Больше всего на свете

Root EntryБольше всего на свете
http://ficbook.net/readfic/2443074

Автор: jay_key (http://ficbook.net/authors/914353)
Фэндом: EXO - K/M
Персонажи: Сэхун/Лухан (основа), Чунмен/Исин
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Флафф, POV, AU, Омегаверс
Предупреждения: OOC, Мужская беременность
Размер: Миди, 139 страниц
Кол-во частей: 18
Статус: закончен

Описание:
Сэхун был для Лухана №1, в прямом смысле этого слова. Первая любовь, первый мужчина, первое предательство.
Вот только для Сэ это была всего лишь игра.
Но жизнь все равно расставит все по своим местам.
И теперь, только в руках Лухана находится то, чего так желает Сэхун ... больше всего на свете.

Публикация на других ресурсах:
Где угодно, но пришлите, пожалуйста, ссылку

Примечания автора:
Герои фанфика:

Лухан: http://25.media.tumblr.com/e10661557f6247cc99a214223f5b1b4a/tumblr_mtk1it5UDR1rtxofeo1_500.png
Сехун: http://whattriswantstosay.files.wordpress.com/2013/07/1005082_684203638273179_760117823_n.jpg
w=560


№9 в жанре «Омегаверс»
№13 в жанре
· «POV»


Глава 1

Я плачу, но сил нет издать даже всхлип или стон от боли. От боли не физической. Сейчас больше всего страдало мое разбитое сердце.
- Сэ - я даже не узнаю собственного голоса, настолько жалко и убого он звучит. Но это нормально, ведь у меня совсем нет гордости, иначе бы я сейчас не ползал перед НИМ на коленях.

Школьный двор все больше наполнялся зеваками, которые прибежали по зову друзей или просто проходили мимо. И все они смеялись Смеялись над маленьким омегой, который умоляюще протягивал руки к возвышающемуся над ним альфой.

- Ты разве еще не понял, малыш Хань, что игра закончилась? – Лицо говорившего озарила насмешливая улыбка. Ни капли сочувствия, ни капли вины, ни капли жалости. - Это было лишь пари. Спортивный интерес. Смогу ли я одурачить лучшего ученика нашей школы. Влюбить в себя. Сделать так, чтобы ты захотел отдаться такому, как я! И поздравляю тебя, Хань, ты выиграл джек пот!
Друзья Сехуна, обступившие беспомощного омегу, дико заржали после этой «шуточки».
- Но ты говорил, что я нравлюсь тебе Говорил, что мы предназначены друг другу, - зачем я произношу эти бессмысленные слова, сам не знаю. Ведь это понятно ему все равно.
- Ну естественно. Таких как ты, дружок, не просто завалить обычным «Эй, потрахаемся?»! Тебе же нужен принц из сказки. Так вот, можешь не благодарить за то, что я был у тебя первым. Это, знаешь ли, большая честь для любой омежки.

Повсюду послышался удивленный гул и тихие перешептывания:
«Так у него еще не было и он так просто лег под Сэ?»
«Сэхуну сложно отказать! Даже такой уродец согласился!»
Все кому не лень стали выкрикивать нелицеприятные слова в мой адрес.
Ничего, я привык
Альфа только еще раз хмыкнул и, развернувшись, отправился со своей свитой в сторону школы.

Толпа двинулась следом,
·и каждый посчитал своим долгом задеть меня, дать подзатыльник, опозорить еще больше. Хотя казалось бы, куда больше.

Я продолжал сидеть на холодной земле и глотать слезы. Мне не просто было прийти сегодня в школу. Ноги подкашивались, голова ныла и, к тому же, все утро прошло в обнимку с унитазом.
Но я считал своим долгом рассказать Сехуну то, что касается нас обоих. Касалось ...
Ведь он даже не стал слушать. Просто побоялся за свою гордость? Или хотел лишний раз доказать друзьям, что он тот, кем его все считают? Казанова, ловелас и мачо? Что каждая брошенная им омега ползает перед ним на коленях, умоляя вернуться?

«Сам себе противен!» - пронеслось у меня в голове. - «Чего ты ожидал, дурак? Даже не смог сказать ему самого главного »

- И не скажу, - тихо шепчут губы. - Он никогда не узнает о нас!
Маленькие ладошки потянулись к собственному животу.

- Мы сможем быть счастливы и без него.

«Будь ты проклят, О Сэ Хун».

5 лет спустя


- Мне чертовски надоело решать за вас проблемы, - парень альфа отчитывал троих мужчин, которые мялись под его строгим взглядом. Золотистая табличка, стоящая во главе стола, гласила: заместитель генерального директора, а, следовательно, этот разговор не предвещал ничего хорошего для провинившихся. - Что значит «заказчик не вызывает доверия»? Объяснитесь!
- Сэр, мы проверили несколько слухов об этой компании, и она показалась нам не совсем компетентной
- А в ваши светлые головы не пришла мысль устроить проверку до того, как мы заключили с ними контракт на несколько миллионо
·в долларов? – Тон повышался с каждым словом.
- Пошли вон, - его голос звучал устало и ровно, но можно было четко различить нотки угрозы.

Парень поднялся из-за стола и, обойдя кресло, остановился напротив большого окна. Его офис находился прямо в центре Сеула, так что вид на город открывался весьма и весьма впечатляющий.
Альфа вытащил из внутреннего кармана пиджака пачку сигарет и закурил. Так медленно и томно, прикрыв глаза.
Он не то чтобы был заядлым курильщиком, нет. Это скорее вошло в привычку, как лекарство от стресса.

За последние годы навалилось столько проблем. А ведь ему всего 25. Куда же катится его гребанная жизнь? Ни любви, ни семьи, ни детей У него нет всего это, а кое-чего уже не будет никогда.
Все еще не выпуская сигарету изо рта, парень развернулся обратно к рабочему столу и внимательно изучил бумаги, которые ему принесли нерадивые сотрудники.

Запомнив адрес той злосчастной фирмы, он схватил свой мобильный и на ходу набрал водителя.
- Заводи мотор и возьми из моего кабинета вещи для деловой поездки. Нужно кое-куда слетать.

* * *


POV Лухан

В Пусане погода в разы отличалась от Сеульской. Слабый ветерок с моря приносил прохладу и свежесть. Легкие наполнял приятный запах, а солнце едва касалось бледно-фарфоровой кожи.

Я медленно прогуливался вдоль берега. Так тихо и спокойно. Я бы прожил всю жизнь, просто смотря на море и слушая шум воды.
- Папочка, смотри! - вижу на маленьких, протянутых ко мне ручках настоящую ракушку. Она очень красивая. Симметричная и без малейших изъянов. Идеальная.
Впрочем, он и не мог выбрать другую.

- У моего маленького альфы просто идеальный вкус, - я присаживаюсь на корточки и внимательно разглядываю находку. А потом, в поощрительном жесте, провожу по мягким светлым волосам и дарю свою самую теплую улыбк
·у. Ее достоин только один человечек в моей жизни.
Мой сыночек. Мое счастье.

Чувствую, как на глаза наворачиваются слезы, и спешу отвлечь свое маленькое чудо:
- Беги, найди для папы еще!

Крошечная фигурка отдаляется от меня, неуклюже перебирая ножками
· по песку.

Спасибо, Боже, что послал мне такой замечательный подарок!

* * *


После утренней прогулки мы как всегда спешим в нашу любимую пекарню, за свежей выпечкой и фруктами.
Мой малыш очень любит клубнику в шоколаде.

Как же все до банального просто устроено в природе. Ведь я пахну клубникой, а шоколад это
- Папочка, а мы пойдем сегодня в парк? – звонкий голосок вырывал меня из собственных раздумий.
Он уже успел весь измазаться в сахарной пудре, а над верхней губой красовались молочные усы.

- Нет, сыночек. Сегодня ты останешься с няней. Папе нужно поработать. А после обеда, я заберу тебя, и мы вместе поедем к Мену и Сину, договорились?

Мое солнышко активно закивало и вернулось к поеданию сдобной булочки.

«Как же ты быстро вырос, Сюмин-а!».
·Сердце всегда щемит от одной этой мысли. Он торопится стать взрослым, когда я стараюсь жить каждой секундочкой его беззаботного детства.

Он слишком рано открыл свои прекрасные глазки. Слишком рано сказал первое слово. Слишком быстро пошел, а я все не успевал бежать за ним следом. Он даже родился раньше, чем положено. А мне оставалось только всеми силами цепляться за его малюсенькую ручку, чтобы не оступиться и не упасть в темноту.

- Вкусно? - я могу вечно смотреть на его улыбающееся личико.

В такие моменты я всегда задумываюсь о том, как бы сложилась моя жизнь, не будь у меня Сюмина. Что бы со мной было, если бы в ту ночь я не забеременел?

И всегда прихожу к одному и тому же выводу: жизнь бы потеряла всякий смысл.
Глава 2

Бизнес центр Пусана – полная противоположность столичному.
Если в Сеуле ассоциация идет с небоскребами из бетона и стекла, то здесь деловые офисы располагаются в зданиях, которые можно было бы описать как «памятники архитектуры». Красивые дома, построенные когда-то опытными мастерами с безграничной творческой фантазией.

Возле парадной одного из таких сооружений остановился черный мерседес. Водитель открыл дверь перед пассажиром и из салона показался молодой парень, одетый в элегантный черный костюм.

О Сэхун. 25 лет. Обходительный молодой человек, с прекрасными манерами и отличным воспитанием, как думают все вокруг. Хотя это и не важно. Ведь его внешность затмевает все остальное. Он настолько же красив, насколько богата его семья.
А еще, он сын своего отца. Будущий преемник компании, которая является чуть ли не верхушкой гостиничного бизнеса по всей Азии. Их сеть охватывает многие города страны, и следующей их локацией был выбран второй по величине город Южной Кореи – Пусан.

Только вот, недавно заключенный контракт с архитектурной фирмой, которая должна была разрабатывать проект гостиницы, подвергся сомнению.
Чем? Да просто его кропотливым адвокатам стало известно, что во главе данной фирмы стоит омега! Вы спросите что такого? Ну, омега? Омега Просто омега, управляющаяся с тысячным штатом и миллиардным бюджетом.
А еще имеет связи с одной из самых крупных строительных фирм в Корее. И все это одинокая омежка.
Как, черт возьми?

«Мы подозреваем, что они проделывают махинации со счетами своих клиентов и крадут деньги из бюджета,
·предназначенного для составления проекта».
Они подозревают! Как же бесит. Почему всегда приходится все делать самому.

Не теряя ни минуты, парень сразу же направился в здание. Ему бы поскорее разобраться с делами, чтобы к вечеру снова быть в Сеуле.
- Чем могу помочь? - парень на ресепшене отложил бумаги, которыми занимался еще секунду назад и приветливо улыбнулся.
- Я представляю фирму STwM, и мне нужно срочно переговорить с вашим главным.
Парень за стойкой слегка растерялся. Видимо понял, кто перед ним стоит.
Не зная, что делать в таких ситуациях, он одновременно потянулся к телефону и компьютеру, но тут на помощь пришел старший товарищ:
- Чжун Ки, что происходит?
Подошедший окинул Сэхуна заинтересованным взглядом.
- Тут к директору Киму.
- О Сэхун, - парень представился, протягивая руку незнакомцу. Тот ответил на рукопожатие и Сэ уловил тонкий аромат лаванды.
- Бён Бэкхён, я - первый помощник директора Кима! Мы не ждали приезда столь важного клиента. Возникли какие-то проблемы с открытием вашей гостиницы?
«А он хорошо осведомлен. Не слишком ли деловой тон, для омеги то?».
- Проблемы действительно возникли, но не с нашей стороны. Могу я лично переговорить с ... мистером Кимом?
- К сожалению, его еще нет на месте! Следуйте за мной, я провожу вас в его приемную, и если вы пожелаете вам подадут кофе или чай. Мы ждем директора с минуты на минуту.

Пока Сэхун и Бэкхён добирались до кабинета директора, альфа успел учуять небывалое количество запахов. Их было так много, что впору голове закружиться. И все сотрудники смотрели на него с некой опаской.

В приемной его встретил совсем молодой парень. Завидев ранних посетителей, он буквально подскочил на месте.
Запах мяты тут же ударил в нос.
«Какого черта? Тут вообще есть альфы?». Сэхуну становилось немного не по себе.
- Бэкхён-щи? - секретарь вопросительно посмотрел на моего спутника.
- Босс не говорил, когда будет? - Бэкхён жестом предложил Сэхуну присесть на диван.
Кожаная обивка захрустела под тяжестью альфы.
- Звонил пару минут назад. Он уже в пути.
·
- Отлично. Сэхун-щи, что вам предложить? Чай, кофе?
- Ничего, спасибо, - за вежливой улыбкой скрывалось нарастающее раздражение. Парень ненавидел ждать.

* * *


POV Лухан

Чем ближе я подъезжал к компании, тем тревожней становилось на душе. Что-то подсказывало мне, что день сегодня будет не из легких. И если бы тогда я знал, чем это все обернется, то просто развернулся бы и убежал от того места, поджав хвост.
Но вся проблема в том, что люди не Боги.

Моя тревога оправдалась, когда передо мной разъехались стеклянные двери, и я сразу почувствовал то, чего по идее не должен был.
- Чжун, у нас клиент?
- Да, - парнишка замялся под моим вопрошающим взглядом. - Господин из STwM! Бэкхён проводил его в ваш кабинет.

Слушать дальше я не стал. Лифт быстро довез меня на 5 этаж и как только я собрался выходить, то чуть не столкнулся нос в нос со своим замом.
- Бэк, что там?
- Сам не понял. Мы его не записывали, он просто заявился утром и все! Хорошо, что ты приехал пораньше, мы все аж на иголках. Он хорош.
Вот он, единственный недостаток иметь штат сотрудников из одних омег.
Один незапланированный альфа и они уже готовы бросить всю работу и бежать за ним куда угодно.
- Ладно, разберемся, - я кивнул другу, и мы вместе направились к злосчастному кабинету.

Я был
·готов к чему угодно, но не к этой встрече.
Стоило мне войти в приемную и увидеть эти черные глаза, как воспоминания мигом унесли меня в прошлое.
Ноги будто приросли к полу, а я просто застыл на месте в оцепенении.
Единственная мысль, которая вертелась в моей голове: «Он знает?».

О Сэхун. Это лицо я не забуду никогда. Оно снится мне в самых страшных кошмарах. Но что намного ужаснее ... и в самых прекрасных снах.
Единственная ночь, проведенная в его руках, встала прямо перед моим взором, словно это было только вчера. Не менее отчетливо ощущалась боль в груди, которая со мной вот уже на протяжении пяти лет.

Бэкхён, не заметив замешательство своего начальника, решил взять на себя роль посредника:
- Сэхун-щи, позвольте представить, наш директор Лухан.
«О
·н узнал меня или нет? Никогда не мог прочитать этот холодный взгляд».
- Лухан? - Альфа немного помедлил, но все же протянул руку навстречу.
Я сделал то же самое, с опаской поглядывая на собеседника. В конце концов мне не представлялось ничего такого в обычном рукопожатии ... пока я не почувствовал на своей руке горячее дыхание. Он склонился в приветствии и коснулся губами выступающих костяшек.
Вот теперь пора паниковать!
Я поспешил выдернуть свою ладонь из чужой хватки и, немного придя в себя, кивнул Бэкхёну.
- Спасибо, Бэк. Ты можешь идти. Прошу, господин О, проходите в мой кабинет.

Когда дверь за спиной закралась, оставляя нас наедине друг с другом, весь мой мир сжался до размеров этой комнаты.

Так ... никаких резких движений!

- Итак, мне сообщили, что вы ждали личной встречи со мной. По какому вопросу? - я ни за что не раскрою карты первым.
- Скажите мне для начала! Чутье меня не подводит? Это правда, что все ваши сотрудники омеги? - Сэхун не оборачиваясь, указал на дверь позади себя.
«Вот же кобелина!»
- Да, вы абсолютно правы.
- Что за нелюбовь к альфам?
- Это вовсе не нелюбовь. Так уж сложилось в нашем обществе, что альфы ведут дела и управляются с крупными компаниями намного успешнее омег. Я всего лишь хочу сломать эти дурацкие стереотипы.
·
После этой реплики брови альфы медленно поползли вверх.
- Но вернемся к делу?
Он только хмыкнул, раскладывая перед собой принесенные бумаги.
Похоже, я зря боялся. Конечно же, он не помнит меня. Стоило ли опасаться ... или надеяться?

- Наша компания ..., - он немного помедлил, подбирая слова. - Мы бы хотели передать этот заказ другой фирме, поэтому я лично приехал сюда, чтобы с должным уважением к вашей работе, решить данный вопрос.
Честно признаюсь, данная новость меня не то, что удивила повергла в шок.
- Контракт был заключен не больше недели назад. Мы даже не успели прислать вам предварительный проект. Что вас могло не устроить, О Сэхун?
Черт! Я тут же прикусил кончик языка. Дурацкая привычка звать его по фамилии.
Во мне сейчас бурлит столько эмоций, что я перестаю себя контролировать. Терять заказ на несколько миллионов мне еще ни разу не приходилось.
Альфа напротив был сосредоточен, но в его взгляде как будто плясали озорные огоньки.
- Видите ли, - его спокойный голос просто выбешивал. - Есть кое-какие детали, которые нас не совсем устраивают ...
- Они касаются конкретно моей работы? Или меня?
Наконец-то его самодовольствие сменилось удивлением.
- Что вы хотите сказать? - ответил он вопросом на вопрос.
- Для меня не секрет, что обо мне и моей компании ходят дурные слухи. Могу полагать, именно они послужили причиной вашего недоверия?
- Мне раньше не приходилось работать с фирмами, во главе которых стоит ... хм, омега.
«Так и знал!»
- Что за нелюбовь к омегам, господин О?
- Это вовсе не нелюбовь, - ответил он моей фразой. - Стереотипы!
«Как это похоже на тебя, О Сэхун!».
Но не в моих принципах удерживать кого-то насильно.
- Так как было подписано много бумаг, нам предстоит сложный процесс аннулирования. Вы же понимаете, что без компенсаций не об
·ойтись?
- Я готов подписать все, что нужно и желательно, чтобы мы решили этот вопрос до сегодняшнего вечера. Я планирую вернуться в Сеул.
- Этого я не могу вам обещать. Видите ли, так как я лично курирую данный проект, все ваши бумаги находятся у меня дома. Если бы вы предупредили заранее ...

От дальнейшей дискуссии нас отвлекла возня в приемной. Через минуту дверь в кабинет отварилась, и показался немного полноватый мужчина с улыбкой от уха до уха. За ним мельтешил мой секретарь и все пытался рассмотреть из-за высокого альфы происходящее внутри.
- Извините, босс. Я сказал что у вас совещание, но господин Ли ...
- А я тебе сказал, что для меня Лухан отложит все свои дела, - отозвался мужчина, все так же улыбаясь. Впрочем, я никогда не видел его в ином расположении духа.
- Все в порядке. Господин Ли, я рад вас видеть, - я поднялся из-за стола и вежливо поклонился. - Я прошу прощения. Я знаю, что у нас была назначена встреча, но возникли непредвиденные обстоятельства! Позвольте представить вам О Сэ....
- О Сэхуна! Мальчик мой, что ты тут делаешь? - Мужчина пожал руку Сэхуну и похлопал того по плечу.
- Здравствуйте, господин Ли! Я здесь по делам фирмы ...
- Вы тоже сотрудничаете с Луханом? Боже, этот омежка скоро всех приберет к своим рукам. Ты обратился куда надо, дорогуша. Я лично ручаюсь за эту фирму!
- Вот как..., - протянул альфа. Его терзало внутреннее противоречие. - Лухан, позвольте мне взять один день на раздумье?
- Постойте, господин О, мы с вами еще не все решили, - я в конец растерялся от всего происходящего.
- Я вижу, что у вас расписана каждая минута. Мы могли бы встретиться завтра, когда при вас будут все необходимые бумаги?
- Но вы же не собирались оставаться в Пусане.
- Пожалуй, я внесу некоторые изменения в свои планы. Лу Хань.
Дверь за альфой медленно закрылась, а я стоял не в силах что-либо сказать.
- Почему он так назвал тебя, дорогуша?
- Мое имя ... - все, что смогли прошептать высохшие губы.



Комментарий к части

Я добавила фамилию Лухану, надеюсь это не сильно мешает. Далее по
·тексту, он будет просто Лухан.
Глава 3

POV Лухан

Закончив на сегодня с расписанием, я устало откинулся на спинку кресла и покрутился из стороны в сторону.
После ухода Сэхуна прошло уже, по меньшей мере, пять часов, но мои мысли продолжали возвращаться к его персоне.
«Это не может быть простым совпадением. Или может?»
И что означала эта его последняя фраза? Он совершенно точно узнал меня, но почему же не подал вида?

- Ты бы видел себя! Ты сейчас просто фантастически хорош собой. Совсем не тот зачуханный парень, которым ты был, когда мы только-только начинали.
В какой-то степени я согласен. Вместо того семнадцатилетнего подростка, я каждый день вижу в зеркале взрослеющего мужчину. Когда-то худощавое тело теперь более подкаченное, лохматые волосы подстрижены и всегда идеально уложены, а круглые ботанские очки сменились на черные линзы. Но что во мне фантастического, как сказал Бэкхён, я так и не понял.
И да, мой помощник таки уловил это странное напряжение между мной и альфой, но расспрашивать ни о чем не стал. Вот почему он моя правая рука!

От мыслей меня отвлек стук. В дверном проеме показалась голова Чжун Ки:
- Ваша няня привезла Сюмина! Куда их проводить?
- Конечно ко мне, что за вопросы? – Я встал из-за стола, поправляя одежду и прическу, а Бэк поспешил убрать в шкаф бутылку коньяка, которую всего минуту назад спокойно попивал, развалившись на диване.
Дверь снова отворилась и мое маленькое чудо, чуть ли не кубарем, влетело в комнату.
- Папочка, а у меня теперь есть бобо, - Сю приподнял одну штанину и я увидел на его беленькой ножке царапинку размером с канцелярскую скрепку.
- Ого. Да ты теперь настоящий мужчина со шрамом, - я присел перед ним на колени и заключил в свои объятия. Маленькие ручки тут же обвили мою шею, и я снова поднялся на ноги, теперь уже с ношей на руках. Бэк издал слабый смешок.
- Спасибо, вы можете на сегодня быть свободной, - кивнул я женщине. - И завтра тоже. Я планирую провести день вместе с сыном. Бэкхён, ты тоже свободен.

Распрощавшись со всеми, мы с Сюмином отправились вниз, где нас уже ожидал водитель.
Наконец-то мы сможем повидаться с Мёном и Сином. Уже и не помню, когда мы в последний раз куда-то выбирались.

Я познакомился с этой парочкой в месте не особо располагающем к общению - центре патологии беременности. Я б
·ыл уже 7 месяцев как беремен Сюмином, а ребята никак не могли завести ребенка.
Впервые я по-настоящему задумался, как же несправедлива бывает жизнь.
Я – одинокий, никем не признанный беременный омега-подросток и они любящая пара, которые могли бы иметь замечательную семью и быть самыми лучшими родителями на свете.
Син был очень подавлен при нашей первой встрече, а Чун Мен всегда старался быть рядом с ним. Обнимал за плечи и вытирал его слезы. Тогда я завидовал им больше всего на свете, а они завидовали мне.
Всего на мгновение, у меня возникла мысль предложить им усыновить моего ребенка.
У меня ведь ничего не было я не представлял, как мы будем жить.
После того унижения, которое мне пришлось испытать, я сбежал из Сеула, подальше от всех. Подальше от него.
Я только окончил школу, у меня не было ни работы, ни нормального жилья, что я мог дать своему малышу?
Но они сделали для меня гораздо больше, чем могли бы.
Я с самого детства жил в доме своих тети и дяди, которым не было до меня ни дела, ни времени. Но я благодарен им, в какой-то степени. Я старался уделять все свое внимание учебе, чтобы отвлечься от домашних проблем. Именно это помогло мне стать лучшим на своем потоке.

Для такой сироты как я, Чунмен и Исин стали самым большим подарком небес.
Мен сделал меня своим братом, дал мне свою фамилию, чтобы при оформлении Сю у меня не возникло никаких проблем. Они помогли мне встать на ноги, начать свой бизнес, а главное воспитать сына в заботе и любви, чтобы он никогда не чувствовал нехватку влияния альфы.

- Папочка, а папа Сухо угостит нас шоколадкой? - я улыбнулся.
- Конечно, мой ангел. Папа Сухо всегда бережет для тебя шоколад.
Сюмин с самого рождения считает Исина и Чунмена своими папами. Но как он всегда говорит: «папы это папы, а папочка это папо
·чка»! Малыш еще не может понять смысла слов, но уже умеет четко их разграничивать.

Мы остановились напротив высокого здания. Это центральный офис строительной фирмы, владельцем которой является Ким Чунмен, а по совместительству мой самый надежный бизнес партнер, мой брат и крестный папа моего сына в одном лице.
Я отправил водителя с Сю к Мену, а сам попытался найти Исина на его рабочем месте, но меня встретил пустой кабинет.

* * *

POV Сэхун

Как только мне удалось выбраться из этого омежьего гарема, я в
·дохнул воздух полной грудью. И это вовсе не из-за разнообразия запахов. Меня сбила с толку одна странность.
Когда я наклонился с поцелуем к руке Лухана, то само собой уловил запах, который уже ощущал раньше.
Малыш Хань, тебя было очень сложно узнать.
Но что привлекло меня больше всего, так это запах терпкого шоколада. Мой запах! Я помнил, что был у него первым, но как такое возможно, что от него до сих пор исходит мой аромат? Неужели он ни с кем не спал все это время. И даже если так, то прошло уже больше четырех лет. Как такое возможно?

Но это все не так важно. Он сделал вид, что не помнит меня. Но я абсолютно четко видел в этих оленьих глазках вспышки ненависти. Как давно это было ...
Ненавижу вспоминать то время. Если бы я только мог знать, чем обернуться все мои грехи. В те годы я просто ненавидел саму мысль о создании семьи, а теперь, похоже, у меня не будет ее никогда.

Стоит сказать, что я погорячился, решив не лететь в Сеул сегодня же. Звонки поступали просто непрерывным потоком, так что я провозился с делами до самого обеда. Решив на сегодня больше не заморачиваться с работой, я, наконец, дошел до второй причины моей задержки в этом городе. Нужно было кое с кем повидаться.
«Будешь в Пусане, заглядывай к нам!». Я еще помню это заманчивое предложение. Очень хотелось узнать, как сложилась судьба той милой парочки, которую мне посчастливилось повстречать три года назад. Правду говорят, что порой горе сближает людей сильнее, чем радость.

Я не стал предупреждать о своем визите и просто отправился по нужному адресу. Обстановка в этой фирме была намного приятнее чем в предыдущей. И это успокаивало.
Поднявшись на лифте на нужный этаж, я не успел сделать и пары шагов, как к моим ногам тут же приземлился ... ребенок? Он поднял на меня свои испуганные глаза, и в моей голове сразу всплыла наша первая встреча с Лу. Наверное, я слишком много думал о нем сегодня.

- Эй, ты не ударился? - я протянул руки к малышу и он, немного подумав, сделал то же самое. Сердце слабо кольнуло, когда в мои большие руки легли малюсенькие детские ладошки. Я только собирался спросить его имя, как внезапно, из-за угла послышался громкий голос:
- Минни, иди сюда. У меня для тебя кое-что есть!
Человек, ради которого я приехал сюда. Ким Чун Мен!
Он резко затормозил, растерянно глядя на нас с малышом, но через секунду его глаза расширились от удивления, а я только приветливо улыбнулся.
- Сэхун? Ты ... как ... Что ты тут делаешь?
- Я в Пусане по делам, вот решил проведать вас. Рад тебя видеть!
- И я рад! Даже не представляешь, насколько.
- Папа Сухо, кто это?
Мальчик уже успел спрятаться за ногой Мена и с опаской поглядывал на меня.
- Тебя можно поздравить? - обратился я к другу, кивая в сторону ребенка.
- А, это ...
- Мен, я не могу найти Исина, где ... - вдруг повисла тишина и вс
·е, что я видел перед собой, это до ужаса испуганные глаза и слегка приоткрытый рот, который так и застыл в немом вопросе.

Комментарий к части

Спасибо за комментарии к предыдущей главе! Для меня это все в новинку и мне радостно читать чужие мнения, особенно если они такие положительные! (: Случай с ЛУ меня подкосил, но я решила непременно закончить рассказ! Еще раз всем спасибо. Приятного чтения! ~
Глава 4

POV Лухан

Второй раз за день он застал меня врасплох. Но теперь меня охватило не жгучее желание выцарапать этому альфе глаза, а дикий страх. Сейчас мы были всего в паре метров друг от друга, а между нами стоял ... наш сын.
Я боялся даже пошевелиться.
- Лухан, не ожидал увидеть вас сегодня ... снова.
- Вы знакомы? - удивился Мен.
- Это как раз то самое дело, из-за которого я здесь, - он перевел взгляд на Сю, и мое сердце забилось как бешеное. - Так что, Чунмен, ты не познакомишь нас?
Сэхун протянул ладонь к сыну, прося рукопожатия в ответ. В это момент во мне будто разгорелся пожар и я, не в состоянии ‚контролировать себя, произнес слова чуть громче, чем нужно было:
- Мин Сок, иди ко мне.
Сюмин, намеревавшийся подать старшему руку, резко остановился и рванул с места прямо в мои объятия.
Я должен увести отсюда сына, как можно скорее. Он не должен ничего понять, а тем более приближаться к ребенку. Ведь у Сю не просто такой же запах, он еще и точная копия своего отца, когда тот был ребенком. От меня ему достался только кругленький носик. В остальном же, легко угадывались черты Сэхуна. Особенно глаза.

Сэхун был знаменит на всю школу красотой своих глаз. Необычный цвет так и пленил омег. Я даже сейчас, как наяву, помню эти бездонные черные глаза, которые смотрели мне прямо в душу. Именно по этой причине я ношу черные линзы. Я словно жил в ожидании именно этого дня.

- Мен, я вижу, у тебя возникли дела. Может, мы с Сю пойдем, а вы спокойно побеседуете? - Надежда умирает последней.
- Ерунда! Я так давно не видел вас, да и Исин всю неделю ждал встречи. Если ты не против, чтобы Сэхун присоединился к нам, мы мо
·гли бы поужинать впятером. Как вам идея?
Взгляд Чунмена метался от меня к альфе.
В этот момент я готов был придумать кучу оправданий, лишь бы не сидеть за одним столом с О Сэхуном.

Но то, что случилось потом, одним махом разбило все преграды, которые я так старательно возводил:
- Папочка, можно нам остаться? Папа Сухо еще не дал мне шоколадку, а еще я хотел поиграть с Син-Сином!
«Нет, сыночек! Не выдавай нас. Не при нем!»

В тот же момент, я инстинктивно взглянул на альфу. Его брови сошлись на переносице, и он повел головой, словно не веря своим ушам.
- Так значит вы, вдвоем ... То есть, это ваш общий ребенок? - Сэхун вопросительно посмотрел на Мена.
- О, нет! - замахал руками Ким. - Этого кроху зовут Сюмин и он сын Лухана, а мы с Исином счастливые дядьки и крестные.
- Но, он назвал тебя папой ...
- У Сю нет отца, а так как я с рождения с ним, он решил звать меня папой. Он и Исина так зовет. Получается у него три папы!
Мальчик закивал в подтверждение слов Чунмена.

Тут из-за угла показался еще один человек. Как только он увидел стоящего перед собой блондина с ребенком на руках, то на его щеке тут же образовалась глубокая ямочка.
- Сюмиииин! – он вмиг подлетел к нам и тут же выхватил сына из моих рук. Я никому не позволял такого, только этому ангелоподобному парню.
- Папа Син-Син, мы будем играть? – Сю только и успевал подставлять свои щечки для поцелуев дядюшки.
- Конечно, мое солнышко, мы будем играть! Мен-и, уже 16:35, а мы заказывали столик на пять часов, давайте выдвигаться?
- Исин, ни с кем не хочешь поздороваться? - обратился к взволнованному парню муж, глазами пытаясь указать ему нужное направление.
- Сэхун? О Боже! – он отпустил Сюмина на пол и, сделав пару шагов вперед, раскинул руки, - Иди же ко мне мой красавец!
- Эй, - послышались голоса двоих обиженных альф.
- Ты как здесь? Что-то случилось?
- Нет, просто у меня возникли здесь дела, и я подумал хорошо бы повидаться с вами! - он отстранился и подарил Исину обворожительную улыбку.
- И правильно сделал, дорогой! Ты же идешь с нами на уж
·ЖИ
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эин? Кто-нибудь пригласил Сэ с нами?
- Мы как раз обсуждали этою. Кстати, если мы сейчас не поторопимся, то приглашать нам уже будет некуда.
Исин снова подхватил ребенка на руки и похоже не собирался отпускать его весь последующий вечер.
- Чур, Сюмин поедет с нами! - не дождавшись разрешение родителя, он потащил ребенка к лифту.
- Тогда я отпущу водителя на сегодня. Вы подбросите меня домой вечером? – обратился я к Чунмену.
- Само собой, какие вопросы? – альфа сжал мое плечо и отправился вслед за мужем.
Пока я доставал телефон, чтобы отправить Генри домой, мимо меня прошел и Сэхун. Всего на мгновение я заметил, как он замедлил шаг, внимательно осматривая меня с ног до головы.

Перед приходом Сюмина я успел поменять белую рубашку на футболку с черным принтом. Переодеть брюки или пиджак мне не представлялось возможным, поэтому чтобы не выглядеть очень официально я просто подкатил рукава пиджака и взъерошил волосы. Выглядело неплохо.

Когда мы спустились вниз, обнаружилось, что чета Ким приехала сегодня на своем Мерседесе купе.
«Да вы издеваетесь? Я же только что отпустил водителя!»
- Все нормально, Лу. Сэхун на машине, он подвезет тебя! Просто езжайте следом за нами.
Мне ничего не оставалось делать, как согласиться сесть в машину к альфе. Благо Исин забрал Сюмина с собой, а мне терять было нечего.

Первые пять минут мы ехали в абсолютной тишине. Он был сосредоточен на дороге, а я старательно пытался не замечать его, разглядывая свои пальцы.

Когда мы играем с Сю в парке, люди вокруг все время удивляются отсутствию у меня обручального кольца. Я вижу в их глазах жалость, но меня не за что жалеть. Я могу дать сыну все, что он пожелает. Мы абсолютно ни в чем не нуждаемся кроме как в сильном плече.
Но у меня есть это самое плечо. Мой маленький альфа. Он говор
·ит, что когда вырастет, будет моей самой большой опорой в жизни. А я и не сомневаюсь в этом.

Мысли о сыне вызвали улыбку, и Сэ обратил на это внимание.
- Что вызвало у вас такую улыбку?
- Я думал о сыне, - произнес я, не отрывая взгляда от своих рук. -
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э Он растет не по дням, а по часам, и становится мудрее меня с каждым днем.
Я снова улыбнулся. Разговоры о сыне заставляли меня ощущать спокойствие и забывать обо всем. Сейчас я даже не думал о человеке, который сидит рядом со мной.
- Похоже, он необыкновенный мальчик! Сколько ему лет? – этот вопрос вывел меня из раздумий и я тут же напрягся, не зная, что ответить.
Вдруг зазвонил телефон, и я был благодарен Чунмену за то, что он спас меня в этот момент.
- Лу, мы скоро приедем. Поворачивайте за нами направо. Там будет стоянка.

Я никогда раньше не бывал в этом ресторане и даже не знал о его существовании. Зал был оформлен в бордовых тонах, от чего интерьер выглядел изысканно и богато. Каждый столик был отгорожен от других либо ширмами, либо стеллажами. Наш же столик закрывал полупрозрачный занавес.
Официант запомнил весь наш заказ, ничего не записывая, и напоследок отвесив поклон, пожелал нам хорошего вечера.

Если не обращать внимания на незваного гостя, вечер протекал очень даже хорошо. Альфы разговаривали о работе, а мы с Исином о своем, иногда отвлекаясь на игру с Сюмином. Сыночек же отказывался от всех блюд, принесенных ранее, пока очередь не дошла до десерта.
- У нас есть различные итальянские десерты, тирамису, чизкейки, трюфеля , - бедный официант перечислил нам уже весь десертный лист, а мы все никак не могли выбрать.
- Давайте остановимся на трюфелях и еще - я посмотрел на сына, который так и прожигал меня умоляющим взглядом. - Будьте добры, клубнику в шоколаде.
- Минни в своем репертуаре, - довольно заметил Чунмен. - Как тебе не надоело, есть ее каждый день?
- Не надоело. Я люблю клубничку. Ей пахнет папочка.
Я улыбнулся своему чуду и погладил его по голове.
- А шоколадкой пахнет Сюмин, верно? - заметил Исин.
Моя рука замерла на маленьком затылке. Краем глаза я заметил, как Сехун взглянул в нашу сторону, отвлекшись от разговора с Меном, но кажется, он не расслышал.

Чуть позже заиграла веселая песня, с очень легким и заводным мотивом. Люди сразу повалили в середину зала, устроив там танцпол.
Исина захватила эта атмосфера и он, взяв мужа под руку, потащил его в толпу, заодно прихватив с собой моего сына.
Мы с Сэхуном остались наедине наблюдать за происходящим, а я все ждал от него каких-то действий и, кажется не зря:
- У тебя чудесный сын! - Сэхун потянулся к тарелке Сюмина и, подхватив с нее одну клубничку, отправил себе в рот, при этом смотря мне прямо в глаза.
- С каких пор мы перешли на «ты»?
- А ты против? - альфа проследил взглядом за счастливой парочкой, кружащей Сю на руках. - Исин, похоже, очень к нему привязан?
- Это естественно, учитывая его положение, - Сэхун только коротко кивнул. Значит он в курсе их проблемы? Неужели они настолько близки, раз он знает о таких вещах?
- Исин хороший человек, у него обязательно будет куча дети
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эшек.
- Я уверен, он будет замечательным отцом!
- Таким же замечательным, как ты? - ехидная усмешка.

Я был благодарен Богу, за то, что время близилось к ночи, а в ресторане царил полумрак. Он не сможет как следует разглядеть личико Сюмина, а значит, все еще может обойтись. Мне оставалось только не подпускать к нему сына ближе, чем на метр.

Альфа продолжал смотреть на меня, ожидая какой-нибудь колкости в ответ, но убедившись в том, что вопрос был проигнорирован, просто усмехнулся.
- Не хочешь потанцевать, Хань?
« Что? Какого хрена? Потанцевать? Я и раньше знал, что у него отсутствует чувство вины, но чтоб вот так просто ... Потанцевать! »
- О Сэхун ... - прошипел я угрожающе.
- Наконец-то спала эта твоя маска безразличия! Но упрекнуть тебя не в чем, ты хороший актер, - Сэ победно откинулся на спинку стула, продолжая смотреть мне прямо в глаза.
- Я сыт по горло этой твоей игрой! Давай просто сделаем друг другу одолжение и дальше будем притворяться, что не знакомы.
- Не уверен, что у меня получится!
- Слушай, ты ...
- Сэ, Лу, не скучаете? - К столику подошли трое наших танцора. - А вы хорошо смотритесь вместе!
- Син, прошу тебя, - меня чуть ли не стошнило от этой реплики.

Сюмин залез ко мне на колени, и устало потер свои глаза.
- Похоже, кто-то здесь уже натанцевался? - Я слегка щелкнул сына по носику.
Нервная дрожь в руках все никак не отступала. « Нужно взять себя в руки! »

- Он должно быть, правда, устал. День был слишком насыщенным. - Син придвинулся к нам поближе и поцеловал Сю в лоб.
- Мен, Син, простите нас, но, похоже, нам пора домой.
« Так держать, Лухан! Пора валить, поджав хвост! ». Мои мысли поражали даже меня самого.
- Я же обещал отвезти вас домой! Дорогой, ты не прокатишься с Сэхуном, а я отвезу мальчиков!? - Чунмен встал из-за стола, пр
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эихватив с собой пиджак.
Договорившись между собой, мы расплатились за ужин ( а точнее, это сделали Чунмен и Сэхун )и отправились по домам. К моменту, когда мы добрались до нашего дома, Сюмин уже спокойно посапывал в моих руках, устроив свою голову у меня на плече.
Мен предложил помочь поднять его наверх, но я отказался. Мне не привыкать. Поцеловав на прощание альфу в щеку, я вылез из его машины, с ребенком на руках, и побрел к входу в здание.
Серый Мерседес дождался, пока мы не зайдем внутрь и в ту же секунду рванул с места.
Глава 5

POV Сэхун

Я только-только открыл глаза, а настроение у меня уже ниже плинтуса. Телефон звонил без остановки и если бы у меня в руках был ствол, я бы точно выстрелил в этот адский аппарат или себе в голову.
Но противный звон все так же продолжал нарушать утреннюю тишину. В первый раз я проигнорировал его, накрыв лицо подушкой, но когда это повторилось второй и третий раз, мне пришлось взять трубку.
- Да! Тао?
- Йо Сэх, когда ты планируешь вернуться в Сеул? - в телефоне послышался веселый голос друга.
- Какого черта? Ты звонишь мне в такую рань, чтобы узнать только это? Я думал, что-то случилось.
- У тебя сегодня очень важный ужин! Сын господина Мацумото ждет встречи с тобой.
- Что, опять? – я закатил глаза. Очередная омежка, которую мне подсунул отец. Больше моего, о моей проблеме переживает только он.
- Ты знаешь, чей ты сын. А это значит, ты знаешь обо всех обязанностях, которые на тебя возлагаются.
- Хорошо, скажи отцу, что я буду. А сейчас извини, мне надо кое-что уладить до отъезда.
Новость о моих планах на вечер окончательно вытянула меня из страны грез.
Приняв душ и переодевшись, я вытащил из мини бара бутылку газировки и с удовольствием сделал большой глоток. Нужно разобраться с этим дурацким контрактом.
Пожалуй, то, что во главе компании стоит именно Лухан меняет всю картину. Вряд ли Чунмен будет водиться с мошенниками, да и омега с самого университета отличался хорошим складом ума. Но одновременно с этим, то, что это именно Лухан чревато для меня самого.
Чтобы не совершить вчерашней ошибки, я решил заранее записаться на прием. Среди тонны бумаг, валявшихся на столе, я нашел лист с контактными данными. Трубку подняли на первом же гудке, и если мне не изменяет память, зовут этого парня Бэкхен.
Он сразу же меня узнал:
- Доброе утро, господин О! Чем я могу вам помочь?
- Мне нужно срочно попасть к вашему директору, когда он будет на месте?
- Простите, но Лухан сегодня не планировал посетить компанию, - вспомнил Бэк вчерашние слова босса. - Он хотел провести вре
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эмя со своим сыном.
- Вот как.
- Но для столь уважаемого клиента, я думаю, он сделает исключение.
- Не стоит, просто назовите мне его адрес. Он говорил, что без каких-то бумаг наши вопросы не могут быть решены. А эти бумаги находятся у него дома, так что я сэкономлю время и себе и ему.
- Как пожелаете. Я вышлю адрес вам на почту.

* * *


Я приехал по назначенному адресу и довольно быстро сориентировался, куда мне нужно идти.
А он неплохо устроился, судя по внешнему виду здания и его расположению.
Нужный мне этаж оказался четырнадцатым. Я вышел на просторную лестничную площадку. Вид из окна был просто шикарным.
Найдя нужный номер квартиры я, не задумываясь, нажал на звонок. За белой деревянной дверью послышался топот, и дверь осторожно открылась, представляя моему взору весьма интересную картину.

Этот Лухан совсем не такой, каким он казался вчера. Сейчас на нем были широкие серые штаны и чисто белая футболка, оголяющая ключицы. Волосы были даже не причёсаны, но создавалось впечатление, что их укладывал самый лучший стилист в Корее, настолько небрежно-сексуально он выглядел.
Он был босым, поэтому переминался с ноги на ногу.
- Что ты делаешь здесь?
«Опять злишься, Лу? И опять этот испуганный взгляд!»
- Сегодня в обед я возвращаюсь в Корею и мне нужно предоставить результаты поездки отцу, а ты не явился на работу!
- После вчерашнего ужина я и думать забыл о твоем приходе. Тем более ты никак не намекнул на сегодняшнюю встречу, - он опустил взгляд вниз.
- Мы можем закончить с бумагами? - напомнил я, - И ты не угостишь меня кофе? А то я даже не успел позавтракать.

- Проходи, - он распахнул дверь шире и просто развернулся по направлению к барной стойке. Было заметно, что он не рад меня видеть.
Пока Лухан соображал напитки, мне ничего не мешало свободно наблю
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эдать за ним со спины. Почему-то сразу вспомнилось, каким он был неуклюжим при нашей первой встрече. Он просто упал прямо мне под ноги, раскидав при этом все свои книжки и тетрадки. Как и сейчас, его глаза были такими же невинными и испуганными.
Но этот гор
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·дый темперамент - это что-то новенькое.

POV Лухан

Сказать, что я был в шоке, не сказать ничего. Мысленно поставив галочку на пункте «Устроить взбучку Бэку», я судорожно придумывал план отступления. Альфа в моей квартире - не самая удачная идея.
Но разобраться с делами и правда, было необходимо.
« Это только работа! »
- Прошу, - я предложил Сэхуну сесть на диван, поставив перед ним чашку кофе.
Он осторожно сделал пару глотков и обратил внимание на папку в моих руках.
- Согласно этим бумагам, вы должны выплатить нам неустойку в размере 1/10 от стоимости заказа, а так же мы оставляем за собой предоплату. Если вас все устраивает, то вы оставляете свою подпись и печать, и мы возвращаем вам остаток денег и все зарисовки по проекту.
- Секунду, а не слишком ли большая сумма остается у вас?
- Я ранее упоминал о том, что самостоятельно курировал этот проект. И мной лично проделана уже треть работы. Тем более мы предоставляли вашим адвокатам достаточно времени на изучение всех деталей. Как мне известно, ваш генеральный поставил свою подпись под каждым нашим предложением, так что я не понимаю твоего замешательства.
« Так-то, О Сэхун! Я не только архитектор, но и квалифицированный юрист! »
Я вижу в его глазах небольшое замешательство. Он попросил пару минут на звонок своим адвокатам и отошел к открытому окну.

Он сильно изменился с последней нашей встречи. Когда-то привлекательный мальчик со смазливой мордашкой превратился в шикарного мужчину.
Он всегда был очень красивым! Не удивительно, что он смог покорить мое сердце так быстро. За мной никогда не ухаживали так обольстительно и элегантно. А что еще было нужно такому простачку как я?
Я до сих пор не знаю, как должен относиться к нему. Да, он обидел и унизил меня, но вместе с тем, он подарил мне самое большое сокровище в моей жизни.
- Ладно, мы оставим все как есть. Не будем ничего менять. Я в непосредственной близости наблюдаю вашу работу, и на данном этапе меня все устраивает. Так что не могли бы вы и дальше работать над проектом?
« Что, простите? »
- Но думаю, учитывая возникшие обстоятельства, ты бы хотел передать проект другому специалисту?
- Нет, меня все устраивает в твоей персоне.
«В моей персоне? Серьезно?»
- Клиент-король, - произношу вслух.
Сэхун вернулся обратно на диван, и устало потянулся к чашке
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эза очередным глотком.
- Раз уж ты здесь, просмотри наброски и скажи свое мнение, - мы принялись изучать проект гостиницы. Намного легче, когда твой, с позволения сказать, начальник сидит перед тобой и дает конкретные указания. Я учел все его пожелания, но как специалист, раскритиковал половину его идей.
- Ты очень изменился, - он смотрел прямо мне в глаза. - У тебя появилась уверенность в голосе, а еще дерзкий характер.
- Это в какой-то степени твоя заслуга. Чему ты удивляешься?
- Я бы предпочел лично контролировать ход работы, но боюсь у меня слишком много дел в Сеуле, - сменил он тему.
Я только сдержанно кивнул. Чем скорее он уедет, тем будет лучше.

Но судьба в очередной раз решила преподнести мне "приятный" подарок.
Видимо из-за шума и разговоров Сюмин проснулся сегодня раньше обычного. Я заметил, как дверная ручка спальни опустилась, и из маленькой щелочки показалось мое чудо в цветастой пижаме.
- Папа? - Сюмин потер заспанные глазки.
- Сю, как спалось? - я тут же подбежал к сыну, обнимая его за плечи и даря утренний поцелуй. Но сегодня что-то было не так. Мой малыш был весь вспотевшим и напуганным. - Что такое, маленький? Ты плохо себя чувствуешь?
- Мне папа снился!
- Я? И что же я делал?
- Нет ..., - Сюмин помотал головой. - Второй папа! Он убегал от меня ...
Из прищуренных глаз тут же потекли слезы, а носик моментально покраснел.
- Детка, не надо плакать, ладно? У тебя же есть я, папа Чунмен и папа Син.
- Но я хочу второго папу, настоящего! - Сказал он сквозь всхлипы.
Я совсем растерялся, качая сына в объятиях. Сю никогда так себя не вел. И момент был не совсем подходящим.
Видя мои безрезультатные попытки успокоить сына, альфа решил помочь.
- Эй, дружок! - он встал прямо у меня за спиной. - Я уверен, твой папа тебя очень любит и когда он увидит такое чудо как ты, то уже никуда не уйдет. Так что не плачь!
Услышав эти слова, Сю закивал и начал понемногу успокаиваться. Вот что значит влияние альфы.
Я облегченно вздохнул, тоже постепенно успокаиваясь, пока мои глаза не встретились с глазами Сэхуна. Словно не замечая меня, он стоял в оцепенении, глядя прямо на Сюмина. Мне не нужно было быть экстрасенсом, чтобы все понять.
- Малыш, давай ты сейчас переоденешь пижамку и пойдешь умываться, а я провожу нашего гостя и помогу тебе?
Сю, как ни в чем не быв
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эало, заулыбался и, помахав Сэхуну рукой, скрылся за той же дверью.
Я осторожно поднялся с колен, молясь всем Богам, чтобы мои опасения не оправдались. Но стальной голос альфы оборвал все мои надежды:

- Сюмин ... мой сын, я прав? ОТВЕЧАЙ!


Глава 6

На нашем первом свидании мы гуляли по парку. Это была середина осени. Все вокруг пестрило яркими красками, от чего становилось еще радостнее на душе.
Он держал меня за руку, как будто я его самое большое сокровище в жизни. Я помню его теплый взгляд, и первый в своей жизни поцелуй. Тогда я по-настоящему влюбился ...


POV Лухан

- Сюмин ... мой сын? - он приблизился и схватил меня за плечи, - Я прав?
- Пусти меня, - слабая попытка вырваться.
- ОТВЕЧАЙ! - Сэхун оскалился, а я из последних сил сдерживал непрошеные слезы.

- Он мой сын! Мой и больше ничей.
Альфа оттолкнул меня и зарылся пальцами в собственные волосы.
После моего ответа ему больше не требовалось никаких подтверждений. И кто тянул меня за язык? Но в моем рукаве еще есть спрятанный козырь. Ничего в этой жизни не происходит просто так и то, что моя беременность проходила с некоторыми осложнениями, может сейчас сыграть мне на руку.
- О, умоляю, только не начинай заниматься дурацкими подсчетами. Сюмин еще слишком мал, чтобы быть твоим сыном.
Кажется, мне удалось поселить в его голове сомнение. Но я знал, что этого недостаточно, ведь сходство слишком очевидно.
- Ты, должно быть, считаешь меня простачком? - мой голос звучал ужасающе спокойно. - Я не стал бы упускать возможность требовать алименты от такого богатенького разгильдяя, как ты.
Альфа непонимающе уставился на меня.
- И ты хочешь, чтобы я поверил тебе? После всего ...
- Я его рожал! Уж я-то знаю от кого и могу сказать тебе с полной уверенностью: ЭТО. НЕ. ТЫ.
- Ты же знаешь, что я с легкостью м
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эогу разузнать о тебе все, что захочу.
- Так вперед Сэхун! - « Мне не страшно! ». - Обещаю, ты будешь очень удивлен.
- Думаешь, я поверю в твой блеф? - он снова оказался рядом со мной и, грубо схватив за подбородок, заставил посмотреть на него. - Твои черные линзы могут одурачить кого угодно, кроме меня.
В этот момент из спальни послышался голос Сю. Он ждал, чтобы я помог ему умыться.
- Я сейчас не могу и не хочу продолжать этот разговор. Мне нужно, чтобы ты сейчас же ушел!
Сэхун еще пару секунд испепелял меня взглядом, а потом поспешил покинуть мою квартиру, прихватив с собой документы на гостиницу.

Когда входная дверь с силой захлопнулась, я попятился назад, упираясь спиной в холодную стену, и наконец-то дал волю слезам. Как бы я хотел никогда не встречать этого человека.
« Не сейчас! Я должен думать о сыне! » - взяв себя в руки, я поднялся и отправился в детскую, где меня ждал мой маленький ангел.

* * *


- Ты примчался прямо по первому зову, - Тао быстро перебирал ногами, едва поспевая за своим другом. Сэхун явился в компанию ближе к обеду и явно пребывал в плохом настроении.
Бросая гневные взгляды на всех и вся, он прошел в свой кабинет и, с силой швырнув пиджак куда подальше, плюхнулся на диван.
Цзытао только и оставалось, что облокотиться о край стола и ждать, пока друг сам с ним поделится. Но молчание слишком затянулось.
- Я надеюсь, ты никого не убил в самолете? – Попытка разрядить обстановку шуткой, провалилась.
Наконец-то Сэхун отодрал свою голову от кожаной обивки и тяжело вздохнул.
- Есть одно дело.
Тао вопросительно вскинул бровь.
- Помнишь парня, на которого я спорил в старшей школе, что смогу завалить его за 2 недели? Нужно разузнать все о том, как он жил до этого момента.
- Друг, ты думаешь, я помню всех с кем ты успел переспать? Ты з
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эаключал пари на омег по несколько раз в год. Было бы хорошо, если бы ты сам помнил все их имена и лица.
- Этого парня ты точно вспомнишь, ведь я спорил на него именно с тобой!
- Тот тот китаец?
- Да! А по совместительству директор компании, с которой мы заключили миллионный контракт.
- То есть в Пусане ты встречался с ним? - он только коротко кивнул.
- И почему такой интерес к его персоне?
- Давай ты сейчас не будешь задавать мне вопросы, а просто сделаешь то, о чем я тебя прошу. Ты свободен до конца
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· дня.
Не говоря больше ни слова, Тао направился к выходу, попутно набирая номер на своем мобильном.
Сэхун был абсолютно уверен, что на следующее утро получит всю необходимую информацию.

* * *


POV Сэхун

За последние несколько месяцев отец ни разу не давал мне сложных поручений. Теперь я понял, почему. На этот раз это был сын его будущего партнера по бизнесу, сделка с котором вот вот должна быть заключена.
И меня удивляло даже не то, что отец отправляет меня к нему на растерзание, а то, что этот самый господин Мацумото так легко кладет под меня своего единственного сына. На что только не пойдут родители, чтобы получить выгоды побольше и союзника побогаче. Даже не жалеют собственных детей.

Кинув ключи парковщику, я направился прямиком в ресторан. Официант проводил меня к нужному столику и, еще не дойдя до него, я почувствовал сладкий запах земляники.
Тяжело вздохнув, я попытался натянуть на лицо обольстительную улыбку.
Что не сделаешь, ради своего отца.

- Позвольте узнать ваше имя, прекрасное создание! - Я остановился за спинкой стула, на котором сидел омега и положил руки на его плечи.
Парень осторожно поднял на меня взгляд и хитро улыбнулся.
«Ну как? Оправдал ожидание?»
Весь ужин он, не переставая, рассказывал о себе. Как будто он сейчас сватаетс
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эя ко мне в мужья и для него главное преподнести мне все свои хорошие качества.
Но меня мало интересовал этот разговор. Весь вечер мои мысли возвращались к Лухану, а его лицо так и стояло перед глазами. Это начинало меня раздражать.
От раздумий меня отвлекло чужое прикосновение.
- Честно говоря, мне не особо хотелось ехать в Корею, но когда отец назвал твое имя - омега провел пальчиком по моей руке, а языком по своей нижней губе, - все вопросы отпали.
Ну, отлично. Начались соблазнения. Как же все достало.
Сейчас решается самый главный вопрос в моей жизни. Мало мне Лухана, так нет же ...
- Все нормально? - еще и этот парень, пожирающий меня взглядом весь вечер. - Ты как будто не тут?
- Нет, что ты, - я улыбнулся. - Знаешь, вечер немножко не располагает к беседе, давай прокатимся? Я отвезу тебя домой!
Он сразу согласился, но что-то мне подсказывало, совсем не на то, что предложил я.

Когда я затормозил у одной из наших гостиниц, время уже близилось к полуночи.
Омега не торопился вылезать, продолжая исследовать меня взглядом, как делал всю дорогу.
- Не хочешь зайти? У меня отдельный номер, - он наклонился ко мне и провел рукой по моей шее, слегка оттягивая воротник рубашки.
- Ты знаешь Мне завтра очень рано на работу, не думаю, что твоему отцу понравится, если я опоздаю на встречу.
- Я думаю, он простит тебя, если узнает причину твоего опоздания, - пошло прошептал он.
- Послушай! - я попытался убрать его руки. - Ты меня совсем не знаешь, тебе разве не страшно?
Он только рассмеялся в ответ, снова потянувшись к моей рубашке. Запах, наполнивший салон, одурманивал меня, и я уже был готов сдаться.
- Нет ... просто я тебя хочу.
Он увлек меня в страстный поцелуй, беря всю инициативу в свои руки.
Я только беззвучно выругался, прижимаясь к разгоряченному телу.
Я сам не понимал, почему этот запах земляники сводит меня с ума.

* * *


Сколько лет уже прошло с тех пор, как я вот так просыпался в незнакомом месте с незнакомым парнем под боком.
Стараясь вести себя как можно тише, я собрал все свои вещи, кое-как нат
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эянул на себя брюки и футболу и спустился вниз. Найдя свою машину на парковке, я поспешил залезть внутрь, словно ища спасения от всей это идиотской ситуации.
«Вот же придурок!». Единственная мысль, которая пришла в голову.
«И что на меня вчера нашло?». У меня был единственный ответ на это вопрос. На всю эту фигню меня подстрекнула злость на Лухана. Вся эта ситуация не дает мне покоя, а ожидание хоть каких-то новостей еще больше усугубляет ситуацию.

Как по заказу, в кармане завибрировал телефон.
- Цзытао, скажи что-нибудь хорошее.
- Я жду тебя в офисе, там и поговорим!
- Просто ответ мне, да или нет?
- Я думаю ... будет лучше поговорить с глазу на глаз.
В трубке послышались гудки, и я завел мотор, швырнув мобильник на пассажирское сидение.
Очередное утро, в которое я жалею, что вообще проснулся.

* * *


Я сидел за своим рабочим столом, внимательно слушая, что докладывал человек Тао.
Передо мной лежала довольно увесистая папка, в которой находились фотографии и информация на Лу.
Он рассказал мне много того, о чем я вообще никогда не подозревал. Например, что его родители были довольно состоятельными людьми и завещали сыну все свои сбережения. Но Лухану приходилось жить в ужасных условиях, так как воспользоваться счетами он мог только после наступления совершеннолетия. Позже он вложил все деньги в свою архитектурную фирму и довольно неплохо управлялся с делами, будучи отцом одиночкой. Конечно, здесь не обошлось без помощи Чунмена. Он принял Ханя в свою семью, а его родители полюбили его как родного сына.
Год назад он получил второе высшее образование, а еще через полгода они с Сю переехали из дома родителей Чунмена в ту квартиру.

Когда речь зашла о Сюмине, я затаил дыхание. В свидетельстве не указано имя отца ребенка. В графе "ФИО" значилось Ким Мин Сок. Все это было очень странно, но ...
- К сожалению, - я поднял взгляд на говорившего. - Мы не можем со 100% уверенностью сказать, что ребенок ваш.
Мне показалось, что последняя фраза прозвучала как в бреду.
- Вы предоставили нам информацию о том, какого ч
·исла вы провели ночь с Луханом, но дата рождения ребенка никак не подходит к предположительным срокам беременности. Разница в 2 месяца Есть вероятность, что ребенок был зачат при следующей течке.
На мгновение разум покинул тело.
- Он – моя точная копия, Тао! Какие доказательства тебе еще нужны?
- Но ведь вы с Луханом немного похожи, - Тао схватил фото Ханя двухлетней давности и помахал им перед моим лицом. - Ты не думаешь, что ребенок просто похож на омегу, а не на тебя?
- Это бред ... полный бред! - не в силах больше сдерживать гнев, я начал сметать со стола все, что попадалось под руку, - Я не могу потерять его, Тао. Он – моя последняя надежда!
Тао приказал мужчине сейчас же уйти, и тот, поклонившись, поспешил на выход. Уже у самых дверей он столкнулся с вошедшим человеком и снова поклонился.

- Сэхун, - это властный голос всегда пробирал меня до костей. - Что тут происходит? Что еще за истерики?
- Отец ...
- Господин О, - Тао так же поспешил поклонится и пригласил присесть на диван.
- Что ты здесь делаешь, с утра пораньше?
- Я пришел узнать, как прошел вчерашний вечер, - он даже не изменился в лице, все так же продолжая ждать ответа.
- О, можешь не волноваться об этом! Я сделал все так, как ты и хотел.
- Что значит «как хотел я»? Я сделал это для тебя!
- Не начинай, отец. Не говори, что подсылал ко мне того омегу, заботясь обо мне.
- Что такого, что я пытаюсь устроить твою личную жизнь с выгодой для всех нас? Если ты никак не можешь найти нужного человека, рано ил поздно мне нужно будет вмешаться и
- Мне все равно, - я прервал эту пламенную речь. - Я хочу сегодня же отправиться в Пусан, чтобы лично контролировать строительство гостиницы. И я не спрашиваю твоего разрешения. Я просто устал находиться здесь
После этих слов я вышел из кабинета, оставив отца в полном недоумении.
Сейчас меня это мало волнует. Моя единственная цель, это добиться правды от Лухана и я готов пойти на что угодно.

Отец Сэхуна все так же продолжал сидеть на диване, устало потирая глаза.
- Я совсем перестал быть частью его жизни. Мой сын уже и не мой вовсе. Что с ним происходит, Цзытао?
Парень с пару секунд задумчиво смотрел на закрывшуюся дверь, а потом грустно улыбнулся.
- Вы же знаете, что когда у человека что-то отнимают насильно, он желает этого больше всего на
·
·
·
·
·
·Z
·
· 
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э свете. Когда 3 года назад ему сказали, что у него больше никогда не будет детей, то он изменился до неузнаваемости. Когда-то вечно веселый и наплевавший на все парень, превратился в циничного человека.
- Так почему бы ему не жениться? Не обзавестись семьей?
- Вы сами знаете причину, сэр ... При всем моем уважении, вы не самый лучший пример для него в этом вопросе ...
Мужчина только тяжело вздохнул, соглашаясь со словами подчиненного. Он сам не смог сохранить их семью в целости и требовать что-то от Сэхуна он не в праве.
Нагнувшись, господин О поднял с пола фотографию Лухана с годовалым ребенком на руках.
- Пусть едет, - произнес он спустя пару минут. - Я поручу тебе все дела с той гостиницей, и вы откроете в Пусане филиал нашей компании. Поставлю Сэхуна во главе, и пусть делает со своей жизнью все, что захочет. Я больше не стану вмешиваться ...
Тао не стал задавать лишних вопросов и просто легонько поклонился. Желание босса для него закон.

Вот только он сильно сомневался, принесет ли это решение пользу или наоборот послужит во вред.

Комментарий к части

Я очень благодарна всем, кто меня читает!
К сожалению, следующая глава будет только в понедельник. Пожалуйста, дождитесь! (:

P.S. Меня спросили почему я не добавила в шапку фото ребенка. Я действител
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·Z
·
· 
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·ьно могла выбрать какого-нибудь карапуза, но намеренно не стала это делать. Я хочу, чтобы читая вы видели перед собой маленького ангелочка, такого чистого и светлого человечка, возможно даже мини Сюмина. И так как для каждого человека, понятие о красоте разное, я решила никому не навязывать свое мнение.

Глава 7

POV Сэхун

Разобравшись со всеми делами и уладив все формальности, мы с Тао были готовы отправиться в Пусан. Я был очень удивлен решению отца. Почему он вдруг так легко отпускает нас?

Мы никогд
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эа не были с ним близки. Никогда он не говорил мне каких-то теплых слов, но всегда ждал их от меня. А что я? Я винил его во всех несчастьях нашей семьи, хотя понимал, что я тоже являюсь их причиной.

Но все же, власть надо мной он имел колоссальную, тем удивительнее было то, что он решил дать мне свободу.

В столице меня уже ничего не держало, тем более, что работа в другом городе, и правда, требовала строго контроля. Или может мне просто хотелось так думать.

С того самого утра, как мы с Луханом поругались, прошло чуть больше недели. Все это время, Тао добывал новые факты из жизни омеги. Основал компанию, будучи на шестом месяце беременности, получил первого крупного клиента, который впоследствии ухаживал за ним. Но больше чем на полгода его не хватило.
«Хм, ответственности испугался?»

Но я не могу оставить все как есть. Мне нужно быть на 100% уверенным, что ребенок не мой. Иначе, я готов перевернуть Землю, лишь бы быть рядом со своим сыном.

- Мы ведь вернемся в Сеул? - от мыслей отвлек голос друга, который сидел рядом. Машина уже подъезжала к зданию аэропорта, а Тао, напоследок, внимательно вглядывался в знакомые улицы.
Я похлопал его по плечу, и он повернулся ко мне.
- Ты можешь остаться. Я ведь не тащил тебя с собой.
- Но это приказ босса! К тому же ... ты без меня пропадешь.
Это правда. Тао - единственный друг, который остался у меня со школы. Он тот, кому всегда было наплевать, богат ли я, знаменит, влиятелен, болен ли. Он всегда был рядом, сколько себя помню.
- Крис не возражал? - осторожно поинтересовался я.
- Стану я его слушать? Он мне не хозяин!
- Перестань! То, что ты влюблен по уши, вижу даже я. Не отталкивай его. В наше время не часто можно встретить свою судьбу.
- Но мы не истинные, - машина медленно остановилась у входа в здание аэропорта.
- Это не важно, когда два человека любят друг друга.

В Пусанском аэропорту нас ожидал партнер отца по бизнесу и давний друг нашей семьи.
Он уже позаботился об аренде здания, под наши офисы и о сотрудниках.
Фирма располагалось в районе, как нельзя к
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эстати, близком к бизнес центру, где и находилась компания Лухана.
Провозившись с делами до самой ночи, мы с Тао еле доползли до своих номеров и сразу же уснули. Хотя, как оказалось, друг еще полночи разговаривал по телефону со своим возлюбленным.

* * *


На следующее утро, я понял, что в таком ритме пройдет весь месяц, пока мы более-менее не приведем все в порядок. Нужно разобраться с документами, привыкнуть к новой обстановке, новым людям.
Нам с Тао уже приходилось открывать несколько филиалов, так что мы наделись, что и здесь у нас не возникнет никаких проблем. Кроме одной ... Лухан.

Первая половина дня прошла незамеченной.
Ближе к обеду я решил проведать друзей и сообщить им новость о переезде. Поднявший трубку Исин воспринял ее на ура и пригласил к ним на обед.
Дом семейства Ким, выглядел немного иначе, чем при последнем моем визите год назад. Казалось, он стал чуточку больше ... или выше. Но что тут удивительного, бизнес Мена идет в гору.

Хозяин дома встретил меня с радостной улыбкой. Мы обменялись рукопожатиями, и я полной грудью вдохнул чистый воздух.
- Вся прелесть жизни загородом. В Сеуле вряд ли есть хотя бы улочка, не заполненная городским смогом.
Мен открыл передо мной дверь, и я тут же увидел второго члена семейства.
- Привет дорогой, - Исин приподнялся на носочки, чтобы одарить меня легким поцелуем в щеку. - Как долетел?
- Спасибо Син, все нормально!
- Может, ты все же переедешь к нам? Зачем мыкаться по отелям? У нас большой дом!
- Боюсь, я буду только мешать со всеми своими проектами, бумагами, телефонными звонками и встречами. Мне комфортнее запереть номер на ключ и ни о чем не волноваться.
Омега пожал плечами.
- Как знаешь. Но если ты все же планируешь остаться здесь на весь период строительства, то лучше найти нормальное жилье.
Я забрался на высокий стул у барной стойкой и огляделся по сторонам, пока Син возился с туркой у плиты. Через пару минут комната наполнилась ароматом свежезаваренного кофе.
- Ну а что с работой? - Чунмен присоединился ко мне за стойкой, а Исин сел напротив. - Лухан очень старается? Он говорил, что сам работает над проектом.
« Не уверен, что это все еще так! Особенно после нашего последнего разговора! »
- Если все пройдет удачно, для Лу это станет большим скачком в карьере. Заказ от столь известной фирмы привле
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эчет новых клиентов. - Мен, как всегда, оценивал все с точки бизнеса.
- Дай Бог! - а вот Исин наоборот, в первую очередь заботился о самом Лухане. - У мальчика все только начало налаживаться в жизни. Столько всего свалилось на его хрупкие плечики. Я рад видеть его сейчас таким счастливым.
- У него был сложный период? - как только речь зашла о Лухане, я весь напрягся от волнения.
- Ох, как тебе сказать, Сэхун. Все началось с переживаний за Сю, он тогда был весь истощен и подавлен, потом проблема с жильем, с работой и так далее. Не представляю, сколько всего ему пришлось пережить. Хорошо, что мы с Меном вовремя ему встретились. - он улыбнулся мужу и погладил его по руке.
- Его ребенку угрожала опасность? - я каким-то образом пропустил всю последующую информацию, после слов о Сюмине. Знал же, что не все в этой истории чисто.
- Да, я думал это и так понятно, он же остался совсем один. Мы познакомились с ним там же, где и с тобой, только на пару лет раньше. И нас с Лу тоже сблизили не самые приятные обстоятельства. - Син тихонько всхлипнул, отдаваясь воспоминаниям о том ужасном дне, когда они чуть не потеряли и малыша и Лухана.

Видя переживания омеги, Чунмен продолжил вместо него.
- Лухан никогда не рассказывал нам, что с ним случилось. Кто отец ребенка и от кого он прятался. Из-за всех этих переживаний, у него возникли осложнения на последнем месяце. Была угроза для плода, но так как срок был уже достаточно большим, ему пришлось вызывать искусственные роды. Но когда Сю родился, он был настолько слаб, что врачи не наделись на то, что он выживет.

У меня сжалось сердце. «Ведь это все из-за меня!»
- И что же случилось потом?
- Они даже не стали записывать в свидетельство о рождении дату, думая, что ребенок не сможет восстановиться. Но через месяц он все же догнал по развитию новорожденных детей, а пока оформляли бумаги и разбирались со всеми проблемами, прошел еще месяц, и Сю пришлось оформить с почти трехмесячным опозданием. Но Лу не сильно этому противился.
- Думаю, он просто был рад и хотел скорее забрать Минни домой, - улыбнулся Исин.

После этих слов я просто подскочил на месте, не в силах унять дрожь в теле. Я чувствовал, как медленно схожу с ума от всех тех мыслей что сейчас вертелись в голове.
Вот почему он был так уверен в своих словах. Думал, что смог обмануть меня.
Я не знал, какие чувства бушевали внутри меня. Хотелось смеяться и плакать, кричать от радости и от злости.
Но это не важно. Теперь для меня все на свете не представляет такой важности, как то, что СЮМИН МОЙ СЫН!

- Что ты сказал? - сквозь затуманенное сознание я услышал тихий голос Исина. Друг смотрел на меня абсолютно пустыми глазами, впившись пальцами в деревянную столешницу.
До меня только сейчас начало доходить, что последнюю фразу я умудрился произнести вслух.
Весь мой запал мигом растворился в этих, потемневших от злости, глазах.

- Син, - я попытался взять его за руку, но он оттолкнул меня.
- Нет! Боже ...
- Исин, пока ты не не начал делать какие-то выводы, дай мне все объяснить!
- Скотина. Какая же ты скотина, Сэхун.
Только Чунмен
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э, кажется, не до конца понимал, что происходит.
- Как ты мог? Он ведь был совсем ребенком! - парень перешел на крик. - Ты сломал его, понимаешь? Из-за тебя чуть не погиб Сюмин!
- Я просто Я только сейчас понял, - я не мог подобрать нужных слов.
- Пошел вон из моего дома! - он обошел барную стойку и с силой толкнул меня в плечо.
- Дорогой, успокойся, пожалуйста! - Мен встал между нами, загородив меня спиной от взбешенного омеги.
- Чун Мен! Он изнасиловал твоего брата! Причинил столько боли Лухану и Сюмину, и ты говоришь мне упокоиться? - он снова обратился ко мне. - Пошел вон! Я видеть тебя больше не хочу! Забудь к нам дорогу и не смей, слышишь, не смей приближаться к малышу. Иначе я собственноручно тебя прикончу.
- Сэхун, тебе лучше уйти.

Я не стал больше ничего говорить и поспешил к выходу. Возможно теперь, путь в этот дом мне навсегда заказан. У самой двери я обернулся и увидел, как Исин плачет, сидя на полу, а Мен пытается его успокоить.

После всего того, что я только что узнал, я просто не мог мыслить трезво. Я пообещал себе, что выбью из Лухана правду, чего бы мне это ни стоило.

- Мой бедный Лу, почему же он молчал? Почему сразу не прогнал этого монстра?
Альфа погладил любимого по голове и чмокнул в макушку.
- Возможно, Лу решил дать ему второй
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·шанс? Мы не вправе принимать за него решения, Син.
- Нет уж! Даже у меня больше прав на Сюмина, чем у него. Я был с ним с самого первого его вздоха. Я видел, как он растет, видел первые шаги, слышал первые слова. А ему все это время было наплевать!
- Я уверен, если бы он знал о существовании сына, то все могло бы быть иначе. Лу тоже был не прав, пряча ребенка от отца. Тут нет вины Сэ. Ты ведь знаешь ... знаешь его проблему. Знаешь, как сильно он хочет детей. Не думаю, что он бы так просто отказался от Сю.

Спустя полчаса, омега понемногу начал успокаиваться, но все так же ютился в объятиях мужа и нашептывал «Мой бедный Лухан».
Воистину ... судьба - жестокая штука.

* * *


POV Лухан

После того, как в моей жизни снова появился Сэхун, я каждый раз с опас
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·экой отравлял Сюмина на прогулку с няней. У меня уже начала развиваться паранойя. Альфа не появлялся больше недели и это сильно настораживало. Неужели поверил, что ребенок не его? Или снова сбежал, решив оставить все как есть?
Впрочем, не важно! Главное, что сын со мной и все хорошо.

Было ... пока стук, чуть не вынесший дверь с петель, гулом не раздался по всей квартире.
Сетуя на отсутствие глазка, я осторожно открыл дверь на пару сантиметров, дальше мешала цепочка, и застыл на месте.
«О Сэхун!»
- Открой эту чертову дверь! Надо поговорить.
- Что тебе нужно?
- Я все знаю! Знаю, что Сюмин мой сын!
- Я же тебе говорил, что ...
- Что дата рождения на самом деле записана с трёхмесячным опозданием? Ты это хотел сказать?

В этот момент я оцепенел от страха. Как, черт возьми, он узнал?
Чтобы не привлекать внимания соседей, мне пришлось впустить его в квартиру. Как только он вошел, я запер дверь, но так и остался стоять на месте, вцепившись в ручку.
Я слышал его нервные шаги, ощущал его злобный взгляд, и так боялся обернуться.
Спустя пару минут он снова заговорил, и на этот раз его голос был полон отчаяния:
- О чем ты вообще думал пять лет назад, сбегая с моим ребенком?
«О чем я думал? О своей жизни!»
- Как бы ты смог прожить, если бы не Чунмен? Ты был не в
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эсостоянии позаботится даже о себе, не говоря уже о малыше.
- К чему это все? Зачем тебе знать, как я жил? Что делал? Тебе разве не было плевать?
- Плевать? ПЛЕВАТЬ? На собственного ребенка?
- Если бы сейчас ты был женат и у тебя были дети, тебя бы до сих пор не заботило, как мы живем!
- Не говори того, о чем понятия не имеешь.
- Может я и не имею, но одну вещь я могу сказать тебе абсолютно точно. Если бы тогда, пять лет назад, я признался бы тебе, что беремен, ты бы просто швырнул мне в лицо деньги на аборт. И я пошел бы его делать, а знаешь почему? Потому что я был полным придурком, считая твои чувства ко мне настоящими! Я бы сделал все так, как хотел только ты, не считаясь с самим собой

Мои слова так и повисли в воздухе и в следующую секунду я почувствовал жар на своей щеке.
Он что дал мне пощечину?

Его голос был пропитан злостью:
- Какое право ты имел решать все за меня? Ты ничего обо мне не знаешь. Даже если у меня было бы десть двадцать детей, Сюмин МОЙ сын. Но ты промолчал, даже не дав мне шанса! Я итак уже пропустил четыре года его жизни! И я просто не позволю тебе и дальше прятать его от меня.
- Ты нам не нужен, - до этого момента, я даже не подозревал, что мой голос может звучать настолько угрожающе и зловеще. - Никогда не был нужен и никогда не будешь нужен. Шанс? О каком к черту шансе ты говоришь? А ты дал мне шанс не быть униженным перед всеми теми людьми, которые смеялись надо мной?
«Не тебе говорить мне о справедливости!»

- Убирайся! – я, что есть силы, толкнул Сэхуна в грудь. - Убирайся из моего дома! Я больше не хочу тебя видеть, никогда.
Но что моя сила, против силы альфы?
Он схватил меня за плечи и с силой потряс. Я чувствую, как к горлу подкатывает истерика, а из глаз уже давно текут непрошенные слезы.
- Я больше не стану тебя слушать, Хань! Он такой же мой сын, как и твой. И я имею на него абсолютно такие же права, как и ты. Если ты и дальше будешь прятать его от меня, то до встречи в суде!
- Не смей мне угрожать, ты самая последняя тварь, О Сэхун!

Но сыпать оскорбления мне пришло в, уже закрывающуюся, дверь.
По телу прошлась просто дикая дрожь, и я рухнул прямо на пол, возле входной двери. Истерика накрыла меня с головой. Слава небесам, что Сю ушел на прогулку, иначе, что бы он подумал, слыша все эти крики и стоны отчаяния. Я не могу ничего с собой поделать

Это конец. Если он захочет, то с легкостью заберет у меня сына.
- Боже, что же мне делать?
Глава 8

Мои мысли находятся за гранью реальности, а слова, которые должны быть произнесены вслух, просто повисли в возду
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эхе. Запах горького шоколада окутывал меня с ног до головы, и мне уже не выбраться из этого плена ...
Он так нежен, что я готов раствориться в его объятиях. Я никогда в жизни не чувствовал ничего подобного и мне очень страшно.
- Ты боишься? - он тихонько шепчет в мои приоткрытые губы, прежде чем проникнуть в них языком.
Какой смысл спрашивать, если тебя не интересует ответ? Но я правда боюсь. Никогда прежде я не задумывался об этом самом моменте. Как будет все происходить. А главное, я даже представить не мог, что моим первым будет О Сэхун. Неотразимый, роскошный, великолепный Сэхун.
Неужели это действительно происходит со мной?


POV Сэхун

Выйдя на улицу, я со всей силы ударил кулаком по стене. Я злился на Лухана, но еще больше на себя, за то, что потерял самообладание. У меня и в мыслях не было запугивать его судом, но он просто вынудил меня. Теперь, от былого желания мирно обо всем договориться не осталось и следа. Совершенно точно понятно, что мне придется силой добиваться своего сына.

Мне требовалась разрядка, и чтобы не ходит вокруг да около, я позвонил Тао и позвал его выпить. Город мы знали плохо, так что просто колесили по улицам до темноты, а потом зашли в первый попавшийся бар. Типичная обстановка, темное помещение, громкая музыка и сладкие запахи, витающие в воздухе.
Мы прошли к барной стойке и заказали по стакану виски.

- Ты ненормальный. О каком суде ты говоришь? Нет такого закона, который позволит тебе забрать ребенка у собственного отца! - друг был в шоке от случившегося. Все же выходит он ошибался.
- Я не хочу забирать его, Тао. Как ты не понимаешь, - я начал потихоньку расслабляться от выпитого алкоголя. - Да, я сглупил, не подумал о своих словах. Просто он вынудил меня.
- Но теперь уж он точно не подпустит тебя к сыну, после таких-то слов.
- Но что же мне делать? Я всего лишь хочу быть частью жизни мальчика. Неужели я никакого права не имею видеть, как растет мой сын?

Я смотрел в глаза другу, пытаясь найти ответ на свой вопрос, но не смог разглядеть ничего кроме сочувствия.
- Могу дат
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эь тебе только один совет: никаких запугиваний. Найди к нему подход. Пообщайтесь спокойно без ругани и криков. Он вроде не глупый, сам должен понимать, что ребенку нужен отец-альфа.
Я только бессмысленно кивнул. Такие очевидные вещи мне и самому понятны, но Тао легче произнести это вслух, ведь он не понимает, что я сейчас чувствую.
Мы заказали еще по одной и сели лицом к танцполу. Люди там веселились, танцевали и смеялись. Когда бармен поставил перед нами очередную порцию алкоголя, я развернулся обратно. Друг продолжал наблюдать за танцующими.
- Иди. Знаю, как тебе нравится танцевать.
Тао еще раз одарил меня обеспокоенным взглядом, но все же улыбнулся и направился в середину зала.

Я сделал очередной глоток и погрузился в свои мысли. Передо мной возникло лицо Лухана, но не то яростное и злое, метающее в меня молнии, при нашей последней встрече, а то, каким он был в ту ночь. Никогда я еще не видел настолько стеснительного человека. И глядя на это, хотелось смутить его еще больше. Хотелось шептать на ухо всякие непристойности и видеть, как его щеки окрашиваются очередным румянцем. Хотелось касаться его, не знающего ласк, тела в самых заветных местах и смотреть, как он извивается в моих руках. Но еще больше мне хотелось сделать его таким же грязным, каким был я сам ...
Но сегодня, я перешел все рамки дозволенного. Как я мог поднять руку на омегу?
- Эй, все нормально? - внезапно подошедший Тао, дотронулся до моего плеча и подозрительно скосился на уже 4 пустых стакана, стоящих передо мной.
- Ненавижу себя.
- Сэх, хватит заниматься самобичеванием. Тебе от этого легче не станет.
- Я ... я дал ему пощечину, - произнес я, голосом испуганного ребенка, вспомнив наш "теплый" разговор.
В ту же секунду в мою щеку прилетел кулак Тао и, готов поклясться, я почувствовал, как моя челюсть сдвинулась с места и встала обратно.
- Полегчало? Или мне вызвать того китайца, чтобы он повторил процедуру?

И снов я еле добрался до своего номера. Спасибо алкоголю и другу.

* * *


На несколько дней я попытался забыться в работе. Изво
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·дил себя днями и ночами, одновременно пытаясь найти решение моей проблеме. Но никакие идеи не лезли в голову, кроме как спокойно сесть и убедить Лухана. Хотя, в чем я собрался его убеждать и о чем просить? Видеться с сыном по выходным и праздникам? Или 5 часов в неделю, в присутствии Лухана? Нет ... Я просто хотел стать частью его жизни. Держать на руках, обнимать и целовать. Видеть, как он засыпает и просыпается. И быть с ним каждое счастливое мгновение.
Но Лухан никогда не позволит, и я сам виноват в этом. Так же, как и мой собственный отец, я разрушил свое счастье, своими же руками.

Внезапный звонок от Лухана разрушил мое, ставшее привычным за несколько дней, самоистязание, и в момент, когда я поднес трубку к своему уху, мои мысли три раза обогнули вес
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эь земной шар.
- Слушаю.
- Есть проблема, - послышался знакомый голос. Глухой и безэмоциональный. - Проект не стыкуется со сметой, тебе нужно приехать и взглянуть.
- Уже выезжаю.

POV Лухан

Побелевшие костяшки пальцев вернулись в привычное состояние, когда я разжал свою руку и опустил трубку нас стол.
- Ну что?
- Сказал, выезжает. Спасибо, что приехал так быстро, - обратился я к своему другу, который сидел в кресле напротив, закинув ногу на ногу.
- Ты не говорил с ним с тех пор? - я только помотал головой. - Лухан ... прости нас за это. Мы и представить не могли, что все обернется именно так. Нам казалось, он поймет и посочувствует.
- Мен, я знаю что Исин не просто так это все затеял. Одинокий альфа и омега с ребенком. Знаю, что он задумал свести нас еще с того нашего ужина.

Чун Мен виновато опустил взгляд, подтверждая мои слова.
- Мне только любопытно, с чего он взял, что такой, как я может понравиться такому, как Сэхун?
- Такой, как ты? - альфа усмехнулся, - До сих пор не оцениваешь себя по достоинству, братец.

Он прав. До сих пор ... До сих пор слишком закомплексованный. Слишком не уверен в себе. Слишком труслив. И в своих мыслях, я все еще продолжаю стоять на коленях перед этим гребанным миром.
- Лу, послушай. Хорошо, что Исина сейчас нет с нами, и мы сможем поговорить с тобой без лишних эмоций. Эта омежья солидарность сейчас не лучший советчик для тебя.

Я просто кивнул, ожидая дальнейших слов.

Чунмен в свои 27 невероятно мудрый и рассудительный человек. Его спокойный и уравновешенный характер - полная противоположность эмоциональному Сину. Мен всегда трезво оценивает ситуацию, старается взвесить все "за" и "против". Именно поэтому я слушаю каждый его совет, подмечаю каждую мысль. Но больше всего я уважаю его, как старшего брата и опору всей нашей семьи.
- Я просто хочу знать, что ты собираешься делать дальше?

Честно признаться, все эти дни я сам для себя не мог решить, что же мне делать.
Он угрожал, он кричал, он был зол. Я не нужно было долго думать, а просто постараться всеми силами отгоро
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эдить моего малыша от этого человека. Но здравый смысл твердил, что он просто так не уйдет из моей жизни и жизни Сю.

- А что я должен делать, брат? Я живу только ради Сюмина. Если его не будет со мной рядом, я умру.
- Не говори глупости. Сэхун никогда так не поступит!
- Мне любопытно. Откуда вы вообще его знаете? Что связывает такого человека как он, с вами?
- Такого, как он? Звучит так, словно он исчадие ада.

А разве нет? Я не помнил ни одного дня в старшей школе, чтобы Сэхун не заявил о себе очередной взбучкой. Он не мог спокойно пройти мимо любой омеги, нужно было либо подколоть, либо подцепить. И как мне удавалось оставаться незамеченным им целый год?

Зато я замечал его каждый день. Наблюдал со стороны, за его красивой походкой, гордо вздернутым подбородком, лицом с идеальными чертами. И за его прекрасными улыбающимися глазами.
Но иногда я видел в них и грусть. Грусть, которая позже перерастала в злость, и тогда Сэхун искал себе очередную жертву, отдушину. Того, кому он мог бы впоследствии сказать: «Я лучше чем ты!».
Может, именно поэтому я поверил в его искренность ко мне? Он обращался со мной так, словно говорил: «Ты другой. Не такой, как все!».

«Ты такой милый, Хань»
«У тебя красивая улыбка, Хань»
«У тебя такой сексуальный голос»
«Я хочу, слышать как ты ...»

- Лухан?! - Чунмен потянулся через стол и помахал ладонью перед моим лицом. - Ну вот о чем ты опять думаешь?
- Он сказал, что отправится в суд, если я не дам ему видеться с ребенком.
- А что ты?
- Я не хочу. Понимаешь? Не хочу, чтоб он появился в жизни Сюмина, так, ни с того ни с сего. Он же еще совсем крошечный. А что будет, когда Сэхуну надоест и он уйдет? Я-то вынесу это ... снова. А что будет с Мином?
- Лу, но ты ведь понимаешь что ребенку нужен отец-альфа, - как-то тяжело произнес Чу
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·энмен. Он и сам понимал, что это все неправильно.
- У него есть ты!
- Да. До поры до времени у него есть я. Пока не возникнет какой-нибудь конфликтный момент и он, со словами: «Ты мне не отец», не хлопнет дверью, у него есть я. Но что потом?

Я молчал, не зная, что ответить. Я никогда не думал о будущем Сюмина, каким он станет человеком. С некоторых пор, я вообще боюсь загадывать что-то наперед. Я живу сегодняшним днем, в котором есть мой сын, моя семья и мои друзья.

- Послушай. Я поговорю с ним. Попрошу не применять таких радикальных мер. Он не плохой малый, он просто отчаявшийся.
- В каком смысле отчаявшийся?
Лицо Чунмена в миг погрустнело, но от дальнейших расспросов меня отвлек стук в дверь. И почему у всех вошло в привычку просовывать в мой кабинет только свою голову.
- Лухан, к тебе господин О.
- Спасибо Бэк, впусти его.
Чунмен поднялся со своего места и встал позади меня, оперившись руками о спинку кресла.

Альфа, как всегда, был при параде, да так что, впускающий его Бэк чуть ли не лез на стену от разбушевавшихся гормонов.
- Мен, не ожидал тебя здесь увидеть, - он протянул руку брату и слегка поклонился в мою сторону. - Добрый день.
- Лу попросил помочь с вашим проектом, - Сэхун кивнул и поспешил войти в курс дела.
«Просто не хотел оставаться с тобой наедине,» - мысленно добавил я.

Я привстал и мы втроем склонились над чертежами будущей гостиницы. Долгие споры и обсуждения позволили решить некоторые возникшие проблемы. Сэхун, как заказчик, видел четкую картинку будущего проекта. Чунмен, со строительным образованием, отметал идеи, которые могут оказаться рискованными и опасными для конструкции здания, а я, как архитектор, придавал исправленным вариантам необычные и интересные формы.

Проработав так несколько часов, мы остановились на окончательном варианте, который удовлетворил всех. За все это время я ни разу не взглянул в сторону Сэхуна и даже когда он обращался ко мне с вопросами, я пытался ответить на них через Чунмена. Но, хоть и понимая, что веду себя по-детски глупо, я все равно стоял на своем.

- Спасибо за помощь. Дальше, думаю, я справлюсь сам. Окончательный вариант будет готов через две недели, так что я предупрежу вас заранее, чтобы вы успели заказать билет на самолет.
- В этом нет необходимости, Лухан. Я полностью перенес свою работу в
·Пусан и планирую задержаться тут надолго.
Эта новость просто сбила меня с толку и я, позабыв о собственном ультиматуме, поднял голову и встретился с настойчивым взглядом. Он внимательно изучал мою реакцию.
- Что ж, - голос слегка дрожал. - Тогда до встреч
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эи.
- Я тоже пойду, - произнес Мен и приобняв меня одной рукой, направился к выходу. Уже у самой двери он обернулся.
- Исин хотел поговорить с тобой, Лу. Не против, если мы заедем вечером?
- Конечно нет, - я тепло улыбнулся. - Сюмин будет рад.

Дверь за двумя альфами плавно закрылась, а я устало плюхнулся в свое кресло. Запах шоколада слишком невыносим для меня.

* * *


POV Сэхун

Выйдя из кабинета, я успел сделать всего пару шагов, так как Мен остановил меня, положив руку на плечо.
- Послушай Сэ, - его голос был твердым. - Я знаю, между нами сейчас небольшое напряжение, но хочу чтобы ты понимал: мы не враги тебе. Исин сейчас просто на взводе. Лу и малыш очень дороги ему, но и ты не чужой для нас человек.

Я только слабо улыбнулся. Я был благодарен ему за такие слова. Исин и Чунмен так же много значили и для меня. Своей дружбой, они спасли жизнь не только Лухану, но и мне. Я помню, как встретил их в той злосчастной клинике. Тогда, я впервые позволил себе слезы в общественном месте. Я плакал навзрыд, а Исин просто тихо сидел рядом и успокаивающе поглаживал меня по голове.

Словно роддом, который приносит радость, счастье и смех, в виде милых карапузов, то место приносило слезы, боль и страдание несостоявшимся родителям.
- Раз уж так вышло, постарайтесь уладить все мирным путем? Сюмину не нужны все эти ваши споры и перепалки, и тем более ему нет дела до того, что произошло у вас в прошлом.
Точно, Мен ведь не знает что произошло! «Лухан никогда не рассказывал нам, что с ним случилось» - вспомнил я слова друга.
- Я знаю, что сильно обидел его тогда ...
- Не надо, Сэ. В наших глазах ты не тот, что в глазах Лухана. Мы знаем тебя совершенно с другой стороны. Знаем, что ты раскаялся, знаем, что изменился. Так постарайся доказать это и ему.
Тао говорил мне то же самое. Но я не властен над этим. Теперь вся моя жизнь находится в руках омеги, которого я когда-то так жестоко обидел. Это наказание за мои грехи.
- Ты ... говорил ему? - с опаской поинтересовался я у друга.
- Нет ... Я ожидал, что ты воспользуешься этим
·
·
·
·
·
·
·
·ЬЮкмо
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э. Поставишь его в безвыходное положение.
- Я не хочу, чтобы он жалел меня.
Чунмен понимающе кивнул.
В его кармане зазвонил телефон и он, кинув сухое «Уже спускаюсь», скинул вызов.
- Извини, мне пора. Если захочешь поговорить, я всегда в твоем распоряжении
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·ЬЮкмо
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·.
- Спасибо, - он пожал мне руку. Все тот же Мен, что и всегда. Я благодарен, что он не отвернулся от меня. - Исин ...
- Не переживай о нем ... Тебе нужно думать о Лухане и Сюмине. А он побесится и успокоится. Он слишком любит тебя, чтобы долго злиться.
Напоследок одарив меня дружелюбной улыбкой, он поспешил уйти.

Я набрал побольше воздуха в легкие и осторожно потянул дверь кабинета.
Лухан этого не заметил, и продолжал сидеть в кресле, откинувшись на спинку и закрыв глаза. Он тяжело дышал, так, что его грудь вздымалась и опускалась с частой периодичностью.

Я вдруг засмотрелся на слегка приоткрытый рот и мне захотелось просто дотронуться до его тонких выразительных губ.
Он словно фарфоровая кукла, с белоснежной атласной кожей, маленьким личиком, четкими скулами и длинными ресничками. Он так похорошел с тех пор. Хотя нет ... он всегда был таким, ему лишь нужна была смелось раскрыться и почувствовать себя увереннее. Почувствовать себя любимым

- Мы можем поговорить? - я вижу, как дергаются его худые плечи.
- О чем?
- О том, что следовало обсудить 5 лет назад.
С минуту он просто молчал, глядя на дверь позади меня.
Думает о побеге? Или о том, чтобы меня вышвырнуть? Но внезапно он произнес то, что я никак не ожидал услышать:
- Хорошо.
- Что, вот так просто? - я подошел к столу и присел напротив.
- Я делаю это не ради тебя ... а ради сына.

POV Лухан

Последние пять лет, все, чего я желал в жизни - быть хорошим папой для Сюмина. Я растил его в любви и старательно ограждал от собственных проблем. Именно п
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эо этой причине я решил больше никогда ни с кем не встречаться. Бесконечная вереница неизвестных «дядь» это не для моего Сю.

Но Мен прав, Сюмину нужен отец-альфа. Влияние, которое мне не всегда удается оказывать. К тому же, в последнее время, сын слишком часто говорит о втором папе. Он словно чувствует все, что творится во взрослом мире.
Ради Сюмина я готов на любые жертвы ... Но! В О Сэхуне слишком много «но».

- Я хочу извиниться перед тобой за то, что вспылил в прошлый раз. Я не должен был ... то есть, я не имел права тебе угрожать. Просто вся эта ситуация, она лишила меня контроля над собой, - кажется, он действительно чувствует себя виноватым. - Я изменился. Я хочу забыть то время, как страшный сон. Просто позволь мне стать Сюмину хорошим отцом. Позволь узнать ему, кто я и что я есть у него.

Слова о том, что он изменился почему-то вызвали во мне жгучую злобу. Он втоптал меня в грязь, а теперь говорит, что просто забыл того себя. Но я-то помню. Помню, до мельчайших подробностей.

- Сюмину скоро уже четыре. Ты прожил все это время, не зная о нас и сейчас, это не должно для тебя что-то значить ...
- Это правда. Но насчет того, что он для меня ничего не значит, ты ошибаешься. В нем течет моя кровь!
- Подумай, Сэхун. Что скажет твоя омега, когда ты приведешь Сюмина в свой дом? Что будет, когда у вас родятся собственные дети? Ты отодвинешь Сю на второй план? Но он не поймет этого. Он будет страдать и плакать от того, что его собственный отец является чьим-то еще.
- У меня нет омеги, - холодно произнес он.
Почему мое сердце вдруг забилось так быстро? Мне ведь все равно есть у него омега или нет.
- И если я пообещаю тебе, что кроме Сюмина у меня не будет детей, что ты скажешь тогда? Ты согласишься?

В этот момент я чувствовал, что стою на краю обрыва.

- К чему такие жертвы, Сэхун?
- Просто ответь!
Я прикрыл глаза, представляя перед собой лицо моего ангела. Я не могу лишать его отца, но одновременно с этим, у меня есть полное право оградить его. Но после слов Сэхуна стало понятно, что он в любом случае не успокоится.
- Я позволю тебе ... - я еще раз задумался. Пока самые главные слова произнесены не до конца, все еще может измениться. Но у меня больше нет отговорок, - ... увидеться с ним. Прошу тебя только дать ему время. Не ставь его перед фактом.
Он сог
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эласно кивнул и наконец, вздохнул с облегчением.
- Спасибо, что дал мне шанс!
- Я не даю тебе шанс, - резко отрезал я. - Просто выбираю меньшее из зол.

Договорившись о встрече на выходных, мы расстались. От сердца немного отлегло. Я приказал себе перестать изводить себя. Будем решать проблемы по мере наступления. Самое главное, это то, что они пока могут общаться без угроз, а это уже какой-то прогресс.

Как всегда, перед входом в здание меня ждал Генри. Забравшись на заднее сидение, я попросил отвести меня в полюбившуюся пекарню, за свежей выпечкой, ведь Чунмен и Исин обещали прийти вечером.

Остановив свой выбор на небольшом тортике, я принял заказ и, не забыв прихватит с собой клубнику в шоколаде, поспешил домой! Все что мне нужно сейчас это объятия любимого сына.
Комментарий к части

Поздравлю вас с серединой фанфика! ( ну по моей задумке, по крайнем мере, кто знает как оно пойдет) С этого момента начнется развитие событий, так что ждите продолжения!
Как всегда спасибо, что читаете и спасибо за отзывы и пожелания!
Глава 9

- Мне хорошо с тобой, - лежа на траве в его теплых объятиях, мне кажется, что жизнь вокруг нас просто замерла. Он легонько перебирает своими пальцами мои волосы, от чего по телу разливается приятная дрожь.
И я почти поверил, что он был искренен!
Как бы я хотел повернуть время вспять ...


Субботнее утро встретило жителей Пусана приятным июльским солнышком, а в квартире семейства Лу царил полный хаoс. Сю бегал по дому, изображая самолет, и радостно кричал во весь голос. Его папа, тем временем, пытался соорудить для сына сэндвичи, но был настолько рассеян, что все просто валилось из рук. Эта была его третья попытка за сегодняшнее утро элементарно намазать масло на кусок хлеба.

- Сюмин, если не перестанешь носиться, сегодня никакой клубники.
Малыш замер на месте и, посмеиваясь, следил за реакцией взрослого.
- Меленький хитрый альфа! – Лу кинул неудавшийся завтрак обратно на разделочную доску и, подхватив сына на руки, стал кружить по квартире. Его чистый и звонкий смех согревал душу, и
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э омега смеялся вместе с ним.
Но счастье, как говорится, не вечно ... и их утреннюю идиллию нарушил звонок в дверь.

- Сю, иди к себе, ладно? - Лухан отпустил сына и пошел открывать дверь. Сердце колотилось как бешенное.

Сэ стоял, облокотившись о стену возле двери, и ждал приглашения.
Он выглядел немного уставшим и одет был не так официально, как всегда: голубая рубашка, из под которой виднелась белая майка, была застегнута только на две нижние пуговицы, а светлые брюки удачно подчеркивали его длинные ноги и худые бедра.
- Проходи, - все, что смог выдавить из себя хозяин дома, вместо слов приветствия.
Сэхун послушно прошел внутрь и остановился в прихожей, дожидаясь пока Лу закроет за ним дверь.
- У тебя очень уютная квартира, я заметил еще в прошлый раз!
- Спасибо, - сухо ответил омега.

Всю эту атмосферу Лу создавал для Сюмина.
Зал был оформлен в чисто белых тонах. Передняя стена почти вся была сделана из стекла и имела форму полукруга. Поэтому, в комнату беспрепятственно проникали солнечные лучи, от чего становилось еще светлее. Белые легкие шторы, так же на всю стену, прикрывали большое окно. Панорамный вид из него был просто изумительным.
Справа располагалась ничем не огороженная кухня и дверь в комнату Сюмина. Слева – спальня Лухана, рабочий кабинет и спальня для гостей.

- Он ждет тебя.
- Что ты сказал ему?
- Ему не нужно знать всего, - Сэ согласно кинул. - Главное, я сказал, что у него есть отец. А еще, что ты был настолько занят, что не смог жить с нами.
- Это все, что ты смог придумать?
- Ему всего 4, он еще многого не понимает. Он счастлив сейчас, и я не хочу лишать его этого счастья.
- И я не хочу. Но уверен, я смогу сделать его еще чуточку счастливее.
- Ты никогда не станешь частью его жизни.
- Сюмин в такой же степени мой сын, как и тво
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эй.
- То, что мы были однажды близки, в результате чего появился Сю, ничего не значит для меня. Не воображай себе, что он сразу броситься в твои объятия и подарит тебе сыновью любовь. Думаю, он только испугается ... так же, как напуган я.
- Так давай проверим это?

Лу только тяжело вздохнул. Главное сейчас, это его сын. Он отошел к двери и легонько постучал:
- Сю, ты мне нужен, выйди, пожалуйста.
Послышался топот маленьких ножек и из-за двери показалась голова Сюмина.
Сэхун замер, наблюдая за сыном со с
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·тороны. Теперь он смотрел на него не глазами незнакомого дяди, а как его отец. Его сердце мгновенно наполнилось теплом и любовью к мальчику. Он его плоть и кровь.
Лу присел перед сыном и убрал чуть длинную челку с его лица.
- Сладкий, помнишь, мы с тобой разговаривали кое о чем вчера, - Сю согласно кивнул. - Так вот ... Я привел к нам одного человека, и ты должен с ним познакомиться.

Выглянув из-за папиной спины, малыш увидел высокого альфу. Он дернулся обратно, вжав голову в плечи, и с испугом посмотрел папе в глаза. Лу только привстал и подтолкнул сына к Сэхуну.
Сю тут же встал перед папой, хватая за спиной его колени и недоверчиво поглядывая на альфу.
Он пытался защитить Лухана. Сердце Сэ вдруг наполнилось небывалой гордостью за проявленное им мужество.
- Сю, ты чего? - Лухан погладил сына по голове. - Ты же помнишь Сэхуна? Мы видели его, когда ужинали с Сином и Чунменом.
- Дядя, который пахнет как шоколад, - задумчиво протянул мальчик. - Как Сю?
- А знаешь почему? - спросил Сэ, на что малыш согласно кивнул.
- Папочка сказал мне!
Он запрокинул голову, чтобы увидеть во взгляде Лу одобрение и, улыбнувшись, подошел поближе к альфе.
- Так ты ... мой папа? - малыш заглянул ему прямо в глаза и Сэхун пропал. Его губы тут же растянулись в улыбке. Он был просто очарован маленьким созданием, порабощен его невинностью, а сердце все больше наполнялось любовью к ребенку.
- Да, Сюмин. Я твой папа!
- А у тебя есть еще ... как я?
- Нет, у меня есть только ты, сыночек, - последнее слово Сэ произнес очень тихо и осторожно, наблюдая за реакцией малыша. А сам он чувствовал, что отныне это слово станет для него самым прекрасным и любимым.
- А почему ты пришел? - в голосе ребенка слышалось волнение и немного страха.
- Я пришел, чтобы подружиться с тобой! Ты хочешь под
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эружиться? - с надеждой спросил Сэхун.
- А ты не будешь обижать Лу? - мальчик был решительно настроен защитить своего папочку от присутствия других альф в его жизни.
- Нет, малыш. Он не будет меня обижать, - от волнения Лухан не находил себе места. Он хотел скорее закончить этот разговор. - Давай ты пойдешь в комнату, соберешь свои любимые игрушки и мы поедем к морю?
Сюмин весело закивал и прежде чем побежать в поисках своих "сокровищ" он подарил Лу теплое объятие.

Сэхуну вдруг вспомнилось его собственное детство, как он точно так же тянется за объятиями к собственному папе-омеге, но не получает ничего взамен. Вместо этого, омега шагает в противоположную сторону, садится на заднее сидение автомобиля и, не сказав ни слова, уезжает. Тогда Сэ бросается к отцу, но тот так же отворачивается и идет в дом, сильно хлопнув входной дверью. Его родители настолько погружены в свои жизни и разборки друг с другом, что у них не остается времени на собственного ребенка.

У Лухана все иначе. Он души не чает в Сюмине, а Сюмин в нем. Сэхун благодарен за то, что омега растит его в такой любви и ласке, коей были лишены они оба.
Альфе не хотелось так быстро расставаться с сыном, и в сердце закралась несбыточная надежда.
Когда за Сю закрылась дверь, он повернулся к Лухану.

POV Лухан

- Можно мне с вами? Я бы ...
- Нет! - получилось как-то слишком резко, я и сам не ожидал такого. - Мы привыкли ходить туда одни, это наша с Сю традиция.

Это должно напомнить Сэхуну, что он все же не часть их семьи.

Сюмин вернулся с тремя любимыми лодочками и ведерком для песка. Он так ярко улыбался Сэхуну, показывая свое богатство, что мне вдруг стало совестно.
- Мы могли бы встретиться завтра и погулять в парке, если ты не против, - предложил я взамен.
- Отлично. Тогда я заеду за вами завтра с утра?
Я кивнул и Сю повторил за мной.
Альфа почти дошел до двери, но в последний момент развернулся и, подойдя к нам, присел перед Сю на корточки, чтобы заключить его в объятия. Правой рукой он взъерошил волосы сына и отстранился, с теплой улыбкой.
- До завтра! - кинул он напоследок и покинул квартиру.

С пару минут, я просто стоял, погруженный в свои мысли. Никогда бы не подумал, что О Сэхун может быть таким. Неужели он, правда, так нуждается в Сюмине?
- Папочка? - маленькая ручка обхватила мой указ
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эательный палец, и я взглянул на сына. - Я теперь могу звать его папой?
- А как ты хочешь, солнышко?

Малыш только пожал плечами.

* * *


Песок, как всегда, приятно хрустел под ногами, сменяясь прохладными приливами воды. Я брел вдоль берега, закатив штанины джинс по щиколотку, а Сю несся впереди с корабликом в руке. Он тут же забыл о приходе Сэ, однако мои мысли, напротив, были заняты только им.

Единственный вопрос, который мучил меня все это время: «Почему?». Почему он так цепляется за нас? Он мог бы просто оставить нас в покое, предложить мне алименты и жить, как жил раньше. Завести свою семью и начать все сначала. Правильно. Так, как должно быть.
Но почему в его взгляде столько тепла и трепета? Почему он так сильно хочет быть с Сюмином?
«Может он и правда раскаялся?»

Я наклонился, чтобы стряхнуть со штанин Сюмина налипший песок. Мне страшно думать о будущем. Что будет, когда они сблизятся? Когда Сю начнет тянуться к своему отцу?
- Папочка, почему ты грустный? - родной голосок отвлек от дурных мыслей.
- Почему Сю так решил? - я попытался улыбнуться.
- У тебя глаза грустные.
Я присел на песок и усадил Сюмина к себе на колени.
- Обещай, что больше всего на свете ты будешь любить только меня?
Малыш не воспринял моих слов всерьез и просто продолжал водить своей ручкой по моей ноге.
У меня вырвался еле заметный смешок.
- Ты моя жизнь Сю, - я сильнее сжал его в объятиях. - Ну беги, поиграй еще немножко и поедем. Скоро ланч.

* * *


- Здравствуйте Лухан, здравствуйте Сюмин, - парень за стойкой как в
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эсегда приветлив.
Вот ведь странная штука: меня не воспринимают всерьез потому что я омега, управляющаяся с крупной компанией, а как люди относятся к альфе, работающему в кондитерской?
- Здравствуй Чондэ!
- Чен-Чен, можно мне булочек?
- Конечно, Баоцзы! Выбирай, какие тебе нравятся! - Сю радостно побежал к стеллажам, рассматривать сегодняшние лакомства .
- Мне нужно перестать баловать его, - произнес я, проводив сына взглядом.
Чен рассмеялся, склонившись над, заказанным мной, капучино.
- Дай ему еще немного побыть ребенком, - он взглянул на меня исподтишка и, улыбнувшись, снова вернулся к своему занятию.

Чен - необыкновенный человек. Когда бы мы ни пришли в его кофейню, он всегда находится в хорошем расположении духа. А еще, он очень проницателен. Ему хватает одного взгляда на человека, чтобы верно разглядеть всю его сущность.
- Что-то не так? Ты грустный сегодня.
« Они с Сю сговорились что ли? »
- Просто, неудачный день.
- Этого не может быть, ведь ты со своим сыном! - я не совсем понял, что он хотел этим сказать и, видя мое озадаченное лицо, он пояснил. - Ну ... ты всегда светишься от счастья, когда вы приходите сюда по субботам. И не важно, какая погода за окном, солнечно или пасмурно. Для тебя Сюмин светится, как солнышко, и ты льнешь под его лучами. Он очень дорог тебе, а значит каждая секунда, проведенная с ним - это счастье для тебя.

А ведь он прав. Мой сын со мной, чего мне бояться? У меня есть все, чего я только мог пожелать. Но этот оптимизм ненадолго задержался в моей голове. Ведь я не боюсь за сына. Я боюсь за себя ... Сэхуна слишком много в моих мыслях. Воспоминания о нем слишком реальны, а мои чувства не поддаются контролю.
- Лухан, - я перевел задумчивый взгляд на обеспокоенного парня. - Все нормально?
Я слабо кивнул.
- Вот, - он протянул мне поднос с чашкой кофе, на поверхности которого красовалось красивое сердечко из пенки. - Не совсем идеально, но я старался.
Этот жест заставил меня рассмеяться и парень немного смутился. Он потянулся под стол и положил на тот же поднос горстку конфет.
-
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эЭто для Баоцзы.
Я благодарно поклонился и отправился за наш любимый с Сю столик.

Это мог бы быть обычный субботний день. Прогулка и ланч только для нас двоих. Веселая улыбка Чондэ и заливистый смех Сюмина. Но ощущение присутствия еще оного человека никак не покидало меня.


* * *



После сегодняшней встречи с Сюмином, Сэхун не мог перестать улыбаться. Малыш прекрасен, словно ангел. Такой же чистый и невинный. А главное он так похож на него, что Сэхун просто готов был визжать от восторга.
В нем проснул
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·ось столько нежных чувств, которых он не испытывал раньше. Значит, в этой жизни для него еще не все потерянно.

Катаясь вечером по городу, он сам не заметил, как снова оказался напротив парадной дома, в котором жил Лухан. Он попытался из машины разглядеть, горит ли свет в их квартире, но окна были слишком высоко, чтобы что-то разглядеть с такого близкого расстояния. Он откинулся на спинку кресла и сильнее сжал пальцы на руле.
« Как же хочется снова увидеть этого карапуза ».
Но одновременно с этим он понимал, что не должен провоцировать Лухана.

Ему вдруг вспомнились глаза омеги сегодня утром, когда он смотрел на сына. В них было только обожание и любовь.
Сэ благодарен Лухану, за то, что он оставил ребенка. За то, что позволил ему родиться на свет.

Как он вообще мог предъявлять ему какие-то претензии? Он, должно быть, столько пережил за все это время. Сердце начало наполнятся теплом и благодарностью к Лухану, и сама мысль о том, чтобы злиться на омегу, потихоньку испарилась. Он только наделся, что недоверие к нему со стороны Лу тоже когда-нибудь исчезнет.

Все же не совладав со своими эмоциями, Сэхун решил рискнуть и, поднявшись на нужный этаж, тихонько постучал в дверь, боясь, что ребёнок уже заснул.
Дверь отворилась так же тихо, и в темноте показалось лиц
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эо Лухана. Он снова был одет в домашнюю белую футболку, только серые штаны сменились красными, а на носу красовались широкие очки с прозрачными линзами.
- Ты что здесь делаешь? - он пытался не говорить громко, боязливо оглядываясь назад.
Альфа словно застыл. И правда, что он тут делает?
- Я ... хотел пожелать ему спокойной ночи.
Лухан уже собирался возмутиться словам Сэхуна, но вовремя взяв себя в руки, просто произнес:
- Он уже уснул, Сэхун. Ты ..., - он слегка замялся. - Ладно, можешь взглянуть на него.

Лухан помнил, что в первые дни жизни сына он просто не мог отвести от него взгляд. Малыш спал, как маленький ангелочек и омега чувствовал счастье, просто наблюдая за тем, как ровно он дышит.

В темное время суток эта квартира выглядела еще более эффектно, чем днем. Приглушенный свет от точеных светильников, рассыпанных по всему потолку, создавал иллюзию звездного неба. Все те же занавески слегка колыхались от ветра, а запах свежезаваренного чая наполнял помещение сладкими нотками ванили.

- Та дверь, - Лу кивнул в сторону детской спальни. - Постарайся не шуметь.
Сэ не стал долго думать и легонько приоткрыл нужную дверь. В комнате горел голубоватый ночник, а одна из мягких игрушек, чуть слышно, проигрывала колыбельную песню. Сю лежал под белым пушистым одеялом, подложив маленькие ладошки по щеку.
Сэхун поймал себя на мысли, что мог бы простоять так хоть всю ночь, наблюдая за спокойным сном сына.
- Он нереальный, - вырвалось из уст альфы.
Испугавшись, он прикрыл рот ладонью и поспешил закрыть дверь.

Лухана он застал за ноутбуком. Похоже, он работал над очередным проектом, окруженный кучей бумаг и чертежей.
Почувствовав на себе взгляд альфы, он поднялся с дивана и прошел на кухню.
- Хочешь чаю?
Сэхун помотал головой.
- Я итак злоупотребляю своим присутствием здесь.
- Чашка чая это не такая большая наглость, как заявится к нам без приглашения.
- Не знаю, что на меня нашло, я ...
- Зачем ты делаешь это? - Лухан резко оборвал Сэхуна, требовательно смотря ему прямо в глаза.
С полминуты Сэхун просто сто
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эял, молча думая над вопросом. Он и сам не знал ...
- Я просто хочу быть рядом с сыном, что в этом плохого?

С уст Лухана сорвалась усмешка, но в тот же момент он прикусил нижнюю губу и резко развернулся к альфе спиной. Он облокотился обеими руками о раковину и попытался привести сбившееся дыхание в норму.

Сэхун обошел барную стойку и остановился возле парня, положа руку ему на плечо.
- Убери от меня свои руки,- злой шепот, сопровождавшийся глубокими вдохами, вызвал у Сэ мурашки.
Однако, он не послушал и, слегка подтолкнув Лу, развернул его к себе лицом.

У него заныло сердце.

В глазах Лухана застыли слезы, которые тут же скатились по розовеющим щекам.
- Зачем ты делаешь это? - судорожно повторил он свой вопрос.

Это неправильно. Совсем-совсем неправильно. Но, глядя на плачущего Лухана, Сэ чувствовал облегчение.
Если он плачет, значит что-то чувствует. Значит, ему не все равно.
Внезапно, в нос ударил сладковатый запах клубники и Сэхун судорожно сглотнул. Этот аромат пьянил его. Но скорее не тем, что сносил крышу, а тем, что был так близко и ощущался так четко.
Лухан слегка отшатнулся и Сэхун понял он тоже чувствует его.

Когда взгляд опустился на чуть приоткрытые губы, Сэхуна охватило резкое желание прикоснуться к ним. Почувствовать этот запах на своих губах, попробовать его на вкус. Он понимал, что если посмеет поддаться сиюминутному порыву, то может натолкнуться на резкий отказ, но он просто не мог смотреть, как Лухан плачет из-за него. Он представил, как омега точно так же плакал пять лет назад, оставшись один, не видя смысла в жизни. Это было как соль, высыпанная на его раны.

Не сводя глаз с опухших от слез губ, Сэхун попытался придвинуться поближе, но его ожидания оправдались:
- Ты не посмеешь, - наблюдая за взглядом альфы, произнес Лухан.

·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эНо он посмел. Осторожно приподняв дрожащий подбородок, он едва коснулся губ Лухана своими и замер, ожидая хоть какой-то реакции.
Лухан затаил дыхание, не веря в происходящее, но в тот же момент он словно очнулся ото сна. Распахнув глаза, он с силой оттолкнул от себя Сэхуна и, спотыкаясь о собственные ноги, попятился назад, пока не наткнулся спиной на стену.
- Уходи! Убирайся! - Лухан мотал головой, пытаясь убедить себя в том, что это все происходит не на самом деле.
- Лухан ...
- Нет. Не говори со мной. Если хочешь еще раз увидеть сына, просто уйди. Убирайся из моего дома, - омега не мог поднять глаза на Сэхуна, продолжая сверлить взглядом пол. Голова начинала болеть от недостатка воздуха.

Альфа не стал больше ничего говорить. Видя состояние Лу, он развернулся, и самостоятельно покинул квартиру.
На подкошенных ногах Лухан добрался до дивана и просто упал на него, раскидав, при этом, все документы.
Он свернулся калачиком, захлебываясь в собственных слезах и кусая губы до крови, чтобы не закричать.

Он думал, что все изменилось. Что прошлое оставило его. Что больше он никогда не почувствует боли!
Как же он всё-таки ошибался ...
Глава 10

- Эй, ты слышал? Сэхун выиграл очередное пари! - услышав это имя, я инстинктивно замедлил шаг.
- Опять за старое? У этих богатеньких детишек совсем нет совести? Они как будто страдают вечным недотрахом, так нет же ... еще и самоудовлетвориться за счет этого надо. И кто же на этот раз жертва?
- Говорят, самая большая недотрога школы, - послышался ехидный смешок, - Хотя, после того, как он отдался Сэхуну так быстро, уже и не скажешь!
Мне не хотелось слушать дальше, а может, просто не требовалось. Ведь я знал все подробности лучше, чем кто-либо ...
Ноги сами несли меня прочь, и с каждым шагом я чувствовал, как сердце разбивается на мелкие осколки!




POV Лухан

- Сюмин, не убегай далеко! - кричал я сыну вслед, но видимо бесполезно, потому что маленькие ножки уже унесли его прочь.
- Не волнуйся, я прослежу за ним, - ободряюще произнес Сэхун и побежал следом за сыном.

Догон
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эять их снова у меня уже не было сил, и я устало присел на ближайшую скамейку. Это были третьи выходные, которые мы проводили вот так ... вместе.
«Прямо семейная идиллия!» - саркастически подметил внутренний голос.

С той самой ночи, когда Сэхун ... да что там, мы оба поддались этому глупому порыву, я старался избегать встреч наедине и не выпускал Сюмина из рук. Мы даже практически не разговаривали, только обменивались дежурными фразами, когда речь заходила о сыне. А еще, я всячески избегал его взгляда, что было нелегко потому что альфа наоборот, каждый раз прожигал меня своими угольными глазами.

Суббота как всегда принадлежала только мне и Сюмину ... ну и Чену, который в последнее время стал уделять нам чуть больше внимания, чем раньше. А по воскресеньям Сю проводил время с отцом.

Я впервые ощутил это различие между папой-омегой и альфой. С Сэхуном Сю становился гиперактивным. Раньше я и не подозревал, что в нем прячется столько игривости и азарта. С Сэхуном он впервые попробовал играть в футбол и впервые держал в руках мяч больше теннисного. Он мог ездить на отцовских плечах, бороться с ним и колотить своими маленькими кулачками, на что Сэ только заливисто смеялся.
Вот и сейчас, им было очень весело. Сюмин скатывался с горки, а Сэхун каждый раз ловил его и подбрасывал в воздухе.

А я сидел поодаль от них, и меня снедала глупая ревность.

- Папочка, Сэхун сказал, что ты устал. Ты хочешь пойти домой? - Малыш обеспокоенно заглянул в мои глаза.
Даже спустя почти месяц их знакомства, Сю продолжал звать альф
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·у по имени. Возможно, ему действительно нужно больше времени, чтоб привыкнуть, а возможно он видел в Сэ очередного своего друга.
- Вы с Сэхуном можете еще поиграть, а я посижу тут, хорошо?
Сю только отрицательно помотал головой:
- Если тебе грустно, то я
·не хочу играть.
Я только ободряюще улыбнулся и подтолкнул сына в обратном направлении. Сюмин еще раз внимательно посмотрел на меня, но все же побежал в сторону игровой площадки.
Он что-то сказал Сэхуну и альфа направился ко мне. Присев на скамейку рядом со мной, он закинул руки на спинку и устремил взгляд в небо.
Я инстинктивно напрягся от близости альфы, и это не осталось без его внимания. Все так же продолжая разглядывать облака, он обратился ко мне:
- Такое чувство, что ты постоянно находишься в режим
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эе боевой готовности, когда я рядом. Любой шаг в твою сторону и чувствую, мне не поздоровиться.
Я молчал, продолжая наблюдать за сыном. В голову не приходил ни один разумный ответ и после нескольких минут тишины Сэ усмехнулся:
- Расслабься. Я же не собираюсь тебя насиловать ...
- Один раз тебе это удалось.
- Мне казалось, у нас это было взаимно!
- Не напоминай

Внезапно на подставленную солнцу щеку альфы упала дождевая капля. Мы одновременно вскинули головы вверх и увидели, что прямо над нами нависала большая сера туча. Начался мелкий слепой дождик.

Сю уже со всех ног бежал к нам. Я подхватил его на руки и прижал к своей груди. Не дай Бог он заболеет. У Сюмина с рождения очень слабый иммунитет.
Сэхун снял ветровку и прикрыл нас ей от дождя.
- Как же ты?
- Все нормально, пойдемте скорее к машине.
Мы побежали через весь парк обратно на стоянку. Площадка находилась достаточно далеко, так что и расстояние нужно было пройти не маленькое. Семеня шагами, я краем глаза поглядывал на идущего рядом Сэхуна. Он старался как можно лучше защитить нас с Сю, чтобы ни одна капля не попала на малыша. По его собственным волосам уже струйками стекала вода, а майка все больше промокала насквозь.
Вот чего нам с Сю действительно не хватало. Именно таких моментов, когда тебе нужен человек, который и физически и психологически сильнее тебя. Который сможет защитить и уберечь от всего на свете. С кем не страшно. И тот, кому ты сможешь вверить жизнь своего ребенка.

Как только мы добежали до машины, как по закону подлости, дождь тут же прекратился, а из-за злосчастной тучки выглянул краюшек солнца.
Я оглянул единственного пострадавшего и на меня вдруг накатился дикая истерика. Я смеялся в голос, облокотившись о дверцу авто и держась за живот. Сэхун сначала обиженно фыркнул, но потом точно так же залился смехом. Мое сердце наполнилось теплом и радость. Промокший и лохматый, он все же выполнил свой долг. Защитил нас
Немного успокоившись, мы все же сели в машину. Я вытер лицо альфы бумажным полотенцем и назвал адрес нашей с Сю любимой кофейни. После такой прогулки нужно было напоить всех горячим чаем.

* * *


- Лухан, Сюмин? - Чен слегка удивился незапланированным гостям. - Вы по воскресеньям обычно не заходите.
Но этот визит, кажется, осчастливил парня и его губы растянулись в пр
·
·
·
·0jєЬЮ
·
·
·
·Є 
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эивычной улыбке. До тех пор пока следом за постоянными посетителями не зашел высокий и ладный альфа.
- Привет Чен-Чен, - весело пропел Сю, забегая за барную стойку и обнимая альфу за ногу.
- Баоцзы, неужели развел папочку на клубнику?
- Вот уж нет, - отозвался Лухан. - Мы договорились, что только по субботам и в особых случаях, так?
Сю надул губки, но все же кивнул. Чен рассмеялся и потрепал малыша за волосы.

Сэхун слегка нахмурился. Какого черта Сюмин так приветлив с чужим альфой и почему Лу так мило улыбается этому парню и смущается его комплементам. Внезапно Чен перевел такой же недоверчивый взгляд на Сэхуна, которым он сам одаривал бариста.
- У нас тут есть один пострадавший. Не мог бы ты сделать нам облепиховый чай, иначе он может простудиться, - попросил Лу.
- Мы, кажется, не знакомы? - Чен протянул руку Сэхуну.
- Сэхун наш новый папа, - пояснил Сю и вернулся к выбору десерта.

Чен перевел обеспокоенный взгляд на Лухана, но тот, смутившись, отвернулся.
Когда Сэ и Сю забрали поднос с чаем и пирожными, которые выбрал малыш, Лухан остался стоять возле прилавка, как всегда, ожидая свой капучино.
- Он ... отец Сюмина, - внезапно ему захотелось поделиться с Ченом. Отчего-то он чувствовал себя виновато.
- Я понял это сразу. Они очень похожи, - брюнет продолжал водить палочкой по кофейной глади и изредка вытирал ее о салфетку. - Просто это так внезапно. И не похоже, что тебя это сильно волнует, учитывая то, что он бросил вас.

Лухан только грустно улыбнулся. Он действительно изо всех сил старался лишний раз не думать обо всей этой ситуации, а просто изображал дружелюбие для Сюмина.
Чондэ протянул руку и щелкнул задумавшегося парня по носу, от чего тот удивленно вздрогнул.
- Твой кофе, - оправдал свои действия Чен и придвинул к Лу белую кружку на десертном блюдце. На поверхности красовался ровный китайский иероглиф, который означал «любовь».
Когда омега начал приглядываться к рисунку, Чондэ немного напрягся, но Лу всего лишь мило улыбнулся, снова поднимая глаза на баристу.
- Неплохо. Ты совершенствуешься не только в кофе-арте, но и в китайском.
Чен уже было хотел что-то сказать, но приоткрывшийся рот сменился добродушной улыбкой.
- Спасибо! - Он пробил чек и вернул Лухану карточку. - Удачного дня!

Сэхун все это время с недоверием наблюдал за парочкой, кот
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эорая разговаривала о чем-то у стойки. Они так естественно общались и обменивались улыбками, что альфой на секунду завладела дикая ревность. Интересно, сможет ли Лу когда-нибудь так же открыто общаться с ним?
- До того как ты пришел, я хотел чтобы Чен-Чен был моим папой! - вдруг признался Сюмин. Сэ перевел задумчивый взгляд на сына, опасаясь, что его слежка настолько очевидна.
- А что ты думаешь теперь? - он протянул руку и стряхнул крошки с уголка губ малыша. Тот счастливо улыбнулся.
- Теперь у нас есть Сэхун! Ты, правда, хороший! Я люблю тебя! - Он так просто произнес столь важные слова. Сэ понимал, что для такого малыша как Сю, слова любви это обычная вещь, тем не менее, они словно окрыляли. Хотелось заобнимать и зацеловать его прямо здесь.
- Я тоже люблю тебя, сыночек!
- Сю, прошу тебя, не разводи больше Чондэ на сладости, - подошедший Лухан выглядел немного растерянным. Он поставил свою чашку на стол и положил рядом с Сюмином большой леденец. Чен за прилавком только прыснул от смеха и подмигнул малышу.
- Чен-Чен се-се, - поблагодарил Сю на китайском и принялся рассматривать сладкий подарок.
- Все нормально? - Сэхун отвлек омегу от разглядывания сына. Лухан будто боялся прикоснуться к мальчику, как делал это по обыкновению в знак поощрения за хорошее поведение.
- Да. Я просто ...

- Посмотрите ка, кто тут! - послышался голос со стороны.
Возле их столика, стоял высокий стройный парень и, как показалось Лухану, хитро скалился, маскируя это за белоснежной улыбкой.
Сэхун отвернулся обратно к своему столу. Значит, адресат найден верно. Не желая смотреть в глаза собеседнику, он холодно произнес:
- Что тебе нужно?
- Ну-ну, Сэхун! - парень похлопал альфу по плечу, а Лухану вдруг захотелось ударить по этой самой руке, - Не хочешь познакомить меня со своей милой семьей?
- В этом нет никакой необходимости. Я бы предпочел притвориться, что не знаю тебя.
- Что происходит? - решил вмешаться Лухан.
Благо, в этот момент, оценив ситуацию, Чен решил подозвать к себе Сюмина и показать ему недавно привезённые тортики.
- Я погляжу, ты неплохо устроился, - незнакомец окинул Лу оценивающим взглядом. - Сэ, неужели нашел себе дурочка который готов делить с тобой своего ребенка? Это ради них ты бросил меня?

Сэхун поднялся из-за стола и, схватив парня чуть выше локтя, зло прошептал:
- Какого черта? Чего тебе нужно?
- Лично от тебя ничего, - не отступал парень. - Хочу предупредить твоего муженька, чтоб остерегался.
Выглянув из-за широкой спины Сэ, он обратился к Лухану:
- Будь осторожен, дорогуша. Ты для него очередное при
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эключение. Ему будет плевать даже на ребенка, если он решит уйти.
- Ты что несешь?
- А что насчет нашего ребенка, Сэхун? Если бы не ты, я бы сейчас тоже гулял со своим малышом. Если бы я смог родить тебе сына, ты бы сейчас был со мной?

Лухана словно окатили ледяной водой. О ком, черт возьми, говорит это человек?
- Не пудри ему мозги, - угрожающе произнес альфа. - В твою ложь никто не поверит.
Но парень не унимался. Все это время с его лица не сходила ехидная улыбка, но Лухан был слишком шокирован происходящим, чтобы это заметить.
- Брось и его с ребенком. Поступи с ним так же, как и со мной. Чем он лучше меня?

Лу вдруг стало противно от всей этой ситуации. Он прошел за прилавок, забрал ребенка из рук Чондэ и стремительно направился к выходу.
В голове крутились презрительные слова: «Брось и его с ребенком!»
Омега взмахнул рукой проезжающему мимо такси и, забравшись с сыном на заднее сидение, умчался прочь.
- А я почти поверил. Какой же придурок ...

* * *


- Лухан! - крикнул Сэ вслед уходящему омеге, но тот даже не обернулся.
Альфа зло сверкнул глазами.
- Какого хрена ты несешь?
- Какого хрена? А то, как ты поступил со мной не достаточно веское основание? - парень коварно улыбнулся. - Это мой прощальный подарок тебе, милый. Ведь ты так быстро смылся, что я даже не успел сказать тебе какая же ты мразь.
- От мрази слышу.
- Серьезно Сэ, чем он лучше меня?
- В отличие от тебя, он подарил мне сына, а не строил идиотские планы, как бы заполучит мои деньги.
- Не будь глупцом Сэхун. Всем, в конечном итоге,
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·0jєЬЮ
·
·
·
·Є 
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·от тебя нужны только деньги.
- По себе людей не судят! - последнее, что произнес альфа, прежде чем покинуть кафе.
Он решил вернуться в отель и дать Лу время, чтобы успокоиться.
А ведь у них все только начало налаживаться.

* * *


- Или ты сконцентрируешься на работе, или я надаю тебе по башке. - Тао продолжал подсовывать Сэ очередной договор, который тот должен был изучить и подписать.
- Прошу тебя, Тао ... Сегодня же воскресенье, тем более уже почти десятый час.
- Ты итак ни чем не занимаешься, а если оставить тебя без дела, то вообще начнешь пожирать себя изнутри. Ну вот что у вас опять случилось с этим китайцем?
- Может прекратишь уже называть его "этот китаец"? Где же твоя солидность?
Тао только недовольно фыркнул.
- Ну так что там?
- Да бред ... Мы гуляли втроем, все было отлично. И тут как специально, мне на голову свалился Ким Чонин
- Ого, тот самый Кай? А точнее Герда, - заржал Тао.
Сэ запустил в друга ручкой и, поднявшись с места, подошел к окну.
- Ладно-ладно, извини. Ну и что страшного? Он - прошлое.
- Этот сучонок решил отомстить мне и сказал, что я бросил его с ребенком. И Хань, конечно же, поверил. Видел бы ты, как он убегал, с сыном на руках.
- Надо было бежать следом. Что вы альфы за идиоты?
- Я бы посмотрел, как Крис повел себя в этой ситуации.
- А вот Криса попрошу не трогать. Он может, не идеален, но тебе с ним не сравниться.
Сэ только слабо улыбнулся. Недавно, так обожаемый его другом Крис вернулся из-за границы и узнав, что возлюбленный теперь живет в Пусане решил так же перенести свои дела в этот город. Теперь они виделись чаще обычного, а Тао, наконец, перестал брюзжать из-за несчастной любви. Голубки все свободное время проводили вместе.

У Сэхуна в кармане неожиданно завибрировал телефон, и парень поспешил ответить на звонок
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э, ожидая услышать голос Лухана, но на том конце провода говорила женщина. И она явно была чем-то обеспокоена.
- Это Сэхун? Меня зовут Линь, я няня Сюмина.
Сэ напрягся.
- Что-то с малышом?
- Нет ... С ним все хорошо. Простите, но вчера Лухан случайно обмолвился о вас, да и Сюмин продолжает говорить, что вы сможете помочь, поэтому я решилась на столь поздний звонок. Тут ... В общем, не могли бы вы приехать? Я немного беспокоюсь за Лухана. Он просил, чтобы я посидела с Сюмином, но уже девять, а его все нет. А когда я звоню, слышу только громкую музыку и, кажется, он слегка выпивший. На него это совсем не похоже ... вот, я и решилась позвонить. Как бы не случилось чего.
- Он не говорил, куда пойдет?
- Нет. А я и не спрашивала. Он обычно всегда возвращался домой, не понимаю что случилось.
«Я случился!» - подумал Сэ.
- Я бы могла остаться с мальчиком, но у моего сына вчера поднялась температура и мне нужно к нему. Я живу недалеко от дома господина Чунмена, если вы не против, я отвезу его к ним.
- Все нормально, я возьму их, - произнёс Тао, все это время, пытаясь прислушаться к разговору.
- Послушайте. Мой друг сейчас приедет и отвезет вас, хорошо? Позвольте ему, и мне будет спокойнее. А я постараюсь найти Лухана.
- Хорошо. Я тогда пока соберу вещи Мина, - в ее голосе все еще слышалось волнение.
- Моего друга зовут Тао. Сюмин видел его мельком однажды. Не думаю, что он его узнает, но пожалуйста, доверьтесь ему.
Китаец уже спешил выйти из номера, звеня ключами от машины.
Договорившись с няней, Сэхун так же схватил свои ключи и на ходу набирал номер Лухана.

После пятого звонка трубку наконец-то подняли. Сэ услышал гул и громкие голоса.
- Лухан?! Ты где находишься?
- Кто это?
- Сэхун.
- О, Сэхууун! Как дела, Сэхун?
- Ты что пьяный?
- Нет, - послышалось на том конце, но для Сэ все итак было очевидно.
- Где ты? Я сейчас же приеду и заберу тебя.
- Я в клубе Парадайс. Ты можешь, конечно, приехать, но думаю, кто-нибудь из этих ребят заберет меня раньше тебя, - весело пролепетал Лухан. Его язык заплетался от выпитого
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э алкоголя, но настроение, похоже, было просто отличное.

Сэ чертыхнулся и принялся искать в интернете нужный адрес.
Когда он приехал в самый оживленный район Пусана, где из каждого заведения раздавалась громка музыка, он понял, что не ошибся пунктом назначения. Отыскав нужный ему клуб, он не стал церемониться на входе, а просто, швырнув вышибале денег, забежал в темное накуренное помещение в поисках Лу.

Свою пропажу он нашел слишком быстро и тут же пожалел об этом. Лухан, как ни в чем не бывало, плясал на барной стойке, а перед ним, задрав головы, сидели несколько альф и словно голодные волки пожирали его взглядом.
Сэхун стремительно направился к омеге, отталкивая каждого со своего пути, но всего в нескольких шагах от него, замер на месте как вкопанный. У Лухана течка. И он, Сэхун, чувствует это ... Причем чувствует так сильно, что все тело проходится сладкой негой.
Все же найдя в себе силы, Сэ подошел ближе, приструнив возбужденных альф злобным взглядом.
- Лухан! Ты что творишь, мать твою? - шипя, произнес он.
Омега только сейчас заметил его и, перестав танцевать, весело помахал Сэхуну, словно они встретились на прогулке в парке.
- Сейчас же слезай оттуда, - угрожающе произнес альфа, на что тут же отозвались "зрители" всего этого балагана. Один из них предупреждающе хлопнул Сэ по плечу:
- Друг, не мешай другим наслаждаться вечером.
Парень с силой откинул чужую руку.
- Только пальцем его тронь ...
- Почему только тебе можно разбивать мне сердце? - послышался голос Лу. - Пусть кто-нибудь из них тоже попробует? Хуже чем с тобой мне не будет ни с кем!
- Лухан, прекрати этот цирк.
- Зачем? Я уже пять лет так не веселился! - он звонко рассмеялся. - Знаешь, мне это все почему-то напоминает то утро, когда ты бросил меня ... когда решил посмеяться над моими чувствами! И я тоже решил посмеяться над тобой! Ну как, Сэ? Тебе сейчас смешно?
Лу аккуратно присел на корточки и развел коленки в сторону. Вокруг послышался одобрительный гул альф. Сэхун оскалился и из горла послышался утробный рык.
- Прекрати это сейчас же. У тебя ребенок ... у нас ребенок, Лу. Не веди себя так.
- О, взгляните, образцовый папаша.
Сэ больше не мог терпеть. Это не тупая ревность, это стыд за отца своего ребенка и понимание, что все это чтобы разозлить его посильнее. Он стащил упирающегося парня со стойки и закинув на плечо, потащил на выход. Вслед им послышались оскорбления и угрозы, но альфа не остановился.

Усадив брыкающегося Лухана на переднее сидение, он запер машину и уперся локтями в крышу, закрыв лицо руками.
Из салона слышались приглушенные крики, всхлипы, рыдания и стук маленьких кулачков о стекло.
- Черт, черт, ЧЕРТ! - Сэ со всей силы хлопнул ладонями по крыше, из-за чего Лу моментально притих и испуганно уставился на альфу.
- Какого хрена, Лухан? - кричал он в закрытое окно. -
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эЯ изменился! Я другой! Я хочу быть со своим сыном! Хочу, чтобы ты дал мне шанс стать для него хорошим отцом. Зачем ты все это творишь? Что ты хочешь доказать этим?
Омега молчал, пытаясь сконцентрироваться и привести мысли в порядок.
Сэ обошел авто и забравшись на водительское сидение, завел мотор. Весь салон окутал приторно-сладкий запах клубники.
- Куда мы едем?
- Я отвезу тебя домой!
- Нет, я не хочу, чтобы Сю видел меня таким.
- Поглядите, вспомнил о сыне!
- О Сэхун!
- Успокойся! Тао отвез его к Чунмену.
- Что за Тао?
- Он мой друг. А еще с ними твоя няня, так что не волнуйся о ребенке.

После этих слов Лухан притих. Как только его обдуло холодным ветром, он начал приходить в себя. Чувство эйфории потихоньку сходило на нет, и он снова начал ощущать реальность. Ноги инстинктивно сжались, а лицо исказила гримаса боли ... или еле сдерживаемого желания.
- Каким идиотом нужно быть, чтобы пойти в клуб в таком состоянии? Ты что хотел найти приключения на свою задницу, в прямом смысле?
- Я не ожидал ... Оно должно было только через неделю ..., - начал было оправдываться омега, но тут же снова пошел на попятную. - И вообще, это не твое дело.

Сэхун только плотнее сжал губы. Когда машина остановилась на уже привычном месте, напротив нужного дома, альфа поспешил выйти первым. Буквально выудив Лу из авто, он потащил брыкающегося парня в сторону парадной.

В квартире он первым делом усадил Лухана на диван и прошел на кухню, чтобы налить тому стакан воды.
- Держи.
Сэхун старался делать меньше вдохов рядом со сладко пахнущим омегой, ведь как бы там ни было ... он в первую очередь альфа. Благо, все было еще не настолько серьёзно. Как он понял, течка началась всего пару часов назад.
- Я не нуждаюсь в помощи, а особенно твоей, - Лу все же сделал пару глотков, но тут же снова скривился от боли внизу живота.
- Ты объяснишь мне, наконец, что на тебя нашло? К чему было это представление?
- Что-что. Ты вроде взрослый мальчик, должен и сам понимать, зачем я туда пошел.
Сэхун судорожно сглотнул.
- То есть ... ты почувствовал
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э, что вот-вот начнешь течь и ... просто решил найти себе альфу на ночь? - запинаясь, произнес парень.

От этих слов Лу почувствовал небывалую обиду и стыд одновременно. После той единственной ночи с Сэхуном, он больше никогда ни с кем не был близок. Ему б
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·ыла противна сама мысль, что кто-то будет касаться его тела.
Но, почему-то, именно сегодня и именно в эту течку он решил снять все табу. Потому что просто больше не мог ...

- Последние пять лет я просыпался с мыслью, что мне всё это приснилось, - тихо произнес Лу, спустя пару минут молчания. - Но нет, дом наполнял запах шоколада и я понимал, что это суровая реальность.
Он поднял на альфу глаза, полные слез.
- Ты сломал мою жизнь. Влюбил меня в себя так, что я даже вздохнуть без тебя не мог, а потом ушел, забрав мое сердце и оставив вместо него лишь зияющую дыру. Из-за тебя я не могу спокойно взглянуть на собственного сына. Он смотрит на меня твоими гребанными черными глазами, в которых видна любовь и благоговение. Но в тот же момент я вспоминаю твой холодный взгляд и все это каждый раз так больно.

Лухан начал задыхаться от рвущихся наружу эмоций и непрошенных слез.
- Мое благословение и мое проклятье - все это в тебе. Но я устал. Я хочу быть любимым ... хоть кем-нибудь.
Он говорил так тихо и жалобно, что сердце альфы просто рвалось на части.
В один миг что-то щелкнуло в голове, и он позволил себе быть плененным обстоятельствами, плененным сладким запахом, плененным красотой этого беззащитного парня.


POV Лухан

Не нужно было долго думать, чтобы сразу распознать поведение альфы. Он дышал сдавленно и громко, а его ноздри широко раздувались при каждом вздохе. Мне только сейчас пришло в голову, в какой опасной ситуации я нахожусь.

От испуга, я глубоко вдохнул и только тогда понял, насколько большой ошибкой это было. Уже всем своим нутром я чувствовал обволакивающий армат горького шоколада.
Я медленно приподнялся с дивана и мысленно попытался оценить расстояние до ближайшей комнаты, в которой я мог бы спрятаться.
- Уходи, Сэхун, - все, что я смог произнести, испуганно пятясь назад.
- Не думаю, что смогу, - в его глазах горел огонь, и казалось, что он уже далеко не в себе.
Он сократил расстояние между нами и прижал меня к себе, давая ощутить всю полноту своего возбуждения.
Между нами было настолько мало
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э места, что при каждом новом вздохе его грудь соприкасалась с моей.

Что я могу сделать с собой, когда его шея так близко? Стоит наклониться и вдохнуть его запах, и я уже не смогу сдерживать себя. Его аромат вперемешку с алкоголем пьянит.

Собравшись с последними силами, я уперся руками в его плечи и попытался оттолкнуть от себя.
- Ты мне противен. Не смей меня трогать ... никогда! - Какая же это ложь. Я хочу его, безумно, до одури. Я хочу сейчас, хочу только его, только О Сэхуна! Тело еще помнит его умелые ласки и нежные поцелуи.

Очень тихое «отпусти» - последняя попытка остановить это безумие.

Когда он коснулся своими губами моей ключицы, языком оставляя влажный след, я окончательно пропал.
Мне все равно, что я так быстро сдался. Мне все равно, если он сломил меня. Мне все равно, если я завтра пожалею о случившемся. Сейчас я просто безумно его хочу.

Наплевав на все, я прижался к нему всем телом, одной ногой обвив его бедро, а пальцами зарываясь в светлые волосы.
Я, наконец, ощутил этот сладкий привкус на губах. Долго не церемонясь, он сразу же проник в мой рот своим языком и этот поцелуй был настолько глубоким, что я чуть не задохнулся под напором его страсти.
Где-то на краю своего сознания я услышал его хриплый голос:
- Ненавижу тебя!
- За что? - тихий шёпот.
- Ты проклял меня, - произнёс он в слегка раскрывшиеся губы.
Собственные слова: «Будь ты проклят, О Сэ Хун», тихим эхом отзывались из глубин воспоминаний.

Еще секунда и он уже повалил меня спиной на диван, нависая сверху. Он целовал мою шею, впиваясь в нее зубами, и попутно расстегивал пуговицы на своей рубашке. Когда мои руки коснулись оголенного торса, ко мне вдруг снова вернулся здравый смысл.

Я увернулся от очередного поцелуя и, отвернувшись, плотно сжал губы.
- Нет, нет, нет. Останови
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эсь, Сэхун, - и почему мне подумалось, что он сдастся, как только услышит мой умоляющий голос.
- Прости меня, Лухан ... , - он опустился к моей шее и начал покрывать ее быстрыми поцелуями, опаляя горячим дыханием.

Сэ снова потянулся к моим губам и на этот раз я позволил ему. Все еще борясь с самим собой, я подался ему навстречу. Наши сцепленные языки на секунду оторвались друг от друга, и я словил его сдавленный стон своими губами.

Мое собственное поведение просто обескураживало меня. Я прожил пять лет, не испытывая никаких сексуальных потребностей, а сейчас, едва взглянув на Сэ, меня охватило просто непреодолимое желание. Мысль об этом жгла все тело, учащала пульс, бьющийся где-то внизу живота.
- Я не хочу это чувствовать! - Чуть ли не плача, произнес я. Но мое возмущение тут же сменилось стоном, когда его колено оказалось между моих ног.

Пару мгновений назад я полностью владел собой. Так что же произошло, черт возьми?
- Но ты чувствуешь это. Ты хочешь меня, хрипло произнес Сэхун.
Его рубашка уже валялась где-то на полу и он, решив уровнять наши позиции, потянулся к моей майке.
Когда мы оба оказались обнажены по пояс, а наши разгоряченные тела уже беспрепятственно касались друг друга, я перестал ощущать реальность. Течка усиливалась с каждой минутой и все, чего я желал в тот момент, это поскорее закончить эту сладкую пытку.

Я судорожно вцепился в пояс его брюк, трясущимися пальцами пытаясь справиться с замком.
Видя мои мучения, Сэ поднялся с дивана и расстегнув злосчастную пуговицу с молнией, стянул с себя брюки вместе с бельем.
Толи от увиденного, толи от нехватки воздуха, мой рот раскрылся сам по себе. Теперь, когда он был полностью раздет, я ясно осознавал, что пути назад нет. Я испугался ...

Но то, от чего мне действительно становилось страшно, так это от собственных мыслей ... Обнаженный Сэхун действительно прекрасен.

* * *


Вид из окна был так же красив, как и в любой другой день. Различные вывески пестрили яркими мигающими лампочками. Их дополняли блики фар, спешащих куда-то машин и ночные фонари, освещающие им дорогу.

И для Лухана это мог бы быть обычный спокойный вечер. Если бы не одно но ...
Слишком много этого «если бы» стало вмешиваться в такие рутинные вещи, как прогулка с сыном, посиделки в кафе, поход по магазинам и даже просмотр те
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·элевизора в воскресенье вечером.

Но если раньше, Сэхун всего лишь занимал часть его мыслей, то теперь это стало намного ощутимее. Ведь он тут. С ним. Рядом ...

Лухан стоял у окна и всматривался вдаль. Он обнимал себя руками, а худые плечи обнажала спустившаяся с них простыня. Внезапно он почувствовал чужие пальцы на оголенном участке кожи, и в ту же секунду прикосновение рук сменилось легким поцелуем.

- Я хочу ... чтобы ты ушел.
- После всего? Думаешь, я вот так просто оденусь и уйду?
- В прошлый раз тебе это ничего не стоило.

Похоже, эти слова сделали свое дело, а именно - задели за живое.
Сэхун рывком развернул омегу к себе лицом, но Лу упрямо продолжал смотреть в окно. В его огромных глазах отражались огни города и темнота звездного неба.
- Почему ты просто не можешь признать, что я нужен тебе? Нужен нашему сыну?
- Мы с Сю прекрасно жили и без тебя. Мы справлялись ... - Лухан на секунду запнулся, вспоминая сегодняшние слова сына: «Теперь у нас есть Сэхун! Ты, правда, хороший! Я люблю тебя!». Они ввели его в ступор и собственный сын, в тот момент, казался кем-то чужим. Сюмин никогда не смотрел на других с таким же обожанием, с каким смотрел на Лухана. Но стоило Сэхуну ворваться в их жизнь, как Сю, с особым доверием, открыл ему свое маленькое сердечко. До смешного, обидно ...
- Ему не нужен был никто кроме меня, пока не явился ты и не стал петь байки о счастливой семье. Семье? О какой семье ты говоришь, Сэхун? Мы не нужны были тебе все это время.
- Но ты не оставил мне даже шанса. Ты почему-то решил, что у тебя есть единоличное право распоряжаться нашим сыном.
- Шанса? Серьезно? Я дал тебе шанс, когда валялся там перед тобой на коленях. Когда умолял тебя! Это был шанс Сэхун! Шанс тебе, хотя бы извиниться передо мной.
- Прекрати эту дурацкую истерику. Давай остановимся на том, что мы оба виноваты в случившемся.
- Но Сю ни в чем не виноват. Ты можешь оставить свои жалкие попытки переубедить меня. Он мой сын
- Я не пытаюсь отобрать его у тебя, как ты не можешь понять этого.
- Тогда оставь нас в покое. Прекрати возвращаться ... Зачем ты мучаешь нас? - Лу перешел на крик.

Сэхун больше не мог таить в себе свои чувства и решил воспользоваться своим последним козырем, чтобы удержать этого парня.
- У меня не может быть детей, - он потряс ошарашенного омегу за
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э плечи. - Только ты, только наш сын. Больше никого и никогда. Пойми ... ты моя последняя надежда.
- Что? - Только и смог выдавить Лухан.
- Три с половиной года назад я попал аварию. Я очень сильно в ней пострадал. Мне пришлось перенести очень сложную операцию, а когда я очнулся, мне сказали, что я больше не смогу иметь детей.
- Три с половиной года назад, - непонимающе прошептал омега. - Но тот парень ...
- Он хотел от меня только денег. Хотел женить меня на себе и всю жизнь прожить в роскоши. Он никогда не был беремен и бросил я его не потому, что не захотел ответственности, а потому, что узнал, что он все это время врал мне. А я верил ... до такой степени, что готов был жениться на том, кого не люблю, лишь бы он родил мне сына.

- Я уже отчаялся, понимаешь? И тут я встретил тебя и Сю. Вы словно посланы мне небесами! - Сэ протянул ладонь к чужой щеке, но Лухан увернулся от его прикосновения. - Лу, я всего лишь хочу подарить сыну настоящую семью. Окружить его любовью и заботой!
- А то, что я чувствую, чего х
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·очу и не хочу, для тебя не так важно?
- Но ведь ты принял меня ...
- Ты не оставил мне выбора!
- Нет, это ты не оставил мне выбора, а я даю тебе этот самый выбор ...
Он помедлил, пытаясь совладать со своими чувствами, и с бешено стучащим сердцем. То, что он сейчас должен сказать навсегда изменит всю его жизнь, но ради Сюмина он готов на это.

- Выходи за меня...
Глава 11

POV Лухан

Рабочие будни проходили в обычном ритме. Мое участие в проекте гостиницы STwM было завершено. Это не могло не радовать, так как больше не было необходимости звонить Сэхуну по каждому мелкому вопросу и чувствовать неловкость в разговоре с ним.

С того воскресного вечера, который мне не хотелось даже вспоминать, прошло уже 5 дней. И за все это время Сэхун ни разу не дал о себе з
·нать. Может показаться странным, что я буквально считаю дни ... но, да, так и есть. За прошедшие 120 часов не было ни одного неожиданного визита или вечернего звонка, в котором он просил пожелать спокойной ночи сыну. Он не поджидал меня возле парадной дома с очередной игрушкой для Сю, не заезжал на работу за сметной документацией.
Он словно выпал из нашей жизни ... Словно и не было его никогда.

Должно быть, он просто испугался. Испугался своего же предложения. А может понял, как глупо оно было сделано. Хо
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·этя вряд ли, ведь его слова все еще проедали дыру у меня в голове:
« Я готов был жениться на том, кого не любил, лишь бы он родил мне сына! »

То есть, по сути, я для него такой же, как тот парень, только уже с готовым ребенком на руках. Становилось противно от своих же мыслей. Почему я должен позволять так к себе относиться?

- Лухан, все нормально?
Мне очень нужно было выговориться, вот почему предложение Чунмена о поездке к родителям стало, словно бальзам на душу. Никто не поймет меня лучше, чем папа.
- Да, извини. Я просто задумался!

Мен вел машину тихо и спокойно. Мне никогда не страшно рядом с ним, я чувствую себя защищенным.
Иногда я так завидую Исину. Пусть у них не все гладко в семье. Проблема с ребенком все так же давит на молодую пару, но они не перестают поддерживать друг друга. Чунмен все так же боготворит своего мужа, а Исин благодарит его за это своей лаской и любовью.

- Извини, что вырвал тебя так, посреди рабочего дня.
- Все нормально, я и сам хотел съездить в Ульсан, проведать родителей.
- Я надеюсь, ты займешь папу разговором, а нам с отцом нужно обсудить кое-какие дела.
- Так вот зачем тебе я! - Я легонько толкнул альфу в плечо и мы оба рассмеялись.

Мог бы я лет 5 назад представить, что у меня когда-нибудь будет такой замечательный брат? Такая теплая и любящая семья. Такие хорошие и преданные друзья. Моя жизнь круто изменилась за последние годы, и все это мне подарил мой маленький сыночек.

- Как у вас дела с Сэхуном? – Вдруг поинтересовался альфа.
Я немного потупил взгляд.
- А какие у нас могут быть дела?
Сухо только устало выдохнул.
- Лу. Ты должен продвинуться в отношениях с ним. Не может же так быть, что при Сюмине вы не разлей вода, а за его спиной готовы перерезать друг другу глотки.
Мне вдруг на секунду стало смешно. Да ... им
·
·
·
·
·
·
·
·енно этим мы и занимались той ночью ... глотки резали.
- К тому же я до сих пор не услышал внятного ответа тому, что произошло неделю назад?
- Чунмен, я же тебе объяснил. У моей няни заболел сын, ей нужно было уйти, а Сю оставить было не с кем.
- Ладно, вопрос номер 2. Почему это Сю было не с кем оставить?
- Я ... немного задержался.
- В одиннадцатом часу ночи? Почему не позвонил мне или Сэхуну в конце концов?
- Я что маленький что ли? Мне иногда тоже хочется отдохнуть!
- Нет. Маленький у нас Минни. Вот ему можно совершать всякие глупости, в силу своего возраста, а тебе нет!
- Ой, оставь этот приказной тон, - я махнул в сторону альфы жестом, полным отчаяния, что нам так и не удастся понять друг друга до конца.
- Ладно ... извини. Просто не пугай меня больше и все будет хорошо.

Чунмен решил прекратить этот допрос с пристрастием.
Некоторые вопросы все же оставались открытыми, но он попридержит их до поры до времени, пока брат сам не захочет выговориться.
Хотя одну вещь он знал наверняка ...
От Лухана пахнет шоколадом ... и это явно не Сюмин.

* * *


В доме родителей, как всегда, было уютно и тепло. Я любил проводить здесь Рождественские вечера. Греясь у камина, вместе с Сюмином, и разглядывая заснеженные верхушки гор, которые были настолько близко, что казалось, выйдешь на террасу и сможешь к ним прикоснуться.

- Предложение? - папа чуть не выронил из рук чашечку, которую собирался мне подать. Я подорвался с места и решил сам забрать злосчастный кофе у него из рук.
- Прошу, не кричи. Об этом еще никто не знает.
- Чунмен тоже? - Старший омега почти прошептал.
- Он тем более. Что если Исин узнает? Я боюсь представить, что он сделает с Сэхуном.
Папа только усмехнулся, и в этом можно было уловить некую гордость.
- Я рад, что Син в нашей семье. Нам не хвата
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эло кого-то настолько энергичного и эмоционального. Видел Мена и его отца? Чертовы бизнесмены. Строят из себя чопорных и деловитых аристократов.
Последняя фраза меня жутко развеселила.
- Так вернемся к нашим тараканам. Точнее к одному ... Что ты ответил?
- Ничего.
- Совсем ничего? - удивился папа.
- Я его просто ... выставил за дверь.
- Ох, Лу-Лу, - он помотал головой в совсем неодобрительном жесте.
- А что я должен был сделать? Кинуться к нему на шею и сказать спасибо?
- Ну что ты из одной крайности в другую. Ты мог бы просто попросить время на размышление.
- Мне не надо долго думать над этим его идиотским порывом чувств. Скажи мне, разве это правильно?
- Ты должен поступить так, как считаешь нужным. Одному тебе известно, что правильно, а что нет.
- Просто ... я готов сделать все, чтобы Сюмину было хорошо, но ...
- В этом твоя главная проблема, Лухан. Ты отдаешь всего себя сыну. Это похвально, безусловно, но при этом совсем забываешь о себе. Когда я растил Чунмена, его отец всегда был рядом со мной. Он не позволял мне забывать какого это, быть любимым. Вот почему Чунмен так трепетно относится к Сину.
Я только понимающе вздохнул.
- Мне жаль, что ты не рос под моим надзором все это время. Видимо, и у того парня не все гладко в семье. И Сюмин это чувствует, как бы сильно ты не пытался окружить его своей любовью. И возможно когда он вырастет, то тоже совершит кучу ошибок. Малышу нужна полноценная семья, но только если она нужна и его родителям.
- Но он тянется Сэхуну. Как я могу отобрать у сына то, чего ему так не хватает?
- Но ты ведь ничего не ответил. Ты промолчал, хотя сейчас говоришь, что готов ради Сю на все. Почему же ты не дал сиюминутное согласие?
Я открыл рот, чтобы ответить. Но у меня просто не было слов. А ведь и правда ... почему?
Папа только понимающе улыбнулся и сжал мою ладонь.
- Это защитная реакция. Ты тоже хочешь любви и дело тут не только в ребенке. Ты боишься снова быть обманутым?
- Я не знаю ...
- Ты знаешь, дорогой. Признайся хотя бы сам себе. Ты боишься, что он уйдет, подарив тебе надежду? Но не кажется ли тебе, что его предложение как раз говорит о том, что он не собирается так просто от тебя отступаться?
- Но что же мне делать?
- Ты любишь его? Или он нравится тебе? Можешь сказать, что чувствуешь?
- Я не ненавижу его, - неуверенно
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эпроизнес я.
- Хм, ну уже что-то!

От разговора нас отвлекли приближающиеся голоса.
- Если что, тогда мы сможем договориться о встрече на следующей неделе. Я буду держать тебя в курсе, сынок! - Альфы нашего семейства вышли из рабочего кабинета отца и, на ходу, продолжали обсуждать свои дела. Папа только нахмурил нос.
- Ты посмотри на них. Вечно все ваши разговоры только о работе. Никакого внимания нам с Лу.
- Вы с Лу и без нас хорошо справляетесь, верно? - старший альфа подошел ближе и приобнял меня за плечи, попутно даря поцелуй в щеку. - У тебя все хорошо, надеюсь?
- Если хочешь знать, то не все! - Язвительно выдал папа, поднося чашку кофе ко рту и обиженно отворачиваясь от мужа.
- Пап, не начинай, - Чунмен устало потер переносицу, а я только улыбнулся отцу. Так давно его не видел.
- Не слушайте его. У нас, правда, все хорошо!
- Лухан, когда ты уже прекратишь мне выкать и, наконец, будешь звать отцом? – произнес мужчина, подходя к мужу и принимая из его рук свою порцию заряда кофеином.
- Мне как-то нелов
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·ко ...
- Уже четыре года, как породнились, а ему, видите ли, все еще неловко.
- Ладно, нам уже пора, - прервал разговор Чунмен, поглядывая на часы и залпом опустошая чашку.
Папа-омега тут же забегал вокруг сына, что-то вереща ему на прощание.
- Передавай привет Исину. Пусть заедет к нам на неделе, я давно его не видел. И Сюмина тоже кстати, - он перевел на меня недовольный взгляд.
- Я привезу их к тебе на выходных, если Лухан будет не против, - пообещал Мен.
- Конечно, я не против.
- Лу, бегом ко мне, - скомандовал старший альфа, рукой подзывая меня к себе. Я покорно подошел к нему, поддаваясь его теплым и сильным объятиям. Отстранившись, он посмотрел мне в глаза.
- Ты выглядишь совсем уставшим. Отдыхай побольше.
- Спасибо ... отец! - Альфа благодарно улыбнулся и снова легонько чмокнул меня в щеку.
У самой двери мы попрощались с родителями, и вышли из дома, под их провожающие взгляды.
- Я люблю вас дорогие, - крикнул папа нам в след.

Взрослые продолжали стоять на пороге, пока наша машина совсем не скр
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эылась из виду.
Альфа обнимал своего мужа, устроив свой подбородок на его макушке и слушая его размеренное дыхание, а омега счастливо улыбался, растворяют в сильных руках.

* * *


Звонок Сэхуна застал нас, когда мы уже приближались к городу. Я совсем не ожидал услышать его голос, так что стал в непонятках метаться по салону, чем вызвал удивление у Чунмена.
Он всего лишь просил приехать по делам, а я уже напридумывал себе невесть что. Мне одновременно и хотелось и не хотелось видеть его лицо.

Чунмен отвез меня по нужному адресу, а сам отправился прямиком в свою компанию.
Я узнал нужный мне этаж на ресепшне и с дрожащим сердцем зашел в лифт.
Уже у самой двери его номера в голову пришла мысль: Черт, что я вообще тут делаю?
Но дверь распахнулась, не дав мне шанса к отступлению.
- Проходи.
- Сэхун, я хотел погово ... - я резко остановился. Мы были не одни. В кресле сидел парень, закинув ногу на ногу, и со скукой листал глянцевый журнал. Он был очень красив. Я мог бы со 100% уверенностью сказать, что он модель или какой-нибудь актер. А еще я ощущал в нем омегу, и меня обдало неприятным чувством.
- Привет! - Он кивнул в мою сторону. Тоже китаец?
Сэ даже не стал отвлекаться на то, чтобы представить нас друг другу, а сразу же сунул мне в руки документы.
- Вот, взгляни. Это окончательный вариант. Стройка начнется уже на следующей неделе.
Я внимательно присмотрелся к своему проекту, над которым робел больше месяца. На бумаге была воссоздана 3D модель и подсчитаны все затраты.
- Ты подумал насчет подземной стоянки? – Я продолжал искоса поглядывать на незнакомого человека.
- Я внес все ваши предложения, которые посчитал наиболее уместными, - произнес альфа, наигранно деловым тоном.
- Я бы хотел оценить масштабы непосредственно на местности и, если ты позволишь, кто-нибудь из моих людей делал бы снимки каждого этапа строительства.
- Как будет угодно, - он забрал планы у меня из рук. - Не смею тебя задерживать.
« И это все? А как же наш разговор? »
Неожиданно парень в кресле подорвался с места и проследовал за мн
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эой к двери.
- Ну ладно Сэ, я тоже пойду. Дела-дела знаете ли. Может мне вас проводить?
Я только неуверенно кивнул и прошел в прихожую. Но уже у самой двери, собрав всю волю в кулак, развернулся обратно и, под удивленный взгляд китайца, вернулся в комнату.

* * *


Лухан на ходу пытался подобрать оправдание своей задержке, но ничего нужного не лезло в голову.
«Господи, да скажи ему, что соскучился по его поцелуям, это и то будет в 100 раз логичнее того, что ты там навыдумывал!»
Лу застал альфу у письменного стола.
- Сэхун, я могу ... задержаться?
Почему-то альфа совсем не удивился его возвращению.
За спиной омеги силой хлопнула дверь, и Сэ подумал, что Тао немного перестарался, давая им понять, что он ушел.
- Я слушаю тебя.
«Ну, давай же мозг, нужны какие-то слова!»

Не обращая никакого внимания на мучения своего собеседника, Сэхун залпом осушил стопку коньяка.
- В общем ... У Сюмина день рождения через неделю, в пятницу. Я подумал ... пригласить к себе всех, кого он захочет. Надо думать, что и ты в их числе.
Сэхун тем временем потянулся к декантеру и янтарно-рубиновая жидкость вновь наполнила бокал.
- Спасибо что предупредил. Что-то еще?
- Нет ... просто, - наблюдая за тем, как Сэхун вновь залпом поглощает алкоголь, ему почему-то, стало страшно, и он решил оставить свою затею. - Я пойду.

После получаса проведенных вместе, альфе стоило больших усилий находиться рядом с Луханом. Слишком свежи воспоминания их близости и вкус его сладкой кожи на губах.
- Постой, Лухан! - Он не должен здесь оставаться, но
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э и уйти ему он не позволит. - Прошу, расскажи мне о нем.

Они оба такие глупые. За разговорами о сыне прячут свои истинные чувства.

Эта внезапная просьба немного удивила омегу, но ему было необходимо наладить с Сэхуном хоть какой-то контакт.
- Что ... что ты хочешь знать?
- Все! Абсолютно все. Каким он был младенцем. Каким было его первое слово. Когда он впервые пошел. Что он любит и не любит. Есть ли у него друзья? Хочу знать все то, что я пропустил.

Лу с удивлением смотрел на то, с каким энтузиазмом Сэхун перечисляет все эти вопросы. Он никогда бы не подумал, что его могут интересовать такие вещи, ведь альфы редко тянутся к малышам, только когда те уже достаточно взрослые, чтобы с ними было интересно что-то обсуждать.

Исключением мог стать разве что Чунмен, который, без сомнения, будет именно таким дотошным отцом.

Сэ, тем временем, пригласил его присесть на диван и Лу, семеня ногами, плюхнулся на мягкую обивку, положив к себе на колени подушку. Он подождал пока альфа присоединится к нему.
- Сю, - осторожно начала Лухан, - Сю действительно был прекрасен. Он был словно маленький ангелочек и, смотря по вечерам, как он спит, я чувствовал себя самым счастливым. Тогда я даже был благодарен тебе за Сюмина. Ведь у меня никогда не было родной души, которая любила бы меня. А он любит, так искренне, не прося ничего взамен.
- А что насчет первого слова?
- Он не звал папу, если ты хочешь знать это, - омега на секунду задумался. - "Во-дэ" - это значит "мой" по-китайски. Я тогда очень часто пел ему колыбельную, в которой были слова "мой ангел".

Сэхун вдруг на мгновение представил, как Лухан, склонившись над кроваткой, своим прекрасным голосом еле слышно поет песенку, а Сю постепенно успокаивается и засыпает, ощущая себя в безопасности рядом со своим папой.
- Он так на меня похож ...
- И не только внешне, - заверил Лу. - У него такая же тяга к красоте и ко всему идеальному.
И вдруг, так неожиданно, он начал рассказывать Сэхуну разные истории из короткой жизни сына.
Альфа внимательно слушал его рассказы, и в глазах его светилось восхищение.
- Это все заслуга семейства Ким. Они приняли меня, как родного. Я буду благодарен им всю свою жизнь.
- Должно быть, тебе было очень трудно, - Сэ положил руку на спинку дивана.
- Нет, я бы так не сказал. Скорее ... было непривыч
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эно.

Лу испугала тишина, которая повисла на пару минут, и он взглянул в лицо альфе. В глазах того отражалась тоска.
- Как ... - его голос чуть слышно сорвался. - Как бы я хотел, чтобы все сложилось по-другому.
Лухан слегка опешил. Он не знал, как воспринимать эти откровения, а поэтому просто выжидающе молчал.
Рука альфы переместилась со спинки дивана ему на плечо, но он тут же отодвинулся.
Сэхун, казалось бы, не придал этому значения и продолжил свое раскаяние. Выпитый алкоголь давал о себе знать, и его руки слегка потряхивало от испытываемых эмоций.

- Знаешь ... я в детстве просто ненавидел своего папу-омегу, а получается, я точно так же поступил с вами.
Лухан был в небольшом замешательстве. Ранее, Чунмен обмолвился, что омега ушел из семьи Сэхуна, но почему, так и не сказал.
- Что произошло? - Осторожно поинтересовался он.
- Он ушел после аварии. Это стало для него последней каплей, - Сэ провел рукой по волосам, слегка взлохмачивая чёлку. - Мой папа всегда относился ко мне не как к сыну, а скорее, как к ребенку, которого должен просто вырастить, чтобы было не стыдно показывать в обществе. А так как характером я пошел в своего отца, он недолюбливал меня еще больше.

Лухан никогда не встречал отца альфы, но он всегда ощущал то колоссальное влияние, которое он оказывает на собственного сына.
- После нескольких лет в браке он разочаровался в семейной жизни. Отец со временем стал уделять ему совсем мало внимания, всегда оставлял его одного в огромном доме. Папа думал, что все наладится, когда у них появится ребенок - он на секунду остановился и спрятал лицо в ладонях. Любое напоминание о детях терзало его душу. Мне искренне жаль его. - Но я вырос таким же бесчувственным человеком, как и мой отец. Тебе известно, сколько проблем я доставлял в старшей школе? – Он слабо усмехнулся. - Раньше было еще похлеще. И все это ложилось на хрупкие плечи моего папы-омеги. Он не мог мириться с моими выходками. Мы часто ссорились. А когда произошел тот случай, это окончательно вывело его из равновесия. Его убила сама мысль, что у меня не может быть детей.
- Но, ты же еще совсем молод, о каких детях могла идти речь?
- У некоторых людей в наших кругах в 23 уже и дети и семья.
- Не слишком ли это быстро?
- Сказал человек с ребенком.
Лухан обиженно отвернулся.
- У меня случай
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· другой.
- Ты же знаешь, как у нас устроено. В какой-то степени, эти волчьи повадки рушат все представления об идеальном браке. Понравился запах, течка, секс, сцепка и тебе уже ничего не остается, как жениться и прожить всю жизнь с этим человеком.
- Хорошо но ты никогда не думал об усыновлении? Или, в конце концов, медицина не стоит на месте.
- Знаешь что сказал мне отец тогда? Что если в моем сыне не будет течь его кровь, то я могу смело катиться на все четыре стороны. Но знаешь, что самое ужасное? Я
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эи сам так думаю. Это не брезгливость или какие-то причуды, нет Я просто хочу держать на руках своего ребенка. Именно своего.

Прямо на глазах у Лу альфа потихоньку затухал. На его лице отразилось столько боли и отчаяния, что рука омеги сама потянулась к его лицу. К его впалой щеке к чуть приоткрытым губам.
В момент, когда их глаза встретились, Лу заметил во взгляде Сэхуна вспышки желания и его охватил дикий страх. Он отдернул руку и, вскочив с дивана, прижался спиной к стене.
- Я это вышло случайно. Я не хотел до тебя дотрагиваться.
Сэ поднялся следом и остановился на расстоянии вытянутой руки от испуганного парня. Собственно, в следующую секунду та самая вытянутая рука отрезала все выходы к отступлению.
- Нет, ты хотел. Так же, как хочешь, чтобы я поцеловал тебя.
Слова просто застыли на языке, а Лухан только отрицательно помотал головой.
Но этого слишком мало, чтобы усмирить человека, чьи мысли затуманены алкоголем и безумным желанием.

Сэхун притянул брыкающегося парня к себе и впился в его губы требовательным поцелуем. На секунду Лухан забылся и обмяк в его руках. Он провел ладонью по шее альфы и выше, к затылку, но тут же с силой оттолкнул его от себя. Да так сильно, что они отлетели друг от друга на пару шагов.

- Нет, - крикнул Лухан, прикрывая свои раскрасневшиеся губы.
Потеряв равновесие, Сэ откачнулся назад. Он онемел от удивления.
- Почему? - Требовательно спросил он.
- Я я не хочу этого.
- Тогда что же это было? Ты решил меня помучить? Или подразнить?
- Ты сам это начал!
- Но ты совсем не сопротивлялся. Признайся, что хотел этого ... так же как хочу я, иначе бы, зачем ты остался здесь? Грубовато подметил он. Что случилось? Ты злишься на себя, потому что успел забыть, что ненавидишь меня? Неужели твое тело одержало верх над разумом?

Лухан все это время пытался прийти в себя. И почему слова альфы настолько точно описывают всю эту ситуацию?
- Ты специально рассказал мне историю о своем отце, заранее зная, что я пожалею тебя и ...

Но договорить он не успел, так как всего в паре сантиметров от его лица пролетела рука Сэхуна. Альфа со всей силы ударил по стене и, опустив голову, злобно прошептал:

- Да пошел ты, со своей жалостью! Ты такой же, как и все остальные. Тебе так нравится играть моими чувствами? То подпускаешь, то отталкиваешь, -
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э Сэ поднял глаза на омегу. - Я думал ты другой, но кажется, ошибся. Ты заботишься только о себе, так же как и мой папа-омега ...
В голосе Сэхуна слышалась нескрываемая боль и презрение к собственному отцу.

Лухана потряхивало от страха, но все же он собрался с силами, чтобы ответить.
- Я любил тебя всем сердцем, - тихонько прошептал он. - Я никогда бы не причинил тебе боль, как твой папа, но ты сам все разрушил, Сэхун. Ты злишься, что много пропустил в жизни Сю? - по щекам уже вовсю текли слезы. - Но как насчет того, что я пропустил? Ты никогда не задумывался над этим?
- И что же ты пропустил?
- Я чувствовал себя брошенным всеми. Мне было так одиноко. Я не представлял, что за будущее ожидает нас с Сюмином, и мне даже не на кого было опереться. Не с кем поговорить. Некому сказать, как мне страшно. Я до этого ни разу в жизни не держал младенцев на руках, а тут оказался беремен и совершенно один.
Сэхун отступил на пару шагов. Теперь он сожалел о сказанном, ведь в словах омеги была доля правды.
- Я ...
- Я не жду от тебя извинений ... не теперь. Знаю, ты никогда не переступишь через свою гордость.
- Мне жаль, что ты пережил все эти страдания в одиночку, - прервал его альфа, - Но теперь мы вместе. И у Сюмина будет все, чего он заслуживает.
- Но у него не будет родителей, которые любят друг друга. А этого заслуживает каждый ребенок.

После этих слов Лухан просто выбежал из номера Сэхуна, не заперев за собой дверь. Альфа продолжал стоять на месте, разглядывая стену около которой еще секунду назад стоял испуганный парень.

Лухан выбежал на улицу, в панике оглядываясь по сторонам.
Поймав такси, он спешил быстрее оказаться подальше от этого места.
Даже обеспокоенный взгляд таксиса ничуть не смущал его. Он продолжал трястись и зажимать рот ладонью, чтобы крики отчаяния не вырвались наружу.
Слезы было не остановить.

Что он творит, черт возьми. Сам едет к нему и сам же отталкивает. Лухан боится. Боится снова довериться человеку, что когда-то растоптал его чувства. Из-за страха быть отвергнутым он скорее отвергнет первым, чем позволит причинить себе боль.

* * *


На следующий день они с Сюмином не поехали на пляж, как было всегда по субботам. Их планы нарушил Исин, который захотел отвезти Сю к родителям на выходные, как и пообещал Чунмен.
Пришлось предупредить Сэ
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эхуна об этом и, бросив сухое «хорошо», он уже через час оказался на пороге их дома.

Сюмин все утро прыгал вокруг Лу, с шумом требуя внимания к себе, но как только появился его отец, он полностью переключился на него. За последнее время омега стал привыкать к таким переменам и почти не чувствовал уколы ревности.

Сэхун картинно не обращал на Лухана никакого внимания и не произнес ни одного слова в его сторону. Только молча прошел мимо, вручая сыну очередную игрушку. Сегодня это был сборный корабль, просто огромных размеров.
Сю еле удержал коробку в своих маленьких ручках и весело направился в свою комнату, утягивая Сэхуна за собой.

За все время Лу осмелился зайти туда только 2 раза: чтобы взглянуть на процесс сбора и чтобы принести им тарелку чищеных фруктов.
Через пару часов в дверь стучались уже ЧунСины. Исин тут же накинулся на друга с объятиями, слишком долго они не виделись.
- А почему нас не встречает любимый племянник?
- Он в детской, - отозвался Лу, уже с кухни, разливая по чашкам свежезаваренный чай. - Они с Сэхуном строят корабль.
Исин закатил глаза.
- Да чтоб его ... он что теперь будет везде, куда бы мы не отправились?
- Почему тебя это так волнует? Он отец Сюмина и имеет на это полное право, - Мен смирил Сина недовольным взглядом.
- Знаете, что я думаю об этом папаше ... – Лухан не дал ему договорить, хватая за руку и прося остановиться. Омега не стал заканчивать предложение и переключился на собственного мужа.
- Мен! Какого черта ты вообще на его стороне? Лухан с Сюмином для нас роднее всех на свете.
- Лэй, прошу тебя ...
- Джан Исин! - Лу впервые видел, как Чунмен злиться на своего мужа.
- Ага, значит я теперь не только Лэй, но еще и Джан Исин ... не Ким?
- Послушай ... Сэхун наш друг! Друг нашей семьи ...
- Это не значит, что я должен соглашаться со всем, что он творит!

- Син-Син, - внезапный детский голос заставил всех вздрогнуть, и они моментально замолчали, натягивая на лица дружелюбные улыбки.

Сэхун и Сюмин стояли в дверях, и альфа прикрывал маленькие ушки своими ладонями, вроде
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э как шутки ради, но причина была очевидна. Исин раскинул руки и присел на корточки, подзывая к себе ребенка.
- Иди к папе Сину, ангел мой.
Он подхватил малыша на руки и прижал к себе, смирив Сэхуна недоверчивым взглядом. Но потом снова очаровательно улыбнулся Сюмину:
- Ты скучал по мне?
- Да! – Утвердительно ответил Сю и чмокнул взрослого в подставленную щеку, пальчиком тыкая в образовавшуюся ямочку.
Сюмин просто обожал эту милую особенность Исина. Малыш еще не понимал, что так бывает, поэтому считал своего дядю каким-то волшебным. Взрослые каждый раз умилялись тому, с каким трепетом Сюмин целует ту самую щечку, никогда не выбирая другую. А Син не против, ведь на то он и поцелуй ангела, чтобы его личный ангелочек дарил ему теплые прикосновения.

Чунмен слабо улыбнулся и подошел к ним, погладив малыша по голове.
- Хочешь поскорее увидеть дедушек? - Сюмин кивнул. - Тогда хватай все что нужно и поедем. Они уже заждались.
Мин убежал к себе в комнату, а Лухан протянул Исину маленький рюкзачек с вещами, которые собрал еще утром.
- Спасибо, - осторожно произнес он, а Син только устало вздохнул.
- Прости меня, Лу. Я наверное перегнул палку.
- Все нормально. Я даже рад, что у Сюмина есть кто-то, кто готов так яро заступаться за него.

Малыш вернулся через 10 минут, держа в руках рисунки, которые давно хотел подарить дедушкам и любимого плюшевого зайца.
Лухан опустился перед сыном на колени и крепко обнял.
- Веди себя хорошо и слушайся папу Мена, понял?
- Да! – ответило чудо, улыбаясь. - А вы с Сэхуном не будете ссориться?
Лу метнул обеспокоенный взгляд в сторону альфы, но тот пребывал в таком же замешательстве.
- Дорогой, мы разве когда-нибудь ссорились? - Сю надул губки, но все же отрицательно помотал головой. - Ну, вот видишь. У нас все будет хорошо. А вам уже пора. До понедельника, мой сладкий!

Сю попрощался с отцом и под руку с Исином отправился на улицу. Мен ненадолго задержался.
- Уверен, что все нормально? – Обеспокоенно поинтересовался он у брата.
- Да! Не думай обо мне. Лучше позаботься об этих двоих?

·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·- Конечно. Можешь ни о чем не переживать.
Лу проводил альфу и, захлопнув за ним дверь, на секунду прижался лбом к прохладной поверхности. Он почти забыл, что все еще не один, пока голос за спиной не привел его в чувство.
- По-моему пора поговорить ...

POV Лухан

- Мы уже все обсудили.
- А мне думается как раз наоборот. Я задал тебе вопрос и хочу получить ответ.
- Вопрос?
- Ты выйдешь за меня?
Боже! Мое сердце снова затрепетало. И почему я реагирую на это вопрос совсем не с тем волнением, с которым должен. По телу бегу мурашки, и я инстинктивно сдвигаю коленки.
Это все похоже на прекрасный сон с элементами садизма.

- Мне вот интересно а сам ты, что думаешь я должен ответить на такое предложение человеку, который когда-то бросил меня одного с
- Снова будешь прикрываться ребенком? Ты чертов эгоист, Лухан. Как ты вообще можешь тыкать меня носом в тот факт, что я бросил вас? Ты думаешь, я бы оставил собственного ребенка, если бы знал о нем?
- Это ни о чем не говорит. Тебе в любой момент может попросту наскучить
- А тебе не кажется, что ребенок - это достаточно веский аргумент того, что я никуда не денусь от тебя?
- Ну конечно, Сэхун. Ты всего лишь хочешь поиграть в заботливого папашу, а я должен запалить за это своей свободой.
- Я хочу каждый день видеться с сыном. Хочу смотреть, как он растет. Хочу дать ему свою фамилию. А ты просто не хочешь расставаться со своей свободой? Просто замечательно ...
- Я не это имел в виду.
- А что тогда? Я устал пытаться понять тебя, - очередной разговор, перерастающий в скандал. - Просто ответь на мой вопрос, «да» или «нет»?

Я не могу. Просто не могу. И дело не в моей гордости.
Меня начинает немного потряхивать. Я внезапно почувствовал себя слабым и беззащитным под его настойчивым взглядом.
Спустя несколько минут,
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э не выдержав гробового молчания, он приблизился ко мне и коснулся холодными пальцами моей щеки.
- Должно быть, тебе нужна веская причина, чтобы ответ был положительным?

Он продолжал следить за своей рукой, водя ей то вверх к высоко вскинутым бровям, то вниз к губам, которые застыли в немом возмущении. И это все, в совокупности с его наглой ухмылкой выглядело настолько сексуально, что я напрочь забыл, как дышать.

Он наклонился к моему лицу, и пальцы сменились кончиком его носа, которым он продолжал водит
·ь по моей щеке, обжигая своим горячим дыханием. Его приоткрытый рот, из которого доносились такие жадные вдохи, окончательно вырвал меня из реальности.
Меня накрыло волной возбуждения, и запах альфы моментально усилился в десятки раз.
Он легонько задрал подбородок и коснулся своими губами моей скулы.
Когда его руки обвили мою талию, прижимая ближе, я уперся ладонями ему в грудь, но, увы, это все сопротивление, на которое меня хватило.

Сэхун начал потихоньку опускаться вниз, прокладывая дорожку невесомых поцелуев по моей щеке.
А я дрожал в его руках, закрыв глаза, забыв о своей гордости и о чувстве собственного достоинства. Просто отвернулся молча подставляя шею для его поцелуев и кусая губы чтобы не издать ни малейшего звука ни малейшего стона.
- Игнорируешь меня? Отлично! – он грубо подтолкнул меня к ближайшей стене, сжимая одной рукой оба моих запястья над головой.

Знал бы он, что на самом деле твориться в моей голове. Я игнорирую не потому, что не хочу. Я просто пытаюсь убедить себя, что мне это не нужно. Он прав ... я эгоист ...

Он припал к моим губам так неожиданно, что я чуть не задохнулся от удивления.
Его губы такие мягкие и сладкие.

Он вдруг отстранился и тяжело дыша, прислонился своим лбом к моему.
- Лухан, - его голос вмиг стал таким нежным. - Я не хочу причинять тебе боль. Наоборот, я хочу, чтобы тебе было хорошо. Я откровенен с тобой. И я прошу лишь, чтобы и ты был откровенным со мной. Скажи, что ты тоже этого хочешь. Скажи, что хочешь быть со мной.
- Нет.
Я почувствовал, как его
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эброви сошлись на переносице.
- Ненавижу это слово.
- К сожалению, между нами существует слишком много того, что требует именно такого ответа.

- Ты все еще пытаешься наказать меня за то, что произошло пять лет назад? - он продолжал говорить так же тихо и медленно, но тон его изменился. - Или у тебя просто больше не осталось предлогов ненавидеть меня?

Схватив меня за подбородок, он большим пальцем провел по моей нижней губе. Я стоял и смотрел на него словно завороженный. Палец сменился мягкими влажными губами. Но он не стал предпринимать каких-то действий. Просто стоял, опаляя своим горячим дыханием.

Стоял совсем близко.

И ждал.

А меня эта пытка сводила с ума. Не могу больше не могу.
Я поддался вперед, углубляя поцелуй. Все тело покрылось мурашками от его близости.
Почему, черт возьми, мне так приятны его прикосновения? Должно быть, любому очевиден ответ на этот вопрос, только не мне самому.

А еще я так жажду его тела. Хочу коснуться бархатистой кожи.
Дергаю руками, пытаясь вырваться из его мертвой хватки, и он разрешает, в ту же секунду подхватывая меня под бедра, не разрывая поцелуй. А я просто обвиваю его шею, касаясь пальцами коротеньких волосков на затылке.

Все эти пять лет я не мог думать ни о ком другом. О Сэхун задал слишком высокую планку, став первым мужчиной в моей жизни. Он идеален с головы до кончиков пальцев на ногах - И-ДЕ-А-ЛЕ-Н.

Я уже давно забыл о своих мыслях. И почему мои действия так часто им противоречат?
В данный момент меня мучил один единственный вопрос:
«Если вдруг,
·
·
·
·
·
·
·tv
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эна одно мгновение я поверю в его искренность будет ли он смотреть только на меня?»

Я хватался за него, как утопающий за спасательный круг. Мне просто хотелось раствориться в его руках, в его глазах, в его поцелуях.
- Я я - слова просто никак не хотели складываться в предложения, прерываемые его горячим языком.
Его кофта летит в сторону, протирать полы и вот я уже касаюсь руками его обнажённого торса.
Не выдерживаю ...
Опускаюсь перед ним на колени, оставляя на животе невесомы поцелуи и цепляясь пальцами за железную пряжку ремня.

« Ты сломал меня, о Сэхун! »

Я чувствую, как он часто-часто дышит, как вздымаются его грудь и живот. И мне невероятно доставляет то, что он реагирует так именно на меня.

Но внезапно Сэ остановил меня своей рукой и, потянув за локоть, заставил встать.
- В чем дело? – Сдавленно шепчут губы.
- Не будь таким - меня словно ударило током.
« Почему? Я всего лишь хочу касаться тебя! »
- Таким? Ты же сам сделал меня таким
Он только сильнее сжал мои предплечья и виновато опустил голову.
- Я чувствую себя последней сволочью. Я причинил тебе столько боли, а ты позволяешь мне ...
- Не надо, - ошарашенный его словами, я тяну руку к его рту и прикладываю пальцы к верхней губе.
- Ты не понимаешь, Лухан. Я бы хотел, чтобы ты ненавидел меня, тогда бы я не чувствовал себя таким ничтожеством.

Не могу больше это слушать. Все его слова – такая же бессмыслица, как и то, чем мы сейчас занимаемся. Почему его вдруг пробило на такую откровенность и самобичевание именно в это момент, я понятия не имею. Знаю только одно я уже не хочу останавливаться.
- Просто поцелуй меня ...
И он целовал. Страстно и нежно одновременно, умело касаясь самых чувствительных мест, принося удовольствие и наслаждение.

А я ничего не мог с собой поделать и прост
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эо отвечал на его ласки, эмоционально и почти не сдерживаясь. Будто бы этой ночью смогу завоевать его сердце, привязать к себе и он уже не сможет никуда уйти ...

Затылком ощущая его бархатный голос и отдаваясь сладкой неге под его воздействием, я едва мог
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·tv
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·различить то, что он говорит:
- Прошу ... выходи за меня. Я не смогу жить без тебя ...

И в тот момент я готов был согласиться на что угодно, подписать что угодно, поклясться в чем угодно, лишь бы эта прекрасная пытка никогда не заканчивалась.
- Я ... согласен ...
Flashback

POV Сэхун

Я в очередной раз ковыряю деревянной палочкой в своем обеде и, отчаявшись найти хоть что-то съестное, откидываю их в сторону. Сейчас бы в какой-нибудь ресторан, заказать себе стейк с цезарем. И почему нельзя сделать школьную столовую более разнообразной на блюда. Вроде школа не для бедных, а такое впечатление, что это замечание относится ко всему кроме еды.

Хотя Тао это вроде особо и не смущает. Сидит рядом и жует себе яблоко, закинув ноги на стол.
- Я пошел лучше умру с голоду, чем съем что-то из это, - кидаю недоверчивый взгляд на тарелку.
- И вот каждый день одна и та же песня - произносит друг обреченно. Он слегка приподнимается и с ловкостью профессионального баскетболиста, закидывает остаток яблока в урну, - Ладно, идем. Посидим в аудитории.

Но не тут-то было. Прямо на выходе из столовки натыкаюсь на худощавого парня. Он тут же расстилается передо мной на полу, а все барахло летит у него из рук.
Обреченно вздыхаю.
А он не решается даже посмотреть на меня или бросить гневный взгляд. Просто покорно начинает собирать разлетевшиеся листочки, будто бы его каждый день сбивают с ног и это занятие кажется ему обычным делом.
Бесит.

Пытаюсь обойти его и чувствую приятный запах клубники, которой пахнет данное нечто на пол
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эу.
Иногда хочется просто фэйспалмить от того, какие крышесносные ароматы достаются таким несуразным омегам.
Я переступаю через его раскиданные тетради, и чуть не задеваю протянутую за ними руку.
Несуразный и к тому же неуклюжий
Через пару метров забываю об этом инциденте, но меня внезапно останавливает рука друга. Он обходит меня, смотря прямо в лицо, и произносит всего одно слово:
- Спорим?
- Перестань Тао. Тебе никогда не выиграть. Смирись уже, что ни одна свободная омежка в этой школе не сможет мне отказать.
Он только подразнивая вскидывает бровь, как бы говоря «Струсил?».
- Ладно. И кого же ты выбрал на сей раз?
Друг разворачивает меня в обратном направлении и тыкает пальцем в неуклюжую омегу, которая все еще ползает по полу.
- Вот он! Лучший ученик на нашем потоке. Ботаник из ботаников. Ну как тебе цель?
Парень словно чувствует пристальные взгляды на себе и оборачивается. На секунду наши глаза встречаются, но он только сильнее прижимает к себе свои учебники и ту же убегает.
- Идет, - произношу я, провожая его взглядом.
- Отлично, - Тао хлопает меня по плечу и разворачивается, чтобы, наконец, попасть в злосчастную аудиторию, - И кстати! В нашей школе все еще есть омега, которая может тебе отказать.
- И кто же?
- Это я придурок! – он показывает мне язык и спешно убегает.

* * *


Через пару дней совсем забываю об этом глупом споре, пока Тао не посчитал своим долгом напомнить мне о нем.
Раздраженный его болтовней, отправляюсь на поиски того четырехглазого парнишки. Поймав на ходу одного из таких же ботанов, интересуюсь у него о местонахождении омеги, и к моему великому облегчению, он указывает нужное мне направление.
Библиотека!?
Серьезно?
Я тут отродясь не был. Но ничего не поделать. Тихонько открываю дверь и осматриваюсь по сторонам. Свою проп
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эажу нахожу очень быстро. Сидит в самом дальнем углу и что-то усердно переписывает.
Целенаправленно подхожу к нему и запрыгиваю на стол, умесив ноги на скамейке.

- Привет?!
Молчит. А я только незаметно хмыкаю.
« Боишься? Правильно боишься! »
- Слушай, извини за тот случай. Я просто настроения не было.
Слегка взъерошиваю челку и приглаживаю обратно. Этот жест в моем исполнении очень многим кажется сексуальным.
- Все нормально, - бурчит он себе под нос, недоверчиво косясь в мою сторону, но заметив мой пристальный взгляд, тут же возвращается к своей писанине.
Обреченно закатываю глаза. Сама невинность!
- Меня кстати Сэхун зовут. А тыыы ? – протягиваю, ожидая окончания фразы.
- Хань.
- Интересное имя. Ты не кореец?
Смущается и мотает головой.
- Слушай, мне что каждое слово из тебя щипцами вытягивать?
Он легонько хмурится и, стукнув ручкой по столу, поднимает на меня глаза. Испуганно, но в то же время с вызовом.
- Что тебе нужно от меня?
- Тише, тише Бэмби, - мне становится смешно, но я ограничиваюсь только легкой улыбкой, - Не пойми меня неправильно. Просто ты мне понравился, и я захотел познакомиться.
- Думаешь, не знаю, что ты задумал? Если что, у меня глаза и уши в порядке, и мозг нормально функционирует.
Я опешил.
- Ты о чем?
Он только мотает головой и, подхватив учебники, убегает прочь.
« Похоже в этот раз не все так просто! »

* * *


Предстоящая пара по тригонометрии нагоняла дикую тоску и раздражение.
- Ну как там наш великий ботан? Покорился не менее великому Казанове?
- Пошел ты, - Как ра
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эз в это самое время в нашу аудиторию ввалилась группа школьников, каждый из которых сжимал в руке свои тетради, ручки и учебники.
Наш учитель еле пробрался сквозь эту толпу.
- Так, у нас сегодня смежная пара с младшей группой. Прошу показать им должный пример и вести себя как люди , - он кинул осуждающий взгляд в нашу сторону, - Как цивилизованные люди, о Сэхун-щи. Будьте добры, слезть с парты.
Мы с другом недовольно сползли на свои стулья и я тут же уткнулся в телефон под столом, проверяя электронную почту.
Но знакомый сладкий аромат заставил вновь поднять глаза к двери.
« Хань! »
Он вошел в аудиторию самым последним, не обращая ни на кого внимания, и на ходу пытался вникнуть в собственные записи.
Преподаватель попросил присутствующих рассесться по местам и, сквозь начавшуюся суматоху, я смог выхватить в толпе его тоненькую ручонку и усадить рядом с собой. Тао только фыркнул и занял место где-то спереди.

Омега широко распахнул глаза, не сразу придя в себя от шока, а я подарил ему очередную улыбку.
- Привет! – у меня скоро скулы сведет от всего этого дружелюбия.
Он не стал отвечать, так как голос преподавателя, в данный момент, строго настрого запрещал всем общение и другие посторонние звуки.
Я приложил палец к губам и пододвинул ближе к нему свою тетрадь, на полях которой написал:
- Мы снова встретились. Это судьба!
Он поправил сползшие на нос очки и, прочитав мою запись, тут же уткнулся в свою тетрадь.
Я и не думал сдаваться.
- Не бойся меня, я просто хочу узнать тебя поближе!
Снова двинул тетрадь в его сторону, но он предпочел не обращать на это никакого внимания. Тогда я легонько ткнул его в бок ручкой и он чуть ли не подпрыгнул на месте.
« Забавный, боится щекотки! »
Вновь взглянув на наш рукотворный чат, точнее мой письменный монолог, он все
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эже поднес к моей тетради свою ручку и ровным подчерком написал:
- А я не хочу.
Я думаю, он довольно сильно вжимал свою ручку в бумагу, так как точка, оставленная в конце, выглядела слишком уж большой и жирной.
- Ты мне правда понравился, Хань. Разве мы не можем быть друзьями?
- Я не дружу с такими как ты.

« С такими как я? »

В обществе Ханя пара прошла довольно быстро и как только прозвенел звонок, омега, как уже повелось, второпях засобирался и снова сбежал. Впереди была большая перемена.
Я решил не
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· останавливать его, а просто проследить за тем, куда он пойдет. Вероятность того, что это снова будет библиотека, была высока.

Но мои догадки не оправдались. Он покинул здание школы и, дойдя до парковой зоны, устроился прямо на траве, в тени небольшого деревца. Место было тихим и спокойным, не смотря на многолюдность. Вокруг, на той же траве обедали школьники, парочки слушали музыку, деля между собой наушники, кто-то болтал, кто-то играл в мяч.
А Хань просто облокотился о ствол дерева и принялся за чтение. Я постарался как можно тише подкрасться к нему, и как ни в чем не бывало, присел рядом.
Заметив меня он захлопнул книгу и снова поправил свои глупые очки.
Его щеки начали алеть. Слишком заметно. Я улыбнулся.
- Только не убегай, ладно?
- Это что, какое-то новое развлечение у богатеньких альф?
- Я абсолютно серьезно настроен, честно! – в жесте бойскаута – три пальца к небу – заверил я.
- Почему я?
- А почему нет? – и не получив ответа, я добавил, - Не хочешь прогуляться со мной? Мы могли бы сходить в кино или просто побродить по городу.
- Но у меня еще 2 пары, да и у тебя тоже, - растерянно произнес он, будто я не пары прогулять ему предлагаю, а всякие непристойности.
- Ну а как насчёт вечера? Ты же свободен вечером?
Вижу в его глазах замешательство и смятение. Он словно мечется по невидимому рингу, из угла в угол, старясь найти наиболее подходящий ответ.
- Да ладно, Хань. Это всего лишь встреча, не ищи в ней глубокого смысла.
- Всем известно, какой именно смысл ты вкладываешь во всякие подобные предл
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эожения.
Я слегка наклоняюсь к его уху и совсем тихо произношу:
- Да, но с тобой все будет по-другому.
Как же мне нравится, когда он вздрагивает от моих действий, взглядов, прикосновений. Я как какой-то садист, ей Богу.
- Я-я занят сегодня и
- Как насчет завтра? Послезавтра? Через неделю? Через месяц?
« Как долго ты продержишься под моим напором, Бэмби? »
- Мы могли бы встретиться завтра вечером.
- Обещаешь?
В этот момент его лицо выглядело настолько взволнованным, даже беззащитным, что у меня перехватило дыхание. Я ожидал его ответа.
– Обещаю.

* * *


Завтра вечером настало слишком быстро. Толи от того, что день складывался лучше некуда, толи это все трепет от предстоящей встречи.
Знакомство состоялось, значит, полдела уже сделано.

Поймав его в коридоре на одной из перемен, я назвал ему время и место встречи. Он сначала немного опешил, а омеги, с которыми он шел, разбежались кто куда, но после коротко кивнул и отправился дальше.

Как и было назначено, в 6 я уже ждал Ханя возле входа в центральный парк. Весь прошлый вечер я ломал голову над тем, куда бы его пригласить. Обычно, все мои знакомства завязывались в барах или клубах, ну или где-то еще, а продолжались в барах и клубах. Но судя по всему, омега такие места не особо жаловал, так что самый банальный вариант – прогулка по парку, казалась мне вполне себе для первого свидания.

Он опоздал всего на 5 минут. Я увидел его на той стороне дороги. Он переминался с ноги на ногу, периодически поглядывая на светофор, который никак не хотел окрашиваться в зелёный. Как только транспорт прекратил свое движение, он двинулся мне навстречу, ускоряя шаг. Наверное, чувствовал неловкость из-за опоздания.

- Здравствуй, - я потянулся к его щеке за приветственным поцелуем. Знал же, что напугаю его этим жестом, но
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э он не стал отталкивать, а просто замер на месте, - Ничего, если мы прогуляемся?
Я указал в сторону парка и парень согласно кивнул.
- Спасибо, что согласился погулять со мной. Мне, правда, очень приятно.
- Почему? – поинтересовался он осторожно.
- Ты понравился мне, почему тебя это так удивляет?
- Зная тебя
- Я не знаю, что ты там услышал от других, но давай ты будешь судить меня только по своему собственному впечатлению?
Он кивнул и впервые, смотря на меня, улыбнулся. Это было совсем ничего только слегка приподнятые уголки губ, но мне было достаточно и этого.

Мы шли очень медленно, а под ногами шуршали опавшие листья. Была середина осени, но из-за яркого солнца было довольно таки тепло. Он был одет в джинсы и белую ветровку поверх такой же белой футболки, в противоположность моей черной майке и черной кожаной косухе.

Я старался быть не настырным, но в то же время не давал ему возможности уйти от моих расспросов. После часа прогулки я таки смог уловить его настроение, или он перестал меня стесняться, и нам удалось завязать обычный разговор. Мы все так же продолжали бродить по окрестностям, изредка останавливаясь, просто чтобы отдохнуть, или в процессе какого-нибудь спора.

Теперь эта легкая улыбка почти не покидала его лица. Я почему-то был безумно рад. И гуляя с ним, среди желтеющих деревьев, я почти забыл о споре с Тао, забыл, зачем я привел его сюда. Я просто наслаждался красивой природой и чистым воздухом.

Внезапно, засмотревшись на небо, Хань споткнулся о кочку и чуть не упал. Я нашел в этом выгоду для себя и тут же переплел наши пальцы вместе, крепко хватая его за руку.
Он смутился.
- Теперь можешь спокойно рассматривать деревья и небо. Я не дам тебе упасть.
Ладошка в моих руках еле заметно вздрогнула. Ему приятно! Мы продолжили нашу прогулку, но теперь мы делились теплом друг с другом. Так сопливо-романтично я не ухаживал ни за кем.

Я вдруг представил наш с ним первый поцелуй, и меня накрыла тягучая и теплая волна возбуждения.
« Как четырнадцатилетний мальчишка, честное слово! Но это так здорово, черт возьми! Мне уже казалось, что в сексе для меня практически не осталось загадок! А нет. Стоило просто начать встречаться с девственником! Хотя »
- Хань, прости за такой вопрос, но как у тебя обстоят дела с альфами?
- У меня нет никого если ты об этом, - он опустил голову.
« Блин, это я в состоянии учуять! »
- А вообще? Раньше? Тебе нравился какой-нибудь запах?
Я не надеялся, что он станет доверять мне в таком деле, но к моему удивлению он отвечает, все еще изучая взглядом свои ноги.
- Мне нр
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эавился один альфа Он пах какао. Только
- Что?
- У него была омега.
- И больше тебе не нравились никакие запахи?
- Я не знаю. Я в первую очередь смотрю на человека, а не принюхиваюсь к нему, так что
- А что ты думаешь насчет меня?
Он колеблется.
- Ты очень сладкий.
О Боже. Как же двусмысленно это прозвучало. До него доходит смысл сказанного через несколько секунд и он, краснея, вырывает свою руку, чтобы прикрыть ей лицо. А я начинаю заливисто смеяться.
- Извини, - выдаю сквозь смех, - Ты ты просто чудо.

Смотря на то, как я заливаюсь, он сам начинает улыбаться. Теперь я вижу его белые ровные зубки, с еле заметно выступающими клыкам, словно маленький вампиренок. Меня всегда сводили с ума такие улыбки.
Я не знаю почему, просто подаюсь вперед и провожу языком по этим острым зубкам, но чтобы не испугать и без того шокированное тельце, прячу язык подальше и просто припадаю к его губам. Таким детским и целомудренным поцелуем. Он не двигается, но зато и не отталкивает. Когда в легких заканчивается воздух я немного отстраняюсь и, улыбаясь, заглядываю в расширившиеся глаза:
- Ну как? Правда сладкий?
Он громко сглатывает и, облизав верхнюю губу, осторожно кивает. А я не могу оторвать от него взгляд.

Его глаза такие большие и испуганные.
Я на секунду представил, как эти глаза буду выглядеть, когда я буду вбиваться в его хрупкое тело. Как его реснички будут трепетать во время разрядки, а пухлые розовые губки шептать мое имя.
Я замечаю как его начинает немножко потряхивать. Не знаю от холодали ли, или от моей близости, но спешу стянуть с себя шарф и обмотать вокруг его шеи. Я предварительно опрыскал его своими любимыми духами и, конечно же, планировал так нечаянно забыть его забрать.
Он благодарно улыбнулся, пряча нос в новом аксессуаре, а я вновь взял его за руку и повел в обратную сторону.

Благо у выхода нашлась маленькая уютная кофейня и, усадив Ханя за столик возле окна, я отправился делать заказ.
Через десять минут нам принесли чашку американо и еще одну, доверху заполненную горячим шоколадом.
-
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э Я надеюсь, ты не против?
- Нет. Я люблю шоколад, - он обхватил губами край чашки и сделал небольшой глоток. Я готов был поклясться, что как только он отстранился, я смог увидеть его язычок, вымазанный в горячем напитке, и в голове снова зародилось животное желание.

Мы просидели там еще полчаса, продолжая узнавать друг о друге всякие разные мелочи. Общаться лицом к лицо было намного комфортнее и забавнее, ведь Хань постоянно смущался и прятал лицо за белой чашкой.
На улице очень быстро стемнело, и я вызвался проводить омегу до школьного общежития.
- Ну что, не жалеешь, что позволил мне вытащить тебя на прогулку?
Он, уже привычно, улыбнулся.
- Нет. Спасибо тебе. Было очень весело. Я раньше никогда не бывал в том парке и уже сто лет не пил горячий шоколад.

Мы остановились у самых ворот. Он заверил меня, что дальше иди, нет никакой надобности, ведь дорога хорошо освещена. Я только понимающе кивнул.
Парень явно был на свидании впервые. Ведь проводы нужны не столько для охраны, а для того, чтобы провести в компании друг друга еще немножко времени.

Я взглянул на свой шарф, который удивительно хорошо сочетался с его образом. Он даже и не вспомнил о нем, что естественно было мне на руку.
- Кстати, - вдруг очнулся я, - Совсем забыл, у меня есть кое-что для те
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·бя.
Я засунул руку во внутренний карман куртки и нащупал маленькую бархатную коробочку.
Хань непонимающе смотрел на предмет в моих руках, пока я не поспешил открыть его прямо перед его лицом.
На черной атласной подушечке красовалась бриллиантовая сережка-гвоздик. Камешек был очень маленьким, но светился, словно звезда, отражая в себе свет уличного фонаря.
Он открыл рот, пытаясь что-то возразить, но я уже выудил украшение из коробки и потянулся к его левому уху.
- Я еще вчера заметил, что у тебя есть дырка, но нет серьги!
- Я хотел, просто не мог найти что-то подходящее, - растерянно бурчал он.
- Я надеюсь, она будет достойна тебя, - застегнув замок на его мочке, я попутно коснулся губами его щеки и отстранился.
- Спасибо - все, что он смог произнести.
- Не за что, Бэмби, - очередная усмешка, - Ну беги, а то замерзнешь.
Он кивнул и, улыбнувшись напоследок, отправился в сторону общежития.

Я должен был оставаться на месте, пока он не скроется из виду, но сам уже успел порядком окоченеть.
В метрах
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эпяти от меня он замедлил шаг и развернулся.
- Сэхун! – Он впервые назвал меня по имени, - Можно задать тебе еще один вопрос?
- Конечно, - пришлось слегка повысить голос.
- Чем чем я пахну для тебя?
Я опешил. Ого, по-моему, такие вопросы были по моей части, но все же я поспешил ответить.
- Клубникой! – я сделал небольшую паузу, - Знаешь, мне нравится клубника!
Он счастливо улыбнулся и, развернувшись, со всех ног помчался дальше.
А я только хмыкнул, смотря в след убегающей омеге.
« Ты мой! »
Глава 12

Солнечные зайчики игриво плясали по стене, отражаясь от хрустальной люстры и заполняя светом почти все пространство спальни.
Один из таких светлячков попадал прямо на лицо спящей омеги. Сначала на щеку, оставляя после себя чуть покрасневшую кожу, а потом и точно в глаз. Этого хватило, чтобы Лу сладко потянутся под теплыми утренними лучами и проснулся.

Он еще толком не успел прийти в себя и подумать о прервавшемся сне, как его окутал аромат шоколада и на лице появилась счастливая и мечтательная улыбка.

- Ты снова в моей кровати , - Лухан повернул голову набок и тут же встретился с парой черных, как ночь, глаз. - А ну иди сюда, моя шоколадка.

Лу прижал сына к себе и затискал в объятиях, как плюшевого мишку. Сюмин громко смеялся и пытался вырваться из папиных рук, легонько стукая его маленькими кулачками.
Наконец омега успокоился и, напоследок смачно чмокнув розовую щечку, присел, оглядываясь по сторонам.

- Хм, такое чувство, что я что-то забыл, - наигранно пропел Лухан, изображая полное недоумение. - Чт
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эо-то такое важное. Никак не могу вспомнить.

Сюмин поднялся на ноги и начал прыгать на папиной широкой кровати, трепля его за пижамную футболку. Лухан улыбнулся сыну, снова сгребая его в охапку.

- С днём рождения, мое солнышко. Ты уже совсем большой!
Сю закивал головой в подтверждение.
- А СинСин придёт к нам? – поинтересовался он с надеждой.
- Я же обещал тебе, что все придут, так что если ты будешь себя хорошо вести, то вечером получишь много-много подарков. - Лу снова сжал сына в объятиях.
На кухне раздались шуршания пакетов и звон тарелочек. Это стало знаком того, что пора вставать. Они выбрались из под белоснежного одеяла, и наперегонки побежали в ванную.

Этот день начался так, как и должен был. Со счастливой улыбки Сюмина и радостного смеха Лухана.

- Доброе утро, Линь, - папа и сын показались в гостиной через полчаса. Лу, уже одетый в темно-синие брюки и белую рубашку с вышитым разноцветным узором на всю спину и Сюмин, завернутый в махровый халат, из капюшона которого торчали заячьи ушки.

Женщина приветливо улыбнулась и, отложив разрезание яблока, выудила из своей сумки маленький подарочный пакет.
- С днём рождения, маленький господин, - произнесла она на китайском, вручая малышу свой подарок.
Сю принял его с благодарностью, поцеловав женщину в щеку, и тут же нетерпеливо принялся заглядывать внутрь.
- Спасибо Линь, не стоило, - улыбнулся Лу, допивая свой кофе.
Женщина только отрицательно помотала головой.
- Сю для меня как родной. Я же держала его на руках, когда он толом ходить не мог, не то что разговаривать. Ох, как быстро он вырос, - она смахнула непрошеные слезы и вернулась к готовке.

Парень взглянул на настенные часы.
- Мне нужно съездить на работу, но я вернусь к обеду, так что ты можешь сегодня освободится пораньше.
В дверь позвонили и Л
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эу, схватив папку с журнального столика, направился к выходу.
На пороге стоял Генри, с большим зайцем в руках.
- Сыночек иди ко мне, - крикнул Лу через плечо и в прихожей тут же показались заячьи уши. Он просто взорвался радостью, когда в его руках оказалось это пушистое нечто, размером больше чем он сам.
Генри погладил Сю по голове и, предупредив о том, что машина уже ждет, вышел за дверь.
Сю покорно нырнул в папины объятия, а Лу поцеловал малыша в висок.
- Папа поработает и очень скоро вернется, и мы закатим большой праздник, хорошо?
Сю активно закивал.
- Я люблю тебя, - кричал Лухан в след уже убегающему сыну.
Он чувствует вину, но работу никто не отменял.

* * *


Третий клиент за сегодняшнее утро ушел, и омега устало откинулся на спинку кресла. В такой день ему ничто не испортит настроение.
Стрелка плавно приближалась к 12. Еще пару часиков и можно отправиться домой и заняться подготовкой к празднику. Син и Мен обещали быть к шести. Сэхун сказал, что заберет его с работы. И еще один гость дал свое согласие на приглашение. Все складывалось как нельзя хорошо.

Бэк, как всегда по привычке просунул свою голову в дверной проем и огляделся по сторонам. Но убедившись, что босс один, тут же вошел.
- Что, трудишься в поте лица? – усмехнулся помощник, запрыгивая на стол и ставя перед Ханем большой пакет в черно-белую клетку, словно финишный флаг.
- Это для Сюмина, - предупредил он. - Тронешь и ты труп.
Лу чуть нагнулся вперед, заглядывая внутрь. В пакете он увидел фирменную коробку Феррари, а в ней гоночный болид.
Омега уже представлял эти утренние заезды Формулы 1 по всей квартире.
- Спасибо, дядя Бэкки, - спародировал он сына. - Не хочешь присоединиться к нам, вечером?
- Ты уж прости, друг, но у меня свидание, - Бэк закинул ногу на ногу и поднял взгляд к потолку, изображая недотрогу.
- Да ладно, ОН существует?
- Если ты мой босс, это не значит, что я не могу послать тебя куда подальше. И да, он существует. Точно мой, я уверен!

Лу только рассмеялся. Сколько таких «Я уверен» он уже слышал из уст своего д
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эруга.
- А как у нас дела с , - Бэкхён приподнял один из листиков на столе Лухана, вчитываясь в инициалы, - господином О?
Лу устало потер переносицу, но ничего не ответил.
- Да ладно? Серьезно? Как интересно, - дразнил его Бэк.
- Бен Бэкхен перестань.
- Брось, Лухан. Он тебе предложение сделал, вы, как минимум, должны были поговорить на эту тему.
- Мы поговорили
- И что?
- Я согласился, - рассеяно пробурчал парень.
Его помощник на секунду замолчал, подавившись собственным возмущением.
- Ты Да как Это ж ЧТО?
- Бэкхен, прошу тебя
- Выпить, выпить. Мне срочно нужно выпить , - он полез в шкаф за бутылкой очередного чего-то, что он успел там спрятать, и налив треть бокала осушил его одним глотком.
Тут же раздался стук в дверь и Джунки сообщил о приходе Сэхуна.
- Оу, вспомнишь как говорится, вот и оно, - Бэк многозначно подмигнул Лухану, а потом перевел взгляд на пришедшего.
- Бэкхён, - вежливо поприветствовал Сэхун. Бэк так же склонился в приветствии.
- Поздравляю с рождением сына! - обратился он к альфе. - Ну, я оставлю вас, босс. Если что, я у себя!
Парень буквально протанцевал к двери и все что увидел Лу напоследок, это просунутая в дверь рука и поднятый вверх большой палец.

- Как дела? - поинтересовался Сэхун, присаживаясь напротив.
-
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·Ужасно. Работы много, а времени очень мало. Так что давай сразу к делу.
Как-то так само повелось, что когда Лухану нужен был совет опытного бизнесмена, Сэхун всегда приходил на помощь. Он не просил ни оплату за свои услуги, ни что-либо еще, просто помогал, взамен беря только время, проведенное вместе с омегой.

Сэ поставил себе цель, завоевать Лухана. Если не его сердце, то хотя бы доверие.
Они почти не говорили о том, что произошло, хотя обоих изнутри снедало непонятное чувство. Лухан просто согласился.
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эВсё. Так обыденно, будто ничего не произошло. Ну, поговорили и поговорили.
Сэхун был в шоке. Лухан был в шоке. После расставания каждый думал о своем. Лу, о том, что слишком быстро согласился, поддавшись инстинктам, бушевавшим в нем в тот момент. Сэ о том, что своими действиями вынудил омегу дать положительный ответ. Они жалели об этой ночи, но каждый по-своему.

Разговоры о работе отвлекали. Благодаря им они могли общаться без какого-либо стеснения. В голове не было места ненужным мыслям и переживаниям. Так проще.

Возвращаясь домой, на машине Сэ, Лухан вдруг вспомнил день их первой встречи после пятилетней разлуки. День, который навсегда изменил его жизнь. Как бы не сложилось их будущее, совместное или нет, ничего уже не будет так как прежде.
- Лухан, ты слушаешь? - голос альфы отвлек от странных мыслей. - Нам нужно заехать куда-нибудь?
- Нет, едем домой.

Дом ...теплый и словно родной. Хотя альфа продолжал жить в гостинице, квартира Лу стала действительно для него как дом. В ней он чувствует себя очень уютно, не смотря на то, что бывал там не так часто, как хотелось бы.
Но ведь в этом месте живет их сын, живет человек, который дорог Сэхуну. Этого хватает, чтобы считать его своим домом.

У двери их встречает Линь, которая уже накинула на себя куртку, собираясь уходить.
- Сэхун, это ... - Лу поспешил представить двоих друг другу.
- Линь, - прервал его Сэ, протягивая руку женщине. - Рад наконец с вами познакомиться.
- Взаимно, Сэхун. Господин Лу не врал, Сюмин действительно ваша точная копия.
- Откуда ..., - Лухан в полной растерянности переводил взгляд с няни на альфу и обратно.
- Я твою задницу спас, благодаря Линь. Извините, - обратился он к женщине, извиняясь за столь откровенные слова, но воспоминания той ночи снова разжигали в нем неприятные чувства.

Оценив ситуацию, женщина решила не вмешиваться в дела семейные и, попрощавшись, поспешила покинуть квартиру.
- Она звонила?
- Да ...
- А я-то думал, что ты рыцарь благородный, - Лу стукнул себя по лбу, но потом махнул рукой в сторону Сэ, - Ладно, пр
·r
t

·
H

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
эоехали.

- А где Сюмин? - альфа отправился в детскую, в поисках своего сына. Он застал его за игрой с новым другом, плюшевым зайцем. Малыш как раз делил между ними свои машинки. Сэ решил не отвлекать его и тихонечко прикрыл за собой дверь.
- Откуда у него этот гигантский кроль?
- Генри подарил, - пожал плечами омега, - Кофе?
Сэхун кивнул.
- А что там? - Лу кивком указал на груду пакетов, которые принес с собой альфа.
- А! Это от Тао и ... моего отца.
Лухан поперхнулся. Как удачно, что как раз в этот момент он поднес чашку к губам.
- Отца? В смысле ... Ты ему рассказал?
- Лухан. Сюмин мой сын, его внук ... Конечно, черт возьми, я рассказал.
- И что он?
- Сказал: "Посмотрим на сколько тебя хватит". Но он не выглядел очень удивленным. Видимо Цзытао сдал меня еще до того. Но все же не все так плохо, раз он даже что-то прислал.
Они решили посмотреть на подарки.
Лу заглянул в золотой пакет, в котором оказался детский спортивный костюм от Гуччи.
- Серьезно? - омега приподнял бровь.
- Это же Тао.

Но это было ничто, по сравнению с той реакцией, которую вызвал подарок отца Сэхуна. Подарок в кавычках.
- У меня крыша едет от вашей семейки, - обреченно констатировал Лу и направился на кухню.
Сэхун проводил его взглядом и снова посмотрел на бумаги у себя в руках. 5% акций их компании конечно отличный подарок для пятилетнего ребенка. Очень символично.

Но они решили не забивать себе голову в такой день.
Началось подготовка к вечерним посиделкам.

* * *


POV Лухан

Сэхуну все же пришлось отвлечь Сюмина от игры,
·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·



эчтобы вручить свой подарок. Не знаю, что они там делали, но он так и не вернулся из детской, так что готовкой я занимался в гордом одиночестве.
Время поджимало и пришлось заказать несколько блюд из доставки. Хорошо хоть Линь забила холодильник нужными продуктами. С походами по магазинам, я бы точно ничего не успел.

Меня отвлек звонок в дверь. Задача - быть готовым к приходу гостей - просто-напросто провалилась.
На пороге, оглядываясь по сторонам, стоял Чондэ, держа в одной руке большую коробку.
Я шире распахнул перед ним дверь, приглашая войти.

- Здравствуй, - он тянется к моей щеке за поцелуем. И возможно, в этом нет ничего особенного, ведь мы еще ни разу не встречались в неформальной обстановке. Ему сейчас не нужно быть тактичным и услужливым.
- Рад тебя видеть, - выдаю вместо приветствия, - Спасибо, что согласился прийти. Сю очень хотел тебя видеть.
Уголки его губ задираются еще выше. Он настолько обворожителен, когда улыбается, что сердце невольно замирает. Никогда еще не встречал улыбки теплее и притягательнее чем у него.

Впервые сегодня вижу его не в привычной черной рубашке и брюках, поверх которых повязан длинный коричневый фартук, а в белой рубашке в синюю звездочку и голубых джинсах.
Почему-то совсем забываю пригласить его в зал, и мы все еще стоим в коридоре, обмениваясь дежурными фразами.
- А, точно, - вспоминает он про ношу в руках. - Торт с доставкой.
Принимаю у него из рук круглую светло-голубую коробку, обвязанную белой лентой, и благодарно киваю.
- Кстати, где именинник?
- Они с Сэхуном играют в машинки. Проходи, ты как раз кстати. Будешь моим помощником, а то я вряд ли дождусь хоть какого-то участия от этих двоих.
Наконец-то мы продвинулись вглубь квартиры, и пока Чондэ разглядывает белоснежную гостиную и панорамный вид из окна, я ставлю торт на барную стойку и, развязав ленту, любуюсь этим творением.
Трёхъярусный бисквитный торт, пропитанный легким воздушным кремом. Никакого марципана. Этот парень способен создавать шедевры, не пользуясь никакими ухищрениями. По краям стекал, словно на








·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
элитый сверху, темный шоколад, служивший контрастом для аккуратно разложенных зефирок и клубники.
Я не замечаю, как он подкрадывается со спины и вздрагиваю, только когда слышу звонкий голос прямо над головой:

- Спецзаказ для шоколадного мальчика и его клубничного папы.

Не оборачиваясь, улыбаюсь его реплике. Альфа пахнет ванильным зефиром, но я почему-то игнорирую факт присутствия оного на торте, разглядывая, как красиво тонут ягодки в расплавленном шоколаде. Прикусываю нижнюю губу.

Вдруг замечаю проскальзывающую мимо меня руку. Чен тянется к торту и, подхватив пальцем крем, наугад тыкает им по моему лицу. Удивленно оборачиваюсь, а он весело смеется. Попадание пришлось как раз на правую щеку.
Я говорил, что его улыбке невозможно противится? Убеждаюсь в этом в тысячный раз.
Я тоже начинаю смеяться, но до тех пор, пока он снова не тянется моему лицу, стирая следы своего «преступления», а затем подносит испачканный палец к своим губам.
С видом бывалого дегустатора поднимает глаза к потолку, пробуя свое творение на вкус, и удовлетворенно кивает.
Сглатываю.
- Ну как?
- Я очень старался, - на несколько секунд зависаем, глядя друг другу в глаза. Что это вообще за атмосфера такая?

Откуда-то сбоку слышу наигранный кашель, и мы почти одновременно поворачиваем головы к двери детской. Сэхун стоит с Сюмином на руках и прожигает ничего не выражающим взглядом то меня, то Чондэ.

- Чен-Чен, - Сю вырывается из отцовских объятий, протягивая руки к долгожданному гостю, и Сэхун с неохотой отпускает сына на пол.
- Ну привет, - парень садиться на корточки и принимает объятия от малыша. - Кто у нас сегодня именинник?
Сю смеется и звонко вскрикивает «Я», а потом машет раскрытой ладонью перед лицом альфы, якобы показываю «Мне сегодня пять».

- Сю, посмотри какой подарок тебе приготовил Чондэ! – отхожу немного в сторону и открываю взору сына тот самый подарок. Он задирает голову и, с приоткрытым ртом, разглядывает торт, переводя взгляд то на улыбающегося Чена, то обратно. В его зрачках разве что не светятся сердечки, как в каком-нибудь мультике.
- Это все мне? – осторожно интересуется, будто не веря в происходящее.
- Конечно тебе, маленький мой, - подхватываю его на руки и подношу поближе к сладкому шедевру.
Чен тем временем интересуется, что ему делать. Указав на разделочну
·
·
·
·
·
·r
t

·
H

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·











·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
ю доску, прошу нарезать овощи соломкой.
Сэхун, внезапно, тоже вызывается помочь.
Вот тебе раз. То никого, то сразу двое.
Заставляю Сэ помыть и почистить фрукты.
Втроем мы управились очень быстро и как только закончили, в дверь снова позвонили.
Чета Ким в лице улыбающегося Исина и пыхтящего Чунмена пребывают ровно к назначенному времени. Син протягивает мне бутылку вина, а Мен еле тащит за собой просто огромную коробку.
Не знаю, какими словами описать происходящее, когда сыну торжественно вручается сей подарок.
Черный BMW X8, куда может с легкостью вместится худенький подросток, не то, что мой крошечный Сю.

Альфы тут же обступают машинку, усадив в нее Сю и с интересом рассматривают пульт управления, выхватывая его друг у друга из рук.

- А кто тот милашка альфа? - интересуется Исин, помогая мне расставлять тарелки.
- Это Чен. Он наш друг.
- Наш в смысле твой? Или Сюмина?
- Наш в смысле наш. Давай без намеков тут. И прошу, хотя бы сегодня не наезжай на Сэхуна.

Мне немного неудобно за отсутствие стульев, но Исин и Чондэ похоже не особо возражают, удобно усевшись на полу. Чунмен приземляется в кресло, а мы с Сэ на диван, усаживая между собой виновника торжества.

Я надеваю на него праздничный колпачек и целую в пухленькую щечку.

В этом году его день рождения и вправду выглядит как семейный праздник. Из года в год мы праздновали его только вдвоем. Поначалу это был скорее мой праздник. Рождение на свет моего ангела. На третий год Сю уже требовал внимания к себе, а на прошлый день рождения вообще захотел развлекательную программу на высшем уровне.
Я был рад, хоть и немного взволнован, представляя все последующие его именины. Когда он пойдет в школу, мне, возможно, придётся снимать целые помещения или парки, с батутами, сладкой ватой, клоунами и фейерверками, для его маленьких друзей, которых, несомненно, будет несметное множество, ведь он весь в своего отца.

После пары тостов, настроение у всех немного поднялось. Чену постепенно становилось комфортнее в новой компании, вот только Сэ иногда недовольно посматривал в его сторону.
Исин наоборот был абсолютно очарован альфой, все потому что тот пах сладкой ванилью. Причину его тяги мы узнали немного позже.

Чунмен поднялся на ноги, утягивая мужа вместе с собой.
- Ребят, нам есть что вам сказать, - он глубоко
·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
эвдохнул, собираясь с мыслями, и посмотрел Исину в глаза. Получив теплую улыбку и утвердительный кивок, он снова повернулся к нам.
- У нас будет ребенок!
Я подскочил на месте, не веря своим ушам.
- То есть ...
- Да! Син беремен. Позавчера мы получили положительный результат.
К глазам подступили слезы, и я кинулся к другу с объятиями.
- Исин, слава Богу! Поздравляю! - омега молчал, выражая свою благодарность через счастливую улыбку, - Сюмин, у тебя будет братик! Ты рад?
Малыш радостно похлопал в ладошки.
- У СинСина в животе сидит ребеночек?
- Да, дорогой, - ответил Мен. - Когда он родится, ты, как старший, должен будешь его защищать! Договорились?
Сюмину понравились эти слова. Он словно почувствовал себя взрослым и сильным.
Альфы продолжали поздравлять Чунмена, а я никак не мог сдержать поток слез.

Вдруг, Сэхун потянул меня за руку и я оказался в его полуобъятиях.
- Если честно, нам тоже есть чем поделиться, - он помедлил, а я в этот момент молил Бога, чтобы все обошлось безболезненно для меня и для него. И да, я имею ввиду именно Сина. - Я сделал Лухану предложение и совсем недавно он ... согласился. Я надеюсь, мы вместе сможем стать хорошими родителями для Сюмина.

Чунмена эта новость воодушевила, чего нельзя сказать об Исине. Он застыл на месте, но шепот мужа вывел его из шокового состояния. Он подозрительно спокойно воспринял сказанное, а я посчитал, что мне нечего к этому добавить. Да и зачем?

Этот день определенно станет одним из самых значимых в моей жизни.

* * *


Когда гости разошлись по до
·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
эмам, на часах было девять вечера.
Сю хватило только до середины праздника. Он задремал на руках у Сэ и тот отнес его в спальню, уложив на кровать.

Оставшаяся часть вечера прошла за распитием вина с фруктами и приятной беседой.
Кроме Исина конечно. Его был решено усадить на диван, закутать в теплый плед и вручить чашку чая с большим куском торта.
После такой замечательной новости, настроение у всех было просто прекрасным. Син сегодня не так сильно злился на Сэхуна, как обычно. Даже пару раз обратился к нему, чтобы он подал ему сахар и салфетку.

Мен, как всегда, был мыслями наполовину в работе, на другую половину не сводил обеспокоенного взгляда со своего мужа. Лу был готов поспорить, что альфа будет теперь сдувать с него каждую пылинку.

Чен же произвел на всех очень хорошее впечатление. А Сина он так вообще покорил.
Он немного притих после новости о женитьбе, но все же подарил Лухану на прощание свою волшебную улыбку.
Сэхун же весь вечер держался от него на расстоянии.

Когда послепраздничная уборка подходила к концу, Лухан решил поговорить с ним на эту тему.
- Ты не мог бы не испепелять Чена взглядом, при каждой вашей встрече? Мне неудобно перед ним.
Сэхун оторвался от протирания тарелок и вопросительно вскинул бровь.
- Мне он не нравится. Зачем нужно было его звать?
- Сюмин очень просил меня. Они с Чондэ хорошо общаются.

Альфа вытер последний бокал и швырнул полотенце на один из кухонных шкафов.
- Видел я, как они общаются.
Лу закатил глаза. Ох уж этот собственнический инстинкт.
- Не переживай т
·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
эак. Ему нравится Чен, но ты его отец и любить кого-то больше тебя он в принципе не может. У него вариантов больше нет.
- У него может и нет. А насчет тебя не уверен.
Лухан бросил удивленный взгляд в сторону альфы и встретился с его абсолютно серьезным лицом.
- О Сэхун, ты серьезно? Ревнуешь? С каких это пор? Я папа твоего сына, но никак не твоя собственность.

Сэхун ненадолго задумался над его словами, но вместо ответа или возражения, поймал проходящего мимо Лухана за талию и припер к ближайшей стене.
С минуту он молчал, всматриваясь в испуганные и удивленные глаза
- Скажи это Лу
- Что ты хочешь услышать? – непонимающий взгляд, но внутри все горит от волнения и желания.
Омега ожидает всего что угодно. Что Сэхун попросит его умолять о поцелуе, близости или чем-то подобном, но следующая фраза эхом отдаётся в мозгу и в виде мелкой дрожи проходится по всему телу.

- Скажи что он НАШ сын. Не твой и не мой. Он наш. Наше маленькое чудо. С моими глазами и твоим упрямым вздернутым носиком.
Он наклоняет голову к лицу омеги и едва касается кончика носа своими губами.
- С твоими щечками, которые каждый раз предательски краснеют, выдавая все твои чувства с головой, - обратная сторона ладони легонько поглаживает скулу, - с моими губами, которые ты так жаждешь. Он милый как ты и мужественный как я. Он наш сын Лухан. Наш!
Его голос ровный. Хриплый. Соблазняющий.
И это так неправильно, что он говорит о сыне в такой момент. Ведь Сю – самая большая слабость Лухана.
В глазах альфы горит нежность и благоговение. В глазах, так похожих на глаза Сю, те же эмоции с которыми сын смотрит на него каждое утро. Лу отворачивается, не в силах выносить этот томный взгляд, и прекращая поглаживания его щеки.

Сэхун хмыкает, опираясь одной рукой о стену, и наклоняется еще ближе к лицу омеги.
- Ну почему же ты такой , - нос альфы чертит дорожку по щеке Лухан все ниже к шее.
Лу жмурится и неосознанно задирает подбородок, открывая губам альфы еще больше простора.
- Не дыши так иначе я возьму тебя прямо здесь.
Медленно с каждым плавным движением головы расстояние между их губами становилось все меньше и меньше.
И как всякий волнительный момент в слезливой мелодраме, эта сцена оборвалась на самом интересном месте.
До поцелуя оставались какие-то миллиметры, когда в кармане у альфы зазвонил
·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
э телефон.
Он обреченно выдохнул, опаляя губы Лухана своим горячим дыханием и устало опустил голову, поднося трубку к уху.
- Слушаю Да Да Да, - монотонно отвечал он, - Он говорил про какие-то бумаги, но я решил оставить их до понедельника. Знаю
Разговор был скучным и сильно затянулся, а омега продолжал стоять у стены, прижатый телом альфы.
И вдруг Возможно под действие алкоголя, но у Лухана проснулось игривое настроение. Пора мстить!

Секунда, и его тонкие пальчики, подобрав край Сэхуновой футболк
·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
и, скользнули под нее, еле ощутимо щекоча напрягшийся живот.
Сэ резко поднял голову и расширившимися глазами уставился на омегу.
Но тот, не обращая никакого внимания, следил за колыханием его футболки, под которой резвились его пальчики, прикусив при этом кончик языка.
Альфа не сдержал улыбки. В телефонном разговоре он участвовал уже наполовину.
Но когда, этот бесстыжий омега широко раскрыв рот, провел языком по верхней губе и закусил нижнюю, сопровождая все это тяжелыми вздохами, Сэхун не выдержал.
- Лухан, - сквозь зубы прорычал альфа, слегка отодвигая мобильник от своего лица. - Ты играешь с огнем.
Из трубки послышался раздраженный голос, который еле уловимо звал Сэхуна.

Он вновь приложил аппарат к уху, и, не сводя глаз с Лу, отстраненно произнес:
- Не сегодня Тао. У моего сына день рождения и я безумно хочу своего мужа.
Телефон отправился в дальний полет, а омега просто подлетел на месте, подхватываемый Сэхуном за бедра. Пальцы Лу тут же потянулись к шевелюре альфы, зарываясь в светлые, податливые волосы.
Они смеялись. Лу поглаживал его по голове, а Сэ только сильнее вжимал хрупкое тело в стену.
Альфа снова потянулся за прерванным поцелуем, как тут
- Пап - голос Сюмина из темноты был обеспокоенным и испуганным. Лухан похлопал озадаченного Сэхуна по плечу, чтобы тот отпустил его и оба родителя тут же подлетели к сыну.
- Маленький мой, что случилось? - папины руки прижимают маленькое тельце к своей груди.
Мальчик потер кулачками глаза, в которых потихонечку начинали собирается слезы, но продолжал молчать, дуя свои розовые щечки.
- Тебе сон плохой приснился? – снова поинтересовался Лу, целуя сыночка во вспотевший лобик.
Сюмин кивнул.
- О, мой малыш. И ты испугался? Но это же всего лишь сон.
Сю не стал ничего рассказывать, просто снова уткнулся носом в
·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
эпапину футболку, легонечко всхлипывая.
А Сэхун в конец растерялся. Он не знал, как вести себя в такой ситуации, просто потому что с ним никогда не происходило ничего подобного.
Лухан же спокойно покачивался назад-вперед, баюкая сына в руках и приговаривая: «Шшшш, все хорошо. Папа никому не позволит тебя обидеть!»

Где-то в складках дивана снова завибрировал мобильный Сэхуна. Омега, все еще обнимая сына, одними губами прошептал «Все нормально» и обеспокоенный Сэ, отправился на поиски телефона.

Лухан подхватил сына на руки и понес в детскую. Он уложил малыша на кровать и присел рядом.
- Расскажешь, что случилось?
Сюмин моргнул несколько раз, размышляя над тем говорить или нет, но посмотрев в папино лицо, решил рассказать:
- Папочка А можно Сэхун больше не будет тебя так обнимать?
Лухан удивленно раскрыл рот, и его челюсть, казалось, уже встретилась с полом.
- Почему? – единственное слово, которое Лу мог в состоянии произнести.
- Я не хочу!
- Сюмин, солнышко, почему ты так себя ведешь? Что случилось? Ты можешь честно мне все рассказать, - омега был очень удивлен. Ему казалось, что Сю души ни чает в своем отце.
- Вы поженитесь, и ты будешь все время проводить с Сэхуном?
- Ну конечно же нет, Сю. О чем ты говоришь? Мы женимся, чтобы папа мог проводить больше времени с тобой, а не со мной! – до Лу наконец-то начало доходить, почему сын так обеспокоен.- Я думал, ты будешь только рад. Мне казалось, вы подружились?
Сюмин кинулся вперед, обнимая папу за шею.
- Но если Сэхун станет твоим мужем, то теперь он будет защищать тебя?
- Малыш, так ты об этом переживаешь? Что меня не нужно будет защищать?
Он должно быть, слишком часто употреблял в разговоре с ним фразу «мой альфа». Сю чувствует ответственность за своего папочку. Такой маленький, а уже такой храбрый.
- Ты навсегда останешься моим принцем. Только ты Сюмин.
- А зачем тогда вам жениться?
- Ты ведь всегда хотел иметь второго папу.
- Ну ... говорил ...
- Сюмин, Сэхун любит тебя, так же как и я. Он хочет быть тебе настоящим отцом, поэтому и хочет жениться н
·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
эа папочке. Ты же хочешь настоящую семью?
Малыш неуверенно кивнул.
- Вот видишь. И если мы поженимся, то всегда-всегда будем вместе.

Мин не размыкал объятий, и Лу пришлось отлепить сына от себя, чтобы посмотреть ему в глаза.
- Раз уж мы заговорили об этом. Сю, ты у меня совсем взрослый и я хочу с тобой поговорит как со взрослым.
Сюмин плюхнулся на кровать и несколько раз кивнул головой.
- Видишь ли, Сэхун очень переживает, что ты не зовешь его папой. Ты не хочешь? Или тебе страшно?
- Я подумаю , - пробубнил малыш и тут же сменил тему, - А можно мне посмотреть на звездочки?
Лу обернулся и посмотрел на телескоп у окна. Подарок Сэхуна.
На часах уже 21:35. Но ведь у Сю сегодня день рождения, а завтра выходной. Он улыбнулся.
- Ладно, но только не долго. Договорились?
Радостный Сюмин ту же спрыгнул с кровати и, забравшись на маленький стульчик, начал внимательно вглядываться в ночное небо.

Когда Лу тихонечко прикрыл дверь в детскую спальню, он успел услышать последнюю фразу, которую произнес альфа своему собеседнику.
- ладно, завтра поговорим.
Он отключился и сунул телефон в карман.
- Все нормально? – поинтересовался омега, потирая руки из-за внезапного озноба.
- Мне нужно лететь в Сеул. Кое-какие дела.
- Когда?
- Сегодня ночью. Я Прости
Лу помотал головой.
- Работа важнее.
- Вы с Сю, вот что важно для меня, - Сэхун подошел ближе и в порыве нежности, заправил выбившуюся прядку за ухо Лу.
- Мне все еще не по себе, когда ты говоришь такие вещи.
- Привыкай. Теперь ты будешь слышать их гораздо чаще.
Оба
·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
эулыбнулись. На несколько секунд повисла тишина.
- Лухан Вопрос все еще остается открытым. Я знаю, что в прошлый раз выдавил из тебя согласие так сказать, насильным путем. Я больше не буду на тебя давить. Я пробуду в Сеуле 2-3 дня и хочу, чтобы ты все тщательно обдумал и принял окончательное решение. А мое решение таково: я хочу быть с тобой и нашим сыном. Я готов заботиться о вас, до конца своей жизни. И я буду безумно рад, если ты согласишься провести ее со мной.

Лухан понимающе кивнул, прикрывая глаза.
- Мне нужно уже идти, самолет через 3 часа.

Он проводил Сэ до двери и пожелал хорошего полета.
- Работай и ни о чем не переживай, я позабочусь о сыне.
- Я не сомневаюсь, - после этих слов альфа притянул к себе Лу и наконец-то получил этот заветный поцелуй. Легкий и осторожный, но полный надежд.

* * *


POV Лухан

После ухода Сэхуна, я продолжал думать над его словами. По инерции принял душ и нанес на лицо крем, хотя мыслями был где-то далеко далеко. Я вспоминал те дни, когда считал его своим парнем. Тогда я еще не знал, какую цену мне придется заплатить за эти несколько мгновений счастья.

В тот день, когда Сюмин родился, я пообещал сам себе, что никто не займет большего места моем сердце, чем мой малыш. Я живу и дышу только ради него.

Но Сэхуна не волнуют мои обещания. Он просто так ворвался в мою жизнь, разрушая стены, которые я так упорно возводил на протяжении пяти лет. И мне обидно не за себя, а скорее за те усилия, которые в итоге оказались бессмысленными.

« Какой же ты слабый, Лухан! »


·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
эЗабираюсь под одеяло, подтянув коленки к груди. Мое дыхание уже давно сбилось, предвещая очередную истерику. Почему же, когда все хорошо, плакать хочется еще сильнее. У меня совсем нет желания сдерживаться, и я даю волю эмоциям, разрывающим меня изнутри.

Не замечаю звука открывающейся двери, и просто продолжаю трястись под одеялом, глотая собственные всхлипы.
- Папочка, почему ты плачешь?
Слезы застилают глаза, но я вижу силуэт своего маленького чуда, которое подползает ко мне на четвереньках. Укладываю его рядом , прижимая голову к своей груди и хлюпая носом, целую в светлую макушку, а потом шумно сглатываю рвущиеся наружу судорожные вздохи.
- Я просто очень сильно тебя люблю, солнышко!
- Я что-то натворил? Ты плачешь из-за меня?

Это выглядит так стра
·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
нно, но я улыбаюсь сквозь слезы, после этих слов. На всем свете, нет большей благодати, чем любовь моего сына. Чистая и светлая, словно улыбка ангела.
- Ты ничего не натворил, детка, - глажу его маленький лобик, задирая наверх чулку. - Папа плачет от счастья!
- Но так не бывает. Плачут когда грустно, или когда ударился очень сильно, или когда темно, - бурчал малыш, вытянув губки трубочкой.
- А вот например позавчера, когда ты играл с Сэхуном в щекотки, ты же тоже плакал, но тебе не было грустно. Тебе было очень-очень весело и смешно, так ведь? - Сю кивнул. - Вот видишь, значит можно плакать и когда радостно.
- Значит Сэхун тебя пощекотал и ты поэтому плачешь?

Стало трудно дышать. Я словно тону, настолько сильно не хватает воздуха. Боль и крики рвутся наружу и Сю наверняка чувствует, как дрожат обнимающие его руки.
- Да, солнышко. Сэхун - прикрываю глаза, и очередной поток слез спешит пропасть на, уже итак влажной, поверхности подушки.

Этот день подходил к завершению, и закончился он так же, как и начался.

Я постепенно засыпаю, сжимая в объятиях самое дорогое, что есть в моей жизни. Если бы я мог загадать желание, задувая свечи вместе с сыном, то я бы, несомненно, пожелал, чтобы этот миг длился целую вечность.
Глава 13

POV Лухан

Холод в нашем городе
·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
энаступил так внезапно. Казалось, только вчера мы изнывали от жары, а сегодня приходится кутаться в шарф и прятать нос в его теплых складках. Закончился период субботних прогулок и пляж, который в этом году мы с Сю истоптали вдоль и поперек, остался позади, до следующей весны.

Но и дома сидеть совсем уж непривычно, поэтому оставляю Генри играть с Сюмином, а сам забираю ключи и еду в то место, в котором все еще могу поймать крупицу ранней осени.
Кофейня как всего встречает меня приторным запахом корицы и ванили.
И украшения появились, подстать погоде. А еще маленькие свечки на каждом столике, разноцветные букетики в белоснежных вазах и вязаные чехлы на спинках стульев.

Я всего две недели пропустил, а уже такие перемены. За прилавком стоит совсем молодой парень, в фирменном коричневом фартуке и слегка переминается с ноги на ногу. Хочет что-то спросить, а не может. Стесняется?
Я слегка растерян, но все же обращаюсь к взволнованному парню.
- Мне, пожалуйста, булочек со сливочной помадкой.
Он кивает, ничего Іне произнося убегает к стеллажам с выпечкой, и принимается укладывать их в бумажную коробочку, совсем позабыв спросить о количестве. На счастье их оказалось всего четыре. Все еще многовато для нас двоих, но это ничего.

Парень пробивает чек и я по глазам вижу, что он, кажется, только сейчас понял свою ошибку, но как быть он не знает. Стараюсь смягчить свой взгляд.
- Не подскажете, а где ...
Но вопрос так и остается незаданным, потому что ответ на него появляется со звоном колокольчика над входной дверью.
Чен, словно кем-то вписанный в сегодняшний день, появляется из осени, принося с собой легкий сквозняк.
Такой повседневный, если так вообще можно говорить о людях. В узких черных джинсах и в белом свитере, крупной вязки. В руках однотонный черный клатч, а на носу квадратные очки. И при всей этой простоте, он так элегантен.
Глаза под прозрачными стеклами удивленно округляются, но он тут же отводит взгляд.
- Лухан ... вас утром не было, - так привычно заходит за стойку и снова становится субботним Чен-Ченом, тем, кто несет тепло и сладкий вкус капучино.
- Слишком холодно для прогулок. Но в твоих вкусняшках мы не можем себе отказать, - трясу коробочкой в руке, почему-то пропуская мимо ушей обращение на вы.
- Ах да ... Это Кенсу, - Чен как-то слишком неуклюже хлопает паренька по плечу, - Вот, взял к себе. Буду помощника воспитывать.
Рядом со своим сонбэ, Кенсу немного смелеет. Он впервые дарит мне смущенную улыбку и становится понятно, почему Чен выбрал именно его.
Пухлые слегка губки складываются в красивое сердечко. Причем настолько четкое, что хочется взять карандаш и обвести их контур, чтобы убедиться ... и вправду сердце.
Уже разворачиваюсь к входу, но не могу я вот так простой уйти.
- Ладно ... заверните мне клубники в шоколаде.

* * *


Домой он возвра
·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
эщается чуть больше чем через час и немного погодя заходит в детскую с подносом в руках. Три кружки ароматного чая и свежая выпечка. Генри благодарит за перекус, а чуть позже, отпущенный Луханом, уезжает.

Омега сжимает в руках чашку, наблюдая за игрой сына. Беззаботное детство - именно то, чего Лу так желал для него. Он получает его в полной мере, но взрослые вопросы слишком рано его коснулись.
Лухан чувствует переживания своего сына. Сюмину не то чтобы страшно ... немного неспокойно от грядущих перемен. Лухан знает, чего он так боится. Теперь знает ... после разговора с папой.
« Ты всю жизнь был рядом и дарил свою любовь только ему одному. Это нормально, что он биться потерять хоть малую частичку этого! А что до Сэхуна - он видит в нем друга. Пока не отца. Поэтому с легкостью променяет его на тебя, если нужно, в этом удивительного ничего нет. Он поймет, в конце концов. Дайте ему время! »

Ближе к ночи зазвонил телефон, медленно « ползя » по прикроватной тумбочке от сильной вибрации.
Лухан как раз только-только отложил книгу и собирался погасить свет.
Номер незнакомый, но чувство самосохранения внезапно улетучилось, и он провел пальцем по экрану.
- Слушаю?!
- Лу, это Сэхун.
Хочется сказать « я так и знал », но смысл?
- Как работа?
- Подписали несколько контрактов, встретились с парочкой инвесторов. Все как обычно, - но голос какой-то уж слишком усталый.
- Чем занимаешься? - не хочется говорить о работе и в голову не приходит ничего лучше банального вопроса.
- Я только лег, а ты?
- И я уже в кровати. Почти потянулся к выключателю и тут твой звонок.
- О, так я лишаю тебя драгоценных минут сна?
- Все нормально. Я ... - Лу на секунду задумался - стоит ли - но, пожалуй, все же стоит - Я хотел услышать твой голос.
И в груди у альфы как башенное забилось сердце
·

·

·

·

·

·

·

·

·
·
·F
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э. Так сильно, что в ушах отдает. По телу еле ощутимо прошелся электрический ток, собираясь в кончиках пальцев, оставляя после себя покалывающие ощущения.
Это не « я тебя люблю ». Это намного глубже и осмысленнее.
- Тебе что, так нравится мой голос?
- Ты не о том думаешь, О Сэхун ...
- А что бы ты сделал, если бы я был рядом?
По телу мурашки бегут, так приятно.
- Ни-че-го, - чеканит Лу, а альфе эти слова словно ножом по горлу. Ну ладно, попробуем по-другому
- А знаешь, что я бы сделал?
Лухан улыбается и, перевернувшись на спину, устраивается поудобнее на подушке. Словно ребенок, который приготовился слушать сказку на ночь.
- Я бы касался твоей фарфоровой, нежной, бархатистой кожи. Миллиметр за миллиметром, - альфа, прикрыв глаза, гладит кончиками пальцев атласные простыни, - А еще я всегда мечтал коснуться губами родинки, которая чуть ниже твоего пупка. Она такая соблазнительная.

И Лухан невольно заглядывает под одеяло, все потому что никакой родинки на своем животе он отродясь не помнит.
Но вот же она, действительно, на том самом месте. Маленькая, едва заметная точка. Лу просто не понимает, как в тех обстоятельствах, при которых она была обнаружена, можно было вообще разглядеть что-то такое маленькое и незаметное.
- Ты удивлен?
- Я не знал, что она там есть, - и Лухан почти слышит, как Сэ ухмыляется в трубку.
- Ты много не знаешь о себе. Например, насколько ты красив
Никакого ответа. Лухан мочит, пытаясь прийти в себя. Он помнит, как Сэ умеет красиво говорить, обольщая всех и каждого комплементами.
Приятная усталость окутывает омегу с головой. Под томный голос Сэхуна он проваливается в сон, а на том конце телефона альфа только слабо смеется и еле слышно шепчет « я скучаю ».


***


Второй день пребывания в Сеуле подходил к концу. Сэхун поймал себя
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эна мысли, что город, в котором он родился и вырос, за это короткое время, стал для него совсем чужим. Столичная суета просто сдавливала, не давала спокойно дышать. В Пусане все совсем по-другому ... воздух с моря несет спокойствие.

Альфа поднимается из кресла и протягивает руку очередному партеру, с которым только что была удачно завершена сделка. Они с Тао спешат в гостиницу, скорее принять душ и отдохнуть от рабочей суеты.
Сэхун предпочёл уютный гостиничный номер, огромному особняку его отца. Он не хотел возвращаться в тот пустой дом, из которого все постоянно уходят. Из которого ушел его папа, отец, его друзья и даже Лухан.

В лобби их встречает управляющий гостиницы и передает Сэхуну приглашение от отца, присоединится к нему за ужином. Сэ кивает Тао и тот удаляется, а сам альфа следует за мужчиной в ресторан.
Отец не один, в компании уже знакомого Сэхуну мужчины – папиного партнера из Японии. И сынок его рядом, которого Сэ очень смутно помнит на лицо ... но помнит же. И его земляничный запах, так похожий на Лухана, что аж противно становится. Нет! И смысла нет их сравнивать.

Он в вежливом поклоне здоровается со всеми и просит у официанта чашку американо.

Через полчаса разговоров и томных взглядов в его сторону от молодого омеги, Сэ поднимается из-за стола, извиняется, и спешит к себе в номер. Нужно бы позвонить Лухану, предупредить о завтрашнем прилете, но все планы сводит на нет, проскользнувший внутрь парень.

- Я стука вроде не слышал, - сухо отзывается альфа.
- Бесят эти стариковски разговоры, - он подошел ближе и провел рукой по груди Сэхуна, задевая пальчиками пуговицы на рубашке, - А мы могли бы заняться чем-нибудь веселым! Помнишь?
Он отпускает руку все ниже, уже касаясь ремня на брюках, но альфа просто хладнокровно отталкивает незадавшегося соблазнителя.
- Никогда больше не прикасайся ко мне!
- Ты не против был, той ночью! - возмущается омега, наблюдая за тем, как Сэхун скрывается за дверью ванной комнаты, - И сбежал как последний трус вот урод.

Сэ заходит в душевую, устало облокачиваясь о
·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·

·
·
·F
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· холодную стенку. Шум воды позволяет абстрагироваться от происходящего вокруг.
Он совсем забывает о том, что хотел позвонить ... И эта забывчивость ему дорого обойдется.

Ведь чертова телепатия не могла не сработать, потому что в Пусане, изнывая от любопытства узнать о возвращении Сэ, Лухан сам набирает его номер.
А обделенная и оскорблённая омега не находит ничего лучше, как на звонок « Мой Лухан » ответить самому, приторно сладким голосом:

- Телефон Сэхуна
- А ... где он сам?
- Ой, а Хунни ... он сейч
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эас в душе. Может мне передать ему что-нибудь? - и для пущего эффекта он теребит край одеяла, прямо в трубку молчащему омеге.
А Лухан в этот момент почему-то видит картинку того, как под обожжённым телом шуршит белая простыня.
- Кто ... ты? - сдавленно хрипит он.
- У нас с ним только секс, так что можешь не волноваться так, - хитрый голос, насквозь пропитанный ядом, и Лухана тошнит от всего этого, - Эй, все нормально Лухан?
- Ты и имя мое знаешь ...
- Нет. Просто номер так подписан ... Дурачок Лухан.
И этот самый дурачок чувствует, как в секунду его склеенное заново сердце проходится маленькими трещинками.
- Ты все еще здесь? - Лу слышит в трубке знакомый голос. Выходит тот парень не врал?
- Ну не прогоняй меня Сэхун, - омега прячет чужой мобильник за спиной, - А как же наша ночь любви?
- Этого больше не повториться. У меня был стресс, а ты сам вешался мне на шею, так что не нужно сейчас строит из себя обиженного и оскорбленного.
- Ну Сэхуни, ну пожалуйста, - и омега ловким нажатием пальчика скидывает звонок.
- Просто уйди, пока я тебя сам не выставил за дверь.

Парень поднимается с кровати, фыркает и, подхватив пиджак, выходит из номера.
Ведь свое он уже получил. Отомстил и поспешил оставить ничего не подозревающего альфу.

Сэхун снял банный халат, оставаясь только в удобных спортивных штанах, и забрался на мягкую постель, тут же почувствовав как на простыне, подскочил его телефон. Странно ... он вроде оставлял его на тумбочке.
Но не став над этим серьёзно задумываться, он улегся на кровать и набрал номер Лу.
Вчерашний их разговор разжег какую-то новую искорку в отношениях. Сэхун никогда никого не соблазнял по телефону, но он ведь просто говорил правду. Он, правда, хотел всего этого, и по-другому было не передать, только через правдивые слова.

Но звонок остался без ответа.
Сэ не придал этому особого значения. Вместо этого, он настрочил СМС и спокойно откинулся на подушки.

« Лухан, я прилетаю завтра днем! Встречать меня не нужно, я сам к вам приеду, как разберусь со всеми делами!
Безумно скучаю по вам
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э с Сю. И ... я все еще хочу к тебе прикоснуться! »


* * *


- Скажи, что мне делать со своей жизнью. Со всей этой путаницей у меня в голове? - через полчаса Тао принес какие-то бумаги на подпись, но под натиском Сэ было решено отложить их до завтра и немножко расслабиться.
Бутылка виски стояла на прикроватной тумбочке, уже пустая на половину.

Сэхун сидел в кресле, вертя в руках пустой бокал, а Тао с ногами забрался на его кровать, закидывая виноградинки себе в рот.

- Я дал ему время окончательно во всем разобраться. Но я совсем не подумал о том, что будет, если он откажет. Что тогда?
- Тогда исчезни из их жизни. Уверяю тебя, им станет лучше. Это хоть какая-то определенность.
- Я не могу их оставить. Я нужен Сюмину.
- Только ему?
Сэ грустно улыбается.
- Ну так что?

Молчит. Просто молчит, пытаясь найти способ озвучить свои мысли, не растеряв при этом их важный смысл. А потом как-то слишком грустно произносит:
- Я хочу быть нужным ему, - и даже уточнять не требуется, кому именно, - Хочу, чтобы он хотел моей близости. Я готов полюбить его
- Друг. Какой же ты идиот. Что это за признание? Он ведь живой человек, в конце концов.
- Но что если я сам не до конца могу понять ...
Зато Тао все понимает и ему не нужно заглядывать в душу. Слишком давно он знает
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эсвоего друга, чтоб читать его как раскрытую книгу.
- Ты любишь Ты любишь его уже за то, что он подарил тебе сына. Этого никто и никогда не делал для тебя. Только за это, он заслуживает твоей любви. Просто скажи ему об этом. Слова ничего не значат, если они не произнесены вслух, - и как-то слишком понимающе хлопает по плечу, оставляя его наедине со своими мыслями.

А Сэхуну хочется лезть на стену, от ненависти к самому себе и от, как оказалось, любви к Лухану.
Тао прав. Откуда ему знать, что это за чувство, если прежде он никогда не любил. И его не любили всего один раз. Тот самый раз, который он с испуга втоптал в грязь, не желая признавать свою слабость перед кем-то.

И поддаваясь собственному чувству вины, он даже готов затянуть петлю себе на шее. Но в отличает от большинства людей, которые идут на такой страшный поступок, считая, что их жизнь это ничто, Сэхун хочет уцепиться хоть за самую тоненькую ниточку, что вернет его к реальности. Он еще может что-то исправить. И он обязательно это сделает.

Самолет в полдень. Город, в котором он обрел покой. Квартира, ставшая за все время почти родной, и любимые глаза, перед которыми он падет, впервые в жизни вверяя свою судьбу в руки другого человека.
Но он не слышит ни звука за белоснежной дверью.
И это так странно. Ведь он предупредил о прилете.

Сэхун выудил из кармана мобильный, но телефон омеги выключен.
Едет в фирму, но секретарь вежливо отвечает, что босс не появлялся сегодня в стенах компании.
Это явно настораживает. Он решает вернуться к дому Лухана и подождать около двери. Он ведь все равно появится, так?

Наконец, на телефон приходит сообщение, что абонент снова в сети и Сэхун торопиться в очередной раз набрать номер. Когда трубку поднимают, он чувствует небывалое облегчение.

- Лухан! Слава Богу, я уже испугался. Где ты? Вы с Сю где-то гуляете?
Но голос на том конце молчит. Он не отключился, потому что Сэ слышит сбившееся дыхание, но больше ничего.


* * *


Лухан с утра еле-еле оторвал голову от подушки.
За окном пасмурно и темно. Потоки холодног
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эо воздуха подхватывают с земли опавшие листья и кружат в воздухе с такой силой, что даже на своем этаже Лу может спокойно наблюдать эту картину.

Омега продолжает лежать с закрытыми глазами, потихонечку приходя в себя после сна, до тех пор пока реальность не накрывает его с головой. И хочется обратно спрятаться под одеялом, заткнуть уши и никого не видеть.
Но прятаться в собственном доме нет никакого смысла, ведь он приедет именно сюда, будет стучать в дверь, кричать его имя.
Поэтому Лу просто решает сбежать до вечера. Так глупо ...
Просит Исина присмотреть за Сю ненадолго, и друг с радостью соглашается.

Переступив порог дома любимых папочек, малыш со всех ног бежит к омеге, и в первую очередь тянется к его животу.
- Здравствуй, тот, кто в животе у папы Сина, - и пристально всматривается, будто пытаясь заглянуть внутрь.
Омега смеется и поглаживает племянника по голове.
Лухан не делится с ним своими проблемами. Он еще по дороге решил, что не будет. Просто натягивает на себя фальшивую улыбку и благодарит за услугу.

Уже в машине он решает включить телефон, из которого вынул батарейку еще вчера вечером.
На экране сразу же высвечивается 12 пропущенных, а через минуту и новый входящий.
- Лухан! Слава Богу, я уже испугался. Где ты? Вы с Сю где-то гуляете?
И так больно слышать его.
- Лухан? Это ты?
- Чего ты от меня хочешь, Сэхун? - и в этот момент не хватает разве что звукового эффекта, как в каком-нибудь ужастике, - Ты сказал мне подумать, но какого ответа ты ждешь от меня теперь?
- О чем ты?
- Не п
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·ритворяйся, что не понимаешь ... Твой любовничек, с которым вы « всего-лишь спите, не стоит волноваться » мне все рассказал. Так я повторюсь, какого ответа ты ждешь?
- Лу, я не понимаю о ком ты говоришь!?
- Тебе лучше знать, кто валялся в твоей постели, пока ты преспокойно принимал душ.

И для Сэ вдруг картинки вчерашнего дня встали на своим места. Вот почему телефон лежал на кровати, вот почему омега так просто сдался и поспешил уйти.

- Что он наговорил тебе? Это все неправда, я ...
Но Лухан прерывает ра
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эзговор, швырнув трубку на пассажирское сидение.
Он всегда не очень уверенно чувствовал себя за рулем. Это одна из причин, по которой он нанял Генри, несколько лет назад. Еще одна причина - он сильно боялся за жизнь своего сына.

Но сейчас Сю с ним нет, и он сильнее вжимает педаль газа в пол.
Телефон трезвонит не переставая, но все звонки как один безжалостно сбрасываются.
« Давай поговорим, прошу тебя! Между нами ничего не было. Абсолютно ничего. Это все ложь, он специально это сказа, Лу. Пожалуйста, не отталкивай меня .. после всего! » - и сообщения остаются без ответа.
Через полчаса:
« Где тебя, черт возьми, носит? Вернись домой и выслушай меня!»
Через час:
« Лухан, я стою под твоей дверью уже четвертый час! »
Через два:
« Ну и черт с тобой. Поговорим, когда остынешь! Ты знаешь где меня найти. »

И Лухану хочется думать, что он неправ. Что альфа честен перед ним. Хочется верить ... но страх снова обжечься сильнее других чувств. Ведь если все окажется правдой, он больше не переживет этого.
Руль вдруг резко ведет в сторону, выворачивая машину на встречную полосу. Лухан видит перед собой блеск фар и слышит громкий рев клаксона. В последнюю секунду ему удается уйти от столкновения. Он подъезжает к обочине и выбегает из машины, тяжело дыша.

Он весь дрожит, а шок не отступает. Дождь большими каплями оседает на одежде, которая тут же промокает насквозь. А Лу все стоит, уставившись в одну точку, и чувствует что задыхается.

Словно невменяемый он начинает двигаться вдоль по бульвару. Он не замечает людей, ни света из окон магазинов, ни машин, ни светофоров. Просто бредет еле-еле переставляя одну ногу за другой.
И пункт назначения не известен ему самому, пока в глаза не бьет свет от до боли знакомой вывески. Он толкает дверь, слыша привычный звон колокольчика и замирает посреди зала.

Чен, попивающий в этот момент кофе, слегка удивляется позднему посетителю, ведь на двери черным по белому написано закрыто, но возмутиться не получается, когда он видит кто к нему пришел.

- Лухан? Ты припозднился сегодня, - но п
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эрисмотревшись, он понимает, омега пред ним промок до ниточки. С волос стекают дождевые капли, а сам он сутулится от холода и легонько дрожит, - Что случилось?

Чондэ напуган. Прежде всегда идеальный Лухан, стоит сейчас перед ним, стучит зубами и кажется, совсем не понимает, куда он пришел. Альфа бежит в подсобку за махровым пледом, чтобы хоть как-то согреть, но вернувшись, резко останавливается, не дойдя буквально двух шагов до парня.

Он повсюду. Проникает внутрь, через нос и рот, окутывая легкие и исчезая где-то внизу живота. Вот почему он напуган и растерян. У Лухана течка и Чен ощущает это всеми своими конечностями.

Но он все же решается подойти. Накидывает на него теплую ткань и слегка растирает предплечья.
Он видит посиневшие губы и в контраст розовеющие щеки.

- Где Сюмин?
- Он .. он у Чунмена.
- А ты почему здесь? - Чен пытается заглянуть в глаза, но голова омеги опущена слишком уж низко
- Я думал прогуляться, но тут ... внезапно ... - Из светлых глаз полились слезы, - И мне так страшно стало.

Он жмется к широкой груди, не осознавая всей ситуации. Он ищет успокоения в руках Чондэ, но, кажется, совсем забывает кто перед ним стоит.
А Чен до покраснения сжимает губы и старается делать поменьше вдохов.
- Тебе домой нужно Лухан. Давай я отвезу?
- Нет, - упрямится омега, жмуря глаза и сильнее цепляясь за мягкую ткань рубашки, - Я не хочу домой. Там так пусто без него ...

Чондэ хочет поддержать, но он же не каменный. Особенно когда Лухан, на секунду пришедший в себя, поднимает на него затуманенный взгляд и чуть приоткрытыми губами пытается что-то вымолвить.

И цепь, что связывала руки за спиной с треском обрывается, когда он хватает острый подбородок большим и указательным пальцами и накрывает чужие губы своими.

И это так до сумасшествия неправильно
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э, но Лухан позволяет.
Толи обида стирает все рамки приличия, толи потому что это Чондэ. Такой теплый, привычный что ли. И глаза у него добрые, уголки губ приподняты, хоть и не до улыбки сейчас, но так чертовски мило.

А что еще можно желать, в такой момент? Что нужно человеку, которого в очередной раз предали? Только чтобы на него смотрели именно так, даря любовь, не прося ничего взамен.

И может он горячится. Ведь это вовсе не любовь, просто Чен жалеет его, а Лухану хочется, чтобы его пожалели. Погладили по голове, как он гладит сына, после очередной полученной им ранки.
Вот только у самого в сердце рана, которую не заклеить обычным пластырем.
Но Чондэ не заходит дальше одного поцелуя.
Он отрывается от сладких губ, которые именно такие, какими он их себе представлял, но не отстраняется. Дышит глубоко, едва касаясь чужого рта.
- И правда клубника, - шепчет он, легонько улыбаясь, а Лу сжимает кулаки.
Но видимо зря. Потому что Чондэ не такой. Он не Сэхун. Не накинется, не станет раздевать и прижимать к стене, насильно требуя поцелуи и шепча на ухо всякие пошлости.

И в этот момент Лухан чувствует себя таким грязным, потому что хочет он именно этого. Потому что хочет Сэхуна.

Чен хмурит брови, а на коже, где рукава задраны по локоть, проступают едва заметные венки.
Он борется. Борется с самим собой и со своим желанием.
- Я такси вызову, - шепчет альфа напоследок и совсем отстраняется.

Машина приезжает быстро. Удачно быстро ... потому что хочется скорее сбежать подальше ото всей этой ситуации, зарыться в теплое одеяло и не просыпаться до самой весны. Но у самого выхода Лухан чувствует себя пойманным за руку.
- Я уезжаю через два дня, - омега оборачивается и смотрит в чужие глаза. Шутка? Не похоже ... , - Хочу улучшить свой Китайский. А еще я нашел отличные курсы повышения квалификации. Буду перенимать знания у своих китайских коллег. Кенсу здесь за этим ... Он останется, пока я не вернусь. Вот только не знаю, вернусь ли.

А Лухан почему-то чувствует свою вину. Это ведь не из-за него, с чего бы? Но почему тогда на душе кошки скребутся?
« Да потому что друг. И дорог так по-дружески. И терять того, кто, кажется, понимает тебя лучше других всегда обидно », - подсказывает разум.
И омега словно трезвеет от этих мыслей. Ведь и правда. Он друг! Хороший добрый друг. Чен
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эпросто такой человек, с которым хочется делиться своими эмоциями.

Последнее теплое объятие и слова прощания. Чен понимающе кивает на тихое « прости » и улыбается вслед уходящей омеге. Улыбается той самой улыбкой, от которой у Лухана чуть чашка из рук не выпала при их первой встрече.

Парень забирается на заднее сидение и называет водителю адрес. Руки сжимают низ живота, а стук сердца плавно набирает обороты.

И поверить тяжело. Снова чувствовать ту боль больше нет никаких сил. Но если оттолкнуть ... то все равно, что подписать себе смертный приговор.

Нужное здание. Нужный этаж. Нужная дверь и тихий, из последних сил, стук.

Дверь открывается как-то уж очень осторожно и Сэхун просто не верит своим глазам. Ведь он, Лу, сам пришел. Пришел к нему.

- Лухан, что ты ...
- Я тебе верю! Только прошу ... не оставляй меня.

И все встает на свои места.

Глава 14

Ночь. Под светом уличного фонаря виднеются две фигуры. Широкоплечий высокий парень и худенький хрупкий рядом с ним. Они стоят и просто обнимаются, делясь теплом друг с другом, и слушают, как бьются их сердца. Тот, что повыше немного отстраняется, смотрит в родные глаза и тихо шепчет:
- Я люблю тебя.
Но парень напротив молчит. Его взгляд вдруг становится пустым, стеклянным, неживым.
Он несколько раз смаргивает и, мотая головой, делает шаг назад. И еще один, когда за ним протягивается чужая рука. И так он все дальше и дальше от того островка света, что несколько минут назад был для них маленьким раем.
Высокий парень хочет сорваться с места вслед, но не мо
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эжет выйти из этого круга. Он словно птица, пойманная в клетку, которая метается из угла в угол, не веря в то, что ее удерживают металлические прутья, ведь она рождена с крыльями, чтобы быть свободной.

- Л-лухан ... - кричит парень, протягивая руку в темн
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·оту. - Лухан!


***


Говорят, глаза - это зеркало души. Очень многие согласятся с этим убеждением. Ведь то, что у тебя на сердце, в определенный момент отражается и во взгляде. Радость - блеск, грусть - слезы, усталость - покраснение и злость, до расширившихся зрачков. А интересно, как любовь отражается в глазах людей?

Лухан проснулся тем утром немного позже, чем обычно.
Солнце за окном поднялось уже довольно высоко и, судя по тому, что сейчас уже конец осени, времени на часах огого. Но Лу это не особо заботило.

Омега уложил свою щеку на сложенные руки и рассматривал, все ее спящего перед ним, альфу. Он лежал на боку, повернутый лицом к своему созерцателю. Рот слегка приоткрыт, но дыхание ровное и спокойное.
А Лухан легонько улыбается, обводя взглядом идеальные черты лица.

Он помнит, как однажды на вопрос «Почему я?», Сэ ответил:
«Какой толк в том, что на меня все кидаются из-за моего лица? Подумаешь, хорошенький парень ... Нет никого, кто бы понимал меня. А ты смотришь прямо в душу!».
Хоть и сказанное тогда было не искренне, а, скорее, по написанному сценарию, Лу сейчас лежит рядом и он действительно смотрит альфе в душу ...

Нетерпеливо сглатывает и тянет ладонь к чужому лицу, слегка касаясь пальчиками острой скулы. Через некоторое время альфа хмурится, начинает жадно втягивать воздух носом.

- Лу-лухан, Лухан ... - и ресницы резко взлетают вверх. Омега даже сделать ничего не успел, так и застыл на месте. С полминуты они просто лежат, глядя друг другу в глаза. Лухан растерянно, а Сэ не веря. Не веря, что парень перед ним реален.

Прежде, они никогда не просыпались вместе. Сэхун никогда не видел Лу в лучах утреннего солнца, такого нежного и естественного.
- Все нормально?
- Просто кошмар ...- сон был настолько реальным, что Сэхун никак не мог прийти
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·эв себя. - Честно говоря, я думал, что ты уйдешь еще ночью, - признался альфа, переворачиваясь на живот и зарываясь носом в белоснежную подушку. Вся его постель впитала запах Лу и это доставляло небывалое удовольствие.

- И как ты себе это представляешь? У меня течка, а я добровольно встал и ушел от альфы у которого запах, что у меня в момент сносит крышу?
Сэ только грустно улыбнулся. Разве он не поступил так в прошлый раз?

- Болит? - он протянул руку и погладил живот Лу, слегка задевая тазобедренные косточки.
- Уже легче, но если ты не уберешь свою руку ааахх ...
Лухан выгнулся дугой, когда альфа случайно (а может и нет) соскользнул рукой ниже. У Лухана всего лишь второй день и чувства еще слишком обострены.
Омега сдвинул ноги и, откатившись к самому краю кровати, присел.
- Мы с тобой еще не все обсудили.
- А по-моему, твои вчерашние слова расставили все по своим местам.
- Слова? Какие еще слова?
- Ты ... - Лу обернулся на голос альфы. - Ты просил не оставлять тебя ...
Глаза омеги забегали в разные стороны, а руки, инстинктивно, сильнее прижали концы одеяла к груди.
- Я ...
- Ты хочешь снова все оправдать нашим влечением друг другу? Тем, что момент был неудачным, или тем, что ты не ведал, что творишь и что говоришь?
Он действительно хотел.
- Я хочу сказать, что ... мне нужно на работу!

Внезапно открывшаяся дверь заставила обоих вздрогнуть. Они застыли на месте, следя за тем, как в комнату вошел парень, уткнувшийся в какие-то документы. В другой руке он нес подставку с двумя стаканами кофе.
- Сэх, тут бумаги на подпись, как встанешь, прочти их и ... - Тао наконец поднял голову. - Ээ ...
Сэхун обреченно вздохнул.
- Друг. Я что-то не понял. Ты меня что, разыгрывал вчера, когда ввалился в мой номер, круша все, что попадало тебе под руку и, матеря весь э
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·этот мир, потому что Лухан не хочет тебя слушать?
- Да, но ...
- Нууу знаешь. Он в твоей постели. Голый. Не хочет слушать, да?

Лухану вдруг стало очень смешно от этих слов, потому как Тао произносил их с таким вопрошающим лицом, что Сэ просто не знал что ответить.

Пока альфа натягивал на себя штаны, его помощник прикрыл лицо принесенными бумагами и осторожно двинулся к письменному столу, на ходу подмигивая Лухану.

- Извини, нас в прошлый раз не представили друг другу как следует. И спасибо за подарок для Сюмина, - Лу с благодарностью принял свою футболку, которая валялась на полу.
- О ... а я просто подумал, что мы не нуждаемся в представлении.
Лухан перевел удивленный взгляд на Сэхуна.
- Ты, наверное, меня не вспомнил, да? Мы с Сэ учились вместе. В школе не разлей вода были!
- Просто кто-то приклеился ко мне, как липучка, - пробурчал альфа, подходя ближе и всматриваясь в документы на столе. - Если Лу не помнит, не приставай к нему, ОК?
Сэхун вопрошающе приподнял брови и впился взглядом в растерянного Тао. Он не хотел, чтобы друг снова поднимал забытые темы, а тем более, чтобы на свет выполз тот дурацкий спор.
Тао конечно же не понял намека, но решил не болтать лишнего и, получив заветную подпись, поспешил убежать из номера, с широченной улыбкой на ли2це.

Сэхун собрал с пола валявшуюся одежду и бросил все на кровать. Выхватив из кучи свою рубашку, он направился к противоположной двери.
- Я в душ. А ты! Не на какую работу ты не пойдёшь. Я тебя не пущу в таком состоянии.
- Но у меня штат из омег! - возмутился Лу.
- Плевал я на это, - послышалось за закрывшейся дверью.
Лухан обреченно откинулся обратно на подушки и развёл руки в стороны. На губах играла какая-то немыслимо счастливая улыбка и омега в этот момент думал только о том, что может быть именно так и должно было быть? Если бы он тогда засунул свою гордость куда подальше и рассказал бы Сэхуну о ребенке, возможно, они бы уже шесть лет просыпались вот так вместе. И не было бы этого неприятного осадка, ни обиды, ни злости. Они бы смогли найти выход, вместе?

Картинки прошлого вдруг встали перед глазами. Лу вспомнил тот самый день, когда узнал о том дурацком споре. Просто подслушал, как двое альф обсуждали это в туалете. Вот так просто ...
Лу задумался, неужели он был настолько ослеплен своей любовью к Сэхуну, что до сих пор не смог заметить разговоров за своей спиной и насмешливых взглядов?

В одно утро, ровно за неделю до подслушанного разговора, у него случилась течка. Нет, все было запланировано и ожидаемо, но вместо того, чтобы как всегда остаться
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·э дома, Лу в голову пришла сумасшедшая идея. Он собрал вещи, надел форму и отправился в школу.
И когда сильная рука схватила его за предплечье, он почувствовал небывалое чувство удовлетворения. Сэхун сдавленно дышал и скалился на всех, кто смел хотя бы посмотреть в сторону Лу.
- Ты сумасшедший, Хань? - шептал альфа, наклоняясь носом к тонкой шее, - Боже, ты так сладко пахнешь.
Тот день был прекрасным. Та ночь была прекрасной.
Но только Лу не знал, что делать. Он был растерян и напуган, а потому просто встал и ушел, не дожидаясь утра.
Может быть, проснись они тогда вместе, он бы все ему простил. И Сэхун простил бы ...

Погруженный в свои мысли, Лу не заметил, как альфа вернулся.
- Идем, - он подхватил того на руки и под возмущенные крики потащил в ванную.
Вода в джакузи набралась уже на половину, заманивая резвящимися пузырьками.
Сэ поставил свою ношу на пол и начал распутывать простынь.
- По-подожди, я и сам могу, - протестовал Лу, пытаясь прикрыться от взгляда альфы.
- О Лу, перестань. Мы проснулись вместе, а ты беспокоишься о таких мелочах.
Белая ткань упала к ногам омеги и Сэ, снова подхватив его на руки, опустив в теплую воду.
Лу послушно присел, все еще стараясь скрыть от черных глаз некоторые участки своего обнажённого тела. Сэхун же опустился на кафельный пол, проведя своей рукой по водной глади.
- А теперь послушай меня, ладно? Да. Я спал с тем парнем. Но это было до того как я сделал тебе предложение, и вообще до того как я узнал, что Сю мой сын.

Омега, наконец, поднял глаза на Сэхуна и приоткрыл рот, чтобы что-то сказать, но альфа продолжил.
- Я, правда, хочу, чтобы нас с тобой связывало нечто большее, чем наш сын. Может, ты все еще не до конца принял меня, но я уже давно считаю вас с Сюмином своей семьей. И ты должен поверить мне, потому что я бы никогда не поступил так с вами. И никогда, слышишь ... никогда не поступлю.
- Не зарекайся, Сэхун ...
- Нет! Пока ты сам меня не прогонишь, я не уйду.
Омега грустно опустил голову, наблюдая за тем, как через его пальцы сочится вода.
- Я уже столько раз просил тебя уйти, но ты все еще здесь.
Сэхун легонько улыбнулся, подаваясь вперед и обнимая омегу за талию. Его рубашка тут же впитала в себя воду, но ему было все равно. Он почувствовал под своей ладонью едва заметный шрам на животе Лу и сердце неприятно
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· кольнуло.
- Тебе было больно?
- Нет. Была сложная операция, и они дали мне большую дозу наркоза. Наоборот, было страшно просыпаться ... Я не знал, жив ли мой малыш, здоров ли. А когда я очнулся и не услышал детского плача, то чуть не сошел с ума, - плечи омеги тут же затряслись и он приложил мокрые ладони к лицу.
- Мне жаль. Я должен был защитить тебя от всего этого.
А в ответ лишь отрицательное покачивание головы.

Когда омега показался из-за двери ванной, Сэ уже успел переодеться и как раз застегивал п
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·уговицы на манжетах.
- Чем думаешь заняться? - подходит ближе, поглаживая раскрасневшуюся, от горячего пара, щеку, ловя большим пальцем теплую улыбку.
- Ну, для начала, мне нужно получить по башке от Исина. Я оставил у него Сю и даже не предупредил когда вернусь.
- Значит, получать будем вместе? - утвердительно кивает альфа и, наконец-то, крадет с любимых губ утренний поцелуй.

* * *


- Исин, только не ругайся, ладно? - прямо с порога заявил Лу, сложив руки в умоляющем жесте.
Парень распахнул дверь шире и заметил поодаль еще одного человека. Он окинул их оценивающим взглядом, складывая руки на груди.
- Ну, я, собственно, так и подумал.
Лухан виновато опустил голову.
- Как Сю?
- Могу сказать тебе, что в компании любимого дяди он даже и не вспомнил о существовании своих никудышных родителей.
- Прости еще раз ...
- Чертова природа ... Не хочу даже знать, почему вы вместе уже с самого утра, но, черт возьми, я это чувствую.
- Не подождешь нас на улице? - во взгляде Лухана было столько мольбы, что Сэ только сдержанно кивнул и пошел обратно к машине.
- Ты сумасшедший Лухан, - констатировал друг. - Ей Богу, сумасшедший. И что дальше?
- Я не знаю, Исин, - честно признался он. - Пусть все идет, как идет. Пожалуйста, только не осуждай меня. Вы с моим братом прекр
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эасная пара, может когда-нибудь мы с Сэхуном тоже сможем ...
- Лу, мы с Меном любили друг друга, когда женились. Это разные вещи!
- Я знаю. И возможно я не могу сказать, что люблю его так, как это должно быть, но он заслуживает этого шанса.
На лестнице послышался топот и через секунду Сюмин влетел в гостиную, сразу же кидаясь в объятия Лухана.
- Папочка, ты пришел!
- Да, сладкий. Сейчас поедем домой. Беги на улицу, ладно? Там тебя ждет Сэхун.
Малыш закивал и, попрощавшись с Сином и животиком, весело побежал на выход.
Исин все так же обеспокоенно наблюдал за племянником, а потом перевел взгляд на Лухана.

- Ну не смотри так, Син, прошу! - и он смягчился. Подошел ближе и крепко обнял, устраивая подбородок на плече Лу.
- По правде говоря ... Мне как-то не спокойно, Лу. И это беспокойство выливается на тебя и на Чунмена. Я, наверное, уже достал его со своими истериками.
Лу еле ощутимо передернуло, и он протянул руки, чтобы обнять в ответ.
- Что такое, Син? О чем ты беспокоишься?
- Я боюсь за ребенка. Очень боюсь. Мен считает это все глупостью, но мне страшно ...
- Ну чего ты? Все же хорошо, - Лухан поглаживает чужую спину, сопровождая это легкими постукиваниями.
Когда-то сам Исин так же успокаивал беременного подростка, которому весь окружающий мир казался одной большой опасностью для его малыша. Тогда он дарил ему теплые, почти материнские, объятия и продолжал повторять, что все будет хорошо.
Теперь ему самому предстояло это понять.
- Син, я знаю, что ты чувствуешь. Знаю, что этот ребеночек очень важен для тебя. Но ты не должен думать о плохом, ведь вы сейчас одно целое, а значит, он все чувствует. Не нагружай себя, ты понял? И не говори, что достал Чунмена. Он любит тебя больше жизни. А теперь так вообще в миллионы раз больше. Просто позволь ему позаботиться о себе.

Син благодарно кивает и улыбается сквозь слезы.
Все-таки этот парень ангел, думает Лу, когда они отъезжают от дома друзей. Его личный ангел хранитель. И ему очень хотелось, чтобы Син был счастлив. И в объятиях Чунмена, скорее всего так оно и будет.

- Сю, что у тебя в руках? – вдруг замечает омега.
- Это домик для нас. Папочка рисует дома, и я тоже захотел. Он большой-большой, как у папы Сина и Мена. Ты же сможешь его построить? - с надеждой спрашивает малыш, протягивая рисунок папе.
- Конечн
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эо, раз так хочет наш маленький альфа.
Малыш улыбается и переводит взгляд на отца.
- А ты будешь жить там с нами?
Сэхун еле заметно напрягается, но продолжает молчать, всматриваясь в дорогу.
- Конечно, он будет. Правда же, папа Сэ? - Лухан понимающе гладит альфу по плечу, а тот взамен возвращает благодарную улыбку.


* * *


Стоя на пороге собственной квартиры, Лухан щекой прижимал мобильный к плечу и прыгал на одной ноге, пытаясь стянуть с себя туфель.
- Ладно, если не хочешь выстрелить мне в голову, как насчет топора?
- О Сэхун, это твоя работа. Ты должен ее выполнять, нравится тебе это или нет.
- Какой толк быть начальником, если я не могу делать так, как мне хочется?
- Такой же, как и иметь помощника по имени Бён Бэкхен. Иногда мне кажется, что я лишний в собственной фирме.
- О, Лухан. Вы рано ... - в коридоре показалась Линь, в фартуке в горошек и полотенцем в руках.
- Я сбежал, - улыбнулся Лу, перекладывая трубку к другому плечу. - Как там моя маленькая булочка?
- Я только-только накормила его ужином. Он был молодцом и съел все брокколи, а теперь играет у себя.
- Отлично, спасибо. Вы можете идти. Генри еще внизу, он отвезет вас!
Женщина кивнула и, быстренько прибравшись на кухне, засобиралась в дорогу.
Лу заглянул в детскую проверить сына и пошел переодеваться, все так же продолжая телефонный разговор.

За окном уже горели уличные фонари и поблескивали еле заметные звездочки.
Лухан не любил зиму, все потому что темнеть начинало очень рано, и он каждый раз с опаской возвращался домой.
Сегодня он п
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эозволил себе уйти пораньше, впервые за долгую рабочую неделю, которая была просто завалена делами. Но сегодня же пятница.
Надев неизменную белую майку и мягкие спортивные штаны, он решил немного перекусить.
- Чем ты занимаешься? - поинтересовался Лу, почувствовав, что альфа куда-то пропадает.
Сэхун так же вернулся с работы пораньше, но сил не было даже на то, чтобы переодеться. Он просто расстегнул рубашку и завалился на кровать.
- Умираю.
Лу цокнул языком, но потом все же еле слышно рассмеялся.
- Обожаю, когда ты смеешься. Делай это почаще в моем присутствии, - вдруг ни с того ни с сего выдал Сэ.
- Ненавижу, когда ты так говоришь, - парировал омега. - Ты в душе?
В трубке раздалось шипение воды, а Лу почему-то сглотнул.
- Да, мне нужно расслабиться, - как-то уж слишком двусмысленно, думал омега, пока альфа на том конце хитро улыбался своему отражению в зеркале.

- Сэхун ... а расскажи мне о тех, с кем ты ... ну, был близок? – через полчаса Лухан уже успел заварить себе чай, а альфа вернулся в комнату, снова заваливаясь на кровать.
Сэ чуть не выронил трубку из рук.
- Зачем?
- Просто я хочу знать обо всех.
- До тебя или после?
- О Боги. Я уже пожалел, что задал этот вопрос.
- Серьёзных отношений, как таковых, у меня не было. Ну, ты не в счет разумеется. А самые долгие были с тем парнем, которого ты уже встречал. Но все закончилось очень быстро
- Как ты узнал? - омега забрался на высокий стул и наконец, нормально взял трубку в левую руку, правой перемешивая сахар в чашке чая.
- Услышал один телефонный звонок, который не должен был. Но это уже не важно, - альфа поспешил перевести тему. - А потом я просто послал все к чертям и стал встречаться со всеми подряд, зная, что даже если я сорвусь, для меня не будет никаких последствий, - слабая усмешка, но Лу чувствует нотки грусти в его голосе.
- Ты чувствовал пустоту? - поинтересовался он осторожно.
- Не то чтобы. Просто тяжело жить, осознавая, что у тебя никогда не будет собственного ребенка. Это давило. Все же истинную цену чего-то узнаешь только когда потеряешь.
С полминуты они молчали, каждый думая о своем, но тут Сэ решил, что настала его очередь спрашивать:
- А что на счет тебя? Расскажешь мне о «до» и «после»?
- Ты лишил меня девственности, о каких до ты говоришь?
- Хорошо, а после?
- Нет!
- Что нет
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· э? - не понял альфа.
- Все нет!
- Не хочешь говорить, или ...
Тишина.
- Лу? Лу?! Ты что не
- Да! Да, у меня никого не было, кроме тебя. Я ни с кем не спал, - его щеки пылали огнем. - Ты доволен?
Теперь молчание уже слышалось на противоположном конце провода. Сэ просто ушел в аут.
- Боже, - наконец послышался сдавленный хрип. - Я бы приехал к тебе прямо сейчас и мы бы занимались этим до тех пор, пока у тебя не сорвался бы голос, от того что ты кричал бы мое имя ...
- О, просто заткнись!

Они проговорили т
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· ак весь оставшийся вечер. Лухан, забравшийся с ногами на барный стул и Сэхун, лежащий поперек кровати. Пусть они не виделись целую неделю, но это все с лихвой компенсировалось ночными разговорами.

И они оба считали это хорошей идеей, ведь ночью люди меняются. Они становятся честнее и откровеннее друг с другом, делятся своими самыми сокровенными мыслями и желаниями. Вот так просто, без утаек, раскрывают все, что на сердце лежит тяжелым грузом. Только жаль, что именно в этот момент они вместе, но каждый по отдельности.

- Я боюсь, что ты можешь уснуть, - улыбается омега. - Давай закончим, и ты спокойно отдохнешь?
- Подожди Лу, я спросить хотел! Мы можем погулять завтра, все вместе?
- Конечно, мы с Сю давно никуда не выбирались.
- Отлично, тогда я заеду после обеда, хорошо?
- Да!
Разговор был окончен, но никто из них не спешил класть трубку. Пытаясь вслушаться в чужое дыхание, они задерживали свое собственное.
- Лухан?!
- Мм?
- ... до завтра?
- До завтра, Сэхун.

* * *


Они чувствовали, что небеса и прав
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эда хотят свести их вместе, потому что именно в этот зимний день, который по идее должен был быть холодным и заснеженным светило теплое солнышко. Они вышли погулять в парк, как делали это раньше. Сюмин носился по детской площадке, преследуемый Сэхуном, а Лу с улыбкой наблюдал за этой картиной, погруженный в собственные мысли.

Его отвлек голос альфы. Сюмин уже успел убежать дальше по дорожке, и родители отправились вслед за ним. Было немного неловко из-за ночных откровений, и Сэ решил это исправить. Тыкнул пальцем куда-то в сторону и когда доверчивый Лу обернулся, тут же переплел их пальцы вместе.
- Сэхун это так глупо.
- Ты, должно быть, замёрз? - не обращая внимания на чужие слова, Сэ стянул с плеч шарф и накинул его на омегу, обернув несколько раз.
Специально он делал это или нет, но это было так похоже на их первое свидание, что становилось страшно.
Потому, когда в кармане зазвонил телефон, Лу вцепился в трубку, как в спасательный круг.
Все прошлые проступки Бэкхена тут же испарились, как только он услышал в трубке голос помощника.
- Скоро буду. Прости Сэ, но ты не побудешь с Сюмином? Мне срочно нужно на работу.

Сэ кивает, выпуская чужую руку из своей, и как-то грустно смотрит вслед.
Он понимает. Не хочет давить. Старается быть как можно мягче, но что толку, если Лухан не подпускает его ближе к себе.

Альфа не замечает, что парк давно закончился, и они каким-то образом вышли на оживленный бульвар. Сю крепко держал отца за руку, ловя на себе взгляды умиляющихся омег. А Сэхуну так тепло на душе, что хочется улыбаться каждому встречному. Еще год назад он и не мечтал, что сможет гулять со своим ребенком, держать его на руках, дарить подарки, играть вместе и учить чему-то новому.
Улыбаясь тому, как сын бежит рядом с ним вприпрыжку, он не заметил с той стороны дороги свернувшего на тротуар велосипедиста, который потерял управление и не сумев вовремя затормозить, несся прямо на Сюмина.
Реакция сработала мгновенно. А может отцовский инстинкт, он не знал. Просто кинулся вперед, закрывая сына своей спиной и прижимая маленькую голову к своей груди.

Удар резиновой грипсой пришелся как раз ему в плечо, от чего сжались зубы, и рука онемела от резкой боли.
Сюмин вцепился в грудки отцовской куртки и, зажмурившись, начал кричать. А Сэ в этот момент было плевать на
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· э себя, он испугался, что Сюмина могло задеть и он кричит от боли.
- Сю, ты ударился? Где-нибудь болит? Родной, ответь!
Малыш только отрицательно помотал головой, продолжая плакать.
Вокруг них собралась небольшая толпа. Кто-то помог незадачливому велосипедисту подняться на ноги, а кто-то пытался вместе с Сэхуном успокоить испуганного ребенка.
Сэ тем временем подорвался на месте и схватил парня за горло.
- Ты какого хрена творишь? Ты же мог его покалечить! Он же еще ребенок.
Кто-то в толпе оттащил взбешенного Сэхуна от испуганного велосипедиста и альфа снова рухнул перед сыном на колени.
- Тише, сыночек, тише. Все хорошо.
Сюмин открыл глазки и прижался к отцу, пытаясь выговорить что-то сквозь всхлипы.
- Тебе не больно Сэхун? Он ударил ... должно быть больно.
- Нет, папе совсем не больно ... видишь? – не обращая внимания на ноющее плечо, он потряс рукой. - Иди ко мне.
Подхватив сына здоровой рукой, он еще раз окинул незнакомца презрительным взглядом, и направился к машине.

Рулить было чертовски больно и неудобно, но альфа вел как можно осторожнее, на светофорах поглаживая Сю по голове. Мальчик немного успокоился, но все еще тяжело дышал, потирая красные глазки.

Как только они добрались до квартиры Лухана, малыш настоял на том, чтобы самому полечить пострадавшего.
Альфа только подался маленьким ручкам, которые тянули его за штанину в детскую.
Он уложил отца на свою кровать в виде машинки и развернул его руку. Сэхун пытался спрятать от его глаз проступившую гематому, но тот оказался очень упрямым.
- Ты не будешь плакать? - спрашивает так серьезно.
- А что ты будешь делать? – Сэ не мог сдержать улыбки, видя, как маленькие ладошки поглаживают синяк.
- Папа гладит всегда и боль приходит.
- И правда проходит, - Сэ коснулся кончика носа Сю. - Спасибо, сыночек.

Лухан вернулся под вечер. Уставший и эмоционально вымотанный. Его никто не встречает, не слышно голосов и свет везде выключен.
Он открывает дверь детской комнаты и в свете ночника видит две фигуры на кровати. Сэхун спит, прижимая к себе во сне маленькое
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· этельце сына, а тот, своими ручками крепко-крепко держится за папину широкую ладошку.
Сэхун чувствует на себе изучающий взгляд, поэтому осторожно открывает глаза и видит фигуру омеги в дверях. Тот прижимает пальчик к губам и кивает в сторону спящего сына. От ерзаний Сэ, Сюмин выпускает его ладонь и переворачивается на другой бочек.

Как только Сэ выходит из комнаты и тихонько прикрывает за собой дверь, Лу тут же обнимает его за шею и дарит невесомый поцелуй.
- Чем заслужил?
- Это была просто до чертиков милая сцена.
Сэхун улыбается, снова наклоняясь за поцелуем, но тут же морщится от боли, когда Лухан сжимает его пострадавшее плечо.
- Что с тобой?
- Да так, небольшой синяк.
Лухан тут же сажает Сэ на диван и оперевшись одним коленом о мягкую сидушку, отодвигает горловину его кофты, чтобы взглянуть.
- Небольшой? Да он огромный ... тебе в больницу нужно.
- Нет ... Лу, Лу, - Сэхун ловит, пытающегося уйти, за руку, - Иди ко мне - и сажает перед собой, лбом утыкаясь ему в плечо, - Давай просто посидим вот так немного.
У Лу по телу бегут мурашки и он поднимает руки, чтобы обнять альфу в ответ. Гладит по спине, а сам дрожит от каждого прикосновения к мускулистому телу.
- Лу , - шепот тихий и осторожный. - Он назвал меня папой, представляешь?!
- Что? – прийти в себя удается не сразу.
- Не знаю. Мы просто засыпали, и он сказал, вот так тихо, «Папа». Хотя может он это тебя звал или задремал и увидел тебя во сне, я не зн.. – затараторил Сэхун, пытаясь найти какое-нибудь глупое оправдание. А Лухан чуть посмеивался, наблюдая за ним.
- Я уверен, это предназначалось именно тебе, - наконец прервал его Лу и потянулся к шее альфы, чтобы едва ощутимо коснуться губами.
Лухан льнет к нему, как кот, разве что, не мурлыча от удовольствия.
Но Сэхун вовремя приходит в себя, поддавшись этой маленькой пытке, и отстраняется.
- Нам нужно кое о чем поговорить, - отвечает он на удивленный взгляд омеги. - Подожди здесь.
Он тут же скрывается в коридоре и, нащупав во внутреннем кармане куртки то, что искал, возвращается в зал, подзывая к себе омегу.
Они подошли к окну и Сэхун, облокотившись об него спиной, притянул Лухана к себе за талию одной рукой.
Вторую он все еще прятал за собой и когда он поднес раскрытую ладонь к лицу омеги, тот еле ощутимо вздрогнул.
- Это Та серьга была в
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· этакой же коробке.
Альфа кивнул.
- Мой первый бриллиант ... я тогда даже поверить не мог.
- А как думаешь, что здесь?
Лухан сглотнул.
Кольцо Оно было прекрасным. Камни красиво переливались при свете луны и отражались в бездонных глазах альфы.
- Что скажешь?
- Оно божественно!
- Не о кольце, Лу. Ты другого и не достоин.
- Тогда что?
Сэхун немного помедлил и, кивнув, словно соглашаясь с самим собой, взял омегу за руку и заглянул в глаза.
- Лухан. Я долго думал над тем, что сказать тебе, но так и не смог придумать что-то адекватное, более-менее. Я просто Я много чего совершил в прошлом, я не отрицаю, но позволь этим ошибкам там же и остаться? Я готов защитить тебя от них, но мне не удастся это в полной мере, если ты сам не позволишь!

Омега никак не мог сосредоточиться на том, что говорит Сэ, поэтому его взгляд бегал по глазам альфы туда-сюда, пытаясь уловить в них хоть какую-то эмоцию. Но луна – слишком слабый источник света, поэтому, в темноте у альфы не было видно даже зрачков.

Но это все вмиг стало неважно лишь слова, произнесенные так нежно и тепло.
- Ты выйдешь за меня?
Их Лухан слышал уже не первый раз! Только теперь это звучало правильно, так, как должно было быть.

Говорят, глаза - это зеркало души. И каждый видит в этих слова смысл, близк
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· ий и понятный только ему одному.

Лухан никогда не мог прочитать взгляд альфы. Ему казалось, что за чернотой нет ничего, кроме пустоты.

Но если бы кто-нибудь наблюдал за ними со стороны, он бы объяснил Лухану, что в глазах альфы нет тьмы. В этот самый момент, когда Сэхун смотрит на него, в них отражается сам Лу ... а значит, он отражается и в его душе.
Глава 15

Вопрос «Что такое любовь?» рано или поздно возникает в жизни каждого человека.
Ответ на него не описан ни в одной книге. Слову «любовь» нет опред
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эеления в толковом словаре. Чувство любви, в полной мере, невозможно выразить словами.

Лухан всегда думал, что любовь, это такое место, где нет тебя самого. В нем есть только человек, которого ты любишь, который дарит тебе радость и счастье одним своим существованием. Когда ты видишь перед собой только этого человека, и никак иначе.

В детстве он никогда не слышал слово «люблю» в свой адрес.
Именно в тот период, когда ему это было так необходимо, Лу не знал, что такое любовь.

Дядя с тетей не любили его, друзья были не настолько близки, а парень, который нравился ему, не отвечал взаимностью. Поэтому, когда их отношения с Сэхуном начали расти во что-то большее, он действительно ждал того момента, когда сможет ему признаться. Может тогда и Сэхун произнесет эти заветные слова.

Но в тот момент, альфа просто улыбнулся, что ввело омегу в ступор. Разве не так это должно происходить?
«- Я люблю тебя! - Я тоже тебя люблю!»

Тогда, он не придал особого значения случившемуся. Он слишком отвык от чужой ласки, чтобы ожидать взаимности от других. Ему казалось, что достаточно и того, что он сам любит.

Позже, такие нужные слова он слышал от своей новой семьи. От папы, который был словно ангел. От отца, который был строг, но все же не жаден до объятий и теплых слов. От брата, который души в нем не чаял, и от сыночка, который, пусть и не говорил это вслух, но любил по умолчанию.

Он ожидал всю жизнь, когда кто-нибудь полюбит его. Когда он станет нужным кому-то. Когда кто-то не будет представлять без него жизни. Искал то место, где будет только он один. Особенным для кого-то.

- Эй, Лу, о чем задумался? - Сэ помахал рукой перед зависшим парнем, возвращаясь к распаковке чемодана. Лу, который за своими мыслями не заметил, как скомкал в своих руках майку, очнулся от чужого голоса, и продолжил складывать вещи альфы в свой шкаф.
- Да так, - он принял очередную футболку из рук Сэхуна и уложил ее в ту же стопку, что и предыдущие. Невольно окинув взглядом свою работу, он заметил, что вещи альфы, темных оттенков, очень гармонично смотрелись с его светлыми рядом. Так странно, кажется мелочь ... но это было похоже на знак свыше.

Он снова завис стоя у дверцы шкафа и тупо продолжая разглядывать их вещи. Сэ не выдержал и, подойдя к омеге, обнял его со спины. Лу вздрогнул.

Сегодня Сэхун о
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· экончательно перевез все свои вещи в квартиру Лухана. Альфа, все чаще, оставался у них на ночь, что, в конце концов, надоело и ему, ведь каждое утро делать крюк на работу было слегка неудобно, и Лухану, который хотел, чтобы Сэхун был рядом.
- Все еще не привык, что здесь есть кто-то кроме меня, - растерянно пробубнил Лу, поворачивая голову и принимая поцелуй в собственную щеку.
- Мне уйти?
- Нет. Мы ведь уже все решили, не так ли? Я хочу, чтобы ты был здесь, со мной и Сюмином, - Сэ довольно улыбнулся этим словам, целуя выступающий на шее позвонок.
- Ты, как будто, похудел в последнее время? Нет?
- Что? - Лухан не понял, о чем говорит альфа. Под действием его ласк, он все больше расслаблялся и почти что засыпал на ходу.
- Ты похудел, Лу. Ты плохо питаешься?
- Наверное, я слишком много нервничаю в последнее время.
- Это из-за меня?
Заметив, что омега находится в какой-то прострации, он нехотя разомкнул объятия, что моментально отрезвило Лухана.
- Давай поскорее закончим, и ты ляжешь спать? Ты совсем не нравишься мне такой уставший.

Лухан кивнул, вновь принимаясь за работу. Когда чемодан, наконец, оказался пуст, Сэ сложил в стопку последние вещи и, открыв один из выдвижных шкафов, уложил все туда.

Внезапно, его внимание привлекла одна знакомая вещица, лежавшая почти в самом углу.

- Это ... не может быть, - Сэхун узнал свой шарф, который он подарил омеге на их первом свидании. Он был аккуратно сложен и, как и другие вещи, спокойно лежал на полке, но Сэхуну почему-то показалось, что к нему не притрагивались уже очень долгое время.

Лу подошёл к альфе и, с обожанием глядя на вещь у него в руках, улыбнулся. Протянув руку, он забрал шарф и приложил его к своему носу, вдыхая забытый аромат.

- Я не расставался с ним всю беременность. Я был зависим от этого запаха, он успокаивал меня, и боль заметно отступала.
- Ч-чем таким он пахнет? – хрипловато произнес Сэ, наблюдая за действиями омеги.
- Тобой. И сладковатым парфюмом, - Лу продолжал стоять, зарывшись носом в темную ткань, - Боже, я снова ловлю кайф от это
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эго запаха.

С закрытыми глазами, парень не сразу сообразил, что Сэхун прижал его к себе, выхватывая, когда-то свою, вещицу из рук омеги и отбрасывая в сторону.
- Как ты можешь такое говорить, когда я тут рядом стою? - спросил он с усмешкой, едва касаясь чужих губ, - Разве я не лучше какой-то там тряпки?
Их поцелуй получился немного неуклюжим из-за растерянности Лухана и напористости альфы, но они очень быстро смогли подстроиться друг под друга и, поймав одну волну, превратили это в маленькое волшебство.
- Лучше, - тихо прошептал Лу.
Эта фраза словно развязала руки Сэхуну и он потянулся к футболке парня, первым делом стягивая ее с хрупкого тела.
Лухан еле слышно запротестовал, но оттолкнуть альфу не было сил.
- Сэхун, подожди ...

Его щеки алели больше обычного, и он буквально кожей чувствовал, как сгорает от нежных прикосновений. Но, в следующий момент, перед глазами встала белая пелена, сменяющаяся непривычной темнотой.

Очнулся Лу в своей кровати, накрытый махровым пледом. В комнате было убрано, и горел приглушенный свет.
Омега приподнялся на локтях и поморщился от неприятного чувства боли в висках.
Он, похоже, совсем не заметил альфу, который, уложив голову на свои руки, задремал, сидя на полу, перед его кроватью.

Наконец, переведя взгляд на спящего, Лу невольно улыбнулся.
Сэхун очень быстро вписался в их с Сю жизнь. Будто им его всегда и не хватало. Он - словно кусочек пазла, который был когда-то потерян, и надежд на его обнаружение почти не осталось.

Они жили как обычная семья. Семья, в которой родители души ни чают в своем ребенке. Где отец, по вечерам играет с сыном, читает ему книжки и обучает разным вещам, а папа готовит вкусняшки, изредка посматривая на своих альф, и улыбаясь такой милой картине.
Все было как у всех, за исключением того, что при наступлении ночи, омега и альфа расходились по разным комнатам, в сердцах, не понимая, почему они это делают.

Лухан едва ощутимо коснулся светлых волос и Сэхун, тут же, распахнул глаза.

- Что случилось? - поинтересовался омега, когда Сэ обеспоко
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эенно начал осматривать его с ног до головы.
- Ты упал в обморок, - слегка посмеиваясь, произнес альфа, - Похоже, твои чувства ко мне настолько глубоки и безграничны, что ты не смог с ними справиться.
- Ха-ха, О Сэ Хун.
- Как себя чувствуешь? – уже серьезн
·ее, спросил Сэ.
- Немного голова кружится и тошнит, а так, вроде, ничего.
- Тогда спи, ладно? Я посижу тут, пока ты не уснешь, - Сэхун присел около подушки Лу, облокотившись спиной об изголовье кровати, и притянул омегу к себе.
До этого они договорились, что Сэхун будет жить в комнате для гостей, но после того, как оказалось, что шкаф есть только в спальне Лу, омега сам собой думал, что это подразумевало приглашение в его комнату.
- Сэ ... а ты не хочешь остаться со мной?
Послышался тяжёлый вздох.
- Знал бы ты, как я этого хочу. Но я не маньяк Лу, я не собираюсь принуждать тебя к тому, чего ты сам не хочешь.
Лухан обнял альфу за талию и, уткнувшись ему в бок, тихонечко прошептал:
- А что, если я хочу ...

Лу очень ловко перекинул ногу и оказался на коленях у растерянного альфы. Он придвинулся чуть ближе, и Сэ на автомате обхватил его за талию. Другой рукой он забрался под широкую футболку и стал поглаживать ложбинку между лопатками. Лухан выгнулся от таких ласк и легонечко застонал, когда чужие ладони проникли под резинку пижамных штанов, обхватывая его ягодицы.

Сэхун жадно целовал губы омеги, а тот, ухватившись за спинку кровати, двигался ему навстречу, прерывая поцелуи тихими стонами.
- Мой любимый, - горячо шептал альфа, прижимая Лухана ближе к себе и опаляя его кожу своим горячим дыханием, - С ног до головы ... ты идеален. Никому тебя не отдам. Ты только мой, слышишь?

А Лухан ничего не понимал в этот момент. В надежде получить еще один поцелуй, он просто глупо кивал на все, что ему говорят, и подавался вперед, позволяя чужим рукам блуждать по его телу.
Этой ночью, Сэхун уже никуда не ушел.

- Это изматывающая работа – быть твоим мужем, - прошептал он на ушко омеге, нежно целуя его в висок.
После нескольких минут молчания альфа осторожно произнес:
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
- Как думаешь, у нас все налаживается?
- Это потому что мы спим вместе? - спросил Лу, водя пальчиком по груди парня.
- Нет, просто ... мы хотя бы вернулись к тому этапу наших отношений, в котором пребывали. Осталось только переписать последнюю главу.
-
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· э Ты говоришь так, словно наша жизнь - это какая-то сказка.
- Так и есть. Парень находит свою любовь и добивается его всеми силами, чтобы потом жить долго и счастливо.
- И дом, с кучей детишек, так? - смеется Лу, но в ту же секунду испуганно замирает, - ... Сэ, прости меня я не ... - Альфа только отрицательно мотает головой.
- Это ты прости меня, Лу. Мне ... мне так жаль, - он тут же отворачивается спиной к омеге, не выдержав его пристального взгляда.
Лухан потянулся к плечу альфы и слегка потряс его.
- Сэхун, не нужно. Зачем ты извиняешься?
- Я вижу, с каким благоговением ты смотришь на сына, как восхищенно бегаешь вокруг Исина. Я ... я слышал ваш недавний разговор, Лу. Я знаю, ты метаешь о ребенке, но я ...

Лухану вспомнился их с Сином разговор, два дня назад.
Тогда омега пришел к ним в гости и Лу просто с особым трепетом касался, слегка округлившегося, животика.
- Я так тебе завидую, Син-а. Что не говори, а беременность - это счастье. Хотел бы я снова это испытать.
Он тогда совсем не думал о том, что Сэхун может их услышать, да еще и принять это всерьез.

- Эй, Сэ. Сэ, посмотри на меня, - он перевернул альфу на спину, нависая сверху и слегка улыбаясь, - Я рад за Исина. Просто, его ребенок - это маленькое чудо. Мы все ждали его много лет и вот он, наконец, пришел к нам. Конечно же, я уже заочно обожаю его. Но у нас есть Сю. О большем нельзя и мечтать. Я не спорю, что, будь у нас еще один ребенок, я бы был на седьмом небе от счастья, но мне хорошо и так. С тобой и нашим сыном!

Сэхун благодарно улыбнулся, притягивая омегу к себе и принимая в свои крепкие объятия.

– Я мечтал об этом, - признался Лу, - Мечтал о том, что однажды ночью я проснусь, вытяну руки, и ты окажешься рядом, - он взглянул в глаза Сэ, - Мне не хватало тебя все это время

- Я больше никуда не уйду, обещаю ...

***



А у вас бывало такое, что когда в жизни все складывается просто прекрасно, то самый обычный день, по сути, ничем не отличающийся от предыдущего, вмиг становится ярким, теплым, полным радости и счастья?
Так и было с Лухан
·
·
·
· v
·
·
·
· ь
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эом. Ему хотелось улыбаться, как ненормальному, ведь его жизнь, наконец-то, обрела нужные краски и эмоции.

Но все хорошо до поры до времени. Лухан знал это наверняка, а потому, когда в один день услышал в трубке обеспокоенный голос брата, на секунду подумал, что он, в последнее время, слишком много упивался собственным счастьем.

Несясь по больничным коридорам, он совершенно ничего не видел перед сбой, лишь рука Сэхуна, сжимающая его собственную, направляла его.
Возле одной из палат, они обнаружили Чун Мена, отчаянно вцепившегося в собственные волосы и покачивающегося из стороны в сторону.

- Где он, Мен? - Лухан тут же вцепился в грудки его пальто. Глаза блестели от слез, - Что с ним?
- Его увели врачи. Я ... я не знаю, он вдруг схватился за живот и ... Ему было больно. Он просил вызвать скорую.
- Сэ, - Лухан с опаской посмотрел на альфу, пытаясь найти в его глазах хоть какое-то объяснение происходящему.
Внезапно, дверь кабинета отворилась и к ним медленно, семеня ногами, вышел Исин.
Чун Мен тут же подхватил мужа под руку и помог тому присесть на лавку.
- Син-а ... - все боялись что-либо спросить.
- Ну что там, Исин?

Джан всхлипнул и трясущимися губами произнес:
- П-прости Мен ...
- Боже ... - Лухан замер на месте, хватаясь за руку Сэ, чтобы не упасть, а глаза Чунмена забегали в разные стороны, наполняясь непрошенной влагой.
- Син, что ...
- Это ... омега.
Присутствующих словно ударило током.
- Какого ? - тихо и совсем не с той интонацией, которой нужно, произнес Сэхун.
- Что ты сказал?
- Это оме
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эга, Мен. Прости меня, - повторил Исин, и из его глаз тоненькими струйками покатились слезы.

Лу непонимающе произнес:
- Ты чего? За что Исин?
- Я знаю, что все отцы хотят альф, но ...

И тут Чун Мен просто взвыл, посылая свое эхо по коридорам больницы. Он больше не мог этого выносить. За всю беременность, Исин просто вынес ему мозг своими предрассудками. Он терпел все это время, потому что безумно любит своего мужа. Но всему есть предел.
Он метнулся в сторону Сина и упал перед ним на колени, заставляя взглянуть в глаза.
- Ты глупый. Какой же ты глупый, мой любимый.

Он подался вперед и начал покрывать родное лицо поцелуями. Исин сопротивлялся некоторое время, но, в итоге, сам обнимал мужа за шею, пока тот бережно гладил его живот и шептал:
- Спасибо тебе, Син. Спасибо тебе, за нашего ребеночка.
- Ты точно не расстроен? - осторожно поинтересовался омега.
- Я люблю тебя, горе мое луковое. Как я могу быть расстроен? Это же наш малыш ... Какая мне разница, омега там или альфа? Я не буду любить его меньше, - он провел ладонью по щеке любимого, стирая влажные дорожки, - Не плачь только, ладно?
- Все нормально, Мен. Это гормоны, - заверил его, уже успокоившийся Лухан, а Сэ в стороне все еще, еле слышно, сокрушался.

- Народ, ну нельзя же так. Мен, я понимаю, ты волнуешься за мужа, но моего-то пожалей.
Не обращая внимания на жалобы друга, Чун Мен, все так же, продолжал с трепетом осматривать Сина.
- Что сказал врач?
- Я, возможно, поднял что-то тяжелое или слишком перетрудился, что в итоге надавил на свой живот, а когда выпрямился, то почувствовал резкую боль.
- Больше не позволю тебе чем-то заниматься, будешь у меня лежать на кровати и плевать в потолок, понял? - и снова заключил омегу в объятия. Лей благодарно уместил подбородок на плече альфы, посматривая на Лу взглядом, говорящим: «Ну, вот чего он драматизирует?», но потом его взгляд падает на руку Ханя и его глаза тут же округляются.

- Лу ... Кольцо? - Мен отрывается от мужа и переводит взгляд на брата. На безымянном пальце левой руки поблескивает новенько
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эе обручальное кольцо.
- А, да. Это Сэ, - смущено произнес омега, переводя взгляд на Сэхуна.
- То есть вы уже ... - осторожно интересуется Чун Мен, но, к счастью для Лу, в кармане у брата зазвонил телефон.
- Папа на линии, - поясняет он, закатывая глаза, - Да, па?
- Как мой ребенок? - обеспокоенно выпалил родитель, когда Мен переключил на громкую связь.
- Пап, успокойся ... все уже хорошо.
- Вы альфы такие тугодумы. Этого вообще не должно было произойти. Ты должен лучше следить за Сином, он, в конце концов, носит нашего наследника.
- Я забочусь о нем, пап. Кто же виноват, что он не можем усидеть своей задн...
- Ким Чун Мен! Я тебя не так воспитывал, - возмутился омега, - Я хочу, чтобы ты немедленно привез моего Сина к нам. У нас тут свежий воздух и природа кругом, а главное, я смогу о нем позаботится, - настойчиво повторял он.
- Ладно, мы приедем.
- Трубку Лухану, живо.
Лу подошел ближе и наклонился над телефоном:
- Да, пап?
- Ким Лу Хан, а ты куда смотрел интересно мне? Что у вас там вообще происходит? Почему я узнаю, что моего ангела забирают в больницу, вы в своем уме там?
- Пап, ничего страшного не случилось, Син просто неудачно нагнулся.
- Тем более, Лу слишком занят своим муженьком, - прокричал прямо в трубку Исин, показывая язык другу.
- Каким еще муженьком? - слышится на том конце голос альфы и Син с испугу зажимает рот ладошкой. Стало понятно, что родители тоже говорят по громкой связи.
- Лухан, - омега прямо видит картинку того, как разъярённый отец хватает трубку из рук мужа и подносит к губам, - Что за черт?
- Отец ... я объясню.
- Отдай мне трубку, - слышится копошение и голос папы, - Значит так, детишки. Сели в машину и притащили сюда свои задницы. Разборки будем утраивать на месте. Этого ... муженька прихватите с собой.
- Крепись друг, - Мен хлопает Сэ по плечу и ободряюще улыбается.
- Что, все так плохо? – с опаской интересуется тот.
- Лу - папин сынок. Мой отец души не чает в нем. Он всегда хотел сына омежку и Лу, в этом плане, воплощение всех его мечтаний. Отец его на руках готов носить, так что, приготовься к самому сложному испытанию в своей жизни.


***


POV Лухан

Отец и Исин сидели напротив и, в абсолютно одинаковой позе - сложив руки на груди - прожигали взглядом бедного Сэхуна. Все же он старался держаться достойно.
Я тяжело вздохну
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эл, закатив глаза, и это словно отрезвило моих защитников. А папа только глупо улыбался, разливая по чашкам горячий чай.

- Мы одно время сотрудничали с твоим отцом, - с совершенно серьёзным выражением лица, произнес старший альфа, - Он настоящий профессионал своего дела.
- О, дорогой, я уверен, Сэхун тоже хорош, - пролепетал папа, все так же светясь, непонятно по какой причине.
- Спасибо, - Сэ смущенно улыбается, по привычке беря меня за руку, но тут же медленно отпускает, встречаясь взглядом с отцом.
- Кстати, как он отреагировал?
- Мой папа? Да он, в общем-то, за. Он давно хотел, чтобы я женился, а когда узнал, что вы его родители, то благословил нас и не один раз.
- И он не против что у Сяо Лу есть ребенок?

Меня словно ударило чем-то тяжелым, прямо по голове. Пальцы затряслись, и пришлось поставить чашку обратно на блюдце, что получилось очень неуклюже и слегка громче, чем требовалось.

- Отец, тут был срочный звонок, по поводу завтрашнего совещания, можем поговорить в твоем кабинете? - Чун Мен, мой спаситель! Он вошел в комнату, уткнувшись в кипу бумаг и кажется, совсем не заметил гнетущей атмосферы в воздухе.
- Кхм, извините меня, - отец поднялся с дивана, продолжая внимательно наблюдать за Сэхуном, пока совсем не скрылся из виду.

Как только он покинул комнату, я тут же склонился к коленям, обхватив голову руками.
- Господи, я совсем об этом не подумал.
- Ну-ну Лу, может не все так плохо! - папа ободрительно погладил меня по спине.
- О чем это вы? – недоумевал Сэхун.
- Нет, все ужасно плохо! Что на
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эм теперь делать? - я повернулся обратно к альфе, попытавшись состроить самое страдальческое выражение лица, - Прости меня, Сэхун! Ах ... ты был таким красивым!
Исин прыснул от смеха, а папа, почти въехал горе-актеру-мне подзатыльник.
- Ты про что?
- Да про то, что отец ничего о тебе не знает и когда новость о том, что именно ты обрюхатил его обожаемого сына, всплывёт наружу, он подпортит твое личико на раз. За это, я и обожаю альф семейства Ким, - заключил Исин, довольно откидываясь на спинку дивана.

- Не говори глупостей Син, лучше идем со мной на кухню. Мне нужно тебе кое-что сказать.
Но Син притворился, что ничего не слышит, и просто продолжал впиваться губами в край чашки, а глазами - в помрачневшего Сэхуна.

- Исин, ты должен мне помочь, - повторил папа тверже и кивнул в нашу сторону, многозначно приподнимая бровь.
Син предпочёл сделать вид, что ничего не понимает.
- Я беремен, - выдал он.
- Беременность - это не болезнь, так что поднимайся и иди за мной.
- Когда Лу был беремен, вы с него пылинки сдували, - недовольно пробурчал друг.

Но папа прекратил эту словестную перепалку, просто потянув Сина за собой, шепча что-то о том, какой же он непонятливый и то, что нас надо оставить наедине.
- Мда, - протянул я, - Семейка Адамс. Ты как?
Сэ улыбнулся и коротко кивнул.
- Спасибо, что согласился на это!
- Не благодари. Я просто хочу стать частью твоей жизни, а это подразумевает вещи подобного рода. У тебя ... эм, такая любящая семья.
- Да, папа ждет не дождется когда сможет окружить тебя своей заботой.
- В смысле?
- У моего папы просто зашкаливают отцовские инстинкты. Ему хочется заботиться обо всех, кто, так или иначе, был лишен любви родителя омеги.
- Оу, знаешь, я буду очень рад.

Я потянулся к светлым волосам Сэхуна, которые были разделены сегодня на бок
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эовой пробор и слегка растрепал их. Ощущение было такое же, как при касании к голове Сюмина. От удовольствия даже поджались кончики пальцев на руках.
- Ни о чем не переживай, ладно? Я поговорю с отцом, и он все поймет.
Альфа кивнул, продолжая смотреть мне прямо в глаза.
- Я еще не поблагодарил их за то, что они так хорошо заботились о моем любимом и о нашем ребенке.

Слово «любимый» пробежалось мурашками по спине. Мне казалось, что в ту ночь я услышал его только в своем бреду, но он повторил это снова. Так что, это либо я ненормальный, живущий в своем мире, либо Сэхун действительно меня ...
- Ты в порядке? - он потряс меня за руку, - Что с тобой, черт возьми, происходит в последнее время? С тех пор как я переехал к вам, ты сам не свой.
- Не знаю ... наверное, я просто слишком устал, - Я видел в его взгляде настоящее беспокойство и неподдельное волнение. Он действительно заботится обо мне. Это так непривычно и чертовски приятно, - Вы бы, хотя бы, вели себя потише!
За кухонной дверью послышалось еще большее копошение и двое омег, наконец-то, показались в гостиной. Естественно, старательно делая вид, что ничего не видели и не слышали.
- Лу, еще пирога? - спросил папа, ставя перед нами, свежую выпечку.
- Нет, пап. Думаю, если я съем еще хоть чуть-чуть, меня вывернет наизнанку.

- Ну хорошо-хорошо, - пропел он, отрезая кусочек и кладя его на маленькую тарелочку, - Пойду к своему любимому внуку. Исин, за мной, - снова приказал он. А Син, застывший с поднесенной ко рту вилкой, обреченно вздохнул и побежал за старшим вверх по лестнице.
- И кстати! Вы все сегодня остаетесь тут, поняли? Я уже запер выходы, бежать вам некуда, - послышался приглушенный голос, со второго этажа.

***


В это утро, в доме родителей Чун Мена и Лухана было непривычно шумно.
Передвижения, голоса и смех делали атмосферу более живой и радостной, оставляя старшему омеге семейства надежду на то, что этот дом переживет еще очень много похожих дней.

Но сегодняшний был особенен вдвойне. Ведь они впервые собрались всей семьей, чтоб отпраздновать сочельник.

Лухан обожал его больше, чем само рождество.

Праздник Надежды, в который люди, словно притаиваются в ожидании рождества, с надеждой на то, что произойдет самое настоящее чудо. Этот праздник сродни детским воспоминаниям, в которых счастливые реб
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эятишки ждут утро следующего дня, когда сбудутся их самые заветные мечты. И даже взрослые, окутанные этой сказочной атмосферой, не могут не загадать свое собственное желание.

До сегодняшнего дня, Сэхун никогда не придавал особого значения этому дню. Он не считал его важным праздником, не делал каких-то приготовлений и не особо заботился о том, что должен в этот день ждать чего-то свыше.

Но именно сейчас, находясь в доме Лухана, где так уютно и тепло, не столько от огня, что резвился в камине, а от нежных чувств, которые испытывают друг к другу все эти люди, ему впервые в своей жизни, захотелось, чтобы утро рождества наступило как можно скорее. Ведь он тоже загадал желание, в волшебный день надежды.

- Вооот так! - легонько кряхтя, протянул Лу, поднимая Сюмина над своей головой, чтобы тот закрепил звездочку на верхушке дерева, - Теперь все на месте, - он отпустил сына на пол и малыш тут же принялся разглядывать оставшиеся игрушки. Сэ иногда поглядывал на них и легонечко посмеивался, когда упрямый Сю совал папе в руки шарики и заставлял вешать их туда, куда он скажет.

Сэхун все это время пытался вырезать из бумаги снежинки, в которых, как он всех уверял, он был мастером, но очередной белый треугольничек отправился в урну.
- Папочка, мы можем уже повесить снежинки? - спросил Сю, переживая о том, что они могут вообще остаться без них, так как у Сэхуна не особо что выходило. Лухан промолчал, наблюдая за мучениями альфы, но ничего не ответил.
Все потому ... что вопрос был задан не ему!

Он с улыбкой наблюдал за тем, как Сэ, не обратив никакого внимания на слова ребенка, продолжал безжалостно кромсать бумагу.

- Папочка, нам нужны снежинки, - повторил тоненький голосочек, но реакции снова не последовало. Тогда малыш подполз к своему отцу и, так по-детски, потрепав того за рукав, наконец-то обратил на себя внимание.
- Дай мне хотя бы одну, - во все глаза, уставившись на старшего, протянул Сюмин.

А Сэхун застыл на месте, с разомкнутыми ножницами в руках, продолжая испуганно озираться по сторонам. Лухан, все же, не сдержался и громко засмеялся.
- Папа Сэ, - сквозь рваные смешки произнёс Лу, - Ты, похоже, достиг дзэна в искусстве оригами, что даже не слышишь ничего вокруг. Дай, наконец, своему сыну эту чертову снежинку.

Сэхун только растерянно кивнул и протянул Сюмину нечто, выглядящее более-менее похоже.

Через некоторое время, весь его былой запал и энтузиазм испарились, и Сэ прекратил свои отчаянные попытки.

Он устало склонил голову к плечу и, посмотрев в сторону мальчиков, на мгновение забыл, как дышать.
Лухан
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эсжимал Сю в своих объятиях, щекоча его бок, а второй рукой он раскидывал прямо над ними блестящие конфетти, создавая маленький золотой дождик. Они оба смеялись так счастливо, что Сэхун залюбовался этой картиной, видя ее словно в замедленной съемке.

Он просто не мог оторвать взгляда от человека, что родил ему сына, что так трепетно заботился о нем и смотрел как на своё самое большое сокровище. Тао прав, хотя бы только по этой причине, он должен боготворить его.
Для полной картины омеге только не хватало б
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· елых крыльев за спиной.

Решив, не прерывать их идиллию, Сэхун осторожно поднялся с места и вышел на террасу, всматриваясь в заснеженные вершины гор.

Он больше не мог отрицать своих чувств к Лухану, как и то, что по телу бегут мурашки, когда он рядом, когда сам дотрагивается до него, когда тянется за поцелуем, когда просит близости, когда хочет объятий.

А Сэхун готов каждый раз прыгать от счастья, когда Лухан берет инициативу в свои руки. Ему нравится то, как омега сам, хоть и потихоньку, но тянется к нему. Хочет быть ближе.

- Невероятно, правда? - омега появился, откуда не возьмись. Он стоял рядом, так же всматриваясь вдаль, и его губ коснулась мечтательная улыбка, - Мы с Сю бываем тут каждое Рождество.
Он повернулся лицом к альфе и встретился с его обожающим взглядом.

Они уже давно поняли, что зависимы друг от друга. Что что-то невидимое связывает их вместе, каждый раз не позволяя отдалиться. И это не только их сын.

- Кажется, я и вправду все это время ошибался. Сюмин действительно смог принять тебя, как своего отца. Для него будет лучше, если ты будешь рядом ...
- А что на счет тебя, Лу? Тебе будет хорошо, если я буду рядом?
- Давай не думать об этом Сэ наш сын важнее.
- Для меня вы важны одинаково.
- Но ведь наша свадьба все ради Сю!
«Слов
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эа любви ничего не значат, если они не произнесены вслух!»

- Кажется, я понял, в чем дело, - грустно улыбнулся альфа, - Лу послушай. Я просто хотел до конца понять, сможешь ли ты заново довериться мне. Я знаю, что причинил тебе много боли, и может даже продолжаю делать это, одним своим существованием . Но прошу тебя, прости меня. Прости за все. И тогда я смогу надеяться на то, что со временем, меня простит и Сюмин.
- Я уже давно простил тебя, Сэхун.
- Но мне самому никогда не избавиться от своей вины.

Наконец-то он смог произнести эти слова. Наконец-то у него хватило смелости извинится за все то, что он совершил. За то дурацкое пари и за унижение которому он его подверг.

- Я просто испугался. Ты можешь мне не верить, но я правда испытывал к тебе теплые и искренние чувства и побоялся, когда они начали расти, когда я стал ощущать пустоту без тебя. Я побоялся, что привяжусь к тебе, а ты бросишь меня как мой папа, потому что, такого как я невозможно любить. Даже человек, который родил меня, не смог. Но ты не он. И я с самого начала должен был понять это ...
- Сэ
- Я люблю тебя! - произнес Сэхун, на выдохе, - Я люблю тебя, Лухан, и это не вынужденная любовь. Это мои настоящие чувства. Прошу, прими их.

Любовь. Настоящая любовь, она не поддается описанию. Можно стараться подобрать множество синонимов, но истинный смысл его не понимают ... его чувствуют сердцем. И этого достаточно, чтоб обойтись без слов.

А Лухану было достаточно всего лишь смущенно опустить взгляд и, улыбнувшись, пару раз кивнуть.

И, в этот момент, оба поняли, что для себя они уже нашли то самое место, под названием «любовь».
Комментарий к части

Извиняюсь перед всеми, за такую большую задержку!
Спасибо, что читаете!
·

Следующая глава станет последней ~
Глава 16

Сэхуна разбудили теплые
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· э и ласковые лучики солнца, изредка проступающие сквозь перистые облака, что заставляло его каждый раз недовольно морщить нос. За окном был конец морозной зимы, которую они с Лу даже толком не успели почувствовать, все время находясь в теплых объятиях друг друга.

Ему не хотелось открывать глаза. И не только потому, что постель Лухана была мягкой и сладко пахла клубникой, но еще и потому, что она все еще хранила запах прошлой ночи.

Ночи, когда они были едины. С переплетенными ногами, с сомкнутыми пальцами рук, с губами, жадно сминающими друг друга, и одним дыханием на двоих. И он ощущал это каждой клеточкой своего тела, блаженно растворяясь в воспоминаниях, где тонкие пальчики будто бы касались самого сердца.

Он никогда не чувствовал себя так. Близость для него сопровождалась только страстью, возбуждением, диким желанием ... но не таким детским трепетом. Когда все тело проходилось электрическим током, стоило омеге несмело прошептать его имя. И он словно слышал все, о чем тот думал. Двигался так, что сводил с ума. Срывал желанные стоны и слезы, которые текли из глаз полных счастья.

Разум упрямо требовал не размыкать глаза, что означало бы окончательно оборвавшиеся воспоминания, но стоило Сэхуну протянуть руку, чтобы прижаться к любимому и подремать так еще немножко, сон сняло как рукой.
Он тут же привстал, опираясь на локти, и испуганно окинул взглядом пустующую половинку кровати.
Обреченно откинувшись обратно на подушки, он устало потер глаза. Губ тронула грустная, но все же улыбка:

- Ну что за вредина.

Поднявшись с кровати, Сэхун натянул на себя футболку, в дополнение к пижамным штанам и отправился на поиски.

Лухана он нашел в детской. Сжимающего сына в трепетных объятиях, словно оберегая его хрупкий сон. Сэхун на мгновение просто замер в дверях, наблюдая за тем, как, успевший надоесть ему, солнечный свет красиво путался в волосах сына. Он подошел ближе и, нагнувшись, очень нежно провел пальчиками по щеке спящего Лухана. Тот моментально распахнул глаза, а Сэ, еще раз успел удивиться омежьему инстинкту, который даже из самого заядлого сони, делал родителя с очень чутким сном, готового в любой момент броситься на защиту своего дитя. Приложив палец к губам, он осторожно потянул растерянного омегу за собой.

Когда Лу вышел из комнаты и тихонечко прикрыл дверь, он тут же оказался в чужих объятиях.
- Мне стоит начать ревновать? - С усмешкой поинтересовался Сэ, тыкаясь носом в шею омеги и оставляя на коже еле ощутимые касания губ.
- К собственному сыну? Не говори глупостей, - произнёс Лу, сопровождая каждое слово тяжелыми вздохами, потому что поцелуи на его шее становились все настойчивее. Он прикрыл глаза и вцепился пальцами в плечи Сэхуна.
- Я по пальцам могу пересчитать утра, когда мы просыпались вместе. Тебе так плохо спится в моих объятиях?
Хань виновато оп
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эустил взгляд, ругая себя за свою трусость и нерешительность, все те предыдущие разы, но сегодня у него действительно была другая причина:
- Я просто соскучился по Сю ...
- А по мне ты не соскучился? - Альфа приподнял любимого за талию и тот сразу же сомкнул ноги за его спиной.
Лу смотрел на Сэхун сверху вниз и гладил его растрепанные волосы, другой рукой опираясь на его плечо.

Сэхун глубоко вдохнул, наполняя лёгкие любимым ароматом клубники и с наслаждением думая о том, что этот запах стал для него сродни наркотику. Сильнодействующему и взывающему смертельное привыкание.

- Пожалуйста, не исчезай так больше. У меня такое ощущение, что ночью ты возносишь меня к небесам, чтобы утром со всей силы швырнуть в пропасть.
- Ты о чем? - растерянно произнес Лу. Его брови сошлись на переносице, а глаза блуждали по лицу альфы.
- Это напоминает мне то утро, когда ты ушел.
Лу перестал хмуриться, и губы растянулись в нежной улыбке.
- Ну куда я от тебя теперь денусь?
Альфа ничего не ответил, лишь потупил взгляд, прижимая Лухана еще ближе к себе.

Никуда. Он знал это. Просто боялся, что счастье в его руках настолько хрупкое, что стоит чуть-чуть расслабиться и все рухнет. Поэтому, для Сэ важна каждая секунда, проведенная вместе.

Попытавшись разрядить обстановку, он покружился на месте несколько раз, наслаждаясь звонким смехом Лухана.
Когда омега снова почувствовал под ногами твердый пол, то слегка пошатнулся от легкого головокружения, но крепкие руки не дали упасть.

- Я люблю тебя, - произнес альфа, зарываясь носом в светлые волосы.
- Разбуди Сюмина, ладно? А я пока приготовлю вам завтрак, - Лу попытался высвободиться из объятий, но Сэ не позволил, ожидая ответа. Тогда он забрался под широкую футболку альфы, холодными пальчиками пощекотал его бока и, воспользовавшись его полнейшей растерянностью, тут же сбежал подальше, что вызвало у Сэхуна легкую улыбку.
- Ладно, в этот раз я сделаю вид, что ничего не заметил, - кинул он, прежде чем скрыться за дверью детской спальни.
- Не понимаю о чем ты, - будто бы сам себе пропел Лухан, расставляя чашки на десертные блюдца. Но внутри, его снедало чувство вины. Душа словно кричала: «Я тоже люблю тебя», но он все еще был не готов произнести это вслух.

Когда над чашками уже клубился ароматный дымок, а разогретые круассаны все больше
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· энаполняли квартиру запахом спелой вишни, Лухан, чертыхаясь, отправился за своими альфами, которые до сих пор не показали носу из комнаты.

И, конечно же, оба еще были в кровати. Сэхун держал сына над собой, на вытянутых руках, видимо изображая самолет, и под громкий детский смех издавал соответствующий звук: "вжжжж".

Лу облокотился плечом о дверной косяк и сложил руки на груди.
- Я просил разбудить, а не играть.
Сэхун тут же остановился, позволив сыну шлепнуться ему на грудь, и оба мило улыбнулись, гипнотизируя Лу своими черными глазищами.
- Со мной это не работает, поняли? У меня иммунитет на ваши умоляющие взгляды, - произнес омега, тыкая пальцем то в одного, то в другого.
Он развернулся, чтобы поплестись на кухню и в очередной раз поставить выпечку в духовой шкаф, но слегка приоткрыв дверь, услышал за спиной заговорщицкий смех.

И тогда он рванул с места, запрыгивая на детскую кровать, и принялся легонько колотить альф своими маленькими кулачками.
- Будете знать, как смеяться над папой, - кричал он сквозь собственный смех, схватив с кровати подушку. Сэхун сжал сына в объятиях и своей спиной закрывал его от очередных ударов. Сюмин визжал от радости, а взрослые громко смеялись, пытаясь восстановить нормальное дыхание.
- Ты нарушил все правила боя подушкам
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· и. Это был не бой, а скорее избиение, - произнес Сэ, приглаживая наэлектризованные волосы сына.
- Сами виноваты, - Лу, напоследок, швырнул подушку в бок альфы и встал, поправляя одежду, - Через 10 минут жду вас на кухне.

Сэхун только хмыкнул вслед уходящему омеге и, закинув сына на плечо, под радостный смех, понес его в ванную.

***


- Ну привет, пузатик наш. Как ты? - Лухан втянул друга в прихожую, чтобы он не задерживался на сквозняке, и подарил тому теплое объятие.
- Вы с Чунменом просто ужасны. Как можно издеваться над беременным? - Надул губы Син, но все же ответил на приветствие.
- Он прав, - отозвался Сэ, подходя ближе и целуя Исина в щеку. Омега каждый раз корчил рожицы, принимая поцелуи от альфы, но в душе был рад, что их отношения потихоньку налаживались.
Но все же, Син был бы не Син, если бы не съязвил:
- А ты не подлизывайся!
- Когда ты уже перестанешь воспринимать Сэ в штыки? – упрекнул его Лу, принимая пальто гостя.
Сэхун только тепло улыбнулся Лухану и нагнулся к нему для благодарного по
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эцелуя.
- Когда он перестанет делать это в моем присутствии, - ответил Син, отпихнув Сэ от своего друга, и прижимая Лу к себе.
Хань закатил глаза. Словно игрушку делят.
- Это еще ничего, по сравнению с тем, чем мы занимаемся ночью.
- О Сэ Хун, - возмутился Лухан, вслед убегающему альфе и перевел виноватый взгляд на Исина. - Не обращай внимания. Что-то случилось? Ты не предупреждал, что приедешь.
- Я, на самом деле, просто проезжал мимо. Мне нужно в клинику на обследование, а до него еще целый час.
- А как же Мен?
- У него много дел. Он итак в последнее время работает за нас двоих, я не стал его отвлекать. Да и вас не стоило, наверное
- Ничего-ничего, давай проходи. Ты же знаешь, ты всегда желанный гость в этом доме.

Напоив будущего папашу теплым чаем, Лу стал рассказывать Сину о том, как они провели зимние каникулы. Сэхун предложил съездить в горы. Те самые, на которые они любовались каждый выходные, проводя время в гостях у родителей.
Из-за положения Исина, друзья решили не ехать с ними, и омега теперь ждал красочных подробностей.
- Что насчет Кима старшего? - Осторожно поинтересовался Син и Сэ немного передернуло от упоминания его новоиспеченного тестя.
- Если опустить подробности, то ... все прошло лучше, чем я ожидал.
- Сильно досталось? – С какой-то искренней и детской надеждой поинтересовался друг.
- Син, перестань. Они просто поговорили, да же, Сэ?
Сэхун только кивнул, возвращаясь к нарезанию фруктов для сына.

Да ... поговорили. Если не обращать внимание на то, что во время разговора отец Лухана все время махал перед ним фамильной катаной, так особо ни на что не намекая, конечно же, то да. Они просто мило поговорили.

- Он еще немного расстроен, - альфа было хотел что-то возразить, но Лу настоял именно на этом слове, - Расстроен, Сэхун! Но со временем все образуется.
- И как у этого омежки получается вить веревки из альф? Хм? И Мена моего на свою сторону уволок и отца. Сюмин вообще с самого начала не мой союзник.
Сэхун только хмыкнул, всецело соглашаясь со словами Исина. Лу действительно, с
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эловно магнитом притягивает к себе людей, заставляет, хоть и неосознанно, любит его, желать заботиться и защитить.

- Папа, можно я угощу яблочками маленького? - Сэ перевел взгляд на сына, который пальчиками держал дольку яблока и возил ей по воздуху, словно маленькую лодочку.
- Кого, сыночек?
- Маленького! - произнес Сю с напором, словно говоря старшему: «Ну, ты чего, не понимаешь что ли?» - Тот, кто в животике!
Альфа неосознанно перевел взгляд на округлившийся живот Исина и только тогда понял, о чем говорить Сюмин. Отцовская улыбка тронула губы.
- Конечно же, ты можешь, - он одобрительно кивнул и протянул сыну тарелку только что очищенных яблок. Сю, с радостным возгласом, помчался к омегам и смущенно застыл напротив Исина.
- Син-Син, ты можешь дать ему яблочек? - осторожно спросил Сюмин, не сводя глаз с живота омеги.
Исин и Лухан обменялись взглядами и тут же весело рассмеялись, что еще больше смутило маленького Сю.
- Вам бы только смеяться над чувствами альф, - недовольно пробурчал Сэ, поднося еще одну тарелку и ставя напротив Лу, - Кушай, солнце мое, - и поцеловал того в макушку.
Сина аж передернуло от таких телячьих нежностей и, постаравшись сфокусировать все свое внимание на любимом племяннике, благодарно принял тарелку у него из рук.

***


Сэхун придерживал омегу под локоть, пока они осторожно шагали по блестящей плитке, повсюду уставленной табличками «Осторожно, скользкий пол»! Со стороны они могли выглядеть, как любящая пара. Альфа, обеспокоенно придерживающий своего беременного омегу, чтобы он не дай Бог не упал, и омега, что с благодарной улыбкой сжимал протянутую ему ладошку.

- Ну все иди, мне не нужны здесь лишние пара глаз, - Исин похлопал Сэ по плечу, отпирая дверь смотрового кабинета.
- Позвони, как доберешься до дома, хорошо? - Сэхун все же не отпускал руку омеги, пока тот не переступил небольшой порог.
Исин только пару раз кивнул и, напоследок помахав другу, скрылся за дверью.

А сколько шума было, прежде чем Сэ смог уговорить друга, самому отвезти его на прием. Просто не хотелось отправлять его, такого жутко-драгоценного-ведь-он-ребенка-носит-под-сердцем, одного. Мен бы точно не простил, узнай он об этом.

Сэхун двинулся в сторону выхода, бросая осторожные взгляды на пары, сидящие в коридорах. Одни выглядели растерянно, другие светились счастьем, некоторые омеги и вовсе сидели одни, погруженные в собственные мысли, а некоторые парни ... на их лицах он видел безысходность. Он был таким же, три года назад.

За своими наблюдениями, он не заметил, как очутился в другом крыле здания. Как вы
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эйти отсюда он не знал, поэтому начал озираться по сторонам, всматриваясь в таблички на дверях. Ему это совсем не помогло, но когда он поднял глаза на ту, что была прямо перед ним, то невольно сделал шаг назад.
Слишком знакомое название. Андролог.
То место, где ему поставили ужасный диагноз, навсегда изменив всю его жизнь.

- Альфы все время минуться возле двери, прежде чем зайти. Всегда тяжело признаться самому себе в таких вещах, так? - услышал он ровный голос за спиной.
Мужчина средних лет, в медицинском халате, смотрел на него из-под прозрачных очков и понимающе улыбался.
- Я ... нет. Вообще-то я уже знаю все о себе.
- Зачем же вы тогда пришли? - удивился док, подходя ближе и отпирая дверь своего кабинета.
- Я просто, - Сэ махнул в ту сторону, откуда пришел, - Помогал своему беременному другу.
- О, ну тогда простите. Это хорошо, что вы не ко мне. Хоть это и моя работа, но я никому не пожелаю оказаться здесь.

Сэхун вежливо поклонился, и двинулся в обратном направлении, но как только завернул за угол, то тут же остановился, тяжело дыша и подпирая спиной ближайшую стену.

Его глаза бегали туда-сюда, пытаясь найти ответы на вопросы, что вихрем проносились у него в голове: «А может, стоит?»

- Хуже ведь точно не будет.

Он медленными шагами приближался к тому кабинету, ища в голове причину, чтобы прямо сейчас развернуться и убежать прочь. Но единственное, о чем он мог думать в этот момент - это красивая улыбка Лухана.

Он осторожно постучал и, дождавшись положительного ответа, вошел внутрь.
Доктор, сидевший за своим столом, вскинул брови увидев пришедшего.
- Выходит, не все так хорошо? - понимающе произнес он.
- Скажите, доктор, есть ли у меня шанс, сделать счастливым человека, которого я люблю больше жизни?
- Думаю, нам предстоит долгий разговор, - муж
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эчина указал на кресло перед собой и достав чистый бланк, приготовился слушать еще одну печальную историю в своей практике.

***



Сэ забыл об этом приеме через две недели. Окунувшись в работу и уделяя оставшееся время любимому сыну, он совсем не надеялся на какие-то там положительные результаты. Лухан прав ... У них есть Сюмин. Большего, он не смеет желать.

Но кто-то наверху решил, что в жизни альфы все еще недостаточно драмы и его, успевшую войти в спокойный ритм, жизнь нарушает телефонный звонок.

Стены и запах больницы все еще отдаются неприятными ощущениями и забытыми воспоминаниями. Нужную дверь он толкает не спеша, чувствуя, как по телу пробегаются колющие мурашки.
И врач, при виде пациента, виновато опускает глаза, приглашая сесть напротив.

А после разговора, жизнь Сэ переворачивается с ног на голову.

***


Он ехал к дому, практически не разбирая дороги.
Заходящее за горизонт солнце слепило глаза, но парень не обращал на это никакого внимания. Он на автомате поворачивал на нужных перекрестках,
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· просто следуя туда, куда ведет его сердце. Домой. В то место, где его ждут его муж и сын. Все правильно .... его семья.

- Господин О, кто сообщил вам, что авария повлияла на репродуктивную систему?

- После аварии мне провели несколько операций, и это было выявлено в ходе обследования.

- Да, но показатели, которые я наблюдаю, говорят о другом. Скажите, до аварии вы когда-нибудь проходили подобные осмотры?

- Ни разу.

- То есть, вы не можете быть абсолютно уверенны в том, что у вас и раньше все было о
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· этлично?

- Ч-что вы хотите сказать?


Уже полчаса прошло. Сэхун просто продолжал сидеть в машине, впившись глазами в одну точку и шумно дыша, пытаясь привести сознание в порядок.

- Я почти на 99% уверен, что авария никак не повлияла на вашу способность иметь детей. Более вероятно, что данная дисфункция присутствовала всегда. То есть вы изначально были бесплодны. В вашем случае шансы на то, что вы смогли бы зачать ребенка один к миллиарду, то есть практически нулевые. Но они есть ...

Сердце бьётся ... так нещадно, пытаясь напомнить своему владельцу, что он жив. Да! Он, черт возьми, жив.

- Похоже, что на земле существует лишь один человек, способный выносить вам ребенка. И я уверен, что он окажется вашим истинным, потому что совместимость должна быть стопроцентной.

- Как такое вообще возможно?

- В природе все не просто так устроено, Господин О.

И не только в природе. И фраза: «Судьбой предначертан», которая раньше казалась глупой выдумкой, теперь, похоже, станет девизом на всю жизнь. Лухан, предначертан ему судьбой.

Теперь, тот факт, что до Лу он всегда выходил, так сказать, сухим из воды, не казался ему обычным везением.

- Скажите доктор. С этим человеком ... у нас может быть и не один ребенок?

- Я не исключаю такого, хотя в вашем случае, один
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· э- это большая удача. Но вот только найдете ли вы этого человека?

- Я уже нашел ...


- Сэхун! Где ты был? Я звонил, но ...
Договорить Лу не успел, так как альфа сжал его в крепких объятиях и заткнул его рот своим. Лу немного опешил, но, не задумываясь, ответил, легонько улыбаясь в поцелуй.

Потому что знал ... Сэхун всегда загорается очень быстро и всегда добивается своего. А Лухан не может отрицать, что ему нравится эта несдержанность. Нравится, что именно он вызывает в альфе такие бурные эмоции.

Но сегодня Сэхун не такой, как обычно. Лу чувствует это по тому, как он обнимает. Кажется, что его сейчас волнует не сам поцелуй, а возможность быть настолько близко, насколько позволяют их тела. Одна его рука на шее, вторая на талии, и он так сильно прижимает к себе омегу, что будто хочет, чтобы тот растворился в нем без остатка.

Это бесспорно прекрасно, ровно до тех пор, пока Лу не начинает чувствовать боль от рук, что сжимают его в тиски.
- Сэ, мне больно - Лухан легонько морщится, но не отстраняется, возвращаясь к чужим губам. Тоненьким язычком ловит нетерпеливый альфин и они снова переплетаются в горячем танце.

Лухану все еще больно. Все еще нечем дышать, но это так соблазнительно прекрасно, что он не может оторваться.
Это передоз.

Его губы сладкие, словно обмазанные шоколадом, и хочется вечно слизывать его с каждого уголочка, с каждого участка кожи, сантиметр за сантиметром. Хочется быть с ним ... хочется быть его.

Но терпкая сладость внезапно разбавляется, врывающимися в эту страстную пытку, соле
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эными слезами. Лухан удивленно распахивает глаза и теперь уже, совершенно точно, не может ничего понять.

Сэхун плакал. Из его прекрасных глаз беззвучно текли слеза, а альфа все продолжал дарить любимому влажные поцелуи, не замечая своего состояния. Лухан не стал отстраняться, просто поднял ладони к лицу Сэ и большими пальцами вытер дорожки слез с его покрасневших щек.

- Ну ты чего, Сэ?

Альфа, наконец, ослабил хватку, позволив Лухану немножко отодвинуться и сделать глоток желанного воздуха.

- Я просто ... Господи, я так тебя люблю, - произнес он, сжимая лицо омеги в своих руках. Лу, улыбаясь, прикрыл глаза и повернул голову в сторону, мягко целуя чужую ладошку.

Сэхун молча наблюдал за ним, продолжая ронять слезы на деревянный пол.
Он плакал не так, как обычно плачут люди. Словно не хотел показаться слабым, но удержать непрошеную влагу попросту не мог. Он контролировал свое тело, но не душу.

Лухан снова потянулся к лицу альфы, но тот остановил его, поймав маленькую ладошку, и приложив ее к своей груди. Туда, где бьется сердце.
- Оно твое, - произнес он.
А потом произошло то, чего Лу никак не ожидал. То, что сорвало с его губ удивленный вздох.
Сэхун опустился перед ним на колени и, обняв за талию, тихо прошептал:
- И я весь твой. Прошу тебя, никогда не оставляй меня. Потому что ... потому что теперь, я не вижу смысла в жизни, без тебя. Если ты уйдешь от меня, я сойду с ума, - но правда в том, что он уже сошел. Каждый раз, не ощущая рядом сладкого запаха, тёплых рук и нежного голоса, он просто сходит с ума, - Даже если я когда-нибудь сделаю что-то не так, обижу тебя, обещай мне, что дашь мне шанс все исправить? Ведь я люблю тебя.

- Сэ ... - ошарашенный Лу, не знал, как реагировать. Сэхун сейчас стоит перед ним на коленях. От этой мысли хотелось выстрелить себе в голову. Он, не став медлить, тут же упал перед альфой, возвращая всё нас свои места. Снова смотря на него снизу вверх.
- Ну и куда ты дел моего горделивого и волевого альфу? М?
- Лухан, я - но омега остановил его. Провел пальчиками по пересохшим губам, слегка оттягивая нижнюю.
Сэ понимал. Лухан боится очередных признаний. Альфа готов в любой момент сказать, что любит его, и эти слова снова пройдутся острым лезвием по сердцу Лу. Но Сэхун не мог винить его в этом. Все что он мог, это продолжать свои отчаянные попытки снова и снова, до тех пор, пока омега не ответит ему взаимностью.
Он судорожно пытался придумать, что сказать, как выразить свои чувства. Пытался подобрать нужные слова, но смысл пропал слишком быстро. Что толку в словах, если Лу слышал их уже не в первый раз.

Тогда он вновь притянул лицо омеги к себе и стал покрывать его невесомыми поцелуями. Зажмуренные глаза, кругленький носик, губы, которые растянулись в улыбке, от нескончаемого удовольствия. Сэхун был нежен, не торопился и стар
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эался вложить в свои действия максимум искренности, благоговения и обожания.
Когда они были подростками, он не умел так целовать. Он тогда совершенно ничего не знал о любви, не знал, что можно быть таким уязвимым перед другим человеком.

- Лу, скажи что-нибудь. Что мне сделать? Мне остановиться? – спросил он вкрадчивым голосом, продолжая обследовать лицо омеги своими губами.
- Я я хочу
- Скажи! Скажи, чего ты хочешь, и я переверну небо и землю, чтобы достать это
- Тебя , - альфа чуть не задохнулся, собственными слезами и немым криком, который рвался из груди. Если бы он не чувствовал под своими ладонями чужие плечи, то наверное подумал бы, что Лухан – его видение.

Он молчал, тупо продолжая всматриваться в любимые глаза, пытаясь поймать в них нечто такое, что сможет хоть немного умерить пламя, которое все больше разгорается в его сердце, но следующие слова вмиг превратили его в сгорающий дотла пепел.
- Какой же ты дурак, любимый мой.
И нескончаемый звон в ушах.
- К-как ты назвал меня?
- Дурак? – улыбнулся омега.
- Нет ... другое.
Лу слегка поддался вперед, обвивая шею Сэхуна своими тонкими ручками.
- Любимый, - повторил он, мучительно медленно касаясь губами чужих губ, - Я не смогу уйти от тебя, О Сэхун. Ведь я тоже тебя люблю. Только и ты пообещай мне кое-что? – Сэ ничего не понимал, просто кивнул на ожидающий взгляд, продолжая тянуться за таким желанным поцелуем, который был сейчас всего в миллиметре от него.
- Обещай, что я никогда не пожалею о том, что дал тебе второй шанс.

Сэхун потянул Лу на себя, так сильно, что тот завалился сверху, опрокидывая альфу на спину. Но он даже не почувствовал боли.
- Спасибо, - шептал он словно в бреду, - Спасибо. Спасибо. Спасибо.

И пусть теперь, весь мир подождет.

Успокоить Сэ удалось только ближе к ночи
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· . Лухан продолжал сцеловывать с любимого лица слезы, пока они окончательно не прекратились, и альфа не уснул в его теплых объятиях, до последнего думая о том, каким же глупым он был все это время. Как долго не позволял настоящим чувствам вырваться наружу. И мысли, которыми он буквально заставлял жить себя изо дня в день, казались сейчас такой нелепостью.

То, чего он так отчаянно желал, был не только их сын.

Это была еще и его любовь.


***


- Еще шаг, еще шаг, - смеялся Сэхун, ведя перед собой Лу, закрыв его глаза своими ладонями.
Омега с опаской двигался по квартире, пытаясь прощупать пространство перед собой. Он не понимал что происходит. Полагаясь на свои оставшиеся органы чувств, он смог унюхать сладковатый запах ванили и парафина.

Его всегда пугала неизвестность и от этого слегка подрагивали плечи, пока его уха не коснулся хриплый, соблазняющий голос.
- Закрой глаза.

Лу послушно зажмурился и тепло чужого тела вмиг пропало. Вместо этого, он почувствовал, как Сэ коснулся его рук, оказавшись спереди, и легонечко потянул на себя.

Когда Лу мелкими шажками, наконец, оказался на нужном месте, Сэхун еще с минуту просто наблюдал за тем, как омега вертит носом в разные стороны, пытаясь обонянием уловить то, что происходит вокруг.
- Ты такой красивый, - раздалось в тишине.
- Сэхун, что случилось? – обеспокоенно выдал Лу, но глаз все же разомкнул, - Где Сюмин?
- Тише, - произнес Сэ с придыханием и, заведя руки Лу за свою спину, коснулся его губ своими, - Чунмен повез Сю к твоим родителям. А ты сегодня только мой.
Когда эта сладкая пытка прекратилась, Сэхун еще раз оглянулся по сторонам, оценивая свою работу и, наконец, позволил своему пленнику обрести свободу
-Давай, открывай!

С опаской, Лухан сначала приоткрыл один глаз, следом и второй. Первое, что о
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эн увидел, это лицо альфы, светящееся теплой улыбкой. Он был одет в светлые джинсы и свитер, в крупную вязку, который закрывал своим воротом его длинную шею, прямо до подбородка. А еще он был босой ... но это очень быстро стало неважным, потому что в их ногах, по всему полу были расставленный свечи. И выше. На журнальном столике, на каждой полке высокого стеллажа, на барной стойке и благодаря точечным светильникам, казалось, что они есть даже на потолке.

Там, где было невозможно закрепить свечи: диван, занавески, потолок, повсюду мерцали неоновые гирлянды.

Лухан приложил ладони ко рту и никак не мог привести мысли в порядок.
- Сэхун, что это? Что происходит? - восхищенно озираясь по сторонам, он вновь посмотрел на альфу.
- Происходит наша свадьба, Лу, - он подошел ближе и нежно коснулся своими ладошками лица Ханя. Тот инстинктивно прикрыл глаза, принимая такую трепетную ласку.
- Мы же договорились, что не будем?
- Я помню, что ты был против. Но я не хочу начинать нашу семейную жизнь с обычного подписания бумаг. Ты заслуживаешь большего. Я бы хотел положить весь мир к твоим ногам, но прошу, прими хотя бы это.

Лухан закусил нижнюю губу, встретившись с умоляющим взглядом. В этот момент он осознал, какой же он на самом деле эгоист. Все это время думал только о себе, но ведь Сэ теперь его законная половинка. Если ему нужно все это, какое право он вообще имеет отказывать ему. Альфа уже согласен даже на такую мелочь, лишь бы правильно лишь бы все, как должно быть.

- Никого кроме нас?
- Да. Только ты и я!

Хань согласно кивнул, позволяя Сэхуну заключить его в объятия. Из глубины зала слышалась нежная плавная музыка, напоминающая больше перезвоны хрустальных колокольчиков. Сэ опустил ладони на бедра омеги и закружил его в легком танце. Лу с опаской оглядывал их ноги, боясь задеть одну из свечей.
- Любимый, это опасно.
- Тогда иди ко мне, - Сэ с тихим рыком подхватил его на руки и опрокинул на диван.
Лухан смеялся. Оказавшись запутанным в мерцающих гирляндах, он словно купался в океане звезд и был похож на эльфа ... нет, на ангела, окруженного божественным светом.

Омега прикрыл ладошками счастливое лицо и стер, проступившие от смеха, слезы.

- Ну чего же ты ждешь? Иди ко мне, - он так по-детски протянул ручки к Сэхуну, что альфа в очередной раз умилился их схожести с сыном.
- Ты знаешь, что одним своим видом убиваешь всю романтику в наших отношениях? - с ухмылкой протянул альфа, но ближе не подошел. - Когда я тебя вижу, то мне хочется взять тебя на том же самом месте.
- Так что же тебе мешает?
- Я слишком люблю
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· э тебя, - улыбнулся Сэ, но все же протянул одну руку навстречу. - Вставай.

Подхваченный альфой, Лу тихонько вскрикнул от внезапности. Сэхун вернул их к изначальной точке и теперь, совершенно серьезно, смотрел омеге в глаза.

- Я приготовил кое-что ... Клятву.
Лу растерянно захлопал ресничками.
- Но но клятву должны произносить двое.

Сэхун улыбнулся, поправляя растрепавшуюся челку Лухана, и отрицательно помотал головой.
- Ты будешь только слушать. Я хочу, чтобы ты сейчас выслушал меня, очень внимательно, а потом поделился со мной своими чувствами, договорились?

Получив утвердительный ответ, Сэхун приник к чужой голове, обеими руками прижимая к своей груди. Он слегка нагнулся и словно некую тайну, которую могут знать только они двое, начал шептать ему на ухо:

- Я знаю, что нашу первую встречу нельзя назвать знаковой или судьбоносной. Это не была любовь с первого взгляда, и как это бывает в фильмах, мир не перевернулся с ног на голову. Но он перевернулся в тот момент, когда я увидел тебя, держащего на руках нашего сына. Еще пару лет назад, я не мог себе представить, что смогу иметь все это: дом, любящего человека и самого замечательного сына на свете. И все это в моей жизни появилось только благодаря тебе одному.

Лухан зажмурился от удовольствия, так как приятный голос щекотал все его нервы. Руки сомкнулись на талии Сэ, и захотелось раствориться в запахе, что окутывал его с ног до головы.

- До тех пор, пока я дышу и живу, я буду всем сердцем любить тебя, заботится и уважать. Я обещаю, быть честным перед тобой, рассказывать тебе обо всех своих переживаниях и всегда быть на твоей стороне. Я буду рядом, когда ты будешь чувствовать безграничное счастье и еще ближе, когда тебя будет снедать грусть. Я обещаю быть верным тебе душой и телом. Сегодня и навсегда я отдаю тебе свою жизнь и отныне, только тебе решать, что с ней делать.

Сэхун немного отстранился и облегченно выдохнул, встретившись с глазами, полными обожания.

- Скажи мне, что ты чувствуешь?
- Я ... у меня не был возможности подготовиться к этом
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эу, но я тоже дам тебе обещание. Обещание - никогда не оставлять тебя. Это не была любовь с первого взгляда, но для меня это все было взаправду. Задолго до того, как ты заметил меня, я сходил по тебе с ума. Но ты был всегда настолько прекрасен, что я боялся даже руку протянуть в твою сторону. Я и не мечтал, что когда-нибудь смогу так свободно касаться тебя, - его ладошки легли на грудь альфы, - твоего лица, - пальчики прошлись по впалой щеке, - целовать твои губы. Наши жизни протекали в разных мирах, но видимо мы с тобой просто заблудились, так? И теперь обрели свой собственный мир. Ты просто заново влюбил меня в себя. Я не знаю, могу ли быть еще счастливее, чем есть сейчас, так что ты ...

Но Сэхун не дал ему продолжить, просто заткнув рот благодарным поцелуем.

Они продолжали переступать с ноги на ногу, очень медленно и осторожно, имитируя какой-то незаурядный танец. Лухан уместил голову на плечо альфы, а тот прижимался щекой к светлым волосам. Они купались в любви друг друга, тонули в соблазняющих запахах, млели от нежных прикосновений и мечтали, чтобы этот миг длился как можно дольше.

Сэхун мимолётно окинул взглядом барную стойку. На ней лежала папка с его рабочими документами и поверх них, то самое заключение врача.

Он покажет его Лухану. Обязательно покажет и Лу поймет, что быть еще счастливее, у них обаятельно получится. На 99%. И этот 1% он сейчас держит в своих руках и клянется себе, что будет любить его, дольше, чем просто вечность.

***


POV Лухан


Мне всегда нравилось то место, где я живу. Город, где за высокими этажками прозрачной пеленой раскинулось море, пушистыми волнами неся на берег успокоение для многих потерянных душ.

Я смиренно стоял к нему лицом и жмурился от приятного тепла, трогающего кожу. Хотелось бы простоять так весь день, раскинув руки в стороны, принимая своеобразные солнечные ванны, и улыбаться. Улыбаться широко и счастливо. Ведь моя душа уже спасена.

Год прошел. Так быстро ...

Кажется, будто только вчера мы с Сюмином жили в нашем собственном мирке, где по субботам нас грел теплый песок и чай с булочками в кофейне Чондэ. Мы просыпались в кроватях друг друга и делили наш смех и нашу жизнь, только на двоих.

Вдохнув полной грудью чистый морской воздух, я опустил взгляд на сына.
Сюмин под ногами лепил куличики, своими мале
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эньким ручками пытаясь сгрести как можно больше песка. Я иногда не мог поверить, что Сю действительно мой. Я всегда думал, что должно быть спас страну в прошлой жизни, раз в этой, небеса преподнесли мне такой подарок.

Но именно сейчас, осознание этой прос
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· той истины, пришло так легко. Я родил его от человека, которого любил. Вот и вся загадка.

- И почему мы раньше не гуляли вместе с Лу и Сюмином? – послышался голос друга за спиной.

ЧунСины осторожно брели по песку и с обожанием смотрели на своего ребенка, которого альфа держал на руках.

Самая милая семейка на свете, в парных футболках и повязанных на плечах полосатых кофтах. Они смотрелись очень гармонично и были счастливы, как никогда.

Завидев своих крестных, Минни поспешил поднять ракушку, недавно принесенную морскими волнами, и побежал в их сторону, с благоговением смотря на небольшой сверточек в руках папы Мена.
- Можно, когда он проснется, я подарю ему ракушку? – Чунмен присел на корточки, чтобы Сю смог хорошенько разглядеть спящего человечка у него на руках и согласно кивнул.
- Он такой красивый, - улыбнулся Сю, сияющими глазками наблюдая за тем, как малыш смешно причмокивает губками во сне.
- Ты тоже был таким, сладкий.
- Я мужественный, - возразил Сюмин, - А он маленький совсем.
- Значит, тебе придется защищать его, - Син растрепал волосы на голове Сюмина, а мальчишка весь засветился, когда понял, какую ответственность на него только что возложили.

- Похоже, Сюмин будет с нетерпением ждать того дня, когда у кое-кого проявится его природный запах, - совсем тихо произнес, непонятно откуда взявшийся, Сэхун, которого отправили в машину, за покрывалом.
- Боже упаси, моему сокровищу иметь такого свекра как ты, - рассмеялся омега, легонько толкая Сэ в плечо.
Тот лишь улыбнулся в ответ, обеспокоенно озираясь по сторонам.
- А где Лухан?
- Где, где? Как всегда, в своем мире, - короткий кивок в сторону и Сэхун уже бежит навстречу восходящему солнцу, слегка утопая в теплом песке.

- Лу, - слышу за спиной родной голос, но оборачиваться не спешу. Он все ра
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эвно догонит. Всегда догонял, - Ты так когда-нибудь забредёшь куда-нибудь, а мне потом ищи-свищи. О чем задумался?

Как и ожидалось, он довольно быстро обогнал меня, и сейчас шел спиной вперед, смотря на мое смущенное лицо. Он у меня слишком заботливый.
- О тебе, - честно признался я, прекрасно зная, что даже если и не о нем, он все равно сведет все к одному.

Сэ резко затормозил, позволяя задумчивому мне врезаться в его грудь и, почти сразу, оказаться в крепких донельзя объятиях.
- Спасибо, - прошептал он почти в самое ухо, от чего по телу прошлись щекочущие мурашки.

Я только притворно-устало закатил глаза.
- За что на этот раз?
Альфа тепло улыбнулся и как ребёнок пожал плечами, склоняя голову в бок.
- За то, что я вышел за тебя замуж? – он отрицательно помотал головой.
- За то, что родил тебе сына? – снова «нет».
- За то, что продолжаю терпеть тебя изо дня в день, - ну нет у меня больше вариантов.

Альфа обиженно хмурится, но всего на секунду. Разворачивает меня лицом к морю, туда, где на горизонте лаз
·урь буквально врезается в небесную синеву, а тучи, словно ватой, лежат поверх ровной линии, отделяющей небо от земли. И глядя куда-то туда, в бесконечную даль, ощущаешь себя всего лишь коротеньким мгновением жизни.

- За то, что я могу любить тебя, - прикрываю глаза, когда его руки, обнимающие со спины, обводят тонкую талию и тянутся к моему животу. Так нежно и трепетно, ложатся поверх моих собственных ладоней, и я ощущаю небывалое тепло, разливающееся где-то внутри.

Могу ли я быть еще счастливее, чем сейчас? Определенно могу!

***


А Сэхун, уместив подбородок на хрупком плече мужа, внимательно прислушивался к его размеренному дыханию. Он уже несколько раз пытался найти оправдание своему счастью, чтобы не быть настолько жадным до Лухана, до его объятий и
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· э поцелуев. Но всегда приходил к одному и тому же заключению - любовь оправдывает все.

Потому, он и не устаёт говорить слова благодарности. Не устает делиться теплом своей души. Не устает отдавать ему всего себя, всю свою любовь, чтобы взамен получать в разы больше.
И пускай, это что-то совсем незримое, но для него ничто не имеет большей ценности.

Ведь это именно то, чего он так желал.

Больше всего на свете ...


Несколько примечаний к фанфику:

STwM - ( фирма Сэ ) у меня плохая фантазия на названия, так что я просто взяла китайское значение имени Сэхуна. Расшифровывается как: "Serving the world meritoriously"!. Оно не подлежит дословному переводу, но смысл таков: "Человек, рожденный во благо Мира".

Клубника в шоколаде - лакомство, которое любит Сюмин, выглядит так: http://4.bp.blogspot.com/-wDZtz_HBIjE/TVat9ztac5I/AAAAAAAACoc/ojoajL4gWuw/s1600/chocolate+covered+strawberries+057.JPG Продается в виде шоколадных конфет. Если не пробовали, очень советую.

Пусан - город, где разворачиваются основные события - второй крупнейший после Сеула мегаполис Южной Кореи. Он расположен на берегу Японского моря и поэтому его называют морской столицей ЮК.
И пляж, по которому гуляли наши герои (фотография настоящего пляжа в Пусане): http://2.bp.blogspot.com/_M0MFzDQ8fe8/TJF4H38LLnI/AAAAAAAAAJ0/O7_WHggMqLc/s1600/100_1649.jpg
Комментарий к части

Спасибо всем, кто следил за этой работой, ждал каждую главу и оставлял комментарии.

Особенное спасибо Loneliness double , Alina KimWu за ваши эмоциональные отзывы к главам, а так же Blue -_- Star и Lorelyayn, которых я нашла не просто объективными читателями, но и замечательными авторами не менее замечательных произведений.

Еще раз всем спасибо! До следующего вдохновения
·


Special

Я прямо разошлась, но надеюсь, вам будет
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эинтересно. Приятного прочтения!
·

~ Один очень необычный день из жизни ХунХанов ~


- Я сказал, руки убрал!
- Ну Лу ...
Сэхун все утро пытался успокоить своего мужа, который со злобой швырял в него все, что попадалось под руку. Конечно, без вреда для жизни, но ощутимо для здоровья.

- Я просил сто раз просил тебя, перестань баловать ребенка, - диванная подушка прилетела точно в грудь и была подхвачена ловкими руками.
- Перестань вместо занятий возить его в парк аттракционов, - та самая подушка послужила щитом от пластмассовой машинки сына.
- Перестань потакать всем его капризам, - футбольный мяч Сюмина, ударившись о коленку, покатился в сторону.
- Перестань врать мне о том, что везешь его в школу, а сам забираешь его к себе на работу. Перестань покупать ему всякую ерунду, каждый Божий день
- Но он давно хотел этого робота, как я мог отказать?
- Седьмой. Это, мать его, седьмой робот в этом месяце, а сегодня только 12 число. Ты когда-нибудь дождёшься, и я выставлю тебя за дверь. Будешь ночевать в своем отеле, и пусть тамошние горничные удовлетворяют все твои, чертовы, потребности.
- Перестань сквернословить
- Перестань доводить меня, - скинутый по приходу шарф, отправляется альфе прямо в лицо.

Сэхун уворачивается от очередного снаряда и, рванув навстречу мужу, ловит его в свои крепкие объятия.
- Ну прости, - поцелуи-бабочки порхают по любимому лицу, - я виноват , - переходят на тонкую шею, - да, я виноват в том, что слишком люблю своего сына, - обжигают ключицы. - Обещаю умерить свой пыл.
- Я прид
·
·
·
·
·
·
· D F ¦ Ё Є Ь ф
·
·
· ю
·
·
·
·
·
·
· эурком буду, если поверю еще одному «обещаю» из твоих уст.
- Тогда, что если я докажу тебе насколько я серьезен ...

Рот накрыл горячие губы, которые доверчиво раскрылись навстречу. Омега прижался к нему всем телом, пальчиками перебирая волосы на голове альфы.
- Тебе надо было хотя бы посопротивляться для приличия.
- Заткнись. И отпусти меня, мы еще не договорили, - но вопреки сдавленному шепоту, Лухан сам возобновил их страстное примирение.

- Папа ни в чем не виноват! – Сюмин выбежал из своей комнаты в за
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· D F ¦ Ё Є Ь ф
·
·
· ю
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· л, решив встать на защиту своего отца, но увидев, совсем не по-детски обнимающихся взрослых, которые не успели оторваться от губ друг друга и испуганно уставились на своего ребенка, ойкнул, и тут же забежал обратно, сильно хлопнув дверью.
Из комнаты донеслось приглушенное: «бэээ».

- Я тут для тебя стараюсь, - крикнул Сэхун в закрывшуюся дверь, а Лу отпихнул альфу от себя и, недовольно бурча проклятия в его сторону, отправился переодеваться. Сопровождаемый Сэхуном, который просто глупо улыбался, любуясь своим ненаглядным мужем.

***


- Вот скажи мне, это нормально?
Лухан с Исином уже полчаса сидели в детском магазине на лавочке, которая, по всей видимости, предназначалась для уставших от долгого шопинга, альф, и наблюдали за тем, как их мужья скупают весь магазин, при этом тут же на месте тестируя те самые игрушки.

- Для них, видимо, да. Эй, бурундуки, у вас что с головой плохо?
- Что? – Мен поднял на мужа непонятливый взгляд. Альфа сидел на корточках перед игрушечной качелей, в виде розового пони, на которой качался его малыш. Руки бережно поддерживали маленькую спинку, готовые в любую минуту подхватить свое чадо, если это потребуется.
- Я говорю, вы с Дейлом совсем тю-тю, да Чип? – Исин кивнул в сторону Сэхуна, который сидел по-турецки, с сыном на коленях, в окружении громадной железной дороги, и помогал Сю с пультом управления.

Парень-консультант поставил к ногам омег очередные пару пакетов, со всяким барахлом, и Лу с Сином ничего не оставалось делать, как тяжело вздохнуть.

Запланированный ланч с дру
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эзьями обернулся полетом в Небыляндию для престарелых Питер Пенов.
Но, как бы омеги не возмущались, они в сердцах восхищались своими мужьями. От их трепетной любви к детям таяли даже самые заледенелые сердца.

Чун Мен все это время не переставал улыбаться, наблюдая за своим сыночком. Малыш звонко смеялся, сжимая в крошечном кулачке блестящую гриву пони и протягивая своему папочке. А когда золотистые ниточки больше не оттягивались, он забавно надувал щечки, непонимающе хмурясь.

- Пяпяяя, - хныкал маленький, надеясь, что папочка решит проблему того, как бы ему выдрать гриву из головы лошадки. Но Мен был уже далеко в ауте, с летающими над головой сердечками. Он приходил просто в бурный восторг, всякий раз, когда его чадо открывало рот, даже просто издавая какие-то звуки, ничего не говоря.

- Ой, Мен, возьми себя в руки, - Исин оттолкнул, улетевшего в прострацию, альфу и взял сына на руки.
- Пяпя, - повторил карапуз и Син, закатив глаза, поднес его к мужу, чтобы тот провел пухлыми ладошками по папиному лицу.

Оттопырив пальчики, маленький омега стянул щеки Чунмена, делая из него медвежонка и со счастливой улыбкой отпустил.

После этого, альфу можно было увозить ...

***


Домой Лухан и Сэхун взбирались как на Эверест.
Растерянная Линь, казалось, забыла все корейские слова, когда увидела у порога целую гору игрушек.

Сюмин на все парах влетел домой, обнимая любимую няню, которую из-за школы он теперь не часто видел.
- Молодой господин, - как всегда на китайском, обратилась она. - Как дела в школе?
- Хорошо! Я лучший в классе, - довольно заявил малыш, ожидая похвалы.
- Не сомневаюсь. Родители гордятся тобой?
- Они слишком часто целуются, чтобы обращать на меня внимание, - обиженно пробубнил Сю и поспешил залезть в холодильник за стаканом сока.
- Ах ты, мален
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эький ..., - шипит Лухан, но все же возвращает няне благодарный взгляд. - Спасибо, что посидели. Все хорошо?
- Еще бы. Вот только мне уже пора. Сэхун, рада была увидеть вас.
- Я тоже, Линь, - прокряхтел глава семейства из-за огромной коробки с той самой железной дорогой.

Следующий час ушел на сборку всего выше купленного и на уборку дома, под гневные возгласы Лу.


***


- Бён Бэкхён, приди в себя. Что ты, черт возьми, раскис как тряпка?
Ближе к обеду к ним домой завалился депрессивный Бён и, не обращая ни на кого внимания, шлепнулся на диван в гостиной.
- Тебе не понять моих страданий, злобное чудище. Кичишься тут своими отношениями, муси-сюси со своим истинным, а мне что делать?

Лухан закатил глаза и перевел взгляд на мужа, на коленях которого он восседал, качаясь в собственном кресле из стороны в сторону.
- Бэк!
- Ненавижу его, - Сэ взглянул на мужа с немым вопросом: «Это он о ком?». - Я ему и так и этак. Стелюсь перед ним лужицей. А он что!?
- Что?
- «Ты мне нравишься». Нравишься, черт подери. Я? Да мне в любви признавались больше раз, чем по имени звали. А этот паршивец да чтоб его орки в лесу отдубасили. Эльф недоделанный.

Лухан, нехотя, оторвался от Сэ и присел рядом с другом, успокаивающе поглаживая по спине.
- Ну может он просто не хочет отношений? Такое бывает. Подожди чуток и он сам к тебе прибежит, - и многозначно кивнул в сторону Сэхуна. - Вон ... этот же прибежал.
Альфа в ответ скорчил рожицу.
- А я что, лезу к нему в фате и с кольцом в зубах: «Моя прелесть». Леголас хренов. Я ему
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эпросто предлагаю встретиться, потрах ...
- Бэк! - Лухан перевел ошарашенный взгляд с друга на своего сына, который, хвала небесам, был увлечен своими новыми игрушками.
- Хорошо ... пообщаться. Какой нормальный альфа откажется от омеги, которая на него сама запрыгивает? Тут только хватай и ... общайся. Но этот придурок непрошибаемый. Даже на свидание не соглашается. Глупый Чанёль ... Минни, детка, никогда не поступай так со своей будущей омегой! - Сю растерянно уставился на дядю Бэкки и, пожав плечами, вернулся к своему занятию.

- Постой. Эльф. Чанёль. Не Пак Чанёль случайно? - Сэ только сейчас осенило.
У Бэка будто локаторы навострились от знакомого имени. Он тут же кинулся на Сэхуна и, вцепившись в его воротник, слегка потряс.
- Откуда ты его знаешь?
- Так он мой бывший одногруппник. Мы с ним основы бизнеса штудировали днями и ночами. А он что, тоже сюда перебрался?
- Уже года три как, - возопил Бэкхён. - Ну почему все таааак .
- Слушай, а у меня идея есть, - Лу приложил тонкий пальчик к своим губам. - Давай-ка пригласим твоего эльфа на ужин? Ну, пусть Сэхун позвонит и скажет, что соскучился по старому другу ...
- И не друг он мне, вовсе. Всех омежек в универе себе сграбастал ...

Лу недовольно свел брови, гипнотизируя взглядом мужа, и тому ничего не оставалось делать, как согласиться.
- Ладно. Но ты мне должен будешь, - пробурчал Сэ, обращаясь к Лухану и подсовывая телефон в лапки хныкающего Бэка. - Номер.
- Всенепременно, мой господин, - очаровательно улыбнулся Хань.

В трубке уже слышались протяжные гудки.

А Лухан думал над тем, что же еще принесет им этот воскресный день.

***


- Я и не знал, что Сэхун учился с таким красивым альфой, - Лухан подарил собеседнику улыбку, делая небольшой глоток вина.
Сэ с силой сжал коленку мужа, точно так же, со
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эпровождая его реплику улыбкой.
- А я и представить не мог, что у него будет такой ангелоподобный муж, - ответил ему темноволосый альфа, смотря сквозь полуопущенные веки и тоненькие прядки волос, что небрежно спадали на глаза.
Черная косуха и майка с таким глубоким вырезом, что, казалось бы, под курткой вообще ничего нет, плотно облегали его накаченное тело, выставляя напоказ выпирающие ключицы и грациозные очертания шеи. Теперь понятно, чего друг так страдает.

Бэкхен, сидя рядом с Ёлем, обводил танцпол безразличным взглядом, за которым скрывалась нескончаемая ревность. Даже если это Лу ... какого черта? Его омега тут сидит, рядом, а он раздает комплименты направо и налево, не удосужившись даже взглядом его окинуть.

Бэк морщится от запаха сигарет. Почему Лу и Сэ предпочли походу в ресторан, ночной клуб, он категорически не понимал. Но, кажется, вся эта атмосфера запретного, действительно расслабляла Чанёля. Он лениво откинулся на спинку дивана, разведя ноги в стороны и слегка касаясь коленки Бэка своей.
- Кстати, Бэкхен, - обратился он к омеге, от чего тот чуть не подавился коктейлем, который заказал ранее. - Откуда ты знаком с этой милейшей парочкой?
- Мы с Луханом работаем вместе, - пробубнил тот, не отрывая губ от края своего бокала.
- Мы, прежде всего друзья, Бен Бэкхён! А откуда вы с Бэком знакомы? – Вернул вопрос Лу.
- О, он мой клиент, - загадочно протянул Чан, растягивая губы в хитрой ухмылке. – Был, по крайней мере. Ему повезло застать меня в тот день, когда я заехал в свой салон, так что я лично его обслужил
- Салон?
- У него в Пусане несколько автосалонов, - сухо ответил Бэк, не отрывая глаз от танцпола.
- Странно, - подал голос Сэ. - Я всегда думал, что ты подашься в семейный бизнес.
Ель сладко потянулся, как бы невзначай кладя руку на спинку
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· дивана, прямо позади Бэкхёна.
- Ты же знаешь, вся эта скука не по мне. Мне нравится быстро и жестко ... Я о машинах, разумеется, - подмигнул он Лухану у которого челюсть встретилась с полом.

Бэка тоже передернуло от слов альфы, и он начал заливаться краской, чувствуя на своей спине едва заметные постукивания пальчиками, которые иногда пробегались ноготками по гладкой ткани пиджака.
- Лу, не хочешь потанцевать? - выдал он, вскакивая с места, пока шаловливые пальчики Ёля окончательно не выбили из него все самообладание.
- Ну ... ээ, ребят вы не против? - растерянно обратился он к альфам.

Сэ только одобрительно улыбнулся, потянувшись за нежным поцелуем, от чего омега покрылся мурашками, сладко облизывая свои губы: - Конечно, идите. Только не приставайте к чужим альфам, хорошо?

- Кто бы мог подумать, что ты можешь быть таким, - задумчиво протянул Чанёль, провожая взглядом омег.
- А что насчет тебя? - Сэ сделал глоток виски и вопросительно приподнял бровь. - Долго будешь строить из себя саму неприступность?
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· э Или Бэкхён тебя совсем не привлекает?

Чан провел пятерней по волосам, позволяя челке, теми же небрежными кудряшками, упасть обратно на лицо.
- Ты шутишь? У меня на него встал, стоило нам сесть в одну машину на тестдрайве, - равнодушно произнес Чан, как будто они погоду обсуждают. - У меня все внутри переворачивается, как только вижу эту бестию.
- Так в чем же дело? – хмыкнул Сэхун, свободно откидываясь на спинку дивана.

- Характер у него, так скажем, не совсем то, что мне нужно. Он из себя стерву строит, хоть и сам меня хочет. Это немного напрягает. Другое дело твой Лухан. Покладистый, как котенок. Стоит за ушком почесать, и он уже урчит. Спорю, он чертовски хорош в постели, - альфа провел кончиком языка по уголку губ, наблюдая за тем, как Лухан медленно двигается, наслаждаясь музыкой.

Но не успел он вернуть взгляд собеседнику, как ему в лицо тут же плеснулась вода.
Альфа закашлялся. Но больше не от нехватки кислорода, а от удивления и внезапности. Бэк и Лу замерли, повернувшись к своему столику.

Сэхун с совершенно серьезным лицом возвышался над Ёлем, сжимая стакан, по стенкам которого все еще стекали капли.
Как ни странно, Ель не полез на него с кулаками, а вальяжно вытерев влагу с губ, словно кровь, только слабо усмехнулся.
- Неожиданно ...
- В универе я еще мог позволить тебе такое, Пак Чан Ёль. Я закрывал глаза на все, что ты творил. Даже когда ты увел у меня омегу, который мне нравился, я еще мог с этим смириться. Но сейчас ты говоришь о моем муже. Об отце моего ребенка.

- Сэхун, ты что, нахрен, творишь? – подбежавший Бэкхен, схватил со стола салфетку и промокнул лицо Ёля.

В отличие от друга, Лухан не стал наезжать на мужа. Он вызволил стакан из его трясущихся рук, вот-вот намерившихся раздавить его в крохотные осколки и, схватив за подбородок, развернул его к себе лицом.
- Что он сказал тебе? – у альфы глаза расширились. Откуда бы Лухану знать, что виновник этому Чанёль, а не он сам? Может он из своей прихоти решил ополоснуть того кретина. Но Лухан смотрел обеспокоенно, доверчиво и немного хмурясь.
- Лу ...
- Мы ведь обещали друг другу, так?
«Обещаю, всегда быть на твоей стороне!»

Сэхун провел влажной ладошкой по его щеке и Лухан, как обычно, прикрыл глаза, поддаваясь ласкам мужа.
- Давай уйдем? – омега пару секунд всматривался в любимые глаза
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· э и, найдя в них все ответы, легонько улыбнулся и просто кивнул.
- Прости Бэкки, мы лучше пойдем.
Сэхун схватил свой пиджак и, потянув Лу за руку, направился к выходу. Но голос Ёля задержал его на минуту:
- Сэ, ты прости. Это была шутка. Согласен, глупая шутка. Но я бы никогда ты же знаешь.
- Ты говорил уже так. Никогда но это все равно случилось.
Пак тяжело выдохнул и плюхнулся обратно на кожаное сидение.
- За что же он так с тобой? – омега не сводил с него обеспокоенного взгляда, продолжая водить салфеткой по его шее.
- Я это заслужил, - улыбнулся альфа, ловя Бэкхена за запястье. - Уже сухо.
- Еще не совсем, - парень сглотнул, не в силах отвести взгляда от тела, что было открыто глазам, благодаря расстёгнутой куртке. Он буквально залез на колени альфе, чтобы обтереть каждую капельку с его лица, но только уже совсем не салфеткой.

- Цветочек, как смотришь на то, чтобы покататься немножко? - Бэкки тут же зарделся красным, и его накрыло смущение, которое вряд ли было уместным, учитывая его положение.
Альфа хмыкнул.
- На машине, радость моя, - он провел тыльной стороной ладони по розовеющим щекам, но Бэк даже не шелохнулся.

Совсем не котеночек, как Лухан.

Но Ёлю нравился этот вызов в его глазах. Почему он сказал те слова Сэхуну? Безусловно, его парень красив и привлекателен, но то сокровище, что сидит у него на коленях, словно создано для него одного. Под стать ему. Под стать его сволочному характеру.

Он и красив, и ласков. Но вот сейчас, просто в пепел стирает своим взглядом. Увереннее ведет рукой по груди, и придвигается ближе, зажимая своими коленями чужие бедра.

- Я совсем не против, - шепчет он в ушко, подаваясь вперед, и оба уже не знают, говорят ли они об одном и том же.

***


Страстные поцелуи обжигают кожу, а два тела сносят все на своем
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· э пути. Бэкхен даже толком не успевает оценить ни здание, в котором располагается квартира Ёля, ни, собственно, интерьер его жилища.
Его буквально втаскивают в темноту, прижимают к ближайшей стене и, от напора эмоций, чуть ли не отрывают от земли. За спиной Чан Ёля хлопает дверь, ключи со звоном ложатся на ковер, а с тумбочки, куда Бэка усаживают одним рывком, падают дорогие духи.

Бэкхен дрожит, когда длинные пальцы срывают с плеч пиджак, не церемонясь, одним махом отрывая пуговицы. Широкий вырез на белой футболке открывает достаточно, но альфе мало. Он приподнимает руки Бэка, и быстро сдергивает футболку с его худого тела. Металлический кулон, в виде армейского жетона, проходится холодом по животу Бёна, от чего тот выгибается в спине.

Это то, чего ему так сильно хотелось. Конечно не так, как он себе представлял, но суть-то одна. Он сейчас с ним. Чанёль хочет его. Но тогда почему тело реагирует так, будто его хозяин предает его. Продает себя так дешево?

Когда рука альфы скользит по впалому животу и забирается под резинку белья, которая торчит из-под пояса джинс, Бэкхен упирается в мускулистые предплечья и совсем тихо шепчет:
- Стой ... остановись.
- В чем дело, сладкий? Ты разве не этого хотел?

Омега жмурится и молча, но отчаянно, мотает головой.
Запах Ёля пробирается в легкие. Запах Ёля сводит с ума. Леденящая кровь гроза и нотки бордовой, словно дорогое вино, розы, подчиняют себе. Заставляют мучиться от одних прикосновений.
Но Чанеля, будто совсем не трогает нежный, ненавязчивый аромат лаванды, вперемешку со свежестью только-только выпавшего снега. Девственно чистого и кристального.

- Я нравлюсь тебе? - голос омеги дрожит.
- Я же говорил что да, цветочек! - с нажимом ответил альфа. Его не устраивала эта заминка. Он уже давно возбудился и сейчас, это доставляло некий дискомфорт. Но увидев растерянное лицо своего любовника, он все же поумерил пыл и, расслабив мышцы спины, подался вперед, касаясь высохшими губами кончика носа.

Вот, что ему нравится в нем. Всего минуту назад, он был диким лисенышем, а теперь, похож на напуганного зайчика. Он такой разный ... но каждая его грань настолько идеально отточена, настолько привлекательна, что крышу сносит. И ведь, подлец, знает, когда нужно состроить невинность, а когда включить стерву.
- А что ... то есть, как я ...
- Ну что еще?
- Просто ... я видел фотографии всех тех моделей, с которыми ты встречался. Я ведь ... совсем не такой как они. Я низкий, угловатый, слишком громкий, приставучий ... к тому же ...

Поцелуй не дал закончить, а чужой язык пресек попытки п
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эродолжить.

Когда Ёль отстранился, то сжал острый подбородок омеги пальцами, чуть сильнее, чем нужно, заставляя смотреть на себя.
- Ты не низкий, а миниатюрный. Ты не угловатый, а соблазнительный. Ты не громкий и не приставучий, а заботливый и смелый. Ты именно такой, каким должен быть, для меня.
Альфа притянул голову Бэка к своей груди и крепко обнял, - Такой, чтобы помещался в моих объятиях. Тот, для кого созданы мои руки.

Бэкки благодарно улыбнулся, отдаваясь сильным объятиям альфы на этот раз, точно ЕГО.
- Ты тот, кого я так долго искал мой цветочек.

***


- Когда он спит, то похож на маленького ангелочка, - Сэхун обнимает Лухана со спины, наблюдая за тем, как Сюмин смешно сопит во сне.
- Ты разбаловал его. Когда мы были вдвоем, он был тихим и спокойным ребенком.
- Я уже бегу паковать вещи, - улыбается Сэ, целуя мужа в шею.

Лу вытолкал его из детской и, напоследок чмокнув пухленькую щечку сына и поправив одеяло, последовал за Сэхуном.
- Так, что произошло между тобой и тем альфой? – как бы
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· между делом, поинтересовался Хань.
Сэ еле заметно улыбнулся. Как-то раз, он пригрозил Лухану, чтоб он перестал смотреть на других альф, чтобы не прикасался к ним и не звал по имени. Омега тогда весь вечер сокрушался о том, какой же ревнивец его муж.
- Ты прав. Это только между мной и Чанёлем.
- Старые обиды? Я могу понять ...
- Ты о чем?
- Ты сказал, что в тот раз он все же сделал это. Речь об омеге?
- Лу - Сэхун потянул мужа в свои объятия, но тот оперся руками в его предплечья, не дав соприкоснуться и
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· эх телам. Потому что итог всегда один и тот же. А Сэ, наблюдая за этим, тихонько рассмеялся.- Неужели ты наконец-то соизволил заревновать? Слава Богу. А то все я да я.
- Это не смешно, О Сэхун!
- А кто сказал, что я смеюсь, О Лухан?

Альфа, все же, притянул к себе брыкающегося мужа и, подогнув ногу Лу своей, опрокинул на диван.
Хань едва слышно вскрикнул, но тут же его губ тронула улыбка, когда ледяные пальцы мужа забрались под футболку.
- Сэхун, остановись мы разбудим ...
- Никого мы не разбудим! – Сэхун опустился между ног Лухана, покрывая поцелуями горячо любимую родинку на животе своего мужа.

Лу дышал громко, мычал толи от удовольствия, толи от возмущения, но руки, зарывшиеся в волосы любимого, против его собственной воли, притягивали ближе к себе.

Омега чертовски ненавидел эту родинку. Все потому, что это было его самое слабое место, и Сэ прекрасно об этом знал.
Язык альфы был горячим, слегка шершавым, что отдавалось легкой щекоткой чуть ниже живота.

Лухан непроизвольно свел ноги вместе, зажимая альфу в тиски своими коленками.
- Ненавижу тебя, ты знаешь?
- Я тоже тебя люблю, счастье мое, - альфа потянулся к чужому лицу, чтобы украсть еще один поцелуй с любимых губ, но внезапно раздалось жалобное хныканье.

- Кажется, кое-кого мы всё-таки разбудили, - произнес Лу, уставившись на дверь в их спальню. Альфа, как ни в чем не бывало, продолжал свои попытки дотянуться до лица Лу, сложив губы трубочкой, но омега сдерживал его на расстоянии от себя, уткнувшись двумя пальцами тому в лоб. - Ничего не знаю, иди и успокой своего сына.
- И почему сразу я? – Всё-таки сдавшись, Сэхун поднялся с пола и, подав мужу руку, потянул за собой.
- Потому что омегу в истерике способен успокоить только альфа.

Они обменялись улыбками и поспешили в свою комнату, чтобы успокоить плачущий сверточек, который соскучился по теплым рукам своих родителей. Лу тут же плюхнулся на кровать, а Сэ рядом, бережно уложив между ними их маленькое чудо.

Их крошечного сыночка.

Доказательство их любви.

~ Один очень необычный день из жизни
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
· э ХунХанов ~
(хотя, пожалуй, этот день ничем не отличался от всех предыдущих
они все так же вместе и все так же, до сумасшествия, любят друг друга)


Любите и вы ...
·
Комментарий к части

ЧанЁль: https://38.media.tumblr.com/197f7ad98f0517943e4417c39d818532/tumblr_ngui1wVaHK1rs6gyzo1_1280.jpg
Бэкхён: https://31.media.tumblr.com/af4ee362aa2990b427f912127e25b93c/tumblr_ngui1wVaHK1rs6gyzo2_500.jpg
Не забудьте оставить свой отзыв: http://ficbook.net/readfic/2443074










Default Paragraph Font Normal Table
No Listfootnote referenceendnote referenceCourier NewTimes New Roman

Приложенные файлы

  • doc 10717550
    Размер файла: 852 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий