Образ Татьяны


«Письмо Татьяны к Онегину» и его роль в раскрытии проблематики романа А. С. Пушкина «Евгений Онегин».
Героиня романа в стихах Александра Сергеевича Пушкина «Евгений Онегин» Татьяна Ларина — один из самых обаятельных женских образов русской литературы. Сам автор относится к ней с особым чувством — более нежным, чем к остальным своим героям. «Татьяна, милая Татьяна! — восклицает поэт, когда наступает критический момент в судьбе его героини. — С тобой я вместе слезы лью…». Можно ли откровеннее выразить авторскую симпатию! Чем же привлекла внимание своего создателя эта героиня, почему он испытывал по отношению к ней такие теплые чувства?
В начале XIX века имя Татьяна считалось «простонародным», старомодным, и Пушкин даже специально оговаривает: «Впервые именем таким страницы нежные романа мы своевольно освятим»
Поэт противопоставляет темноволосую Татьяну прекрасной златокудрой и румяной Ольге: «никто б ее назвать прекрасной не мог». Татьяна не привлекает ни красотой, ни румяной свежестью,имеет «бледный цвет и вид унылой». Когда она приезжает в Москву, местные барышни находят её «что-то странной, провинциальной и жеманной, и что-то бледной и худой, а впрочем, очень недурной» , при появлении в театре «не обратились на нее ни дам ревнивые лорнеты, ни трубки модных знатоков».
В начале книги нам представлена застенчивая барышня-подросток. Она «дика, печальна, молчалива, как лань лесная боязлива», не умеет ласкаться к родителям, «и часто целый день одна сидела молча у окна», задумчива.
По прошествии нескольких лет, замужняя дама Татьяна взрослеет и кардинально меняется: «Она была нетороплива, Не холодна, не говорлива, Без взора наглого для всех, Без притязаний на успех … Всё тихо, просто было в ней. «Никто б не мог её прекрасной Назвать; но с головы до ног Никто бы в ней найти не мог Того, что модой самовластной В высоком лондонском кругу Зовется vulgar».
Татьяна не занимается традиционными девичьими занятиями — не вышивает, не играет в куклы, не играет со сверстницами, зато любит слушать рассказы няни Филипьевны. «Татьяна верила преданьям Простонародной старины, И снам, и карточным гаданьям, И предсказаниям луны. Её тревожили приметы» .
Её главное занятие — чтение: «Ей рано нравились романы; Они ей заменяли всё; Она влюблялася в обманы И Ричардсона и Руссо». Французские романы сформировали в Татьяне модель жизни, к которой она стремилась.
Татьяна сформировалась под влиянием народного начала и сентиментальной литературы, поэтому в её сне нашли отражение эти две стороны.
Сон Татьяны напоминает традиционный вещий святочный сон невесты в русской сказке. Это и добрый медведь, и одухотворённая природа: ручей мешает Татьяне, сучья цепляют её за шею и вырывают серьги из ушей, и чудовища, и близкий народному стиль изложения.
Но есть в сне и влияние сентиментальной литературы. Онегин предстаёт перед героиней романтическим героем:
Онегин, взорами сверкая,
Из-за стола, гремя, встаёт,
Все встали, он к дверям идёт
Кроме того, здесь Татьяна как бы отвечает на проповедь Онегина, подсознательно чувствует в нём эгоистическое начло. Также в какой-то мере сон «вещий», он в виде чудищ рисует поместное дворянство и ссору Онегина с Ленским.
Таким образом, сон показывает двойственное начало, заложенное в Татьяне воспитанием: с одной стороны, это влияние сентиментальной западноевропейской литературы, с другой, - народные начала, воспитанные в ней няней.
В 8 главе Пушкин сопоставляет Татьяну с блестящей Ниной Вронской, «сей Клеопатрою Невы». Несмотря на более броскую красоту, Пушкин отдаёт предпочтение Татьяне, отстаивая тем самым как идеал женской красоты естественность, простоту, одухотворённость внешнего облика мыслью и чувством.
Изменилась ли Татьяна, став светской красавицей? Нет, Татьяна внутренне осталась такой же, она лишь научилась «властвовать собой». Вместе с тем Татьяна-княгиня уже не робкая девочка-мечтательница, она не только женщина с чутким и любящим сердцем, но и человек с тонким и глубоким умом.
Владимир Набоков: «Татьяна как „тип“ стала матерью и бабушкой бесчисленных женских персонажей в произведениях многих русских писателей — от Тургенева до Чехова. Это „национальный тип“ русской женщины, пылкой и чистой, мечтательной и прямодушной, стойкого друга и героической жены. В исторической действительности этот образ стал ассоциироваться с революционными чаяниями, в ходе последующих лет вызвавшими к жизни по крайней мере два поколения нежных, высокообразованных и притом невероятно отважных молодых русских дворянок, готовых жизнь отдать ради спасения народа от правительственного гнета. Немало разочарований поджидало эти чистые татьяноподобные души, когда жизнь сталкивала их с реальными крестьянами и рабочими, простые люди, которых они пытались образовывать и просвещать, им не верили и их не понимали. Татьяна исчезла из русской литературы и из русской жизни перед самой Октябрьской революцией, когда власть взяли в свои руки мужчины-реалисты в тяжелых сапогах».

Приложенные файлы

  • docx 10754318
    Размер файла: 17 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий