структура Свода должна оставаться неизменной, хотя бы менялось  содержания  конкретных законов. Этот принцип соблюдался на всем протяжении истории Свода,  т.е.  до Октябрьской революции, только в 1885  г.  к  Своду  был  добавлен  XVI  том, содержащий процессуальное законодательство.      После издания Свода  Сперанский  мыслил  приступить  к  третьему  этапу систематизации  –  к  созданию  Уложения,  которое  должно  было  не  только содержать старые нормы, но и развивать право. Если  ПСЗ  и  Свод  были  лишь инкорпорацией,  то  создание  Уложения  предполагало  кодификационный  метод работы, т.е. не только соединение старых норм, но и  дополнение  их  новыми. Однако именно этого-то и не хотел император.      Планируя создание Уложения, Сперанский  отнюдь  не  собирался  колебать устои феодализма. Он просто хотел привести законодательство  в  соответствие с требованиями жизни. Новеллы в  праве  должны  были,  по  его  замыслу,  не подорвать, а укрепить феодальный  строй  и  самодержавие,  усовершенствовать его.  Но,  трезво  оценивая  ситуацию,  он  понимал,  что  нужно  пойти   на определенные уступки, чтобы не потерять всего.    Однако  эти  идеи   Сперанского   не   нашли   поддержки.   Работа   по систематизации  остановилась  на  втором  этапе.  Можно  лишь  отметить  как элемент третьего этапа издание в 1845 г. Уложение о наказаниях  уголовных  и исправительных – первого настоящего российского уголовного кодекса.      Разработка Уложения о наказаниях началась сразу  после  создания  Свода законов и велась  первоначально  в  Министерстве  юстиции,  а  затем  во  II отделении Императорской канцелярии. При разработке проекта  был  использован том XV Свода законов. Но авторы Уложения не ограничились российским  опытом. Они  изучили  многочисленные  западноевропейские  уголовные  кодексы,   даже проекты некоторых кодексов.      Проект Уложения и объяснительная записка к нему были готовы к  1844  г. Их размножили для предварительного обсуждения. После рассмотрения проекта  в Государственном совете Уложение было утверждено императором в  августе  1845 г. и введено в действие с 1 мая 1846 г.      Уложение о наказаниях было громадным законом.  Оно  содержало  более  2 тыс. статей, разбитых на  12  разделов,  имеющих  сложную  структуру.  Такая громоздкость закона объяснялась тем, что его авторам не  удалось  преодолеть казуальность,   свойственную   прежним   феодальным   уголовным   сборникам. Законодатель стремился предусмотреть все  возможные  виды  преступлений,  не полагаясь  на  обобщающие  формулировки.  Отчасти  это  объяснялось   низким профессиональным уровнем российских судей, которые не могли  бы  разобраться в  юридических  абстракциях  и,   которым   нужно   было   показать   состав преступления как можно проще и нагляднее.      Впервые в российском законодательстве Уложение содержало  Общую  часть, функции   которой   выполнял   первый   раздел   закона.   Уложение   делило правонарушения на преступления и  проступки,  граница  между  которыми  была проведена  не  слишком  четко.  В  первом  разделе  говорилось  о  вине  как основании ответственности, о стадиях  развития  преступной  деятельности,  о соучастии,  обстоятельствах,  смягчающих  и   устраняющих   ответственность. Военнослужащие не подпадали под действие  Уложения  о  наказаниях.  Для  них существовал изданный в 1839  г.  Военно-уголовный  устав,  заменивший  собой Артикул воинский.      В системе преступлений на первом месте стояли преступления и  проступки против религии, государства, порядка управления, должностные преступления.      Уложения предусматривало обширную  и  сложную  систему  наказаний.  Они подразделялись по разрядам, родам и степеням. Все наказания за  преступления и проступки делились на уголовные и исправительные. К  уголовным  относилось лишение всех прав состояния, соединенное со смертной  казнью,  каторгой или ссылкой. Исправительными наказаниями считались потеря всех особенных  личных и сословных прав и преимуществ, соединенная со ссылкой в Сибирь  или  другие места, заключение в крепости, в смирительном доме,  тюрьме,  кратковременный арест  и  некоторые  другие.   Сохранялся   сословный   принцип   применения наказаний: все  преступники  делились  на  тех,  к  кому  могли  применяться телесные наказания, и на тех, к кому они не  применялись,  предусматривалась такая мера наказания, как лишения сословных прав и привилегий.
Изменение в правовом положении Церкви в конце ХVIII.в первой половине ХIХ в.
Проекты, выработанные в Уложенной комиссии уложения, определили дальнейшее развитие законодательства о церкви: в 1773 г. была провозглашена свобода вероисповедания. При проведении губернской реформы 1775 г. дела о суевериях передавались в совестные суды, с 1782 г. в управы благочиния, подчиненные городским властям. Туда же передавались дела о волшебстве и богохульстве. С 1772 г. отменялись уголовные наказания за ересь. На разборе 1769 г. многих духовных лиц, не имевших должностей священно и церковнослужителей, в возрасте от пятнадцати до сорока лет призвали в армию. Духовенство численно регулировалось по аналогии с государственной бюрократией: в 1786 г. хлебное жалованье было полностью заменено денежным, с 1791 г. началось пенсионное обеспечение священнослужителей. С 1783 г. вступление в духовное звание было закрыто для крепостных, в 1779 г. были отменены телесные наказания для духовных лиц. В начале XIX в. правительство стремится создать собственный идеологический аппарат и окончательно подчинить ему бюрократизированное духовенство. Церковных иерархов предполагалось устранить от управления церковью в центре и на местах, передав управление государственному органу. В 1817 г. создается Министерство духовных дел и народного просвещения. Министру передавались административные функции Синода, устанавливался контроль за его судебной деятельностью. Синод подчинялся Министерству духовных дел. Однако уже в 1824 г. министерство ликвидируется. Во второй четверти XIX в. в ведение обер-прокурора Синода передаются некоторые вопросы, ранее рассматриваемые самим этим органом. В 30-е годы в непосредственное ведение обер-прокурора переходит канцелярия Синода и комиссия духовных училищ. В 1836 г. создаются особая канцелярия обер-прокурора Синода и хозяйственный комитет, подчиненные обер-прокурору. Bсе исполнительные органы Синода оказались подчиненным одном, лицу, а высший орган церковного управления оказался изолированными от местного аппарата, утратившим хозяйственные, финансовые и административные функции перешедшие к светским органам и чиновникам. Государство стремилось организационно и административно подчинить себе церковь, сохранив ее в качестве идеологической системы и центра.
Сословное отечественное законодательство конца ХVIII.в первой половине ХIХ в.
Развитие российского парламентаризма и его особенности: думские проекты 1905г., порядок выборов, структура, компетенция I –IV Государственных дум.
17 октября 1905 г. Царь подписал манифест «Об усовершенство¬вании государственного порядка», в котором даровались политиче¬ские свободы (свобода совести, слова, собраний и союзов) и провоз¬глашался законодательный характер представительного органа - Го¬сударственной Думы. Дума как нижняя палата Парламента рассмат¬ривала и одобряла бюджет, принимала законы. Однако для вступле¬ния их в силу требовалось утверждение Государственного Совета (верхняя палата) и Императора. 23 апреля 1906 г. Царь утвердил в новой редакции Основные государственные законы Российской империи. Они закрепляли создание Государственной Думы, Государственного Совета и Сове¬та Министров. Была устранена характеристика власти Императора как «неограниченной». Тем не менее основные его прерогативы сохранялись. В результате изменений в государственном строе Россия приоб¬ретала некоторые черты конституционной монархии (см. схему 49), что и было закреплено в Основных государственных законах в редак¬ции 1906 г.: была проведена реформа Государственного Совета и принято новое положение о Совете Министров, по которому испол¬нительная власть становилась автономной от главы: государства (двуглавой). Создавался первый опыт российского парламентариз¬ма. Причины учреждения Государственной Думы неразрывно связа¬ны с характером демократической революции 1905 1907 гг. в Рос¬сии, с ее реальной угрозой существованию царизма, тактикой лави¬рования и политической демагогии, которую царизм широко исполь-зовал для борьбы с революцией. Порядок формирования Государственной Думы изложен в схе¬ме 50.  Законе от 3 июля 1907 г. по сравнению с Законом от 11 декабря 1905 г. резко сужался круг избирателей, избирательным правом обла¬дали в основном наиболее имущие слои общества. Юрисдикция местных и общих судебных органов, подсудность гражданских и уголовных дел местным и общим судам определялась «Уставом уголовного судопроизводства», им же определялся порядок обжалования судебных приговоров. В уголовном судопроизводстве в общих судах было три стадии: предварительное следствие, судебное разбирательство и исполнение приговора. Юридические действия, разграничивающие их объем, четко определены законом. Важнейшую проблему на стадии судеб¬ного следствия составляли взаимоотношения судей и коллегии при¬сяжных заседателей. Теория свободной оценки доказательств заменила с 1864 г. в сис¬теме правосудия России теорию формальных доказательств. Новая теория основывалась на положении, что задача суда со¬стоит в поиске объективной истины. Отсюда его решения должны опираться на истинные факты, для чего необходим всесторонний анализ всех имеющихся доказательств без какого-либо вмешательства извне. Мерилом достоверности фактов объявлялось лишь внутреннее убеждение судей.
Изменение формы правления, государственного устройства, политического режима Российской Империи в период думской монархии (1905-февраль 1917гг.).
В начале XX в. Россия представляла собой страну, где самые передовые формы развития капитализма (концентрация производ¬ства, монополистический, финансовый капитал, высокие темпы экономического развития) переплетались с сильными феодальны¬ми пережитками (помещичья собственность на землю, крестьян¬ское малоземелье, сохранение феодальной политической надстрой¬ки - абсолютизма). Это являлось питательной средой для крайнего обострения социальной обстановки, создания в стране революци¬онной ситуации. Русско-японская война 19041905 гг., приведшая к поражению царизма, еще более усилила напряженность. Страна стояла на пороге революции. Она началась после расстрела мирной демонстрации 9 января 1905 г. и в короткий срок охватила всю страну. В ходе револю¬ции возникли Советы как органы руководства забастовочной борь¬бой; в стране происходит образование политических партий, объеди¬нявших различные слои общества. 17 октября 1905 г. Царь подписал манифест «Об усовершенство¬вании государственного порядка», в котором даровались политиче¬ские свободы (свобода совести, слова, собраний и союзов) и провоз¬глашался законодательный характер представительного органа - Го¬сударственной Думы. Дума как нижняя палата Парламента рассмат¬ривала и одобряла бюджет, принимала законы. Однако для вступле¬ния их в силу требовалось утверждение Государственного Совета (верхняя палата) и Императора. 23 апреля 1906 г. Царь утвердил в новой редакции Основные государственные законы Российской империи. Они закрепляли создание Государственной Думы, Государственного Совета и Сове¬та Министров. Была устранена характеристика власти Императора как «неограниченной». Тем не менее основные его прерогативы сохранялись. В результате изменений в государственном строе Россия приоб¬ретала некоторые черты конституционной монархии (см. схему 49), что и было закреплено в Основных государственных законах в редак¬ции 1906 г.: была проведена реформа Государственного Совета и принято новое положение о Совете Министров, по которому испол¬нительная власть становилась автономной от главь: государства (двухглавой). Создавался первый опыт российского парламентариз¬ма.
Общие тенденции развития гражданского права во второй половине Х1Хв. – начале ХХв.
Общие тенденции развития уголовного права, судебный процесс во второй половине Х1Хв. – начале ХХв.
Система уголовного права пореформенного периода строилась на основе «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных», новые редакции которого появились в 1857, 1866, 1885 гг. (в нем предусмат¬ривалось 180 видов наказаний и не менее 2 тысяч составов преступ¬лений). Разработка нового уголовного уложения объяснялась рядом су¬щественных недостатков, содержавшихся в Своде законов. К ним от¬носились: противоречия, формализация, неполнота, неопределен¬ность санкций и отсутствие четкой иерархии наказаний. В 1866 г. делается попытка сочетать «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» с Уставом о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. В редакции 1885 г. Уложение включает более широкий круг актов: законы об оскорблении Государя (1882 г.), о взрывчатых веществах (1882 г.), об отмене работных домов (1884 г.), об изменении паспортного устава (1885 г.), о рабочих и сельскохо¬зяйственных работниках (1886 г.). Однако противоречия, различие организующих принципов и боязнь теоретических обобщений со¬хранились и в этой редакции. Кроме того, в нее проникает «прин¬цип аналогии», дающий право суду дополнять закон в случаях про¬белов в праве. В течение 20 лет разрабатывалось новое уголовное уложение (подготовленное лишь к 1903 г.), а источниками действующего права в этот период были также Уложение о наказаниях, налагаемых миро¬выми судьями (1864 г.), Военно-уголовный кодекс (1875 г.), Военно-морской устав (1886 г.). Вплоть до 1903 г. применялись церковные наказания (покаяние, заточение в монастырь), оказавшие влияние на полицейский устав. Субъектом преступления до 1903 г. могли быть юридические лица, например, крестьянская община. Закон различал следующие категории преступлений: тяжкие пре¬ступления (за которые могли быть назначены смертная казнь, каторга, поселение); преступления (за которые могли назначаться заключение в крепость, тюрьму, исправительный дом); проступки (за которые назна-чались арест, штраф). Закон предусматривал случаи, когда ответствен¬ность за убийство и иные преступления исключалась: когда совершив¬ший деяние действовал во исполнение закона или приказа, с дозволе¬ния власти или осуществляя профессиональные обязанности, в состоя¬нии крайней необходимости или необходимой обороны. Закон разделял умысел на предумышленный и внезапный, умыш¬ленные преступления на совершенные хладнокровно или в состоя¬нии аффекта. Практика Сената часто руководствовалась принципом объективного вменения: достаточно было факта преступления, хотя вина отсутствовала, для применения наказания. По Своду законов наказывалась неосторожная вина (на основании особых постановле¬ний или по усмотрению суда при наличии особых обстоятельств). В Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями преду¬сматривались наказания за неосторожные проступки и преступления, совершенные по небрежности. Покушение на преступление определялось как «действие, кото¬рым начинается приведение злого умысла в исполнение», и наказы¬валось только в случаях, предусмотренных в законе. Свод законов не делил покушения на стадии, но настаивал на уменьшении наказания за покушение в сравнении с законченным преступлением. Уложение 1885 г. подразделяет покушение на законченное и незаконченное и ставит наказание в зависимость от стадии покушения. Виды соучастия по Уложению 1885 г. делились на: скоп, включавший главных виновников и участников и образо-вывавшийся в момент совершения преступного действия; сговор, в котором участвовали зачинщики (интеллектуальные и физические), сообщники (участвующие и согласившиеся), подстре¬катели, пособники; сговор мог быть на совершение нескольких пре¬ступлений, не все его участники являлись исполнителями, при сгово¬ре ответственность наступала и за совершенные действия; шайка, состоящая из главных виновных, сообщников и пособни¬ков. По Уставу о наказаниях, налагаемых мировыми судьями соуча¬стники делились на совершивших деяние, подстрекавших к нему и соучастников. Уложение 1885 г. наряду с соучастием знало понятие попусти¬тельства: сюда относились попустители, укрыватели и недоносители. Возрастной ценз для привлечения к уголовной ответственности определялся в семь лет. Наказания смягчались в применении к пре¬ступникам, не достигшим 18-летнего возраста. Наказания делились на: главные (смертная казнь, поселение, заключение в исправитель¬ный дом, крепость, тюрьму, арест, штраф); дополнительные (лишение всех или особенных прав состояния, звания, титулов, семейных прав, права на участие в выборах, права заниматься определенной деятельностью, помещение в работный дом, конфискация имущества); заменяющие (принудительное лечение, опека). В Уложении 1885 г. предусматривалась смертная казнь через по¬вешение. Каторга назначалась на срок от четырех до двадцати лет или бессрочно. Ссылка имела 30 степеней: от года до четырех лет в разные районы страны (по степени удаленности от центра). Заключение в ис¬правительный дом могло продолжаться от полутора до шести лет, тю¬ремное заключение от двух месяцев до двух лет, арест от одного дня до шести месяцев. К уголовным и исправительным наказаниям (общим, особен¬ным, дополнительным, главным) не относились меры полицейского воздействия. Уложение 1885 г. предусматривало ряд других мер: отда¬ча под надзор, высылка за границу, запрещение жить в определенных местах, выговор, розги. Принятый в 1876 г. «Устав о пресечении преступлений» в значи¬тельной степени смешивал полицейскую власть с судебной, в практи¬ке такая тенденция была еще более очевидной. Так, в областях уси¬ленной или чрезвычайной охраны арест, секвестр (приостановка хо¬зяйственной деятельности, арест имущества без конфискации) и штрафы налагались в административном, а не судебном порядке. Сельские общества передавали своих «порочных» членов земским начальникам и государственным органам для применения к ним тю¬ремного заключения и ссылки. В целом же система преступлений в своей основе сохранялась прежней, включая 11 родов и 37 степеней. В 1903 г. вступило в силу новое Уголовное уложение, которое со¬стояло из 37 глав и 687 статей. Число составов преступлений было сокращено в нем до 615. Уложение давало формальное определение преступления: «Дея¬ние, воспрещенное законом во время его учинения, под страхом его наказания». Принцип аналогии отвергался: «нет преступления, нет наказания без указания на то в законе». Уложение принимало трех¬членное деление: тяжкое преступление, преступление, проступок. Субъектом преступления было лицо, достигшее десятилетнего возраста (вменяемое и физическое). Законодатель предусматривал ситуацию «уменьшенной» вменяемости, относящейся к лицам в возрас¬те от десяти до семнадцати лет. Новое Уложение в отличие от старого не делило умысел на за¬ранее обдуманный и внезапно возникший. Неосторожность под¬разделялась на преступную небрежность (преступник не предвидел последствий, хотя мог и должен был их предвидеть) и преступную самонадеянность (предвидел наступление последствий, но легко¬мысленно предполагал их предотвратить). Приготовление к престу¬плению (приобретение или приспособление средств для приведения в исполнение преступного умысла) наказывалось лишь в случаях, указанных законом. Добровольный отказ от преступления исключал наказание. Покушение на преступление (действие, которым начина¬ется исполнение преступного умысла, но не доведенное до конца по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного) наказыва¬лось в случаях, предусмотренных законом (при покушении на тяж¬кое преступление во всех случаях). Соучастниками признавались лица, действующие заведомо сообща или согласившиеся на совер¬шение деяния, учиненного несколькими лицами. Закон давал оп¬ределение исполнителя, подстрекателя и пособника. При соверше¬нии проступка наказывался только исполнитель, участие в сообще¬стве и шайке наказывалось особо. В Уложении преступная неосторожность не наказывалась, а не¬осторожные проступки наказывались только в случаях, предусмот¬ренных законом. Уложение предусматривало три типа неосторожно¬сти: тяжелая, средняя, легкая. Предусматривалось наказание за голый (прямой) умысел в разряде государственных преступлений, за угрозу (даже нереальную) поджога. Приготовление к преступлению наказывалось, если приобретение средств для совершения преступления само по себе являлось неза¬конным или было связано с угрозой лицу или обществу. Впервые давалось определение пространства действия закона: он распространялся на всю территорию России, одинаково на всех лиц, на ней пребывающих. Система наказаний была упрощена, все наказания делились на главные, дополнительные и заменяющие. В Уложении предусмат¬ривались восемь родов главных наказаний и восемь родов дополни¬тельных. Сословная принадлежность преступника и жертвы учиты¬валась судом при определении наказания (предложение отменить сословный критерий было отвергнуто Государственным Советом). Смертная казнь совершалась через повешение, публичная не при¬менялась к лицам моложе семнадцати и старше семидесяти лет. Приговоренные к смертной казни лишались всех прав состояния и иных прав. Каторга назначалась без срока или на срок от четырех до пятнадцати лет, ссылка назначалась без срока, но с правом дос-рочного освобождения за хорошее поведение. Заключение в кре¬пость назначалось на срок до шести лет, в тюрьму до двух лет, арест на срок до шести месяцев, помещение в исправительный дом до восьми лет. Вступление в силу Уложения было отложено, но в действие по¬степенно вводились главы и статьи, содержавшие новые составы политических преступлений. Законом 1904 г. были введены в действие статьи о бунте против верховной власти, о государственной измене, о смуте. Судебный проиесс в пореформенный период включал новые принципы и институты, которые были выработаны в ходе судебной реформы 1864 г.: бессословность суда, процессуальное равенство сто¬рон, обеспечение защиты и участие присяжных заседателей, свобод¬ная оценка доказательств, принятие презумпции невиновности (нет виновного, пока не будет доказана виновность), отделение судебного процесса от административного вмешательства. Вместе с тем в судебном процессе и позже сохранялись сущест¬венные черты старого судопроизводства, особенно это касалось мест¬ных судов. В мировом суде рассмотрение дел осуществлялось в упрощенном порядке без разделения на стадии, и в нем соединялись следователь, обвинитель и судья. Здесь допускалось примирение сторон, чему дол¬жен был способствовать сам судья. В качестве доказательств в миро¬вом суде признавались: показания истцов, ответчиков, потерпевших, свидетелей; письменные доказательства; присяга; показания околь¬ных людей (соседей, знакомых, односельчан). В волостных судах еще более ярко проявился сословный, специ¬альный порядок судопроизводства. В общих судах предварительное следствие осуществляли следова¬тели под надзором прокуроров или членов судебных палат, дознание по полицейским делам вели жандармы. На этой стадии участие защи¬ты не допускалось. Следственные материалы после предъявления их обвиняемому направлялись прокурору. Тот составлял обвинительный акт и направлял его в судебную палату. Палата выносила определение о предании суду. Затем дело переходило на рассмотрение окружного суда с присяжными (дело без присяжных сразу направлялось проку¬рором в окружной суд). В судебном заседании присутствовали три члена суда, секретарь суда (в суде присяжных двенадцать постоянных и двое запасных заседателей). Допускался отвод судей. Права судей и заседателей объ¬являлись равными. Судебное следствие начиналось с оглашения обвинительного за¬ключения, затем производились допрос обвиняемого, свидетелей, проверка иных доказательств. Завершалось судебное следствие заключительными прениями -речами прокурора (или частного обвинителя) и защитника или объ¬яснениями подсудимого. До вынесения вердикта прокурор не мог касаться вопроса о мере наказания. Вердикт присяжных о виновности или невиновности подсуди¬мого предшествовал вынесению приговора. Председатель суда вручал старшине присяжных опросный лист и давал наставление. Присяж¬ные принимали решение большинством голосов. При вынесении вердикта присяжные не имели права пользоваться материалами дела в совещательной комнате. После вынесения вердикта (обвинитель¬ного) прокурор делал заключение о мере наказания. Защитник вы¬двигал возражения, затем последнее слово предоставлялось подсуди¬мому. Действия, признанные заседателями, не могли опровергаться подсудимым и защитником. Затем коронный суд в совещательной комнате определял меру наказания. Если суд признавал, что присяжными осужден невинов¬ный, дело передавалось на слушание нового состава присяжных (их решение было окончательным). Приговоры окружных судов с присяжными заседателями и при¬говоры судебных палат считались окончательными. Они могли быть обжалованы или опротестованы (прокурором) в кассационном порядке в Сенат. Приговоры Сената и Верховного уголовного суда (с 1872 г. Особого присутствия Сената) могли отменяться только в порядке по¬милования Императором. Приговоры окружных судов без участия присяжных считались неокончательными и могли быть обжалованы в апелляционном порядке в судебную палату, вступившие в законную силу приговоры исполнялись полицией. В гражданском процессе принципы устности, публичности и со¬стязательности проявились особенно широко. Гражданские дела начинались с подачи искового заявления, на которое ответчик мог дать свои возражения. Стороны привлекали адвокатов и законных пред¬ставителей, допускалось примирение сторон: выдвинутые обстоя¬тельства доказывала заинтересованная сторона. По окончании слу¬шания суд оглашал резолюцию по делу, а окончательное решение со¬общалось в течение двух недель. Решение могло быть обжаловано в судебную палату в течение четырех месяцев. Дальнейшее развитие гражданского судопроизводства было от¬мечено возложением на него некоторых фискальных функций: в 1882 г. на суды возлагается решение дел о пошлинах с безвозмездно при¬обретенных имуществ, в 1889 г. - дела о пошлинах с наследства. В 1866 г. в сферу гражданского судопроизводства были включены дела об акционерных компаниях, в 1867 г. - об ипотеке, в 1868 г. дела о межевых спорах и несостоятельности. В 1881 г. из гражданского судопроизводства были произведены существенные изъятия по делам об убытках, причиненных высшими должностными лицами, к 1891 г. значительно сужена гласность граж¬данского судопроизводства. Изменения в судебном процессе, происходившие в начале XX в., своими корнями уходили в постреформенный период. Законодатель после периода контрреформ вновь вернулся на путь либерализации судебного процесса. Уже в 1885 г. была отменена публичная казнь, в 1886 г. расширяется право присяжных в процессе они получают возможность вновь участвовать в постановке вопросов (раньше это делал только коронный суд). С 1899 г. в судебных палатах вводится обязательное назначение защитника. В 1909 г. в русском законода¬тельстве появляется институт условно-досрочного освобождения, с 1910 г. время, проведенное арестованным в предварительном заклю¬чении, стало зачитываться в срок заключения. В 1913 г. суду предос¬тавляется право восстановления в правах, или реабилитации.
Судебная система, понятие, классификация преступления, виды судебного наказания во второй половине Х1Хв. – начале ХХв.
Закон различал следующие категории преступлений: тяжкие пре¬ступления (за которые могли быть назначены смертная казнь, каторга, поселение); преступления (за которые могли назначаться заключение в крепость, тюрьму, исправительный дом); проступки (за которые назна-чались арест, штраф). Наказания делились на: главные (смертная казнь, поселение, заключение в исправитель¬ный дом, крепость, тюрьму, арест, штраф); дополнительные (лишение всех или особенных прав состояния, звания, титулов, семейных прав, права на участие в выборах, права заниматься определенной деятельностью, помещение в работный дом, конфискация имущества); заменяющие (принудительное лечение, опека). В 1903 г. вступило в силу новое Уголовное уложение, которое со¬стояло из 37 глав и 687 статей. Число составов преступлений было сокращено в нем до 615. Уложение давало формальное определение преступления: «Дея¬ние, воспрещенное законом во время его учинения, под страхом его наказания». Принцип аналогии отвергался: «нет преступления, нет наказания без указания на то в законе». Уложение принимало трех¬членное деление: тяжкое преступление, преступление, проступок. В Уложении преступная неосторожность не наказывалась, а не¬осторожные проступки наказывались только в случаях, предусмот¬ренных законом. Уложение предусматривало три типа неосторожно¬сти: тяжелая, средняя, легкая. Предусматривалось наказание за голый (прямой) умысел в разряде государственных преступлений, за угрозу (даже нереальную) поджога. Приготовление к преступлению наказывалось, если приобретение средств для совершения преступления само по себе являлось неза¬конным или было связано с угрозой лицу или обществу. Впервые давалось определение пространства действия закона: он распространялся на всю территорию России, одинаково на всех лиц, на ней пребывающих. Система наказаний была упрощена, все наказания делились на главные, дополнительные и заменяющие. В Уложении предусмат¬ривались восемь родов главных наказаний и восемь родов дополни¬тельных. Сословная принадлежность преступника и жертвы учиты¬валась судом при определении наказания (предложение отменить сословный критерий было отвергнуто Государственным Советом). Смертная казнь совершалась через повешение, публичная не при¬менялась к лицам моложе семнадцати и старше семидесяти лет. Приговоренные к смертной казни лишались всех прав состояния и иных прав. Каторга назначалась без срока или на срок от четырех до пятнадцати лет, ссылка назначалась без срока, но с правом дос-рочного освобождения за хорошее поведение. Заключение в кре¬пость назначалось на срок до шести лет, в тюрьму до двух лет, арест на срок до шести месяцев, помещение в исправительный дом до восьми лет.
Экстраординарные методы и формы государственного регулирования в период первой мировой войны 1914- 1917гг.
С началом мировой войны стала осуществляться милитаризация государственного аппарата. Были созданы органы управления воору¬женными силами - Ставка Верховного главнокомандующего, воен¬но-полевой аппарат штабы фронтов, армий. В первый период войны создаются общероссийские общественные организации Всероссийский земский союз и Всероссийский город¬ской союз. В ходе войны их функции расширились, они стали заведо¬вать снабжением армии всем необходимым. В 1915 г. оба союза были объединены в Главный комитет по снабжению армии (Земгор). Его уполномоченные были в губерниях, уездах, городах, а также на фронте. В августе 1915 г. образуются военно-промышленные комитеты во главе с Центральным военно-промышленным комитетом. Они зани¬мались мобилизацией промышленности на период войны, содейст¬вием правительственным органам в снабжении армии. Тогда же правительство создает ряд особых совещаний. Это были правительственные учреждения под председательством отдельных министров, имевшие целью усилить регулирующее влияние на воен¬ную экономику. Но бюрократический аппарат самодержавия не справился с вы¬росшими масштабами управления страной в чрезвычайной ситуации войны. Летом 1915 г. была предпринята попытка введения демокра¬тического контроля Думы за работой правительства и превращения ее в законодательный орган. Царь предложения большой группы депу¬татов о проведении по существу демократической реформы категори¬чески отклонил. Последний шанс демократических реформ был упу¬щен. Ставка была сделана на репрессивные методы, которые и при¬вели Россию к очередной революции и разгулу террора. Вновь созданные полугосударственные и негосударственные ор¬ганы управления еще больше запутывали и без того громоздкую сис¬тему государственного аппарата. Война с Германией обусловила милитаризацию экономики Рос¬сии. Государственное регулирование экономики приобрело чрезвы¬чайные формы. Правительство стало осуществлять курс, разделяемый большей частью российской буржуазии, на победу в войне и моби¬лизацию капитала. Происходило сокращение посевных площадей и товарооборота, финансовые трудности были связаны с резким повы¬шением налогов, увеличением эмиссии и государственных займов. Транспортные затруднения правительство пыталось регулировать пу¬тем создания межведомственных комиссий. Мобилизация капитала вызывала противоречия между различ¬ными группами правящего класса, поэтому государство взяло на себя инициативу по созданию новых организационных форм управления промышленностью и финансами, пытаясь согласовывать различные социальные интересы.



Приложенные файлы

  • doc 8908413
    Размер файла: 507 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий