Тема 2 геополитика


Тема 2.
Современные геополитические теории и школы.
Мировое сообщество после второй мировой войны, изменения в соотношении сил между Европой и Америкой.
Атлантизм: Д. Мэйниг, С. Коэн. К. Грей. Г. Киссинджер.
«Неоатлантизм» С. Хантингтона. Ф. Фукуяма и «конец истории». Реализм: Г. Моргентау и К. Волт.
«Европейский «континентализм»: Ш. Де Голь.
Мондиализм: Г. Льюис, З. Бжезинский, Ж. Атали.
«Региональная геополитика».
Прикладная геополитика.
Электоральная геополитика.
Геополитика «европейских новых правых».
1. Основные направления геополитических разработок после Второй мировой войны
Во время Второй мировой войны в США началась разработка новых теорий внешней политики и мирового порядка, которые связаны прежде всего с именами Г. Уайджерта, Н. Спайкмена, Р. Страуса-Хюпе, В. Стефанссона, О. Латимора и др. Некоторые из этих исследователей претендовали на формулирование «гуманизированной» версии геополитики. В качестве отправной точки им служил тезис о том, что Америке суждено сыграть особую роль в мире. Для реализации этой роли обосновывалась мысль о необ-
ходимости разработки особой американской геополитики. В целом, сохраняя приверженность основополагающим принципам, сформулированным А. Мэхеном, Г. Маккиндером, К. фон Хаусхофером и другими отцами-основателями традиционной геополитики, американские исследователи выдвинули на первый план силовой фактор.
Как считал, например, Р. Страус-Хюпе, геополитика представляет собой тщательно разработанный (master) план, предусматривающий, что и как завоевать, указывая военному стратегу самый легкий путь завоевания. При разработке американской геополитики наряду с проблемами взаимоотношений США со странами западного полушария на первый план все более настойчиво выдвигался вопрос об отношениях со всей Евразией. Показательна позиция Н. Спайкмена, который писал: «В мире международной анархии внешняя политика должна иметь своей целью прежде всего улучшение или по крайней мере сохранение сравнительной силовой позиции государства. Сила в конечном счете составляет способность вести успешную войну, и в географии лежат ключи к проблемам военной и политической стратегии». «География, — продолжал в том же духе Спайкмен, — является самым фундаментальным фактором во внешней политике государств, потому что этот фактор — самый постоянный»
Спайкмен выделял три крупных центра мировой мощи: атлантическое побережье Северной Америки, европейское побережье и Дальний Восток Евразии. Он допускал так же возможность четвертого центра в лице Индии. Из всех трех евразийских регионов он считал особо значимым для США европейское побережье, поскольку Америка возник-
ла в качестве трансатлантической проекции европейской цивилизации. К тому же, наиболее важные регионы США были, естественно, ориентированы в направлении Атлантики. При этом, подвергнув некоторому пересмотру концепцию Макиндера, Спайкмен переформулировал приведенный выше тезис последнего по-своему: «Кто контролирует Римленд — тот контролирует Евразию, а кто контролирует Евразию — тот контролирует судьбы всего мира»
2. Развитие американской, чисто атлантистской линии в геополитике после 1945 года в основном представляло собой развитие тезисов Николаса Спикмена. Как сам он начал разработку своих теорий с коррекций Макиндера, так и его последователи, в основном, корректировали его собственные взгляды.
В 1956 году ученик Спикмена Д.Мэйниг опубликовал текст "Heartland и Rimland в евразийской истории". Мэйниг специально подчеркивает, что "геополитические критерии должны особо учитывать функциональную ориентацию населения и государства, а не только чисто географическое отношение территории к Суше и Морю".(1) В этом явно заметно влияние Видаля де ля Блаша.
Мэйниг говорит о том, что все пространство евразийского rimland делится на три типа по своей функционально-культурной предрасположенности.
"Китай, Монголия, Северный Вьетнам, Бангладеш, Афганистан, Восточная Европа (включая Пруссию), Прибалтика и Карелия пространства, органически тяготеющие к heartland.
Южная Корея, Бирма, Индия, Ирак, Сирия, Югославия геополитически нейтральны.
Западная Европа, Греция, Турция, Иран, Пакистан, Таиланд склонны к талассократическому блоку."(2)
В 1965 году другой последователь Спикмена У.Кирк выпустил книгу(3), воспроизводящую название знаменитой статьи Макиндера "Географическая ось истории". Кирк развил тезис Спикмена относительно центрального значения rimland для геополитического баланса сил. Опираясь на культурно-функциональный анализ Мэйнига и его дифференциацию "береговых зон" относительно "теллурократической" или "талассократической" предрасположенности, Кирк выстроил историческую модель, в которой главную роль играют прибрежные цивилизации, от которых культурные импульсы поступают с большей или меньшей степенью интенсивности внутрь континента. При этом "высшие" культурные формы и историческая инициатива признается за теми секторами "внутреннего полумесяца", которые Мэйниг определил как "талассократически ориентированные".
Американец Сол Коен в книге "География и Политика в разделенном мире"(4) предложил ввести в геополитический метод дополнительную классификацию, основанную на делении основных геополитических реальностей на "ядра" (nucleus) и "дисконтинуальные пояса". С его точки зрения, каждый конкретный регион планеты может быть разложен на 4 геополитических составляю щие:
"1) внешняя морская (водная) среда, зависящая от торгового флота и портов;
2) континентальное ядро (nucleus), тождественное "Hinterland" (геополитическому термину, означающему "удаленные от побережья внутренние регионы");
3) дисконтинуальный пояс (береговые сектора, ориентированные либо внутрь континента, либо от него);
4) регионы, геополитически независимые от этого ансамбля." (5)
Концепция "дисконтинуальных поясов" была подхваче на такими ведущими американскими стратегами, как Генри Киссинджер, который считал, что политическая стратегия США относительно "дисконтинуальных" береговых зон состоит в том, чтобы соединить фрагменты в одно целое и обеспечить тем самым атлантизму полный контроль над Советской Евразией. Эта доктрина получила название "Linkage" от английского "link", "связь", "звено". Чтобы стратегия "анаконды" была до конца успешной, необходимо было обратить особое внимание на те "береговые сектора" Евразии, которые либо сохраняли нейтралитет, либо тяготели ко внутренним пространствам континента. На практике эта политика осуществлялась через вьетнамскую войну, активизацию американо-китайских отношений, поддержку США проамериканского режима в Иране, поддержку националистов-диссидентов Украины и Прибалтики и т.д.
Как и в предшествующие эпохи послевоенная американская атлантистская геополитическая школа постоянно поддерживала обратную связь с властью.
3.Геополитика региональная — «внутренняя геополитика», объектом которой является отдельные регионы государства, обладающие местным геополитическим кодом, который необходимо учитывать власти для предотвращения потенциальных этнонациональных и этноконфессиональных конфликтов. При решении этих региональных проблем используются прикладные геополитические технологии. Важным инструментом выявления потенциальных территориальных конфликтов выступает электоральная география. Основы Р.п. были заложены в школе новой французской геополитики Ива Лакоста, издателя и руководителя журнала «Геродот»
7. Прикладная или "внутренняя геополитика", развиваемая Ивом Лакостом, а также другими крупными специалистами, Мишелем Коренманном, Поль-Мари де ля Горс и т.д., характерна для современной европейской политологии и сознательно избегает концептуаль ных обобщений и футурологических разработок. В этом принципиальное отличие всего этого направления, особенно развитого во Франции и Италии, от собственно атлантистских и мондиалистских школ, находящихся в США и Англии.  Это чисто аналитическая, политологическая, социологическая методика.
8. Разновидностью такой внутренней геополитики является специальная методика, разработанная для изучения связи политических симпатий населения и территории, на которой данное население проживает. Провозвестником такого подхода был француз Андре Зигфрид (1875 1959), политический деятель и географ. Ему принадлежат первые попытки исследовать "внутреннюю геополитику" применительно к политическим симпати ям тех или иных регионов. К нему восходят первые формулировки закономерностей, которые легли в основу "электоральной геополитики" новой школы Ива Лакоста.
Зигфрид писал:
"Каждая партия или, точнее, каждая политическая тенденция имеет свою привилегированную территорию; легко заметить, что подобно тому, как существуют геологические или экономические регионы, существуют также политические регионы. Политический климат можно изучать так же, как и климат природный. Я заметил, что несмотря на обманчивую видимость, общественное мнение в зависимости от регионов сохраняет определенное постоянство. Под постоянно меняющейся картиной политических выборов можно проследить более глубокие и постоянные тенденции, отражающие региональный темперамент." (15)
В школе Лакоста эта теория получила систематическое развитие и стала привычным социологическим инструментом, который широко используется в политической практике.

Приложенные файлы

  • docx 9390332
    Размер файла: 24 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий