22. Роман Гончарова Обломов в оценке критики


из статьи Добролюбова “Что такое обломовщина?”“…Если я вижу теперь помещика, толкующего о правах человека и о необходимости развития личности – я уже с первых слов его знаю, что это Обломов.
Если встречаю чиновника, жалующегося на запутанность и обременительность делопроизводства, он – Обломов.
Если слышу от офицера жалобы на утомительность парадов и смелые рассуждения о бесполезности тихого шага: я не сомневаюсь, что он Обломов.
Когда я читаю в журналах либеральные выходки против злоупотреблений и радость о том, что наконец сделано то, чего мы давно надеялись и желали – я думаю, что все это пишут из Обломовки.
Когда я нахожусь в кружке образованных людей… в течение многих лет рассказывающих все те же самые (а иногда и новые) анекдоты о взяточниках, о притеснениях, о беззакониях всякого рода, - я чувствую, что перенесен в старую Обломовку…
Нет, Обломовка есть наша прямая родина, ее владельцы – наши воспитатели, ее триста Захаров всегда к нашим услугам. В каждом из нас сидит значительная часть Обломова, и еще рано писать нам надгробное слово…”.
Н.А.Добролюбов (революционер-демократ) назвал “лень и апатию заглавного героя единственной пружиной действия во всей его истории”. Объяснил наличие подобных людей “влиянием крепостного права”.
В отличие от Салтыкова-Щедрина очень высоко оценил новый роман Гончарова Л. Н. Толстой. Он писал А. В. Дружинину 16 апреля 1859 г.: «„Обломов” — капитальнейшая вещь, какой давно, давно не было. Скажите Гончарову, что я в восторге от „Облом<ова>” и перечитываю его еще раз. Но что приятнее ему будет — это, что „Обломов” имеет успех не случайный, не с треском, а здоровый, капитальный и не временный в настоящей публике» (Толстой. Т. 40. С. 290). Гончарову передали слова Толстого, о чем свидетельствует взволнованное письмо к нему автора «капитального» романа от 13 мая 1859 г.: «Слову Вашему о моем романе я тем более придаю цену, что знаю, как Вы строги, иногда даже капризно взыскательны в деле литературного вкуса и суда. Ваше воззрение на искусство имеет в себе что-то новое, оригинальное, иногда даже пугающее своей смелостию; если не во всем можно согласиться с Вами, то нельзя не признать самостоятельной силы. Словом, угодить на Вас нелегко, и тем мне приятнее было приобрести в Вас доброжелателя новому моему труду. Еще бы приятнее мне было, если б Вы не рикошетом, а прямо сказали и о моих промахах, о том, что подействовало невыгодно. Особенно полезно бы было мне это теперь, когда я желал бы попробовать еще раз перо свое над одной давно задуманной штукой. И если время, расположение духа и разные обстоятельства позволят, я и попробую. Я желал бы указания не на случайные какие-нибудь промахи, ошибки, которые уже случились и, следовательно, неисправимы, а указания каких-нибудь постоянных дурных свойств, сторон, аллюр и т. п. моего авторства, чтобы (если буду писать) остеречься от них. Ибо, как ни опытен автор (а я признаю за собой это одно качество, то есть некоторую опытность), а всё же ему одному не оглядеть и не осудить кругом и с полнотой самого себя»
Д.И.Писарев (представитель левой революционно-демократической направленности) увидел корень конфликта в “умственной апатии” героя.
Дмитрий Иванович Писарев, размышляя о том, каков истинный поэт, постепенно переходит к роману И.А. Гончарова «Обломов». По мнению Писарева, «истинный поэт смотрит глубоко на жизнь и в каждом ее явлении видит общечеловеческую сторону, которая затронет за живое всякое сердце и будет понятна всякому времени» . Истинный поэт выводит действительность из глубины собственного духа и влагает в живые, созданные им образы одушевляющую его мысль. Отмечая, что все сказанное об истинном поэте, характерно для автора романа «Обломов», Писарев Д.И. отмечает отличительные признаки его таланта: полная объективность, спокойное, бесстрастное творчество, отсутствие узких временных целей, профанирующих искусство, отсутствие лирических порывов, нарушающих ясность и отчетливость эпического повествования. Д.И. Писарев считает, что роман актуален в любую эпоху и потому принадлежит всем векам и народам, но имеет особенное значение для русского общества. «Автор задумал проследить мертвящее, губительное влияние, которое оказывают на человека умственная апатия, усыпление, овладевающее мало-помалу всеми силами души, охватывающее и сковывающее собою все лучшие, человеческие, разумные движения и чувства. Эта апатия составляет явление общечеловеческое, она выражается в самых разнообразных формах и порождается самыми разнородными причинами». В отличие от Добролюбова, Писарев отделяет апатию, которой были подвержены Онегин и Печорин, называя ее вынужденной, от апатии покорной, мирной. Вынужденная апатия, согласно Писареву, сочетается с борьбой против нее, отмечает избыток сил, просившихся в дело и медленно гаснущих в бесплодных попытках. Этот вид апатии он называет байронизмом, болезнью сильных людей. Покорная, мирная, улыбающаяся, апатия – это обломовщина, болезнь, развитию которой способствуют и славянская природа и жизнь нашего общества. Развитие этой болезни проследил в своем романе Гончаров. Роман «построен так обдуманно, что в нем нет ни одной случайности, ни одного вводного лица, ни одной лишней подробности; чрез все отдельные сцены проходит основная идея, и между тем во имя этой идеи автор не делает ни одного уклонения от действительности, не жертвует ни одною частностию во внешней отделке лиц, характеров и положений» .Наибольшую ценность этого романа критик видит в наблюдении над внутренним миром человека, и наблюдать этот мир лучше всего в спокойные минуты, когда человек, составляющий предмет наблюдения, предоставлен самому себе, не зависит от внешних событий, не поставлен в искусственное положение, происходящее от случайного стечения обстоятельств. Именно эти возможности предоставляет читателю И. Гончаров. «Идея не дробится в сплетении разнообразных происшествий: она стройно и просто развивается сама из себя, проводится до конца и до конца поддерживает собою весь интерес, без помощи посторонних, побочных, вводных обстоятельств. Эта идея так широка, она охватывает собою так много сторон нашей жизни, что, воплощая одну эту идею, не уклоняясь от нее ни на шаг, автор мог, без малейшей натяжки, коснуться чуть ли не всех вопросов, занимающих в настоящее время общество» . Главной идеей автора Писарев считает изображение состояния спокойной и покорной апатии. И эта идея выдержана до конца; но во время процесса творчества представилась новая психологическая задача, которая, не мешая развитию первой мысли, сама разрешается до такой степени полно, как не разрешалась, быть может, никогда. В "Обломове" мы видим две картины, одинаково законченные, поставленные рядом, проникающие и дополняющие одна другую. Достоинствами романа Писарев считает силу анализа, полное и тонкое знание человеческой природы вообще и женской в особенности, умелое совмещение двух огромных психологических задач в стройное целое. Характеризуя главного героя Илью Ильича Обломова, олицетворяющего умственную апатию, Писарев отмечает типичность явления обломовщины и дает ей следующую характеристику: «Слово обломовщина не умрет в нашей литературе: оно составлено так удачно, оно так осязательно характеризует один из существенных пороков нашей русской жизни». Исследуя, что привело главного героя романа к состоянию апатии, критик называет следующие причины: «он воспитан под влиянием обстановки старорусской жизни, привык к барству, к бездействию и к полному угождению своим физическим потребностям и даже прихотям; он провел детство под любящим, но неосмысленным надзором совершенно неразвитых родителей, наслаждавшихся в продолжение нескольких десятков лет полною умственною дремотою… Он изнежен и избалован, ослаблен физически и нравственно; в нем старались, для его же пользы, подавлять порывы резвости, свойственные детскому возрасту, и движения любознательности, просыпающиеся также в годы младенчества: первые, по мнению родителей, могли подвергнуть его ушибам и разного рода повреждениям; вторые могли расстроить здоровье и остановить развитие физических сил. Кормление на убой, сон вволю, поблажка всем желаниям и прихотям ребенка, не грозившим ему каким-либо телесным повреждением, и тщательное удаление от всего, что может простудить, обжечь, ушибить или утомить его, - вот основные начала обломовского воспитания. Сонная, рутинная обстановка деревенской, захолустной жизни дополнила то, чего не успели сделать труды родителей и нянек» . Выйдя из отчего дома, Илья Ильич стал учиться и развился настолько, что понял, в чем состоит жизнь, в чем состоят обязанности человека. Он понял это умом, но не мог сочувствовать воспринятым идеям о долге, о труде и деятельности. Образование научило его презирать праздность; но семена, брошенные в его душу природою и первоначальным воспитанием, принесли плоды.Чтобы согласовать в себе эти две модели поведения, Обломов стал объяснять себе свое апатическое равнодушие философским взглядом на людей и на жизнь. Описывая апатию Обломова, Писарев отмечает, что душа главного героя не очерствела, ему присущи все человеческие чувства и переживания, находит в нем положительные черты: полная вера в совершенство людей, сохранение чистоты и свежести чувства, способность любить и чувствовать дружбу, честность, чистота помыслов и нежность чувств. Но все же они омрачены: свежесть чувства бесполезна и для него и для других, любовь не может возбудить в нем энергии, он устает любить, как устал двигаться, волноваться и жить. Вся его личность привлекательна, но в ней нет мужественности и силы, нет самодеятельности. Робость и застенчивость мешают проявлению лучших качеств. Он не умеет и не хочет бороться. Писарев считает, что таких Обломовых много и в русской литературе и в русской жизни, они «жалкие, но неизбежные явления переходной эпохи; они стоят на рубеже двух жизней: старорусской и европейской, и не могут шагнуть решительно из одной в другую. В этой нерешительности, в этой борьбе двух начал заключается драматичность их положения; здесь же заключаются причины дисгармонии между смелостию их мысли и нерешительностию действий» . Д.И. Писарев в своей статье дает подробную характеристику не только Илье Ильичу Обломову, но и еще двум не менее интересным персонажам: Андрею Штольцу и Ольге Ильинской. В образе Штольца критик отмечает такие черты, как: выработанность убеждений, твердость воли, критический взгляд на людей и на жизнь и рядом с этим критическим взглядом вера в истину и в добро, уважение ко всему прекрасному и возвышенному. Штольц не мечтатель, у него здоровая и крепкая природа; он сознает свои силы, не слабеет перед неблагоприятными обстоятельствами и, не напрашиваясь насильно на борьбу, никогда не отступает от нее, когда того требуют убеждения; жизненные силы бьют в нем живым ключом, и он употребляет их на полезную деятельность, живет умом, сдерживая порывы воображения, но воспитывая в себе правильное эстетическое чувство. Дружбу Штольца с Обломовым Писарев объясняет как потребность Обломова, человека со слабым характером в нравственной поддержке. В личности Ольги Ильинской Писарев увидел тип будущей женщины, в которой он отмечает два свойства, бросающие оригинальный колорит на все ее действия, слова и движения: естественность и присутствие сознания, именно они отличают Ольгу от обыкновенных женщин. «Из этих двух качеств вытекают правдивость в словах и в поступках, отсутствие кокетства, стремление к развитию, уменье любить просто и серьезно, без хитростей и уловок, уменье жертвовать собою своему чувству настолько, насколько позволяют не законы этикета, а голос совести и рассудка» . Вся жизнь и личность Ольги составляют живой протест против зависимости женщины. Протест этот, конечно, не составлял главной цели автора, потому что истинное творчество не навязывает себе практических целей; но чем естественнее возник этот протест, чем менее он был приготовлен, тем более в нем художественной истины, тем сильнее подействует он на общественное сознание.Давая довольно подробный анализ поступков и поведения трех главных героев, прослеживая их биографию, Дмитрий Иванович Писарев почти не касается второстепенных действующих лиц, хотя их достоинства.Писарев высоко оценил роман Гончарова И.А. «Обломов»: «не прочтя его, трудно познакомиться вполне с современным положением русской литературы, трудно представить себе полное ее развитие, трудно составить себе понятие о глубине мысли и законченности формы, которыми отличаются некоторые самые зрелые ее произведения. "Обломов", по всей вероятности, составит эпоху в истории русской литературы, он отражает в себе жизнь русского общества в известный период его развития» . Писаревым названы и главные мотивы романа: изображение чистого, сознательного чувства, определение его влияния на личность и поступки человека, воспроизведение господствующей болезни нашего времени, обломовщины. Считая роман «Обломов» истинно изящным произведением, критик называет его нравственным, потому что верно и просто рисует действительную жизнь.Критик дает подробную характеристику трем главным героям, объясняя, как и почему появились и развились в них те или иные качества. Несмотря на то, что Обломов, с его точки зрения, жалок, называет много положительных качеств.
А.В.Дружинин (критик эстетического направления) видит в Обломове утраченный патриархальный дух.
 А. В. Дружинин необыкновенно точно передал весь драматизм столь неудачно сложившейся для произведения Гончарова ситуации (весьма ощутимы в его статье о романе «цитаты» из писем и устных жалоб Гончарова, что свидетельствует о блестящем знании закулисной стороны истории): «Успех „Дворянского гнезда” оказался таким, какого мы за много лет не упомним. Небольшим романом г-на Тургенева зачитывались до исступления, он проник повсюду и сделался таким популярным, что не читать „Дворянского гнезда” было непозволительным делом. Его ждали несколько месяцев и кинулись на него, как на давно ожидаемое сокровище. Но, положим, „Дворянское гнездо” появилось в январе месяце, месяце новостей, толков и так далее, роман вышел в свет во всей целости, при всех наиблагоприятнейших условиях для его оценки. Но вот „Обломов” г-на Гончарова. Трудно пересчитать все шансы, собранные против этого художественного создания. Оно печаталось помесячно, стало быть, перерывалось три или четыре раза. Первая часть, всегда так важная, особенно важная при печатании романа в раздробленном виде, была слабее всех остальных частей. В этой первой части автор согрешил тем, чего, по-видимому, никогда не прощает читатель, — бедностью действия; все прочли первую часть, заметили ее слабую сторону, а между тем продолжение романа, так богатое жизнью и так мастерски построенное, еще лежало в типографии! Люди, знавшие весь роман, восхищенные им до глубины души, в течение долгих дней трепетали за г-на Гончарова; что же должен был перечувствовать сам автор, пока решалась судьба книги, которую он более десяти лет носил в своем сердце» («Обломов» в критике. С. 110—111).
Лень;
Умственная апатия;
Отрицание карьеры, светской суеты;
Запрос на высшую ценность.

Приложенные файлы

  • docx 10414795
    Размер файла: 30 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий