Ода материнской любви

Ода материнской любви.
Дети Наши дети. Сыновья и дочки. Мамы, задумываемся ли мы о том, как сильно мы их любим? Что значат они для нас? Когда я смотрю на своих детей, у меня перехватывает дыхание от переполняющих эмоций, и я чувствую себя как дирижабль, наполненный горячим воздухом. Мамы, кто испытывает подобное чувство, те меня поймут
Я строчу сейчас этот опус с единственной целью – сказать СПАСИБО моим детям за то, что они просто есть, за то, что они такие, какие есть, за то, что я живу, благодаря тому, что они есть. В детстве, представляя свое будущее материнство, могла ли я предположить, что мои дети превзойдут все ожидания, окажутся ярче всех фантазий и дороже всех благ мира?
СЫН. Когда я, сидя на больничной кровати, смыкала большой и указательный пальцы на прозрачном предплечье своего, тогда еще пятилетнего сына, давясь слезами от панического ужаса, охватывающего меня при виде его измученного личика с черными кругами вокруг глазенок, могла ли я представить, что через несколько лет он сдаст на разряд по самообороне в режиме трехчасового жесткого экзамена!.. Теперь его лишний раз не назовут ботаном – при большом желании может и «втащить».
Стоя на первой в жизни торжественной линейке своего тогда еще семилетнего сына, глядя на его феноменальные уши, пламенеющие в лучах нежного сентябрьского солнышка, могла ли я представить, что все первые 4 года учебы моего сына, мне не просто ни разу не будет стыдно за своего ребенка - более того, я буду приходить на собрание с гордо поднятой головой, заранее готовая к очередной порции дифирамбов в адрес своего дитя, да и в мой, что уж греха таить. Да, я мама Саши К. Знайте это все! И я этим безмерно горжусь.
Когда мой ребенок, катаясь дома по полу от приступов жесточайшей боли, приходил в класс с неизменной готовностью к работе, сдавал один за другим экзамены на среднее звено, а я, размахивая сопроводительным листом на экстренную госпитализацию, возила его с контрольных на мучительные процедуры, могла ли я представить, что ни один человек в школе, включая нашего внимательного и ответственного педагога, не знает о том, как больно ему было, как он решал задачи, скорчившись за партой от очередного приступа
ДОЧЬ. Когда мне впервые предъявили три убогих килограммишка с синими, скрюченными, шелушащимися конечностями, могла ли я предположить, что спустя три года, согласно любимейшей всеми детскими садами статистике, мы займем почетное второе место в списке рост/вес в номинации «превышающие возрастные нормы»? Могла ли предположить я, услышавшая голос своего ребенка на второй неделе его существования, потому как в первую неделю она просто не могла кричать, что теперь наш преподаватель по вокалу, с консерваторским образованием и девятилетним опытом работы, будет говорить о «нестандартном тембре, голосовом диапазоне, интонировании в пределах одной октавы» в контексте моей дочери!
Когда я вглядывалась в сизую мордаху в обрыганных казенных пеленках, с насмерть задраенным гнойной коркой, хронически закрытым глазом, вследствие матерого дакриоцистита, могла ли я представить, что очень скоро в «светских» местах (школах, поликлиниках, студиях) чужие мамаши будут брызгать ядовитой слюной, косясь на наши медоворусые кудри до пояса, черные как смоль беспардонные глазищи, губки подковкой и крепенькие, ладненькие ножонки, одинаково уверенно топчущие как песок, так и ковролин в танцевальном зале!
Когда к двум годам мы имели диагнозов по неврологии на целую диссертацию и свою койку в неврологическом отделении, откуда уходили домой максимум на два-три месяца, могла ли я представить, что нам будет принадлежать авторство таких шедевров как «тапесь, сидирельник, Братинонька, коко-папа» (соотв. трапеция, холодильник, Буратино, петух)!
И это только ничтожно малая часть всего того, что я могу рассказать о своих детях. Они – моя Вселенная, а Вселенная, как известно, границ не имеет. Как и моя любовь к моим детям.
Мамы, когда мы заглядываем в доверчиво распахнутые глаза-души наших детей, осознаем ли мы, что каждое наше слово, каждый наш шаг – это экзамен на почетное звание МАМЫ! Экзамен, который нам предстоит сдавать всю жизнь, перед Богом и людьми, а главное, перед своей совестью!
Сынулька, донька! Я кормлю вас, а вы меня питаете. Я воспитываю вас, а вы меня учите. Я дала вам жизнь, а вы дали мне смысл жизни. Когда ваши темно-русые головенки спят «мордашка к мордашке», соприкасаясь лбами, на одной подушке, все ангелы мира простирают над вами крылья маминой безграничной любви
И жизнь, и слезы, и любовь МОИ ДЕТИ.

Приложенные файлы

  • doc 10795696
    Размер файла: 32 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий