Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 28.06.2016 по делу N 33-6426-2016


Документ предоставлен КонсультантПлюс
НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 июня 2016 г. по делу N 33а-6426/2016
Судья К.Ю.А.
Судья-докладчик Кошелева А.П.
Судебная коллегия по административным делам Новосибирского областного суда в составе:
председательствующего Рытиковой Т.А.
судей Кошелевой А.П., Никитиной Г.Н.
при секретаре Б.А.
рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе представителя Управления федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Новосибирской области В. на решение Заельцовского районного суда города Новосибирска от 4 апреля 2016 года, которым удовлетворено административное исковое заявление Б.Н.В., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетних З.Б. З.В. к Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Новосибирской области о признании действий по приостановлению государственной регистрации незаконными; возложении обязанности осуществить государственную регистрацию перехода права собственности на квартиру.
Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Кошелевой А.П., представителя Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Новосибирской области - В., поддержавшей апелляционную жалобу, объяснения Б.Н.В. и ее представителя Н., возражавших против удовлетворения жалобы, изучив материалы дела и доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия
установила:
Б.Н.В., действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетних З.Б., а также З.В. обратились в суд с административным исковым заявлением к Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Новосибирской области, в котором просили: признать незаконным приостановление Управлением Росреестра по НСО государственной регистрации перехода права, права общей долевой собственности на объект недвижимого имущества - квартиру, расположенную по адресу: г. Новосибирск, ул. <адрес>, документы на которую были предоставлены 24.02.2016 г., входящий номер N - 822,823, обязать Управление Росреестра по НСО осуществить государственную регистрацию перехода права собственности от З.В. к Б.Н.В. и Б.З. на квартиру N в доме N по <адрес>, государственную регистрацию права общей долевой собственности Б.Н.В., З., Б. на указанную квартиру и государственную регистрацию залога квартиры в пользу З.В. до полной ее оплаты покупателями.
В обоснование исковых требований указано, что 24 февраля 2016 года между Б.Н.В., действующей за себя и за своих несовершеннолетних детей З., Б., и З.В. был заключен договор купли-продажи жилого помещения с рассрочкой платежа, согласно которому продавец - З.В. передал в общую долевую собственность покупателей - Б.Н.В. и Б.З. - квартиру N в доме N по <адрес>, а покупатели приняли указанную квартиру в общую долевую собственность и обязались уплатить за нее продавцу установленную договором цену.
При обращении 24 февраля 2016 года в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Новосибирской области с заявлениями о государственной регистрации перехода права собственности от З.В. к Б.Н.В., З., Б. на указанную квартиру и о государственной регистрации залога квартиры в пользу З.В. до полной ее оплаты покупателями, 3 марта 2016 года было получено уведомление о приостановлении государственной регистрации прав от 2 марта 2016 года, на срок до 2 апреля 2016 года на основании того, что у государственного регистратора прав возникли сомнения в наличии оснований для государственной регистрации, так как договор заключен между несовершеннолетней З. и ее отцом - З.В., что противоречит пункту 3 статьи 37 Гражданского кодекса Российской Федерации. Истцы полагают, что у административного ответчика отсутствовали какие-либо правовые основания для приостановления государственной регистрации.
Решением Заельцовского районного суда города Новосибирска от 4 апреля 2016 года исковые требования Б.Н.И., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетних З.Б. З.В. к Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Новосибирской области удовлетворены в полном объеме.
С вышеуказанным решением не согласился представитель Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Новосибирской области - В., в апелляционной жалобе просит решение отменить, принять новое, которым отказать истцам в удовлетворении заявленных требований.
КонсультантПлюс: примечание.
В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт 3 статьи 37 Гражданского кодекса РФ, а не Семейного кодекса РФ.
Апеллянт ссылается на то, что суд первой инстанции неправильно истолковал закон, а именно пункт 3 статьи 37 Семейного кодекса Российской Федерации. При этом указывает, что круг близких родственников четко определен в статье 14 Семейного кодекса Российской Федерации. Из представленного в Управление федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Новосибирской области договора купли-продажи жилого помещения с рассрочкой платежа от 4 февраля 2016 года, а также свидетельства о рождении от 11 мая 2006 года следует, что сделку с несовершеннолетней З.А. совершает близкий родственник - отец З.В., что не допускается гражданским и семейным законодательством, устанавливающим императивный запрет на совершение любых сделок между родителем и ребенком, кроме дарения или безвозмездной передачи в пользование. Отмечает, что указанные нормы законодательства, на которые ссылается апеллянт, не предусматривают исключения в отношении совершения возмездных сделок с несовершеннолетними в пользу их наделения имуществом.
Рассмотрев дело в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.
Удовлетворяя заявленные административные исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что действия административного ответчика по приостановлению государственной регистрации перехода права, права общей долевой собственности не соответствуют закону, в частности пункту 3 статьи 60 Семейного кодекса РФ, пункту 1 статьи 28 и статье 37 Гражданского кодекса РФ.
С указанными выводами суда первой инстанции судебная коллегия соглашается.
В соответствии со ст. 218 КАС РФ, гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями (включая решения, действия (бездействие) квалификационной коллегии судей, экзаменационной комиссии), должностного лица, государственного или муниципального служащего (далее - орган, организация, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями), если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции 24.02.2016 г. заключен договор купли-продажи жилого помещения с рассрочкой платежа, по которому З.В. (продавец) передает в общую долевую собственность Б.Н.В., З., Б. (покупателей) принадлежащую ему квартиру, расположенную по адресу: г. Новосибирск, ул. <адрес>, доли покупателей распределяются следующим образом: доля Б.Н.В. - 3/5, доля З. - 1/5, доля Б. - 1/5. Стороны согласовали цену квартиры и порядок ее оплаты в рассрочку, частично с использованием средств материнского (семейного) капитала.
З.В. (продавец квартиры) является отцом несовершеннолетней З. (покупатель квартиры).
24 февраля 2016 года стороны сделки подали документы в Управление Росреестра по НСО на государственную регистрацию права общей долевой собственности покупателей квартиры, государственную регистрацию ипотеки (возникающей на основании закона) квартиры.
02 марта 2016 года государственным регистратором Управления Росреестра по НСО Б.Н.В. направлено уведомление о приостановлении государственной регистрации перехода права, права общей долевой собственности, поскольку у государственного регистратора возникли сомнения в наличии оснований для государственной регистрации, в связи с тем, что З.В. (продавец) и З. (покупатель) являются близкими родственниками, а в силу п. 3 ст. 60 Семейного кодекса РФ, п. 3 ст. 37 Гражданского кодекса РФ близкие родственники не вправе совершать сделки с подопечным, за исключением передачи имущества подопечному в качестве дара или в безвозмездное пользование.
В соответствии со статьей 28 Гражданского кодекса Российской Федерации к сделкам законных представителей несовершеннолетнего с его имуществом применяются правила, предусмотренные в пунктах 2 и 3 статьи 37 Кодекса.
В силу пунктов 2 и 3 статьи 37 Гражданского кодекса Российской Федерации опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель - давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного. Опекун, попечитель, их супруги и близкие родственники не вправе совершать сделки с подопечным, за исключением передачи имущества подопечному в качестве дара или в безвозмездное пользование, а также представлять подопечного при заключении сделок или ведения судебных дел между подопечным и супругом опекуна или попечителя и их близкими родственниками.
Удовлетворяя настоящий административный иск, суд обоснованно пришел к выводу о том, что данная сделка совершена не с имуществом несовершеннолетних, а с жилым помещением, которое им не принадлежало, то есть сделка направлена на приобретение в собственность несовершеннолетних жилого помещения.
По смыслу статьи 37 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующей условия распоряжения имуществом подопечного, данная правовая норма пресекает всякую возможность нарушения имущественных прав несовершеннолетних со стороны опекуна (попечителя) и его близких родственников. Эта норма материального права не допускает отчуждение родителями несовершеннолетних имущества детей в свою пользу, а также не допускает отчуждение имущества несовершеннолетнего в пользу опекуна или иного заинтересованного в исходе сделки лица. В данном случае, сделка заключена родителями несовершеннолетних в интересах своих детей, которые по условиям договора приобретают доли в объекте недвижимого имущества- жилом помещении, следовательно, жилищные права и интересы несовершеннолетних не ущемляются.
Более того, в силу пункта 1.4 статьи 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, оформляется в общую собственность родителей, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) с определением размера долей по соглашению.
Б.Н.В., приобретая недвижимое имущество в общую долевую собственность, исходила из соблюдения данной правовой нормы. Приобретение недвижимого имущества в общую долевую собственность с участием несовершеннолетних детей не ущемляет их имущественные права.
При рассмотрении вопроса о возможности осуществления государственной регистрации права собственности на жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского (семейного) капитала, заключаемого между несовершеннолетним (не достигшим четырнадцати лет) с близкими родственниками, норма пункта 3 статьи 37 Гражданского кодекса Российской Федерации применению не подлежит. Под запрет подпадают сделки между несовершеннолетним с близкими родственниками, направленные на отчуждение жилого помещения, приобретенного с использованием средств материнского (семейного) капитала.
В связи с изложенным, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оспариваемое судебное решение является законным и обоснованным, постановленным в соответствии с нормами процессуального и материального права, регламентирующими спорные правоотношения. Материальный закон, подлежащий применению по данному делу, судом истолкован правильно. Выводы суда первой инстанции не вступают в противоречие с нормами закона, регулирующими спорные правоотношения.
Доводы апелляционной жалобы не содержат обстоятельств, опровергающих выводы районного суда и нуждающихся в дополнительной проверке, основаны на не верном понимании норм материального права.
Таким образом, оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены решения суда не установлено.
Руководствуясь статьями 309 - 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия
определила:
решение Заельцовского районного суда города Новосибирска от 04 апреля 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Новосибирской области - без удовлетворения.

Приложенные файлы

  • docx 9528758
    Размер файла: 21 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий