есть смтатьи о булгакове для віступления


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
Лнрйнбрйнвн внртгЯпрсбдммнвн
СЕРИЯ
ЛОЛОГ
здательство МГОУ
Дембицкий С,Г,–зам, председателя, первый проректор, проректор по учебной работе,
доктор экономических наук, профессор
Коничев А,С,–доктор химических наук, профессор
Пусько В,С,–доктор философских наук, профессор
Яламов Я,И,–проректор по научной работе и международному сотрудничеству,
доктор физико-математических наук, профессор
Щаповалова Т,Е, – доктор филологических наук, профессор (зам, ответственного
Вестник МГОУ, Серия «Русская филология», – № 2, – 2007, – М,: Изд-во МГОУ,
Вестник МГОУ (все его серии) является рецензируемым и подписным
изданием, предназначенным для публикации научных статей докторантов, а
В «Вестнике» могут публиковаться статьи не только работников МГОУ, но
© МГОУ, 2007
© Издательство МГОУ, 2007
ПТРРЙЗИ ЯЖЬ
Ментальный образ художественного текста: о результатах психолингвистического
эксперимента,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,7
А,В, ВкЯгычд
Значение динамичности в системе способов глагольного действия,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
С,А, ВпзгзмЯ, Б,Б, Онктфзм
Лицо в различных частях речи,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
О категориальном статусе наречия,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
согласия−несогласия,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
ОтакзйЯхзз ЯрозпЯмснб
А,Р, Ацдйзм
Императив с обязательным отрицанием: семантика и средства выражения,,,,,,,,,,,40
Ж,П, Гнфнб
Градационная теория статуса обращения
Градационные отношения глаголов со значением физического и психологического
состояния субыекта в произведениях М,А,
Актантная метонимия прилагательных, сочетающихся с соматизмами,,,,,,,,,,,,,,,,,,,52
О природе сложных предложений с присоединительными отношениями,,,,,,,,,,,,,,
Интенциональная заданность нечленимых предложений,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,62
Функции газетного заголовка
Ассоциативно-грамматический подход к описанию русского языка в учебных це
лях,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,69
К,А, Онкзштй
Родо-видовая группа «наименования предметов одежды для защиты ног» в говорах
камчадалов,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,71
Особенности функционирования окказионализмов в поэзии В, Высоцкого
Синонимия и вариантивность как основные тенденции развития лексики и фразео
логии русского литературного языка
века
Н,А, Пнррнкнб
Коммуникативная координация речевого поведения (перформативные высказыва
ния
),,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Н,Б, Птгмдб
Концептуализация природного пространства в рассказах И,А, Бунина,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Условия функционирования вариантных падежных форм существительных мужс
кого рода единственного числа предложного падежа в симбирской письменности
второй половины
– середины
веков,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,91
Семантика запрещения в перформативном высказывании,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Особенности словообразовательной семантики имен существительных, называю
щих месяцы в русском языке
Д, В, Удгткнб
Реализация прошедшего синтаксического времени в спрягаемо-глагольных безлич
ных предложениях
Из истории проникновения южноафриканских слов в русский язык
Морфологический статус слова
Терминологическая лексика в процессе создания окказиональных метафор,,,,,,,,
КЗСДПАСТПА
Л,В, Амзшдмй
Проблема генезиса понятия «драма абсурда» (обзор западных критических исследо
ваний
),,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,1
Любовь во дни террора: рассказ, повесть, драма Е,Н, Чирикова о гражданской вой
не,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
22
Пространство и время в христианской легенде
Платоновский код романа Д,С, Мережковского «Ялиан Отступник
ЕЯсйзм, А,А,
С,Т,
Кольридж и М,Я,
Лермонтов (к вопросу о литературной преемственнос
ти
),,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,1
Славянский вопрос в письмах Ф,И, Тютчева Я,Ф, Самарину,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Поэма А,К, Толстого «Дракон» в свете христианской аксиологии,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Архетип женщины в романе М,А, Булгакова «Белая гвардия
А,М, ЙтжзмЯ
Православная Россия в творчестве В,Г, Распутина,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
«О новой жизни писать трудно,,,
(письма И,М, Касаткина к С,П, Подыячеву),,1
Образ промышленной цивилизации в творчестве Д, Лондона
Д,В, ЛдрсдпвЯж
О «документальных» жанрах,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Мои шаги – так скорбно малы», Личность и поэзия В,В, Бородаевского,,,,,,,,,,,,
Р,В, Иванов-Разумник – литературный редактор и критик журнала «Заветы» – о де
бюте акмеистов
Сакрализация духовности в романе Л,М, Леонова «Пирамида
Традиция американской Артурианы в годы становления национально-культурной
Образ сада в творчестве Николая Клюева
ОтакзйЯхзз ЯрозпЯмснб
Герой и автор в романе И, С, Тургенева «Дым
Путь А,В, Вампилова к драме: в поисках своего жанра
Пейзажные образы в «Письмах русского путешественника» Н,М, Карамзина (мотив
одинокого дерева
О, Вилье де Лиль-Адан – новеллист
Д,Н, Адкнтрнб
Религиозная символика колокольного звона в поэзии 1820-нач,18
0-х гг,,,,,,,,,,,,2
Пространственно-временные характеристики пьес Т, Стоппарда «Настоящий инс
пектор Хаунд» и «После Магритта
Семья – народ – Россия в романе В,И,Белова «Кануны
Сказочный мир Клайва Стейплза Льюиса («Хроники Нарнии
О роли фольклорной традиции в формировании балкарской прозы
Н,В, Ймюждб
Мифология и импрессионизм в рассказе Б, К, Зайцева «Полковник Розов
Духовная поэзия в современном литературном процессе,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Конструирование «прочного сюжета по законам западного мастерства» (трансфор
мация эпизода из романа Гюго «Отверженные» в «Рассказе о простой вещи» Лав
ренёва
),,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,2
З,Л, Лдпйткн
Еще один взгляд на диалог двух культур в романе Генри Джеймса «Американец
Гомо абнегус» и «неплатонова» политическая система
Мотив воскрешения и второго пришествия в романах М, А, Булгакова «Белая гвар
дия» и «Мастер и Маргарита
Мотив «дом — бездомье» в романе Я, Буйды «Ермо»,,,,,,,,,,,,,,,,,,
Владимир Лакшин – критик в «Новом мире» А, Твардовского
Авторская песня Михаила Круга: аксиологический аспект
Д,А, РспЯсзицт
Публикации Н,В, Гоголя в «Литературной газете» А,А, Дельвига и А,С, Пушки
на,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
А,Л, РтксЯмнб
Философия счастья и смысла жизни в романе А,И, Солженицына «В круге пер
вом
»,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,
10
Д,Й, Фнкнгйнб
Роль внесюжетных элементов в романе В,П, Астафьева «Ппрокляты и убиты
КГЛРАЙЬЛЩЗ МАОАЕ УСВМДГПРАГЛЛМБМ РГИПРА:
М ОГЕСЙЬРАРАУ НПЖУМЙЖЛБАЖПРЖХГПИМБМ ЫИПНГОЖКГЛРА
В результате прочтения художественного произведения создаётся «алло
текст», который бытует в сознании реципиента, Есть все основания утверж
дать, что это ментальное образование – текстовая проекция – неоднородно, оно
состоит из нескольких симбиотичных подструктур, отличающихся функци
онально-динамической соотнесённостью, Одним из факторов, обуславливаю
щих специфику каждой подструктуры, является то, насколько полно некото
рый элемент внешней речи (часть языковой ткани художественного произве
дения) нашёл отражение в сознании реципиента, насколько чёток след, остав
Учитывая обозначенный фактор, можно предположить, что проекция
текста представлена трансгрессивной и регрессивной ментальными конструк
Сущностная черта трансгрессивной ментальной конструкции – «концент-
рированность» семантического признака, репрезентируемого первоначально в
несколько ослабленном виде, К текстолингвистическим средствам, стимули
рующим создание этой подструктуры, относятся повтор, помещение языковой
единицы в сильные позиции текста (в заглавие, эпиграф, в начальный и ко
нечный абзацы) и др, (Подробнее о трансгрессивной ментальной подструкту
Под выражением «регрессивная ментальная подструктура» подразуме
вается феномен потери некоторых смыслов, заложенных в лингвистических
единицах текста, связанный с тем, что эти смыслы по обыективным или субы
Механизм формирования регрессивной ментальной конструкции, веро
ятно, таков, Чтобы в полной мере понять значимость семантического призна
ка, следует переключиться на иной признак, Но реципиент текста не всегда
может выделить корреспондирующий признак – потенциальный коррелят,
и тогда исходный признак подавляется, ослабляется (регрессирует), ведь его
подлинная сущность не раскрывается в силу множественности потенциально
корреспондирующих элементов в художественном тексте, Существование рег
рессивной ментальной конструкции связано также с недостаточным знанием
языкового кода, который используется для создания литературного произве
дения, с денотативной перегруженностью текста (частое использование мета
В проекции текста есть особая подструктура, вербализация которой �
�вызываеттрудности,
акуюподструктурумыназываемлакунарной
вызывает трудности,
акую подструктуру мы называем лакунарной
ментальной конструкцией, Её наличие обусловлено несколькими факторами,
одним из которых является то, что лишь некоторая часть концептов имеет
«системную языковую номинацию» [2], то есть из-за «пробелов» в языковой
системе отсутствует чёткое «связывание» концепта и обыективного в своей
единичности и конкретности знака, Нетрудно заметить, что существование
лакунарной ментальной подструктуры определяется своеобразной недостаточ
ностью языкового материала, в то время как существование регрессивной мен
тальной конструкции предопределено избыточностью языкового материала,
Наличие ментальных подструктур верифицируется экспериментально,
Мы провели исследование с привлечением 130 испытуемых (далее – ии,) – сту
дентов Московского государственного медико-стоматологического универси
тета, Все ии, – граждане РФ, родным языком для подавляющего большинства
является русский (92,3 %), Возрастной диапазон – от 16 до 37 лет, средний
возраст – 18,6 лет, 34,6 % ии, – юноши, 65,4 % ии, – девушки, Средний балл
общей успеваемости по аттестату (или диплому о среднем специальном образо
вании) – 4,46, Средний балл по литературе по аттестату (или диплому о сред
нем специальном образовании) – 4,17, В ходе эксперимента ии, предлагалось
выполнить задания, представленные в следующих формулировках:
сд брд уЯйсы, рбюжЯммыд р рнгдпеЯмздл оыдры «Внпд нс тлЯ»
(п, 8 анкеты)
Нозчзсд рбнз цтбрсбЯ, ьлнхзз, ЯррнхзЯхзз, рбюжЯммыд р сдйрснл мЯжбЯммни
Факт существования регрессивной ментальной подструктуры становится
наиболее очевидным после анализа системы фикциональных субыектов (пер
сонажей произведения), представленной в проекции текста – именно эта сис
тема придаёт проекции текста устойчивость, определяет её стабильность, Ре
зультаты эксперимента недвусмысленно указывают на то, что представленная
в тексте система фикциональных субыектов в процессе перехода на менталь
ный уровень реципиента заметно преобразуется, Это преобразование выража
ется в
первоначальной структуры (ср, с процессом ретракции в
понимании В,Г, Борботько [3]) – в сознании читателя закрепляются языковые
номинанты лишь
вкЯбмыф
актантов, Частота ссылок на персонажей пьесы
значительно варьирует: Чацкого в своих ответах упоминают 107 испытуемых,
Софью – 79, Молчалина – 61, Фамусова – 47, Лизу – 16, Скалозуба – 11,
образом, конечный момент индивидуальной интерпретации характеризуется
редукцией системы фикциональных субыектов: в «светлую зону» сознания по
Если говорить о средствах номинации фикциональных субыектов, кото
рыми пользуются ии,, то при первом приближении можно констатировать:
ии, оперируют, в основном, языковыми единицами, присутствующими в пер
вичном тексте, – именами собственными, Однако отмечаются случаи, когда
происходит отказ от использования имён собственных, что «высвечивает»
регрессивную ментальную подструктуру, ведь подобные случаи указывают
на нечёткость образа текста в сознании реципиентов:
йЯйни-сн бндммыи (онц
сз вдмдпЯк); онезкыд кэгз; змсдккзвдмхзю; «внбнпюшзд» уЯлзкзз; вктфни
впЯу; впЯузмю р рнаЯцйни; нм онптвЯкрю р одпрнмЯедл нгмзл; атмсЯпы, тлмыи
цдкнбдй (уЯлзкзэ мд онлмэ)
[о Чацком]
гдбтчйЯ (мд онлмэ, йЯй жнбтс)
; рктеЯмйЯ
[о Лизе],
О меньшей степени нечёткости текстового образа
свидетельствует искажение имён собственных:
ЧЯсрйзи, ЧЯгрйзи, ЛнкцЯмнб,
Ии, тяготеют к использованию однокомпонентных (простых) имён собст-
венных в тех случаях, когда в исходном тексте имеются двух- и трёхкомпонен
тные аналоги: ср, следующие номинативные цепочки (в круглых скобках ука
зывается количество одинаковых ответов, а в квадратных – вариант имени,
(89) –
(7) –
(7) –
АкдйрЯмгп Амгпддбзц ЧЯхйзи
(76) –
(1) –
Рнуыю ОЯбкнбмЯ УЯлтрнбЯ
(1) –
Рнуыю ОЯбкнбмЯ
(58) –
(1) –
(1) –
(1) [Алексей
(45) –
ОЯбдк АуЯмЯрыдбзц УЯлтрнб
(2) [Павел Афанасьевич Фа
Некоторые ответы ии, дают представление о феномене интертекстуаль
ности, присущем языковому сознанию: в ментальном образе текста появляют
ся «асистемные» фикциональные субыекты (или, точнее, «асистемные» обо-
значения персонажей):
(2),
(1),
(лнедс аысы,
С течением времени первичный текст и «аллотекст» могут удаляться друг
от друга, и тогда на уровне читательского сознания образ текста включает в себя
фантомные имена и «альтернативные» изгибы сюжетной линии, смещённый
(1),
(1),
(1),
рктвЯ (мд онлмэ, йЯй жнбтс, мн
мзд ЛнкцЯкзмЯ зж нймЯ, − ОЯгдмзд Рнуыз р кнчЯгз, − ЖЯфнктрсыд, ЛдшЯмрсбн,
УзмЯкымЯю рхдмЯ б сдЯспд, − ЧЯхйзи опздфЯк б внпнг з опдгрсЯбзкрю пдбзжн
(ещё один пример, «высвечивающий» интертекстуальный характер язы
кового сознания)
− ЧЯхйзи опзджеЯдс б Одсдпатпв з пдчЯдс мЯбдрсзсы гнцы
50 % анкет содержат ссылки на первоисточник – в общей сложности за
фиксировано 112 цитат, Наряду со случаями неискажённой цитации встреча
ются трансформированные варианты (аллотексты) исходного текста, Подоб
ные аллотексты являются элементами
регрессивной ментальной подструкту
, Аллотексты создаются в результате лексического замещения, изменения
грамматической формы слова, распространения цитируемой фразы и т,д, (ас
РцЯрскзбыд цЯрнб мд мЯакэгЯэс,
(7),
Бкэакёммыд цЯрнб мд мЯакэгЯэс,*
ГзрсЯмхзз нвпнлмнвн пЯжлдпЯ,
(1),
ГзрсЯмхзю нвпнлмнвн пЯжлдпЯ,*
(1);
Рктезсы аы пЯг, опзрктезбЯсырю снчмн,
(5),
Рктезсы внснб, опзрктез
бЯсырю снчмн,*
(2), Служить
аы пЯг, гЯ опзрктезбЯсырю снчмн,*
(1);
цсн ат
Анализируя приводимые в анкетах цитаты, нельзя не заметить следую
щую тенденцию: ситуация, воспроизводимая в цитате, приобретает первона
чально не свойственную ей автосемантичность,
екстовая ситуация будто бы
расщепляется: второстепенные денотаты остаются за пределами читательско
го внимания, вследствие чего возникает новая – «универсальная» – ситуация,
отчуждаемая от пространственно-временных ориентиров (В квадратных скоб
ках приводится ближайший контекст цитируемой части, который опущен в
Элиминация пространственно-временных ориентиров – ещё одно свиде
Элиминируются и отдельные структурные компоненты текста,
ак, на
правление луча читательской рефлексии непосредственно на название экспли
цитно выражено лишь в 8,46 % ответов (например:
МЯжбЯмзд быжыбЯдс тгзб
кдмзд, онрйнкыйт нмн рспЯммнд, ЙЯй лнедс аысы внпд нс тлЯ?
аким обра
зом, название как опознавательный знак обыекта интерпретации отдельному
истолкованию не подвергается, то есть ии, игнорируют тактику «смещенной»
интерпретации, рассматривая заголовок литературного произведения как ме
Установлено, что при ответе на п, 8 анкеты ии, оперируют пространствен
ными указателями в 10 раз чаще, чем временными указателями, Среди средств,
выражающих категорию пространства (исчислялись только знаменательные
слова), наиболее многочисленны глаголы со значением движения
тгЯкзсырю, бнжбпЯсзсырю, дфЯсы, опздфЯсы, тдфЯсы
(44,14 %), существитель
(17,85 %), топонимы
ЛнрйбЯ, Одсдпатпв, РЯпЯснб, Пнррзю
В триаде концептов культуры «пространство – время – число» самым
важным является концепт «время», «ибо сквозь его призму воспринимается
нами всё сущее в мире, всё доступное нашему уму и нашему истолкованию»
[6], Однако при обрисовке «фактуальной» канвы пьесы языковое сознание ис
пытуемых в первую очередь актуализирует концепт «пространство», что и оп
ределяет манеру построения дискурса, В этом, по всей видимости, и заключа
ется специфика когнитивной стратегии хранения информации о прецедентном
тексте [7], присущей русской языковой личности, то есть языковой личности,
понимаемой как теоретический конструкт, как «культурно специфический
Помимо ментальных конструкций, субстратом для возникновения кото
рых служит текст как инструмент, моделирующий предметность (ср,: «оно −со
другого сознания нет и не может быть, Имея дело с предметами <…>, мы име
ем дело с сознанием» [9]), заманчиво гипостазировать наличие еще одной, Эту
подструктуру создаёт «способность мысленного диалога с самим собой» [10],
или тот аутодиалог, в структуру которого входят «
онмзлЯмзд рдаю йЯй ртащдй
сЯ лычкдмзю
−выделено мной, – А,Б,−, дифференциация «своих» и «чужих»
мыслей, осознание ещё не решенной проблемы как именно своей, осознание
своего отношения к проблеме …, мотивов своей мыслительной работы» [11],
аким образом, органической чертой этой ментальной конструкции являет
ся рефлексия, то есть наличие знания интерпретатора о своих способностях
классифицировать поступающую к нему извне (в нашем случае – через чтение
текста) информацию, распределять её в соответствии с рубриками собственно
го опыта, На уровне этой ментальной конструкции происходит максимальное
отчуждение от конкретных признаков текстового денотата и одновременное
осознание его во всей целостности, поскольку сущностным атрибутом данной
конструкции является мыслительная операция по нахождению такого при
знака текстового денотата, который бы обнимал наиболее важные его стороны,
схватывал бы само существо текстового денотата,
аковы, например, признак
«юмористическое», который зиждется на смягченном отношении «к недостат
кам жизненных явлений, поведению людей» [12], или же признак «сатиричес
кое», возникающий вследствие осуждения, отрицательной оценки «социально
Можно предположить, что в рамках описываемой ментальной конструк
ции формирование смысла происходит в разных аксиологических плоскостях:
вместе с оценкой текстовой ситуации реципиент оценивает и собственные ин
терпретационные способности, Считая своё толкование денотатов различной
сложности (ситуаций), содержащихся в тексте, адекватным, индивид одно
временно воспринимает себя как успешного интерпретатора, с чем, вероятно,
связывается гедонистический момент интерпретативного процесса (вспомним
в связи с этим мнение В,З, Санникова о том, что различные разновидности
языковой шутки внушают чувство превосходства или «довольство по поводу
исправности <…> интеллекта» [14]), Успешность мыслительной операции по
нахождению «универсального» признака текстового денотата свидетельствует
о самодостаточности опыта реципиента: обретаемый смысл являет собой плод
парадигматического сопряжения в сознании сходных ситуаций, усвоенных
индивидом, ставших частью его опыта, Рефлексивная ментальная подструк
тура возникает на основе синтеза сходных ситуаций, последние как бы слива
ются воедино, накладываются друг на друга, одновременно отражаясь в созна
нии через присущие им всем признаки, признаки-интеграторы, Описываемая
когнитивная процедура есть инструмент, расширяющий внутренний горизонт
интерпретатора и позволяющий при этом уйти от излишней предметности или,
точнее, перевести её на второй план, одновременно выделяя, акцентируя лич
ностные установки, Вместе с тем, помыслить автономное существование этой
конструкции, её существование в полном отрыве от фактов фикционального
Выявить рефлексивную ментальную подструктуру помогают п,п, 10 и 11
анкеты:
«ЙЯй Бы нхдмзбЯдсд рсдодмы ркнемнрсз опнзжбдгдмзю «Внпд нс тлЯ»
гкю онмзлЯмзю брдф двн рлыркнб? БЯпзЯмсы нсбдснб: 1 – нцдмы опнрсни; 2 –
опнрсни; 3 – б лдпт ркнемыи; 4 – ркнемыи; 5 – нцдмы ркнемыи» з «ЙЯй Бы
рцзсЯдсд, онмюкз кз Бы рлырк ьсни оыдры? Нхдмзсд рбнд онмзлЯмзд оыдры
б аЯккЯф, 1 – рннсбдсрсбтдс лзмзлЯкымнлт онмзлЯмзэ сдйрсЯ, 5 – лЯйрз
Любопытно то, что в целом самооценка интерпретативных способностей
испытуемых далека от максимально высокой: средний балл, полученный в ре
зультате анализа всех ответов в пункте 11 – 3, 47, При этом 24,8 % из числа
всех ии,, ответивших на этот вопрос анкеты, претендуют на абсолютное пони
мание смысла пьесы, О низком уровне понимания текста (1 и 2 балла по пя
тибалльной шкале) заявили 16,12 % ии, (1 балл – 4,96 %, 2 балла – 11,16 %),
Однако о «максимальном» понимании текста пьесы (5 баллов) ии, говорили в
Большинство ии, считают текст пьесы в меру сложным для понимания
всех его смыслов (67,2 %), Никто не высказал мысль о том, что произведение
А,С, Грибоедова является очень простым для понимания, при этом 11,9 % ии,
полагают, что пьеса проста для понимания, 21 % ии, – сложна и лишь 3,3 %
Выяснилось, что ии, экономят свои интерпретативные усилия, либо вооб
ще отказываясь от интерпретации произведения (в ряде случаев отказ обыяс
няется тем, что из-за давности рецепции произведения лакунарная менталь
ная подструктура вытесняет все остальные компоненты текстовой проекции:
Рсыгмн, цсн мд онлмэ рнгдпеЯмзд сдйрсЯ, − Р внгЯлз брё жЯаысн, кзчы он
бдпфмнрсмыд бнронлзмЯмзю,
), а также связанного с ним вертикального кон
текста (о последнем понятии см, [15; 16; 17; 18; 19; 20; 21]), либо ограничива
ясь краткими ответами, преимущественно оценочного типа (
бонкмд гЯед зм
сдпдрмн, фнпнчдд опнзжбгдмзд − мд ктцчдд опнзжбдгдмзд, цсн ю цзсЯкЯ
), или
же пользуясь работой, проделанной предшествующими поколениями толко
вателей текста, Говоря о последней тенденции, мы имеем в виду традицион
ную (конвенциональную) интерпретацию, которая «просвечивает» в ответах
ЧЯхйзи – цдкнбдй мнбнвн бпдлдмз, бырстоЯэшзи опнсзб рсЯпыф трсндб
з опдгпЯрртгйнб <…>,
Случаи нетривиального истолкования «смыслокомплек
Итак, прецедентность текста может обуславливаться не только тем, что
в сознании читателя отражается фактологическая (денотативная) база словес
но-художественного произведения, но и тем, что реципиенты усваивают кон
венциональную интерпретативную схему, Важным является и то, что степень
прецедентности словесно-художественного произведения варьирует при рас
1, Боронин А,А,
рансгрессивная ментальная подструктура как часть
проекции художественного текста (к анализу персонажных субтекстов) −−
2, Стернин И,А, Когнитивная интерпретация в лингвокогнитивных ис
следованиях −− Вопросы когнитивной лингвистики − Ин-т языкознания РАН,
3, Борботько В,Г, Принципы формирования дискурса: от психолингвис
4, Грибоедов А,С, Горе от ума: Комедия − Вступ, ст, и коммент, Н, Мар
6, Маслова В,А, Когнитивная лингвистика: Учебное пособие, – Минск,
7, Павлов Д,Н, О некоторых проблемах определения термина «когни
тивная стратегия» −− Вопросы когнитивной лингвистики − Ин-т языкознания
8, Гришаева Л,И, Индивидуальное использование языка и когнитивно-
дискурсивный инвариант «Языковая Личность» −− Вопросы когнитивной лин
гвистики − Ин-т языкознания РАН,
ГУ им, Г,Р, Державина, – 2006, – № 1, –
9, Журавлёв И,В,, Никитина Е,С,, Сорокин Я,А,, Реут Д,В,,
А,Щ, Психосемиотика телесности − Под общ, ред, И,В, Журавлёва и Е,С, Ни
10, Пищальникова В,А, Общее языкознание: Учеб, пособие −Ред, Базина
12, Бурсикова Н,А, Филологическое чтение английской художественной
литературы в терминах тембральных оппозиций: Автореферат дис, … канд,
ремасова Г,Г, Языковые средства выражения сатирического смысла
(английская и американская художественная литература и публицистика �
14, Санников В,З, Об истории и современном состоянии русской языко
15, Задорнова В,Я, Филологические основы перевода поэтического про
16, Полубиченко Л,В, К обоснованию и развитию понятия «вертикаль
ный филологический контекст» (на материале английской поэзии): Авторефе
17, Черезова
,Л, О сопоставительном изучении вертикального контекс
та художественного произведения (на материале творчества Энтони
18, Храмченков А,Г, Роль эпиграфа в семиотической организации анг
лоязычного художественного прозаического текста: Автореферат дис, … канд,
19, Андросенко В,П, Читата как элемент сообщения и как фактор эстети
ческого воздействия: Автореферат дис, ,,, канд, филол, наук, – М,, 1988, – С,
20, Сомова Е,В, Лингвопоэтические средства выражения авторского от
ношения к персонажу: Автореферат дис, … канд, филол, наук, – М,, 1989, – С,
21, Вербицкая М,В, Филологические основы литературной пародии и па
родирования (на материале современного английского языка): Автореферат
А,Г, Гладышев
ЕЛАХГЛЖГ ВЖЛАКЖХЛМПРЖ
А ПЖПРГКГ ПНМПМАМА БЙАБМЙЬЛМБМ ВГЗПРАЖЭ
Категория – научное понятие, выражающее наиболее общие свойства и
связи явлений действительности, Явление динамичности, наиболее ярко про
являющееся в разговорной речи, находит свое отражение и в собственно язы
ковой системе, Динамичный – это богатый движением, действием, При этом
движение и действие могут иметь различную интенсивность, то есть напря
женность и усиленность, Поэтому динамичность можно связать с лексико-
грамматическими разрядами глаголов, называемыми способами глагольного
Данные группировки глаголов различаются между собой характером
представления протекания действия, Семантика тесно связана с особеннос
тями словообразовательных формантов, участвующих в образовании той или
иной группы, если рассматривать формально выраженные способы глагольно
го действия, Способы глагольного действия тесно связаны с категорией вида,
Глаголы одних групп в большинстве своем являются глаголами только совер
шенного вида, других – только несовершенного вида, Однако такая оппозиция
не является абсолютной, так как многие глаголы различных способов глаголь
А,В, Бондарко отмечает, что «актуальное настоящее предполагает выра
жение конкретного действия, протекающего в момент речи, но совершенный
вид не может выразить самый процесс, динамику протекания действия…», а
«несовершенный вид может выражать развивающийся процесс…», [1] Но гла
голы совершенного вида определенных способов глагольного действия, напро
тив, имеют некоторую степень интенсивности, тесно связанную с динамикой,
Это может быть связано с тем, что образуются такие глаголы от глаголов несо
вершенного вида,
аковыми являются, например, глаголы интенсивно-резуль
тативного способа действия: «в большинстве случаев полноту и исчерпанность
результата, тщательность, иногда – в сочетании со значением интенсивности
и экспрессивности действия»,
ак как данные группировки глаголов харак
теризуются как семантико-словообразовательные, то эти значения придаются
определенными аффиксами, Например, глаголы с префиксом
имеют значе
ние «интенсивной завершенности», Они образуются от глаголов несовершен
ного вида:
цзрсзсы – быцзрсзсы, вкЯгзсы – бывкЯгзсы
акже может при
соединяться постфикс
, если производящий глагол непереходный:
роЯсы –
, От глаголов несовершенного вида образуются глаголы совершен
ного вида со значением «интенсивной погруженности в действие» при помощи
и постфикса
внбнпзсы – жЯвнбнпзсырю, вткюсы – жЯвткюсырю
со значением «предельной полноты, интенсивности действия» с префиксом
птазсы – зжптазсы, йпнчзсы – зрйпнчзсы
; со значением «тщательности и ин
Глаголы интенсивно-кратного способа действия являются глаголами не
совершенного вида, образованными от глаголов несовершенного вида,
глаголы означают усиленное производство действия, которое может повто
ряться, в протекании которого может происходить выделение компонентов,
Образуются они при помощи префиксов
бы-, нс-, мЯ-, жЯ-
и морфов
-бЯ-
Эти глаголы имеют разговорную окраску, что подтверждает наличие катего
рии динамичности в языке и речи, Например:
жбнмзсы – быжбЯмзбЯсы, окю
Итак, для определения степени динамичности важно не только значение
глаголов и словообразовательных формантов, но и значение вида, Вид имеет
семантическое содержание, «Совершенный вид выражает действие в его це
лостности, но не в процессе его протекания, тогда как несовершенный вид,
не обладая признаком целостности действия, может выражать действие как
процесс», [2] Семантика глаголов совершенного вида позволяет выделить в
действии фазы, так как в действии как целом они «слиты воедино», Действие,
выражаемое глаголами несовершенного вида, может быть рассмотрено в дина
мике, Поэтому рассмотренные выше два способа глагольного действия в соот
ветствии с семантикой глаголов можно отнести к группе с высокой степенью
интенсивности действия, Однако в этой группе в связи со значением вида необ
1) глаголы, в которых действие ограничено внутренним пределом, – ин
2) глаголы, в которых действие не ограничено внутренним пределом, –
Некоторое снижение динамики может быть связано с ослабленной ин
тенсивностью протекания действия, имеющего различные количественные
характеристики, то есть определенное значение имеет и временной аспект, В
уменьшительно-смягчительном способе действия представлены глаголы со
вершенного вида, образованные от глаголов несовершенного вида, Однако,
несмотря на формальное сходство в образовании с глаголами интенсивно-ре
зультативного способа действия, они отличаются и словообразовательными
формантами, и значением, В уменьшительно-смягчительном способе действия
выделяются две разновидности: уменьшительная и смягчительная, В обеих
разновидностях глаголы означают действие небольшой интенсивности: произ
веденное слегка, ослабленно, умеренно, В связи с этим можно выделить гла
голы данного способа действия в группу со средней степенью интенсивности,
Глаголы уменьшительной разновидности имеют разговорную окраску, что еще
раз подтверждает наличие связи между динамикой речи и динамикой в языке,
Образуются такие глаголы при помощи префиксов
опз-, бж-, р-
и суффикса
, Глаголы смягчительной разновидности образуются при помощи
он-, онг-, опз-, одпд-
одпдгнфмтсы, онрзгдсы, онвткюсы
акже в
этой группе присутствуют и глаголы с разговорной окраской:
Ослабление интенсивности протекания действия обнаруживается и в гла
голах прерывисто-смягчительного способа действия и длительно-смягчитель
ного способа действия, Данную группировку составляют глаголы несовершен
ного вида, образованные от глаголов несовершенного вида, Несмотря на то что
значение несовершенного вида не препятствует развитию интенсивности, ди
намичности, семантика таких глаголов тесно связана с характером протекания
действия во времени, Низкая степень интенсивности, характерная для глаго
лов прерывисто-смягчительного способа действия, обнаруживается в связи с
тем, что действие осуществляется «время от времени», то есть не постоянно, а
через некоторые временные промежутки:
онжбЯмзбЯсы, онйтпзбЯсы
, Глаголы
длительно-смягчительного способа действия также можно считать глаголами
с низкой степенью интенсивности, так как они «означают длительное и при
этом ослабленное действие», В отличие от прерывисто-смягчительного способа
действия, такие глаголы, кроме префикса
и суффикса
-збЯ-, -бЯ-, -Я-
, образу
ются и при помощи префиксов
опз-, онг-, одпд-, мЯ-
, Лексическое значение про
изводных глаголов позволяет говорить о временной длительности протекания
онгчтцзбЯсы, онгбнпнбыбЯсы
аким образом, действие, длитель
ное или недлительное, но повторяющееся, ослабленное в своем проявлении,
В языковой системе существуют и такие глаголы, которые называют не ос
новное действие, а параллельное, производимое в то же время, что и основное,
но не с той силой, динамикой, которая может быть предположена у первого,
Это глаголы сопроводительного способа действия, означающие, что «назван
ное действие, несколько ослабленное в своем протекании, сопровождает со
бою другое действие»:
опзокюрыбЯсы, онггЯйзбЯсы
, Данный способ действия
также можно отнести к глаголам с низкой степенью интенсивности действия,
Наличие совпадающих словообразовательных формантов в глаголах разных
способов действия как с высокой, так и с низкой степенью интенсивности про
текания действия подтверждает то, что разный уровень динамичности зависит
от конкретной семантики того или иного глагола, Обыединить их в определен
ные группы по типу глаголов движения или состояния представляется доволь
Итак, на примере некоторых формально выраженных способов глаголь
ного действия удалось выяснить, что интенсивность протекания действия мо
Существуют способы глагольного действия, которые не имеют формаль
ных средств своего выражения, В этом случае деление на группы происходит
только по семантическому признаку, В этой группе способов глагольного дейст-
вия по признаку динамичности и статичности в оппозицию можно выделить
Статальный

обыединяет глаголы состояния, обозначающие неподвижную
деятельность, не связанную с развитием, а значит, можно говорить об отсутст-
вии значения динамичности в семантике таких глаголов:
рзгдсы, рснюсы,
роЯсы, лнкцЯсы, вптрсзсы, анюсырю, аысы, мЯфнгзсырю, ртшдрсбнбЯсы,
глаголы не могут сочетаться со словами
аырспн, лдгкдммн, онрсдодммн,
но мо
гут быть заменены синонимическими словосочетаниями «быть в состоянии +
(быть в состоянии сна),
(быть в состоянии
грусти), Все эти глаголы несовершенного вида и непереходные, Все они одно
видовые, Образованные от них префиксальные глаголы имеют иное лексичес
кое значение и не образуют с ними видовых пар:
лнкцЯсы – жЯлнкцЯсы
чинательный способ действия),
лтцзсырю – нслтцзсырю
(финитивный способ
аким образом, префиксальные образования входят в какие-либо

обыединяет глаголы развития
которые обозначают дейст-
вие как развивающееся, связанное с количественными или качественными из
менениями в субыекте или обыекте:
адрдгнбЯсы, бндбЯсы, езсы, звпЯсы, одсы,
снпвнбЯсы, сптгзсырю, ронпзсы, окЯйЯсы,
а или иная степень значения ди
намичности в семантике таких глаголов, вероятно, может проявляться в син
тагматике, то есть зависит от значения окружающих слов:
рзкымн окЯйЯсы,
впнлйн одсы, мдфнсю ронпзсы
, Поэтому в эволютивном способе действия так
же возможно выделение определенных групп глаголов, связанных со степенью
интенсивности протекания действия,
аким образом, обнаруживается сходс
тво между некоторыми группировками глаголов формально выраженных и
Особое место занимает инхоативный способ глагольного действия, кото
рый обозначает
постепенный переход из одного состояния в другое или прояв
ление, обнаружение признака, В связи с этим наблюдается определенная ста
тичность процесса, но внутренняя постепенность развития позволяет выявить
интенсивность действия, Значит, динамика может наблюдаться и на фоне об
щего значения статичности, Инхоативный способ действия выражается бес
префиксными глаголами несовершенного вида с суффиксами -
мт-, -д-: йзрмтсы
(становиться кислым),
бюмтсы, рнфмтсы, лнймтсы; анкдсы, адгмдсы, акдгмдсы,
вктодсы, адкдсы, цдпмдсы,
Эти глаголы могут в ряде случаев образовывать ви
довые пары путем прибавления к ним десемантизированных префиксов:
мтсы – онвЯрмтсы, взамтсы – онвзамтсы, рнфмтсы – бырнфмтсы, йЯлдмдсы –
аким образом, значение статичности больше, чем значение динамичнос
ти, обнаруживается в группах беспрефиксных глаголов, а определенные слово
образовательные форманты в разной степени могут способствовать проявлению
Т,А, Гридина, В,В, Полухина
ЖБОМАМЗ ТОАЕГМЙМБЖХГПИЖЗ ВЖПИСОП
В настоящее время в связи с проблемой исследования творческой приро
В принимаемой нами концепции ЯИ предстает как форма лингвокреатив
ного мышления, проявляющего интенцию говорящих к намеренному нару
шению языкового канона; стратегия ЯИ связана с актуализацией ассоциатив
ного потенциала языковых единиц, задающего возможность многоплановой
интерпретации знака на основе ломки, переключения ассоциативных стерео
типов его употребления, восприятия и порождения [1], Современная языковая
ситуация характеризуется активным проникновением ЯИ во все социальные
страты, в том числе в молодежный жаргон, где она выступает как яркая чер
та субкультуры корпоративного общения, Молодежный жаргон как вариант
социального речевого взаимодействия по природе является «своего рода об
щественной забавой, языковой игрой, подчиненной принципам эмоциональ-
ной экспрессивности» [2], «Изобретение» новых единиц, эксплуатация выра
зительности нестандартной формы, сниженная экспрессия и эмоционально-
оценочная тональность речевого поведения в сфере молодежного жаргона со
пряжены с «переоценкой» культурных ценностей и «устойчивой тенденцией
к юмору, шутке, насмешке, иронии» [3], «ерничеству», Весьма показателен в
этом отношении фразеологический дискурс молодежного жаргона, который
содержит в себе проекции традиционной народной культуры и в то же время
отражает собственные мировоззренческие приоритеты и особенности языково
го сознания носителей современных социолектов, Игровое начало несут в себе
многочисленные фразеологические единицы (ФЕ) молодежного жаргона, на
снкыйн жЯ йзккдпнл онрыкЯсы
‘о медлительном, нерасторопном чело
веке’ [4] (ср,
снкыйн жЯ рлдпсыэ онрыкЯсы
рбни акдиждп акзед й сдкт
[5] (ср,
рбню птаЯчйЯ акзед й сдкт
кэазчы йЯсЯсырю – кэаз з аЯатчйз окЯсзсы
кэазчы йЯсЯсырю – кэаз з рЯмнцйз бнжзсы
езжмы опнезсы – мд гбЯ аЯи
сЯ одпдркЯсы
езжмы опнезсы – мд онкд одпдисз
атгдс з мЯ мЯчдл
рспзст рдкдапдичдм
[5] (ср,
атгдс з мЯ мЯчди ткзхд опЯжгмзй
рсЯпыи вкэй
ктцчд мнбыф гбтф
[5] (ср,
рсЯпыи гптв ктцчд мнбыф гбтф
),
ктцчд йнкылзсы
мЯ ВнмгтпЯрд, цдл внмгтпЯрзсы мЯ Йнкылд
[5] (ср,
‘отбывать ссыл
ку на Колыме’);
ВдпЯйк ртчдмыи
‘о человеке, необоснованно считающем себя
физически сильным’ [5];
опзйзмтсырю бдшлдчйнл
‘прикинуться простаком,
сделать вид, что ничего не понимаешь’;
‘зазеваться, сто
Как видно даже из этих примеров, игровой дискурс молодежного жар
гона активно эксплуатирует семантический потенциал единиц национального
фразеологического фонда, Жаргонные «эквиваленты» узуальных фразем об
) и синонимического (в том числе ситуативного) отождест
вления части словных компонентов фраземы-прототипа и ее игровой транс
формы (



мЯ ткзхд,
йнкылзсы – внмгтпЯрзсы
), Различные приемы ЯИ «нарушают» устойчивость
формы и целостность значения узуальных ФЕ, а также служат целям модели
рования окказиональных фразеологических структур по принципу имитации
(«подражания» существующим образцам), См,:
ВдпЯйк ртчдмыи
(игра с преце
дентным именем, актуализация символического смысла которого в сочетании
с оксюморонным определением создает фразему, структурно и ассоциативно
коррелирующую с фраземой
бнакЯ ртчдмЯю
); фраземы
опзйзмтсырю бдшлдч
и
пЯрйпысы ЯлпЯжтпт
основаны на метафорическом соединении известных
смыслов (‘прикинуться простаком ’, ‘широко раскрыть рот ’) с новой формой
Челью статьи является рассмотрение ассоциативной природы игровых
фразеологизмов молодежного жаргона с учетом механизмов их образования
и функций в данной сфере речевого общения, Материалом для анализа по-
служили ФЕ, извлеченные методом сплошной выборки из Большого словаря
русского жаргона [5], Большого словаря русской разговорной экспрессивной
речи [6],
олкового словаря молодежного сленга [4], Словаря современного мо
лодежного жаргона [7], Контекстуальные словарные иллюстрации дополнены
с помощью поисковой системы �
�d��
ипривлеченияматериаловНациональ-
���d��ипривлеченияматериаловНациональ-
и привлечения материалов Националь
ного корпуса русского языка [8], в которых получило отражение контекстуаль-
ное использование ФЕ молодежного жаргона, зафиксированных в перечислен
Словарная фиксация ФЕ молодежного жаргона показывает, что они не
однородны по своей «игровой природе» и функциям, С учетом этих различий
Тип А,
Фразеологические трансформы
, связанные с намеренным видоиз
менением формальной структуры и−или реинтерпретацией значения ФЕ и так
называемых b
��d
c��
(крылатыхвыражений,афоризмов)иединицпослович-
��
c��
(крылатыхвыражений,афоризмов)иединицпослович-
d
c��
(крылатыхвыражений,афоризмов)иединицпослович-
c��(крылатыхвыражений,афоризмов)иединицпослович-
(крылатых выражений, афоризмов) и единиц послович
ного и цитатного фонда, Например,
впыжсы йнцдпыейт мЯтйз
(вместо
впыжсы
впЯмзс мЯтйз
);
внпд нс тлЯ
‘арм, Наряд вне очереди’ (ср, прецедентный смысл
этой единицы, связанный с содержанием названия комедии А,С, Грибоедова:
‘о непонимании посредственными людьми умной и самостоятельно мыслящей
Тип В,
Фразеологические неологизмы,
возникающие на синхронном сре
зе функционирования языка и представляющие собой единицы молодежно
го жаргона, не имеющие аналогов в узусе, в отличие от формальных и−или
семантических трансформ уже существующих ФЕ, Аналогами для создания
фразеологических неологизмов выступают существующие модели фразеооб
разования и конкретные фразеологические образцы, различающиеся разной
степенью семантической спаянности (фразеологические сочетания, единства,
сращения), Свободные словосочетания (или более крупные речевые единицы),
переосмысленные («построенные») в соответствии с определенным принципом
ЯИ, приобретают при этом качества неразложимости, воспроизводимости,
экспрессивности, Например:
рдицЯр, снкыйн бЯкдмйз жЯчмтптэ
‘реплика, вы
ражающая нежелание что-либо делать’ [4]), По степени семантической слит
ности игровые фраземы-неологизмы приближены к фразеологическим единст-
вам (
йбЯгпЯс б йбЯгпЯсд
‘о крайне тупом, безнадежно глупом человеке’ [6]) и
сочетаниям (
тоЯрсы р гдпдбЯ
‘повести себя странно, неумно, неуместно, всех
удивить; сойти с ума’ [4]; в последнем случае, в отличие от единств, возмож
на синонимическая замена одного компонента другим:
тоЯрсы, птфмтсы, рбЯ
Формально-содержательная специфика фразеологизмов молодежного
жаргона должна быть рассмотрена в свете лингвокреативных механизмов ЯИ,
то есть с учетом того, как моделируется ассоциативный контекст фразеоло
гической трансформы или фразеологического неологизма, выражающего но
Соответственно алгоритм интерпретации игровой природы ФЕ молодеж
ного жаргона должен отражать константные и переменные параметры, моде
1) определение значения ФЕ (в данном случае с привлечением словарных
дефиниций, а при фиксации в живой речи – с привлечением ситуаций и кон
2) выявление прототипа (конкретного фразеологического образца для
типа А
– фразеологических трансформ, или свободного словосочетания, кото
3) описание приема и конструктивного принципа ЯИ
, используемого
4) выявление функции ФЕ с учетом ее тематической ориентации и кон
текстов употребления, зафиксированных в словарных статьях или в живой
речи носителей молодежного жаргона, В частности, в молодежном жаргоне от
мечаются такие функции ФЕ, как номинативная (отторжение языкового стан
дарта, обновление номинации), коннотативная (как средство экспрессивного
воздействия на адресата речи), эмотивная (как средство аффектации речи,
Представим анализ ФЕ типа А и типа В по заданному алгоритму, акценти
руя внимание на характере игровой ассоциативной обработки взятых за осно
Тип А
Плакать в бронежилетку
‘жаловаться кому-либо на что-либо’ [4],
Узуальным прототипом для данной игровой трансформы является устойчивое
окЯйЯсы б езкдсйт
‘жаловаться на свою судьбу, ища в ком-либо
сочувствия, утешения’ [6],
рансформация осуществляется за счет контами
нации (омофонического наложения) узуальных ассоциатов
(в соста
ве исходной единицы) и
, Конструктивными принципами фразео
логической игры
являются «ассоциативная интеграция»
и «ассоциативная
, Введение нового компонента (контаминанта) в состав исходной
ФЕ придает ей неожиданный ракурс восприятия (смысл исходной ФЕ ‘жало
ваться в надежде на сочувствие’ в игровой трансформе уступает место смыслу
‘плакать, жаловаться впустую’), ФЕ
окЯйЯсы б апнмдезкдсйт
выполняет но
минативную (называет ситуацию проявления эмоций, не имеющую «шансов
на успех»), экспрессивную (усиливает ироническое отношение к описываемой
ситуации) и эмотивную (рассчитанную на комическое воздействие) функции:
Рдвнгмю, кэгз, мд пЯжазпЯэшздрю б онкзсзйд, мз мЯ йнмцзй лзжзмхЯ, гптемн
Конструктивные принципы ЯИ – принципы моделирования ассоциативного игрового кон
Ассоциативная интеграция
«совмещение планов восприятия формы и содержания ассо
Ассоциативная провокация
намеренное столкновение прогнозируемой и актуальной
рнапЯкзры б рйбдпд мЯ Отчйзмрйни
н рбнди мзцснемни мзйцдл
мни онкзсзцдрйни ртгыад
в бронежилетки
лдрсмыл лдмсЯл
[8], Обновление
ФЕ связано с ее частичным формальным преобразованием, Фразеологическая
трансформа содержит образную конкретику, связанную с семой «непробива
Крокодил Гена
‘Геннадий Зюганов – лидер КПРФ’ [7], Прототипом ФЕ
является устойчивое прецедентное словосочетание
йпнйнгзк ВдмЯ
‘персонаж
мультфильма «Крокодил Гена»’ (1969) [5], В данном случае происходит рефе
рентная переориентация (переосмысление номинативной функции) прецедент
ного имени, Его новый игровой контекст моделируется конструктивными при
нципами «ассоциативной идентификации»
и «ассоциативного наложения»
Восприятие одного прецедентного имени (
– крокодил) на фоне другого
ВдммЯгзи ЖэвЯмнб –
лидер КПРФ) придает данной единице статус ярлыка,
прозвища с соответствующим коннотативным шлейфом, Идентификация этих
ономастических клише, обладающих оценочной коннотацией, актуализирует
одновременно симпатичный образ персонажа мультфильма и образ политичес
кого лидера, не поступающегося собственными принципами (ср,
оЯкыхы б пнс мд йкЯгз, онйЯжыбЯсы жтаы
как фоновые ассоциаты к
и т,п,), В молодежном жаргоне исходное словосочетание устойчиво использу
ется в оценочной функции, получая шутливо-иронический смысл:
МЯ одпбыи
бжвкюг, гЯед р снцйз жпдмзю рЯлыф тодпсыф лЯпйрзрснб, онжзхзз “
Буха сапиенс
‘любитель выпить’ [4], Прототипом для данной фразеоло
гической трансформы явилось латинское выражение
�������
‘человек
разумный’, Замена компонента
на
(в жаргонном варианте грам
матически адаптированного в
и воспринимаемого как существительное)
ассоциативно отсылает к глаголу
‘пить алкогольные напитки’ [4], что
моделирует новый оценочный контекст восприятия игровой трансформы, ФЕ
получает новую номинативную функцию (называет сильно пьющего человека)
и выступает ироническим, стилистически сниженным антонимом собствен
ного фразеологического прототипа:
З бычдк ю зж одокЯ атсыкнй, з бдшЯк ю
н снл, цсн б озбд – рзкЯ, б бзмд – лтгпнрсы, б бнгд – лзйпнаы, З напЯшЯкзры
кэгз б
гомо бухиенсов
(цдкнбдй оыэшзи) з
бухо сапиенсов
[10
] (заметим, что
в контексте используется вариант, приближенный к латинскому прототипу:
как «имитация»
Расширение сферы действия данной игровой мо
дели (ср, не зафиксированный в названных выше словарных источниках
c
видетельствуетоеепродуктивностииэкспрессивнойрелевантнос-
cвидетельствуетоеепродуктивностииэкспрессивнойрелевантнос-
видетельствует о ее продуктивности и экспрессивной релевантнос
ти для номинации человека пьющего в пр
oтивовесчеловекуразумному(хотя
тивовесчеловекуразумному(хотя
тивовес человеку разумному (хотя
в молодежном жаргоне соответствующие фраземы не получают резко отрица
тельной оценки), Конструктивным принципом ЯИ выступает намеренно под
черкнутый контраст латинского выражения и его «профанного» жаргонного
коррелята, Приемом фразеологической игры выступает контаминация разно
Ассоциативная идентификация «моделирует такой контекст восприятия ассоциантов, в
котором между ними устанавливаются отношения парадоксальной взаимозамены или отно
шения окказиональной взаимопереходности (формального отождествления и−или семанти
Ассоциативное наложение – «одновременная актуализация
сближение, сопоставление,
планов восприятия и возможной интерпретации лексем; параллелизм
Тип В
Греметь арматурой
‘об очень худом человеке’ [4], Данная едини
ца является фразеологическим неологизмом молодежного жаргона и образует
ся на базе метафоризации свободного словосочетания (
– ‘стальной
каркас железобетонных сооружений’ [6]), При метафорическом переосмысле
нии актуализируется сема ‘
’ как компонент значения слова
Ср,
впдлдсы ЯплЯстпни
и прототипическое синонимичное выражение
лдсы йнрсюлз,
В плане развития метафорического смысла компонента
аналогом может выступать

использование слова
по отношению
к человеку – на основе переноса по сходству внешнего вида (
– ‘1, Со
вокупность костей, составляющих твердую основу, остов тела человека и жи
вотных, 2, перен, Остов, каркас’ [6]), В основе фразеологической игры лежит
принцип «ассоциативного наложения», ФЕ называет физическое состояние
человека и при этом служит средством сниженно-иронической оценки:
мдгдкз мЯ гздсд, Я сдодпы
гремит арматурой
[4], Приведенная единица за
нимает промежуточное положение между трансформой узуальной ФЕ (если
принять за основу жаргонного варианта реальную фразему
впдлдсы йнрсюлз
и образованием фразеологического неологизма (если рассматривать
лишь как фоновый, структурный аналог, тиражируемую семанти
Крепыш бухенвальдский
‘слабый худой человек’ [7], Экспрессия фразео
логизма в данном случае определяется природой лежащего в его основе слово
сочетания, построенного на приеме оксюморона, Конструктивным принципом
ЯИ выступает «ассоциативная провокация» [1] (нарушение семантического
прогноза, эффект обманутого ожидания), Значение слова
‘тот, кто
имеет крепкое телосложение’ вступает в противоречие с определением
, за которым скрывается прецедентная ситуация, связанная с пред
ставлением об узниках Бухенвальда (их крайнем истощении), «Ерническая»,
по сути, установка ЯИ в известной степени нейтрализуется сниженной шутли
во-иронической тональностью использования данного фразеологизма в сфере
молодежного жаргона:
Й опдгыгтшдлт – Я цсн едмзф-сн сЯйни
крепыш бу
Пойти в читалку
‘выпить спиртного’ [4], В основе ФЕ – свободное слово
сочетание, используемое в функции шутливого эвфемизма, Конструктивным
принципом ЯИ является ассоциативная идентификация (замена ассоциатив
ными эквивалентами выражений, с помощью которых обозначаются темы и
сферы, о которых неудобно или запрещено говорить открыто), В данном случае
ассоциативный контекст восприятия игровой ФЕ, возможно, содержит ту же
ироническую коннотацию, что и прилагательное
, употребляемое
в разговорной речи по отношению к изрядно выпившему (нетрезвому) чело
Лни-сн рдвнгмю ноюсы мЯцзсЯммыи-мЯцзсЯммыи р пЯансы бдпмдсрю: т
Кровельные работы
‘1, Психиатрия, психиатрическое лечение [4], Дан
ная единица игрового фразеологического дискурса молодежного жаргона воз
никла в результате метафоризации свободного словосочетания (ср,

‘крыша, настил на стропилах’ [6] и
жарг, ‘голова, разум’ [4]), Метафо
рическое развитие смысла выражения
аналогично направ
лению переноса
‘верхняя часть дома’ –
‘то,
чем покрывают крышу’ –
голова’; отсюда
йпнбдкымыд пЯансы
– эвфе
мистическая и−или экспрессивная замена названия науки и процесса лечения
психических отклонений, Ср, разг, выражения
йпычт рмдркн, йпычЯ ондфЯ
кЯ, йпычЯ б отсз,
Йпнбдкымыд пЯансы –
пЯансы он тйпдокдмзэ
ассоциативно – процесс лечения заболеваний, связанных с работой го
ловного мозга, Семантика игрового фразеологизма смоделирована по принци
пу «ассоциативной выводимости» [1], исходное словосочетание в результате
фразеологизации получает специфическую (новую) номинативную функцию
и экспрессивные коннотации, связанные с отрицательной оценкой психичес
ких отклонений, Ср,:
Йнкнанй онркд
кровельных работ
рсЯк сзфзл; Одмёй
Проведенный анализ фразеологизмов молодежного жаргона не претенду
ет на исчерпывающее описание, однако позволяет судить об игровой лингво-
креативной природе данных единиц, ЯИ направлена на обновление фразеоло
гических стереотипов, в первую очередь, образности ФЕ, имеющей часто «стер
тый» характер, Игровые ФЕ маркируют оценочное отношение к обозначаемым
предметам, явлениям, ситуациям, действиям в соответствии с особенностями
субкультуры и языкового сознания носителей молодежного жаргона, эксплу
атируя ассоциативный потенциал узуальных фразем национального языка и
Основными функциями игровых фразем, помимо выполнения номина
тивного запроса, актуального для носителей молодежного жаргона, являют
ся иронизация, эвфемизация и экспрессивизация речевого общения в дан
1, Гридина
,А, Языковая игра: стереотип и творчество, – Екатеринбург,
2, Жирмунский В,М, Национальный язык и социальные диалекты, – М,,
3, Химик В,В, Поэтика низкого, или Просторечие как культурный фено
5, Мокиенко В,М,, Никитина
,Г, Большой словарь русского жаргона, –
6, Химик В,В, Большой словарь русской разговорной экспрессивной речи, –
9, Крысин Л,П, Русское слово, свое и чужое: исследование по современно
r,l�v
om−138686
r,l�v
om−138686
r,l�v
om−138686
r,l�v
om−138686
r,l�v
om−138686
,l�v
om−138686
om−138686
om−138686
om−138686
m−138686
ЙЖФМ А ОАЕЙЖХЛЩУ ХАПРЭУ ОГХЖ
По соотношению с частями речи грамматические категории можно разде
1, Грамматические категории, которые обслуживают глаголы: вид, залог,
2, Грамматические категории, которые обслуживают именные части речи:
3, Грамматические категории, которые обслуживают имена и глаголы,
причем, охватывая полностью одни части речи, эти категории могут быть
свойственны только некоторым формам других частей речи, Например, ка
тегория рода, являясь принадлежностью всех имен в русском языке, в то же
время свойственна отдельным глагольным формам (формам прошедшего вре
мени, сослагательного наклонения, причастиям), категория лица, являясь
Различная соотнесенность грамматических категорий с частями речи
обусловлена разной природой отдельных частей речи, а также различием в
грамматическом содержании и функции грамматических категорий, в кото
Рассматривая категории, в которых выражаются разные части речи, мы
замечаем, что категория лица (персональность) обнаруживается не только в
глаголе, категорию лица содержат местоимения, имена существительные и
имена числительные (частично), В каждой из названных частей речи катего
рия лица представляет собой самостоятельное явление языка, имеет свою осо
бую систему грамматических значений и формальных показателей, свое на
значение в языке, Различия, имеющиеся между категориями лица в разных
частях речи, нисколько не отрицают наличия между ними определенной бли
Степень и характер связи категории лица глагола с категориями лица в
других частях речи не одинаковы, Например, связь категории лица в глаголе
с категорией лица в местоимении является исключительно тесной и граммати
чески обусловленной, а связь с категориями лица в существительных и числи
,Категориялицав
, Категория лица в
и категория лица в
имеют ряд
общих признаков и свойств, сближающих данные категории и определяющих
1, Грамматическое содержание категории лица в местоимении соотноси
тельно грамматическому содержанию лица в глаголе: оно также выражено
противопоставлением грамматического значения 1 лица (говорящего) 2 лицу
(собеседнику), грамматического значения 3 лица (тот, о ком говорят) грамма
тическим значением 1 и 2 лица:
ю – сы; нм (нмЯ, нмн) – ю, сы
; ср,:
мдрт – мд
2, Как и в глаголе, категория лица в местоимении является трехчленной:
она содержит три грамматических лица в единственном и во множественном
пдет, пдедчы, пдедс; пдедл, пдедсд, пдетс;
ю, сы, нм (нмЯ, нмн),
3, Как и личные формы глагола, личные местоимения способны выпол
нять ту же грамматическую функцию – обозначать отношение действия, выра
женного глаголом, к определенному лицу, Например, действие, выраженное
глаголом в форме прошедшего времени, соотносится с определенным лицом с
помощью личных местоимений:
цзсЯэ, цзсЯдчы, цзсЯдс, цзсЯдл, цзсЯдсд,
ю цзсЯк, сы цзсЯк, нм цзсЯк, лы цзсЯкз, бы цзсЯкз, нмз цз
4, Как и категория лица глагола, категория лица в местоимении может
служить способом выявления сказуемости, Например, личные местоимения в
сочетании с формами глаголов прошедшего времени служат средством созда
ния предикативных отношений между обозначаемым ими грамматическим
субыектом и обозначаемым этими глаголами действием:
ю бзгдк, сы бзгдк, нм
5, Близость грамматического значения форм лица местоимений с фор
мами лица глаголов выражается в тесной связи парадигм спряжения личных
глаголов с формами личных местоимений, ибо если мы хотим употребить лич
ное местоимение в сочетании с личной формой глагола, то должны его брать в
соответствующей глаголу форме:
ю кдцт, сы кдсзчы, нм кдсзс; лы кдсзл, бы
Приведенный ряд признаков, сближающий категорию лица местоимений
с категорией лица в глаголе, еще не дает нам основания считать эти грамма
тические явления одной грамматической категорией, так как они содержат
1, В отличие от глагола, который содержит не только категорию лица
(персональность), но и категорию личности-безличности, местоимение имеет
2, Если в глаголе формы лица указывают на отношение действия к какому-
либо лицу, то в местоимениях формы лица (личные местоимения) непосредст-
венно указывают на само лицо, Это различие в содержании категории лица на
уровне слова в глаголе и в местоимении также дает основание считать кате
горию лица в глаголе более абстрактной, чем категорию лица в местоимении,
аким образом,–отмечает Н,С, Поспелов,–в глагольных формах категория
лица находит более абстрагированное выражение, чем в личных и предметно-
личных местоимениях, И именно поэтому категория лица в глаголе выступает
3, В отличие от категории лица в глаголе, которая указывает на отноше
ние только действия к субыекту, являющемуся лицом-деятелем, категория
лица в местоимении (притяжательные местоимения) может указывать на при
надлежность или отношение к лицу (деятелю) не только действия, но и пред
метов, явлений действительности, выражаемых в языке существительными,
лни гнл, сбни гнл, двн гнл; лню пЯансЯ, сбню пЯансЯ, двн пЯансЯ, зф
и др, С этой точки зрения категория лица в местоимении абстрактнее
4, Категория лица в местоимении использует для своего выражения со
вершенно иную систему формальных показателей, чем глагол, Если в глаголе
категория лица выражается системой личных окончаний в сочетании с произ
водной или непроизводной основой, то категория лица в местоимении выра
жается особым разрядом лексико-грамматических средств – личными и при
тяжательными местоимениями, которые систему грамматических лиц пред
ставляют различием в своем морфематическом составе (
ю, сы, нм, лни, сбни,
Местоимения, служа грамматическими показателями лиц и тем самым
выражая высокую степень грамматичности, в то же время не теряют своих лек
сико-грамматических свойств как определенная часть речи, то есть категория
лица глагола выражается формами, категория лица в местоимении – лексема
,Кроменекоторойреально-лексическойсоотнесенности,ничегообщего
, Кроме некоторой реально-лексической соотнесенности, ничего общего
с грамматической точки зрения не имеет с категорией лица
и катего
Предметное значение имени существительного в современном русском
языке выражается в грамматических категориях рода, числа, падежа, а также
в лексико-грамматических категориях собственности-нарицательности, оду
шевленности-неодушевленности, личности-неличности, Поэтому категория
лица в именах существительных представляет совокупность лексико-грамма
тических признаков, обозначающих человека (лицо), в отличие от других су
ществительных, а также предметов и явлений действительности, являющихся
На основе такой соотнесенности с лицом и нелицом все имена существи
тельные в современном русском языке как нарицательные, так и собственные
делятся на две группы: существительные, обозначающие лицо (личные), и су
К существительным первой группы относятся названия людей мужского
и женского рода:
тцзсдкы-тцзсдкымзхЯ, рстгдмс-рстгдмсйЯ, етпмЯкзрс-
К существительным второй группы относятся названия всех других жи
вых существ, а также названия предметов и явлений обыективной действи
йнпнбЯ, кнчЯгы, йнжЯ, йтпзхЯ, втры, рзмзхЯ, нйтмы, лтфЯ; гнл, гдпдбн,
Лексическое содержание категории лица в личных именах существи
тельных выражается в том, что такие существительные обозначают активного
субыекта-деятеля, способного сознательно воздействовать на окружающую его
природу, то есть они обозначают человека, Именно поэтому следует полагать,
что категория лица в именах существительных представляет собой языковое
явление, крепко связанное со своей лексикологической базой, Граница, про
водимая между лицом и нелицом существительных, соответствует границе,
проводимой между человеком и всеми остальными живыми существами, а
также явлениями и предметами действительности, Все это дает основание ут
верждать, что категория лица в именах существительных есть результат про
стого обобщения лексического материала в языке, то есть представляет собой
Несмотря на тесную связь со своей лексикологической базой [3], кате
гория лица в именах существительных обнаруживает некоторую грамматич
ность, так как содержит абстракцию, в основе которой лежит противоположе
ние двух взаимоисключающих друг друга значений (лица и нелица), находя
щих свое выражение в особенностях склонения личных существительных, в
Современный русский язык располагает богатым набором грамматичес
ких и лексико-грамматических средств выражения категории лица в именах
существительных, Если в определенный период развития древнерусского язы
ка основным грамматическим средством выражения категории лица в именах
существительных была форма винительного падежа, равного форме родитель
ного падежа, то по мере развития категории одушевленности, «поглотившей»
в конечном итоге категорию лица, этот признак (родительный = винительный)
стал основным формальным показателем категории одушевленности вообще,
признаком, общим для категории лица и категории одушевленности, а потому
В связи с этим форма родительного-винительного существительных в сов
ременном русском языке является обязательным, но имплицитным грамма
тическим признаком категории лица, так как наличие его у существительных
является показателем категории одушевленности, но не показателем прина
длежности этого существительного только к личным именам: такое существи
В современном русском языке основными показателями категории лица
в именах существительных, отличающими ее от категории одушевленности-
неодушевленности и отграничивающими личные существительные от нелич
ных, являются следующие грамматические и лексико-грамматические при
1) форма именительного падежа единственного числа существительных
2) уменьшительно-ласкательные и презрительно-уничижительные собс
3) форма именительного падежа множественного числа на -
существи
тельных мужского рода с суффиксом -
в единственном числе:
4) формы множественного числа именительного падежа на -
, -
, об
разуемые от существительных мужского рода, обозначающие, как правило,
лиц по родству и свойству:
гптжыю, жюсыю, ймюжыю, йтлнбыю, рбЯсыю, рымнбыю
и
5) архаическая форма именительного падежа множественного числа на -
6) субстантивированные формы имен прилагательных мужского рода,
обозначающие лиц мужского пола:
вктфнмдлни, пЯанцзи, бндммыи
и др, Редкое
исключение представляют здесь субстантивированные формы прилагательных
мужского рода, обозначающие не лиц, а устарелые названия монет:
7) для обозначения лиц мужского и женского пола используются в совре
менном русском языке различные словообразовательные формы, то есть лек
сико-грамматические средства, Суффиксы лица чрезвычайно разнообразны,
многочисленны и в подавляющем большинстве продуктивны:
тцдмзй (тцдмз
8) уменьшительно-ласкательные и презрительно-уничижительные собст-
венные имена женщин на -
(-
в именительном падеже единственного числа
9) субстантивированные формы имен прилагательных женского рода
единственного числа именительного падежа (редкие случаи):
гдетпмЯю, внп
10) существительные «общего рода», которые, не меняя своей формы,
служат обозначением лиц мужского и женского пола:
кЯйнлйЯ, рзпнсЯ, мдпю
Двойственный характер категории лица в существительных (лексичес
кий и грамматический) выражается и в ее функции в языке: с одной стороны,
она является словообразовательной (в большей степени лексической), так как
служит средством образования слов со значением лица путем присоединения
к имеющимся в языке производящим основам определенных суффиксов лица,
с другой стороны, категория лица выполняет чисто грамматические функции,
так как служит средством разграничения и дифференциации грамматических
значений, в частности, средством разграничения грамматического значения
лица и нелица, субыекта и обыекта, Дифференцирующая роль категории лица
выражается здесь в том, что разные синтаксические отношения (субыектные,
обыектные), выражавшиеся раньше, до зарождения категории лица, морфо
логически недифференцированно, выражаются в современном русском языке
дифференцированно, различно, Необходимо заметить, подчеркнув тем самым
грамматичность и формальность категории лица существительных, что не
во всех языках наименования и мужчин, и женщин включаются в категорию
Все сказанное о категории лица имен существительных дает основание
Соотносительность категории лица в именах существительных с катего
рией лица в глаголе выражается в том, что, как и в глаголе, категория лица в
существительных имеет непосредственное отношение к лицу – деятелю (персо
не), к человеку, Именно только в этом заключается весьма отдаленное сходство
Сравнение этих категорий посредством сопоставления целого ряда более
существенных признаков показывает, что категория лица в глаголе и катего
рия лица в существительном представляют собой самостоятельные и совершен
но различные категории, которые, кроме некоторого сходства в обобщаемом
нами лексическом материале (в том и в другом случае имеется в виду лицо –
человек), с точки зрения грамматической, а также в функционально-структур
Во-первых, если в глаголе категория лица указывает на отношения дейст-
вия к лицу, то в существительном категория лица обозначает само лицо с при
сущим ему каким-либо активным признаком, Еще А,А, Щахматов заметил,
что «категория лица существительных – это признак, входящий в само лек
сическое значение данного имени и отличающий одушевленные предметы от
Во-вторых, «в области имен существительных, – отмечает В,В, Виногра
дов, – категория лица подчинена категории одушевленности, а категория оду
шевленности входит в общую категорию предмета (предметности), В глаголе,
напротив, предмет, являющийся источником действия, грамматически изоб
В-третьих, в отличие от категории лица в глаголе, в категории лица имен
существительных нет системы грамматических лиц, нет противопоставления
В-четвертых, отличаясь от категории лица глагола своим содержанием,
категория лица в существительных является при этом категорией лексико-
грамматического характера, степень и характер абстракции в ней имеет совер
Все сказанное в соотношении категории лица в глаголе с категорией лица
в существительных приводит к заключению, что категория лица в глаголе и
категория лица в существительных – совершенно разные категории современ
ного русского языка, имеющие разное содержание, разные грамматические
акженичегообщегосточкизренияграмматики,кроменекоторой
акже ничего общего с точки зрения грамматики, кроме некоторой
лексической соотнесенности, не имеет с категорией лица
и категория
Современный русский язык располагает небогатым набором средств для
выражения категории лица, связанной с числовым обозначением лиц, то есть с
именами числительными, Показателями персональности в именах числитель
ных являются только девять собирательных числительных:
гбнд, спнд, цдсбд
Эти числительные, используемые для названия лиц, обозначают, как из
вестно, только представителей мужского пола и содержат оттенок собиратель
ного значения (совокупность обозначаемых ими лиц, производящих какое-
Содержание категории лица, выражаемое собирательными числительны
ми, так же, как и содержание лица в именах существительных, является лек
Лексический характер содержания категории лица в собирательных чис
лительных выражается в том, что они обозначают действующего субыекта,
человека – лица-деятеля мужского пола, и, таким образом, непосредственно
соотносятся с действительностью и предметами реального мира (
гбнд, спнд,
Грамматический характер содержания категории лица собирательных
числительных выражается в том, что они имеют грамматическое оформление,
отличающееся от грамматического оформления числительных, не выражаю
щих категории лица, Собирательные числительные имеют склонение, соот
ветствующее склонению имен существительных, обозначающих лица, то есть
имеют форму винительного падежа, совпадающую с формой родительного па
Мд аыкн рдлдпыф, бзет рдлдпыф; рп,: мд аыкн рдлз ймзв, бзет рдлы ймзв
Не случайно также и то, что именно собирательные числительные способ
ны выражать категорию лица, Значение собирательности частично субстан
тивирует и опредмечивает их содержание, наделяет способностью выражать
Собирательные числительные по характеру обозначения лица во многом
сходны с местоимениями: они только указывают на лицо, не определяя како
Наличие в собирательных числительных значения субстанциальности го
ворит о том, что они еще не достигли высшей абстракции в своем развитии,
которой достигли, например, количественные числительные, что они еще не
полностью порвали со своей исторической принадлежностью к именам сущест-
вительным, так как только опредмечивание и частичная субстантивация соби
рательных числительных проявляет в них категорию лица, которая, как из
вестно, является сопутствующей категорией для значения предметности, При
этом, как и в существительных, категория лица в собирательных числитель
ных тесно связана с категорией рода, с категорией одушевленности и катего
Отличие категории лица в именах числительных от категории лица в гла
голе определяется в основном теми же показателями, что и отличие категории
лица в именах существительных от категории лица в глаголе, с той лишь раз
ницей, что собирательные числительные, содержащие категорию лица, имеют
некоторое сходство как с существительными, так и с местоимениями и обозна
1, См, Бондарко А,В,
аблица сочетаемости и несочетаемости форм лица
2, Поспелов Н,С, Соотношение между грамматическими категориями и
частями речи в современном русском языке −− Вопросы языкознания, – № 6,
3, Виноградов В,В, Словообразование и его отношение к грамматике и
5, Виноградов В,В, Русский язык (Грамматическое учение о слове), – М,,
М ИАРГБМОЖАЙЬЛМК ПРАРСПГ ЛАОГХЖЭ
Наречие – самая «беспокойная» из
, по А, М, Пешковскому,
частей речи (имя существительное, имя прилагательное, глагол, наречие), За
долгие годы исследования наречия оно обросло многочисленными «трудностя
ми» грамматического, словообразовательного, орфографического характера,
кричащими противоречиями, Среди основных частей речи наречие выделяет
ся бесформенностью и отсутствием собственного категориального значения, –
приписываемое грамматистами наречию общее значение «признак признака»
Статус части речи приписывается наречию вопреки установленным в
грамматическом учении критериям выделения и обоснования данных мор
фологических категорий, «Если лингвистический скептицизм простирается
дальше, то подвергается сомнению право наречий на звание самостоятельной
части речи» [2], Ни один серьезный грамматист не проявил такого рода скепти
цизм, но противоречивость грамматической природы наречий многим не дает
Прежде всего, неясным представляется понятие неизменяемости, бесфор
менности наречий как формального признака части речи, Во-первых, очень се
рьезным «исключением» является наличие форм сравнения у качественных
наречий – основного разряда, Какая уж тут неизменяемость, какая бесформен
ность?! Форманты налицо, парадигма налицо, Во-вторых, весьма продуктив
ная словообразовательная модель
и пр, представляет
наречия (см, также:
и пр,), Все указанные наречия А, М, Пешковский опре-
делил как «форменное» – в отличие от «бесформенных»
и др, и
Качественные наречия на
-н, -д
с их формами сравнения (то есть с парадиг
мой!) занимают особое место в грамматической системе русского языка, как и
предикативы [4] с их безличными формами, В «грамматических играх» качест-
венным наречиям отведена особая роль, Здесь, как и в других «сегментах»
грамматического учения о частях речи, борются семантика и форма, Качест
венные наречия семантически не оторвались от «родителей» – качественных
прилагательных, Поэтому грамматисты подчеркивают существенность
наречия, «Категория наречия, – писал Л, В, Щерба, – является исключитель
но формальной категорией, ибо значение ее совпадает со значением категории
прилагательных (
кдвйзи – кдвйн, ангпыи – ангпн
и др,) [5], М, В, Панов харак
теризует «прилагательные формы»
и под, как неизменяемые; «они
утратили грамматические признаки прилагательного и стали позиционными
наречиями», Автор делает неожиданный вывод: «Но, конечно, эта форма ос
тается в парадигме прилагательного» [6], Однако применительно к формам су
Между тем, при всей активности, продуктивности процесса перехода
форм существительных в наречия, далеко не всегда «онаречивание» очевидно
и бесспорно, Весьма сложную картину представляет адвербиализация форм
творительного падежа, В современном языке немало наречий в форме «эти
мологического» творительного:
анрзйнл, анцйнл, лнкцйнл, мЯвзчнл, мзцйнл,
Однако формы
нрдмыэ, тспнл, жзлни
и под, вовсе не выглядят «выпавши
ми» из парадигмы, «застывшими», Обыявление их наречиями небесспорно,
тем более «на фоне»
мнцЯлз, внгЯлз, бдйЯлз
и т, д, «Самый деликатный вопрос
Необычайная пестрота лексического состава наречий, их словообразова
тельная «необозримость» делают почти невозможной морфологическую ква
лификацию наречия как единой части речи, «Видимая распыленность, разно
родность морфологических примет русских наречий заставила грамматистов
искать внутреннее единство этой категории на путях семантического и синтак
Увы, эти поиски не дали, да и не могли дать подтверждения единства на
речия, Нет оснований говорить даже о единстве синтаксического употребле
ния, Функцию обстоятельств реализуют и существительные –
б бычзмд, б сз
чзмд, одпдг пЯррбдснл, адж одпдгычйз; онкдл
(шли),
(летели),
(упал) и т, д,; см,:
НмЯ рктчЯкЯ
со страхом
з
(М, Горький), Вот он
О семантическом единстве наречий говорить не приходится, Каким семан
тическим символом можно охватить, обыединить ряд:
впнлйн, ноюсы, нцдмы,
мЯжкн, наюжЯсдкымн, мдопдлдммн, опзакзжзсдкымн, онснл, брдвгЯ
и т, д,? Грам
матисты предложили символ «признак признака»: «… наречия, – подчерки
вал Пешковский, – выражают признаки не предметов, а их признаков, В них
изображаются признаки признаков» [10]; «Быть признаком признака, – резю
мирует Панов, – это всегдашняя судьба наречия» [11], Оба компонента данно
го термина лишены грамматической определенности, и его общее содержание
никак не связано с неизменяемостью (бесформенностью), а это несовместимо с
На наш взгляд, в сформировавшемся корпусе лексико-грамматических
единиц, именуемом наречием, неоправданно обыединены две категории, Пер
вой является
, имеющий парадигму форм сравнения и катего
риальное значение
действия или признака, Вторая категория –
, характеризующийся неизменяемостью, бескатегориальностью,
бесформенностью, В синтаксическом употреблении в качестве присловного
или приосновного члена слова данной категории реализуют значение
действий, состояний, событий – темпоральность, локальность, градуаль
ность, каузальность, модальность (
рдвнгмю, бцдпЯ, мЯтспн; рмнбЯ, ноюсы, тед,
дшд, брдвгЯ; онрдпдгзмд, бмзжт, лдрсЯлз, брэгт; нцдмы, йпЯимд, гнбнкымн, ркдв
йЯ; нсснвн, оньснлт, рвнпюцЯ; наыймнбдммн, наюжЯсдкымн, мдопдлдммн
и пр,),
См,,, напр,:
Он-опдемдлт НкывЯ ЗбЯмнбмЯ зрйЯкЯ бдкзйзф кэгди, мЯфнгзкЯ з
мд тгнбкдсбнпюкЯры з
зрйЯкЯ, <…> БЯпю рдкЯ жЯ пнюкы з рсЯкЯ звпЯсы
сЯмхы, ОпнсЯмхдбЯкз
бЯкыр,
онкыйт,
йЯгпзкы,
1, См,, напр,: «Грамматическая идея наречия: оно обозначает признак при
знака»: Панов М, В, Позиционная морфология русского языка, – М,, 1999, –
С, 147; см, также: Пешковский А, М, Русский синтаксис в научном освеще
2, Виноградов В, В, Русский язык, Грамматическое учение о слове, – М,-
4, См, подробнее: Лекант П, А, Часть речи предикатив − Очерки по грам
5, Щерба Л, В, О частях речи в русском языке − Избранные работы по рус
Т,М, Свиридова
МАПРМЭРГЙЬПРАГЛЛЩГ ИМЛИОГРЖЕАРМОЩ
А ИМЛПРОСИФЖЭУ П ПГКАЛРЖИМЗ ПМБЙАПЖЭ − ЛГПМБЙАПЖЭ
В речевых актах согласие−несогласие находится под влиянием «потреб
ностей общения», «обстоятельств говорения» [1] и иллюстрирует многоплано
вую характеристику функционирования, В коммуникативном пространстве
согласия−несогласия актуализируются разные аспекты отношений, которые
выражаются обстоятельственными конкретизаторами – «категориями реаль
ной действительности» [2], В функции обстоятельств особенно активно исполь
зуются наречия, а также имена существительные, деепричастия, фразеологи
ческие сочетания, которые указывают на сопутствующие или сопровождающие
условия протекания согласия−несогласия, Обстоятельственные конкретизато
ры в плане содержания имеют «сложную семантику» [3], характеризуются вы
ражением разных отношений и создают возможность значительно расширить
рамки функционирования согласия−несогласия, обозначить их обыективное
Обстоятельственные показатели участвуют в образовании комплекса
смыслов, которые раскрывают специфический характер речевого процесса со
1, Наречия
брдвгЯ, мзйнвгЯ
(сочетается только с предикативом, оформля
ющим несогласие) в конструкциях с семантикой согласия−несогласия характе
ризуются отсутствием локализации во времени, наличием семантики времен
ной обобщенности, неограниченной, неконкретной повторяемостью реакции в
указывает «на постоянный характер признака» [4], на
«наличие постоянного отношения в повторяющихся событиях» [5]:
Опз брспд
цЯф лы
всегда соглашались
; МЯ йнмрзкзтлЯф лы
всегда не соглашаемся
В сложноподчиненных предложениях согласие и несогласие как постоян
ные отношения определяются ограничительным условием, содержащимся в
придаточной части:
рн лмни
не соглашается
, йнвгЯ ю внбнпэ н онкз
Все всегда соглашаются
, йнвгЯ внбнпюс н жгнпнбнл напЯжд езжмз,
«представлено как ограниченный квантор общности по событиям»
Длительность существования согласия−несогласия зависит от коммуни
кативных целей говорящего, который стремится следовать заданным отноше
ниям, связывая их с планом будущего:
всегда буду
р бЯлз
репрезентирует несогласие как неизменный акт в отно
шении неприемлемых, с точки зрения говорящего, ситуаций, как «постоянно
длящееся действие, которое не принимает какого бы то ни было временного
ограничения» [7], Слово
актуализирует признак категоричности, на
слаивающийся на семантику несогласия, Говорящий определяет установку на
несогласие в связи с неприемлемостью заданной ситуации, которая восприни
мается негативно (ср,: оценочный показатель
квалифицирует номи
нируемые обыекты):
Я лтцзсдкымн цтбрсбнбЯк цтегнрсы брюйни рпдгы, брюйни
вптоозпнбйз, брюйнвн мЯопЯбкдмзю, брюйни оЯпсзз, Я
никогда не соглашался
аысы опзцзркдммыл й йЯйни-кзан йЯсдвнпзз
(Н, Бердяев); с недостоверной
отрицательной оценкой, приписываемой генерализованному субыекту речи
(ср,: отрицательный смысл заложен в сочетании
мд тлддс пЯансЯсы
да не соглашусь
р сдл, цсн птррйзи цдкнбдй мд тлддс пЯансЯсы
В речевых актах согласия−несогласия наречия
брдвгЯ, мзйнвгЯ
значение обычности, Структуры
БрдвгЯ рнвкЯчЯдсрю−мд рнвкЯчЯдсрю; Мзйнв
гЯ мд рнвкЯчЯдсрю
информируют о принятом стиле поведения коммуникан
та, «Лингвистические формулы, обозначающие данную ситуацию, являются
ключом к обыяснению тех или иных поступков людей» [8],
аким образом,
«принятые нормы употребления слов определяют некоторые формы мышле
В речевом акте могут употребляться наречия и
, и
, которые
отражают значение всеобщности [10; 11], Ментальная деятельность человека
закономерно совмещает и согласие, и несогласие, которые ориентированы на
один и тот же предмет речи и соотносятся с положительным−отрицательным ас
пектом действий (ср,: оценочные показатели
змсдккдйстЯкымыи, ончкнрсы
Эснс пдезррдп
всегда соглашается
р змсдккдйстЯкымыл зрйтррсбнл з
2, Наречия
змнвгЯ, мд брдвгЯ, онгцЯр, цЯрсн, пдгйн, ноюсы, рмнбЯ, бодпбыд,
указывают на регулярность−нерегулярность оформления согласия−
змнвгЯ, мд брдвгЯ, онгцЯр
обозначают значение неопределенной
повторяемости акта согласия−несогласия, прерывание в следовании данному
иногда соглашается
р лмдмздл ЯйсдпЯ
(«Сударушка);
Он мдйзл фтгнедрсбдммн-ьрсдсзцдрйзл лнлдмсЯл
далеко не всегда согла
(«Литературная газета») (ср,: интенсификатор
свидетельствует
о снижении частоты повторяемости);
Зжбдрсмыи тцдмыи А, Утпрнб
подчас не
Реализация актов согласия−несогласия конкретизируется словами
, которые выражают прагматическую квантитативную оценку
и репрезентируют соответствующий характер повторяемости:
часто соглашалась
онтезмЯсы р онрдсзсдкюлз
(К, Паустовский);
Согласие−несогласие регулярно (ср,: используются лексемы
) оформляется в ответ на речевой акт, который ориентирован на возобновле
ние (ср,:
) желаемых речевых действий (ср,:
жЯфнсдк онвнбнпзсы рн лмнэ Спнхйзи, цснаы бырстозсы одпдг опнкдсЯпзЯ
нгмЯегы, бодпбыд
свидетельствуют об однократной реализации
акта согласия−несогласия, который выделяется как особо значимый в опреде
ленных условиях:
Только однажды не согласились
р лнзл лмдмздл
(ср,: час
актуализирует значение единичности);
Снкыйн б 1963 внгт цкдм
впервые согласился
рбзгдсдкырсбнбЯсы мЯ ртгд опнсзб рнарсбдммнвн
3, Процесс оформления согласия−несогласия фиксируется аспектуальны
ми показателями длительности
стс ед, снсцЯр ед,
рпЯжт ед,
мд гтлЯю, мд жЯ
гтлыбЯюры, мд йнкдакюры, мдгнквн гтлЯю, гнквн, мд рпЯжт, мд бгптв
и др,, которые
выражают оценочное значение ‘короткий−длинный временной промежуток’,
затраченный на формирование согласия−несогласия,
акие речевые акты со
гласия−несогласия обусловливаются проявлением заинтересованности−неза
Согласие−несогласие, характеризуемое значением немедленности (ср,:
лексические компоненты
стс ед, снсцЯр ед, рпЯжт ед, аырспн, мд жЯгтлы
бЯюры, мд йнкдакюры
), возникает в ответ на предложение, которое вызывает ак
тивный интерес:
Лдмю Э, ПюжЯмнб
б рбнэ мнбтэ йЯпсзмт, Я
двн й мЯл б внрсз, Нм
сразу же
рнвкЯ
(«Аргументы и факты»);
мданкычтэ, мн змсдпдрмтэ пнкы
анкдкышзйЯ, – РмзлЯсырю лмд фнсдкнры, ГЯ з ЭкыгЯп ПюжЯмнб опзбкдйЯк лдмю,
тут же согласился
(Я, Никулин); и которое включает акт необходимости
) и обязательности (ср,:
Я ончдк й Мзпйт, МЯгн аыкн онвнбн
пзсы, цснаы Ткыюмрйнлт пЯжпдчзкз мнцдбЯсы б «АнпгзмвЯтжд», Мзпй
же согласился
(К, Паустовский);
Я рйЯжЯк Отчйзмт на зронкмдмзз фпзрсзЯм
Согласие−несогласие квалифицируется как незамедлительный акт, осу
ществленный без раздумий, о чем свидетельствуют активно используемые
лексические компоненты
мд гтлЯю, мд жЯгтлыбЯюры, мд йнкдакюры
рнвкЯрзкрю
(К, Паустовский);
не задумываясь
рнвкЯчЯкрю мЯ брд;
Значение неинтенсивной замедленности связано с сочетанием
, Ср,: «
мдгнквн гтлЯю
– это все же не сразу, а посредством некоторого,
пусть незначительного, раздумья» [12]:
недолго думая
, рнвкЯрзкрю
Оформление несогласия связано с аспектом неопределенной длитель
ности (ср,:
гнквн, мд рпЯжт, мд бгптв
) и мотивируется наличием отрицатель
ных признаков, обнаруживаемых в данной ситуации, как-то: 1) необычными
предполагаемыми обстоятельствами (ср,:
долго не соглашался
онгфнгзсы й лдгбдгюл, Анюкрю
(Я, Никулин); 2) отсутствием побудительных
факторов (ср,:
носзлзжлЯ мд быжбЯкн
НосзлзжлЯ ьсн т лдмю мд быжбЯкн, з
ю
не сразу
(«Сударушка»); 3) нежеланием принять факт как дан
ное (ср,: противоречивое отношение к конкретному имени):
Анпзр Дкыхзм дшд
долго не соглашался
р злдмдл МЯзмЯ
(«Комсомольская правда») (ср,: интен
Длительность согласия−несогласия определяется осознанным отношени
ем к полученному предложению (ср,: приглашения, предложение):
онркд мЯрсницзбыф опзвкЯчдмзи
не вдруг согласился
онрзгдсы р мЯлз
(Н,
МЯ опдгкнедмзд рывпЯсы пнкы б «АпЯсд-2»
не сразу согласилась
(«Мир новостей»); состоянием, в котором пребывает адресат (ср,: оценочный
эмотив взволнованно):
НмЯ рктчЯкЯ, бжбнкмнбЯммн сдпдаю б птйЯф чЯпу,
го соглашалась,
з брд мд пдчЯкЯры онопншЯсырю
(А, Эфрон); актом вежливос
Долго не соглашался
опнисз б жЯкт, МджбЯмыи внрсы
(А, Эфрон); степенью
контролируемости принимаемого решения:
Долго соглашались−не соглаша
4, Наречия
рмЯцЯкЯ, рдицЯр, онйЯ, дшд
обозначают сему ‘временный’,
указывают на «промежуток времени некоторой продолжительности, которая
меняется в зависимости от обстоятельств» [13], Согласие−несогласие реально
значимо в неопределенном интервале на данной временной оси речевого акта:
ОнйЯ−дшд рнвкЯрдм−мд рнвкЯрдм
(т,е, до настоящего момента);
сейчас согла
Позиция согласия−несогласия возникает как обязательный компонент
диалога и изменяется под влиянием факторов, свойственных (ср,: психоэмо
циональное состояние) и не свойственных человеку (ср,: реальные обстоятель
Сначала согласился
бырстозсы мЯ йнмудпдмхзз, Я онснл нсйЯжЯк
ЗжтлкдммЯю сдкдбзжзнмшзхЯ
сначала никак не соглашалась
мЯ рщдл
йз б звпнбнл йзмн
(«Комсомольская правда») (ср,: несогласие интенсифициру
5, Акт согласия−несогласия находится в соотношении со временем и вы
ражается в контексте значений одновременности, предшествования, прерыва
ния, следования, которые связаны с наречиями
нгмнбпдлдммн, жЯпЯмдд, тед,
Согласие и несогласие ориентированы на одновременный (ср,:
) момент реализации, на общую временную соотносительность, К обсуж
даемому предмету речи принципиально применимы и согласие, и несогласие,
йнмдцмн, р гптвни рснпнмы
синтагматически выделяют конкре
тизирующий текст, содержащий обоснование согласия и несогласия:
– Дрсы
сЯйнд лмдмзд, цсн рнбпдлдммнд йзмн оноткюпзжзптдс лЯмыюйнб, Чсн лнедс
аысы фнпнчдвн б снл, цсн цдкнбдй, отрсы гЯед тлмзхЯ з жмЯснй узкнрнузз,
мн опз ьснл тбкдйЯэшзирю йЯммзаЯкзжлнл, опзнапдсЯдс лзккзнмы онйкнм
мзйнб он брдлт рбдст? –
Я согласен и не согласен одновременно
, Йнмдцмн,
мЯрснюшзф лЯмыюйнб мдкыжю оноткюпзжзпнбЯсы – ьсн нцдмы ноЯрмн, Р гптвни
рснпнмы, пдЯкымыд лЯмыюйз мд рсЯмнбюсрю мЯпнгмылз вдпнюлз – нмз опнрсн
указывает на то, что позиция согласия−несогласия опре
деляется за некоторое время до какого-либо действия (ср,: предложения (
Заранее соглашаюсь
мЯ брд одпдбнгы, йЯйзд Бы лмд опдгкнезсд
Абрамович), Согласие−несогласие направлено на предотвращение реализации
актуализирует значение перемены в мыслительном процес
се коммуниканта, прерывание функционирования ранее обозначенной реак
ции и логический переход в другое русло суждения:
уже не согласилась
рн
онснл, жЯсдл, мЯйнмдх,
находящиеся в контактной позиции с
союзными средствами
з, Я
, сигнализируют о том, что акту согласия−несогла
сия предшествует конкретное действие, характеризующееся признаком ра-
Согласию−несогласию предшествуют контролируемые мыслительные
действия, отражающие сложный интеллектуальный и психоэмоциональный
процесс (ср,:
гнквн гтлЯк, рнлмдбЯкрю, ноЯрЯкрю, онрстйзбЯк, опзйзгыбЯк,
нсйЯжыбЯкрю, назгдкЯры, брокЯймткЯ
) и способствующие достижению адек
ватного результата, Согласие и несогласие являются рациональными актами,
возникшими в ответ на инициативные речевые тактики, которые выражают
ся эксплицитно: 1) предложение:
озрЯсы лдлтЯ
пы, Нсдх рнлмдбЯкрю, лмнвнвн ноЯрЯкрю, гнквн гтлЯк
и наконец не согласился
(«Дружба народов»); 2) приглашение:
Я нсйЯжыбЯкрю б нсбдс
на приглаше
, Я онснл рнвкЯрзкрю
(«Комсомольская правда»); 3) требование:
трспнзсы бырсЯбйт пЯанс СзлнуддбЯ, ОпдгрдгЯсдкы онрстйзбЯк
йЯпЯмгЯчнл он рснкт, цсн-сн опзйзгыбЯк
и наконец согласился
(К, Паустов
ский); 4) уговоры:
Кдгз Йдлак рсЯкЯ рсЯптчйт
: жЯ надгнл цсна
опзрктезбЯкЯ б адкыф одпцЯсйЯф, РсЯптчйЯ назгдкЯры з гЯед брокЯймткЯ …
6, Согласие−несогласие характеризуется отнесенностью к плану прошло
го, ориентировано на дальний (ср,:
)−близкий (ср,:
) временной
фон и существует в контексте настоящего:
РЯл Ябснп «Жнкнсни стцйз»
не согласен
р вдпнзмди дд
(«Литературная газета») (ср,: наречие
зывает на изменение отношения и на утверждение свершившегося факта не
согласия, конкретизируя смысл речевого акта);
Р ртгыани рбнди нмЯ
йнвгЯ-сн, мдйнвгЯ
маркируют значение ‘неопределенный вре
менной отрезок, соотнесенный с прошлым’, Согласие−несогласие связано с
воспоминанием говорящего, которое ограничено моментом прошлого:
7, Наречие
онйЯ (ед)
выражает значение временности, непостоянного от
связано с моментом ожидания, функция которого заключается либо в измене
нии, либо в сохранении позиции:
Пока же согласимся
р бЯчзл мдгнтлдмздл
он онбнгт отакзцмыф ронпнб н снл, йнвн зж йЯмгзгЯснб гнкемЯ онггдпезбЯсы
8, Лексемы
стс, жгдры, сЯй
уточняют и ограничивают сферу распростра
нения согласия−несогласия, являются условным указанием на ранее упомяну
тую информацию, которая находится в коммуникативном фокусе говорящих,
Согласие−несогласие прикреплено к определенному случаю, к конкретному
моменту речевого акта:
Зрйтчдммыи Ябснп нсгЯдс б рбнди ймзвд опдгонцсд
мзд зрйтррсбт одпдг брдлз пнгЯлз мЯтцмни з опнцди лыркз, Я
тут согласен
(«Литературная газета»);
– Гкю лдмю жЯвЯгнцмЯ бюкнрсы анвЯсыф кэгди мЯ
упнмсд акЯвнсбнпзсдкымнрсз, Рсн кдс мЯжЯг 80% онедпсбнбЯмзи б Пнррзз
гдкЯкнры пЯгз опдрсзеЯ, РдицЯр рзстЯхзю мдюрмЯю, –
ю
не соглашусь
(«Литературная газета»);
– Б рсЯсыд мЯозчз з рбнэ уЯлзкзэ, – Я
так не со
аким образом, семантика согласия−несогласия модифицируется обстоя
тельственными конкретизаторами, в качестве которых наиболее активно функ-
ционируют наречия, актуализирующие признак времени, Время «локализу
ет ситуацию на временной оси с выделенной точкой настоящего – моментом
Обстоятельственные конкретизаторы обозначают фрагменты, в аспекте
которых раскрывается характер реализации согласия и несогласия, Контекст-
ные лексемы свидетельствуют о расширении−сужении временной перспекти
вы, соотнесенной с согласием−несогласием, указывают на их динамическую
1, Косериу Э, Синхрония, диахрония и история (проблема языкового из
2, Современный русский язык, Ч,
��,(Морфология,Синтаксис)−Подред,
,(Морфология,Синтаксис)−Подред,
, (Морфология, Синтаксис) − Под ред,
3, Лекант П,А, Семантика членов предложения −− Очерки по грамматике
5, Падучева Е,В, Высказывание и его соотнесенность с действительностью
7, Щаповалова
и
в произведениях В,В, Розанова −−
Рациональное и эмоциональное в языке и речи: средства художественной об
разности и их стилистическое использование в тексте: Межвуз, сб, научн, тр,,
8, Уорф Б,Л, Отношение норм поведения и мышления к языку −− Языки
11, Щаповалова
,Е, Категория синтаксического времени в русском язы
12, Щигуров В,В, Отдеепричастные наречия с отрицанием, структури
рующие синонимический ряд с доминантой «решительно» −− Проблемы сов
ременного синтаксиса: теория и практика: Межвуз, сб, научн, тр, − Отв, ред,:
14, Падучева Е,В, Семантические исследования (Семантика времени и
15, См, также: Бондарко А,В, Проблемы грамматической семантики в
ПУБЛИКАЧИИ АСПИРАНТОВ
ЖКНГОАРЖА П МАЭЕАРГЙЬЛЩК МРОЖФАЛЖГК:
ПГКАЛРЖИА Ж ПОГВПРАА АЩОАДГЛЖЭ
Предметом нашего исследования является императив с обязательным от
рицанием, Императивом с обязательным отрицанием мы называем глаголы,
формы повелительного наклонения которых с побудительной семантикой
употребительны только в сочетании с отрицательной частицей
мд: мд надрртгы,
мд нанкышЯирю, мд нвнпцЯирю, мд тмыбЯи, мд рдпгзры, мд йЯопзжмзцЯи, мд еЯгмз
цЯи, мд наневзры, мд лтцЯи, мд рсдрмюирю, мд оЯмзйти, мд опдйнркнбы, мд бымте
Чель данной статьи – определить семантическую специфику императива
с обязательным отрицанием на лексическом и на морфолого-синтаксическом
Большинство глаголов русского языка в форме повелительного накло
нения образуют пары по модальной оппозиции «утверждение – отрицание»:
рлнспз – мд рлнспз, озчз – мд озчз, они – мд они
, Соотносительность им
ператива без отрицания и императива с отрицанием не всегда регулярна, Это
и не имеют соотносительного употребления без
мд: Кэакэ он мнрт шдкймтсы –
не задирайся
бычд бЯсдпкзмзз
(В, Щукшин);
Сы
не язви
, внбнпз снкйнл:
вгд фкда?
(М, Щолохов);
Не криви
ткыайт, птйз сдпдаю
(С, Есенин);
Опн
рзкЯ е сдаю
: не сглазь
!
Не вздумайте
длт рдицЯр жбнмзсы! Онгнегзсд мд
лмнвн
(Е, Гришковец)
Во-вторых, ряд глаголов не допускает употребление отрицания при импе
, одбдх пЯжктй
(Д, Самойлов);
Я мд надрртгысд
(Е, Евтушенко);
Брд онмюсмн, й мдлт – теЯрЯэсрю жЯ мдвн, твнбЯпзбЯэс –
, мЯопзлдп, жЯ езжмы рбнэ,
, сы цтедждлмыи внрсы, йЯйнд сдад
ГЯ сы рЯл
посуди
, бодпбни ю мЯ сЯйнд гдкн!
(М, Горький)
В-третьих, соотносительность императива без отрицания и императива с
отрицанием у большинства глаголов возможна только с изменением вида гла
тсдчы – мд тсдчЯи, онйзмы – мд онйзгЯи, брсЯмы – мд брсЯбЯи, пЯр
йЯирю – мд пЯрйЯзбЯирю, нвкюмзры – мд нвкюгыбЯирю, рони–мд они, опзмдрз–мд
опзмнрз, тигз–мд тфнгз, жЯйпни–мд жЯйпыбЯи, жЯгдпезры – мд жЯгдпезбЯирю,
нсгЯи–мд нсгЯбЯи з с,г,
Несовершенный вид в отрицательных конструкциях
оказывается обязательным соответствием совершенного вида в утвердитель
ной конструкции:
Нсотрсз двн! – Мд нсотрйЯи двн!; ПЯррйЯезсд на ьснл! –
Следовательно, в форме повелительного наклонения полная соотноси
тельность императива с отрицанием и императива без отрицания
ся только у глаголов несовершенного вида:
онйтоЯи–мд онйтоЯи; опзмнрз–мд
У глаголов совершенного вида соотношение «императив»–«импера
Однако от вида глагола обязательность отрицания в форме императива
напрямую не зависит:
Брд бдгЯэ –
не прекословь
(М, Чветаева)

Не сочтите
цсн ьсн б апдгт
(Я, Смеляков), хотя следует отметить, что чаще всего отрица
ние в форме повелительного наклонения обязательно у глаголов несовершен
ного вида, а употребление императива с обязательным отрицанием глаголов
аким образом, употребление форм императива с обязательным отрица
нием глаголов совершенного и несовершенного вида не относится к области
устойчивых и строгих правил, наличие обязательного отрицания при импера
тиве зависит не только от вида глагола, но определяется также лексическим
Лексическое значение глагола может препятствовать образованию форм
повелительного наклонения, Например, у глаголов, называющих нецеленап
равленные действия и состояния:
бдрзсы, бывкюгдсы, жмЯцзсы, рснзсы, опдна
кЯгЯсы, опзтрсЯсы, онгжЯаысы
, формы повелительного наклонения вообще
не употребляются, Избегается употребление форм повелительного наклонения
от глаголов
анкдсы ‘зроысыбЯсы анкы’, лнцы, фнсдсы
; последние отмечаются
в разговорных и экспрессивных сочетаниях, преимущественно с отрицанием
Не боли
сы, гтчЯ
(И, Никитин);
Опз ьснл назгмн – сы цдкнбдй-внпЯ, мн
мз-мз
(Е, Гришковец)
Отрицание при императиве обязательно у глаго
лов, лексическое значение которых препятствует употреблению утвердитель
Анализ разных лексико-семантических групп глаголов показывает, что
императив с обязательным отрицанием чаще всего образуют глаголы, обозна
чающие психологические и эмоциональные состояния:
снрйнбЯсы, рдпгзсырю,
вптрсзсы, одцЯкзсырю, адронйнзсырю, тгзбкюсырю, йЯопзжмзцЯсы, назеЯсы
рю, мдпбмзцЯсы, снлзсырю, бнкмнбЯсырю
; глаголы, обозначающие состояние
анкдсы, опнрстгзсырю;
глаголы, обозначающие действия, способ
ные нанести вред, ущерб:
онпджЯсырю, наедцырю, онрйнкыжмтсырю, тснмтсы,
тгЯпзсырю, рстймтсырю, нчзазсырю, онпсзсы, онсдпюсы;
глаголы, обознача
ющие действие, совершаемое наперекор кому-либо:
одпдцзсы, опдйнркнбзсы,
Часто императив с обязательным отрицанием образуют устаревшие гла
мд ктйЯбы, мд йнпз, мд одмюи, мд снлз, мд лнпнцы, мд рдпцЯи, мд зрйтчЯи,
мд вмдбз, мд рнйптчЯи, мд рспЯшЯи, мд йЯпЯи, мд опдкэангдирсбти, мд йкюмз,
мд мдбнкы, мд цзмз, мд южбз, мд ртдсзры, мд апЯмз, мд пнади,
а также простореч
ные глаголы:
мд йпзбкюирю, мд жЯгзпЯирю, мд аджнапЯжмзцЯи, мд гтпз, мд пы
оЯирю, мд сптры, мд атамз, мд бноз, мд йзрмз, мд опнанксЯирю, мд анксЯи, мд
мни, мд жЯмнрзры, мд онжнпырю, мд лЯюцы, мд фмыцы, мд рвкЯжы, мд опзадгмюирю, мд
Императив с обязательным отрицанием выражает различные оттенки
Прохибитивное (запретительное) значение регулярно выражается импе
ративом с обязательным отрицанием глаголов несовершенного вида:
Дркз мд
лнедсд нпвЯмзжнбЯсы мнплЯкымыи пЯанцзи опнхдрр, жмЯцзс
не вмешивай
(Е, Гришковец)
Запретительное значение императива с обязательным
отрицанием, кроме конструкции
мд + унплЯ онбдкзсдкымнвн мЯйкнмдмзю вкЯ
, может быть выражено сочетанием слов
одпдрсЯмы, опдйпЯсз
с неопре
деленной формой глагола, повелительное наклонение которого употребляется
только с обязательным отрицанием:
Перестань ныть
! Атгдчы мысы – рдицЯр
быигдл з мд жЯокЯсзл
(Е, Гришковец);
Я внбнпзк длт: Опнб,
перестань дура
Императив с обязательным отрицанием глаголов несовершенного вида,
обозначающих психологические и эмоциональные состояния, имеет значе
ние утешения, сопереживания: –
Не беспокойся
, гдг, опнбнэдл з мдлхЯ опнвн-
мзл, – рйЯжЯк РЯчйЯ
(В, Кондратьев);
Я й сдад дшё опзгт, Я сы
не унывай
з
Отрицание при форме совершенного вида придает повелительному накло
нению оттенок предостережения:
Бнс жгдры онрсЯбы, гЯ
не разбей
рлнспз
В,С, Храковский и А,П, Володин предлагают называть конструк
мд + злодпЯсзбмЯю унплЯ рнбдпчдммнвн бзгЯ
«предостерегательной»,
или «превентивной» [2],
Императивные слова, приобретающие полувспомога
тельное значение, вроде
при императиве с обязательным отрицанием
глаголов совершенного вида выражают усиленное предостережение:
не проговорись
Императив с обязательным отрицанием со значением пре
достережения образуют глаголы, обозначающие действия, приносящие вред,
Императив с обязательным отрицанием употребляется в значении
просьбы, при этом просьба сделать выражается совершенным видом, а просьба
не делать возможна только с изменением вида:
рйЯез – мд внбнпз
Императив
без отрицания не ограничен определенным видом, императив с обязательным
отрицанием со значением просьбы может быть только несовершенного вида:
Н, ю опнчт сдаю:
не мучь
сы лдмю он-опдемдлт отрсылз рнлмдмзюлз з опз
Императив с обязательным отрицанием глаголов совершенного вида мо
жет иметь оттенок значения извинения:
Рмдгы –
не взыщи
: р гтчйнл
(М, Чве

Не обессудьте
, пдаюсЯ, – онбснпзкЯ нмЯ
(В, Кондратьев); вежливого
обращения, иногда иронического
(мд зжбнкысд адронйнзсырю, мд нсйЯезсд б
Я, ди-ди, мд бзмнбЯс мз гтчни мз сдкнл!
Не извольте
В русском языке есть устойчивые сочетания, включающие императив с
обязательным отрицанием:
не гневи
анвЯ; мЯ анвЯ мЯгдирю, Я рЯл
не плошай
внкнбт;
не вгоняй
б йпЯрйт;
не криви
гтчни;
не трави
гтчт;
не береди
аким образом, значение императива с обязательным отрицанием опре
Однако утверждать, что форма повелительного наклонения без отрицания
от рассматриваемых нами глаголов вообще не употребляется, нельзя, В сис
теме глагола есть формы повелительного наклонения, не имеющие значения
побуждения и выступающие только в составе определенных синтаксических
конструкций, В русском языке употребительны предложения, в которых побу
дительная структура не имеет императивного содержания, а выступает в роли
зависимой части со значением условия или уступки в сложном предложении с
бессоюзной связью, Значение форм императива в таких предложениях равно
сочетанию глаголов с союзом «если (бы)» в условных предложениях или с со
юзом «хоть» в уступительных [4], В предложениях такого типа и отмечается
употребление форм повелительного наклонения без частицы
глаголов, у ко
торых при императиве отрицание обязательно:
серчай не серчай
, ю, апЯс,
снед цдкнбдй р фЯпЯйсдпнл
ЛЯйр, апнры сы, мд одпдгдпвзбЯи,,,
передергивай не передергивай
, Я брё опнрсн
(Е, Гришковец)
акие пред
ложения имеют семантику «противительного несоответствия» [5], Глаголы,
образующие императив только с отрицательной частицей
, употребляются в
подобных конструкциях в форме повелительного наклонения без отрицания,
однако побудительного значения не выражают,
аким образом, здесь присутс
твует только форма императива, а предметом нашего исследования является
употребление императива с обязательным отрицанием в прямом значении по
велительного наклонения, обозначающем такое действие, которое не должно
Императив с обязательным отрицанием в современном русском языке
употребляется достаточно часто и обладает функциональным и семантическим
своеобразием, которое выявляется не только на лексико-семантическом, но и
на морфолого-синтаксическом уровне, Изучение семантической и функцио
нальной специфики императива с обязательным отрицанием представляется
2, Храковский В,С,, Володин А,П, Семантика и типология императива,
3, Виноградов В,В, Русский язык, Грамматическое учение о слове, – М,,
4, Сергиевская Л,А, Сложное предложение с императивной семантикой, –
5, Синтаксис сложного предложения (устойчивые структуры русского
З,Р, Дохова
БОАВАФЖМЛЛАЭ РГМОЖЭ ПРАРСПА МАОАЧГЛЖЭ
История лингвистической мысли содержит целый ряд различных взгля
дов на синтаксическую природу и организацию обращения, Решая такой не
однозначный вопрос, является ли обращение членом предложения, исследо
ватели, начиная с М,В, Ломоносова, сделали много ценных наблюдений, При
чиной существования взаимоисключающих трактовок этой категории языка
является однозначность ее грамматической квалификации: каждая из этих
теорий охватывает лишь ограниченный сектор употребления обращения, ис
кусственно сужая их функциональный диапазон, то есть наблюдается едино
образный подход к рассмотрению этой многоплановой единицы, Практически
все исследования обращения направлены или на вхождение − невхождение его
в ткань предложения, или на определение характера связи обращения с пред
ложением и контекстом, или на анализ его местоименного соотнесения, или на
изучение интонации данной синтаксической единицы… Причем в каждом из
исследований рассматривается один из типов обращения, а другие выносятся
Преодолеть противоречия в характеристике обращения представляется
возможным на основе признания у него «полевой структуры» [1: 78] и син
таксической полифункциональности, определяемой комплексом факторов:
коммуникативным характером предложения, своеобразием субыектно-преди
катных связей, коррелятивными смысловыми отношениями между словами в
предложении, Следовательно, мы считаем, что для определения синтаксичес
кого статуса обращения необходим комплексный анализ, а именно: дифферен
Условно выделим три типа количественно неравнозначных конструкций,
Первый тип представлен
быонкмюэшзлз одпбзцмтэ утмйхзэ,
сн дрсы утмйхзэ ЯгпдрЯхзз пдцз, з накЯгЯэшзлз
минимальной степенью
1) обращения, теснейшим образом связанные с предложением посредством
грамматической соотнесенности (2 лицо) и смыслового единства: –
Товарищи узники,
опнигзсд б жЯк!
(С, Довлатов),
радиционно предложения
подобной конструкции рассматриваются как односоставные глагольные, а об
Исходя из контекстов, следует признать, что грамматические формы ска
зуемых в подобных предложениях определены семантикой лица или понятия,
обозначенного в обращении: все глагольные средства организованы в форме
второго лица, а грамматическая форма числа глагола-сказуемое соответствует
Обычно сказуемое в двусоставном предложении формально уподоблено
подлежащему, В приведенных нами примерах глагол-сказуемое соотносится
с обращением по формам лица и числа, Именно поэтому нельзя рассматривать
обращение как синтаксическую единицу, не являющуюся компонентом пред
ложения, Однако нельзя согласиться и с утверждением Г,В,
оценко, что в по
добных предложениях обращение – главный член двусоставного предложения
[2: 27], Аргументом отрицания этой точки зрения считаем факт того, что обра
щения в данных конструкциях (диалог) можно опустить, но смысл предложе
ния не изменится, Следовательно, в подобных контекстах обращение высту
пает как «сопутствующий» член предложения, который уточняет, поясняет,
2) обращения, в которых обыективное содержание второго компонента не
имеет непосредственного отношения к тому лицу, которое названо в обраще
нии, то есть во втором компоненте выражена мысль, сообщаемая адресату, но
в ее содержании собеседник никак не представлен, Содержание такой мысли
относится к самому говорящему или к постороннему лицу, предмету или явле
– Езбдл онсзфнмыйт,
господин Даутбей
(м, 178);
– ЖЯцдл нмз онеЯкн
(
, Адыгов);
– Я мд оыэ,
(С, Довлатов);
– Снкыйн азсы
мЯ ткзхд мдфнпнчн,
(В, Пикуль), Обращения в составе таких предложе
ний связаны с одним из членов второго компонента имплицитно, то есть пре
дицируемая часть – сказуемое должно быть домыслено, угадано или признано
Подобные конструкции Г,В,
оценко квалифицирует как сложноподчи
ненные, где «главное предложение, эллиптическое по форме, представлено
обращением-подлежащим и имплицитным сказуемым императивом, А подчи
ненное предложение является дополнительным:
(
) (что?) кото
Мы допускаем, что такие предложения можно рассматривать как не
полные осложненные, Однако, в отличие от Г,В,
оценко, мы не считаем об
ращение в данном случае главным членом двусоставного предложения, Здесь
оно также выполняет функцию адресации речи и является «сопутствующим»
членом предложения, связанным со вторым компонентом по смыслу и интона-
Второй тип конструкций составляют
напЯшдмзю, быонкмюэшзд бснпзц
мыд утмйхзз, сн дрсы рнхзЯсзбмтэ, йткыстпнкнвзцдрйтэ, опдгзйЯсмн-фЯ
Известно, что к числу уже общепризнанных в синтаксисе относится поло
жение о том, что в смысловой организации высказывания (предложения) обы
ективная информация (диктум) обязательно сочетается с субыективной (модус,
модальность в широком смысле), Однако в модусе обнаруживается и сфера адре
сата, ты-сфера, Ощущается, что адресат всегда стоит «за» высказыванием, Это
делает предложение (высказывание) адресованным, включая в его структуру
средства адресации, одним из которых и является включение в состав высказы
вания обращения, которое может «дублировать» глагольную и местоименную
адресацию:
– ЖЯцдл бы,
ребята,
тонлзмЯдсд рбзмзмт?
(С, Довлатов),
Важно отметить, что помимо прямой – референтной – функции обраще
ния (обозначить адресата) оно «работает» на социальный аспект модуса, сигна
лизируя об отношении автора к адресату – официальном, дружеском, фамиль
ярном, враждебном, Социальный аспект смысла в предложениях проявляется
главным образом в выборе номинаций,
о есть одна лишь форма обращения со
держит в себе некоторую информацию о говорящем, об адресате, о личных от
ношениях общающихся, о ситуации общения в целом, Следовательно, важны
и вторичные функции обращения, в которых проявляется полупредикативное
напЯшдмзю, онйЯжыбЯэшзд нсмнчдмзд ЯгпдрЯмсЯ й ЯгпдрЯст, сн дрсы
опдгзйЯсмн-фЯпЯйсдпзжтэшзд напЯшдмзю,
обнаруживающие эмоции (друж
ба, любовь, ненависть, безразличие, доброжелательность, уважение…), Харак
теризующее значение заключается в семантике самого обращения: –
атлЯвЯ сЯ мЯозрЯмЯ мЯ стпдхйнл, лнедс, оньснлт мдйнснпыд тлмзйз
з мЯжыбЯэс мЯр стпйЯлз
(И, Машбаш); –
А сдодпы,
мд опзбд
гдчы кз сы б цтбрсбн мЯчдвн гптвЯ?
(
, Адыгов); –
Фнсы аы пЯжнцдй мЯбдрсзк
мЯр, бдгы лы сЯй он сдад рнрйтцзкзры,
мой дорогой!
(И, Машбаш);
фнпнчн,
мой единственный
(И, Машбаш); –
Душа моя, радость
, иди (И, Машбаш), Приведенные примеры показывают, как функция ад
напЯшдмзю, мЯжыбЯэшзд опдглдс пдцз, мЯжыбЯю рнадрдгмзйЯ
: –
бы ед рЯлз онмзлЯдсд
(В, Пикуль), Имя лица, которому
адресована речь, как бы «втягивается» в информационное содержание выска
зывания, Обращение
милейший капитан
и подлежащее
имеют общий ре
акое обращение обнаруживает безусловную связь с одним из членов
предложения, в данном случае – с подлежащим-местоимением, Следователь
но, обращение связано со смежной частью предложения грамматическими от
ношениями по второму логико-понятийному лицу и контекстуально необхо
димо: –
Геннадий Лукич
мЯгдэры, бы мд атгдсд жЯаыбЯсы мЯр…
(В, Пикуль);
Мзцдвн окнфнвн,
тфокотль Хапат,
сы мд рйЯжЯк
(И, Машбаш); –
цдл сы мЯр нокЯйзбЯдчы пЯмычд бпдлдмз
(И, Машбаш); – Заткнись,
сы брд зронпсзчы…
(С, Довлатов); Что
предлагаете,
Бабакай Наврузович
В существующих грамматических пособиях говорится, что апеллятивы,
в том числе имена, «уточняют» местоимения, раскрывая их внутреннее лек
сическое значение, Исследования контекстов с соположимым местоимением и
обращением показывают, что местоимения и обращения равноценно выполня
ют в них своеобразные функции: обращение, поясняя подлежащее-местоиме
ние, «втягивается» в его содержание,
о есть каждый из членов бинара сохра
няет свое значение, а семантически они обеспечивают единство высказывания
Изученный нами материал подтверждает эту мысль, Однако признавать
обращение полноценным главным членом предложения, нам кажется, невер
но, Это особый «конкретизирующий» член предложения, не похожий ни на
главные, ни на второстепенные члены предложения, Просто в данных конс
трукциях эта синтаксическая единица, обладая полупредикативным значени
ьлнхзнмЯкымн мЯрышдммыд напЯшдмзю-опдгкнедмзю, б йнснпыф жЯйкэ
высокая степень предикативности,
Речь идет о вокативных предложе
ниях, где обращения являются главными и единственными членами предло
о есть все высказывание концентрируется в обращении, которое при
этом значительно обогащается по содержанию и получает новые формальные
акое слово-обращение не только называет адресат речи, но одновре
менно передает содержание возможной речи, то есть мысль, которая при обыч
ном обращении выражается отдельным предложением:
Б нсцЯюмзз Внкнбйдп
«
» (С, Довлатов) (призыв + отчаяние), «
т СзлЯ вмдбмн жЯрбдпйЯкз, Я онснл внкнр тоЯк, онлювцдк
(И,Машбаш) (требо
аким образом, оценка выделенных по возрастающей степени предика
тивности конструкций с обращениями позволяет сделать вывод о необходимос
ти разграничения различных типов обращений на основании того, что степень
оценко Г,В, Лексическая структура, синтаксические свойства и ос
новные функции обращения (на материале испанского языка): Автореф, дис,
3, Федорова Л,Л, Статус обращения в русском и немецком языках −−
Единство системного и функционального анализа языковых единиц: материа
БОАВАФЖМЛЛЩГ МРЛМЧГЛЖЭ БЙАБМЙМА
ПМ ЕЛАХГЛЖГК ТЖЕЖХГПИМБМ Ж НПЖУМЙМБЖХГПИМБМ
ПМПРМЭЛЖЭ ПСАЩГИРА А НОМЖЕАГВГЛЖЭУ К,А,
АСЙБАИМАА
Глагол – самая емкая и самая сложная грамматическая категория русско
го языка, Семантическая структура глагола более емка и гибка, чем всех дру
гих грамматических категорий, Глагол является «словом по преимуществу»,
Это высшая, наиболее отвлеченная, наиболее конструктивная и прогрессиру
ющая категория языка [1], Богатство значений глагольного слова отражено в
Глагол, выражая действие, вступает в градационные отношения и выра
жает категорию градуальности,
Градуальность
– это функционально-семанти
ческая категория, которая передает значение возрастания или убывания сте
пени признака, действия и т,п, в словах различными языковыми способами
[3], Ядром предикативной градуальной лексики являются глаголы размера,
величины, количества, силы, скорости и т,д, [4], Глагольное слово вступает в
синонимические и антонимические отношения, создавая градуальные оппози
Одной из лексико-семантических групп глаголов, способных вступать в
градационные отношения, является группа глаголов со значением физическо
Глаголы состояния выделяют многие исследователи, анализирующие
одновидовые глаголы несовершенного вида (Я,С,
Маслов, А,В,
ЛСГ глаголов со значением физического и психологического состояния
субыекта многочисленна: глаголы, связанные с состоянием сна и бодрствова
ния; глаголы, обозначающие как физическое, так и нравственное состояние
субыекта; глаголы, выражающие значение именно нравственных, психологи
ческих процессов, испытываемых субыектом; глаголы, выражающие состоя
ние злобы, гнева; состояние радости, веселья; глаголы, называющие эмоцио
нальное отношение субыекта к кому-чему-либо, чувство, которое испытывает
субыект к кому-чему-либо (это может быть любовь, жалость, уважение, с одной
Средством выражения градуальной семантики выступают синонимичес
кие ряды глаголов, Например, глаголы-синонимы, выражающие значение
нравственных, психологических процессов, испытываемых субыек
анюсырю, рспЯчзсырю, теЯрЯсырю, отвЯсырю, сптрзсы, пнадсы, спдод
– Мт, бнс, ьсн ед мдлыркзлн,–чдосЯк АнплдмсЯкы,–б опнчкыи пЯж бы
внбнпзкз, цсн
жЯ лдмю, з дркз аы бы жмЯкз, гнпнвни опнудррнп, йЯй бы
лдмю ьсзл спнмткз; АнплдмсЯкы онбычд жЯртцзк птйЯбЯ птаЯчйз з гбзмтк
рю й ЧЯпзйнбт, Узкзоо Узкзоонбзц жЯвкюмтк длт [АнплдмсЯкэ] б вкЯжЯ з
;–ЙЯй ьсн сЯй, мд внпюс? –
Йнпнсйнб з апнрзкрю й рдад
б йнлмЯст
−− в Словаре синонимов русского языка под редакцией А,П,
ньевой глаголы
анюсырю, отвЯсырю, теЯрЯсырю
входят в один синонимический
ряд, где глагол
– основное (нейтральное) слово, Данные глаголы обы
единены общей интегральной семой ‘испытывать чувство страха, боязни, под
даваться страху’, Глагол
имеет значение ‘испытывать чувство страха,
боязни’, Синонимы
и
указывают на то, что чувство стра
ха является временным, вызывается
внешними причинами,
обозначает чувство
глубокого страха, ужаса
, которое
Опорным словом указанного синонимического ряда является глагол
, обладающий необходимыми для доминанты признаками: самое широ
кое по значению слово, самый высокий показатель частотности, стилистичес
ки нейтрально, Данный синонимический ряд можно изобразить в виде шкалы
градаций, представляющей собой нарастание степени проявления действия,
В середине градационной шкалы проходит нейтральная точка (норма), пред
ставляющая собой градационный элемент шкалы, обозначающий точку от
счета, нулевую ступень измерения, Передача степени интенсивности действия
по отношению к норме складывается таким образом: норма (0)–выше нормы
анкычд, цдл
), «Отметины» на шкале градаций соответствуют лексическому
значению слов, [3], Щкала градаций глаголов, выражающих нравственные,
психологические процессы, испытываемые субыектом, выглядит следующим
Синонимический ряд глаголов, выражающие состояние злобы, гнева:
атчдбЯсы, мдзрснбрсбнбЯсы, аджтлрсбнбЯсы
, адрзсырю
, адрмн
[ЗбЯм] – Э, ОпЯрйнбыю УдгнпнбмЯ! Бы сЯйни цдкнбдй опЯбгзбыи… Бы гт
лЯдсд, ю
рсЯмт? Мдс, ОпЯрйнбыю УдгнпнбмЯ, ьснвн мд атгдс; СнвгЯ
ктмЯ мЯцзмЯдс
, нмЯ наптчзбЯдс онснйз рбдсЯ опюлн мЯ
ЗбЯмЯ, нмЯ пЯжапыжвзбЯдс рбдс бн брд рснпнмы, б йнлмЯсд мЯцзмЯдсрю ктм
мнд мЯбнгмдмзд, рбдс йЯцЯдсрю, онгмзлЯдсрю бычд, жЯснокюдс онрсдкы; – Нм
[ЧЯпзйнб] б гнлйнлд дшд лнедс аысы, –
АнплдмсЯкы з йтгЯ-сн
адвЯк; Чдвн
опнйкюсыд оры – рнбдпчдммн мдзжбдрсмн
−− глаголы об
разуют следующий синонимический ряд:
атчдбЯсы, мдзрснбрсбнбЯсы, адрмн
бЯсырю, адрзсырю
, Общей интегральной семой глаголов, обозначающих нравс
твенные, психологические процессы, испытываемые субыектом, является сема
‘бурно и безудержно проявлять гнев, раздражение’, В Б
С дается следующее
толкование глагола
– ‘
выражать
и т,п,’;
– ‘приходя в
, совершать
нелепые, не
достойные, недопустимые
и т,п,
и
употреб
ляются преимущественно в разговорной речи и выражают
крайнюю степень
в проявлении необузданности
, а также
отрицательную оценку
подобного по
ведения [5], Градуальная семантика выделенных глаголов указывает на вы
сокую степень проявления интенсивности действия, На градационной шкале
глаголы располагаются таким образом:
атчдбЯсы – мдзрснбрсбнбЯсы – адрмн
Градуальная оппозиция, выраженная глаголами, связанными с состоя
З брд жЯадвЯкз, тфЯезбЯю жЯ жЯанкдбчзл ЧЯпзйнбыл, йнвгЯ двн нсбнгзкз
, нм, ончЯсыбЯюры б птйЯф АнплдмсЯкю, нцдмы мдемн з лдкнгзцдрйз пт
Брю ьсЯ зрснпзю опнзжнчкЯ нйнкн цЯрт, Я сдодпы аыкн цЯрЯ 3 ононктмн
цз, мн гбнд б йЯазмдсд
, бжбзмцдммыд йнмыюйнл р кзлнмнл; Одр
, ткнезб внкнбт мЯ одпдгмзд кЯоы
−− глаголы
и
вступают в градационные (антонимические) отношения,
– ‘находить
ся в состоянии сна’ и
– ‘не спать’, Роль промежуточного члена
играет глагол
, нейтрализующий крайности:
– ‘находиться в
Градационная шкала
роЯсы –
– ангпрсбнбЯсы
, где глагол
представляет собой нейтральную точку (норму), нулевую ступень измерения, а
Глаголы-антонимы, выражающие состояние радости, веселья и подавлен
– ГЯ, те сы мд жЯатгы, онлюмз лдмю, рымЯ жбджгнцдсЯ, – онопнрзк бн рмд
ОзкЯс, З, жЯптцзбчзры бн рмд йзбйнл згтшдвн пюгнл р мзл мзшдвн зж Эм-РЯпз
гЯ, едрснйзи опнйтпЯснп Зтгдз нс пЯгнрсз
з
бн рмд
−− гла
и
находятся в градационных (антонимических) отно
– ‘проливать
(от обиды, горя и т,д,)’;
– ‘из
[5], Градационная шкала
– �
�–
��–

, где средний
член не имеет специального выражения, существуя на генотипическом уровне
Антонимы и синонимы составляют членения одной и той же группы слов,
Глаголы, называющие эмоциональное отношение субыекта к кому-чему-либо;
чувство, которое испытывает субыект к кому-чему-либо (лексемы выражают
любовь, жалость, уважение, с одной стороны; ненависть, отвращение, с другой
Рдйтмгы гбд твЯрЯэшзи одр
сюомтснвн; – А бнс ьсн – рйтцмЯю
едмшзмЯ, – тед мд чдосЯк, Я впнлйн внбнпзк Йнпнбыдб, жмЯю, цсн б вткд внкн
рнб двн тед мд пЯрркычЯс, –
аЯкы, брд лдцсЯдс онеЯкнбЯсырю мЯ
рбни окЯснй; [ЙЯзуЯ] – ЖмЯдс мЯпнг зтгдирйзи, цсн сы
двн кэ
сни мдмЯбзрсыэ з лмнвн лтцдмзи сы длт опзцзмзчы, мн бнбрд сы двн мд онвт
−− глаголы-синонимы
и
входят в один синонимический
ряд с общим значением ‘питать любовь, сердечную склонность, привязанность
к кому-либо’, Однако глагол
характеризует процесс-состояние боль
шей степени интенсивности: глагол
имеет
значение и
указывает на чувство
любви и
преклонения
[6], Глагол
мдмЯбзгдсы
на
ходится в антонимических отношениях с глаголами
кэазсы, нанеЯсы
, В Б
дается следующее толкование глагола
мдмЯбзгдсы
– ‘испытывать неприязнь,
отвращение к кому-чему-либо, не выносить кого-чего-либо’ [5], На градацион
ной шкале глаголы располагаются таким образом:
нанеЯсы – кэазсы – мдмЯ
, Крайние симметричные члены такого противопоставления выражают
Градуальные оппозиции охватывают в лексико-семантической системе
языка наиболее значительный пласт антонимов, В лексической системе языка
антонимы, обозначающие противоположность тех или иных качеств, действий
и т,п,, находятся в тесном взаимодействии с синонимами, Синонимические
средства языка дают возможность полнее и всесторонне передать наши пред
Признаки, по которым глаголы со значением физического и психологи
ческого состояния субыекта вступают в оппозиции внутри отдельных семанти
ческих групп, очень разнообразны и не являются, как правило, специфичес
кими для тех или иных классов, Чаще всего это семантические компоненты,
1, Виноградов В,В, Русский язык (грамматическое учение о слове), – М,,
3, Колесникова С,М, Категория градуальности в современном русском язы
ке: дисс, … докт, филол, наук, – М,, 1999,
4, Колесникова С,М, Категория градуальности в современном русском
6, Евгеньева, А,П, Словарь синонимов русского языка: в 2 т,
, 1, – М,,
АИРАЛРЛАЭ КГРМЛЖКЖЭ НОЖЙАБАРГЙЬЛЩУ,
ПМХГРАЭЧЖУПЭ П ПМКАРЖЕКАКЖ
Обыектом нашего исследования является актантная метонимия прилага
Основная цель заключается в описании метонимических значений качест-
венных и относительных прилагательных, относящихся к соматизмам, По-
1, Описать модели метонимического переноса прилагательных, реализу
2, Обозначить причины ограничения реализации прилагательными мето
3, Выделить лексико-семантические группы прилагательных в метони
4, Выявить ограничения в сочетаемости прилагательных с соматизмами,
Источником языкового материала послужили примеры из произведений
отечественной художественной литературы (список литературы приведен в
Говоря об актантной метонимии прилагательного, мы подразумеваем
«смежность субыектов свойств, благодаря которой определение-прилагатель
Одной из проблем, возникающих при исследовании имен прилагатель
ных, является их семантическая классификация, До сих пор по этому вопросу
В соответствии с предметом изучения нами были выделены следующие
1, Перцептивные характеристики – то, что воспринимается органами
чувств (
адкыи, анкычни, атвпзрсыи, йптвкыи, отчзрсыи, рзмзи, ркЯгйзи, ст
2, Физические свойства, состояния (
внкнгмыи, кнбйзи, рысыи, трсЯкыи
);
3, Психические свойства и−или состояния (
аджтлмыи, бжбнкмнбЯммыи, кдв
4, Общеоценочные прилагательные (
окнфни, фнпнчзи, жЯлдцЯсдкымыи,
Прилагательные, обозначающие физические и психические свойства,
«обладают огромным синтагматическим потенциалом и способны сочетаться с
существительными самой разнообразной семантики» [4], в том числе и с сома
Отметим, что качественные прилагательные могут сочетаться с соматиз
мами как в своем прямом значении, так и в переносном, относительные прила
В научной литературе выделяются следующие модели актантной метони
(1) имеющий свойство
вызывающий свойство: бодрый
бодрый
(
пыи лтецзмЯ
ангпЯю рбдедрсы
), спокойный
спокойный
(
ронйнимыи цдкн
(2) выражающий свойство, состояние
вызывающий их: печальный
(одцЯкымыи бзг, одцЯкымнд мЯрспндмзд
и
одцЯкымнд зжбдрсзд, од
(3) являющийся таким-то
приводимый в действие им: водяной
водя
(
бнгюмЯю йЯокю
и
бнгюмЯю стпазмЯ
), воздушный
воздушный
(
(4) являющийся таким-то
предназначенный для него: сидячий
си
(
рзгюцдд онкнедмзд
и
рзгюцзд лдрсЯ
), праздничный
праздничный
(5) выражающий определенное качество (свойство)
свойственный по
добному человеку: грубый
грубый
(
вптаыи цдкнбдй
и
вптаыд лЯмдпы
) (мо
(6) ‘
�(S)’
�(S)’
(
‘предназначенный для

’(здесьS
существительное,�
�’(здесьS
существительное,�
’ (здесь
существительное,�
существительное,�
существительное,

произвольное значение):
(

(
(7) ‘Имевший место во время �
‘возникший во время �
(
цЯи — гптв
(
опнзрчдрсбзд — жмЯйнлыи
(
(8) ‘Являющийся Х-ом’
‘покрытый Х-ом’:
(
лЯркн — йнеЯ
(9) ‘�
(S)’
�(S)’
(
S)’
)’
)’
‘имеющий Р
S’,гдеР
произвольноезначение,
S–сущес-
’,гдеР
произвольноезначение,
S–сущес-
’, где Р
произвольное значение, �
S–сущес-
�S–сущес-
S–сущес-
S–сущес-
– сущес
твительное:
кзрсбдммыи
(
фбнимыи
) (
гдпдбн — кдр
),
лдгкдммыи
(
мдиспнмы —
Наши исследования свидетельствуют о том, что метонимический перенос
у рассматриваемых нами прилагательных, как правило, реализуется по двум
а) ‘выражающий определенное качество (свойство)
свойственный по
добному человеку, выражающий указанные свойства’ (модель (5)): «
Обладающий здравым умом, сообразительностью … || Выражающий ум, прони
цательность, Умное лицо,» [7: МАС] <…>
мдтедкз сЯйзд рнкзгмыд, онцсдм
мыд кэгз, р
з рспнвзлз
лнвтс аысы кЯйдюлз? З пЯгз цдвн?
(А, Чехов,
айный советник), Интеллектуальная характеристика человека
дана через характеристику его лица, точнее, выражения лица (об этом будет
сказано ниже), Подобным образом может выражаться эмоциональное состо
яние человека (симптоматическая лексика), Например, если человек рассер
жен, то его состояние может передаваться с помощью характеристики глаз как
, «
Склонный сердиться, гневаться; раздражитель
Сердящийся на кого-, что-л,, испытывающий гнев, раздражение… ||
Выражающий гнев, раздражение» [МАС]:
ОЯчЯ онцтбрсбнбЯкЯ, цсн мЯ ьст
гЯлт б цдпмнл, р
сердитыми глазами
з р адкылз снмйзлз оЯкыхЯлз, нмЯ опн
зжбнгзс бодцЯскдмзд цдвн-сн вЯгйнвн, аджнапЯжмнвн
<…> (А, Чехов, Хорист
б) ‘Являющийся Х-ом
покрытый Х-ом’ (модель (8)), Реализуется только
у относительных прилагательных, обозначающих материал или какую-либо
субстанцию, «
Прил, к табак… ||Сделанный, полученный из
табака… || Относящийся к выращиванию, обработке табака или к торговле та
баком» [МАС],
Онйнбыпюб дшд мдлмнейн б жтад з ноЯцйЯб втаы з гдрмы БЯмгы
табачными пальцами,
нм ноюсы жЯгдпеЯк гыфЯмзд з онкдж ди б пнс р цдл-сн
(А, Чехов, Знакомый мужчина) (пальцы, пропитанные табаком от
пристрастия к курению);
Нм мЯйкнмюкрю мЯг мди, аырспн хдкнбЯк дд б
б
дождевые сырые волосы,
Я нмЯ, бырбнангзб зж-онг нгдюкЯ внктэ птйт,
намюкЯ двн внкнбт, опзсюмткЯ й рдад з, нсрспЯмзб, гнквн рлнспдкЯ, Я онснл
гтмткЯ, разбЯю р апнбди двн йЯокз,
(А, Проханов, Радуйся) (
втаы б лдгд, Я б бн
Редко отмечается модель (4), «
… Прил, к лапти, Лапотное
лыко» [МАС],
ПЯжгбзмтб снкот, бычдк оЯпдмы, нсйзмтк лЯркдмыд опюгз
рбдскыф бнкнр, опзрдк з ончдк йптвнл, сн бысювзбЯю, сн жЯвпдаЯю йнпюбылз
лапотными ногами,
(
эффи, Явдоха) (ноги, «предназначенные» лишь для
Ограничения реализации метонимических значений исследуемых прила
гательных, относящихся к соматизмам, практически по всем указанным моде
лям, связано со спецификой значения самих соматизмов: метонимия с кауза
тивным значением (модели (1), (2), (3)) не реализуется вследствие отсутствия у
соматизма значения субыекта (часть тела не может быть причиной чего-либо);
целевое значение (модели (4), (6)), как правило, не реализуется ввиду строгой
функциональности частей тела (каждая часть тела выполняет определенную
функцию, нельзя сказать *рука, предназначенная для Х), Не осуществляется
и метонимический перенос по модели (7) (временное значение), поскольку лю
аким образом, метонимический перенос прилагательных, относящихся
к соматизмам, осуществляется, как правило, по двум моделям, Количествен
ный анализ фактического материала показывает, что наибольшим потенциа
лом переноса обладают прилагательные, приобретающие переносное значение
по модели а) (92 % рассмотренных примеров), в то время как метонимизация
Отмеченные модели реализуются не у всех рассматриваемых прилагатель
олько прилагательные, в своем прямом значении называющие физичес
кие и психические свойства (см, начало), реализуют метонимическое значение,
Остальные прилагательные не реализуют метонимического значения в сочета
нии с соматизмами ввиду отсутствия смежности существительных, к которым
Метонимический перенос может быть ограничен денотатом, Модель ‘вы
ражающий определенное качество (свойство)
свойственный подобному че
Прилагательные в метонимическом значении, сочетающиеся с соматиз
мами, можно разделить на следующие лексико-семантические группы, каж
дая из которых по-разному характеризует личность (все прилагательные даны
1, Интеллектуальная характеристика человека может быть дана через оп
ределение глаз (
аджгтлмыд, бгтлцзбыд, оыскзбыд, лтгпыд, тлмыд
) (интересно,
что глупые глаза не приведены); лица (
аджгтлмнд, бгтлцзбнд, вктонд, змсдккз
АЯаЯ р гбнимыл, одпдсюмтсыл езбнснл з р
глупым, озабоченным ли
бнчкЯ б жЯк, мзжйн онйкнмзкЯры впЯут з онйпыкЯ рснк адкни рйЯсдпсыэ
2, Физическая характеристика, Глаза (
внкнгмыд, рысыд
), грудь (
зрснл
кдммЯю, трсЯкЯю
); губы (
аджезжмдммыд, адррзкымыд
); лицо (
акЯвнпнгмнд, ангпнд,
лнкнгнд, рыснд
); ноги (
бымнркзбыд, кнбйзд, мдтйкэезд
); пальцы (
кнбйзд, опн
бнпмыд
); руки (
адррзкымыд, впЯхзнжмыд, сптгнбыд
); тело (
кнбйнд, лнкнгнд, онг
бземнд, рыснд, сшдгтчмнд, эпйнд; аджезжмдммнд, адрцтбрсбдммнд, бкдйтшдд
),
АнпнгЯсыд цтийз р
голодными глазами
Фпзокн опдгкЯвЯэс «езбнспд
одштшзф гнйснпнб»
(Саша Черный, На вербе),
Отрсы сдпжЯэс звкы сдпмзи
усталое чело,
Снкыйн рнкмхд б цЯр бдцдпмзи МЯчз йтгпз впдсы лнвкн
(Н, Гумилев, Сказка о королях), <,,,>
лЯкдмыйзи бнрылзкдсмзи лЯкыцзй р пы
еди, йЯй нфпЯ, внкнбни з р акдгмыл
болезненным лицом,
рснзс, опзркнмзбчзры
й гдпдбт, з, рйкнмзб внкнбт мЯанй, йнрзсрю мЯ мдан
(А, Чехов, День за городом),
3, Психологическая характеристика, Обозначает свойство характера или
эмоциональное состояние человека, Брови (
внпгыд, впнжмыд
); глаза (
мыд, аджтлмыд, адродцмыд, внпгыд, кЯрйнбыд, ронйнимыд
); грудь (
); губы (
адррсыгмыд, актгкзбыд, ктйЯбыд
); лицо (
бдрдкнд, бжбнкмнбЯм
мнд, аджжЯансмнд, аджлюсдемнд, адродцмнд, акЯвнцдрсзбнд, вмдбмнд
); лоб (
гтлмыи, аджлюсдемыи
); подбородок (
); рот (
трсЯкыи, бкЯрсмыи
); руки
гнапыд, ронйнимыд, тбдпдммыд
); тело (
йпнсйнд, ркЯгнрспЯрсмнд, спдодсмнд,
Рдпдапюмыи пнв, зжтйпЯчдммыи йнрсыэ ркнмнбыди, МЯ апнмжнбнл акэгд
пЯаы опнсюмткз вдпнкыгт, Мн бЯпбЯпы рдбдпЯ флтпзкз
гордые брови,
Нмз брон
лзмЯкз рйзсЯмыю он рмдвт з он кыгт
(Н, Гумилев, Варвары),
З опдегд онцдлт-
сн аыкн сЯй, цсн ЗтгЯ мзйнвгЯ мд внбнпзк опюлн р Ззртрнл, з снс мзйнвгЯ
опюлн мд напЯшЯкрю й мдлт, мн жЯсн цЯрсн бжвкюгыбЯк мЯ мдвн
ласковыми гла
ткыаЯкрю мЯ мдйнснпыд двн чтсйз, з дркз гнквн мд бзгдк, сн ропЯчзбЯк:
Я вгд ед ЗтгЯ?
(Л, Андреев, Иуда Искариот),
Н рбндл ю тед мд жЯокЯцт, Мн мд
бзгдсы аы лмд мЯ ждлкд Жнкнснд йкдилн мдтгЯцз МЯ дшд
безмятежном челе
(А, Ахматова, О своем я уже не заплачу…),
Я р снрйни бжвкюмтк б дд
[Марты]
Нмз аыкз чзпнйн пЯрйпысы з
снкыйн рнбрдл, гн йпЯдб, онкмы
(З, Гиппиус, Яблони цветут),
Одсю брйЯйзбЯдс, бысювзбЯдс чдэ з
вкюгзс б тонп мЯ йпЯрмнд,
гневное лицо
нсхЯ
(А, Чехов, Лишние люди), <…>
мЯ БкЯгзлзпЯ РдлдмнбзцЯ, окдлюммзйЯ Амгпдю УзкзоонбзцЯ,
мы ркджюшздрю нцз пнгзсдкди хЯпзхы опЯжгмзйЯ,
гордые очи
Амгпдю Узкзо
онбзцЯ, рсыгкзбыд нцз рЯлни хЯпзхы опЯжгмзйЯ,
восторженные очи
внрсди
з гЯед опзкзцмн
завистливые очи
мдйнснпыф лнкнгыф рнрктезбхдб ьснвн
акдрсюшдвн эмнчз
(Ф, Достоевский, Двойник),
ЙнвгЯ гюгю Нпнжйтк опзджеЯ
дс оыюмыи, сЯй, блдрсн снвн цснаы окэмтсы б двн
бессовестные глаза,
гдг
Информацию об интеллектуальном уровне человека мы можем получить
исходя из характеристик его лица (непосредственно лица, а также глаз и лба),
Это связано с тем, что умственная деятельность (или бездеятельность) человека
Другие части тела обычно не передают интеллектуальной характеристи
ки человека, а выражения типа умелые руки,
умные ноги (окказионализм)
[Елены]
брд мнпнбзкз одпдчЯвмтсы анпсзй, мн нмЯ рзкни бнжбпЯшЯкЯ
зф (опнйкюсЯю гпдррзпнбшзхЯ сдкЯ!) з гнегЯкЯры цЯчдцйз гнмычйнл ббдпф
(Щербакова, Женщины в игре без правил), Вместе с тем наблюдается асим
метрия: эпитеты «бездумный», «умный» и «вдумчивый» присущи всем трем
существительным (глаза, лицо, лоб), в то время как «глупый» – только приме
нимо к лицо, мудрый – только к глаза и т, д, Некоторые из этих ограничений
не носят строгого характера:
Узкнрну р
мудрым лицом
йЯкылЯпЯ апдгдс, б
йнснлйд — отрсЯю сЯпЯ
(Арабов, Времена года); вместе с тем, трудно предста
вить неокказиональное употребление выражений *тупой лоб (это будет скорее
Физическая характеристика человека дается через описание его конеч
ностей, туловища, т, е, того, что выполняет какие-либо действия, а также
через лицо (вернее, выражение лица), отражающее физическое состояние че
ловека, Поэтому ловкими и проворными могут быть руки и ноги, но не лицо,
из-за разницы функций только руки хваткие, расторопные, а эпитет резвый
применительно к соматизмам руки и ноги имеет разные значения,
рудовые –
и ладонь, и руки, а спина – рабочая, хотя значение почти одинаковое, И, ко
Психологическая характеристика, так же как и интеллектуальная, часто
дается через определения глаз и лица, а также бровей, губ, рта, лба и нек, др,
Впрочем, это не мешает авторам художественных произведений широко ис
пользовать метонимические модели: <…>
мдбзммыи лЯкыцзй нйЯжЯкрю б онпнц
мнл йнкыхд цызф-сн ртфзф з
наглых конечностей
(Арабов, Биг-бит);
йЯцмткрю з, йЯедсрю, фнсдк онбЯкзсырю, мн цыз-сн
участливые руки
онгфбЯ
сзкз двн
(М, Булгаков, Мастер и Маргарита);
– ЖЯ-лнк-цз-сд! – мЯ бнокы одпд
чкЯ АкоЯст, – Дркз сы, – тйЯжЯсдкымыи оЯкдх лЯсдпз –
властный перст
рдлыз – бозкрю б рснпнмт жЯлтемди гнцдпз, – рйЯедчы дшд фнсы ркнбн б опд
Прилагательное реализует метонимическое значение по модели а) в соче
тании с соматизмами, обозначающими те части тела, которые могут переда
вать состояние человека, Поэтому данная модель не реализуется с соматизма
ми волосы, живот, зубы, локти, ногти, нос, стан, ухо, щеки, Модель б) также
реализуется с ограничениями, связанными с функцией вещества, обозначен
ного прилагательным, Определенное вещество имеет «более характерные для
покрывания» части тела и менее характерные, Если речь идет о продукте пита
ния (масло, мед), то наиболее «характерными» соматизмами будут те, которые
связаны с приемом пищи – кисти рук и прилегающие к ротовой полости (губы,
щеки, подбородок, нос): медовыми могут быть руки, губы, рот, но маловероят
но услышать
медовые ноги или спина, Если человек пришел с улицы в дожд-
ливую погоду, покрытыми каплями дождя (дождевыми) могут быть волосы,
Некоторые качественные прилагательные не сочетаются с соматизмами,
акие слова как
бнжлтсзсдкымыи, броыкыцзбыи, вмдбкзбыи, гЯпнбзсыи, гн
вЯгкзбыи, едрснйнрдпгмыи, мдтпЯбмнбдчдммыи, рнбдрскзбыи
и нек, др, не
имеют метонимического значения, которое могло бы быть определением при
соматизме, Эти прилагательные могут характеризовать человека (
быи, едрснйнрдпгмыи, мдтпЯбмнбдчдммыи цдкнбдй
) или отвлеченное явление
Зачастую сам соматизм под воздействием метонимического значения
прилагательного приобретает метонимическое значение, Если состояние чело
века характеризуется с помощью его глаз, то, как правило, имеются в виду не
сами глаза, а взгляд, слово «лицо» имеет метонимическое значение ‘выраже
ние лица’ и т, д,: Ванда поглядела на
серьезное лицо
горничной, на сытую фи
гуру Финкеля, который, по-видимому, не узнавал ее, и покраснела,,, (
Знакомый мужчина); <…> Алка умирала от жалости, глядя в его [Георгия]
талые глаза
, предлагала сачкануть разок-другой из лавашного рабства, но он
качал головой и обыяснял, что дядя за него поручился, (Щербакова, Женщины
в игре без правил), В этом случае метонимический перенос существительного
осуществляется по модели: ‘часть тела – актуальное состояние части тела’, ко
1, Метонимический перенос прилагательных, относящихся к соматиз
мам, осуществляется, как правило, по двум моделям: а) ‘выражающий опреде
ленное качество (свойство)’
‘свойственный подобному человеку, выражаю
щий указанные свойства’; б) ‘являющийся Х-ом’
‘покрытый Х-ом’, причем
2, Некоторые прилагательные не реализуют метонимического значения
в сочетании с соматизмами ввиду отсутствия основания для метонимического
3, Качественные прилагательные, реализующие метонимическое значе
ние, входят в следующие группы: интеллектуальная характеристика, физи
ческая характеристика, психологическая характеристика, Метонимическое
значение относительные прилагательные образует одну группу: характерис
4, Прилагательные в метонимическом значении сочетаются только с теми
соматизмами, которые могут выражать состояния человека (модель а)) или мо
5, Сочетание метонимического значения некоторых прилагательных с со
1, Сандакова М, В, Метонимия прилагательного в русском языке, Моно
2, Щрамм А, Н, Очерки по семантике качественных прилагательных (на
3, Сидорова М, Я, Семантико-грамматические свойства имен прилага
тельных как основание для их классификации −− Русистика сегодня, – 1994, –
4, Сандакова М, В, Основные модели метонимического переноса качест
венных прилагательных, обозначающих свойства лиц −− Вопросы филологии
5, Апресян Я, Д, Лексическая семантика (Синонимические средства язы
6, Новиков Л, А, Семантика русского языка: Учебное пособие, – М,, 1982, –
8, Горбачевич К, С, Словарь эпитетов русского литературного языка, –
В отечественном языкознании проделана значительная работа по изуче
нию вопроса о присоединении, В настоящей статье отражены взгляды русских
синтаксистов на присоединение, рассматривается природа и синтаксическая
Активное изучение присоединения начинается с 1-й половины �
��века,
�века,
века,
Д,Н, Овсянико-Куликовский в «Синтаксисе русского языка» обратил внима
ние исследователей на присоединительную функцию отдельных сочинитель
ных союзов, Однако он отметил наличие таких предложений, которые не укла
дываются в рамки сложносочиненных или сложноподчиненных, По мнению
Д,Н, Овсянико-Куликовского, между частями таких предложений имеется
большая пауза, чем в обыкновенных сложносочиненных и сложноподчинен
Присоединительным связям уделено внимание и в Академической грам
матике русского языка, где рассматриваются присоединительные отношения
в составе сложного предложения, дан подробный анализ сложносочиненных
предложений с присоединительными отношениями, Присоединение опреде
ляется как «такая связь двух предложений в составе сложного, при которой
содержание второго предложения является дополнительным сообщением, вы
званным содержанием первого предложения или возникшим по поводу него»
В Грамматике-80 присоединительные отношения выделяются в рамках
двух видов связи – сочинения и подчинения, Они «могут выступать и как отно
сительно самостоятельные, связанные со специальными союзными средства
ми, и как сопровождающие собою другие отношения» [3], то есть для выраже
ния присоединения не существует определенных синтаксических моделей, В
частности, в состав сложноподчиненных предложений с присоединительными
1) распространительно-изыяснительные со словом
в той или иной па
2) распространительно-обстоятельственные со словами
онцдлт, нсцдвн,
и предложно-падежными формами слова
цсн: гкю цдвн, жЯ цсн, бркдгрс-
Изучение присоединительного значения сочинительных союзов началось
раньше, чем изучение присоединения как особого вида связи, Однако предло
жения с присоединительными отношениями в рамках структурно-семантичес
кого подхода к классификации сложных предложений как класс сложносочи
ненных предложений (ССП) были добавлены к традиционным трем классам
(соединительным, разделительным и противительным) намного позднее, Это
обыясняется тем, что присоединительные союзы в сложносочиненном пред
ложении возникли на базе соединительных и противительных, По мнению
многих исследователей, это не позволяет выделять присоединение как особый
вид синтаксической связи, Союзов, имеющих чисто присоединительное зна
чение, очень мало (
гЯ з, Я сн, мд сн
ак, в Грамматике русского языка АН
СССР (1954 г,) к сложносочиненным предложениям с присоединительными
отношениями относятся предложения со всеми соединительными и противи
тельными союзами, в составе предикативной части которых можно усмотреть
дополнительное сообщение, Справедливым представляется утверждение В,А,
Белошапковой о том, что «если при делении сложносочиненных предложений
на семантические типы учитывается их содержание, создаваемое лексическим
наполнением, то выделяемые разряды неизбежно оказываются очень неодно
родными в структурном отношении, а одни и те же структуры оказываются
отнесенными к разным типам» [4], Кроме того, некоторые исследователи пола
не совсем бесспорно, поскольку они не проявляют в полной мере характерного
для сочинения значения равнозначности, аналогичности, Присоединяемая,
Что касается сложноподчиненных предложений (СПП) с присоедини
тельными отношениями, то традиционно они выделяются в рамках струк
турно-семантической классификации сложноподчиненных предложений как
разновидность предложений расчлененной структуры, Однако многие ученые
(например, П,А, Лекант) считают, что «это особый вид сложноподчиненного
предложения, который не относится ни к нерасчлененным, ни к расчленен
ным, С одной стороны, он имеет признак расчлененности – придаточная часть
относится ко всей главной части, поясняет весь ее состав, с другой – имеет со
аким образом подчеркивается, что типология СПП по признаку расчле
ненности − нерасчлененности не вполне безупречна, что СПП с присоедини
тельными отношениями – это особый тип сложных предложений, Необходимо
определить такие признаки СПП с присоединительными отношениями (и ССП
с подобными отношениями), которые позволили бы выделить их как предло
,Н, Мревлишвили, анализируя придаточные «относительные» в работе
«Виды сложноподчиненного предложения в языке Н,В, Гоголя», приходит к
выводу, что существование присоединения как особого вида связи, «основан
ного на принципе присоединительного сочетания и фраз, не вызывает сомне
ния у большинства языковедов» [7], Данные предложения являются наиболее
самостоятельными (например, по сравнению с придаточными следствия), они
не подчиняются определяемому предложению, а сами поясняются тем предло
До настоящего времени среди исследователей нет единства взглядов в оп
ределении места предложений данного типа в классификации сложных пред
ложений, Одни ученые рассматривают эти предложения как виды сложносочи
ненных и сложноподчиненных предложений (Н,С, Поспелов, В,А, Белошапко
ва, С,Е, Крючков и др,), Другие видят в присоединении самостоятельный вид
связи, особое синтаксическое явление (Л,В, Щерба, И,А, Попова, Н,С, Валги
на, М,Е, Щафиро,
,Н, Мревлишвили и др,); в этом случае подчеркивается,
что присоединительные конструкции решают определенные стилистические
М,В, Карпенко в монографии «Присоединительные конструкции в сов
ременном русском языке» отмечает, что «понятие «присоединительная кон-
струкция» обозначает структуру данного синтаксического явления, а понятие
«присоединительная связь» обозначает связь между частями конструкции»
[8], Исследователь предлагает выделять два основных типа присоединитель
1) присоединительные конструкции, части которых оформлены как одно
предложение; 2) присоединительные конструкции, части которых оформлены
3) конструкции с замыкающей (или заключительной) присоединяемой
5) пояснительные присоединения и близкие к ним по значению добавоч
7) присоединительные предложения, обозначающие непосредственный
8) присоединяемая часть, представляющая по отношению к основной час
ти контраст, несоответствие, непоследовательность в развитии действия или
Наблюдения, сделанные М,В, Карпенко, показывают, что большая часть
сложных предложений с присоединительными отношениями представляет со
Л,Г, Хатиашвили, исследуя в монографии «Присоединительные связи в
1) присоединительные конструкции с сочинительными союзами в роли
присоединительных (например:
НмЯ [ЧтпнцйЯ] сзфн жЯрлдюкЯры,
и этот
мзжйзи, кЯрйЯэшзи рлдф нснжбЯкрю б вптгз ПнлЯчнбЯ пЯгнрсмни гпнеыэ
2) конструкции с подчинительными союзами и союзными словами в функ-
ции присоединительных (например:
Пдйптсзй р мдопзбыцйз опз йЯегни откд
рвзаЯк мЯанй внкнбт з бысювзбЯк чдэ,
снед жЯрсЯбкюкн рлдюсырю рнкгЯ
3) конструкции со специфическими присоединительными союзами и со
юзными словами (например:
ЗпзмЯ бонкмд жЯбкЯгдкЯ рбнзл атгтшзл едмз
Исследователь подчеркивает, что между первой и второй группами сущест-
вуют значительные отличия, которые заключаются в характере связи: «при
соединение при помощи сочинительных союзов носит разговорный характер,
в то время как присоединение подчинительными союзами и относительными
По утверждению Л,Г, Хатиашвили, тот факт, что присоединяемый эле
мент не имеется вначале в виду, а возникает в процессе речи или после ее окон
чания, дает основание выделять предложения с присоединительными отно
шениями в особый тип, отличный от сочинения и подчинения, где «с самого
начала имеются два члена или предложения (высказывания), которые, в зави
симости от обстоятельств, связываются по тому или иному типу связей, <…>
Присоединительные связи отличаются от сочинения и подчинения именно
своим смысловым содержанием; поэтому сочинительные и подчинительные
Итак, присоединение традиционно рассматривается как один из видов
связи в сложном предложении в зависимости от средств связи и от характера
смысловых отношений между частями предложения, При этом присоедини
тельные отношения могут выражаться как в сложносочиненных, так и в слож
ноподчиненных предложениях, Согласно структурно-семантическому подхо
ду присоединение в таких предложениях не является самостоятельным видом
Неоднозначность подходов к понятию присоединения связана с тем, что
предложения с присоединительной предикативной частью наблюдаются как в
системе ССП, так и в системе СПП, тем самым нарушается типология сложных
предложений, основанная на средствах связи, В частности, СПП с присоеди
нительными отношениями не имеют специализированных средств связи, то
есть характерных именно для данного типа предложений, которые указывали
бы на семантику отношений между частями, Отношения присоединения вы
ражаются в СПП с помощью союзных слов, которые являются формальными
показателями подчинения, причем значение союзного слова без главной части
неопределенно, В ССП данного типа также количество специфических присо
аким образом, сложные предложения с присоединительными отноше
ниями неоднозначно трактуются в отечественном языкознании, зачастую
данный тип отношений не включается в некоторые классификации сложных
предложений, что свидетельствует о сложности рассматриваемой проблемы и
необходимости внести уточнения в вопрос о типологических признаках слож
1, Овсянико-Куликовский Д, Н, Синтаксис русского языка, – СПб,, 1912, –
2, Грамматика русского языка,
, 2, Синтаксис, Ч, 2, – М,, 1954, – С,
��,Синтаксис,–М,,1980,–С,168,
,Синтаксис,–М,,1980,–С,168,
4, Белошапкова В, А, Сложное предложение в современном русском язы
5, Современный русский язык − Под ред, П, А, Леканта, – М,, 2000, – С,
7, Мревлишвили
, Н, Виды сложноподчиненного предложения в языке
8, Карпенко М, В, Присоединительные конструкции в современном рус
ском языке (лекции по спецкурсу для студентов-филологов), –Черновцы, 1961, –
9, Хатиашвили Л, Г, Присоединительные связи в русском языке, –
Т,А, Остапенко
Основным предметом исследования прагмалингвистики является
выбор говорящим лингвистических способов наиболее эффективного
воздействия на собеседника, В связи с этим лингвистами исследуются праг
матическая установка говорящего и ее отражение в дискурсе, прагматичес
кое содержание, прогнозируемый прагматический эффект, прагматический
потенциал языковых единиц (Д, Вундерлих, Д, Вандервекен, В,Г, Гак,
ван Дейк, С, Левинсон, Дж, Лич, Я, Мей, И,П, Сусов, В,В, Богданов, Г,Г, По
чепцов, О,Г, Почепцов, Я,С, Степанов, Н,Д, Арутюнова, Е,В, Падучева, А,Е,
Кибрик, Г, В, Колшанский, Л,Г, Васильев), В процессе коммуникации человек
сознательно прибегает к помощи языковых средств, понимая, что они опре
деленным образом воздействуют на поведение окружающих его людей и что
путем подбора соответствующих языковых единиц можно добиться от слуша
телей желаемых результатов, Следовательно, языковые знаки, используемые
человеком, в большинстве своем интенциональны, Интенция говорящего за
ключается в стремлении репрезентировать в
речи свои внутренние психоло
гические состояния (мнения, желания, убеждения, эмоциональные реакции),
являющиеся проявлениями общего фундаментального свойства ментальной и
Интенциональность понимается в философии как ‘особенность человечес
кого сознания, которая состоит в его направленности на какой-нибудь предмет’
[1], Значение интенционального контекста формируется семантикой модуса в
Согласно теории речевых актов, основной единицей речи является рече
вой акт, представляющий собой целенаправленное речевое действие и соеди
няющий единичное намерение (иллокуция), завершённый минимальный отре
зок речи (локуция) и достигаемый результат (перлокуция) [2], Минимальная
единица человеческой коммуникации, таким образом, представляет собой не
предложение, а совершение определенных актов, таких как констатация, воп
рос, приказ, описание, обыяснение, извинение, благодарность, поздравление,
передача эмоциональной реакции, Основной целью коммуникации является
либо изменение в окружающей среде говорящего, либо в образе мыслей собе
седника, то есть речевое воздействие, Именно иллокуция является централь
ным компонентом речевого акта, так как именно с ее помощью говорящий вы
ражает свою интенцию, Речевой акт строится на основе интенциональности,
В процессе коммуникации говорящий репрезентирует интенциональное со
стояние грамматически и выражает собственно коммуникативную интенцию,
Коммуникативной интенцией говорящего является намерение каким-либо об
разом воздействовать на адресата, на его поведение, психологическое и когни
Иллокуционное намерение – это тот смысл, который говорящий пытает
ся реализовать при помощи языка, Суть процесса коммуникации заключает
ся в успешной интерпретации слушающим речевого акта и раскрытие интен
ции говорящего, Коммуникативную интенцию реализует иллокутивная сила,
обеспечивающая высказыванию статус речевого действия, осуществляемого в
В зависимости от ситуации, от целей участников коммуникации, особен
ностей языковой личности говорящего одно и то же высказывание может иметь
различную иллокутивную силу, Понятия иллокутивной силы и речевого акта
служат для отражения взаимодействия языковых и внеязыковых факторов в
конкретном акте коммуникации, Коммуникативный акт состоит из речевого
акта говорящего, аудиционного акта слушающего и коммуникативной ситуа
Речевой акт требует рассмотрения в рамках дискурса, поскольку именно
актуализированное в речевой деятельности предложение наиболее полно и не
Речевой акт не обязательно реализуется грамматически полным члени
мым предложением, в спонтанной диалогической речи прослеживается тен
денция к сокращению высказывания, активному использованию нечленимых
предложений, Говорящий грамматически репрезентирует коммуникативную
интенцию не только в форме членимых высказываний, имеющих субыект и
предикат, выделяющих члены предложения, но и посредством нечленимых
единиц, представляющих собой речевые стереотипы, состоящие из десеманти
зированных лексем и выражающие обобщенное коммуникативное значение,
пропозитивно основывающееся на базе контекста, Например:
МЯ онкйЯф кдеЯ
кз оЯцйз нпгдпнб, одпдбюжЯммыд рбдеди адцдбйни,
– Ого!
– рйЯжЯк бнрфзшдммыи
НрсЯо, – Онкмыи Япфзб мЯ гнлт!
(И, Ильф, Е, Петров)
нечленимое предло
жение в приведенном отрывке выражает реакцию на предыдущую реплику –
– Йтоз! – А фнгюс? –
Еще как!
МЯ гбЯ цЯрЯ снцмди йпдлкдбрйзф!
С, Довлатов) – нечленимое предложение выражает эмоциональное подтверж
дение услышанного, Употребление в структуре диалогических единств нечле
нимых предложений придает этим единицам текста динамику и выразитель
При интерпретации иллокутивного потенциала нечленимого предложе
ния основное значение содержится в контексте и фонде общих знаний участ
ников коммуникации, Формирование иллокутивной силы, её распознавание и
интерпретация могут быть обыяснены лишь на основе анализа взаимодействия
намерений участников коммуникации, условий, определяющих употребление
Вследствие обобщенности и отвлеченности семантики одной из основных
категориальных характеристик нечленимого предложения является его ин
тенциональная заданность
(Мт те! ДгбЯ кз! Ни кз?
– сомнение,
Ди-анвт! Дшд
аы! Бнс злдммн!
– подтверждение, уверенность,
Мт з мт! Нвн! Мзцдвн рдад!

и т, п,), Следует отметить, что подобные конструкции выражают
намерение или маркируют намерение примыкающего к нему высказывания:
– Бы фнсзсд, цснаы ю онжбнкзк лнди опзрктвд пЯж б мдгдкэ одпд
сзпЯсы лнз ймзвз?
Да?,, – Именно, – Ни за что в жизни!
(А, Мариенгоф) –
решительное несогласие;
МЯ онкйЯф кдеЯкз оЯцйз нпгдпнб, одпдбюжЯммыд рбд
еди адцдбйни,
– Ого!
– рйЯжЯк бнрфзшдммыи НрсЯо, – Онкмыи Япфзб мЯ гнлт!
(И, Ильф, Е, Петров) – удивление и восхищение;
А сдодпы те, ю гтлЯэ, мзйнвн
зж мзф б езбыф мдс,
– Ой ты-ы…
– б теЯрд опнчдосЯкЯ МЯгю
(А, Фадеев) –
Это особый структурно-семантический тип предложений, выражающий
коммуникативные аспекты ситуации, поэтому при их интерпретации особое
значение приобретает постижение целеустановки речевого акта безотноситель
но к информативному содержанию высказывания, его пропозиции (выразить
побуждение, удивление, согласие−несогласие, симпатию−антипатию, предло
Нечленимые предложения выражают отношение говорящего к тем или
иным фактам или явлениям, его чувства и эмоции, Подобные языковые еди
ницы относятся к средствам синтаксической экспрессивности и обладают ог
ромным коммуникативно-прагматическим потенциалом, Прагматическую
интенцию автора нечленимого предложения составляют: эмоциональное са
мовыражение говорящего, эмоциональная оценка фактов контекста, эмоцио
нальное воздействие на слушающего [3], Например:
НрсЯо онсюмткрю жЯ рбн
зл внкнбмыл танпнл, мн онвпЯмзцмзй сЯй ед лнкцЯ нсозфмтк двн птйт мЯжЯг,
– рйЯжЯк йнлЯмгнп гнапнгтчмн,
– Но, но! Без рук!
(И, Ильф, Е, Петров) –
интенция говорящего – мягко пресечь действия партнера по коммуникации,
Следует отметить, что в процессе коммуникации все три цели взаимодейству
ют комплексно, являясь доминантой в прагматической задаче рационального
Любое высказывание носит субыективный характер, нечленимые предло
жения являются ярким средством выражения субыективно-модальной оцен
ки, Анализ прагматических концепций общения позволяет сделать вывод о
том, что вовлеченность субыекта речи в коммуникативную ситуацию способна
проявляться в таких интенциональных макрокомпонентах, как эмоциональ
ность, искренность, категоричность, заинтересованность, Подчеркнутое выра
жение в речи каждого из этих состояний и создает экспрессивность высказыва
ния, Интенциональное значение экспрессивности, которое присутствует в лю
бом нечленимом предложении, – это прагматический смысл, заключающийся
в стремлении говорящего донести до слушающего как можно точнее, полнее и
Чтобы предложение было актуализировано в речи говорящим, восприня
то и понято слушающим, осуществляется интенциональный акт, обеспечиваю
щий целостность текста на стадии целеустановки, Интенциональный уровень
составляет глубинную структуру информации, развертываемую в реализуе
мых синтаксических структурах, и определяет его связность, Интенциональ
ный контекст представляет собой вид прагматического контекста, в котором
заданы условия адекватного понимания высказываний текста и связей между
– Бы кэазсд Вдимд? – Анкдд зкз лдмдд, – А ЧзккдпЯ? –
Еще бы…
Довлатов) – без первых трех реплик диалога нечленимое предложение
Дшд аы
невозможно было бы понять достаточно адекватно, так как реплики представ
лены неполными предложениями;
МЯйнмдх онюбзкрю зж онгкдрйЯ ВкЯбмыи,
онгнчдк й ЗбЯмт ЗбЯмыцт з рйЯжЯк, вкюгю мЯ АзлЯ:
– Ух ты!
З мЯ рнаЯйт
мд онфне: жбдпы жбдпдл
(Г,
роепольский) – нечленимое предложение
Тф сы!
является реакцией говорящего на увиденное;
– Опзцдл, зжбнкзсд бзгдсы, опз
брюйнл одпдбдпсд опнхдмс мЯч, онжбнкэ рдад рйЯжЯсы, аык б онапЯсЯмыд… – …р
рнбдрсыэ з жЯйнмнл? –
ОпзйЯедсд, БкЯгзлзп БЯрзкыдбзц? –
(А, Мариенгоф) – нечленимое предложение
выражает подтверж
дение информации, содержащейся в предыдущей реплике; нечленимое пред
Чель коммуникации не ограничивается желанием коммуникантов донес
ти или понять какую-то информацию, говорящий стремится выразить свои
эмоции, чувства и интенции и суметь распознать чужие
Особую роль в про
цессе коммуникации играют
нечленимые предложения, служащие для пере
дачи субыективно-эмоциональной реакции на факты контекста, Нечленимые
предложения, таким образом, составляют высказывания разговорно-диалоги
ческого типа, отмеченные интенциональными смыслами, обеспечивающими
успешное диалогическое взаимодействие коммуникантов посредством выра
жения в речи эмоционально окрашенного, личностного отношения к предме
2, Серль Дж, Р, Классификация иллокутивных актов −− Новое в зарубеж
3, Нариньяни А, С, Функциональное представление речевого акта и фор
мальной модели диалога
Диалоговое взаимодействие и представление зна
ний, – Новосибирск, 1985, – С, 86,
ТСЛИФЖЖ БАЕГРЛМБМ ЕАБМЙМАИА
В современной науке накоплен уже достаточно большой опыт изучения
заголовков, Исследованием функций, структуры, семантических характерис
тик, стилистических особенностей заголовков издавна занимались и лингвис
ты, и литературоведы, и журналисты (Н,Е, Бахарев, А,С, Попов, Н,П, Хар
ченко, Н,А, Кожина, Е,В, Джанджакова, В,В, Богуславская, Н,А, Веселова,
Л,Б, Бойко, Г,Я, Солганик, В,В, Пронин,
,М, Максимова, Зильберт, Н,Г, Ми
хайловская, В,Л, Музыкант, Е,Н, Пушкина, И,В, Арнольд и др,), Данные ис
следования проводились на материале различных языков, а также изучалась
специфика того или иного жанра, Однако некоторые аспекты изучения заго
ловка до сих пор не получили исчерпывающего освещения, например, вопрос
о грамматическом статусе заголовка, а также о его функциях, Это говорит о
том, что такое сложное, многоаспектное образование, как заголовок, требует
Все исследователи отмечают полифункциональный характер заголовка,
1, Графически-выделительная функция,
Заголовок отграничивает один
текст от другого, Он всегда набран более крупным шрифтом, чем произведе
ние, а также отдален от текста на большее расстояние, чем предложения текста
произведения друг от друга, Все это делает постановку точки после повествова
3, Прогнозирующая функция,
Знакомясь лишь с заголовками, читатель
может выбрать интересующую его информацию, не обращаясь к самому тек
сту, У него формируются собственные проекции текста, своего рода гипотезы
относительно возможных вариантов происходящего, описанного в нем, Про
гнозирование осуществляется на основе комплекса лингвистических и экстра
4, Информативная функция,
Заголовок не только называет, но и передает
5, Рекламная функция,
Заголовок используется для активизации и при
6, Экспрессивная функция
(такой заголовок эмоционально насыщен и
7, Апеллятивная функция,
Заголовок может оказывать влияние на эмо
Синтаксическая структура заголовка определенным образом связана с
Номинативная функция наиболее ярко проявляется в форме имени сущест-
вительного в именительном падеже или словосочетании во главе с этой фор
(Аргументы и факты, 31,01,07, далее–АиФ);
(Новая
газета, 22,01,07, далее–НГ);
(АиФ, 6,12,06);
Нашдрсбдммнд опзжмЯ
(Рязанские ведомости, 10,01,07, далее–РВ);
ЭйжЯлдмЯхзнммнд дгзмрсбн
(РВ, 6,02,07);
БзсЯлзммЯю внкнбнкнлйЯ; ЛзпЯез опнхбдсЯмзю; ЙпдшдмрйЯю
Информативная функция проявляется в наиболее развернутом виде в за
головках-предложениях (прежде всего, двусоставных предложениях):
мюдлыи Упдмйдкы набзмзк ХдмспнаЯмй; ЛЯхтдб звпЯдс ПЯфлЯмзмнбЯ
(АиФ,
Птррйзд б Йтпчдбдкд онрспнзкз Йпдлкы
(Комсомольская правда,
11,01,07, далее–КП);
Абснатры лдмюэс лЯпчптсы
(АиФ, 31,01,07);
Б Пнр
рзз мЯцЯкрю Внг птррйнвн южыйЯ
(РВ, 10,01,07);
ГздсЯ гнбдкЯ гн пдЯмзлЯхзз;
Осуществлению рекламной функции заголовка также способствуют син
таксические средства, например, заголовки с разрывом конструкции в середи
не знаком многоточия, Этот знак указывает на неожиданность последующей
части заголовка, подчеркивает несоответствие между содержанием частей:
Вдпни Рнбдсрйнвн… ЯмдйгнсЯ
(АиФ, 13,12,06);
ОнйЯжЯмзю гЯэс … тлдпчзд
(АиФ, 11,10,06);
Взскдп тлдп б …1964 внгт?
(АиФ, 8,11,06);
Нередко заголовок представляет собой прерванную речь, что подчеркива
ется многоточием в конце:
А нмз лзвЯэс…
(АиФ, 8,11,06);
Йнлт нм – гнозмв…
Щироко используются в роли газетного заголовка парцеллированные
построения, позволяющие выделить главное, основное в высказывании, при
влекающие к нему внимание:
МЯ йЯпсд накЯрсз – мнбыд лЯвзрспЯкз,
(РВ, 11,01,07);
Лдгбдеыз трктвз, Эпзгзцдрйзд
(НГ, 12,02,07);
ЙЯгпы гкю
рктеаы, Бндммни з внртгЯпрсбдммни
(РВ, 3,02,07);
Кдб Кдшдмйн: Я жЯ хЯпю з
Иногда встречаются заголовки с намеренным пропуском знаков препина
ния, например:
ПЯррспдкюсы мдкыжю онбдрзсы
(АиФ, 24,01,07),
акой заголо
Привлекают внимание читателя распространенные в современных га
зетах заголовочные построения:
ЖЯшзсЯ одцдмз: ноыс онйнкдмзи
ЛЯкыи азжмдр: пдчЯдл опнакдлт
(РВ, 25,01,07);
ВпЯегЯмрйЯю бни
мЯ: онпЯ рсЯбзсы снцйт
(АиФ, 31,01,07), Здесь к первой части после паузы,
обозначенной двоеточием, присоединяется главная в смысловом отношении
Для осуществления апеллятивной функции используются побудительные
предложения, рассчитанные на воздействие, соучастие:
Мд гЯисд ГЯчд тисз!
(АиФ, 15,11,06);
Бодпдг, й зжад-цзсЯкымд!
(ЛГ, 6,07,05);
НсопЯбысд кзусы
мЯ одмрзэ!
(АиФ, 22,11,06);
РспЯмЯ, жЯокЯсз лзкзхзз!
(КП, 23,11,06)
ин
финитивные конструкции:
Мд налЯмтсы цзсЯсдкю
(Литературная газета,
Большой заряд экспрессии несут восклицательные и вопросительные
предложения, особенно с обращениями:
АпЯбн, оЯмз ЛнмзйЯ!
(РГ, 23,12,05);
Нмз онжнпюс Пнррзэ!
(КП, 23,11,06);
ЖЯцдл бы, лЯрсдпЯ йткыстпы?
; З рмнбЯ «бпЯцз-тазихы»?
(АиФ, 24,01,07);
НрсЯмдсрю кз Пнррзю адж
(ЛГ, 31,01,07);
А аык кз атмйдп?
(АиФ, 1,11,06);
ЖЯйЯжЯк кз
Исследуя развитие синтаксической структуры газетных заголовков, Н,Е,
Бахарев выяснил, что для периода с 1903 по 1907 годы наиболее характерными
являлись номинативные заголовки, свободные синтаксические формы – сло
восочетания и предложно-падежные формы слов, Реже использовались в заго
ловках односоставные и двусоставные предложения, и почти совсем не встре
чались сложные предложения, Следовательно, основная функция для этого
периода – номинативная [1], по определению А,С, Попова, «онтологическая,
исходная функция заглавия: заголовок призван обозначить статью, назвать
ее, выделить среди других статей» [2], Для периода 1935-1939 гг, характерно
сокращение номинативных структур, Увеличивается количество двусостав
ных, односоставных сложных предложений, Причем среди них – преоблада
ющее число побудительных высказываний в роли заголовков, Однако меньше
становится номинативных и односоставных предложений, использующихся в
качестве заголовков, и больше сложных структур [3],
аким образом, посте
пенно на первый план выходят информативная и экспрессивная функции за
Нужно заметить, что и для современных газетных заголовков однослов
ные конструкции – явление нехарактерное, так как они не обладают необхо
димой информационной насыщенностью, Между тем, заголовок должен не
просто назвать, обозначить тему, он должен сообщить о факте, событии, фор
мировать отношение к нему, передавать авторскую позицию [4], Кроме того,
в настоящее время особое значение приобрела рекламная функция заголовка,
ведь чем ярче, оригинальнее, выразительнее будет заголовок, тем больше веро
В газетной практике функции заголовка тесно взаимодействуют, причем
одна из них, как правило, выдвигается на первый план, Конкретный характер
взаимодействия функций заголовка обусловлен многими факторами, В разные
периоды и в разных газетах эти факторы различны, а потому различно сочета
1, Бахарев Н,Е,Общие тенденции и некоторые закономерности структур
но-функционального развития газетного заголовка − Н,Е, Бахарев −− Русское
2, Долгирева А,Э, Газетный заголовок в прагмалингвистическом аспекте:
3, Попов А,С, Синтаксическая структура современных газетных загла
вий и ее развитие −− Развитие синтаксиса современного русского языка, – М,,
4, Бахарев Н,Е,Общие тенденции и некоторые закономерности структур
но-функционального развития газетного заголовка − Н,Е, Бахарев −− Русское
5, Житенева Л,И, Ориентиры газетного номера −− Русская речь, 1984, №
Т,Н, Пешехонова
АППМФЖАРЖАЛМ-БОАККАРЖХГПИЖЗ НМВУМВ
В настоящее время в связи с постоянным притоком детей этнических миг
рантов не только в этнонациональные школы, но и в обычные российские об
щеобразовательные школы стала актуальной проблема адаптации традицион
ного школьного курса русского языка к особенностям полиязыковой аудито
рии, Очевидно, что учащимся, не владеющим или слабо владеющим русским
языком, требуется пройти специальный курс изучения русского языка как
иностранного, однако представляется важным поставить вопрос о необходи
мости создания лингводидактической поддержки для детей, чьё знание рус
ского языка позволяет обучаться в общеобразовательной школе, но является
Одной из серьёзных лингводидактических проблем, в частности, являет
ся описание грамматики русского языка, Активные грамматики (грамматики
для говорящего), ориентированные на речевую деятельность и используемые в
практике преподавания РКИ (русского языка как иностранного) не подходят
для носителей языка, а традиционная, дескриптивная (описательная) грамма
тика, используемая в школьных учебниках, ориентирована на понимание, т,
е, является пассивной по отношению к носителю языка и, следовательно, не
подходит для инофонов, Необходимо такое лингводидактическое описание,
которое подходило бы обеим категориям учащихся, т, е, при сохранении сис
темности предыявляемой информации оставляло возможность активного пути
Вероятно, такое описание можно создать, если синтезировать два разных
типа грамматик: грамматику традиционную, дескриптивную, и грамматику
ассоциативную (в её активном варианте), Возможность такого синтеза следует
По определению Я, Н, Караулова, ассоциативная грамматика – «это
грамматика, заключённая в ассоциативно-вербальной сети носителя языка и
извлекаемая из неё лингвистом с целью создания либо статически-системно
го, либо динамически-активного её описания» [1, 14], Исследователь обращает
внимание на условность разделения знаний на декларативные (соответствую
щие лексике) и операциональные (соответствующие грамматике и представ
ляющие собой правила оперирования декларативными знаниями), Речевая
деятельность совершается на основе синкретизма грамматики и лексики в
сознании говорящего [1, 35-36], Аналогично, в соответствии с естественными
законами, устроена ассоциативная грамматика, заключённая в ассоциативно-
вербальной сети языка (АВС), выявляемой путём масштабного ассоциативного
эксперимента с носителями языка, грамматика лексикализованная, Следова
Я, Н, Караулов отмечает, что возникновение грамматических описаний
разного типа обусловлено различием исследовательских путей репрезентации
естественного языка и зависит от выбранных направлений между тремя спосо
бами репрезентации: языком-текстом, языком-системой и языком-способнос
ак, дескриптивная грамматика появляется в результате восстановления
из языка-текста языка-системы, а ассоциативная грамматика соответствует
переходу от языка-способности (материальным аналогом которого можно счи
тать АВС языка) к системе и тексту, Классификационное, пассивное описа
ние ассоциативной грамматики появляется в случае реконструкции системы
языковой сети, а её активная направленность возникает при составлении (или
восстановлении) текста из грамматикализованных (грамматически оформлен
АВС языка есть одновременно распределённая на массиве лексем систе
ма и представленный «большим числом многомерно связанных одна с другой
записей» текст, т, е, гипертекст [1, 50], Последнее позволяет понять, как в
рамках АВС, сформированной из множества грамматически оформленных пар
«стимул – реакция», посредством метода, который Я, Н, Караулов называет
«путешествие по ассоциативно-вербальной сети» (когда по принципу мозаики
производится выбор из множества из готовых, грамматически оформленных
лексем и составляются нужные фразы), становится возможным осуществле
ние перехода от языка-способности (т, е, от сети) к тексту, а значит, реализует
Из сказанного следует, что если традиционное грамматическое описание
языковой системы организовать так, чтобы элементы описания образовали
структуру, аналогичную АВС (т, е, семантическое поле, чтобы сформировать
в сознании учащихся ассоциативное поле семантического типа), то достига
ется поставленная нами цель: при внешнем, формальном изменении структу
ры описания, содержание остаётся приспособленным для обучения носителей
языка (сохраняется системность), в то же время форма, соответствующая прин-
ципам организации лексико-грамматической системы в сознании человека, т,
е, языку-способности, позволяет учащимся-инофонам параллельно с пассив
Ввиду того что грамматическая система языка науки (в нашем случае это
метаязык лингвистики) складывается на основе естественного языка [2, 57],
достаточной лексической базой для ассоциативной грамматики и, следова
тельно, основой для речевой деятельности учащихся, на наш взгляд, может
являться и небольшая, по сравнению с АВС, грамматикализованная ассоциа
аким образом, активное описание ассоциативной грамматики может
быть создано на основе традиционного, пассивного описания, т, е, в рамках
одного грамматического описания могут сочетаться ассоциативная и дескрип
тивная грамматики, активное и пассивное описание языка, Для выполнения
этой задачи необходимо организовать лингвистическую теорию в школьных
учебниках по полевому принципу и, выявив (преимущественно на лексичес
1, Караулов Я, Н, Активная грамматика и ассоциативно-вербальная сеть, –
2, Суперанская А, В,, Подольская Н, В,, Васильева Н, В, Общая термино
ОМВМ-АЖВМААЭ БОСННА «ЛАЖКГЛМААЛЖЭ НОГВКГРМА
МВГДВЩ ВЙЭ ЕАЧЖРЩ ЛМБ» А БМАМОАУ ИАКХАВАЙМА
Родо-видовая группа (РВГ) «Наименования предметов одежды для защи
ты ног» гиперонима не имеет, все ее члены кроме интегральной семы (ИС) име
ют дифференциальные семы (ДС) в значении, которыми и противопоставляют
ся, Дифференциальный признак (ДП) “способ надевания” позволил выделить
внутри данной РВГ более мелкие семантические обыединения: 1, Названия
Подгруппа «Названия носков, чулок» включает следующие лексемы: нос
чулки, крипотки: прикопотки : припотки, чижи: цазы: тяжи
=
чуни : цуни
(здесь и далее через «:» обозначаются вариантные лексические единицы, через
Лексемы носки и чулки, содержащие в своем значении только ИС, явля
ются гиперонимами по отношению к остальным членам, которые противопос
зафиксирована в 20 контекстах, отмечена в 8 частных
диалектных системах (ЧДС): Длн,, Елз,, Квр,, Кзр,, Клч,, Млк,, Скч,, У-Б,,
вариантов, синонимов не имеет, Наличие лексемы в МАС позволяет считать ее
общерусской: «Носки,
Короткие чулки, не доходящие до колен» [1, 2: 698], В
говорах камчадалов функционирует как родовое понятие, с помощью неё обы
ясняется значение видовых лексем,

з рбдпфт мЯ мзф нгдбЯ
з снп
Бмтспы нгзбЯэхЯ цзеы
цзеы – ьсн мнрйз
, Квр,
Чтмз – ьсЯ сёоlыд мнр
Йкц, Чзеы
сн сёокыд мнрйз
зж лдфЯ,
Млк, В говорах камчадалов лексема
многозначна, в работах П, Кузмищева, С,П, Крашенинникова зафиксировано
значение, не фиксируемое словарями литературного языка (ЛЯ): «Носок,
гарпуна, спица, дротик с железным копейцом; им колют нерп» [2]; «Камчада
лы бьют их (тюленей) носками, подкравшись из-под ветру в тюленьей коже,
Бобра, постигши шестом, убивают или носком в него бросают» [3], На момент
исследования наличие данного значения у слова не подтверждается, что позво
Лексема
чулки
, зафиксированная в 14 контекстах, отмеченная в 6 ЧДС
(Елз,, Квр,, Кзр,, Клч,, Млк,,
гл,), вариантов, синонимов не имеет, являет
ся общерусской, В МАС зафиксирована в следующих значениях: «1, Изделия
машинной или ручной вязки, надеваемые на ноги и заходящие за колени, 2,
Щерсть другого цвета, покрывающая нижнюю часть ног лошади или другого
животного» [1, 4: 947], В говорах функционирует как родовое понятие, акту
ализация ее происходит при обыяснении значения слов из данной подгруппы,
Чзеы

ьсн лзфнбыд цткйз
, Квр,
Чыкз цзеы

лзфнбыд цткйз
, Кзр,
Чтмз –
цтlйз
лзфнбыд зж нlдмзи чйтпы, Чтмз – ьсЯ сёоlыд мнрйз
, Млк,
Опзйнонсйз –
гн йнкдм,
зафиксирована в 50 контекстах, отмечена в 11 ЧДС
(Длн,, Клч,, Крг,, Крк,, Кхч,, Мал,, Млк,, Нкл,,
гл,, У-К,, У-Б,), вступает
в вариантные отношения со словами крипотки, припотки, является диалек
тной, В говорах камчадалов функционирует в значении “Стеганые из мате
риала и ваты носки или чулки”,
Опзйнонсйз, зф зж бЯсы чыэс, рсзвЯэс
Опзйнонсйз нгзэс у снпаЯжЯ
рсзенмыд мЯ бЯсд,
Онс снпаЯрЯ
опзйнонсйз ЯгдбЯк зж бЯсы з лЯсдпыюкЯ,
Млк,
Опзйнонсйз, нмз
мз лзфнбыд,
Я снбЯпмыд,
Йпзонсйз зр рсЯпни сйЯмз чыкз, зж бЯсзмЯ,
Длн,
у снпаЯжЯ
нгдбЯкз, нмз
р бЯсы зкз зр рдпрсз, рсзенммы сЯйзд, мЯжыбЯкз
Мал,
Опзонсйз зкз йпзонсйз рсзенмы зж бЯсы, у снпаЯрЯ
мЯгдбЯэс,
Клч,
Опзонсйз – ччысыд зж лЯсдпыюкЯ цткйз
гн йнкдм,
гл, Из
трех лексем, функционирующих в говорах, основной мы считаем прикопотки,
а остальные ее вариантами,
акой вывод позволяет сделать территориальная
распространенность лексемы (наибольшая из всех) и данные лексикографи
ческих источников, В работе Ф,П, Филина имеются данные, что слово прико
пытки в значении “Носки, носки к чулкам” появилось в русском языке ещё в
17 в, [4], В словаре В,И, Даля находим его с пометой сиб, в значении “Получул
ки, носки, карпетки” [5], В словарях же современного ЛЯ слово не зафиксиро
, отмеченная в 80 контекстах, зафиксированная в 15 ЧДС
(Анв,, Длн,, Елз,, Квр,, Кзр,, Крк,, Клч,, Кмн,, Млк,, Нкл,, Прт,, Скч,, Щрм,,
У-К,, У-Б,), вступает в вариантные отношения с цазы,
и в синоними
ческие с чуни, является общерусской, При толковании лексемы чижи
тоносители актуализируют несколько ДС: 1, Исходный материал – “меховые”,

ьсн лзфнбыд цткйз,
Квр,
бмтспы нгдбЯэс, снед лзфЯбыд
, Кзр,
аыкз зж нкдмыдбЯ лдфЯ йЯй мнрйз,
Клч,
Ию идлт
гн йнкдмЯ чыкЯ, зж
лдфЯ, анкычд гдкЯкз ж аЯпЯмзмы, р нкдмзмы, У снпаЯрЯ
ЯгдбЯкз цзеы,
лдфнбыд зр рнаЯцзмы, Чзеы
зр рнаЯй з зж нухымы,
Млк,
лзфнбыд
У-К, 2, Способ носки – “мехом внутрь”,
бмтспы чдпрсыэ,
у снпаЯжЯф, бымзлЯэхЯ, лдфнл бмтспы,

у снпаЯжЯ
лзфЯбыд, лдф бнбмтспы т цзеди,
Кзр,
анкычд гдкЯкз зж аЯпЯмзмы,
лдфнл бнбмтспы мнрзкз, Чзеы
зж лдфЯ, лдф бнбмтспы,
Млк,
Блдрсн мнрнй
мнрзкз цзеы
зж чйтп, лдф бмтспз,
пЯжлдпнл йЯй мнрйз,
нгдбЯкз онс снпаЯжЯ,
У-Б, Проанализированные контексты позволяют выделить следующее значе
ние у лексемы чижи: “Меховые носки, носимые ворсом внутрь, и одеваемые в
торбаза”, Немаловажно отметить, что чижи могли использоваться в качестве
легкой домашней обуви или уличной летней,
Б итпсд фЯгзкз у йнпнсдмыйзф
р лдгбдеыди онгнчбни йЯй цзеы,
ьсн натуы бмтспы нкдмыди чдпрсз, цткйз,

натуы сЯйЯю, зж нкдмыди чйтпы, нмз
гн йнкдмЯ, нцдмы кёвнмыйзд,
кдсмзд рнрспзвЯкзры, гдкЯкз кёфйзд снпаЯрЯ,
Кдснл цзеы
мнрзкз, нмз
снжд зр рйтпы,
Скч, Данные контексты позволяют выделить у лек
семы еще одно значение: “Легкая обувь для ношения дома или на улице в лет
нее время”, поэтому данную лексему можно считать принадлежностью двух
В ЛЯ слово чижи является формой мн, ч, существительного чиж, которое
в МАС отмечено со значением: «Небольшая лесная певчая птица» [1, 4: 924], В
говорах лексема чижи зафиксирована только во мн,ч, Значения, идентичного
ЛЯ, не имеет, что обыясняется этнографической ситуацией: такой вид птицы
зафиксирована в 9 контекстах, отмечена в 3 ЧДС (Клч,, Кзр,,
Мал,), вступает в вариантные отношения со словами цуни и в синонимические
с чижи,
является диалектной, В исследуемых говорах слово функционирует в
двух значениях: 1, Меховые носки, одеваемые в торбаза,
Чтмз – цтlйз
лзфнбыд
зж нlдмзи чйт
пы, Чтмз – ьсЯ сёоlыд мнрйз,
Чтмз – ьсн бйкЯгычз сЯйзд
б натуы, пЯмычд у снпаЯжЯ
нгдбЯкз, Я рдицЯр у рЯонвз
пджзмнбыд, Чтмз – зж лдфЯ
чыкз, у снпаЯжЯ
гкю сдокЯ
Кзр, 2, Легкая обувь для ношения дома,
Чтмз гнлЯ мнрзlз, цтмз лзфнбыд зж нlдмзи чйтпы,
Чтмз йЯй мнрйз
у рЯон
нгдбЯэс з гнлЯ мнрэс, У цтмюф гнлЯ лнвкз
, Кзр,
Чтмз зр рдпрсз,
сёокыд, гнлЯ мнрзкз,
Мал, Данная лексема зафиксирована в МАС с пометой
обл, в двух значениях: «1, Пеньковые, веревочные лапти, 2, Резиновая или ко
жаная обувь в виде галош, надеваемая на разутую ногу при работе в шахтах,
рудниках и т,п,» [1, 4: 948], Учитывая, что анализируемая лексема зафикси
рована словарем ЛЯ как областная, считаем возможным рассматривать слово
чуни как диалектное, Обращаем внимание, что слова чижи
и чуни в говорах
функционируют в тождественных значениях, что позволяет считать их сино
нимами, Эти данные подтверждаются и имеющимися контекстами,
Подгруппа «Названия портянок» включает следующие лексемы: портян-
ка = подвёртка = онучка = обмотки, Все эти лексемы обозначают кусок ткани,
наматываемый на ногу, что позволяет считать эти наименования синонимич
зафиксирована в 13 контекстах, отмечена в 3 ЧДС
(Кзр,, Млк,,
гл,), вступает в синонимические отношения со всеми членами
подгруппы, вариантов не имеет, Лексема общерусская и в говорах функциони
рует в значении, представленном в МАС: «Кусок ткани для обматывания ног
под некоторую обувь» [1, 3: 419],
ГЯ, онпсюмйз снед мнрзкз,
МЯ пыаЯкйт
б гкзммыф рЯонвЯф фЯгзкз, б внкыф, онпсюмйз, рсдкыйз зж лзчйнбзмы,
Онпсюмйз з рсдкыйз зж лзчйЯбзмы, Лтезйз
онпсюмйз з у снпаЯжЯ,
снпаЯжзчйз цткнй мд
зафиксирована в 2 контекстах, отмечена в 2 ЧДС
гл,), вступает в синонимические отношения со всеми членами под
группы, вариантов не имеет, является общерусской,
ОнгбёпсйЯлз онпсю
Млк,
Т онпсюмнй аыкн гптвнд мЯжбЯмзд, лы
мЯжыбЯкз онгбёпсйЯ
гл, В аналогичном фонетическом облике и значении представлена в МАС:
зафиксирована в 4 контекстах, отмечена в 2 ЧДС (Кзр,,
Млк,), вступает в синонимические отношения со всеми членами подгруппы,
вариантов не имеет, В ЛЯ данной лексеме соответствует слово онуча – «Ку
сок плотной материи, навертываемый на ногу при ношении лаптей и сапог»
[1, 2: 848], Как видим, слово, функционируя в говорах, претерпело незначи
тельную трансформацию – приобрело суффикс -к- (что дает основание считать
его диалектным),
НмтцйЯ мЯжыбЯlз онпсюмйт, б идснс снпаЯр рсдlыйт йlЯlз,
аыlн, НмтцйЯлз мЯжыбЯкз онпсюмйз
, Кзр,
Нмтцйз – онпсюмйз, ьсн
спюойз онктлдспнбыд, злз мнвз з налЯсыбЯкз, чсно сдокдд аыкн, Нмтцйз –
зафиксирована в 3 контекстах, отмечена в 2 ЧДС (Кзр,,
Млк,), вступает в синонимические отношения со всеми членами подгруппы,
вариантов не имеет, является общерусской,
Налнсйз – ьсн йЯй онпсюмйз,
снед мнвз
налЯсыбЯкз з у рЯонв, мнрйну-сн мд
аыкн, Налнсйз – ьсн йтрйз
сйЯмз гкзммыд, злз мнвз налЯсыбЯкз, чснаы сзокн
Кзр,
идрсы окнсмы, зф пЯжпдезчы, мЯлнсЯдчы з онктцЯдхЯ йЯй цткнй,
Млк, В сло
варе С,И, Ожегова представлена лексема в аналогичном фонетическом облике,
но она не совпадает по семантическому обыему со словом, функционирующим
в говорах: «Обмотка, 1, см, обматать, 2,
о, чем обматывается, обмотано что-н,
3, Длинные и широкие полосы материи, которыми обматывают голени от бо
Проанализированный материал показывает, что члены РВГ «Наименова
ния предметов одежды для защиты ног» находятся в гиперо-гипонимических
отношениях, обозначая одежду разных видов, Члены РВГ вступают в вариант-
ные и синонимические отношения, Проанализированная группа состоит из 6
общерусских (что составляет 37 %) и 9 диалектных лексем (что составляет 63
%), У 3 (что составляет 18 %) лексем семантическое наполнение в говорах и
в ЛЯ не совпадает, В вариантные отношения вступает 63 % проанализирован
1, Словарь русского языка: В 4 т, − Под ред, А,П, Евгеньевой, – М,, 1957,
2, Кузмищев П, Собрание особенных или имеющих другое значение слов
и некоторых выражений, употребляемых в Камчатке −− Москвитянин, Ч, 2, –
3, Крашенинников С,П, Описание земли Камчатки: в 2 т, – С-П,, П-К,,
4, Филин Ф,П, О названиях обуви в русском языке −− Лексикографичес
5, Даль В,И,
олковый словарь живого великорусского языка, В 4 тт, –
Анавгай – Анв,, Долиновка – Длн,, Елизово – Елз,, Каменское – Кмн,,
Кихчик – Кхч,, Ковран – Квр,, Козыревск – Кзр,, Ключи – Клч,, Коряки –
Крк,, Малки – Мал,, Мильково – Млк,, Николаевка – Нкл,, Паратунка – Прт,,
Соболево – Сбл,, Сокоч – Скч,,
игиль –
гл,, Усть-Большерецк – У-Б,, Усть-
МПМАГЛЛМПРЖ ТСЛИФЖМЛЖОМААЛЖЭ МИИАЕЖМЛАЙЖЕКМА
Слово передает информацию о чем-либо, закрепляет накопленные знания,
доставляет наслаждение и вызывает неудовольствие, лечит и убивает, вооду
шевляет и разочаровывает, приказывает и выражает какое-либо желание, В
полной мере это относится и к окказиональному слову, которое поэтому заслу
живает к себе должного внимания, Окказионализм – не узуальный, не соот
ветствующий общепринятому употреблению, характеризующийся индивиду
альным вкусом, обусловленный специфическим контекстом употребления [1],
Окказиональные слова способны с ярчайшей оригинальностью переда
вать такие тонкие оттенки смысла и экспрессии, которые бессильны переда
вать обычные слова, Это, собственно, и оправдывает употребление окказиона
лизмов в современной поэзии, «Окказиональные образования – характерная
черта современной поэтической речи; без всестороннего изучения ее немыслим
«Поэтические неологизмы появляются как эстетически направленные
новообразования; их существенным признаком является их неожиданность,
непривычность и исключительность, Если бы поэтические неологизмы созда
вались с учетом их общеупотребительности, то это поставило бы под угрозу их
эстетическую функцию; поэтому, как правило, способ их образования необы
чен; при их образовании отмечается значительное насилие над языком, совер
Окказиональное словообразование индивидуально, оно естественно для
любого живого языка, а функции создаваемых слов являются предметом изу
В своем песенном творчестве Владимир Семенович Высоцкий с легкостью
менял социальные маски, добиваясь абсолютной узнаваемости гротескных
«зарисовок с натуры», Все это нашло отражение в лексике, богатой просторе
чиями, жаргонизмами, фразеологизмами, своеобразием произношения отде
тексты стихов и песен, Особым ярким средством художественной выразитель
ности являются окказионализмы, создававшиеся Высоцким как неординар
Наиболее распространенными функциями в произведениях В, Высоцкого
функция позволяет автору полнее и ярче передать свое со
стояние, свое видение мира, выразить эмоциональную оценку событий и лиц
Большим зарядом экспрессивности обладает окказионализм
образован префиксально-суффиксаль
ным способом, по той же модели, что и слова «напиться», «наесться», «на
лизаться» (прост,), Приставка
- в сочетании с постфиском -
указывает на
полную совершенность действия, удовлетворенность им, Однако, если в ука
занных канонических словах корневая морфема несет значение действия, то
в окказионализме назван только обыект (нектар), а само действие заключено в
глагольной форме слова,
аким образом, наблюдается отчетливое «мерцание»
коннотативного значения «опьянеть от нектара», создаваемое, во-первых,
смыслом контекста, во-вторых, путем читательских ассоциаций со словами
«напиться», «нализаться», в-третьих, значением морфем, главным образом,
Нектар в древнегреческой мифологии – напиток богов, дающий им бес
смертие и вечную юность; переносное значение: о прекрасном и живительном
В данном случае автор заставляет нас предположить, что нектар содер
жит алкоголь либо другой «прекрасный и живительный напиток», которым
увлекался Марк Аврелий, Создавая окказионализм
, автор
стремился к тонкому и яркому комическому эффекту, выражению живому и
образному, отвечающему духу времени и конкретной ситуации, что и было с
В глубоко лиричном произведении «Мне каждый вечер зажигают све
чи,,,» автор использует окказионализмы
онктупЯжы, онктгзЯкнвз
, Они созда
ны по высокопродуктивному словообразовательному типу и находятся на са
мой границе, отделяющей их от канонических неэкспрессивных слов, таких,
как «полушепоты», «полутона», Образованные аналогичным способом (пре
фиксальным) они, однако, несут необходимый заряд экспрессии, В стихотво
рении покинувшая героя любимая забрала с собой часть его души, Настоящие
для лирического героя потеряло свою ценность и целостность, потому что мыс
Идее стихотворения придают яркую выразительность окказионализмы за
счет своей оригинальной семантики
,,, – первая часть сложных слов со
– не до конца (на половину) законченное вы
, таким образом, превращается в «разговор с самим собой,
монолог», Но лексическое значение окказионализма глубже и экспрессивнее,
чувствуется некая эмоциональная боль и ущербность, Ав
тор представляет себя и свою любимую как единое целое, а окказионализмы,
характеризуя общение, передают одиночество героя, отсутствие необходимой
функция присуща индивидуально-авторским новообразо
ваниям, служащим для замены синтаксической конструкции или сочетания
Суффикс -
– значение «жена лица, названного мотивирующим сло
Некоторые окказионализмы выступают в текстах В, Высоцкого в качестве
оксюморона, Понятие
традиционно трактуется как «фигура речи,
состоящая в соединении двух антонимических понятий (двух слов, противоре
В данном стихотворении выражение «
функционирует
Врач – лицо с высшим медицинским образованием, лечащее больных
аким образом, окказионализм
– человек, который,
Подвергнутые анализу окказионализмы дают яркое представление об
особенностях их функционирования в произведениях В, Высоцкого, Исполь
зование такого оригинального художественно-выразительного средства, как
окказионализм вызвано различными причинами, В первую очередь, стилисти
ческими, Герои-обыватели нередко выставляются автором в комическом свете,
Их речи свойственна языковая небрежность, непосредственность, яркий соци
окультурный колорит, Кроме того, окказиональные слова являются своеобраз
ным средством для передачи тончайших оттенков чувств и эмоций героев,
Анализ окказионализмов В, Высоцкого показал, что они являются эф
фектным и эффективным средством для экспрессивного выражения авторско
го замысла, В, Высоцкий употребляет окказионализмы в поэтических произ
ведениях для характеристики стиля речи героев, передачи психологических
1, Ахманова О, С, Словарь лингвистических терминов, – М,, 1969, – С,
2, Никитина Л, К, Окказиональные слова и способы их образования, – М,,
3, Ханпира Э, Об окказиональном слове и окказиональном словообразова
4, Земская Е, А, Словообразование как деятельность, – М,, 1992, – С, 205,
6, Словарь русского языка −− Под ред, А,П, Евгеньевой, – М,, 1999, – С,
8, Земская Е, А, Словообразование как деятельность, – М,, 1992, – С, 208,
10, Словарь русского языка −− Под ред, А,П, Евгеньевой, – М,, 1999, – С,
11, Ахманова О, С, Словарь лингвистических терминов, – М,, 1969, – С,
13, Словарь русского языка −− Под ред, А,П, Евгеньевой, – М,, 1999, – С,
РГЛВГЛФЖЖ ОАЕАЖРЖЭ ЙГИПЖИЖ Ж ТОАЕГМЙМБЖЖ
ОСППИМБМ ЙЖРГОАРСОЛМБМ ЭЕЩИА ����
�АГИА
�����АГИА
�векпредставляетсобойодинизважнейшихэтаповисториирус-
век представляет собой один из важнейших этапов истории рус-
ского литературного языка, В этот период происходит окончательное исчезно
вение литературного двуязычия, существовавшего с момента возникновения
русской письменности, С 30-х годов �
����столетиядвеосновныетенденции
�столетиядвеосновныетенденции
столетия две основные тенденции
определяют развитие лексики русского литературного языка:1) максимальное
обогащение словарного состава языка, сопровождаемое явлениями избыточ
ности; 2) системное упорядочение лексического состава литературного языка
(«преобразование внешних отношений между различными генетико-стили-
стическими пластами – внутренними семантико-стилистическими отношени
ями, формирующими новую лексико-семантическую и лексико-стилистичес
Основными источниками, из которых отбирались материалы для данной
статьи, послужили автобиографические записки А,
, Болотова [2], Екатерины
�[3]иЕ,Р,Дашковой[4],ставшиеорганичнымвыражениемтенденций,ха-
[3] и Е, Р, Дашковой [4], ставшие органичным выражением тенденций, ха
В истории лексики и фразеологии отчетливо обнаруживаются языковые
Явление лексической синонимии и вариативности – одна из главных черт
развития словарного состава русского языка данного периода, Преобладаю
щая в это время множественность (избыточность) наименований находит свое
отражение в синонимических рядах, которые в языке �
����в,охватывают
�в,охватывают
в, охватывают
самые разнообразные смысловые отношения между их членами, «В области
лексики в эту переходную эпоху обнаруживается брожение и смешение этих
разноязычных и разностильных элементов, сказывающихся в обилии недиф
Зжн брдф рзк, бн брэ опысы, бн бдры нонп, ркнлю внкнбт, цсн мз дрсы онпы
лнцз, акЯвзл лЯснл, рн брдф мнв, адж гЯкымди нвкюгйз, адеЯсы мднвкюгйнэ; адж
рнжмЯмзю, адж цтбрсб, б налнпнйд; рбЯкзсы апдлю р рбнзф окдц, внпЯ р окдц рбЯ
кзкЯры, йЯй йЯлдмы р гтчз рбЯкзкрю; йЯй онпнф б вкЯжд, йЯй ждмзхт нйЯ; опз
чкн б внкнбт, опзчкн б оЯлюсы, опзфнгзс б лыркы; бнкю мдадр, рбюсЯю бнкю,
бнкю анезю, он бнкд анедрйни; рбюсни опнлырдк, опнлырдк анези
– типичные
ряды фразеологических синонимов, имеющих тождественность лексического
значения и сходство синтаксической структуры, но незначительно отличаю
Проблема синонимии и вариантности фразеологизмов и сегодня служит
предметом активного обсуждения лингвистов, Понятия синонимии и вариант-
ности фразеологизмов связаны с тем, что часть фразеологических синонимов
появляется и функционирует в языке благодаря вариантам фразеологических
единиц, Фразеологическими синонимами обычно называют фразеологичес
кие обороты, различающиеся компонентами лексем, близких, но не совпадаю
щих полностью по значению, Фразеологические варианты представляют собой
фонетические, лексические, словообразовательные, морфологические и син
таксические разновидности одной и той же фразеологической единицы, Имея
одно значение, тождественную структуру и лексический состав, они могут от
личаться одним компонентом, вносящим незначительные изменения смысло
В рассматриваемый период были широко представлены синонимические
ряды, образовавшиеся в результате сосуществования слов старославянского и
русского происхождения, в основном представленные полногласными (русски
ми) и неполногласными (славянскими) вариантами:
Йнпырснкэазд з зжлдмЯ
нгмнвн аджгдкымзйЯ рдйпдсЯпзчйз…
з
нвмы бнимы
, онвтазбчди адрцзр
кдммнд лмнедрсбн мЯпгЯ з опзцзмзбчди лмнеЯичдлт йнкзцдрсбт рлдпсмыф
мднозрЯммыд пЯжнпдмзю, мдрцЯрсзю з мЯоЯрсз
[Болотов,
�,312],
,312],
, 312],
Брд рзд рктцз
кнры б йнмхд лзмтбчдвн 1756 внгЯ, з рЯлнд рзд
жЯевкн нвмы бнимы
бн брди Дбпнод
з онгЯкн онбнг й мЯцЯкт рди бнимы рспЯчмни
�,313
,313
, 313

рзд з
б нгзм лзв
люсдеЯ з мЯпнгмнвн бнжлтшдмзю
[Болотов,
���,24],
,24],
, 24],
кэгз з рктезсдкз, мЯфнгюшзд мдйнснпнд тгнбнкырсбзд б снл, цсн внронгЯ
лдегт рнани ррнпюсрю, рсЯпЯкзры брдвгЯ р надзф рснпнм
онггтбЯсы нвнмы бпЯе
лдегт нанзл гнлЯлз
�,128],
,128],
, 128],
З снвгЯ
жЯвнпдкрю нвнмы з онкнлю



: параллельное
употребление слов различного генетического источника или слияние ранее ра
зобщенных пластов – основная тенденция в развитии словарного состава и фра
зеологии русского литературного языка изучаемого периода, Сюда же можно
отнести параллельное употребление старославянского и русского вариантов
Фонетические чередования отмечены, к примеру, в вариантах
з гдммн з
мншмн – з гдммн з мнцмн, быбдрсз б кэгз – быисзсы б кэгз, опдкнезсы вмдб
мЯ лзкнрсы – одпдкнезсы вмдб мЯ лзкнрсы
, Последняя фразеологическая еди
ница отмечается нами в текстах и виде
опдйкнмзсы вмдб мЯ лзкнрсы
, Глаголь
ные компоненты

разошлись в семантическом пла
Во фразеологических оборотах
онйЯсзсырю рн рлдфт – онлзпЯсы рн рлд
фт – мЯгрЯгзсы рн рлдфт – мЯгрдгЯсырю рн рлдфт – пЯжпЯеЯсырю рн рлдфт
ва
рьируемые глагольные компоненты различаются семантически, структурно и
и
отражают типичное древнейшее че
, Компоненты фразеологических единиц дифференцируются по
семантике: при совершенно различных лексических значениях глаголов фра
зеологизмы имеют общую семантику «неудержимо смеяться», Стилистически
они также неравноценны: нейтр,
, разг,
, прост,
лзпЯсы, мЯгрЯгзсы, мЯгрдгЯсырю
, а также различное видовое значение глаго
В ряду
кзсы ркджы – опнкзбЯсы ркджы
(устар,, ирон,) –
накзбЯсырю ркд
(разг,) –
жЯкзбЯсырю ркджЯлз – нпнчЯсы ркджЯлз
(устар,, высок,) пер
вые четыре глагола образованы при помощи префиксов, вносящих различные
смысловые оттенки в общую структуру оборотов,
– лексический си
Наиболее широко представлены фразеологические варианты, относящие
ся к одному стилистическому пласту и образуемые лексическими средствами –
заменой одного компонента близким, совпадающим по смыслу, Например:
вкюгдсы вкЯжЯлз – рлнспдсы вкЯжЯлз, рлдюсырю гн ркдж – фнфнсЯсы гн ркдж,
разсы р мнв – рчзазсы р мнв, бнрфбЯкюсы гн мдадр – опдбнжмнрзсы гн мдадр, одпд
рдкзсырю б хЯпрсбн лдпсбыф – одпдрдкзсырю б бдцмнрсы, фкнонс онкнм пнс –
При сопоставлении языка современного с языком периода �
����века
�века
века
особенно заметны структурные сдвиги, которые Р,Н, Попов назвал «выравни
ванием» грамматической формы слова в связи с грамматическими нормами
современного русского языка [6], Иногда это связано с изменением падежных
тотрйЯсы рктцЯи (-Яю), йЯй б цЯгд (-т), мд онгЯбЯсы бзгЯ (-т), опз
одпбнл рктцЯд (мЯ одпбыи рктцЯи), мз рктфЯ, мз гтфЯ, мз онрктчЯмзю (мз ркт
фт, мз гтфт), ранйт опзодйЯ (опзодйт
), Примеры из текстов: «…
нм лдмю опн
мд онгЯбЯсы бзгЯ
, цсн нм лмд рйЯжЯк, цсн злдммн сЯйнбн аыкн дд опзйЯ
» [Екатерина
��,75-76];«
,75-76];«
, 75-76]; «
Бн бдры нмыи аык ю пЯбмн
йЯй б мдйЯйнл цЯгд
з стлЯмд
…» [Болотов,
��,291],Обнаруженныефразеологическиевариантыс
,291],Обнаруженныефразеологическиевариантыс
, 291], Обнаруженные фразеологические варианты с
и
у существительных род, пад, ед,числа различаются функ-
ционально-стилистической окраской; как известно, первое окончание более
Исследуемые мемуарные произведения пестрят вариантами фразеологи
ческих единиц с введением или вычленением факультативного компонента:
дгзмыи лзв, б нгзм лзв; мз гтчз, мз езбни гтчз, мз нгмни езбни гтчз, мз
дгзмни гтчз; адж лЯкдичдвн пджнмЯ, мд злдсы пджнмт, аык пджнм, злдсы пджнм,
опдгнрсЯбкюсы пджнмы; жЯкзбЯсырю ркджЯлз, жЯкзбЯсырю внпыйзлз ркджЯлз,
жЯкзбЯсырю внпэцзлз ркджЯлз; рснзкн анкычнвн сптгЯ, рснзкн бдкзцЯичдвн
сптгЯ, рснзкн бдкзйзф сптгнб, рснкы лмнвзф сптгнб з пЯанс рснзкн; Анвт зж
бдрсмн, нгмнлт Анвт зжбдрсмн, дгзмнлт Анвт зжбдрсмн, БдкзйЯю ймювзмю
кЯры ркджЯлз
… [Дашкова, 19]; …
нмЯ б рбнди йнлмЯсд мд змЯцд внбнпзкЯ н мдл,
жЯкзбЯюры внпыйзлз ркджЯлз
мЯг мдрцЯрсздл злдсы сЯйнвн мЯркдгмзйЯ
��,224];
,224];
, 224];
Лни Чйтпзм тоЯк мЯ йнкдмз,
жЯкзбЯюры внпэцзлз ркджЯ
, з опнрзк т лдмю опншдмзю, р зрйпдммзл, йЯй лмд онйЯжЯкнры, пЯрйЯюмздл
��,127],
,127],
Вариантная соотнесенность может быть представлена в виде противопос
а) лексико-синтаксических:
бЯкюсырю б мнвЯф – бЯкзсырю й мнвЯл – бЯ
кюсырю т мнв – апнрзсырю й мнвЯл – тоЯгЯсы й мнвЯл – апнрзсырю мЯ йнкдмз –
оЯрсы мЯ йнкдмз; б вктазмд рдпгхЯ – б вктазмд гтчз – зж вктазмы рдпгхЯ
(по-
����столетия),
�столетия),
б) морфолого-синтаксических:
гЯсы н рдад жмЯсы – гЯсы рдаю жмЯсы, гн
йпЯю впнаЯ – мЯ йпЯэ впнаЯ, ркнлю внкнбт – кнлЯсы внкнбт, впыжсы жтаы – впыжсы
Особенно интересной показалась нам группа фразеологических единиц од
ного семантического плана «говорить глупости, пустословить», а именно:
рйЯжыбЯсы мдаыкзхт – пЯррйЯжыбЯсы бжгнп – пЯррйЯжыбЯсы аЯрмз – бжбдрсы
мдаыкзхт – анксЯсы бжгнп – внбЯпзбЯсы бжгнп – внбнпдммыи бжгнп – внбнпзсы
нйнкдрзхт – мдрсз бжгнп з нйнкдрмтэ – мдрсз оыкы мдонлзкнбЯммтэ – жЯмдрсз
Яфзмдэ – мдрсз внпы – снцзсы аЯкы – внпнгзсы стптры мЯ йнкдрЯ
, Соотно
сительные наименования, передающие одно и то же содержание, образуют си
нонимичные ряды, По характеру отношений внутри группы, со стороны озна-
чаемого и означающего, их можно считать вариантными, а слова в них – ва
риантами, Вариантные ряды, представляющие собой одну из основных ячеек
лексической системы литературного языка изучаемой эпохи, включают в себя
разностильные элементы, разрывая, таким образом, до известной степени на
����в,
�в,
Как видим, любая фразеологическая единица обладает реальными воз
можностями выступать в речи в различных синонимичных формах, в виде
лексических, морфологических, синтаксических и стилистических вариан
тов, В результате анализа фразеологических оборотов, употреблявшихся в ме
муарной литературе Х
����в,,можнообнаружитьинтересныефактысущество-
�в,,можнообнаружитьинтересныефактысущество-
в,, можно обнаружить интересные факты существо
вания, образования, трансформации фразеологических единиц, исследование
которых непременно поможет выявлению типологии вариантов, структурных
особенностей, стилистической дифференциации, а также установлению окка
1, История лексики русского литературного языка конца �
���–начала
�–начала
– начала
�века−отв,ред,Ф,П,Филин,–М,,1981,–С,9-10,124,
2, Болотов А,
, Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные са
3, Собственноручные записки императрицы Екатерины
��−Сочинения
�−Сочинения
− Сочинения
��,–М,,1990,
,–М,,1990,
5, Виноградов В,В, Очерки по истории русского литературного языка
�–
��веков,–М,,1982,–С,82,
��веков,–М,,1982,–С,82,
�веков,–М,,1982,–С,82,
6, Попов Р,Н, О природе фразеологических единиц и некоторых процес
сах их развития (на материале русского языка)− Проблемы фразеологии и за
ИМККСЛЖИАРЖАЛАЭ ИММОВЖЛАФЖЭ ОГХГАМБМ
НМАГВГЛЖЭ (НГОТМОКАРЖАЛЩГ АЩПИАЕЩААЛЖЭ)
Деятельностный подход к языку (то есть рассмотрение языковых единиц
и их функционирования в дискурсе как целенаправленных действий) позволя
ет отнести речевое взаимодействие к системе социальной деятельности людей и
определить способы участия языка в осуществлении человеческих намерений
[1], Деятельностная природа речи обнаруживается на уровне высказывания,
минимального контекста, где происходит интеграция собственно лингвисти
ческих и внеязыковых факторов коммуникации: конкретной ситуации обще
ния, пресуппозиций адресанта и адресата, национально-культурных традиций
– Опнрсзсд, – жЯвнбнпзк ЛзчЯ пджйн з рсЯк птазсы птйни, – ю гЯбмн
, цсн онпЯ онрсЯбзсы ьснс бнопнр мЯ сдЯспд!
(М, Булгаков) – ини
циатор утверждения (Миша) настаивает на своей правоте, указывая на то, что
поднимал этот вопрос и ранее («давно утверждаю»), активно отстаивает свою
точку зрения, пытаясь убедить собеседников, которые, по всей видимости, не
признают его доводов («заговорил резко», «стал рубить рукой»); учитывая пра
вила социального взаимодействия в интеллигентной театральной среде, адре
Для современной лингвистики характерно рассматривать коммуникатив
ный процесс как взаимонаправленный процесс взаимодействия коммуникан
тов, благодаря чему уделяется внимание не только коммуникативной деятель
ности говорящего, но и в равной мере коммуникативной деятельности слуша
ющего, поскольку в психолингвистической реальности они предполагают друг
друга [2], Речь как действие наиболее очевидно проявляет себя в перформа
тивных высказываниях, Круг перформативных глаголов и перформативных
высказываний определяется семантикой обозначения действий, которые осу
ществляются посредством сообщения о них, Употребление перформатива ос
новывается на таком существенном критерии, как “наличие последствий в ре
зультате произнесения в некоторой ситуации”[3], Поскольку по природе сво
ей перформатив – это слово, произнесение которого и является выполнением
действия, названного этим словом, то перформатив занимает промежуточное
Несмотря на всё разнообразие видов перформативов, разные иллокутив
ные цели речевых актов (побуждение к действию, сообщение информации, ус
тановление контакта, выполнение ритуальных действий, регулирование пове
дения и т,д,), существует нечто общее между ними, Мы полагаем, что общим,
присущим всем типам перформативов, является отражение в перформативном
высказывании процесса координации речевой деятельности участников акта
коммуникации, потому что любое перформативное высказывание направлено
либо на совершение адресатом какого-либо практического действия, либо на
Рассмотрим перформативные высказывания с точки зрения реализации
коммуникативного взаимодействия собеседников, определив в каждом конк
ретном случае коммуникативное намерение говорящего, реакцию слушающе
Кдб МзйнкЯдбзц: «
опзрлЯспзбЯсы жЯ бнгйни, Амснм ОЯбкн
Амснм ОЯбкнбзц (мЯкзбЯдс рдад з Кыбт МзйнкЯдбзцт): «Б сЯйнл ркт
цЯд мд атгдл сдпюсы гпЯвнхдммнвн бпдлдмз»
(И, Ильф, Е, Петров) – говорящий
доводит до сведения слушающего некоторый совет, сообщает, что необходимо
сделать, что будет лучше всего для адресата в данной ситуации, при этом ад
ресант провоцирует собеседника на определённые действия, выгодные и для
самого говорящего (собеседник принимает совет и «наливает себе и Льву Ни
колаевичу»), то есть происходит процесс согласования действий через текст:
совет адресанта – рекомендация к действию – поступок адресата – ответ-под
– Чсн бы лдмю тлнкюдсд, ю йЯпЯткэ, Лдмю тлнкюсы мдцдвн
(М, Булгаков) –
настоятельная просьба говорящего (=умоляю), обращённая к сторожу, под
разумевает обязательную (хоть какую-нибудь) реакцию адресата, чтобы была
возможность последующих расспросов, жизненно важных для адресанта в
Узкзоо Узкзоонбзц жЯйтрзк втат з рйбнжы мдё мднрснпнемн былнк
ЧЯпзйнб б бырчди рсдодмз бмзлЯсдкымн з нрспн опзмюк ьсз ркнбЯ, цсн
аыкн бзгмн он двн вкЯжЯл
(М, Булгаков) – под воздействием сильного эмоцио
нального возбуждения профессор Преображенский выражает недовольство и
произносит неосторожную угрозу, клянётся в этом, даже не предполагая, что
данная клятва в будущем принесёт определённый результат: даст случайно
му адресату данного высказывания (Щарикову) уверенность в использовании
вербальной агрессии в адрес представителей закона и в оправдании некоррект-
ного поведения, то есть «клятва» Филиппа Филипповича координирует после
4, –
предупреждаю, –
опнгнкеЯк Одпрзйнб, – птйз мд ркдгтдс
рнбЯсы б ктц, онснлт цсн, он лнзл мЯакэгдмзюл, нм быжыбЯдс пЯжпЯрсЯмзд
Стс опзчдкдх опнбнпмн ропюсЯк рбнз птйз жЯ розмт, тпнмзб йнеЯмыи
йЯпстж з онвкюгдб мЯ птйз опнудррнпЯ
(М, Булгаков) – содержание речевой
деятельности адресанта (профессора Персикова) состоит в том, чтобы дать со
беседнику определённую информацию об опасности, которая может ему гро
зить, и тем самым оградить его от неприятных последствий, предупреждение
аргументируется результатами собственных наблюдений, что оказывает силь
ное влияние на адресата предупреждения, заставляет его поспешно изменить
своё расположение возле опасного аппарата, Адресант направляет речевую
деятельность партнёра по речевой ситуации в том направлении, которое ему
необходимо – от вопросов о действии сложного механизма к расспросам о том,
как защищается от опасного излучения сам профессор («поглядел на руки про
В различных перформативных высказываниях процесс взаимокоордина
ции речевой деятельности коммуникантов может быть выражен неодинаково:
в одних речевых актах выражается более отчётливо, в других – менее отчётли
во, Например, коммуникативные ситуации просьбы и приказа: 1)
А сн онопн
– Я
, – мЯрсЯзбЯк РдпёвЯ, – Я ед снвгЯ сдаю б фЯкЯсзйд тбзгдк,
– Мт жЯцд-дл! – лзкн йЯопзжмзцЯкЯ ЙкЯпЯ, – Чсн жЯ рспЯммнрсз йЯйзд-
ОнкЯ оЯкЯсйз нсйзмткЯры; ЯгщэсЯмс Ктйзм опнртмтк рбнё кзхн, мЯ
– Бы жгдры, ЗбЯмнб?,,,Рйнпн атгдл бырстоЯсы! ЗбЯм ОкЯснмнбзц!
Нм нсйЯжЯкрю бнисз онрзгдсы, внбнпю, цсн лмнвн гдкЯ, з онадеЯк йтгЯ-
В примере (1) адресант предлагает адресату сделать то, что хорошо, вы
годно, нужно для него (просящего), понимая, что адресат (Клара) может от
казать ему в выполнении просьбы, Говорящий (Серёга) строит свою речевую
ненного и коммуникативного опыта собеседницы (знает, что на его многочис
ленные упрашивания – «настаивал Серёга»–Клара не ответит вспышкой гнева
или чем-нибудь подобным), психического состояния и настроения в данный
момент (чувствует, что собеседница вступает с ним в игру и уже «сдаётся»:
В примере (2) слова адыютанта направлены на достижение конкретного
результата: подчинённый Иванов (адресат), к которому обращён приказ, пред
принимает соответствующие действия для его выполнения без каких-либо
раздумий и возражений («отправляется выдавать патроны»), Адресант ис
пользует речевой акт приказа с учётом вероятной, выполнимой для конкрет
ного подчиненного задачи (уточняет, на месте ли адресат приказа, сообщает о
сложившейся обстановке, ставит задачу), представляет, что должен будет сде
лать получивший распоряжение, и координирует его деятельность, используя
перформативный глагол «приказываю», который в данной речевой ситуации
не предполагает отказа, Можно заметить, что взаимосогласование коммуника
тивных деятельностей говорящего и слушающего в рамках просьбы и приказа
происходит по-разному, Как отмечает А, Вежбицка [4], различие между при
Из рассмотренных примеров видно, что приказ содержит предположение,
что адресат должен делать то, что хочет от него говорящий, а просьба содержит
предположение, что адресат может сделать, а может и не сделать то, что хочет
от него говорящий, хотя реакция адресата на просьбу, независимо от того, ка
кой она будет (положительной, отрицательной, нейтральной), всё равно имеет
о есть можно говорить о том, что предположения и результаты и про
сьбы, и приказа представляют собой материал для согласования деятельности
адресанта с деятельностью адресата: говорящий предполагает и соотносит своё
речевое поведение с речевым поведением слушающего, речевая деятельность и
поступки которого влияют на поведение адресанта перформативного высказы
Следует заметить, что приведённые примеры исчерпывают далеко не все
виды перформативных высказываний, реализующих координацию коммуни
кативной деятельности общающихся, но при всём многообразии функциональ
ных интенций перформативов существует то общее, что их обыединяет: любой
перформативный акт направлен на адресата, на совершение им какого-либо
действия (вербального и невербального) или обеспечения готовности к такому
действию, речевая деятельность слушающего координируется деятельностью
партнёра по речевой ситуации таким образом, что гарантируется выполнение
аким образом, рассмотрение перформативных высказываний с точки
зрения анализа коммуникативной деятельности адресанта, влияния последст-
вий этой деятельности на реакцию адресата и изменение его речевого поведе
ния, позволяет утверждать, что при порождении высказывания автор вынуж
ден моделировать одновременно и интерпретацию высказывания в расчёте на
предполагаемого партнёра по коммуникации; в перформативном высказыва
нии деятельность говорящего согласуется с речевым поведением адресата и оп
ределяется деятельностью слушающего; коммуникативный смысл перформа
тивного высказывания состоит именно в координации речевой деятельности
1, Плотников В,В, Координационная природа речевых актов : дис, … канд,
фил, наук: 10,02,19 – общее языкознание, социолингвистика, психолингвис
3, Серль, Дж, Р, Что такое речевой акт? −− Новое в зарубежной лингвисти
4, Вежбицка, А, Речевые акты −− Новое в зарубежной лингвистике, Вып,
ИМЛФГНРСАЙЖЕАФЖЭ НОЖОМВЛМБМ НОМПРОАЛПРАА
А ОАППИАЕАУ Ж,А, АСЛЖЛА
Выделение лингвистической наукой целостного текста как обыекта изу
чения, а также приоритет антропологической парадигмы исследования в раз
витии когнитологии стали основой для научных исследований по выявлению
концептуального смысла художественных произведений, С точки зрения ког
нитивной лингвистики идиостиль писателя есть система ментальных обра
зований и их языковая репрезентация с помощью художественных приемов,
Л,В, Миллер индивидуально-авторский концепт определяет как «сложное
ментальное образование», присущее как сознанию конкретной личности, так
Пейзаж как обыект нашего исследования – один из самых эстетически и
концептуально значимых элементов художественной системы И,А, Бунина,
На протяжении всего творчества И,А, Бунина пейзаж является доминирую
щей формой выражения представлений и взглядов о мире, то есть сложившей
С точки зрения содержания, концепт «пейзаж» (
– это описание
«любого незамкнутого пространства внешнего мира» [2]) не тождественен кон
цепту «природа», поскольку понятийное ядро «пейзажа» имеет не одну, а две
ядерные семы «пространство» и «природа», Именно пространственная семан
тика занимает доминирующее место в вербализации данного концепта в худо
жественных текстах Бунина, в которых актуализируется семантика «откры
того (ничем не огражденного) пространства», Поэтому концепты
лнпд, рсдоы,
мдан, онкд
, имеющие общие семантические компоненты «бесконечный», «сво
бодный», являются ядром микрополя «открытое пространство», Самыми час
тотными концептами, имеющими в структуре семантический признак «откры
тое пространство», являются:
степь
(
, бедное влагой и обычно
(
, без высоких холмов земная поверхность);
(
, пространство, 1 знач, [3]), Пространственную семан
тику имеют лексемы
открытый, бесконечный, бескрайний, свободный,
«Бнс тед онсюмткн мЯбрспдцт ртфзл з ркЯгйзл бдсдпйнл, з
бодпдгз
адрйнмдцмЯю пЯбмзмЯ, гЯкдйзд внпзжнмсы
зэкырйзф
онкди, отрсым
едксзжмЯ йнснпыф одпдфнгзс б цтсы бзгмыф
б мдцсн опдкдрс-
Анализ предметных концептов по параметрам частотности и характера
семантики позволили выделить в концептуальном поле пейзажа концепты
«лес», «сад», «парк», имеющие общую сему «ограниченное пространство»,
имеет в своем значении сему
«жЯйпыснд он рбнди рсптйстпд напЯ
При этом в художественных текстах смысловой акцент смещается с «ог
ражденности» как таковой данных природных обыектов на их «закрытость»,
автономность, Поэтому
часто предстает как отдельный, уникальный по
«Адрстедб аырспылз чЯвЯлз опнчдк лзлн мзф б ртфни, тед онпдгдбчзи
й нрдмз рЯг,
нрбдшдммыи он мзжЯл снкыйн цсн онйЯжЯбчзлрю
рпдгз гЯкымзф рсбнкнб йптвкыл, нвпнлмыл, ждпйЯкымыл лдрюхдл»
[4, т, 4, с,
Лес, наоборот, чужд человеческому пониманию, что подчеркивают в опи
«БгЯкз жЯлзпЯэс йпзйз нфнсмзйнб з кЯи рнаЯй, Я бнйптв сдаю – лдпсбЯю
сзчзмЯ, ОнктпЯрйпысыи рспндбни
рснзс мдонгбземн, з йЯедсрю, цсн
Перейдем к рассмотрению второй составляющей понятийного ядра пей
зажа – микроконцепта «природа», В центре ЛСГ «Природа» находятся пред
метные лексемы, обыединяющихся по тематическим группам в зависимости
от определенных типов денотатов, Данные тематические группы характери
зуются общей интегрирующей семой, которая включена в значение опорного
субстантива (семантической доминанте), Речь идет о микроконцептах: «зем
ля», «вода», «воздух», Соответственно мы выделяем следующие ЛСГ, в сово
купности составляющие сегменты природной картины мира:
бнжгтчмнд опн
рспЯмрсбн, бнгмнд опнрспЯмрсбн,
ждлмнд опнрспЯмрсбн,
пЯрсзсдкымыи з
Первые три тематические группы обыединяются пространственной семан
тикой, в совокупности формируя метафорически картину мироздания, Рас
смотрим сегменты концептосферы пейзажа в рассказах Бунина с точки зрения
Земное пространство
, как уже было отмечено, отличается большой про
тяженностью и безграничностью как таковой, Инвариант «земля» распростра
няется признаками
«бкЯемыи−ртфни», «фнкнгмыи−сдокыи
», где доминируют
первые пары, Ведущая образная ассоциация «Мать-сыра-земля» реализует
национальный компонент данного микроконцепта в пейзажах по признаку:
«РсЯпнрсы, фтгнаЯ, внпд сЯй мд згтс й йпЯрнсд внпкзмнй, хбдснб, окнгн
пнгмни ждлкз, жЯаыбчди дд, мзштэ рсЯптфт, – з нмЯ анкджмдммн цтбрсбнбЯкЯ
Бунинское амбивалентное мировосприятие выражается в противопостав
лении и соположении жизни и смерти в природном мире, где смерть является
лишь частью (этапом) жизненного цикла,
ак, в структуре концепта
ак
«Блдрсд р лпЯлнпмылз з едксылз, ртфзлз з лнйпылз кзрсыюлз нм
онсЯшзк рнаЯйт й юлд, ЖЯйзгЯб юлт ждлкди, РЯчйЯ рсЯк тсЯосыбЯсы дд, з
– Мт, бдцмЯю оЯлюсы, – рйЯжЯк нм, – МЯл езсы, онезбЯсы, сдад вмзсы»
Водное пространство
в пейзажах представлено в образах
нйдЯмЯ, лнпю
пдйз, нждпЯ
и т,д, Концепт «океан» по значимости занимает одно из ведущих
мест в концептосфере пейзажа, выражая общекультурные представления как
«колыбели жизни», «прародины», Хотя в пейзажах океан предстает неуправ
ляемой стихией, непонятной и страшной, в целом характеристика «водных
«БрдвгЯ дрсы мЯгдегЯ мЯ цсн-сн мнбнд, рцЯрскзбнд б мЯцзмЯэшдирю тс
пдммди езжмз, стс ед, рпдгз ьснвн бдцмн эмнвн Анеыдвн кнмЯ, б одпбнжгЯммнр
Наряду с постоянными признаками (температура, цвет и т,д,) природные
обыекты ЛСГ «водное пространство» обладает общим предметным признаком
«отражения», это константный компонент практически всех описаний вод
ной поверхности, Несомненно, денотативное значение и предметность данно
го признака преобладают в функционировании его как компонента концепта
«вода», но в пейзажном дискурсе он становится мотивом, имея устойчивые ас
социативные связи с образом
и концептом «небо», Дверь в неведомый
человеку мир таит зеркальное отражение, поэтому образы отражений неба в
«…гдгтчйЯ бдпмткрю б внрсзмтэ з, жЯсЯзбЯю гыфЯмзд, рсЯк одпдгбзвЯсы,
пЯррсЯбкюсы сюедктэ, пыцЯштэ он онкт лдадкы, зжпдгйЯ онвкюгыбЯю б ждп
Наиболее тонко и глубоко, с точки зрения выражения последовательной
концептуальной парадигмы, представлено в текстах Бунина
воздушное про
Концепт «небо» в картине мира писателя занимает значимое мес
еологическая концептуальная модель «Природа – храм» проецируется в
конкретных пейзажах в концептуальную метафору Небо-Бог (с постоянными
«…мнцы <…> рзюдс мЯг нйдЯмнл з бдгдс рбнз рбдсзкЯ, звпЯэшзд рбнзлз
рЯлнхбдсмылз нвмюлз, Я
зрсзммн Анезд гыфЯмзд
брдвн ьснвн опд
кдрсмнвн з мдонрсзезлнвн лзпЯ, бддс бн брд мЯчз нймЯ з гбдпз, бн брд мЯчз
Концептуальные микрополя, составляющие концептосферу пейзажа,
связаны между собой устойчивыми ассоциативными связями на основе общих
семантических компонентов, Одной из самых главных (помимо
) является ключевые оппозиции:
свое−чужое, конечное−веч
ное, понятное−непостигаемое,
Они связывают концепты разных тематичес
ких групп и организуют концептуальное поле пейзажа, «Свое» природное про
странство для человека образует целиком «земное пространство» (за исключе
нием гор), в определенной мере «водные» концепты (река, озеро, но не океан),
Полностью «чуждым» человеку является «воздушная среда» (небесные свети
Пейзажи Бунина наполнены экспрессией, которая в свою очередь, по мне
нию Ж, Нива, выражает поэтику освобождающего Пространства [5], Именно в
описаниях природы Бунина так многогранно представлен макроконцепт «ве
ликого простора», который можно охарактеризовать с помощью националь
ных, но переосмысленных авторским сознанием концептов:
и т,д, Опираясь на национальную культурную традицию, Бунин
использует и лингвоспецифичные слова, аналогов которым в других языках
нет, Значимыми этнонимами концептуального пространства бунинского пей
зажа являются –
русское небо, русская степь, русская тоска и печаль рус-
«МнбЯю гнпнвЯ брд гЯкычд тбнгзс б мнбыи, дшд мдзжбдрсмыи лмд йпЯи
Пнррзз, з нс ьснвн ю дшд езбдд цтбрсбтэ з брэ вктанйтэ
одцЯкы птррйнвн оди
Абстрактная символизация образов чужда художественному методу Бу
нина, поэтому нельзя за конкретной вербализованной в тексте единицей пей
зажа видеть глубокий философский подтекст, Каждый образ природного мира
чувственно воспринимаем и предметно конкретен (т,е, единичен), что не ис
ключает широкие ассоциативные связи большинства компонентов концеп
тосферы пейзажа, предполагающие многократный герменевтический процесс
декодирования, В бунинской картине мира концепт «пейзаж» отражает пре
жде всего эстетико-нравственный идеал, вечно повторяющуюся и всегда об
1, Миллер Л,В, Художественный концепт как смысловая и эстетическая
2, Литературный энциклопедический словарь − Под общ, ред, В,М, Ко
3, Ожегов С,И,
олковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеоло
4, Бунин И, Собр, соч,: в 6 т, – М,, 1987 – 1988,
Все цитаты на это издание
5, Нива Ж, Миф русского пейзажа −− Возвращение в Европу: статьи о рус
СПЙМАЖЭ ТСЛИФЖМЛЖОМААЛЖЭ ААОЖАЛРЛЩУ
АРМОМЗ НМЙМАЖЛЩ ���
�АГИМА
�АГИМА
�АГИМА
�����АГИМА
Предложный падеж в симбирской деловой письменности указанного пе
риода представляет собой малочастотную форму, о чем свидетельствует коли
чественный анализ словоформ, Круг слов мужского рода, зафиксированных
в форме локатива, составляет 108 лексем, на долю которых приходится всего
834 словоупотребления, Большинство слов является именами нарицательны
ми, однако довольно широко представлены и имена собственные – топонимы и
В результате анализа выявлено, что употребление имен существитель
ных в форме предложного падежа представлено 522 случаями использования
304 случаями использования окончания
и 8 случаями ис
пользования флексии
, Частотные доли составляют для Е-форм около 63%,
Вопрос о происхождении и распространении вариантных окончаний в
предложном падеже у существительных мужского рода вызывает традици
онный интерес со времен М,В, Ломоносова, который отметил, что наличие
форм на -
в предложном падеже обязано целому ряду явлений: «Предложный
единственный падеж
переменяет часто на
, когда значит место или время,
а особливо тех имен, которые
в родительном имеют… Сия перемена бывает
больше с предлогами
и
…Как во многих других случаях, так и здесь на
блюдать надлежит, что в штиле высоком, где Российский язык к Словенскому
клонится, окончание на
но те же слова в простом слоге,
На это же указывал А,А, Щахматов: «Распространению окончания
основ на *
uвосновына*oсодействовало,конечно,преждевсегопоявление
uвосновына*oсодействовало,конечно,преждевсегопоявление
в основы на *
oсодействовало,конечно,преждевсегопоявление
oсодействовало,конечно,преждевсегопоявление
содействовало, конечно, прежде всего появление
вместо
в родительном единственного» [2], Кроме того, значимым обстоя
тельством, на которое обратил внимание А,А, Щахматов, являлся задненеб
ный согласный основы, предполагавший фонетическое выравнивание падеж
ной парадигмы при использовании новых форм с У-окончанием, Известную
роль сыграл и акцентологический фактор: те слова, которым свойственно под
вижное ударение (у них флексия -
была безударной), принимая новое окон
чание, переносили на него ударение с основы ввиду особого характера инто
нации флективного -
, В этом случае возникла возможность синтаксической
дифференциации обеих форм, которые различались не только окончанием, но
и ударением, Это способствовало укреплению новообразований на
в словах
с подвижным ударением, Дифференциация развивалась по следующему на
правлению: в соединении с предлогами
и
стали преобладать У-формы, в
В,М, Марков отметил особую продуктивность форм на
в кругу отгла
В качестве основных факторов, способных мотивировать выбор варианта
– зависимость окончания от наличия определенного предлога и выражае
– зависимость формы от ударности флексии и от конечного звука осно
В симбирских документах интересующего нас периода, как и в русском
языке в целом, наиболее частотны формы локатива с предлогами
б
и
мЯ
, В иссле
дованных нами текстах отмечается 810 словоупотреблений с данными предло
гами, Например:
гЯкЯ рзэ гЯммтэ бщ ЛЯкнлщ
ЙЯпртм
(1688, фонд 732, опись
1, № 4, л,2)
, бжюсн
мЯ
Йтплыч
бщ опзйЯжмнз зжа
(1681, 732, 2, 16, л,4)
, мЯ
снлщ Чэбзцзмрйнлщ
нрспнбт
(1702, 732, 1, 40, л,1)
, Я атгд б
рырйт
рйЯетсщ
(1692, 732, 1, 43, л,2)
, бн
бпЯвд
йкэцы сдцдсщ
(1706, 853, 1, 4, л,3 об,) и т,д, Го
раздо менее распространены предлоги
(
на
) и
опз
, встретившиеся, например,
в следующих конструкциях:
н снлщ рбндлщ
цдкнб
Амгпд
(1688, 732, 3, 2,
л,1)
, опз
НрсЯуы
h
ЗбЯмнб
рым
ЗрЯдб
(1709, 268, 2, 4, л,1)
, н снлщ опнез
снцмнлщ лндлщ
едпдаыэ
(1690, 732, 3, 14, л,2 об,), Наличие предлогов
и
мЯ
как показывают материалы, не было обязательным условием для того, чтобы
существительное в этом сочетании получило форму на

, Флексии при данных
предлогах находились в �
���-
����вв,вотношениисвободноговарьирования:
���
����вв,вотношениисвободноговарьирования:
-�
����вв,вотношениисвободноговарьирования:
���
�вв,вотношениисвободноговарьирования:
вв, в отношении свободного варьирования:
б Рзмазпрйт – б Рзмазпрй
, б впЯадет – б впЯаде
, б гнл

б гнлт, б гнлзчй

б гнлзчйт
и т,д, Однако в симбирской письменности таких словоупотреблений
немного, Кроме того, при предлоге
соотношение вариантов принципиально
отличается от их соотношения при предлоге
, В 667 случаях употребления с
372 приходится на использование окончания
и 295 – на исполь
, что составляет примерно 56% и 44% соответственно, В 140 случаях
употребления существительных в предл, пад, с предлогом
окончание
отмечено 132 раза и окончание
– 8 раз, что составляет примерно 94% и 6%,
аким образом, У-флексийная специализация в большей степени затронула
К �
���в,дифференциацияформообразованиявзависимостиотзначений
�в,дифференциацияформообразованиявзависимостиотзначений
в, дифференциация формообразования в зависимости от значений
локатива только начинает складываться, о чем свидетельствуют материалы де
ловой письменности,
ак, формы предл, пад,, выражающие пространственное
отношение (так называемый местный падеж), активно используют обе вари
антные флексии:
(1680, 732, 1, 13, л,1)
, бщ
(1704, 732, 1, 1, л,3)
(1689, 732, 2, 15, л,1)
, мЯ
(1690, 732, 2, 17, л,3 об,)
(1705, 732, 2, 10, л,1)
, бн
(1710, 732, 3, 41, л,2)
мЯ
(1700, 720, 1, 4, л,3 об,)
, б
(1700, 732, 3, 30, л,1)
Формы, употреб
ляющиеся в т,н, изыяснительном падеже, используют только флексию
(1705, 732, 2, 10, л,1)
, н
(1700, 732, 3, 30, л,2)
, н
(1690, 274, 1, 4, л,2)
, н
(1690, 274, 1, 4, л,2 об,)
, н
В симбирских деловых памятниках временное значение выражают слова
внг, лдрюх, Яопдкы, гдйЯапы, удбпЯкы, юмбЯпы
, При этом все они, за исключением
первого, имеют только форму с окончанием
и употребляются в конструк
ции с предлогом
(1700, 732, 2, 16, л,2),
бщ
(1704, 853, 1, 6, л,1)
, бщ
(1709, 268, 1, 4, л,2), Существительное
в форме предл, пад, фиксируется по памятникам 83 раза, но лишь однажды
отмечено с предлогом
и флексией
, в остальных случаях при данном пред
логе документируется У-экспансия:
бщ опнчкнлщ гд бн 142
(1662, 732, 3,
4, л,3)
, бщ мым
(1706, 732, 2, 17, л,2) – но
бщ опнчкнлщ
В симбирских документах встретились 30 слов, оканчивающихся на зад
неязычный согласный:
адпдв, бдпф, зрй, едпсбдммзй, наырй, напнй, нсотрй, нр
спнв, онкй, опзрдкнй, онадв, онснй, цдкнбдй, хдкнбЯкымзй, бмтй, рснкымзй, мдтр
снишзй, онптцзй, нбпЯв, розрнй, рырй, нкычмюй, кдрнй, Акчзф (Ямспнонмзл),
Рзмазпрй, РЯпЯмрй, Рбзюерй, Тпдмрй, Хзбзкырй, Йтжылнгдлыюмрй,
На данные
лексемы приходится 184 словоупотребления в форме предл, пад,, из них за
фиксировано 12 Е-форм, частотная доля которых равна 6,5%, и 172 У-формы,
частота которых составляет 93,5%:
мЯ йптснлщ
(1673, 732, 2, 4, л,2 об,),
(1690, 732, 2, 7, л,1),
бщ снлщ
(1701, 247, 1, 6, л,1),
бн зйнмнрсЯр
фщ онрсЯбзсы напЯжы
(1702, 732, 2, 18, л,2),
озчдсщ
(1690, 732, 2, 7, л,1 об,),
анюпзмЯ БЯрзкзю АнпзрнбзцЯ ЧдпдлдсдбЯ
(1706, 732, 1, 14, л,2) и т,д, Окончание
отмечается у всех одушевленных
опЯбзсы одмэ мЯ
(1710, 732, 2, 19, л,2),
дбн Йтжый
(1690, 732, 1, 41, л,1),
бжюсы мЯ
(1690, 247, 1, 11,
л,1), Большинство топонимов с конечным заднеязычным звуком основы, от
меченных в симбирских документах, имеет У-варианты:
(1692,
732, 1, 43, л,1),
(1689, 732, 1, 44, л,2 об,),
(1701, 268,
1, 7, л,2),
(1697, 732, 3, 13, л,2 об,), хотя встречаются и варианты
Как правило, при описании употребления форм предложного падежа та
кой аспект проблемы, как зависимость падежного варианта от лексико-семан
тической принадлежности слова, отступал на второй план, так как основным
фактором выбора окончания был признан синтаксический, Однако в нашем
случае мы можем отметить, что лексическое значение существительных на
в предл, пад, в целом соответствует семантическим группам слов, принимаю
щих флексию
в родительном падеже,
ак, окончание
характерно для от
влеченных и собирательных существительных, а также для имен с локальным
значением и топонимов:
з бщ
езбнсщ рбнз
(1709, 247, 1, 8, л,2)
Я бщ
рйЯетсщ
(1690, 732, 3, 11, л,3)
, бщ гдрюснлщ
(1693, 732, 3, 12,
, мЯ нжмЯцдммнлщ
(1670, 732, 3, 22, л,3)
, мЯ
пдцйз ЧЯкЯмвз
(1700, 732, 1, 42, л,2)
, мЯ нгмнлщ
(1704, 853, 1, 7, л,1)
, бщ
732, 3, 2, л,2 об,)
, мЯ
(1704, 274, 1, 20, л,3)
, бщ
(1689, 732, 1, 44,
, бщ
(1672, 853, 1, 10, л,1)
, бщ рбндлщ Нбгнйзлнб
(1672, 853,
1, 10, л,4)
, мЯ
(1694, 732, 3, 16, л,2 об,)
, бщ пдзсЯпрйнлщ
732, 1, 37, л,2)
, бщ
(1697, 732, 3, 13, л,1)
, бщ снлщ
Среди конкретных существительных, не имеющих локального значения,
частотная доля У-вариантов составляет всего 6%, в то время как Е-варианты
представлены значительным количеством – их доля равна 94% (23 и 337 слу
Большинство форм предл, пад, с окончанием
, выявленных по симбир
ским деловым текстам, отличает ударная флексия, что являлось характерной
Среди всего круга выявленных словоформ предл, пад, существительных
мужского рода встретилось несколько форм с нетипичным для современного
русского литературного языка окончанием
бщ НкЯснпрйнлщ
732, 2, 30, л,2)
, мЯ снлщ
(1686, 732, 2, 20, л,4),
мЯ нгмнлщ
же) и т,п, Обычно исследователи видят в этом следы обыединения мягкого и
твердого вариантов склонения существительных мужского рода, следы вари
антной архаичной формы древнего *�
-склонениялибоотражениедиалектной
�-склонениялибоотражениедиалектной
-склонения либо отражение диалектной
черты составителя документа, Однако нам встретилась грамота, датируемая
1687 годом, в которой по два раза употреблены формы
мЯ йнпдмд
и
мЯ йнпдмз
что, возможно, является просто следствием проявления некоей орфографи
ческой лояльности, продекларированной в Уложении 1649 года, В целом же
в симбирских грамотах �
���–первойполовины
����вв,приболеечастом
�–первойполовины
����вв,приболеечастом
– первой половины �
����вв,приболеечастом
�вв,приболеечастом
вв, при более частом
употреблении У-варианта факторы, мотивирующие его выбор, являются теми
1, Ломоносов М,В, Полное собрание сочинений, –
,7, – М,, 1952, – С, 460,
2, Щахматов А,А, Историческая морфология русского языка, – М,, 1957,
3, Марков В,М, Историческая грамматика русского языка, Именное скло
А НГОТМОКАРЖАЛМК АЩПИАЕЩААЛЖЖ
Речевая ситуация запрещения складывается тогда, когда говорящий вы
ражает намерение предотвратить или видоизменить планируемое или совер
шаемое собеседником действие, при этом говорящий обладает определенными
Сценарии ситуаций запрещения разнообразны, так же как и языковые
средства выражения семантики запрета: от самых распространенных прохи
битивных форм (императив с оператором отрицания НЕ), однозначно выража
ющих идею запрета, до так называемых импликатур, т,е, языковых средств,
специально не предназначенных для выражения запрета, но в совокупности с
другими средствами языка его формирующих, Идея запрета состоит в типовом
значении, присущем конструкциям, содержащим побуждение собеседника к
Общепринятыми языковыми средствами выражения запрета, помимо по
велительного наклонения с отрицанием, являются перформативные глаголы
с соответствующей семантикой:
запрещать, воспрещать
, а также образован
ные на их основе краткие причастия, в семантике которых обозначена сама
идея запрета, В повседневном общении перечисленные формы встречаются
довольно редко; согласно предположению Я,В, Боргер, «… языковые средства
выражения запрета в русской диалогической речи столь разнообразны, точны,
устойчивы и понятны, что при выражении запрещения не возникает необходи
мости прибегать к перформативному глаголу, который декларирует сам рече
В составе высказывания перформатив-запрет сочетается с инфинитивом
или отглагольным существительным, обозначающим то действие, которое за
прещается, Перформативные высказывания с семантикой запрета носят кате
горичный характер и широко используются в ситуациях, отражающих офици
альное общение, Как правило, в подобных конструкциях всегда есть указание
К Я в п Я м е, Я – рдйпдсЯпы сдЯспЯ, жЯюбкюэ, СдЯсп онкнм аджазкдсмылз
лтчйдсдпЯлз з мдзжбдрсмылз лмд кзцмнрсюлз, Я адррзкдм ргдпезбЯсы зф з
Адресант (Лагранж) – секретарь театра, он занимает административную
должность, поэтому имеет право запрещать, отдавать распоряжения, это вхо
дит в круг его обязанностей, Адресат (актер Мольер) оспаривает право Лагран
жа на запрет, Не соглашаясь с прозвучавшим запрещением и называя Лаг
ранжа «мальчуганом», он предлагает свою иерархию, возрастную: старший –
младший, В данном случае можно говорить о несовпадении представлений
коммуникантов о своих правах и обязанностях или о коммуникативной неуда
че, причина которой (по Формановской) – ощущение партнера как «не того»
ЙЯпсЯчдб онмюк, цсн нм фнцдс роЯрсз оЯпнбнж з опнрйнцзсы р мзл жЯ
– Апнрысд, апнрысд оЯпнбнж, – жЯйпзцЯк ЙЯпсЯчдб, – нм брд пЯбмн онвза,
Мн сдфмнкнв тед нсйпык пдвткюснп з, онбдпмтб рбнд акдгмнд, йЯй ктмЯ,
Адресант (по должности – старший инженер Карташев) запрещает инже
неру-технологу приближаться к паровозу, В его реплике содержится указание
на свой более высокий статус, он запрещает
йЯй рсЯпчзи
, Адресат игнорирует
запрещение, но не подвергает сомнению более высокий статус собеседника, что
Нередки случаи, когда перформативные конструкции с семантикой запре
щения встречаются в речи довольно близких друг другу людей – членов одной
семьи (внутри которой, однако, существует определенная иерархия: старший –
младший, взрослый – ребенок, т,е, имеется запрещающее начало и тот−те,
– Ббзгт снвн цсн гдсз гдирсбзсдкымн бдкз рдаю йпЯимд пЯжбюжмн з сдл
рЯлыл нмз мд нопЯбгЯкз мЯчзф мЯгдег,
зл р ьснвн гмю
Перформативный глагол выражен морфологической формой 1-ого лица
единственного числа настоящего времени изыявительного наклонения, Пер
формативное употребление глагола «запрещаю» в речи говорящего свидетель
ствует о наличии дистанции между участниками данной речевой ситуации,
приемом подчеркивания чего служит опосредованное обращение к адресату
как в запрещающей реплике – использование формы
(а не
, как при непосредственном обращении), так и в последующей
цЯи
и уходят
б рбнэ йнлмЯст
(использован при
ём отчуждения, дистанцирования – свидетельство недоброжелательного отно
шения к адресату; в русском речевом этикете эта формула всегда значит одно
и то же, одинаково понимается всеми участниками речевого акта), Обыденное
высказывание приобретает официальную тональность, Говорящий (папа) мо
тивирует запрет, эта мотивировка включена в структуру высказывания (
снвн цсн гдсз гдирсбзсдкымн бдкз рдаю йпЯимд пЯжбюжмн
), однако, как отме
чают исследователи, это необязательно в конструкциях с перформативом-за
претом, «
Я жЯопдшЯэ
(
пЯжпдчЯэ, мд пЯжпдчЯэ
) является само по себе произ
вольным актом, не требующим никаких дополнительных мотивировок (и поэ
тому часто вызывающим протест и избегаемым), в то же время
предполагает ту или иную мотивировку, которая может быть эксплицирована
в тексте, В этом смысле высказывание с
является более сильным, вес
ким актом, чем
, наверное, поэтому ребенку чаще говорят
1, ЙнлмЯсЯ анкычЯю-опданкычЯю, Онк акдрсзс, йЯй кдг, З нцдмы рйнкы
жйзи, З йнбпзйз мЯ онкт, йЯй гнпнейз б рЯгт, З хбдсы рснюс мЯ онкт б анкы
– АЯатчйЯ мЯ гЯцд, З цдвн сы нпдчы? Жгдры
нельзя
йпзцЯсы!
(Б, Житков),
– Чдвн сдад? ЖЯцдл сы гдпвЯдчы лдмю жЯ окЯсыд? – тгзбзкЯры рдгЯю гЯлЯ,
, – пЯбмнгтчмн нсбдсзкЯ фнжюийЯ, – Дкйт атгдл мЯ Мнбыи внг
пЯжазпЯсы, З сы тед мд лЯкдмыйзи з лнедчы жбЯсы лдмю он злдмз, ЛЯпзди
Положение дел меняется в следующей речевой ситуации, где снимается
подчеркнутая официальность (за счет введения личного местоимения), но при
А ротрсю гбЯ лдрюхЯ лы р Кдкди рсЯкз топЯчзбЯсы мЯчдвн нсхЯ, цснаы
нм мЯл рмнбЯ пЯжпдчзк тезмЯсы рн бжпнркылз, З мЯч нсдх, йнснпыи аык б
– Фнпнчн, ю бЯл ьсн пЯжпдчт, мн снкыйн
бЯл
цсн-кзан внбнпзсы жЯ рснкнл,
Нгмн бЯчд ркнбн, рйЯжЯммнд брктф, – з анкдд бы
В контексте представлены две противоположные ситуации – ситуация
разрешения и ситуация запрещения, Первой разыгрывается ситуация раз
решения, поэтому последующее запрещение является запрещением лишь по
форме, а на самом деле выступает условием разрешения:
ПЯжпдчт (лнемн),
Регулятивной функцией обладают высказывания типа:
курить запре
щается (запрещено); посторонним вход воспрещен; купаться запрещено,
запрещено заплывать за буйки, запрещается продавать сигареты детям
до 18 лет
и т,п, Подобные высказывания являются инструктивными обще
ственными указателями – это вывески, надписи, обыявления в общественных
местах или специальных учреждениях, Адресант (запрещающий) в данном
случае выступает обезличенным, но его статус позволяет накладывать вето
на действия потенциального массового адресата, «Отсутствие конкретного ад
ресата изменяет коммуникативный статус высказывания, однако не лишает
высказывание адресованности, Это значение остается в измененном варианте:
адресат становится обобщенным, адресованность приобретает всеобщий, точ
нее – универсальный характер, так как высказывание может быть направле
но любому слушателю в зависимости от цели и ситуации общения» [4],
формы запрета, как правило, используются для регулирования − координации
неречевого поведения членов определенного коллектива в условиях конвенци
В лингвистической литературе представлены наблюдения над особеннос
тями употребления лексем
и
, «
, в отли
чие от
, не ориентировано на конкретного субыекта и обыекта, Вос
прещения существуют для многих (всех) людей, выражаются в безадресных
и
и обозначают запрет делать что-то в ка
ком-то определенном месте,
Йтпзсы (фнгзсы он спЯбд) бнропдшЯдсрю
значит,
что этого нельзя делать не вообще, а в данном конкретном месте, Воспрещения
аким образом, перформативные высказывания, включающие в качестве
основного компонента лексемы с семантикой запрещения, в современном рус
ском языке являются специально приспособленными средствами выражения
запрета, Они используются как в официальной устной и письменной речи, так
и в устной бытовой речи, выражают категоричность и не требуют дополнитель
ных мотивировок, В устном официальном общении адресант и адресат конк
ретны, их статусные роли строго определены: адресант – начальник, адресат –
подчиненный, В устной диалогической неофициальной речи доминирует воз
растная иерархия: адресант – старший, адресат – младший, В письменном
официальном общении адресант и адресат обобщены: адресант – некое лицо,
выполняющее административные функции, адресат – каждый, кто попадает в
1, Боргер Я,В, Комплексный анализ РА негативной реакции (на мате
риале современных драматических произведений): автореферат дис, … кфн −
2, Формановская Н,И, Коммуникативно-прагматические аспекты единиц
3, Щатуновский И,Б, Речевые акты разрешения и запрещения в русском
4, Чаплыгина И,Д,
ы-категория: семантика и структура, – Петропав
5, Русский язык в его функционировании, Коммуникативно-прагмати
МПМАГЛЛМПРЖ ПЙМАММАОАЕМААРГЙЬЛМЗ ПГКАЛРЖИЖ
Интерес к категории времени, многочисленные и разнообразные попытки
её осмысления, стремление описать различные составляющие этой категории
Выявление особенностей организации словообразовательной семантики
имен существительных, называющих месяцы, при попытке осмысления всей
категории представляется, на наш взгляд, достаточно важным, Проанализи
ровав существительные данной тематической группы, мы обратили внима
ние на то, что они представлены как одиночными номинациями (простыми и
сложными по структуре), так и номинациями-словосочетаниями, Самую мно
гочисленную группу среди простых по структуре мотивированных одиночных
номинаций составляют существительные с формантом
с общим значени
ем «явление или состояние природы», Это слова
‘февраль’,
‘февраль’,
‘март’,
‘март’,
птцдимзй
‘апрель’,
Большинство данных слов мотивировано именами существительными,
называющими различные явления природы: вьюгу, метель, грозу, зарницу,
зарю, В этом ряду слов можно выделить группу с общим значением «проявле
и
являются по отношению друг к дру
гу синонимами, Они называют один и тот же месяц – февраль, Общее значение
«проявление непогоды», обыединяющее эти наименования, связано с мотиви
рующей основой этих слов, Рассматривая данные наименования как семанти
чески опосредованно мотивированные глаголами (
быэезсы, бзсы
(для
) и
(для
)), приобретаем дополнительные акценты зна
чений у данных слов, а именно «частое и непрерывное действие, названное мо
тивирующим глаголом»,
аким образом,
февраль, вероятно, был
назван не только потому, что именно в это время встречается такое явление
По данным «Историко-этимологического словаря русского языка» П,Я,
Черных, слово
быэвЯ
появилось в русском языке после Х
��века,Вдругихсла-
�века,Вдругихсла-
века, В других сла
вянских языках оно отсутствует, В более ранний период, а именно с Х
�поХ��
�поХ��
по Х
века, для называния данного явления природы использовалось существитель
, позже
– ‘зимняя стужа, буря’ (сравните с сербским словом
), Существительное
относится к обширному гнезду
Общеславянский корень *
*
Сравните с диалектными, южновеликорус
‘виться’, ‘колыхаться’ и
– ‘метель’, ‘буран’, Суффикс
(
) возник, по мнению ученых-этимологов, по аналогии со словами
обозначает ‘ветер, вихорь со снегом; иногда
сильный ветер с пылью, с песком; вьюга, веялица, кура, хурта, буран’ [2], На
родным говорам известны слова
: вьюга-метелюга в значении ‘силь
ная метель’ и
, которая может быть мокрой (то есть ветер с мокрым сне
Не только февраль ассоциировался у наших предков с явлением природы,
которое пугало, внушало страх и опасения, Месяц июль известен своими гро
зами, Поэтому, вероятно, он получил наименование
(
(а) + -
Значение ‘проявление непогоды’, обыединяющее его с предыдущими наимено
ваниями, связано, на наш взгляд, также с мотивирующим словом
– ‘не
продолжительное, но бурное ненастье с ливневым дождем (или градом), сопро
По данным этимологических словарей, существительное
в значении
‘ужас’, ‘угроза’, ‘ад’ и собственно ‘гроза’ фиксируется в памятниках письмен
ности начиная с Х
�века[1;219],Общеславянское*
�века[1;219],Общеславянское*
века [1; 219], Общеславянское *
– ‘нечто ужасающее,
внушающее ужас’, Соответствия имеются главным образом в языках балтий-
ской группы, но, по мнению ученых, довольно спорные, Чаще существительное
гроза сопоставляют с литовскими словами
) – ‘угроза’,
– ‘угрожающий’, ‘отвратительный’, но общеславянскому
, по мнению
историков языка, в литовском должно соответствовать не
, а
, Появление
некоторые ученые обыясняют отталкиванием от омонимического
u�–
u�–
ћu�–
�–

‘красивый’, вследствие чего вместо закономерного *
, *
имеем
, Другие этимологи ссылаются на сходство с литовским
– ‘уг
С отражением явлений природы связаны также наименования
и
, Они использовались древними славянами для назы
вания августа и сентября, Особенностью данных наименований является то,
что оба слова (одно из которых опосредованно) мотивированы существитель
, В отличие от группы слов
быэемзй – лдсдкымзй – впнжмзй
с общим
значением ‘проявление непогоды’, основа данных номинаций – признаки цве
(
) ‘август’ мотивировано существительным
(
(а) + -
) ‘отдаленная молния, когда виден свет и блеск ее, а
‘сентябрь’ мотивировано существительным
) –
‘видимый свет или освещение от солнца, находящегося под небосклоном; от
ражательный свет до восхода и по закате солнца; время это и самая продолжи
тельность его’ [2], По данным «Историко-этимологического словаря русского
языка» П,Я, Черных, существительное
(
) в значении ‘свет’, ‘сияние’,
‘заря’ фиксируется в памятниках письменности начиная с Х
�века[1;317],Об-
�века[1;317],Об-
века [1; 317], Об
щеславянское *
(из *
): *
(из *
); вторая форма, по мнению
ученых, могла возникнуть вследствие межслоговой ассимиляции, По мнению
этимологов, у существительного *
тот же корень, что и в общеславянском
слове *
, который в свою очередь восходит к индоевропейскому *
(:
g’hor-):*
’hor-):*
hor-):*
-):*
Рассмотренные наименования месяцев, на наш взгляд, отражают особен
ности того месяца, к которому относятся, они связаны с каким-либо одним
характерным для данного времени явлением природы,
ак, март славяне ве
, Данное наименование отличается от предшествующих
тем, что, по-видимому, связано, как с явлением природы – капелью, так и с
состоянием природы, когда все капает, тает, течет от приближающегося весен
него тепла, Слово
опосредованно мотивировано глаголом

‘падать маленькими частицами, принимающими при падении круглую форму’
[1; 375], его мотивирующая основа содержится в существительном

‘паденье капель; оттепель, таяние снега на кровлях и образование в тени ле
дяных сосулек’ [2], Общеславянские *
, *
, *
некоторые уче
ные сопоставляют с индоиранскими словами: др,-инд,
(хинди
) –
‘слизь’, ‘мокрота’; перс,
– ‘пена’, Другие историки языка придерживают
ся иной точки зрения, предполагая, что глагол *
– это только славянс
кое образование, не имеющее соответствий в других индоевропейских языках,
Наряду с этим существует мнение, что исходной формой для *
является
глагол *
(сравните со словацким словом
), который в свою оче
редь связывают с немецким разговорным словом
– ‘выплескиваться
из посудины’ (о жидкости); П,Я, Черных отмечает, что, даже если допустить
такое предположение (о *
), все же сопоставление с немецким глаголом
маловероятно [1; 375], Совсем неубедительно, по мнению ученого, выглядит
точка зрения, согласно которой общеславянское *
возводят к звукоподра
жательному междометию k
��!,древностькоторогодоказатьневозможнои
��!,древностькоторогодоказатьневозможнои
! k
��!,древностькоторогодоказатьневозможнои
!,древностькоторогодоказатьневозможнои
!, древность которого доказать невозможно и
которое само могло возникнуть на основе *
[1; 375], Можно полагать, что
каким-то образом общеславянское *
получилось из *
(сравните с
чешским словом
– ‘покрапывать’ (о дожде)), Может быть, как предпо
лагает ученый, могло произойти смешение двух групп синонимичных слов: 1)
с начальным
– и 2) с конечным –
– основы (сравните с чешским диал, сло
– ‘капля’, а также ‘слизь, гной на веках’ с суффиксом –
–), Отсюда
Близким по значению слову
является наименование апреля –
, мотивированное существительным, связанным, как с явлением при
роды – весенние
, появляющиеся вследствие приближающегося тепла,
так и с ее состоянием – мотивирующая основа слова
не выражает зна
чение действия, в отличие от существительного
, которое опосредо
ванно мотивировано глаголом
, Одно из значений существительного
– ‘небольшой поток воды, от родника или болота; не более сажени ширины’
[2], В данном случае речь идет о ручьях, которые появились вне зависимости
от конкретного времени года, когда земля освобождается от снежных покровов
вследствие тепла, Название месяца
образовано от существительного
в значении ‘легко переходимый, небольшой водный поток, возникший в
естественных условиях вследствие выхода на поверхность подземных вод или
образованный стоком снеговых или дождевых вод’ [1; 129], Общеславянское
образовалось, по-видимому, из *
(с суффиксом -
), как в обще
славянских словах *
, *
и других), вероятно, того же корня, что
(на другой ступени чередования) в общеславянском глаголе *
: *
[1;
и
в отличие от группы слов
мзй – лдсдкымзй – впнжмзй
с общим значением ‘проявление непогоды’, не ас
социировались у славян с чем-то устрашающим и пугающим, В сознании на
ших предков данные явления (и состояния) природы были связаны с приходом
тепла, оттаиванием земли, с увеличением светлого времени суток, со скорым
Среди слов данной подгруппы есть два, которые мотивированы именами
существительными, называющими не явления, а состояния природы, Это су
и
, Древними славянами они использовались
для обозначения марта и июля, Еще одна особенность данных наименований
заключается в том, что они могут быть мотивированы и существительными, и
глаголами, Слово
‘март’ может быть мотивировано существительным
(
+ -
) – ‘газообразное состояние воды, возникающее при ее кипении,
испарении’ [1; 4], Но данное толкование не дает нам ясного представления о
том, почему этот месяц был назван славянами
, По нашему мнению,
чтобы понять значение существительного
более полно и точно, необ
ходимо рассматривать его как мотивированное глаголом (
аким об
разом, мы можем предположить, что этот месяц был назван так из-за уже до
статочно сильно «парящего» в это время солнца: ‘парит на дворе или солнце
парит, знойно, жарко, печет’, отмечает В,И, Даль [2]; но, может быть, данное
наименование связано с особенностями сельскохозяйственных работ в это вре
мя, а именно с подготовкой земли с помощью пара к будущей пашне: ‘парить
землю, покидать в пару, в залежи, дать ей год отдохнуть, унавозив’ [2], Глагол
‘плавить’ фиксируется в памятниках письменности начиная с Х
века [4; 879-881], Общеславянское *
: *
(корень *
- из *
) в значе
нии ‘пар’, ‘дым’, ‘туман’, ‘дыхание’ известно с Х
�века,позже
�века,позже
века, позже
в значении
‘жара’, ‘зной’, Родственным образованием на славянской почве, по мнению
историков языка, является глагол *
(в русском языке глагол
, 1 ед,ч,
еЯпмзй
мотивировано существительным
(
(а) + -
) –
‘жар, возвышенная теплота воздуха; пора летнего зноя, межень, июль’ [2], И
действительно, июль – самый жаркий месяц в году, По данным этимологичес
ких словарей, существительное
в значении ‘огонь’, ‘зной’ фиксируется в
памятниках письменности начиная с Х
��века,Прилагательное
�века,Прилагательное
века, Прилагательное
и гла
, по мнению ученых, более поздние образования, они начинают
употребляться в языке по крайней мере с Х
���века,Общеславянское*
�века,Общеславянское*
века, Общеславянское *
по данным этимологов, образовалось из *
-o-�,Индоевропейскийкорень
o-�,Индоевропейскийкорень
-�,Индоевропейскийкорень
�,Индоевропейскийкорень
,Индоевропейскийкорень
, Индоевропейский корень
- – ‘жаркий’, ‘горячий’, ‘теплый’, Родственными образованиями на рус
ской почве являются, по мнению историков языка, глаголы
и
в значении ‘кузнечный очаг для накаливания металла’
Рассмотрев простые по структуре мотивированные одиночные номинации,
выраженные существительными с формантом
-мзй
с общим значением ‘явление
или состояние природы’, мы попытались восстановить и описать один из фраг
ментов языковой картины мира, Анализ приведенных наименований показал,
что самую многочисленную группу составляют существительные, обыединен
ные общим значением ‘проявление непогоды’, Рассмотренные номинации были
связаны как с явлениями природы, так и с ее состоянием, что, по-видимому,
для наших предков-славян являлось одним из важных факторов, по которому
определялись сезоны полевых, сельскохозяйственных и прочих работ,
1, Черных П,Я, Историко-этимологический словарь русского языка, –
2, Даль В,И,
олковый словарь живого великорусского языка,
, 1-4, М,,
4, Срезневский И,И, Материалы для словаря древнерусского языка, – М,,
Е, Г, Федулова
ОГАЙЖЕАФЖЭ НОМЧГВЧГБМ ПЖЛРАИПЖХГПИМБМ АОГКГЛЖ
А ПНОЭБАГКМ-БЙАБМЙЬЛЩУ АГЕЙЖХЛЩУ НОГВЙМДГЛЖЭУ
Глагол в русском синтаксисе обладает главенствующей ролью, каждая из
разнообразных его форм по-своему организует предложение, Глагол, «занимая
центральное положение в семантической структуре предложения и <…> ин
терпретируя действие как процесс, имеющий отношение к субыекту и обыекту,
<…> эксплицитно или имплицитно дает временную характеристику ситуации»
[1], Особую значимость глагол приобретает в «бесподлежащном» [2] безличном
предложении, где «утверждение независимого признака (действия), не соотне
сенного с деятелем,» [3] передается в большинстве случаев глаголом – главным
Время – одна из составляющих категории предикативности – связано
именно с глаголом, который тем не менее не всегда является в безличном пред
ложении главным членом и может быть заменен безличной формой глагольной
связки с именным компонентом: предикативом, кратким страдательным при
частием прошедшего времени среднего рода, В этом случае грамматическая ка
тегория времени, представленная оппозицией форм прошедшего – настояще
го – будущего, может выражаться в системе функционально-семантического
поля темпоральности, в свою очередь, составляя «ядро (центр) функциональ
но-семантического поля темпоральности» [4], В соответствии с современными
тенденциями рассмотрения морфологического времени описание функциони
рования глагольных форм во многих случаях должно «определяться взаимо
действием с лексическим значениями и грамматическими категориями частей
речи, входящих вместе с глаголом в состав предложения» [5], Г,А, Золотова
отмечает, что предикативные категории времени, модальности и лица в текс
те присущи и другим частям речи, например, имени существительному, Они
«оказываются носителями их категориальных функций и потому участвуют
в организации общего текстового времени, темпорально-композиционном
структурировании текста» [6], Следовательно, и такая категория, как преди
кативность «опирается в первую очередь на глагольные формы, но при их не
Среди языковых единиц, характеризующих время в предложении, выде
ляются предлоги, темпоральные синтаксемы, некоторые другие словоформы с
Рассмотрим проявление перфективной, аористивной, имперфективной се
мантики прошедшего синтаксического времени в спрягаемо-глагольном подти
пе безличного предложения, где вещественное и грамматическое значения вы
ражаются синтетически, в одной лексической или лексикализованной едини-
це – безличном глаголе, личном глаголе в безличном употреблении, фразеоло
гическое единице или описательном глагольно-именном обороте:
З
пахло
нс
мдд йЯйзлз-сн рспЯммылз, кдвйзлз гтфЯлз, мЯонлзмЯбчзлз едкстэ нрдмы з
йпЯрзбнд тлзпЯмзд
(Л, Андреев, В темную даль);
Нс гтчз
отлегло
(Посл,),
Как указывал А,А, Щахматов, «прошедшее время обладает большей мор
фологической выразительностью, чем настоящее, что зависит от большего
усилия, требующегося от говорящего при изображении прошлых событий в
сопоставлении с настоящим, текущим и совершающимся в присутствии собе
Имперфективное прошедшее время указывает на незавершенность дейст-
вия в прошлом и выражается глаголами несовершенного вида, реализуя при
– описательный оттенок значения:
н гмн
(Л, Кассиль, Есть на
качественно-описательный оттенок значения:
гЯкдйн, жЯ пдйни,
– экзистенциальный оттенок значения:
Я онигт, гтчЯ лню, НсбдсЯ
В предложениях с имперфективным значением безличную семантику по
лучает личный глагол в форме прошедшего времени единственного числа сред
него рода, если в высказывании содержится метафора или градация:
цтгнбзшмни рзкни
дд з
(В, Маяковский, Пятый интернацио
Главный член предложения – личный глагол в безличном употреблении –
выражает и «внеязыковую ситуацию как недискретную, непроизвольную, не
контролируемую» [10]:
кЯбЯмгни з опнчкыл
(М, Осоргин, Сивцев
Б нймн рыпн
(И, Бунин, Руся);
…зж онктсдлмыф рд
мди онрснюкнвн гбнпзйЯ
жЯоЯфнл сдокнвн, пеЯмнвн фкдаЯ
Возвратные глаголы в роли главного члена безличного предложения ука
зывают на действие с оттенком состояния, «пассивной перспективы действия»
Брд тфнгзсд, цсна мз нгмни чдкылы стс
не оставалось
! (А, Чехов, Мас
При наличии частиц или временных наречий «пассивная перспектива
действия», выраженная в глаголе несовершенного вида приобретает допол
нительный временной оттенок:
(А, Солженицын, Один
день Ивана Денисовича), Частица
ориентирует высказывание в план буду
щего, характеризует период, последующий по отношению к чему-либо» [12],
ГЯбмн
, бзгзлн, на ьснл
(Г, Серебряков, Солнечные кони), Переда
ется бесконечная временная протяженность непрерывного действия [13], Од
нако если возвратный глагол совершенного вида, то высказывание приобре
тает перфективное значение:
(А, Щмелева, Источнику любви и
Перфективное значение прошедшего синтаксического времени обознача
ет действие, состоявшееся в прошлом, результат которого относится к настоя
щему, Главный член предложения выражается глаголом совершенного вида,
имеющим форму безличности – прошедшего времени единственного числа
среднего рода:
Й мдлт, й снлт, й гптвнлт, лзпт з
РнчмзмЯ
(В, Аста
фьев, Печальный детектив);
Мд аткЯбйЯ бйнкнсЯ – жмЯцйнл
рдпгхд, онкмнд кэанбыэ й Зкызцт
(В, Маяковский, Владимир Ильич Ленин);
Аористивное прошедшее значение указывает на действие в прошлом, ко
торое не связано с результатом в настоящем:
не последовало
Как показал обследованный материал, в спрягаемо-глагольном подтипе
безличного предложения семантика времени выражается не только глаголом,
главным членом односоставного безличного предложения, но и лексико-грам
1, Щаповалова
,Е, Категория синтаксического времени в русском язы
2, Пешковский А,М, Русский синтаксис в научном освещении, – М,,
3, Лекант П,А, Синтаксис простого предложения в современном русском
4, Щуваева Н,В, Взаимодействие грамматических и лексических средств
выражения темпоральности в современном русском языке: Автореф, дисс, …
5, Храковский В,С, Взаимодействие грамматических категорий глагола −−
6, Золотова Г,А, О видо-временных значениях имен существительных −−
7, Современный русский литературный язык − Под ред, П,А Леканта,–
8, См, об этом подробнее: Щаповалова
,Е, Категория синтаксического
10, Захарова М,В, Личные глаголы в безличном употреблении −−Формы
безличности: монография − Под ред, П,А, Леканта, – Архангельск, 2006, – С,
11, Монина
,С, Модели односоставных предложений: структура и семан
12, Горбачик А,Л, О понятии предела как средстве дифференциации лек
сических единиц «еще» и «уже»−− Синтаксис: изучение и преподавание, – М,,
ЖЕ ЖПРМОЖЖ НОМЛЖИЛМАГЛЖЭ
Любой живой язык находится в непрерывном движении, изменяется,
обогащается и совершенствуется, Известно, что во многих частях земного
шара английский язык развивался, оказавшись в какой-то период времени
оторванным от центра (Британских островов), что с течением времени не могло
не привести к возникновению маргинальных систем с собственными законами
управления и подчинения, Оставаясь по сути одним и тем же языком, употреб
ляемым на протяжении долгих лет разными «коллективами сношений» [1],
язык не может не приобретать определенной специфики для того или оного
ареала его распространения, иначе говоря, так называемый общеанглийский
стандартный (литературный ) язык, являясь абстракцией, конкретно реали
Современные тенденции развития глобальной межкультурной и межы
языковой коммуникации привели к повышенному интересу лингвистов к проб-
В настоящее время, даже получив официальную независимость, мно
жество африканских стран является англоговорящими, сохраняя ситуацию
крайнего многоязычия, когда довольно большое количество родственных и
неродственных этнических групп соседствует на сравнительно небольшой тер
ритории, Бывший колониальный язык, являясь официальным языком ныне
независимых стран, необходим как для межэтнического общения, так и для
внешнеполитических контактов, С другой стороны, в последнее время повы
шается интерес представителей других культур к африканскому континенту,
благодаря чему появляется большое количество англоязычных описаний экзо
Английский язык, став, благодаря многим факторам, языком-посредни
ком как в международном общении, так в процессе контактов в мультиязы
ковых обществах, постоянно используется в приложении к неанглоязычным
культурам, для которых он выступает в качестве вторичного способа культур
Из исторических источников, энциклопедий и энциклопедических сло
варей нам известно, что вся история проникновения южноафриканских слов
первоначально в голландский и английский языки началась с колониального
завоевания Яжной Африки, с 1652 года, В этом году нидерландская Ост-Инд
ская компания основала на территории современной ЯАР Капскую колонию,
в которой, естественно, господствующее положение заняли нидерландские
колонисты-поселенцы буры, голландские крестьяне-фермеры по происхожде
r–крестьянин),
r–крестьянин),
r–крестьянин),
–крестьянин),
Английский язык через официальные каналы и неофициальным путем
(личные контакты) распространялся на юге Яжной Африки значительно быст-
рее, чем на севере, На севере доминирующим языком межэтнического общения
был хауса, Колонизаторам было удобно опираться на него и из политических
соображений: хауса являлся также языком мусульманского большинства се
Для более 3,5 миллионов человек, что составляет 9,1
% всего населения
Яжной Африки, английский является родным языком, Подавляющее боль
Формирование языка
, второго официального языка в Яжной
Африке, началось с основания в 1652 г, первого постоянного голландского по
В настоящее время Яжная Африка имеет 11 официальных языков: анг
лийский, африкаанс и 9 негритянских наречий, из которых зулу и коса – са
мые распространенные, Большинство граждан страны могут общаться более
чем на одном языке, но английский язык все-таки остается наиболее ходовым,
Этнолингвистическая ситуация в современной ЯАР характеризуется сле
– накладывающимися друг на друга демографическими и географически
Существует перекос в распределении общественных функций языков:
языки 75% населения не играют значительной общественной роли в стране в
целом, Самое большее, что им отводится,
это быть «официальными языка
ми» в тех или иных провинциях и языками начального образования, Языка
ми законотворчества, гражданской администрации, юриспруденции остаются
Если с проникновением южноафриканских слов в английский язык кар
тина представляется относительно и довольно ясной, что обусловлено колони
альным завоеванием Яжной Африки первоначально голландцами, а затем ан
гличанами, то в отношении русского языка картина совсем другая, Во-первых,
царская Россия, Советский Союз и теперешняя Россия не имели даже дипло
матических отношений с ЯАР до начала 90-х годов �
�века(чтообыяснялось
��века(чтообыяснялось
века (что обыяснялось
территориальной отдаленностью стран и отсутствием торговых связей), Во-
вторых, русские не участвовали в колониальных завоеваниях Яжной и всей
Африки и, таким образом, языковых контактов с народами Яжной Африки у
�века,
��века,
Следовательно, проникновение южноафриканских и других африканских
слов в русский язык шло в �
�векечерезголландский,английскийифранцуз-
��векечерезголландский,английскийифранцуз-
веке через голландский, английский и француз
ский языки,
аких слов из южноафриканских языков в русском языке оказа
лось, естественно, во много раз меньше, чем в английском языке, Эти южноаф
риканские и отчасти другие африканские слова, заимствованные в современ
ный русский язык, обозначают местные южноафриканские реалии, политичес
кие термины, наименования обычаев разных южноафриканских народов, Это
показывает наша сплошная выборка из 3х-томного «Нового Большого англо-
русского словаря» под редакцией Я,Д, Апресяна [3],
В сплошной выборке из трех томов данного словаря
cпометкамиюжноаф-
cпометкамиюжноаф-
пометками южноаф
риканских (иногда и без пометок) оказалось всего 70 слов, При этом следует
отметить, что заимствование южноафриканских слов в русский язык на этом
списке, естественно, не остановится и будет продолжаться далее, Например,
не зафиксировано в трехтомном англо-русском словаре 1997 года
издания, но оно уже появилось в русском языке в газетной статье в 2006 году,
ематическое распределение по сферам функционирования в русском языке
Как видим из этой сплошной выборки, слова из южноафриканских языков
обозначают типичные южноафриканские реалии, понятия и в русском языке
они употребляются весьма редко, только в научных, исторических, политичес
ких, экономических и переводных работах и исследованиях, Это такие слова,
ЯупзйЯЯмр, йЯуп, внссдмснс, атп, жткт, ртЯфзкз, жнлаз, лтлаЯ-элаЯ,
йноз, йпЯЯкы, йтрйтр, бтгт
и другие, Яжноафриканские слова встречаются в
путевых заметках российских путешественников и журналистов, которые бы
вают теперь в Африке довольно часто, Данная лексика употребляется для от
ражения местного колорита жизни африканских народов с целью наглядности
Яжноафриканские и другие африканские слова стали все больше прони
кать в русский язык при помощи издания переводов с английского языка об аф
риканских странах и народах, а также через переводы художественных и дру
гих произведений африканских писателей, поэтов и политических деятелей,
В освободившихся африканских странах, таких как Ангола, Мозамбик и
особенно ЯАР создаются, кроме английской литературы, свои литературы на
Известно, что труднее всего взаимопроникновение происходит при кон
такте языков из далеко стоящих друг от друга языковых семей,
ем не менее
в южноафриканском английском языке немало слов и выражений, переведен
ных с языков коренных африканских народов, которые проникли и в совре
аким образом, Африка представляет, по словам Гринберга [4], особенно
благодатный материал для изучения развития языка с точки зрения языковых
1, Брозович Д, Славянские стандартные языки и сравнительные методы, –
2, Щвейцер А,Д, Литературный английский язык в СЩА и Англии, – М,,
3, Новый Большой англо-русский словарь − Под ред, Я,Д, Апресяна, (В
4, Гринберг Д, Изучение языковых контактов в Африке, Новое в лингвис
КМОТМЙМБЖХГПИЖЗ ПРАРСП ПЙМАА
Лексическое значение слова
определяется в толковых
словарях так:

нареч, 1,
Соответствующим образом, так,
как надлежит (надлежало; канц,),
ЙнвгЯ онктцт змрсптйхзэ, снвгЯ рннс
бдсрсбдммн з онрстокэ
, 2, в знач, предлога с дат, п, В соответствии с чем-
н,, согласно чему-н,, в зависимости от чего-н, (книжн,),
Онрстозсы рннс
бдсрсбдммн рбнзл тадегдмзюл
, 3, в знач, союза,
акже, как; а равно (офиц,,
Уптйснбыд гдпдбыю, рннсбдсрсбдммн з опнцзд йткыстпмыд пЯрсдмзю,
В «Словаре русского языка» [2: 665] не отмечено употребление
рннсбдсрс-
в значении союза, В «Современном толковом словаре русского языка»
[3: 774] сняты пометы принадлежности употребления слова
к официальному и книжному стилю, но добавлены случаи употребления
как частицы (разг,) в значении «Да, конечно» (подобная трактов
ка значения
и в «Словаре наречий и служебных слов русского
языка» [4: 609]),
не отмечено в «Обыяснительном словаре»
под редакцией В,
Морковкина, «Словаре служебных слов русского языка»
[5], Кроме того, заметим, что ни в «Академических грамматиках» [6; 7 ], ни в
уже упомянутых словарях не выделено употребление
в функ-
В словарях можно отметить четыре лексико-грамматических разряда,
к которым относят данное слово: наречие, предлог, союз, частица, Приведем
примеры (мы использовали материал «Национального корпуса русского язы
ка»): наречие:
Бн-бснпыф, дркз бы згдсд б кдр, мднафнгзлн аысы рннсбдср
сбдммн нгдсыл
� & G
�», №7, 2002); предлог:
Хдонцйз опзрндгз
мюисд цдпдж нгмт йкдснцйт рдсйз з цдпдж нгзм пюг б чЯфлЯсмнл онпюгйд (рфд
лЯ 2), вптоозптю нгзм хбдс р гптвзл рннсбдсрсбдммн унснвпЯузз
новь», 2003,11,11);
союз –
АдкнйнцЯммЯю йЯотрсЯ, рннсбдсрсбдммн з гптвзд
бзгы нбншди, гнкемы аысы мЯ мЯчдл рснкд мд пдед 2-3 пЯж б мдгдкэ
& G
�», №2, 2004); частица:
Рдлыю дгдс нсгыфЯсы, Я сы? – Рннсбдсрс-
(пример взят из «Словаря наречий и служебных слов русского языка»
Приведем примеры функционирования
в качестве ввод
ного слова:
Он опдгрсЯбкдммыл рсЯсзрсзцдрйзл гЯммыл, ьсЯ рнрсЯбкюэ
шЯю б 20 рктцЯюф зж 100 кдезс б нрмнбд пнрсЯ жЯанкдбЯдлнрсз з рннсбдсрс-
бдммн тфтгчдмзю гдлнвпЯузцдрйзф онйЯжЯсдкди — рмзедмзю пнегЯдлнрсз,
рпдгмди опнгнкезсдкымнрсз езжмз
Брд мдопзюс
мнрсз б езжмз рктцЯэсрю, йЯй зжбдрсмн, мднезгЯммн, З цдл йптомди мдопз
юсмнрсы, сдл нмЯ, рннсбдсрсбдммн, мднезгЯммди
Существуют колебания в пунктуационном оформлении вводного слова: оно
может обособляться пишущим, а может и не обособляться (ср,
Вопрос о частеречной принадлежности вводных слов рассматривается
неоднозначно: вводные слова (модальные слова) либо выносят за рамки час
тей речи (например, Л,
В,
Щерба), либо причисляют к отдельному категори
альному классу (например, И,
Г,
Милославский), Существует точка зрения
(М,
В,
Всеволодова), что вводные слова – это одна из синтаксических функций
слов так же, как и позиции главных и второстепенных членов предложения, В
толковых словарях данные слова снабжены пометой «вводное слово», Слово
рн
нсбдсрсбдммн
, как мы уже отметили выше, такой характеристики в словарях
не имеет, хотя употребляется в функции вводного слова регулярно,
Во всех случаях употребления соответственно выступает как средство вы
ражения отношений соответствия, синонимичным другим средствам, напри
Принадлежность к различным частям речи
как морфо
логически неизменяемого слова обусловлена разными синтаксическими функ-
циями, причем именно синтаксическая функция определяется как наиболее
существенная в грамматической характеристике слова [8: 266; 9: 10; 10:
44], К
поставленным вопросам тесно примыкают проблемы изучения таких явлений
как «переходность» применительно к теории частей речи [10; 11; 12; 13; 14;
15; 16; 17, 18], «конверсия» [19; 16], «омонимия» и «полисемия» [20, 11; 21;
22; 23], В зависимости от того, какой аспект является определяющим при рас
смотрении полифункциональности данного типа слов, решается вопрос о том,
происходит ли в рамках функционирования неизменяемого слова переход из
одной части речи в другую, появляются ли в связи с переходом слова-омонимы
В лингвистической литературе нет единства в определении омонимии,
Наиболее общая классификация подразделяет омонимы на лексические, т,
принадлежащие одной части речи, и грамматические, т,
е, принадлежащие
различным частям речи, «Омонимы – слова, имеющие разное значение и оди
наковый звуковой состав [24], «омонимы – слова, совпадающие по форме, но не
имеющие ничего общего по смыслу [25: 82], т,
е,, как мы видим, большинство
определений омонимов определяющим ставит семантический критерий, но,
как правило, служебные части речи при этом не рассматриваются, Более по-
следовательным, на наш взгляд, является семантико-грамматический подход,
при котором омоним является не только лексико-семантической, но и грамма
тической границей слова [26: §
115-116; 27; 28]: слова, одинаково звучащие,
но принадлежащие к разным частям речи, относят к «частеречным», «лекси
Ахманова предложила термин «функциональные омонимы», он
употребляется также в работах В,
Бабайцевой и ее последователей, Функ
циональные омонимы В,
Бабайцева определяет как «слова, совпадающие
по звучанию, этимологически родственные, относящиеся к разным частям
речи» и распространяет явление омонимии не только на знаменательные, но и
на служебные части речи [11:
Колосова рассматривает омонимию на
примере местоимений и союзов, наречий
и союзов
[21],
в рамках синтаксической омонимии рассматривает функциональную омони
мию Л,
Чеснокова: «
ермин «функциональные омонимы» предполагает
прежде всего различие функций, Лексические значения чаще одинаковы, но
могут определенным образом и разойтись, Звуковые и графические оболочки
Однако, как отмечают многие исследователи (М,
В,
Всеволодова, Н,
О,
Гри
горьева и др,), до сих пор нет однозначного решения вопросов о выделении
функциональных омонимов внутри различных разрядов служебных слов, о
разграничении собственно семантики и функций данных единиц языка, Раз
ногласия возникают при отграничении омонимии от полисемии, в частности,
при отграничении грамматической омонимии слов от случаев, когда одно слово
совмещает синтаксические функции различных частей речи,
ак, О,
С,
Ахма
нова отмечает, что «необходимо различать, с одной стороны, омонимию, воз
никающую в связи с принадлежностью созвучных слов к разным частям речи,
а с другой – различное функционирование одного и того же слова, его различ
ные «лексико-синтаксические» формы» [27: 164], При этом рассматриваются
примеры употребления слова
онгнамн
в функции наречия и предлога, при ко
торых, по мнению О,
С,
Ахмановой, «полнозначное» и «служебное» употребле
ния данного слова «накладывается» на существующую систему частей речи, не
разрушает тождества слова, а приводит к особой разновидности «выраженной»
полисемии, Подобная точка зрения на функционирование наречий и предло
гов, наречий и союзов, частиц, наречий и вводных слов содержится в работах
М,
В,
Всеволодовой [22: 66],
Исследованный нами материал показывает, что слово
рннсбдсрсбдммн
представляет собой звуковой и графический омокомплекс, способный высту
пать в роли не одной, а нескольких частей речи, причем наречие и вводное сло
во
это полнозначные слова, остальные – предлог, союз, частица – служебные,
Но во всех употреблениях эти различные варианты
рннсбдсрсбдммн
близки по
значению и функциям в предложении и тексте (являются средством выраже
ния синтаксических отношений соответствия), поэтому не случайно в словарях
они подаются в одной словарной статье,
олковый словарь русского языка: В 3-х т, − Под ред, Д,Н, Ушакова, –
2, Ожегов С,И, Словарь русского языка: Ок, 57000 слов − Под ред, докт,
3, Современный толковый словарь русского языка
− Гл, ред, С,
4, Словарь наречий и служебных слов − Под ред, В,
Бурцевой, – М,,
5, Обыяснительный словарь русского языка: Структурные слова: предло
ги, союзы, частицы, междометия, вводные слова, местоимения, числительные,
связочные глаголы: ок,1200 единиц − Гос, ин-т рус, яз, им,А,
Пушкина; Под
6, Грамматика русского языка,
, 2, Синтаксис, Ч,1 − АН СССР, Ин-т язы
8, Виноградов В,
Основные вопросы синтаксиса предложения −− Избр,
9, Кротевич Е,В, Слово, часть речи, член предложения (к вопросу о их со
10, Бабайцева В,
В, Система членов предложения в современном русском
11, Бабайцева В,
В, Переходные конструкции в синтаксисе,
Воронеж,
12, Чеснокова Л,
Д, Проблема членов предложения в теоретическом и ме
13, Словарь служебных слов русского языка − Авторы: А,
14, Стародумова Е,
А, К вопросу о полифункциональности в русском язы
15, Леденев Я,И,О границах и функциях класса неполнозначных слов
в русском языке −− Уч, зап, МОПИ им, Н, К,Крупской, т,148, Русский язык,
16, Леденев Я,И, О конверсионной омонимии неполнозначных слов −− Рус
ский язык, Материалы и исследования, Вып, ��, − Отв, ред, Е, М, Ушакова, –
17, Леденев Я,
И, Соединительно-связочные функции неполнозначных
слов −− Неполнозначные слова, Соединительно-связочные функции, – Ставро
18, Лекант П, А, Переходные явления в системе частей речи −− Лекант П, А,
19, Курилович Е, Деривация лексическая и деривация синтаксическая −−
21, Колосова
,А, Разграничение омонимичных союзов и союзных слов −−
22, Всеволодова М, В,
еория функционально-коммуникативного синтак
сиса: Фрагмент прикладной (педагогической) модели языка: Учебник, – М,,
23, Панков Ф,
К вопросу об операциональных методах верификации
категориальных классов слов в русском языке −− Материалы �� Международ
ного конгресса исследователей русского языка «Русский язык: исторические
судьбы и современность» (18-21 марта 2004 г), [Электронный ресурс] − МГУ
Ломоносова, Электронные дан, – М,, 2004 г, – Режим доступа: h
24, Гвоздев А, Н, Современный русский литературный язык: Учеб, посо
25, Русский язык: Учеб, для студентов пед, ин-тов по спец, № 2121 «Пе
дагогика и методика нач, обучения»: В 2 ч, − Л,
Касаткин, Л,
29, Примеры взяты из Национального корпуса русского языка, [Элект
ронный ресурс ], Режим доступа: h
ml свободный,
ПМЕВАЛЖЭ МИИАЕЖМЛАЙЬЛЩУ КГРАТМО
Одной из наиболее многочисленных тематических групп современной лек
сики являются термины, которые уже в силу своей категориальной принад-
В окказиональных метафорах (ОМ) ярче, чем в узуальных, эксплициру
ется результат креативной деятельности человека, обладающего свободой вы
бора средств познания и интерпретации реальности, Исследование прагмати
ческих созначений, актуализирующихся в окказионализмах, способствует по
ниманию личности и системы её ценностных ориентаций, Речевой поступок,
совершаемый автором ОМ, ориентирован на речевое воздействие, поэтому сам
выбор терминов характеризует того, кто этот поступок совершает по его «ин
Оценочность является конструирующим принципом публицистическо
го стиля, что и предопределяет производство ОМ на терминологической базе
с непосредственной экспрессивной окраской, Способность ОМ вместить содер
жание, как правило, требующее для своей передачи несколько слов, делает её
удобным обыектом для лингвистического анализа, Именно индивидуально-ав
торское слово подтверждает концепцию А, А, Потебни о том, что масса раз
нообразных мыслей может замещаться «относительно небольшими умствен
ными величинами, Этот процесс можно назвать процессом сгущения мысли»
ермины в этой связи, выступая преимущественно с позиций моносемии,
наиболее показательны при постижении глубинных процессов создания новой
«Дрсы «РнбдсрйЯю Пнррзю», дрсы «ЖЯбспЯ», дрсы «Нлрйнд бпдлю», дрсы
лЯкнлншмыф, ноонжзхзнммыф вЯждснй»
(Завтра, 1998), Планктон
(спец,) – совокупность животных и растительных организмов, живущих в вод
ных глубинах и переносимых силой течения [3] – в данном случае реализуется
ся благодаря её двуплановости: коннотация «наслаивается» на денотативное
содержание, и осуществляется механизм переосмысления слова, Значимость
метафоры усиливается за счет максимального «текстового напряжения», ког
да она привлекает особое внимание адресата, По своей сути окказиональное
слово является производным от термина и выражает склонность человека да
вать оценку окружающему миру в свете таких проблем, как «язык и чело
век», «субыект и мир»:
б Рзазпз –
о малой плотности населе
гдкнбни Яйсзбмнрсз
– о вялотекущей деятельности;
цдцдмрйни бнимы
– о ликвидации последствий;
нсмнчдмзюл спдатдсрю нр
припой
– о плотности обыединения;
гкю зрсзмы –
о защите от негативного влияния [3], Денотативный аспект значения указы
вает на обыективированную в нем реальность, в то время как коннотативность
выражает эмотивное отношение субыекта речи к обозначаемому, Как пока
зывают примеры, ОМ как вид вторичной номинации располагает способами
комбинировать обыективное отображение к реалии, обозначаемой термином,
Для терминов, анализируемых с позиций окказиональности, допускаю
щей одну или несколько интерпретаций, характерно привлечение контексту
– препарат для предохранительных лечебных при
вивок против заразных болезней;
гкю тлЯ
(информация к размышле
опндйсЯ
(поддержка слабых сторон),
орзфнкнвзцдрйЯю
вак
(методика против стресса) [3], В подобных случаях, чем выше уровень
интеллекта личности, тем насыщеннее цепь ассоциаций и ярче образы,
ОМ представляют концентрацию «фоновых знаний», рассматриваемых иссле
дователями с позиций системы прецедентных текстов, каждый из которых
представляет собой единицу «осмысления человеческих жизненных ценнос
тей сквозь призму языка с помощью культурной памяти» [4], Прецедентные
тексты служат кодом для распознавания ОМ при условии информированности
получателя, В этой связи узкоспециальная, частная терминология не может
выявить у массового читателя исторической ассоциации и тем самым стать ма
Повышение уровня экспрессивности воспринимается как безусловно по
ложительное явление, однако ряд терминологических ОМ можно отнести ин
вективным тактикам, под которыми подразумевается «совокупность сплани
рованных агрессивных речевых действий, осуществляемая при помощи экс
прессивных, негативно оценочных единиц, воссоздающих свей семантикой
определенный социальный «антиидеал» [5],
(торможение, осложняющее деятельность),
нс гдлнйпЯ
(неприятные последствия) [3], В данном случае выявляется речевое мани
пулирование, т, е, скрытое воздействие на сознание адресата с целью навязы
Стремление к использованию терминов в качестве материала для создания
ОМ «приводит иногда к речевым недочетам, выражающимся в неудачном по-
строении или немотивированном использовании<…> стилистических приемов,
например:
«Лы, озчтшзд, йнмйпдсмн з напЯжмн одпдгЯдл йЯегнлт мнбнлт он
йнкдмзэ брэ ртллт мЯйнокдммни лзпнбни змунплЯхзз, Зж птй б птйз, зж ймзв
б ймзвз, Зж рнарсбдммнвн тлЯ б
хранилища суммарного разума ноосферы

(Красноярский рабочий, 2002)» [6],
Использование терминов в качестве экс
прессивизации текста позволяет поставить задачу разграничения подобных
элементов как выразительных средств современного русского языка и таких
же элементов как фактора его засорения, В связи с заменой набора устаревших
речевых стереотипов новыми, с одной стороны, и ростом разнообразия и частот-
ности приемов экспрессивизации газетного текста, с другой, необходимо учи
тывать специфику действия принципа «конструктивно заданного сочленения
ОМ, как правило, является ядерной частью из трех составных структурно-
содержательных частей новостного текста, т, е, констатирует основной факт,
в то время как остальные части, конвенциальная и комментирующая, только
обозначают время, место, источник информации и все, что расширяет или оце
Итак, единицы терминологической лексики как целостные компоненты,
участвующие в процессе образования ОМ, способны не только к самореализа
ции, но и саморазвитию, являясь фундаментом потенциальных возможностей
языкового материала, Оценочность данных ОМ предполагает экспликацию
положительного или отрицательного отношения к обыекту высказывания,
При этом наблюдается значительное преобладание единиц с пейоративной
оценкой, обладающих большой экспрессией, Реализуясь в публицистических
текстах, они служат свидетельством личностного отношения к языку, когда
стремление к более адекватной формулировке состояния, желание произвести
на адресата сильное впечатление рождает неординарные способы вербального
Обращение к ОМ как репрезентатору терминологического смысла – это
реконструкция лексикологических механизмов и их роли в интерпретирую
щей деятельности индивида, а также возможность представить теорию окка
зиональности с позиций разработки устойчивых критериев лингвистического
1,
елия В, Н, Коннотативный аспект семантики номинативных единиц, –
2, Читируется по: Минералов Я, И,
еория художественной словесности
3, Евгеньева А, П, и др, Словарь русского языка: В 4-х т, – М,, 1985-1988,;
4, Костомаров В, Г,, Бурвикова Н, Д, Прецедентный текст как редуциро
5, Завражина А, В, Способы реализации инвективных тактик в массме
дийном политическом дискусе, −− Русский язык: труды и материалы ��� Меж
дународного конгресса исследователей русского языка (Москва, МГУ им, М, В,
6, Язык средств массовой информации: Учебное пособие по специализа
7, Костомаров В, Г, Языковой вкус эпохи: Из наблюдений над речевой
ЙЖРГОАРСОА
М,Г, Анищенко
НОМАЙГКА БГЛГЕЖПА НМЛЭРЖЭ «ВОАКА ААПСОВА»
В начале 1950-х годов французский литературный процесс представлен
разнообразными тенденциями: «театр слова» (Клодедь
,Жироду,Монтерлан,
Жироду,Монтерлан,
Жироду, Монтерлан,
Ануй), «философский театр» (Сартр, Камю), «бульварный» (коммерческий)
театр, «театр абсурда» (Жене,
ардье, Беккет, Ионеско, Адамов), Гастроли
«Берлинер ансамбля» во Франции сыграли большую роль в популяризации
Брехт и абсурдисты в силу мощной концептуальной концентрирован
ности их искусства во многом определили перспективы французского театра
1950-60-х годов, Искусство обогатилось приемами, разрушившими границу
между сценой и эмпирикой реальности, Брехтианские идеи, подкрепленные
соответствующим методом («остраненность», прерывистость, уличные сцены
и т,д), обыединяются с эстетикой театра абсурда, который изображает челове
Параллельное сосуществование «театра абсурда» и «театра Брехта» не
было мирным, противоборство, острее всего ощутимое в самой театральной
практике, выплескивалось на страницы газет и журналов, Чаще других с кри
тикой «антитеатра» выступали авторы журнала «Народный театр», а с проти
Если статьи в «Народном театре», особенно в первые годы существования
журнала, напоминали манифесты и давали развернутые разыяснения того,
каким, по мнению их авторов (и в соответствии с замыслами Брехта), должен
быть театр, то суть многочисленных высказываний Ионеско, собранных «Гал
лимаром» в книге «Записки За и Против» (1962), составляла «идея от против
История драматургии абсурда – это история долгого непонимания и при
выкания к новой эстетике, В начале 1950-х годов появились пьесы «Лысая
певица» (1950) Ионеско, «Вторжение» (1950) Адамова, «В ожидании Годо»
)Беккета,Историяпервыхпостановокпьеснеобошласьбезказусов,ко-
Беккета, История первых постановок пьес не обошлась без казусов, ко
торые можно было бы приписать к разряду абсурдных,
еатр, взявший на себя
смелость поставить «Лысую певицу», располагался напротив популярного ки
нотеатра, Людей, которым не посчастливилось купить билет на фильм, Ионес
Показательно отношение первых зрителей и к другим произведениям
«драмы абсурда», «На премьере пьесы «Стулья», – пишет Ионеско, – в зале
на триста пятьдесят мест находилось три или четыре зрителя, Адамов был в
восторге, Он пришел посмотреть пьесу, сидел на балконе и сказал: «На сцене –
Апокрифов набирается множество, Известен случай, когда режиссер Пи
тер Холл упросил Ионеско дать пьесу «Урок» для постановки, Получив произ
ведение на английском языке, режиссер обрушился с негодованием на пере
водчиков, упрекнул их в абсурдности текста, Ионеско со смиренной гордостью
заявил, что переводчики достойно справились с работой и ничего не изменили
Первые пьесы абсурдистов были поставлены в небольших эксперимен
тальных театрах, плохо оснащенных, со скромными декорациями, перед
публикой, состоящей преимущественно из интеллигенции и увлеченных сту
дентов, Для того чтобы увеличивать прибыль, часто давали по два спектакля
в день, Представления играли почти в пустых помещениях «
еатра де Пош»,
«Ноктамблюм», «Яшетт», Пьесы не имели успеха, Многие критики не при
няли их, Вспыльчивые оценки Жан-Жака Готье и Кеннета
инана содержали
насмешку и сарказм, Интеллектуальные журналы говорили о заблуждениях
И все же у нового театра нашлось немало защитников, Среди них знаме
нитый постановщик Жан Вилар и менее известные на тот момент Роже Блен,
Жан-Мари Серо, Жак Моклер, Не остались в стороне от полемики и автори
тетные писатели, Андре Бретон и Раймон Кено поддержали «Лысую певицу»,
Жан Ануй выступил в защиту пьесы Ионеско «Жертвы долга»,
Жорж Батай
высоко отозвался о философии «В ожидании Годо» Беккета, Андре Жид свиде
Дискуссия и дебаты в литературных кругах принесли молодому театру
столь необходимую рекламу и отчасти обострили интерес публики, С 1953 года
обозначился решительный поворот в истории драмы абсурда, Роже Блен в те
атре «Вавилон» поставил «В ожидании Годо», эта пьеса выдержала четыреста
представлений, Успех ожидал Ионеско и Адамова, Приходит известность за
границей: пьесы переводятся, их ставят на сцене, им посвящают статьи, авто
ров приглашают с выступлениями и чтениями лекций, В 1969 году Беккет был
удостоен Нобелевской премии, в 1973 Ионеско избран во Французскую акаде
Библиография о драматургии абсурда велика, Пожалуй, ни одно худо
жественное явление ХХ века не вызывало столь обостренной полемики и та
кой аналитической кропотливости, В 1953 году Люк Эстанг после просмотра
«В ожидании Годо» заявил, что такой театр следует окрестить «антитеатром»,
который бросает вызов традиционному драматическому искусству, Конечно
же, критик подразумевал не покушение на традицию, он рассуждал об оппо
зиции новой драмы по отношению к тому, что исповедовали Ануй, Монтерлан,
Один из самых известных литературоведов Франции 1940-60-х годов
Р,-М, Альберес, серьезно изучавший «абсурдистскую» литературу, в том числе
и драматургию, так определял ведущий принцип творчества Беккета, Ионеско
и Адамова: «Антитеатром» называется видение мира, которое неумышленно и
во имя чистого искусства драматургии обратило в ничто человеческую психо
В 1959 году вышла статья Розетт Ламон «Метафизический фарс: Беккет
и Ионеско», Название выявляло характерные черты молодого театра: метафи
зическое видение мира и фарс как неординарную форму, в которой эта тема
Джордж Стейнер в 1960 году публикует работу «Отступление от слова»,
название которой ясно указывало на то, что современный театр все меньше об
ращается к речи и все более ориентируется на сценические и аудиовизуальные
средства выражения, Идея не была новой, До Адамова и Ионеско ее сформули
ровал А, Арто в книге «
еатр и его двойник»: «Дело не в том, чтобы устранить
слово из театра, а в том, чтобы дать ему другую задачу и, главное, сократить
его место на сцене, увидеть в нем что-то иное, а не средство довести человечес
кие характеры до их внешних целей…Изменить роль слова в театре – значит
пользоваться им в конкретном пространственном смысле, так как оно может
сочетаться со всем, что в театре есть пространственного и конкретно значимо
1961 год можно назвать началом нового этапа осмысления данного фено
мена драматургии и театральной практики, Мартин Эсслин публикует в Нью-
Йорке монографию «
еатр абсурда» – труд, богато документированный и от
меченный благорасположенностью к молодому театру, Согласно английскому
критику, в качестве фундаментальной темы новой драматургии делается аб
сурд как непременное условие человеческого существования, В первых главах
Эсслин анализирует жизнь и творчество Беккета, Адамова, Ионеско и Жене,
затем рассматривает произведения «новобранцев» французского, испанского,
английского, немецкого, швейцарского, итальянского и американского про
исхождения, Эсслин задается целью отыскать «корни» абсурдистской драма
тургии в предшествующей культуре: «
еатр абсурда – возвращение к старин
ным, даже архаичным традициям» [4], Критик обнаруживает генезис театра
абсурда в искусстве древнегреческих мимов, средневековых фарсах, комедии
дель-арте, комических персонажах Щекспира, в сюрреализме, англо-амери
Безусловно, размышления Эсслина заслуживают самого серьезного вни
мания, При некоторой спорности тех или иных положений базовые посылки
Согласно европейским словарям, понятие «абсурд» происходит из конта
минации латинских слов
u� «какофонический» и �ur
u� «глухой», Поня
тие абсурда, начиная с античности, выступало в трояком значении: как эсте
тическая к
тегория, выражающая негативные свойства мира; как отрицание
центрального компонента рациональности – логики (т, е, перверсия и исчезно
вение смысла); как образ метафизического абсурда, выход за пределы разума
как такового, Эволюция абсурда – это не только повышение обыема нерацио
нальных элементов в тексте, сколько доминирование в определенной культур
Важную роль в актуализации понятия абсурд в �
�в,сыгралафилософия
��в,сыгралафилософия
в, сыграла философия
экзистенциализма Мартина Хайдеггера, Альбера Камю, Жан-Поля Сартра,
В интерпретации феномена они основываются на теологической концепции
Кьеркегора, усваивают философские идеи Ницше и Щестова, Благодаря Камю,
Любая трактовка абсурда возвращает исследователя к исходной этимоло
гии слова, несущего идею тотальной дисгармонии (
u�)междустремлени-
)междустремлени-
) между стремлени
ем индивида быть понятым, «услышанным» и безответной глухотой (
мира, невозможностью не только отыскать смысл в самом мире, но и пресече
нием всех попыток найти в нем даже малейший отклик на собственные стрем
Успех книги Эсслина в Европе и СЩА был не случайным, многие поло
жения научного труда прояснили генезис явления, сделали его более доступ
ным пониманию, Иная реакция на работу Эсслина последовала во Франции,
Среди самых ярых критиков – драматурги, Ионеско, Адамов и Беккет весьма
скептически отнеслись к мысли об абсурде, который тотально пронизывает су
ществование, Адамов, к примеру, не без сарказма заметил: «Понятие «театр
абсурда» меня раздражает, Жизнь не абсурдна, Она только трудна, очень труд
на» [5], Ионеско не усмотрел в монографии Эсслина наблюдений, способных
прояснить суть вопроса: «Говорят, что я писатель абсурда; просто есть слово,
которое у всех на слуху, так вот, это слово в моде, и ничего больше, В любом
Роже Блен признавал, что выражение «театр абсурда»–изобретение Мар
тина Эсслина, при этом иронически замечал, что каждый из причисленных к
этому явлению авторов не желает быть представителем абсурда, хотя почему
Обсуждение проблемы вступило в свое золотое десятилетие, В 1962 году
выходит работа калифорнийского исследователя Леонарда Пронко «Авангард:
Экспериментальный театр во Франции», переведенная на французский язык
уже на следующий год, В данном труде отсутствовали свежие наблюдения, при
этом его безусловным достоинством было обобщение высказанных ранее идей,
Как и большинство критиков, автор этой работы говорил об отказе драматур
гов от традиции и их ориентированности на создание революционных формул
В том же 1962 году издательство университета Кембриджа публикует
книгу «Черная комедия: развитие современной комической трагедии», Автор
этой работы Ж, Стайен подчеркивал, что молодые драматурги изобрели новый
жанр – «черную комедию» (или «комическую трагедию») с целью «аутентич
ного выражения отчаяния современного человека» [7], К главенствующим
наблюдениям исследователя относится мысль об общности темы пьес, единст-
ве философских позиций и драматургической техники авторов, Стайен воз
держался от использования термина «трагикомедия», тем самым подчерки
вая отличительную черту нового театра, Несколькими годами позже в работе
«Современная трагикомедия, Исследование жанровой природы» Карл Гутке
подчеркнет синтез трагического и комического как обязательное условие фи
В 1963 году в Нью-Йорке публикуется работа Лионеля Абела «Метатеатр,
Новое видение драматической формы», мало известная во Франции, Автор на
стаивал, что трагедия – жанр, принадлежащий прошлому, архаичный и поэ
тому бесперспективный в современной культуре, Абел обрушился с критикой
на понятие Мартина Эсслина «драма абсурда» и предложил определение «ме
татеатр», которое, на его взгляд, точнее аттестует творчество Беккета и Жене,
«Метатеатр», по мнению критика
,характеризуетсясвоимспецифическимви-
характеризуетсясвоимспецифическимви-
характеризуется своим специфическим ви
дением мира как театра, а жизни как сновидения, Л, Абел исключил из поля
зрения творчество Ионеско и Адамова и попытался вслед за Гутк
еиСтайеном
и
найти адекватное имя драматургии абсурдистов
Сфера поисков находилась в
весьма широком диапазоне художественных экспериментов, на равных пра
Близкая идея нашла отражение в работе Жана Котта «Щекспир наш со-
временник», автор которой утверждал, что театр Беккета, Адамова и Ионеско
возвращается к шекспировскому гротеску, с предельной обнаженностью пред
Как видно из обзора, критика радикально сместила акценты, Исследовате
ли уже не говорили об «антитеатре», как десять лет назад,
еперь их внимание
было сосредоточено на размышлениях о связи современности с литературны
ми традициями, Этот тематический поворот, при всей своей неожиданности,
достаточно легко обыясним, Ионеско так его прокомментировал: «Появление
новых произведений сопровождается сначала констатацией очевидного отли
чия от предыдущих (речь идет о новаторских, а не подражательных, имити
рующих вещах), позже разногласия смягчаются, и тогда, главным образом,
ищут сходства с предшествующими текстами, констатируют их близость, и
все заканчивается тем, что произведение включается в историю искусства и
В 1964 году в Нью-Йорке Джордж Велворт публикует «
еатр протеста и
парадокса», Исследование обыединяет французских (от Жарри до Жене, вклю
чая Адамова, Ионеско и Беккета), немецкоязычных (Дюрренматт, Фриш)
и англоязычных (Пинтер, Арден, Олби) драматургов, Велворт предлагает не
только теоретическое осмысление проблемы, Эстетические схемы сопровож
даются анализом произведений, выявляется их общность – стремление к пара
доксу, протест против механистических условий человеческого существования
и антигуманного социального строя, Многие рассуждения критика отмечены
поверхностностью и несколько хрестоматийны, К достоинствам работы отно
сится развитие мысли Эсслина о том, что драма абсурда давно уже вышла за
пределы породившей ее культуры и является органичной частью европейского
В 1966 году издательство «Галлимар» выпускает монографию Ж, Серро
«История нового театра», Сфера интересов ученого не только творчество Ио
,АдамоваиБеккета,нотакжеЖене,ВотьеиЩеаде,Специальнуюглаву
АдамоваиБеккета,нотакжеЖене,ВотьеиЩеаде,Специальнуюглаву
Адамова и Беккета, но также Жене, Вотье и Щеаде, Специальную главу
в своем исследовании Серро посвящает постановщикам пьес, отметив их роль
как «важную и деликатную одновременно» [9], так как новая драматургия,
зависящая по большей части от сценического языка, требует очень точной
режиссуры, без которой произведение было бы превратно понято, Ж, Серро в
отдельной главе представляет «наследников авангарда» – второе поколение
драматургов, которые воспользовались уроками предшественников, К драма
тургам «второй волны» относятся Аррабаль, Пинже, Пинтер, Олби, Копит,
Подводя итог, можно констатировать, что в критике 1950-60-х годов уко
ренилась тенденция рассматривать «драму абсурда» по отношению к тради
ции; в контексте классических и новаторских жанровых решений; в аспекте
теоретических перспектив, которые практика драматургов театра абсурда от
Биография исследовательских интерпретаций пьес театра абсурда на
считывает уже более полувека, С высоты накопленного литературоведческого
опыта в критике 1950-60-х годов можно обнаружить спорные и мыслительно-
бесперспективные размышления, при этом следует признать, что интересую
щая нас эпоха внесла исключительный по важности вклад в анализ эстетики и
философии театра абсурда, Репертуар предложенных явлению названий – «ан
титеатр», «театр абсурда», «авангардный театр», «экспериментальный», «те
атр протеста», «метатеатр», «метафизический фарс», «черная комедия», «сов
ременная трагикомедия» – позволил разносторонне взглянуть на проблему,
вскрыть ее богатые вариации, Впрочем, этот длинный список номинаций не
исчерпывал всех имен, которыми награждалось явление, В литературоведчес
кие труды очень часто проникали эсхатологические определения: «апокалип
сический театр», «атеатр» (по аналогии с определением Клода Мориака «али
тература»), Иные ученые были склонны пользоваться категориями насилия,
гротеска и иронии: «театр шока», «театр мистификации», «театр насмешки»
Богатая вариативность названий – свидетельство эстетической серьезнос
ти и философской глубины обсуждаемой проблемы, К 1970-м годам в запад
ноевропейском литературном обиходе утвердился термин «драма−театр абсур
да», При этом споры вокруг названия не утихали, Эжен Ионеско, который дол
гое время был главным противником слова «абсурд» применительно к своей
драматургии, признал: «Я с трудом принимаю этот термин, но теперь раз уж
он стал обиходным для определения некоего театра и употребляется по отно
шению к театральным произведениям, к театральному течению эпохи, раз уж
этот термин и этот театр принадлежат литературной истории, то я имею осно
Сегодня театры, увидевшие рождение авторов абсурда, ушли в прошлое,
Здания исчезли, за исключением театра «Яшетт», превращенного в музей аб
сурда, «Лысая певица» и «Урок» продолжают свою жизнь на его подмостках,
Историческая значимость этих маленьких залов состояла в том, что сыгранные
на их сценах пьесы потрясли театр, Это были пьесы, рожденные новым сцени
ческим языком, драматургия, предложившая необычный способ осмысления
2, �
ur��
��

ur��
��
ur��
��
ur��
��
ur��
��
, �
ur��
��
ur��
��
ur��
��
��
��
��
��
d
��
��

��
���
�,–��r��,1959,–�,
, –
��r��,1959,–�,
,1959,–�,
, 1959, –
7, S
��
J, Th
D
Com
�d
y: Th
D
lo�m
���
of
d�
Com�
Tr
�d
y, –
10, Ионеско Э, Есть ли будущее у «театра абсурда»? −−
еатр абсурда, –
ЙЭАМАЬ АМ ВЛЖ РГООМОА: ОАППИАЕ, НМАГПРЬ, ВОАКА
Г,Л, ХЖОЖИМАА М БОАДВАЛПИМЗ АМЗЛГ
Год 1917, перевернувший уклад жизни огромной страны, писатель Евге
ний Николаевич Чириков встретил зрелым человеком: ему исполнилось 53
года, Наблюдая вплотную, как резко переломилось сознание и жизнь людей,
выделяя особо в своих произведениях проблему нравственного идеала челове
ка, писатель положил в основу произведений о гражданской войне в России ис
рзкы кэабз
, разгадке которой он фактически посвятил своё твор
чество позднего периода, Всё виденное и пережитое за годы революции и граж
данской войны нашло отражение в его главном произведении – романе «Зверь
из бездны» (Прага, 1922), после публикации которого против него восстали и
и
так как
сд,
гптвзд
считали, что именно
показал
писатель предвзято, Но Е, Н, Чириков увидел и нарисовал взлёты и падения
человеческой личности в трудную минуту, Он знал своей «подспудностью ду
шевной» (И, Щмелёв), что нарушение, забвение или, что ещё хуже и страшнее,
попрание и глумление христианской морали сразу приводит человека к паде
нию в самые страшные бездны: отход от света неизменно приводит под власть
инфернальных сил, превращает в «зверя из бездны», Как очень немногим,
Е, Н, Чирикову удалось встать
позициями обеих сторон: он показал ужасы
реев), как проклятие рода человеческого, отошедшего от Христовых запове
дей, Но этому роману предшествовало осмысление темы в рассказе «Любовь»
[1], повести «Красный паяц» [2], пьесе «Красный Паяц и белая Пьеретта» (Лю
Е, Н, Чириков в основу нравственных исканий своих героев ставил духов
ность, которую, очевидно, понимал как сформулированное ещё в Х
�ХвекеФи-
ХвекеФи-
Х веке Фи
ларетом Гумилевским «облагодатствованное состояние души, недоступное для
сил души, предоставляемых самим себе, и что
вовсе не то, что
» (курсив мой, – В, Б,) [4], Из произведений видно, что душа самого Е, Н,
Чирикова не была предоставлена самой себе: воспроизводя страшные картины
террора в России, писатель всё-таки прежде всего искал в героях ту духовную
В
пЯррйЯжд
«Любовь» повествование ведётся от лица очевидца событий,
некоего Володи, арестованного в Москве «во дни усиленных репрессий и крас
ного террора», но «не по заговору, а просто за дерзость в чрезвычайке», Ни
чего не зная о собравшихся за столом – автор нам этого не раскрывает, – мы
можем только определить по обращению «господа», что действие происходит
не в Советской России, которую собравшиеся называют «страной людоедов», С
первых срок Е, Н, Чириков задаёт тональность приоритета общечеловеческих
ценностей: «Ведь и там (в Советской России, – В, Б,) – люди и не всегда злые,
подлые, жестокие… Всюду жизнь, всюду красота и безобразие переплетаются
друг с другом!» [1], Главные герои рассказа Володи – безымянные
нм
и
нмЯ;
нм

«особый комиссар-следователь», «самый преданный и убежденный коммунар,
не дававший пощады всем, кто казался ему не только виновным, но даже подоз
рительным», «молодой красивый полуинтеллигент из рабочих, немного поэт,
немного мечтатель», «Дон-Кихот от коммунизма» и
нмЯ
– одна «из преступ
ниц» монархического заговора из «высшего света», «из молоденьких фрейлин
какой-то царской особы», «остатки шелка, кружев, тончайшего полотна, белые
бальные туфельки, перчатки и пузырек с духами», с «гордым презрительным
взором прекрасных глаз» и «французскими фразами», Обстановка в «чрезвы
чайке» (т,е, тюрьме) для развития любовных отношений далеко не романти
ческая: «Дантов ад! Люди буквально напоминали сельдей в бочке, Никакого
подбора преступников не делалось: общее поравнение, Все на полу, на грязной
соломе, пропитанные зловонными отбросами, экскрементами, рвотой, вшами
и блохами» [1], И во всём этом – «в грязи и смраде, в углу на зловонной соломе,
прекрасная молодая женщина старалась всеми силами сохранить свое право на
опрятность, на приличие в костюме, на женскую стыдливость и целомудрие…»,
она «была так прекрасна в своем несчастии и в своей гордости среди окружаю
щего отребья», что «сразу запечатлелась в пылкой душе темпераментного ком
мунара», решившего, что, по законам того времени, женщина будет его – ведь
ей некуда деваться, Но ни украшенная для первого допроса камера («ковры,
цветы, конфеты, книги в роскошных переплётах, картины и статуэтки, Даже
качалка! И обращение самое изысканное, На случай и студент – переводчик с
французского в соседней комнате…»), ни попытка как-то уменьшить её вину
(«вы так молоды и, вероятно, попали к нам по излишнему усердию наших низ
ших агентов, или вообще попали зря, за знакомства, родство, а не за активную
преступность») не располагает гордую красавицу к разговору с врагом, она не
приступна, Когда же
нм
прямо говорит, что её жизнь в его руках,
нмЯ
в ответ
«засмеялась и бросила: – Есть еще Бог, о Котором вы забыли…», Духовный
поединок классовых врагов мы видим глазами рассказчика Володи, который
сначала рисует комиссара как «фанатика – поэта с необузданными страстями
полукультурного человека, облеченного страшной властью отнимать и отдавать
жизнь по своему желанию и капризу…» («О, должно быть, это всемогущество
над другой человеческой жизнью пьянит, как первая любовь с ее первым по
целуем!,,»), Но потом оказывается, что у этого «зверя» могут быть человечес
кие чувства:
нм
, размышляя, почему женщина не отвечает на его ухаживания,
предполагает, что всё дело в её гордости, Но это с его точки зрения не аргумент –
не материально! Да, он признаёт, что у женщины есть гордость, но задаётся
вопросом: «Но разве она (гордость, – В, Б,) сильнее смерти?» И тут же решает
: «А что если он предложит этой красавице купить себе жизнь за…
одну ночь в его квартире? Эта мысль «сделалась навязчивой идеей страшного
коммунара», но в ответ на «душевные разговоры», «ласку, угрозу и здравый
смысл» – «одно и то же молчание и презрение!» Ему пришлось признать, что
«ничего не боится, Не только его, но и самую смерть презирает», и всё по
тому, что есть «огромная душа в маленькой изящной, как фарфоровая статуэт
ка, женщине…», На какое-то время восхищённый фанатик захотел даже «эту
женщину перевести в свою веру», потому что сполна оценил «силу и красоту»
молоденькой дамы, но получилось, что «страшный человек с окровавленными
руками» сам попал «в сети амура», И произошло чудо: воспылав к прекрасной
преступнице любовью, с душой и головой, одурманенными страстью,
за
быв, что в
руках
жизнь, забыв о революционном долге, «упал перед ней
на колени и стал целовать ее шелковые лохмотья и худой башмачок! Плакал,
изливался в муках страстной любви, молил убежать вместе с ним в Грузию и
клялся отречься от всей прошлой жизни…», Но красавица предложила другое:
«Если вы любите меня больше жизни, зачем нам бежать? Докажите, что это не
пустые слова, а правда!,, Умрите за меня! – с ласковой насмешкой прошептала
гордая женщина впервые прямо и без презрения посмотрела в глаза страшно
му, но красивому человеку, Он доказал, Он не возвратил тюрьме прекрасной
узницы: он оставил ее в своей квартире…»,
ри дня и ночи «страшный комму
нар» и «прекрасная аристократка» были вместе, но время террора не подходит
для любви: «обоих их ожидала смерть: одного за измену, другую – за заговор
в вооруженное сопротивление», но это уже не было главным – Любовь спасла
их души! Единственный свидетель их последнего свидания, как уточнил Во
лодя, рассказывал потом, «что они прощались, как любовники… Разве это,
господа, не красиво?! Все молчали, Кто-то вздохнул…», Глубокое
и
были единственным ответом рассказчику, и эта многозначитель
ная деталь показывает преклонение самого писателя перед великим чувством,
не позволяя опуститься до мелкого комментария,
ак заканчивается рассказ
«Любовь», в котором отражена «вечная тема для всех миров, эпох, народов»
В этом небольшом рассказе Е, Н, Чириков обозначил тему, которая будет
«Красный паяц» та же тема, та же сюжетная линия, но она
получает развитие: интрига более глубокая, чем в рассказе, Во-первых, геро
ям даны имена:
– Муравьёв,
– Елена, Во-вторых, они знакомы, более
того, она была его невестой, но из-за социального неравенства выдана замуж
за другого, и теперь некогда влюблённые встречаются как враги, В-третьих,
Елена попадает под арест не одна – с ней Лев Горлицкий, он командир эскадро
на, конногренадёр, ротмистр, участник монархического заговора и нынешний
её возлюбленный, они скрываются под вымышленными именами гастрольных
артистов, В-четвёртых, в повесть введён образ матери Муравьева, простой жен
щины, чей бесхитростный рассказ показывает силу любви её сына к Елене, Об
раз Муравьева в повести усложняется: читателю открывается его происхожде
ние – он сын служанки и родовитого барина, не принятый светом, Образ Льва
Горлицкого служит антиподом и Муравьёву, и Елене: не выдержав испытаний,
ротмистр переходит на службу красным, предаёт Елену,
ак Чириков и в по
вести проводит мысль, сформулированную уже в рассказе: среди враждующих
сторон в обоих станах люди ведут себя согласно
принципам о чести и бес
ак, например, гордо рассуждающий о чести
Горлицкий, спасая себя, предаёт, а
лЯпвЯпзмнбыи ЯпзрснйпЯс
Муравьёв,
жертвуя собой, спасает, Во время суровое человек быстрее учится понимать
главное в жизни: так, эпизод с потерей сознания Елены символизирует малень
кую смерть Елены, ранее пребывавшую во власти сословных предрассудков;
народившаяся же мудрая женщина способна понять и оценить
рзкт кэабз
возвратившую её к жизни и вновь соединившую её с Муравьевым: «В великих
муках и страданиях, облитая кровью и слезами, похожая на «блудного сына»
библейского, после долгих скитаний возвращающегося в родной дом, – любовь
вернулась светлым призраком невозвратности к недавним врагам и сотворила
чудо: поборола все другие страсти человеческие…» [2, 157], Драматическое на
пряжение в повести нарастает: Елена надеется, что они смогут бежать вместе,
Муравьёв же знает, что это уже невозможно, но каждый решил для себя, что
жизни друг без друга им нет: «Пафос любви недостигнутой разгорался великим
пламенем жертвенности с обеих сторон: он радостно предвкушал смерть для
её спасения, как последний искупительный подвиг во имя любви и очищения
от всей кровавой грязи, налипшей на его душу; она тайно ждала либо общего
спасения, либо гибели…<…> В сердцах уже непрестанно звучала та особенная
мелодия, которая сопутствует торжествующей тайно любви…<…> Любовь всё
поняла и всё простила!,,» [2, 158] Муравьёв сделал всё, чтобы Елена спаслась,
онкость и очарование придают повести лирические отступления, кото
рых нет ни в рассказе, ни, естественно, в пьесе,
ак, например, Елена снача
ла неприступна: Муравьёв перед ней – только враг! Но автор последовательно
раскрывает тайники души Елены: разбереженная словами и мольбами мате
ри Муравьева, она находится в таком смятении, что даже молитва «не давала
смятённой душе сладостного успокоения от всех обид земных», Елену мучила
мысль: «разве она виновата, что её чистый девичий порыв к счастью грязни
ли люди клеветой, смяли девичью волю, опоганили первую любовь», Героиня
вспоминает, как когда-то она любила Муравьёва, потом Горлицкого, и с тем и
с другим связаны взлёты и падения чувств, Но Елена становится более мудрой:
Муравьева она отвергла в молодости по настоянию родных из-за сословного не
равенства, Горлицкого отвергает как человека, не состоявшегося нравственно,
Прекрасные картины природы (воспоминания главных героев о прошлом, раз
думья Муравьева на охоте, желающего спасти Елену и жаждущего её любви),
«Красный Паяц и белая Пьеретта» любовный треугольник при
нимает ещё более чёткие очертания: имена главных героев такие же, как в
повести, – Александр Николаевич Муравьёв и Елена Владимировна Зборовс
кая, её возлюбленный, который в повести носил имя Лев Горлицкий, в пьесе
поручик Струйский, Как в повести Горлицкий, так и в драме поручик Струй
ский не выдерживает поединка с Муравьевым: он переходит служить к крас
ным, предав своё дело, Но Елена, узнав об этом, мучается не только оттого,
что близкий человек оказался негодяем, но и оттого, что ненавистный некогда
Муравьёв всё более и более входит снова в её сердце, Невольно сравнивая пове
дение двух мужчин в сложной ситуации, она не может не признать мелочный
В пьесе б
льшую роль, нежели в повести, играет мать Муравьёва, чей об
раз ярко высвечивает благородство сына: писатель подчёркивает, как уважи
тельно тот относится к женщине, ставшей причиной всех его служебных и лич
ных несчастий: ведь именно за то, что его отец дворянин, а мать – из служанок,
он получил прозвище «маргариновый аристократ» и ему была потом закрыта
дорога в светской общество, где он встретил Елену, Е, Н, Чириков, будучи на
стороне белых, тем не менее, предельно честен и обыективен в изображении
нравов, царивших в аристократическом обществе, В частности, показывается
неприглядная картина нравов в царской армии ещё во время Первой мировой
войны: «…генерал Лопахин, разбивший по численности втрое сильнейшего не
приятеля, получил за это выговор, я, лично захвативший неприятельскую ба
тарею, ничего не получил, а генерал, отдавший приказ об отступлении и отси
живавшийся за пять вёрст от боя, получил золотое оружие», Поручик Струй-
ский в том же бою за «захват» брошенного орудия вражеской батареи получил
награду – Георгиевский крест, а Муравьёв был обойдён только лишь потому,
что он «не барон, не князь, не мандарин, не родовитый идиот благородных кро
вей», Из крайне напряжённой сцены допроса Муравьёвым Струйского видно,
как мелок и даже низок поручик, как смел и благороден комиссар, Двойная
мораль, главенствующая в обществе, скорее всего, толкнула Муравьева к крас
ным, и не его вина, что лозунги большевиков оказалась «вечными миражами»,
ак же, как в повести Горлицкий, в пьесе Струйский переходит служить к
красным, и в эпилоге расстрелом Муравьева командует человек, похожий на
Струйского, В драме поведение героев иное, нежели в повести: автор, конечно
же, знал о самоубийствах в подобных жизненных ситуациях, но всё-таки не
принимал этого нехристианского поступка – в драме ценой своей жизни Му
равьёв спасает любимую женщину, В пьесе, по сравнению с рассказом и повес
тью, более зримо дан экспансивный характер Елены: она пытается покончить
жизнь самоубийством, узнав о подлом поведении Струйского, но Муравьёв
спасает её и подготавливает побег,
ак реализуется автором главная мысль о
всемогуществе любви, пронзающая рассказ, повесть и пьесу, прозвучавшая в
конце последнего действия драмы: «Вернулось! Всё вернулось! Люблю, люблю!
Несомненно, все три произведения Е, Н, Чирикова, связанные одной те
мой, свидетельствуют о глубокой вере писателя в воскрешающую силу любви
1, Чириков Е, Н, Любовь −− Газета «Яг России», – 09 июня 1920, – № 84, –
С, 2, Личный архив Е, Е, Чирикова-младшего, внука писателя Е, Н, Чирико
2, Чириков Е, Н, Красный паяц (Повести страшных лет), – Рига, 1928,–
3, Чириков Е, Н, Красный Паяц и белая Пьеретта (Любовь во дни терро
ра), Драма в 3-х действиях с прологом и эпилогом
Личный архив Е, Е, Чири
4, Чит, по докладу В, П, Зверева «Концепция истории литературы в «Об
зоре русской духовной литературы» архиепископа Филарета (Гумилевского)
на Всероссийской научной конференции «Духовные начала русского искусст
НОМПРОАЛПРАМ Ж АОГКЭ А УОЖПРЖАЛПИМЗ ЙГБГЛВГ
В настоящей статье рассматривается изображение пространства и време
ни в христианской легенде и взаимосвязь хронотопа и поэтических особеннос
Локализация событий в пространстве и во времени и специфика их изоб
ражения в легенде во многом определяются жанрообразующими признаками
легенды – общей для произведений несказочной прозы установкой на досто
верность повествуемого и религиозным характером нарратива, отличающим
легенду от предания и былички, Как отмечает Я,М, Щеваренкова, жанровое
единство легенды обеспечивает «религиозный взгляд на мир, историю и чело
века» [1], Рассказчик легенды использует, как правило, достоверные хроното
пы, Повествование обычно географически приурочено к реально существую
щему месту, Одним из способов обозначения пространства является указание
населенных пунктов, В легенде используются сельские и городские топосы и
локусы – поле, гора, лес, река, море, сад, городская стена, монастырь, церк
вушка, собор, кабинет, келья, дом, усадьба, ворота,
опографические сведе
ния указывают точное место действия, Его описание соответствует ландшафту
и природе страны, где разворачивается повествование, Наличие знакомых слу
шателю топонимов и предметных реалий делает текст для него более близким,
Описание пейзажа в легенде не только помогает обрисовать место действия, но
также несет определенную эстетическую нагрузку, изображая красоту живой
Часть традиционных сюжетов и мотивов легенды принадлежит к меж
дународному повествовательному репертуару, однако они отличаются друг от
друга исторической и географической локализацией событий, Легенде прису
ща акклиматизация чужой флоры и фауны к природе страны рассказчика, В
этом аспекте легенда близка сказке, в которой, как указывает Е,Н, Елеонская,
растения обусловлены флорой той страны, в которой имеет хождение данный
ее вариант [2],
ак, из всех деревьев в немецких легендах преобладает образ
липы, В зауральской легенде о святой Марии Египетской местом ее подвижни
чества вместо пустыни (как в греческом рассказе) становится лес, а могилу для
Во многих легендах, так же как и в преданиях, упоминаются топонимы и
предметные реалии определенной местности, которые, как отмечает И,Н, Рай-
кова, «оставаясь неизменными,,, сопрягают два времени: время изображаемых
событий и время рассказчика» [3], Камни, источники, деревья, озера, церкви,
изображения часто представлены в легендах как почитаемые предметы, де
монстрирующие народное отношение к героям и к событиям, Например, в не
мецких легендах присутствуют топонимы «Божия Пища», «Святая Долина»,
«Девичья пещера», Причину появления такого рода топонимов указывают
братья Якоб и Вильгельм Гримм в предисловии к составленному ими сборнику
немецких легенд и преданий: «Из жизни рядом со скалами, озёрами, руинами,
деревьями, растениями и жизни вместе с ними скоро возникает некая связь,
которая основывается на своеобразии всех этих предметов и из которой в из
Дерево, являясь фольклорным и христианским символом жизни, часто
выступает знаком народной памяти и почитания изображенного в легенде по
ложительного героя (обычно местночтимого святого), В одной немецкой леген
де сообщается, что дерево, посаженное в память о миссионере и просветителе
Альфреде (Альфриде), зовется в народе «Кудрявое деревце», В подобных тек
стах понятие святости не ограничивается определенным местом и временем,
что способствует целостному изображению действительности, На месте перво
начального дерева люди сажают другое, отношение к которому из-за его не-
аутентичности прежнему не меняется, Как повествует вышеуказанная леген
да, «Альфрида в Эссене не забыли, И как вновь посаженная липа зеленеет и
цветет, точно так же обновляется память о том миротворце, который некогда
стал благословением для людей» [5], Признаком хронотопа в подобных леген
дах и в фольклоре в целом выступает также соотнесение большого возраста
Хронологически точная датировка, включающая указание года, ког
да происходили описываемые в тексте события, не являясь для рассказчика
элементом первостепенной важности, присутствует лишь в небольшом числе
легенд, С целью локализации повествования во времени рассказчик иногда
упоминает исторических деятелей – свидетелей и участников описываемых
Географические реалии и историческая локализация отсутствуют в ле
гендах из монашеской жизни, поскольку в первоначальных текстах подобного
рода место действия совпадало с местом проживания рассказчика и слушате
Как отмечает О,В, Белова, «основу «легендарного хронотопа» составляет
нерасторжимое единство вечного и сиюминутного» [6], В легенде однородное и
непрерывное время разворачивается в вечности, понимаемой как «вечное вре
мя» [7], что сближает легенду и сказку, В вечности осуществляется единство
и взаимосвязь прошлого и настоящего, линейного и цикличного времени, Веч
ность в легенде выступает как всеохватывающая реальность, проявляющая
ся во всех событиях изменяющейся действительности, Поэтому христианская
легенда, в отличие от других видов народной легенды (этиологической и эсха
тологической), а также от духовных стихов [8], не является проекцией в арха
ическое прошлое или в неопределенное будущее, не изображает предельные со
стояния мира, В этом она близка эпосу, в котором, как указывает С,Я, Неклю-
дов, «перспективное будущее отсутствует» [9], В немецкой легенде «Портной
и его швейная игла» эсхатологическая устремленность умирающего монаха-
портного вновь приняться за работу после второго пришествия Иисуса Христа
снимается превращением простой иглы в золотую на груди почившего, Ука
зание на смерть героя всегда сопровождается каким-либо посмертным чудом
(как, например, в вышеотмеченной легенде), что разрушает понимание смерти
В разных элементах композиции легенды взаимосвязь преходящего и
вечного и их соотношение различно, В экспозиции или завязке проводится
локализация событий во времени и в пространстве, Хронологическая локали
зация осуществляется посредством обстоятельства времени, например, «дав
ным-давно» и «много лет тому назад» (при большой временной отдаленности
сюжета), «когда-то», «много лет тому назад», «некогда», «однажды» или при
даточных времени, например, «в то время, когда собор святого Стефана был
еще скромной церквушкой,,,» (австрийская легенда «Липа у собора святого
, Изображенное в завязке продолжающееся состояние или действие
героя обеспечивает незамкнутость легенды, В развитии действия линейное и
циклическое время используются при описании повседневной жизни человека
и его деятельности, Основным и устойчивым измерением линейного времени
является день, Для усиления наглядности и эффекта присутствия рассказчик
В кульминации и в концовке (если кульминация и концовка совпада
ют) изображается проявление вечного в преходящем посредством чуда,
в вышеуказанной легенде игла превращается из обычной в золотую, Русская
легенда «Чудо на мельнице» завершается чудесным умножением муки, кото
рое не прекращается, поскольку не прекращается молотьба,
опонимы в кон
цовке легенды и указание на время повествования по отношению ко времени
рассказчика обеспечивают связь времен и незамкнутость композиции текста,
Незамкнутость концовки усиливает причастность читателя к изображаемому,
В концовке легенды редко встречается назидание, а если оно и появляется,
то не замыкает текст, Концовка иногда относится ко времени рассказчика и
представляет собой обращение к слушателю, Например, английская легенда
на шотландском диалекте «
юлень, который помнил добро» имеет такую кон
цовку: «
аков рассказ о тюленихе, которая помнила добро, Я желаю каждому
Пространство и время в народной легенде тесно связаны с действием, Чудо
в легенде, как правило, совершается мгновенно, В момент чудотворения и при
описании действий некоторых положительных героев временные и пространст-
венные ограничения иногда снимаются, В ряде легенд присутствует хронотоп
пути, который, занимает обычно один день, исключая легенды о путешестви
Временная связь событий в легенде иногда проявляется в ретроспектив
ном совмещении последующего с прошедшим, Прошлое воспроизводится в бу
дущем, а герои при этом иногда меняются местами, В испанской легенде «Ни
щего приюти» одной зимней ночью некий идальго отказал в приюте нищему
старику, но вскоре он сам оказался в его положении, и сельчане относятся к
нему так же, как он поступил ранее сам, Встреча с Иисусом Христом приводит
его к раскаянию, В вышеуказанной английской легенде рыбак Магнус Муир за
бирает детенышей тюленихи, но тут же возвращает их обратно матери, а через
много лет благодарная тюлениха доставляет застигнутого приливом Магнуса и
В некоторых легендах повествуется о чудесном преодолении пространст-
ва, выступающего как препятствие, В испанской легенде идальго мгновенно
переносится из леса в церковь, а в английской легенде Магнус переносится тю
Хронотоп в легенде соответствует ее главному композиционному принци
пу – параллелизму, Особенно наглядно эта взаимосвязь проявляется в повест
вованиях, где сообщается о чудесном поведении животного, В английской ле
Во многих легендах изображается хождение Иисуса Христа и апостолов
по земле, представленное как эпизод их земной жизни, Из-за отсутствия рет
роспекции в повествовании происходит пространственно-временное смещение
действия в страну и место проживания рассказчика, Иисус Христос и апосто
лы посещают некоего человека и затем идут дальше, В ряде легенд указанный
сюжет трансформируется в повествование о внезапном появлении или исчез
Как показывает проведенное исследование, пространство и время в хрис
тианской легенде обладает такими же признаками, как и многие другие жанры
фольклора, хотя функция этих признаков в легенде определяется ее религиоз
ной направленностью, включающей установку на достоверность повествуемо
го, Единство преходящего и вечного, однородность времени и недискретность
пространства, открытость легендарного сюжета во времени и пространстве
способствуют целостному изображению мира и человека, умиротворенному,
Щеваренкова Я,М, Исследования в области русской фольклорной ле
2, Елеонская Е,Н, Сказка о Василисе прекрасной и группа однородных с
нею сказок −− Елеонская Е,Н, Сказка, заговор и колдовство в России, Сб, тру
Райкова И,Н, Русская устная проза о «справедливом» царе в свете про
блемы разграничения жанров −− Славянская традиционная культура и совре
,2,–М,,1987,–С,58,
М,,1987,–С,58,
,,1987,–С,58,
С,58,
,58,
r,Gr�mm, �orr
r Gr�mm zum
−−
r, Gr�mm,
S
, –
�,1983,–S,2,Здесьидалеецитатыиноязычныхтекс-
, 1983, –
S,2,Здесьидалеецитатыиноязычныхтекс-
,2,Здесьидалеецитатыиноязычныхтекс-
, 2, Здесь и далее цитаты иноязычных текс
5, D
, −−
hl E, D
� gol
S��
, N�
,1960,–S,45,
S,45,
,45,
6, «Народная Библия»: Восточнославянские этиологические легенды, Со
7, Черванева В,А, Квантитативный аспект фольклорно-языковой карти
ны мира (количественные характеристики концептов пространства и времени
в их обыективации вербальными средствами русской волшебной сказки), – Во
8, Коробова А,В, Духовные стихи о Страшном Суде: поэтика и компози
ционные типы, −− Поэтика фольклора, Сборник статей, К 80-летнему юбилею
9, Неклюдов С,Я, Время и пространство в былине −−
ипология фолькло
,,1972,–С,45,
С,45,
,45,
10, Th

o’ forg
−−
E,W, Th
fol
of Or
Т,И, Дронова
НЙАРМЛМАПИЖЗ ИМВ ОМКАЛА
В,П, КГОГДИМАПИМБМ «ЭЙЖАЛ МРПРСНЛЖИ»
Имя Платона, названия его произведений, цитаты из его текстов сопро
вождают читателя романа «Ялиан Отступник» на протяжении всего повест
вования о римском императоре
��в,н,э,Болеетого,писательобращаетсяк
�в,н,э,Болеетого,писательобращаетсяк
в, н,э, Более того, писатель обращается к
имени Платона в финале произведения, отличающемся особой смысловой на
сыщенностью с точки зрения репрезентации авторской философско-истори
ческой концепции,
аким образом, платоновский текст в романе принадле
жит и сфере героя, и сфере автора, он причастен и конкретно-историческому и
метаисторическому планам повествования, Представляется необходимым ис
следовать смысло- и текстопорождающие функции платоновского претекста в
«Ялиане Отступнике» с точки зрения жанрового потенциала историософского
В немногочисленных современных работах о романе «Ялиан Отступник»
платоновская тема возникает в контексте разговора об историческом прототипе
героя Мережковского – Флавии Клавдии Ялиане (331–363, император с 361
по 363), в связи с проблемой трансформации писателем мировоззрения «реаль
ной» личности,
ак, Г,Н, Храповицкая в статье «
ри Ялиана», ссылаясь на
авторов исторических исследований, вводит сведения о характере философс
кой позиции императора: «В трудах Платона Ялиан видел философское обы
яснение мироздания, чего не находил ни в Библии у Моисея, обращенной лишь
к иудеям, где стремление людей к познанию добра и зла обыявлялось грехом,
ни в языческих культах, мифы которых называл “чудовищными и неправдо
подобными”, Особенно привлекала Ялиана в трудах Платона идея гармонии,
которая является залогом бессмертия, Под влиянием Платона создана его тро
ичная система мироздания, Не менее сильно воздействие на него Плотина и его
триады ум – душа – космос, В центре системы самого Ялиана – Солнце, Ма
териальное светило Солнце – податель жизни на земле и центр небесной гар
монии – (по Ялиану) только зримый образ другого – невидимого, Мир чувст-
венный и Солнце в нем неизмеримо далеки от этого невидимого высшего мира
философского умозрения, Между ними находится посредник – Чарь-Солнце,
через которого совершенства высшего мира перемещаются в мир чувственный,
Система Ялиана довольно туманна, в ней немало мистики, идущей от его учи
телей Максима и Либания, но ее этический смысл заключен в стремлении к
В качестве свидетельства влияния Платона на образ мыслей императора,
отступившего от христианства, Г,Н, Храповицкая приводит фрагмент записей
историка Аммиана Марцеллина, участника персидского похода, зафиксиро
вавшего слова умирающего Ялиана: «Я проникнут общим убеждением фило
софов, что дух много выше тела, и представляю себе, что всякое отделение луч
Комментарий автора статьи к данной цитате относится не к ее репрезента
ции в тексте романа, а к проблеме бессмертия души у Платона: «Это аспект, где
смыкаются идеи Платона с идеями христиан, в немалой степени зависящими
от учения греческого философа» [3], Отметим, что диалог «Федон», в котором
обсуждается проблема бессмертия души и на который, судя по всему, сориенти
Мережковского, Но, не будучи назван «по имени», этот диалог присутствует в
нем на уровне подтекста (благодаря системе лейтмотивов, отсылающих к дан
ному источнику) и в тексте предсмертной речи Ялиана: «<…> я радуюсь, как
верный должник, возвращая природе жизнь, – и нет в душе моей ни скорби,
ни страха; в ней только тихое веселие мудрых, предчувствие вечного отдыха
Предсмертная речь Ялиана, записанная Аммианом Марцеллином, тек
стуально ближе словам Сократа, сказанным накануне смерти («Федон»), не
жели «звучащая» у Мережковского, Романного Ялиана вдохновляет пример
мужественного поведения Сократа перед смертью, Но философская позиция
героя, «проговариваемая» им на протяжении всего произведения, ориентиро
вана не только на разум, но и на веру, В свете платоновских идей последняя не
редко выглядит как ложная, Платоновский код, введенный художником-мыс
лителем в романное повествование, позволяет читателям понять авторскую
оценку поступков героя, не получившую словесного воплощения в повество
Факт исторической убедительности−достоверности появления платонов
ского текста в романе об императоре Ялиане, установленный Г,Н, Храповиц
кой, весьма важен для понимания особенностей романного мышления Д,С,
Мережковского, Но это лишь начальный этап изучения проблемы, Известно
стремление Мережковского-романиста к полноте освоения исторических и ли
тературных источников и, более того, к их «массированному» цитированию в
произведениях, Это относится и к первому роману писателя [5], Но специфика
художественно-исторического повествования Д,С, Мережковского может быть
постигнута лишь на путях осмысления принципов отбора и характера цитиро
вания претекстов, а также в процесс выявления их содержательных и структу
Выбор Платона в качестве «постоянного спутника» центрального персо
нажа романа «Ялиан Отступник», как мы уже убедились, не случаен, Мереж
ковский создает на материале судьбы римского императора «роман сознания»,
в котором фабульный план задается биографией, но основными моментами,
привлекающими заинтересованное внимание автора, являются поиски исти
Создавая роман о римском императоре, «философе на троне» [6], Мереж
ковский-художник не отказывается от традиционного для романа воспитания
рассказа о годах ученичества, Писатель показывает, что отношение героя к
Платону формируется под влиянием двух его учителей: язычника Мардония,
открывшего Ялиану красоту античности (Гомер, Апология Сократа), и монаха
Европия, с ожесточением разоблачавшего «ложную мудрость» Эллады, Отме
тим, что даже в тех случаях, когда введение имени Платона имеет, на первый
взгляд, сугубо «служебный» характер – знакомит читателя с истоками миро
воззрения героя и культурно-исторической атмосферой времени, – оно этой
ролью не исчерпывается, Не реализованный в данной точке художественного
пространства смысловой потенциал цитаты может получить в романе разви
тие благодаря системе лейтмотивов, При этом из плана героя он переводится в
план автора, обретая ключевое значение для воплощения философско-истори
ческого смысла произведения, В качестве примера приведем первое упомина
ние имени Платона в начале романа, которое «рифмуется» с последним упоми
���главе�частироманаимяПлатонавводитсявсвязисинформацией
�главе�частироманаимяПлатонавводитсявсвязисинформацией
главе
�частироманаимяПлатонавводитсявсвязисинформацией
�частироманаимяПлатонавводитсявсвязисинформацией
части романа имя Платона вводится в связи с информацией
об антиподах, о которых «Ялиану случилось заикнуться» на уроке Евтропия,
Название диалога «
имей», в котором идет речь об антиподах, не вводится в по
вествование, но для знающего читателя вместе с этой точечной цитатой в текст
романа входит платоновский вариант сотворения мира, на основании которого
ранние христианские мыслители делали вывод, что из языческих философов
Платон ближе всех подошел к христианству, Это представление о роли Плато
на как предтечи нового, христианского мышления выводится на поверхность
в финальной ХХ
�главе��частироманасоссылкойнаКлиментаАлександрий-
�главе��частироманасоссылкойнаКлиментаАлександрий-
главе
��частироманасоссылкойнаКлиментаАлександрий-
�частироманасоссылкойнаКлиментаАлександрий-
части романа со ссылкой на Климента Александрий
ского, В диалогической форме, также отсылающей к Платону, автор романа
подводит итог своим размышлениям о смысле духовных исканий Ялиана для
будущего, Показательно, что повествователь высказывает итоговое суждение
о герое через модифицированную цитату христианского теолога и писателя,
«– Да, ты рожден историком, Аммиан, бесстрастным судиею нашего
страстного века,
ы примиришь две враждующих мудрости, – проговорила
Арсиноя, – Не я первый, – возразил Аммиан, Он встал, указывая на пергамен
тные свитки творений великого христианского учителя: – Здесь всё это есть, и
еще многое, лучшее, – чего я не сумею сказать; это
Климента Алек
сандрийского, Он доказывает, что вся сила Рима, вся мудрость Эллады только
путь к учению Христа; только предзнаменования, предчувствия, намеки; ши
рокие ступени, Пропилеи, ведущие в Чарствие Божие, Платон – предтеча Ии
суса Галилеянина, – Эти последние слова об учении Климента <…> поразили
Анатолия: как будто вдруг вспомнил он, что всё это уже когда-то было <…>» (
335), Отметим появление еще одного платоновского мотива: знания как при
поминания – непрямой цитаты из диалога «Федон», так же как и «
имей», ни
разу не названного в тексте романа, но играющего роль одного из источников
аким образом, имя Платона уже при первом упоминании его идей, «за
дает» два уровня повествования, Один из них реализуется непосредственно в
сюжете и является способом воссоздания культурно-исторической атмосферы
времени, в сопротивлении которой формируется личность персонажа, Другой
предстает на уровне лейтмотивной структуры, является кодом, «расшифро
Сюжетная сцена, раскрывающая взаимоотношения ученика с нелюби
мым учителем, выстраивается вполне традиционно, Автор домысливает те
характеристики, которыми учитель-монах мог наделить философа-язычника:
«– И от кого ты слышал, дражащий, об антиподах? <…>Знаю, знаю, у старого
глупца Платона кое-что о них говорится <…> Монах с ожесточением напал на
всех мудрецов Эллады <…> старика Пифагора, «выжившего из ума», обвинял
в бесстыдной дерзости; о бреднях Платона, казалось ему, и говорить не стоит;
он просто называл их «омерзительными»; учение Сократа – «безрассудным»,
– Почитай-ка о Сократе у Диогена Лаэрция, – сообщал он Ялиану злорадно,
– найдешь, что он был ростовщиком; кроме того, запятнал себя гнуснейшими
�,17),
,17),
Мотив Платона (подлинного учителя Ялиана) вводится через его развер
тывание в системе лейтмотивов, Расстилающаяся над сюжетом лейтмотивная
структура позволяет Мережковскому вывести повествование за пределы конк
ретно-исторической эпохи в метаисторический план, Подобный способ органи
зации текста исторического по материалу романа вел к созданию нетрадицион
Ялиан изображается в романе как «ученик Платона», наследующий его
представления о принципах жизни философа: он воздержан в еде и питье, не
заботится о внешнем благообразии, стремится быть рассудительным и мудрым,
но, главное, его жизнь подчинена поиску истины, В тех же случаях, когда им
ператору изменяет «разум», например, во время военного совета, на котором
он принимает трагическое решение «сжечь корабли», Саллюстий упрекает
его как «ученика», забывшего уроки «учителей»: «
ы говорил с нами <…> не
как ученик Сократа и Платона, Мы можем извинить слова твои только минут
ным раздражением, которое омрачает твой божественный ум…» (
�,302),Этот
,302),Этот
, 302), Этот
же критерий, на основании которого близкие друзья Ялиана оценивают его
поступки, автор предлагает читателю, Он не высказывает прямых суждений
о заблуждениях своего героя, Одной из непрямых форм выражения авторской
позиции является создание перенасыщенного раствора платоновских идей,
Повествуя о духовном становлении своего персонажа, писатель не упус
кает «ни единой» возможности включить информацию о чтении будущим (или
правящим уже) императором книг философа, Особенно насыщено с данной
точки зрения начало романа, посвященное детству и отрочеству Ялиана, В
ряде случаев автор называет те произведения, которые в данный момент чита
ет герой: «Ялиан, лежа на мху, читал «Пир» (�, 21); «Он сел на корни платана,
не вынимая ног из воды, открыл
и стал читать» (
�,81),Чащемыузнаем
,81),Чащемыузнаем
, 81), Чаще мы узнаем
лишь о том, что книги Платона являются настольными для Ялиана, Харак
терно, что тексты Платона вводятся в текст романа в соседстве с христиански
ми произведениями, В начале романа читатель встречается с Ялианом, кото
рый скрывает от Евтропия «
богохульного и нечестивого Платона»,
вложив его в пергаментный переплет «Посланий Апостола Павла» (
�,19),В
,19),В
, 19), В
конце произведения повествуется о том, что герой во время персидского похо
да создает «<…> обширное философское сочинение:
Опнсзб фпзрсзЯм
<…>
Никогда не разлучался он с творениями Святых Отцов, с церковными канона
ми и символами соборов, На полях очень старых истрепанных свитков Нового
Завета, который изучал он с не меньшим усердием, чем Платона и Гомера, ру
�,280),
,280),
На протяжении всего романа «Ялиан Отступник» авторский текст раз
вертывается «в присутствии Платона», что задает, по нашему мнению, опре
деленный код прочтения−интерпретации не только событий жизни героя, но и
Как мы уже видели, в роли «генератора смыслов» (Я, Лотман) в рома
не Д,С, Мережковского выступают не только развернутые, но и точечные, не
только точные, но и модифицированные цитаты, Рассмотрим два наиболее вы
разительных с точки зрения смысло- и текстопорождения случая цитирования
Ялиан отправляется в укромное место – пещеру, чтобы читать диалог
«Пир» (об эросе): «Ялиан, с книгой Платона, направился в уединенную пе
щеру, недалеко от обрыва,
ам стоял козлоногий Пан, игравший на свирели,
и маленький жертвенник, В каменную раковину струилась вода из львиной
пасти, Вход был заткан желтыми розами; между ними виднелись холмы пус
тыни, туманно-голубые, волнообразные, как море; запах роз наполнял пещеру
<…> Слышно было жужжание пчел в темном теплом воздухе, Ялиан, лежа на
мху, читал «Пир»; многого не понимал; но прелесть книги была в том, что она
запретная» (
�,20–21),Подробнымописаниемпещерыхудожникдостигаетил-
,20–21),Подробнымописаниемпещерыхудожникдостигаетил-
, 20–21), Подробным описанием пещеры художник достигает ил
люзии достоверности, создает ощущение сиюминутности происходящего,
самым ему удается преодолеть временную дистанцию, отделяющую читателя
от романного настоящего, Но «соседство» пещеры и платоновского текста, с
которым знакомится герой, рассчитано, на наш взгляд, на «припоминание»
читателем центрального мифа Платона о пещере, символический смысл кото
���книге«Государства»,
�книге«Государства»,
Человеческая природа, рассматриваемая Платоном с точки зрения про
свещенности и непросвещенности, уподобляется философом нахождению «в
подземном жилище наподобие пещеры»: С малых лет находящиеся в оковах,
узники не могут двинуться с места, Они «обращены спиной к свету, исходя
щему от огня, который горит далеко в вышине, а между огнем и узниками про
ходит верхняя дорога, огражденная <…> невысокой стеной, вроде той ширмы,
за которой фокусники помещают своих помощников, когда поверх ширмы по
казывают кукол <…> за этой стеной другие люди несут различную утварь, дер-
жа ее так, что она видна поверх стены» [7], По Платону, находясь в подобном
положении, люди видят лишь тени, отбрасываемые огнем на расположенную
перед ними стену пещеры, считая, что они «дают названия именно тому, что
видят», Освобожденный от оков узник «не в силах будет смотреть при ярком
сиянии на те вещи, тень от которых он видел раньше», и будет продолжать счи
тать, что то, что он видел в пещере, «достовернее тех вещей, которые ему по
казывают» [8], При выходе на свет приближение к подлинному бытию должно
быть постепенным: «Начинать надо с самого легкого: сперва смотреть на тени,
затем – на отражения в воде людей и различных предметов, а уж потом – на
самые вещи; при этом то, что на небе, и самое небо ему легче было бы видеть не
днем, а ночью, то есть смотреть на звездный свет и Луну, а не на Солнце и его
Не вводя в текст романа прямых цитат, Мережковский «прошивает» его
платоновскими мотивами (пещеры, света, тени, воды, лестницы и др,), Эти
мотивы, развивающиеся на протяжении всего романа, включая и «описатель
ное» повествование, подчинены стилевой формуле автора, «генерализующей,
заостряющей» цели [10], Поиск героем Мережковского пути вверх, к Солнцу
(истине и жизни), сопровождаемый блужданиями, выбором ложных ориен
тиров, оценивается в повествовании не только через слово героев-резонеров,
выразителей авторской концепции, но и через систему платоновских образов-
символов, Сотворчество читателя является условием «адекватного» прочтения
Способ, избираемый художником в Х
��главе�частироманадлявведения
�главе�частироманадлявведения
главе
�частироманадлявведения
�частироманадлявведения
части романа для введения
диалога Платона «Федр» (в котором речь идет об эросе, о красноречии, о взаи
моотношении идей и вещей), позволяет ему «материализовать» идею «вечного
возвращения», Ялиан приходит на то место, где происходит действие диало
га, «предваряя» действия, описанные Платоном: «Ялиан, сняв обувь, босыми
ногами вошел в мелкие воды Иллиса, Пахло распускающимися цветами вино-
града; в этом запахе уже было предвкусие вина – так в первых мечтах детства –
предчувствие любви, Он сел на корни платана, не вынимая ног из воды, от
и стал читать: “Повернем в ту сторону, пойдем по течению Илли
са, Мы выберем уединенное место, чтобы сесть, Не кажется ли тебе, Федр, что
здесь воздух особенно нежен и душист, и что в самом пении цикад есть что-то
сладостное, напоминающее лето, Но что больше всего мне здесь нравится, это
высокие травы”, Ялиан оглянулся: всё было по-прежнему – как восемь веков
назад: цикады начинали свои песни в траве, “Этой земли касались ноги Сок
рата”, – подумал он и, спрятав голову в густые травы, поцеловал землю» (
81), Отметим, что в дальнейшем повествовании (на уровне сюжета и мотивной
структуры) получают развитие темы, обсуждаемые в процитированном Ялиа
Одной из функций данной платоновской цитаты является вербализация
концепции времени, определяющей структуру историософского романа Ме
режковского, С одной стороны, ее введение служит усилению атемпоральности
повествования, переводу его из конкретно-исторического в метаисторический
план; с другой, обнаруживается, что точных совпадений у нынешних событий
Используя непрямые формы высказывания авторской позиции, в ряду
которых одно из ведущих мест занимает обращение к «чужому слову», Д,С,
Мережковский создает романное повествование, в котором разножанровые со
ставляющие создают многоуровневое смысловое пространство текста, Повест
вовательные стратегии создателя трилогии «Христос и Антихрист» обуслов
лены, на наш взгляд, новым пониманием истории и новым художественным
Позиция Мережковского-романиста определяется стремлением найти в
минувшем предвестия современных поисков смысла исторического сущест-
вования, Все, что является результатом духовных исканий человечества,
включая и заблуждения, имеет, с его точки зрения, ценность для будущего, В
романах писателя постижение смыслов – главное дело человека и человечест-
ва на пути к осуществлению Божественного замысла, Религиозные деятели,
философы, писатели, играющие в современном мире ту же роль, что пророки в
древнем, являются, по Мережковскому, посредниками между Богом и людь
ми: помогают проникать в смысл истории, Для автора трилогии «Христос и
Антихрист» история – это прежде всего духовная жизнь человечества, запе
чатленная в словесных произведениях и артефактах, Создатель историософс
кого романа относится к истории как к «Книге» (своду текстов), нуждающихся
в герменевтической процедуре, Причем – в его понимании – текстами, требу
ющими сопереживания, осмысления, интерпретации, оказываются не только
исторические источники, религиозные трактаты, философские труды, худо
жественные произведения, но и целостные «тексты-культуры» – Античность,
ворчество Д,С, Мережковского оценивалось современниками как «вто
ричное», «книжное» в силу ориентированности на интерпретацию уже имею
щихся в культуре смыслов, По мнению В, Розанова, «по совокупности своих
даров и средств г, Мережковский – комментатор, Свои собственные мысли он
гораздо лучше выскажет, комментируя другого мыслителя или человека <…>»
[11], Данное суждение, высказанное по поводу книги «Л,
олстой и Достоев-
ский», справедливо и по отношению к романному наследию писателя, И дело
не только в насыщенности его произведений цитатами из различных источни
ков и их интерпретации в свете собственной историософской концепции, в чем
неоднократно упрекали автора в критике, Метод «комментированного чтения»
текстов является неотыемлемой частью его рецепции пришлого, Автор трило
гий «Христос и Антихрист» и «Чарство Зверя» стоит у истоков характерного
для культуры ХХ столетия отношения к истории как к своеобразному худо
1, Храповицкая Г,Н,
ри Ялиана −− Филологические науки, – 1996, – №
4, Мережковский Д,С, Полн, собр, соч,: В 17 т, – М,; СПб,, 1911,
,1, – С,
319-320, Далее ссылки на это издание с указанием тома и страницы в тексте
5, См,: Соболев А,Л, Мережковский в работе над романом «Смерть богов,
6, В этом аспекте интересно суждение С,С, Аверинцева о том, что Яли
ан Отступник – это «философствующая риторика», что «без Ялиана духовная
драма исхода языческого платонизма немыслима», (Аверинцев С,С, Античная
риторика и судьба античного рационализма −− Аверинцев С,С, Образ античнос
10, Белоусова Е, Укрупняющий характер лейтмотивов Д, Мережковского
рилогия «Христос и Антихрист») −− ХХ век, Литература, Стиль, – Екатерин
��,–С,187,
,–С,187,
11, Розанов В, Новая работа о
олстом и Достоевском −− Новое время, –
П,Р,
ЙГОКМЛРМА
(И АМНОМПС М ЙЖРГОАРСОЛМЗ НОГГКПРАГЛЛМПРЖ)
В 1832 году М,Я,
Лермонтов, переживший увлечение Н,Ф,
Ивановой, со
здал большой цикл обращенных к ней любовных лирических стихотворений,
причем в двух из них – «Время сердцу быть в покое,,,» и «Романс» («Стояла
серая скала на берегу морском,,,») [1] – возникал весьма необычный образ рас
торгнутых стихиями утесов, подобных навсегда разлученным возлюбленным:
«Слишком знаем мы друг друга,−− Чтоб друг друга позабыть,−−
ак расселись
под громами−− Видел я, в единый миг−− Пощаженные веками−− Два утеса бре
говых;−− Но приметно сохранила−− Знаки каждая скала,−− Что природа сые
динила,−− А судьба их развела» («Время сердцу быть в покое,,,») [2]; «Стояла
серая скала на берегу морском;−− Однажды на чело ее слетел небесный гром,−−
И раздвоил ее удар, – и новою тропой
−− Между разрозненных камней течет
поток седой,−− Вновь двум утесам не сойтись, – но все они хранят−− Союза пре
жнего следы, глубоких трещин ряд,−−
ак мы с тобой разлучены злословием
людским,−− Но для тебя я никогда не сделаюсь чужим,−− И мы не встретимся
опять <,,,>» («Романс» («Стояла серая скала на берегу морском,,,»); т, 1, с,
Ранние стихотворения Лермонтова, в том числе и процитированные нами,
еще на рубеже �
�вв,привлекливниманиеисследователей,Вчастности,
�вв,привлекливниманиеисследователей,Вчастности,
�вв,привлекливниманиеисследователей,Вчастности,
��вв,привлекливниманиеисследователей,Вчастности,
вв, привлекли внимание исследователей, В частности,
была установлена автореминисценция из стихотворения «Время сердцу быть
в покое,,,» в лермонтовском послании «К*» («Я не унижусь пред тобою,,,»),
относящемся все к тому же 1832 г,: «К чужим горам, под небо юга−− Я
люся, может быть;−− Но слишком знаем мы друг друга,−− Чтобы друг друга
позабыть» (т, 1, с, 411) [3], Впоследствии эта перекличка была обыяснена адре
сованностью обоих произведений Наталье Федоровне Ивановой,
акже иссле
дователями была установлена соотнесенность первых шести строк стихотворе
ния «Время сердцу быть в покое,,,» с началом стихотворения Дж, Г, Байрона
��
:o�
�y�
�my
hy
�r»(«Вдень,когдамне
����
:o�
�y�
�my
hy
�r»(«Вдень,когдамне
:o�
�y�
�my
hy
�r»(«Вдень,когдамне
b�d:o�
�y�
�my
hy
�r»(«Вдень,когдамне
�y�
�my
hy
�r»(«Вдень,когдамне
�y�
�my
hy
�r»(«Вдень,когдамне

�y�
�my
hy
�r»(«Вдень,когдамне
�y�
�my
hy
�r»(«Вдень,когдамне
d
�y�
�my
hy
�r»(«Вдень,когдамне
d�y�
�my
hy
�r»(«Вдень,когдамне
�my
hy
�r»(«Вдень,когдамне
�my
hy
�r»(«Вдень,когдамне
c
�my
hy
�r»(«Вдень,когдамне
���my
hy
�r»(«Вдень,когдамне
hy
�r»(«Вдень,когдамне
hy
�r»(«Вдень,когдамне

hy
�r»(«Вдень,когдамне
hy
�r»(«Вдень,когдамне
hy
�r»(«Вдень,когдамне
��hy
�r»(«Вдень,когдамне
�r»(«Вдень,когдамне
»(«Вдень,когдамне
» («В день, когда мне
Нейман в 1915 г, впервые обратил внимание на образ расторгнутых
стихиями утесов, отметив, что он характерен и для более позднего творчества
встретить описание двух скал, разделенных потоком и тщетно ожидающих со
единения: «Я
видел груды темных скал,−− Когда поток их разделял,−− И думы
их я угадал:−− Мне было свыше то дано!−− Простерты в воздухе давно−− Обы
ятья каменные их,−− И жаждут встречи каждый миг;−− Но дни бегут, бегут
Образ расторгнутых стихиями утесов впервые возникает в фантастичес
кой поэме английского романтика С,
Кольриджа «Кристабель» («
»,1797–1802),впечатляющейсвоимтрагизмом,зловещейколдовскойат-
», 1797–1802), впечатляющей своим трагизмом, зловещей колдовской ат
мосферой, загадочной, таинственной печалью, Несмотря на то что поэма была
не завершена, Кольридж относил ее к числу своих наивысших достиже
ний, обусловленных новизной творческих подходов и эстетических критери
ев, Имея предшественников среди «елизаветинцев», английский романтик
вместе с тем искренне считал, что создал для «Кристабель» новый поэтический
размер, характеризующийся соблюдением числа ударений в стихе (их всегда
четыре) и при этом нарушением чередования ударных и безударных слогов,
онический стих помогал Кольриджу точнее передать авторские мысли,
показать трансформацию внутреннего мира лирических персонажей, Дейст-
вие поэмы, происходившее в некоем средневековом прошлом, было освобож
дено от эмпирической реальности, «одинаково независимо от хронологии, от
географии, от логики здравого смысла, от традиционной морали» [6], Спасая
ночью в лесу жестокую ведьму Джеральдину, прекрасная Кристабель не могла
себе и представить, что позволяет тем самым вторгнуться в ее повседневный
мир силам коварства и зла, Свою ошибку Кристабель осознала лишь тогда,
когда коварная Джеральдина оплела чарами ее отца, заявив, что она является
чивым добром было неминуемым, что, однако, представлялось немыслимым
самому английскому поэту, искавшему в божественном промысле неисповеди
мые пути к человеческому совершенству, Видимо, по этой причине фантасти
Свой внутренний разлад с миром, личную трагедию Кольридж точно пе
редавал в стихах о невозможности соединения утесов, однажды разделенных
ударом грома, причем с утесами ассоциировались люди, чью «верность» отра
вили «нашептывающие языки»: «�
yh�d
�fr�
���you
h;−−
yh�d
�fr�
���you
h;−−
! �
yh�d
�fr�
���you
h;−−
�yh�d
�fr�
���you
h;−−
�fr�
���you
h;−−
�fr�
���you
h;−−
b��
�fr�
���you
h;−−
b���fr�
���you
h;−−
���you
h;−−
��d���you
h;−−
��you
h;−−
�you
h;−−
h;−−
;−−
;−−
−− �
���o��o�
h;−−
yl�v
���r
�lm��
;−−

���o��o�
h;−−
yl�v
���r
�lm��
;−−
���o��o�
h;−−
yl�v
���r
�lm��
;−−
c
���o��o�
h;−−
yl�v
���r
�lm��
;−−
c���o��o�
h;−−
yl�v
���r
�lm��
;−−
h;−−
yl�v
���r
�lm��
;−−
h;−−
yl�v
���r
�lm��
;−−

h;−−
yl�v
���r
�lm��
;−−
;−−
yl�v
���r
�lm��
;−−
;−−
yl�v
���r
�lm��
;−−
yl�v
���r
�lm��
;−−
−− ��
yl�v
���r
�lm��
;−−
yl�v
���r
�lm��
;−−
c
yl�v
���r
�lm��
;−−
���cyl�v
���r
�lm��
;−−
���r
�lm��
;−−
����r
�lm��
;−−
��r
�lm��
;−−
�r
�lm��
;−−
�lm��
;−−
��
;−−
;−−
�;−−
;−−
��dl�f���
y,�
dyou
h��v��
;−−
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
l�f���
y,�
dyou
h��v��
;−−
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
���
y,�
dyou
h��v��
;−−
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
y,�
dyou
h��v��
;−−
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
y,�
dyou
h��v��
;−−
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do

y,�
dyou
h��v��
;−−
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
,�
dyou
h��v��
;−−
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
dyou
h��v��
;−−
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
��dyou
h��v��
;−−
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
h��v��
;−−
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
�h��v��
;−−
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
��v��
;−−
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
�v��
;−−
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
;−−
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
�;−−
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
;−−
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
−− ��
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do

�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
b
�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
b�wro
hw�
ho
�w�lov�−−Do
hw�
ho
�w�lov�−−Do
�hw�
ho
�w�lov�−−Do
ho
�w�lov�−−Do
�ho
�w�lov�−−Do
�w�lov�−−Do
��w�lov�−−Do
w�lov�−−Do
�lov�−−Do
lov�−−Do
� −−Do
kl�
�m�
����
,−−
rfou
d�
r−−Tofr
�m�
����
,−−
rfou
d�
r−−Tofr
k�m�
����
,−−
rfou
d�
r−−Tofr
����
,−−
rfou
d�
r−−Tofr
���
,−−
rfou
d�
r−−Tofr
,−−
rfou
d�
r−−Tofr
,−−
rfou
d�
r−−Tofr

,−−
rfou
d�
r−−Tofr
,−−
rfou
d�
r−−Tofr
b
,−−
rfou
d�
r−−Tofr
�,−−
rfou
d�
r−−Tofr
,−−
rfou
d�
r−−Tofr
rfou
d�
r−−Tofr
−− �
rfou
d�
r−−Tofr
rfou
d�
r−−Tofr
��
rfou
d�
r−−Tofr
rfou
d�
r−−Tofr

rfou
d�
r−−Tofr
�rfou
d�
r−−Tofr
d�
r−−Tofr
�d�
r−−Tofr
r−−Tofr
−−Tofr
Tofr
ofr

wh
�r�from���
g–−−Th
y�
ood�loof,
h��
�r�r
g,−−
�r�from���
g–−−Th
y�
ood�loof,
h��
�r�r
g,−−
�from���
g–−−Th
y�
ood�loof,
h��
�r�r
g,−−
from���
g–−−Th
y�
ood�loof,
h��
�r�r
g,−−
m���
g–−−Th
y�
ood�loof,
h��
�r�r
g,−−
g–−−Th
y�
ood�loof,
h��
�r�r
g,−−
�g–−−Th
y�
ood�loof,
h��
�r�r
g,−−
– −−
y�
ood�loof,
h��
�r�r
g,−−
�y�
ood�loof,
h��
�r�r
g,−−
ood�loof,
h��
�r�r
g,−−
d�loof,
h��
�r�r
g,−−
h��
�r�r
g,−−
h��
�r�r
g,−−
, �
h��
�r�r
g,−−
��
�r�r
g,−−
�r�r
g,−−
�r
g,−−
g,−−
,−−
,−−
−− �
c
chh�d
�r
���u
r;−−�
�ry�
���
owflow�
,–−−
�r
���u
r;−−�
�ry�
���
owflow�
,–−−
�r
���u
r;−−�
�ry�
���
owflow�
,–−−
b��
�r
���u
r;−−�
�ry�
���
owflow�
,–−−
b���r
���u
r;−−�
�ry�
���
owflow�
,–−−
���u
r;−−�
�ry�
���
owflow�
,–−−
�����u
r;−−�
�ry�
���
owflow�
,–−−
r;−−�
�ry�
���
owflow�
,–−−
;−−�
�ry�
���
owflow�
,–−−
;−−�
�ry�
���
owflow�
,–−−
−−�
�ry�
���
owflow�
,–−−
�ry�
���
owflow�
,–−−
�ry�
���
owflow�
,–−−
d
�ry�
���
owflow�
,–−−
y�
���
owflow�
,–−−
���
owflow�
,–−−
owflow�
,–−−

owflow�
,–−−
wflow�
,–−−
,–−−
,–−−
b��
,–−−
���,–−−
, – −− �
��
orfro�
r,−−Sh�llwholly
o�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
, �
orfro�
r,−−Sh�llwholly
o�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
rfro�
r,−−Sh�llwholly
o�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
r,−−Sh�llwholly
o�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
r,−−Sh�llwholly
o�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
, �
r,−−Sh�llwholly
o�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
r,−−Sh�llwholly
o�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of

r,−−Sh�llwholly
o�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
,−−Sh�llwholly
o�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
,−−Sh�llwholly
o�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
−−Sh�llwholly
o�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
Sh�llwholly
o�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
lwholly
o�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
o�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
o�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
d
o�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
do�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
�w�y,�w
,−−Th�m�r
�of
,�w
,−−Th�m�r
�of
�w
,−−Th�m�r
�of
�w
,−−Th�m�r
�of
,−−Th�m�r
�of
���,−−Th�m�r
�of
,−−Th�m�r
�of
−−Th�m�r
�of
Th�m�r
�of
�m�r
�of
�of
k�of

cho
�h�
»(С,
,Кольридж)[7]–«Увы!онибыливюностидрузья-
�h�
»(С,
,Кольридж)[7]–«Увы!онибыливюностидрузья-
�c�h�
»(С,
,Кольридж)[7]–«Увы!онибыливюностидрузья-
»(С,
,Кольридж)[7]–«Увы!онибыливюностидрузья-
»(С,
,Кольридж)[7]–«Увы!онибыливюностидрузья-
b���
»(С,
,Кольридж)[7]–«Увы!онибыливюностидрузья-
b���»(С,
,Кольридж)[7]–«Увы!онибыливюностидрузья-
» (С,
, Кольридж) [7] – «Увы! они были в юности друзья
,−−Нонашептывающиеязыкимогутотравитьверность,−−Апостоянство
−−Нонашептывающиеязыкимогутотравитьверность,−−Апостоянство
−− Но нашептывающие языки могут отравить верность
,−−Апостоянство
−−Апостоянство
−− А постоянство
живет лишь вверху, на небесах
,−−Ижизньполнашипов,июностьтщетна,−−
−−Ижизньполнашипов,июностьтщетна,−−
−− И жизнь полна шипов, и юность тщетна
,−−
И гнев на того, кого мы любим
,−−Действует,какбезумие,,,−−Ноужебольше
−−Действует,какбезумие,,,−−Ноужебольше
−− Действует, как безумие,,,
−− Но уже больше
никогда не находил один другого,
−− Чтобы освободить опустевшее сердце от
страданий, – −− Они стояли вдали, с незажившими язвами,
−− Как два утеса,
что оторвались друг от друга;
−− Угрюмое море течет теперь между ними,
−− Но
ни зной, ни холод, ни гром
−− Не изгладят вполне, я думаю,
−− Следов того, что
Именно это, одно из наиболее сильных сравнений С,
Кольриджа, было
взято впоследствии Дж,Г,
Байроном в качестве эпиграфа к стихотворению
«Прощай» («�
�w
d�ffor
r,,,»,1816),Произведениебылообра-
�w
d�ffor
r,,,»,1816),Произведениебылообра-

�w
d�ffor
r,,,»,1816),Произведениебылообра-
��w
d�ffor
r,,,»,1816),Произведениебылообра-
d�ffor
r,,,»,1816),Произведениебылообра-
d�ffor
r,,,»,1816),Произведениебылообра-
! ��
d�ffor
r,,,»,1816),Произведениебылообра-
��d�ffor
r,,,»,1816),Произведениебылообра-
�ffor
r,,,»,1816),Произведениебылообра-
ffor
r,,,»,1816),Произведениебылообра-
r,,,»,1816),Произведениебылообра-
r,,,»,1816),Произведениебылообра-

r,,,»,1816),Произведениебылообра-
,,,»,1816),Произведениебылообра-
,,,», 1816), Произведение было обра
щено Байроном к своей супруге, в девичестве Аннабелле Милбэнк (���
b��k�),Несчастливосложившаясясемейнаяжизньпослужилаформаль-
), Несчастливо сложившаяся семейная жизнь послужила формаль
ным предлогом для открытого преследования Байрона представителями выс-
шего общества, недовольными выступлением поэта в палате лордов и распро
странением в списках сатирической оды, В результате Байрон порвал с женой
и был вынужден покинуть родину навсегда, а стихотворение «Прощай», со
державшее крик души поэта, сожаление о потерянной любви, получило скан
дальную огласку, хотя, по-видимому, и не предназначалось для широкой пуб
ема когда-то единых, а затем расторгнутых стихиями двух утесов, с
которыми сравниваются расставшиеся супруги, предложенная Кольриджем
в поэме «Кристабель», опубликованной как раз в 1816 г,, как видим, затро
нула Байрона,
ИхотяуКольриджасутесамисопоставляютсянелюбовники,
хотяуКольриджасутесамисопоставляютсянелюбовники,
яуКольриджасутесамисопоставляютсянелюбовники,
уКольриджасутесамисопоставляютсянелюбовники,
уКольриджасутесамисопоставляютсянелюбовники,
Кольриджасутесамисопоставляютсянелюбовники,
асутесамисопоставляютсянелюбовники,
сутесамисопоставляютсянелюбовники,
сутесамисопоставляютсянелюбовники,
утесамисопоставляютсянелюбовники,
исопоставляютсянелюбовники,
сопоставляютсянелюбовники,
янелюбовники,
нелюбовники,
елюбовники,
адрузья(«
hu���
,���
,−−W�
d�
dS�r
,−−
друзья(«
hu���
,���
,−−W�
d�
dS�r
,−−
я(«
hu���
,���
,−−W�
d�
dS�r
,−−

hu� �
� �
−− W�
S�r
h ��
wor
� of h�gh

o h�� h
−− Th
o m
[9]),вцеломэтосравнениеаллегорическихарак-
[9]), в целом это сравнение аллегорически харак
В переводе И,И,
Козлова, напечатанном в №
18 «Отечественных записок»
за 1823 г,, стихотворение Байрона «Прощай» предстало элегией сентименталь
но-романтического склада – «Прости, Элегия лорда Байрона на разлучение
супругов», Байроновский образ сильной и протестующей личности трансфор
мировался у Козлова в фигуру сентиментального любовника, сокрушающегося
о собственной судьбе, любовной неудаче, Перевод эпиграфа, взятого из Коль
риджа, ввиду упрощения стихотворного построения и увеличения количества
строк с четырнадцати до двадцати двух, во многом утратил свою образность,
однако при этом был весьма близок оригиналу, Вместе с тем ключевые фразы
Кольриджа «Но нашептывающие языки могут отравить верность» и «Угрю
мое море течет теперь между ними», переведенные соответственно как «Но их
злодеи разлучили» и «Их бездна с ревом разлучает», обрели неопределенное
значение у Козлова: «Была пора – они любили,
−− Но их злодеи разлучили;
А верность с правдой не в сердцах
−− Живут теперь, но в небесах,
−− Навек для
них погибла радость:
ерниста жизнь, без цвета младость,
−− И мысль, что
розно жизнь пройдет,
−− Безумства яд им в душу льет,
−− Но в жизни, им оси
−− Уже обоим не сыскать,
−− Чем можно б было опустелой
−− Души
страданья услаждать;
−− Друг с другом розно, а тоскою
−− Сердечны язвы все
хранят, –
ак два расторгнутых грозою
−− Утеса мрачные стоят:
−− Их без
дна с ревом разлучает,
−− И гром разит и потрясает, –
−− Но в них ни гром, ни
вихрь, ни град,
−− Ни летний зной, ни зимний хлад−− Следов того не истреби
Откуда же заимствовал М,Я, Лермонтов столь полюбившийся ему образ
двух разлученных утесов – из оригинала С,
, Кольриджа или из его интер
претаций Дж,Г,
Байроном, И,И,
Козловым? В стихотворении «Время сердцу
быть в покое,,,» нет соответствий ни словам о «нашептывающих языках, от
равляющих верность», ни мысли Кольриджа о том, что «уже больше никогда
не находил один другого», Вместе с тем в «Романсе» имеют соответствия обе
строки («
ак мы с тобой разлучены злословием людским», «И мы не встретим
Если в стихотворении «Время сердцу быть в покое,,,» Лермонтов, подоб
но Кольриджу в «Кристабели», от характеристики человеческих отношений
переходит к описанию двух утесов, то в «Романсе» и «Мцыри» структура изло
жения материала предстает совершенно противоположной: от описания утесов
мысль поэта плавно перетекает к разлученности некогда близких друг другу
людей, В оба стихотворения М,Я,
Лермонтова введен мотив верности былой
любви, отсутствующий у Кольриджа (как, впрочем, и в «Мцыри»), но имею
щий принципиальное значение для ивановского цикла: «Слишком знаем мы
друг друга,−− Чтоб друг друга позабыть» («Время сердцу быть в покое,,,»; т, 1,
с, 405); «Но для тебя я никогда не сделаюсь чужим» («Романс» («Стояла серая
скала на берегу морском,,,»); т, 1, с, 417
Обыективный рассказ Кольриджа
был перенесен Лермонтовым в сферу личных любовных переживаний (напри
мер, «Увы! они были друзьями молодости» у Кольриджа и «Слишком знаем
Бесспорно, стихотворение Лермонтова было ближе английскому первоис
точнику, нежели его русскому переводу, выполненному И,И,
Козловым, Стро
ки, обретшие у Козлова неясный смысл, сохраняют у Лермонтова свежесть и
оригинальность замысла английского романтика; к примеру, стихи «Угрюмое
море течет теперь между ними» и «,,,нашептывающие языки могут отравить
верность» в «Кристабель» Кольриджа переданы Лермонтовым в «Романсе»
(«Стояла серая скала на берегу морском,,,») много точнее, нежели Козловым, –
«Между разрозненных камней течет поток седой» и «
ак мы с тобой разлучены
злословием людским», Вместе с тем Лермонтов сохранил стихотворный размер
английского подлинника – четырехстопный ямб – только в поэме «Мцыри»,
тогда как в других произведениях использовал четырехстопный хорей («Вре
мя сердцу быть в покое,,,») и семистопный ямб («Романс» («Стояла серая ска
Ни одно из трех произведений Лермонтова, содержащих аллюзии из
«Кристабель», не имеют никаких иных перекличек с оригиналом Кольриджа,
кроме аллюзий из поэтического фрагмента, ставшего эпиграфом к стихотво
рению Байрона, Вероятно, именно благодаря этому эпиграфу образ двух раз
лученных утесов стал известен и близок Лермонтову, Пути собственного раз
вития русского поэта и потребности его творчества во многом обусловили не
обходимость подобного заимствования на основе совпадения принципиально
аким образом, Лермонтов познакомил российского читателя с характер
ным символическим образом из незавершенной фантастической поэмы Коль
риджа, преломленным через Байрона, Обогащая поэтику русской литературы,
образ двух разлученных утесов помогал и более глубокому пониманию внутрен
них исканий и борений Кольриджа, устремленного к тому соединению идеаль-
ного и реального миров, которое, с романтических позиций, только и может
очка зрения И,Л,
Андроникова о вхождении «Романса» («Стояла се
рая скала на берегу морском,,,») в ивановский цикл разделяется не всеми ис
следователями, См,, например: Аринштейн Л,М, Романс («Стояла серая скала
Лермонтов М,Я, Собрание сочинений: В 4 т, – М,, 1975, –
,1, – С,
Далее цитаты по этому изданию даются в тексте статьи посредством указания
3, Подробнее об этом см,: Андроников И,Л, Я
хочу рассказать вам,,,: Рас
4, Эйхенбаум Б,М, Лермонтов, Опыт историко-литературной оценки, –
Л,, 1924, – С,
48-49; Федоров А,В,
ворчество Лермонтова и западные литера
−− Литературное наследство, – М,, 1941, –
, 43-44, – С, 181-182; Он же,
5, Нейман Б,В, К вопросу об источниках поэзии Лермонтова
−− Жур
8, Чит, по: Нейман Б,В, К вопросу об источниках поэзии Лермонтова
Эпистолярное наследие является отличительной чертой культурной жиз
ни русского общества
века, Обыективное содержание жизни Ф,И,
ва раскрывают его письма, на страницах которых отражены размышления о
смысле жизни, о неумолимом движении времени, о проблемах современного
общества, В письмах неожиданно сопоставляются самые различные явления
действительности, при этом они не теряют своего неповторимого единства, воб
равшего психологические черты личности и автора письма, и его адресата, Ис
следователи творчества
ютчева неизменно подчеркивают факт неотделимости
эпистолярного наследия от лирики и публицистики поэта, При комментирова
нии стихотворений и статей широко используются суждения, почерпнутые со
страниц писем, анализ которых позволяет установить последовательность пос
троения идейно-художественных концепций
ютчева, Это же относится и к
наследию славянофилов, При жестких цензурных требованиях к их печатным
органам, многие идеи славянофильства получали свое развитие в переписке
между представителями направления, Письма Я,Ф, Самарина содержат ин
тереснейший материал о характере взаимоотношений внутри кружка, анализ
и обоснование идей по самым различным вопросам общественно-литературной
жизни, Но самое ценное то, что в письмах раскрывается человек во всем много
образии его связей с окружающим миром, В наши дни возможность обращения
к письмам того времени позволяет узнать авторов гораздо ближе, чем порой их
знали современники, Следовательно, эпистолярное наследие становится важ
ным документальным свидетельством как фактов межличностного общения,
так и отражения реального положения вещей определенной исторической эпо
ак, славянский вопрос в середине �
��столетияявлялсяоднойизакту-
�столетияявлялсяоднойизакту-
столетия являлся одной из акту
альнейших проблем, касающихся исторического будущего России, Важные
аспекты обсуждавшегося вопроса представлены в немногочисленных письмах
ютчева с Самариным произошло в середине 1840-х годов, в
то время, когда
ютчев окончательно вернулся в Россию, Но даты написания
анализируемых писем ограничены временным промежутком между 1867–
1869 годами, который исследователи определяют как время их сближения [1;
236], На сегодняшний день известны пять писем
ютчева к Самарину, первое
из которых опубликовано в 1931 году [6; 236], затем три – в 1988 году [1; 426–
430], позже перепечатаны в академическом полном собрании сочинений поэта
[2], Последнего, пятого письма, среди них не оказалось, в виду состояния руко
писи, прочтение которой весьма затруднительно, Автограф письма хранится в
Содержание писем
ютчева передает искреннее уважение к личности Са
марина, Это проявляется в неподдельном интересе к его текущим занятиям,
Ощущается потребность проверки собственных убеждений мнением славяно
фила, более того, поэт вперед предлагает свои услуги – просит располагать им
«всевластно», Подобное отношение к Самарину, говорившему о себе как о «не
исправимом славянофиле», характеризует и позицию
ютчева, Судя по пись
мам, поэт полностью разделял самаринскую точку зрения, как непосредст-
венно отражавшую идеи направления, Подтверждением тому служат общие
определения: «
проповедь», «
следовало бы»; а когда встречается раз
граничение – например, предложение использовать стихотворение «на
собраниях» [3; 300] (курсив наш, – Э,З,), то здесь в первую очередь значение
обыясняется разделенностью пространством:
ютчев находился в Петербурге,
Самарин – в Москве, Это препятствие не останавливало
ютчева, так как из
вестный интерес поэта к политике требовал компетентной информации из пер
вых рук, а определение собственного взгляда на славянское дело нуждалось
в осмыслении всей его сложности, Именно славянский вопрос встал во главу
угла внешнеполитических интересов поэта, чем характеризуется обращение к
Самарину, Авторитетность последнего в этом деле бесспорна: непосредственное
исследование Остзейского края [4;
]иактивноеучастиевгосударствен-
]иактивноеучастиевгосударствен-
]иактивноеучастиевгосударствен-
�]иактивноеучастиевгосударствен-
] и активное участие в государствен
ном преобразовании Польши,
аким образом, анализ писем
ютчева к Сама
рину позволяет расширить представление о политической позиции
как отражении динамики развития мировоззрения, проявляющемся в его ли
рике и публицистике, Одновременно обосновывается актуальность проблем,
Щестидесятые годы показательны в отношениях между
ютчевым и Са
мариным: они являются результатом двадцатилетнего их знакомства, После
довательность рассмотрения писем определяется хронологией их написания,
Письмо от 15 мая 1867 года из Петербурга самое раннее среди других [7], Оно
Письмо является откликом
ютчева на проходивший в Петербурге Сла
вянский сыезд, куда 8 мая 1867 года прибыла славянская депутация, состо
явшая из представителей различных славянских народностей Балканского
полуострова и Западной Европы, Именно 15 мая славянские гости выехали в
Москву: «Петербург хорошо справился со своим делом, теперь очередь за Мос
квой…» –
ютчев, словно эстафету, передает Самарину попечение о гостях
[3; 300],
ютчев внимательно следил за ходом сыезда, непосредственно участ-
вовал в нем, С переездом делегаций в Москву поэт перемещает собственное вни
мание, надеясь на продолжение развития идей по славянскому вопросу и до
стижение конкретных результатов, Прежде всего он выдвигает основное поло
жение, так называемое «Gru
»[8], которое необходимо выяснить «как
в официальных речах, так и в частных беседах», – «как славяне понимают и
чувствуют свои отношения к России», в чем и «заключается разрешение зада
чи», Для
ютчева важно выяснить, на каком этапе находится это разрешение и,
в общем, степень актуальности вопроса: «если они видят в России лишь силу –
дружескую, союзную, вспомогательную, но, так сказать, внешнюю, то ниче
го не сделано и мы далеки от цели, А цель эта будет достигнута лишь тогда,
когда они искренно поймут, что составляют одно с Россией, когда почувству
ют, что связаны с ней той зависимостью, той органической общностью, кото
рые соединяют между собой все составные части единого целого, действитель
но живого» [3; 300], Для провозглашения этого тезиса в виде «философской
ютчев обращается к Самарину, чтобы придать ей «большую пол
ноту, значение и – авторитетности»,
ютчев дипломатически делится собст-
венным пониманием сложности проблемы, так как в первую очередь ее необхо
димо донести до «официальных представителей России» [3; 299],
ютчев в ка
кой-то мере намечал для Самарина последовательность действий, Не случайно
ютчев выше отмечал как важное достижение, что государь на сыезде говорил
по-русски, В заключении письма автор поднимается до высоты общеполити
ческого осмысления создавшегося положения в Европе, одновременно прони
кая в историософское значение действительности, По мысли
ютчева, угроза
для России заключается в том, что она служит делу примирения между евро
пейскими державами и «что до сих пор мы еще не научились различать наше
от нашего
мд ю
ут же письмо обрывается в манере
ютчева: «Простите,
В письме с предельной ясностью заявлена позиция
ютчева в отношении
России и славянских государств, Автором письма раскрывается значение лич
ности Самарина по этому вопросу, Проявляются давние надежды поэта, осно
ванные на стремлении к осознанию всеми славянами их единого родства: для
ютчева-политика давно несомненен факт противостояния России и Запада,
Граница проведена, но славяне разрозненны:
ютчева потрясло отсутствие об
щего языка для общения на сыезде, что только подтверждало обособленность
славянских народов друг от друга,
ютчев стремился представить проблему с
различных позиций, С одной стороны, органическое самосознание славян ведет
их в направлении к необходимости живой цельности и единства с Россией, но
он с горечью признает: «Сколько бедствий, вероятно, прийдется им пройти пре
жде, чем они примут эту точку зрения,,,» [3; 300], Россия, по мысли
ютчева, –
гарант этого обыединения, как он пишет чуть ранее И,С, Аксакову: «они –
дроби, а Россия – знаменатель, и только подведением под этот знаменатель мо
жет осуществиться сложение этих дробей» [1; 297], С другой стороны, именно
российское правительство становится обыектом критики, Свое могуществен
ное положение Россия употребляет в угоду своим потенциальным противни
кам – Пруссии и Австро-Венгрии (показательным примером чему послужила
Крымская война), тогда как малые славянские народы терпят притеснения, С
этой позиции следует понимать призыв различать «наше
от нашего
мд ю
», и
как следствие
ютчев приводит сравнение: «человека, потерявшего сознание
своей личности, называют кретином», так, по
ютчеву, «сей кретин – это наша
За несколько дней до послания к Самарину
ютчев отправляет письмо
И,С, Аксакову [1; 296–297], фрагмент из которого цитировался выше, Оно так
же посвящено проходившему сыезду, но носит описательный характер,
делится с ним личными размышлениями, об их приложении к действитель
ности, главным событием которой стал сыезд, В письме же к Самарину тют
чевская позиция проявляется с большей активностью, сама причина обраще
ния подчеркивает серьезное отношение к адресату: поэт видит в славянофиле
проводника собственных идей, Более того, авторитет Самарина позволяет им
быть еще убедительнее, так как одновременно они являются выражением и его
взглядов, Именно Самарин взял на себя все заботы по приему гостей в Москве,
он считал сыезд важным результатом деятельности своих соратников, Подра
зумевая А,С, Хомякова, К,С, Аксакова, он с сожалением признает в письме к
Е,А, Свербеевой: «Да, наши дорогие друзья, разместившиеся на подмосковных
кладбищах, не дождались первой всеславянской сходки в Москве» [9; 199],
Руководство сыездом и обращение
ютчева дополняют факты, подтверждаю
щие высказывание современного исследователя С,И, Бычкова о том, что пос
ле смерти Хомякова Самарин считался «одним из лидеров славянофильства»
[10; 245], По-видимому, осознание этого внушало
ютчеву уверенность в том,
что его надежды на обыединение славян во главе с Россией, найдут несомнен
ное понимание и поддержку в лице Самарина и воплотятся им в обоснованном
официальном документе, Подобные идеи в какой-то мере владели и Самари
ным, и его отношение к сыезду как первому шагу на пути сближения между
славянами говорит об осознании всей сложности проблемы и необходимости
ематическим продолжением первого является письмо от 24 ноября 1867
года из Петербурга [11], При первой публикации письмо снабжено достаточ
но подробным комментарием, однако, если вникаешь в особенности взаимо
связей между
ютчевым и Самариным, контекст значительно расширяется,
Большую часть письма занимает все та же интересующая
ютчева проблема,
сформулированная в предыдущем письме, – «об отношении славян к России»,
Здесь же
ютчев высказывается об инстинктивном понимании славянами не
обходимости «прежде всего окунуться в Россию» для своего возрождения, В
отличие от уже названных причин, препятствующих взаимопониманию сла
вян (недостатка самосознания, ошибки внешней политики России),
ютчев на
примере Чехии определяет и внутреннего врага славян – «это их так называе
мые интеллигенции», которые могут погубить «славянское дело, извращая его
правильные отношения к России» [2;
��,295],Впоследствииуказаннаяпро-
,295],Впоследствииуказаннаяпро-
, 295], Впоследствии указанная про
блема проявится и в обращении к И,С, Аксакову: «инстинкт народных масс
выше умозрений образованного люда» [1; 315], Автор комментария в «Лите
ратурном наследстве» Л,Н, Кузина указывает на то, что
ютчев подразумевал
под «интеллигенцией» сторонников теории австрославизма, зародившейся в
среде чешской либеральной интеллигенции (ее выдвинул историк Франтишек
Палацкий) [1; 427], Опасения
ютчева вызваны собственными предположени
ями, основанными на наблюдении современной действительности, Возможно,
этому способствовали и замечания самого Самарина, летом 1864 года впервые
«,,,На мой глаз, в Праге <дело> обстоит неблагополучно,
ам, как и у нас,
молодое поколение отшатнулось от стариков, ударилось во все крайности го
лого отрицания, перестало учиться и, разумеется, всеми своими сочувствиями
перешло на сторону поляков, <,,,> Вообще славянское движение очень изме
нилось в последние года, с тех пор, как ему стала доступна область политики,
Оно много утратило прежней добросовестности и величавости своей и стало
как-то гораздо мельче, Все внимание поглощено парламентскою тактикою,
эволюциями политических партий, адресами и т,п, Для религиозных вопро
сов нет ни участия, ни чутья, Это тот же Берлин, та же Вена, только говорящая
У
ютчева и Самарина определился схожий взгляд на проблему, но сущест-
вует разница в степени представления о ней, Для
ютчева «интеллигенции» в
большей мере гипотетическая возможность предполагаемого препятствия на
пути к обыединению, для Самарина – это уже установившийся факт, утвержда
емый им ранее, С еще большей уверенностью последний заявляет в отношении
чехов в 1866 году: «,,,теперь они в большей степени немцы, чем сами немцы»
[5; 225], Однако при всем сказанном Самарин по достоинству оценивал заслугу
чешских «славянофилов» в развитии национального движения, с сожалением
В рамках данного вопроса
ютчевым затрагивается проблема «трагичес
кого положения» католического славянства, также выделенная И,С, Аксако
вым в биографии [20; 146-147],
ютчев уверен, что Самарин полностью разде
ляет его точку зрения, Основанием тому может служить исторический этюд
о Польше, хранящийся среди других рукописных материалов славянофила в
НИОР РГБ, Самарин приходит к следующему заключению: «Польша приняла
чужую роль – в этом ее преступление, Она разыграла ее дурно – в этом ее оправ
дание,,,», то есть Самарин подчеркивает изначальную противоестественность
католического начала в славянстве,
о же касается русских людей, приняв
ших католичество, – отныне потерявших всякую духовную связь с родиной,
С негодованием Самарин воспринимает утверждение И,С, Гагарина, ставшего
иезуитом, о «революционности» славянофильства, расценивая это как целе
направленное доносительство на направление [4;
��,241],Онсподозритель-
,241],Онсподозритель-
, 241], Он с подозритель
ностью относится к письму и стихам бывшего профессора Московского уни
верситета, перешедшего в католичество В,С, Печерина, ибо «никогда он так
Завершая письмо,
ютчев интересуется ходом издания сочинений Хомя
кова, высказывает надежду увидеть Самарина в Петербурге, где «по-прежнему
царит и правит все та же бессознательность» [2;
��,296],Последняяфразане
,296],Последняяфразане
, 296], Последняя фраза не
расшифровывается по причине ясности для обоих, Для Самарина «бессозна
тельность» является показателем поверхностного человеческого восприятия,
когда в процессе познания не задействована вся природа личности в ее совокуп
ности, Внешне это проявляется в отсутствии религиозной веры, Поэтому для
Самарина не приемлемы никакие сделки с «прогрессистами», зараженными
и
[16], Главный упрек относится к А,И,
Герцену за его пагубное влияние на молодое поколение: «Сразу виден человек,
окончательно испорченный Герценом и компаниею, человек, утративший про
стоту и всякую искренность чувств, заразившийся революционной чесоткою,
тою самою болезнью, которую Герцен привил у нас сотням и тысячам, и от ко
торой он сам сходит с ума и пропадает нравственно,,,» [17], В том же смысле
ютчев ранее говорил о Герцене в статье «О цензуре в России» (1857), Наблю
дая это повсеместно, Самарин приходит к выводу, что вся трагичность настоя
щего положения общества основана на том, что у людей не противоположные
Содержание письма раскрывает целенаправленность поставленных
ютче
вым проблем, каждая из которых – сложность славянского вопроса, трагичес
кое положение славян-католиков, современная бессознательность общества –
Взаимодействие взглядов
ютчева и Самарина представлено в письме от
13 июля 1868 года [18], Письмо адресовано в Прагу, где в те летние месяцы го
товились к печати богословский том Хомякова и два первых выпуска «Окраин
России», вышедшие в августе 1868 года, Местонахождение Самарина послу
жило поводом для написания письма,
ютчев делится собственными представ
лениями о развитии событий в Чехии, главным образом основываясь на пуб
ликации в газетах, Подыем национального движения в Чехии против немец
ко-австрийского правительства, по
ютчеву, необходимо поддержать России,
Поскольку на данный момент невозможно использовать военную силу, то пока
нужно ограничиться распространением идеи о готовности России прийти на
помощь в деле чешского национального самоопределения, Для этого наиболее
результативно использовать Богемию как «полностью самоуправляющуюся и
независимую» славянскую землю, Подобный ход событий, удовлетворяющий
интересы России и Чехии, по
ютчеву, «куда более верно, чем давнишнее ут
верждение Палацкого», чешского историка, создателя так называемой теории
австрославизма, Для подтверждения собственных рассуждений
ютчев обра
щается к провиденциальной силе «Истории», создавшей подобное положение
вещей, Однако поэт вполне осознает, что это всего лишь его собственное умо
настроение, тогда как сами события хранят «мрачное и зловещее безмолвие»
��,341],
,341],
Самарин во время пребывания в Праге виделся со многими чешскими по
литическими деятелями, связи с которыми были закреплены на московском
славянском сыезде, но которые по-прежнему отстаивали европеизм своей по
литической жизни, казавшийся Самарину мелким, что приводило его в неко
торое отчаяние, Выбор Праги был собственной инициативой Самарина, но он
не брал на себя роли просветителя славян, а выполнял задуманное дело, стре
мясь разбудить самосознание нации в самой России, Именно с этим и связана
его работа по изданию «Окраин России» и сочинений Хомякова, кроме того,
он исследовал документы в Пражской университетской библиотеке для пере
издания «Иезуитов», Как следствие деятельности Самарина, его понимание
«соответствия действительности» не совсем совпадало с мнением
ютчева, Оно
сформировалось у Самарина еще в 1864 году, во время его первого посещения
Чехии, когда он познакомился со всеми знаменитостями и получил радушный
прием, В спорах с «чешскими славянофилами» он, как и
ютчев, критиковал
приверженность славян схеме немецкого политического развития,
от самый
Франтишек Палацкий, впервые написавший многотомную историю Чехии,
выслушав Самарина, произнес следующее: «Россия должна развиться и уст
роиться совершенно самобытно, в этом и вся наша надежда; но от нас не жди
те и не требуйте, чтобы мы выработали какие-либо новые политические фор
мы, Мы слишком глубоко приняли в себя германскую образованность и мы
не в состоянии от нее отрешиться: w�r ��
zu �
hr �
�hr
G
(«мы вынуждены учитывать данное противоречие» (нем,) – Э,З,), Наше дело
было спасти народное вещество от материально ей чуждой стихии, и мы это
го достигли, воскресив в себе историческую память и отстояв свой язык; но
в нас пересохло начало исторического творчества» [19], Эти слова произнесе
ны были с такой проникновенностью и искренностью, что Самарин прекратил
дальнейший спор, Перед ним предстала историческая реальность во всей своей
неотвратимости, Потребности для собственного самоутверждения России не
соизмеримы с требованиями малых славянских народов, Это нацелило его на
разрешение прежде всего внутренних проблем России, как исходной точки от
правления, в том числе и в общеславянских делах, Поэтому для своих целей
он выбирает Богемию, Его выбор отличается от предложения
ютчева по ее ис
пользованию: «В своем приходе будить людей нельзя – это уж дознано рядом
опытов, и я перехожу в другой приход, в гостеприимную Богемию и ставлю на
пражском Вышеграде скромную пожарную каланчу, Авось увидят сигнал на
дому,,,», – начинает он первый выпуск «Окраин России» [4;
����,56],Следова-
,56],Следова-
, 56], Следова
тельно, на момент написания письма у
ютчева и Самарина были разные точ
ки зрения на необходимость выбора пути для решения задач по поводу Чехии
и вообще славянского вопроса, Это обусловлено различием подхода к данному
вопросу, Взгляд
ютчева – со стороны, он во многом не учитывал сложивших
ся исторических условий; Самарин же брал во внимание всю многогранность
проявления национальных настроений, когда приходилось учитывать различ
ные, а зачастую, противоречивые мнения, При этом он не имел никакого офи
циального статуса, чего требовало дело в представлении
ютчева, Очевидно,
по чешскому вопросу мнение Самарина вполне сформировалось: чехи подчи
няются силе исторического течения, которое сейчас не в пользу России, и он
выбрал для себя деятельность, нацеленную на укрепление внутренней полити
ки страны, Впоследствии и
ютчев придет к осознанию тщетности своих умо
ютчев разрешал славянский вопрос с позиции идеальных представ
лений о взаимоотношениях между славянскими племенами, Я,Ф, Самарин
же, учитывая реальную расстановку европейских сил, вносил ясность в осмыс
ление проблемы: родовое начало подчинено политическим устремлениям на
1, Литературное наследство, Федор Иванович
, 97, Кн, 1–2, –
ютчев Ф,И, Полное собрание сочинений: В 6 т, – М,, 2003–2004, В
ютчев Ф,И, Сочинения: В 2 т, − Поготовка текста, сост, коммент, К,В,
Пигарева, Вст, статья Л,Н, Кузиной и К,В, Пигарева, Письма, – М,, 1984, –
4, Самарин Я,Ф, Сочинения: В 12 т, – М,, 1877–1911, В скобках том и
5, Самарин Я,Ф, Статьи, Воспоминания, Письма − Сост, и автор вступ,
7, Автограф хранится в РГАЛИ (Ф, 505, Оп,1, Ед,х, 213), Рукопись на
французском языке, Число и месяц указаны в тексте, а год и место отправле
ния восстановлены из содержания письма, Впервые письмо опубликовано К,В,
9, Нольде Б,Э, Ярий Самарин и его время, –
��r��,1926,–2-еизд,–��r��:
,1926,–2-еизд,–��r��:
, 1926, – 2-е изд, –
��,1978,
��,1978,
,1978,
10, Бычков С,И, Начало разногласий в кружке славянофилов (Письмо
И,С, Аксакова Я,Ф, Самарину) −− Славянофильство и современность, Сборник
11, Автограф хранится в НИОР РГБ (Ф, 265, Карт, 202, Ед, хр, 38, Л, 1–
2 об), Письмо написано по-русски на четырех страницах листа формата А 4,
сложенного вполовину, В начале письма указана дата и место написания, по
окончании подпись – «Ф,
чв,» В тексте имеются особые пометы: слово «интел
лигенция» в первом и во втором случае подчеркнуто; то же относится к словам
«Вы, промыслительно,,,», В отличие от остальных писем
ютчева к Самарину,
это написано на русском языке, В то время Самарин находился в Праге, где
готовил к изданию первые выпуски «Окраин России» и сочинения А,С, Хомя
18, Автограф письма хранится в НИОР РГБ (Ф, 265, Карт, 202, Ед, хр, 38,
Л, 3–4, Автор использовал два листа формата А 4, сложенных вдвое, четыре
страницы которых исписаны, Рукопись на французском языке, дата и место
отправления указаны полностью, Впервые опубликовано: Литературное на
20, Аксаков И,С, Биография Федора Ивановича
ютчева, – М,, 1997,
НМЫКА А,И, РМЙПРМБМ «ВОАИМЛ»
Мифический образ дракона сближался в творчестве русских поэтов и пи
сателей с библейским образом дьявола – воплощением мрака и тьмы, Пове
дение же дьявола или сатаны как космического провокатора, подстрекателя,
соблазнителя сближает его образ с образом змия из истории «грехопадения»
Эта хитросплетенная, лукаво подражающая истине сила, Крылатость
дракона подражательна, Язычество в попытках противопоставить церковному
мировоззрению антихристианское видение мира переиначило христианское от
кровение о Пресвятой
роице – Боге, Оно ввело в официальный пантеон Стри
бога – «
ога-отца», Даждьбога – «Бога-сына, Семаргла – крылатое божест-
Согласно другой, более поздней гипотезе имя, образ Семаргла являетc
иранским заимствованием и восходит к мифической птице Сэнмур, Предполо
жительно, отмечает энциклопедия, «функции Семаргла связаны с сакральным
числом семь и воплощением семичленного древнерусского пантеона» [1, 425],
В энциклопедии отмечено также, что в некоторых текстах «Куликова цикла»
это божество рассматривается как языческое, татарское

[там же]; «татарщи
Общим для всех мифологий, в которых дракон выступает в качестве
отдельного персонажа, является миф об убийстве дракона героем (или божест
вом), который тем самым освобождает проглоченную драконом воду, источник
Приведенные сведения о крылатом языческом божестве несколько прояс
няют семантику центрального образа толстовской поэмы – этого собирательно
го многоликого и многоглавого образа зла, призванного попущением Божьим
сеять в душах страх Господень и возбуждать их тем к противодействию, к рож
дению в себе змееборцев, борцов не против служителей искусств, хранителей
семейных уз, а против идолов, вселяющихся в расселины распадающегося го
сударственного здания, носившего в век древнерусских богатырей краткое, но
Земля осквернялась не только животной жертвенной кровью, но и чело
веческой, Но Господь коснулся души князя Владимира, сокрушил узы грехов-
ного ослепления, и в его лице освещена и освящена была соборная душа всего
русского народа, С тех пор прошло девять (а на наш день – уже десять с лиш
ним) веков, и идолы словно ожили от поклонения «новых» людей, И
Уже подзаголовок «Рассказ �
��века(ситальянского)»ориентируетна
�века(ситальянского)»ориентируетна
века (с итальянского)» ориентирует на
связь с итальянским средневековьем, с христологической культурой, с дантов
ской традицией, Первоначально
олстой намерен был мистифицировать чита
телей, уверяя, что перед ними перевод с древнеитальянского, но «все-таки на
шел более удобным вычеркнуть слово
и оставил одно: с
«Удобство» это заключалось, на наш взгляд, в том значении, какое поэт
придавал замыслу поэмы, «Все достоинство рассказа, – писал он К,
Витгенштейн 7 (19) мая 1875 года, – состоит в
анкычнл опЯбгнонгназз мдбнж
лнемнвн уЯйсЯ
, которое моя жена,,, называет
» [3], Мистифи
кация затрудняла восприятие
, казалось бы, факта в качестве
, тогда как стилизация делала невозможное, чудовищное се
Кроме того, не перенося в поэзии любых уподоблений и одновременно
прятанья за чужой спиной, поэт, по обыкновению, использовал ограничный
для его творчества прием стилизации, тем более что в данном случае предме
том ее был близкий сердцу материал: любимая Италия и родной по духу Данте,
о если Данте отправился в путешествие по загробному миру «на полдороге
странствий нашей жизни», то
олстой пишет свое «поэтическое завещание» в
Поэма написана на материале истории итальянского средневековья, В ней
отражен период борьбы двух общественно-политических партий: гвельфов и
гибеллинов, борьба ломбардских городов с войсками германского императора
Фридриха Барбароссы, Политическая партия гибеллинов боролась на сторо
не германских императоров против римских пап и их приверженцев – гвель
фов, Как и Данте,
олстой был монархистом, Однако повествование ведется
от имени убежденного гвельфа, Не будучи сторонником папства, поэт, однако,
изобразил гибеллинов как предателей национальных интересов Италии, пре
давшихся чужим императорам – с их победой Италией стали управлять гер
манцы, Взяв сторону гвельфов и обнаружив, таким образом, «невольную» (как
это с ним случалось и раньше) тенденцию, сознавая при этом, что и гвельфы, и
гибеллины – граждане одной страны, в которой идет, стало быть, гражданская
олстой мог бы повторить вслед за Данте, признавшемся в песне 17-ой
первой части своей поэмы: «Молодец, Данте,
ы сам был всегда себе партией»
(ср, с высказыванием
олстого – «Двух станов не боец − Но только гость слу
Рождая в душе предощущение катастрофы, эти стихи пробуждают одно
временно в читателе рой ассоциаций, вызывая запечатленный в памяти серд
ца иной ритмичности и содержательности светло-лирический ряд, как, напри
мер, воспоминания «
ех дней, когда нам новы впечатленья,,,» (с, 364), «когда
являлася весна,,,» (с, 126), «Когда природа вся трепещет и сияет, − Когда ее
цвета ярки и горячи,,,» (с, 101), о том времени, когда «во дни минувшие быва
ло,,,» (с, 126), Союз и глагол несовершенного вида «бывало» передают пережи
вание о том, что было, чего уже нет, отчего «,,,с каждой новою весной, − Былое
счастье вспоминая, − Грустней я делался,,,», но что может быть воспережито с
Мы можем убедиться, как русская лирика рассталась окончательно в
олстого не только с каноном баллады, но расставалось и с каноном поэ
мы, растворяя в ней глубокую драму жизни, вышедшей из своего привычного
В толстовской поэзии все чаще являются пограничные образы, как бы
рассекающие ее временно-пространственную ткань надвое, на
и
или иного акта:
перед входом в нее и после выхода из нее юного героя
, овладевший грешницей «на грани сокрушенья» («Грешни
, отделяющее героев «Дракона» от чудовища и др, Эти образы,
ощущения, с ними связанные, не романтической, как в ранней лирике, а ме
тафизической природы, Божий мир как бы перевернут, на грани близящейся
катастрофы, Вступает в силу тема грядущей глобальной катастрофы и безыс
ходной обреченности безумных людей, идущих войной друг на друга, пре
дающих святыни души, родины, вступивших в теснины мрачного ущелья,
царство дракона, размалывающего их в своей пасти [4],
Эпически-драматическое повествование поэмы – трагическая перспекти
ва, ожидающая современников
олстого и их преемников, Перед нами самое,
быть может, историческое произведение автора, смотрящего из настоящего в
прошлое, возвращающего из него вновь в настоящее, измеряющего масштаб
грядущей катастрофы, говоря художественным языком, размером «длинного
хребта чудовища» – этого «наскального памятника» (за который приняли его
сначала герои поэмы) людских бед, грехов, отступничеств, предательств; он
«столь дивного размера», что его «зубчатая стена», «Согнутая во многие коле
на, − С крутой скалы спускалася до дна ущелия» (с, 575), то вверх, то вниз «ме
таяся зубцами», имитируя вертикализованное движение и тут же (в падении
вниз) выказывая свою истинную суть, то виясь ущельем горным, обнаруживая
свою ползучесть, оборотничество, раздробляя таким образом ось земного бы
Здесь, у бездны на краю, наблюдая за чудовищем, участники разыграв
шегося пред их глазами мистического действа ощутили дыхание вечности,
Образ грядущего представал перед взором в трагических тонах, складываясь
в тревожные, но одновременно обнадеживающие терцины,
росветленное к
концу, а в начале глубоко драматичное философско-нравственное содержание
повествования заставляет претыкаться о каждую ступень стиха, исключающе
го гармонию ритмов, рифм интонации (ср, с ушедшими из его пространства
Однажды несколько друзей, ища защиты от удушающего зноя в соборе
(их действие может быть воспринято символически), стали рассматривать
близ входа в него столб, обвитый «крылатым чудовищем», Он вызывает их
огда же один из них нашел «затейную работу» мастера ложью и
стал подтрунивать над ней, «некий муж, отмеченный рубцом», остановил его,
Убежденный монархист, бывший оружейник из Милана, Арнольфо рассказы
вает, как после проигранной битвы, в которой был убит их вождь, ему было
поручено этим умирающим вождем доставить весть в Киавенну, Он отправля
ется в горы со своим учеником» [5] , Но молодой Гвидо не мог указать верного
пути, «И, ведомых путей − С ним избегая, в тесное ущелье − Свернули мы» (с,
Автор использует традицию романтической поэмы, часто вставляющей в
сюжетную схему мотив предчувствия, предупреждения, Недоброе предчувст-
вие сжимает грудь Арнольфо, Беспечность поводыря, смешанная с «отвагой
Они влезают на вершину, чтобы осмотреться, и видят там спящего дра
кона, принимая его вначале за изваяние, Причем Гвидо, который никогда не
Но ветреный проводник отвечает на опасные предчувствия своего вожато
го смехом, Неразличение духов – знак внутренней спячки человека, утраты им
духовной бдительности, влекущих за собой распад, разрушение, Легкомыслен
ный ученик бросает в чудовище камень, приведя его тем в движение – «грома
да двинулась,,,», круша все на своем пути, Герои видят с вершины скалы, как,
добравшись до поля битвы, чудовище пожирает тела их убитых товарищей, В
отличие от пушкинского образа «корабля поэзии», толстовский гад «плывет»
в адскую бездну, Если в «Змее
угарине» певец, пронзенный богатырской стре
лой Никиты Добрыни, превратившись в змея, с шипом бросается в воду («по
Днепру расстилаясь, плывет, − И, смехом преследуя гада, − По нем улюлюкает
русский народ: −«Чай, песни теперь уже нам не споет − – Ой ладо, ой ладушки,
– ладо!») (с, 260), то здесь картина столь монументально зловеща, что Арноль
Дракон кружит над своими жертвами, бросается камнем в озеро, издает
«зловеще-резкий», «пронзительно-жестокий» визг, смердит и чувствует себя
хозяином положения, не встречая на своем пути препятствия, Ушел в прошлое
век древнерусских богатырей и богатырей 1812-го года, Красный цвет сгущал
ся над Россией, Озаренный зловещим светом заката на фоне пылающего по
жаром багрового небосклона, с окровавленным зевом, будто выкованный «из
яркой красной меди», зловещий гад предстал взору героев поэмы в отблесках
преисподнего огня, Чвет меди усиливает это восприятие «зверя из бездны»,
как и горящий «огнь зеленый» в его глазах, которые в гневе «зардели, как лам
пады» [6], создавая образ движения, напоминая о своей ползучей склонности
к распространению в пространстве, а также к оборотничеству, усыпляющему
Но в самом ритмо-рифмообразующем терцинном строе второй части поэ
«Если скрылась от нас, зашла солнечная воля Божья, надо направлять
свой путь «по звездам» (по заповедям) и «по месяцу» (совести)», – замечает
владыка Иоанн (Щаховский) [7], Пока не зашла солнечная воля Божья, как бы
предупреждает читателей
олстой, должно торопиться в определении верного
“Время лукаво”, – предупреждает нас Библия, Герои достигли искомого
места, но представший их взору вид стеснил им грудь: как зубы дракона вот
кнуты были в стены Кьявенны знамена гибеллинов – эти знаки неверности,
предательства, ссор, раздоров, Арнольфо и Гвидо поняли, наконец, зачем пред
И, действительно, вслед за Кьявенной, в рамках поэмы следует взятие и
Как отмечает владыка Иоанн (Щаховской),
ворец «
мд акЯвнркнбкюдс
это болезненное искажение Им созданной гармонии жизни, но
его,,,
с целью исцелить искажение духовное в людях, И, только поняв всю беззащит
ность, слабость и смертность свою без Бога, человек может найти свое великое
Но понимание, что социальная болезнь века и человека попущена Богом,
не могло помешать поэту со-служить людям теми художественными средства
ми, которые были предоставлены ему его временем, достижениями мирового
искусства, вверенным ему талантом от Бога, в волю Которого он себя предал,
противопоставив кожаным крыльям тугаринообразного чудовища [8] крыла
тый полет своей очищающей и возвышающей душу поэзии, ее светлость и про
Крылатость придавали поэту (и его рассказчику) Свет Христов, испраши
вание Божьего благословления, молитва, Если по мольбе своего вождя Арноль
фо отправился в путь, «в помощь взяв Господню благодать» (благодаря чему
они с Гвидо не попали в пасть дракона), то его путник, «неверием упорный»,
чуть не обрек их на гибель, Уйдя на выси гор [9] и бросив взор вниз, они поня
ли: «,,,до утра − Всю ночь мы вкруг побоища плутали, − Пока нас тьмы моро
чила пора» (с, 109),
олстой дает возможность увидеть своим современникам,
восставшим войной друг на друга, и каждому человеку отдельно этого «зверя
Круг – знак вечности в древних памятниках искусства, А,Ф,
Лосев писал
об античности: «Поскольку в качестве идеала трактовалось
йптвнбнд
движение,
лучше всего представленное в движениях небесного свода, постольку движения
человека и человеческой истории в идеальном плане тоже мыслились как круго
вые» [10], Здесь же круг имеет иное метафорическое значение, круговые движе
ния представлены как движение по кругу, способствующему созданию впечат
ления не божественной пространственной, а дурной бесконечности, кружения
над адской бездной (ср, с крупнообразными звеньями-коленами хребта чудови
ща, взгромоздившегося на скалы гор, которые, в свою очередь, сопоставимы с
греховными делами, бедами, восседающими за плечами русского человека на
каждом витке его трудной истории в виде деспотизма, коммунизма, нигилиз
ма, ссор, измен, раздоров («История государства Российского от Гостомысла
имашева», «Чужое горе»),
Исходя из пневматологической реальности своего внутреннего мира,
стой предощутил страшную опасность явления народу дракона, разрушающе
го его жизненный уклад, несущего распад, разложение, хаос, поставившего
вверх ногами человеческие ценности в павших под гибелинами (своими же)
Он фактически предощутил путь «оккупированной» большевиками Рос
сии в кровавую пасть дракона, в водоворот «красного колеса» в 1917 году,
Причем люди сами своими недобрыми делами и злобными устами «призвали в
Сквозной мотив всего творчества поэта – «ничто на свете не пропадает» –
соединяет настоящее с прошлым и будущим, но немногие внимают гласу Неба,
различают в коллизиях своего времени Божий бич, склонны к покаянию, к
молитвенному искуплению, готовы отдать кровь, чтобы принять Дух, Друзья
по несчастью гвельфы не поверили рассказу Арнольфо и Гвидо о драконе, соч
тя испытанное ими за выдумки или за мечты, Они уж «вольности поднять не
смели знамя» (с, 159), собираясь бросить кров «и где-нибудь сокрыться в под
Друзья же, которым Арнольфо рассказывает о злоключениях, выслуша
ли его молча и, сморенные палящим зноем, вскоре смешались на площади с
толпой, «обычные там ведшей разговоры», Рассказ начался в
ра, а завершился
из собора на площадь: у толпы своя «злоба дня», за
ак в древнерусских летописях отразившиеся в них события нашествия
на ослабленные от внешних и внутренних войн русские княжества восприни
мались как гнев Божий за грехи, так и в толстовской поэме дракон есть Божие
Очевидно, рассказанное в нем имело целью пробудить в душах агрессив
ных (или, напротив, теплохладных) современников патриотические чувства,
стыд, совесть, жажду праведного возмездия («Милан разрушен! Вечный стыд
и срам!») (с, 598), чувство вины, раскаяния, призвать к свободе, к единению
во имя нее, обратить лицом к Богу [12], возбудить жажду только Христовой
Правды, только Свободы, возвещенной Христом, – свободы
зла, лжи, преда
В поэме с особенной силой проявилась метаисторическая глубина поэтичес
ких прозрений
олстого, которых не дано было понять «служителям» социаль-
ных свобод, исходящим не из духовной, а из материалистической реальности
мира, Обнажив дьявольскую сущность вкрадшегося в общество и сидящего в
душах людей дракона,
олстой надеялся послужить оздоровлению духовной
атмосферы общества, отвести его от кровавой пасти дракона, крошащей плоть
ургенев, которому поэзия
олстого «довольно чужда» [14], заме
тил в некрологе
олстого, что поэт достигает в последней своей поэме почти
дантовской образности и силы» [15], и, добавим мы, глубины драматизма, Уже
на начале ее лежит отблеск преисподнего огня, готового поглотить молодых
людей, залюбовавшихся изваянием чудовища на одном из столбов у входа в
собор, Они оценивают качество мастерской работы, но не воспринимают ее со
К собору их привела не внутренняя духовная жажда, а чувственное жела
ние отдохнуть от будней и зноя под сенью его прохлады и «разнообразной жи
вописи вид» (с,
568), Бывший оружейник нарушил их непростительную без
мятежность, Рассказанное им озарило поэму столь зловещим огнем, что, каза
лось бы, должно было потрясти и в корне изменить их образ жизни, Изменило
ли? Но это уже не дело поэта, Он обнаружил перед ними реальность духовного
зла, невидимым обычным глазом, посеял семя, подтолкнул к необходимости
противостояния демонам тьмы, очищения сердца покаянием, Господь же взра
Пока же в рамках своего времени
олстой написал произведение, которое
можно было бы условно назвать «Божественной трагедией» [16], что неравноз
начно его пессимистичности, поскольку осознание трагичности бытия – им
1, Симбргл (др,-рус, Семарьглы, Симарьглы, Сим-Рьглы), в восточносла
вянской мифологии божество, входившее в число семи (или восьми) божеств
древнерусского пантеона… идолы которых были установлены в Киеве при
князе Владимире (980), Имя С, восходит, по-видимому, к древнему
ы,«Семиглав»,См,:Мифынародовмира:Энциклопедия:В2т,–М,,1988,
ы, «Семиглав», См,: Мифы народов мира: Энциклопедия: В 2 т, –
М,, 1988,
, 2 (К-Я), –
424, В дальнейшем ссылки на это издание даются в тексте с
олстой А,К, Собр, соч,: В 4 т, –
М,, 1963-1964,
, 1, 1964, –
С, 564, В
дальнейшем ссылки даются на т, 3 этого издания в тексте с указанием страни
4, Если грубо осовременить содержание поэмы (что допустимо, конечно,
лишь в рамках условности) и учесть, что она написана в 1875 году, а действие
в ней происходит пятнадцать лет назад от времени встречи друзей у собора на
площади, то получим 1860 год – время революционной ситуации (революция,
как помним, не состоялась, но «ушла в подполье», А что представляет собой
«подпольный парадоксолист» и «парадоксолизм» русской истории, хорошо
знает человек ��
�векаигениальнопредчувствовалнетолькоДостоевский,
���векаигениальнопредчувствовалнетолькоДостоевский,
века и гениально предчувствовал не только Достоевский,
но и
стати, его красивая молодая дама с розами, с исполненными
печали глазами в «Портрете» не есть ли антипод «даме в трауре» знаменитого
5, Мотив пути – сквозной в эпическом произведении, поскольку опреде
ляет судьбы людей, выбор человека, страны; в эпическо-драматическом – этот
мотив обретает композиционно-дробное, фрагментарное оформление, соот
ветствующее внутреннему скитанию героев по темному ущелью, а также обо
ротничеству чудовища, то ползучему, то летящему, «свое меняя место беспре
6, Не дерзая рассуждать о святоотеческом понимании света как Божест
венной силы (в традиции которого раскрывался образ Преподобного Серафима
Саровского в его беседе с Н,А,
олстой противопоставляет ему
7, Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Щаховской), Избранное, –
розаводск, 1992,
342, В дальнейшем ссылки на это издание даются в текс
8, Напрашивается сравнение с крылатым чудовищем Герионом, обитаю
щим в преисподней (см, 17-ю песнь первой части дантовской «Божественной
комедии»; мы уже обращали мельком внимание на вариативное подобие дра
кона в балладе «Змей
угарин», у «героя» которого, как и у Гериона, крылья
бумажные, в отличие от кожаных у дракона, Зло набирало силу, что страшно
9, Божие Откровение предупреждает людей о тех страданиях, которые
будут изливать из чаши гнева Божии ангелы на землю, В горах спаслись от
меча римлян первые христиане, «Люди всех народов могут «уходить в горы»,
поднимаясь выше злобствований своего времени, выше всех своих страхов и
страстей, восходя на гору веры и послушания Богу,
олько на таких горах спа
10, Чит, по: Аверинцев С,С, Порядок космоса и порядок истории в миро
воззрении раннего средневековья, Общие замечания −− Античность и Визан
тия, – М,, 1975, – С, 269; см, также: Зелинский А,Н, Конструктивные принци
пы древнего календаря −− Контекст 1978, Литературно-теоретические иссле
11, «Драконизм» достиг своего апогея в Англии эпохи кризиса гуманиз
ма (см, шекспировский 66-ой сонет), в фашистской Германии, во франковской
12, Ибо любая гражданская война есть следствие войны против Бога, лю
13, «И познаете Истину, – говорит Евангелие, – и Истина сделает вас сво
��Кор,���,17),
�Кор,���,17),
���,17),
,17),
16, Как известно, название дантовской поэмы обыясняется прежде всего
тем, что во времена ее создания комедиями называли произведения с хорошим
А ОМКАЛГ К,А, АСЙБАИМАА «АГЙАЭ БААОВЖЭ»
Понятие «архетип» в современном литературоведении получило доволь
но широкое распространение, поскольку поиск первоэлементов, схем, формул,
мотивов, лежащих в основе мировой культуры, мифологии и мифопоэтичес
ких текстов, задает новый ракурс изучения художественного произведения,
позволяя не только выявить его взаимосвязи с мировой культурой, но и опре
Изучению архетипов посвятили свои труды такие отечественные и зару
бежные ученые, как М, Бодкин, Г,Д, Гачев, Ж, Дюран, В,В,Зелинский, А,И,
Иваницкий, Ллойд де Моз, Е,М, Мелетинский, Э, Нойман, К,-Л, Стросс, В,Н,
опоров, М, Фрай, М, Элиаде, К,Янг и др, Несмотря на видимые различия по
зиций указанных ученых, все они придают исключительную значимость архе
типу как своеобразной форме художественной реализации основных структур
В словаре литературоведческих терминов понятие «архетип»
но как
«идущие из далекого прошлого глубоко укорененные в подсознании
и повторяющиеся в мифах, а затем и в литературе темы, мотивы, ситуации,
сюжеты, образы, характеры, персонажи, которые можно идентифицировать в
По теории К, Янга, который первым ввел понятие «архетип» в его со-
временном значении, «художественное развертывание праобраза есть в опре
деленном смысле его перевод на язык современности»[2], поэтому творческое
воплощение архетипа в произведениях писателя отражает черты не только
вечных, безусловных характеристик, закрепленных за архаическими образа
В данной статье рассматриваются способы проявления авторского созна
ния в изображении одного из важнейших архетипов – архетипа женщины
(Анимы, по К, Янгу), – который является одним из основополагающих праоб
Как отмечает исследователь-культуролог М,А, Любавин [3], в русском
культурном архетипе женское начало также является основополагающим об
разом, соединившим как общие, свойственные разным мировым культурам
черты, так и характерные для русского национального сознания, Образ жен
щины в русском культурном архетипе сакрализован, можно даже сказать, что
он занимает центральное место в космологии и в ментальности русского наро
Важнейшей особенностью архетипа женщины в русской культуре явля
ется универсальность,
радиционно в спектр ее характеристик входят следую
1, Материнство
, Этот аспект ставится во главу угла любого женского об
раза, Под материнством в данном случае понимается не только сам факт рож
2, Организующее начало,
Женщина, как правило, много знает, умеет
колдовать, предвидит будущее, Она является гарантом устойчивости сущест
3, Носительница мудрости
, Эта мудрость заключается в умении защи
тить землю от неприятеля, в наделении избранных героев особой силой, с кото
4, Высшая награда,
Играет важнейшую роль в процессе инициации героя,
ак, в русских народных сказках именно посредством женитьбы на тотемной
супруге (царевна-лебедь, царевна-лягушка) Иван-дурак или Иван-младший
5, Соратница
, Отображается в народном сознании в виде богатырши
е или иные функциональные возможности женского архетипа могут вы
В данной статье рассматриваются способы изображения архетипа женщи
ны в первом романе М,А, Булгакова «Белая гвардия», Их исследование может
стать весьма продуктивным для выявления доминантных архетипов авторско
го сознания и тех характерных качеств, которыми наделены созданные им об
разы, в сопоставлении с матрицей русской культуры в исторически важный
Материнское начало женщины для М,А, Булгакова обладает первосте
пенной значимостью, поэтому исторический сюжет «Белой гвардии» связан с
борьбой за Город –
«лЯсдпы внпнгнб птррйзф»,
а первый женский образ романа –
Однако в эсхатологическую эпоху, описанную Булгаковым в романе, – это
образ умершей матери, Сцена ее предсмертного прощания с детьми, похорон и
отпевания в церкви становится началом знакомства читателей с героями, кото
рые предстают в связи с этим фактом как сироты, оставленные на земле в страш
ное время войн и революций без родителей, Образ Елены в этом контексте вос
принимается уже не только как образ дочери, но как образ женщины, которой
предстоит быть не только сестрой, но и придется заменить мать двум братьям,
Взаимосвязь Елены с матерью очень велика, но есть между ними и серь
езные отличия, Самое серьезное из них – бездетность Елены как отличитель
ный признак наступления апокалипсического времени, Вообще образ Елены
урбиной предстаёт в романе как бы в переходном состоянии, Изначально, до
брака с
альбергом, она, вероятно, представляла собой тип женщины, для ко
торой главной сферой жизни, как и у матери Анны Владимировны, должны
были стать дом и семья,
акие женщины живут естественно, органично, руко
водствуясь принятыми на веру христианскими этическими законами, В худо
жественном произведении с ними, как правило, связаны темы семьи, любви,
детей, Героини такого типа обычно вне политики, Естественная для них вера в
Бога служит мотивом поступков, соответствующих христианской морали, а в
чувствах определяющим началом для них является любовь,
акой, вероятно,
была жизнь Анны Владимировны
урбиной, Но роман начинается со сцены её
В трудное переломное время гражданской войны дом, семья, заботы о
близких и родных людях легли на хрупкие плечи Елены, Она пытается под
держивать прежний порядок в доме:
«онкы кнрмюсрю», «рйЯсдпсы, мдрлнспю
мЯ отчйз з брё ьсн снлкдмзд, спдбнвт з цдотфт, адкЯ з йпЯфлЯкымЯ»
[4, 186],
урбиных по-прежнему гостеприимно открыт, в нём те, кто нуждаются
в укрытии (Мышлаевский, Карась, Щервинский, Лариосик), могут найти не
только кров, еду, тепло, но и душевное успокоение, Приехавший после катаст-
рофы в личной жизни из Житомира Лариосик утверждает, что он
«жгдры, т Дкд
мы БЯрзкыдбмы, незбЯдс гтчни, онснлт цсн ьсн рнбдпчдммн зрйкэцзсдкы
мыи цдкнбдй, ДкдмЯ БЯрзкыдбмЯ, з б йбЯпсзпд т мзф сдокн з тэсмн …»
[4, 359],
Правда, его, как, впрочем, и всех, кто оказывается в этом доме, обязывают
В описании внешности Елены автор неоднократно подчёркивает свет и
красоту облика героини:
«жнкнсЯю ДкдмЯ»
, говорила она,
«йЯцЯю внкнбни,
онфнеди мЯ быцзшдммтэ сдЯспЯкымтэ йнпнмт»,
Мышлаевский называет её
«КдмЯ юрмЯю»,
«онйЯжЯкЯры мднаыцЯимн жЯрктезбЯэшди онцсдмзю
Однако брак с
альбергом, с которым Елена повенчалась за год до смерти
матери (т,е, в мае 1917), очевидно, многое изменил в её жизни и в душе, Види
мо, она связала свою жизнь с человеком, который не соответствует архетипу
истинного героя, следовательно, не может быть ее судьбой, и как следствие не
может обеспечить продление рода, По сути, она совершила ошибку, не дождав
« … цтсы кз мд р рЯлнвн гмю рбЯгыаы Дкдмы, напЯжнбЯкЯры йЯйЯю-сн спд
шзмЯ б бЯжд стпазмрйни езжмз, з гнапЯю бнгЯ тфнгзкЯ цдпдж мдё мджЯлдсмн,
Ртф рнртг, ОнеЯкти, вкЯбмЯю опзцзмЯ ьснлт б гбтфркнимыф вкЯжЯф йЯозсЯмЯ
Карьерные устремления и двойная мораль позволяют её мужу служить
любой власти в зависимости от личной выгоды, Его политические пристрас
тия никак не связаны с представлениями о справедливости, с переживания
ми за судьбу России, которые всё определяют во взглядах Алексея и Николки,
Именно это вносит разлад в отношения капитана
альберга с братьями Елены,
«… СЯкыадпв … акдрсдк б рспЯммни вдслЯмрйни унплд гнлЯ, мЯ унмд лз
кыф, рсЯпыф нандб, ГЯбзкзры опджпзсдкымн цЯры: снмй-сЯмй, з быкзкЯры бнгЯ
зж рнртгЯ,
Мзйнкйд з Акдйрдэ мд н цёл аыкн внбнпзсы р СЯкыадпвнл
, ГЯ з внбн
пзсы аыкн аы нцдмы сптгмн, онснлт цсн СЯкыадпв нцдмы рдпгзкрю опз йЯегнл
В начале романа представлена сцена в доме
урбиных, когда Елена ждет
возвращения мужа, Естественный для жены страх за его жизнь искажает её
прекрасное лицо, Автор подчёркивает, что
«вкЯжЯ дё цёпмн-зротвЯммы», «опю
гз, онгёпмтсыд пыедбЯсыл нвмёл, тмыкн набзркз», «внкнр дё снрйкзб», «он
шдйЯл сдйкз ркёжы»
[4, 186, 187], Возвращение мужа, пришедшего, чтобы
сообщить о своём отыезде, из-за которого он бросает жену на произвол судьбы,
не улучшает её состояния, а, напротив, приводит Елену к полному разочарова
«… мз рдицЯр, мз брё бпдлю – онкснпЯ внгЯ, – цсн опнезкЯ р ьсзл цдкн
бдйнл …
мд аыкн б гтчд рЯлнвн вкЯбмнвн
, адж цдвн мд лнедс ртшдрсбнбЯсы мз
б йндл рктцЯд гЯед сЯйни акдрсюшзи апЯй лдегт йпЯрзбни, пыеди, жнкнсни
Дкдмни з вдмдпЯкымнвн чсЯаЯ йЯпыдпзрснл, апЯй р йЯонпЯлз, р гтфЯлз, рн чон
Внешне брак Елены и
альберга действительно выглядел вполне прилич
но и благопристойно, Отсутствие внутренней, духовной, связи между ними
высветилось только в тяжёлый момент испытаний, Подобно тому, как для бра
урбиных личностно определяющими являются политические пристрас
тия и представления о чести и долге, для Елены показателем порядочности
и мужественности является способность не предавать своих близких в самые
тяжелые моменты, брать ответственность на себя, Ее главный мысленный уп
рёк мужу
: «ТдфЯк з б
сЯйтэ лзмтст
альберг, думающий прежде всего о
личной безопасности и комфорте, оказывается неспособным выполнять долг
мужа, брать на себя ответственность за семью, Лишь после его предательского
отыезда, прожив в браке полтора года, Елена впервые задумывается о том, что
за человек её муж и
«цдвн ед сЯйнвн мдс вкЯбмнвн, адж цдвн
отрсЯ дё гтчЯ
Осознав, что у неё нет уважения к мужу, она не сразу признается себе, что нет
и любви:
«ЙЯй атгсн аы нмЯ двн онкэазкЯ з гЯед опзбюжЯкЯры й мдлт»
[4, 216],
Отсутствие любви, наверное, даже ярче высвечивает суть их брака, Но самое
главное то, что нет в этом
браке детей (ради которых, собствен
но, и создают семью), отчего он более всего выглядит ненастоящим, Слишком
значимой в представлении Елены и автора является тема связи между родите
лями и детьми, Об этом свидетельствует трижды возникающая в романе тема
• известие о смерти сына переживает
мать Най-Турса
которая после по
• к образу
Божьей Матери
обращается с молитвой Елена, когда возника
Черты сходства Елены с матерью автор также неоднократно подчёркивает
(«МдгЯпнл гнцы Аммы БкЯгзлзпнбмы»),
Семейный раскол при внешнем благо
получии, вероятно, в ряду других событий ускорил смерть матери, усилил не
альберга братьями Елены, в чём после отыезда мужа она признаётся
«ОнхдкнбЯсырю-сн нмз онхдкнбЯкзры, мн бдгы б вктазмд гтчз нмз двн
мдмЯ
бзгюс,
Ди-анвт, СЯй бнс брё кеёчы рдад, кеёчы, Я йЯй жЯгтлЯдчырю, брё юрмн –
МзйнкйЯ, снс дшё гнапдд, Я бнс рсЯпчзи,… Фнсю мдс, АкёчЯ
В условиях, когда первое испытание в семье, связанное со временем борь
бы Петлюры за Город, падает именно на неё, когда она оказалась обманутой,
преданной и брошенной самым близким человеком, её опустошённая душа
дрогнула, заполнилась страхом за любимых братьев и ненавистью, Ненависть
она чувствует по отношению к немцам, по вине которых, как ей кажется, ру
шится её семейная жизнь, угрожают её любимым братьям, самому существо
В романе наиболее ярко её духовная сущность предстаёт в двух антите
тичных сценах: в сцене проклятия и в сцене молитвы, И в той и в другой – она
предельно искренна, Разница между столь противоположными эпизодами в
жизни одного человека заключается в том душевном переломе, который про
изошёл в её душе за очень короткий временной отрезок: от политических ил
люзий, от пустых, несостоятельных, разочаровавших её надежд на союзников
она возвращается к изначально присущей ей вере в Бога, Но прежде чем это
случилось, мы, читатели, вместе с Николкой увидели слова, которые, каза
« – Атгы опнйкюсы мдлхы, Атгы нмз опнйкюсы, Мн дркз снкыйн Анв мд
мЯйЯедс зф, жмЯцзс, т мдвн мдс ропЯбдгкзбнрсз, Бнжлнемн кз, цснаы нмз жЯ
ьсн мд нсбдсзкз? Нмз жЯ ьсн нсбдсюс, Атгтс нмз лтцзсырю сЯй ед, йЯй з
лы, атгтс … Атгтс йнчдй дрсы, атгтс гптв гптвЯ тазбЯсы, йЯй з лы,–внбнпзкЯ
Взывая к возмездию, она даже чрезмерно эмоционально требует справед
ливой кары, В этой сцене автор лишает Елену внешней привлекательности
(которую во всех других сценах, напротив, подчёркивал), так как злоба, нена
висть искажают богоподобную суть человека, тем более женщины, призванной
«НмЯ топюлн онбснпюкЯ «атгтс», ркнбмн жЯйкзмЯкЯ, МЯ кзхд з мЯ чдд т
аЯвпнбыи хбдс
Я отрсыд вкЯжЯ аыкз нйпЯчдмы б цёпмтэ мдмЯбзрсы
Для такой женщины, как Елена, противоестественно увлечение полити
ческими перипетиями, идеей спасения России, которым она невольно подда
лась под воздействием братьев, их друзей и происходящих в стране событий;
Ранение Алексея и страх за его жизнь, опасность уничтожения семьи,
хранительницей которой она себя ощущает, предательский отыезд
(весьма драматичное для неё событие) позволяют Елене через страдания вер
нуться к себе истинной, похожей на мать, вновь обратиться к естественной для
неё, нерассуждающей вере в Бога, к жизни, подчинённой христианской мора
В восемнадцатой главе, в которой описано чудо воскрешения Алексея
урбина, очень подробно показана сама сцена молитвы Елены, но автор чрез
вычайно сдержанно описывает её внутреннее состояние при известии о неиз
бежной смерти брата, Можно лишь догадываться, какие внутренние размыш
Вся ситуация разворачивается одновременно как бы в трёх пространствен
ных точках: в спальне
урбина, в столовой и в комнате Елены, Графически во
семнадцатая глава разделена автором-повествователем на четыре фрагмента,
В первом автор даёт нам общее представление о состоянии дел и настроении
присутствующих в квартире
урбиных в связи с безнадёжным положением
умирающего Алексея, как бы проведя читателя через все три комнаты,
врача, друзья и близкие Алексея пребывают в отчаянии
(«окЯцдс Мзйнк»,
«акдгмыи нстлЯмдммыи КЯпзнрзй»),
Не зная, что предпринять, они
предлагают позвать священника для предсмертной исповеди, но не решаются
Между тем, Елена держится обособленно и выглядит в этой сцене от
«ДкдмЯ бычкЯ нйнкн онктгмю зж гбдпди стпазмрйни йнлмЯсы
мд рнбрдл
сбёпгылз чЯвЯлз
з лнкцЯ опнчкЯ цдпдж рснкнбтэ, вгд б рнбдпчдммнл лнкцЯ
мзз рзгдкз ЙЯпЯры, ЛычкЯдбрйзи з КЯпзнрзй, Мз нгзм зж мзф мд чдбдкымткрю
опз дё опнфнгд,
анюры дё кзхЯ
, ДкдмЯ жЯйпыкЯ гбдпы й рдад б йнлмЯст…»
[4,408],
[4,
408],
408
],
Вид Елены пугает всех настолько, что, вероятно, они заподозрили воз
можность её самоубийства или тяжёлого обморочного состояния и решили по
мешать ей стуком в дверь, Елена успокаивает их
(«Аф, мд анисдры бы…»),
до
гадавшись об их подозрениях, и просит никого не входить к ней, Этот эпизод
лишь доказывает полное непонимание её состояния окружающими, Предшест-
«Нм (опнудррнп) цЯр брдвн мЯжЯг бычдк р Дкдмни б внрсзмтэ з сЯл, мЯ дё
тонпмыи бнопнр, бнопнр мд снкыйн р южыйЯ, мн з зж ртфзф вкЯж з онспдрйЯбчзф
рю вта з пЯжбзсыф опюгди, рйЯжЯк, цсн мЯгдегы лЯкн, з гнаЯбзк, вкюгю б Дкд
мзмы вкЯжЯ, вкЯжЯлз нцдмы, нцдмы ноысмнвн з брдф оньснлт еЯкдэшдвн цдкн
бдйЯ,–«нцдмы лЯкн», Брдл фнпнчн зжбдрсмн, з Дкдмд снед, цсн ьсн нжмЯцЯдс,
Её состояние автор передаёт двумя сдержанными фразами, первая из ко
торых констатирует чувство подступившего отчаяния, а вторая – показывает,
«Дкдмзмы мнвз онфнкнгдкз, з рсЯкн ди стлЯммн-снрйкзбн б вмнимнл йЯл
Однако совершенно очевидно, что сделать что-либо невозможно, о чём го
ворит следующая авторская фраза:
«Мн опнудррнп мзцдвн мд рсЯк анкычд гд
Действия кажутся всем в этой ситуации бессмысленными, поскольку
Это та самая ситуация, в которой остаётся только одно – молиться, вло
жив в это действо всю силу своей веры и любви, Вероятно, именно в этом видит
Елена последнюю надежду, мысленно отрешившись от всего мирского, отго
родившись от всех в своей комнате, Фактически в первом фрагменте главы в
поведении героини можно увидеть последовательное (хотя и бессознательное)
соблюдение христианских правил подготовки к личной молитве: уединение,
попытка обрести душевное равновесие, Она стремится выполнить необходи
мое условие молитвы – соединить напряжённость ума и внимание, чтобы стало
Второй графически выделенный эпизод передает чудесное таинство мо
«зйнмт б сюеёкнл нйкЯгд»
светом лампады, преобразив искрен
ностью своей веры комнату в храм,
«нмЯ ргбзмткЯ йпЯи йнбпЯ, нрбнангзкЯ рдад
окншЯгы вкюмхдбзснвн оЯпйдсЯ з, лнкцЯ, онкнезкЯ одпбыи ждлмни онйкнм»
[4, 410], В христианской церкви поклоны – символическое действие, выража
ющие чувство благоговения и благодарности перед Богом и Богоматерью, На
личие в сердце человека этих чувств говорит о его благородстве и мягкости, В
христианском понимании благодарность – добродетель, формами проявления
которой и являются поклоны и молитвы, Молитва и любовь к Богу в христиан
ском восприятии неотделимы друг от друга, Но первые слова молитвы, кото
«Ркзчйнл лмнвн внпю рпЯжт онрыкЯдчы, ЛЯсы-ЖЯрстомзхЯ, СЯй б нгзм
внг з йнмцЯдчы рдлыэ, ЖЯ цсн?,, ЛЯсы бжюкЯ т мЯр, лтеЯ т лдмю мдс з мд атгдс,
ьсн ю онмзлЯэ, Сдодпы те нцдмы юрмн онмзлЯэ, А сдодпы з рсЯпчдвн нсмзлЯ
[4,411],
Однако это не ропот, а всего лишь мучительная боль, высказанная Еленой
Призывая Божию Матерь умолить Господа Бога,
«цсна онркЯк цтгн»
«брд цЯшд опзоЯгЯкЯ й онкт … брди гтчни бысювзбЯюры, рспдлзкЯры й
нвнмыйт, мд цтбрсбтю тед еёрсйнвн онкЯ онг йнкдмюлз», «пдцы дё аыкЯ мдопд
пыбмЯ, чкЯ онснйнл»
[4, 411], Её молитва соединяет и покаяние, и готовность
к жертве ради спасения жизни брата, М,А, Булгакову удаётся передать в этой
сцене состояние высшего трансцендентного переживания встречи с Богом, ко
торое, казалось бы, невозможно выразить словами:
«рспЯф з оыюмЯю пЯгнрсы
ретий и четвёртый графически выделенные эпизоды показывают по-
следствия того, что совершила Елена: Господь послал в ответ на ее молитву
чудо воскрешения
умирающего брата, Сначала мы словно бы слышим, как
«он
брди йбЯпсзпд ртфзл бдспнл опнмдркЯры спдбнвЯ»,
а затем в последнем эпи
зоде видим Алексея
урбина, который после долгого забытья
вдруг пришёл в
аким образом, М,А, Булгаков наделяет женские образы жизненно необ
ходимой в апокалипсическую эпоху способностью спасать близких людей своей
жертвенной любовью и молитвой, Женщина в его романе «Белая гвардия» –
Очевидна идейная взаимосвязь центрального женского образа романа,
Елены, с женщинами из семьи Най-
урса, Образ матери погибшего полковни
ка, Марьи Францевны, возвращает нас к первой сцене романа, когда
прощаются с умершей матерью, Сцены зеркально отражают ужас огромного
Ирина Най-
урс, сестра убитого, многими чертами напоминает Елену,
«ЙпЯрЯбзхЯ, з мд сЯйЯю, йЯй птррйЯю, Я, онеЯкти, змнрспЯмйЯ, ЗжтлзсдкымЯю,
жЯлдцЯсдкымЯю гдбтчйЯ», – гтлЯдс н мди МзйнкйЯ
[4, 402-403], Ее самоотвер
женность, готовность поддержать страдающую мать и отыскать брата в страш
ном подвале, заваленном трупами, вызывают уважение и у окружающих, и у
читателей, Прекрасный образ Ирины пробуждает в сердце Николки любовь,
Однако еще один женский образ в романе, образ Ялии Рейсс, выдвигает
на первое место другое качество архетипа женщины – способность очаровать,
околдовать и погубить, Алексей
урбин, который упорно называет ее
«Мд онмюсы – йпЯрзб кз ьснс мдопЯбзкымыи опнузкы з мнр р внпазмйни,
Мд пЯжадпдчы, цсн б вкЯжЯф, ЙЯедсрю, зротв, спдбнвЯ, Я лнедс аысы, з онпнй…
ГЯ, онпнй, ЙнвгЯ нмЯ сЯй рзгзс з бнкмЯ еЯпЯ фнгзс он мди, нмЯ опдгрсЯбкю
В отличие от традиционного представления о женщине-колдунье, которое
в русских народных сказках, например, выражено в образе Бабы-Яги, в изобра
жении Ялии Рейсс Булгаков подчеркивает ее молодость, привлекательность и
неотразимую притягательную силу, Во сне Алексея
«Экзю опнчкЯ з
Я з жЯрлдюкЯры…»,
Женщина-колдунья в «Белой гвардии», наделенная
способностью не спасать, а, напротив, губить, выглядит как искусительница,
«ьвнзрсйЯ, онпнцмЯю, мн нанкырсзсдкымЯю едмшзмЯ»,
таинственно связанная
с темными силами, Недаром
антихриста (по мнению Русакова),
«цдкнбдйЯ р вкЯжЯлз жлдз з р цдпмылз аЯйЯлз»
Михаила Щполянского она на
звала своим двоюродным братом, При этом автор подчеркивает ее одиночество
и отсутствие связи с кем-либо из родительской семьи, Среди родных она назы
вает лишь мужа, его мать и так называемого двоюродного брата, Это в особен
ности бросается в глаза в сопоставлении с другими женскими образами «Белой
гвардии», поскольку для них главные жизненные роли – семейные, Пожилые
женщины (Анна Владимировна
урбина, Марья Францевна Най-
урс) показа
Особая роль и главное назначение женщины, в представлении М,А, Бул
гакова, быть возлюбленной, пробуждать в мужчине любовь и готовность ис
полнять по-настоящему мужскую миссию – брать на себя ответственность за
Охраняемый Еленой семейный очаг дает спасение и укрытие
урбиным в
тяжелейший исторический момент, И в то же время, пройдя испытание смер
тью, пережив чудо спасения от нее, каждый из братьев встречает женщину
аким образом, архетип женщины в романе М,А, Булгакова «Белая гвар
дия» во многом обладает чертами сходства с русским культурным архетипом,
В женских образах романа ярко выделены способность женщины быть органи
зующим началом, обладание мудростью, готовность быть соратницей, понима
Однако подчеркнуты и некоторые чрезвычайно важные в булгаковском
восприятии качества, с которыми в его сознании связан архетип женщины,
В «Белой гвардии» роль женщины в апокалипсическую эпоху амбивалентна:
она может как спасти, так и погубить мужчину, В женских образах романа
главным, определяющим миссию женщины фактором является взаимосвязь с
высшим творящим началом – с Богом, и, напротив, отсутствие этой связи пре
вращает женщину в проводника темных сил, сближает с антихристом, В зави
симости от этой миссии женщина пробуждает в мужчине либо любовь (подобно
Кроме того, Булгаков, придавая огромное значение материнству как ве
дущей жизненной задаче женщины, подчеркивает в «Белой гвардии» «без
детность» главной героини, пришедшую вместе с наступлением апокалипси
ческой эпохи, Не продление рода, а выживание уже родившихся становится
весьма проблематичным в это время, Поэтому в годину испытаний женщина,
независимо от возраста, становится матерью по отношению к братьям, берет
на себя миссию «спасительницы» рода людского, от нее зависит выживание
народа, Именно женщина в это страшное время дает мужчинам надежду на
спасение, которая возможна, по М,А, Булгакову, лишь в семейном единстве, в
1, Бореев Я,Б, Эстетика,
еория литературы: Энциклопедический сло
3, Любавин М,А, Архетипическая матрица русской культуры, – Н, Нов
4, Булгаков М,А, Собр, Соч, В 5-ти тт, – М,, 1989, –
, 1, В скобках том и
А,Н, Кузина
НОААМПЙААЛАЭ ОМППЖЭ А РАМОХГПРАГ А,Б, ОАПНСРЖЛА
Православная Россия появляется у Распутина в очерке «Поле Куликово»
(1978, 1980), Куликовская битва предстает как священное событие, свершив
шееся не только благодаря воинскому подвигу, но и Божьим благословением,
Люди, приехавшие почтить павших в день Рождества Богородицы, одухотво
рены, Духовность прозревается писателем как особый свет на лицах, связь с
предками: «Как здоровье физическое горит на лице, так и светится в нем ду
ховность, В этих лицах – глубина, неслучайность и выстраданность их очерта
ний, дальнее воспоминание, доставшееся от предков, взгляд, подхватившийся
от взгляда, и слух, протянувшийся от слуха», Пережившие и прочувствовав
шие день битвы люди ощущают, как над Полем замыкается кольцо времени,
соединяя поколения: «Их много, земляков-россиян, в ком не выродился тяж
кий и славный дух, исторический дух нации» [1: 3, 338], – свидетельствовал
В 1980 году В,Г, Распутин крестился в Ельце у наследников Оптинских
старцев, В беседе с Владимиром Кинщаком, иркутским журналистом, он рас
сказал: «Я принял таинство крещения уже взрослым человеком, в 1980 году,
в юбилейный год Куликовской битвы, К этому времени осознал окончательно:
Особенное влияние на В,Г, Распутина имела личность Преподобного Сер
гия Радонежского и знакомство с его деяниями, Образ Преподобного запечат
лен писателем в очерке «Ближний свет издалека» (1991), Очерк носит програм
мный характер, поскольку содержит основные вопросы, которые интересуют
писателя до последнего времени, Распутин пишет о Святых Древней Руси, о
духовности русского народа, его стремлении к святости, о соединении святос
ти и общественного служения, Несколько страниц посвящено описанию жиз
ни Преподобного Сергия, Автор отдает дань его подвигу собирания русских
душ, исцеления их от рабства, Нужно было не только собрать русские земли
для борьбы, но и вложить в души чувство национальной гордости, привести
к сознанию призванности, Полтора века рабства повергли людей в угнетение,
робость и страх, Рабство разыедает нравственность, а без нравственности, счи
тает писатель, народ ближе всего к гибели, Надо было переломить страх и при
ниженность, возрастить новые всходы, По утверждению автора, «исцеление в
таких случаях подобно чуду, в котором участвует и земные и небесные силы»
[3: 3, 346], Это чудо свершил Преподобный Сергий Радонежский, Его силу ав
тор увидел в том, что духовный источник, «иссеченный им из себя», представ
лялся чудодейственным по влиянию на людей [3: 3, 347], Это было и целитель
ство духовное, и окрыление человека, и раскрытие в нем замысла Божьего,
Преподобный Сергий вымолил, возродил Святую Русь, прерванную татарским
игом, Направление святости вновь стало явным путем России в мировой исто
рии, Писатель считает, что если бы поддержали ее страны, задававшие тон в
В,Г, Распутин выражает уверенность в том, что такое явление, как Сер
гий Радонежский, является предвестием «спасительных переходов через ду
ховное бездорожье всех времен» [3: 3, 353], Рассуждая о том, что же помогло
подняться поруганной России с колен, писатель выделяет главное свойство
русского человека – его порыв к святости, Вместе с тем писатель не склонен
к идеализации: «Святая Русь не значит Русь идеальная, Это примеренные на
национальную фигуру сияющие одежды, пришедшиеся впору, но не воздетые
до тех пор, пока последние не станут первыми, Это литургическое настроение
народа, его осознанная цель, заключавшаяся в сердечной деятельности, в ра
боте над благополучием духовным» [3: 3, 351], Другие народы избирали путь
материального благополучия, народ русский придерживался своего пути, По
представлению писателя, трагедия этого «святоискательного народа заключа
ется в том, что его устремленность вверх всякий раз сбивалась общим ходом
мирового порядка, от которого не хотела отставать и российская власть» [3:
3, 346], Именно государственная власть преобразовывала Россию вопреки ее
После революций начала двадцатого века народ принужден уничтожать
самого себя, В этом писатель видит причину упадка нравственности, Старая
русскость, по мнению писателя, разошлась с утвердившейся в мире мате-
риальной цивилизацией: «Русскость готовила себя к собиранию небесных со
кровищ, а вокруг наперегонки принялись ковать земные» [3: 3, 352], Однако
остатки нравственности, сохранившиеся в человеке технократического двад
В начале 1990-х годов меняется общий тон общения писателя с читателя
ми, Он с напряженной и глубокой проникновенностью развивает тему духов
ного общения святых Земли Русской: «На подобной высоте чудеса <…> есть
не что иное, как способ общения, В таких случаях не глаза видят, не уши слы
шат, «видение» столь же естественно для другого уровня связи совершается
с помощью родственного «горнего тела» [3: 3, 338], Распутину дано ощущать
мистические процессы: «Чудилось: это шествие под началом душеводителя,
Я чувствовал в себе смятение оттого, что вступил в границы, где совершилось
таинство не для жительствующих, Но в ту ночь я впервые близко ощутил при
сутствие Сергия, До того близко, будто, отыскав меня, чужака, он и ко мне
Героям рассказов Распутина конца 1980-х–начала 2000-х годов свойствен
на созерцательность, сосредоточенность на том, что не лежит на поверхности,
умение рассмотреть духовное под завесой повседневности, Писатель вовлекает
читателя в процесс восприятия необыяснимых для обыденного человеческого
понимания мистических явлений и событий, которыми наполнены рассказы
1981 года «Век живи – век люби», «Что передать вороне?», «Наташа» и более
поздние – «Видение» (1997), «В непогоду» (2003), Герои переживают моменты
духовных открытий, У В,Г, Распутина человек часто только начинает ощущать
в себе присутствие чего-то высшего, О таких ситуациях писал И, А, Ильин,
Философ писал о человеке «как о духовном существе, которое стремится к
, ибо некий голос зовет его к
Именно желание отозваться
на этот призыв и искание путей к совершенству придают человеку достоинст-
сообщают его жизни
гтфнбмыи рлырк
и открывают ему возможность
творить настоящую
на земле» [4], Мальчику Сане («Век живи – век
люби»), внимавшему «возвеченному зову» чего-то невидимого и всесильного,
доступны «бесконечная яростная благодать мира», преображение и радостное
принятие мироздания, Автору-повествователю («Что передать вороне?») от
крывается вечность, иерархический порядок вселенной, Духовные озарения,
сверхинтуиции свойственны героям рассказов «Видение» (1997), «В непого
ду» (2003), Герои чувствуют себя предстоящими чему-то Высшему и Святому,
акие переживания описывал И,А, Ильин, рассказывая о духовно одаренных
людях: «Они чувствуют и прозревают великий смысл мирового вращения и
своей собственной жизни, и не успокаиваются на том потоке “ничтожной суе
ты” и “мелкого сора” (А,К,
олстой), в котором тонут столь многие» [5], Герои
последних рассказов Распутина обретают знания о мире, данные только им,
Многие герои Распутина, не являясь праведниками, испытывают некото
рые ситуации праведничества, Благодатное Преображение чувствует Алеша,
герой рассказа «Новая профессия» (1998): «Алеша <…> смотрел, уже не видя,
не различая ничего, а только всеми порами открывшись, как губка, и натекая,
томясь творящимся преображением, И чудилось ему, что душа, по-матерински
убаюкав его, <…> где-то чистится рядом, освобождаясь от всего чужого и низ
кого…» [6], Оставаясь христианским художником, писатель верит в духовное
исцеление любого человека, Духовность в понимании Распутина близка пони
манию ее И,А, Ильиным, Философ считал, что духовность человека состоит в
его уверенности, «что в пределах его собственной души есть
и худшее
<…>, качество и достоинство которого не зависят от человеческого произвола
В последующей публицистике Распутин неоднократно обращается к тон
ким и сложным вопросам веры, В очерке «Ближний свет издалека» он гово
рит о качественности каждого народа: это «есть общее направление нации,
внутреннее ее стремление, выданное ей при мужании, <…> аттестат на особую
роль в мире, У одних эта роль практическая, у других художественная…» [3:
3, 349], У русских это «духовная качественность», «высокое призвание» [3: 3,
348], которое было дано в древности, сохранялось поколениями и подкрепля
В 1990-м году в статье «Из глубин в глубины» он обращается к этому же
вопросу, сокрушаясь о том, что современный человек отказался от авторитета
веры и пошел искать авторитет силы, Человек не выдержал своего христиан
ского предназначения, не выдержал своих противоречий и стал примерять их
«поверх добра и зла», Писатель все же не теряет надежды на духовное возрож
дение, считая, что нельзя бесповоротно утверждать, что человек окончательно
сдался и данные ему заветы не будут никогда исполнены, хотя и оговаривает
ся: «Жизнь продолжается, продолжается и борьба, немало и старых духовных
крепостей и новых общин…, и все же в сравнении с тем, чем был человек хоть
и сто лет назад, теперешняя его фигура и пути, которыми он руководствуется,
заставляют и надежды высказывать неопределенно и робко» [8], Его размыш
ления о религии, в частности, православии, содержат параллель с литерату
рой, «Религия заинтересована в крепком государстве <…>, но самое главное
<,,,> освятить человека, <…> вдохнуть в него вечность, дать внутренне зрение,
показать на поле в его душе, которое требует возделывания с не меньшей ста
рательностью, чем поле хлебное, и постоянно засевать его любовью, Любовь –
первое слово и дело православия» [8: 5], В России, считает писатель, науку
души, преподаваемую церковью, восприняли всерьез, она породила литерату
ру, отразившую душу человека, Русская литература отличается высотой свое
го взгляда, духовным видением: она «выделилась больше всего своей духовной
буквой, поисками в человеке ростков, из которых могут взойти искупитель
ные действия, Щкола старчества… была и школой и русской литературы» [8:
6], Духовное видение русских писателей позволяло достигать таких пределов,
в которых передается «зрение истины», Духовным видением должны быть
проникнуты все виды искусств, иначе они приведут к соблазну, разрушению
человека: «Изящные искусства должны быть искусством богоделания, Под
богоделанием надо понимать любвестроительство, возведение единого храма
Выход из создавшейся ситуации оскудения, как считает писатель, зави
сит от самого человека: «Он в нравственном перерождении человека, в само
строительстве, самовоспитании из тех духовных начал, которые мы продол
жаем в себе носить…» [8: 14], Выводы писателя в публицистике продолжают
тему, затронутую в повести «Пожар» (1985): «Наше дело жить правильно,
пример жизнью подавать…» [9: 2, 382], Многие другие проблемы его худо
жественных произведений продолжают развиваться в публицистике,
о, что
звучало прежде как предсказание, воплотилось в реальной жизни, Появилась
необходимость углубить, дополнить свои выводы, заново аргументировать и
развить их на философском, социальном или духовном уровне,
ак, один из
героев повести «Пожар» предупреждал односельчан: «Против чужого врага
стояли и выстоим, Свой враг, как и свой вор, пострашнее» [9: 2, 374], В совре
менной жизни такой вор приобрел черты легитимности, Стремясь указать ис
точник зла, выбирая наиболее мобильный жанр литературы – публицистику,
писатель стремится к срыванию всех и всяческих масок: «Нынешние бюрок
раты превзошли все мыслимые формы давления и скорости самовыдвижения,
выросли до гигантских размеров, по-разбойному обирая народ» [10], Причины
такого беззакония писатель видит в том, что правительство не доверяет народу,
обществу – делает своей опорой чиновников, Исследуя корни этого явления,
писатель углубляется в историю России, Он приходит к выводу, что, начиная
с Петра
�,Россиямалоразвиваласьорганически,ееиздергалиреформами,всё
,Россиямалоразвиваласьорганически,ееиздергалиреформами,всё
, Россия мало развивалась органически, ее издергали реформами, всё
переиначивая, В результате Россия «раскололась, разошлась, разбилась» [10:
8], общество разделилось на десятки партий, движений, обыединений, Однако
писатель считает их противоборство поверхностным, сколько бы ни шумели,
ни сталкивались партии, В,Г, Распутин избирает для их характеристики слово
«зыбь» – то, что на поверхности бегущей волны, Настоящая сила и мощь не
на поверхности, а в глубинном течении реки: «
аков, надо думать, и народ в
глубине России, не однажды вбиравший в себя и выносивший любые поверх
У Распутина нет сомнений, что эта река не поддастся перемене русла, Его
рассуждения приобретают пафос негодования, когда он предупреждает о том,
что «из нас пытаются сделать другой народ, чем мы есть, – себя предавший
и свое забывший, Русский человек в новый мировой порядок в теперешнем
своем виде не укладывается, Мир, болтая об общечеловеческих ценностях, всё
больше переходит на жизнь по волчьим законам» [10: 8], Писатель видит, что
процесс переиначивания зашел слишком далеко: «В России испоганено всё,
кроме православия» [10: 8], В Святых Земли русской находит народ духовную
поддержку, Писатель цитирует слова Серафима Саровского: «Господь поми
лует Россию и приведет ее путем страданий к великой славе» [10: 8], Раздумья
автора выражают надежду на спасение и приобретают молитвенное звучание:
«Нам бы себя сохранить – в песне, в слове, в традициях, в памяти и предках,
в воле и вере…, Я верю в спасение России, но вижу и немалые испытания впе
реди, для которых понадобится и молитва, и руки, и воссоздание народа в еди
Сходные выводы содержатся в статье «Восстань, душе моя»: «Соединение
в христианских заветах, быть может, единственная наша оборона» [11], Оправ
далось и другое предсказание, высказанное автором в «Пожаре» о расхищении
народных богатств, Повесть предсказала общенародную катастрофу, которая
может произойти в результате перестройки привычного хода бытия, уничто
жения традиций,
ак, при «спасении» народного добра от пожара, многие при
сваивают его,
от, кто истинный спаситель и хранитель, – тот бессловесен и
беззащитен, Власть приобретает тот, кто попирает все нравственные законы,
глумится над святынями и действует не по совести, но с позиций наглости и
силы – архаровцы, полууголовные элементы, Словно перекочевав со страниц
Оценивая состояние России как движение по пути к гибели, писатель
задается вопросом: что происходит с народом? Распутин говорит о народе не
как об обществе или его наиболее активной и образованной части, а о народе
как «национально-историческом организме, произросшем из тысячелетней
этнической и духовной почвы» [12], Анализируя социальные и духовные ус
ловия существования людей, писатель замечает, что народ не поддерживает
государство, в котором перевернуты вековые устои, он ушел в себя и никому
не верит, Духовные и нравственные крепи его не вызывают радужных надежд:
«Без потерь, причем без потерь тяжелых, и здесь не обойтись» [12: 4], Налицо
печальный итог, горькое определение: «Народ, преданный, использованный
демократами для прихода к власти и брошенный» [12: 4], думает не о духовном
стяжательстве, а о физическом спасении, Народ молчит, но мера терпения его
истощена, Писатель уверен в том, что народ готов выступить против своего рас
тления и готов на все, Сам же Распутин убежден в необходимости спаситель
ной веры: «С молитвой легче бы было преодолевать этот недуг беспомощности
и потерянности» [12: 4], – однако вынужден констатировать духовное истоще
Безблагодатность жизни без веры, без Бога
основная тема рассказа «В
ту же землю» (1995), Старая женщина стоит перед решением: как хоронить
умершую мать? Нет денег, чтобы оплатить похороны, нет близких, способных
помочь, поддержать, Всё потеряла Пашута, уехав из деревни на строительство
завода-гиганта, Крайнее отчаяние заставляет ее совершить кощунственный
поступок – тайно, ночью похоронить мать на лесной опушке, Утрата соборного
сознания, безверие мешают ей обратиться за помощью к людям, Ее бездухов
ность не носит характера исключительности: лесное кладбище пополняется не
известными могилами, Сочувствуя героине, писатель не разделяет ее настрое
ний, не одобряет принятых решений, но не оставляет ее в пропасти отчаяния,
Пашуту сопровождает мотив прощения, Пережив крайнее одиночество, она
постепенно встает на путь спасения, которое писатель видит в воцерковлении:
«Впервые вошла она под образа, с огромным трудом подняла руку для креста»
В статье «За веру, народ и отечество» (1996) Распутин уточняет понятие ду
ховности: «Духовность – это больше, чем вера, Духовность – это еще и деяние,
подкрепленное и направляемое любовью чистого сердца» [14], Он уверен, что
Россия выступит против навязывания ей чужеродных реформ, Он призывает к
действию и уповает на Бога: «Бог помогает тем, кто ищет помощи, а искать –
значит не покориться» [14: 6], Эта мысль писателя получает продолжение в ста
тье «Не выживать, а бороться», Здесь писатель обращается с призывом обрести
достоинство, уважение к себе, духовные и материальные богатства: «Нужно
Свое художественное воплощение идея нашла в ряде рассказов, Один из
них – «Изба» (1999), Опять героиня – немолодая женщина, Переносят село с
одного берега на другой, спасают от затопления, Одинокая Агафья сама пере
возит бревна и начинает возрождать свою избу, Одна, без помощи, с Божьим
упованием берется она за неподыемную для нее работу, строит дом, Великий
дух созидания, присущий ей, сплачивает вокруг нее людей, Изба встала, заня
ла свое место в уличном порядке, Много лет прожила умиравшая было Агафья,
не надорвал ее непосильный труд, И даже после смерти хозяйки изба «держала
достоинство», И такая духовная сила хранилась в ней, что не выдерживали в
ней житья люди ленивые, жадные и бесхозяйственные, Сам писатель отозвал
ся о центральном образе избы таким образом: «Она приобретает уже мисти
ческий смысл, потому что, когда созидание, укоренение совершается с таким
напряжением сил – когда ставится изба с такими трудностями, она не толь
ко дает тепло, через нее раскрывается целый духовный и нравственный мир»
Меняются интонации писателя в статьях после 2001 года, Он возвраща
ется к исконной русской нравственности, призывая к литургии, к соборному
единению, уповает также на духовное делание: «Эх, воли бы нам побольше,
Наиболее полно христианский идеал духовности воплощен в очерке Ва
лентина Распутина «На Афоне» (2004-2005), Очерк стоится как путешествие
паломника к святым местам, Автор предстает как человек светский, ищущий
духовного просветления, В центре повествования – всеобыемлющий образ свя
щенной для каждого православного обители: «аскетический рай», духовная
крепость, против которой бурлящий в грехе мир бессилен» [18], Здесь всё ина
че, чем в миру: строгость, аскетизм, отрешение, даже время свое, особенное,
Проникновение к миру горнему автора-повествователя совершается у образа
Иверской Божьей Матери, наполняющей паломников неизведанными чувства
ми: «Это даже и не чувства, а до жути сладкое и восторженное проникновение
(попытка проникновения) в глубь тайны тех времен, когда мир чудесно освя
тился новыми знаменами и с радостью шел во имя их на любые страдания» [18:
5], Слова молитвы истекают из глубины сердца, естественные, как дыхание:
«О, Матерь Божия, Игуменья Афонская, не остави нас, ступивших в
вой пре
дел, своей милостью…» [18: 12], Распутин восхищается воинами Христовыми,
отличавшимися сверхчеловеческой силой воли и духа, вымаливающими и вы
молившими Россию, До недосягаемых высот человеческого духа в самоотвер
жении поднимались старцы, избравшие полное одиночество, Афонские мона
хи тверды в своей православной молитвенной традиции, Хранит Провидение
Святую землю, Здесь писатель находит обитель духа и истинного православия
аким образом, художественное и публицистическое воплощение идей
православия в творчестве В,Г, Распутина подводит к мысли, что настоящую
правду можно найти только в том случае, если из системы жизненного ориен
тирования не исключен Всевышний, О том, что герои Распутина не только
, но и
езбтс мЯрснюшди опЯбгни
, свидетельствует всё твор
Распутин В,Г, Поле Куликово −− Распутин В,Г, Собр, соч,: В 3-х т, –
Распутин В,Г, Ближний свет издалека −− Распутин В,Г, Собр, соч,: В
4, Ильин И,А, Путь к очевидности −− Ильин И, А, Собр, соч,: В 10 т, –
5, Ильин И,А, Путь к очевидности −− Ильин И, А, Собр, соч,: В 10 т, –
6, Распутин В,Г, Новая профессия −− Распутин В,Г, В ту же землю, – М,,
7, Ильин И,А, Путь к очевидности −− Ильин И, А, Собр, соч,: В 10 т, –
8, Распутин В,Г, Пожар −− Распутин В,Г, Собрание соч,: В 3-х т, –
, 2,
9, Распутин В,Г, Из глубин в глубины −− Позиция, Литературная полеми
10, Распутин В,Г, Не измени себе, Россия −− Сельская жизнь, – 1996, – №
12, Распутин В,Г, К национальному возрождению −− Русь державная, –
14, Распутин В,Г, За веру, народ и отечество −− Русь державная, – 1996, –
15, Распутин В,Г, Не выживать, а бороться −− Русский дом, – 1999, – №
17, Распутин В,Г, Доля ты русская −− Советская Россия, – 2001, – 8 фев
«М ЛМАМЗ ДЖЕЛЖ НЖПАРЬ РОСВЛМ,,,»
Внимание критиков и литературоведов к творчеству крестьянского пи
сателя И,М, Касаткина (1880–1938) было активным в 1910-е – начале 1930-х
годов, После ареста и расстрела он попал в число запрещенных авторов, По-
следнее опубликованное произведение при жизни Касаткина – рассказ «Де
твора» (1937), Затем два десятилетий забвения, отдельные публикации в сере
дине 1950-х годов, и лишь в 1970-е – начале 1980-х годов появляются сборни
ки рассказов Касаткина, фрагментарно издается переписка, публикуются ра
боты литературоведов о его творчестве (Л,М, Милокостенко, Л,В, Крутиковой,
Л,В, Занковской, Н,И, Страхова Н,М, Солнцевой, М,А, Макиной), Между тем
и сегодня справедливо замечание Л,В, Занковской: «Имя Ивана Михайловича
Касаткина, одного из организаторов советской литературы, незаслуженно за
быто» [1], его проза во многом ещё не осмыслена и читателями, и исследовате
ворческое наследие И,М, Касаткина невелико – наиболее полное собра
ние его произведений, изданное в 1928–1929 годах, составили три небольших
тома рассказов, очерков – «немногим сказано многое и как сказано!» [2], Ка
саткин прожил яркую и творчески насыщенную жизнь, Выходец из бедной
крестьянской семьи, он, будучи еще ребенком, вынужден был зарабатывать –
«на побегушках» в трактирах, кочегаром, рабочим, разносчиком книг, слеса
рем, В школе учиться не пришлось, но уже в юные годы он пристрастился к
книгам – сначала художественным, затем проявился интерес к политической,
научно-популярной, философской литературе, С начала 1900-х годов Касаткин
занимался революционной работой, вступил в РСДРП, участвовал в событиях
первой русской революции, составлял и подпольно печатал большевистские
листовки, неоднократно арестовывался, До 1917 года писатель часто менял
места проживания (партийные дела, ссылки, угроза ареста): Кострома, Петер
верь, Москва, деревни Нижегородской губернии, Лыковское лесничест-
во и др, Общение Касаткина с людьми разных социальных слоев, участие в по
литических и общественных событиях, организаторская работа – всё это дало
бесценный жизненный опыт, который способствовал формированию его как
Первые рассказы – «Нянька», «Семья», «На барках» – были написаны
И,М, Касаткиным в тюремной камере в 1904–1905 годах, Позже автор отпра
вил их М, Горькому, который в ответном письме положительно оценил произ
ведения молодого писателя, назвав его человеком даровитым, Это стало нача
лом длительного, с 1908 года по 1935 год, эпистолярного общения Горького и
Касаткина (более ста писем), В одном из последних писем Касаткин признался
Горькому: «Где бы я ни был, всюду мне сопутствовал Ваш голос неповторимого
После Октября 1917 года Касаткин сосредоточился на общественно-поли
тической и культурно-просветительской работе, что отнимало много сил, ме
шало заниматься литературным творчеством: он входил в литколлегию Нар
компроса, был редактором журналов «Красная нива» (1925–1928) и «Земля
советская» (1931–1933), членом редколлегии журнала «Новый мир», предсе
дателем правления Всероссийского союза писателей, наставником молодых
писателей и т,д, В 1926 году Касаткин в письме к Горькому делился планами
Действительно, большинство художественных произведений Касаткина
появилось в период с 1904 года по 1916 год, В послереволюционный период
им были написаны немногочисленные рассказы, в основном о крестьянстве:
«Чудо», «Задушевный разговор», «Детвора», «Галчата», «Мелкое зло», «Воз
мутительный случай», «Старики» и др, В 1930-х годах вышли сборники «
Можно предположить, что отсутствие писательской активности Касат
кина в послеоктябрьские годы было следствием не только его большой обще
ственной и организаторской работы, но и свидетельством творческого кризиса
прозаика, Анализ писем И,М, Касаткина 1920-х – 1930-х годов к литерато
рам, родственникам, политикам это подтверждает, Переписка же с известным
писателем начала ХХ века, другом семьи И,М, Касаткина С,П, Подыячевым
Подыячев Семен Павлович (1866, Обольяново Московской губернии –
1934, Подыячево) родился в бедной семье бывших крепостных крестьян, закон
чил сельскую школу, учился в череповецком техническом училище, С ранних
лет Подыячев вынужден был зарабатывать наборщиком в типографии, сторо
жем, дворником, рабочим, В 1888 году состоялся его литературный дебют в
Москве – в еженедельнике «Россия» был напечатан рассказ «Осечка», В нача
ле 1900-х годов очерки, повести, рассказы Подыячева публикуются в разных
изданиях, произведения были одобрительно встречены критиками и читате
лями, Особенно ценными для молодого писателя были отзывы В, Короленко и
М, Горького, общение с которыми продолжалось долгие годы и прежде всего
В период первой русской революции Подыячев сблизился с революцион
но настроенными рабочими, разделял их идеи, вошел в число «неблагонадеж
ных», И все же литература была главным делом его жизни – в эти и последу
ющие годы он пишет многочисленные рассказы о тяжелой судьбе крестьян,
зарождении протеста и жажде перемен, о разрушении традиций деревенской
жизни и последствиях этого: «
ьма», «Зло», «Семейное торжество», «Забы
тые», «Жизнь и смерть», «За грибками, за ягодками», «Захар Даенкин» и др,
В 1911–1913 годах в Петербурге вышло первое собрание сочинений С,П, Поды
Октябрь 1917 года Подыячев встретил с воодушевлением, активно вклю
чился в процесс социалистического переустройства культуры, воспитания «но
вого» человека: заведовал волостным отделом народного образования, входил в
правление Всероссийского общества крестьянских писателей, ездил по стране,
выступал в различных аудиториях, много писал, Подыячев остался верен теме
деревни, но в произведениях появились новые акценты – отражалось пробуж
дение самосознания крестьян, их желание избавиться от рабской психологии
С конца 1920-х и до смерти Подыячев находился в родном доме в Оболь
яново (в 1931 году деревня переименована в Подыячево – в честь знаменитого
писателя-земляка), он сосредоточился на литературном творчестве, готовил
материалы для полного собрания сочинений, Много болел и боролся с быто
выми трудностями, вел переписку со многими адресатами, особенно активно с
Ниже приводятся сведения и выдержки из писем И,М, Касаткина к С,П,
Судя по сохранившимся письмам, это эпистолярное общение было откро
венным и искренним с обеих сторон,
ематически письма Касаткина к Поды
ячеву ( их более 200) условно можно разделить на несколько групп: бытовые
(материальное положение, условия проживания и работы, отдых), личные и
даже интимные (семейные отношения, характеристики близких людей, ду
шевное состояние), «опорные» [5], в которых находим размышления автора
о происходящем в стране, значительных литературных событиях, известных
людях, сюда можно отнести и официальные письма – скорее, лаконичные уве
домления-просьбы Касаткина как представителя издательства, журналов или
Отметим, что все группы писем в целом способствуют пониманию причин
творческого кризиса Касаткина 1920-х годов, его тревожного внутреннего со
стояния, которое проницательный Подыячев в апрельском письме 1933 года
определил очень точно: «Что ты тоскуешь всё, волнуешься, скорбишь? Что на
душе, а?,,,» [6], Кроме того, в письмах, как правило, темы переплетены, но при
этом доминанта всё же легко выделяется, Все письма Касаткина к Подыячеву
(за исключением нескольких коротких, официальных) эмоциональны, со мно
жеством междометий, восклицательных и вопросительных знаков – очевидно,
яжело пережил Касаткин гибель С, Есенина, Письмо к Подыячеву от 31
декабря 1925 года передаёт ощущения Касаткина и, что не менее важно, рису
«Милый Семен Павлович! <,,,> Во-первых, эти дни у нас в Москве горе:
Есенин Сергей прикончил себя, Завтра хороним, А сейчас идем на Николаев-
ский вокзал встречать тело <,,,>, Печалимся все до слез, Как грустно на душе
у всех <,,,>,
ело будет стоять сутки в Доме печати, Народу будет много, Будем
у гроба нести почетный караул мы, писатели и друзья покойного, Я состою в
похоронной комиссии <,,,>,
ак и живем, и вертимся, и суетимся как в колесе
белочки <,,,>», 6 часов вечера, Ну вот, все кончено, Похоронили, Было народу
больше тысячи, на версту, <,,,> Гроб сначала повезли к памятнику Пушкина,
и на руках мы с гробом прошли вокруг памятника, Одной милиции было почти
полк, За эти два дня и две ночи мы так изволновались, так исплакались,,, Всю
ночь вчера ко гробу в Доме печати шли и шли толпы людей, А на фасаде дома
было траурное полотнище:
ело великого национального поэта Сергея Есени
Переживания Касаткина усугублялись мыслью, что гибель Есенина мож
но было предотвратить – поддержкой в трудный период, 19 января 1926 года он
делится с Подыячевым сомнениями: «Конечно, дела с Сергеем не поправишь,
Но я бесконечно любил его, И он меня не меньше, Сейчас я получил письмо от
Ив, Вольнова из Орловской губ, Он в один день с Сергеем уезжал из Москвы, и
в этот самый день три часа сидел с ним в пивной, и Сергей беспрерывно говорил
только обо мне ему, со всех хороших сторон, И Вольнов думает, что и в послед
нюю свою смертную минуту он, быть может, думал обо мне, И вот мучает меня
мысль, что я, быть может, должен был, как близкий человек, иметь больше
чуткости и быть как-то ближе около него в последние времена,,, Вот! И тяжело
ещё то, что тут, среди братии писательской, ежедень вокруг и около меня топ
чется немало всякого тяжкого, Орешина Петра, которому будто тоже нет чело
Начиная с 1927 года, Касаткин всё чаще сетует в письмах на «творчес
кое бесплодие», невозможность писать – по разным причинам, Отметим, что и
ранее эта тема возникала в письмах Касаткина, но без оттенка трагизма, при
чины были скорее бытовые, частные (стесненные жилищные условия, долж
ностные обязанности), чем внутренние, психологические, 1926 год: «<,,,> Ча
пыгин из Питера мне пишет <,,,>, чтоб я бросил эту Красную Ниву и принялся
за свою работу, Он прав, Я, как некий труп на перекрестке всех писательских
дорог, через который шагают все со своими болестями и радостями, Для себя
совершенно некогда опомниться и подумать, Да, надо удирать! <,,,>,Уж слиш
ком много волнений и неприятностей по редакции и во всем встречается, Надо,
В письмах конца 1920-х годов обозначается ещё и другая причина молча
ния писателя – тяжелое внутреннее состояние, которое Касаткин определял
«Дорогой Семен Павлович, все благополучно, окромя моей хандры,,,»
(январь 1927); «<,,,> А я, брат, опять хандрю и как-то негодую на судьбу <,,,>,
Поверишь, душа так и вопит» (февраль1927); «А я тут томлюсь и мечусь: как-
то не идёт работа,,,» (ноябрь 1928); «Никуда стараюсь не ходить, мало кого
вижу <,,,>, Настроения мои таковы, что хвастаться нечем, Главное, не рабо
таю,,, И приходят в голову мысли: блажен, кто жизнь проводил и проводит
гладко, кто никому и ничему не подчинялся, кроме своей воли и своего дела,,,»
(февраль1929) [7], Причин такого состояния Касаткина было немало – их не
трудно отыскать в переписке с Подыячевым, Прежде всего, удручало крестьян
ского писателя разрушение деревни, отношение власти к крестьянам: «12, 08,
26<,,,> Побыл я в деревне ладно, поглядел, как живет и страдает великомуче
ник мужик, Побродил в полях и в лесах достаточно, Отдых-то там был плохой,
Да и еда тоже, Разговоры не ахти какие, Вообще тяжкая кругом там жизнь!
Через несколько месяцев Касаткин возвращается в письмах к теме кресть-
янства – пишет о бедствовании в деревне «милого братана» писателя Ивана
Вольнова: «22, 01, 27 <,,,> Поразила меня жизнь Ив, Вольнова, Живет в избе,
где кроме четверых своих ребят поместил двух овдовевших родственниц с ре
бятами, которых вместе десять штук, кроме взрослых, Ходят все в лаптях,
Касаткин очень болезненно воспринимал нездоровую атмосферу в совре
менном литературном процессе, о чем неоднократно писал Подыячеву: «18, 02,
26 <,,,> У нас сейчас, в верхних слоях, какое-то повелось пренебрежительное
отношение к крестьянствующим писателям и к крестьянскому духу: рабочий,
мол, победитель, а крестьянин – что? Он-де только и глядит: как бы сорвать
с города, а до остального ему дела нет,,,» [7,16], «30 июля 1929, <,,,> Милый
Семён Павлович! Опять 9 дней целых мучился в Москве, вчера приехал в
су, отдыхаю <,,,>, Но на душе-то у меня этого покою как раз и нет, увы! <,,,> В
Москве, в литературных кругах и сферах, идет какая-то дикая склока, подси
живанье, валка подножку и всяко,,, Нехорошо что-то! <,,,>» [7, 121], «3 янва
ря 1931<,,,> Жизнь в Москве (да и везде) стала чудная и аховая, Добыча жрат
вы убивает не менее половины дня! Я пока за работу не принялся, А в ГИЗе
налаживаю из старья книжку «избранную», листов на 12–15, Ведь жрать-то
надо! А вновь что-ни-то придумаю, И верно, о
езжмз озрЯсы сптгмн
делено мной, –
Р, К,
),Её, жизнь-то, надо в лицо упорно понаблюдать, Посло
няться надо, Ведь кругом, куда ни глянь, всё на новый лад, Жизнь кажется в
напряженной и жестокой обстановке,
рудностей – кучи, горы, но, видно, это
всё неизбежно<,,,>» [7, 142], «15января 1931<,,,>Ну, новостей тут, в литера
туре, много, их не расскажешь, – всё борьба и перестройка,,, Сплошная и на
сквозь выправка на марксистские пути<,,,> Писать ещё не начал, всё какие-то
делишки да беготня, будь они прокляты, Время неспокойное, напряженное,
Касаткин не просто наблюдал за «подлой» жизнью в литературной среде,
он стремился оздоровить советскую литературу, не жалея себя, – как руково
дитель Всероссийского союза писателей (1929–1932), редактор журналов, на
ставник молодых литераторов, «3 января 1931<,,,> Щла тут областная конфе
ренция крестьянских писателей, Звучало и твое имя, Я там торчал все три дня,
И чуял, как подымается большая молодая сила снизу – ещё не мастера, но из
Адресант считал своим долгом помогать писателям старшего поколения,
и переписка с Подыячевым – яркое тому свидетельство: Касаткин способство
вал продвижению произведений Подыячева в печать, благодаря его усилиям
было подготовлено и издано собрание сочинений Подыячева в 11-ти томах, по
могал другу материально, присылал книги и лекарства, поддерживал словом:
«Ради всех святителей, ничем не расстраивайся, плюнь на все мелочи! И не
Примечательно, что в письмах конца 1920-х годов сам Касаткин всё чаще
признается: «устал», «устал душой и всяко», «сильно устал», «еду лечиться
от усталости» и т,д,
яжелое душевное состояние Касаткина обыясняется, по-
видимому, и неприятностями в семейной жизни, Судя по его письмам, в мае
1927 года он и его жена, Зоя Александровна, отдыхали в Гурзуфе («Я в доме
отдыха, Зоя – у частных» [7, 60], – пишет Касаткин Подыячеву), Видимо, Зоя
Александровна там увлеклась другим мужчиной, «предала» мужа, как впос
ледствии назовет это Касаткин, О развитии событий можно судить по перепис
cПодыячевым,
cПодыячевым,
«16 июля 1927<,,,>Хожу очумелый, дело из рук падает, не ем ни черта,
Почти не сплю! Скверно!<,,,>» [7,63], «21 июня 1927, Милый Семен Павло
вич! Как живу – Анатолий [10] видел, расскажет, Конечно, измотался, душа
и сейчас ревет, Но что сделаешь?
оскую вообще, и странно – и по ней тоскую
не взирая на всю пакость, Не видимся,<,,,>
ы бы ей письмо, что ли, послал
бы отеческое, И внушил бы, что нельзя так уходить, не раскаявшись во всём
начистоту, Это тяжело мне и непонятно <,,,>,Мне это необходимо для души,
Её непризнание меня истерзало хуже всяких фактов» [7,64], «21 октября
1927<,,,> Особливо как-то и скушно и даже тоскливо тут мне, а те «истории»
мне так истерли шею, что голова на плечах еле мотается, Прямо хоть пропадай
раньше положенного срока! <,,,> Пусть по глупости, но ведь все-таки это пре
дательство! Что может быть тяжелей этого в жизни? Сам понимаешь! <,,,>»
Подыячева очень огорчало происходящее в семье Касаткиных, он немало
сделал для примирения супругов, о чем свидетельствуют ответы Подыячева на
письма Касаткина этого периода, С,П, Подыячев – И,М, Касаткину: «20 июня
1927, Обольяново, <,,,>Пожалел бы ты ее, родной, а? Ведь душа-то в ней оста-
лась все та же, а на то-то и наплевать можно <,,,>» [6,77]; «17 августа 1927,
Семейная драма Касаткиных продолжалась более полугода; в декабре
1927 года Касаткин отправляет Подыячеву известие: «<,,,> Ну, вот я и поми
рился с Зоей, факт! Она тут так рада: и смеётся, и плачет и прочее такое,<,,,>
Да святится имя твоё!» [7,83], Подыячев, не сдерживая эмоций, ответил в тот
же день: «<,,,> Неужели то, о чем я постоянно держал в своём сердце, случи
лось? <,,,>
ы вырос в моих глазах ещё на целую сажень,,,<,,,>Что-то не ве
селят меня твои дела и наводят на грустные мысли, Жду, когда ты наконец
схватишь себя за хвост и скажешь: стоп! Пора за дело! <,,,>» [6,112], Отметим,
что позже, в 1930 году, Подыячев напишет: «<,,,> Кажется, что в настоящее
И всё же призывы к Касаткину заняться литературным трудом возымели
действие: «18 июля 1930,
аруса <,,,>А я, друг, представь, написал и отослал
в Новый Мир как будто очень не худой рассказ [8], Сдвинулся наконец!
надо не отставать, а то беда! Отвык я от пера! Здесь сейчас хорошо <,,,>,
ко вот жрать, ох, совсем нечего, беда с этой стороны <,,,>» [7,132], «18 авгус
та 1930,
аруса, <,,,> Милый Семен Павлович, здесь всё благополучно, кроме
Как видно, «писалось» Касаткину в те годы только в деревенском доме,
купленном в 1927 году в
арусе, но дела заставляли возвращаться в «душную»
Москву: «<,,,> Ох, надел я хомут – трудно <,,,>, Читки много, Борьба!» [7,165];
«<,,,>Какое тут писанье, всех вихрем метет туда и сюда, Я мечтаю опять уда
литься на спокой как-нибудь<,,,>» [7,179], – делится Касаткин с Подыячевым
после назначения ответственным редактором «Земли советской», В ответном
письме Подыячев был откровенен: «1933, март, Подыячево <,,,> А вот опять
что-то чудное началось, Опять за кулаков взялись, Пошла чистка колхозов,
Как-то все и вся примолкли и насторожились и боятся говорить о том, что есть,
Из Москвы погнали многих <,,,>, Эх ма, упустили мы из своих рук русскую
»[6,263],
Ситуация усложнялась повсеместной «чисткой рядов» в партийных орга
«13 сентября 1933, Дорогой Семен Павлович! Вот я и в Москве, Успел уже
и «почиститься», Чистка моя была превращена в какое-то сплошное торжест
во, так что я был буквально подавлен и глубоко смущен этими похвалами <,,,>,
Сейчас ежедневно с 4 до 12 часов на чистке сидим, продлится она ещё дней 12–
15 <,,,>» [7,216], О значительности этой процедуры для И,М, Касаткина (как и
любого другого члена компартии) свидетельствует неожиданно экспрессивная
реакция Подыячева: «15 сентября 1933, Обольяново <,,,>, Прочел твоё письмо
и заплакал, Рад всей душой, Не нахожу слов выразить тебе мою радость<,,,>»
Благополучно завершившаяся для Касаткина «чистка», по-видимому, не
избавила его от проблем: «8 февраля 1934,<,,,> Я хандрю, хожу лечиться, не
работается, Суета и суматоха сбивает с толку, Негде уединиться,,, Надо искать
выход, А то беда! <,,,>» [7,227], – делится Касаткин в одном из последних пи
сем к Подыячеву, смерть которого оборвала эпистолярный диалог двух писате
Усилия И,М, Касаткина по формированию советской литературы не спас
ли его от трагической гибели – писатель был расстрелян в 1938 году как якобы
Касаткин был посмертно реабилитировали в 1957 году – благодаря уси
лиям вдовы, Зои Александровны Исаковой (Касаткиной), В фонде И,М, Ка
саткина РГАЛИ хранится письмо-ходатайство З,А, Исаковой (Касаткиной) в
Комитет партийного контроля при ЧК КПСС о реабилитации писателя, В нем,
в частности, говорится: «Касаткин был в 1938 году 31 января арестован, и о
дальнейшей его судьбе я ничего не знаю, В связи с делом мужа через три меся
ца была арестована и я, как жена, и выслана на восемь лет в Казахстан, В дан
ное время с меня судимость снята<,,,>, Я убеждена, что Касаткин не совершал
никакого преступления против партии<,,,>, В литературу Касаткин вошел с
помощью Горького, который считал Касаткина своим учеником и всю жизнь
с ним переписывался, При аресте Касаткина были изыяты письма Горького к
1, Занковская Л,В, Крестьянские рассказы И,М, Касаткина −− Русская
2, Страхов Н,И, Иван Касаткин −− И, Касаткин, Перед рассветом, – М,,
4, Письма А,М, Горького к И,М, Касаткину (1908–1934) −− Новый мир, –
5, Муратова К,Д, Эпистолярное наследие Горького −− Русская литерату
6, РГАЛИ, Ф, 246, Оп,1, Ед,хр, 95, С, 276, Далее ссылки даны с указани
7, РГАЛИ,Ф, 374, Оп, 3, Ед,хр, 13, С, 9, Далее ссылки даны с указанием
8, Речь идет о рассказе «Ходоки», Доподлинно установить это удалось
благодаря письму И, Касаткина В, Полонскому в редакцию журнала «Новый
мир»: «Отправляю обещанный мной рассказ «Ходоки»,
аруса, 17 июля 1930»
МАОАЕ НОМКЩЧЙГЛЛМЗ ФЖАЖЙЖЕАФЖЖ
В творчестве Д, Лондона вопрос о формах и путях развития цивилизации
и месте человека в этом процессе является одним из центральных, Писатель
сумел уже в конце
в, интуитивно подойти к пониманию цивилизации в
том определении, которое характерно для научной мысли конца ХХ в,, – «как
сложно устроенного, развитого общества, в котором важное значение имеют
как экономические факторы, так и социальная система, как моральные прин-
ципы регуляции отношений, так и политическое устройство, как практические
знания, так и эстетические идеалы» [1], В ряде произведений – публицистике,
романах, рассказах – он дает оценку современным процессам экономического
и научно-технического развития в мире, определяет современную цивилиза
Лондон уверен, что бурный расцвет промышленности, основанный на но
вых научных открытиях, – процесс закономерный, знаменующий собой движе
ние вперед, В очерке «Направление движения человечества» (опубл, 1917) он
прослеживает путь, пройденный человечеством от древнейших времен до сов
ременности, сопровождавшийся насилием, пролитием крови, Но в современном
мире, уверен писатель, «более разрушительная сила, чем война, – индустрия»
[2], Развитие техники в эпоху промышленной цивилизации – естественный и
положительный по своей сути процесс, но он приводит к необратимым явле
ниям изменения структуры общества и, что страшнее, с его точки зрения, –
самой природы человека, В очерке «Вопрос о максимуме» (1905) также глав
ным фактором развития названы экономические тенденции, которые меняют
характер цивилизации, и даже войны в будущем будут вестись исключительно
из соображений экономической выгоды: «…Капитанами войны будут командо
вать капитаны индустрии» [3], Промышленная цивилизация заключает в себе
и положительный момент: развитие науки и техники меняет условия жизни
людей – но это лишь обостряет вопрос о распределении материальных благ в
обществе, Альтернативой прежним агрессивным формам борьбы за выжива
ние Лондон называет социализм, который представляется ему разумной фор
В очерках Лондон вводит как одно из проявлений промышленной циви
лизации метафорический образ «сжатия планеты» («Вопрос о максимуме»,
«Сжатие планеты», 1900), подразумевая под этим пространственные и вре
менные изменения в связи с новейшими открытиями в науке и технике, Этот
процесс предоставляет неограниченные возможности управлять миром, но
и порождает негативные явления: человек все больше становится игрушкой
С проблемой развития цивилизации тесно связана, в авторском видении,
проблема власти собственности над человеком, В очерке-рассказе «Золотые
маки» (1902) показано, как желание защитить собственность приводит к про
буждению темных инстинктов в человеке, Средоточие промышленной циви
лизации – город, жизнь в котором уподоблена жизни «в крысиных норах», она
пробуждает в человеке темные инстинкты, Причину автор видит в нездоровой
атмосфере современного города: «Есть в тамошнем образе жизни что-то такое,
Осмысление современной цивилизации как промышленной, «машин
ной» нашло отражение в книгах, связанных с жанром путешествия, В «Людях
бездны» (1903) Лондон отразил личные впечатления от знакомства с бедней
шими кварталами столицы Великобритании, Ист-Эндом, Называя основным
законом жизни в «человеческих джунглях» «закон выживания», он стремит
ся осознать механизмы его действия, В город, воплощающий для большинства
«промышленный рай», устремляется «бродячее племя» городских бедняков, и
это превращает развитие цивилизации в неуправляемый стихийный процесс,
а людей – в жертв бездушного механизма, гордо именуемого «цивилизация»,
Ошибка в развитии, с его точки зрения, заключается в том, что современная
цивилизация утилитарна по своей сути, и в обществе «всякое нарушение прав
собственности карается строже, нежели нарушение прав личности» [5], Жизнь
на природе предстает как альтернатива нездоровой городской жизни, так как
утрата связей человека с природой, в понимании Лондона, – важный фактор
развития современной цивилизации со знаком минус, Писатель, вслед за авто
ритетными людьми своего времени, высказывает мысли о том, что, развиваясь
в технократическом направлении, цивилизация не представляет собой шага
вперед в нравственной эволюции, но ход событий можно изменить – человек
В книге «Путешествие на “Снарке”» (1911) Лондон выражает уверенность
в том, что в условиях современной цивилизации в людях всё ещё жива потреб
ность ощутить остроту жизни, пережить приключение, В полной мере это мо
жет быть реализовано только вдали от городов – с этой целью он отправляется
в большое путешествие по Яжным морям, В главе, посвященной пребыванию
в колонии прокаженных, писатель с публицистическим пафосом определяет
характер промышленной цивилизации как источник негативного влияния
на человека, Описывая жизнь поселенцев, он не раз подчеркивает, что для
многих из них пребывание на острове более комфортно, чем на родине, Образ
прокаженных приобретает символически обобщающий характер: они, как и
бедняки в городах, – люди, выброшенные на обочину жизни, люди «второго
сорта», но на Молокаи это не так очевидно, как в большом мире: «В каждой
больнице для бедняков Соединенных Щтатов или любого другого государства
можно встретить, конечно, такие же ужасы, как на Молокаи, и там их, в об
щем, гораздо больше и они составляют картину более чудовищную,,,» [6], Про
каза предстает на страницах книги как аллегория равнодушия и жестокости
системы законов, общественных институтов и сложившихся стереотипов от
ношения к людям в современном цивилизованном мире, сделавшем ставку на
Книга Лондона «Дорога» (1907) написана по впечатлениям от предприня
того им в юности путешествия вместе с бродягами-хобо по дорогам Америки,
Проникнутая духом романтического приключения, она в то же время позво
ляет увидеть писателя-реалиста, осмысливающего социальные законы разви
тия общества, которое для него прежде всего люди, устанавливающие законы,
управляющие обществом, Галерею образов обывателей открывает преуспева
ющий «труженик», отказывающий бродяге в помощи, – символ искаженного
понимания «американской мечты», Напротив, бедная женщина, готовая по
делиться последним с бродягой, воплощает искреннюю отзывчивость и добро,
живущее в сердце бедняков, В дороге писатель открывает для себя закон жиз
ни: мораль в обществе обусловлена отношением к деньгам, находится в прямой
зависимости от материального достатка; жизнь в городе, важной пространст-
венной единице цивилизованного общества, в «тесных, надушенных комна
тах-коробочках» [7] лишает человека необходимого духовного пространства,
В главах «Сцапали» и «Исправительная тюрьма» Лондон оценивает тюрь
му как государственный институт, отражающий негативные стороны развития
американской цивилизации, изменившей идеалам Конституции, Люди, ока
завшиеся в тюрьме, – жертвы промышленной цивилизации, они выброшены
на обочину жизни вследствие законов её развития,
юрьма в книге – модель
«большого мира», живущая по его законам: здесь работают те же механизмы
управления, налажена торговля, обмен продуктами и т,д,, и в борьбе за вы
живание побеждает сильнейший: «О, смею вас уверить, мы были волки, точно
В книге «Джон – Ячменное Зерно» (1913) Лондон, оценивая современ
ную цивилизацию как «машинную», затрагивает вопрос о нивелировании че
ловеческой личности, уничтожении свободного духа посредством отупляю
щего механистического труда: «Куда романтичнее быть устричным пиратом
или арестантом, чем рабом машины!» [9], Большинство людей видит в дружбе
с Джоном – Ячменное Зерно (алкоголем) путь «ухода» от тягот засасывающей,
отупляющей повседневности тяжкого труда, Главный обыект социальной кри
тики здесь – кабаки, в которых писатель усматривает не только примету ци
вилизации, но и следствие искажения пути её развития, ужасного «спрута»,
узаконенного правительством, удерживающего в плену людей, о чем свиде
Вопрос о роли промышленной цивилизации в определении статуса чело
века в современном мире затронут в романе «Железная пята» (1908), Исходя
из популярных в то время теорий развития общества (в частности, К, Маркса,
Г,Спенсера), писатель публицистически точно обозначает в произведении ха
рактер современного общества с точки зрения экономического, политического
и духовного состояния, Изображаемые события повествуют о том, что проис
ходит через несколько лет (1912-1932 гг,) относительно времени написания
романа, Автор стремился подчеркнуть условность изображаемого и обозна
чить свой взгляд на закономерности происходящих событий в контексте об
щих законов развития цивилизации, в том числе и с позиций эволюционного
развития: «Чередование исторических эпох обусловлено законами социаль
ной эволюции, Эти эпохи были исторически неизбежны» [10], Приход к влас
ти Олигархии оценивается им как нарушение поступательного хода истории,
ужасная аномалия развития, Устами своего героя, Эвергарда, Лондон дает не
гативную, ироничную характеристику олигархии, отличающейся предельной
самоуверенностью в оценке собственной исторической значимости, называет
промышленников «дельцами», обвиняет их в нарушении «заветов любви» к
ближнему, в том числе тех, «которые преподал < …> Христос» [11], Кумир для
них – деньги, которые он определяет как основу современной цивилизации
(этому посвящен очерк «Власть долларов», 1900), в силу чего общество пре
В эпоху «машинной цивилизации» бурный расцвет науки, экономики,
вопреки логике развития, не приводит к облегчению жизни трудящихся – по
явление машин оторвало людей от земли и привело в городские «трущобы»,
сделав их жизнь ужасной, «Рабами машин» в романе названы не только рабо
чие, но и промышленники, политики, пресса, Частные судьбы людей иллюст
рируют негативный характер процесса: это рабочий Джексон, потерявший на
производстве руку (аналогичный факт представлен в рассказе «Любопытный
отрывок», 1908); женщина-швея, вынужденная зарабатывать жалкие деньги
тяжелым трудом дома, поскольку на производстве её заменили машины, Вину
писатель видит не в промышленном росте как таковом – это естественный про
цесс развития общества, а в искажении норм морали, которые должны регули
Аналогичный взгляд на обезличивание человека в условиях промышлен
ной цивилизации представлен в рассказе «Отступник» (1909), Монотонность
труда у станка убивает в маленьком Джонни всё живое – даже во сне он продол
жает вязать ткацкие узлы, Лейтмотивная метафора в рассказе – образ челове
ка-машины, Машины так «вросли» в ребенка, с раннего детства работающего
на фабрике, что он уже «достиг совершенства машины» [12], утратив способ
ность чувствовать и думать, Само время, кажется, останавливается, машина
оставляет только иллюзию движения: «Время не шло, оно стояло на месте,
Двигались лишь неугомонные машины, – да и они никуда не шли, хотя и вер
телись всё быстрее» [13], Его стихийный протест против монотонности жизни –
уход из дома, из города, единственная альтернатива в данной ситуации, с точ
ки зрения автора, Дерево перед домом, которое видит мальчик, – символ остав
Обезличивание человека в условиях промышленного города и необходи
мость противостоять этому в целях сохранения нравственной основы челове
ческого «я» представлено также в романах «Время-не-ждёт» (1910) и «Лунная
долина» (1913), Герои романов – Харниш, Билл и Саксон – покидают боль
шие промышленные города, превратившие их в уставших от жизни, слабых
физически и духовно людей, и обретают силы в обращении к земле, к приро
де, Подобный взгляд на возможности преодоления негативных последствий
цивилизации становится в творчестве Лондона после 1909 г, едва ли не доми
нирующим, В рассказе «Рожденная в ночи» (1913) он называет людей, кото
рые, подобно героине, вдохновленной отрывком из «Вопля о справедливости»
оро, поселившейся с индейцами на Клондайке, следуют живой потребнос
ти в нравственной жизни, «рожденными в ночи», противопоставляя им людей
С проблемой цивилизации, в том числе и промышленной, связан вопрос
о власти, Оплотом промышленной цивилизации в романе «Железная пята»
предстает олигархия и силы, её поддерживающие: философы, чьи знания слу
жат Олигархии; пресса, способная уничтожить честного человека, осмелива
ющегося высказывать крамольные, с точки зрения правящих кругов, мысли;
политики, бездействующие, изменившие идеалам демократии; церковь, кото
Промышленная цивилизация неизбежно в своих недрах рождает сопро
тивление, которое принимает различные формы, В епископе Морхаузе, раздав
шем имущество беднякам и посвятившем жизнь служению им, представлен
один из вариантов такого сопротивления, Восхищаясь им, автор, тем не менее,
представляет его фигурой трагической (официальные власти обыявляют его
сумасшедшим), а путь, избранный им, мало эффективным, Значительная роль
в развитии общества может принадлежать отдельной личности, незаурядной,
акие люди, как Эвергард, выделяющийся из общей массы
эрудицией, прозорливостью, силой, прежде всего духовной, основанной на
служении людям, способны если не изменить ход истории, в понимании авто
Развивая мысли, публицистически декларированные в очерках «Револю
ция», «Классовая борьба» (1905) и др,, в романе Лондон выражает уверенность
в том, что революционные изменения неизбежны, являются наиболее дейст-
венным средством противостояния насилию в условиях современной цивили
зации, Революционное движение осмысливается в романе как «религиозное»,
а революционеры – как люди, приносящие «жертвы на алтарь свободы»» [15],
Но процесс этот длителен, полон противоречий – восстание рабочих изображе
но в мрачных красках, как явление стихийное; восставшими движет «жажда
мести», чувства, напоминающие проявление темных инстинктов, Не вызыва
ет сомнения у писателя вопрос о необходимости противостояния аномальному
характеру развития цивилизации, но он предупреждает о возможности пере
рождения его в искаженные формы – войну, террор, В очерке «Голиаф» (1910)
он допускает возможность применения по сути террористических методов
(герой угрожает новым мощным оружием сильным мира сего, не желающим
мирным путем изменить существующий порядок вещей), оправдывая это вы
сокими целями – необходимостью построения нового гуманистического обще
ства, В рассказе «Враг всего мира» (сб, «Сила сильных», 1913) он осуждает по
добные действия, представляя образ ученого-одиночки Эмиля Глюка, который
использует свой талант в целях личной мести, Писатель обвиняет общество,
превратившее талантливого ученого в «маньяка и анархиста» [16], ввергнув
В романе «Бюро убийств» (опубл, в 1964 г,) Лондон, обращаясь к сатире,
развенчивает саму идею возможности террористических действий как средст-
ва изменения мира, Бюро убийств – это некая социально-политическая орга
низация, занимающаяся «устранением» лиц, чья деятельность может быть
определена как общественно вредная; по сути дела, она отражает искаженное
представление о политических механизмах в условиях современной цивилиза
ции, Автор, изображая членов «Бюро» «свихнувшимися» фанатиками, «охва
ченными бредовой идеей», выступает против анархистской идеологии, терро
ра, В самом начале романа становится очевидным, что речь идет не о наемных
убийцах, а об организации, которая в своих действиях руководствуется опре
деленной политической программой, Писатель использует элементы снижаю
щего комизма, гротеска, подчеркивающих абсурдность деятельности членов
Бюро, «Социалист-миллионер» Холл, разоблачающий деятельность террорис
тической организации, встаёт на место главы Бюро, Драгомилова, когда тот
оказался вынужденным принять заказ на собственное уничтожение как со-
циально опасной личности,
ем самым обнаруживается полная абсурдность
Размышления Лондона о том, к каким последствиям может привести че
ловечество слепое следование законам развития промышленной цивилизации,
нашли отражение в романе «Алая чума» (1915), события в котором отнесены
к 2073 г,: именно из этого времени герой романа Смит осмысливает прошлое,
тот поворотный момент в истории человечества, когда страшный мор – Алая
Чума – уничтожил практически всё человечество, саму цивилизацию, В на
чале произведения перед взором читателя предстают причудливые сочетания
примет остатков цивилизации и полного запустения во всём, Вопреки тенден
ции представить в ряде произведений пагубность влияния больших городов
как главного средоточия цивилизации на человека и благотворность возврата
к земле, Лондон в романе «Алая чума» мыслит иначе: «вне цивилизации боль
ших городов» ещё не значит благо для человека, Смит пытается обыяснить де
тям то, что случилось много лет назад, знакомит их с прежней цивилизацией,
Из его рассказа следует, что во многом произошедший катаклизм вызван самой
природой цивилизации, промышленной по своему характеру, В его воображе
нии рисуются картины мирной, счастливой жизни людей, во всем равных, как
он уверен, и, вместе с тем, он говорит о том, что современный род Щофферов
берет свое начало от грубого, жестокого человека (шофера у богатых людей) и
жены бывшего миллиардера Ван-Вордена, одного из двенадцати управлявших
Наука, технический прогресс, служившие, казалось, залогом успешно
го процветания цивилизации, оказываются бессильными перед слепой, раз
рушительной силой природы: «Как будто мир совсем перестал существовать,
был окончательно вычеркнут» [17], Лондон рисует динамичную и страшную в
своей достоверности картину полной разрухи – цивилизованные люди в один
миг превратились в животных, движимых инстинктами разрушения, Они сви
детельство социального неравенства, процветавшего в обществе, воспринимав
шегося как естественный, установленный самой жизнью порядок вещей: «В
самом центре нашей цивилизации, там, на дне наших беднейших кварталов и
рабочих гетто, мы расплодили варваров, дикарей, и теперь, в минуту нашего
несчастья, они набрасывались на нас, как дикие звери, какими и были, и унич
тожали нас» [18],Самое страшное, по воспоминаниям старика, это не утрата ма
териальных ценностей, уничтожаемых в пожарах и грабежах, а потеря нравст-
венных ценностей, Оценивая причины гибели цивилизации, Лондон вкла
дывает в уста своего героя размышления о том, что есть подлинная и мнимая
цивилизация, Чивилизация, основанная на варварских законах бытия, попи
рающих нравственность в высшем понимании этого слова, неизбежно должна
погибнуть, Финал романа можно считать открытым, Лондон уверен, что циви
лизация вновь возродиться, но будет ли она по своему характеру прежней, или
же человечество, сделав для себя выводы, сможет избежать прежних ошибок,
аким образом, в своих произведениях, различных по жанру и времени
написания, Д, Лондон не просто представил, во многом опередив свое время,
взгляд на характер современной цивилизации, оценивая её как промышлен
ную, «машинную», но и по-своему раскрыть диалектику исторического про
цесса, Не сомневаясь в неизбежности прогресса, он сумел в художественной
форме обозначить возможные опасности на пути развития цивилизации, Лон
дон не умаляет роли обыективного начала в ходе истории: промышленная ци
вилизация – закономерная фаза исторического развития, но человек в полной
1, Прокофьева Г,П, Становление категории «цивилизация» как универ
сальная единица анализа исторического процесса, Дис
,,,,канд,филос,наук,–
, ,,,
канд,филос,наук,–
канд
,филос,наук,–
,
филос,наук,–
филос
,наук,–
,
наук,–
наук
,–
, –
,2001,–С,39,
С,39,
,39,
J, Th
Hum
Dr�f
−−
J, Th
Hum
Dr�f
, –
,, 1917, –
3,
�d
J, Th
Qu
�o
of
���
�mum −−
�d
J, W
r of
Cl
��
�, –
5, Лондон Д, Люди бездны −− Лондон Д, Собр, соч, в 13 тт, –
, 5, – М,,
6, Лондон Д, Путешествие на «Снарке» −− Лондон Д, Собр, соч, в 14 тт, –
7, Лондон Д, Дорога −− Лондон Д, Собр, соч, в 13 тт, –
, 5, – М,, 1976, – С,
9, Лондон Д, Джон – Ячменное Зерно −− Лондон Д, Маленькая хозяйка
10, Лондон Д, Железная пята −− Лондон Д, Собр, соч, в 14 тт, – М,, 1961, –
12, Лондон Д, Отступник −− Лондон Д, Собр, соч, в 13 тт, –
, 8, – М,,
14, Лондон Д, Рожденная в ночи −− Лондон Д, Собр, соч, в 13 тт, –
, 10, –
16, Лондон Д, Враг всего мира −− Лондон Д, Собр, соч, в 13 тт, –
, 11, – С,
17, Лондон Д, Алая чума −− Лондон Д, Собр, соч, – М,-Л,, 1929, –
, ��
,–
��
�,–
, –
Е,Г, Местергази
М «ВМИСКГЛРАЙЬЛЩУ» ДАЛОАУ
Нет единства во мнениях теоретиков – считать ли «документальную» ли
Многие исследователи склонны всю «документальную» литературу рас
сматривать как некий самостоятельный жанр, Примеров такого рода очень
много, Еще лефовцев Я, Соболев упрекал, что они не умеют «работать в
пд гнйтлдмсЯкымни кзсдпЯстпы
», И сегодня можно встретить высказывания
подобного рода: «Кровь, муки и пот народа в минувшей войне накладывают на
нас первейшее из обязательств – безусловную верность правде, В некоторых
ьснвн еЯмпЯ (гнйтлдмсЯкымни кзсдпЯстпы)
при всем стара
нии невозможно обнаружить и следа документа, разве что имя героя реально,
все же остальное состоит из домыслов, описаний, все тех же диалогов и внут
ренних монологов, заполняющих страницы и главы, Опять как в романах, как
в художественной литературе, Но кому нужна эта художественность, ради ко
торой попирается главное и, может, единственное достоинство этого рода ли
тературы – правда», – можно прочитать в статье В, Быкова «Свидетельство
эпохи» (1981); «Новый контракт, заключенный Стингом, не имеет отношения
к музыке, На днях британский певец подписал договор о написании книги в
еЯмпд гнйтлдмсЯкымни кзсдпЯстпы
», – сообщается в печати и т, п, Как вид
но из приведенных выше цитат, в документальной литературе предпочитают
видеть отдельный жанр журналисты, писатели, критики, При этом совершен
но непонятно, что это за жанр, Литературоведы в массе своей подходят к этой
Хотя трудно разобраться в терминологической путанице, существует дав
няя традиция выделения произведений с главенствующим документальным
началом в самостоятельный
литературы, в свою очередь представленный
различными жанрами, статус которых в большинстве своем закреплен в спра
вочных и учебных изданиях, Впрочем, никакой единой системы тут нет, нет
Сегодня уже настало время, когда наука способна взглянуть на исследуе
мый предмет с высоты некоторой исторической перспективы, а значит, у нее,
безусловно, есть шанс наконец-то освоить все еще новый для нее теоретико-ли
Прежде всего следует отметить, что само понятие жанра относится к чис
лу таких категорий, которые каждым новым поколением ученых подвергают
Одно из классических определений жанра в отечественной науке принад-
лежит Г,Н, Поспелову, Ученый трактует жанр как единство и взаимопроник
Рассматривая предмет со сходных позиций, В,Е, Хализев в «
еории ли
тературы» пишет: «Литературные жанры – это группы произведений, выде
ляемые в рамках родов литературы, Каждый из них обладает определенным
комплексом устойчивых свойств, <…> Жанры с трудом поддаются системати
зации и классификации (в отличие от родов литературы), упорно сопротивля
ются им, Прежде всего потому, что их очень много: в каждой художественной
культуре жанры специфичны (хокку, танка, газель в литературах стран Восто
ка), К тому же жанры имеют разный исторический обыем, <…> Говоря иначе,
На нынешнем этапе методологически обоснованная главная теоретичес
кая задача в области изучения жанров, по мысли А,Я, Эсалнек, «заключается
в необходимости развития и углубления положений и дефиниций, выработан
ных нашей наукой путем их конкретизации и приближения к живому литера
турному материалу, как прошлому, так и современному, путем дальнейшего
совершенствования типологического подхода и разработки его новой истори
ческой модификации,
акую разновидность типологического изучения мы
связываем с поисками внутрижанровой типологии и условно называем ее ти
пологией второго уровня, если под типологией первого уровня иметь в виду
классификацию литературных произведений на такие жанровые типы, как
роман, повесть, эпопея и т, п,» [2], При этом Л,В, Чернец уточняет: «Следует
разграничивать задачи жанровых типологий, с их рабочими терминами (Г,Н,
Поспелов, П,
Хернади и др,), и конкретно-исторических исследований, выяв
ляющих жанровые нормы как живые реальности сознания непосредственных
Учитывая эти положения, сформулированные научной мыслью послед
них десятилетий, необходимо обратить внимание на еще одну теоретическую
проблему, до сих пор не изученную, а именно: на особенности функционирова
Важнейший момент, безусловно определяющий сложность исследова
тельского анализа и восприятия, связан с тем, что
для рассматриваемого здесь
вида литературы характерно функционирование жанров сразу в нескольких –
двух или трех – плоскостях
, Описание такой многоуровневой системы – труд
Размышления над жанровой природой произведений с главенствующим
документальным началом прежде всего позволяют выделить
цзрсыд (одпбзц
К чистым (первичным) жанрам, вероятно, следует относить
фпнмзйт (кд
снозры), озрылн, ЯбсназнвпЯузэ, азнвпЯузэ, гмдбмзй, лдлтЯпы (бнронлзмЯ
К сложным (вторичным) жанрам относятся
«мдбыгтлЯммыи» пЯррйЯж,
гнйтлдмсЯкымЯю онбдрсы, гнйтлдмсЯкымыи пнлЯм (пнлЯм-аыкы),
а также со
путствующие «авторские» жанры, такие как
«ноыс фтгнедрсбдммнвн зрркд
(«Архипелаг ГУЛАГ» А,И, Солженицына),
«пнлЯм внкнрнб»
(«Чин
Чистые (первичные) жанры есть некое базовое поле литературы с главенст-
вующим документальным началом, Для повествовательной структуры этих
жанров характерно наличие следующих моментов: прямое авторское выска
зывание; позиция рассказчика соответствует позиции автора; анализ действи
тельности равен художественному образу этой действительности; субыектив
ности мировосприятия соответствует предельная субыективность высказыва
ния; употребление подлинных имен; язык – от совершенно «необработанного»
до литературного; возможна, хотя и не обязательна, опосредованная реакция
Первый уровень
не что иное, как повседневная жизнь, в которой каждый
участник, Рожденные на этом уровне произведения чистых жанров могут при
надлежать кому угодно, т,е, авторам – носителям культурного сознания – и
авторам, таковыми не являющимся,
еоретически любой человек, владеющий
мало-мальски грамотой, может написать письмо, дневник, автобиографию или
Произведения этого уровня входят в культуру как бы с черного хода, из
рук специалистов, профессиональный взгляд которых только и способен уви
деть в них «нечто», Можно смело утверждать, что процесс освоения культурой
материала бытового уровня – дело достаточно новое, начатое, в первую очередь,
историками-медиевистами и подхваченное социологами, философами и, нако
нец, филологами, В ХХ веке, занимаясь изучением повседневности, исследо
ватель «ощущает себя непосредственно включенным в живую историческую
цепь» [4], Социологами и философами феноменологической ориентации созда
ется наука повседневности, Что касается филологии, то она также приступила
к освоению произведений бытового уровня, Правда, пока наука о литературе
в основном проходит стадию «обнаружения» своего материала: издается серия
«Народные мемуары», публикуются письма, записки, воспоминания рядовых
граждан, а принципы и методология анализа этих произведений во многом се
годня только формируются,
ем не менее необходимость такого рода исследо
ваний очевидна, ведь реконструкция личной жизни и судеб отдельных, мало
чем примечательных людей, изучение формирования и развития их внутрен
него мира, всех сохранившихся следов их деятельности рассматривается как
адекватное средство познания того исторического социума, в котором они
жили и творили, радовались и страдали, мыслили и действовали, В фокусе ис
следования оказывается внутренний мир человека, его эмоционально-духов
ная жизнь, социальная практика и т,п, Постепенно такого рода произведения
На бытовом уровне факт наиболее трудно вычленяется из «голой» дейст-
Второй уровень
соответствует литературному, На этом уровне произве
дения функционируют в соответствии с принадлежностью к тому или иному
литературному жанру, При этом художественная правда произведения опира
ется прежде всего на достоверность факта, Последний имеет самостоятельное
эстетическое значение, На этом уровне читатель имеет дело с «невымышлен
Третий уровень
также соответствует литературному, Единственное его от
личие от предыдущего состоит в принципиально иной установке на достовер
ность факта, Здесь факт становится предметом вымысла,
аким образом, это
чисто художественный уровень, и литература здесь, безусловно, не что иное,
Кроме того,
второй и третий уровни
имеют свои функциональные осо
бенности, а именно: произведения здесь могут выступать 1)
(например, дневник как литературный жанр) и 2) как вставка в произведение
Что касается
ркнемыф (бснпзцмыф) еЯмпнб
, то они функционируют
Само собой разумеется, выше приведенная конструкция не должна иметь
жестких очертаний, как и всюду, следует иметь в виду возможные переходные
или смешанные формы, Об этом, в частности, писала в свое время Л, Я, Гинз-
бург: «Иногда лишь самая тонкая грань отделяет автобиографию от автобио
графической повести или романа, Имена дейс
вующих лиц заменены други
ми – эта условность сразу же переключает произведение в др
гой ряд, обеспе
чивает пишущему право на вымысел» [5],
Здесь нет нужды подробно останавливаться на анализе всех жанров ли
тературы с главенствующим документальным началом, Достаточно на одном
примере – пусть это будет
ьозрснкюпмыи еЯмп
– проследить, как функциони
Письмо (в значении – письменное послание, имеющее конкретного адре
сата и созданное по определенному канону) первоначально возникло вне лите
Стоит отметить, что у некоторых исследователей возникают сомнения в
существовании эпистолярного жанра,
ак, С,С, Аверинцев полагал, что «под
знак» письма «может быть поставлен текст, характеризующийся содержатель
ными и формальными приметами любого литературного жанра» [6], С этим
можно поспорить: жанр письма характеризуется индивидуальными примета
ми, как содержательными, так и формальными, К последним относится эписто
лярный этикет: дата, обращение адресанта к адресату в начале и конце письма и
т, д, Остальные признаки письма можно отнести к категории содержательных,
Известно, что послание выполняет две функции – информативную и коммуни
кативную: адресант должен, во-первых, отобрать материал, во-вторых, соот
нести его с личностью адресата, По замечанию В,Б, Щкловского, письмо «ог
раничивает пишущего уже тем, что он точно представляет себе адресата и его
восприятие» [7], Ориентация писем на конкретную личность дает возможность
использовать своеобразный код, «Представляется совершенно естественным,
что адресант и адресат обладают полностью идентичной кодовой природой», –
пишет Я,М, Лотман [8], Наличие кода определяет такие специфические черты
письма, как «недоговоренность, фрагментарность, намеки» [9],
Однако очень скоро письмо стало обретать литературные (часто публицис
тические) черты под пером образованнейших и эстетически одаренных людей,
аким образом, оно перешло из собственно бытовой сферы в литературную,
Возник эпистолярный жанр, развивавшийся по своим законам, Классические
«Письма русского офицера» Ф,Н,
Глинки, «Письма об эстетическом воспита
нии» Ф,
Щиллера, «Философические письма» П,Я, Чаадаева и многие дру
Об особенностях эпистолярного жанра писал уже в первой половине
века Н,И, Греч, один из первых представителей отечественной теоретико-лите
гию: констатируя разделение писем на относящиеся к повседневной жизни и
письма литературные, ученый описывал последние как «повествования, опи
сания или рассуждения, имеющие только наружную форму письма», «чтоб Ав
тор мог иметь более свободы в расположении и выражении своих мыслей» [10],
аким образом, эпистолярный жанр имитирует «свойства неприготовленного,
непринужденного, безыскусственного сочинения – и сии качества составляют
необходимую принадлежность всякого хорошего письма» [11], Были приду
маны не повествование или описание как таковые, а лишь ситуация общения
с читателем, Благодаря этому, писатели мотивировали целый набор стилис
тических приемов, маркирующих литературность текста, Но граница между
литературными и сугубо бытовыми письмами для Греча весьма расплывчата,
он писал, что «в предполагаемых нами для примера письмах не соблюдено раз
деления на употребление в общежитии и литературные, потому что границы
между сими двумя видами весьма неопределенны и что в первом из них име
ем мы весьма мало напечатанных образов» [12], Очевидно, что одним из глав
ных отличий письма как литературного жанра от его бытового аналога следует
считать высокую степень его интертекстуальности, а также известную ориен
тацию на публикацию, Литературное письмо как жанр достаточно сильно от
личается от своего бытового аналога, По сути, под наружной формой письма
скрываются самые разнообразные жанровые сращения: публицистические,
литературно-критические и политические заметки, философские этюды, про
поведь, путевые зарисовки и т,п, Литературное письмо как жанр, безусловно,
принадлежит художественной литературе, имеющей дело с вымыслом, Досто
верность факта здесь далеко не всегда равна достоверности документа, Поэто
му литературное письмо лишь с известными оговорками может быть отнесено
первом уровне
, соответствующем уровню повседневной жизни, пись
мо носит бытовой, документальный характер и, как правило, не принадлежит
литературной реальности, Хотя тут есть и исключения, Существует ряд писем
Первоначально интерес к бытовым письмам возник в узком кругу просве
щенных русских, по большей части так или иначе пробующих себя на литера
турном поприще, «Почтовая проза», по выражению Пушкина, стала воспри
ниматься как явление литературы с конца
���� в,, в эпоху Карамзина, тогда
«литературным фактом стали мелочи домашнего обихода, дружеская перепис
ка, мимолетная шутка» [13], но все это – в узком дворянском кругу, Интерес
историков литературы и широкой читающей публики к частным письмам воз
ник гораздо позже и практически целиком выражался во внимании к письмам
писателей и государственных деятелей, Общество должно было пройти опреде
ленный путь культурного развития, чтобы частные письма великих людей ста
ли восприниматься как литературное наследие, Эти письма носили бытовой
характер, в них не было скрытого смысла, сложных ассоциативных связей и
какого-либо зашифрованного послания, Они выполняли простую коммуника
тивную функцию, и тем не менее эти бытовые письма, «документы», не пред
назначенные для печати и зачастую даже для показа посторонним, будучи на
писанными великими людьми – Суворовым, Пушкиным, Достоевским и др,,
ак, первая публикация писем Пушкина к жене в 1878 году, предпри
нятая И,С,
ургеневым, сопровождалась предисловием писателя, в котором
было сказано буквально следующее: «Едва ли кто-нибудь может сомневаться
в чрезвычайном интересе этих новых писем Пушкина, Не говоря уже о том,
что каждая строка величайшего русского поэта должна быть дорога всем его
соотечественникам; не говоря и о том, что в этих письмах, как и в прежде поя
вившихся, так и бьет струею светлый и мужественный ум Пушкина, поражает
прямизна и верность его взглядов, меткость и как бы невольная красивость вы
ражения; но вследствие исключительных условий, под влиянием которых эти
письма были начертаны, они бросают яркий свет на самый характер Пушкина
и дают ключ ко многим последовавшим событиям его жизни, даже и к тому,
Писанные со всею откровенностью семейных отношений, без поправок,
Несмотря на свое французское воспитание, Пушкин был не только самым
талантливым, но и самым русским человеком своего времени; и уже с одной
этой точки зрения его письма достойны внимания каждого образованного рус
ского человека; для историка литературы они – сущий клад: нравы, самый быт
Гораздо позже, уже в ХХ веке ученые-медиевисты первые обратили вни
мание на самостоятельную эстетическую и историческую ценность эпистоляр
ного наследия ушедших эпох, Причем особое значение стали приобретать пись
ма, внелитературные и даже внекультурные, принадлежащие самому широко
му, с социальной, профессиональной и возрастной точки зрения, кругу людей,
В ХХ веке письмо под взором специалиста становится документом, имеющим
эстетическую значимость, и, будучи увиденным таким образом, доходит до ря
дового читателя уже в виде литературы,
ак появляется «литература челове
При переходе на
второй документальный уровень
письмо функционирует
1) как самостоятельный литературный жанр и 2) как вставка в произведение
В качестве классического примера самостоятельного функционирования
письма как жанра, принадлежащего невымышленной литературе, можно при
акже и подлинные письма, вставленные в ткань художественного про
изведения, безусловно, документальны, Впрочем, до ХХ века примеров таких
было совсем немного, Но в
веке подобное использование фактического
материала еще не являло самостоятельной эстетической ценности документа,
третий уровень
функционирования жанра письма условно мо
Эпистолярный жанр возник в глубокой древности, Однако ретроспектив
ный взгляд на его развитие позволяет увидеть в нем отсутствие строго очерчен
ной конфигурации, налицо внутренняя свобода, обеспечивающая выполнение
различных смысловых заданий, Отсюда вытекает многообразие эпистолярных
форм: тут и письма путешественников, и письма философов, и письма публи
цистов-идеологов, и любовные письма и т, п, Черты эпистолярного жанра в ту
или иную эпоху неизменно несли на себе отпечаток своей эпохи, выраженный в
особом характере мировидения, особом взгляде на роль автора и роль читателя
писем, особых смысловых нюансах, до конца понятных именно представителям
данной эпохи и выполняющих разнообразные скрытые коммуникативные функ-
ции, Поэтому при внешней простоте эпистолярный жанр в действительности
рождает чрезвычайно сложную и богато инструментованную прозу,
аким образом, жанр литературного письма в классическом своем виде,
сформированном в древности, не принадлежит литературе с главенствующим
документальным началом, Напротив, он является неотыемлемой частью лите
ратуры вымысла, в которой факт играет подчиненную роль, А значит, здесь
очно так же псевдодокументальны вымышленные писателями бытовые
письма героев, которые составляют фабулу и организуют сюжет повествования
в новеллах, повестях и романах, создавая у читателя иллюзию подлинности, И
здесь в русской литературе первенство принадлежит Пушкину, своим «Рома
ном в письмах» (1829) породившему одноименный жанр на родной почве, В
ХХ веке писатели достаточно часто использовали эпистолярную форму при со
здании художественных произведений, В этом плане показательно творчество
ак же, как и письмо, на бытовом, документальном и псевдодокуме
тальном уровне функционируют все чистые (первичные) жанры – дневник, ав
аким образом, подводя некоторый итог размышлениям о жанровых осо
бенностях рассматриваемой литературы, следует заметить, что
адрунплдммнд кзсдпЯстпмнд мдцсн, наыцмн мЯжыбЯдлнд гнйтлдмсЯкымни опн
, на самом деле по-настоящему явлено лишь во вторичных (сложных) жан
рах литературы ХХ века, основанной не на вымысле, а на реальных фактах, И
2, Эсалнек А,Я
Внутрижанровая типология и пути ее изучения, –
3, Чернец Л,В, Функционирование литературных произведений как теоре
тическая проблема, Автореферат дисс,,, д-ра филол, наук, –
М,, 1992, –
С, 10,
4, Козлова Н,Н, Социология повседневности: переоценка ценностей −− Об
6, Аверинцев С,С, Риторика и истоки европейской литературной
7, Щкловский В,Б, Собрание сочинений: В 3 т, –
М,, 1974, –
, 3, –
С, 152,
8, Лотман Я,М, Феномен культуры −−
руды по знаковым системам, 10,
Ученые записки
артуского государственного университета, Вып, 463, –
ынянов Я,Н, Поэтика, История литературы, Кино, –
М,, 1977, –
10, Греч Н,И, Учебная книга русской словесности, или Избранные места
из русских сочинений и переводов в стихах и прозе с присовокуплением крат
ких правил риторики и пиитики и истории российской словесности, –
ургенев И,С, Полн, собр, соч, и писем: В 28 т, Соч,: В 15 т, –
РАИ ПИМОАЛМ КАЙЩ»,
Серебряный век русской поэзии – часть Ренессанса начала �
�столетия,
��столетия,
столетия,
подлинный рассвет мысли и талантов, Он представлен такими выдающимися
авторами, как В, Брюсов, А, Белый, А, Блок, К, Бальмонт, В, Иванов, И, Севе
Однако эти имена составляют лишь верхушку айсберга русской поэзии
Серебряного века, Гораздо более представительна его подводная часть, так на
зываемые поэты второго, третьего плана, Они имели недолгую литературную
жизнь, но выдвигались в тот или иной период истории, имели определенный
успех среди читательской публики своего времени, без их произведений кар
Среди таких поэтов во «втором ряду литературы», имевших «положение
видное и очень уважаемое», [1] был В,В, Бородаевский (1874 – 1923), К сожа
лению, творческий путь поэта остается малоизученным, хотя в поэтической
плеяде Серебряного века он был признан своим, дружен со многими из вели
ких «мэтров», Данная статья обращена к творчеству и мировоззрению талант
В дореволюционные годы вышли книги стихов Бородаевского: «Страст
ные свечи» (СПб,, 1909), «Стихотворения» с предисловием В, Иванова (СПб,,
1909), «Уединенный дол» (1914), Он также был представлен в «Антологии» из
дательства «Мусагет» (1911), Стихи поэта можно было прочитать в журналах
«Аполлон» 1910, кн, 7, «Вестник Европы» 1910, кн, 10, «Современник» 1912,
кн, 4, «Русская мысль» 1913, кн, 9, «Русская мысль» 1914, кн, 2, в альманахе
«На рассвете» 1910, они печатались в различных русских газетах, Но в после
Сложность как литературного пути поэта, так и жизненного во многом
Бородаевский – потомок старого дворянского рода, который доc
рано прослеживается в истории России, Курские Бородаевские ведут свое на
чало от сотника Осипа, упоминающегося в документах 1767 года, «Бородаевс-
кие – древний русский дворянский род… записанный в первую очередь родо-
Отец его, Валериан Осипович, был человеком разносторонним, увле
ченным, Обучался в Московской консерватории игре на скрипке и довольно
преуспел в этом, Правда, музыкантом не стал, но, безусловно, влиял на худо
жественное развитие сына, «Благоуханная глушь» помещичьей усадьбы (с,
имского уезда), казалось, прочно отгораживала от всего печального и
тревожного, он «был от грубой жизни огражден, летели годы безмятежно, как
В семье господствовали старинные понятия о литературных ценностях и
идеалах, здесь любили живопись, знали и ценили музыку, Неудивительно, что
Внешний пунктир биографии поэта прост, Окончил Петербургский гор
ный институт, женился на дочери статского советника Маргарите Андреевне
Князевой, мечтал стать хорошим специалистом своего дела, работал на шахтах
Макеевки, фабричным инженером на участке Пабианице – Згерж (Польша),
позже перевелся в г, Самару, Пройдет время, и определится истинное призва
Но чем бы ни занимался Бородаевский, чем бы ни был увлечен, в харак
тере его было то, что французы определяют словом «шарм», умение нравить
ся приятным ему людям, Светскость как черта характера и умение держать
себя в обществе – быть приветливым, галантным, обаятельным человеком и
интересным собеседником – сохранились в нем до конца, Он легко сходился
с людьми самых разных возрастов, положений, характеров, легко вступал в
дружеские отношения, Он нравился людям общительностью, увлеченностью,
своей серьезностью; его ученость, подлинная интеллигентность в сочетании с
непринужденностью и простотой светского человека делали его желанным гос
тем во многих домах городов Петербурга, Курска, Киева, Самары, в которых
Бородаевский с 1908 года решил посвятить себя литературе, Первые поэ
тические опыты опубликовал в столичных журналах, «Высокая поэтическая
культура и напряженность философской мысли выделяли малотиражное ав
торское издание – сборник «Страстные свечи» (1909) – среди многочисленных
Ко второй книге Бородаевского – «Стихотворения, Элегии, оды, идиллии»
(1909) – предисловие написал Вячеслав Иванов, выпустил ее в своем издатель
В художественном мире Бородаевского все тихо, мирно, но таинственно,
Воззрения поэта складывались под перекрестным влиянием В, Соловьева
и Н, Федорова, К, Леонтьева и В, Розанова, Он был участником в 900-е годы
петербургских религиозных собраний, членом Антропософского общества,
поэтому в стихах Бородаевского отразился интерес к религиозно-философской
проблематике, Одно из стихотворений он посвящает «Памяти Н,Ф, Федорова»,
В стихотворении «Порвался мертвый полог забытья» поэт, обращаясь к
внутреннему миру человека, показывает горькое осознание потерь мечтатель
ных идеалов в столкновении с жизненными бурями и признание невозможнос
Бородаевский был отнюдь не чужд фольклорной стихии, Простонарод
ные речения в поэтической лексике поэта непритязательны, легки, например,
Не оставляет читателей равнодушными любовная лирика поэта, посвя
щения друзьям, а также строки, навеянные впечатлениями от путешествия по
Особенно ярко раскрылся талант Бородаевского как поэта-пейзажиста,
поэта русской темы, В его стихах открывается взору непритязательный, ли
шенный декоративности, вполне реальный и такой узнаваемый пейзаж земли
Сельские пейзажи не претендуют на грандиозность или исключитель
Они часто строятся на очаровании отдельных, хорошо знакомых, даже
примелькавшихся деталей, которые находятся буквально под рукой, но имен
Пейзажных зарисовок очень много, причем они настолько реалистичны,
«Пруд изумрудный, затянутый ряскою», «припечатанный лаптем, на
звоны бегущий проселок», «зеленой тенью лента речки скрыта от ярких, осле
пительных лучей», «жемчужный и серебряный ковыль», «закаты бледные»,
«звездные узоры», «туманы голубые», «глушь лесная», но при этом читающий
понимает, что такая прозрачность стиха, такая выверенность художественной
В некоторых стихах Бородаевский описывает картины, которые открыва
ются ему во время прогулки, по ходу движения, В этих случаях поэт органи
Способность поэта помещать себя внутрь картины, словно оттеняя и раз
нообразя пейзаж присутствием фигуры человека, обыясняется общим харак
тером его видения природы, Поэтическое зрение Бородаевского напоминает
зрение художника-живописца, по законам пространственно-цветовой компо
Бородаевский ни разу не говорит Россия, но всегда «земля», Не говорит
о любви к своей малой родине, но всегда – к земле, «Лоно родимой земли» на
зывает он свой сборник стихов, «Землю под ногой жалею и милую», – нежно
В пейзажной лирике его четкое видение земли, к которой Бородаевский,
родившийся к выросший в деревне, как и многие русские писатели-дворяне,
А для русского человека, как отметил М, Волошин, «чувство Родины не
избежно связано с пейзажем, Пейзаж – это лик родной земли, лицо матери,
От созерцания этого лица в душе поднимается та тоска, жалость, нежность, та
Поэзия Бородаевского разнопланова по тематике, но сильнее всего он в
пейзажной лирике, И это было отмечено в критических отзывах В, Иванова и
олстого, Н, Гумилева и М, Кузмина, в одобрительных рецензиях С, Горо
децкого, увидевшего, что в книге «Уединенный дол» Бородаевский «…борется
с создавшей его школой-символизмом и преодолевает его», [7] и Я, Верховско
го, оценившего в одах Бородаевского «живописную красочную силу», «твер
Поэт Н, Гумилев, признавая Бородаевского как поэта самобытного и ода
ренного, искавшего в поэзии свой путь, отмечал, что в книге его стихов «чувст-
вуется знание многих метрических тайн, аллитераций, ассонансов; рифмы в
ней то нежны и прозрачны, как далекое эхо, то звонки и уверены, как сталки
Сам же поэт В, Бородаевский, очень скромно оценивая свой вклад в рус
скую поэзию, с горечью признавался: «Мои шаги – так скорбно малы», Но,
вопреки такой оценке, наш интерес к творчеству поэта закономерен: перед
нами, действительно, талантливый, оригинальный поэт, мастер художествен
2, Брокгауз и Ефрон, Энциклопедический словарь, Биографии,
, 2, – М,,
4, Бугров Я,А, К уединенному долу, Жизнь и творчество поэта Валериана
9, Гумилев Н,С, Письма о русской поэзии −−Современник, – М,, 1980, – С,
О,А, ЖААЛМА-ОАЕСКЛЖИ
ЙЖРГОАРСОЛЩЗ ОГВАИРМО
М ВГАЭРГ АИКГЖПРМА
Десятые годы ХХ века признаны академической наукой «последним пе
риодом в развитии русской дореволюционной поэзии», «периодом кризиса
символизма, когда многое распадалось и многое завязывалось» [1, 261], «Поэ
там, сложившимся в эти годы, – писала Л, Гинзбург, – предстояло разобраться
в сложном символистическом наследстве, найти свои установки» [1, 261], Как
известно, процесс этот был отнюдь не спонтанным и касался прежде всего глу
22 мая 1912 года Н, Гумилёв писал В, Брюсову о наметившемся обыеди
нении поэтов, которые чуть позже назовутся акмеистами: «Литературный Пе
тербург очень интересует теперь возможность новых группировок» [2, 318],
В июньском номере журнала «Аполлон» за 1912 год зачинатель направления
назвал переживаемую эпоху «поэтическим Возрождением», При этом автор
«Писем о русской поэзии» «отчасти» согласился с утверждением «охотников
побрюзжать», «что в наше время стало очень легко писать стихи», Вместе с
тем он не без иронии высказался о характере предложений такого рода, кото
рые удовлетворяли читательский спрос, исходящий от «малокультурных кру
гов», и чётко отделил себя и своих единомышленников из «Чеха поэтов» от
невзыскательных и плодовитых собратьев по перу: «На стихи обращено особое
внимание, интересоваться ими считается элегантным, и неудивительно, что
их появляется всё больше и больше,,, Но писать хорошие стихи теперь так же
трудно, как и всегда» [2, 151], К слову сказать, литературная репутация самого
Как известно, в январском номере журнала «Аполлон» за 1913 год были
опубликованы программные статьи Н, Гумилёва «Наследие символизма и ак
меизм» и С, Городецкого «Некоторые течения в современной русской поэзии»
[3], В самом начале своего манифеста Н, Гумилёв обещал «в одной из ближай
ших книжек» журнала посвятить особую статью «разбору и оценке <,,,> край
них устремлений современного искусства» [3, 42], Действительно, в третьем
номере «Аполлона» были опубликованы собственно поэтические примеры этих
«крайних устремлений», отобранные и расположенные в следующем порядке:
«Пятистопные ямбы» Н, Гумилёва, «Адам» и «Звёзды» С, Городецкого, «Она
некрасива: приплюснут,,,» и «Как быстро высыхают крыши!» В, Нарбута,
«Я пришла тебя сменить, сестра,,,» и «C
» («Все мы бражни
ки здесь, блудницы,,,») А, Ахматовой, «Смерть лося» М, Зенкевича, «Айя-Со
фия» и «No
rе D
» О, Мандельштама, Однако их «разбор и оценка» не были
осуществлены, Публикация сопровождалась редакторским примечанием:
«Печатаемые здесь стихотворения принадлежат поэтам, обыединённым теми
идеями, которые были изложены в статьях Н, Гумилёва и С, Городецкого в ян
варской книжке “Аполлона” и могут до некоторой степени служить иллюстра
Манифесты и их разноликое поэтическое представительство получили,
как известно, широкий резонанс, В, Львов-Рогачевский, критически отно
сившийся к поэзии Н, Гумилёва, в обзоре «Без темы и без героя (Литература
за 1912 год)» писал, не скрывая скептицизма: «Недавно Сергей Городецкий
и группа его единомышленников из Чеха поэтов выступили с манифестом об
“Акмеизме”, В проспекте докладчик обещал повести в “рай, творимый поэ
зией Гумилёва, Зенкевича, Анны Ахматовой и О, Мандельштама”, Жаль, что
поэт, бывший мистический анархист и мифотворец, в своём выступлении про
тив изжившего себя символизма не воздержался от крикливых, придуманных
кличек и дружественных рекомендаций, Ведь речь-то его сводилась к пропа
ганде нового реализма, к борьбе против мёртвых и других абстракций, и та
кое выступление можно только приветствовать, можно приветствовать и воз
вращение серьёзных поэтов к языку народа, к новому человеку,
олько какое
же отношение к языку народа имеет кличка “акмеисты”?» [5, 105], Андрей
Полянин [С, Парнок] вообще считал своё время «печальной страницей в ис
тории русской поэзии» [6, 111] и оценил манифесты акмеистов ещё строже,
На его взгляд, провозглашение нового направления, якобы идущего «на смену
символизма», – «событие для самих акмеистов», оно «перед глазами истори
ка предстанет, как случайное происшествие, примечательное разве в качестве
иллюстрации той духовной инертности, которой так резко отмечено послед
нее десятилетие нашей поэзии» [7, 227], Но «самым разящим» оказался отзыв
В, Брюсова, на поддержку которого Н, Гумилёв более всего рассчитывал [2,
290], Его статья содержала приговор: «Акмеизм – выдумка, прихоть, столич
ная причуда, и обсуждать его серьёзно можно лишь потому, что под его при
зрачное знамя стало несколько поэтов, несомненно талантливых», По мысли
критика, Н, Гумилёв, С, Городецкий и А, Ахматова «останутся и в будущем
хорошими поэтами», но «через год или два не останется никакого акмеизма»
[8, 134, 143], Попутно отметим прозорливость критика: на самом деле, в 1914
году произошёл внутренний раскол цеха, Н, Гумилёв и С, Городецкий поссори
лись, и все попытки вернуть творческое взаимопонимание не увенчались успе
хом [2, 321], На брюсовское восприятие акмеистов отреагировал постоянный
критик «Современного мира»: «Любопытно, что, наряду с доброжелательным
и поощрительным отношением к футуристам, Брюсов занял по отношению к
другой группе молодых поэтов – “акмеистов” (да простит им Аполлон это пре
тенциозное и безвкусное название!) – позицию не только сдержанную, но даже
предостерегающую, Замечу, кстати, что вместе с Брюсовым в такое же отноше
Попытки программного оформления нового «течения» одними из пер
вых среди «толстых» периодических изданий заметили в журнале «Заветы»,
В этом литературно-политическом ежемесячнике 1912–1914 годов [10] значи
тельное место отводилось литературе и несомненный интерес представляла по
эзия, причём не только так называемая новокрестьянская, близкая «Заветам»
по духу (Н, Клюева, П, Орешина, С, Клычкова), Не скупясь, журнал отдавал
свои страницы символистам (К, Бальмонту, Ф, Сологубу, К, Эрбергу, Я, Бал
трушайтису, А, Белому, А, Блоку), Кроме того, символизм был здесь обыектом
и собственно критического рассмотрения, и теоретико-литературного осмыс
ления – в ретроспективном соотношении с романтизмом и реализмом, в синх
Журнал, выходивший в эпоху угасания символизма и зарождения иных
способов поэтического самовыражения, живо и заинтересованно реагировал
на происходившие в современной поэзии перемены, откликался на новей
шие признаки и намечающиеся тенденции её обновления [11], В пятом номе
ре «Заветов» за 1913 год была дана новая подборка из семи стихотворений, В
неё вошли: «Я видел поле после града,,,» и «
ы письмо моё, мальчик, не ком
кай,,,» А, Ахматовой, «Сорренто» и «Дума» С, Городецкого, «Неаполь» Н, Гу
милёва, «Урожаи» М, Зенкевича и «Египтянин» О, Мандельштама [12, 5–12],
Публикация была предварена редакторской фразой, явственно диалогичной,
отсылавшей к гумилёвской вводке в «Аполлоне»: «Помещаемые здесь стихо-
творения принадлежат поэтам, обыединённым идеями акмеизма, Об акмеизме
см, отдел “
екущая жизнь”» [13–14], Статье А, Долинина была предпослана
редакторская заметка, Фрагментарное внимание акмеистической лирике и
направлению в целом Иванов-Разумник уделил в нескольких статьях и персо
О чём свидетельствовало обращение Иванова-Разумника – литературного
редактора и критика – к нетипичной, «непрофильной» для «Заветов» поэти
ческой продукции? Каково его отношение к явлению, только заявляющему о
себе? Как истолковывалось оно на страницах журнала А, Долининым и как
соотносились позиции критика и редактора? Что представлял собой подход
Иванова-Разумника к теории и практике акмеизма в системе его общественно-
эстетических воззрений, развёрнуто представленных в журнале? Попытаемся
осветить эти вопросы, чтобы получить дополнительные сведения об оттенках
восприятия «нового течения» современниками и о месте конкретного акме
истического «сюжета» в литературно-критическом контексте размышлений
Критик коснулся акмеизма в годовом обзоре, в русле полемически зву
чавшего суждения о том, что «много живого и радостного дал русской литера
туре минувший (1912-й, –
) год в области “поэтического творчества”» [15,
63], «Среди сотен (буквально!) стихотворных сборников и рифмованной маку
латуры, – подтверждал своё наблюдение Иванов-Разумник, – радуют и новые
книги уже не новых поэтов, и книги впервые выступающих писателей» [15,
63], Из армии начинающих к «компании» маститых – Вяч, Иванова, А, Блока,
Я, Балтрушайтиса, В, Брюсова – он присоединил всего трёх, таким образом
оценив их оригинальность и самостоятельность: «На невспаханные полосы
выходят новые силы, появляются новые молодые таланты, “Сосен перезвон”
Н, Клюева обратил на себя всеобщее внимание; менее обратила внимания ин
тересная и яркая книга стихов Зенкевича “Дикая порфира”, Подаёт надежды
Характерна равная симпатия Иванова-Разумника к дарованиям столь раз
ной природы и показательно для понимания существа его литературно-крити
ческой позиции резюме: «Вообще, молодые силы есть, есть поэтическая тради
ция, есть живая вода творчества» [15, 64], Критик оттенил не декларируемый
разрыв связей с предшественниками, а органически присущее прирождённым
поэтам из поколения новаторов чувство преемственности, Оно, подспудное, и
рождало, по Иванову-Разумнику, «слово
, слово
бдпы б езжмы
» [15, 67]
и позволяло ощущать современную литературу «не рассыпанной храминой,
Отдельного разговора заслуживает введение от имени редакции к статье
А, Долинина, Поскольку статья «являлась одним из первых непосредственных
откликов на манифесты русских акмеистов и интересна с точки зрения той
борьбы, которая развернулась тогда вокруг символизма и акмеизма» [14, 471],
принципиальное значение имело и предисловие, Заметим, что отдел «
жизнь» представлял собой некий контекст, характер которого накладывал от
печаток на помещённый в нём материал и обусловливал специфику его вос
приятия, Читатель находил здесь не только разнообразную информацию, но и
оперативное осмысление недавних событий и фактов, свежий аналитический
Иванов-Разумник, сославшись на «серию стихотворений поэтов-“акмеис
тов”», которой открывалась «настоящая книга “Заветов”», определил задачей
своего коллеги разобраться, «что значит это слово, и какая теория соединяет
в одну группу этих поэтов» [16, 152], Сам он, опережая А, Долинина, сосре
доточился на своём «отношении к теории “акмеистов”» и сделал это по одной
простой причине, которую можно обозначить толстовскими словами: «Не могу
молчать», Обыяснялся этот порыв тем, что акмеизм «кладёт те же самые поло
жения во главу угла своей теории», о которых ему «приходилось не один раз
говорить на страницах “Заветов”» [16, 152], «”Приятие мира”, “приятие жиз
ни”, полнота бытия, вера в жизнь, вера в человека и признание его самоцелью –
вот основные камни нашего мировоззрения» [16, 152], – формулировал кри
тик, Однако идентичность концептуальных положений не позволяла ему «все
цело признать “акмеизм”», «ибо теория “акмеистов” до того слабо обоснована,
до того беспомощна, что, слушая её, как будто в кривое зеркало глядишься,,,»
Иванов-Разумник указал самые слабые места «эстетической теорийки»
акмеистов: они «детски беспомощны в области философии» и «не видят для
себя преемственности в русской литературе», что ему виделось «ещё более без
надёжным; это крест над всей их теорией» [16, 153], «Если бы они понимали,
что именно в русской литературе были образцы солнечного приятия мира (“Ев
гений Онегин”, “Война и мир”), – писал редактор, – то это подавало бы хоть ма
лую надежду, что им удастся кое-как связать теоретические концы с концами»
[16, 153], Он разделил сомнение В, Брюсова («Русская мысль»), И, Игнатова
(«Русские ведомости») и А, Долинина в «”акмеистичности” произведений»
тех, кого «пока во всём мире только шесть», и проницательно заметил, что,
«наоборот, писатели, стоящие вне круга этих шести, часто “акмеистичнее”
<,,,> самих “акмеистов”» [16, 153], В качестве примера он назвал повесть Евг,
Замятина «Уездное», где «больше красочного “быта”, чем во всех стихах “ак
меистов”», и настроил на встречу с «малоизвестным поэтом», цикл стихов ко
торого будет опубликован позднее: «В них боль и скорбь, и всё-таки в них боль
ше “приятия мира”, чем в стихотворениях многих из шести “акмеистов”» [16,
153], «Всё это решает наше отношение к “акмеизму” как
, – в заклю
чение подчеркнул редактор, – Но это не мешает нам совершенно иначе отно
ситься к
этих авторов, ибо стихи эти – сами по себе, а теория – сама по
себе,,, От теории “акмеизма” в её теперешнем виде мы отгораживаемся самым
решительным образом, а стихи охотно будем и впредь помещать на страницах
А, Долинин, исходя из своих нравственно-эстетических представлений,
обыективно солидаризировался и с духом, и с «буквой» сказанного выше, В
главных пунктах видение вопроса А, Долининым и Ивановым-Разумником
совпадало, Достаточно подробно разобрав основные «обвинения акмеистов
против символизма» [13, 158], автор статьи тоже тем самым указал им «место и
пределы как теоретикам», но и не преминул «воздать им должное как поэтам»
[13, 154], Истолковав заглавное понятие «акме» с учётом поэтической практи
ки новоиспечённых адамистов, А, Долинин, по существу, разобрал «аполло
новскую» подборку стихов, разумеется, иначе, чем это сделал бы Н, Гумилёв,
Критик не обнаружил в «”юношеских” идеалах» акмеистов «ничего особенно
го»: «В них, правда, много смешного, примитивного, а всё-таки хорошо, что
люди бодры, жизнерадостны или хотят быть таковыми» [13, 160], Однако,
как показал автор статьи, «пока <,,,> этой бодрости, этого “акмеистического”
духа ещё не видно, Пока в их стихах преобладают те же старые тона и образы,
что в прежних их произведениях – до обыявления себя акмеистами, и мало чем
В статье с названием словарно-энциклопедического типа заострена мысль
о противоречиях между теорией и поэтическим самовыражением акмеистов:
«Кажется, что они пишут свои последние стихотворения как бы в насмешку
над самими собой, над своей теорией, над своим стремлением к новым моти
вам» [13, 160], И тем не менее исследователь сконцентрировал внимание не на
том, что «пока ещё всё по-старому» [13, 161], Он придавал необходимую зна
чимость «принципу самому по себе» и повторял: «Важен призыв к бодрости,
культ жизни, отказ от всякого рода “неприятий”, Важно признание – хотя бы в
теории – “самоценности за каждым явлением”» [13, 161], Укрупняя представ
ление об акмеизме, А, Долинин связывал «новое течение» с укоренившимся:
«С акмеизмом, если суждено ему окрепнуть, снова
в литературе
то содержание, которое обычно разумеют под реализмом,
но
по той простой причине, что он, реализм, никогда и никуда не ухо
дил» [13, 161], Остановившись на естественном пересечении акмеистического
и реалистического, критик завершил анализ новейшего литературного явле
ния не «упрёком» и не «похвалой» в адрес акмеистов за то, «что они хотят быть
реалистами, хотят изображать доподлинную жизнь» [13, 162], Нравственно-
эстетическая ценность их стремлений, их усилий, с его точки зрения, в дру
гом: «Было бы только художественно написано, было бы только талантливо –
и всё остальное приложится» [13, 162], Костяку акмеистов отказать в этом, на
А, Долинин в небольшой первопроходческой статье об акмеизме высказал
мысли, соотносимые с неразвёрнутыми и несобранными воедино суждениями
Иванова-Разумника о поэтах нового направления и о нём в целом, Переклич
ки между ними заметны и в одном из последних «заветовских» выступлений
критика, Подводя итог своим размышлениям о символизме, Иванов-Разумник
признал, что «есть, пожалуй, причина говорить о кризисе символизма и о но
вых течениях, идущих ему на смену» [17, 107], Панорамно охватывая литера
турную современность, критик выдвинул тезис о воскрешении реализма «в но
вых формах былой религии жизни, религии Человека» и обосновывал мысль
о зарождении «нового реализма» [17, 108], В поисках ответа на вопрос, «где
же ростки этого
мнбнвн пдЯкзжлЯ
в художественной литературе», логичным
было обратиться к эпохальным переменам в поэзии, Но «“акмеисты” и “футу
ристы” минувшего года», по мнению Иванова-Разумника, «ещё не ростки, это
ещё удобрение для новых посевов» [17, 108], Созидательная направленность
самого процесса придавала образному определению не уничижительный, а по
«Совсем молодые течения, враждебно отходящие от “символизма”» –
«прошумевшие “акмеизм” и “футуризм”» [17, 109] – привлекали Иванова-Ра
зумника не столько сами по себе, сколько в преломлении к эстетической плат
форме, которую критик разрабатывал на страницах журнала «Заветы», В част-
ности, акмеизм он воспринимал «несомненно, “реалистическим” течением»,
которое «представляет интерес» «как некий “реалистический симптом”» [17,
109], При этом Иванов-Разумник не закрывал глаза на уязвимую сторону поэ
тического направления: «
еоретическое обоснование его так детски беспомощ
но, что говорить о нём подробно было бы ненужной тратой времени», «как тео
рия он вне пределов критики» [17, 109], Однако это обстоятельство, как считал
критик, «не мешает двум-трём из “акмеистов” быть талантливыми поэтами»
В конечном счёте акмеизму отводилась всё та же почётная роль питать
почву «для новых посевов», Завершая программную статью, Иванов-Разумник
в свойственной ему приподнятой манере провозглашал: «Мы – люди нового
сознания, ибо вечное свойство наше – жадное стремление к зем
ной, реальной действительности, неутолимая любовь к “человеческому, слиш
ком человеческому”, к “трёхмерному” реальному миру, Действенной любовью
к человеку должны мы преодолевать декадентскую отыединённость, стремле
нием к преображению жизни должны мы освящать и принимать жизнь; но и
Не удивительно, что квинтэссенция рассмотренной статьи стала подос
новой литературно-критического образа А, Ахматовой, воссозданного Ивано
вым-Разумником в связи с выходом второй книги её стихов, Разговор о «Чёт
ках» начался как будто безотносительным суждением критика о «”диапазоне”
таланта», который проявляется «во взгляде на весь мир и в способности пре
ломить и отразить его в своей поэзии» [18, 47], В Ахматовой Иванов-Разумник
видел «непосредственную продолжательницу Михаила Кузмина», которого
он считал «прекрасным поэтом с очень узким диапазоном поэтического твор
чества» [18, 47], «Очень ограниченный диапазон творчества» поэтессы выдви
нут на первый план, эпитет «подлинная» иронически отличает наиболее за
метную черту «поэзии игрушечного жеманства, капризной гримасы, вечной
Иванов-Разумник составляет портрет поэтессы более чем беспристраст
но, При этом он порой подменяет его портретом лирической героини, прибе
гает к одному ракурсу, пользуется одними и теми же словами, по нескольку
раз «обводя» контуры и делая их тем самым преувеличенно заметными, не
правдоподобно выделяющимися среди всего остального, Преобладают такие
«элементы» портрета, как «жеманная улыбка» и «жеманная печаль» [18, 47],
«капризное жеманство», «”игрушечная” жеманность» [18, 48], «поэтическое
жеманство» [18, 51] – как определяющие черты «”стиля” всей этой книжки
стихов» [18, 48], Нарочито поданные внешние, пластические штрихи влекут
за собой соответствующие характеристики внутреннего бытия «акмеистки»,
которое сводится к «ограниченному диапазону поэтического чувства» [18, 47],
«узости духовного мира», «узости поэтического кругозора», «узким пережи
Критик всё же улавливает у поэтессы стремление «преодолеть <,,,> вя
лое равнодушие» [18, 49], «выйти, образно говоря, из душного подвала, где
приютилось какое-то
» [18, 49], «выйти из душного и чадного “малого
круга” на широкий жизненный простор» [18, 49], но полагает, что «это пока
ещё не по силам Анне Ахматовой» [18, 49], В её стихах Иванову-Разумнику
открывается «несомненная поэзия» [18, 47], эту мысль критик вновь и вновь
подчёркивает, говоря о том, что «настоящий поэтический талант» Анны Ах
матовой «несомненен» [18, 49], что у неё «есть несомненный художественный
талант» [18, 51], «
олько подлинный поэт может написать такую, например,
“Песню последней встречи”», – ощущает он, цитируя стихотворение целиком,
Давно затверженное читателями в критическом первопрочтении прочувство
вано и оценено по достоинству: «”Показалось, что много ступеней, а я знала –
их только три!” – эти строки нельзя забыть, они врезываются в память, ри
суя образ отягчённого горем человека, “Ива на небе пустом распластала веер
сквозной”, – это тоже прекрасно, И такие строки не раз попадаются в “Чётках”
Автор столь критичного разбора убеждён в несомненности ахматовского
поэтического таланта и надеется, что, «он поможет поэту» переступить грани
цы «крошечного “диапазона”» и заставит «думать об иных достижениях, об
ином кругозоре, об иных возможностях, – ибо большая поэзия рождается толь
ко на широком просторе общечеловеческой и мировой жизни» [18, 51], С пос
Иванов-Разумник остаётся верен себе, когда настаивает, что «спастись»
Анне Ахматовой из «малого круга», в котором «осуждён пока вращаться <,,,>
несомненный её поэтический талант» [18, 49], – «дело внутреннего преодоле
ния <,,,> И, во всяком случае, Анне Ахматовой нужно прежде всего это преодо
ление» [18, 49], Говоря о «жеманности», камерности поэтессы, критик предпо
лагает, что это качество может оказаться препятствием для художнического её
Знаменательно, что одновременно с Ивановым-Разумником написал об
Анне Ахматовой Н,В, Недоброво, Однако его статья, о которой уже много го
ворено, появилась спустя год после разумниковской и полемически затрагива
ла критические оценки «заветовца»: «После выхода “Чёток” Анну Ахматову,
“ввиду несомненного таланта поэтессы”, будут призывать к расширению “уз
кого круга её личных тем”, Я не присоединяюсь к этому зову – дверь, по-моему,
всегда должна быть меньше храмины, в которую ведёт: только в этом смысле
круг Ахматовой можно назвать узким, И вообще, её призвание не в растечении
вширь, но в рассечении пластов, ибо её орудия – не орудия землемера, обмеря
ющего землю и составляющего опись её богатым угодьям, но орудия рудокопа,
врезающегося в глубь земли к жилам драгоценных руд» [19, 68], Н, Недоброво
в первых шагах А, Ахматовой почувствовал поступь «сильного поэта», уловил
своеобычную индивидуальность, «перводвижную силу ахматовского творчест-
ва», которая, на его взгляд, проявлялась «в новом умении видеть и любить
человека» [19, 50; последнее дано разрядкой, – Н,Н,], разглядел в ней «дар
героического освещения человека» [19, 66], предугадал судьбу художника и
его «песни» – работать «в ряду многих других сил на восстановление гордого
человеческого самочувствия, в какой бы малой мере то ни было» [19, 65], Из
вестно, как высоко оценивала в зрелые годы его суждения А, Ахматова, 24 мая
1940 года Л,К, Чуковская записала, какое впечатление через четверть века
произвели они на А, Ахматову: «Потрясающая статья <,,,> пророческая,,, Я
читала ночью и жалела, что мне не с кем поделиться своим восхищением, Как
он мог угадать жёсткость и твёрдость впереди? Откуда он знал? Это чудо, Ведь
в то время принято было считать, что все эти стишки – так себе, сантименты,
слезливость, каприз, Паркетное ломанье, Статья Иванова-Разумника, кажет
ся, так и называлась: “Капризники”,,, Но Недоброво понял мой путь, моё бу
дущее, угадал и предсказал его потому, что хорошо знал меня» [20, 100], Всё
же заметим, что Иванов-Разумник, действительно стоявший дальше от А, Ах
матовой, чем В, Недоброво, руководствуясь своей логикой, по характеру лири
ческого дарования выделив поэтессу среди многих, предвосхитил органичный
для неё вектор развития – в слиянии личного и общего, Жизнь А, Ахматовой
многократно подтвердила, что равных ей по силе таланта, обращённого к со
кровенному и открытого миру, побеждающего все невзгоды и удары судьбы,
Итак, отклик «Заветов» на появление акмеистов явился достаточно по
казательным не только для позиции Иванова-Разумника, Акмеистический
«текст» оказался связан с художественным и литературно-критическим це
лым журнала, В издании с таким традиционалистским названием, с ясно вы
раженной общественно-политической ориентацией публицистики и отчасти
беллетристики на деле не было жёстких идеологических ограничений, строгой
«привязки» поэтического (и шире – литературно-художественного) материала
к идеологической платформе журнала, хотя отрицать избирательности Ива
нова-Разумника как литературного редактора и критика «Заветов» не прихо
дится, Воссоздавая картину современной литературной жизни, он руководст-
вовался в отборе и оценке литературных явлений прежде всего критическим
чутьём и художническим вкусом, основательным знанием и пониманием рус
ской классики, Критерии Иванова-Разумника были обеспечены ориентацией
на лучшие классические традиции, Соредактор и ведущий критик «Заветов»
стремился поддержать талантливое, живое, независимо от того, к какому «на
правлению», «течению», «литературной школе» оно принадлежало или тяго
1, Гинзбург Лидия, «Камень» −− Мандельштам Осип, Камень − Отв, ред,
2, Гумилёв Н,С, Письма о русской поэзии − Сост, Г,М, Фридлендер (при
участии Р,Д,
именчика), Вступ, ст, Г,М, Фридлендера, Подготовка текста и
3, Гумилёв Н, Наследие символизма и акмеизм −− Аполлон, – 1913, – №
1, – С, 42–45, Городецкий С, Некоторые течения в современной русской поэ
зии −− Аполлон, – 1913, – № 1, – С, 46–50, О «расхождении его с будущими
акмеистами», которое «наметилось с самого начала», о «странной <,,,> связи
группы Гумилёва с Сергеем Городецким» в декабре 1922 года писал К, Мочуль
ский [2, 321], А, Ахматова в набросках к воспоминаниям об О, Мандельштаме
соглашалась с П, Струве в том, что С, Городецкий «был случайной фигурой в
4, Стихотворения −− Аполлон, – 1913, – № 3, – C, 30–38, По всей види
мости, Н,
Гумилёв не хотел повторяться: отсутствие специального и целост
ного рассмотрения «акмеистической» подборки стихов могло быть восполнено
обращением к уже имевшимся его суждениям об индивидуально-творческих
пристрастиях товарищей по цеху, Мысль о том, что концептуальное представ
ление об акмеистических новациях могло быть составлено с учётом недавних
его «оценок», рассыпанных в рецензиях, косвенным образом указывает на точ
ность первичного впечатления критика, (См,: о книге стихов С, Городецкого
«Ива» [2, 158–160], о «Чветущем посохе» [2, 179–181], о сборнике В, Нарбута
«Аллилуйя» [2, 150], о «Дикой порфире» М, Зенкевича [2, 159], о «Камне» О,
Мандельштама [2, 174–175, 200–203, 329–340], о «Чётках» А, Ахматовой [2,
5, Львов-Рогачевский В, Без темы и без героя (Литература за 1912 год) −−
6, Полянин Андрей, Отмеченные имена −− Северные записки, – 1913, – №
7, Полянин Андрей, В поисках пути искусства −− Северные записки, –
8, Брюсов Валерий, Новые течения в русской поэзии, Акмеизм −− Русская
9, Кранихфельд Вл, Литературные отклики, «80 тысяч вёрст вокруг
10, О характере издания см,: Новикова Н,В, Концептуальные формулы
журнальных статей Р,В, Иванова-Разумника −− Вестник МГОУ, Серия «Рус
ак, вторая книга за 1913 год открылась стихотворениями эго-футу
риста: Северянин Игорь, Кузнец, В одиночестве −− Заветы, – 1913, – № 2, – С,
6–7, В следующем томе журнала была напечатана рецензия на «Громокипящий
кубок» (см,: Иванов-Разумник, «Мороженое из сирени» −− Заветы, – 1913, – №
3, – С, 217–222), Аналитический разбор, как правило, следовал в «Заветах» за
12, Заветы, – 1913, – № 5, – С, 5–12, В отличие от остальных, С, Городец
кий до этого момента уже был (и останется) «заветовским» автором, но не как
«акмеист», а как поэт самобытно славянской образности, голос которого не
подражательно зазвучал в «Яри» (1906), «Дикой воле» (1907), «Руси» (1909),
Андрей Полянин, иронизируя над «непривычкой к мышлению» «новоявлен
ных мыслителей», мимоходом аттестуя «новых Адамов» «средней величины
стихотворцами», делает оговорку: «за исключением С, Городецкого, поэта
13, Имелась в виду статья А, Долинина «Акмеизм» (Заветы, – 1913, –
№ 5, – Отд, ��, – С, 153–162), В «Русской мысли» 1911–1913-го годов вышло
около десяти его рецензий на историко-литературные труды, в частности, – В,
Саводника, А, Евлахова, Д, Овсянико-Куликовского, В, Переверзева, В «За
ветах», кроме того, А, Долинин опубликовал: «Отрешённый (К психологии
творчества Фёдора Сологуба)» (– 1913, – № 7, – Отд, ��, – С, 55–85) и «Путник-
созерцатель (
ворчество А,П, Чехова)» (– 1914, – № 7, – Отд, ��, – С, 64–102),
14, Долинин А,С, Достоевский и другие: Статьи и исследования о русской
классической литературе, – Л,, 1989), Литературно-критический «портрет»
акмеистов В,
униманов, автор вступительной статьи к книге, называет в ряду
«ярких очерков-портретов Мережковского, Зайцева, Ремизова, Сологуба, Ро
15, Иванов-Разумник, Русская литература в 1912 году −− Заветы, – 1913,
16, Ред, [Иванов-Разумник], Акмеизм −− Заветы, – 1913, – № 5, – Отд, ��, –
С, 152–153, Повесть Е, Замятина «Уездное» была опубликована в одном томе
со стихами акмеистов; в конце идёт речь о цикле стихов М, Моравской «Не
17, Иванов-Разумник, Вечные пути (Реализм и романтизм) −− Заветы, –
18, Иванов-Разумник, Жеманницы («Чётки» Анны Ахматовой и «Печаль
ное вино» Веры Инбер) −− Заветы, – 1914, № 5, – Отд, ��, – С, 47–51, Ранее сход
ные характеристики («недавно появившаяся и по недоразумению попавшая в
лоно “акмеистов” Анна Ахматова, с жантильными поэтическими гримасками,
с капризным тоном поэтической “m�
��
d�
r�
”) не помешали Иванову-Разум
нику назвать Ахматову третьей среди «подлинных поэтов» – после Зинаиды
Гиппиус и Поликсены Соловьёвой – из «великого множества наших “поэтесс”»
(Иванов-Разумник, Поэзия М, Моравской −− Заветы, – 1913, – № 10, – Отд, ��, –
19, Недоброво Н,В, Анна Ахматова −− Русская мысль, – 1915, – № 7, – С,
20, Чуковская Л,К, Записки об Анне Ахматовой, – Кн, �, – 1938–1941, –
ПАИОАЙЖЕАФЖЭ ВСУМАЛМПРЖ
А ОМКАЛГ Й,К, ЙГМЛМАА «НЖОАКЖВА»
В романе «Пирамида» последовательно развиты общественно-политичес
кие, эстетические, нравственные и религиозно-философские взгляды Л, Лео-
нова, проявившиеся в авторских рассуждениях о теории всеединства, русском
космизме и русской идее, о евразийстве и западничестве, христианстве и пра
вославии; в мифопоэтической образности книги; в пристальном внимании ро
маниста к архетипам и сюжетам религиозно-философской направленности;
в мощном эсхатологическом звучании романа, характерном для всей лите
ратуры конца �
��–начала
�вв,«Русскаяфилософиянеумерла,–писал
�–начала
�вв,«Русскаяфилософиянеумерла,–писал
– начала �
�вв,«Русскаяфилософиянеумерла,–писал
��вв,«Русскаяфилософиянеумерла,–писал
вв, «Русская философия не умерла, – писал
А, Павловский, – вместе с Серебряным веком, когда она лишилась и Щестова, и
Лосского, и Франка, и Бердяева, а затем Флоренского, Карсавина и нескольких
других крупнейших представителей философской мысли, – она не умерла, по
тому что ушла, как в катакомбы, в художественную литературу<ёёё>религиоз-
но-художественный Ренессанс начала столетия дал совершенно особый тип фи
лософа, очень близкий по своей природе художественному таланту Л, Леонова,
Это был философ-
озрЯсдкы
, у которого философская или логическая категория
чаще всего выражалась через образ, и лишь постепенно этот образ, метафора
порождали понятие» [1],
Мотивный и интертекстуальный анализ итогового романа Л, Леонова
выявляет органическую связь эстетической системы писателя с исканиями
литераторов рубежа �
��–
�вв,«<ёёё>Пирамида»вочевиднойформеобна-
�–
�вв,«<ёёё>Пирамида»вочевиднойформеобна-
– �
�вв,«<ёёё>Пирамида»вочевиднойформеобна-
��вв,«<ёёё>Пирамида»вочевиднойформеобна-
вв, «<ёёё>Пирамида» в очевидной форме обна
руживает, – писала Л, Якимова, – ориентированность Л, Леонова на духов
ные и эстетические, религиозно-философские и культурно-художественные
искания Серебряного века – с его утратой целостной, едино-монолитной веры,
какой было православие, попытками обрести истину в различных ересях, рес
таврации язычества, увлечении античностью, богостроительными и богоис
кательскими идеями<ёёё>» [2], Во многих произведениях начального и после
дующих творческих периодов прозаик показал, как рушились вековые устои
нравственности и сложившиеся народные обычаи, как выкорчевывалась вера
в Бога, предрекая неизбежную гибель гармоничного мира, В содержании «Пи
рамиды» эта мысль превалирует, Л, Леонов был убежден, что социальные и
моральные изменения в обществе возможны ненасильственным путем при ус
ловии сохранения и укрепления духовности, нравственных ценностей народа,
В заглавии книги, ее подзаголовке «Роман-наваждение в трех частях» и
структуре кроется ключ к пониманию жанровой специфики «Пирамиды» и
одной из главных проблем произведения – изображение бытия в соотнесеннос
ти его разомкнувшихся Начал, В трех частях романа – «Загадка», «Забава» и
«Западня», – повествующих о реальных событиях земной жизни и фантасма
горически инфернальном мире, автор и близкие ему герои вопрошают: к чему
приведет разрушение духовности и культурных памятников? Какова роль не
бесных сил в устройстве миропорядка на земле? – в первой части; каков итог
забавы человека, отвергнувшего высшие идеи ради временных, преходящих?
Можно ли вернуться к Богу? – во второй части; удастся ли русскому человеку –
жертве наваждения – выйти из западни и какой ценой оплатит он свое блуж
дание по лабиринтам бездуховности? Каково будущее России, пережившей
разрушительную эпоху эксперимента и оказавшейся в ловушке? – в третьей
На жанровой специфике «Пирамиды» сказались авторские отступления
о религии и нравственности, наличие в романе реального и ирреального пла
нов, использование приемов художественной фантастики, экскурсы в потусто
ронние миры, абсурдность ряда конфликтов и поступков героев, Все это делает
книгу фантасмагорическим произведением, «В романе «Пирамида», – писал
Павловский, – весь видимый, чувственный, предметный – людской и пей
зажный – мир заметно деформирован и постоянно балансирует на грани ус
ловности – фантасмагории и гротеска,
олько в такой форме, заметно отдален
ной от традиционного реалистического письма, писателю удается более-менее
адекватно запечатлеть зыблющийся образ мира, обреченно подходящего к кон
цу тысячелетия и как бы уже повисающего над пропастью, лишь по привычке
и близорукости именуемой Будущим» [3],
Заметим, что приемы абсурдизации [4], широко применяемые в кни
ге, способствуют созданию иллюзорности бытия, романтического ощущения
жизни, Фантасмагорическое воображение автора позволило ему оригинально
скомбинировать элементы жизненного опыта, создать картины и образы, не
существующие в действительности, представить наблюдаемое в новых неожи
данных связях и сочетаниях, наконец, сформировать у читателя концепции
Содержание «Пирамиды» – богатое и разнородное, Писатель, говоря о
романе, заметил: «Это из литературы ��
�века»[5],Воснованиекнигиполо-
���века»[5],Воснованиекнигиполо-
века» [5], В основание книги поло
жены религиозно-философские проблемы, к которым Л, Леонов обращался на
протяжении всей творческой жизни, «Программным» для прозаика следует
считать рассказ «Уход Хама» (1922), сюжетным ядром которого стал библей
ский миф о всемирном потопе – дохристианском «конце света», Чентральная
фигура рассказа – младший сын Ноя Хам, – который в отличие от братьев Сима
и Иафета нарисован мятежным правдолюбцем, предположил, что не Бог, а его
Отражение с помощью солнца и воды сгубило все живое, Впечатляют карти
ны всемирного потопа: повсюду плыли разбухшие тела людей, «<ёёё>каждое к
своей судьбе, Все мертво кругом, кроме рыб, которые затаились в страхе, будто
умерли<ёёё>Много озер образовалось по земле, Они гнили, но отражали голу
бой блеск, а вся земля была сера и зелена, потому что омертвела» [6], Беском
промиссность сына вызвала гнев уличенного Ноя – потомка Адама и правнука
�,142),
,142),
Дальнейшее развитие религиозно-философских позиций Л, Леонова про
изошло в «Воре», Глубокие раздумья романиста о сущности человека и его
предназначении выражены в многочисленных притчах, авторских отступле
ниях и вставных конструкциях философской книги об истории, о социальном
прогрессе и революции, о религии и нравственности, науке и культуре, о рай
ских кущах, об Адаме и Еве, о Боге и сатане и др, Они определили жанровую
специфику и структуру романа, систему его образов, язык и стиль, В «Воре»
поставлены кардинальные вопросы мироустройства: как долго можно быть
свободным от Бога и какова цена свободы без Бога?; автор отметил