ПЛАН УРОКА КРАСНАЯ ЛИНИЯ ПЕРМИ


ПЛАН УРОКА: ЭКСКУРСИЯ ПО КРАСНОЙ ЛИНИИ ПЕРМИ
Цель: Познакомить учеников с достоинствами красной линии, пройтись по славному прошлому города Перми.
Задача: Расширить аналитический кругозор учеников.

Красная линия
Главный романтический маршрут города
Королёвские номера
(Место взятия на смерть Великого Князя-Мученика Михаила Александровича Романова
(+ 1918)
2. Городская библиотека им. Пушкина
3. Бывшая мужская гимназия
4. Бывшая Богородицкая школа-попечительство
5. Бывший дом Любимовых
6. Дом губернатора
7. Дом губернатора
8. Коммуна журналистов
9. Дом Дягилевых
10. Пермское отделение Императорского Русского Музыкального общества
11. Благородное собрание
12. «Дом горсовета»
13. Дом Грибушиных
14. Театр Оперы и балета
15. Бывшая Мариинская женская гимназия
16. Дом купца Н.В. Мешкова

Начнем наш маршрут по красной линии

1. Королёвские номера
ул. Сибирская, 5
Великий князь Михаил Романов – Наталья Брасова
Здесь, в «Королёвских номерах», провёл последние месяцы своей жизни великий князь Михаил Романов. А в пасхальные праздники 1918 года он прожил здесь десять счастливых дней со своей любимой и верной супругой – графиней Натальей Брасовой.
Суровый человек: боевой офицер, командовавший знаменитой «Дикой дивизией», он души не чаял в своей Натали. Даже в брак с нею великий князь вступил тайно, вопреки прямому запрету брата, Николая II, за что был уволен со всех должностей и постов. Долгое время ему было запрещено возвращаться в Россию.
Михаил жертвовал многим – и было ради чего!
Морис Палеолог, посол Франции в России, увидев Наталью Сергеевну впервые, записал в дневнике: «Она прелестна… Малейшее ее движение отдает медленной, волнистой, нежнейшей грацией…» К тому же Натали, происходившая из интеллигентнейшей московской семьи адвоката Шереметевского, была чрезвычайно умна и образованна.
В одном из последних посланий жене Михаил писал: "Моя дорогая красавица Наташа, нет слов, чтобы отблагодарить тебя за всё, что ты даёшь мне в жизни. Наше пребывание здесь будет самым ярким воспоминанием в моей жизни. Не печалься - с Божьей помощью мы снова скоро увидимся. Пожалуйста, верь моим словам и в мою нежную любовь к тебе, моя дорогая, дражайшая звездочка, ко­торую я никогда, никогда не покину и не обижу. Я обнимаю и всю, всю тебя целую. Весь твой, Миша". (Пермь, Май 1918 г.)
2. Городская библиотека им. Пушкина
угол улиц Сибирской и Петропавловской
Поэт Владимир Маяковский – Лиля Брик
Знаменитый любовный треугольник Лиля+Ося+Владимир Маяковский «ожил» на пермской земле в самое неподходящее время…
В годы Великой Отечественной войны в Перми (тогда Молотове) жила в эвакуации Лиля Брик. Лиля Юрьевна часто выступала с воспоминаниями о Маяковском, в разных аудиториях не раз встречалась с читателями: пермяками и эвакуированными с фронта ранеными бойцами.
В 1942 году она издала о трогательную книжечку воспоминаний о Маяковском: «Щен», и читала ее в Горьковской библиотеке (ныне городская библиотека им. Пушкина).
Однако почти сразу вышло безжалостное, уничтожительное партийное постановление, в котором некоторым из приезжих писателей крепко «перепало» за безыдейность. В том числе Осипу Брику за пьесу «Иван Грозный» и Лиле Брик - за «Щена».
Критиковали её за то, что она «... изобразила великого поэта современности в отрыве от жизни. Он выглядит в этой книге мещанином, занятым своей любовью, и, кстати, найденным щенком... Это клевета на Маяковского. Эта книга достойна самого жестокого осуждения…»
Сейчас мы читаем милые и искренние воспоминания отважной и любящей женщины совсем другими глазами.
3. Бывшая мужская гимназия
угол Сибирской и Петропавловской улиц (корпус ПГМА)
Писатель Михаил Осоргин - Катенька
Здесь учился Михаил Ильин, ставший впоследствии известнейшим писателем русского зарубежья под именем «Михаил Осоргин».
В гимназические годы он пережил свою первую любовь, о чем позже напишет одну из лучших своих романтических новелл «Катенька».
В 1916 году, когда Осоргин – уже маститый журналист крупной столичной газеты – приедет в родной город освещать открытие университета, он посетит и до боли знакомый деревянный домик в шесть окон по улице Екатерининской. Здесь жила его первая любовь, о которой он вспоминал так ностальгически-пронзительно.
Их первый роман не закончился ничем, но, как узнаем мы из автобиографической новеллы писателя, Катенька вышла замуж, повзрослев, и назвала своего сына Мишей.
Самому же Осоргину в его бурной жизни изгнанника выпадет большое счастье: он испытает настоящее, глубокое чувство к Татьяне Бакуниной, которая станет писателю и женой, и другом, и музой – прообразом пленительных женских образов в его романах «Времена» и «Сивцев вражек».
4. Бывшая Богородицкая школа-попечительство
угол ул. Кирова - Газеты «Звезда»
Врач Павел Серебренников – Евгения Серебренникова
Здесь работал врач и один из основателей пермского музея Павел Николаевич Серебренников, которого жители Перми ещё при жизни прозвали «дедушкой пермского прогресса».
Он был председателем Богородицкого попечительства; преподавал в нескольких учебных заведениях, в том числе в училище детей слепых, построенном его супругой Евгенией Павловной на ул. Сибирской (ныне школа №22).
А познакомились они еще во время учебы в Петербурге и тогда же, студентами, обвенчались. Евгению – статную девушку с русой косой – отличали не только красота, но и неуемная тяга к знаниям, энергия духа, общественная активность.
Еще молодожёнами супруги Серебренниковы отправились на русско-турецкую войну (1877 год), и всю дальнейшую жизнь были также неразлучны.
С 1885 года супруги Серебренниковы в Перми. Павел Николаевич читает лекции, ведет широкую санитарно-просветительскую деятельность. Евгения Павловна трудится в должности ординатора Александровской губернской больницы. Блестящая практика – 6300 операций за 10 с небольшим лет – снискала ей уважение не только в Пермском крае, но во всей Российской империи.
Ярко проявила себя чета Серебренниковых и на поприще благотворительности. Не имея собственных детей, супруги Серебренниковы взяли на воспитание осиротевшего мальчика, который впоследствии также стал известным врачом.
Не случайно в наши дни в бывшей Рождество-Богородицкой школе восстановлен именной зал, названный в честь Павла Серебренникова.

5. Бывший дом Любимовых
угол ул. Сибирской-КироваПисатель Дмитрий Мамин-Сибиряк – Мария Гейнрих-РоттониВ этом здании в начале 1860-х жил один из первых пермских фотографов граф Мориц Гейнрих-Роттони. В его многодетной семье родились дочери Мария и Лиза: два удивительных цветка, два пленительных создания, которым было суждено стать спутницами жизни классиков русской литературы.
Мария Морицовна была старшей, потом появились на свет десять (!) мальчиков. И, наконец, в 1885 году родилась девочка, которую назвали Лиза.
Мария бежит из семьи, не выдержав сурового отношения отца. В Екатеринбурге она поступает на сцену – там ее и увидел в театре Дмитрий Мамин-Сибиряк, гражданской женой которого она стала. Роман «Золото» Мамин-Сибиряк посвятил Марии Морицовне.
Счастье их длилось, однако, недолго: она умерла при родах. Мамин-Сибиряк остался с двумя детьми: новорожденной Аленушкой и 10-летней Лизой, сестрой Марии.
У Лизы было трудное детство и героическая молодость. В отличие от старшей сестры, у нее был свой театр: театр военных действий на русско-японской войне, куда она отправилась медсестрой и где блестяще проявила себя, удостоившись наград.
Заняла своё место Елизавета Морицовна и в истории русской литературы: познакомившись с Александром Куприным, она стала его женой и не только спасла его от беспробудного пьянства (по собственному признанию писателя), но и оставалась ему верной спутницей и музой на протяжении всей жизни.

6. Дом губернатора
угол Сибирской-ЕкатерининскойПоэт Пётр Вяземский – Софья Певцова
«Кто скажет, что к Перми судьба была сурова?
Кто скажет, что забыт природой этот край?
Страна, где ты живешь, прекрасная Певцова,
Есть царство красоты и упоений рай!»
C семьей пермского губернатора Карла Модераха связана история первой любви замечательного русского поэта Петра Вяземского (1792-1878), друга Пушкина. Он – автор приведённых в эпиграфе строк, посвящённых нашему городу.
Сердцем 16-летнего поэта, в то время служившего секретарем Межевой комиссии, безраздельно и безответно завладела дочь пермского губернатора Софья Певцова. Вяземский познакомился с ней на приеме, который давал генерал-губернатор Модерах.
«Как алмаз, вправленный в олово» - так, по воспоминаниям современников, сияла Софья в своём семействе. Многие отмечали красоту, просвещенность и необычайное обаяние юной красавицы.
Не только Вяземский: и правительственный чиновник Филипп Вигель, и сам знаменитый граф Бенкендорф не устояли перед её чарами. Но даже на ухаживания всесильного Бенкендорфа Софья Карловна отвечала, как он позже признает, «любезным высокомерием».Влюблённому Вяземскому удалось выразить в стихах самое сокровенное – восхищение и благодарность любимой им женщине и месту, где она жила: «…Здесь я любовь познал, здесь, жертвуя свободой, томясь, целую цепь, сковавшую меня».
7. Дом губернатора
угол Сибирской-ЕкатерининскойПервый редактор газеты «Звезда» Фёдор Лукоянов – Клавдия Будрина
В 1917 году в уже бывшем Доме губернатора пермскими большевиками была создана газета «Пролетарское знамя» (впоследствии «Звезда»). Её первым редактором был назначен студент-юрист Федор Лукоянов.
Вскоре ближайшим помощником Лукоянова стала Клавдия Будрина, дочь священника, работавшая в редакции «Звезды». Вспыхнувшие между Фёдором и Клавдией чувства привели к серьёзным отношениям и браку, препятствием которому не стали различия в воспитании и происхождении.
А через год Лукоянова назначили председателем сначала Пермской, а затем Уральской ЧК… Первый человек в ЧК на всём Урале не принял участия в расстреле царской семьи – факт, удивительный и странный. А согласно некоторым источникам, Лукоянов и сам выступил против уничтожения детей бывшего царя.
Последние годы они работали в Москве, где Фёдор занимал высокие посты. Однако местом их общего «последнего приюта» стало Егошихинское кладбище в Перми.
Клавдия Александровна ушла из жизни в 1951 году, спустя два года после ухода мужа. Говорят, она привезла из Москвы в родной город урну с прахом Фёдора – и умерла здесь, с нею на руках.

8. Коммуна журналистов
Луначарского, 42
Писатель Аркадий Гайдар – Рахиль Соломянская
Литературное дарование Аркадия Гайдара (Голикова) раскрылось и оттачивалось здесь: в Перми, в здании, где в 1920-е годы располагалась коммуна журналистов газеты «Звезда».
Здесь он и начал встречаться с Рахилью Соломянской: студенткой- активисткой, писавшей на молодежные темы.
За полтора года, которые А. Гайдар прожил в Перми (с сентября 1925 по февраль 1927 гг.), он много писал, успевал лечиться от болезни, вызванной тяжелой контузией, судиться с недоброжелателями, и – ухаживать за Рахилью.
Они сразу понравились друг другу – честолюбивый талантливый журналист, недавний лихой командир, и «подвижная как ртуть, брызжущая весельем и задором» комсомолка в ярком сарафане.
Как свидетельствуют знавшие парочку друзья, события развивались с военной быстротой. Уже через месяц после знакомства в конце 1925 года они поженились, и Гайдар переехал в дом жены (ул. Петропавловская, 37), но от своих друзей не отгородились и в коммуне продолжали бывать часто.
Короткое пермское счастье ознаменовалось рождением сына Тимура и появлением нескольких произведений, которые знала вся без преувеличения советская детвора. В том числе и самое известное – «Тимур и его команда».

9. Дом Дягилевых
угол улиц Сибирской - Большой Ямской
Павел Дягилев – Елена Панаева, Сергей Дягилев
Ты помнишь ли, Мария,
Один старинный дом,
И липы вековые
Над дремлющим прудом?
Безмолвные аллеи,
Заглохший, старый сад,
В высокой галерее
Портретов длинный ряд?
И рощу, где впервые
Бродили мы одни?
Ты помнишь ли, Мария,
Утраченные дни?
Будущий организатор объединения «Мир искусства» и знаменитых «Русских сезонов» Сергей Дягилев в детстве, будучи гимназистом, мечтал стать знаменитым композитором – именно так, и не иначе!
Для одного из своих музыкальных сочинений он выбрал стихотворение А. К. Толстого, строки из которого вынесены в эпиграф. Романс, написанный Дягилевым, был навеян его любимым имением на прикамском юге, его «несравненной Бикбардой». И, конечно, первой влюбленностью юноши.
А посвятил он его годовщине свадьбы родителей: Павла Павловича Дягилева и Елены Валерьяновны Панаевой.
Елена Панаева, хоть и приходилась юному Серёже мачехой –мать, Елена Евреинова, умерла почти сразу после родов – восприняла его как родного, и Дягилев всю жизнь относился к ней с любовью и уважением.
В наши дни сочинение юного композитора С. Дягилева обрело вторую жизнь, а точнее, новую: полноценную сценическую. Романс исполняется практически на каждых дягилевских чтениях, во время торжеств и концертов, традиционно проходящих в Перми.
10. Пермское отделение Императорского Русского Музыкального общества
угол улиц Сибирской - Пушкина
Композитор Имре Кальман – Вера Макинская
В начале 20-го века в здании Императорского Русского Музыкального общества пермяки знакомились с русской и зарубежной классикой. В числе лучших зарубежных классиков был и Имре Кальман, женой и подлинной музой которого стала уроженка Перми Вера Макинская.
Вера родилась в 1911 году в благородной семье. Дед ее был пермским помещиком, отец – блестящим офицером при царском дворе, он погиб в первую мировую войну.
До знакомства с Кальманом Вера подвизалась на маленьких ролях, в массовке, кордебалете, цирке. Иногда перебивалась одним хлебом с водой. Но она всегда помнила суровое материнское наставление: «Мы – русские, и не пристало нам жить на подаяния! Сама работай, сама всего достигай!»
Именно эти качества в сочетании с обаянием русской красавицы покорили знаменитого композитора. Ему было 47 лет, ей – 18, когда он предложил ей руку и сердце.
До конца жизни Кальмана Верушка, как называл жену Имре, была его верной спутницей и заботливой хозяйкой их дома, в котором выросли трое детей. И благодаря Верушке австрийский «король оперетты» напишет еще немало чудесной музыки, его творческая жизнь будет продлена.
Сама Вера прожила 90 лет, ей Кальман посвятил одну из лучших оперетт, самую весеннюю - «Фиалка Монмартра».
11. Благородное собрание
ныне клуб УВД, угол улиц Сибирской и Луначарского
Генерал Владимир Каппель – Ольга СтрольманИх роман ярко вспыхнул и развивался стремительно, бурно, страстно: как в гусарские времена романтичного 19-го века.
Молодой поручик уланского полка увидел на балу в Благородном собрании юную выпускницу Мариинской гимназии. Всего несколько фраз, несколько танцев – и они влюбились друг в друга без памяти.
Вскоре после бала Владимир Каппель пришел знакомиться с родителями Оленьки и попросил руки их дочери. Однако ему суждено было встретить категорический отказ.
Отец Ольги - действительный статский советник, горный начальник Пермских пушечных заводов - опасался внезапного союза. Он был совсем не уверен, что из молодого офицера выйдет толк, и что ему можно доверить судьбу любимой дочери.
И тогда Каппель решил похитить свою возлюбленную и тайно обвенчаться. Ольга согласилась на бегство. Похищение удалось, и беглецы обвенчались в сельском храме недалеко от губернской столицы…
Родительское благословение молодые получили, только когда Владимир поступил в Академию генерального штаба. Полководческий талант выдвинул Каппеля в годы гражданской войны на первые роли и превратил для красных в непримиримого, умного и опасного врага.
Оказавшись в застенках московской ЧК, Ольга Сергеевна ради спасения детей была вынуждена отказаться от брака с белым генералом. Но его к тому времени уже не было в живых.
12. «Дом горсовета»
Екатеринская, 51
Павел Гузиков, доктор – Варвара БахталовскаяПрофессора Павла Гузикова, доктора медицины, известного акушера-гинеколога в Перми в шутку называли «женским богом». В годы войны в этом доме находилась его квартира, где он проживал с женой – Варварой Юрьевной Бахталовской, у которой было двое детей от первого брака: дочь Вера и сын Александр. Павел Алексеевич усыновил их.
Сложные и вместе с тем прекрасные отношения в профессорской семье отразились в двух замечательных романах – «Два капитана» В. Каверина (автор бывал в гостях у Гузиковых) и «Казус Кукоцкого» Л. Улицкой.
Когда у Веры Павловны родилась дочь Ирина, доктор удочерил и ее. Позднее И.П. Гузикова, ставшая известным художником, кандидатом искусствоведения, напишет: «Так кем же он мне приходился? Дедушкой, отчимом или отцом? Да отцом, конечно! Самым родным и любимым. Надеюсь, он определил линию моей жизни. Во всяком случае, в критические моменты я всегда примеряю, как бы поступил на моем месте он».
На вопрос «Что вам больше всего нравится в женщине?» профессор отвечал: «Материнство». За свою жизнь он спас жизнь сотням женщин и принял при родах никак не меньше миллиона младенцев.
13. Дом Грибушиных
ул. Ленина, 13
Михаил Грибушин, купец – Антонина ГрибушинаИстория семьи Грибушиных не менее волнующая, увлекательная и поучительная, чем сага о Форсайтах или история домов Железновой, Облонских, Карамазовых…
Михаил Иванович Грибушин - российский «чайный король», меценат и общественный деятель, почётный гражданин Кунгура и его городской голова в 1872—1876 гг. Торговые конторы Грибушина были открыты в Китае, Индии, на Цейлоне и во многих городах и губерниях России.
Впечатляющий женский тип представляла собой Антонина Ивановна, которая после ухода из жизни мужа учредила и возглавила торговый дом «М.И. Грибушина наследники». Взяв бразды правления в свои руки, она сумела увеличить торговый оборот в три раза.
И это несмотря на материнские заботы! Ведь у неё было десять детей: пять мальчиков и пять девочек.
Не обошлось без семейных трагедий: один из сыновей покончил с собой – не справившись с болезнью, запутавшись в сердечных делах. Но семейный бизнес было кому подхватить и развить.
Могучий клан Грибушиных исчез из Перми после гражданской войны, вступив в период рассеяния. Лишь в Кунгуре в первые советские годы жила Анна Михайловна, младшая дочь Антонины Ивановны и Михаила Ивановича.
Поразительный факт: во время демонстрации фильма «Семья Грибушиных», «разоблачавшего» сбежавших за границу чайных королей (по сценарию Василия Каменского) тапером в зале работала потомок антигероев, Анна Грибушина.
14. Театр Оперы и балета
Петропавловская, 25а
Генрих Терпиловский, композитор – Антонина ТерпиловскаяМного лет объединением композиторов Прикамья руководил Генрих Терпиловский (1908-1988), один из «отцов советского джаза», писавший музыку для всех пермских театров. Здесь, на сцене театра им. Чайковского, были поставлены балеты на его музыку. Здесь состоялся и юбилейный творческий вечер незадолго до кончины композитора.
Его жена Антонина Георгиевна – все называли ее Ниной – была певицей, она вдохновляла своего «Генри» и поддерживала его. Их союз претерпел много испытаний, и не всегда взаимоотношения были ровными и безоблачными. Когда Терпиловские жили в Перми, их отношения приблизились однажды к грани разрыва…
Казалось бы, такого не может быть: после всего, что они пережили, после того, как она буквально вытащила в 53-м своего возлюбленного из лагерей, тогда уже сактированного, полуживого «доходягу»!..
Чтобы понять, сколь красив был их лагерный роман – несмотря на ужасающие бытовые реалии знакомства и свиданий за «колючкой» – и сколь прочен все же оказался их брак, лучше всего обратиться к стихам и к музыке Генриха Терпиловского. В них отражены смятение чувств и очищение смысла отношений двух творческих людей.
15. Бывшая Мариинская женская гимназия
угол улиц Петропавловской и 25 Октября
Василий Каменский, поэт – Валентина Козлова
Здесь училась Августа Югова, дочь купца Югова, которую будущий поэт Василий Каменский не раз провожал домой, и исписывал после ее именем общую тетрадь… Потом наступит разлука, и когда они вновь встретятся, Августа будет уже молодой вдовой с двумя детьми и немалым наследством, оставленным ей отцом.
Из книги Каменского «Его-моя биография» можно заключить, что женитьба на Августе не была браком по расчету. «Семейная жизнь расцветала вместе с весной нежно и цветисто», - напишет поэт.
Их союз выдержал четыре года. На юговское наследство Каменский издал свои первые книги (роман «Землянка», сборник «Садок судей»), купил аэроплан «Блерио» и начал летать. Короткая семейная жизнь с Августой осталась для поэта ярким, незабываемым эпизодом. Можно сказать, первая жена окрылила Василия.
А вот вторая жена Каменского, Валентина Козлова, стала для него не только любимой женщиной, которой он посвящал стихи. В трудные дни болезни, когда он обезножел (последствия авиакатастрофы в Польше), Валентина Николаевна была «ногами» прикованного к постели поэта, его полномочным представителем в различных творческих организациях и его секретарем.
16. Дом купца Н.В. Мешкова
ул. Орджоникидзе, 11
Николай Мешков, купец – Августа НассоноваВ двух кварталах от дворца пароходчика и мецената стоял купеческий дом, в котором жила Августа – с ней Николая Васильевича связывал прекрасный «почтовый роман».
Она была моложе его почти на двадцать лет. Как и у него, у нее была своя семья.
Он – «миллионщик», остроумный, обаятельный человек, привыкший жить с размахом, и всегда на виду.
Она – русская красавица. Правильные черты лица, спокойный взгляд, плотно сжатые губы, русые волосы… Жила спокойной, размеренной жизнью, вся в себе и в детях, верная мужу и долгу без любви.
Как оказалось, жила в ней затаенная мечта, тоска по настоящему чувству. И Августа Дмитриевна подарила Николаю Васильевичу, как она пишет, «свою мятежную душу».
В письмах к избраннице своего сердца перед нами вдруг открывается новый Мешков: не капиталист-воротила, но человек любящий, страдающий, тонко чувствующий.
Длились их отношения около десяти лет, начиная с 1904 года. А затем Николай Васильевич опять всех удивил: в 53-летнем возрасте он, влюбившись, женился на юной Екатерине Бажиной, чтобы не расставаться с нею до конца своей жизни.
Итог урока: Вот мы с вами и прошли по красной линии нашего милого и родного города Перми, надеюсь, что наша экскурсия была полезной, и познавательной.
Домашнее задание:
Распределить между собой и рассказать об одном из памятных мест на красной линии.
Выучить наизусть данные достопримечательности.

Приложенные файлы

  • docx 9531758
    Размер файла: 35 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий