современные концепции права


Интегральный тип правопонимания.
В современной теории права основным является интегральный тип правопонимания. В рамках интегрального типа правопонимания предлагается объединить значимые аспекты предшествующих концепций. Ведь ни одна из классических концепций правопонимания не являлась самодостаточной, т.е. способной ответить на все вопросы правовой науки. Классические теории строились на противопоставлении и взаимном отрицании: этатизм формируется как оппозиция юснатурализму, социологический подход – как оппозиция этатизму, наконец, и этатизм, и социологизм, в их классическом варианте основанные на философии позитивизма, осознают себя как противоположность юснатурализму. В то же время эти теории нуждались друг в друге, каждая из них решала ограниченные теоретико – правовые задачи. Так, юснатурализм обосновывал абсолютную ценность естественного права, не принимая во внимание конкретный социокультурный контекст, в котором функционирует право позитивное. Этатизм, напротив, занимался разработкой позитивного права как иерархически организованной, логической системы законодательных норм, обходя стороной проблемы социального действия права и его социальной ценности. Социологический подход, уделяя большое внимание проблеме действия права в обществе, свел право к системе правовых отношений, не увидев за ними их участников – обладающих сознанием правовых субъектов. Таким образом, развитие классических типов правопонимания подготовило почву для их синтеза в рамках новых, неклассических научных представлений.
В рамках постнеклассической науки была выработана интегральная (лат. Integer – целый) теория права, в рамках которой право рассматривается как системная целостность. При этом формирование интегрального типа правопонимания должно происходить на основе диалога всех школ и течений в современном правоведении. Интегральная теория характеризуется стремлением объединить (интегрировать) в рамках единой правовой теории разработанные в классических типах правопонимания частные аспекты бытия права – ценностный (юснатурализм), нормативный (этатизм), социальный (социологический подход). В середине 20 в. теоретически оформляется идея интегративной юриспруденции. Ее представители – Дж. Холл, Г. Дж. Берман - полагали, что имеется достаточно оснований для объединения трех классических школ: правового этатизма, юснатурализма и социологической юриспруденции. Каждая из трех конкурирующих школ выделила в праве лишь одно из его важных измерений, проигнорировав остальные. Этатисты делали упор на нормах закона, юснатуралисты – на ценности права, а социологи – на «жизненности», «фактичности» правовых отношений. Дж. Холл предлагал такое определение права, которое объединяет в себе все эти моменты: право – это тип социального действия, процесс, в котором нормы, ценности и факты «срастаются и актуализируются».
Вместе с тем создание интегральной теории права невозможно на пути механического суммирования определений права, представленных в классических типах правопонимания. Интегральная, обобщающая концепция права не должна быть суммой правовых теорий, суммой правоведения. В классических типах правопонимания отдельные, частные аспекты бытия права (ценностный, нормативный, социальный, психический) принимались за главный объяснительный принцип права, отчего их можно назвать одномерными. Поэтому механическое суммирование частных аспектов бытия права будет лишь искусственным единством, не способным объяснить сущностное многоединство права.
Таким образом, интегральная теория права призвана синтезировать теоретически значимые моменты, проработанные конкурирующими научными теориями. При этом интегральный подход к праву исходит именно из усмотрения многоединства самого права как интегрального по своей сути явления. Обобщающая теория права должна интегрировать идеи классических правовых школ и, выйдя за их пределы, сформулировать более широкое определение права. Поэтому интегральный тип правопонимания принципиально отличен от классических вариантов правопонимания и характеризуется стремлением найти главный объяснительный принцип, который позволит из хаоса разрозненных фрагментов правовой реальности создать «космос» права. Следовательно, интегральной будет такая правовая концепция, которая превращает видимое разнообразие права в умопостигаемое смысловое многоединство.
Создание интегральной теории права на пути суммирования частных определений права невозможно и методологически. В основе традиционных типов правопонимания лежит классическая рационалистическая методология, согласно которой познать явление значит дать определение его понятия, которое в свою очередь также нуждается в определении и т.д. В результате этого рациональное познание предстает как движение в замкнутом круге логических понятий. Создание интегральной концепции права невозможно в рамках классического типа рациональности и его методов. Для выхода из пределов частных способов объяснения права и создания интегральной концепции права необходима принципиально иная методология правопознания, соответствующая избранной цели построения системы целостного правовидения.
В интегральной теории права должны быть актуализированы теоретически значимые идеи классических правовых концепций, прежде всего представления о праве как о ценностном явлении (юснатурализм), нормативно регулирующем (этатизм) взаимодействие участников правового общения (социологический подход), которое всегда опосредуется их правосознанием (психологический подход). Но такой интегральный подход должен исходить не просто из идеи синтеза конкурирующих теорий, а из усматриваемого многоединства самого права, которое и позволяет найти в праве все обозначенные выше аспекты его теоретического понимания. Теоретически значимые идей основных правовых школ синтезируются в рамках интегральной теории права на основе новых – неклассических и постнеклассических – методологических подходов, среди которых наиболее важными и дополняющими друг друга являются феноменология, герменевтика, синергетика и коммуникология. Исходя из всего этого, интегральное правопонимание пытается снять противоречия или разногласия, основные концептуальные разногласия, которые существуют между классическими вариантами правопонимания. В этом цель и задача интегрального правопонимания.
9. Либертарно – юридическая концепция права.
Автором данной концепции является Владик Сумбатович Нерсесянц.
В рамках юридико – либертарной концепции правопонимания внутреннее единство юридической онтологии, аксиологии и гносеологии обусловлено тем, что в их основе лежит один и тот же принцип формального равенства, понимаемый и трактуемый как исходное начало юридической онтологии (что есть право?), аксиологии (в чем ценность права?) и гносеологии (как познается право?).
В онтологическом плане право есть формальное равенство, причем это формальное равенство включает в себя такие компоненты, как абстрактно – всеобщую равную меру, формальность свободы и справедливости. Право как форма и есть в онтологическом плане совокупность этих формальных свойств и характеристик права – равенства, свободы и справедливости.
Равенство, свобода и справедливость, согласно либертарно – юридической трактовке, - это правовые формальности, формально – содержательные (а не материально – содержательные, не эмпирические) компоненты, свойства и характеристики права и правовой формы.
Как в онтологическом, так и в аксиологическом и гносеологическом отношениях весьма существенно то обстоятельство, что абстрактно – всеобщая мера, свобода и справедливость только в их формальном выражении и значении, т.е. только в качестве особых форм выражения и проявления общего смысла принципа формального равенства, могут войти в единое, внутренне согласованное и непротиворечивое понятие права и быть составными компонентами и характеристиками всеобщей правовой формы общественных отношений.
Право – это формальное равенство, право – это всеобщая и необходимая форма свободы в общественных отношениях людей, право – это всеобщая справедливость и т.д. Ведь всеобщая равная мера так же предполагает свободу и справедливость, как последние – первую и друг друга.
Эти определения права через его объективные сущностные свойства выражают в целом природу, смысл и специфику права, фиксируют понимание права как самостоятельной сущности, отличной от других сущностей. Эти объективные свойства права относятся к определениям права в его различении с законом, т.е. не зависят от воли законодателя, исторически и логически предшествуют законодательству.
К этим исходным сущностным определениям права в процессе так называемой «позитивации» права, его выражения в виде закона, добавляется новое определение – властная общеобязательность того, что официально признается и устанавливается как закон (позитивное право) в определенное время и в определенном пространстве.
Но закон может как соответствовать, так и противоречить праву, быть формой официально – властного признания, нормативной конкретизации и защиты как права, так и иных (неправовых) требований, дозволений и запретов. Только как форма выражения права закон (позитивное право) представляет собой правовое явление. Лишь будучи формой выражения объективно обусловленных свойств права, закон становится правовым законом.
Правовой закон это и есть право, получившее официальную форму признания, конкретизации и защиты, словом – законную силу, т.е. позитивное право, обладающее объективными свойствами права. Реальный процесс «позитивации» права, его превращения в закон, наряду с необходимостью учета объективных свойств и требований права, зависит от многих других объективных и субъективных факторов (социальных, экономических, политических, культурных и др.). И несоответствие закона праву может быть следствием правоотрицающего характера строя, антиправовой позиции законодателя или разного рода его ошибок и промахов, низкой правовой и законотворческой культуры и т.д.
В общеобязательности закона есть два различных, но взаимосвязанных момента – официально – властный и правовой.
Первый момент состоит в том, что закон как установление государственной власти наделяется ее поддержкой и защитой, обеспечивается соответствующей государственной санкцией на случай нарушения закона.
Второй момент состоит в том, что закон наделяется общеобязательностью (государственным принуждением) и защитой только потому, что он выступает именно как право, а не просто как какое – то иное общеобязательное, но неправовое установление и явление.
В этой претензии закона быть правом проявляется то обстоятельство, что у закона нет своей собственной сущности, отличной от сущности права.
Общеобязательной силой должен обладать только правовой закон. Основная задача состоит в том, чтобы только праву придавалась законная сила и вместе с тем чтобы закон был всегда и только правовым.
В контексте различения и соотношения права и закона общеобязательность закона обусловлена его правовой природой и является следствием общеобязательности объективных свойств права. Именно потому, что не право – следствие официально – властной общеобязательности, а наоборот, эта общеобязательность – следствие права, такая общеобязательность выступает как еще одно необходимое определение права – в дополнение к исходным определениям об объективных свойствах права. Смысл этого определения состоит не только в том, что правовой закон обязателен, но и в том, что общеобязателен только правовой закон. Таким образом, объективные свойства права не зависят от воли законодателя, тогда как общеобязательность правового закона, подразумеваемая объективной природой права, зависит и от воли законодателя и от ряда объективных условий.
Из смысла излагаемой либертарно – юридической концепции различения и соотношения права и закона вытекает, что даже самая краткая дефиниция общего понятия такого позитивного права (правового закона) должна включать в себя, как минимум два определения, первое из которых содержало бы одну из характеристик права в его различении с законом, а второе – характеристику права в его совпадении с законом.
С учетом этого, позитивное право, соответствующее объективным требованиям права (закон в его совпадении с правом), можно определить как общеобязательное формальное равенство; как равную меру свободы, обладающую законной силой; как справедливость, имеющую силу закона; как общеобязательную форму равенства, свободы и справедливости; как общеобязательную систему норм равенства, свободы и справедливости.
В более развернутом виде право – это соответствующая требованиям принципа формального равенства система норм, установленных или санкционированных государством и обеспеченных возможностью государственного принуждения.
Существенное отличие данного либертарно – юридического определения от распространенных легистских дефиниций права состоит в указании на необходимость соответствия системы государственно установленных и защищенных норм требованиям принципа формального равенства.
Таким образом, в центре либертарного правопонимания стоят проблемы связи права и закона, понимания и трактовки объективных свойств права как сущностных свойств закона и критерия правового качества закона, вопросы разработки понятия правового закона и т.д.
Право имеет необходимую связь с государством. Государство выступает как правовой институт, как правовая организации публичной власти, необходимая для возведения общезначимого права в общеобязательный закон с надлежащей санкцией, для установления и защиты определенного правопорядка.
10. Коммуникативная концепция права.
Одним из вариантов интегрального правопонимания является коммуникативная теория права. К методологическим основам коммуникативной теории права относится признание того, что: 1) право как феномен не существует вне социального субъекта, вне социального взаимодействия; 2) данное взаимодействие является интерсубъективным, т.е. существующим в границах общего жизненного мира субъектов, а также коммуникативным, опосредуемым правовыми текстами; 3) правовые тексты, опосредующие правовую коммуникацию, должны быть легитимированы (признаны) сознанием субъектов в границах их жизненного мира; 4) участники такого интерсубъективного коммуникативного взаимодействия обладают взаимообусловленными правами и обязанностями.
С позиций коммуникативной теории право одновременно представляет собой идею и реальный факт, нормы и правоотношения, индивидуальные эмоции и социальные ценности, текст и деятельность по его интерпретации и реализации. Ни одно из этих положений не истинно в своей отдельности и отвлеченности, только в рамках целостного восприятия права они обретают свой смысл.
Коммуникация – это взаимодействие между субъектами, опосредованное текстом (знаковым объектом). Текст – это система знаков, создаваемых в рамках культуры (связанная и полная последовательность знаков, несущая в себе определенный смысл, называется текстом в широком значении слова). Социальное взаимодействие, основанное на интерпретации социально значимой информации, имеющей знаковую (текстуальную) форму, называется социальной коммуникацией. Социальная коммуникация включает: 1) Не больше двух участников – коммуникантов, наделенных сознанием и владеющих нормами некоторой семиотической системы, например, языка; отправитель сообщения (создатель текста) называется коммуникатором, а получатель сообщения реципиентом; 2) ситуацию, которую они стремятся осмыслить и понять; 3) сообщения (тексты), выражающие смысл ситуации в языке или элементах данной семиотической системы; 4) мотивы и цели, делающие тексты направленными, т.е. то, что побуждает субъектов обращаться друг к другу и взаимодействовать; 5) процесс материальной передачи текстов; 6) восприятие сообщения (текста), отражаемое в поведении реципиента. Таким образом, тексты, действия по их построению и интерпретации, а также связанные с этим мышление, понимание и взаимодействие составляют содержание коммуникации.
Коммуникация связана как с познанием, так и с отношением к познанному, а также и с действием в соответствии с познанным. Поэтому социальная коммуникация включает в себя информационный (рациональный), эмоционально – ценностный (иррациональный) и праксеологический (деятельный) аспекты.
Коммуникация происходит в рамках определенной культуры, в рамках которой создаются, передаются и интерпретируются тексты. Правовая коммуникация – это правовое взаимодействие между субъектами, возникающее на основе интерпретации правовых текстов, результатом которой является предоставление субъектам взаимных прав и обязанностей.
Текст – система знаков. Знак – это материальный объект, используемый для получения, хранения и передачи информации в процессе социального взаимодействия. Правовой текст – система знаков, интерпретация которых порождает правовой смысл, направленный на регулирование поведения субъектов путем определения их правомочий и обязанностей. Таким образом, правовой текст опосредует правовую коммуникацию, то есть он информирует субъектов о принадлежащих им правах и обязанностях.
Тексты бывают вербальные и невербальные (символические). Вербальные тексты бывают устные и письменные. Устный текст – правила правовых обычаев. Письменный текст – тексты нормативно – правовых актов, договоров.
Правовой текст является носителем информации о правовых нормах, но он не равен правовой норме. Правовая норма представляет собой идеально – материальное явление, возникающее из интерпретации правового текста, которая осуществляется правовым сознанием субъекта с одной стороны, и реализуется в актах взаимодействия субъектов, с другой. Интерпретация правового текста всегда осуществляется в рамках определенного культурного контекста, благодаря чему оказывается возможной правовая коммуникация.
Феноменологический метод позволяет рассматривать право как интегральное единство и выявить структуру права, в которой и выражается эйдос права. Интегральным элементом этой структуры является правомочие, то есть наличная возможность субъекта действовать оправданно тем или иным образом и требовать соответствующего поведения от других субъектов (социально признанное правомочие). Правомочие всегда предполагает другого субъекта, к которому оно обращено (социальная направленность).
Правомочия и обязанности образуют лишь эйдолу права (неполный эйдос). По мнению Полякова, правомочие и обязанность являются таковыми только тогда, когда они вытекают из общезначимых и общеобязательных правил поведения, то есть правовых норм. Правовая структура, следовательно, представляет собой коррелятивную связь правомочий и обязанностей, консолидированных общезначимой и общеобязательной нормой.
Таким образом, право с позиций постнеклассической науки предстает как самоорганизующаяся и саморазвивающаяся система, содержанием которой являются правовые коммуникации. Данная система предстает и как система человекоразмерная, не существующая без участвующих в правовой коммуникации субъектов. Субъект интерпретирует правовые тексты, выявляет в процессе интерпретации смысл обращенной к нему правовой нормы; совершает акт признания заключенного в ней ценностного содержания; делает ее актуальным правилом поведения в правовом взаимодействии с другим субъектом. Коммуникативная теория права не отменяет другие варианты правопонимания, а лишь показывает их недостаточность в контексте постнеклассической науки.
Право – это психо-социо-культурная система, то есть явление, существующее в сознании субъекта и не существующее вне его, это явление, существующее во взаимодействии субъектов.

Приложенные файлы

  • docx 10752775
    Размер файла: 23 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий