Луконин Ю.В., Новиков С.С. Изучение колониализм..


ЛУКОНИН Ю.В., НОВИКОВ С.С.
АКТУАЛЬНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ КОЛОНИАЛИЗМА
(Восток. – 1993. - № 6. – С. 167-171).В недавнем прошлом отечественная африканистика, как, впрочем, и другие общественные науки, находилась под идеологическим и политическим прессом. Она следовала директивным установкам инстанций. Это было особенно отчетливо видно на примерах борьбы общественных наук против «лагеря империализма», а конкретно — против колониальной системы.
Колониальная проблема постоянно использовалась как важный идеологический козырь, особенно в годы «холодной войны». И наша африканистика вносила свой весомый вклад в усиление и обогащение этого козыря новыми, в основном негативными, факторами. Многие труды нередко были похожи не на научные исследования, а на обличения колониальной системы. При этом идеологический пафос зачастую брал верх над честным и правдивым анализом и выводами. Более того. Если исследования не совпадали с установившимися догмами, они подвергались обвинениям в «антинаучности», «объективизме» и пр.
Заполитизированность и заидеологизированность научно-исследовательской работы обедняли африканистику как науку, снижали ценность научных трудов. А пропагандистский груз нередко приводил к серьезным промахам, к дезориентации как научных работников, так и читателей. Порой и те, и другие не могли уяснить для себя, о чем же идет речь, не видели разницу между политическими и научными (зачастую — псевдонаучными) выводами, терминологией. Ни сами авторы, ни читатели их трудов нередко не находили различия между такими понятиями, как «колония» и «колониальное владение», «колониализм», «колониальная политика» и «колонизаторская миссия», «колонизатор» и «колонист», «колониальная церковная деятельность» и «деятельность миссионеров» и т. д.
Уже давно назрела необходимость ученым африканистам и востоковедам обсудить проблемы колониализма, националистических движений и другие теоретические проблемы, связанные с историей взаимоотношений и взаимодействия бывших колоний и метрополий.
Конференция «Актуальные теоретические проблемы изучения колониализма», состоявшаяся в апреле 1993г. организована сектором новой и новейшей истории стран Африки Института Африки РАН. В дискуссии приняли также участие ученые и преподаватели институтов Востоковедения, Всеобщей истории, МГУ, Российского университета дружбы народов. На обсуждение были вынесены следующие вопросы: истоки, сущностные характеристики, противоречия колониального феномена в свете глобального исторического опыта; методология исследования истории колониализма; проблемы периодизации истории колониализма; колониальное общество как объект исследования; национально-освободительные движения, их участники, союзники и противники (национальный и интернациональный аспекты).
Открывая дискуссию, директор Института Африки А. М. Васильев отметил, что раньше для историков, востоковедов и африканистов, находившихся под прессом догматизированного марксизма, все казалось простым и ясным, особенно в колониальном вопросе. Сейчас же, находясь на нынешнем уровне наших знаний, мы вряд ли имеем возможность создать общую теорию колониализма. Нельзя безапелляционно утверждать, было ли завоевание колоний прогрессом или регрессом, были ли колонии объектом эксплуатации или, наоборот, жили за счет ресурсов метрополий? Не имея ответа на эти вопросы, трудно ответить и на другой: были колонии благом для метрополий или являлись тормозом их развития? Дать однозначный ответ невозможно и неверно. Существовавшие до сих пор схемы рассыпаются, когда анализируешь конкретные факты.
Бесспорно, одно продолжал А. М. Васильев, — колониальная экспансия была следствием неравенства в развитии стране. Но реальность состоит и в том, что в постколониальный период это неравенство усилилось до невиданных размеров. Разрыв между развитыми и неразвитыми странами сейчас во много раз больше, чем в доколониальный и колониальный периоды. И в этом случае возникает другой вопрос: неравенство — это положительное или отрицательное явление при нынешнем состоянии человечества? Экологи, например, считают, что с точки зрения хрупкой экологической безопасности человечества отсталость большей части планеты является гарантией выживания человеческого общества.
Когда речь заходит о зависимости одних стран от других, утверждает А. М. Васильев, надо помнить, что зависимости были разного уровня и разного качествам, их надо сопоставлять, говорить о взаимодействии различных цивилизаций, об уничтожении одних цивилизаций другими (С. 167-168). Вот почему нельзя говорить о существовании некой единой колониальной системы. В Африке южнее Сахары система была одной, в мусульманских странах — другой, в Китае — третьей, в Индии — четвертой и т. д. При этом наблюдалось взаимодействие разных цивилизаций: цивилизации метрополий оказывали влияние на цивилизации колоний и зависимых стран и, наоборот, цивилизации последних влияли на цивилизации первых.
А. М. Васильев охарактеризовал роль бывшего Советского Союза в освобождении колоний. По его мнению, политические выводы и установки большевиков в дооктябрьский и послеоктябрьский периоды относительно схемы устройства мира были в основном правильными. В течение всего периода своего существования СССР выступал на стороне колониальных народов. Встав на сторону исторического прогресса, он заплатил высокую цену — цену собственного саморазрушения. Воздействие СССР на ход деколонизации оказалось непропорционально большим с точки зрения материальных вложений. Успехи советской политики в «третьем мире» в 50—60-е годы этим в значительной мере и определялись. Когда же советская модель стала прямо или косвенно навязываться молодым странам, когда весь мир стал рассматриваться сквозь призму конфронтации, когда динамизм развития самого Советского Союза оказался подорванным, были утрачены почти все завоеванные им реальные позиции, которые новая Россия могла бы унаследовать.
[Немалое внимание участники конференции уделили вопросу об истоках, сущностных характеристиках, противоречиях колониального феномена в свете глобального исторического опыта]
Выяснилось, что крайне трудно, если вообще возможно, дать научное определение понятию «колониализм». Дело в том, что подавляющее большинство отечественных трудов востоковедов и африканистов было посвящено не столько проблемам колониализма, сколько проблемам антиколониализма, национально-освободительного движения и постколониальному строительству.
А. М. Хазанов (ИВ РАН) определил удивившую всех присутствующих пропорцию между первыми и вторыми как 1 : 99. А А. М. Пегушев (Ин-т всемирной истории) пошутил, что всю сознательную научную деятельность посвятил антиколониализму, а сам же колониализм для него до сих пор почти новый сюжет.
Многие участники конференции считают, что до сих пор на работу исследователей оказывают влияние многие живучие идеологические догмы, методологическая неопределенность, а то и дезориентация. Раньше, сказал А. М. Васильев, все этапы и периоды были известны: формационная «пятичленка», стадия империализма с его колониями, колониальный раздел мира и борьба За его передел, марш человечества «к светлому будущему». Не следует забывать, что взаимодействие различных цивилизаций оказывало неодинаковое воздействие на разные общества нельзя отрицать, что метрополии, воздействуя на колонии и зависимые страны, испытывали, в свою очередь, обратное воздействие со стороны тех же колоний и зависимых стран.
Все же некоторые участники конференции предложили свои определения понятию «колониализм». Вот версия колониализма, выдвинутая М. Ю. Френкелем (Ин-т Африки): «установление господства одного государства или народа над другим государством или народом, но при одном непременном условии — существовании огромного разрыва в развитии между «господами» и «угнетенными». С М. Ю. Френкелем согласились В. С. Баскин, В. К. Виганд, Д. С. Соколов (все — Ин-т Африки). В. А. Субботин отметил, что ему нравится определение термина «колониализм», которое дает «Энциклопедия Британика»: «колония — это поселение подданных какого-либо государства за его территориальными пределами». Большинство же участников обсуждения сочли эти версии узкими — ограниченными во времени" и пространстве.
В принципе, научная теория колониализма возможна, считает А. Б. Летнев (Ин-т Африки). Но разрабатывать ее нашими традиционными методами нельзя. Выход он видит в более интенсивных, параллельных и одновременных разработках теории и в исследовании самой истории колониализма. Для этого надо отказаться от идеологических, в основном черно-белых, схем, опираться на первоисточники, встать на позиции плюралистической терпимости, идти от фактов к категориям, а не наоборот, как это делалось до недавнего прошлого. А. Б. Летнев предложил примерную схему создания истории колониализма: изучать колониализм, отвергая всякие политизированные понятия типа «неоколониализм», учитывать глобальный опыт различных «колониализмов», помнить, что колониализм является частью всеобщей истории, а потому не отгораживать историю колоний от истории метрополий.
Споры у участников конференции вызвали вопросы периодизации колониализма, его истоки, проблемы колониализма на тех или иных этапах развития человеческого общества. И.Т. Катагощина (Ин-т Африки) считает, что развитие колониализма было неизбежным явлением в истории человечества, поскольку различные человеческие сообщества развивались неравномерно - более сильные покоряли, подчиняли себе более слабых. Ю.М. Кобищанов (Ин-т Африки утверждает, что колониальные общества возникали тогда, когда вступали во взаимодействие представители различных общественных формаций или даже представители неравных по уровню развития стадий одной формации. М. Пегушев в начале своего выступления назвал колониализм лишь «эпизодом» в истории человечества, а в конце, видимо исправившись, посчитал его явлением общеисторического, общемирового масштаба, прошедшим через всю историю. A.М. Хазанов полагает, что на колониализм нельзя смотреть как на исторически ограниченный феномен. Колониализм, по его мнению, явление, сопровождавшее всю историю человечества. Больше того, история человечества представляет собой последовательную смену великих колониальных империй — античных, средневековых, периодов нового и новейшего времени, империй с полиэтничным составом, управляемых из одного авторитарного или тоталитарного центра. Д. С. Соколов утверждает, что, колониализм — это не изобретение «белых» людей, что на протяжении многих столетий грандиозные колониальные империи существовали на транссахарских путях из Северной Африки в Тропическую (С. 168-169). Ю. Н. Винокуров (Ин-т Африки) считает колониализм вполне обоснованным иторическим процессом. Например, Тропическая Африка была «обречена» пройти этот этап. По мнению А. Б. Летнева, изучая историю колониальных синдромов, которыми отмечена история любой метрополии, надо изучать и постколониальные синдромы, которые делают даже наших современников свидетелями таких процессов, как исход миллиона магрибинских французов во Францию и пока еще сотен тысяч русских из бывших союзных республик в Россию.
На конференции высказывались различные взгляды на историю развития человечества вообще и колониализма в частности. Столкнулись мнения сторонников формационного и цивилизацирнного подходов. Ряд участников обсуждения признавали важность и законность того и другого. Л.И. Медведко (Ин-т Африки) заявил, что всегда придерживался марксистской методологии, в том числе при исследовании колониализма, но методологии не догматической, а творческой. Он отметил, что в прошлом в нашей литературе обычно замалчивались положения марксизма о прогрессивной роли капитализма и колониализма.
А. М. Хазанов, объявив несостоятельным положение Маркса о двойственном характере колониализма, утверждал, что Тойнби в цивилизационном подходе к историческим исследованиям пошел дальше Маркса с его формационным подходом. Но он спорил и с Тойнби, считая, что история — это не смена цивилизаций, а последовательная смена колониальных империй. При этом часто колониальная империя первична, а цивилизация вторична: распад первой влечет за собой распад второй.
Ю.М. Кобищанов предложил сочетать формационный подход с цивилизационным, который имеет много позитивных качеств. Что касается формационного подхода, то следует отойти от марксистско-ленинских представлений о формациях, отдав предпочтение представлениям о формациях более глубоким, с большим числом измерений, более объемным. Ю. М. Кобищанов сообщил, что он сейчас работает над теорией большой феодальной формации. Ю. Г. Сумбатян (МГУ) считает цивилизационный подход более удачным, чем формационный. А Д. С. Соколов вообще призвал изменить подходы, придав им большую концептуальность.
Свою позицию в пользу цивилизационного подхода в развернутом выступлении изложил И. В. Следзевский (Ин-т Африки). По его мнению, проблематика колониализма, долгое время развивавшаяся в рамках идеологического комплекса, никогда не войдет в мировую науку, обречена оставаться на ее обочине. В течение десятилетий, традиции серьезного научного исследования срослись с идеологическими традициями. Отделить одно от другого сложно в рамках сложившихся школ, научных коллективов, понятийного аппарата.
Единственной реальной альтернативой господствующему до сих пор формационному подходу И. В. Следзевский считает цивилизационный подход. Как рассматривать проблематику колониализма с точки зрения этого подхода?
Надо учитывать, что любое научное определение несет как чисто научный потенциал, так и груз мифологем, господствующих в обществе. Это видно на примере обсуждаемой проблемы. Понятие «колониализм» — мифологема, за которой стоит круг реальных исторических явлений, в том числе явлений колониальной истории в разных странах. Когда же речь заходит о понятии колониализма вообще, то дать его правильное или очевидное определение невозможно. Те же определения, которые давались до сих пор (и на этой конференции, в частности), содержат, как правило, определенный идеологический посыл.
В мировой науке, утверждает И. В. Следзевский, господствует цивилизационный подход. В его рамках проблематика колониализма более исторична, чем при формационном подходе, страдающем и многими другими изъянами. Колониализм, считает И. В. Следзевский, специфический, своеобразный опыт цивилизационного воздействия двух различных систем, точнее, двух цивилизаций, которые на определенном этапе исторического развития оказались «несовместимыми» и в то же время пришли в соприкосновение. Очевидно, что сама ситуация взаимодействия не имела всепоглощающего характера. Важен не сам процесс, а результат взаимодействия на уровне отдельных региональных и локальных цивилизаций. Пример такого взаимодействия: формирование имперских обществ в Западной Европе и колониальных обществ в Африке. Вследствие продолжительности процесса остался яркий след в лице двух видов общества — имперского и колониального.
С позиции цивилизационного подхода колониализм, как считает И. В. Следзевский, был лишь эпизодом в процессе универсализации африканской истории. Он был тем побудительным стимулом, который вовлек большую часть Тропической Африки в процесс мировой истории, в процесс универсализации мировой культуры. Для Африки этот процесс был драматичным, поскольку традиционные африканские цивилизации в определенной степени несовместимы с индустриальными. Отечественная африканистика была не права, считая, что индустриальное общество — единственная альтернатива отсталости Африки. Очевидно, африканские культуры и цивилизации не могут встать на путь индустриального развития, ибо этот путь для Африки означает культурную и цивилизационную катастрофу.
Только в рамках цивилизационного подхода можно раскрывать многие проблемы, такую, например, как проблема негативного диалога между европейскими и африканскими культурами. И. В. Следзевский выразил уверенность, что изучение цивилизационных проблем постепенно вытеснит понятие колониализма. На смену придут другие понятия — «культурный диалог», проблемы аккультурации. Сохранится понятие «колониальные империи» — первоначальный опыт цивилизационного взаимодействия, из которого выросла современная Африка.
Между участниками конференции не было полного единогласия по вопросу, чем же был колониализм для народов Африки: «злом» или «благом»? Большинство выступавших согласилось, что ответить на этот вопрос однозначно и категорично было бы неверным (С. 169).
А. М. Пегушев обратил внимание на тот факт; что в западной литературе не отрицали двойственного характера колониализма и поэтому в ней редко встречаются однозначные оценки и характеристики. М. Ю. Френкель, утверждая, что колониализм по преимуществу «зло», в то же время признает за ним определенные заслуги в развитии африканских народов. А.М. Пегушев считает, что для соизмерения «зла» и «блага» колониализма следовало бы придерживаться периодизации, учитывать события и факты. В. А. Субботин указал на необходимость учитывать сущностное значение такого объекта, как колония. Нередко, отметил он, возникало противоречие между научным и политическим определением: одни считали колонии «благом», вторые — «злом», третьи в одних случаях — «благом», в других — «злом». В этом В. А. Субботин видит причины противопоставления понятий «колониализм» или «колонизация», двойной счет («наш» колониализм лучше, «чужой» колониализм — хуже), раздвоение сознания (в одних обстоятельствах ученые осуждают колониализм, в других — одобряют); При изучении колониализма, сказал А. Б. Летнев, нужно отказаться как от нигилизма, так и от апологетики. К. Д. Акбергенов (РУДН) настаивает на том, что для реальной оценки колониализма надо больше работать в архивах бывших колоний и метрополий. В этом отношении отечественные ученые уступают западным и восточным (китайцам, японцам, корейцам). По мнению Ю. Н. Винокурова, колониальный период открыл Африке современный тип государственности, повлиял на трансформацию хозяйства и социальных структур. С точки зрения цивилизационной он открыл Тропической Африке культуры других народов, а ее культуры — миру. Наш подход к колониализму, сказал он, надо изменить — от критического к объективному. Тем не менее, выступавшие пришли к выводу, что следует изучать в одинаковой степени как негативные, так и позитивные последствия эпохи колониализма.
Незаслуженно мало на конференции говорилось о самом африканском обществе. Исключением были выступление Ю. Н. Винокурова, реплики Ю. М. Кобищанова, Ю. Г. Сумбатяна, других участников дискуссии.
Борьба двух форм правления в Тропической Африке — авторитарного и демократического — тема выступления Ю. Н. Винокурова. Уходящий со сцены авторитаризм ищет истоки и опору в прошлом. Традиционные отношения противопоставляются всему, что было создано в африканском обществе в колониальный период. Он считает, что авторитарные и тоталитарные режимы в Африке были продуктом «холодной войны». Что касается демократических сил, то они делают ставку на общечеловеческие ценности, которые они, правда, почему-то ищут только на Западе. Но при этом настаивают на африканской специфике; считая, что общие схемы не подходят к Африке.
Колониализм в Африке, утверждает Ю. Н. Винокуров, рухнул в основном по внутренним причинам. Важную роль в его крушении сыграл также мир социализма. Смену формы правления в Тропической Африке он связывает с новыми процессами, происходящими в мире (в первую очередь с прекращением «холодной войны»). Ю. Г. Сумбатян также отметил переход в Африке от авторитаризма к формированию предпосылок цивилизованного демократического общества. Ю.M. Кобищанов считает, что в течение всего колониального периода метрополии сделали господствующей формой эксплуатации феодальную (в более широком понимании, чем это делают марксисты). По его мнению, колониальные общества составляли колониально-феодальную периферию европейского капитализма. Европейский капитализм насаждал в колониях и полуколониях не столько капиталистические, сколько феодальные отношения. Из колониальных обществ он выделяет ранние, т. е. те, в которых феодальные структуры были наиболее четко выражены и которые не начали разлагаться под влиянием капиталистических отношений, неизбежно проникающих из метрополии, и развивались в колониях.
Об объективности говорил Л.Д. Яблочков, полагающий, что не следует забывать об отношении освободившихся народов Африки к колониализму: например, большинство африканцев, испытавших на себе все тяготы колониальной политики, считают, что борьба с ним не окончилась, она продолжается. Поэтому утверждать, что колониализм был положительным, или в основном положительным, явлением, нельзя. Л. Д. Яблочков считает, что не следует отказываться от того, что сделано отечественной африканистикой за многие десятилетия лишь потому, что ей пришлось работать в условиях осуждаемой ныне идеологической ситуации.
Значительный интерес у участников вызвали выступления представителей разных дисциплин африканистики. Рассматривая вопрос о совместимости культур и цивилизаций. И. Т. Катагощина отметила, что колониализм следует рассматривать не только сам по себе, но и с точки зрения его последствий. А ведь последствием стало становление и переплетение обществ, в основе которых лежат разные принципы организации. По ее мнению, современная государственность начала развиваться в Африке, лишь когда было покончено с колониальной системой. Сейчас утверждается власть уже в новых формах, с новыми явлениями в экономике, в стратегии развития. Но все эти процессы происходят крайне сложно и противоречиво. Почему? Неизбежно встает вопрос о принципах взаимоотношения моделей, привнесенных извне, с уже существовавшими. Как ввести Африку в русло мировых процессов, чтобы сделать ее равноправным членом мирового сообщества, не отбрасывая ее традиций, цивилизации, культуры, которые связывают африканцев с прошлым, тянут их назад? Необходимы усилия, чтобы понять сущность как африканских цивилизаций, так и европейских. Найти корни и суть их расхождений, определить пути развития, чтобы дать африканцам возможность подняться до уровня современных достижений.
О роли права, обеспечивавшего колониальный порядок и законность, говорила И. Е. Синицина (Ин-т Африки). Колониализм, устанавливая новый духовный, политический и экономический порядок, разрушал старые устои. В основе колониального порядка лежали лояльность власти, дисциплина, послушание. Но право, вводившееся колониальной державой, связывало колонизатора и колонизуемого. Нормы права использовали и те и другие. Парадоксально, но нормы права стали инструментами не только антиколониального сопротивления, но и европейско-африканского сотрудничества (С. 170-171).
Определяя колониализм как научную категорию, Ю. Г. Сумбатян предложил подключить к исследованию его проблем философов. К. Д. Акбергенов считает колониализм нелокальным явлением, его изучение требует широкого подхода: он содержит в себе сложные философские, политические, экономические, юридические, идеологические категории.
Во время дискуссии затрагивался, в основном фрагментарно, «внеафриканский колониализм» (А. М. Васильев, Л. И. Медведко, И. В. Следзевский, Ю. М. Кобищанов, В. А. Субботин, А. М. Хазанов, В.С. Баскин). Но дальше констатации тех или иных явлений участники обсуждения не пошли.
Все принимавшие участие в дискуссии сделали вывод: к колониализму, его истории нельзя подходить одномерно и однозначно. Их исследование требует творческого и новаторского подходов, участия представителей различных научных дисциплин, отказа от апологетики и радикального отрицания. Следует продолжать исследование соотношения обоих понятий — колониализма и цивилизаций, сочетая формационный и цивилизационный подходы. История колониализма как одна из дисциплин всеобщей истории может быть полезной лишь при условии, что она будет включать историю всех многомерных и многоликих колониализмов, историю всех известных человечеству колонизационных потоков. При этом история самих колоний не должна искусственно отгораживаться от истории метрополий. Всеобщая история от этого только выиграет, ибо история колониализма — неотъемлемый компонент всемирной истории.
Участники конференции считают, что исследование колониализма не должно быть самоцелью. Ученым необходимо сотрудничать с работниками высшей и средней школы, их совместные усилия должны быть направлены на создание добротных вузовских и школьных учебных пособий и учебников по истории колониализма. Учебники должны быть «деколонизированы», объективно освещать как положительные, так и отрицательные стороны колониализма. А. М. Хазанов полагает, что, по-видимому, следует начать с подготовки серии межинститутских документальных сборников или хрестоматий по истории колониализма. А затем на их основе создать обобщающие, крупномасштабные работы, где был бы дан всесторонний анализ аспектов истории колониализма, начиная с его появления на исторической сцене и до наших дней. При этом, предостерегает Д. С. Соколов, история колониализма и история цивилизаций Африки должна писаться не с европоцентристских позиций, а с позиций подлинной науки, опирающейся на исследования как внутриафриканских процессов, так и взаимодействия Африки с остальным миром.
Участники конференции считают, что дискуссия по проблемам колониализма была плодотворной. Дальнейшее изучение многих рассмотренных вопросов значительно расширит поле для творческих поисков ученых африканистов и востоковедов. Темы «Колониальное общество как объект исследования», «Национально-освободительное движение, его участники, союзники и противники (национальный и интернациональный аспекты)» и многие другие требуют специального обсуждения, новых встреч ученых, представителей широкого круга общественных наук (С. 171).

Приложенные файлы

  • docx 10688269
    Размер файла: 34 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий