Любомир Мицич, Человек и Искусство



Текст этого манифеста, провозгласившего появление нового литературного направления — зенитизма, открывал первый номер авангардного журнала"Зенит", выпускавшегося с 1921 по 1926 год идеологом зенитизма, югославским поэтом, критиком и романистом Любомиром Мицичем. 
Любомир Мицич – Загреб
 
ЧЕЛОВЕК – это наше первое слово.
 
Из одиночества окоченевших стен и проклятых улиц, из мрачных глубин подсознания и наводящих ужас ночей, перед вами выходим мы, как апостолы, как пророки, чтобы проповедовать: ИСКУССТВО ЧЕЛОВЕКА.
Человек это центр макрокосмоса, а искусство и философия – круг, наивысшие буквы которого – наивысшие сознания. Наивысшая манифестация духа и души. ДУХ или полубог Анарх хочет стать властителем хаоса – то есть быть богом, «всеволодом». Он жаждет – из хаоса создать д е л о. А единственный творец это художник, который в созданной работе всегда воплощает Человека. Художник есть воплощение и страшное стремление к явлению: Человека. Художник есть Явление – Богоявление – Страшный Суд: Человека. Он есть бескрайний кругозор, который нигде не начинается и не заканчивается на смертельно диком движении земли через пространства. Центр это ЗЕНИТ – единственное спасение человека – единственное искупление.
Художник как инкарнация в ы с ш е г о страдает в беспокойстве своих собственных и общечеловеческих болей. Он есть крик о спасении униженной души. Крик метакосмический – крик глубоких пропастей наших внутренних сфер.
Мы глубоко утонули в бездне души и хотим выйти из  н а с  с Новым Человеком, с новым светом в мрак старых черных дней, нашу грустную немолодость. Мы подкинем жару, чтобы во мраке Югославии стало светло.
М ы  х о т и м  п о к а з а т ь  н а ш и  в н у т р е н н и е  л и ц а.
Сегодня мы входим в Новое Десятилетие и должны <действовать> через границу Югославии. В прошлом десятилетии мы воевали за границей и убивали за «свободу народа», а с сегодняшнего дня будем воинами общечеловеческой Культуры, Любви и Братства. Мы входим разбитыми и преображенными. Входим увечными и ранеными как люди, но у нас есть сила тех, кто страдал, кто был унижен, забит камнями у позорного столба Европы. Наш вход в третье десятилетие 20-го века, которое будет борьбой за человечность через искусство.
Наше страдающее поколение вымирает. Оно целиком сломано и разрушено. Призрак красной ярости войны выкопал своими злодейскими когтями могилы для нас всех – для миллионов людей. Один мертвец на двух солдат. Мы никогда не забудем, что в прошлом десятилетии было убито 13 миллионов людей, от нищеты умерло 10 миллионов людей, а ранено 150 миллионов. А мы, те кто остались как последние стражники, носим общую боль в сердце, общее отчаяние в душе, общий протест: <Пусть> Н и к о г д а б о л ь ш е <не будет> в о й н ы! Н и к о г д а! Н и к о г д а!
Тишину жизни нарушили гранаты и страх перед смертью. Чистоту души омрачили ужасные зрелища обезображенных человеческих тел. Спокойствие сердца, которое задыхается сегодня в кровавых слезах, разрушено смертью безутешных матерей, умерших от голода горя и скорби по своему невинному ребенку. О вы, те кто видели глаза убитых людей, в агонии молящие вас о жизни, вы, кто видели траур матерей, страдающих от несчастья – вы никогда не захотите и не посмеете пойти и убить человека. Одни вы знаете, кем был человек в сумасшедшем доме проклятого столетия.
Человек – был распят и оплеван как Христос, а он н е  б ы л Христосом.
Человек – был забыт и унижен, как попрошайка перед закрытой дверью.
Человек – был сотворен по образу Бога – а был убит, как скот на бойне.
Разбойники!
Били его ваши кровавые шпоры. Топтали его конские копыта. Оковали тяжкими цепями мрачных темниц. Били по нему дожди острых пуль и громы тупых ружей.
О, приятель! Как Петр Христа, все покинули тебя в последний Час, во имя убийства и твоей крови. Никогда, никогда это не забывай!
А каждое наше слово было против злодеяний – против нас – против времени. Поэтическое слово проклятий было слишком слабым. Но зато пусть знают все: наша боль есть огонь, который мы несем в себе, и наша вера в рождение Нового Человека. Наша первая заповедь: ВО ИМЯ ЧЕЛОВЕКА – НЕ УБИЙ! Наша борьба будет борьбой против злодеяний – за Человека.
Пролетарии всех стран, соединяйтесь – против убийства! Разбудите человечность в Ч е л о в е к е! Нечеловек сегодня бог-злодей – великий инквизитор, который повсюду поставил для нас черные виселицы.
Мы все, поэты, несем черноту мрака, и то, что мы сегодня поэты – наше огромное наказание. Мы все свалились на землю и сами не знаем, люди ли мы или мы вне времени. Мы, как апостолы распятого Человека, проповедуем веру в Нового Человека и ждем его явления. Мы больше не ждем царя – мы ждем Человека! … Человека! … Человека!
 
Трагическая сила нового искусства лежит в отчаянном крике: Человека! И поэтому сегодня она дальше всего от античной красоты и искусства ради искусства. Она есть Новый Дух, который творит, а это вечное стремление художников, творить. Искусство в нашем значении – э к с п р е с с и о н и з м, воля которого создавать новые ценности – новые формы. Оно есть тяжелое стремление к явлению. Оно есть стремление к вечности. Оно есть крик нашей любви. Оно есть крик о спасении и вознесении.
Искусство всеобщее – общечеловеческое. И поэтому нет специфического национального искусства, а еще меньше – искусства выдающегося. Мы поэты – художники этой земли – жмем руки всем, кто мыслит, как мы, всем и за все, что выше размозженных людских черепов.
Искусство принадлежит народам. Это не значит, что народ имеет какие-то права и определяет направление искусства. Нет! Он должен следить за путем тех, кто его творит, ведь коллектив или публика этого направления ограничена – второстепенна. Искусство само определяет направления. Публика принимает участие только в пассивной активности рефлексии работ искусства. Она никогда не может их переживать. Для абсолютного художественного переживания должен быть – художник. И поэтому мы одновременно за борьбу за свободу и утверждение и н д и в и д у а л и з м а. Он не смеет быть унижен. Ведь только сильная индивидуальность – творческая. Каждый художник должен быть и н д и в и д у а л ь н о й личностью. Он должен творить и з  с е б я, а  н е  и з в н е  с е б я. Иначе появится паразит, который живет в д р у г и х. У этого паразита есть свое известное, самое обычное имя: д и л е т а н т. У нас уже развит культ дилетантизма, а его действующие лица в жизни – прекрасные мистификаторы невежественных и невоспитанных окраин. Они могильщики и препятствуют всякому прогрессу. Многие десятилетия, а во многом и сегодня стояли и стоят их царства, но пусть это Третье Десятилетие станет нашим – его нам. Мы снова посвятим его борьбе против всякой традиции, против всяких регионализмов и границ: для искусства и человека – нет границ! Страницы «Зенита» открыты для борьбы для всех апостолов искусства и Человечества от Северного Полюса до мыса Доброй Надежды. Этим словом «Зенит» без какой-либо маски встает пред Молодой Югославией и  объявляет свое рождение: Новый Человек! Новый Дух! Новое искусство!
 
О великое пресвятейшее солнце в ЗЕНИТЕ. Когда небеса звонят великий зенитный полдень, наши глаза поднимаются на тебя, наши души открываются, как священный московский храм. Наши сердца пляшут в кровавом ритме танец человеческого отчаяния на земле. А тот человек, которого мы ищем на земле, и он имеет свой ЗЕНИТ. Мы стремимся к нему – за наивысшей силой внутренней вселенной.
О, солнце в зените! Ты горишь как пламенный алтарь. Наши глаза желтеют от огня и стремятся к наивысшему престолу – ДУХА.
Наши души переполнены ожиданием явления. А искусство есть великое явление духа и великое исполнение человеческих желаний. Оно есть наше вечное беспокойство, вечная динамика, движение, вечная анархия, вечная революция. В нем не может и не смеет быть мира. Наша трагедия спокойствия и умирания достигла своего Черного Конца и определила для искусства новый путь. Сегодня В т о р о е В о з р о ж д е н и е.
В  э к с п р е с с и о н и з м е оно нашло свое сильнейшее утверждение. Э к с п р е с с и о н и з м есть императив души к мощнейшему выражению в деле искусства. З е н и т и з м есть стремление к творению наивысших форм. З е н и т и з м  е с т ь  а б с т р а к т н ы й  м е т а к о с м и ч е с к и й  э к с п р е с с и о н и з м.
З е н и т и з м  и  э к с п р е с с и о н и з м есть зеркала, в которых мы увидим нашу внутреннюю боль – драму нашей души. Они еще долго останутся проклятыми/кривыми зеркалами для еще нерожденных поколений, что зачаты в крови. Потому что они откроют не себя, а откроют – нас. В будущем они долго и беспомощно будут искать себя, и опять будут находить – нас. А мы как страшные картины и фантомы, будем с кровавыми руками слоняться по их снам и ночам.
Мы есть завещание будущих сынов, которые захотят пожертвовать себя во спасение Человека, а мы оставляем им в дела нашу Голгофу и Елеонскую гору – чтобы очистить дорогу до воскресения. Наше стремление: ЧЕЛОВЕК. Наша вера: ЗЕНИТИЗМ. 

Приложенные файлы

  • docx 10674164
    Размер файла: 572 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий