П.С. Березин. Наш край


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
1















































С
оставите
ль
:

О. Козырев

Компьютерная верстка
:

В.

Киверин

2



Содержание

От составителя
……………………………………………………………………………...3


Доброе слово.
О.Козырев
………………………………………………………………….3


Наш край.
П.Березин


Глава 1. Народы, в

глубокой древности

обитавшие в нашем крае
……………………….......6


Глава 2. Городища междуречья Вятки и Ветлуги

и материальная культура их населения
…10

Глава 3. Ветлужские марийцы
…………………………………………………………………19


Глава 4. Заселение края русскими
…………………………………………………………
…..23


Глава 5. О предках современного населения

западной части Шахунского района
……….30


Глава 6. Заселение бассейна верхней Пижмы
-

территории Тоншаевского района
………30


Глава 7.Заселение территории Тоншаевского

района русскими
…………………………....33


Глава 8. Ле
тописец Захар Степанович

Солоницын
………………………………………….34


Глава 9. О предках современного русского

населения Правобережья Вятки
……………..36


XX Областной краеведческий симпозиум
……………………………………………..37


Поветлужье: истоки топонимической системы
………………………………………..37


Территориальное становление района
………………………………………………….39


По следам легенды
……………………………………………………………………….40


Комментарии
……………………………………………………………………………..41

Словарь научных терминов и устаревших слов
……………………………………….43

Литература
……………………………………………………………………………….46
























3


От составителя


Предлагаемый сборник включает в себя текст рукописи местного краеведа
П.С.Березина (1890
-
1982), а также некоторые материалы XX областного краеведческого
симпозиума (Шахучья, 25
-
26 ноября 1982 года), помогающие глубже

разобраться в сложных
вопросах исторического прошлого нашего края.

Павел Севастьянович Березин родился в деревне Березята Тоншаевского района в
крестьянской семье. По окончании Ветлужской гимназии был призван в армию. На фронтах
Первой Мировой войны (1914
-
1918) получил чин офицера русской армии. С двадцатых годов
работает на строительстве Вахтанского канифольно
-
экстракционного завода, освоил
профессию бухгалтера, проработав в этой должности более 30 лет. С выходом на пенсию в
1955 году Павел Севастьянович
всецело отдается исследовательской работе: знакомится с
краеведческой литературой, целыми днями просиживает в Горъковской областной
библиотеке, выписывает книги из Москвы, Костромы, Кирова, Йошкар
-
Олы.

Имя П.Березина, известное в кругах научной интеллигенц
ии области и за ее пределами
благодаря публикации его рукописи кандидатом филологических наук, доцентом НГУ
Н.В.Морохиным («Заветлужъе», Н.Новгород, 1994 и «Нижегородские марийцы», Йошкар
-
Ола, 1994), к сожалению, ж знакомо большинству читателей нашего райо
на. Данное
издание в какой
-
то мере

призвано восполнить этот пробел.


В отличие от Н.Морохина, который как
он

пишет, выбрал в рукописи П.Березина «те
ее фрагменты которые посвящены истории марийского населения» (Н.

Морохин.
«Нижегородские марийцы», стр.60)
, мы решили опубликовать более полный текст, опустив
лишь некоторые рассуждения, не имеющие отношения к теме исследования.

Дополнения и пояснения к тексту даны в конце сборника, там же можно найти
материалы XX областного симпозиума краеведов и краткий слов
арь терминов для
учащихся.

Предлагаемый сборник, не претендующий на название учебника по истории нашего
края, тем не менее будет
полезен

учителям и учащимся, студентам и работникам
культуры
, всем тем. кто интересуется историей родного края
.


Доброе слово


Впервые историю родного края я «увидел» на раскопках так называемого Веселовского
могильника. Было жаркое лето 1957 года. Я приехал в Хмелевицы на каникулы из Рязани,
где учился в художественном училище. Деревенские ребята рассказали мне об археологах,
рас
копавших, по их словам, могилы каких
-
то древних богатырей, таких великанов, одна
бедренная кость которых, право, не меньше двух метров.

Мы побежали в Вороваткино. На крутом песчаном берегу Какши, сразу за которым
тянулась сосновая боровинка, работали архео
логи, зачищая лопатками и кисточками
аккуратно обтесанный раскоп. На дне его лежал нарисованный, как мне показалось,
коричнево
-
красной охрой силуэт человека. «Рисунок» был совершенно плоский, графически
четкий, как цветная иллюстрация в учебнике истории. Н
ам разрешили спуститься вниз
(раскоп был немного шире обыкновенной могилы, но не так глубок). Тут
-
то

я и увидел, что
красивый по колориту коричнево
-
красный рисунок на желтом песке
-

это и есть
археологический след человека, оставленный им в истории.

На фон
е светло
-
коричневой фигуры темным цветом выделялись детали: истлевший
пояс с остатками как бы обуглившейся кожи, нож на поясе
-

коричневой ржавчиной, с
кусочками «обожженных» временем кожаных ножен. Рядом, справа от усопшего, следы
гнилого дерева
-
древко к
опья, стрелы, лук. В головах
-

котел, еще довольно крепкий, в нем
-

серебряная арабская (как нам объяснили археологи) монета X века.

Всего на Веселовском могильнике вскрыто 15 погребений
IX
-
X
1 веков. Вещи из него
хранятся в Ветлужском и Нижегородском краев
едческих музеях и в Государственном
4


Историческом музее Москвы.

Экспонаты музеев и стали для меня основными источниками,

«живыми»
свидетельствами прошлого.

Зарисовывая содержимое витрин, я как бы присутствовал ни раскопках памятников
древности. Схемы,

карты
и

хронологическ
ие таблицы, предваряющие разделы

музея
помогали ориентироваться в пространстве и времени.

Вторичными источниками стали для меня крестьянские летописи, воспоминания
очевидцев, материалы фольклора и записки краеведов
-

местных исследова
телей истории и
культуры края. Эти материалы, так или иначе выдают пристрастия авторов и могут быть
приняты за достоверные с большой поправкой на эмоции. Тем не менее, в них содержатся
объективные данные об истории заселения края, строительстве, хозяйстве,

быте, праздниках
и ритуалах характерных для нашей местности

Чет
верть века я с удовольствием ездил по краю собирая фольклор, записывая
воспоминания очевидцев и участников событий, собирая летописи, письма и, казалось бы,
случайные записки, оставленные крес
тьянами на корках амбарных книг.

Судьбы многих крестьянских летописцев, как и их лет описей, порою складывались
драматично. Трудная судьба выпала и на долю автора предложенной читателю рукописи
«Наш край» наш
его земляка Павла Севастьяновича

Березина. Неско
лько слов о нем и его
исследовании.

Текст рукописи отпечатан на машинке в 1965 году и заверен личной подписью автора.
Рукопись передал мне в 1988 году Н.Русских, тогда преподаватель ССПТУ. По его словам,
утром он понес мусор в контейнер, увидел среди хлама

папку
, взял. Прочтя рукопись, нашел
еѐ

интересной и передал мне. Так, благодаря любознательности молодого человека рукопись
обрела вторую жизнь, и теперь, после трехкратной публикации стала известна науке.

С Павлом Севастьяновичем Березиным я был знаком в

детстве. Он учился с моей мамой
в Ветлужской гимназии и, б
ывая в Хмелевицах, часто заходил

к нам. Мы сидели с ним
на
пороге
у дома и он, показывая рукой на деревни, как крейсеры выстроившиеся в
туманной закакшинской шири, рассказывал об их прош
лом. С увлечением рассказывал он о
Шаре и Мешкове, о Хмелевицах и Дыхалихе, Холкине и Извале, о Старом Селе и об
монастыре, сожженном атаманом Криушей, о бочонке с золотом, утопленном им в Какше
около Извала, о Малковом починке, об оружии казацкого атамана

Ильи Долгополова,
оставленном в Дыхалихе и о многом другом, что до сих пор живо в памяти народной и что
мне удалось впоследствии записать во время фольклорных поездок.

Был он сухощав, поджар, строен, длинноног (по натуре
-

ходок), седовлас, носил
аккуратн
о подстриженные усы и «чеховскую» бородку. Не боюсь сказать, что был он
высокообразованным человеком, хотя об уровне образования, которое давала гимназия в те
годы могу судить косвенно
-

по рассказам мамы и, случайно, по своему опыту. А было так.

В семидес
ятые годы экзамен по истории культуры Древней Греции в Академии
Художеств сдавал я по книге В.Латышева «Очерк гречес
ких древностей», учебнику д
ля
гимназии. Анна Петровна Чубова, кандидат наук, принимавшая экзамен, внимательно меня
слушала, ни разу не прерв
ав, хотя я ждал именно этого, так как запас моих знаний
катастрофически иссякал. Она посмотрела на меня и говорит:

-

Вы, молодой человек, мне Латышева пересказываете?

-

Да,
-

говорю.

-

А Вы знаете, что это учебник для гимназии?

-

Да.

-

Вы! Студент Акаде
мии! Получающий высшее образование, выше которого у нас нет,
сдаете экзамен по учебнику, написанному для детей!

-

Но я читал, что по программе положено, мне не нравится, там язык какой
-
то мертвый
-

одни цитаты из классиков. А мне материал нужен.

-

Вот, мол
одой человек! Тогда доверяли писать учебники только виднейшим ученым, и
5


то не всем, а только тем, кто мог увлекательно рассказать о предмете. Извините

меня за тон,
я не Вас ругаю, я слушала и вспоминала

свою гимназию.

Поставила она мне «отлично» и напутст
вовала:

-

Читайте, читайте
-

это достаточно высокий уровень для

нашего высшего образования

Вспомнил я это в какой
-
то мере в отместку тому «ученому», который в середине
пятидесятых, перечеркнув рукопись Березина в издательстве, заявил: «Что может бухгалтер
,
непрофессионал?!!»

А бухгалтером Павел Севастьянович стал по вине обстоятельств. Выпускник гимназии,
участник первой мировой войны, боевой офицер Русской армии, защитник Отечества Павел
Севастьянович, естественно, ничего не рассказывал мне, как он прожил

с семнадцатого по
двадцать седьмой, когда смог устроиться бухгалтером на Вахтанский канифольно
-
скипидарный завод. Дальнейшая жизнь П.Березина известна читателю.

Так уж получилось, что из помойки истории
в
двадцатые годы волею случая был спасен
добросовест
ный исследователь, а через шестьдесят лет из помойки дворовой
-

его рукопись.
Жизненный подвиг исследователя культуры, нашего земляка Павла Севастьяновича
Березина учит нас мудрости, сдержанности и терпимости, уважительному и бережному
отношению к людям тв
орческим, к трудам их праведным.

Хочется надеяться, что, прочитав сборник, читатель лишний раз убедится, какое
неоценимое богатство таится в недрах крестьянской культуры нашего края и помянет
добрым словом всех, кто не будучи «профессионалами» создавал это

богатство. Сберечь его
-

наш священный долг перед Отечеством и культурой



О.Козырев.

































6


П.Березин



Наш край


Глава 1.

Народы,
в
глубокой древности обитавшие в нашем крае



Современное коренное население нашего края
-
северные

районы Горьковской области
-

образовалось в результате многовекового взаимного общения и смешения различных
племен, которые с древних времен обитали в междуречье среднего течения Вятки и Ветлуги,
где в наше время находятся стыки трех смежных областей
-

Ки
ровской, Горьковской и
Костромской.

На этой территории обнаружены памятники глубокой старины: каменные сверленые,
костяные, бронзовые и ранней эпохи железа орудия труда, военное оружие, предметы быта и
домашнего обихода, включая круглодонную и плоскодонную

керамику
-

глиняную посуду.

Здесь сохранились следы древних
городищ,
расположенных на крутых берегах рек и
впадающих в них оврагов: на Вятке, при впадении в нее реки Пижмы
-

Пижемское, на
Ветлуге
-

Чортово, Спасское, Паново, Одоевское и др. Все перечислен
ные городища были
укреплены высокими земляными валами, глубокими рвами, сооружаемыми в целях защиты
от нападения врагов, что свидетельствует о войнах, происходивших между племенами и
народами.

Кто же первым заселил междуречье Вятки и Ветлуги? Обратимся к о
дному из
письменных документов
-

русской летописи под названием «Повесть временных лет»,
относящемуся к концу XI века н.э. Этот документ (автором его считают монаха Киево
-
Печерского монастыря
-

Нестора) рассказывает, какие народы в историческую эпоху бы
ли

соседями древней Руси: «На Бе
лоозере

седят Весь,
на

Ростовском озере Меря, на Клещине
озере Меря же, на О
це
репе, где потече в Волгу, Мурома язык свой, Черемиси язык свой,
Мордва язык свой. А вси инии языцы, иже дань даю
т

Руси, Чюд
ь
, Меря, Весь, Мурома,
Черемиси, Мордва, Пермь, Печѐра, Ямь, Литва, Зимгола, Корсь, Норова, Либь(Ливь), си суть
свой язык имуще»[1].

Для нас представляют интерес не все народы перечисленные в летописи, чем более
многие из них исчезли, а те, которые населяли в XI веке северо
-
вост
ок Европы, включая
междуречье Вятки и Ветлуги: меря, обитавшая, помимо Ивановской, Владимирской,
Ярославской областей но и в соседней с междуречьем Вятки и Веглуги Костромской области
по водоразделу Унжи и Ветлуги;
черемисы
-

ныне марийцы, занимавшие не то
лько среднее
Поволжье, но и реки Ветлугу и среднее течение Вятки;
пермь
-

устаревшее название коми
-
пермяков, обитавшая в верховьях Камы;
печдра
древнее племя, одно из предков
современного народа коми, называвшаяся
зыряне.

Что касается
доисторической эпох
и,
то о племенах, населяющих северо
-
восток Европы,
вряд ли имеются какие либо памятники письменности. Но о людях доисторической эпохи
существует другая не письменная история
-

это памятники их материальной
культуры.

Археологи
и
антропологи,
путем исследова
ния древних находок, обнаруженных
археологическими раскопка ми или случайно найденных населением предметов,
рассказывают нам о том, когда первые люди появились в междуречье Вятки и Веглуги, каков
был их способ производства, а также и общественный строй на
разных этапах человеческого
развития.

Среди населения нашего края, исходя из многих марийских названий рек и населенных
пунктов, сложилось мнение, включая и автора настоящих строк, что коренным населением
междуречья Вятки и Ветлуги являются марийцы. Правда
, в междуречье Вятки и Ветлуги
марийцы появились очень давно, но тем не менее, как выясняется при

более
тщ
ательном
изучении географических названий, они не были первыми его обитателями. Дело в том, что
многие здешние реки свои названия получили от народов,

обитавших здесь еще до
появления марийцев, но последние, а потом и русские, исказили первоначальные названия
рек и населенных пунктов. Остановимся на этом более подробно.

Советом общества
археологии,
истории и
этнографии
при Казанском государственном
7


унив
ерситете, с целью изучения марийской народности, ее культуры, религиозных
верований и быта, в 1888 году была организована
экспедиция
в составе лектора финских
наречий М.П.

Веске, хранителя факультетского музея П.В.

Траубен
-
берга и научного
сотрудника И.Н.С
мирнова. Экспедиция посетила марийские поселения в Казанской,
Нижегородской, Вятской, Костромской и Уфимской губерниях.

На основании изучения собранного материала при Казанском государственном
университете был издан Историко
-
географический очерк «Черемисы»
, автором которого
значится член экспедиции И.Н.Смирнов.

В одной из глав очерка автор писал: «Страна, в которой окончательно осели черемисы,
не была пустыней, когда они в ней поселились. Главные воды территории от Волги до Вятки
были известны человеку задо
лго до начала черемисской
колонизации.
Все они имели
названия, не соответствующие по своему составу черемисским. Мы видим реки: Ветлуга
(Вытла), Кокшага (Какшан), Каньга, Кичига... Пижма, Унжа, Уртьма, Орья, Крутья, Турья,
Курья, Сурья. Названия эти не мог
ут не считаться вотяцкими, т.к. ныне вполне
определенные следы
вотяков
мы имеем рядом с этими названиями. Во всех этих названиях
звучит или имя вотяков, или вотские слова для обозначения реки, поля, деревни. Из того
обстоятельства, что вотские названия нос
ят мелкие речки, можно заключить, ч
то вотяки,
подобно черемисам, заст
али край если не заселенным, то уже со следами человека.
1'азпообразие названий, не объясняемых ни из черемисского,

ни из вотяцкого языка,
показывают что
через край
пропил целый поток нар
одностей. Судя по названиям вроде
Сурья, Курья, можно подумать, что с вотяками или незадолго до них в краю кочевали
зыряне. За вычетом всех зырянских по типу названий мы получаем массу других, которые
пока не подлежат объяснению из живых финских наречий и
принадлежат, судя по сходству
или даже тождеству, народу, занимавшему громадное пространство от мериди
ана Москвы до
меридиана Перми.»
[6,19
-
20]

Общеизвестно, что для изучения заселения любою края люди давно стали пользоваться
исследованием
топони
мики,
т.е.

географических названий и их происхождения (рек, озер,
населенных пунктов, урочищ и т.д.) И в самом деле, поскольку реки возникли ранее
заселения их человеком, следовательно, и названия им даны тем народом, который первым
поселился на берегах этих рек. Эт
им же пародом даны названия своим населенным пунктам.
В процессе дальнейшего расселения людей
-

одни народы, теснимые другими, уходили с
обжитых мест, оставив свои следы в названиях рек и населенных пунктов, другие
приходили, создавая новые поселения и при
давая им свои названия.

Но здесь необходимо сказать, что географические названия далеко не всегда точно
передаются, потому что, зачастую, происходит искажение звукового облика слов при
переводе одного языка на другой, а иногда, например реке, придается сво
е, другое название.
Подобное явление происходит по ряду причин, одна из которых состоит в том, что
заселивший местность народ старым названиям придает свои, несколько созвучные. Так,
например, в Шахунском районе есть деревня Щербаж, возникшая около ста лет

тому назад
на речке с марийским названием Шерваж
(шер
-
источник,
важ
-

корень), а новоселы русские
и речке, и своей деревне придали созвучное, полурусское
-

полумарийское название
Щербаж. При постройке в 1922
-
23 годах Вахганской железнодорожной ветки на р
ечке
Нулговаж
(нулго
-

пихта,
важ
-

корень) возник небольшой поселок, которому русские
рабочие,

строившие ветку, придали свое название
-

Долговяж. Старожилы рассказывают, что
там, где сейчас расположено село Тоншаево, у местных марийцев находился в свое вр
емя
своего рода административный центр, где решались общественные вопросы, названный
Туньшо,
что в переводе на русский язык
-

комель, основание или основной, главный, а
русские, исказив его, переложили на свой лад, назвав Тоншаево, с русским окончанием
суф
фиксом
-

ево.

Помимо этого в языках некоторых народов имеются звуки, которые отсутствуют у
других. Например у марийцев А, О. У них же у старшего поколения отсутствовали звуки Ф и
X. Слова Федор и хлеб они произносили
-

Ведор, клеб.

Попытаемся исследовать н
азвания некоторых рек нашего края. Оказывается река
Уста
-

приток Ветлуги
-

носит удмуртское название, произошедшее от слова
усто,
что в переводе
на русский язык
-

мастер, искусный в каком
-
либо деле. Марийцы же, заселившие позднее эту
местность, удмуртское

название несколько исказили, придав свое
-
Уста,
что в переводе на
русский язык то же, что и
усто.
У реки Усты среди ее притоков есть река
Вая.
Это название
8


также произошло от удмуртского слова
вай,
в переводе на русский язык
-

ветка, приток.
Искажение про
изошло по той причине, что марийцы его заменили своим созвучным словом
вая,
которое имеет другое значение
-

кайма или оторочка.

Среди притоков Ваи имеются речки
Синьга
и
Курдома,
названия которых произошли от
коми
-
зырянских слов. Слово
синьга
в переводе на

русский язык
-

черная утка, одна из пород
уток. Слово
курдома
происходит от коми
-
зырянского глагола
курдыны
-

горькнуть,
прогорькнуть, прошедшее время этого глагола будет
курдома
-

прогорькла. Удмуртские
названия рек обнаружены на стыке Шахунского и Тонша
евского районов. В своем верхнем
течении река Пижма имеет притоки
Черный Курнуж
и
Пинал.
Названия рек Курнуж, надо
полагать, произошло от удмуртского слова
кырныж
-

ворон. По
-
марийски ворон
-

курныж,
а русские

рекам придали название
-

Курнуж. Слово
пинал

и переводе с удмуртского
-

ребенок, отсюда дети, ребята
-

пинальч

Коми
-
зырянское название, по
-
видимому, носит река Малая Какша, а от нее и Большая
Какша. Малая Какша берет начало в непосредственной близости от рек с коми
-
зырянскими
названиями Синьга и Кур
дома. Марийцы название этой реки считают производным от слова
кокша
-
фурункул, что маловероятно. В коми
-

зырянском языке существует, подобно
марийскому, слово
кокша,
с ударением на первом слоге, означающее развилка. Дело в том,
что Малая Какша начинается
слиянием двух рек
-

одна Мясковая
{мяска
по
-
марийски
медведь), другая Рябчиха. Эти две реки, образовавшие Малую Какшу, сходясь, как бы
образую! развилку. Очевидно, марийцы, придав реке существовавшее коми
-
зырянское
название, изменив ударение, восприняли ег
о в своем понимании
-

фурункул.

Говоря об удмуртских названиях рек нашего края, уместно будет сказать об одном из
населенных пунктов Тоншаевского района
-

деревне
Одошнур,
что в непосред
ственной
близости от реки Пижмы. Не положены ли в основу названия дер
евни Одошнур марийские
слова:
обо
-

вотяк,
нур
-

поле, т.е. в переводе на русский язык
-

Вотяцкое поле. Здесь вместо
марийского
нур
стоит русское
шнур.
О подобных искажениях русскими марийских названий
уже говорилось. Не подтверждается ли этим наличие в пр
ошлом удмуртских поселений на
реке Пижме? Следует отметить, что если река Уста носит удмуртское название, а некоторые
реки ее бассейна
-

коми
-
зырянские, то можно сделать вывод, что удмурты в наш край
проникли ранее коми
-
зырян.

Несколько слов о названии рек
и
Пижмы.
Как уже упоминалось, по исследованиям
экспедиции Казанского университета, название реки Пижмы к марийскому языку не
относится. На северо
-
востоке Европейской части СССР имеются четыре реки, носящие
название Пижма. Это притоки рек Печоры, Мезени, Вя
тки и Ветлуги. Исследователи северо
-
восточной части Европы
-

И.Н.Смирнов (автор очерка

«Черемисы»), А.К.Матвеев
(Уральский государственный университет) и другие, изучив топонимику ряда областей,
пришли к выводу, что в глубокой древности через этот край про
шел поток людей, язык
которых не сохранился. Они
-

то и придали более или менее крупным рекам свои названия,
включая и Пижму, хотя местные марийцы название Пижмы переводят на русский язык как
вязкая
(существительное
пижман
от глагола
пижаш
-

вязнуть).

Част
ь рек междуречья Вятки и Ветлуги носит названия с окончаниями
-
ма,
-
га,
-
кша
и
др., например, Пижма, Молома
-

притоки Вятки; Юма, Ошма
-

притоки Пижмы; Какша
-

приток Ветлуги; Нукша
-

приток Ошмы; Шилекша
-

приток Ваи; Ветлуга, Кокшага
-

притоки
Волги; Юро
нга, Якшанга, Шанга
-

притоки Ветлуги. Немало рек среднего течения Волги и ее
притока
-

Оки имеют окончание на
-
ма:
Велетьма, Везлома, Ватома, Сейма, Клязьма и др.
Там же есть реки Мокша, Акша, Пандуга и Урга.

Некоторые исследователи Среднего Поволжья, как

например, Л.М.Каптерев (автор
книги «Нижегородское Поволжье в
X
-
XVI

веках»), считают, что у древних племен,
обитавших по среднему течению Волги и в бассейне Оки,
ма
означало
-

река. Что касается
мелких рек нашего края, то они носят марийские названия.

Сле
ды пребывания в нашем крае коми
-
зырян сохранилось не только в названиях рек, но
и населенных пунктов. Если посмотреть карту современной Коми АССР, то на ее
территории, а также близ границ, мы найдем следующие топонимы: Ошкурья, Турья, Унья,
Манья, Юрья и д
р. На территории же Шахунского и соседних с ним Уренского и
Кикнурского районов мы найдем ряд географических названий, подобных коми
-
зырянским:
Шахунья, Зубанья, Арья, Уртьма, Крутья
-
Исупово, Турья Марийская.

Помимо удмуртов и коми
-
зырян в нашем крае обита
ла
чудь.
Каких
-
либо следов в виде
9


географических названий чудь не оставила, может быть по той причине, что сведений о
языке чуди, надо полагать, не сохранилось.

Об обитании в междуречье Вятки и Ветлуги народа чуди рассказывают исследователи
Вятского края «
В Вятской губернии чудские поселения расположены
по
верховьям Камы, по
Чепце (приток Вятки)
-

до ее
среднего
течения и по Пижме. Первые две местности
заселились, можно думать, с притоков Камы
-

Обвы и Инвы, а последняя, вероятно, с Чепцы.
Судя
по находкам
монет, время процветания верхнекамских и чепецких чудских поселений
относятся к Х
-
ХП вв. И, следовательно, совпадает с расцветом
болгарской
(Волжско
-
Камской) культуры вообще»
[2,18].

По мнению Спицына, чудь, проникшая на Пижму,
смешалась с вотяками. На Пиж
ме имелись известные Спицыну три чудских городища
-

Бурыгинское, Ижевское (что на реке Иж
-

притоке Пижмы) и Еманаевское. А.А.Спицын
полагает, что «...в действительности их здесь, вероятно, более». На городищах чуди
обнаружено много
тиглей
и
льячек
для отл
ивки металлических изделий. Здесь также были
найдены: костяные наконечники стрел, ложки, вязальные иглы, особенные лопаточки,
стеклянные бусы, каменные
пряслица,
бронзовые украшения, подвески и бляшки чудского
типа, железные ножи, наконечники стрел, молотк
и и некоторые серебряные предметы
(колечки, бляшки и др). В районе пижемских городищ также найдены различные серебряные
вещи, обычные для чудских чепецких городищ предметы: серебряные блюда, витые
ожерелья, медные браслеты, лапчатые подвески, пряжки и
прон
изки.
Подобные находки
обнаружены не только на Пижме, но и в бывших Яранском и Уржумском
уездах.
Чудские
пижемские городища существовали одновременно со средне
-
вятскими и яранскими
вотскими (удмуртскими) городищами, называвшимися яранскими марийцами
-

одо
-
лемами,
т.е. вотское жилье.

«Отдельные предметы чудского типа и вещи более позднего происхождения найдены в
следующей местности Яранского и

Уржумского уездов: дер. Б. Туманур, с. Тужи, поч.
Речваж (близ Шаранги), поч. Локутово, с. Уста, г.Царевос
анчурск, с. Кокшага, дер.
Кугланур, дер. Бажина»
[2,16].

Поскольку некоторые из перечисленных населенных пунктов,
например с. Кокшага, дер. Бажина, с. Уста, находятся в непосредственной близости от
Шахунского и Тоншаевского районов, есть основание полагать
, что чудь когда
-
то обитала и
в нашем крае. Здесь уместно будет сказать, что среди населения по берегу Ошмы
существуют рассказы, что при заселении на грани
XVIII
-
XIX

столетий берегов Ошмы
русскими, здесь проживал народ, по одежде, обычаям и обличью близкий

к марийцам, но
говоривший на своем языке, причем женский головной убор этого народа отличался от
марийского
кокошника
острым верхом. Не исключено, что это и была чудь.
С
течением
времени этот народ не то смешался с марийцами, не то переселился к своим сор
одичам за с.
Яранск.

Какой же была материальная культура народов, обитавших в междуречье Вятки и
Ветлуги? Ответ на этот вопрос нам дают археологи. Они, подвергнув раскопкам городища
Ветлуги, Прикамья, включая Вятку, и изучив орудия труда, предметы быта, во
енное оружие,
обнаруженные в процессе раскопок, определили не только культуру обитателей городищ, но
и общественное развитие их в эпоху
бронзы
и раннего
железа,
а также время заселения
этими народами междуречья Вятки и Ветлуги и время колонизации его марий
цами.
















10


Глава 2.

Городища междуречья Вятки и Ветлуги

и материальная культура их населения.


Городища междуречья Вятки и Ветлуги относятся к числу так называемых костеносных
и расположены по Каме, Вятке и Ветлуге. Одно из них
-

Пижемское город
ище является
последним из числа костеносных вверх по течению Вятки. По мнению археологов «... оно
дало изумительно богатые и разнообразные находки; почти нет таких предметов, из числа
найденных на костеносных городищах, которые не встречались бы на Пижемск
ом» [2,16].


Пижемское городище.


Пижма являлась одним из путей переселения народов с Востока на Запад
1
. Городище
находится при впадении ее в Вятку. Оно расположено на высоком мысу правого берега
Вятки, при слиянии с ней Пижмы
-

реки, берущей начало в окру
ге деревни Щербаж
Шахунского района. Городище ограничено с одной стороны крутым обрывом к Вятке, с
другой
-

крутым оврагом, а с напольной стороны
-

земляным валом, высотой 4,5 метра, и
рвом, глубиной 1,5 метра.

Выбор места для городища предусматривал его о
бороноспособность, и хороший обзор
рек Вятки и Пижмы, которые, в свое время, являлись единственными торговыми и военными
путями. Оно неоднократно подвергалось раскопкам: в 1866 году
-

Алабиным, в 1888 году
-
АА.Спицыным, в 1906 году
-

А.С.Лебедевым и в 1928

году
-

Институтом антропологии
Московского государственного Университета, экспедицией руководил Б.С.Жуков.

Но еще до первых раскопок площадка городища была изрыта местными крестьянами,
искавшими здесь клады и добывавшими кости животных, которых здесь было

очень много,
отчего подобные

городища и называются костенос
ными. Эти кости десятками пудов
сдавались в Кукарку (ныне Советск), что в шести верстах от городища, для переработки.
Количество находок на городище по подсчету АА.

Спицына, не считая костей живот
ных и
обломков керамики (черепков), свыше тысячи, а по подсчетам других
-

до двух тысяч.

Обилие костей животных, черепков, орудий труда и предметов быта свидетельствуют о
длительном пребывании здесь людей, причем на нем отсутствовал нейтральный слой, т.е.
не
было перерыва в обитании примерно до
X
-
XI

вв нашей эры.

В нижнем слое обнаружены кости диких живот
ных, количество которых, несмотря на
размыв водами, составляло половину, и принадлежало лосю, оленю, медведю, зайцу, бобру и
др. Кости домашних животных п
ринадлежали лошади
-

72% и свинье
-

28%. В нижнем слое
кости крупного и мелкого рогатого скота отсутствовали. В верхнем слое количество костей
диких животных уменьшается, а домашних
-

увеличивается, появляются кости коровы, овцы.
Кроме костей животных найд
ены и кости рыб. Из приведен
ного материала видно, что на
первых порах источником существования обитателей городища в первую очередь была
охота, а потом
-

скотоводство и рыболовство. Наличие костей бобра свидетельствует о том,
что охота носила и промысловы
й характер
-

пушнина
служила предметом торгового обмена.

Ввиду того, что признаков плужного земледелия в городище не установлено, то,
очевидно, лошадь использовалась как средство передвижения и употреблялась в пищу.
Разведение свиней, надо полагать, было о
бусловлено наличием дубовых зарослей, желудями
которых и питались свиньи, не говоря уже о травяной растительности в лесу и пойме рек.
Количество костей лошади в верхнем слое достигало 63,8% от общего количества костей
домашних животных.

Большой интерес пре
дставляют орудия труда и предметы быта. На протяжении
длительного времени сущест
вования городища они изготовлялись, главным образом, из
костей животных. Например, раскопками обнаружены в большом количестве костяные
наконечники стрел, а так же копий,
гарпу
нов,
ножей,
острог,
удочек, шильев, вязальных игл,
кодочигов,
пряслиц и т.д. Найдены, так же, изделия из кремня: наконечники стрел, скребки,
бруски, точила и пр. Среди костяных изделий обнаружены наконечники боевых молотов,
состоящих из полых трубчатых кос
тей крупных животных, скошенных и заостренных с
одного конца, прикрепляемых к деревянным рукояткам. Подобные боевые молоты
обнаружены в Поветлужье на Одоевском городище и О.Н.

Бадером определены как моты
ги.
К этому следует добавить, чт
о на городище найдены

зерна
полбы,
колосовых культур, семена
11


конопли.
Можно сделать вывод, что у населения городища существовало примитивное
земледелие. Наличие пряслиц и конопли
-

свидетельствуют о ткачестве.

Преобладание костяных орудий труда и предметов быта подтверждается
тем, что «... на
девятьсот находок приходится всего шесть железных»[2,13], а из 333 предметов в коллекции,
собранной путем раскопок и покупок у населения А.С. Лебедевым, также всего шесть
железных. Между тем, как в раскопках Антропологического института из

47 костяных и
металлических предметов
-

16 из железа.

По мнению А.А.Спицына, из
-
за дороговизны металла, из железа имелись только
необходимейшие орудия для первоначальной обработки костей
-

ножи и бурава для
сверления костей. В музее г. Советска хранятся ф
ормы для отливки топоров
-
кельтов и
мелких бронзовых украшений[3]. На костеносных городищах была развита и
металлургия.
На пижемском городище была вскрыта каменная кладка
очага,
состоящая из небольших
обожженных камней. Глубина очажной ямы достигала одного
метра. В очаге и вокруг него
найдены кусок железа, шлак, глиняная льячка, небольшое железное кольцо,

металлический
перстень, Здесь же обнаружены костяное пряслице, волокна грубой ткани, зерна хлебных
злаков.

Преобладающим типом глиняной посуды оказалась кр
углодонная, с примесью
толченой раковины.

Среди других предметов на городище обнаружен каменный
жернов,
состоящий из
нижней вогнутой и верхней выпуклой части, диаметром около 50 см, причем в нижней части
имеется отверстие диаметром около 5 см.
2

Судя по най
денным костяным предметам, обитатели городища плели сети и работали с
лыком
и берестой.

Принадлежность городища какому
-
либо народу, обитавшему, в бассейне Вятки, не
установлена, но поскольку марийцы на Вятке появились примерно в
X
-
XI

веках н.э[31, 67].,
то

оно могло принадлежать в ранней стадии его существования вотякам, чуди или коми
-
зырянам. «По всем признакам костеносные городища относятся к очень отдаленному
времени и стоят ближе к бронзовому веку, чем ко времени преобладания железных орудий»
отмечает А
.А.Спицын[2,15].


Городища Поветлужья


В Поветлужье более подробно исследованы городища: Руссенихинское, что в 7 км от с.
Воскресенское, Богородское
-

на территории Варнавинского района, Чортово
-

в 7 км вниз по
течению от г. Ветлуги, Спасское
-

в 6 км вве
рх по течению от г. Ветлуги, Одоевское
-

в 30 км
вверх по течению от г. Ветлуги, Паново
-

близ села Рождественское и более молодое
-

Шанское, что при впадении р. Шанги в Ветлугу.

Перечисленные городища, за исключением Шанского, неоднократно подвергались
ра
скопкам, в том числе и в 1925 г. Институтом Антропологии Московского университета.
Экспедицию возглавлял Б.С.Жуков (см. «Чело
век Ветлужского края», Н. Новгород, 1926
г.). В состав

экспедиции входили Е.И.Горюнова и О.Н.

Бадер. В 1926 году О.Н.

Бадером
произведены дополнительные раскопки Одоевского городища. Е.И.Горюнова и О.Н.

Бадер
впоследствии принимали участие в раскопках городищ Прикамья.

«Ветлужские городища представляют собой достаточно типичные укрепленные
поселения, но не вполне однородные. Хрон
ологический диапазон ветлужских городищ велик
и достигает двух тысяч лет. При этом древнейшие городища расположены на Ветлуге
довольно равномерно по всему нижнему и среднему течению. Часть городищ имеет по два,
три и даже четыре разновременных культурных с
лоя, распадающихся на несколько
хронологически последовательных групп, отражающих исторические процессы».
«Культурная принадлежность ветлужских городищ относится к ананьинской культуре,
центром распространения, которой, было Прикамье, включая бассейн Вятки
» [4,150
-
151].

Ананьинская культура
-

культура раннего железного века (
VII
-
III

вв до н.э.),
распространенной в бассейне р. Камы. Получила название от Ананьинского могильника,
расположенного на дюне р. Камы у д. Ананъино (ныне Елабужского района Татарской
А
ССР). К 1949 году известно свыше 20 поселений и 10 могильников этой культуры. По
антропологическим особенностям население ананьинской культуры принадлежало
преимущественно к монголоидам с небольшой европейской примесью. Население А.к.
12


занималось подсечным
мотыжным земледелием, скотоводством, охотой и рыбной ловлей.
Ему были известны металлургия меди и железа, обработка кож, растительного волокна,
ткачество. Общество эпохи А.к. переживало последнюю стадию родового строя.
В
памятниках отражены, наряду с переж
итками матриархальной стадии, сильные элементы
патриархата. Городища А.к. расположены на мысах высоких обрывистых берегов рек, с
напольной стороны защищены мощными, для той эпохи, земляными укреплениями
-

глубоким рвом, высоким

валом с частоколом. По данны
м раскопок советских археологов,
жилище А.к. представляло собой бревенчатый дом, полуподземного типа, длиной свыше 40
м и шириной 4 м, с открытым очагом внутри. Жилище, типичное для племен
матриархальной стадии. Основными орудиями труда (и оружием) ананьце
в служили лук и
стрелы с каменными, костяными, бронзовыми и железными наконечниками, копья с
крупными бронзовыми и железными наконечниками, бронзовые втульчатые шестигранные
топоры
-
кельты с коленчатой деревянной рукоятью; изредка в богатых мужских
погребен
иях встречаются железные мечи, кинжалы, а также боевые молоты из бронзы и
железа. Переход от бронзы к железу завершился на Каме к концу ананьинского времени. Для
обработки земли употреблялись костяные мотыги, для размола зерна
-

каменные
зернотерки. Украше
ния состояли из бронзовых, изредка серебряных шейных обручей,
бляшек, височных колец, браслетов и бус. Глиняная посуда лепилась от руки и имела форму
низких круглодонных чаш с выпуклым валиком вокруг горла и орнамента в верхней части.
(БСЭ, т. 2, стр.355)

Из исследований О.Н.Бадера видно, что
Одоевское городище
расположено на мысу
обрывистого правого берега Ветлуги и крутого оврага, с напольной стороны осажденного
земляным валом и рвом. Городище имеет четыре слоя. Культура нижнего слоя представлена
чрезвыча
йно слабо, вследствие чего определить его принадлежность к какой
-
либо из
известных культур не представляется возможным. Однако следует «... лишь сказать, что в
технике первых поселенцев достаточное место занимали каменные орудия». Третий слой
отнесен к
VII
-
V

вв
.
, а второй
-
к
IV
-
III

вв до н.э.

Керамика раннего периода Одоевского городища, а также других городищ Поветлужья
близка к вятско
-
камским городищам, включая Пижемское. Второй слой отнесен к поздне
-
ананьинской и ранне
-
пьяноборской культурам. Керамика вт
орого и третьего слоя близки
между

собой. Между вторым и первым слоем прослеживается увеличение вала, что,
очевидно, вызвано угрозами нападения со стороны других племен.

Пьяноборская культура
-

археологическая культура, распространенная с III века до
н.э.
по V век н.э. в западном Приуралье и Прикамье. Получила название от могильника у с.
Пьяный Бор (ныне Красный Бор Елабужского района Татарской АССР) на Каме,
открытого в 1880году. П.к. явилась дальнейшим развитием ананьинской культуры. Племена
ее
-

вероятно

предки удмуртов, мари и коми
-
зырян. В хозяйстве населения ПК., наряду с
мотыжным земледелием, большое значение имело скотоводство (лошади, свиньи, мелкий и
крупный рогатый скот). Было развито рыболовство, бортничество, охота, особенно
пушная, значение кот
орой возросло в связи с развитием обмена. Значительный успех
достигли добыча и обработка металла. У племен П.к. бронзовые орудия уже целиком
вытеснены железными. В связи с широким применением для обработки железных
инструментов увеличилось количество издел
ий из рога и дерева. Поселения П.к.
располагались нередко на месте городищ ананьинской культуры и представляли собой
небольшие патриархально
-
родовые общины. В мужских погребениях П.к. находят железные
топоры, ножи, стрелы; в женских
-

большое количество бр
онзовых украшений: шейные
гривны, браслеты, нагрудные бляшки, эполетообразные застежки, накосники. Привозные
изделия
-

римская бронзовая посуда, монеты из Средней Азии
-

свидетельствуют об
отдельных торговых связях местного населения.
(БСЭ, т.35, стр. 390)

Одоевское городище также, как и Пижемское, богато орудиями труда и предметами
быта из кости, в
клю
чая боевые молоты из полых костей крупных животных с коленчатыми
деревянными рукоятками. По обилию костей животных городище относится к вятско
-
камским костено
сным городищам.

Среди обнаруженных костей животных в нижних слоях 75% принадлежит диким и
только 25%
-

домашним животным (из них

74%
-

свинье). Найдены также кости рыб. Отсюда
можно сделать вывод, что основой жизни населения были охота, рыболовство, примит
ивное
земледелие и слабо развитое скотоводство (свиньи, коровы и лошади). Судя по костям,
13


лошадь принадлежала сибирской или монгольской породе. Мелкий рогатый скот
отсутствовал. «Представляется очень важным, что верхний слой Одоевского городища и
аналогичн
ых ему городищ Поветлужья в культурном отношении не связан с
предшествующим ему вторым слоем, относящимся к поздне
-
ананьинскому и ранне
-
пьяноборскому времени. В частности, керамика первого слоя никоим образом не может быть
поставлена в
генетическую
связь с

керамикой второго слоя. В более восточных районах на
Вятке и Каме, где такая связь налицо, и где керамика до позднего времени (XIV век)
продолжает оставаться круглодонной, с примесью раковины в глине и т.п., что указывает на
ее продолжение от древнейшей а
наньинской»[4,155]. Такой же точки зрения
придерживаются и другие исследователи ветлужских городищ, как например, Чортова.

Чортово городище
расположено на высоком мысу (21 м над поймой) правого берега
Ветлуги и глубокого оврага. С напольной стороны сохрани
лся деформированный вал
высотой около двух метров и ров. Оно четыре раза подвергалось раскопкам: в 1903 году
Н.М.

Бекаревичем, в 1908 году В.И.Каменским, в 1925 году экспедицией Антропологии
Московского университета и в 1957 году экспедицией Марийского нау
чно
-
исследовательского института языка, культуры и истории, совместно с Горьковским
краеведческим музеем. Экспедицию возглавляли А.Х.

Халиков и А.Е.Безухова.

После изучения 931 предмета, найденных Каменским, а также двух топоров из камня
диорита, хранящихс
я в Ветлужском
краеведческом музее, Халиков и Б
езухова пришли к
выводу, что городище имее
т

«... по крайней мере четыре разновременных
археологических

памятника»[5,7], причем нижний слой относится к эпохе бронзы
-

к
фатьяновской культуре ярославской

группы. «Очевидно, к этому времени относятся и
несколько кремневых ножевидных пластинок, обнаруженных при раскопках Каменского.
Можно полагать, что на месте Чортова городища в первой половине II тысячелетия до н.э.
(дата ярославской группы фатьяновских
мо
гильников)
существовал фатьяновский памятник,
скорее всего могильник, разрушенный более поздними поселениями» [5,8].

Фатьяновская культура
-

культура племен, занимавших в конце III и во II
тысячелетии до н.э. территорию Поволжья (от современной Ярославской

области до
Чувашской АССР включительно), а также бассейны рек Москвы, Клязьмы и Суры. Впервые
выделена А.А.Спицыным в 1903 г.; получила название по могильнику у деревни Фатьяново
под Ярославлем, открытому в 1875 году. Ф.к. известна главным образом по моги
льникам;
поселений обнаружено мало и они пока еще слабо изучены. Ф.к. делят на три
территориальные и хронологические группы: Московскую
-
наиболее раннюю, Ярославскую и
Чувашскую
-

наиболее поздние. Узоры и формы сосудов, находимые в погребениях Ф.к.,
особе
нно в московской группе, имеют много общих черт с керамикой среднеднепровской
культуры, что позволяет судить о генетической близости этих культур. На основании
последних археологических исследований полагают, что Ф.к. появилась на территории
Волго
-
Окского
междуречья в конце III
-

начале II тысячелетий до н.э., по Днепру, Десне и
Сожу они достигли территории Волго
-
Клязьминского бассейна и вытеснили оттуда к
северу и югу местные неолитические племена охотников
-
рыболовов. Племена Ф.к.
-

скотоводы, знакомые уже
с металлургией бронзы. Могильники их обычно расположены на
береговых возвышениях, недалеко от поймы реки. Скелеты
-

в скорченном положении
лежат в больших грунтовых ямах на подстилке из коры. В могилах обычно много каменных
орудий: скребки, ножи, резцы, то
поры и долота. Из оружия типичными являются
каменные полированные и сверленные

топоры, бронзовые вислообушные топоры и копья.
Украшения представлены медными и серебряными спиральными височными кольцами и
трубчатыми пронизками. Встречаются кости коро
в, овец и лошадей. Посуда Ф.к.
круглодонная, тонкостенная и часто лощеная; шейки и плечи сосудов покрыты мелкими
нарезными или зубчатыми, реже веревочными орнаментами. Типичный узор
-

в виде полос,
заштрихованных фестонов и ромбов. Наличие в могильниках со
вместных погребений
мужчин и женщин свидетельствует о том, что у племен Ф.к. уже сложились
патриархально
-
родовые отношения.
(БСЭ, т. 44, стр. 552)

При раскопках вала и площадки Чортова горо
дища еще Каменским около вала был
вскрыт нижний слой, в котором вс
третилась глиняная посуда с примесью толченой раковины
и шнуровым
орнаментом,
а также кости животных, рыб и отдельные костяные орудия:
гарпуны, наконечники стрел. Все эти находки подобны находкам второго слоя Одоевского
городища. Здесь также найден медный
топор
-
кельт. Судя по этим находкам, население
14


городища принадлежало к ананьинской культуре Прикамья. В верхнем слое были
обнаружены в большом количестве глиняная посуда с примесью в тесте
шамота,
груды
шлака, камни и различные изделия: льячки, литейные фор
мы и тигли, железные ножи,
рыболовный крючок, несколько наконечников стрел и обломки медных изделий. При
сопоставлении находок в нижнем и верхнем слое усматривается некоторая разница, а
именно: если глиняная посуда из нижнего слоя имеет примесь толченой ра
ковины, то из
верхнего слоя
-

примесь шамота. При этом необходимо отметить появление признаков
обработки металла и изделий из него. Следовательно наблюдается как бы смена одной
культуры
-

другой. Эту смену культур устанавливают и Халиков и Безухова при рас
копках в
1957 году. Между прочим, они отмечают, что так же, как и на Одоевском, на Чортовом
городище между нижним и верхним слоями прослеживаются следы земляных работ по
увеличению вала.

Смена культур заключается в том, что одна группа сосудов
-

круглодонн
ая с примесью
толченой раковины, гребенчатой орнаментации, свойственная ананьинской культуре, вторая
же группа сосудов
-
плоскодонная, с примесью шамота и
дресвы
в тесте
черепка.
Она «... в
целом увязывается с керамикой позднегородецкой культуры районов Пов
олжья и для
Поветлужья является привнесенной....

Время появления этого типа посуды в Поветлужье, по
-
видимому, относится к концу I
тысячелетия до н.э. Во всяком случае, она уже единично встречается во втором слое
Одоевского городища (около 15%), датируемом
второй половиной I тысячелетия до н.э. и
становится преобладающей в первом слое Одоевского и нижних горизонтах Чортова
городища. Время нижнего горизонта последнего городища устанавливается лишь как
предшествующее время образования верхнего слоя, которое по

целому ряду вещей
определяется в пределах
III
-
V

вв н.э.» [5,15].

Городецкая культура
-

культура племен, живших в VII в. до н.э.
-

IV в. Н.э. по среднему
течению р. Оки, в бассейне
pp
. Цны, Мокши и по среднему течению Волги. Получила
название по месту перв
ых раскопок в 1898 г. у с. Городца близ Спасска на Оке.
Характеризуется памятниками в виде укрепленных городищ, представляющих собой
остатки родовых поселений патриархальных общин. На городищах найдены остатки
жилых строений, а также предметы обихода (пряс
лица, грузики для веретен, уплощенно
-
пирамидальные грузила, посуда с узором, напоминающим отпечатки рогож). Обитатели
городищ занимались скотоводством, которое являлось основой хозяйства, земледелием,
охотой и рыбной ловлей, им была известна обработка мет
алла (бронзы, железа). Г.к.
может быть разделена на два периода (с VII в. до н.э по
I
-
II

вв. н.э. и со II по IV в.н.э.).
Выделяются местные варианты Г.к.
-

Рязанский, Саратовский и др. Племена Г. к.
образовали основу для формирования современных народов

Поволжья
-

мордвы, мари,
чувашей.
(БСЭ, т. 12, стр. 209)

Смена культур Одоевского и Чортова городищ «...отражает процесс смешения
культурных черт пришлого и местного населения, происшедшего при их существовании.
При этом наблюдается постепенное преобладан
ие материальной культуры пришлого
населения, которое, очевидно, в первых веках н.э. становится господствующим, а после III
века н.э. совершенно исчезают в керамике традиции местного населения и единственным
керамическим продуктом становится плоскодонная по
суда позднегородецкого облика.

В этом процессе наглядно проявляются моменты
ассимиляции.
Едва ли во всех случаях
проникновение пришлых племен сопровождалось столкновениями, как считает О.Н.

Бадер.
Скорее всего, это проникновение происходило более мирным пу
тем, первоначально
характеризуясь моментами сосуществования при постепенном преобладании черт
материальной культуры пришлых племен» [5,15
-
16].

Основанием для такого вывода у А.Х.

Халикова и А.Е.Безуховой является то, что черты
позднегородецкой культуры, в
виде плоскодонной глиняной посуды с примесью шамота,
появились не единовременно, а постепенно, начиная с конца первого тысячелетия до н.э.,
вытесняя круглодонную с примесью толченой раковины. Следовательно, сосуществование
продолжалось не одно столетие и д
о тех пор, пока местное население не подверглось полной
ассимиляции со стороны пришлого
-

правобережного волжского племени. По
-
видимому,
процесс проникновения этого племени в Поветлужье носил характер просачивания, приняв
массовое перемещение в
III
-
IV

века
х. Как полагают исследователи, процесс ассимиляции
обусловлен тем, что пришлое население стояло на более
высокой ступени эк
ономического
15


развития, что, как увидим ниже, отразилось на более быстром общественном развитии
населения

Поветлужья в последую
щие века. А.Х.

Халиков и А.Е.Безухова время
существования позднегородецкого поселения на Чортовом городище определяют с III до
начала IV века н.э.

В процессе раскопок на Чортовом городище обнаружен могильник, относящийся к
концу существования городища
-

на
чалу IV века. На городище вскрыты три погребения.
Одно из них со следами трупосожжения. В местах погребения обнаружено много украшений
из меди, латуни и серебра: нагрудные подвески, серебряные браслеты, латунные колечки,
медные пронизки. Вместе с украшения
ми найдены костяные наконечники стрел, глиняные
льячки, каменные литейные формы и т.д. Наличие в местах захоронения серебряных вещей
свидетельствует о некотором экономическом неравенстве населения.

В ходе раскопок верхнего слоя Чортова городища в 1957 году

обнаружено большое
количество орудий труда, предметов быта, характеризующих материальную культуру, быт,
хозяйственный и общественный уклад жизни населения. Здесь найдены: железный нож,
шило, каменные формы для отливки металлических предметов, втульчатая м
отыга, железные
удила,
зернотерки, точильный камень, костяные наконечники стрел, а также разнообразные
украшения
-
бронзовые бляшки, медные поясные накладки, бусины из стекла, обломки
бронзового браслета. Количество костей домашних животных уже преобладало
над костями
диких. Появился мелкий домашний скот. Установлено, что населению были известны
ремесла: литейное, кузнечное,
гончарное,
обработка дерева, кости и т.д. На основании этого
можно полагать, что преобладающим занятием населения становится скотоводст
во, охота и
рыболовство, усиливается мотыжное земледелие, хотя оно еще не играет ведущей роли. Во
всем этом проявилась более высокая материальная культура пришлого населения
Поветлужья.

Судя по погребальным обрядам и украшениям, найденным в местах захороне
ний,
археологи полагают, что верхние слои Одоевского и Чортова городищ принадлежат предкам
марийцев.

Путями колонизации предков современных марийцев, пришедших с Правобережья
Волги, была не только река Ветлуга. «Заселение страны идет по рекам обособленными

группами. Подобно тому, как славяне южной России назывались по рекам, на которых осели,
черемисы разделяются на группы, обозначающиеся именем какой
-
нибудь реки. Севшие на
Ветлуге
-

вытля
-
марэ, по Пижме
-
пижман
-
марэ, по Рутке
-

рэд
-
марэ, по Кундышу
-

кунды
ш
-
марэ...» [6].

Следовательно марийцы двигались и по другим притокам Волги
-

Рутке, Кокшаге, и ее
притоку Кундышу, не говоря уже о Пижме, подвергая ассимиляции обитавшие в междуречье
Вятки и Ветлуги народы
-

удмуртов, коми
-
зырян и чудь. Пожалуй, только этим

и можно
объяснить сохранившиеся в памяти марийцев и потомков народов, подвергшихся марийской
ассимиляции, названия не только рек нашего края, но и угодий, урочищ, а, может быть, и
населенных пунктов, покинутых по мере продвижения русского населения с Ветл
уги на
восток, с одновременным отходом марийцев далее в направлении Яранска.

Что касается заселения марийцами реки Вятки, то исследователи марийского края
отмечают: «Заселение Вятского края черемисами шло одновременно и с разных сторон.
Яранский уезд, нужн
о думать, заселен черемисами, проникшими с Унжи и Ветлуги на
среднее течение р. Вятки и спустившимися по этой реке в нынешний Котельнический и
Яранский уезды» [6,17].

Необходимо отметить, что как ветлужские, так и вятские марийцы до сего времени
говорят на

горном диалекте, в отличие от лугового диалекта, на котором говорят марийцы
Марийской АССР.

Панове городище.
Если Руссенихинское и Богородское городища имеют много общего
с Одоевским и Чортовым городищами, то Паново
-

более древнее,

относящееся к не
олиту
(новому каменному веку). Раскопками в 1925 году экспедицией Института антропологии
здесь обнаружены «...комплекс орудий труда и охоты каменного века: кремневые
наконечники стрел, копий, скребки, каменные шлифованные долота и др., черепки,
связанные с

посудой, близкой по некоторым типам посуде городищ ранней эпохи железа»
[7,249].


16


***


Говоря о проникновении прикамских племен в Поветлужье, возникает вопрос о путях
этого проникновения. Исследователи племен Прикамья и Поветлужья приходят к
следующему вы
воду: «Первоначальное заселение Поветлужья ананьинскими племенами
шло, по
-
видимому, с верховьев реки, где она системой мелких притоков близко
соприкасается с Вяткой, где концентрация населения ананьинского времени гораздо больше»
[8].

И в самом деле, один
из притоков среднего течения Вятки
-

река Пижма находится в
непосредственной близости от притоков Ветлуги
-

Б.

Какши, М.

Какши и Усты. Не случайно
оказалось, что наиболее древние городища Ветлуги
-

Чортово, Спасское, Одоевское и
Паново находятся в 5
-
30 км
от устья Большой и Малой Какши, а самое низкое на Ветлуге
городище ананьинского времени
-

Руссенихинское находится близ устья реки Усты. Тем
более, что Пижма, о чем уже говорилось, с глубокой древности заселена племенами,
обитавшими по Каме и Вятке
-

коми
-
зырянами и вотяками
-
удмуртами.

Здесь следует кратко коснуться расселения с востока на запад в глубокой древности
племен угро
-
финской языковой группы. Общеизвестно, что эта группа племен обитала где
-
то
в Приуралье, включая восток и северо
-
восток Европы. Зад
олго до нашей эры часть этих
племен двинулась на запад, заселив впоследствии север Европы (чудь заволоцкая, коми),
Поволжье (мордва), часть бассейна Балтийского моря (эсты, финны), даже Тиссо
-
Дунайскую
равнину (мадьяры
-
венгры). О местностях, заселенных пле
менами черемис
-
марийцев, мери,
печоры, зырян, перми уже говорилось. По пути движения эти племена в отдельных случаях
вступали с местным населением в войны, или вытесняли их, или ассимилировали, как
черемисы
-
марийцы ассимилировали племена ананьинской культу
ры Поветлужья.

В отношении последних следует сказать, что «Поветлужье необходимо рассматривать
как крайний на западе район ананьинской культуры» [4,151]. «В середине первого
тысячелетия н.э., на основании археологического материала, можно наблюдать как бы
разрыв связей Прикамья с Поветлужьем. Последнее, как бы становится в стороне от пути, по
которому издавна происходили сношения с Вятско
-
Камским районом»[8,19]. Причину
прекращения этих связей надо искать, по
-
видимому, в колонизации марийцами в первой
полов
ине первого тысячелетия н.э. междуречья Вятки и Ветлуги.

Переселенческий поток с востока на запад оставил свой след в названиях рек с
окончанием
-
юг[9,Щ.
Начиная с бассейна реки Моломы, что течет с севера, впадая в Вятку в
7 км выше Котельнича. Бассейн Мол
омы соприкасается с территорией современной Коми
АССР. В числе притоков Моломы имеются
-

Кузюг, Шубрюг, Верлюг.
Параллельно Моломе
течет, впадая в Ветлугу река Вохма с притоками
-
Карюг, Б.Парюг, М.Парюг
и
Нюрюг.
Здесь
же, в верхнем течении Ветлуги
-

приток
и
Матюг
и
Пышу г.
Северней берет начало

река
Юг
с притоками в верхнем течении
Кузюг
и
Пичуг.
Этот переселенческий поток
шел дальше на запад до верховьев притока Унжи
-

реки Межи, в которую впадают
Мичуг
и
Конюг.


Веселовский могильник


В 1957 году Марийски
м НИИ и Горьковским Краеведческим музеем также были
подвергнуты раскопкам Веселовский могильник и Черемисское кладбище.

Веселовский могильник расположен на
дюнном
всхолмлении левого берега Малой Какши
близ деревни Семенове На могильнике вскрыт
о 15 погребений, причем два из них
произведены после сожжения трупов, но вещи, полагающиеся по

обычаю при погребении,
положены
. В погребальном обряде древнего населения Поветлужья захоронение
осуществлялось в полном одеянии, с украшениями
, орудиями груда,
предметами бы
та,
оружием и посудой. По найденным вещам можно восстановить костюмы захороненных. На
голову одевалась кожаная повязка, украшенная медными бляшками и медная цепочка из
мелких колечек. На шее были украшения из серебряной витой проволоки, так на
зываемые
гривны. Грудь украшалась оригинальными бронзовыми по
двесками. Бронзовые и
серебряны
е браслеты покрывали руки, в некоторых погребениях найдено 15
-
17 браслетов.
На пальцах рук бы
ли серебряные перстни. Хоронили обычно в меховой одежде. Сверху она
под
поясывал
ась кожаным поясом с серебряны
ми или медными накладками. На поясе висел
17


кинжал в деревянных ножнах с латунной оправой. В специальном кожаном мешочке
находились
трут, кремни
и
кресало
для высекания огня. Названньге вещи встречены не во
всех погребен
иях. Н
аряду с богатым захоронениями бы
ли и бедные, однако в каждом из них
археологи нашли посуду
-
железный или медный котел или глиняный горшок. Помимо
перечисленных предметов обнаружены орудия т
руда
-
лесорубные широколезвийны
е топоры,
тесла,
шилья, а такж
е оружие
-

копья, колчаны со стрелами [10].

При повторных раскопках в 195
8 году на могильнике обнаружены

две серебряные чаши

восточной работы

с
чеканным орнаментом и серебряные монеты
-
диргемы. Одна из них
отчеканена в Булгаре в 987 году. Исследователи Вссе
ловского могильника установили, что
он принадлежал марийцам и относится к
IX
-
XI

векам н.э. К этому времени основой жизни
населения бы
ли земледелие, скотоводство, охота и рыболовство.

Земледелие было

пашенным и подсечным. Основны
м орудием подсечного землед
елия
являлся топор, найденный в семи погребениях. При раскопках в 1929 году в одном
захоронении найден мешочек с
просом
и полбой. Для обработки продуктов земледе
лия
пользовались ручным каменным жерновом. Судя по обнаруженны
м остаткам шкур и тканей
из шерст
и скотоводство состояло из коров и овец
. Широко был распространен пушн
ой
промысел, меха служили предметами торгового обмена. В могилах найдены орудия
рыболовства
-
остроги, крючки, остатки костей рыб. Во всех могилах попадалась льняная
ткань.

Находки Весело
вского м
огильника красноречиво рассказы
вают о высокоразвитых
ремеслах. Наличие однородных предметов свидетельствует об обособленности ремесел.
Кузнецы занимались изготовлением топоров, тесел, наконечников стрел
, ножей и т.д. Они
знали приемы

ковки, сварки,

и клепки. Обработка дерева состояла из изготовления чаш,
рукояток, и
зделий из бересты. Население бы
ло знакомо с обработкой кож и мехов для обуви,
одежды, перчаток, различного рода сумок, кошельков, ножен и т.д.; изготовляли льняные и
шерстяные ткани, умел
и окрашивать их; встречались изделия из кости
-

гребенки, рукояти
но
жей и шильев. Больших успехов бы
ли достигли в ювелирном деле, изгото
влении
украшений из меди, бронзы
, латуни, олова, св
инца и серебра. Ремесленникам был
а известна
техника
литья,
ковки и
че
канки
цветных металлов. Материал для этих изделий, по мнению
исследователей, привозился из Прикамья, где в это время складывались народности коми и
удмуртов.

Среди предметов попадались и такие, что были близки к предметам из мерянских
курганов, могильников

муромы и мордвы. Они свидетельствуют о связях марийцев с
населением Волго
-
Окских районов
-

мерей, муромой, мордвой, волжскими болгарами,
удмуртами и славянами. От волжских болгар к марийцам попадали серебряные

украшения
-

серьги и витые брасле
ты с каменными вставками, серебряные монеты
-

диргемы
и серебряные изделия восточных мастеров.
3

Черемисское кладбище
находится на левом берегу речки Луданки, притока Ветлуги
недалеко от старинного тракта Ветлуга
-

Котельнич
-

Вятка. Оно значительно разруше
но
предыдущими раскопками В.И.Каменского и местными кладоискателями. Черемисское
кладбище археологами отнесено к
VIII
-
X

векам.


О находках, обнаруженных в разное время.


Экспедицией Марийского НИИ зафиксированы находки
-

каменные
проушные
топоры и
топоры
-
м
олоты между деревнями Родиха, Никитиха и Семеново, что близ Веселовского
могильника.

«Наиболее значительные скопления каменных
орудий в Вятской губернии откры
т
ы

в
окрестностях с. Окатьева на Моломе, в устье этой реки и нескольких местах по течению
Юмы, впа
дающей в Пижму» [2].

«...Мы имеем основания предполагать, что в глубокой древности была заселена только
западна
я часть Вятской губернии, правы
й (нагорньгй) берег реки Вятки, особенно берега,
впадающих в нее притоков
-

Моломы и Пижмы, с притоком последней

-

Юмом. Небольшой
приток Пижмы

-

Юм ... представлял, по
-
видимому, не менее удобств для населения. Здесь
очень много кремневых орудий найдено в приходе села Юмского на местных характерных
холмах (палатках), на второй речной террасе близ деревни Ивкинск
ой. Не
малое количество
кремневы
х орудий было найдено

также по среднему течению Пижмы

и по впадающим в нее
18


правым притокам
-

Яранке и Ижу, но особенно часто они попадаются, кажется, б
лиз устья
Пижмы
, около Кукарки» [2,2].

При вскрытии карьера с гравием между дере
внями Плащенер и Касканцел Тоншаеского
района, обнаружены черепки глиняной посуды, так назьгваемого ямочно
-
зубчатого
орнамента, относимого к
абашевской культуре,
племена которой обитали во втором
тысячелетии до н. э. на территории современной Чувашии. Абаш
евская культура
предшествовала ананьинской. «В Приуралье известно нес
колько кладов, в составе которы
х
имеются вещи, так называемых, абашевских типов» [8].

Следовательно, у племен анань
инской культуры в свое время бы
ла какая
-
то связь с
племенами абашевской
культуры. Исходя из сказанного, глиняная посуда с ямочно
-
зубчатым
орнаментом могла быть занесена в междуречье Вятки и Ветлуги племенами ананьинской
культуры.

По дороге из деревни Ошкат, Тоншаевского района, на реке Арбу (приток Ошмы) среди
леса на возвышен
ности сохранились следы древнего поселения, где колхозником дер.
Родюшата А.А.

Втюриным найдены каменные проушные топоры.

В Ново
-
Шоринском сельсовете Шахунского района крестьянин А.М.Воронцов на своем
хуторе при распашке поля нашел каменный, хорошо обработ
анный предмет, длиною около
45 см, толщиной до 20 см, в нижней части имеющий форму сошника. Вер
хняя часть
цилиндрической формы

имеет выемку, глубиной до 20 см, диаметром около 15 см
, причем
стенки вы
емки имеют сквозное отверстие. Предмет по мнению крес
тьян

служил сошником,
надеваемы
м на
рассоху сохи
и закрепляемым
шкворнем.

В деревне Девятерики, по рассказам колхозника М.М.Козлова, при ра
спашке полей
обнаружены каменны
й ручной жернов, по размерам и форме подобный найденном
у в
Пижемском городище, железны
е со
шники
-
ральники, железный предмет, напоминающий
топор с проухой, лезвие которого имеет полулунный вид. На одном из полей обнаружен
разложившийся кирпичный фундамент. По

имеющимся сведениям, здесь около 300 лет тому
назад проживали марийцы, потесненные русск
ими в 70 годах XVI! столетия.

В местечке Каравашек, на М.

Какше, недалеко от Веселовского могильника,
обнаружены железный меч, кольчуга и шлем.

При деревне Крутик Тоншаевского района при рытье силосной ямы в 1958 году на
берегу крутого оврага при впадении
его в реку Шукшум обнаружены кости людей,
широколезвийный топор, железный меч, и признаки шлема. О находках сообщил колхозник
деревни Ворожцово
-

К.И.

Ворожцов.

На правом берегу Какши, близ устья Вахтана, после опашки молодняка леса
объездчиком СР. Синцовы
м найдены железные наконечники копья, пешни и стрелы лука,
настораживаемого на крупного зверя. Из них большой ржавчиной покрыт только наконечник
стрелы.

Среди древних поселений краев, покинутых людьми, большой интерес представляет
один из них, находящийся
на местности, где в наше время расположена деревня Пурлы (в
километре от ст. Пижма). Деревня возникла в первой половине XIX столетия на высоком
холме, к моменту заселения покрытом вековым хвойным лесом с примесью дуба и липы, где
марийцы соседних деревень
занимались бортевым пчеловодством. На одном из склонов
холма с незапамятных времен находится колодец с дубовым срубом, под названием
-

Боярский. При освоении земли из
-
под леса и распашке полей новоселы обнаружили следы
былого поселения
-

признаки
полос
с е
ле заметными бороздами, могильника, орудия труда и
предметы быта. Имеются источники, свидетельствующие о находках на полях деревни. Так в
сборнике «Костромская сторона» за 1890 год есть ответ земского начальника второго
участка Ветлужского уезда Кишкина, к
анцелярия которого находилась в волостном центре
-

селе Тоншаеве, на запрос Костромского губернского археологического общества о наличии в
пределах волости следов

древних поселений, покинутых людьми. «В починке Пурлах на
одном из возвышений, лет 15 тому на
зад были видны ямы, то есть признаки могил. Место
это занимает 30 сажен в ширину и столько же в длину. Лет 16 тому назад в этой местности
выкопаны кости скелета человека». Через два года Кишкин вторично сообщал: «В починке
Пурлах при очистке из
-
под леса зе
мли и при распашке были найдены две стальные сабли и
шпора,
кроме того, здесь же были найдены разной величины замки, ключи от них,
ральники
от сох, кузнечные слитки, безформенные части железа, угли, причем эти предметы не такой
19


формы, какой они были в изве
стное старожилам время».

В 1912 году близ Боярского колодца, где были признаки могил, проводились
археологические раскопки, сведений о результатах которых не сохранилось. Но все же о них
кое
-
что удалось узнать. Одним из непосредственных участников раскопок

был крестьянин
деревни Пурлы Яков Семенович Мордвин, умерший около 1970 года на девятом десятке лет.
При беседах с ним в пятидесятых годах он рассказал, что археолог, который руководил
работами, на вопрос крестьян о времени существования заброшенного посе
ления ответил,
что оно покинуто людьми, судя по найденным предметам около 400 лет назад, т.е. на рубеже
XV
-
XVI столетий. При этом он добавил, что раскопки свидетельствуют о том, что некоторые
захоронения делались в необычных условиях
-

наспех.

Из находок,
о которых сообщал земский начальник Кишкин, большой интерес
представляют кузнечные слитки, «безформенные части железа» и угли. В нашем крае нет
залежей железной руды, а в условиях бездорожья таежных лесов в
XV
-
XVI

веках, вряд ли
передельное железо завозило
сь издалека. Вернее всего железо производилось примитивными
технологиями здесь же на месте из болотной руды.

Есть основание полагать, что кузнечный промысел на территории современной
Пурлы не

ограничивается только одним местом в нашем крае. В

четырех километрах от
Тоншаева с незапамятных времен существовала местность под названием
Апшатнур,
т.е.
кузнечное поле
(апшат
-

кузнец,
нур
-

поле), очевидно, здесь тоже существовало поселение,
жители которого занимались кузнечным промыслом.

В середине X
VIII столетия на этом месте возникла деревня, названная по имени
новосела
-

крещеного марийца Фирса
-

Фирсово. Это название значится только в книгах
учета, местное же население знает ее как Опшатнур.


Глава 3. Ветлужские марийцы


Итак, марийцы являются дре
внейшими жителями междуречья Вятки и Ветлуги.
Разложение родового строя у них произошло в
V
-
VIII

веках н.э. С этим разложением у них
возникли племенные княжества, управлявшиеся старейшинами
-
князьками, избираемыми из
своей среды. Используя свое положение, к
нязьки с течением времени стали самовольно
захватывать власть над племенами, обогащаясь за счет них, а также за счет соседних племен,
путем грабежей
-
набегов. Судя по

богатым захоронениям и серебряным изделиям,
обнаруженным при раскопках на Веселовском моги
льнике, богатства были сосредоточены в
руках верхушки племени.

В VIII веке марийцы подпали под власть кочевых племен
-
хазар, обитавших в Нижнем
Поволжье, Приазовье, Подонье и Крыму, и совершавших набеги на своих соседей, включая и
славян. В конце IX века ма
рийцы попали под влияние волжско
-
камских болгар. Болгары с
марийцами вели торговлю. Основными товарами у марийцев были пушнина, мед, воск,
которые не только служили предметами торговли, но и уплаты дани. На свои товары
марийцы выменивали железные и другие
изделия. Поскольку болгары к тому времени
достигли значительных успехов в экономике и культуре, марийцы позаимствовали у них
много полезного для себя, что характеризуется раскопками на Веселовском могильнике.

Жильем марийцев было так называемое
кудо
(лачуг
а, шалаш). Это слово у современных
марийцев означает усадьба, двор. Оно состояло из бревенчатого сруба, верхние
венцы
которого с двух сторон сводились, оставив вверху отверстие. Пол
-

земляной, посредине очаг
для варки пищи, отопления помещения и сушки оде
жды и обуви. Дым очага

выходил в
отверстие. Вдоль стен устраивались сплошные
нары
для спанья. В одной из стен прорубался
лаз с двухстворчатой дверкой. Верхние бревна свода конопатились мхом и покрывались
лубом липы или корой ели. Иногда в стенах прорубалис
ь небольшие отверстия вместо окон.

Поскольку древнерусская культура стояла на более высоком уровне, марийцы, по мере
установления с ними экономических связей, воспринимали их хозяйственные и
технологические навыки, обычаи и быт. Так перенято жилье с вертик
альными стенами,
полом и потолком, что видно из названий конструкций дома
-

стѐня, дкня, потолок, рама.
Перенятое пашенное земледелие дало название ржи
-
уржа,
соха
-
косуля
-

костя.

По месту обитания марийцы делятся на три группы: луговые
-

на территории
Мар
ийской АССР, горные
-
живущие в юго
-
западной части Марийской АССР, в Кировской и
20


Горьковской областях и восточные
-

в Башкирской АССР. Они говорят на трех основных
диалектах
-

луговом, горном и восточном.

На основании предметов, обнаруженных на Веселовском
могильнике и Черемисском
кладбище, можно сделать вывод, что по среднему течению реки Малой Какши и по среднему
и нижнему течению Большой Какши марийцы жили с VIII века н.э.

Исследователи Среднего и Верхнего Поветлужья, на основании галичских
4

летописей,
ар
хива бывшей Костромской губернии, архива Кажировского монастыря, а также «разных
рукописей, обретенных в церквах Ветлужского уезда и сел, соседних с Ветлужским уездов
Котельнического, Яранского, и Никольского», события в
XII
-
XV

веках излагают следующим
обр
азом.

«В древней галичской рукописи в первый раз война черемис под Галичем упоминается
в 1170 году, где черемисы ветлужские и вятские являются как нанятое войско для войны
между ссорящимися между собой братьями. Как в этом, так и в

следующем 1171 году
чере
мисы были разбиты и прогнаны от Галича Мерьского»[11]. Об этом же говорят и другие
исследователи: «Воевавшие между собою князья галичские нанимали себе в помощь чудь и
луговую черемису»[12,54]. Но вскоре марийское население само подверглось нападению: «
В
1174 году новгородские повольники завоевали у черемис их город Кокшаров на реке Вятке
и назвали его Котельничем, а черемисы ушли со своей стороны к Юме
5

и Ветлуге. С того
времени у черемис укрепляется Шанга.
6

Когда в 1181 году новгородцы завоевали черемис
на
Юме, то многие жители ушли на Ветлугу
-

осели на Якшане и Шанге.

В 1240 году юмский черемисский князь Коджа Ералтем ставит на Ветлуге город Якшан.
Коджа принимает христианство и строит церкви, допуская в свои пределы русских
поселенцев с Галичской земли

и Вятской стороны.

В 1245 году по жалобе галичского князя Константина Ярославича Удалого (брата
Александра Невского) хан (татарский) приказал правый берег Ветлуги
-
галичскому князю, а
левый
-

черемисам. Возобновляется Якшан и вновь построены Булаксы и Юр
7
. Жалоба
галичского князя, очевидно, вызвана непрекращающимися набегами ветлужских черемис.

О первом проникновении русского населения в Поветлужье имеются и другие
источники; вскоре после принятия черемисским князем Ералтемом христианства «...явился
наплыв

народа с Вятской, Новгородской и Галичской земель, который уходил оттуда, не
имея на своем месте спокойствия от междоусобных войн и от иноплеменников, и был
принимаем Коджею и населял побережье Ветлуги, устраивая новые поселения Шангу,
Булаксу и др.» [13]

В 1246 году Поветлужье подверглось нападению монголо
-
татар, внезапно нагрянувших
на край и разоривших его. Часть населения была убита или взята в плен, а другая
-
разбежалась по лесам, в том числе и галичане, разоренные в 1247 году теми же татарами и
бежав
шие на берега Ветлуги.

«В то же лето, яко поведуют писания, запусте от пленения того поганьского Батыя
-
царя
сия страна, о ней же любви повествую, по берегу реки, зовомой Ветлуга, и быст пуста 253
лета. И где было жилище человекам, порасте везде великими ле
сами и названа быст
Ветлужская пустыня, и никем не проходима, токмо немногими людьми, проходящими лова
ради звериного из предела града Унжи» [14,9]. Здесь в «Житии» Варнавы Ветлужского,
появившегося на берегах Ветлуги в шестидесятые годы XV столетия, запус
тение
Поветлужья явно преувеличено.

С 1247 года Ветлужскими землями владел Александр Невский, с 1280
-

галичские
князья., а с середины XIV столетия по 1392 год Поветлужье входит в состав Нижегородского
удельного
княжества. Пользуясь удаленностью Верхнего П
оветлужья от Нижнего Новгорода,
в этот период ветлужские марийцы совершали частые набеги на галичские земли
-

в 1351,
1352, 1358, 1360, 1366 и 1372 годах.

Русские летописи, сообщая о походе новгородских ушкуйников (разбойников) на Волгу
в 1374 году, повест
вуют о том, что часть их отряда в 40 ушкуев на судах, спустившись по
Вятке и Каме «..пойдоша в верх по Волзе и дошеде до Обухова пограбиша всѐ Засурье и
Маркваш и перешед за Волгу суда все иссекоша, а сами пойдоша к Вятке на конех и много
сел по Ветлузе ид
уще пограбиша» [15,189]

После присоединения Нижегородского княжества в 1392 году к Москве земли на
Ветлуге управлялись марийскими князьями. В этот период вятские и ветлужские марийцы
21


под предводительством князя Кильдебека предприняли поход на русский город

Великий
Устюг на реке Сухоне и разорили его.

В 1423 году побережье Ветлуги переходит во владение Великого Новгорода и из
Корельско
-
Николаевского монастыря, разоренного шведами, монахи переходят на место
Якшан, где основывается Корельско
-
Николаевский монас
тырь на земле черемисской, на
левой стороне Ветлуги.

Сохранилась одна из дарственных грамот этому монастырю, данная в XV столетии
известной посадницей Новгорода
-

Марфой Борецкой: «Се аз Марфа вдова, Ивана
Андреевича жена, Великого Новгорода посадница, дае
т в дом Николы Чудотворца и святому
Спасу
в монастырь Корельский на Якшанге, что у реки Ветлуги,
игумену
Макарию и старцам
вотчину свою, на Ветлуге реке ловли рыбные и лес черный дикий от устья Якшанги до
Чукловского холуя четыре луки земли, шелепки, топи,

озеро Свято и
перерву
и на той земле
деревни Корело и Волынкино с людьми, скотом и животом».

В 1436 году, после распада Золотой Орды, Поветлужье попадает под влияние
Казанского ханства с центром в Казани, образовавшегося вместе с Астраханским и
Сибирским
ханствами на развалинах Золотой Орды. Поветлужье, являясь пограничным
районом Московского княжества и Казанского ханства, служило исходным пунктом для
набегов татар на Унжу, Кострому, Галич и другие города. Татары с целью грабежа вовлекали
в эти набеги и м
арийских князей, а через них и простой народ, играя на национальных
чувствах и разжигая вражду к русскому народу, что в свою очередь вызывало гнев русских
по отношению к марийцам. Так в 1427 году Галич выдержал четырехнедельную осаду
казанских татар и чере
мис, в 1428
-
29 годах ими же совершен набег в район Костромы, в 1463
году «казанцы с черемисами приходили в Устюжанский уезд и пленили много людей.
Устюжане догнали и побили их». В том же году «Против их Иван
III

отправляет соседних
устюжан, вологжан и гали
чан» [6]. Подобное положение было не только в районе городов
Костромы и Галича, айв Поволжье, где казанские ханы совершали набеги на поволжские
города и даже на Нижний Новгород
-

самый крупный русский город на восточной окраине,
прикрывавший Москву с Волги
.

Общность интересов татарских ханов и марийских князей объясняется тем, что после
покорения татарами марийцев они остались под властью своих князей,

собирающих в
ханскую казну
ясак
(дань), людей и лошадей для пополнения ханского войска, а потому те
способ
ствовали упрочению марийской знати среди ее народа.

Положение в Поволжье, а также и на других окраинах Московского княжества резко
изменилось со вступлением в 1462 году на московский
престол
Ивана
III

(1440
-
1505 гг.),
сына Василия II Васильевича (Темного),

положившего начало образованию Русского
государства и сыгравшего огромную роль в освобождении страны от насилия татар. В 1468
-
69 годах им были предприняты походы из Нижнего Новгорода и Москвы на Казань.

Одновременно, для отвлечения сил татар и для ослабле
ния давления со стороны
марийцев, галичскими князьями был организован поход через верхнее Поветлужье к Казани
по землям, заселенным марийцами. Как описывает Д.П.Дементьев в очерке «Краткие
сведения о Кажировской пустыни», галичское войско завоевало марийск
ие укрепленные
пункты
-

Ветля
-
Шангон (Шанга) и Ветля
-
Юр, расположенные на Ветлуге.

Об этом походе нам рассказывает одна из русских летописей: «Послал Князь Великий
на черемису воевати ... князя Семена Романовича и с ним детей боярских, двор свой и
совокупи
шася все пойдоша из Галича на Николин День декабря 6 лесы без пути, а зима была
вельме студена. Тоя же зимы в 6 генваря на Крещение Господне
рать
Великого Князя, приде
в землю черемисскую, и много зла учинила земле той, людей иссекоша, а иных в полон
повед
оша, а иных изожгаша, а кони их и всякую животину, что нельзя с собой имати, то все
иссекоша, а что животы их, то все взяша и повоеваша землю их за один день до Казани не
доходили»[15,279]. Русские же войска, вышедшие из Нижнего Новгорода и Москвы нанесли
несколько поражений орде хана Ибрагима. После походов в 1468
-
69 годах нападения
казанских ханов как в Поволжье, так и в Поветлужье временно были прекращены. Татарское
иго, продолжавшееся более 250 лет, было свергнуто в 1480 году
8
.

Так закончилось более чем

двухвековое Ордынское иго. Казань же еще продолжала
угрожать жизненным интересам Руси, нападая на восточные окраины с Поветлужья. Были
совершены набеги на Унжу
-

в 1522 году, на Солигалйч
-

в 1532 году, на Кострому и
22


Галичскую волость в 1539 и 1540 годах.

В царствование Василия
III

Ивановича для защиты от татар в разных местах были
созданы крепости: на Ветлуге, близ современного с. Воскресенское, у Солигалича, Галича,
Чухломы, Кологрива.

Имеются сведения о походе в 1542 году казанской
рати
из татар и вятск
их марийцев на
Великий Устюг. Пробравшись незаметно по Вятке и ее притоку Моломе они взяли и
разграбили Великий Устюг, население было пленено. Вятичи, узнав о набеге татар на
соседей
-

устюжан, решили напасть на захватчиков. С этой целью они устроили засад
у в
устье Моломы. Как только казанцы появились на плотах с пленными и награбленным,
вятичи внезапно напали на них. В бою татары были истреблены полностью, только марийцы
ушли лесами в свои поселения на Пижме. Надо полагать, что их по
-
соседски просто
выпуст
или, понимая, что в набеге они участвовали по принуждению [16,39].

О нападениях марийцев писал немецкий дипломат и путешественник Сигизмунд
Герберштейн ( 1486
-

1556 гг. ), выпустивший в 1549 году книгу «Записки о московских
делах». «... до нея [Вятки] мож
но добраться, правда более коротким, но зато более трудным
путем через Кострому и Галич. Ибо помимо того, что путь затрудняется болотами и рощами,
которые находятся между Галичем и Вяткою, там повсюду бродит и разбойничает народ
-

черемисы». Следует замети
ть, что обвинение Герберштейном всего народа в разбое не
совсем верно, т.к. многое свидетельствует об отсутствии вражды между марийским и
русским народом. Нападения на русские окраины совершались татарами, а марийские князья
действовали заодно с Казанью.

Д
ля русского государства как по политическим, так и по экономическим мотивам было
необходимо разгромить Казанское ханство. С этой целью Иван IV Васильевич Грозный в
1552 году предпринял поход на Казань, закончившийся победой над Казанским ханством
9
.

В войне

против Казани, помимо главных сил во главе с Иваном Грозным, принимали
участие и другие отряды. По пути следования главных сил у реки Пьяны к ним
присоединился отряд Якова Чевсеева, следовавший южнее главных сил. В осаде Казани
принимал участие большой от
ряд горных марийцев под началом князя Акпарса. В тыл
Казани на судах по Вятке и Каме вышел отряд вятичей из г. Хлынова (Вятка, Киров).

Среди Тоншаевских марийцев сохранилось предание о походе рати со стороны Ветлуги
через наш край. «Когда Иван Грозный воев
ал с Казанью
-

рассказывали старики,
-

При
переходе через реку Вахтан рать использовала поваленные дубы». В представлении
марийцев рать была настолько велика, что когда она переправлялась через реку, то кора
деревьев была стоптана до древесины. А дубы еще
долго после этого продолжали служить
переправой населению.

Это предание подтверждается названием местечка Перелазы на реке Вахтан, в трех
километрах от поселка Вахтан. Перелазами в старину называли переправы через реки на
больших дорогах.

Не исключено, что

этой дорогой пользовались татары и марийцы для набегов на Унжу,
Галич и Поветлужье. Надо полагать, что этой дорогой воспользовались и русские, совершая
ответные походы на Казанское ханство. Следы этих походов в виде оружия и снаряжения
обнаружены в предел
ах современных Шахунского и Тоншаевского районов.

Вместе с Казанью в состав Русского государства вошли и луговые марийцы. Это
присоединение оказало

прогрессивное влияние ни их судьбу. Производительные силы Руси
были на более высоком уровне, чем Казанского
ханства.

Торгово
-
производственные связи с Русским государством поднимали культуру
производства, сельского хозяйства, ремесел. Хитрость Ивана IV в отношениях с местной
знатью (марийскими князьями и татарскими мурзами)
-

раздача государственных
должностей, п
оместий с крестьянами, различных льгот позволила мирно снизить накал
народной борьбы с русскими и укрепить власть царя на окраинах.
10


* * *


После покорения Казанского ханства Поветлужье постепенно стало заселялся
русскими. В основном это заселение происх
одило из пределов современной Костромской
области. «Направление раннего русского расселения в Поветлужье определяется не как с юга
23


на север (с Волги
-

в устье реки Ветлуги и далее вверх по реке, ибо средняя Волга была в
зависимости от болгар, а затем татар
), а с Унжи, через водораздельные леса, на Ветлугу, при
этом заселена была сначала верхняя часть Поветлужья» [4].

С освоением Поветлужья русскими часть марийцев ушла на восток
-

в леса, и только
немногие остались на своих местах, подвергнувшись с течением
времени обрусению.

В первой половине XVII столетия Правобережье Ветлуги уже было заселено русскими,
где между прочими деревнями существовала деревня Шулепниково, с постройкой в первой
половине XVIII века церкви названная селом Верхнее Воскресение, а с обра
зованием в 1778
году уезда
-

уездный город Ветлуга.




Г
лава 4. Заселение края русскими


В
XVI
-
XVII

веках территорию края покрывали дремучие и малопроходимые леса, среди
которых были разбросаны по берегам рек небольшие редкие марийские поселения. Если
мысл
енно окинуть взглядом прошлое края, то нашему воображению предстанет картина
извечного «дикого, черного леса», которому, казалось, не было конца
-
края. Лес с вечно
сумрачными елово
-
пихтовыми
раменями,
с примесью широколиственных пород,
величественными светл
ыми борами, топкими болотами, тихими реками и диким зверем
-

господствовал над всем и подавлял все, и человек, с его немудреным жильем казался
затерянным среди суровой природы края. Но, тем не менее, он шаг за шагом отвоевывал у
леса и дикого зверя их дебр
и. «Около реки Ветлуги до устья речки Неймы на сорок верст и
от реки Ветлуги по верховье Малой Какши на 50 верст было жителей только 15 дворов и в
них 43 человека»[27,7]. Чуть больше населения было на Большой Какше.

Пребывание марийцев в западной части наш
его края подтверждается наличием
старинных марийских деревень: Сальма, Шара
(шара
-

название одного вида марийской
вышивки), Соромотная
[в рукописи Сормотшя
O
.
K
.] (от слова
сорма
-

лохмотья).
11

Заселение русскими западной части нашего края, т.е. левобережь
я Ветлуги, началось
после того, как в 1661 году местность в бассейне рек Б.Какша и М.Какша была
«пожалована» царем Алексеем Михайловичем, как вотчина, Макарьеву Монастырю на
Унже, вместе с «новой Воздвиженской
пустыней
-

Ченебечиха на большой реке на
Какше
»[27,7]. В грамоте Алексея Михайловича на пожалование монастырю вотчины
упоминается слободка
-

починок Холкин и пустошь Хмелевицкая.

Макарьев монастырь на Унже был основан в 1439 году
игуменом
Макарием, а
Воздвиженская пустынь
-

галичанами, которые в 1644

году «пришед из Галицкого в
Царевосанчурский уезд за реку Ветлугу, расстоянием от оной верст за аридцать на пустош
Ченебечиху... на оной поселились и устроили новую пустыню» [17]. В конце XV столетия на
реке Ветлуге возник еще один монастырь. В 1463 году
татары с марийцами ходили в
Устюжанский уезд и пленили много людей, в том числе и священника Варнаву. Устюжане
нагнали их и освободили пленников. В 1464 году Варнава ушел на среднее течение Ветлуги,
что «в ста
поприщах
от ближайшего селения», жил в отшельн
ичестве, позже здесь был
образован Варнавин монастырь.

В «Рукописном житие преподобного Варнавы Ветлужского» рассказывается, что он «...
Богу работая в псалмопении и молитвах, питался былием (травой) и вершием дубовым, един
28 лет проживе до честного своег
о Богу отшествия» [14]. Слава о подвигах праведника,
исцелениии больных скоро разнеслась за пределы его жительства. Среди почитателей
Варнавы немало людей пожелало остаться с ним. После его смерти в 1492 году эти люди
основали Варнавинскую пустыню с церков
ью и
кельями.
Растет количество
монахов
и
пустыня становится монастырем с довольно крепким хозяйством. Возле него возникает
слободка, а по лесам селятся крестьяне, как свободные, так и беглые. В 1530 году царем
Василием
III

Ивановичем монастырю были пожало
ваны земли близ монастыря по реке
Ветлуге, вместе с крестьянами.

Монастырь часто подвергался пожарам, один из которых уничтожил дарственную
грамоту царя. Крестьяне, узнав об этом, отказались работать на монастырь. Грамотой от 25
июня 1551 года Иван IV Васи
льевич подтверждает пожалование монастырю бывших
владений «...от устья реки Волу до устья Усты реки по обе стороны реки Ветлуги со всеми
24


угодьями»[18,9]. Надо полагать, что положение монастырских крестьян было тяжелым,
потому что они не раз

отказывались ра
ботать на монастырь, что побудило царя Алексея
Михайловича выдать в 1645 году монастырю «послушную грамоту». Она обязывала
крестьян «... на монастырь всякие работы управлять, хлеб пахать, помещичьи доходы
платить» [14].

Так подвижническая жизнь служителей
Бога сочеталась с жестокой эксплуатацией
крепостных крестьян. В указе от 31 марта 1724 года Петр I выражает недовольство
существующим положением: «Нынешнее житие монахов точию вид есть
-

понос
(поношение, позор) от иных законов не мало же зла происходит по
неже большая часть
тунеядцы суть и понеже корень злу праздность... почитай все поселяне, то не точию
отреклись, но приреклись доброму житию, ибо дома был троеданник, то есть дому своему,
государю и помещику, а в монахах все готово... что не прибыль обществ
у от сего воистину,
токмо старая пословица: ни Богу ни людям, понеже большая часть бегут от податей и от
лености, дабы даром хлеб есть» [19,134].

Как использовал Макарьев монастырь здешние леса с марийским населением
характеризует челобитная Алексею Михайл
овичу «Царевосанчурского уезда луговой
черемисы»:

«... били де
челом
те старцы, что им пустыни заводить и церкви поставить на диком
лесу. И в прошлом во 7166 и во 7168 годах (1658 и 1660) построили те старцы пустыни за
Ветлугою рекою по Царевосанчурскую ст
орону на реке Какше и Нелидовке от Ветлуги реки
верст на тридцать и более в их черемисских
ясашных
угодьях и ясашных пустошах и
крестьянскими дворами поселились и приписаны те пустыни к Унженскому монастырю
вновь. И их де черемису в тех угодьях бьют и
увеч
ат
и стреляют по ним из ружья и многую
де черемису побили до смерти. И тех де старцев многие ясашные воры у них запустели и
врозь разошлись.

И иные те старцы Варлам и Гурей с братией и со крестьяны в их черемисских ясашных
угодьях завладели рыбными ловлями

и бобровыми гонами верст по сту и больше. И

им де
черемисе от обид и от налогов жить стало невмочь и великого горя денежного ясаку и
посошного хлеба и всяких оброков платить стало не с чего.

Да иных де помещиков и вотченников Ветлужского уезда из разных в
олостей многие
крестьяне поселились домами и починками на их черемисских де землях и угодьях и
насильства чинят же. И Великий Государь пожаловал бы их, велел те пустыни и
крестьянские деревни и починки, которые строены, с Царевосанчурской стороны
досмотрет
ь, что те угодья и земли черемисские ясашные, и с тех пустынь старцев и крестьян
свести за Ветлугу реку по прежнему, хто где жил, чтобы им черемисе впредь Великого
государя и всяких податей не отбыть» [20,151].

Далее, в деле по челобитной грамоте марийцев говорится, что преемник игумена
Макарьева монастыря Пафнутия
-

игумен Никита «да Царевосанчурского уезда разных
волостей вместо сотников и десятников и всей рядовой черемисы челобитчики
-

Крымкарайко Темотов, да

Пизячко Клисарин, да Ерсибечко Кленбердин с товарищи подали
челобитную грамоту игумены за рукою и черемиса за знамена ... И ныне он игумен Никита и
они черемиса в той земле помирились, что им черемисе всей впред Великому Государю о
той их монастырской зем
ле ... не бить челом и не вкупаться никоим делом. И по указу
Великого Государя монастырю тою землею и всякими угодьями владеть по ево
межевым
книгам и по сей выписи»[20,151].

Можно полагать, что соглашение между игуменом Никитой и «рядовой черемисой»
подпи
сано марийской знатью, подкупленной старцами.
12

Известно, что в деле
колонизации
земель, перешедших под власть Русского государства
в результате войн с Казанским ханством, использовались монастыри, одна из форм
религиозно
-
политической власти. Им была предо
ставлена судебная и административная
власть над монастырскими крестьянами. Монастыри, в то же время,

были и очагами
принудительного насаждения христианства.
13
В более ранний период они играли
прогрессивную роль
-

в деле развития летописания, насаждения

грамотности, организации
школ, укрепления централизованного государства, а так же колонизации окраинных земель,
т.к. культура русского народа стояла на более высоком уровне. Но с течением времени
монастыри постепенно превратились в оплот реакционных сил.

Надо полагать, что как только царь Алексей Михайлович пожаловал Макарьеву
монастырю вотчину за рекой Ветлугой, старцы настроили пустыней в нашем крае. По
-
видимому такого происхождения кирпичный фундамент, обнаруженный жителями деревни
25


Девятерики. Пустыни и
грали роль опорных пунктов
колониальной
политики Алексея
Михайловича.

Когда решение
Приказа
Казанского дворца
14

от 22 сентября 1668 года по поводу
челобитной марийцев закрепило за Макарьевым монастырем земли по реке Б.

Какше, они
были вынуждены оставить эт
и земли и уйти на восток
-

в пределы нынешнего Тоншаеского
района. Впрочем большая часть марийцев к этому времени покинула берега Б.

Какши еще до
решения Приказа. «Перечневая выписка из досмотру и сыску и чертежу казанца Петра
Белавина» гласит: «А в чертеж
е написано за рекою Ветлугою по Царевосанчурскому уезду
на пустыне на Нечаихе, где живут старец Тихон, построена ограда, а в ограде 6 келий да
часовня, да заложена церковь. Да около тое пустыни 3 починка, а в них дворов 9, а до реки
Ветлуги от тое пустыни
15 верст, а от черемисских дворов Царевосанчурского уезда до тое
пустыни черным лесом сто верст», т.е. марийцы, уйдя со своих мест, жили уже в 100 верстах
от пустыней.

Население Поветлужья, как русское, так и марийское, испытывало крепостной
гнет
помещиков

и монастырей, а потому включилось в крестьянскую войну под
предводительством Степана Разина. Когда в 1670 году на Унжу и Ветлугу был послан
казацкий
атаман
Илья

Долгополое, вместе с марийским старшиной Мироном Мумариным

[21,27] и группой казаков,
чтобы поднять местное население, то оно приняло активное
участие и несколько отрядов начали действовать на Ветлуге. «... атаман Илюшка Иванов
вокруг себя собрал до 370 беглых крестьян». В другом отряде действовало 60 человек
русских, «оружия с ними было тр
и пушки затинных, да мушкетов 30, да с ними же было в
сборе черемисы луговой стороны с 400 человек и больше». На Ветлуге повстанцы «побивали
приказных
людей
боярских
и
приказчиков
их».[22]

Нет сомнения, что местные марийцы современного Тоншаевского района
подвергли
разорению вновь построенные пустыни. Судя по тому, что вся местность на реке Б.Какша в
районе бывших марийских поселений, где возникли пустыни и поселения монастырских и
помещичьих крестьян (о них упоминается в челобитной Алексею Михайловичу) зар
осла
лесом, можно полагать, что все, кто там поселился, с приходом разинцев бежали. После
подавления восстания, не возвратились сюда и марийцы
-

участники крестьянской войны.

Карательные экспедиции беспощадно уничтожали очаги восстания в течение октября
-
де
кабря 1670 года. Руководители отрядов Илья Долгополое и Мирон Мумарин были
пойманы и казнены. Казаки Ильи Долгополова, бежали в дремучие леса на среднем течении
реки Б.

Какши, где и поселились. Потомки их до сего времени проживают в Шабалинском
районе Киро
вской области (дер. Какшенское и Кожино).

Восстание на Ветлуге оставило много легенд и преданий. Монастырский колокол на
пустыни Ченебечиха, сброшенный в Б.

Какшу, будто бы в Христов день
-

Пасху издает звон,
который могут слышать только «праведные шоди»,
и одна девушка, купавшаяся в
омуте
во
время сенокоса, ногами достала на дне уши колокола. Духовенство распространило эту
легенду и построило на берегу часовню, которая простояла до 1917 года.

Об одном карательном
15

отряде того времени пришлось услышать от
старика
-
охотника.
Предание повествует о гибели марийской девушки Ирги (от слова
up

-
утро).

-

Давно это было,
-

начал рассказ старик,
-

даже наши деды не помнят. А идет предание
из поколения в поколение. Один раз с реки Ветлуги проходил какой
-
то отряд, иные

говорят
-

разбойников, другие
-

карателей. Попал он в первое от Ветлуги поселение, что в глухом лесу,
в трех верстах от дороги на Царевосанчурск. По ней еще, сказывают, проходила рать Ивана
Грозного на Казань. Теперь там уж никто не живет, сохранилась тол
ько поляна, на которой
стоит старая
-
старая сосна. Сейчас через поляну проходит железная дорога Нижний Новгород
-

Котельнич.

Один охотник заметил отряд еще на подходе, когда тот расположился на привал. По
прямой тропинке быстро добежал парень до селения и р
ассказал об отряде. Время было
тревожное, а потому на стали люди рассуждать
-

что за отряд и куда направляется, а
похватали охотничье оружие и бежали в лес, чтобы оттуда подать весть соседям и, в случае
необходимости, попросить поддержки.

В селении жила де
вушка по имени Ирга. Была она рослой, красивой и сильной, да к
тому же еще и смелой. У отца сыновей не было, а потому Ирга работала за мужика в поле и
на охоте. Когда шли на охоту, где требовались совместные действия
-

девушку брали с собой
и давали полный

пай в добыче. В стрельбе из лука Ирга не уступала охотникам
-
мужчинам.
Уважали и любили ее все.

Был у нее друг
-

молодой охотник, по имени Одош. Сильный и смелый, один на
26


м
едведя хаживал. Лучше его никто из соседей не ловил петлями, так метко не насторажив
ал
лук
-
самострел на крупного зверя. Крепко любили друг друга Одош и Ирга.

Прежде чем уйти в лес, охотники решили кого
-
нибудь оставить в деревне, чтобы
узнать, что за отряд, сколько в нем силы, как вооружен и какие предъявит требования. Кого

оставить? Луч
ше Ирги никого не найти. К тому же в селении оставался старый ее отец.
Девушке сказали, где будут марийцы. Плакала Ирга, не хотела расставаться с Одошем, но
старики настояли на своем.

Проводила Ирга Одоша до леса и не успела добежать до дома, как показалис
ь
разбойники. Хотела спрятаться, но было уже поздно
-

ее заметили, поймали и привели к
атаману.
Искали и других взрослых, но кроме стариков и детей никого не нашли. Сначала
потребовали у девушки
харчей.
Собрала она лосиного мяса да хлеба и отдала. Стал
спр
ашивать атаман у девушки о народе
-

где, дескать, они, да сколько их. А Ирга по
-
марийски одно твердит
-

не знаю. Долго бился с ней атаман, но ни угрозами, ни уговорами
не смог сломить упрямство девушки. На ночь заперли ее в сарай и поставили
караул.
А на
у
тро, когда она вновь отказалась отвечать, поиздевавшись вдоволь, повесили ее на
небольшой сосенке.

Убитый горем старик
-
отец поклялся отомстить разбойникам и стал следить за
атаманом. Когда тот отправился на речку попить воды, старик убил его, послав стрелу

в
затылок. На предсмертный крик атамана прибежали разбойники и, схватив старика, убили
его. После этого напали на оставшихся в селении стариков и детей.

К тому времени охотники, получив подкрепление от соседей, направились к селению.
Узнав от убежавших де
тей о гибели Ирги и ее отца и услышав крики и плач истязаемых,
марийцы набросились на разбойников. Те, не ожидая нападения, не имея атамана, в панике
бросились бежать. Марийцы перехватили их и при переходе речки вновь напали. Большая
часть разбойников была

перебита.

Возвратились марийцы в селение. С почестями похоронили поселяне Иргу под
сосенкой, на которой ее повесили. Не было предела горю Одоша. Горько рыдал он на могиле
любимой. Затем отдали последний долг и другим убитым. И ушли марийцы из поселения,
б
оясь, что разбойники вновь появятся.


Проходили годы. Давно заросло бывшее поселение лесом, осталась только поляна, а
посреди ее
-
старая сосна. За поляной так и сохранилось имя Ирги, в память о мужественной
девушке. В 1913 ходу, когда пробивали трассу желе
зной дороги Нижкотельнич, старую
сосну на поляне, которая входила в полосу отчуждения, оставили несрубленной.
Руководитель работ
-

инженер Фойхт настоятельно требовал срубить ее, но марийцы наотрез
отказывались. Рассказали, что эта сосна
-

памятник мужеств
енной девушке, погибшей от
разбойников и спасшей много людей, потому ее и хранят из поколения в поколение.
Инженер, выслушав предание, разрешил оставить сосну. И стояла она до 1943 года, пока не
упала, вырванная с корнем налетевшей бурей. Поляна Ирга наход
ится на перегоне между ст.
Тоншаево и разъездом Янгарка.


***


Освоение Макарьевым монастырем северо
западной части современного Шахунского
района продолжалось. Заселение окраинных земель Русского государства шло обычным
порядком: представители властей раз
ъезжали по деревням и селам и «выкликали» желающих
поселиться на льготных условиях на новых местах. Они призывали «крестьян вольных,
людей добрых и семьянистых, ни тягловых, ни холопей, лес сечи, дворы ставити, земли
пахати, покосы расщищати».

Недостатка в

переселенцах не было. Слишком тяжелой и бесправной была жизнь
русского крестьянина и он стремился уйти подальше от всякого начальства, помещиков, тем
более, что на первых порах монастырь предоставлял переселенцам некоторые льготы, не
говоря уже о лесах, б
огатых зверем и реках, изобилующих рыбой. К тому же лесная почва
была сравнительно плодородней. Бежали сюда и помещичьи

крестьяне, не выдержавшие
насилия крепостников. Всех принимали и укрывали старцы. Макарьев монастырь переселил
сюда часть своих крестьян

с реки Унжи, потомки их живут в деревнях Полома, Дыхалиха и
других.

Существует предание, что там, где сейчас находится село Холкино, на торговой дороге
на Казань, мужик по прозванию Холка построил посреди глухого леса
постоялый двор.
Там
со своим работник
ом он иногда занимался грабежом обозов, останавливающихся на ночлег.
27


Затем рядом стали селиться беглые и крестьяне и вскоре образовалась
слобода
-
починок
Холкин, который и упоминается в грамоте Алексея Михайловича на пожалование вотчины
Макарьеву монастырю.

Затем была заселена местность по дороге Холкино
-

Никитиха
-

Б.Широкое, где почва
лучше. Река М.Какша с притоками Свеча и Шара обжиты несколько позднее, по мере
продвижения переселенцев на восток
-

в глубь лесов как за счет пришлых, так и выселками
из уже

обжитых деревень.

Около 1661 года монахами Воздвиженской пустыни
-

Ченебечихи была построена
церковь Успения Богоматери. Вторая церковь построена этими же монахами на реке
М.Какше близ марийских деревень в память преподобного Макария, основателя Макарьева

монастыря. По преданию ее и пустыни уничтожили местные марийцы во время
мятежа
на
Ветлуге в 1670 году. Возникшая на этом месте позднее деревня носит название Старое Село.

В грамоте Алексея Михайловича также упоминается пустошь
{лесная дача)
Хмелевицкая. П
од этим же названием, позднее, возникла деревня. К 1764 году деревня
Хмелевицкая уже имела жителей 182 человека. Между 1764 и 1779 годами она была
преобразована в село Хмелевицы. К 1830 году « в Хмелевицком обществе было 1952
мужских и 2033 женских душ»[23
]. Каменное здание церкви (теперь Дома Культуры)
построено в 1813 году, а в 1865 году расширено новым приделом.

Все крестьяне, поселившиеся на монастырской земле, вскоре были закреплены за
Макарьевым монастырем, оставаясь за ним до 1764 г. Начиная с царств
ования Петра I
Алексеевича, когда исход борьбы светской и церковной властей был решен в пользу первой,
духовные земле
владельцы стали постепенно отстраняться от бесконтроль
ного владения
землями. Потребность в пополнении фондов государственного землевладен
ия, вызванная
раздачей помес
тий дворянам и рост выступлений крестьян против жесткого гнета, вынудили
правительство 26 февраля 1764 года издать указ о секуляризации (упорядочивании),
согласно которому вотчины монастырей передавались государству. Крестьяне,

жившие там,
вначале были переданы в
коллегию экономии
16

и назывались экономическими, а позднее
вошли в число государственных крестьян, положение которых было намного лучше, чем у
помещичьих или монастырских.

Большая часть монастырских лесов по рекам Б.Как
ша и М.Какша была роздана
Екатериной II дворянам. Часть этих лесов была продана ими крестьянам.

Варнавин Монастырь был закрыт в 1764 году, но в период I Мировой войны, для
поднятия религиозного и патриотического духа населения
мощи
преподобного Варнавы при

большом стечении народа были вскрыты.


* * *


Южная часть Шахунского района
-

бывшая Черновская волость Уренского края, как и
весь этот край до конца XVII века был также заселен марийцами, о чем свидетельствуют
названия: Урень
(ур
-

белка,
ень
-

человек),

Пакали
(пакал
-

щиколотка) и др. В конце XVII
столетия марийцев потеснили русские
старообрядцы,
бежавшие в здешние глухие места с
Керженца и Волги от преследования реформированной православной церковью. Особенные
гоне
ния

были во времена царствования Петр
а I, когда в Нижнем Новгороде духовным
ведомством руководил ярый противник

раскола епископ Питирим. Кроме старообрядцев
сюда бежали и крепостные с Правобережья Ветлуги. К началу XVIII века здесь уже были
деревни Карпово, Темта, Арья, починки Зеленый Луг, Т
итово, Шадрино, Вая и село
Трехсвятское. В этот край была выслана часть
стрельцов
после подавления стрелецкого
бунта, поднятого в 1696 году царевной Софьей против своего брата Петра I Алексеевича.
Одной из деревень, заселенных стрельцами, считают Темту. Со

временем потомки
старообрядцев и стрельцов, продвинувшись на восток заселили
волости
Карповскую,
Тонкинскую и Черновскую.

Территория теперешних Верховского и Ново
-
Шоринского сельсоветов заселили в
прошлом веке: на западе
-

крепостные с Правобережья Ветлуг
и, а на востоке
-
крестьяне из
Вятской губернии, как говорят их потомки «за неподчинение барину и другие провинности и
проступки».

Здесь в девятисотых годах еще были свежи воспоминания бывших крепостных крестьян
об издевательствах помещиков. Например, чтобы

иметь крепкое потомство крестьян,
помещики выдавали крепких, рослых девушек за мелких парней и наоборот. В частности
указывали на крестьянина одной из здешних деревень Аббакума и его жену Екатерину
-

28


женщину рослую, красивую. За отказ девушки выйти замуж
за Аббакума
-

парня небольшого
роста, помещик дважды подвергал ее порке.

Крестьяне нынешнего Ново
-
Шоринского сель
совета купили землю у помещицы
Екатерины Николаевны Овчинниковой, прозванной Дисанихой. Причиной продажи земли
были начавшиеся в 90 годах XIX
века волнения рабочих и крестьян. Перед тем, как продать
землю, она разбила ее на участки. Среди этих участков был один, низкого качества, который
никто не хотел покупать. Его Дисаниха решила отдать под церковь: «на, Тебе, Боже, что нам
не гоже». Авось Свя
тая Екатерина, в память которой будет построена церковь, заступится
перед Господом Богом на том свете и простятся Дисанихе ее земные грехи. Овчинникова
бесславно

окончила свое земное существование. За жадность, бездушие, скаредность (она не
разрешала бедно
те на своей даче в Ветлуге даже собирать хворост) Дисаниху поймали в
лесу, привязали к дереву над муравьиной кучей. Проезжие люди, услышав крики, еле живую
сняли с дерева. Вскоре она умерла.

Что касается части населения вблизи г. Шахуньи и к юго
-
востоку от

него, в пределах
Мартяхинского, Акатов
-
ского и частично Черновского с/с, то их предки пришли в первой
половине прошлого столетия из
-
под слободы Кукарки Вятской губернии (ныне г.Советск,
Кировской обл.). Позднее
-

в 60
-
70 годах прошлого столетия сюда же и
на территорию
Щербажского и частично Макаровского с/с преселились крестьяне из
-
под села Юмы той же
Вятской губернии. Лесной массив в этих местах принадлежал Удельному ведомству
-
членам
царской фамилии, в пользу которых шли все доходы, не подвергаясь госуда
рственному
контролю. По мере увели
чения наследников росли и размеры удельных лесов в России и к 60
годам XIX века достигли 10 миллионов
десятин.

Хотя удельные леса в нашем краю позволяли дешево транспортировать лес сплавом по
рекам, эксплуата
ция их задер
живалась из
-
за отсутствия рабочей силы и лошадей
-

удельные
и казенные леса были мало заселены. Удельное ведомство переселило сюда в первую
очередь дворцовых крестьян. В их числе были предки жителей деревень Гусельники и
Акаты. Удельное ведомство стреми
ло
сь заселить леса вольными крестьянами, страдавшими
на местах своего проживания малоземельем и низким качеством пахотных земель. Оно
создавало для переселенцев льготные условия. В зимнее время ведомство привлекало для
сезонных работ дворцовых крестьян из др
угих губерний. После отмены крепостного права
наряду с помещичьими крестьянами были освобождены и дворцовые.

Отмена крепостного права послужила большим толчком в развитии промышленности,
транспорта, что повы
сило спрос на лесоматериалы. В поисках рабочих У
дельное ведомство
добилось от Министерства Государственных имуществ, в

ведении которого находились
казенные
леса, разрешения на заселение этих лесов, расположенньгх к западу и северу от
удельных. Леса в верхнем течении М.Какши и Пижмьг заселению не под
лежали. На этом
настояли местные лесопромышленники, скупавшие у казны лес на корню и сплавлявшие его
по рекам, которые из
-
за более позднего таяния снегов в лесах позволяли дольше вести сплав,
чем по полевым рекам.

Выделенные под заселение леса
-

в пределах

современного Щербажского сельсовета
вскоре бьгли заселены крестьянами из
-
под села Юмы, бывшего Котельнического уезда,
страдавшими безлесьем. Еще раньше бьгли в принудительном порядке переселены так
называемые кордонщики
-

лесные сторожа. О них особый расс
каз.

После первого межевания здешних лесов в 1779
-
80 годах по казенным лесам была
создана сторожевая охрана, состоявшая из отставных солдат, отслуживших 25
-
летний срок,
или уволенных по болезни или ранению, а также из бывших воспитанников детских приютов
-

детей
-
сирот погибших солдат. Им бьгли предоставлены надельг по 15 десятин на семью и
выданы небольшие денежньге суммы на обзаведение хозяйством. Жалование они не
получали, только освобождались от податей за пользование землей и от некоторых
государственны
х повинностей. Поселения лесных сторожей, состоявшие из одного
-
двух
дворов
-

кордоны, были разбросаны по всему массиву. Приведем некоторые из них:
Бородино на реке Б.Какша, Косульники, Шайга, Фадька
-

на территории Шахунского района,
Курнуж, Кирьянко, Унже
нский
-

Тоншаевского, Турковский, Шуйский, Осинни
ки, Лелеки
-

соседних районов Кировской области. Первыми сторожами Бородина были два участника
Бородинского сражения Мальцев и Голубков. Первыми же на Фадьке и Кирьянко бьгли
воспитанники приюта Фаддей и Ки
рьян.

В 1830 году из здешних лесов выделены корабельные рощи: на Пижме, близ дер.
Одошнур, на Ошме и ее притоках Арбе и Шукшуме, по рекам Вахтану и Курдоме.

В 1837 году сторожевая охрана была упразднена и организована лесная стража, с
29


Корпусом лесничих, по
дчинен
ным министерству Государственных имуществ. Лесные сторо
-
жа остались на правах государственных крестьян. Для них были построены типовые жилье и
хозяйственные постройки, получившие название лесных кордонов. Лесные стражники
получили название кордонщик
и.

Бичом лесов являются пожары, причиняющие колоссальный ущерб хозяйству. В 1839 и
1842 годах в пределах Ветлужского уезда ими было уничтожено до 50 тысяч десятин лесов.
Несправедливо считая виновниками пожаров лесную стражу
-

кордонщиков министерство
Госу
дарственных имуществ решило выселить их из корабельных рощ, кроме Курдомы,
определив им местожительство на территории современного Щербажского с/с. Там были
леса, граничащие с удельными.

Очевидно, решение о выборе места было вынесено с учетом
интересов Уд
ельного ведомства.

Лес для наших предков был самой жизнью. Он давал жилье, пищу, одежду, мебель,
утварь, инструменты, тепло и свет. Можно представить как крестьяне берегли его, оберегая в
том числе и от пожаров, которые уничтожали целые деревни. А потому к
ордонщики,
привыкнув к жизни в лесу сопротивлялись решению министерства. Неоднократно
представители лесного ведомства с полицией приезжали на кордоны, ломали крыши, печи,
но кордонщики исправляли крыши и печи и продолжали жить на привычном месте. Так
продо
лжалось несколько лет. Наконец они решились идти к самому царю
-

искать у него
правды и защиты. Избрали двух человек, Сергея Кирьяновича Серебря
-
кова, впоследствии
крестьянина дер. Щербаж, и Анисима Михайловича Колосова, впоследствии крестьянина
дер. Лелек
овцы. Идти в Петербург к самому царю пешком туда и обратно более двух тысяч
верст
-

дело нешуточное, а потому ходоки сначала отказались. Но так как дело было
мирским,
кордонщики убедили ходоков послужить народу. Мне в детстве довелось
услышать рассказ Коло
сова о путешествии к царю.

«Дело было летом, надели мы котомки, привязали к ним по две пары запасных лаптей,
простились с родными и тронулись в путь. Шли долго, питаясь то «Христовым именем», то
на собранные миром гроши. Бывало, попросимся ночевать, расска
жем хозяевам, зачем идем.
Наутро спрашиваем о цене за ночлег, а тот в ответ покачает сокрушенно головой
-

«Какие уж
тут деньги, идите с Богом».

Разыскали ходоки в Петербурге земляка
-

солдата, служившего во дворцовой охране.
Он посоветовал: когда царь утро
м поедет на прогулку (а ездил он всегда по одной улице),
как покажется царский выезд, сойти с тротуара, встать на колени, а прошение, написанное
бесплатно знакомым солдату канцеляристом, положить на голову, придерживая правой
рукой. Несколько дней подряд в
ыходили ходоки на указанную улицу, но царь на прогулку не
выезжал
-

была ненастная погода. В один из дней ходоки увидели вдали, судя по описанию
солдата, царский выезд. Быстро сошли с тротуара и опустились на колени, а Серебряков
вынул из
-
за пазухи прошени
е и положил его на голову, придерживая правой рукой. Не
успели они оглянуться, как к ним подскакал на коне военный и, замахнувшись плеткой,
приказал немедленно убираться прочь. Но не таковы были ходоки, чтобы пройдя тысячу
верст пешком вернуться домой ни с

чем. Что тогда скажут кордонщики? Как ни гнал их
военный, ходоки не тронулись с места. Тем временем подъехал царь. Увидев мужиков,
стоящих на коленях, протягивающих в его сторону руку с бумагой и около них военного,
царь приказал кучеру остановиться и спр
осил военного
-

в чем дело? Серебряков, перебивая
военного и путаясь в словах, стал рассказывать просьбу, продолжая протягивать руку с
прошением.

Царь приказал ехавшему с ним генералу принять прошение и по возвращении доложить
ему суть просьбы. А мужикам с
казал, что рассмотрит их просьбу и ответ даст через
несколько дней в таком то учреждении, куда должны явиться ходоки, а сам поехал дальше.
Долго у ходоков

дрожали колени. Не раз ходили они за царским ответом. Разобравшись в
просьбе, царь через свою канцеля
рию ответил отказом. Обратный путь был куда тяжелее.
Возвращались они с понурыми головами.

Так и выселили кордонщиков и их потомки проживают теперь в Щербажском с/с
Шахунского района.

А леса уменьшались. Со временем перелески между селениями вырубались и,
с
разрешения лесничества, выкорчевывались и засевались. В первом десятилетии XX века в
Новоуспенской, Хмелевицкой и Широковской волостях производилось землеустройство,
землю закрепили за малоземельными деревнями трех волостей (после коллективизации на
«тре
хволостной» земле был организован совхоз «Комсомолец»). В результате левобережье
М.Какши совершенно лишилось лесо
в и слывет под названием


ширь.

30



Глава 5.

О предках современного населения западной части Шахунского района.


Среди деревень Шахунского района

есть немало с названиями, оканчивающимися на
-
иха:
Никитиха, Дыхалиха, Караваиха, Мураиха, Тумбалиха... Подобные названия деревень

широкой полосой тянутся с Правобережья Волги, заканчиваясь в Шахунском районе
деревней Мелешиха.

Как уже говорилось, предки
жителей запада Шахунского района пришли с
Правобережья Ветлуги, кото
рое в свою очередь заселялось с реки Унжи. Исследователи
территории Костромской губернии установили, что «Костромской край был заселен мерею
на всем пространстве нынешней Костромской губе
рнии, за исключением крайних восточных
уездов
-

Варнавинского и Ветлужского. Кострома со своими окрестностями была заселена
мерею не менее, чем Ростов, Суздаль и Галич, это доказывается тем, что с запада она была,
так сказать, обложена мерским станом» [12,
148].

В Костромском крае вместе с мерей проживали племена чуди и черемис. По мере
образования сначала удельных княжеств, а потом централизованного государства,
расширение границ происходило и на восток, в направлении финно
-
угорских народов.
«К IX
веку терр
итория мери занята славянами (кривичами и новгородскими словенами),
происходит постепенная ассимиляция. Летопись в последний раз упоминает мерю под 907 г.
При походах киевского князя Олега на Константинополь, в котором участвовала и меря.
Развитие феодальн
ых отношений и христианизация населения Ростовско
-
Суздальской
земли способствовали быстрому обрусению мери. При формировании русской народности
меря включается в состав этой народности а ее земля становится частью северо
-
восточной Руси».
(БСЭ, т.27, стр.19
1)



Глава
6.

Заселение бассейна верхней Пижмы


территори
и нынешнего Тоншаевского района


Напомним о многочисленных предметах, обнару
женных при раскопках в верхнем
течении Пижмы возле деревни Пурлы
-

ральников, изделий из железа и т.д. Как уже
отмечалось
, это поселение покинуто на рубеже
XV
-
XVI

веков. Исходя из размеров бывшего
здесь могильника поселение было большим и существовало длительное время.

Что же заставило марийцев уйти? Очевидно, войны между Русским государством и
Казанью. Поселение находилось
в непосредственной близости от границы между ними. Под
удары русских после нападения татар попадало в первую очередь местное население. Об
этом свидетельствует военное снаряжение и оружие, обнаруженное в крае (у дер.
М.Каравашек Шахунского района, у дер. К
рутик и на поле у дер. Пурлы Тоншаевского
района). Столкновения были здесь и после падения Казанского ханства. Для подавления
волнений в край совершались русские военные походы. Об одном из них говорится в
летописи: «Прислал к царю и великому князю боярин
его и воевода князь Иван Федорович
Мстиславский с товарищи Дмитриа Григорьева сына Плещеева сказать велели государю что
их государь посылал на луговую сторону на изменников на черемису и воеводы пришли в
волость Ошлу и воеводу Ивана Петровича с товарищи от
пускали по государеву наказу в
Ветлугу и в Руткы и Иван ходил по многим волостем и воевал и пришел к ним в Ошлу дал
Бог здорово и сказывал Иван приходили пешая черемиса на лесу на сторожевой полк на
князя Василия Токмакова и князь побил их на голову»[24,24
6]. Как видно, волнения
марийцев охватывали

Левобережье Ветлуги, включая современный Кикнурский и
Шарангский районы.

Вторичное заселение Тоншаевского края марий
цами началось спустя сто лет после
окончательного подавления в 80
-
90 годы XVI века восстаний. О
б этом периоде писал
Я.Крживоблоцкий: «В пределах Тоншаевской волости марийцы поселились в конце XVII
столетия». Как уже упоминалось, это переселение связано с колонизацией левобережья
Ветлуги Макарьевым монастырем.

Об этом переселении сохранились предания
. Так колхозник деревни Ошары Яков
Григорьевич Герасимов, человек преклонного возраста, в 1951 году рассказывал, что предки
31


его пришли с левого берега Ветлуги (выше нынешнего города Ветлуги в 10 верстах), т.е. из
района Черемисского кладбища и пустыни Чене
бечиха.

Но заселение территории марийцами происходило не только с запада, но и с востока и
юга. Среди марийцев Одошнура сохранились предания, что часть его жителей поднялась по
Пижме, а часть
-

спустилась по ней. Те, что «спустились»
-

марийцы с земель, от
данных
Макарьеву монастырю, а те, что «поднялись»
-

вынуждены были покинуть свои места из
-
за
освоения русскими Вятки, начиная с конца XVI столетия.

Колхозник деревни Ошары, бывший марийский учитель Иван Васильевич Петровский,
человек 70 лет в 1958 году рас
сказал, что его предки пришли из
-
под Санчурска. Население
марийского края не осталось в стороне от крестьянского восстания Степана Разина. После
подавления его народы Поволжья терпели еще большие лишения. «Мари, удмуртам и
чувашам запрещается иметь какое
-
л
ибо оружие и заниматься кузнечным делом. Сборщики
налогов, разъезжая по Марийскому краю, брали ясашных мари, сковывали в цепи и держали
у себя в таком положении до тех пор, пока они не платили определенный выкуп. Многих
мари они превращали в «закладных», о
тбирая у них землю, заставляя работать на себя»
[21,29]. Подобное обращение с марийцами повлекло за собой их бегство на север
-

в
дремучие леса водораздела Вятки и Ветлуги, включая наш край.

Наиболее старинные деревни Тоншаевского района с марийскими назва
ниями возникли
по гряде валов
-
поднятий, что пересекает его в меридиональном направлении, оканчиваясь за
Пурлами. Э
та гряда
-

часть Яранско
-
Кокшай
ской возвышенности. В северной части гряды
расположены деревни Куверба, Енаево, Купсол, Ромачи, Касканцел, Селк
и, Шимбуй,
Пекшик и др. Они удалены от рек и больших дорог. Заселение гряды было обусловлено как
суглинистой плодо
родной почвой, так и хвойным лесом с большой примесью лиственных
пород, особенно дуба и липы, что позволяло населению заниматься
бортничество
м
и
свиноводством.

Так деревня Ромачи возникла близ возвышен
ности, покрытой дубом. По рассказам,
жители этой деревни занимались свиноводством, используя рощу для выпаса свиней. От
этого окрестность и получила название Соснанур, т.е. свиное поле
{сосна
-

с
винья,
нур
-

поле). Основанная здесь в начале XIX века русская деревня была названа тем же именем
-

Соснанур. Дубовой рощи нет и в помине, а память о ней сохранилась.

Еще один интересный топоним. При впадении в Пижму речки Пинал лежит деревня
Токтары. По
-
м
арийски
ток
-

сытый,
тар
-

просо, т.е. можно перевести как «Сыт просом».
По
-
видимому, население, занимаясь посевами этой культуры, полностью обеспечивали себя
пищей. Но в нашей местности просом не занимаются и не занимались в исторические
времена из
-
за кли
матических условий. Тем не менее в при раскопках Веселовского
могильника и Пижемского городища найдены семена проса и полбы. И могильник и
городище существовали около
IX
-
XI

вв. н.э. Выходит, деревня Токтары существовала в это
же время.

Просо и полба
-

куль
туры теплолюбивые и выращиваются в Среднем и Нижнем
Поволжье. Очевидно, климат нашего края тогда был теплее. По исследованиям доктора
географических наук А.

Шнитникова вторая поло
вина первого тысячелетия отличалась
преимущественно теплым и сухим климатом.

Но, начиная с
XIII
-
XIV

веков, климатические
условия стали меняться. Стало прохладнее и

дождливее. С этим же связано и исчезновение
дубрав. Дуб не выносит верхушечного затенения и нуждается в боковом
-
«дуб любит расти в
шубе, но с открытой головой»
-

говор
ят лесоводы. С наступлением прохладного влажного
климата создались идеальные условия для роста ели и пихты с густыми кронами. Они и
вытеснили дуб к югу.

Дальнейшее заселение марийцами бассейна верх
ней Пижмы происходило в XVIII
столетии и вызвано следую
щи
ми причинами. Царское правительство всегда стремилось к
обрусению нерусского населения.
17

Одним из способов обрусения была
христианизация
населения и заселения земель русскими. Христианизация марийского населения начата еще
Иваном Грозным и продолжалась ег
о преемниками. Некото
рые цари, как Алексей
Михайлович, применяли принудительные меры. В его царствование бьши построены
монастыри Чечебениха в нашем краю, Спасо
-
Юнгенский
-

около Козьмодемьянска,
Ежовский
-

возле Царевококшайска. Царь предложил настоятелю

Спасо
-
Юнгенского
монастыря обра
тить в христианство марийцев ближайших деревень, причем за отказ от
крещения велел выселять, а земли приписать к монастырю. К шестидесятым годам XVII века
крестьяне
-
мари, жившие по соседству с монастырем лишились своих земе
ль. Естественно,
они вынуждены были бежать на север.

32


Но следующие цари при крещении марийцев применяли более легкие меры. «Отправляя
в Казань митрополита Тихона, Петр I рекомендовал ему обратить внимание на черемис и
привлекать их в христианство, обнадежив
ая его Великого Государя милостью и льготными
годы» пишет

И.Н. Смирнов в очерке «Черемисы». Так митро
полит быстро окрестил до 4000
человек. Новообращенные были освобождены на три года от податей. В 1704 году были
окрещены яранские марийцы со льготами на с
емь лет. В царствование Елизаветы Петровны
кроме льгот по
податям
«инородцы, принимавшие христианство, освобождались от работы
на казенных заводах, от
рекрутской
повинности,

получали нательные кресты, нижнее и
верхнее платье и некоторое количество денег.
П
рисутственным местам
велено было
оказывать всякую милость и благоволение и малейшего озлобления не делать» отмечает
И.Н.Смирнов. Это привело к тому, что марийцы стали креститься целыми волостями. В те
-
чение царствования Елизаветы Петровны число новокрещенн
ых в Казанской губернии
возросло до 100 ООО человек. Но налоги с губернии собирались в полной мере, раскладывая
недобранное из
-
за льгот на некрещеных. Но таких было все меньше и вскоре они стали не в
состоянии это выносить.

Создавшееся положение вызывало в
ражду между крещенными и некрещеными. Во
избежание раздоров, прави
тельство предоставило крещеным марийцам право переселе
ния на
новые места с некоторыми привилегиями, включая самоуправление. В результате в верхнем
течении Пижмы воз
никли новые марийские п
оселения, причем в знак принятия
христианства вновь возникшим деревням были приданы уже русские названия, в основу
которых положены имена первых поселенцев
-
марийцев
-

Евстропово, Лазарцево, Фирсово,
Трифонове. Причем эти деревни образованы не вдали от рек
или больших дорог, а на Пижме
и близ тракта Веглуга
-
Царевосанчурск
-
Казань. Вскоре были окрещены и все другие марийцы
на территории современного Тоншаевского района. При образовании в 1778 году здесь
волости, ее центр
-

Тоншаево был выбран возле большой дор
оги, а в 1811 году здесь была
построена церковь.

К 80 годам XVIII столетия здешние марийцы уже были приведены в христианство, а
население волости было исключительно марийским. Об этом свидетельствует список лесных
дач, вьщеленный в Тоншаевскои волости при
первом межевании здешних лесов,
произведенном в 1779
-
80 годах:

-

Дача № 4/122 Одошнура деревни государственных новокрещенных ясашных крестьян,
площадью 1775 десятин.

-

Дача № 4/123 Рамачей деревни с деревнями государ
ственных новокрещенных
ясашных крестьян
, площадью 8290 десятин.

-

Дача № 7/121 Дикий казенный лес, который ни в чьем распоряжении не состоит,
площадью 184375 десятин» [18]

При межевании лесов были выявлены деревни, не значившиеся в волостном учете. Это
были селения тех, кто бежал от принятия хр
истианства. Из списка дач видно, что к моменту
межевания марийцы платили в казну
ясак
(подать), которая выражалась вначале в продуктах
сельского хозяйст
ва, охоты и бортничества а затем
-

в деньгах. В пользовании марийцев
находились
ясашные
угодья
-

поля,
леса, луга, реки, после межевания попавшие в дачи №№
4/122 и 4/123.

Основным занятие марийцев были земледелие, скотоводство, охота и бортничество.
Объектами охоты были белка, куница, норка, бобр, заяц, олень, медведь... До середины XIX
века олени в Заветлу
жье водились целыми стадами, совершая сезонные кочевки, но потом
стали исчезать. К началу XX столетия остались единицы. Сыграло свою роль дальнобойное
огнестрельное оружие охотников, позволявшее значительно увеличить добычу. Но основной
причиной исчезновен
ия зверя, пожалуй, было нарушение условий его жизни. С заселением
края основные бора со мхами и ягелем стали чаще подвергаться пожарам.

В
XVIII
-
XIX

веках местные марийцы занимались
промыслами
-

плотничество, обжиг
кирпича, кузнечный, бондарный, колесный, д
егтярный, кожевенный, портняжный,
лозоплетение, паточный и винокуренный. Пристрастие марийцев к охоте сохранилось до
последнего времени, хотя добыча не стала средством к существованию.

К середине XIX века на территории современного Тоншаевского района прож
ивало
марийцев мужчин
-

774, женщин
-

845.





33


Глава 7.

Заселение территории Тоншаевского района русскими.


Заселение марийских земель междуречья Вятки и Ветлуги русскими происходило не
только с запада, но и с востока. Начало заселения с востока было полож
ено в 90 годы XVI
столетия с постройкой городов Яранска, Санчурска, Царевококшайска (Йошкар
-
Ола),
Уржума, которые являлись опорными пунктами в борьбе с восстаниями марийцев.

С замирением края около городов стали возни
кать русские поселения, которые
постеп
енно распространи
лись на запад. Массовое заселение запада Яранского и
Тоншаевского уездов началось на рубеже XVIII и XIX веков. Этому предшествовали два
важных события в России
-
крестьянская война под предводительством Емельяна Пугачева и
административно
-
территориальная реформа 1755 года и одно событие местного масштаба
-

первое межевание здешних лесов, проведенное в 1779
-
80 годы и положившее начало
лесоустройству. Все три события обусловили окончательное заселение марийских земель
русскими.

Крестьянская в
ойна нанесла сильный удар по государственному аппарату, значительно
расшатав его на местах. Правительство Екатерины II провело административ
ную
реорганизацию. Вся Россия была разбита на 50 губерний, которые, в сою очередь, делились
на уезды, в основу чего

была положена численность населения: для губерний
-

от 300 до 400
тысяч человек, для уездов
-

20
-
30 тысяч человек. При этом особое внимание обращалось на
бесперебойное и более полное поступление средств в государственную казну
-

пода
тей,
промысловых и то
рговых сборов,
пошлин
от эксплу
атации природных богатств. Судебные
органы должны были строго карать за нарушение законов и неповиновение влас
тям. В одной
из статей того времени говорилось: «Многие мес
т
а в России глухие на 500

верст и более без
городов
-
п
рямые убежища разбойников и всяким беглым беспашпортным людям. Примером
может служить пространство около реки Ветлуги, которая на 700 верст течением от вершины
до устья простираясь, не имеет при себе ни одного города. Туда с Волги укрывается великое
множес
тво
бурлаков
зимой, из коих немалая часть разбойников. Крестьяне содержат их всю
зиму за полтину с человека, а буде что он работает, то кормят без платы, не спрашивая
па
ш
порта. По таким местам должно основать и поставить города, дать знатным селам
граждан
ское право, учредить ратуши и воеводства, наградить надежным укреплением».

До реформы наш край входил в состав Царевосанчурского уезда Понизовского края,
центром которого была Казань. После реформы 1708 года, когда Россия делилась на 8
губерний
-

Казанской

губернии.

Реформой 1775 года была создана Костромская губерния, некоторые села
преобразованы в уездные города
-
селу Варнавино был дан статус города Варнавино, а село
Верхнее Воскресенье стало городом Ветлугой. Наш край был передан в состав нового
Ветлужск
ого уезда Костромской губернии, хотя территориально он тяготел к Котельничес
-
кому или Яранскому уездам Вятской губернии. Но для нового уезда не хватало населения.

Правительство Екатерины II, заселяя марийские земли русскими преследовало ряд
целей:

-

стремл
ение ускорить обрусение марийцев, внедряя христианство, т.к. марийцы
христианами числились лишь формально, отправляя свои религиозные обряды в лесу с
принесением в жертву злому духу
кереметю
животных, с целью умилостивить его;

-

поднятие культуры земледели
я для повышения урожайности, а с этим и
налогоплатежности, т.к. у марийцев в основном преобладала подсечно
-
огневая система
земледелия. Примитивная соха и деревянная борона являлись основными орудиями
обработки земли. Доходность от такого

сельского хозяйств
а была ничтожной
18
. Орудия у
русских были почти те же, но более прогрессивная трехпольная система с удобрением земли
навозом и более совершенная соха
-

косуля со сплошным отвалом позволяла поднимать
урожайность и использовать землю постоянно без снижения у
рожая.

Методы привлечения переселенцев были те же, что и сто лет назад
-

призывали
«крестьян вольных, людей добрых и семьянистых, ни тягловых, ни холопов
-

лес сечи, дворы
ставити, земли пахати и покосы расщищати». Недостатка в переселенцах не было; дернов
о
-
подзолистые суглинки давали неплохие урожаи, особенно бобовых и льна. К тому же
местные леса с разнообразными породами деревьев позволяли развивать промыслы: лесной,
выделку
мочала,
плотничные и столярные, плетение лаптей, смолокурение, производство
пота
ша
из золы, охоту за пушным зверем.

Подавляющая часть первых русских новоселов состояла из крестьян Левобережья
34


Вятки из Котельнического уезда Вятской губернии, как например, предки крестьян деревень
Соснанура, Питера, Втюринцев, Лугов, Мухачей, Плещенера,

Вякшенера, Шлелней,
Киприна, Зотова, Березят... Первые новоселы заняли более плодородные суглинистые почвы
по гряде поднятий. В большинстве они были многосемейными и зажиточными, т.к. освоение
новых земель было не подсилу малосемейным и бедноте, к тому же

размер земельного
надела определялся количеством мужчин в семье вне зависимости от возраста. Часть русских
крестьян поселилась в марийских деревнях
-

по два
-
три
двора
на деревню.

С заселением края русскими, марийцы постепенно стали перенимать язык, более
высокую духовную культуру, культуру земледелия, обычаи, быт. Появились смешанные
браки, поскольку

марийцы были православными, то не было препятствий для этих браков. К
этому следует добавить, что русский народ, не в пример другим народам, отличался веро
-
те
рпимостью и доброжелательностью к инородцам. Многие марийские деревни подверглись
обрусению
-

Пурлы, Лошкари, Касканцел, Махалята, Перепелята, не говоря уже о деревнях,
непосредственно расположенных возле Тоншаева
-
Евстропове, Лазарцеве, Фирсове.

Следует о
тметить, что среди населения Тоншаевского района сохранилось немало
преданий о далеком прошлом, что следует отнести за счет того, что марийцы, не имея
письменности, стремились важные события в жизни края сохранить путем устной передачи
из поколения в покол
ение. Например, предание об Ирге или о прохождении русской рати на
Казань.

Местные села в Тоншаевскои волости возникли: Ошминское в 1853 году,
Письменерское в 1863 году, Одошнурское в 1869 году, Щербажское в 1895 году.

Первая двухклассная школа в Тоншаеве
открыта в 1843 году (один учитель и 29
учеников). В 1903 году начальная земская трехклассная школа была преобразована в школу
повышенного типа с пятилетним курсом обучения.

На территории Левобережья Ветлуги в 1843 году также открыта начальная школа в с.
Но
воуспенском. В с.Хмелевицах начальная школа открыта позднее, чем в Тоншаеве,
примерно в 60 годы. В 1903 году она также была преобразована в школу повышенного типа.
С постройкой железнодорожной линии Нижний Новгород
-

Котельнич, в 1922 году
Ветлужский уезд
из состава Костромской губернии был передан в Нижегородскую
губернию.


Глава 8.

Летоп
исец Захар Степанович Солоницын


Среди крестьян, переселившихся на рубеже XVIII и XIX веков с Левобережья Вятки в
пределы Тоншаевско
й

волости, были люди, вынужденные покин
уть родной край по
необходимости. Например, сохранились рассказы, что предки крестьян дер. Писари бежали
сюда, скрываясь от наказания. Двое из них, будучи писарями волостного правления, взимали
с крестьян подати сверх установленных размеров, присваивая раз
ницу себе. После
разоблачения, боясь наказания, они бежали в глухие леса нашего края.

Совершенно другой была, вероятно, причина бегства у крестьянина деревни Зотово
Захара Степановича Солоницына, поселившегося здесь с пятью сыновьями. Это был
незаурядных с
пособностей человек, выходец из крестьян
ской среды, жизнь которого
сложилась неудачно.

У праправнука Захара Степановича
-

Павла Ива
новича Солоницына хранится портрет
прапрадеда, написан
ный маслом. На холсте (80x50 см) изображен человек 55
-
60 лет в одежд
е
некрестьянского покроя с длинными, заправлен
ными за плечи волосами и бород
ой. В полу
-
согну
той правой руке он держит раскрытую книгу, на которой можно про
честь слова
«Помышляю день страшный, плачу деяний моих лукавых...». Павел Иванович пояснил, что
пор
трет написан самим Захаром Степановичем с отражения в зеркале. Нельзя не отм
ет
ить,
что в изображении сквозит что
-
то иконописное.

По словам Павла Ивановича, в семье его отца сохранились рассказы, что Захар
Степанович был человеком хорошо грамотным, о чем св
идетельствует большое количество
книг, оставшихся после его смерти. Павел Иванович хорошо помнит в детстве эти книги, но
сейчас в его доме их не оказалось. Не было их и у других потомков в Деревне Зотово. Павел
Иванович добавил, что часть книг была написан
а самим Захаром Степановичем еще гусиным
пером. В результате поисков все

же удалось найти несколько разрозненных книг Захара
Степановича, хранившихся у Константина Николаевича Солоницына из дер. Тихоновское.

Книги написаны от руки на грубой бумаге церковно
славянским языком, очень
35


красивым почерком. Причем буквы написаны не слитно, а каждая в отдельности. Все книги
религиозного содержания
-

поучения или наставления в духе христианской морали, где автор
призывает людей любить ближнего, помогать ему, зовет к б
ратству и
самосовершенствованию, толкуется Священное писание. Некоторые буквы, например, «в»
написаны в латинском начертании. Тщательность письма, его техника, говорит о большом
навыке и мастерстве автора. Невольно напрашивается вопрос
-

не был ли он переп
исчиком
книг?

Ознакомившись с содержанием книг, приходишь к выводу, что автор получил очень
хорошее по тому времени образование в духовном заведении не ниже среднего.

По рассказам потомков, Захар Степанович, как человек своего века, под старость был
очень
религиозным, часто посещал церковь в Тоншаеве. За отзывчивость среди населения он
пользовался большим уважением. К нему нередко приходили за советами по самым
разнообразным вопросам, находя у него душевное отношение.

Если принять во внимание его возраст
-

50
-
60 лет, то, что он писал гусиным пером
(стальные перья вошли в употребление не ранее второй половины XIX века) и время
основания церкви в Тоншаеве (1811 год), есть основание полагать, что Захар Степанович
родился в 50
-
60 годы XVIII и умер в тридцатые го
ды XIX столетия.

В одной из книг, изданных в 90 годы XIX века Костромской губернской ученой
архивной комиссией, в Историческом очерке «Шанское городище» Д.П.Дементьев писал о
рукописи «Ветлужский летописец», что она «... в печати не появлялась,

но все
заме
чательные события Ве
тлужского края здесь изложены обстоятельно». Рукописная

тетрадь была написана Захаром Степановичем Солоницы
ным, крестьянином починка Зотово
Тоншаевскои волости. У нас в книге сохранились только выписки из «Ветлужского
летописца». Как у
же отмечалось в настоящем очерке, автор рукописи в своей работе
пользовался летописями, «обретенными в церквах Ветлужского, Котельнического,
Яранского и Никольского уездов».

Предания об Ирге и проходе галичской
рати
на Казань я слышал и от Мирона
Петровича

Солоницына из деревни Зотово. Следовательно, их истоки следует искать в
рукописях Захара Степановича. Оба предания бытовали среди марийцев.

Возникает вопрос, кем же был Захар Степанович Солоницын? Почему он, будучи столь
высокообразованным, к тому же живо
писцем или иконописцем (а такие люди в те времена
были редкостью), не мог найти свое место на родине? Непонятно и то, что будучи сам
образованным, он не имел возможности дать образование своим детям, осевшим на земле.
Среди его потомков сохранилось много р
ассказов о нем, но ни одного о периоде жизни на
родине. Очевидно, его прошлое в семье замалчивалось.

Есть основание полагать, что на жизненном пути его постигло какое
-
то несчастье,
побудившее бежать в лесную глушь и заняться земледелием.

По рассказам потом
ков, Захар Степанович происходил из крестьян дер. Солонцы,
Касинской волости Котельнического уезда Вятской губернии. Касинская волость до 1764
года была вотчиной Трифонова монастыря г.Хлынова. В годы молодости Захара
Степановича до 1786 года в Хлынове един
ственным повышенного типа учебным заведением
была Славяно
-
греко
-
латинская духовная семинария с шестилетним курсом обучения,
открытая в 1733 году. По разным причинам она не раз закрывалась. Среди ее учеников были
не только дети духовенства, но и мещан и кре
стьян с хорошей успеваемостью. Семинария
помещалась в стенах Трифонова монастыря. Она выпускала довольно грамотных
священников, т.к.

преподавательский состав был укомплектован хорошо подготовленными
педагогами. Из ее воспитанников вышли ученые и общественн
ые деятели, в том числе
А.А.Вештомов, написавший «Историю Вятского края».

По
-
видимому, там и получил образование автор рукописей. Надо полагать, что здесь же
в Трифоновом монастыре он постиг и иконописное мастерство. Трудно сказать, что же было
причиной бе
гства Захара Степановича. Можно только предполагать, что когда в 80 годы
XVIII века в России возникло общественное движение, возглавляемое Л.Н.Радищевым и
Н.И.Новиковым; Захар Степанович не остался в стороне. Царское правительство, напуганное
выступлениями

Пугачева, начало преследование вольнодум
цев. В 1790 году Радищева
выслали в Сибирь, в 1792 зато
чили Новикова в Шлиссельбургскую крепость, в том же году
погиб бывший воспитанник Вятской духовной семинарии врач Колокольников из группы
Никонова, не вьщержа
вший допросы в Тайной экспедиции. «Гибель Колокольникова
произвела тяжелое впечатление на вятскую прогрессивно мыслящую интеллигенцию,
которая следила за обществен
ным движением в России в целом. В то время в Вятке было
36


уже известно о расправе царизма с Ра
дищевым и Новиковым» [16,237]. Очевидно,
подозрение пало и на Захара Степановича Солоницына. Боясь преследований, он и бежал в
глухие наши края.

На склоне лет Захар Степанович, очевидно, пересмотрел свои убеждения и возможно
случившееся с ним воспринял как

«наказание Божие». Не об этом ли скорбит он:
«Помышляю день страшный, плачу деяний моих лукавых...»?

Истоки стремления к написанию истории родного края следует искать в том, что во
второй половине XVII и XVIII исках вя
т
ской интеллигенцией было написано не
сколько
работ по истории Вятской земли
-

«Вятский временник», «Понеси, о стране Вятской»,
«Летопись старых лег» и «История Вятчан А.А.

Вештомова».



Глава
9.

О предках современного русско
го населения Правобережья Вятки


В разговорной речи русских в нашем к
рае до сих пор сохранилось немало
диалектизмов.
Например,
потка
-
птица,
лопоть
-

рабочая, домотканая одежда,
лючки
-

по
-
хорошему,
уповод
-

половина рабочего дня,
баской
-
красивый, хороший,
шаньга
-

ватрушка,
баять
или
бахорить
-
говорить и др.

На территории

края много деревень с названиями и прозвищами с окончаниями
-
ата,
-
ята
-

Антонята, Березята, Махалята, Оверята и др. Между тем как у соседей таких названий
нет.

По Кировской области с востока на запад Котельнического района тянутся деревни с
названиями Пе
рмяки, Пермяково, Перминцы с фамилиями Перминов, Пермяков и т.д. По
-
видимому, истоки этих диалектизмов и топонимов следует искать на территории Пермской
области.

Коротко коснемся событий, происшедших в первой половине второго тысячелетия
нашей эры на север
о
-
востоке европейской части страны, где расположена Пермская область.

Территория к западу от Урала по рекам Каме, Печоре и Вычегде с древних времен была
заселена племенами коми: коми
-
зырянами и коми
-
пермяками, язык которых имеет много
общего. В русских лет
описях этот край назывался
-

Пермская земля.

На Пермскую землю в
XI
-
XII

веках проникли новгородцы. Они заставили местные
племена, поскольку край был богатым, платить дань. С XIV века в Пермской земле
усилилось влияние Москвы, чему способствовали торговые с
вязи и христианизация
населения. Ее проводил епископ Стефан Пермский, составивший азбуку для коми. В 1472
году Пермская земля была присоединена к Москве, что ускорило экономическое и
культурное развитие края.

Одновременно с этим в Пермскую землю просачиваю
тся крестьяне и посадские с севера
Руси, которые «... искали спасения от усиления налогового гнета, засилия богатеющей
«верхушки мира» и вопиющего произвола царской администрации» [25,89].

Проживая на Пермской земле бок о бок с коми, русские не только сосу
ществовали с
ними, но постепенно подвергали их обрусению, вместе с тем сами пренимали некоторые
черты их культуры, внеся в разговорную речь немало зырянских и пермяцких слов.

В XVI веке царское правительство в целях освоения этого края передало земли
Пермс
кого края купцам Строгановым. Те стали развивать земледелие, соляные, рудные и
рыбные промыслы, сопровождая население жестокой эксплуатации. Население, стремясь
избавиться от нее «...со своей территории коми
-
пермяки переселились на запад по реке Вятке
в ра
йон, где теперь находятся города Киров, Котельнич, Слободской. Движение пермяков на
запад началось не позднее XVI века» [26,24]. Здесь речь идет о переселении не только
пермяков, но и русских и обрусевших коми.

Вятская земля привлекала переселенцев тем, чт
о здесь не было помещичьих владений, а
Вятская земля нуждалась в пришлом крестьянстве, т.к. Вятский край «был обязан поставлять
хлеб в Сибирь» говорит А.В.

Эммусский в «Очерке истории Вятской земли». Переселенцы,
продвигаясь на запад, достигли современного

Шабалинского района. Здесь встретились два
потока миграции
-

Пермский и с реки Упжи.

Что же касается названий и прозвищ деревень с окончанием на
-
ата,
-
ята,
то истоки их
обнаружены также в Пермской земле, где установлено много деревень с названиями
Абрамя
та, Андронята, Антонята, Борисята и другое образованные от имен и Бахорята,
Бельчата, Березята, образованные от окружающей местности. Причем, деревни эти
37


расположены в определенных регионах, как правило, на

территории владений Строгановых
(в Соликамском и
Кунгурком районах). К востоку от Пермской области таких названий нет,
на западе же они разбросаны по территории от Перми до нашего края. По карте Кировской
области видно, что они начинаются от границы с Коми
-
Пермяцким НО по Каме
-

Гожемята,
Архипята, Макси
мята и тянутся по верхнему течению Вятки
-

Киршата, Каторжата,
Петушата, Кушарята, Зимята...

В нашем крае имеются носители фамилий, происходящих от коми
-
зырянских слов
-

Чикишев
(чикыш
-
ласточка), Куимов
(куим
-

число три), Поткин
(потка
-
птица), Шабалин
(
шабала
-

сошный отвал), Шабуров
(шабур
-
старая, ветхая одежда)...

Итак, предками населения нашего края (Тоншаевский, Шахунский районы Горьковской
области, Котельнического, Шабалинского и Кикнурского районов Кировской области) были
русские, смешавшиеся с ко
ми
-
зырянами. Они
-
то и занесли с собой перечисленные
диалектизмы
-

коми
-
зырянские слова.

Так слагалось современное население междуречья Вятки и Ветлуги. «Этим объясняется
присутствие смягченного монголоидного (субуральского) компонента в физическом типе
сов
ременного русского населения, который сильно проявляется в северо
-
восточных районах
(Ярославской и Костромской областях) в наличии культуры и идеологии этого населения и
многих пережиточных явлений, которые находят себе объяснение только при сопоставлении
с аналогичными явлениями народного быта и идеологии народностей Прикамья и Западной
Сибири» [27].






XX

ОБЛАСТНОЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ СИМПОЗИУМ

(г.Шахунья, 25
-
26 ноября 1982 г.)


В ноябре 1982 года в г. Шахунье проходил XX областной краеведческий симпозиум. В
программе симпозиума
-

доклады ученых, работников архивов, музеев, преподавателей
шахунских школ и_ местных краеведов. В выступлениях ученых из Горького и Йошкар
-
Олы
освещались вопросы этнографии марийского и русского народов, пути их миграции и
заселения
края. О своих исследованиях в области развития Заветлужья с древнейших времен
и до наших дней рассказали
Л. Л
.Трубе
-

доцент кафедры физической географии ГГПИ им.
М.Горького, кандидат географических наук, И.К.Орфанов
-

зав кафедрой экономической
географии

ГГПИ, кандидат географических наук, Н.И.Куприянова
-

научный сотрудник
Государственного архива Горьковской области, И.А.Кирьянов
-

руководитель областной
секции краеведения, кандидат исторических наук и другие.

О возникновении и развитии железнодорожного
узла станции Шахунья рассказал
местный краевед И.В.Шкаликов, также выступили преподаватель Шахунскои школы №2
В.В.Смирнов и О.С.Козырев
-

собиратель фольклора Заветлужской стороны.

Ниже приводятся два доклада, опубликованные в Шахунскои районной газете «Зн
амя
труда».





Т.Исаева

доцент кафедры русского языка ГГПИ им. Горького,

кандидат филологических наук

ПОВЕТЛУЖЬЕ:

истоки топонимической системы


Географические названия (топонимы) любой территории всегда разновозрастные
образования, которые в совокупност
и составляют топонимическую систему. Названия
населенных мест Поветлужья
-

одна из таких систем. К числу признаков, которые ее
характеризуют, следует отнести: наличие значительного числа неславянских (нерусских
названий типа Сежа, Руя, Уста, Какша, Шургова
ш и многие другие; большое число русских
38


названий с суффиксами
-
ов(ев)
и
-
ин
; наличие топонимов в форме множественного числа
типа Полетайки, Колпаки, Шерстни, Январи; названий с суффиксами
-
ск (Гусевский,
Золотовский). К таким же общим чертам можно отнест
и и нетипичность, единичность
отдельных названий.

Во
-
вторых, можно указать черты, которые харак
теризуют не все районы, а потому
хорошо выделяют «зоны» внутри данной территории: это названия, оканчивающиеся на
-
иха
(типа Гулиха, Бараниха), на
-
ята
(типа Та
расята, Аверята),
-
ица,
(типа Хмелевица) и
некоторые другие.

Можно ли, выявляя особенности структуры совре
менных названий Поветлужья,
поставить вопрос об истоках этой системы? Думается, да. Например, сразу бросается в глаза
явное преобладание русских суфф
иксов
-
ов,
-
ев
и
-
ин
над русским же суффиксом
-
ка:
в
Ветлужском районе это соотношение 82/19, в Варнавинском
-

37/9, Уренском
-

82/19,
Краснобаковском
-

60/22, Тоншаевском
-

27/7, Шахунском
-
97/19, Тонкинском
-

36/3. По
подсчетам известного топони
-
миста В.
А.Никонова («Пласты русской топонимии Горьков
-
ской области») из всех 6300 населенных пунктов нашей облас
ти 2400 имеют
-
ов,
-
ев
и
-
ин
и
850
-

-
ка.
Максимальное сгущение
-
ов,
-
ев,
-
ин
идет вдоль западной границы области, на
пространстве от Ковернина до Нава
шина они составляют 20
-
45% всех названий. Граница,
которая разделяет
-
ов,
-
ев,
-
ин
с одной стороны и
-
ка
-

с другой, это граница Московского
государства середины XVI века. Там, где русские названия возникли раньше XVII века,
преобладает
-
ов,
-
ев,
-
ин,
а гд
е позже
-

там
-
ка.
В Поветлужье, как видим столкнулись оба
колониальных потока.

Поветлужье
-

зона широкого распространения названий на
-
иха.
В Ветлужском районе
их 77, Варнавинском 32, Краснобаковском
-

28, Воскресенском
-

27, Уренском 6, в
Тоншаевском и Ш
арангском районах их нет совсем, в Тонкинском
-

3, в Шахунском
-

19.
Нетрудно заметить, что эпицентр
-
иха
находится именно в Ветлужском районе.
Установлено, что заселение территории Северного Заволжья и распространение топонимов
на
-
иха
шло в направлении о
т правобережья на левую сторону волжских рек, и эти названия
относятся ко времени более раннему, чем показания источников
XVII
-
XIX

веков. Заселение
этих районов было связано, по
-
видимому с крестьянскими перемещениями, интенсивность
которых относится к
XIV
-
XVI

векам.

Есть в Поветлужье названия на
-
ята,
типа Тарасята, Нужата, но размещение их более
компактно, чем
-
иха,
а количество совсем невелико: 3 в Ветлужском районе, 4
-

в
Тоншаевском, 5
-

в Шахунском (Нужата, Тарасята, Аверята, Коменята, Кожата), а в
ост
альных районах Поветлужья их нет, нет и южнее. Размещение их очень характерно. Всего
в Горьковской области их 12, из них 11 в Поветлужье, близ северной границы области.
Севернее Горьковской области проходит густой пояс
-
ята,
-
ата,
захватывающий Верхнее
Пов
етлужье в границах Кос
тромской области. Наши ветлужские
-
ата,
-
ята
представляют
собой фланг этого массива. Названия указывают, что часть территории Тоншаевского и
Шахунского районов заселялась из Вятской губернии.

Известно, что первые жители Акатовского с
ельсовета переселились

из слободы
Кукарки (ныне г. Со
ветск) Вятской губернии, откуда и их прозвище
-

кукары, а жители
Верховского и бывшего Новошоринского сельских советов
-

из Юмы Вятской губернии, что
также отражено в прозвище юмаки. Это по происхождению

вятичи (новгородцы) и наличие
-
ята
здесь закономерно.

Роднят Поветлужье с другими русскими террито
риями названия в форме
множественного числа типа Кулики, Ерши, Шерстни. Это типично русский способ
именования. По этой модели оформлены и многие нерусские н
азвания нашего края: Отары,
Ирги, Нурлы. Они могут указывать, откуда пришло население. Например, деревня Пермяки
(сравним также частую в Поветлужье фамилию Пермяков, особенно частую на севере
области).

Не случайны и нетипичность некоторых типов русских наз
ваний с суффиксом
-

иц,
-
ец
(Хмелевица, Болотни
ца). Оба суффикса древни, а потому и редки здесь. Они часты в землях
раннего славянского заселения, и тем реже, чем дальше от них.

Также не случайна и относительная редкость сложных топонимов типа Красногор. Э
то
тоже архаическая древнерусская модель. Она распространена в топонимике Севера, а в
Поветлужье находится лишь фланг этого массива.

Что касается нерусских (неславянских) названий в топонимике Поветлужья (они есть во
всех районах, а в Тоншаевском составляю
т едва ли не 50%), то определение их этимологии
(происхождения)
-

вопрос особый. Многие нерусские названия населенных пунктов даны по
39


названиям рек, а они были даны в глубокой древности, часто теми народами, которые уже
исчезли с исторической арены, поэтом
у нет надежных объяснений происхождения названий
не только Ветлуги, Усты, Шахуньи, но и Волги, Оки, Москвы и других названий.


(
Газета «Знамя труда», №13, 1983 г.)






Р. Казимирчик,

Директор Балахнинского филиала облгосархива

Территориальное становление
района


После 1917 года для проведения административ
ного деления в соответствии со
сложившимися в течение веков экономическими связями, а также в связи с выделением
национальных районов и другими причинами администра
тивно
-
территориальное деление
потерпел
о большие измене
ния. Эти изменения, применительно к нижегородской терри
тории,
можно разделить на три этапа: 1918
-
1929 годы
-

продолжала существовать губерния,
делившаяся на уезды и волости; 1929
-
1936 годы
-

время существования края, который
делился на ра
йоны и сельсоветы; 1936 год
-

по настоящее время
-

существование области.

В середине 1922 года территория Нижегородской губернии была значительно
увеличена: на юге был присоеди
нен Курмышский уезд из Симбирской губернии, на севере
-
обширные территории Варн
авинского, Ветлужского и части Ковернинского уездов из
Костромской губернии. Эти территории были покрыты лесами, главным образом хвойными.
Нижегородская губерния получила около 1800 тысяч десятин первоклассного леса.

В 1929 году началась коренная ломка адм
инистра
тивного деления, которая
приспосаблива
-
лась к нуждам индустриализации страны. Были ликвидированы губернии,
уезды, волости, создавался огромный по территории Нижего
родский, с 1932 года
-

Горьковский край (в первой половине 1929 года первоначально н
азывался областью, но, в
связи с присоединением автономий, область стала называться краем).

Среди проектируемых на территории края райо
нов значился и Шахунский. Но центром
вновь организован
ного района (из Хмелевицкой и части Новоуспенской и Какшинской
во
лостей) стало село Хмелевицы. И район стал

называться Хмелевицким. Старинное
большое село Хмелевицы лежало в значительном удалении от железной дороги Нижний
-

Котельнич. Это оказалось решающим фактором для дальнейшей судьбы Хмелевиц. Уже
через год после ус
тановления районных границ президиум Нижегородского крайисполкома 6
августа 1930 года постановил перенести центр района из села Хмелевицы на станцию
Шахунья. Одновременно рассматривался вопрос о расширении района за счет тяготеющих к
железной дороге террит
орий.

Постановлением ВЦИК от 20 января 1931 года Шахунский район организован из
слияния трех районов: Хмелевицкого в составе 11 сельсоветов, Тоншаевского
-

10
сельсоветов (без Судаковского, Шукшумского и Высоков
-
ского), Тонкинского
-

8
сельсоветов (без Фед
оровского и Кодочиговского). В августе 1931 года присоединены еще 4
сельсовета
-

три из Тужинского и один из Шарангского районов.

В 1931 году район состоял из 33 сельских Советов и двух поселковых Советов с
административным центром на станции Шахунья. Терр
итория района определяется в 4875
квадратных километров, населенных пунктов насчитывается 802, население составляет 90
948 человек.

На территории нового района действовало с 1927 года крупное лесохимическое
предприятие
-

Вахтанский канифольно
-
скипидарный з
авод. Постановлением президи
ума
ВЦИК от 31 июля 1934 года из Ветлужского района было передано в Шахунский район
другое крупное предприятие
-

Сявский лесохимический завод, находящийся в стадии
строительства, что значительно увеличивало экономический потенц
иал района.

Территория Шахунского района не была стабильной. При организации в 1931 году в
районе было 33 сельсовета, но в 1935 году был восстановлен Тоншаевский район, куда было
передано 15

сельсоветов, а в 1936 году 5 сельсоветов перешли в восстановленны
й
Тонкинский район.

В границах 1935 года район характеризовался следующим: в районе проживало на 1
40


января 1935 года 67 259 человек, в том числе в рабочих поселках
-

10 592 человека, русское
население составляло 94, 9%, марийское
-

5,1%. Колхозов было 239 с

7 638 хозяйствами, что
составляло 66,7% ко всему количеству крестьянских хозяйств.

На 1 января 1939 года Шахунский район занимает территорию в 2 817 квадратных
километров. Общее количество жителей 62,5 тысячи человек, в том числе городского
населения 21,4

тысячи человек, сельского населения
-

41,1 тысячи человек. Учитывая
значительный рост промышленности, сельского хозяйства, большой радиус обслуживания,
при наличии свыше 500 населенных пунктов (сюда входят 104 мелких селения с населением
до 10 душ), Шахун
ский райисполком ставит вопрос о разукрупнении района.

В конце 1944 года создан самостоятельный Хмелевицкий район, куда ушла, примерно,
половина терри
тории Шахунского района, а главное
-

Вахтанское и Сявское производства.
Район стал чисто сельскохозяйстве
нным.

В 1962 году начинается работа по значительному укрупнению районов области. Указом
Президиума Верховного Совета РСФСР образовано 18 районов
-

по числу вновь созданных
производственных управлений. К Тонкинскому району присоединился Шарангский район, а
Тоншаевский район полностью передан в Шахунский район. В 1965 году, когда шло
разукрупнение районов, Тоншаевский район был вновь выделен из Шахунского района.


(газета «Знамя труда», № 11, 1983 г.)



П.Березин

По следам легенды


Проходили десятилетия одно
за другим, а предание о гибели Ирги не давало мне покоя.
Я был убежден, что в его основу было положено какое
-
то событие, поэтому и приступил к
изучению прошлого этого края.

В 1923 году на Иргах, расположенных на перегоне Тоншаево
-

Янгарка был открыт
карье
р, из которого брали песок для возведения железнодорожной насыпи. При вскрытии
карьера рабочими был обнаружен древний марийский могильник, где найдены человеческие
косги, глиняные горшки, медные котелки, железные ножи, кинжалы, женские украшения и
другие п
редметы. Следовательно, существование на Иргах поселения подтверждается.

В поисках лиц, работавших на Иргах я случайно познакомился с пенсионером Иваном
Семеновичем Носковым, до выхода на пенсию работавшим мастером по ремонту
железнодорожного пути. Он прож
ивал в поселке Шайгино (ст. Тоншаево).

В беседе с ним я коснулся местечка Ирги. Оживившись, Иван Семенович сказал, что
хорошо знает Ирги, так как работал там в качестве старшего рабочего еще в 1913 году, когда
производился разруб леса на полосе отчуждения
под железную дорогу Нижний Новгород
-
Котельнич. При этом вспомнил очень интересный случай. Рубка леса

производилась
марийцами из современного Кувербского сельсовета Тоншаевского района. Они оставили
несрублсной одну старую сосну, попавшую в полосу отчужден
ия.

Инженер Пегр Акимович Фойхт при осмотре работ на Иргах обратил внимание
старшего рабочего Носкова на огромную сосну. Подозвав рабочих
-
марийцев, рубивших лес,
он приказал немедленно срубить дерево. Марийцы же замешкались, О чем
-
то оживленно
заговорили м
ежду собой по
-
марийски. Затем один из них, по
-
видимому старший артели
наотрез отказался выполнить приказ инженера, заявив, что под сосной давно была
похоронена марийская девушка, которая сама погибла, но спасла много жителей бывшего
здесь поселения. А пото
му, эта сосна хранится как своего рода памятник погибшей.

ПА.Фойхт попросил марийца более подробно рассказать о девушке. Тот выполнил его
просьбу. Внимательно выслушав рассказ марийца, инженер приказал сосну оставить на
своем месте. Она простояла до 1943 г
ода, пока не была вырвана с корнем во время сильной
бури.

Да, предание об Ирге сохранилось по той причине, что гибель девушки явилась не
результатом частного случая, а следствием героического подвига. С тех пор прошло более
трехсот лет, а память об Ирге до
шла до наших дней.


(Газета «Знамя труда», 2.09.1975 г.)



41


Комментарии


1

[
18
]
Еще удобнее по ней передвигаться с Запада на Восток, т.е. по течению. Многие
исследователи, попадая под гипноз идеи расселения народов с Востока на Запад, упускают
из виду не ме
нее древний и не менее мощный поток народов с Запада на Восток: 111
-
11
тысячелетия до н.э.
-

от Днестра и Днепра на Оку и Клязьму;
III
-
IV

вв. н.э.
-

от Оки
-

в
верхнее Поволжье. Поздние слои Одоевского и Чортова городищ на Ветлуге относятся к
этому периоду
.

2

[21]
Ручная зернотерка представляет собой выпуклый нижний жернов и вогнутый
верхний с отверстием для засыпки зерна. Зерно, засыпанное в отверстие, при вращении
верхнего жернова перетирается между жерновами и мука ссыпается из зазора снаружи
жерновов.

3
[36]
Период
X
-
XIV

вв. обозначены в Государственном Историческом музее как
«Болгарская эпоха истории Прикамья». В витринах этого периода впервые встречается
«утиная лапка» как преобладающий элемент украшений, найденных и в Веселовском
могильнике.

4 [42]
Гал
ич
-

ныне районный центр Костромской области, в XII веке был центром
Галицкого удельного княжества. Тогда он имел название Галичь Мерьский (на земле народа
меря), в отличие от Галича Волынского

5 [43]
Юма
-

приток Пижмы

6 [43]
Шанга
-

Шанское городище в ве
рховьях Ветлуги

7 [43]
Булкасы
-

ныне село Одоевское Шарьинского района, Юр
-
древнее
поселение на речке Юрьевке, близ г.Ветлуги.

8 [46]
В 1480 году во время Великого стояния на Угре армий ордынского хана Ахмата и
Иоанна
III

Васильевича дружиной крымского ц
аревича Нордоулата и князя Василия
Ноздреватого был разорен Юрт Батыев (Сарай). Возвращаясь в Орду от рук тюменского
хана Ивака погиб и сам хан Ахмат. Столица некогда могущественной Золотой Орды
-

Сарай лежала в руинах, улусы были рассеяны.

9 [48] ИЧ
19 ав
густа 1552 года царь Иван IV Васильевич со 150 ООО воинов двинулся на
Казань. Обложив город, и получив отказ сдаться миром, 5 сентября войска пошли на
приступ. Осада длилась весь сентябрь. 1 октября после очередного отказа сдаться был
предпринят решительны
й штурм. Татары дрались до последнего.


«Никто не сдался живой; спаслись немногие, и то раненые. Город был взят и пылал в
разных местах; сеча престала, но кровь лилась...» Н.М.Карамзин.«История государства
Российского». [29,219]

«Так пало к ногам Иоанновы
м одно из знаменитых царств, основанных Чингисовыми
моголами в пределах нынешней России. Возникнув на развалинах Болгарии и поглотив ее
бедные останки, Казань имела и хищный воинственных дух моголов, и торговый,
заимствованный ею от древних болгар; доныне
казанские татары, потомки Золотой Орды
и болгаров, имеют купеческие связи с Востоком»/29,222]

10

[49]

После смерти Ивана Грозного царем стал его сын Федор Иоаннович. Из
-
за
набожности и государственной слабости нового царя фактически страной управлял брат
ц
арицы Борис Годунов. «Еще лилася кровь россиян на берегах Волги и бунт кипел в земле
черемисской; Годунов более умом, нежели мечом, смирил мятежников, уверив их, что новый
царь, забыв старые преступления, готов миловать и виновных в случае искреннего
раска
яния; они прислали старейшин в Москву и дали клятву в верности. Тогда же (в 1584
-
1585 гг.) Борис велел устроить крепости на Горной и Луговой стороне Волги: Цывильск
-

на
правом берегу Волги, Уржум
-

на Вятке, Царев
-
город на Малой Кокшаге (впоследствии
горо
д Царевококшайск, ныне Йошкар
-
Ола), Санчурск на Большой Кокшаге и другие, населил
оные россиянами и тем водворил тишину в сей земле, столь для нас бедственной». [30,4]

11 [50]

В словаре В.Даля дано несколько значений упомянутых в тексте слов:

шара (сербск
)
-

пестрота;

шара (у маляров)
-

дикая краска; мел с сажей;

шар (староцерк)
-

вапа; краска;

шар (беломорск, зырянск)
-

морской пролив, также залив, который в морской
прилив обращается в пролив;

салма (арханелъск)
-

пролив морской, проран меж берега и остро
ва;

салма (олонецк)
-

залив, губа (морская, речная);

салма (татарское)
-

род истертой в руках лапши;

42


сором (юж., западн, пермск, вятск)
-

срам, стыд, позор

сордмный
-

срамной

сбром
-

срамные части тела

сарма (тамбовск)
-

то же, женск.



12 [53] Черемиса, к
оторую «бьют и увечат и побивают до смерти» может подать
челобитную Великому Государю и с нею (черемисой) договариваются, путем подкупа, о
мире. Можно ли представить себе, что по челобитной крестьянина, закрепленного за тем
же монастырем или помещиком, и к
оторого так же «бьют и увечат и побивают до
смерти», с ним так же «договорятся»? Еще с тех пор национальная политика государства
состояла в разном отношении к русскому большинству и национальным меньшинствам, в
уговорах и подкупе «национальной знати» и нак
азании своих, в создании определенных
условий нациям за счет русских.

13 [54] Автор показывает, что марийцев крестили принудительно, упуская тот факт,
что любая смена религии в масштабах государства совершается с применением насилия.
При крещении Киевской
Руси только наивный предполагает, что весь народ спустился по
Крещатику к Днепру и благополучно окрестился. А ведь «Добрыня крестил Русь мечом, а
Путята
-

огнем». В 1312 году обращая в ислам Золотую орду хан Узбек «истребил при этом
всех противников ислама
, в основном
-

монгольскую верхушку. Называют цифру в сто
двадцать убитых только царевичей
-
чингисидов» (Д.М.Балашов. «Великий стол», стр. 442.
Екатеринбург, 1993).

14 [54] Приказ Казанского дворца
-

центральное административное учреждение
середины XVI в.,
созданное для управления территорией бывших Казанского и
Астраханского ханств.

15
[
56]
Т
ак

все
-
таки каратели или разбойники? Карательные экспедиции проводили
государственные органы с помощью армейских, а не казацких формирований. Атаманы же
были как раз в ш
айках разбойников Разина. А те не гнушались грабить ни казенные обозы,
ни купеческие, ни русские деревни, ни марийские, даже в Персию ходили «пошарпатъ».

16 [60]
Коллегия экономии
-

государственное учреждение в России XVIII века,
ведавшее бывшими монастырс
кими землями.

17 [71]
Ни одно правительство не будет специально заниматься ассимиляцией
этнических групп, т.к. невозможно определить какая из групп растворится. Ассимиляция
одного этноса в другом происходит не от желания или нежелания правительства. Другое

дело
-

христианизация. Для снижения межрелигиозных столкновений, любое государство
стремится к приведению подданных к единой вере. Христианизация не означает
ассимиляции, примером может служить группа этнических татар
-

христиан в
Касимовском районе Нижег
ородской области, сохранивших и язык и традиции, которые не
относятся к вероисповеданию.

18
[76] Сомнительно, чтобы на наших землях возможно было вырастить высокий
урожай и с более совершенными орудиями. В конце XIX
-

начале XX века урожая, собранного
с пл
ощади, которую могла обработать крестьянская семья хватало только до масляной.
Поэтому крепкими были те крестьянские хозяйства, что занимались подсобными
промыслами.
















43


Словарь

научных терминов и устаревших слов



Антропология
-

(греч.
антропос

-

человек,
логос
-

учение) наука, изучающая
присхождение человека

Археология
-

(греч.
архайос
-

древний,
логос
-

учение) наука, изучающая историю по
памятникам матеральной культуры, находимым, главным образом, при раскопках

Аршин
-

мера длины, равная 71 с
м

Ассимиляция
-

(лат.) слияние, уподобление

Атаман
-

предводитель, командир

Болгары
(булгары)
-

племена, жившие на Волге и Каме

Бондарь
-

ремесленник, производящий деревянные бочки,

кадки

Бортничество
-

добыча меда и воска в ульях (борти) диких пчел

Бояре
-

приближенные Великих князей на Руси, участвующие в управлении
государством

Бронзы эпоха
-

исторический период использования народами бронзовых изделий

Бурлак
-

работник, нанимающийся для проводки судов вверх по течению с помощью
длинной веревки
-

бечевы

Венец
-

здесь, один ряд бревен сруба

Веретено
-

круглый деревянный стержень, применяемый для

скручивания (прядения) влокон в ним.

Верста
-

единица длины, равная 1,07 км

Волость
-

адмшшетративно
-
территориальная единица

Вотчина
-

наследственный (позже жалов
анный) земельный

надел с крестьянами

Вотяки
-

(удмурты) угрофинское племя, живущее в

Приуралье

Втульчатый топор
-

топор, насаживаемый на ручку посредством втулки,
приваренной или отлитой заодно с топором

Гарпун
-

копье с наконечником, имеющим з
ацепы, для охоты на крупную рыбу



Генетическая связь
-

родственная связь, наследственная передача свойств

Гнет
-

давление, здесь, создание невыносимых условий для

жизни

Гончар
-

ремесленник, производящий керамическую посуду

Городище
-

археологический памя
тник, раскопанное поселение древних людей.

Дача лесная
-

участок леса, занесенный в государственный реестр лесных угодий

Двор
-

здесь, жилые и хозяйственные постройки одной семьи

Десятина
-

земельная мера, около 1,1 га

Диалект
-

местный выговор, несколько
отличающийся от общепринятого языка
народа

Диалектизм
-

выражение, свойственное какому
-
либо диалекту

Доисторическая эпоха
-

исторический период, до времени,

описанного в летописных документах

Дресва
-

крупный песок или мелкий гравий

Дюна
-

песчаные наносы,

оставленные ледниками

Железа эпоха
-

исторический период использования

народами железных изделий

Жернов
-

каменный цилиндр с насечками, применяемый для

размола зерна на муку
Злак
-

колос

Игумен
-

настоятель (руководитель) монастыря
Казенный
-

го
сударственный

Казна
-

государственный бюджет; государство, как сборщик налогов

Караул
-

здесь охрана

Келья
-

жилое помещение в монастыре, как правило снерхскромно обставленное

Керамика
-

изделия из обожженой глины
Кереметь
-

злой дух, объект поклонения
мар
ийцев
Кодочиг
-

инструмент для плетения лаптей
Кокошник
-

женский головной убор

44


Колонизация
-

заселение страны или области, добровольное
н
in

принудательное,
пишельцам из других стран или других •II
in

liiiiHoro

государства

Конопля

-

растение, имеющее воло
книстый стебель,
in

мши. ниш пап. для прядения
нитей и ткачества

Кремень
-

разновидность кварца, очень прочный минерал, в древности применялся для
изготовления орудий, позднее использовался как средство добычи огня, тле. при ударе
частицы кремня нагревалис
ь до высокой температуры и отлетали в виде искр

Кресало
-

металлический стержень с насечками, для добывания искр из кремня

Культура материальная
-

совокупность предметов, отражающих духовность,
искусство, технологию народа в рассматривемый период

Лыко
-

лу
б липы, сырье для производства мочала; мочало

Льячка
-

сосуд из жаропрочной керамики для разливки расплавленного металла в
формы

Матриархат
-

общественная форма родовой организации, при которой родство,
наследование считалось по матери; управление делами, р
елигиозными обрядами,
регулирвание отношений между членами общины производила, женщинами

Межа
-

граница

Межевой
-

граничный

Меря
-

угрофинское племя, обитавшее на территории Вологодской, Ярославской,
Ивановской, Костормской областей; полностью ассимилиро
вало в русском народе в
XIV
-
XVI

вв.

Металлургия
-

производство изделий из металла посредством литья

Мирской
-

общественный

Могильник
-

археолопгаеский памятник, захоронение древних людей

Монах
-

служащий монастыря

Мочало
-

продукт вымочки лыка, дтинные и

широкие ленты луба липы; применялось
для плетения лаптей, рогожи, кручения веревок...

Мощи
-

останки святых

Мурома
-

угрофинское племя, обитавшее на территории Владимирской и Рязанской
областей; полностью ассимилировало в русском народе в
XIII
-
XIV

вв.

Нары
-

широкая деревянная скамья, служащая постелью

Неолит
-

позднейшая эпоха каменного века

Омут
-

часть русла малой реки, значительно расширенная и углубленная течением

Орнамент
-

живописный или рельефный мотив для украшения зданий, предметов
быта

Ос
трога
-

многозубая (обычно трехзубая) вилка с зацепами дата охоты за средней и
мелкой рыбой

Очаг


печь

Патриархат
-

общественная форма родовой организации, при которой родство,
наследование считалось по отцу; управление делами, религиозными обрядами, рег
улир
о
вание
отношений между членами общины производи
те
ль мужчинами

Перерва
-

проток, прорыв берегов реки

Подать
-

налог

Полба
-

злаковая культура с ломким колосом, нечто среднее между ячменем и
пшеницей

Полоса
-

здесь, разработанный участок земли, пахотный

клин

Поприще
-

(церковнослав.) путевая мера, равная 20 верстам (одному дневному
переходу); путевая мера, равная 3/4 версты; путевая мера, равная 1,5 версты

Постоялый двор
-

гостиница при большой дороге

Поташ
-

карбонат калия (калийная сода), применялся при

крашении тканей и
мыловарении

Починок
-

небольшая деревня, заселенная переселенцами из дру
ги
х краев

Пошлина
-
государственный сбор за определенные действия

государства по отношению к гражданину

Престол
-

столица государства, месторасположение монарха

Прик
аз
-

здесь, госуда
р
ственное учреждение

Приказный
-

делопр
о
изводитель государственный, казенный


Приказчик
-

дело
пр
оизводитель
частный

(боярский,

купеческий)

45


Присутственное место
-

государственная контора, более мелкого ранга, чем Приказ

Промысел

-

здесь, занятие каким
-
либо ремеслом для поддержания достатка в
крестьянской семье вдобавок к хлеборобству

Пронизки
-

бусы

Просо
-

злаковая культура, из которой получают пшенную

крупу

Нроушный топор
-

топор, насаживаемый на ручку посредством проушины
-

п
росверленного или пробитого в т опоре отверстия

Пряслице
-

ручная прялка, инструмент для прядения волокна (
скру
ч
и
ва
н
ия его в нить)


Постынь (пустыня)
-

удаленное от жилья место, где живут отшельники
-

отшедшие от суетного мира с целью общения с Богом; зача
стую форпосты кооптации
малозаселенных земель

Пушнина
-

выделанные шкурки ценных пород зверей

Рало (орало)
-

соха

Ральник
-

сошник

Рамень
-

лес на опушке, рядом с пашнями; сметаное чернолесье; густой дремучий
лес; лесной клин Рассоха
-

деревянная рам
а, основа сохи Рать
-

армия, дружина

Рекрутская повинность
-

призыв в армию на срок 25 лет, в основном повинность
касалась крепостны
х крест
ьян

Сажень
-

единица измерения длины равная 213 см

Слобода
-

поселение, возникшее самопроизвольно, как правило вокруг

городов

Соха
-

орудие для обработки земли на конной тяге, состоящее из деревянной рамы
(рассохи) с двумя прикреплеными сошниками

Сошник
-

рабочий орган сохи;

Спас
-

с
окращение от Спаситель, так на Р
уси звали Иисуса Христа

Старообрядцы (староверы)
-

отдели
вшаяся часть Православной церкви; после
церковной реформы патриарха Никона в 1657 году часть верующих не согласилась с
изменениями и отделилась от официальной церкви, за что были подверг
н
уты гонениям

Стрельцы
-

царская гвардия в
XV
-
XVII

веках

Тесло
-

топор

с узким поперечным лезвием для долбления продольных пазов и лодок

Тигель
-

сосуд из жаропрочной керамики или камня для плавки металла

Топонимика
-

(греч. топос
-

место, онима
-

имя) совокупность географических
названий и наука, изучающая их

Трут
-

волокни
стый легкогорючий материал для разведения огня из искр, высекаемых
кресалом из кремня

Увечить
-

уродовать

Угро
-
финны (фишю
-
угорская языковая группа)

совокупность племен северо
-
восточной Европы со сходными физическим строением и языком

Удельный
-

наследуемы
й княжеский надел земли со всеми угодьями и населением

Удила
-

металлическая цепочка, вставляемая лошади в рот для управления ею
посредством пбвода или вожжей

Уезд
-

адаошистрагавно
-
территориальная единица, состоящая из нескольких
волостей

Харчи
-

продо
вольствие, пища

Христианизация
-

крещение малых народов Русского государства в Христианскую
веру

Хронология
-

привязка исторических событий ко временной шкале дат, годов и веков

Частокол
-

сплошное ограждение из заостренных кольев, бревен

Чеканка
-

обработ
ка изделий из тонких листов цветных металлов легкими ударами
молотка по инструменту, называемому чеканом, для придания изделию художественной
ценности

Чело
-

лоб

Черемиса
-

старое названние угрофинских племен Поволжья
-
марийцев

Черепок
-

осколок керамическ
ой посуды; обожженая керамика


Чудь
-

угрофинское племя, обитавшее в западной части Восточно
-
Европейской

возвышенности,

полностью ассимилировало в русском народе

Шамот
-

добавка к глиняному тесту при гончарных работах; состоит из молотой
обожженой глины

Шк
ворень (палец)
-

металлический стержень, для крепления съемных приспособлений
46


к сельхозорудиям и транспортным средствам

Экспедиция
-

путешествие с научной целью Этнография
-

наука, изучающая
разные народы, их происхождение, пути миграции, матер
иальную культуру и языки

Этнос
-

отдельный народ, имеющий свою материальную

культуру и свой язык

Ясак
-

(татарск.) дань

Ясашный

-

подданный; среда добывания средств для выплаты ясака




Литература



1.

Лаврентъевская летопись, том 1,вып.2.

2.

А.А.

Спицьш.
«Вещественные памятники древнейших обитателей Вятского края»,
(Вятка, 1889)

3.

А.В.

Збруева «Пижемское городище.». Известия Государственной академии Истории
материальной культуры, вып. 106, 1934г.

4.

О.Н.

Бадер. «Городища Ветлуги и Унжи»,« Материал и исследова
ния по археологии
СССР», №22,, М., 1951.

5.


А.Х.

Халиков и А.Е.Безухова. Материал к древней истории Поветлужья, (Горький,
1960)

6.


И.Н.

Смирнов. Историко
-
географический очерк «Черемисы». (Казань, 1889)

7.


Б.С.

Жуков. «Человек Ветлужского края», (Н.Новгород, 1926
)

8.

Е.И.Горюнова. Ученые записки Марийского научно
-
исследовательс
кого института
языка, культуры

9.

«Вопросы топонимики», Издание Уральского государственного

университета. (Свердловск, 1962)

10.

Археологические обследования северных районов Горьковской облас
ти.
(Горьковская правда. №185 от 18.08.1957 г.)

11.

«Ветлужский летописец». Рукопись крестьянина починка Зотово Тоншаевско
й

волости 3.С. Солоницына.

12.

«Древности». Труды Московского археологического общества, т.6, (М., 1875)

13.

«Костромская сторона», вып.

II, (К
острома, 1892)

14.

И.Н.Херсонский. «Рукописное житие преподобного Варнавы Ветлужского»,
(Кострома, 1890)

15.

Полное собрание русских летописей, т. XXV, (М
-
Л., 1949)

16.

А.В.

Эмаусский. Очерк истории Вятской земли в XVI
-

начале XVII вв., (Киров,
1951)

17.


И.

Цветков.
«Историческое известие о начале села Холкина». 1890 г.

18.


И.Н.

Чиркин. «Леса и лесное хозяйство Веглужского уезда», (Н.Новгород, 1929)

19.

Л.М.Каптеров. «Нижегородское Поволжье )
X
-
XVI

веков».

(Горький,1939)

20.


С.

Шумаков. «Обзор грамот коллегии экономии». 19
17г.

21.


«20 лег Марийской АССР», (Йошкар
-
Ола, 1941)

22.


Егоров. Материал для истории народа мари

23.


«Старинные волости и станы в Костромской стороне». (М., 1909)

24.


Полное собрание русских летописей, т. XIII, ч.1, Патриаршья, (СПБ., 1904)

25.


«Из истории Урала»,

(Свер
дловск, 1960)

26.


«Вопросы топономастики», (УГУ, Свердловск, 1962)

27.


Ученые записки Марийского НИИ языка, культуры и истории. Вып. VI (Й
-
Ола,
1934)

28.

«Старинные волости и станы в Костромской стороне»

Материал для историко
-
географического словаря Костромской

губернии., (М., 1909)

29.


Н.М.

Карамзин.

«История государства Российского», книга 3, сгр.222 («Феникс»,
Ростов
-
на
-
Дону, 1994)

30.


Н.М.

Карамзин.

«История государства Российского», книга 4, стр.11 («Феникс»,
Ростов
-
на
-
Дону, 1994)

31.

Н.

Морохин. «Заветлужье», (Н.Новг
ород, 1994)


Приложенные файлы

  • pdf 1105492
    Размер файла: 1 003 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий