Ландшафтоведение. Семинарские и практические заня¬тия.

УДК 911.2(07) БЕК 26.82 Н62
Рецензенты: д-р геогр. наук Э. П. Романова,
канд. геогр. наук Н. Г. Украинцева
Николаев В. А.
Н62 Ландшафтоведение. Семинарские и практические занятия. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 2000. -94с. I8ВN 5-211-04242-5
Рассмотрена тематика семинарских и практических занятий по курсу "Ландшафтоведение", читаемому в Московском университете на первом году обучения. Она включает важнейшие разделы курса: структурный анализ и синтез природных геосистем, классификационное и картографическое моделирование ландшафтов, научно-методические основы территориального ландшафтного планирования.
Пособие предназначено для студентов и преподавателей географических факультетов университетов.
УДК 911.2(7) ББК 26.82
I8ВN 5-211-04242-5
© Московский государственный университет, 2000
ПРЕДИСЛОВИЕ
Курс "Ландшафтоведение" читается на географическом факультете Московского государственного университета во втором семестре первого года обучения. Общий объем курса 54 часа. Из них 36 часов отведено на лекции, 18 часов - на семинарские и практические занятия.
В настоящем учебном пособии рассматриваются разделы курса, которые нуждаются в углубленной теоретической проработке на семинарских и практических занятиях. Всего предложено пять тем и связанных с ними практических заданий.
Первые две темы посвящены изучению структуры природных ландшафтов. Главное внимание сосредоточено в них на двух основополагающих понятиях классического ландшафтоведения:
а) природного территориального комплекса (природной гео системы);
б) морфологической структуры ландшафта.
Эти понятия отражают системные представления о целостности и иерархическом строении ландшафтной оболочки.
Третья и четвертая темы касаются проблем классификации и картографирования ландшафтов. Разработка систематики природных геосистем и картографических моделей входит в число главных задач региональных ландшафтных исследований.
В пятой теме занятий изложены основы учения о культурных ландшафтах, обоснованы принципы и методы территориального ландшафтного планирования.
Задания включают: ландшафтный синтез на основе сопряжения природных компонентов, ландшафтный анализ дистанционных аэрокосмических материалов, классификационное и картографическое моделирование ландшафтов, решение учебных ланд-шафтно-экологических задач.
3
Тема I. ЕДИНСТВО ЗЕМНОЙ ПРИРОДЫ -ИДЕЙНЫЙ БАЗИС ЛАНДШАФТОВЕДЕНИЯ
1.1. Из истории представлений о природной целостности
С незапамятных времен в сознании людей укоренилось представление о целостности окружающего мира. Античные мыслители воспринимали его как великий порядок, именуемый Космосом, который противостоит разрушительной стихии хаоса. Одним из первых теоретиков единого, системно организованного космоса выступил Платон (IV век до н. э.). Во Н-111 веках до н. э. идеи о системном устройстве мира уже прочно утвердились. Понятие "система" было введено в научный обиход философами-стоиками: в Древней Греции Зеноном и Хрисиппом, в Древнем Риме - Сенекой и Марком Аврелием. Природа виделась им и как высшая мудрость, воплощенная в системно организованном единстве. Философы-стоики утверждали, что целое не сводимо к простой сумме слагающих его частей; оно всегда качественно новое, особенное.
Однако в последующие века развитие научной мысли пошло по пути расчленения природы на ее составные части и изучения каждой из них в отдельности. Научный анализ стал превалирующим, затмив на время системный подход. По-видимому, такой путь развития науки был неизбежен, так как стало очевидно, что для понимания природы как целого необходимы знания о ее составляющих. Эволюция естествознания уподобилась так называемому герменевтическому кругу*, в котором после общего восприятия целою следует анализ его частей, а затем выполняется их синтез с возвращением к пониманию целого на основе данных анализа. Если
* Герменевтика - учение о понимании, толковании чего-либо; использовалось до ме;швнего времени главным образом в гуманитарных науках, ныне получило общенаучное признание.
так, то рано или поздно следовало ожидать возврата к системному синтезу, но на более высоком витке развития научной мысли.
Вопреки господству в научных исследованиях механистических подходов^ философы ХУП-ХУШ веков - Б. Спиноза (1632-1677), Г. В. Лейбниц (1646-1716), И. Кант (1724-1804) и др., убеждали в своих трудах, что сущность сложно организованных объектов не исчерпывается простым набором элементов. В главном она зависит от тех связей, которыми эти элементы объединяются в систему. Родоначальник немецкой классической философии И. Кант в своем исследовании "Критика чистого разума" (1781) рассматривает природу как совокупность явлений, которые "находятся во всепроникающей связи друг с другом благодаря некоторому принципу причинности" и образуют "динамическое целое" в пространстве и времени [18, с. 398].
К середине XIX века в науках о природе стала остро ощущаться нехватка знаний о сложных системах, не познаваемых путем разложения на элементарные части. В географической науке одними из первых осознали это требование времени великие ученые-мыслители, основоположники современной географии А. Гумбольдт (1769-1859), К. Риттер (1779-1859), В. В. Докучаев (1846-1903). Каждый из них понимал, что география, распавшись на множество отраслевых дисциплин, подчас никак не связанных между собой, исчезает как единая наука. Целостному природному миру предлагается неадекватное ему, раздробленное, мозаичное отражение, состоящее из сведений об отдельных земных телах и явлениях, изолированных друг от друга. Такая расчлененная картина мира искажала его системную суть.
Пытливый исследователь, неутомимый путешественник, ученый-энциклопедист А. Гумбольдт на склоне лет трудился над многотомным сочинением "Космос". На первых же страницах труда он сформулировал свою доктрину: "... природа есть единство во множестве, соединение разнообразного через форму и смешение, есть понятие естественных вещей и естественных сил как понятие живого целого" [12, с. 2-3].
Его знаменитый современник и соотечественник, необыкновенный эрудит К. Риттер возродил понятие система применительно к земной природе и географии. В своем курсе "Общее землеведение" [36] он активно внедряет представления о ландшафте как необходимом синтезирующем звене в физической географии.
1
Но, пожалуй, наиболее убедительно звучат для нас мысли В, В. Докучаева, высказанные им в 1898 г. по поводу дезинтегрированного состояния естествознания в конце XIX века и необходимости создания синтезирующей науки о природе: "Изучались, главным образом, отдельные тела, - минералы, горные породы, растения и животные, - и явления, отдельные стихии, - огонь (вулканизм), вода, земля, воздух, в чем ... наука и достигла ... удивительных результатов, но не их соотношения, не та генетическая, вековечная, и всегда закономерная связь, какая существует между силами, телами и явлениями, между мертвой и живой природой, между растительными, животными и минеральными царствами, с одной стороны, человеком, его бытом и даже духовным миром - с другой. А между тем, именно эти соотношения, эти закономерные взаимодействия и составляют сущность познания естества, ядро истинной натурфилософии, - лучшую и высшую прелесть естествознания. Они же ... должны лежать в основе и всего склада человеческой жизни со включением даже мира нравственного и религиозного..." [14, с. 317-318]. В. В. Докучаев призывает изучать "всю единую, цельную и нераздельную природу, а не отрывочные ее части"* [13, с. 224].
Говоря современным языком, В. В. Докучаев видел сущность познания естества, концептуальное ядро новой интеграционной науки о природе в изучении сложных, системно организованных объектов, какими являются природные и природно-антропогенные ландшафты.
Все, к чему призывал наш великий соотечественник, не было только общей фразой. Свои идеи он всегда стремился воплотить в жизнь. Наиболее ярко эта черта его научной деятельности проявилась в работе "Наши степи прежде и теперь" (1892), написанной в год страшного голода, постигшего Россию из-за засухи. В этом труде сконцентрированы основные идеи, принципы, направления современного ландшафтоведения. Главные среди них:
а) анализ компонентов природы как единого целого;
б) изучение не только естественной, но и антропогенной эво люции природы;
* Курсив автора. -. В. Н.
в) исследование как природных, так и природно-хозяйствен- ных комплексов;
г) естественноисторическое (сейчас бы мы сказали - геоэкологическое) обоснование системы мероприятий по созданию культурных ландшафтов, знаменующее зарождение созидательно-конструктивного ландшафтоведения [13].
Спустя более века после В. В. Докучаева мы убеждаемся в том, что своими трудами он на многие десятилетия вперед "запрограммировал" развитие ландшафтоведения как эколого-геогра-фической науки.
В дальнейшем ее укрепляли и совершенствовали многие талантливые российские естествоиспытатели XX века. Среди них: Г. Н. Высоцкий (1865-1940), Г. Ф. Морозов (1867-1920), Л. С. Берг (1876^1950), Б. Б. Полынов( 1877-1952),В. II. Сукачев(1880-1967), Л. Г. Раменский (1884-1953), Н. А. Солнцев (1902-1991), Д. Л. Арманд (1905-1976), В. Б. Сочава( 1905-1978),Ф. Н. Мильков(1918-1996), В, С. Преображенский (1918-1998), А. Г. Исаченко (род. 1922) и другие. Все они исповедовали принцип системного единства, целостности природы.
В одной из работ Б. Б. Полынов пишет: "То замечательное направление в географической науке, которое определяет ее будущее значение как синтетического естествознания, следует назвать ландшафтным направлением. ... ландшафт мы должны рассматривать не только как эффект взаимодействия природных процессов, но и как систему, осуществляющую работу этого взаимодействия. Из этого последнего положения вытекает методологическое следствие о необходимости применения исторического метода в учении о ландшафтах" [31, с. 474, 509]. Таким образом, перед ланд-шафтоведением ставилась задача изучения не только свойств ландшафтов, но также факторов, их обусловивших в ходе ландшафтной эволюции, и природных процессов, происходящих в ландшафтах. Иными словами, предусматривалась необходимость пространственно-временного анализа ландшафтов. В итоге была углублена и модифицирована известная формула В. В. Докучаева "факторы -свойства", применявшаяся им в почвенно-географических исследованиях. В ландшафтоведении она приобрела иной вид: факторы - эволюция - свойства - процессы.
Подводя итог краткому историческому обзору, отметим, что в эпоху перехода к системному мышлению, которым было охваче-
7
но все естествознание на рубеже Х1Х-ХХ веков, география активно участвовала в решении общенаучных методологических проблем. Обосновав учение о ландшафте, географы внесли достойный вклад в становление системной парадигмы.
1.2. Главные понятия классического ландшафтоведения:
ландшафтная оболочка, природный территориальный комплекс, ландшафт
Что же представляет собой наука, именуемая ландшафтове-дением? Каковы объекты, изучением которых она занимается? В чем специфические свойства ландшафтных объектов? Какое пространство и какое время следует считать ландшафтным?
Ответы на эти принципиальные вопросы не так просты. Они могут быть достаточно лаконичны, но в то же время требуют немалых пояснений, дополнений, а порой и новых исследований.
Наиболее общими определениями могут быть признаны:
а) ландшафтоведение - наука о ландшафтной оболочке Земли и ее структурных элементах;
б) ландшафтоведение - наука о природных и природно-антропогенных ландшафтах, их генезисе, эволюции, структуре, динамике, функционировании;
в) ландшафтоведение наука о ландшафтах как ресурсовоспроизводящих и средообразующих географических системах, обеспечивающих существование человечества.
Вероятно, можно продолжить перечень определений. Все они характеризуют нашу науку с различных позиций, но не противоречат, а дополняют друг друга.
До сих пор дискуссионным остается вопрос о границах ландшафтного пространства. На этот счет географам пока не удалось выработать единую точку зрения. Однако большинство сходятся на том, что критерием обособления ландшафтного пространства должна быть наблюдаемая в нем и свойственная только ему глубочайшая интеграция всех состояний вещества, характерных для земной поверхности: абиогенного - твердого, жидкого, газообразного - и качественно совершенно особого - живого. Поэтому ландшафтное пространство занимает ту контактную позицию в географической оболочке, в которой наиболее тесно смыкаются, пронизывают друг друга, осуществляют взаимный обмен веществом и энергией литосфера, атмосфера, гидросфера и биосфера. Если пер-
вые три составляющие большей своей частью выходят далеко за пределы контактного ландшафтного пространства, то последняя, т. е. биосфера, основной своей массой сконцентрирована именно в нем. Ландшафтное пространство облекает всю нашу планету. Будучи трехмерным (объемным) образованием, оно вместе с тем имеет "пленочный", пограничный характер, т. е. распластано по земной поверхности.
Качественно охарактеризовав ландшафтное пространство, мы подошли к пониманию особого земного тела - ландшафтной оболочки (сферы). Согласно Ф. Н. Милькову, ландшафтная сфера в составе географической оболочки образует центральный, очень тонкий слой, который но насыщенности органической жизнью "... представляет собою биологический фокус географической оболочки Земли. ... Ландшафтная сфера - место трансформации солнечной энергии в различные виды земной энергии, среда, наиболее благоприятная для развития жизни.... Ландшафтная сфера - это совокупность ландшафтных комплексов, выстилающих сушу, океаны и ледниковые покровы" [23, с. 14-15]. При непосредственном участии или под контролем живых организмов здесь происходит множество процессов энерго-массообмена, результатом которых становятся специфичные ландшафтные тела, которые не могут возникнуть и существовать в каких-либо иных условиях. Это растительный покров и животный мир, почвы, коры выветривания, осадочные горные породы (в том числе, многие полезные ископаемые гипергенного происхождения), ландшафтные воды и приземный (ландшафтный) воздух.
Особо подчеркнем, что ландшафтная оболочка в ходе своей длительной эволюции породила человечество, на протяжении тысячелетий была колыбелью его цивилизации и ныне является сферой обитания человека и объектом его труда. Со временем ландшафтная оболочка стала антропогенной, техногенной и, наконец, как считали А. Гумбольдт, В. И. Вернадский, П. Флоренский, -интеллектуальной и духовной.
Каковы вертикальные границы ландшафтной оболочки? Нижний рубеж принято ограничивать зоной проникновения вглубь земной коры процессов гипергенного преобразования горных пород под воздействием атмосферы, гидросферы и живых организмов (по А. И. Перельману) [30]. В зоне гипергенеза образуются почвы,
^
коры выветривания, осадочные горные породы, грунтовые воды. Для наземных ландшафтов нижней границей обычно признается горизонт грунтовых вод. Что касается вопроса о верхних рубежах ландшафтного пространства (оболочки), то решить его нелегко. Для этого необходимо определить ту толщу приземного слоя воздуха, которая насыщена, пропитана вещественно-энергетическими потоками самого ландшафта. Условно предлагается ограничивать эту толщу первыми сотнями метров нижней части тропосферы. В ней содержатся большая часть водяного пара, продуцируемого ландшафтом, аэрозоли твердых и жидких веществ, основная масса живых организмов аэробиосферы, в том числе аэропланктон.
В итоге мы приходим к заключению, что ландшафтная оболочка, хотя и является относительно малой.по объему частью географической оболочки, но наиболее сложно организованной, гетерогенной, энергетически самой активной и наиважнейшей в экологическом отношении. В обобщенном виде ее определение может быть следующим: ландшафтная оболочка - тонкий приземный (приповерхностный) слой географической оболочки, ее "сердцевина ", представляющая зону контакта и активного энерго-массо-обмена литосферы, атмосферы, гидросферы и биосферы, питаемую лучистой энергией Солнца и .энергией внутриземного происхождения, сферу наивысшего сгущения жизни на Земле, зарождения, развития и современного существования человечества и земной цивилизации. В масштабе всей планеты ландшафтная оболочка выглядит как тонкая живая "кожица" на теле Земли - контактная пленка, земной планетарный экотон.
Помимо понятия "ландшафтная оболочка", в классическом ландшафтоведении закрепились и стали профилирующими понятия-термины природный территориальный комплекс (ПТК) и ландшафт. Они отображают объекты исследования ландшафтоведения, толкуя их как природные единства. Термином ПТК принято обозначать ландшафтно-географические объекты любой размерности: от небольшого верхового болота среди тайги или отдельного песчаного бархана в пустыне до целой физико-географической страны (например, Восточно-Европейской, Западно-Сибирской или Кавказской) и даже всей ландшафтной оболочки. ПТК-ландшафтное понятие, однозначно интерпретируемое практически во всех трудах ландшафтоведов как совокупность взаимосвязанных при-
10
родных компонентов (литогенной основы, воздушных масс, природных вод, почв, растительности и животного мира) в форме территориальных образований различного иерархического ранга.
Иное дело - понятие "ландшафт", до сих пор одределяемое по-разному. Главное, что объединяет различные трактовки, так это признание за ландшафтом его природного единства, целостности, а также понимание ландшафта как структурного элемента ландшафтной (в иных трудах - географической) оболочки Земли. В московской университетской ландшафтной школе ландшафт понимается как ПТК региональной размерности. Ландшафты как региональные природные единства, закономерно сочетаясь в пространстве, образуют такие крупные физико-географические системы, как физико-географические провинции и страны, зональные ландшафтные области. В свою очередь, ландшафты состоят из более мелких структурных элементов - ПТК локальной размерности.
Этимология (происхождение) слова "ландшафт" такова: ланд-земля; шафт- суффикс, обозначающий некое сочленение, соединение; в русском языке соответствует суффиксу "ств" - например, единство, содружество, соседство и т. п. Как видно, этимология термина говорит о том, что ландшафт - не просто земля, а совокупность земель (земельных участков). Будучи внутренне неоднородным, ландшафт состоит из нескольких взаимосвязанных земельных массивов, образующих территориально организованное целое. В немецкой географической литературе указанным термином, как правило, обозначают ландшафты, преобразованные хозяйственной деятельностью человека. Иных в Центральной Европе практически нет. В России, напротив, сохранилось еще немало природных ландшафтов. Поэтому целесообразно особо пояснять, о каких ландшафтах идет речь - природных (естественных) или природно-антропогенных. В дальнейшем мы еще раз вернемся к определению понятия "ландшафт".
1.3. Системная парадигма и ландшафтоведение
Парадигма (греч. рагайе1§тпа) - это совокупность теоретических и методологических установок, определяющая общий стиль научного мышления и практику конкретных исследований на том или ином этапе развития науки.
Зародившаяся на рубеже Х1Х-ХХ веков системная парадигма стала естественной реакцией на засилие редукционизма в на-
11
1
уке. Однако широкое, осознанное внедрение системных идей и подходов в естественнонаучные исследования началось с середины XX века. Этому в значительной мере способствовали два важных события: а) появление общей теории систем, главным создателем которой стал Л. Берталанфи; б) зарождение науки об управлении, связях и переработке информации - кибернетики, основателем которой считается Н. Винер. С тех пор системный подход, получил всеобщее признание, а понятие система - множество взаимодополняющих толкований.
Чаще других находим следующее определение: "Система -совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях между собой и образующих определенную целостность, единство " [43, с. 427]. Ключевыми словами в определении являются: элементы, связи, целостность. В числе важнейших свойств системы необходимо отметить следующие:
а) наличие структурных элементов, взаимосвязанных между собой; каждый из них может существовать в системе только пото му, что получает что-то от других элементов; такая связь элемен тов возможна лишь тогда, когда элементы качественно неоднород ны; закон необходимого разнообразия - один из важнейших в тео рии систем;
б) целостность системы, несводимость ее к простой сумме составляющих элементов, обладание новым качеством (эмерджен- тностью); через тысячелетия до нас дошел афоризм Аристотеля: целое больше суммы его частей; точнее сказать, целое не больше и не меньше суммы частей, оно иное, новое; закон целостности сле дует считать первым среди других системных законов;
в) взаимодействие со средой в качестве особого, самостоя тельного единства посредством прямых и обратных (положительных и отрицательных) связей; кибернетический закон обратной связи;
г) иерархичность структуры, когда система, состоящая из под чиненных структурных элементов, сама выступает элементом выше стоящей, объединяющей системы; закон системной иерархичности.
Если взглянуть на состояние теории и методологии классического ландшафтоведения 50-60-х годов, то можно убедиться, что перечисленные системные свойства, безусловно, находили место в анализе и характеристиках ПТК. Откликаясь на зов времени, ландшафтная география активно осваивала новую парадигму. Процесс
12
этот был для нее вполне естественным, спонтанным, так как еще со времен В. В. Докучаева утвердилось понимание природы, и собственно ландшафта, как целостного, системно организованного единства.
Значительную веху в становлении системного ландшафтоведения представляют работы В. Б. Сочавы 60-70-х годов. На первых же страницах своего итогового труда "Введение в учение о геосистемах" (1978) он писал: "Основная теоретическая задача, которую поставил перед собой автор, - обеспечить возможность системного подхода в физической географии, подготовить ее сердцевину - ландшафтоведение - к восприятию системных идей, показать целесообразность системной концепции в географии" [41, с. 13]. В 1963 г. В. Б. Сочавой был введен термин-понятие "геосистема". Геосистема (географическая система) определялась как "земное пространство всех размерностей, где отдельные компоненты природы находятся в системной связи друг с другом и как определенная целостность взаимодействуют с космической средой и человеческим обществом" [41, с. 292]. Это определение впитало в себя важнейшие общенаучные представления о системах, привязав их к объектам ландшафтных исследований. Взамен уже широко признанного понятия ПТК было предложено понятие геосистема. Тем самым подчеркивалась необходимость перехода ландшафтоведения на системные рельсы.
Важно подчеркнуть, что геосистемы являются открытыми, находящимися в постоянной вещественно-энергетической связи с внешней средой. Этой средой для них служат глубинные структуры земной коры, атмосфера (выше приземного слоя воздуха), внеземной космос, геосистемы более высокого ранга и ландшафтная оболочка в целом, наконец, современный социум с его мощной техникой. Главные энергетические источники, обеспечивающие существование и функционирование природных геосистем, также находятся за пределами ландшафтной оболочки. К экзогенным источникам относится лучистая энергия Солнца и космическое излучение. В числе эндогенных (теллурических) сил отметим земное тяготение (потенциальную гравитационную энергию), тектонические движения земной коры (включая землетрясения и вулканизм), силу вращательного движения земного шара, а также поток внут-риземного тепла. Что касается биогенной энергии, то она есть не что иное, как трансформированная лучистая энергия Солнца.
13
1.4. Природные компоненты и факторы
Термином "компонент" обозначают некую составляющую системного целого. Природные компоненты - это основные составные части природного территориального комплекса (природной геосистемы), взаимосвязанные процессами обмена веществом, энергией, информацией. Каждый компонент материален, представляет собой определенную вещественную субстанцию.
Природными компонентами являются: литогенная - геолого-геоморфологическая основа (верхняя часть земной коры в пределах зоны гипергенеза и рельеф ее поверхности), приземные воздушные массы, природные воды, почвы, растительность и животный мир. Иногда, помимо названных, в число природных компонентов включают снежный покров и льды, которые, по сути дела, представляют собой природные воды в особых фазовых состояниях.
Со времен В. В. Докучаева все природные компоненты принято было разделять на так называемую "мертвую" и "живую" природу. Теперь их группируют в три подсистемы. Совокупность неорганических природных компонентов - литогенная основа, воздушные массы, природные воды ("мертвая" природа) - образует геоматическую (геому) подсистему; растительность и животный мир ("живая" природа) - биотическую (биоту) подсистему. Почвы рассматриваются как промежуточная или биокосная (органо-ми-неральная) подсистема.
Каждый природный компонент обладает своими неповторимыми свойствами, изменяющимися в ландшафтном пространстве-времени. Различают свойства вещественные (например, минералогический состав горных пород, газовый состав воздуха, гумусированность почв), энергетические (например, температура воздуха, энергия водного потока, запасы питательных элементов в почве), информационные.
Об информации следует сказать особо. Информация - одно из важнейших понятий кибернетики. Различают информацию структурную и трансляционную (передаваемую). Структурная информация свойственна данному объекту и характеризует его структурное устройство; она представляет собой меру упорядоченного разнообразия системы, меру сложности ее организации. Структурную информацию природных компонентов можно видеть:
а) в закономерном сочетании форм рельефа (балочно-увалис- того, холмисто-котловинного, ложбинно-гривистого);
б) в чередовании напластований горных пород, слагающих местность (глинистых сланцев, известковистых песчаников, мер гелей, свойственных флишевым толщам);
в) в мозаичной пятнистости (комплексности) почвенного и растительного покрова (очень характерной, например, для полупу стынной зоны).
Смены сезонов, подсезонов и погод в течение климатического года тоже могут рассматриваться как структурная информация о состоянии воздушных масс того или иного района. В этом случае следует говорить не о пространственной, а о временной структурной информации. Трансляционной называется информация, передаваемая от одного объекта к другому.
Вещественные, энергетические, информационные свойства природных компонентов выступают в геосистеме в качестве факторов, обеспечивающих их взаимодействие. В общенаучном плане фактор понимается как движущая сила какого-либо процесса, явления. Природными факторами в связи с этим называют те свойства природных компонентов, а также внешней природной среды, которые оказывают определенное влияние на другие природные компоненты и на геосистему в целом.
Наиболее сильными природными факторами, определяющими обособление одной природной геосистемы от другой, их структурную и функциональную специфику, принято считать рельеф земной поверхности, ее геологическое строение, местный климат, обводненность (гидроморфизм) терригории, характер растительного покрова. Эти факторы действуют внутри ландшафтной оболочки и потому относятся к категории внутренних ландшафтооб-разующих факторов.
Но так как природные геосистемы являются открытыми, на них оказывают воздействие факторы внешней среды. К внешним факторам ландшафтогенеза относятся макроклимат, глубинные тектонические структуры и тектонические движения земной коры, вещественно-энергетические влияния смежных или отдаленных природных геосистем (например, селевые потоки, низвергающиеся вниз по долинам вплоть до подножья гор; пыльные бури, зародившиеся в пустыне и достигающие оазисов предгорий; абразион-

14
15
но-аккумулятивная деятельность моря на побережье). Географическое положение геосистемы, ландшафта - особый внешний фактор. Он называется позиционным. Его анализ необходим для понимания роли и места геосистемы среди других. Характеристика любого ландшафта обязательно начинается с оценки его географического положения, его позиции в системе объемлющих ландт шафтно-географических единиц.
1.5. Межкомпонентные связи
Ландшафт способен существовать только при условии "движения через него потока вещества, энергии и информации" [34, с. 118]. Вещественные, энергетические и информационные свойства природных компонентов теснейшим образом взаимосвязаны и отдельно друг от друга в природе не существуют. Поэтому вещественно-энергетический и информационный обмен между компонентами и геосистемами в целом немыслим в их раздельности. Однако в ходе ландшафтного анализа удается различать его виды.
Можно привести немало примеров вещественно-энергетических связей в ландшафте. Начнем с самого простого: горный речной поток, порожденный атмосферными осадками и таянием высокогорных нивально-гляциальных покровов, низвергается вниз по ущелью, благодаря потенциалу гравитационной энергии горного рельефа, который был создан тектоническим вздыманием страны. Размывая скальные породы и обломочный материал осыпей и обвалов, поток превращает их в валунно-галечный аллювий. Его водная масса насыщается влекомым, взвешенным и растворенным материалом. Одновременно происходит жидкий, твердый и ионный сток. Ущелье со временем превращается в террасированную долину. В деятельности горного потока интегрируются многие факторы абиотической природы горного ландшафта: поверхностный сток, атмосферные осадки, снежно-ледовые покровы, горный рельеф, слагающие ландшафт горные породы.
Особенно ярко межкомпонентные вещественно-энергетические связи прослеживаются в биогеохимическом (малом биологическом) круговороте, наиболее важном в превращении ландшафта в целостную геосистему. Растительность выступает в нем самым активным компонентом. Недаром В. Б. Сочава назвал ее критическим компонентом ландшафта. Непременными и незаменимыми факторами жизни растений служат, как известно, свет, тепло, воз-
16
I
дух, вода и элементы минерального питания. Даже из простого их перечня видно, что для существования растительного покрова необходимы все природные компоненты ландшафта. Под биологическим круговоротом понимается сложный циклический, многоступенчатый процесс. Он включает поступление химических элементов (С, К, О, Са, К, М§, Ка, Р, 8, 81, С1, Ре и др.) из почвы, воды и воздуха в живые организмы главным образом в зеленые растения и превращение их под воздействием лучистой энергии Солнца в ходе фотосинтеза в сложные органические соединения. Ежегодно на Земле образуется около 170 млрд т первичного органического вещества. При этом усваивается 300-320 млрд т СО, из воздуха и выделяется около 200 млрд т свободного кислорода.
Часть созданного растениями-продуцентами биогенного вещества-энергии используется в трофических цепях животными. В результате минерализации растительного опада и отмерших организмов происходит возвращение химических элементов в среду: почвы, воздух и воду. Этот круговорот вещества и энергии почти замкнут. Малая доля отмершей органики захороняется или выносится за пределы геосистемы путем вещественно-энергетического обмена с ландшафтной средой. Примерно 0,004% годичной биологической продукции резервируется. Живое вещество выступает как аккумулятор солнечной энергии. В итоге за многие миллионы лет в ландшафтной оболочке накопились большие запасы свободной биогенной энергии (каустобиолиты, почвенный гумус), исчисляемые в л-1032ккал. Однако в настоящее время человечество за одни только сутки расходует столько ископаемого органического топлива, сколько его откладывалось когда-то в среднем за 300-350 лет.
Информационные связи в ландшафтах прослеживаются как в пространстве, так и во времени. Суть их состоит в передаче территориального и временного упорядоченного разнообразия одним природным компонентом другому компоненту, и наоборот. Таким образом, компоненты как бы стремятся запечатлеть свою пространственно-временную организацию в других компонентах и геосистеме в целом. В отношении пространственной организации очень сильное информационное давление на другие природные компоненты оказывает литогенная основа. Разнообразие горных пород, а главное, неровности рельефа дневной поверхности находят соот-
17
1
ветствующее отражение в пространственной смене почвенного и растительного покрова, водного режима и микроклимата. Как территориально дифференцирована литогенная основа, так в главных чертах устроен в плане и ландшафт в целом.
Классическим примером информационного влияния рельефа на ландшафт является известное правило предварения В. В. Алехина (1882-1946), известного геоботаника, профессора МГУ. Согласно правилу предварения, на склонах северной экспозиции развивается растительность более северных зон, подзон, а на склонах южной экспозиции - более южных. В лесостепной зоне, например, склоны долин и балок, обращенные на север, как правило, заняты широколиственными лесами, а склоны южной экспозиции -степными ценозами.
В информационных ландшафтных связях можно видеть аналогию с известным принципом симметрии П. Кюри (1859-1906), согласно которому симметрия причины сохраняется в симметрии следствия. Если в указанной формуле вместо слова "симметрия" поставить слово "организация", то она в полной мере будет характеризовать суть трансляционной информации в ландшафте.
Межкомпонентные связи в ландшафте не являются абсолютно жесткими. Они носят вероятностный характер. Природные компоненты обладают некоторой степенью свободы в своем поведении. Благодаря этому, ландшафт может более или менее пластично реагировать на возмущающие импульсы внешней среды. До определенных пороговых нагрузок он способен оставаться относительно устойчивым. Н. Винер писал, что ".. .любое строение выдерживает нагрузку только потому, что оно не является стопроцентно жестким" [10, с. 309]. Сравнивая ландшафт с другими природными системами, А. И. Перельман говорил: "По степени совершенства связей ландшафт сильно уступает таким системам, как кристаллы, атомы, организмы. Ландшафт - это система не только с другой природой связей, но и с более "расшатанными" связями, более слабой интеграцией" [30, с. 6-7].
К тем определениям ландшафтоведения как науки, которые были уже даны, можно добавить еще одно: ландшафта ведение -наука о внутриландшафтных и межландшафтных системных связях. Знание таких связей позволяет обоснованно решать многие проблемы природопользования.
!.6. Вертикальная струю-ура природной геосистемы
Взаимосвязанные-природные компоненты образуют вертикальную структуру геосистемы. Она обладает замечательной закономерностью, которую можно назвать ландшафтной стратификацией. Все геосистемы - будь то наземные, подводные или водные - стратифицированы, т. е. распадаются по вертикали на ряд ландшафтных слоев - геогоризонтов. Каждый геогоризонт отличается от других преобладанием в своем составе тех или иных природных тел - геомасс: аэральных, водных, снего-ледо-вых, биогенных, биокосных, минеральных и др. Иными словами, геогоризонты образованы из той вещественной субстанции, которой располагают природные компоненты. Важнейшим фактором, обусловливающим ландшафтную стратификацию, является гравитационный. Представления о геогоризонтах были разработаны Ю. П. Бялловичем [7] и развиты впоследствии в трудах Н. Л. Беручашвили [6].
Геогоризонты можно рассматривать как подсистемы вертикального разреза ("слоеного пирога") природной геосистемы. Существует их иерархия. Выделяются геогоризонты нескольких порядков. Геогоризонтами первого порядка в наземных геосистемах являются (снизу вверх): литогидрогенный (горизонт грунтовых вод); литогенный (толща горных пород в пределах зоны гипергене-за); биопедогенный - биокосный (почвенный горизонт с органикой, которая его насыщает, включая корни растений); аэрально-био-генный (наземная часть растительного покрова, животный мир, приземный воздух); аэральный (нижняя часть тропосферы).
Названные геогоризонты разделяются на. слои (г еогоризон-ты) более низких порядков. Известно, например, что в лесном фитоценозе выделяются ярусы: древостоя, кустарниковый, травянистый, моховой. Морфологический профиль почв также распадается на горизонты А, В, С. Толща поверхностных отложений может состоять из нескольких слоев покровных и коренных отложений. Грунтовые воды тоже стратифицированы: сверху могут плавать линзы пресной воды, а ниже их будут подстилать более тяжелые минерализованные воды.
Таким образом, геогоризонт - структурный элемент (подсистема) вертикального профиля природной геосистемы, обладающий специфичной геомассой и сформированный определенным

18
19
I
природным компонентом или (чаще) их сочетанием. Вертикальная структура геосистемы -это состав и вертикальные (радиальные) связи слагающих ее природных компонентов, представленных упорядоченной последовательностью геогоризонтов. Иными словами, вертикальная структура природной геосистемы подчиняется закону ландшафтной стратификации.
Каждая элементарная геосистема обладает своей вертикальной структурой. Закономерно сменяясь в пространстве, они образуют горизонтальную структуру ландшафта, анализу которой посвящен следующий раздел пособия.
Вопросы семинара
Проблема единства природы в истории естествознания.
Ландшафтная оболочка, ее характерные свойства в срав нении с другими земными сферами.
Понятия "природный территориальный комплекс" и "при родная геосистема".
Этимология термина "ландшафт".
Общенаучные представления о системах; геосистемная концепция в ландшафтоведении.
Природные компоненты ландшафта и их связи.
Вертикальная структура природной геосистемы.
Задание I
Ландшафтный синтез на основе сопряжения природных компонентов
Студентам предлагается произвести ландшафтный синтез вертикальной структуры зональных геосистем, характерных для различных районов Евразии, Африки и Южной Америки.
В качестве исходного материала представлены: списки природных зон (подзон) с их климатическими показателями, имеющими региональную привязку, которая должна быть определена в ходе решения задания, перечни географических районов, природных компонентов и характерных сельскохозяйственных культур. Списки географических районов с их литогенной основой, водных режимов, почв, коренной растительности, возделываемых сельскохозяйственных культур намеренно составлены не в зонально-географическом, а в алфавитном порядке.
Пользуясь этой информацией студенты должны подобрать такие совокупности природных компонентов, которые в природе находятся во взаимной связи, образуя зональные геосистемы.
Задание выполняется на матричном (табличном) бланке, в котором по строкам синтезируются зональные геосистемы, а в столбцах фигурируют все названные выше показатели. В каждой строке матрицы преподаватель заполняет в качестве исходной позиции синтеза какую-либо одну клетку. Эта клетка может быть выбрана в любом из столбцов. Все остальное должен заполнить студент. Обозначения в клетках матрицы даются в числовом виде в соответствии с порядковыми номерами тех или иных показателей в соответствующих списках.
Предпочтительнее выполнять задание на занятиях в аудитории, а не в домашних условиях. Оно рассчитано на мобилизацию студентами I курса географических знаний, полученных еще в средней школе. В качестве подсобных материалов могут быть использованы географические атласы [48,58], обзорные ландшафтные карты [50, 57] и региональные ландшафтные монографии [15, 17].
Возможно выполнение задания в виде контрольной работы, когда студент не имеет права пользоваться какими-либо посторонними источниками информации.
Образец задания (А) и его выполнения (Б) приводится ниже.
Исходные данные Природные зоны (подзоны) и их климатические показатели*
I. Арктическая тундра I = -15...-18; 1, = 5...7; У. = 0; г = 310 - 320; Е = 175; К = 1,8.
1 *-* 110
II. Южная тундра
I, = -18...- 20; 12 = 11... 12; ^ ,ю = 500; г = 360; Е = 225; К = 1,6.
III. Южная тайга
I = -12...-14; 1„= 17...18;2ИО= 1750-1800; г = 680-700;Е = 500;К = 1,4.
* Климатические показатели: средние температуры воздуха. °С (^ - самого холодного месяца, I, - самого теплого месяца); 2), - сумма температур за период со средними суточными значениями выше 10°С; г - среднее годовое количество атмосферных осадков, мм; Е - средняя годовая испаряемость, мм; К -коэффициент увлажнения, отношение годовых осадков к испаряемости.

20
21
I =
I =
I. =
IV. Смешанные леса = -11; 12 = 18; ^ ч = 2000 - 2100; г = 600 - 620; Е = 550; К = 1,1.
V. Широколиственные леса = -10; 12 = 19; % ^= 2200; г = 670 - 680; Е = 580; К = 1,1-1,2.
VI. Лесостепь = -8...- 9; 12 = 20; ^ ,ю= 2500; г= 630; Е= 660; К = 0,9.
VII. Северная (умеренно засушливая) степь =" -7...- 9; 12 = 22; ^ ,ю= 3000; г= 550; Е= 850; К= 0,6-0,7.
VIII. Южная (сухая) степь = -11...- 13; 12 = 23; ^ Чо = 3100; г = 380-400; Е = 900; К = 0,45.
IX. Полупустыня = -12...- 13; 12 = 24...25; ^ ^ = 3300; г = 300; Е = 1000; К = 0,3.
X. Северная (суббореальная) пустыня
= -11...-. 12; 12 = 24; ^ ^ = 3600; г = 180; Е = 1300; К = 0,15.
XI. Южная (субтропическая) пустыня
= 2...3; ,12 = 30; ^ , = 5000; г = .120-130; Е = 2000-2100; К = 0,06.
XII. Влажнолесные субтропики = 4...5; 12= 23...24; ^ ^= 4000; г = 1000-1200; Е= 1000; К = 1,2.
XIII. Субтропические степи-прерии
= 10; 1,= 23...24; ^ = 6000; г= 1000; Е= 1000; К= 1.
XIV. Тропическая пустыня
13; I, = 30; ^ ,ю = 8500; г = 10; Е = 3500; К = 0,003.
XV. Субэкваториальные переменновлажные леса 19...20; ц = 30; % ^ = 9500; г = 1500-1600; Е = 1500; К = 1,0-1,1.
XVI. Субэкваториальная саванна 24; 17 = 32; ^ , = ЮЗОО; г = 600; Е = 3400-3500; К = 0,17.
- <10 '
XVII. Экваториальные дождевые леса
= 26; I, = 28; ^ , = 9800; г = 2000; Е = 1000; К = 2,0.
Географические районы и литогенная основа ландшафтов
Амазония - аллювиальные и древнеаллювиальные (плас товые) низменные и возвышенные песчано-глинистые равнины,
Африка, Судан - озерно-аллювиальная глинисто-песчаная равнина впадины оз.Чад.
Бетпак-Дала - аридно-денудационное пластовое суглини стое плато.
Большеземельская тундра - моренная низменная равнина с многолетнемерзлыми грунтами.
Валдайская возвышенность - моренная возвышенная равнина.
Индостан, плато Чхота-Нагпур - денудационное цоколь ное плато с ферраллитной корой выветривания.
Каракумы (южная часть) - эоловая барханно-грядовая пес чаная равнина.
Низкое Саратовское Заволжье - эрозионно-аккумулятивная (сыртовая) низменная равнина.
Новая Земля - морские террасы с многолетнемерзлыми песчано-глинистыми грунтами.

Окско-Донская равнина (южная часть) - моренно-эрози- онная низменная равнина с покровом лёссовидных суглинков-
Приволжская возвышенность (средняя часть) - эрозион- но-денудационная возвышенная пластовая равнина с фрагментар ным плащом лёссовидных суглинков.
Прикаспийская низменность (северная часть)- древне- морская низменная суглинистая равнина.
Сахара - аридно-денудационное каменистое.плато (хамада).
Смоленско-Московская возвышенность - моренная вс-з- вышенная равнина с плащом покровных суглинков.
Среднерусская возвышенность (северная часть) - эрози- онно-денудационная возвышенная равнина с плащом лёссовидных суглинков.
Черноморское побережье Кавказа (район Сочи) - склад- чато-эрозионные предгорья на глинистых сланцах и песчаниках с фрагментарной сиаллитной (каолинитовой) корой выветривания.
Южная Америка, Пампа - аккумулятивная лёссовая низ менная равнина.
23
Водные режимы
Аридный 4. Периодически промывной
Мерзлотный 5. Промывной
Непромывной 6. Промывной, периодически
водозастойный
Почвы
Арктическая суглинистая.
Брюнизем (черноземовидная почва).
Дерново-подзолистая суглинистая.
Желтая, красно-желтая ферраллитная глинистая.
Желтозем глинистый.
Красно-бурая супесчано-суглинистая.
Красно-желтая ферраллитная глинистая.
Песчано-пустынная.
Подзолистая глееватая суглинистая.

Пустынно-тропическая каменистая.
Светло-каштановая суглинистая в комплексе с солонцами.
Серая лесная суглинистая.
Серо-бурая суглинистая.
Темно-каштановая суглинистая.
Тундрово-глеевая суглинистая.
Чернозем выщелоченный суглинистый в сочетании с тем но-серой лесной суглинистой.
Чернозем обыкновенный суглинистый.
Коренная растительность
Вечнозеленые многоярусные леса с лианами и эпифита ми (гилей).
Дерновиннозлаковая сухая степь.
Дубовые, дубово-липовые широкотравные леса.
Еловые зеленомошные и зеленомошно-черничные леса.
Злаковая саванна с акацией, баобабом, веерной пальмой.
Злаково-разнотравная луговая степь в сочетании с дубо выми лесами.
Злаковые высокотравные прерии.
24

Листопадно-вечнозеленые муссонные леса (из сала, тика, сандала, баньянов, зарослей бамбука).
Моховые и лишайниковые сообщества с карликовой бе резкой, низкорослыми ивами и кустарничками (брусникой, багуль ником, голубикой).

Полынно-злаковая пустынная степь в комплексе с солян- ково-полынными галофитными сообществами.
Полынно-солянковая пустыня.
Разнотравно-злаковая степь.
-13. Фрагментарный, полигонально дифференцированный мохово-лишайниковый покров, с участием криофильных трав и пленкой водорослей на поверхности почв.
Фрагментарный (приуроченный к понижениям рельефа) растительный покров из ксерофитных злаков, колючих подушко- видных кустарников, акаций.
Широколиственно-еловые леса с лещиной в подлеске.
Широколиственные леса (из дуба, каштана, платана, гра ба) с вечнозеленым подлеском (из самшита, лавровишни, рододен дрона).
Эфемеровые белосаксаульники, джузгунники, сообщества песчаной акации.
Возделываемые сельскохозяйственные культуры
Подсолнечник
Просо
Пшеница

Рис
Рожь
Сахарная свекла
Сахарный тростник
Финиковая пальма
Хлопчатник
Цитрусовые
Чайный куст
Ячмень
25
Арахис
Банан
Бахчевые (арбузы, дыни)
Виноград
Какао
Картофель
Каучуконосы
Кокосовая пальма
Кофе
10. Кукуруза
1.1. Лен-долгунец 12. Овес
I
Образец задания (А) и его выполнения (Б)

Природные
Географиче-
Вод-
Поч-
Корен-
Возделываемые

зоны и их
ские районы и
ные
вы
ная
сельскохозяйст-

климатиче-
литогенная
режи-

расти-
венные культуры

ские
основа ланд-
мы

тель-


показатели
шафтов


ность


IV







2








15







16







3


Природные
Географиче-
Вод-
Поч-
Корен-
Возделываемые

зоны и их
ские районы и
ные
вы
ная
сельскохозяйс т-

климатиче-
литогенная
режи-

расти-
венные культуры

ские
основа ланд-
мы

тель-


показатели
шафтов


ность


IV
14
5
3
15
6, 11, 12,15, 17, 24

XVI
2
4
6
5
10, 20, 1, 21

II
4
2
15
9


XII
16
5
5
16
4, 22, 23

IX
12
1
11
10
3, 14,15, 24

Тема II. ПРИРОДНЫЕ ГЕОСИСТЕМЫ 11.1. Иерархия геосистем
Параллельно с представлениями о единстве окружающего нас мира зародилась идея о том, что мир мозаичен, состоит из множества взаимосвязанных структурных элементов. В античные времена принцип атомизма был положен в основу учения о дискретном (прерывистом) строении материи. Наряду с простейшими единицами - атомами, признавалось существование неких структурных блоков, разномасштабных микро-, мезо- и макроскопических материальных систем. Об этом догадывались древнегреческие атомисты Левкипп и Демокрит, а позже писали Платон и Аристотель.
26
Зернистое и одновременно блочное видение устройства мира нашло впоследствии отражение во всех естественных науках. Были разработаны иерархические шкалы объектов - от простейших до самых сложных. В геологии такая иерархия объектов исследования включает (снизу вверх): кристаллы - минералы - горные породы - геологические формации - тектонические структуры разных порядков - земную кору - земной шар в целом. В геоморфологии по размерности различают формы нано-, микро-, мезо-, макро-и мегарельефа. Биология оперирует следующей иерархией: молекула - клетка - ткань - орган - организм - биоценоз - биом - био-стром - биосфера.
Ландшафтная оболочка также подчиняется закону иерархической организации слагающих ее частей. В ее структуре участвуют природные геосистемы различных пространственно-временных масштабов. От самых крупных и долговечных образований океанов и континентов до малых и очень изменчивых, подобных песчаной отмели на речном берегу или каменистой осыпи у подножия горного склона. От мала до велика они составляют многоступенную систему таксонов, именуемую иерархией природных геосистем.
Из признания факта соподчиненности разноранговых геосистем проистекает методологическое "правило триады ", согласно которому каждая природная геосистема должна изучаться не только сама по себе, но обязательно как распадающаяся на подчиненные структурные элементы и одновременно как часть вышестоящего природного единства.
Предложено несколько вариантов таксономической классификации природных геосистем. Разумеется, все они представляют собой лишь приближенное отражение реальной действительности. В табл. 1 демонстрируется одна из подобных классификаций. По предложению Э. Неефа [24] и В. Б. Сочавы [41] многоступенную иерархию природных геосистем принято членить на три крупных отдела: планетарный, региональный и локальный.
На первый взгляд иерархия геосистем воспринимается как модель пространственной организации ландшафтной оболочки. На самом деле суть ее'глубже. В ней видится диалектическое единство ландшафтного пространства-времени. Каждая вышестоящая в иерархии природная геосистема является по отношению к нижестоящим объемлющей не только пространственно, но и историчес-
27
1
ки, эволюционно, как более древняя по возрасту. При этом иерархическая соподчиненно сть перерастает в пространственно-временную, структурно-эволюционную. Например, зональная область (природная зона в пределах физико-географической страны) обычно древнее слагающих ее ландшафтов. А ландшафты долговечнее своих морфологических единиц.
Таблица 1 Иерархия природных геосистем
Геосистемные уровни
Иерархические таксоны геосистем
Планетарный
Ландшафтная оболочка Географические пояса Континенты, океаны Субконтиненты
Региональный
Физико-географические:
страны;
области;
провинции;
районы;
ландшафты
Локальный
Морфологические единицы ландша фта:
местности;
урочища;
подурочища;
фации
11.2. Локальные геосистемы - морфологические единицы ландшафта
Элементарной единицей морфологической структуры ландшафта принято считать природную геосистему ранга фации. Разумеется, признание ее простейшей составляющей ландшафта в определенной мере условно. Но основания, чтобы считать ее ландшафтным "атомом", достаточно веские. Они вытекают из самого понятия фации.
В географическую литературу термин фация был введен в 30-е годы Л. Г. Раменским [32]. К тому времени этим термином уже около столетия пользовались геологи. Фацией они называли пачку
28
осадочной горной породы, отличающуюся одинаковой литологией и сходными органическими остатками. Нередко фацией обозначали не только относительно гомогенные геологические тела, но и физико-географические условия, в которых они образовались. По аналогии с геологическим пониманием фации Л. Г. Раменский предложил использовать термин в ландшафтоведении. Фацию он рассматривает как мельчайшую единицу ландшафта, вся территория которой характеризуется однотипным происхождением и экологическим режимом несоответственно, одинаковой биотой. Несколько позже термин "фация" для использования в том же смысле был рекомендован Л. С. Бергом. После того как Н. А. Солнцевым была разработана теория морфологии ландшафта [40], представление о фации как элементарной природной геосистеме получило всеобщее признание.
Фация - единственная природная геосистема, отличающаяся полной гомогенностью. На всей занимаемой ею площади вертикальная структура геогоризонтов одинакова. В характеристике слагающих фацию природных компонентов рефреном звучит признак однородности, однотипности. По Н. А. Солнцеву, в пределах фации "... сохраняется одинаковая литология поверхностных пород, одинаковый характер рельефа и увлажнения, и один биоценоз " [1, с. 14].
Однако ландшафтное пространство, согласно общему системному закону необходимого разнообразия, структурно дифференцировано. Полная природная однородность сохраняется на местности лишь на очень небольших участках. Поэтому размеры фаций невелики. В равнинных условиях их площадь колеблется от 10-20 м2 до 1-3 км2. В горах она еще меньше. Всюду прослеживается территориальная связь фаций с нано- и микрофо'рмами рельефа, либо элементами последних.
Дробной фациальной дифференциацией отличаются, например, полупустынные ландшафты Прикаспийской низменности. На глинистой древнеморской плоскозападинной равнине господствует трехчленный ландшафтный комплекс. В его составе фации: а) микрозападин - лугово-степные закустаренные с лугово-кашта-новыми почвами; б) микросклонов к западинам - пустынно-степные полынно-злаковые со светло-каштановыми солонцеватыми почвами; в) межзападинных микроповышений - пустынные солян-ково-полынные с солонцами солончаковыми. Поразительно, но смена этих контрастных по своей природе фаций происходит на
29
расстоянии всего 10-15 м, а амплитуды относительных высот микрорельефа не превышают 25-30 см.
Фации, связанные друг с другом горизонтальными вещественно-энергетическими потоками, образуют объемлющие геосистемы. В отличие от межкомпонентных вертикальных (радиальных) связей, межфациальные связи называют латеральными (или боковыми). Они могут быть обусловлены различными факторами - гравитационными силами, переносом воздушных масс, биогенной миграцией вещества и т. д. В результате фации интегрируются сразу в несколько различных по своей природе и генезису объемлющих геосистем, что приводит к полиструктурности ландшафтного пространства. Теоретические представления о ландшафтной полиструктурности были изложены в трудах К. Г. Рамана и В. Н. Солнцева. Суть их заключается в признании возможного сосуществования в одном и том же ландшафтном пространстве сразу нескольких разнородных геосистемных образований.
В классическом ландшафтоведении фации рассматриваются как структурные элементы природных геосистем ранга урочища и подурочища. Эти фациальные связки обусловлены в первую очередь их местоположением в пределах одной мезоформы рельефа. Отсюда проистекает не простое топогенное соседство фаций, а генетическая и функциональная сопряженность их. Если урочищам, как правило, соответствуют целостные формы мезорельефа (холм, балка, котловина, бархан), то подурочищам - элементы (грани) этих форм (вершина, склоны, подножье холма; склоны и днище балки и т. п.). Таксон ранга урочища признан одной из важнейших морфологических единиц ландшафта. Подурочище - единица факультативная. Дифференциация природных геосистем на уровне подурочища чаще всего происходит в районах с достаточно расчлененным рельефом.
Термин урочище введен в научный обиход Л. Г. Раменским [32]. Он заимствован из народного языка, в котором обозначает местность, отличающуюся по своей природе от окружающей территории. Так, на Сатинском учебно-научном полигоне географического факультета МГУ в бассейне средней Протвы путем опроса старожилов было установлено множество местных природных урочищ: Дубница, Соколиха, Серебряный луг, Баскаков лес, Черненов-ка, Журавка, Песьянская пустошь и др. В научной литературе приня-
то более строгое определение понятия урочища. Закрепилось то, которое было предложено Н. А. Солнцевым: "Урочищами называются природные территориальные комплексы, представляющие закономерно построенную систему генетически, динамически и территориально связанных фаций или их групп (подурочищ); обычно урочища формируются на основе какой-либо одной мезоформы рельефа и являются важной составной частью ландшафта" [1, с. 16-17]. Типичные урочища равнинных ландшафтов: балка с байрачным лесом; моренный холм, залесенный темнохвойной тайгой; степная сопка; луговый лиман среди степи; такыр в пустыне и т. п.
Что касается понятия "географическая местность", то оно не получило до сих пор достаточно четкого определения в ландшафтной литературе. В самом общем виде, в качестве географической местности рассматривается "...наиболее крупная морфологическая часть ландшафта, характеризующаяся особым вариантом сочетания основных урочищ данного ландшафта" [1, с. 20]. Дополняя приведенное определение, следует подчеркнуть, что географическая местность всегда сопряжена не с одной мезоформой рельефа, а морфогенетической совокупностью их. Важнейшими интегрирующими факторами для местности служат позиционное единство в рамках того или иного элемента макроформы рельефа и связанный с ним парагенезис слагающих ее урочищ. На возвышенных равнинах европейской России в лесостепной зоне выявляются следующие местности: плакорная лугово-степная; склоновая при-долинная с нагорными дубравами и овражно-балочной сетью; надпойменно-террасовая боровая; пойменная лесолуговая. Географическая местность служит связующим звеном между локальными геосистемами ранга урочищ, подурочищ и ландшафтом. В ходе конкретных исследований не всегда удается провести четкую грань между собственно ландшафтом и географической местностью.
11.3. Природный ландшафт
В первом разделе пособия была показана целесообразность использования понятия "ландшафт" для обозначения сложно организованных природных и природно-антропогенных геосистем региональной размерности. В московской университетской ландшафтной школе эта позиция в трактовке ландшафта всегда оставалась ключевой. Использование понятия ландшафта как геосистемною

30
31
индивидуума региональной размерности обеспечивает возможность проведения таких важных научных операций, как ландшафтная классификация, систематика, картографирование, прикладные оценки, ландшафтное проектирование и прогнозирование.
Подобно многим другим научным объектам, природный ландшафт в ходе его всестороннего исследования получал различные определения [29]. Большинство из них являются взад-модополняющими.
По П. А. Солнцеву, ландшафт - это генетически однородный природный территориальный комплекс, имеющий одинаковый геологический фундамент, один тип рельефа, одинаковый климат и состоящий из свойственного только данному комплексу набора динамически сопряженных и закономерно повторяющихся урочищ. Говоря о генетической однородности ландшафта, ее следует понимать сугубо относительно, главным образом при сравнении ландшафта с вышестоящими, более сложно организованными и еще более гетерогенными природными геосистемами. Сам же по себе ландшафт внутренне неоднороден, на что обращал внимание еще Л. Г. Раменский. Он состоит из закономерно сочетающихся фаций, урочищ, местностей различного происхождения. Таковы, например, внутриландшафтные сопряжения: а) холмистых моренных равнин с темнохвойными лесами, песчано-боровых долинных зан-дров и заболоченных низин в таежной зоне восточно-европейского Севера; б) степных увалов и балок с байрачными лесами на возвышенностях степной зоны; в) навеянных барханно-бугристых полуобнаженных песков и дефляционных солончаковых котловин в пес-чано-эоловой пустыне и т. п. Парагенезис и функциональная (латеральная) сопряженность разнородных урочищ внутри ландшафта - важнейшая черта его системного единства.
Немного в ином ракурсе видится ландшафт А. Г. Исаченко. Он считает нужным кратко определить его как "генетически еди-!гую геосистему, однородную по зональным и азональным признакам и заключающую в себе специфический набор сопряженных локальных геосистем" [16, с. 111]. В отличие от Н. А. Солнцева, А. Г. Исаченко акцентирует внимание на зональной и азональной однородности ландшафта. На этом основании он приходит к заключению о том, что ландшафт следует считать узловой единицей во всей иерархии природных геосистем.
32
В обоих определениях ландшафта лишь косвенным образом затрагивается вопрос о его геосистемной размерности. В. Б. Соча-ва, напротив, на первое место ставит этот признак: "ландшафт -наиболее крупная таксономическая единица топологической размерности и наименьшее подразделение региональной размерности" [41]. Иными словами, ландшафт, по его мнению, находится на стыке локальных и региональных геосистем.
Разумеется, в кратких определениях, которыми обычно пытаются охарактеризовать ландшафт, невозможно отразить все многообразие его свойств как геосистемы. В связи с этим возникает желание дать и другие определения, представляющие этот сложной природный объект с различных сторон. Главными, на наш взгляд, могут быть следующие.
Природный ландшафт - геосистема региональной размерности, состоящая из взаимосвязанных генетически и функционально локальных геосистем, сформировавшаяся на единой морфост-руктуре в условиях местного климата.
Ландшафт - территориально организованная геосистема; его морфологические элементы (фации, урочища, местности) закономерно сменяют друг друга в пространстве, образуя определенного типа текстуру (рисунок) ландшафта.
Ландшафт - эволюционирующая геосистема, со свойственным ей полигенезом морфологической структуры, обладающая исторической памятью.
Ландшафт - динамическая геосистема, представляющая собой закономерную череду переменных состояний в рамках разновременных природных ритмов.
С геоэкологической точки зрения, ландшафт - средообра-зующаяиресурсовоспроизводягцая геосистема, обладающая определенным экологическим потенциалом.
Гармонически организованное пейзажное пространство ландшафта - объект эстетического восприятия и главный "учитель" прекрасного.
Перечень определений можно было бы продолжить, ибо ландшафт как объект научного исследования поистине неисчерпаем. Проиллюстрируем изложенное выше региональное толкование ландшафта двумя примерами с акцентом на морфологическом устройстве ландшафта и его сопряженности с геолого-геоморфологическими структурами.
33
В Южном Подмосковье, в краевой зоне среднеплейстоцено-вого московского оледенения детально изучены ландшафты бассейна Средней Протвы [8]. На междуречье Протвы и ее правого притока - Лужи был отчетливо обособлен ландшафт лесистой (су-раменной) моренной равнины, поименованный как Сатинско-Бо-родухинский. Площадь ландшафта 156 км2. Если окрестные занд-ровые равнины образуют геоморфологический уровень с отметками 170-175 м, то моренное междуречье приподнято до высоты 200-230 м над уровнем моря. Ландшафт локализован в пределах гор-стообразного геологического блока (или древнеэрозионного выступа) кровли коренных пород, представленных известняками и глинами среднего карбона. В связи с этим его отличает малая (до 10м) мощность четвертичных отложений. Поверх карбона залегает московская морена, перекрытая чехлом покровных суглинков мощностью около 2 м. На месте былых влажноватых лесов сураменного типа в Сатинско-Бородухинском ландшафте господствуют вторичные хвойно-мелколиственные. В приводораздельной слабодренированной части междуречья сохранились западинные низинные болота. Редкие, влажные и сырые балки залесены. На придолин-ных склонах междуречья их сменяют балочные и овражные долины ручьев, питаемых грунтовыми водами карбона. В осевой зоне ландшафта встречаются камовые всхолмления, высотой 10-15 м. Сложенные гравийными песками с чехлом песчанистого суглинка, они образуют редкие судубравно-суборевые урочища. Пейзаж возвышенного моренного междуречья видится со стороны сплошь залесенным пологим куполом, плавно снижающимся к долинам Протвы и Лужи. Его структурное и генетическое единство не вызывает сомнений.
Другим примером географического ландшафта, понимаемого как региональная геосистема, может служить изученный нами в Центральном Казахстане островной массив Каркаралинских гор [28]. На общем фоне степного нагорного мелкосопочника с абсолютными высотами 600-800 м он высится четко обособленной глыбой, достигающей отметок 1200-1350 м над уровнем моря. Площадь его около 600 км2. В геологическом отношении горы Карка-ралы - герцинский гранитный батолит, испытавший блоковое неотектоническое поднятие. Его выдавливание из недр складчатого палеозоя сопровождалось массовым раскрытием древних разломов
34
и трещин в гранитной толще. В результате низкогорье дробно расчленено как эрозионными, так и тектоническими процессами. Горный массив представляет собой скалистые нагромождения с резкими перепадами высот, обрывистыми уступами и узкими ущельями долин. Внешне горы напоминают разрушенные башни, замки, крепостные сооружения. Они выглядят как руины гор. Потому их рельеф называют руинным.
Другой характерной чертой гор Каркаралы, расположенных в подзоне сухих степей, является их залесенность. Сосновые ос-тепненные леса и редколесья приурочены к выходам интрузивных гранитоидов - субстрату, свободному от карбонатно-солевых накоплений степного литогенеза и в то же время богатому пресными трещинными водами. По периферии гранитного низкогорья, на осыпных и пролювиальных шлейфах у подножья склонов лесная растительность вытесняется степной и кустарниково-степной. Самую нижнюю ступень в структуре горно-лесного ландшафта формируют гидроморфные урочища лугового и лесного типов, наличие которых связано с разгрузкой трещинных грунтовых вод у подножья гранитного массива. До 70% площади горного ландшафта Каркаралы занимают урочища сосновых лесов и редколесий на гранитных вершинах и склонах гор. Около 20% приходится на пет-рофитные степи осыпных и пролювиальных шлейфов и до 10% на гидроморфные природниковые и приручьевые леса и луга.
Как видно, ландшафт - сложная природная геосистема региональных масштабов. Все его структурные элементы - геосистемы локальной размерности - сопряжены между собой парагенети-чески и функционально. Особая примета ландшафта его локализация в границах определенной морфоструктуры, чем обеспечивается оротектоническое единство геосистемы.
11.4. Морфологическая структура ландшафта
Первые соображения о морфологии ландшафта были высказаны Л. Г. Раменским [32]. Однако в настоящую научную теорию они оформились в трудах Н. А. Солнцева [40] и его ландшафтно-геогра-фической школы [1]. В результате была создана научно-методическая база, которая позволила широко развернуть полевые ландшафтные исследования и крупномасштабную ландшафтную съемку. Параллельно появилась возможность дистанционного изучения ландшафтов по материалам аэрофотосъемки. Ландшафт, воспринимавшийся ранее
35

как умозрительная конструкция, стал реальностью, доступной для непосредственного исследования географов.
Под морфологической структурой ландшафта понимается:
а) состав слагающих ландшафт природных геосистем ло кальной размерности, именуемых морфологическими единицами ландшафта;
б) взаиморасположение морфологических единиц в простран стве, т. е. территориальная организация ландшафта;
в) парагенетическая сопряженность морфологических единиц;
г) латеральный энерго-массообмен между морфологически ми единицами.
В роли морфологических единиц выступают фации, подуро-чища, урочища, географические местности. В зависимости от степени их участия в строении ландшафта различают доминирующие, субдоминантные, редкие и уникальные морфологические единицы. Чаще всего подобным образом оценивается ландшафтообразу-ющая роль урочищ. Доминирующие урочища, занимая большую часть площади ландшафта (60-80%), образуют его общий фон. Площадь регулярно повторяющихся в пространстве субдоминантных урочищ суммарно обычно не превышает 20-40% площади ландшафта. На общем фоне они формируют "рисунок, узор" ландшафта. Редкие урочища образуют частные детали этого рисунка, встречаются спорадически и занимают менее 10% площади ландшафта. Уникальные урочища единичны.
Если в морфологической структуре ландшафта только один вид природных урочищ играет роль доминирующего, ландшафт определяется как монодоминантный. Примером могут служить степные ландшафты цокольных междуречных равнин южного Зауралья. В их морфологии абсолютно господствуют лессово-суглинистые плакоры с разнотравно-злаковыми степями на черноземах. Субдоминантную роль здесь играют солонцово-степные литоген-ные комплексы покато-пологих придолинных склонов, на которых денудацией вскрыты каолинитовые глины древней коры выветривания. Редкими, но характерными для данного ландшафта являются урочища одиночных кустарниково-степных сопок с выходами скальных пород палеозойского цоколя. Это монадноки (останцы-твердыши) древнего зауральского пенеплена.
36
Если же в морфологической структуре ландшафта в равной мере представлены два или несколько урочищ - содоминантов, ландшафт определяется как полидоминантный. К числу полидоминантных можно отнести лесостепные ландшафты Западно-Сибирской равнины. На низменных слабодренированных междуречьях здесь закономерно чередуются урочища западинных березовых и осино-во-березовых лесов, именуемых колками, и лугово-степных меж-колочных пространств. На долю первых приходится до 40% площади ландшафта; вторые занимают примерно 50%. Остальная площадь занята заболоченными лугами, луговыми солончаками и солонцами.
В каждом ландшафте слагающие его морфологические единицы определенным образом пространственно организованы. Они закономерно сменяют друг друга, нередко ритмично повторяясь. В результате территориальное (плановое) устройство ландшафта приобретает тот или иной рисунок (узор). Точнее это свойство морфологии ландшафта следует называть ландшафтной текстурой. Слово текстура в переводе с латинского означает ткань, строение, сплетение. В геологии термином "текстура" характеризуют совокупность признаков строения горной породы, взаимное расположение ее составных частей. Под ландшафтной текстурой понимается плановое взаиморасположение слагающих ландшафт морфологических единиц. У зрелых ландшафтов она никогда не бывает хаотичной, и напротив, как правило, подчиняется определенным математическим законам [9].
В подавляющем большинстве случаев текстура ландшафта зависит от особенностей его литогенной основы. Главным фактором, формирующим ее, выступает рельеф. В складчатых областях, где денудацией бывают вскрыты дислоцированные пласты разл,ич-ных по литологическим свойствам горных пород, ландшафтная текстура становится зеркалом геологического строения местности. И в том, и в другом случаях в текстуре ландшафта мы видим результат информационного влияния литогенной основы на прочие природные компоненты и ландшафт в целом.
Ландшафтных текстур наблюдается сравнительно немного. «Природа часто "повторяется"», - говорил Н. Ф. Реймерс [34, с. 47]. Встречаются текстуры (рисунки): дендритовые, перистые, пятнистые, ячеистые, параллельно полосчатые, веерные, концентричес-
37
кие и некоторые другие. Дендритовые текстуры - следствие эрозионного расчленения территории. Они прослеживаются от субполярных до экваториальных широт. То же можно сказать о пятнистых текстурах, которые могут быть сформированы процессами карста, суффозии, термокарста, дефляции в самых разных по своим геолого-геоморфологическим и биоклиматическим свойствам ландшафтах. Текстура ландшафта, как правило, хорошо видна на аэро-и космических снимках.
Учитывая, что ландшафт закономерно организован в пространстве, Л. Г. Раменский [32] пришел к заключению о целесообразности введения в научный обиход такого понятия как "площадь выявления ландшафта". Под ней подразумевается то минимальное ландшафтное пространство, которое необходимо исследовать, чтобы получить исчерпывающую информацию о его морфологии. В наше время в аналогичном смысле используют понятия: минимум-ареал ландшафта или характерное ландшафтное пространство. По сути дела, это ключевой выдел или ключевая трансекта ландшафта. При этом нет необходимости изучать природный ландшафт сплошь на всей занимаемой им территории. Достаточно умело определить его характерное пространство (площадь выявления) и организовать гам исследовательские работы. Экстраполяция полученных результатов на весь ландшафтный ареал может быть произведена на основе аэрокосмических материалов.
Как видно, л^орфологическая структура ландшафта представляет собой его горизонтальное устройство. По мнению А. Г. Исаченко,".. латеральная, или горизонтальная, структура ландшафта это то же, что морфологическая структура" [16, с. 164]. Совместный анализ вертикальной и горизонтальной структур позволяет судить о ландшафте как объемной, трехмерной геосистеме.
II. 5. Ландшафтные катены
Для глубокого понимания горизонтальной структуры ландшафта необходим анализ вещественно-энергетических латеральных связей, существующих между локальными геосистемами, слагающими ландшафт. Наиболее ярко они выражены в ландшафтных катенах. Термин катена в переводе с английского означает "ряд", "цепочка". Впервые он был введен в науку английским почвоведом Дж. Милном.
38
Под ландшафтной катеной понимается функционально-динамическое сопряжение Природных геосистем, последовательно сменяющих друг друга в направлении от местного водораздела к местному базису денудации (реке, озеру, днищу депрессии рельефа и т. п.). Катенарный ряд фаций, подурочищ объединяется в целостную геосистему однонаправленным потоком вещества и энергии сверху вниз по склону. В нем участвует жидкий, твердый, ионный, поверхностный и подземный сток, а также перемещение по-чвенно-грунтовых масс под воздействием гравитационных склоновых процессов (обвально-о сыпных, оползневых, дефшокцион-ных, солифлюкционных и др.).
В природе существуют ландшафтные катены различных геосистемных уровней. Микрокагены объединяют фации, расположенные цепочкой от микроповышения до микрозападины. Перепад высот в таких катенах может не превышать 0,51,0 м. Примером служат микрокатены шюскозападинной суглинистой равнины в полупустыне северного Прикаспия. Мезокатены сочленяют поду-рочища и урочища, расположенные на сопряженных положительных и отрицательных формах мезорельефа. Таковы ландшафтные катены, прослеживаемые:
а) от вершины моренного залесенного холма к смежной за болоченной котловине в таежных ландшафтах;
б) от гребня степного увала к соседней балке с байрачным
березняком.
Эти катены обычно являются внутриландшафтными, служат "визитной карточкой" ландшафта и образуют его характерное пространство. При среднемасштабных исследованиях анализируются межландшафтные макрокатены.
Хотя термин "катена" появился только в 30-е годы, катенар-ные сопряжения изучались еще во времена В. В. Докучаева и Г. Н. Высоцкого. Основоположник геохимии ландшафта Б. Б. По-лынов предложил именовать подобный объект геохимическим ландшафтом, который состоит из сопряженных в единую цепь элементарных геохимических ландшафтов (ландЩафтных фаций). Согласно М. А. Глазовской, сверху вниз по склону в этой цепи сменяют друг друга: автономные элювиальные, трансэлювиальные, трансаккумулятивные, супераквальные, аквальные и субаквальные элементарные ландшафты (фации).
39
Ландшафтные катены формируют совокупности, которые представляют собой не что иное, как бассейновые геосистемы. Подобно другим геосистемам они иерархически соподчинены, состоят из бассейнов рек разных порядков. Элементарные бассейны первого порядка могут иметь площадь менее 1 км2, т. е. быть соразмерными малым урочищам и даже фациям. Самый же крупный земной бассейн р. Амазонки занимает площадь свыше 7 млн км2. Ему соответствует целая физико-географическая страна Амазония. Бассейны постоянных и временных водотоков представляют собой целостные природные геосистемы. Их генетическое и функциональное единство не вызывает сомнений. О необходимости использования бассейнового подхода в ландшафтных исследованиях убедительно сказано в трудах Ф. Н. Милькова, К. Н. Дьяконова. А. Ю. Ретеюма и др.
М.6. Нуклеарные геосистемы -ландшафтные хорионы
Представления о природных образованиях нуклеарного характера зародились давно. Еще в античные времена, наряду с предположениями об атомном строении материальных тел, возникла концепция поля, ставшая впоследствии одной из важнейших научных теорий. В географии учение о геосистемах, состоящих из ядра и его полей, было разработано в трудах А. Ю. Ретеюма. Геосистемы такого рода предложено называть хорионами. Структура хорионов состоит из ядра, которое " ...окружено более или менее сплошными оболочками " [35, с.40].
Ядро, как правило, обладает повышенным вещественно-энергетическим и информационным потенциалом, что позволяет ему создавать оболочки (поля) латерального влияния. В ландшафтной сфере функции ядра могут выполнять геологические формации, тектонические структуры, формы рельефа, скопление природных вод, толщи наземных и подземных льдов, растительные сообщества, колонии животных и многие другие природные объекты. Важно отметить, что каждая природная геосистема, будь то фация, урочище, ландшафт, физико-географическая провинция или страна, также играют роль ядер хорионов, образуя по периферии ряд оболочек - ландшафтно-географических полей.
В зависимости от особенностей ядра А. Ю. Ретеюм различает хорионы с ядрами-скоплениями и ядрами-потоками. Обе разно-
40
видности хорионов подчиняются закону симметрии. Ландшафтным хорионам с компактным ядром (ядерным хорионам) свойственна симметрия конуса (или симметрия "ромашки"). Хорионы с ядром-потоком (стержневые хорионы) обладают билатеральной симметрией (симметрией "листа"). Геосистемы вулканов, изолированных горных вершин, островов, останцовых холмов и сопок, озерных котловин, карстовых воронок, степных лиманов, луговых западин, заболоченных низин образуют типичные ядерные хорионы. Речные долины и бассейны, горные цепи, балки и овраги, эоловые гряды, бэровские бугры - хорионы стержневого характера. В роли ядер ландшафтных хорионов выступают многие антропогенные элементы ландшафтного пространства: водохранилища, каналы, трассы газо- и нефтепроводов, железные дороги и автомобильные магистрали, защитные лесополосы, населенные пункты, оазисы в пустыне и др. Ландшафтно-географические поля - это сфера латерального вещественно-энергетического и информационного влияния геосистем-ядер на смежные территории. Классическим примером ландшафтно-географических полей могут служить зоны барьерного влияния гор на примыкающие равнинные области. Как известно, с наветренной стороны горного барьера, стоящего на пути влагоне-сущих воздушных масс, наблюдается увеличение атмосферных осадков, а с подветренной их уменьшение. Такова ситуация натпод-горных равнинах у западного наветренного и восточного подветренного склонов Урала, у южного наветренного и северного подветренного склонов Гималаев. В полосе горных подножий часто происходит разгрузка трещинных подземных вод, накопленных в горных массивах, а также интенсивный сброс поверхностных вод. В подгорных сферах повышенного гидроморфизма образовались ландшафты заболоченных джунглей-тераев у южного подножья Гималаев, солончаковых лугов-сазов в пустынных и полупустынных предгорьях Тянь-Шаня и Джунгарского Алатау, заболоченных "мочаров" на степных равнинах Предкавказья.
В качестве ландшафтных хорионов локальной размерности можно представить типичные геосистемы западно-сибирской лесостепи. Роль ядра в них играют березовые и осиново-березовые влажные и сырые травяные колки в западинах с почвами типа солодей. Их окружает множество ландшафтно-географических полей (оболочек) различного генезиса. Ближайшая к колку кустарни-
41
ковая лугово-степная опушка обязана своим существованием по-йышенной увлажненности местообитания за счет наметания к окраинам колка снега во время низовых метелей зимой и частичного затенения кронами деревьев летом. Причем с подветренной стороны и в зоне инсоляционной тени (главным образом к северу и востоку от колка) опушка в 2-3 раза шире, чем с наветренной. За лу-гово-степной опушкой, в 10-30 м от края колка следует галофит-ная степная и пустынно-степная кайма солонцово-солончаковых и луговых солончаков. Их появление связано с боковым почвенно-грунтовым оттоком легкорастворимых солей от колочного ядра, где преобладает промывной водный режим, к периферии с ее десук-тивно-выпотным режимом. Подтягивание солей к дневной поверхности бывает здесь настолько интенсивным, что приводит к солончаковому вспучиванию почвы. Межколочные луговые степи и поля на их месте - кормовая арена для насекомоядных птиц, гнездящихся в колках, грачей, сорок, ворон, серой славки, завирушки и др. Вследствие поступления в колок биогенной энергии птичьего помета он оказывается трофически сопряженным со своей лугово-степной периферией. При близком расположении колков друг от друга происходит смыкание сфер их латерального влияния.
По мере удаления от ядра ландшафтного хориона его воздействие на окружающие оболочки ослабляется; вещественно-энергетическая и информационная напряженность ландщафтно-геогра-фических полей уменьшается и, наконец, их влияние полностью иссякает. Эта закономерность именуется правилом убывания, или так называемой "платой за расстояние ".
Ландшафтное пространство представляет собой совокупность смыкающихся и перекрестно наложенных друг на друга хорионов. Латеральное сцепление хорионов представляет собой единое ландшафтное поле, подобно вязи ажурного платка.
Вопросы семинара
Иерархическое устройство ландшафтной оболочки.
Геосистемы планетарной, региональной и локальной раз мерности. Их пространственно-временные параметры и соотношения.
Фация - элементарная природная геосистема.
Урочища и географические местности - морфологические "блоки" ландшафта.
42

Ландшафт - региональная геосистема.
Морфологическая структура ландшафта и ее характерные свойства.
Текстура (рисунок) ландшафта.
Нуклеарные геосистемы - ландшафтные хорионы.
Ландшафтно-географические поля и причины их образо вания.
10. Ландшафтные катены; их функциональные звенья.
Задание 2 Ландшафтный анализ космических снимков (КС)
Дистанционное зондирование Земли - один из методов ландшафтного географического исследования. Материалы аэрофотосъемки давно уже признаны ценнейшими источниками информации
0 морфологической структуре и динамике ландшафтов. Начиная с 60-70-х годов, параллельно со съемкой Земли из космоса получи ло развитие космическое ландшафтоведение. КС позволили ланд- шафтоведам существенно расширить диапазон дистанционных исследований, включив в них, наряду с локальными природными и природно-антропогенными геосистемами, региональные и даже планетарные [20, 26, 52, 53, 54].
Цель настоящего задания состоит - познакомить студентов
1 курса с КС и опытом их ландшафтного дешифрирования. Для выполнения задания преподаватель подготавливает соответствую щий набор КС различных ландшафтов мира. Используются сред не- и крупномасштабные черно-белые КС, выполненные в красной зоне электромагнитного спектра, или цветные, спектрозональные и синтезированные.
Снимки сопровождаются кратким вводным текстом, в котором указывается географический район, изображенный на КС, масштаб снимка, время и спектральный диапазон съемки. При необходимости дается краткая природная характеристика района. В первую очередь студенту предлагается произвести географическую привязку КС к определенной местности и опознать на нем главные географические элементы (горные хребты, равнины, реки, озера, морское побережье, ледники, крупные города, оазисы, водохранилища и т. п.). Для этого снимки сопровождаются соответствующими листами физической или гипсометрической карты. Очень по-
43
лезна в этом случае гипсометрическая карта СССР в масштабе 1 : 2 500 000.
Далее в сопроводительном тексте перед студентом ставится ряд вопросов, на которые он должен ответить устно или письменно, проведя визуальный анализ КС. Характер вопросов во многом определяется ландшафтной спецификой изображенных на КС регионов. Обычно в пределах средне- или крупномасштабного КС можно видеть изображение не одного, а нескольких ландшафтов. Студенту следует опознать их, разграничить и попытаться охарактеризовать доступные для идентификации природные компоненты и морфологические единицы ландшафтов. Параллельно могут быть поставлены вопросы, касающиеся межландшафтных парагенети-ческих связей, а также антропогенной трансформированности ландшафтов.
Задание проиллюстрируем на примере ландшафтного анализа одного из КС, опубликованных в атласе "Земля планета людей. Взгляд из космоса" [54]. Снимок представляет степные ландшафты в бассейне среднего Дона (с. 68) в масштабе 1 : 400 000. Космическая съемка была произведена в 1981 г. с отечественного искусственного спутника Земли "Метеор" многозональной сканирующей системой "Фрагмент". Она была выполнена в нескольких зонах электромагнитного спектра с последующим синтезом цветного изображения.
В процессе визуального ландшафтного анализа КС студенту предлагается ответить на следующие вопросы:
Сопоставьте снимок с географической картой, покажите на КС: а) реки Дон, Холер, Медведицу; б) Калачскую возвышен ность и Донскую гряду.
Каким направлениям оротектонических структур (линеа- ментов) подчиняется гидрографическая сеть и территориальная организация ландшафтов данного региона?
Опознайте на КС ландшафты увалисто-балочной Калачс- кой возвышенности и долины Дона. Попытайтесь их разграничить, используя отличия в цветовой гамме и рисунке их космического изображения.
Покажите на КС пахотные земли. Как они изображаются? Отделите распаханные степные плакоры от овражно-балочной сети. Почему на Калачской возвышенности и Донской гряде так интен сивно проявляется овражная эрозия?
44

Определите, в каких балочных урочищах Калачской воз вышенности сохранились байрачные леса?
Найдите на возвышенности островные массивы нагорных дубрав.
По междуречью Хопра и Медведицы и далее на юг через Донскую гряду проложена государственная лесная полоса. Найди те ее на КС и определите, из скольких рядов лесонасаждений она состоит.
В чем проявляется асимметричность долины среднего Дона? Какое отражение она получила на КС?
Укажите на надпойменных террасах левобережья Дона участки: а) обнаженных развеваемых песков (кучугуров); б) пес ков, заросших степной растительностью; в) песков, подвергшихся искусственному облесению. Какие оптические характеристики им свойственны на КС.

Идентифицируйте по КС коренной правый берег долины Дона, густо рассеченный оврагами. Объясните, почему здесь прак тически отсутствуют пахотные угодья.
Охарактеризуйте с помощью КС морфологию пойменных земель долин рек Дона, Хопра и Медведицы. Укажите системы реч ных меандр, пойменные старицы, прирусловые песчаные отмели, приречные леса (уремы), луговую пойму.
Какие главные типы ландшафтных рисунков Вы видите на КС? О чем они говорят и как помогают отделить природные и сельскохозяйственные ландшафты друг от друга'?
Тема III. КЛАССИФИКАЦИЯ ЛАНДШАФТОВ
Создание классификации изучаемых объектов - важнейший шаг в становлении любой науки. Он поднимает ее со ступени эмпирических исследований до уровня теоретических обобщений. В связи с этим классификацию принято считать непременным элементом научной теории.
111.1. Методологические основы классификации ландшафтов
В ландшафтной географии используются две основные классификационные модели. Первая представляет собой иерархическую таксономию природных геосистем в соответствии с их про-
45
странственно-временными масштабами - от фации к ландшафту и далее вплоть до ландшафтной оболочки. Ее логическим основанием служит соотношение части и целого. Иерархическая (таксономическая, по Д. Л. Арманду [4]) классификация геосистем была рассмотрена выше (см. тему II). Вторая классификационная модель - типологическая. Каждая природная геосистема, будь то фация, урочище или ландшафт, - географический индивид. Но в то же время она элемент некоторой типологической совокупности. Диалектическое понимание соотношения индивидуального, особенного и ббщего, типического основа типологической классификации.
Объектами типологической классификации в ландшафтове-дении могут быть геосистемы различного таксономического ранга - фации, урочища, ландшафты. Однако всегда следует помнить, что для каждого ландшафтного таксона должна существовать самостоятельная классификация. Одной классификации, пригодной и для фаций, и для урочищ, и для ландшафтов, создать невозможно. Слишком различны они структурно и генетически. Невозможно создать и в геологии единую классификацию для кристаллов, минералов, горных пород и геологических формаций, в биологии -для клеток, живых тканей, органов, организмов, биологических сообществ. Иными*словами, каждый иерархический таксон требует своей классификации. В ландшафтоведеиии наиболее детально разработана классификация узлового таксона ландшафта.
В научных справочниках и энциклопедиях понятиям "классификация" и "систематика" порой придается почти однозначное толкование. На самом же деле их необходимо различать. Классификация ландшафтов - логическая операция по упорядочению и группировке множества индивидуальных ландшафтов в классы, типы, роды и виды согласно строго обусловленным признакам, отражающим их сущностные свойства. Систематика ландшафтов - результат их классифицирования, система соподчиненных типологических совокупностей реально существующих ландшафтов региона. Если классификация - научный подход, программа типологических действий, то систематика - итог их применения к индивидуальным ландшафтам конкретной местности. Систематика играет роль научной модели ландшафтного устройства определенной территории. Можно говорить о систематике ландшафтов России, Индии, Китая, Евразии, Африки и т. д.
46
Известно, что ландшафт - сложная природная (или ирирод-но-антропогсиная) геосистема. В зависимости от предметного (теоретико-методологического) видения ландшафтов возможно построение нескольких классификационных моделей.
К настоящему времени наиболее глубоко разработанными можно считать структурно-генетическую и геохимическую классификации. Первая создавалась усилиями отечественных геогра-фов-ландшафтоведов: Д. Л. Арманда, Н. А. Гвоздецкого, А. Г. Исаченко, Ф. Н. Милькова, В. А. Николаева и др. Вторая обоснована в трудах географов-геохимиков Б. Б. Полынова, А. И. Перельмана, М. А. Глазовской. Предпринимаются попытки построения геофизической, геоэкологической, эстетической и некоторых других видов ландшафтных классификаций. Мы сосредоточим внимание на рассмотрении наиболее распространенной в современных ландшафтных исследованиях структурно-генетической классификации ландшафтов.
III. 2. Принципы структурно-генетической классификации
ландшафтов
Структурно-генетическая классификация ландшафтов определяет способ их типологической группировки на основании анализа истории (эволюции), генезиса и структуры геосистем. История и генезис ландшафтов обусловливают особенности их структуры. В свою очередь, структура ландшафтов представляет собой эволюционную летопись геосистем. Она может быть прочитана не только в пространственном, но и временном аспекте, т. е. исторически. Структурный анализ сам по себе необходим еще и потому, что он обеспечивает содержательную субстантивную основу классификации, рассмотрение ландшафта как природной целостности со всеми его структурными элементами и системой их организации.
Известно, что ландшафты - явления исторические, которым свойственна метахронность (последовательная разновременность образования) и полигенез структурных элементов. Их развитие непрерывно. В этом отношении современная структура ландшафтов - лишь стадия, временной "срез" в эволюции геосистемы. Из сказанного вытекает, что одним из главных принципов классификации ландшафтов должен быть историко-эволюционный.
Естественно, что исторический подход к проблеме классификации ландшафтов теснейшим
·образом сопряжен с анализом
47
генезиса природных геосистем. При этом следует иметь в виду, что под генезисом ландшафтов понимается не только происхождение их литогенной основы, но всего природного комплекса, включая биокосные (почвенные) и биотические составляющие. Особое внимание уделяется группировке ландшафтов по сходству и различию их биоклиматических показателей, типов и степени увлажнения, водных режимов, литоэдафических особенностей и т. п. Вскрытие причин полигенеза и метахроиности ландшафтных структур регионов - одна из главных задач классификации ландшафтов.
В структурном отношении ландшафты анализируются двояко. Во-первых, как объемлющие геосистемы,,ростоящие из локальных морфологических единиц. Во-вторых, как элементы более крупных региональных единств физико-географических провинций, зональных областей, физико-географических стран. Таким образом, изучается как внутренняя, так и внешняя структура ландшафтов. Ввиду того, что географические ландшафты внутренне неоднородны, встает вопрос: какие из морфологических частей, их слагающих, принимать во внимание прежде всего, полагая в основу классификации в качестве наиболее репрезентативных? Здесь помогают представления о доминирующих,, субдоминантных и других подчиненных морфологических единицах ландшафтов. Свойства доминирующих в ландшафте урочищ признаются главным предметом сопоставительного типологического анализа. Субдоминантные урочища также могут дать ценную информацию для ландшафтной диагностики, но они учитываются в классификационных моделях во вторую очередь.
Исходя из необходимости учета внешней среды ландшафтов, структурно-генетическая классификация геосистем должна учитывать их региональную позицию. По сути дела, каждый ландшафт находится на территории, только ему одному принадлежащей. У каждого ландшафта своя неповторимая географическая позиция. Ее влияние всегда сказывается на истории, генезисе и структуре ландшафтов. По этой причине позиционный принцип, точнее, элемент регионализма всегда должен присутствовать в ландшафтно-географических классификационных моделях. Как следствие, подобные классификации из чисто типологических превращаются в регионально-типологические.
48
Итак, четыре принципа, четыре главных подхода - исторический, генетический, структурный и позиционный (региональный) -отличают современную классификацию ландшафтов, обеспечивая ей заслуженное право называться "естественной". Учитывая, что термины "история" и "генезис" близки по содержанию (но не идентичны), ландшафтную классификацию, построенную на указанных принципах, для краткости можно именовать структурно-генетической.
Любой научной классификации предшествует отбор признаков оснований деления понятий. Как показывает опыт многих естественно-научных классификаций (почвенной, геоморфологической, геоботанической и др.), одного основания (признака) для установления и разделения всей иерархии типологических таксонов найти невозможно. Более того, подобные попытки логически не оправданы. Ибо на разных уровнях обобщения классифицируемые множества интегрируются неодинаковыми, неравносильными факторами. Особенно это важно иметь в виду при классификации таких сложных, полигенетичных геосистем, какими являются ландшафты. В то же время необходимо строго соблюдать требование логики о единстве основания деления понятий на каждом определенном таксономическом уровне классификации. Нельзя, например, в один и гот же таксон объединять ландшафты и по зональным, и по азональным признакам. Они независимы и должны быть отражены в различных классификационных таксонах. О том же говорят известные положения теорий информации, согласно которым максимальная информация и наименьшая неопределенность (энтропия) типологической классификации могут быть достигнуты при относительной независимости признаков - оснований деления различных таксонов. Отсюда неизбежны множественность оснований и иерархическая многоступенчатость классификации.
За отбором классификационных признаков следует их "взвешивание" - определение относительной роли в ландшафтогенезе и структуре ландшафтов. Классификация нуждается не в простом наборе признаков, а в наборе ранжированном. В связи с этим в ней следуют один за другим основания деления понятий от наиболее общих, универсальных к частным, локальным. Первые имеют преимущественно ассоциативный характер, говорят о факторах ланд-шафтогенеза, вторые субстантивный, вскрывая собственные свой-
49
сгва ландшафта. Таким образом, классификация представляет собой многоступенчатую иерархию типологических таксонов (классов, типов, родов, видов), сверху вниз все более и более сужающих, конкретизирующих характеристики геосистем.
111.3. Система классификационных единиц
Существует несколько вариантов структурно-генетической классификации ландшафтов. Рассмотрим один из них, предложенный автором более 20 лет назад [25] и получивший достаточно широкую апробацию.
Высшей классификационной категорией ландшафтов Земли признан отдел ландшафтов. В основе выделения этого типологического таксона лежит такой общий показатель, как тип контакта и взаимодействия геосфер (литосферы, атмосферы, гидросферы) в вертикальной структуре ландшафтной оболочки. Согласно Ф. Н. Миль-кову, следует различать четыре отдела ландшафтов:
наземных (субаэральных);
земноводных (речные, озерные, шельфовые);
водных (поверхностный ярус ландшафтной сферы в мо рях и океанах);
донных (морских и океанических, за исключением шель- фовых).
11аземные ландшафты группируются в крупные типологические выделы разряды, для разделения которых предложено использовать важнейшие показатели солярной энергетики геосистем. Разряды ландшафтов локализуются в пределах термических географических поясов. Наземные ландшафты северного полушария представлены разрядами: арктических, субарктических, бореаль-ных, субборсальных, субтропических, тропических, субэкваториальных и экваториальных ландшафтов.
Ступенью ниже находится таксон подразряда. отражающий секторное членение географических поясов и обусловленную им специфику атмосферной циркуляции и, как следствие, водно-теплового баланса геосистем. В составе бореальных ландшафтов России по этому признаку с запада на восток сменяют друг друга под-разряды: умеренно континентальных, континентальных, резко континентальных, приокеаничсских ландшафтов. Из приведенного перечня разрядов и подразрядов ландшафтов отчетливо вырисовывается их поясно-секторная локализация.
Продолжая систематизацию ландшафтов на макрорегиональ-ном уровне, приходим к. выводу о необходимости выделения таксона семейства ландшафтов. Он отражает их группировку в соответствии с дифференциацией физико-географических стран. От макропозиционного фактора во многом зависит не только современное существование (функционирование и динамика) ландшафтов, но также их палеогеографическое прошлое. Историко-эволю-ционные аспекты, с одной стороны, и функционально-динамические - с другой, имеют немалый вес для выделения таких семейств ландшафтов, как:
а) бореальные восточноевропейские или бореальные запад носибирские и восточносибирские;
б) суббореальные восточноевропейские или суббореальные западносибирские, центральноказахстанские, туранскис;
в) субтропические средиземноморские или субтропические центральноазиатск'ие и восточноазиатские.
Известно, например, что восточноевропейские суббореальные степные ландшафты на несколько миллионов лет моложе за-надносибирско-казахстанских аналогов, что находит отражение в их современной структуре. Введение в классификацию таксона семейства ландшафтов придает ей региональный опенок, что для географических моделей вполне оправдано, более того, необходимо. Хорошим примером тому служит систематика ландшафтов бывшего СССР и всего мира, разработанная А. Г. Исаченко [15, 17].
Следующей классификационной категорией принято считать классы ландшафтов. В пределах разрядов, подразрядов и семейств выделяются классы равнинных и горных ландшафтов. Вследствие высотных различий в названных классах неоднозначно проявляется природная зональность: горизонтальная - на равнинах, вертикальная (высотная) - в горах. Классы ландшафтов состоят, в свою очередь, из подклассов. Равнинные ландшафты включают подклассы возвышенных, низменных и низинных ландшафтов, горные ландшафты - подклассы предгорных, низкогорных, среднегорных, высокогорных, межгорнокотловинных ландшафтов.
Выделение классов и подклассов ландшафтов отражает одну из важнейших сторон структуры ландшафтной оболочки ее высотную ярусность. Ландшафтная ярусность результат неоднозначных неотектонических движений земной коры блокового

50
51
и сводово-блокового характера. Среди многих следствий ландшафтной ярусное™ отметим обусловленные ею генетические различия денудационных и аккумулятивных геосистем, их расчлененного или выположенного рельефа, водных режимов и дренажа, геохимической специфики. Автоморфные, полугидроморфные и гид-роморфные геосистемы доминируют в различных подклассах равнинных ландшафтов. Для возвышенных равнин характерно преобладание автоморфных, элювиальных и трансэлювиальных геосистем; для низменных дренированных - неоэлювиальных (палеогид-роморфных); для недренированных и слабодренированных низинных - полугидроморфных и гидроморфных.
От степени дренированное™ геосистемы, ее гидроморфиз-ма существенно зависит проявление ее зональной природы. Пла-корные ландшафты возвышенных равнин всегда автоморфны и представляют собой эталоны природной зональности. В то же время, гидроморфные низинные позиции обычно заняты интразональ-ными геосистемами: болотными, лесо-болотными, луговыми, солончаковыми. Все они тоже зональны. Но их зональность искажена повышенной грунтовой, натечной или пойменной увлажненностью. Очевидно, можно говорить об автоморфном и гидроморф-пом рядах природной зональности. В результате, один класс равнинных ландшафтов может включать подклассы, представленные как зональными, так и интразональными геосистемами.
Следом за классами и подклассами в системе классификационных единиц стоит таксон типа ландшафтов, отражающий зональную специфику природных геосистем. Основанием деления типов выступают почвенно-геоботанические характеристики ландшафтов на уровне типов почв и классов растительных формаций. В составе автоморфных ландшафтов типы ландшафтов территориально соответствуют природным зонам определенной физико-географической страны. Так, совокупность суббореальных умерен-ноконтинентальных восточноевропейских равнинных ландшафтов включает типы: широколиственно-лесной. Лесостепной, степной, полупустынный, пустынный. Зональный тип ландшафтов таксо-номически близок зональному типу почв, что естественно, так как почва - "зеркало" ландшафта, продукт его функционирования.
Тип ландшафтов распадается на подтипы, классификационными показагелями которых являются свойственные им подтипы
52
почв и подклассы растительных формаций. Например, таежный тип восточноевропейских ландшафтов образован подтипами северотаежных, средиетаежных и южнотаежных ландшафтов; степной тип восточноевропейских ландшафтов включает подтипы типич-ных.и сухих степей и т. д. Помимо того, на уровне подтипов целесообразно рассматривать интразональные (внутризональные) ландшафты. В таежном типе ландшафтов, кроме названных выше, возможно выделение болотного, лесо-болотного, болотно-лугового и других подтипов. В степном типе ландшафтов характерно присутствие интразональных лесо-лугового, лугового, лугово-солонцово-го, солончакового подтипов.
Ниже по лестнице типологических таксонов находятся категории рода и подрода ландшафтов. В качестве диагностирующих за ними закреплены геолого-геоморфологические признаки, характеризующие литогенную основу ландшафта. Морфология и генезис рельефа (генетический тип рельефа) - показатели рода ландшафтов. Цитологические (литоэдафические) свойства поверхностных горных пород отличают подроды ландшафтов. На уровне рода в классе равнинных ландшафтов целесообразно выделять ландшафты междуречий и крупных речных долин. Междуречные равнинные ландшафты Восточно-Европейской равнины, как известно, представлены моренными, водно-ледниковыми, древнеаллювиаль-ными, древнеморскими, эоловыми и другими морфогенетически-ми родами. К самостоятельным родам могут быть отнесены ландшафты долин Волги, Днепра, Дона,' включающие надпойменные террасы и обширные пойменные и дельтовые пространства.
Цитологический фактор на уровне подрода ландшафтов определяет набор литоэдафических вариантов зональных (подзональ-ных) типов (подтипов) ландшафтов. Среди них ландшафты суглинистых или песчаных равнин, сложенных карбонатной мореной или известняками, лёссами и лёссовидными суглинками. Каждому из этих субстратов свойствен особый литоэдафический вариант зональной растительности. Различают пелитофитный (суглинистый, лёссовый), псаммофитный, петрофитный, кальциефигный, гало-фитный и другие варианты. В зоне смешанных лесов Восточно-Европейской равнины пелитофитный вариант (морена с плащом покровных суглинков) представлен широколиственно-еловыми лесами, а псаммофитный вариант (зандровые, аллювиальные пес-
53
ки, местами поверхностно перевеянные) - борами и суборями. Влияние литоэдафического фактора порой становится настолько значительным, что приводит к появлению экстразональных ландшафтов. Примером могут служить островные массивы широколиственных лесов на карбонатных почво-грунтах в зоне смешанных лесов или сосновых лесов на эоловых песках в степной зоне.
Одной из низших единиц иерархии типологических таксонов является вид ландшафтов. Он представляет собой совокупность индивидуальных ландшафтов, сходных по составу доминирующих в их морфологической структуре урочищ. Такое подобие обусловлено высокой степенью общности генезиса, эволюции и функционирования геосистем. Дальнейший, уже внутривидовой типологический анализ ландшафтов производится путем сравнения их морфологических структур на уровне субдоминантных и даже редких урочищ. При этом появляется возможность выделения не только видов, но и подвидов (морфологических вариантов) ландшафтов - последнего звена типологической классификации. Примерами могут служить подвиды ландшафтов сураменных моренных равнин Подмосковья. В одних случаях они осложнены насаженными на моренное основание субдоминантными камовыми холмами, в других сопровождаются конечноморенными холмами с известняковыми отторженцами в ядре и сетью древнеэрози-онных ложбин.
В заключение напомним, что характеристики всех вышестоящих таксонов имеют определяющее значение для нижестоящих. Таким образом, каждый вид (подвид) ландшафтов получает мно-гоступенную типологическую идентификацию.
Приведем для примера состав типологических характеристик одного из видов низкогорных ландшафтов Северо-Западного Алтая (сверху вниз по классификационным признакам): наземный, суббореальный, континентальный, алтайский, низкогорный, горно-стенной, эрозионно-складчато-глыбовый, холмисто-грядовый, перекрытый лёссовыми покровами, с ковыльно-богаторазнотрав-ными луговыми степями и остепненными лугами на черноземах горных, выщелоченных, высокогумусных, срсднемощных, средне-суглинистых, осложненный скалисто-каменистыми останцовыми закустаренными сопками и кустарниковыми логами.
54
Описанная выше структурно-генетическая классификация ландшафтов содержит двенадцать классификационных таксонов (табл. 2). По мере движения сверху вниз по их иерархической лестнице каждый следующий типологический таксон все более и более углубленно идентифицирует классифицируемый объект. Если на верхних ступенях классификации главное внимание уделяется важнейшим факторам ландшафтогенеза, то нижние ступени отражают структурную сущность ландшафтов. Иными словами, классификационный процесс первоначально имеет ассоциативный характер, затем он сменяется субстантивным анализом ландшафтов.
Вопросы семинара
1.Виды классификационных моделей в ландшафтной географии.
Понятия "классификация" и "систематика" в естественных науках и в ландшафтоведении, в частности.
Принципы структурно-генетической классификации лан дшафтов.
Факторы ландшафтогенеза и структурные свойства при родных геосистем как основания деления классификационных так сонов.
Позиционный фактор в регионально-типологической клас сификации ландшафтов.
Иерархия типологических таксонов структурно-генетичес кой классификации ландшафтов и основания их деления.
Задание 3 Региональная систематика ландшафтов
Суть задания состоит в построении систематики ландшафтов того или иного региона с помощью рассмотренной выше классификационной модели. Для выполнения задания преподавателю необходимо подготовить соответствующую базу ландшафтных данных. Она должна содержать структурно-генетическую характеристику большого числа индивидуальных ландшафтов различных географических районов. Ее можно сформировать, опираясь на материалы собственных полевых наблюдений или заимствуя их из региональных ландшафтных монографий [2, 3, 15, 17, 28] и комплексных географических атласов, содержащих ландшафтные карты [45, 46, 47, 49 и др.].
55
СЗ
I




1








и

1 X
1-»



о 3







о
3
С.
о 3
§



Э я







3

2
X ю
2



О '







с;
ё
^.

со



{Г^ СО







с

с.
РЗ ^ч
о












СО


X









(1


О


&



0^ Р-





Э

В"
и
^
о
о



ч |Ц .





а

я
Я
&
X
А











о
са
и
^7 сз




Древнеозерь солончаков Кул>





5 г

Лугово-сол
Плоские дре
Соленосно-
Галофитнора злаковые н солончаках
С пухлыми и солончаками










&

1






и






а

и

о
§



я}






с

я

я
~?



р








9

2
та



§ 1


о
и


5


си
в
г

а

!* Я



^




оЗ
2
(3
?з^

1)











я





ал б*


л
X

(1}

и
со

Э


1
СЗ
Он
о
3 и -в
сз
аллювиальны' [е равнины Ку.
и Я и
2 я
СЗ
р.
Я л
н
и
а
к
8 и о
и
Я К
я
Низменньк

Сухостепнь:
юлнистые дре альные
есчано-супесч
гтноразнотрав] во-ковыльные вых почвах
'-СОЛОНЦОВЫМИ

и о ьб
К и
^ з
1
сз
о
И
я
И
се



§
о
С
О ей ^
о
т

о
«
СЗ
н
^
1


н я о
с
Он



1

111
О







Й






52 8 Ш
сз

со













Я

0

2







Й\


§ X
ь> л к


Систематика ландшаф'

1ёссовые лесостепные пла Верхнего Приобья





Возвышенные
Лесостепные
Южные, колочно-степньк
Пологоувалистые эолово-древнеаллювиальные
Лёссовые
аторазнотравно-ковыльны ноземах выщелоченных ншовенных с березов зяными колками на сол од
оайрачными березняками но-серых лесных почвах



' I










*~ СХ ^ сЗ
3














О о 1О о.
Ю В* О Н
и 1






о














т

о








0
3
Э
а
1
| И
0
3

с
8 Н

1

СО


1
СГ
т
о
и
1
1
с
Ч О
1
§
3
и
I

В качестве образца в таблицах 3 и 4 показана систематика нескольких ландшафтов южного Подмосковья [8] и Алтайского края [28, 45].
Тема IV. ЛАНДШАФТНЫЕ КАРТЫ
IV. 1. Картографические модели в ландшафтных исследованиях
Географическая карта - одна из древнейших научных моделей. Ее главная функция - отображение пространственной организации географических объектов посредством определенной системы условных обозначений. Карта относится к числу семиотических моделей, так как использует образно-знаковые приемы представления географического пространства.
Помимо карт физических, топографических, гипсометрических, административно-политических, в географических исследованиях используются специализированные, или тематические, карты. Они отображают природные и социально-экономические особенности территории. К числу природных тематических принадлежат карты: геологические, геоморфологические, климатические, гидрологические, почвенные, геоботанические, зоогеографические, ландшафтные и др.
Среди большого многообразия ландшафтных карт различают карты общенаучные, отражающие ландшафтную структуру регионов как таковую, и специализированные, решающие определенную научно-методическую или прикладную задачу. В числе последних - оценочные, проектные, прогнозные и другие ландшафтные карты. Первые выступают как базовые для построения всей совокупности специальных картографических сюжетов!
Составлением ландшафтных карт не только не заканчивается региональное ландшафтно-географическое исследование, но начинается новый этап научного поиска. Они выступают как исходные модели для физико-географического районирования, кар-тометрического и картографо-математического анализа ландшафтных структур, всевозможных прикладных оценок земель, экспертиз хозяйственных проектов, районных планировок, прогнозных построений и др. Отсюда вывод: тематические географические карты, в том числе и ландшафтные, служат важным, но лишь проме-
59
Таблица 2
Структурно-генетическая классификация ландшафтов

Таксон
Основание деления
Примеры ландшафтов

Отдел
Тип контакта и взаимодействия геосфер
Наземные (субазральные), земноводные, водные, подводные

Разряд
Термические параметры географических поясов
Арктические, субарктические, бореальные, суббореальные, субтропические

Подразряд
Секторные климатические различия, кон-тинентальность
Приокеанические, умеренно континентальные, континентальные, резко континентальные

Семейство
Региональная локализация на уровне физико-географических стран
Бореальные, умеренно континентальные - восточноевропейские; суббореальные континентальные - западносибирские, центрально-казахстанские, туранские

Класс
Высотная ярусность рельефа суши
Морфоструктуры мегарельефа
Равнинные, горные

Подкласс


Морфоструктуры макрорельефа
Равнинные: возвышенные, низменные, низинные. Горные: низкогорные, среднегорные, высокогорные

Гип
Почвенно-расти-тельныи покров
Типы почв и классы растительных формаций
Таежные, смешаннолесные, широколиственнолесные, лесостепные, степные, полупустынные, пустынные

Подтип


Подтипы почв и подклассы растительных формаций
Северотаежные, среднетаежные, южнотаежные; типично степные, сухостепные; луговые, болотные, солончаковые

Род
Морфология и генезис рельефа (генетический тип рельефа)
Холмистые моренные, пологоволнистые водно-ледниковые, плосковолнистые древнеаллювиальные, гривистые древнеэоловые

Подрод
Литология поверхностных отложений
Суглинистые, лёссовые, песчаные, каменисто-щебенчатые

Вид
Сходство доминирующих урочищ
Западносибирские равнинные возвышенные степные аллювиально-лёссовые с разнотравно-ковыльными степями на черноземах обыкновенных легкосуглинистых

Подвид
Сходство, субдоминантных урочищ
С луговыми и лугово-степными падинами; с байрачными березняками; с западинными осиново-березовыми колками.

Таблица 3
Систематика ландшафтов южного Подмосковья (фрагмент)

Таксон
Ландшафты



Моренные сураменные возвышенные равнины
Водно-ледниковые суборевые низменные равнины
Озерно-водно-ледниковые болотно-луговые низины

Отдел
Наземные

Разряд
Бореальн-ые

Подразряд
Умеренно континентальные

Семейство
Восточноевропейские

Класс
Равнинные

Подкласс
Возвышенные
Низменные
Низинные

Тип
Смешаннолесные

Подтип
Широколиственно-темнохвойные
Шнроколиственно-светлохвойные
Болотно-луговые

Род
Холмистые ледниково-аккумулятивные
Пологоволнистые водно- ледниковые
Озерно-водно-ледниковые

Подрод
Моренные с покровными суглинками
Песчаные с покровными суглинками
Глинисто-суглинистые

Вид
Сураменные на дерново-средне- И СИЛЬНОПОДЗ 0-листых глееватых почвах
Суборевые на дерново- слабо- и средне-подзолистых почвах
Луговые низинные вла ж-нотравио-злаковые на дерново-глеевых почвах

Подвид
С камовыми суборевыми всхолмлениями
С сырыми логами под сероолышника ми, ивняками и низинными лугами
С низинными травяными болотами

жуточным итогом научного исследования. Они являются отправной точкой дальнейшего научного анализа.
Ландшафтному картографированию принадлежит почетное место в истории развития ландшафтных идей. По сути дела, в ходе крупномасштабной полевой ландшафтной съемки формировались представления о морфологической структуре ландшафтов, их иерархическом системном устройстве. В процессе составления обзорных средне- и мелкомасштабных ландшафтных карт разрабатывались принципы и методы классификации ландшафтов, а вслед за этим ландшафтная систематика конкретных географических регионов. Ландшафтное картографирование послужило одной из методических основ создания земельного кадастра и качественной оценки земель. В сочетании с дистанционными аэрокосмическими материалами оно стимулировало зарождение и развитие особого научного направления ландшафтной индикации. Наконец, ландшафтная карта, как синтетическая природная модель, стала тем. организующим научно-методическим базисом, который позволяет составлять множество взаимосвязанных и дополняющих друг друга комплексных и отраслевых карт природы. Примером тому могут служить комплексные региональные географические атласы Северного Казахстана [47] и Алтайского края [45], созданные в Московском университете. Вся совокупность карт природы и прикладных карт, представленная в них, образует системное целое, благодаря тому, что она построена на ландшафтной основе [25].
Ландшафтное картографирование и систематика ландшафтов находятся в тесной логической связи. Они соотносятся между собой как два способа моделирования ландшафтной структуры территории, дополняющие друг друга. Если в традиционной ландшафтной систематике видится структурно-генетическая модель ландшафтного устройства региона, то в ландшафтной карте, прежде всего, - модель пространственная. Следует иметь в виду, что картографирование в значительной мере опирается на систематику, ассимилирует ее как необходимый элемент-моделирования. Легенда ландшафтной карты есть не что иное, как генерализованная систематика ландшафтов. С учетом сказанного ландшафтное картографирование можно рассматривать как моделирование более высокого уровня, одновременно отражающее как пространственные, так и структурно-генетические закономерности.
60
N.2. Правила построения общенаучной ландшафтной карты
Любая научная модель создается согласно определенным принципам и правилам. Географическая карта не является исключением. Информация, составляющая ее содержание, отбирается и организуется таким образом, чтобы она располагалась в строгом порядке и могла быть легко прочитана. В результате анализ карты заранее программируется и состоит из определенной последовательности научных операций. Чтобы умело использовать его, необходимо знать те правила, на основе которых строится изучаемая карта.
В ландшафтном картографировании выработан ряд принципиальных установок, правил и нормативов. Прежде всего однозначно решается вопрос об основных объектах ландшафтного картографирования. Ими должны быть целостные природные и природ-но-ангропогенные геосистемы, а не суммы природных компонентов.
На ранних стадиях тематического природного картографирования были попытки изобразить природные территориальные комплексы способом совмещенного послойного показа природных компонентов (геогоризонтов): горных пород, рельефа, почв, растительности. Для наложения указанных компонентов одного на другой использовался богатый арсенал изобразительных средств. Цветной качественный фон - для одного, фоновые штриховки - для другого, система значков - для третьего и т. д. Такие карты были чрезвычайно перегруженными и трудночитаемыми, и все же не отражали главного - природных целостностей. Важнейшим упущением при их построении было недостаточное понимание того, что целое, в том числе любая природная геосистема, - не простая сумма составляющих компонентов, а нечто качественно новое, со своими особыми (эмерджентными) свойствами. По этой причине карты совмещенных природных компонентов не могут быть признаны ландшафтными. Вернее, их считать комплексными природными. Истинная ландшафтная карта всегда изображает природные и природно-антропогенные целостные геосистемы. В этом смысле она является синтетической по сравнению с аналитическими картами отдельных природных компонентов: геоморфологическими, почвенными, геоботаническими.
61
Что касается соответствия масштаба карты и геосистемной размерности объекта картографирования, то масштаб карты должен находиться в функциональной связи с таксономическим рангом моделируемой геосистемы, ее позицией в ландшафтной иерархии. Опыт показывает, что ландшафтное картографирование равнинных территорий на фациальном уровне возможно лишь в сверхкрупных масштабах от 1 : 100 до 1 : 500. Карты, а точнее, планы, составленные с такой степенью детальности морфологического анализа ландшафта, пока крайне редки. Их составление возможно главным образом в условиях научных стационаров. Природные геосистемы ранга подурочищ и урочищ успешно изображаются на картах крупного масштаба, в интервале от 1 : 5 000 до 1 : 50 000. Географические местности и наиболее крупные урочища главный объект ландшафтной съемки в масштабах от 1 : 100 000 до 1 : 500 000. Наконец, ландшафты - геосистемы региональной размерности -удел мелкомасштабного картографирования. Большинство известных ландшафтных карт, на которых представлены собственно ландшафты, имеют масштабы от 1 : 1 000 000 до 1 : 5 000 000.
Названные масштабы карт разноранговых геосистем отнюдь не являются абсолютно жесткими. Известны образцы мелкомасштабных карт, на которых помимо ландшафтов получают отображение некоторые географические местности и даже наиболее крупные урочища. Подобные приемы максимальной эксплуатации разрешающей способности того или иного масштаба карты допустимы. Они существенно увеличивают информационную емкость кар г. Но злоупотреблять ими не следует. Желательно отдавать предпочтение какому-либо одному рангу картографируемых геосистем.
Далее встает вопрос о соответствии масштаба карты и классификационного типологического ранга изображаемых на карте геосистем. Одно дело - составлять карту видов ландшафтов, другое - родов, типов или классов ландшафтов. Многое в этом случае зависит от размеров территории, представленной на ландшафтной карте. Является ли карта локальной, региональной или планетарной моделью. Этим диктуется ее масштаб. Так, ландшафтные карты краев, областей и республик СССР, публиковавшиеся, начиная с 60-х годов, в комплексных региональных атласах, составлены в масштабах 1 : 1 500 000, 1 : 2 500 000, 1 : 4 000 000. Ландшафтная
62
карта территории СССР в целом создана в масштабе 1 : 4 000 000 [64], а карта современных ландшафтов всего земного шара - в масштабе 1 : 15 000 000 [59].'
Вместе с тем известна эмпирическая закономерность, согласно которой географическое пространство порождает ландшафтное, разнообразие. В малом пространстве количество видов ландшафтов может быть относительно невелико. Однако по мере перехода к более крупным пространствам (регионального уровня) оно возрастает экспоненциально. Объясняется это тем, что виды, в меньшей мере роды, подроды ландшафтов отличает большая провинциальная локализация. Даже в смежных физико-географических провинциях виды ландшафтов редко когда дублируют друг друга. Как следствие, легенды ландшафтных карт крупных регионов, при сохранении в их основе систематики видов ландшафтов, неимоверно увеличиваются в объеме. Из обычной легенды они нередко превращаются в обширный сопроводительный текст типа брошюры или даже книги в несколько печатных листов. Возникает существенная несоразмерность собственно карты и ее легенды. Выход из этого положения находят в отказе от видовых типологических характеристик и переходе к более высоким-классификационным таксонам ранга рода или типа ландшафтов. Легенда при этом существенно сокращается в объеме. Так, например, поступили авторы карты "Географические пояса и зональные типы ландшафтов", которая представляет весь мир в масштабе 1 : 15000000 [50].
Таким образом, существует прямая и обратная зависимость между следующими элементами ландшафтного картографирования: а) масштабом карты; б) площадью картографируемой территории - локальным, региональным или планетарным характером карты; в) иерархическим рангом картографируемых геосистем (фаций, урочищ, местностей, ландшафтов); г) типологическим таксоном (вид, род, тип, класс), принимаемым за основу легенды. Важно, чтобы эти элементы оптимально соответствовали друг другу. Ландшафтные карты материков, например, могут быть исключительно мелкомасштабными и изображать геосистемы ранга "ландшафт" на уровне типа, в лучшем случае - рода (подрода) ландшафтов, но не вида. Мелко- и среднемасштабные карты административных областей, краев, физико-географических провинций,
63
напротив, способны представлять ландшафтную структуру регионов на уровне видов и подвидов ландшафтов и географических местностей. Карты на еще более ограниченные территории (отдельное сельскохозяйственное предприятие, лесхоз, научный полигон) должны быть выполнены в крупном масштабе, так как они отображают структуру морфологических единиц ландшафтов - главным образом природных урочищ (подурочищ) на уровне их видов и даже индивидуумов.
Вопросы семинара
Объекты ландшафтного картографирования.
Связь между масштабом ландшафтной карты, площадью картографируемой территории и таксономическим рангом картог рафируемых геосистем.
Типы легенд ландшафтных карт и их содержание.
Соотношение систематики ландшафтов и ландшафтной карты как научных моделей региональной ландшафтной структуры.
Изобразительные средства ландшафтных карт и их целе вое назначение.
Задание 4 Анализ общенаучной ландшафтной карты
Все студенты-географы, независимо от их узкой специализации, должны уметь читать не только общегеографические карты, но и карты тематические, будь то геологическая, геоморфологическая, почвенная, геоботаническая, карты населения или транспорта. Ландшафтная карта содержит несколько информационных слоев, которые нужно уметь расшифровать и сопоставить между собой как взаимодополняющие.
Задание ориентировано на приобретение опыта обращения с ландшафтной каргой как с научной моделью. Кроме того, студенту предлагается оценить ландшафтную карту в качестве комплексной основы для различного рода прикладных разработок: экологических и производственных оценок земель, территориального хозяйственного планирования, ландшафтно-экологических экспертиз, прогнозирования и т. п. С ^той целью каждому студенту предлагается перечень вопросов, на которые он должен ответить письменно в развернутом виде, изучая конкретный образец ландшафтной карты.
64
Для выполнения задания могут быть предложены карты различного масштаба. Наиболее доступными для использования на занятиях в университете являются средне- и мелкомасштабные ландшафтные карты, содержащиеся в комплексных региональных географических атласах областей, краев и республик бывшего СССР и современной России. Полезны в этом отношении изданные для вузов ландшафтные карты [44, 51,55,56 и др.]. Рукописные карты также могут стать предметом анализа.
Ниже предлагается примерный план анализа средне- или мелкомасштабной общенаучной ландшафтной карты. Он может быть изменен в зависимости от характера картографических сюжетов, отобранных преподавателем к практическим занятиям.
План анализа общенаучной ландшафтной карты
Ландшафтная структура какого региона представлена на карте?
Каков масштаб карты?
Природные геосистемы какой размерности получили ото бражение на карте: ландшафты, географические местности, уро чища, фации?
По какому типу построена легенда карты? Является ли она текстовой, табличной или какой-либо другой?
Какие основные разделы включает легенда?
Какие способы изображения используются на карте? Для показа чего применяются цветной качественный фон, штриховки, значки, индексы и другие обозначения?
Если карта характеризует ландшафтную структуру равнин ной территории, определите, какой набор природных зон (подзон) свойствен ей?
Отражены ли на карте, помимо зональных, интразоналъ- ные и экстразональные геосистемы?
Если карта характеризует ландшафтную структуру горной территории, определите, какие спектры высотной зональности свой ственны горным макросклонам различной экспозиции?
10. Читается ли на карте ландшафтная ярусность равнин и гор? Если да, то какие ландшафтные ярусы там представлены?
65
1
11. Как подразделяются и характеризуются на карте и в ле генде природные геосистемы по:
а) геолого-геоморфологическим особенностям;
б) увлажнению и дренажу;
в) характеру почвенного и растительного покрова?
Можно ли прочитать по карте морфологическую струк туру ландшафтов?
Показаны ли на карте антропогенные элементы ландшаф тов? Какие виды антропогенных изменений представлены?
Проследите по карте закономерные территориальные со седства геосистем:
а) ландшафтные катены;
б) нуклеарные геосистемы (ландшафтные хорионы); охарактеризуйте их типичными примерами.
Сопровождается ли карта ландшафтными профилями, картой физико-географического районирования, диаграммами, таб лицами? Какую дополнительную информацию они дают?
Критически оцените карту:
а) достаточно ли логично построена легенда?
б) не страдает ли карта чрезмерной схематичностью?
в) не считаете ли Вы, что карта перегружена и в связи с этим трудно читается?.
г) удачно ли использованы изобразительные средства карты (цветной качественный фон, штриховки, значки, индексы)?
Пользуясь картой, попытайтесь определить какие из зе мель региона пригодны для неполивного и орошаемого земледе лия. Укажите лучшие и худшие в этом отношении земли, отметив их пригодность для возделывания тех или иных сельскохозяйствен ных культур.
Укажите ландшафты, наиболее пригодные для различных видов рекреационного использования.
Где, в каких ландшафтах Вы рекомендовали бы создать особо охраняемые природные территории (заповедники, нацио нальные природные парки, заказники)?
Ответы на поставленные вопросы представляются в письменном виде и сопровождаются примерами, заимствованными с карты.
66
Тема V. КУЛЬТУРНЫЙ ЛАНДШАФТ МЛ. Из истории представлений о культурном ландшафте
С первых же шагов развития науки о ландшафтах географам стало очевидно, что она не может ограничиться изучением только естественных геосистем. Уже в начале XX века один из основателей российской школы ландшафтоведения Л. С. Берг ставил конечной целью географического исследования "изучение и описание ландшафтов как природных, так и культурных". Культурными ландшафтами он считал те, "в которых человек и произведения его культуры играют важную роль. Город или деревня ... суть составные части культурного ландшафта" [5, с. 116]. Высказанная позиция родственна докучаевским представлениям о природных зонах, которые он рассматривал как природно-хозяйственные комплексы с особым характером материальной и духовной культуры народов, в них обитающих. С" тех пор концепция культурного ландшафта активно утверждалась рядом видных натуралистов (А. И. Воейков, С. С. Неуструев, В. П. Семенов-Тян-Шанский, В. И. Вернадский и др.). Одни из них акцентировали внимание на ведущей роли хозяйственной деятельности в образовании и функционировании культурного ландшафта; другие подчеркивали, что культурные ландшафты зависят от исходных природных условий, с которыми вынуждена считаться человеческая деятельность. Утверждался принцип географического детерминизма.
В 20-е годы XX века в немецкой географии оформилась своя школа культурного ландшафта. У ее истоков стоял О. Шлютер, которому удалось объединить хорологические идеи А. Геттнера с антропоцентризмом французской географии человека (Э. Реклю, Видаль де ля Блаш). С тех пор в Западной Европе, и прежде всего в Германии и Франции, изучению и проектированию культурного ландшафта придается исключительное значение. В последние десятилетия они получили развитие не только в рамках ландшафтной географии, но и ландшафтной экологии.
В нашей стране теоретико-методологическое обсуждение проблемы культурного ландшафта продолжалось до середины XX века, когда определенный итог дискуссии был подведен трудами Ю. Г. Саушкина [38, 39]. О его понимании интересующего нас
67
1
природно-хозяйственного феномена красноречиво говорит следующее определение: "Культурным ландшафтом называется такой ландшафт, в котором непосредственное приложение к нему труда человеческого общества так изменило соотношение и взаимодействие предметов и явлений природы, что ландшафт приобрел новые, качественно иные, особенности по сравнению с прежним, естественным, своим состоянием. При этом, конечно, культурный ландшафт не перестал быть природным в том смысле, что, будучи изменен в связи с теми или иными потребностями общества в направлении, нужном производству, он продолжает развиваться по законам природы" (курсив автора - В. И.) [39, с. 289]. Как видно, от Л. С. Берга и до Ю. Г. Саушкина понятие "культурный ландшафт" применялось к любому ландшафту, измененному целенаправленной хозяйственной деятельностью.
Впоследствии, главным образом после работ Ф. Н. Милько-ва [22], термин "культурный ландшафт" в изложенном выше понимании был заменен термином "антропогенный ландшафт". "В настоящее время большинство исследователей под антропогенным ландшафтом подразумевают такие комплексы, в которых на всей или на большей их площади коренному изменению под воздействием человека подвергся любой из компонентов ландшафта, включая растительность " [42, с. 53]. Среди антропогенных ландшафтов, согласно выполняемым ими социально-экономическим функциям, различают ресурсовоспроизводящие (сельскохозяйственные, промышленные, лесохозяйственные), средообразующие (селитебные, рекреационные), природоохранные и др.
К антропогенным геосистемам относятся и те, которые возникают вследствие непреднамеренного изменения человеком природных условий. Так нередко происходит в сферах латерального воздействия -ландшафтно-географических полях, которые формируются вокруг каких-либо антропогенных объектов. Например, на подтопленных заболачивающихся побережьях водохранилищ; по периферии оазисов в аридных районах, подвергающихся вторичному засолению; у подножья гор, испытывающих катастрофические сели из-за вырубки лесов на вышележащих склонах.
Учитывая, что антропогенный ландшафт создается на природной основе, правильнее было бы именовать его не антропогенным, а природно-антропогенным. Приоритетным правом нользу-
68
ется первый термин, узаконенный в толковых словарях [29, 33,42] и ГОСТах. Далее мы также будем пользоваться термином антропогенный ландшафт как 'нормативным, признавая за ним некоторую нестрогость.
Что касается термина культурный ландшафт, то он приобрел новое значение и используется как в геоэкологии, так и в исто-рико-культурологическом плане.
\Л2. Геоэкологическая концепция культурного ландшафта
Культурными принято в наше время называть не все антропогенные ландшафты, а только те из них, которые действительно отвечают высоким экологическим требованиям рационального природопользования. В толковом словаре "Охрана ландшафтов" мы находим следующее определение: "Культурный ландшафт - сознательно измененный хозяйственной деятельностью человека для удовлетворения своих потребностей, постоянно поддерживаемый человеком в нужном для него состоянии, способный одновременно продолжать выполнение функций воспроизводства здоровой среды " [29, с. 112]. Более лаконично, но в том же духе характеризует культурный ландшафт один из крупнейших отечественных экологов Н. Ф. Реймерс: "Ландшафт культурный - целенаправленно созданный антропогенный ландшафт, обладающий целесообразными для человеческого общества структурой и функциональными свойствами " [33, с. 262]. По А. Г. Исаченко, культурному ландшафту "...должны быть присущи ока главных качества: 1) высокая производительность и экономическая эффективность и 2) оптимальная среда для жизни людей, способствующая сохранению здоровья, физическому и духовному развитию человека "[16, с. 349].
Из приведенных определений очевидно, что в составе современных антропогенных ландшафтов могут быть ландшафты различной степени экологического совершенства. К истинно культурным, к сожалению, относится лишь малая часть их. Преобладают же антропогенные ландшафты, нуждающиеся в оптимизации природопользования. Порой среди антропогенных ландшафтов встречаются акультурные, возникающие в результате нерациональной хозяйственной деятельности, деградированные ландшафты, обобщенно именуемые антропогенным бедлендом. Это - антропогенные пустоши, эродированные, дефлированные, засоленные и за-
69
болоченные земли, загрязненные производственными и бытовыми отходами, утратившие свой экологический потенциал.
Итак, в изложенном контексте "культурный ландшафт", "акультурный ландшафт", "деградированный ландшафт" - понятия геоэкологические, говорящие о культуре природопользования. Превращение большинства антропогенных ландшафтов в ландшафты по-настоящему культурные - одна из важнейших задач современного человечества. От ее успешного решения зависит переход к устойчивому развитию, о котором заявлено на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 г., и в конечном счете зависит будущее всей земной цивилизации.
У.З. Характерные черты культурного ландшафта
Так что же отличает культурные ландшафты от всех прочих, измененных хозяйственной деятельностью? Каковы их характерные черты с геоэкологической точки зрения?
Культурный ландшафт, как и другие природно-антропоген-ные геосистемы, включает три основные составляющие, три подсистемы: природную, социальную и производственную. Это было показано В. В. Докучаевым еще 100 лет назад в его учении о природных зонах [14]. Названные составляющие взаимодействуют друг с другом посредством прямых и обратных вещественных, энергетических и информационных связей. Образование культурного ландшафта тогда становится возможным, когда это взаимодействие достигает полной гармонии, когда подсистемы оптимально соотносятся между собой и целым. Гармоничность культурного ландшафта определяется прежде всего антропогенным фактором, способностью и стремлением социума вести экофильное, рациональное природопользование.
Из сказанного вытекает непреложный вывод: в культурном ландшафте социальная составляющая должна обладать высокой экологической культурой. Какой бы совершенный сельскохозяйственный ландшафт ни создали мелиораторы, но если крестьянин-хлебороб не научился в нем по-настоящему культурно работать, деградация земель неизбежна. То же можно сказать о городских, рекреационных и других культурных ландшафтах, эксплуатация которых большой не только физический, но и интеллектуальный и духовный труд.
70
Использование культурного ландшафта должно быть таким, чтобы он оптимально выполнял свойственные ему социально-экономические функции (ресурсовоспроизводящие, средообразующие, природоохранные и др.). В связи с этим необходимо постоянное поддержание производственно-экологического потенциала культурного ландшафта. В геоэкологии и социальной экологии это требование нашло отражение в законе социально-экологического равновесия. Суть его в следующем: "Общество развивается до тех пор и постольку, поскольку сохраняет равновесие между своим давлением на среду и восстановлением этой среды..." [34, с. 147]. У Б. Коммо-нера на этот счет есть меткий афоризм: "ничто не дается даром". К нему он добавляет пояснение: "...глобальная экосистема представляет собой единое целое, в рамках которого ничего не может быть выиграно или потеряно ... все, что было извлечено из нее человеческим трудом, должно быть возвращено. Платежа по этому векселю нельзя избежать; он может быть только отсрочен" [19, с. 32]. Один из главных законов земледелия так и называется "закон возврата ". Он требует возмещения потерь плодородия возделываемых земель путем внесения органических и минеральных удобрений, восстановления структуры почвы, оптимизации ее водного и воздушного режимов и т. п.
В свою очередь, поддержание устойчивого функционирования культурного ландшафта, будь он сельскохозяйственным, городским или рекреационным, невозможно без организации постоянного контроля за его состоянием. Иными словами, непременной частью культурного ландшафта должен быть мониторинг, главная цель которого - обеспечение текущей информацией систем управления культурным ландшафтом.
В естественных условиях регуляция всех процессов осуществляется механизмами, выработанными в ходе длительной эволюции ландшафтной сферы. Биогеохимический круговорот вещества и энергии - главный фактор ее саморегуляции. В антропогенных ландшафтах не удается избежать трансформации, а нередко и полного разрушения этого круговорота. Утраченная саморегуляция замещается антропогенным управлением. Без него культурный ландшафт существовать не можег. В случае прекращения или ослабления управления, ухода и охраны со стороны человека культурный ландшафт деградирует, теряя способность выполнять задан-
71
ные ему социально-экономические функции. Так происходит с заброшенными пахотными землями, превращающимися в бурьянис-тую залежь, дичающими без должного ухода садами и парками, населенными пунктами, дорогами и мостами, лишившимися текущего и капитального ремонта, и т. п.
Различают два основных вида управления антропогенными ландшафтами: "мягкое" и "жесткое". "Мягкое" управление направлено на мобилизацию природных сил самого ландшафта для поддержания его устойчивости. Оно производится путем воздействия главным образом на биоту и природные воды. Еще А. И. Воейков и В. В. Докучаев призывали окультуривать природную среду, преобразуя ее растительный покров, поверхностные и подземные воды. Эти компоненты ландшафта легче других поддаются искусственным изменениям и служат эффективными рычагами мягкого управления.
Естественная и культурная растительность и водоемы -главные элементы экологического каркаса культурных ландшафтов, цель которого - поддержание устойчивого функционирования природно-производственных геосистем. Таковы защитные лесонасаждения, массивы искусственного залужения, парки, лесопарки, озера, пруды, реки и т. п. К мягкому регулированию ландшафта относится гидромелиорация, ориентированная на оптимизацию водных режимов земель посредством осушения, орошения и обводнения. Тысячелетия функционируют оазисы, созданные на орошаемых землях в пустынных районах. Уже в эпоху бронзы существовали Самаркандский, Бухарский и Хорезмский оазисы в Узбекистане, Мургабский и Тедженский - в Туркмении. В результате искусственного осушения в цветущие сады и плантации превращены ранее заболоченные земли Колхиды, освоены под сельскохозяйственные угодья болота Полесья. Только с помощью "мягкого" регулирования (полезащитных лесонасаждений, прудов и водоемов) создан по проекту В. В. Докучаева культурный сельскохозяйственный ландшафт в Каменной степи на юге Воронежской области.
"Жесткое" ландшафтное регулирование производится, как правило, путем создания инженерно-технических сооружений: гидроузлов, плотин, шлюзов, каналов, всевозможного рода защитных сооружений в виде дамб, волноломов, водоотводов, опорных стенок, водосливных лотков и т. п. Они способны защищать от раз-
72
рушительных природных процессов города, поселки, железные и шоссейные дороги, промышленные и энергетические объекты, рекреационные комплексы и др. Для примера сошлемся на опыт зга-щиты южноказахстанского города Алматы (бывшая столица Казахстана) от катастрофических селей. Со дня основания в середине XIX века город неоднократно подвергался их разрушительному воздействию. Сели сходили с гор Заилийского Алатау по долинам рек Малой Алмаатинки и Большой Алмаатинки. В 60-е годы высоко в горах, в урочище Медео была возведена грандиозная противо-селевая плотина высотой около 300 м. С тех пор она не раз спасала город от катастрофических селей.
Другой пример. Вдоль черноморского побережья Кавказа от Туапсе до Сухуми тянется узкая лента железнодорожного полотна. Она зажата между горами и морем. В результате железная дорога постоянно находится под угрозой разрушения абразионными процессами со стороны моря, обвалами, оползнями, опльшинами и селями - со стороны гор. На большей части своего протяжения она "жестко" защищена множеством инженерно-технических сооружений. Среди них: железобетонные буны, волноломы, волноприбой-ные стенки вдоль берега моря, бетонированные водосливы, водоотводы, опорные стенки у подножья гор.
Инженерно-технические сооружения, внедряемые в ландшафт, являются в нем чужеродным образованием. Они быстро стареют, разрушаются природными процессами и сами нуждаются в постоянном уходе и охране. Экологическая и экономическая эффективность их со временем падает. Начинает работать "правило старого автомобиля", согласно которому поддержание, разрушающегося инженерно-технического сооружения обходится подчас дороже строительства нового. Помимо того, техногенные изменения среды способны вызывать неблагоприятные цепные реакции в ландшафтах, которые, к сожалению, не всегда учитываются. Примером тому может .служить антропогенная катастрофа Аральского моря, водный баланс которого был грубо нарушен в результате неумеренного разбора воды из Амударьи и Сырдарьи.
Как видно, жесткое управление ландшафтом, хотя и является иногда единственно возможным, сопряжено с большими экономическими затратами и чревато зачастую неблагоприятными побочными эффектами. Прежде чем прибегать к нему, необходимо
73
мобилизовать все резервы естественной регуляции ландшафта путем "мягкой" перестройки его структуры и функционирования. Это требование в первую очередь касается культурных ландшафтов.
Здоровая, экологически благоприятная среда обитания - еще одна характерная черта культурного ландшафта. Не может ландшафт быть культурным, если он непригоден для нормального, безопасного проживания в нем человека. Как бы ни был благоустроен городской ландшафт, но если его воздушный бассейн насыщен выхлопными газами автотранспорта, выбросами промышленных и энергетических предприятий, его невозможно отнести к культурным ландшафтам. Как бы ни было эффективно растениеводство, но если оно сопровождается накоплением ядохимикатов (пестицидов) и азотных соединений в нижних звеньях агроландшафтной катены, то этот ландшафт далек от культурного.
Особые требования предъявляются и к внешнему облику культурного ландшафта - его пейзажу. Во французской географической литературе термины "пейзаж" и "ландшафт" используются как синонимы. В отечественной науке они не идентичны. Под пейзажем в российской школе ландшафтоведения подразумевается внешний облик ландшафта, воспринимаемый визуально с определенной точки обзора [27]. Восприятие культурного ландшафта должно удовлетворять высоким эстетическим требованиям. Проще говоря, культурный ландшафт должен быть красив. В древнегреческой натурфилософии как бесспорная истина признавалось: красивое есть полезное (Сократ). Эта простая оценка красоты апробирована временем.
Польза эстетичного ландшафта заключается не только в поддержании физического и духовного здоровья его обитателей, но и в воспитательном потенциале. Красивый ландшафт способен растить экологически и этически совершенного человека. Видно, неслучайно в чарующей красоте царскосельских садов и парков вырос поэтический гений А. С. Пушкина и А. А. Ахматовой. Напротив, изуродованный производством ландшафт духовно растлевает своих обитателей.
Итак, главные особенности культурного ландшафта с геоэкологической позиции выражаются в следующем: а) гармонизация природной, социальной и производственной подсистем; б) оптимальное и устойчивое функционирование; в) минимизация
деструктивных процессов; г) здоровая среда обитания; д) наличие постоянного мониторинга;,е) антропогенная регуляция, охрана и уход; ж) высокое художественное достоинство пейзажного облика.
У.4. Принципы и правила создания культурных ландшафтов
В современном мире пока немного антропогенных ландшафтов, которые с полным основанием можно было бы признать культурными в геоэкологическом отношении. К ним принадлежат: культурный сельскохозяйственный ландшафт Каменной степи, созданный по проекту В. В. Докучаева в черноземной полосе Центра России; голландские польдеры на землях, отвоеванных у моря; рисовые ландшафты на искусственно террасированных горных склонах юго-восточной Азии (Китай, Индия, Филиппины, Вьетнам); садово-парковые ансамбли пригородов Санкт-Петербурга (Петергоф, Павловск, Царское Село); регулярные и пейзажные парки Западной Европы; парки и сады Китая и Японии; всемирно известные курорты Лазурного Берега; спортивные комплексы Альп; национальные парки США, Западной Европы и др. В неодинаковой степени окультурена их природа, но везде она используется оптимально и не деградирует. Люди научились создавать по-настоящему культурные ландшафты. Крупнейший российский ландшафто-вед В. Б. Сочава называл такие ландшафты "доминионами ноосферы" - сферы разума и бережного сотворчества человека с природой [41]. Проектирование и строительство культурных ландшафтов предполагает строгое соблюдение целого ряда ландшафгно-экологических принципов и правил.
Принцип природно-хозяйственной адаптивности нацеливает на определенное сближение, приспособление структуры и функционирования антропогенного ландшафта к особенностям местного природного. Нельзя, например, планировать размещение пахотных угодий на склонах крутизною более 3-6° и не предусматривать при этом введения севооборотов и лесомелиоративных мероприятий для защиты земель от смыва и размыва. Из-за опасности овражного расчленения не распахиваются прибровочные части междуречий, примыкающие к крутым склонам эрозионных форм речных долин и балок. Оптимальное совмещение хозяйственных объектов с ландшафтной структурой конкретного региона необходимо не только в сельском хозяйстве, но и других видах природо-
~1

74
75
пользования: градостроительстве, прокладке железных дорог и автотрасс, нефте- и газопроводов, линий электропередач, гидроэнергетическом и гидромелиоративном строительстве, лесном хозяйстве, создании рекреационных комплексов и т. д. Оптимальная вложенность, вписанность хозяйственных объектов в морфологическую структуру естественного ландшафта - один из обязательных признаков культурного ландшафта.
Не только в пространстве, но и во времени культурный ландшафт должен быть адаптирован к особенностям местной природы. Важно во-время, в соответствии с сезонными (подсезонными) и погодными условиями: а) произвести сев сельскохозяйственных культур, их подкормку и защиту от сорной растительности и вредителей; б) организовать сенокос на лугах, чтобы не потерять кормовые достоинства трав; в) начать и завершить отопительный сезон в городах и т. п.
Принцип природно-хозяйственной адаптивности предполагает поиск таких технологий природопользования, которые позволяют сделать производство в культурном ландшафте малоотходным или почти безотходным. Технологические меры оптимизации культурного ландшафта очень разнообразны и определяются их социально-экономическими функциями. К ним можно отнести:
а) биологические системы земледелия, внедряемые в после дние годы в качестве альтернативных современному химизирован ному сельскохозяйственному производству и позволяющие отка заться от применения в растениеводстве ядохимикатов;
б) внедрение в энергетику солнечных, геотермальных, вет ровых, приливных электростанций, использующих возобновляемые естественные источники энергии;
в) включение в состав городского транспорта средств пере движения на электротяге (включая электромобиль) и параллельное вытеснение с городских улиц двигателей внутреннего сгорания, загрязняющих воздушный бассейн выхлопными газами.
Многие из подобных технологических мер составляют суть геоники (термин Т. В. Звонковой), цель которой- структурное и функциональное сближение культурных ландшафтов с природными геосистемами.
Один из важных законов ландшафтного проектирования закон необходимого разнообразия природно-хозяйственных геосис-
76
тем. По сути, он повторяет общий системный закон, согласно которому существование и функционирование любой системы возможно лишь тогда, когда в ее составе участвуют и взаимодействуют неоднородные, но взаимодополняющие элементы. Ненарушенный естественный ландшафт всегда отвечает этому закону.
Упрощение структуры ландшафта, которое часто происходит в процессе его хозяйственного освоения, далеко не безобидно. Оно нередко влечет за собой дестабилизацию антропогенных ландшафтов под воздействием ускоренной эрозии, дефляции и других разрушительных процессов. Разумеется, человеку проще иметь дело с относительно однородным ландшафтом, в хозяйственном использовании которого можно применять стандартные приемы. Однако в реальности такие ландшафты крайне редки. Они всегда морфологически дифференцированы, и с этим приходится считаться. Морфологическая структура ландшафта - сильный фактор стабилизации геосистемы, который должен быть использован и в культурном ландшафте.
Еще в конце XIX века В. В. Докучаев, закладывая основы учения о культурных сельскохозяйственных ландшафтах, говорил о необходимости соблюдения на сельскохозяйственных землях "норм, определяющих относительные площади пашни, лугов, леса и вод", которые, "конечно, должны быть соображены с.местными климатическими, грунтовыми и почвенными условиями, а равно и с характером господствующей сельскохозяйственной культуры" [13, с. 220]. Таким образом он выдвигал два основных требования: необходимое разнообразие угодий и приспособленность сельскохозяйственного использования земель к местным природным условиям. Для южного Нечерноземья Центра России приемлемым принято считать такое соотношение типов земель: пахотные земли -40%; луговые пастбища и сенокосы - 25-30%; леса - 30%; земли населенных пунктов, промышленности и транспорта - 5%.
Докучаевские идеи перекликаются с известными положениями современной теории управления, согласно которой управляющая система тогда способна справиться с возложенной на нее задачей, когда ей придается организация, адекватная по разнообразию структуре управляемого объекта. В кибернетике это положение получило название закона необходимого разнообразия. Применительно к ландшафтному проектированию закон интерпретируется
77
следующим образом: антропогенный ландшафт тем лучше поддается управлению, чем ближе его территориальная и временная организация приспособлена к морфологии и динамике природного ландшафта.
Согласно требованиям указанного закона, структура культурного ландшафта включает не только производственные, но и экологические геосистемы. Наличие экологического каркаса (экологической инфраструктуры) обязательно для культурного ландшафта. Экологический каркас - это совокупность естественных и искусственных геосистем, выполняющих функцию защиты окружающей среды и "мягкого" управления ландшафтом. Экологический каркас предназначен для поддержания оптимального функционирования, динамической устойчивости ландшафта и создания в нем благоприятной среды обитания. Обычными элементами экологического каркаса в сельскохозяйственных, городских, рекреационных ландшафтах являются разного рода зеленые насаждения и водоемы.
Экологический каркас культурного ландшафта должен быть целостным, т. е. представлять единую сеть соединенных друг с другом звеньев - экологических ниш и экологических коридоров. Тем самым в нем создаются благоприятные условия для поселения, размножения и миграции полезных представителей орнитофауны, териофауны, насекомых, обеспечивающих существование биоценоза. Целостной структурой отличается, например, экологический каркас западноевропейского сельскохозяйственного ландшафта типа "бокаж", в котором экологическими нишами служат островные массивы (рощи) широколиственных лесов, а экологическими коридорами - защитные лесополосы, выращенные по границам полей, пастбищ и вдоль дорог.
Так же как и прочие структурные элементы культурного ландшафта, его экологический каркас должен быть удачно вписан в морфологию местного ландшафта. Шаблоны здесь нежелательны. Можно лишь сформулировать общее правило: все переходные (эко-пюнные) зоны, возникающие на контактах разнородных элементов ландшафта, необходимо отводить под земли экологического каркаса. В сельскохозяйственных ландшафтах к ним относятся рубежи разного рода угодий, подверженные деструктивным процессам: крутосклоновые, прибровочные, прирусловые позиции; в
78
городских ландшафтах - сочленения промышленных, селитебных и рекреационных зон и т. п.
Культурный ландшафт всегда функционально зонирован. Под функциональным зонированием хозяйственно освоенного ландшафтного пространства понимается его членение на геосистемы, предназначенные для выполнения определенных социально-экономических функций. О функциональном зонировании сельскохозяйственного ландшафта известно со времен В. В. Докучаева. Для современного городского ландшафта характерны следующие типы функциональных зон: селитебная (жилая), административно-культурная, промышленная, рекреационная (парки, лесопарки, скверы, пляжи и т. п.), лечебно-оздоровительная (детские сады, родильные дома, поликлиники, больницы, дома для престарелых), транспортная, коммунально-складская. Так как большинство крупных городов формировалось на протяжении веков, их функциональные зоны лишь изредка четко дифференцированы. Подчас они сливаются друг с другом, перемежаются пространственно, внедряются одна в другую. Только те города, которые были созданы сравнительно недавно и по единому архитектурному плану, демонстрируют ярко выраженное функциональное зонирование ландшафтного пространства. К ним принадлежит современная столица Бразилии город Бразилиа (проект С. Ф. Нимейера), город Чандигарх в Индии (проект Ш. Э. Ле Корбюзье), Новосибирский академгородок и немногие другие.
В планировке города важно решить проблему соотношения застроенных земель и открытых водно-зеленых пространств, играющих роль экологического каркаса. Согласно современным требованиям городского проектирования, доля земель экологического каркаса в городском ландшафте в оптимуме должна достигать 30-40%. Редко какой из крупных городов может похвастаться такими показателями. Москва в границах МКАД занимает площадь 70 тыс. га. Из них на лесонасаждения приходится 18 тыс. га, т. е. 25%. По территории города они размещены очень неравномерно. Большая часть их приходится на зеленые клинья лесопарков, внедряющиеся в пределы Москвы со стороны лесопаркового защитного пояса города. Центральная же часть города ощущает явную нехватку зеленых насаждений.
79
1
В национальных парках функциональное зонирование является обязательным условием организации территории. Выделяются зоны четырех основных типов:
а) заповедная, в пределах которой запрещаются все виды хо зяйственной деятельности, предназначенная исключительно для научных исследований;
б) регулируемого рекреационного использования (осмотр природных, исторических, архитектурных достопримечательнос тей со строго локализованными и жестко нормированными антро погенными нагрузками);
в) культурно-бытового обслуживания посетителей (гостинич ные комплексы, кемпинги, рестораны);
г) хозяйственно-административная (хозяйственные построй ки, поселки сотрудников службы управления, мониторинга, науч ных лабораторий и др.); по периметру национального парка созда ется буферная зона, в пределах которой обычно находятся хозяй ственно-административные объекты парка.
Хотя в различных по социально-экономическому назначению антропогенных ландшафтах функциональное зонирование специфично, при его планировании желательно следовать правилу функциональной поляризации [37]. Функционалъная.поляртация -одно из важных, свойств культурного ландшафта. Она реализуется путем Максимально возможного пространственного разобщения экологически опасных промышленно-энергетических и транспортных зон, с одной стороны, и средообразующих - селитебных, рекреационных, лечебно-оздоровительных - с другой. Цель поляризации: предотвращение или ослабление загрязняющего воздействия производственных объектов на смежные территории жилых и рекреа-ционно-оздоровительных комплексов. Защитный эффект функциональной поляризации возрастает при разделении названных противостоящих функциональных зон буферными зонами экологического каркаса. Параллельно необходим учет "правила вектора ". согласно которому распространение полей загрязнения среды в значительной степени зависит от направления господствующего переноса воздушных масс, поверхностного и подземного стока, антропогенного перемещения промышленных и бытовых отходов. В Москве этот вектор ориентирован с запада на восток и юго-восток. Недаром жилье в западной, наветренной части города значительно дороже, чем на юго-востоке, в подветренной позиции.
80
\Л5. Историко-культурологическое изучение антропогенного ландшафта
Геоэкологическим анализом изучение антропогенных ландшафтов не исчерпывается. Наряду с ним применяется этно-исто-рический и культурологический подходы. Они издавна' были характерны для географии, особенно французской и российской школ (Видаль де ля Блаш, Ж. Брюн, А. Деманжон, Э. де Мартонн, В. В. Докучаев, Л. С. Берг, В. П. Семенов-Тян-Шанский, Ю. Г. Са-ушкин, Р. М. Кабо и др.). В последние годы историко-культуроло-гаческая концепция антропогенного ландшафта получила новый импульс развития в связи с происходящей в наше время гуманизацией ландшафтоведения [23]. Согласно этой концепции, освоенные человеком ландшафты во многом представляют собой продукт истории населяющих их народов, их материальной и духовной культуры. При этом антропогенный ландшафт рассматривается как своего рода отражение, отпечаток преобразующего его социума. Установлена закономерность: каково общество, его культура, менталитет и исторические судьбы, таков и ландшафт, им созданный. Ландшафт - лицо страны, лицо нации. Как по состоянию и убранству квартиры или дома можно судить о хозяевах, так по антропогенному ландшафту - о культуре, трудовых навыках и традициях его социума. Если архитектура старинных-горо-дов расценивается как история, запечатленная в камне, то антропогенный ландшафт в не меньшей мере читается как историческая летопись.
Очевидно, при классификации антропогенных ландшафтов должны учитыватся не только их природная и производственная подсистемы, но вместе с тем и социокультурная. Есть основания говорить о национальных ландшафтах: испанских и французских, немецких и польских, финских и карельских, израильских и палестинских.' Несмотря на географическое соседство и сходство природных условий, им свойственна ярко выраженная этнокультурная специфика.
При пересечении границы России и стран Балтии бросаются в глаза поразительные различия в облике сельских ландшафтов и провинциальных городов названных стран. И это, несмотря на полное сходство природных условий. Ухоженный западноевропейский ландшафт Балтии невозможно спутать с северо-западным российским, лишенным европейского лоска.
81
В полупустыне северного Прикаспия рубеж России и Казах-ст'ана отмечен не пограничными столбами, а резкой сменой сельского ландшафта. В волгоградском Заволжье его распаханность достигает 50-70%, тогда как в Западном Казахстане - не превышает 20%. Русские переселенцы в начале XX века привнесли в эти аридные края культуру земледелия; местные казахи - продолжают придерживаться традиционного пастбищного животноводства.
Казалось бы еще в средние века завершилась реконкиста в Испании. Страна избавилась от иноземного гнета. Но до сих пор испанские ландшафты юга Пиренейского полуострова сохраняют своеобразный мавританский облик и дух. Прошедшие столетия не смогли стереть отпечаток арабской средневековой культуры с антропогенных ландшафтов Андалусии.
Культурный национальный ландшафт - "эстафета " поколений. С ним от эпохи к эпохе передаются накопленные веками материальные и духовные богатства нации. Одновременно культурная ландшафтная среда растит и формирует свой будущий социум. Люди строят и оберегают родные этнические ландшафты, а ландшафты духовно созидают и воспитывают людей. В системе "социум -ландшафт" существует прямая и обратная духовная связь. А. М. Горький, повидавший на своем веку множество российских и западноевропейских ландшафтов, писал по этому поводу: "Человек Запада еще в раннем детстве, только что встав на задние лапы, видит всюду вокруг себя монументальные результаты труда его предков. От каналов Голландии до туннелей Итальянской Ривьеры и виноградников Везувия, от великой работы Англии до мощных Силезских фабрик - вся земля Европы тесно покрыта грандиозными воплощениями организованной воли людей... Это впечатление всасывается ребенком Запада и воспитывает в нем сознание ценности человека, уважения к его труду и чувство своей личной значительности как наследника чудес труда и творчества предков" [11, с. 9].
Вопросы семинара
Как соотносятся понятия "антропогенный ландшафт" и "культурный ландшафт"?
Основные геоэкологические требования, предъявляемые к культурному ландшафту.
82

Культурный ландшафт - регулируемая природно-хозяй- ственная геосистема. "Мягкое" и "жесткое" управление.
Принцип природно-хозяйственной адаптивности в ланд шафтном планировании.
Геоэкологическая интерпретация закона необходимого раз нообразия.
Экологический каркас культурного ландшафта.
Функциональное зонирование и функциональная поляри зация культурного ландшафта.
Культурный ландшафт как исторический и духовный фе номен.
Культурный ландшафт - "эстафета" поколений.
Задание 5 Решение ландшафтно-экологических задач
Учащимся предлагаются задачи из области территориального ландшафтного планирования. Учитывая, что студенты I курса делают первые шаги в освоении ландшафтоведения, задачи намеренно упрощены. Они, однако, требуют понимания тех взаимных связей природной, хозяйственной и социальной подсистем, которые составляют специфику антропогенного ландшафта. Задачи заставляют задуматься о хозяйственной оценке природных условий, о выборе наилучших вариантов и способов использования земель, об экологических последствиях их освоения. В процессе решения задач необходимо опираться на принципы и правила создания культурных ландшафтов. Задание нацелено на развитие у студентов навыков геоэкологического мышления.
Решения задач представляются в виде схем, планов и профилей, на которых условными знаками изображаются природная основа и хозяйственные объекты проектируемого культурного ландшафта. Графический материал сопровождается пояснительным текстом. Возможны альтернативные решения задач. Результаты обсуждаются на занятиях в дискуссионной форме, сравниваются различные варианты решений.
Для примера предлагается небольшая выборка ландшафтно-экологических задач, решаемых на практических занятиях по ландшафтоведению студентами I курса географического факультета МГУ.
83
Задача № 1. Антропогенная трансформация ландшафтов южного Нечерноземья России
Смешанные леса Центральной России стали объектом сельскохозяйственного освоения, начиная с эпохи бронзы (II тыс. до н. э.). В течение веков ранее сплошь залесенная территория в результате применения подсечно-огневой и лесопольной систем земледелия подвергалась обезлесению. На месте сведенных лесов появились сельскохозяйственные угодья: пашни, луговые пастбища и сенокосы. В XVIII веке, согласно имеющимся документам, освоенность территории не уступала современной. В настоящее время в ряде районов южного Нечерноземья лесистость не превышает 20-30%, в других - достигает 40-60%. Для решения задачи необходимо ответить на следующие вопросы.
Какие звенья местных ландшафтных катен подверглись наибольшему антропогенному воздействию: а) сураменные (широколиственно-еловые) слабодренированные междуречные моренные равнины; б) суборевые (широколиственно-сосновые) хорошо дренированные долинные зандры и надпойменные террасы; в) пойменные дубравы?
Какими хозяйственными угодьями они были полностью или частично замещены?
В каких позициях ландшафтных катен и почему закладывалось в старину большинство населенных пунктов южного Нечерноземья?
Какая "цепная реакция" природных процессов была стимулирована превращением смешаннолесных ландшафтов в лесо-лу-гово-полевые?
Как изменился породный состав леса?
Какие изменения стал испытывать почвенный покров?
Как изменился поверхностный сток на водосборах и гидрологический режим рек? Какие последствия они имели для пойменных земель и коренных склонов речных долин?
Ответы на поставленные вопросы представить в письменном виде и сопроводить их схематическим профилем агроландшафт-ной катены.
84
Задача №2. Территориальная организация лесохозяйственного ландшафта
В таежной зоне Сибири леспромхоз получил в свое распоряжение обширный массив темнохвойной тайги как на равнине, так и в примыкающих с юга горах.
В горах, в живописной внутригорной впадине расположено озеро. Из него вытекает река, прорезающая горы глубокой долиной с залесенными крутыми склонами и узкой надпойменной террасой. Выходя на равнину, река образует широкую долину с системой боровых надпойменных террас и луговой поймой. На равнине река становится судоходной.
Необходимо решить задачу по рациональной территориальной организации лесохозяйственного ландшафта в описанных природных условиях. Где следует разместить:
лесные массивы главного пользования для сплошных ле созаготовительных-рубок (леса III группы);
лесные массивы, где могут быть разрешены выборочные рубки (леса II группы);
леса I группы - почвозащитные, водоохранные;
комбинат по разделке и отгрузке древесины;
рабочий поселок леспромхоза;
подсобное мясо-молочное и овощное хозяйство;
детские лагеря и дома отдыха;
автодороги, соединяющие рабочий поселок, промышлен ные, сельскохозяйственные и рекреационные объекты.
Время естественного восстановления спелых лесов главного пользования после вырубки составляет в данном районе 150 лет. Какова может быть предельная расчетная лесосека, если в леспромхозе леса III группы занимают площадь 900 тыс. га?
Решение представляется в виде схематической карты. Дать краткое текстовое обоснование ландшафтного планирования.
Задача №3. Территориальное планирование степного агроландшафта
В степной зоне, на крупноувалистой возвышенной равнине, расчлененной долинами малых рек, предстоит разместить сельскохозяйственные угодья в соответствии с морфологической структурой местного природного ландшафта. При этом важно, чтобы агроландшафт был устойчив к эрозии и дефляции почв, атмосфер-
85
ным засухам; чтобы речные водотоки не подвергались обмелению, заилению и химическому загрязнению (эвтрофикации).
Ландшафтные катены в данном районе от водораздела до речного водотока имеют следующую структуру:
степной приводораздельный лёссовый плакор с чернозе мами тяжел о суглинистыми;
степной покатый придолинный склон междуречья, крутиз ной 5-6°, сложенный лёссами, с черноземом тяжело суглинистым;
крутой (около 20°) коренной склон речной долины, сло женный песчаниками, заросший дубовым лесом, с темно-серыми лесными супесчано-щебенчатыми почвами;
песчано-боровая II надпойменная терраса с эоловым дюн- но-котловинным рельефом и дерново-боровыми рыхлопесчаными почвами;
лугово-степная I надпойменная супесчаная терраса, с чер ноземами легкосутлинистыми;
луговая пойма с аллювиальными суглинистыми почвами;
приречные пойменные древесно-кустарниковые заросли урема (из ивы, тополя, боярышника, черемухи и др.).
Где в пределах указанной катены целесообразно расположить:
а) пахотные угодья с зерновым севооборотом, в котором глав ными культурами являются озимая пшеница и многолетние травы;
б) пахотные угодья с зерно-пропашным севооборотом, в ко тором помимо пшеницы и многолетних трав, выращивается куку руза, сахарная свекла и подсолнечник;
в) пастбища для крупного рогатого скота;
г) сенокосы?
Необходимо ли каким-либо частям указанной катены придать функции экологического каркаса?
Есть ли необходимость создания в данном агроландшафте дополнительных элементов экологического каркаса? Если да, то где и какого типа?
Письменный ответ сопроводить схематическим профилем агроландшафтной степной катены.
Задача №4. Функциональное зонирование промышленного региона
Старинный город (ныне областной центр) в средней полосе европейской части России (в зоне смешанных лесов) располагается на надпойменных террасах речной долины и примыкающих
86
придолинных склонах междуречья. Направление стока в долине с запада на восток. Террасы сложены песчаным аллювием, а междуречная равнина - мореной с плащом покровных суглинков. В окрестностях города сохранились массивы лесов: а) еловых и березово-еловых; б) сосновых. Под пахотные угодья освоены участки междуречной равнины и поймы реки.
В данном районе планируется построить металлургический сталеплавильный комбинат и мощную теплоэлектроцентраль.
Следует решить проблему функционального зонирования территории и ответить на следующие вопросы.
Где разместить металлургический комбинат?
Где разместить ТЭЦ?
Где построить новый жилой массив для металлургов и энергетиков?
Где заложить рекреационные объекты (детские лагеря, дома отдыха, пансионаты)?
Каким должен быть экологический каркас региона?
Где скорее всего в данном районе сохранились массивы еловых (березово-еловых) и сосновых лесов?
7) На каких пахотных угодьях целесообразнее размещать полевые (зерно-травяные), кормовые и овощные севообороты мес тным сельскохозяйственным предприятиям?
Решение представить в виде схемы территориального ландшафтного планирования и пояснительного текста.
Задача №5. Планирование курортного ландшафта
В живописных предгорьях Северного Кавказа разведано богатое месторождение углекислых и сероводородных минеральных вод высокой бальнеологической ценности. Району свойственны весьма благоприятные климатические условия (большое число дней солнечного сияния, чистый горный воздух, короткая и мягкая зима, умеренно жаркое лето, сухая и теплая осень).
Поблизости - на предкавказских равнинах находится один из крупнейших сельскохозяйственных районов юга России. В то же время отсутствуют предприятия химической, металлургической, машиностроительной промышленности, способные загрязнять окружающую среду. Все это позволяет ставить вопрос о создании в указанном месте бальнеологического и горно-климатического курорта федерального значения.
87
«
Необходимо разработать вариант территориального планирования курортного ландшафта, исходя из специфики местных географических условий и общих правил, и принципов построения культурного ландшафта.
Ландшафтная структура района включает следующие природные и природно-антропогенные геосистемы.
1. Сглаженное низкогорье (Н^ - 600-650 м), с широколи ственными лесами, у подножья которого происходит разгрузка минеральных вод,
Крупнохолмистое лесостепное предгорье (На6с~ 400-500 м).
Подгорная лугово-степная равнина, преимущественно рас паханная (Н - 300-400 м).
у абс. '
Требуется составить план территориального устройства курортного города. В его структуру необходимо включить следующие элементы.
Курортную зону с водолечебным комплексом.
Лесопарковую зону с лечебными тропами для пеших до зированных восхождений - терренкуров.
Канатно-кресельную дорогу или фуникулер.
Пейзажно-смотровые площадки.
Пригородные рестораны, казино.
Административный, культурный и торговый центр.
Жилые массивы.
Стадион.
Телевизионный ретрансляционный центр.

Промышленную зону с предприятиями пищевой промыш ленности, ТЭЦ и домостроительным комбинатом.
Железнодорожный вокзал и транспортно-складскую зону.
Аэропорт.
Решение представить в виде схемы и текстового пояснения.
ЛИТЕРАГ/РА
1. Анненская Г. Н., Видина А. А., Жучкова В. К. и др. Морфологи-
ческое изучение географических ландшафтов //Ландшафтове-дение. М.: Изд-во АН СССР. 1963. С.5-28.
2. Анненская Г.Н.. Мамай И.И., Цесельчук Ю.Н. Ландшафты Ря-
занской Мещеры и возможности их освоения. М.: Изд-во Моск. ун-та. 1983. 246с.
3. Анненская Г.Н., Жучкова В.К., Мамай И.И. и др. Ландшафты
Московской области и их современное состояние. Смоленск: Изд-во СГУ. 1997. 295 с.
4. Арманд Д. Л. Наука о ландшафте (основы теории и логико-ма-
тематические методы). М.: Мысль. 1975. 288 с.
5. Берг Л. С. Предмет и задачи географии //Изб. труды. М.: Изд-
во АН СССР. 1958. Т. И: Физическая география. С. 112-119.
6. Беручашвили Н. Л., Жучкова В. К. Методы комплексных физи-
ко-географических исследований. М.: Изд-во Моск. ун-та. 1997. 320с.
7. Бяллович Ю.П. Биогеоценотические горизонты: Сб. работ по гео-
ботанике, ботанической географии, систематике растений и палеогеографии // Тр. МОИП. Отд. биол. М., 1960. Т. III. С. 43-60.
8. Видина А. А., Джерпетов И. В., Низовцев В. А. Факторы ланд-
шафтной дифференциации и ландшафты Сатинского учебного полигона и смежных территорий // Комплексная географическая практика в Подмосковье. М.: Изд-во Моск. ун-та. 1980. С. 153-202.
9. Викторов А. С. Рисунок ландшафта. М.: Мысль. 1986. 181 с. 10. Винер Н. Я - математик. М.: Наука. 1964. 355 с.
11.Горький М. О русском крестьянстве//Огонек. 1991. №49. С. 9-12.
Гумбольдт А. Космос. Опыт физического мироописания. Т. 1. М., 1866. 408с.
Докучаев В. В. Наши степи прежде и теперь // Изб. соч. М.: Сельхозгиз. 1949. Т. II. С. 161-228.
Докучаев В. В. К учению о зонах природы // Изб. соч. М.: Сель хозгиз, 1949. Т. III. С. 317-329.
Исаченко А. Г. Ландшафты СССР. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та. 1985.320с.

Исаченко А. Г. Ландшафтоведение и физико-географическое районирование. М.: Высшая школа. 1991. 368 с.
Исаченко А. Г., Шляпников А. А. Природа мира. Ландшафты. М.: Мысль. 1989.504с.

Кант И. Сочинения. М.: Мысль. 1964. Т. 3.
Коммонер Б. Замыкающийся круг. Природа, человек, техноло гия. Л.: Гидрометеоиздат. 1974. 274 с.
Кравцова В. И. Космические методы картографирования. М.: Изд-во Моск. ун-та. 1995. 240 с.

88
89
1
Культурный ландшафт: вопросы теории и методологии иссле дования. Смоленск: Изд-во СГУ. 1998.104 с.
Мильков Ф. Н. Человек и ландшафты. М.: Мысль. 1973.224 с.
Милъков Ф. Н. Физическая география: современное состояние, закономерности, проблемы. Воронеж: Изд-во Воронежского ун та. 1981.400с.
Нееф Э. Теоретические основы ландшафтоведения. М.: Про гресс. 1974. 219 с.
Николаев В.А. Классификация и мелкомасштабное картографи рование ландшафтов. М.: Изд-во Моск. ун-та. 1978. 63 с.
НиколаевВ.А. Космическое ландшафтоведение. М.: Изд-во Моск. ун-та. 1993. 81 с.
Николаев В. А. Эстетическое восприятие ландшафта // Вестн. Моск. ун-та. Сер. геогр., 1999. № 6. С. 10-15.
Николаев В. А. Ландшафты азиатских степей. М.: Изд-во Моск. ун-та. 1999.288с.

Охрана ландшафтов. Толковый словарь / Под ред. В. С.Преобра женского. М.: Прогресс. 1982. 272 с.
Перельман А. И. Геохимия ландшафта. М.: Высш. школа. 1975. 342с.
ПолындвБ. Б. Избранные труды. М.: Изд-во АН СССР 1956.751 с.
Раменский Л. Г. Введение в комплексное почвенно-геоботани- ческое исследование земель. М.: Сельхозгиз. 1938. 620 с.
Рейтере Н. Ф. Природопользование. Словарь-справочник. М.: Мысль. 1990. 640с.
Реймерс Н. Ф. Экология. Теории, законы, правила, принципы и гипотезы. М.: Молодая Россия. 1994. 367 с.
Ретеюм А. Ю. Земные миры. М.: Мысль. 1988. 270 с.
Риттер К. Общее землеведение. М. 1864. 188 с.
Родоман Б. Б. Поляризация ландшафта как средство сохране ния биосферы и рекреационных ресурсов // Ресурсы, среда, рас селение. М.: Наука, 1974. С. 150-162.
Саушкин Ю. Г. Культурный ландшафт // Вопросы географии. Сб.1. М.: Географгиз. 1946. С. 97-106.
Саушкин Ю. Г. К изучению ландшафтов СССР, измененных в процессе производства // Вопросы географии. Сб.24. М.: Гео графгиз. 1951. С. 276-299.

Солнцев Н. А. О морфологии природного географического лан дшафта // Вопросы географии. Сб. 16. М.: Географгиз. 1949. С. 61-86.
Сочава В. Б. Введение в учение о геосистемах. Новосибирск: Наука. 1978.320с.
Терминологический словарь по физической географии / Под ред. Ф. Н. Милькова. М.: Высшая школа. 1993. 288 с.
Философский словарь. М.: Изд-во полит, лит. 1987. 592 с.
Географические атласы и карты
Азербайджанская СССР. Ландшафтная карта, масштаб 1:600 000. М.:ГУГК. 1975.
Алтайский край. Атлас. Т. 1. М.-Барнаул: ГУГК. 1978. 222 с.
Атлас Коми АССР. М.: ГУГК. 1964. 112 с.
Атлас Северного Казахстана. М.: ГУГК. 1970. 208 с.
Атлас СССР. М.: ГУГК. 1986. 260 с.
Атлас Тюменской области. М.-Тюмень: ГУГК. 1971.
Географические пояса и зональные типы ландшафтов. Масш таб 1:15 000 000. М.: ГУГК. 1986.
Грузинская ССР. Ландшафтная карта. Масштаб 1:600 000. М.: ГУГК. 1970.
Дешифрирование многозональных аэрокосмических снимков. Методика и результаты. Берлин: Академи-ферлаг; М.: Наука, 1982. 83 с.
Дешифрирование многозональных аэрокосмических снимков. Сканирующая система "Фрагмент". Методика и результаты. Берлин: Академи-ферлаг; М.: Наука, 1988. 124 с:
Земля - планета людей. Взгляд из космоса. Географический ат лас. М.: Варяг. 1995. 120с.
Ландшафтная карта Белорусской ССР. Масштаб 1:600 000. М.: ГУГК. 1984.
Ландшафтная карта Закавказья. Масштаб 1:600 000. М.: ГУГК. 1983.
Ландшафтная карта СССР. Масштаб 1:4 000 000. М.: ГУГК. 1988.
Физико-географический атлас мира. М.: ГУГК. 1964. 298 с.
Рге§еп1-с1ау 1апс18саре8 оПЬе \УогЫ. 1:15 000 000. Мо§со^. 1993.
91
90
СОДЕРЖАНИЕ
ПРЕДИСЛОВИЕ ..
Тема I. ЕДИНСТВО ЗЕМНОЙ ПРИРОДЫ -
ИДЕЙНЫЙ БАЗИС ЛАНДШАФТОВЕДЕНИЯ 4
Из истории представлений о природной целостности....4
Главные понятия классического ландшафтоведения: ландшафтная оболочка, природный территориальный комплекс, ландшафт 8
Системная парадигма и ландшафтоведение 11
Природные компоненты и факторы 14
Межкомпонентные связи 16
Вертикальная структура природной геосистемы 19
Вопросы семинара 20
Задание I. Ландшафтный синтез на основе сопряжения природных компонентов 20
Тема II. ПРИРОДНЫЕ ГЕОСИСТЕМЫ 26
11.1.Иерархия геосистем 26
Локальные геосистемы - морфологические единицы ландшафта 28
Природный ландшафт 31
Морфологическая структура ландшафта 35
Ландшафтные катены 38
Нуклеарные геосистемы -ландшафтные хорионы ....40
Вопросы семинара 42
Задание 2. Ландшафтный анализ космических снимков (КС) 43
Тема III. КЛАССИФИКАЦИЯ ЛАНДШАФТОВ 45
111.1. Методологические основы классификации
ландшафтов .'.45
111.2.Принципы структурно-генетической классификации ландшафтов 47
Ш.З. Система классификационных единиц 50
Вопросы семинара 55
ЗаданиеЗ. Региональная систематика ландшафтов 55
Тема IV. ЛАНДШАФТНЫЕ КАРТЫ 59
IV.!. Картографические модели в ландшафтных
исследованиях 59
ГУ.2. Правила построения общенаучной
ландшафтной карты 61
Вопросы семинара 64
Задание 4. Анализ общенаучной ландшафтной карты 64
Тема V. КУЛЬТУРНЫЙ ЛАНДШАФТ 67
V.!. Из истории представлений о культурном ландшафте 67 У.2. Геоэкологическая концепция культурного
ландшафта 69
У.З. Характерные черты культурного ландшафта 70
У.4. Принципы и правила создания культурных
ландшафтов 75
У.5. Историко-культурологическое изучение
антропогенного ландшафта 81
Вопросы семинара 82
Задание 5.Решениеландшафтно-экологическихзадач 83
Задача № 1. Антропогенная трансформация ландшаф тов южного Нечерноземья России 84
Задача №2. Территориальная организация
лесохозяйственного ландшафта 85
Задача №3. Территориальное планирование
степного агроландшафта 85
Задача №4. Функциональное зонирование
промышленного региона 86
Задача №5. Планирование курортного ландшафта 87
ЛИТЕРАТУРА

92
93
15

Приложенные файлы

  • doc 8947692
    Размер файла: 715 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий