Компенсация морального вреда понятие и особенно..

Негосударственное образовательное частное учреждение высшего профессионального образования


«АКАДЕМИЧЕСКИЙ ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ»


ТАМБОВСКИЙ ФИЛИАЛ

Кафедра правовых дисциплин



ДИПЛОМНАЯ РАБОТА


Тема:
«Компенсация морального вреда: понятие и особенности определения размера компенсации»




Выполнил:
студент 51 группы 5 курса
Глистина Е.А.

______________________________
(подпись)


«Допущен к защите» Научный руководитель: к.ю.н.,
Зам. директора филиала старший преподаватель кафедры
по учебно-научной работе правовых дисциплин


____________ И.М. Жиркова ____________ М.В. Торопов



Дата защиты: _________________ Оценка: ____________________





Тамбов – 2014

Содержание

13 TOC \o "1-3" 14Перечень обозначений и сокращений 13 PAGEREF _Toc387597744 \h 14315
Введение 13 PAGEREF _Toc387597745 \h 14415
1. Общая характеристика компенсации морального вреда как института гражданского права 13 PAGEREF _Toc387597746 \h 14815
1.1. Понятие морального вреда в российской правовой доктрине 13 PAGEREF _Toc387597747 \h 14815
1.2. Исторические особенности становления института компенсации морального вреда в России 15
1.3. Основания, порядок и условия возмещения морального вреда 13 PAGEREF _Toc387597749 \h 142152
2. Особенности компенсации морального вреда 13 PAGEREF _Toc387597750 \h 143152
2.1. Проблемы гражданско-правового механизма определения размера денежной компенсации морального вреда 13 PAGEREF _Toc387597751 \h 143152
2.2. Специфика компенсации морального вреда юридическим лицам 41
2.3. Тенденции развития института компенсации морального вреда: проблемы и перспективы развития 50
Заключение 61
Список использованных источников и литературы 64
Приложение № 1 74
Приложение № 2 75
15





Перечень обозначений и сокращений

РФ
РСФСР
СССР
ГК
УК
ФАС
ВАС
КС
ФЗ
СПС Гарант
СЗ РФ
ХIХ в.
США
МРОТ
т.к.
и т.д.
и т.п.
и д.р.
- Российская Федерация
- Российская Социалистическая Федеративная Республика
- Союз Советских Социалистических Республик
- Гражданский Кодекс
- Уголовный Кодекс
- Федеральный арбитражный суд
- Высший Арбитражный суд
- Конституционный суд
- Федеральный Закон
- Справочно-правовая система «Гарант»
- Собрание законодательства Российской Федерации
- XIX век
- Соединенные Штаты Америки
- Минимальный размер оплаты труда
- так как
- и так далее
- и тому подобное
- и другие


Введение

Актуальность темы исследования. Основной закон российского государства гласит, что защита личности является приоритетным направлением в государственной деятельности. В нашей стране гарантируется защита государством прав и свобод человека и гражданина. Признание государством человеческой личности в качестве основной ценности вызывает необходимость создать эффективные действующие механизмы, которые обеспечивали бы каждому человеку и гражданину возможность добиваться защиты и восстановления его прав и свобод от любых противоправных ограничений и нарушений. Главной задачей правового государства является справедливое, быстрое и эффективное восстановление нарушенного права и возмещение вреда, который был причинен.
Защита прав и свобод человека неразрывно связана с правом личности на компенсацию морального вреда, но нынешняя правоприменительная практика показывает недостаточную правовую урегулированность данного института нормами российского права.
Актуальность обращения к данной теме характеризуется тем, что появление института компенсации морального вреда в праве Российской Федерации порождает различные теоретические и правоприменительные проблемы, возникающие, непосредственно, в процессе реализации гражданско-правовых норм при разрешении вопросов, связанных с возмещением морального вреда. На актуальность данной дипломной работы указывает также и тот факт, что сегодня в правовой литературе и периодических изданиях проблемы компенсации морального вреда активно исследуются.
Отсутствие четких правовых терминов повлекло массу коллизий в российской правоприменительной практике. До сих пор остается неразрешенным вопрос касательно определения условий, при которых наступает гражданско-правовая ответственность за причинение морального вреда, а также определения критериев оценки и методики их учета.
Дополнительно, ряд законодательных актов, введенных в действие в разные сроки, регулируют вопросы возмещения морального вреда в области гражданско-правовых отношений. Более того, нормы данных актов по-разному применяются судами, практика, к сожалению, не разработала единого подхода к разрешению этой проблемы. Само ключевое понятие «морального вреда» неоднозначно определено в Гражданском Кодексе, в связи с чем важной становится проблема сути этой правового термина и правильного применения последнего.
Практика судов по делам, которые связаны с компенсацией морального вреда, очень часто характеризуется противоречивостью касательно размера такой компенсации. Это предопределено тем, что отсутствует единая, хотя бы ориентировочная методика расчета, следствием чего является присуждение абсолютно разных сумм при похожих обстоятельствах дела. Зачастую некорректно определяются подходы к разрешению дел по возмещению морального вреда, напрямую, противоречащие законам. Частыми являются случаи, когда требования по компенсации удовлетворяются смешными суммами от нескольких рублей и не превышающими ста или пятидесяти рублей.
При таком положении требуется концептуальное решение данных проблем и особенно важным становится подробный теоретический анализ института компенсации морального вреда, определение его роли и места в системе гражданского права Российской Федерации.
Объектом исследования в данной дипломной работе являются общественные отношения, которые возникают при возмещении морального вреда.
Предметом исследования стало российское законодательство, закрепляющее институт понятия, содержания, реализации морального вреда.
Цель исследования - это комплексное исследование правового механизма компенсации морального вреда. Основываясь на поставленной цели, выделим следующие задачи:
- проанализировать понятие и сущность морального вреда в российском гражданском праве;
- рассмотреть историческое развитие компенсации морального вреда;
- обозначить основания, условия, порядок возмещения морального вреда;
- исследовать вопросы, связанные с определением размера денежной компенсации морального вреда;
- выявить особенности компенсации морального вреда юридическим лицам
- рассмотреть тенденции развития института компенсации морального вреда.
Методологическая основа исследования. Методологию исследования образуют различные методы познания. Среди них основное значение отводилось общенаучным методам: диалектическому и системно-структурному. Особую роль играют частные методы: исторический, функциональный, сравнительно-правовой. Путем формально-юридического метода, основываясь на правилах юридической техники и формальной логики проанализирован и обобщен правовой материал, на основе которого обосновано собственное представление о термине «моральный вред».
Степень освещенности темы в литературе. Институт компенсации морального вреда – традиционный институт гражданского права России.
На современном этапе компенсация морального вреда исследована в монографиях и отдельных публикациях А.В. Воробьёва, Е.А. Михно, Тихомирова Л.В. и др.
Отдельно следует выделить труды А. И. Карномазова «Проблема определения размера компенсации морального вреда» и А. М. Эрделевского «Моральный вред и его компенсация за страдания», которые отличаются особой источниковой базой. В этих исследованиях затронуты дискуссионные моменты касательно механизма определения размера компенсации за причиненный моральный вред.
Значительный вклад в освещение темы в своих публикациях внесли: В.Г. Колотева «Применение законодательства о компенсации морального вреда в российской судебной практике. Проблемы определения размера компенсации морального вреда», С.В. Марченко «Компенсация морального вреда в Российской Федерации», Скловский К. «Причинение вреда деловой репутации».
Эмпирическую и нормативно-правовую основу работы составили: Конституция Российской Федерации, российское отраслевое законодательство, международное право, нормативные акты СССР, постановления и определения Конституционного Суда РФ, решения Верховного Суда РФ, материалы судебной практики.
Апробация результатов дипломного исследования. Основное содержание и выводы исследования нашли отражение в научном докладе в рамках Общероссийской научно-практической конференции «Первые Академические чтения по актуальным вопросам юриспруденции» (Тамбов, 11 апреля 2014).
Структура исследования. Структурно работа состоит из следующих частей: введение, основная часть, состоящая из 2 глав и 6 параграфов, заключение, список использованных источников и литературы, приложение.

1. Общая характеристика компенсации морального вреда как института гражданского права

1.1. Понятие морального вреда в российской правовой доктрине

Анализируя рассматриваемое понятие, имеет смысл отметить, что в юридической литературе под вредом понимаются негативные изменения в охраняемом благе, которое может обладать материальным и нематериальным характером.
Материальный вред проявляется в возникновении реального ущерба у потерпевшего и в невозможности получения им запланированных доходов, что именуется упущенной выгодой. Основной характеристикой имущественного вреда является то, что его причинение происходит применительно к материальной сфере потерпевшего, и он выражается определенной денежной суммой. Все иначе происходит с вредом моральным, который не имеет материального содержания.
Компенсация морального вреда в качестве института российского гражданского права существует относительно недавно. Длительный период теория и практика советского государства почти единогласно не признавали значение данного института, так как он был «чужд советскому правосознанию».
Постепенное развитие норм о компенсации морального вреда относится ко времени, когда в первый раз возникла возможность возмещения неимущественного вреда в материальной форме, установленная в ст. 39 Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации» за распространение ложной информации, сведений, унижающих достоинство личности и посягающих на его неимущественные блага средством массовой информации.
Позднее применение данного института было существенно расширено путем принятия как общих норм права, так и специальных (регулирующих отдельные правоотношения).
Пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20 декабря 1994 г. № 10 (с последующими изменениями и дополнениями) содержит самые значимые нормативно-правовые акты, регламентирующие рассматриваемый институт. В нем указаны не только действующие в настоящее время законы, но также и действовавшие ранее акты.
Пункт 2 указанного Постановления содержит положение о том, что под моральным вредом следует понимать физические или нравственные страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.
В указанном документе преимущественно раскрывается смысл нравственных страданий - одной из основополагающих морального вреда. Очевидный приоритет, отдаваемый нравственным страданиям над физическими, при трактовке понятия «моральный вред», мы можем проследить и во взглядах ряда правоведов, которые ведут исследования в области компенсации морального вреда. Например, Е.А. Михно утверждает, что «моральный вред – это отрицательные последствия нарушения имущественных или неимущественных благ, которые сопровождаются душевными переживаниями. Другими словами, противоправное деяние, в результате которого лицу был причинен эмоциональный урон, является основанием для денежной компенсации морального вреда. Понятие «физические страдания» как правовая категория в общий состав термина «моральный вред» не входит. Они приобретают правовое значение для возложения гражданско-правовой ответственности за причинение морального вреда лишь в тех случаях, когда приводят к нравственным страданиям» .
Несмотря на законодательное закрепление понятия, среди ученых на сегодняшний день отсутствует единое мнение касательно этого, по этой причине они предлагают собственные термины и их определения.
Несомненно, понятие «моральный вред» является производным от слова «мораль». Очень часто мораль отождествляют с нравственностью, а нравственность определяют как духовные и душевные качества, правила поведения, без которых человеку не обойтись в общественной жизни. Страдание неотделимо от физической или нравственной боли, всегда сопровождается муками.
Безусловно, неточное определение понятия «моральный вред» влечет за собой различные его объяснения и многозначные суждения, что дает возможность применять определение в качестве аргумента, трактуя его любым способом.
Свободное толкование таких понятий, как «моральный вред», «нравственные страдания», «физические страдания» приводит к неправильному их пониманию и применению на практике.
В связи с этим, предлагаем рассмотреть и проанализировать различные точки зрения правоведов касательно понятия «моральный вред».
Определенный интерес имеет позиция В.А. Дубривного, который под моральным вредом подразумевал «нарушение нормального психического состояния человека, вызванное преступным посягательством на охраняемые законом его субъективные права и интересы, а также иные блага, в результате чего этому лицу причиняются нравственные страдания» .
На наш взгляд, смысловой упор на нравственные страдания приводит к многозначному толкованию самого термина «моральный вред», а также и сущности самого института компенсации морального вреда, так как такие страдания – это только одна из двух составляющих элементов морального вреда. Таким образом, считаем, что приведенную выше точку зрения вряд ли можно назвать удачной, ведь она односторонне отражает правовую природу морального вреда.
Исследуя проблемы морального вреда в качестве юридического факта, а также роль и значение правоотношений в данной сфере, Г.Г. Горшенков берет за основу свое определение термина «моральный вред». По его мнению, данное явление представляет собой негативные последствия правонарушения, претерпеваемые личностью; данные последствия обычно получают свое выражение в виде физических, психических страданий, нравственных переживаний, социального дискомфорта, а также упущенной выгоды и дополнительных расходов как следствия прямого или косвенного умаления неимущественных благ».
А.А. Власов под моральным вредом подразумевает «причиненный физическому лицу – независимо от умысла (вины) – нравственный ущерб. Ущерб заключается в оскорблении его чувств, состоит в появлении отрицательных ощущений и эмоций (нравственных переживаний, страданий) у потерпевшего, и влечет отрицательные последствия для его психики, носит нематериальный характер опосредованно (через сознание), причиняет также и физический вред.
Наряду с вышеперечисленными мнениями в правовой литературе имеются и другие позиции в отношении рассматриваемого понятия.
Так, в частности, М.Н. Малеина предлагает использовать в гражданском обороте термин «неимущественный вред», который включал бы в себя в равной мере, и физические, и нравственные страдания, к примеру, потеря зрения причинит физическую боль и душевные переживания в связи со сложностями в устройстве личной и профессиональной жизни, с обезображиванием лица, утратой социальных связей и т.д. В частности, ученый объясняет это следующим положением: «термин «моральный вред» раскрывается в законодательстве через физические или нравственные страдания, а «поскольку «нравственный» и «моральный» являются синонимами, то более целесообразным было бы применять на практике термин «неимущественный вред». Помимо этого, «неимущественный вред» может включать в себя физические и нравственные страдания .
В правовой литературе есть и другое предложение по введению нового определения, которое закрепило бы то, что на сегодняшний день подразумевается под моральным вредом. «Поскольку негативные психические реакции потерпевшего являются выражением морального вреда, уместным было бы использование понятия «психический вред».
Мы солидарны с предложением А.М. Эрделевского, но в то же время считаем, что разработанный термин должен иметь несколько иное содержание.
Через призму статьи 151 ГК РФ моральный вред определен через «физические или нравственные страдания». Мы видим, что законодатель считает, что «страдания» - приоритетное слово в понятии морального вреда. Мы полагаем, что это явление не является совсем обоснованным. Термин «страдания» предполагает, что неправомерные действия нарушителя обязательно должны привести к определенной психической реакции. Но сначала человек должен осознать смысл этого события и возможные последствия, прежде чем отреагировать на психогенное воздействие. Осознание поступающей из внешнего мира информации о неправомерном умалении того или иного блага тормозит естественное биологическое функционирование человека, приводит к психологическому дискомфорту. В итоге, анализируемое явление - это психическая реакция человека на совершение в отношении его противоправного деяния.
Неспособность человека контролировать процесс, адаптироваться к изменившейся ситуации вызывает на психическом уровне более глубокие последствия, проявлением которых являются неврозы и невротические реакции, что считается расстройством психической деятельности и влечет причинение психического вреда, а возникшие в связи с этим нравственные страдания - это лишь следствие причинения психического вреда.
Поскольку, как указывалось выше, моральный вред проявляется в отрицательных изменениях психической деятельности человека, целесообразным было бы использование понятие «психический вред».
В подтверждение данного аргумента мы можем привести существование аналогичного института психического вреда в странах англосаксонской (прецедентной) системы права. В основном, это относится к Англии, США и другим странам. Вариации определения психического вреда в праве Англии и США многочисленны – «psychological injury» (психический вред), «psychiatric injury» (психиатрический вред), «nervous shock» (нервный шок, нервное потрясение).
Проведенный анализ данного параграфа дипломной работы позволяет нам выделить некоторые предложения по совершенствованию правовых норм ГК РФ, регулирующих отношения по возмещению морального вреда, а именно:
1. По всему тексту Гражданского кодекса Российской Федерации необходимо заменить понятие «моральный вред» термином «психический вред».
2. В статье 12 ГК РФ «Способы защиты гражданских прав» слова «компенсации морального вреда» необходимо заменить словами «возмещение психического вреда».
3. Статью 151 ГК РФ предлагаем изложить в следующей редакции:
Если гражданину причинен психический вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежного возмещения указанного вреда.
При определении размера возмещения суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень психических страданий с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего.
4. В п.5 ст. 152 ГК РФ после слов «возмещение убытков и» ввести словосочетание «возмещение психического вреда».
5. Статью 1099 ГК РФ считаем верным изложить в следующей редакции:
Статья 1099. Общие положения
1. Основания и размер возмещения за причиненный психический вред определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса
2. Психический вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина подлежат возмещению в случаях, предусмотренных законом.
3. Возмещение психического вреда осуществляется независимо от подлежащих возмещению иных видов вреда.
6. Статью 1100 ГК РФ изложить в следующей редакции:
Статья 1100. Основания возмещения психического вреда
Возмещение психического вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:
- вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;
- вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
- вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;
- в иных случаях, предусмотренных законом.

1.2. Исторические особенности становления института компенсации морального вреда в России

Вопреки тому, что компенсация морального вреда была законодательно закреплена не так давно, он характеризуется своими глубокими историческими корнями. Так, еще право Древнего Рима, возводя на первое место материальные блага, вместе с тем пристально наблюдало за теми случаями, когда римским гражданам причинялась душевная или телесная травма.
Если рассматривать договоры, которые стали первыми письменными источниками в Древней Руси, а именно договоры, заключенные с греками князем Олегом в 911 году и князем Игорем в 945 году, то в них имеется ряд гражданско-правовых норм и норм уголовного права, устанавливающие ответственность за уголовные преступления, связанные, в частности, с выплатой денежного вознаграждения. Например, статьи договора 911 и 945 гг. указывают на денежный штраф за нанесение телесных повреждений. Положения вышеуказанных договоров можно по праву назвать родоначальниками действующего сейчас института компенсации морального вреда.
Последующим этапом в развитии рассматриваемого нами института стало появление Русской правды, которая предусматривает достаточное количество статей, основная цель которых заключалась в защите прав и свобод личности, а также его имущественной сферы.
За кражу, незаконное использование чужой вещи, наряду с компенсацией материального ущерба, предусматривалось специальное материальное вознаграждение за «обиду». Например, если украдут коня, оружие или одежду помимо вознаграждения похищенного виновный выплачивает собственнику еще и три гривны за обиду.
Отдельно Русская Правда регулировала обеспечение материальной компенсации родственникам убитого. В соответствии с данным актом, власть родственники погибшего могли получить от преступника выкуп, таки образом была предоставлена возможность заменить кровную месть на выкуп. У убийцы была возможность решить вопрос с родственниками убитого, выплатив им определенную денежную сумму – «головщину». В случае, если он оказывался несостоятельным, то последние самостоятельно решали, как его наказать, но в любом случае они не могли лишить его жизни.
Пространная редакция Русской Правды на протяжении длительного времени признавалась единым законом, который определял принципы отечественного судопроизводства в области возмещения морального вреда.
Появление и развитие Московского государства считается третьим этапом в развитии рассматриваемого института. Спустя время, когда начала укрепляться центральная государственная власть стала стремиться к тому, чтобы стать ответственной за защиту нематериальных благ, и впоследствии начало устанавливать уголовные наказания для правонарушителей. Изданные в 1497 г. и 1550 г. Судебники включали достаточное количество постановлений о взыскании «бесчестья», т.е. определенной суммы денежных средств в пользу потерпевшего, причем эта сумма ставилась в зависимость от сословия, к которому принадлежит обиженный. Предусматривалась смертная казнь и взыскание «головщины» из имущества убийцы.
Следующим более совершенным источником стало Соборное Уложение, принятое в 1649 году, которое более точным образом фиксировало, сколько положено за «бесчестье» людям разного звания, городским жителям и жителям сельской местности, служилым и духовным лицам.
Согласно Соборному Уложению ответственность за оскорбление зависела от звания и сана и устанавливалась от 1 до 400 рублей. Размер наказания за оскорбление должностных лиц возрастал пропорционально повышению их ранга. В случае оскорбления словом виновный просил прощения у обвиненного в судебном порядке. Если оскорбление носило жестокий характер, то в качестве дополнительного наказания устанавливались штраф и краткосрочное тюремное заключение.
Сумма материального возмещения за нанесение телесных повреждений определялась социальным статусом человека.
При вступлении России в период абсолютизма изменения, произошедшие в ее правовом устройстве, стали основаниями для выделения следующего этапа в развитии рассматриваемого в нашем исследовании института. Данный этап характеризовался интенсивной систематизацией нормативного материала, результатом которой стало появление под руководством Сперанского М.М. Полного собрания законов и Свода законов Российской империи.
Закон от 21 марта 1851 года ознаменовал собой дальнейшее свое развитие института компенсации морального вреда. Однако каких-либо конкретных норм, содержащих возможность возмещения морального вреда в качестве защиты гражданских прав, там не содержалось. В законе можно увидеть лишь относительные, частные аналоги института компенсации морального вреда, безусловно не охватывающие все возможные случаи его причинения.
В 1905 г. в России был выдвинут проект нового Гражданского уложения, в котором была отражена тенденция по созданию института защиты неимущественных благ, уже существовавшая в ряде зарубежных стран. Так, прежде всего, равняясь на Германское уложение, он включал в себя возмещение нематериального вреда при некоторых определенных гражданских правонарушениях. Статья 1201 указывала, что «в случае причинения телесного повреждения или в случае лишения свободы, суд может обязать правонарушителя выплатить потерпевшему денежную сумму по справедливому усмотрению, учитывая, была ли со стороны виновного проявлена злонамеренность и другие обстоятельства дела, хотя бы потерпевший не понес никаких убытков (нравственный вред)». Далее проект заимствовал из германского кодекса и положения про неустойку: ст. 70 предписывала судье при понижении этой последней «принять в соображение не только имущественные, но и другие справедливые интересы верителя».
Однако проект 1905 года выходил за пределы гражданско-правовых нарушений и устанавливал возмещение нематериального вреда даже при неисполнении договоров. Данный проект в итоге реализован не был, действовать продолжал указанный выше закон.
В начале 1917 года в советском государстве получила свое развитие доктрина представлений о компенсации морального вреда. На тот период времени единым считалось мнение об отрицании подобного возмещения, вследствие чего понятие морального вреда и его возмещение не было включено в гражданское законодательство послереволюционной России. Следовательно, и судебная практика была постоянной в данном вопросе: повсеместно суды отказывали в удовлетворении таких исковых заявлений.
Вопреки этому, в 20-е годы ХХ века среди юристов начались споры по касательно самой допустимости компенсации морального вреда. Например, А. Зейц полностью отрицал саму возможность возмещения морального вреда в советском обществе, называя этот институт как классово чуждый социалистическому правосознанию. Напротив, Б. Утевский считал, что и ст. 403 ГК РСФСР 1922 г. и ст. 44 УК РСФСР, принятого 22 ноября 1926 г., являлись основанием для компенсации не только материального вреда, но и морального в том числе. В соответствии с его взглядами, в ст. 403 ГК РСФСР 1922 г. имущественный вред противопоставлялся вреду, который причинен личности, а кроме того, по мнению правоведа, нет никаких оснований ограничивать понятие «личность» исключительно физической неприкосновенностью, потому что данное понятие носит скорее нематериальный характер, включая духовную сферу человека.
Со временем эти дискуссии были прекращены, и впоследствии, в результате соответствующей пропаганды, в обществе представления о недопустимости компенсации морального вреда в денежной форме укоренились до такой степени, что к случаям присуждения денежных компенсаций за причиненный моральный вред относились как к курьезам, чуждым социалистическому правовому регулированию.
До начала 90-х гг. институт возмещения морального вреда так и не достиг своего юридического закрепления в российском гражданском законодательстве. Впервые Закон СССР «О печати и средствах массовой информации» от 12 июня 1990 года закрепил право на компенсацию морального вреда, хотя содержание понятия «морального вреда» так и не было в нем раскрыто. Ст. 39 данного Закона устанавливала, что если гражданину был причинен моральный вред из-за распространения сведений посредством массовой информации, которые порочат его честь и достоинство, в судебном порядке причиненный моральный вред возмещается виновными лицами.
Начало современного этапа развития института компенсации морального вреда связано с изданием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г., которые в ст. 131 раскрыли содержание понятия «моральный вред», определив его как «физические или нравственные страдания».
Действующий в настоящее время Гражданский Кодекс Российской Федерации характеризуется несколько другим (в сравнении с предшествующим актом) подходом к институту компенсации морального вреда.
Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причиняется моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность материального возмещения данного вреда. Из перечня действий, совершение которых влечет ответственность за причинение морального вреда, согласно диспозиции названной статьи, оказались исключены действия, нарушающие имущественные права гражданина, но не урегулированные законом.
Российскими законодателями были внесены нормы о компенсации морального вреда и в некоторые специальные законы. К числу данных законов мы можем отнести следующие: Закон «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г., Закон «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г, Закон «О статусе военнослужащих» от 22 января 1993 г. и др.
Обобщая вышеизложенное, мы можем обозначить шесть этапов в развитии института компенсации морального вреда в законодательстве Российской Федерации.
Первый этап – появление в праве Древней Руси – относится к Х веку, когда государство поощряло взыскания с причинителя неимущественного вреда денежного эквивалента, так как это способствовало вытеснению кровной мести со стороны потерпевшего или его родственников.
Второй этап – принятие Русской Правды, содержащей большое количество статей, направленных на обеспечение защиты основных прав и свобод человека.
Третий этап – создание Русского централизованного государства, возникновение и развитие общерусского права. Данный этап отличается принятием целого ряда источников права, которые конкретно устанавливали, сколько полагается за «бесчестье» людям разного звания, городским и сельским жителям, служилым и духовным лицам.
Четвертый этап – появление абсолютной монархии в российском государстве. Для данного периода времени была характерна весьма интенсивная систематизация нормативного материала. В юридической науке и судебной практике к началу ХХ в. предпринимаются попытки закрепления принципа возмещения неимущественного вреда на законодательной основе.
Пятый этап – образование и развитие советского государства. Доминирующей была концепция, основанная на утверждениях о невозможности измерять достоинство советского человека в «денежной форме». По этой причине гражданское законодательство послереволюционной России до 1990 г. не предусматривало понятия морального вреда и возможности его возмещения.
Шестой этап – современный период развития института компенсации морального вреда – берет свое начало с принятия Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, в которых сделана первая, на наш взгляд, довольно успешная попытка легализации понятия «моральный вред», продолжающаяся до наших дней.
На наш взгляд, моральный вред в дореволюционной России несомненно был в весьма «урезанном» виде и не в том понимании морального вреда, которым привыкли оперировать сегодня. Считаем, что легализация института компенсации морального вреда имела место быть только на рубеже 90-х годов, который затем поэтапно проходил свое развитие и в настоящее время проходит свое утверждение, доказывая свою значимость.
Анализ истории рассматриваемого института наглядно демонстрирует, что этот институт прошел в своем развитии нелегкий путь становления, чем заслужил право на жизнь. Нынешнее состояние позволяет нам утверждать, что он продолжает активно развиваться, хотя и остается целый ряд спорных вопросов, которые требуют своего незамедлительного разрешения.

1.3. Основания, порядок и условия возмещения морального вреда

Любой из нас испытывает страдания в различных случаях, к примеру, из-за неправомерных деяний третьих лиц, однако это не означает, что он во всех случаях может претендовать на возмещение морального вреда, который был ему причинен. Это становится возможным при наличии условий или оснований ответственности за причинение морального вреда, предусмотренных Гражданским кодексом РФ.
Право требовать компенсацию за причиненный моральный вред предусмотрено за каждым гражданином Конституцией РФ, а также Гражданским Кодексом РФ, в котором содержатся положения, на основе которых разрешаются споры о защите нематериальных благ.
Возможность компенсировать моральный вред появляется при наличии предусмотренных законом условий или оснований ответственности при наличии:
1) физических или нравственных страданий, т.е. морального вреда;
2) неправомерных действий (бездействия) причинителя вреда;
3) причинной связи между неправомерным действием и наступлением морального вреда;
4) вины правонарушителя.
Перечень данных оснований исчерпывающим. Он определен в действующих нормативно-правовых актах и подлежит взысканию в тех случаях, когда такая возможность предусмотрена законом.
Рассмотрим более подробно данные условия (или основания) ответственности.
Первым и основным условием является наличие самого морального вреда, то есть наличие негативных изменений в психической сфере человека, выражающихся в претерпевании последним физических и нравственных страданий. Одной из важных специфических особенностей морального вреда является то, что сами негативные изменения происходят в сознании потерпевшего, и форма, в которой эти изменения выражаются вовне, имеет сильную зависимость от особенностей психики субъекта.
Пленум Верховного Суда РФ, в частности, пояснил, что моральный вред может выражаться в нравственных переживаниях в связи с рядом обстоятельств:
- утратой родственников;
- невозможностью продолжать активную социальную жизнь;
- потерей места работы;
- раскрытием семейной, врачебной тайны;
- распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию личности;
- временным ограничением или лишением прав;
- физической болью, связанной с причиненным увечьем или иным повреждением здоровья в связи с болезнью, перенесенной в результате нравственных страданий, и др.
Отметим, что список вышеперечисленных обстоятельств не является исчерпывающим. Анализ практики судов дает нам понимание, моральный вред компенсируется и в ряде других случаев, когда вследствие неоказания услуг или непринятия своевременных мер, обязательных в силу закона, договора или добровольно взятого на себя обязательства, граждане становятся жертвой нравственных или физических страданий. Например, в когда оператор связи без всяких на то оснований отказывает немощному лицу в предоставлении услуг связи, вследствие чего последний не может вызвать скорую помощь.
Только неправомерные действия законодательно закреплены в качестве условия ответственности за причинение морального вреда. Факт реального причинения морального вреда согласно российскому законодательству обязана доказать та сторона, которой причинен моральный вред.
В судебных решениях фактически используется принцип презумпции морального вреда, хотя на законодательном уровне он не установлен. При разрешении дел, которые связаны с возмещением морального вреда, суды должны брать за основу указания Пленума Верховного суда в Постановлении №10 от 20 декабря 1994 г. (п. 1): «Суду необходимо также выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные и физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора».
Выделим следующий параметр – это противоправность деяний, которая выражается в том, что они прямо противоречат объективно-правовым нормам.
Причинение морального вреда может наступить вследствие любого противоправного поведения: действия или бездействия. Противоправность как одно из условий наступления гражданско-правовой ответственности за причинение морального вреда выражается в совершении действий (бездействия), не отвечающих предписаниям норм права в полной мере или частично.
Принимая во внимание невысокую юридическую грамотность российских граждан, мы можем допустить, что в большинстве своем правонарушитель не несет ответственности за причинение морального вреда только по той причине, что потерпевший не имеет возможности определить происшедшее как правонарушение и не предъявляет гражданско-правовой иск. Зачастую, не всегда исключаются неправомерные действия административных органов, которые связаны с отказом в предоставлении информации, напрямую затрагивающую права и свободы гражданина, которую в соответствии с п.2 ст. 24 Конституции РФ они обязаны предоставить любому заинтересованному лицу.
Отдельно отметим, что совершение действий, которое позволяет реализовать право на возмещение морального вреда, всегда нарушают духовные блага и права человека. По причине того, что данные ценности не могут отчуждаться, они не являются объектами сделок, по этой причине обязательства вследствие причинения морального вреда зачастую появляются из-за отсутствия между сторонами договорных правоотношений. Тем не менее случаются ситуации, когда и при наличии таких правоотношений право на компенсацию морального вреда возможно реализовать.
Третье основание – это наличие причинной связи между противоправным деянием и причиненным вредом.
Неправомерное деяние выступает неотъемлемым условием наступления негативных последствий в форме физических или нравственных страданий. Тем не менее зачастую обнаружить причинную связь удается нелегко. Рассмотрим ситуацию, при которой здоровье гражданина пошатнулось, у него появилась специфическая болезнь, вызванная неблагоприятным воздействием окружающей среды. Для компенсации морального вреда в таком случае нужно в первую очередь выявить причинно-следственную связь между болезнью и отрицательным влиянием природной среды. Для этого следует разрешить ряд «нюансов»: определить характер вредного вещества, повлекшего повреждение здоровья человека, выявить возможные пути и момент проникновения данного вещества с организм человека.
Приведем пример из судебной практики, когда суд не удовлетворил исковое заявление по той причине, что истец не доказал противоправного характера действий (бездействия) ответчика, наличия причинно-следственной связи между действиями (бездействием) ответчика и своими убытками, - это Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 мая 2011 г. № 5628/11. Здесь истец мотивировал свои требования следующим: генеральный директор акционерного общества не сообщил акционерам о наличии признаков банкротства в отношении общества, из-за чего истец не смог продать акции, принадлежащие ему до введения процедуры банкротства, в результате чего истцу был нанесен материальный ущерб и моральный вред.
Причинная связь характеризуется следующими чертами:
1. Причинная связь носит объективный характер. По мнению О.А. Красавчикова, причинная связь должна существовать «в реальной действительности вне посредственного соизмерения с нашим сознанием» и не менять «своего существа или характера в зависимости от тех представлений, которые складываются в сознании общества или отдельного индивида, от уровня (степени) ее познанности».
2. Причина должна порождать следствие. Если нет прямой причинно-следственной связи, то нельзя говорить и о причинной связи как таковой. Иначе говоря, причинная связь должна быть прямой, а не косвенной. Так, например, если пациенту был причинен вред в ходе проведения операции, то определяющим значением будут обладать действия именно того врача, который проводил операцию, лица, которые наняли его на данную работу или осуществляющие аттестацию не имеют никакого правового значения в данной ситуации.
3. Причина и следствие должны быть юридически значимыми, т.е. способными порождать права и обязанности субъектов деликтного правоотношения. Вред может возникнуть в результате естественных процессов (например, если в дом попадает молния (в этом случае обязанности по возмещению морального вреда никто не несет)). Однако если человеку был причинен моральный вред вследствие неправомерных действий третьих лиц, например, то в данном случае правонарушитель должен в обязательном порядке компенсировать моральный вред.
Отметим также, что зачастую причинная связь является основополагающим фактором при вынесении судом решения по делу. В качестве примера приведем Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 30.03.2012 г. № Ф09-2063/12 по делу № А50-8659/2011. Индивидуальный предприниматель Ахметзянов Альфрит Газимзянович подал кассационную жалобу на решение Арбитражного суда с требованием компенсации морального вреда. Основываясь на материалах дела, налоговая инспекция длительное время не направляла в службу судебных приставов-исполнителей информацию об отсутствию у предпринимателя задолженности по налогам и сборам, то судебные приставы-исполнители принимали меры по взысканию денежных средств с предпринимателя, которые были начислены ему ранее, в результате осуществления выездной налоговой проверки. По начисленным штраф предприниматель также подавал жалобу, часть его требований была удовлетворена, а в части требований – отказано. Действительно, судом был установлен факт неправомерного несообщения (более двух лет) в отдел сведений об отсутствии долга. Учитывая все обстоятельства, суд приходит к обоснованному выводу об отсутствии причинно-следственной связи между противоправным бездействием налогового органа и причинением предпринимателю морального вреда.
Четвертым и последним условием является ответственность за причинение морального вреда при наличии вины причинителя вреда. Вина представляет собой психическое отношения правонарушителя к своим неправомерным действиям и их последствиям, вина может проявляться в форме умысла и неосторожности. Под умыслом понимается предвидение негативных последствий противоправного поведения и желание (прямой умысел) или сознательное допущение их наступления (косвенный умысел). Касательно неосторожности, она может проявляться в самонадеянности или небрежности. Несмотря на то, что гражданское законодательство не определяет виды данной формы вины, оно предусматривает наступление разных правовых последствий в зависимости от формы неосторожности - простой или грубой неосторожности.
Подчеркнем, что вина не всегда определяется как необходимое условие ответственности за причинение морального вреда. Статья 1100 ГК РФ устанавливает исчерпывающий перечень случае, когда компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда. Таким образом, гражданский иск о компенсации морального вреда может быть удовлетворен только в том случае, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права или посягающими на другие нематериальные блага, принадлежащие потерпевшему. Право на компенсацию морального вреда, причиненного иными действиями, может возникнуть у потерпевшего лишь в случаях, отдельно установленных законодательством.
Моральный вред подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим его противоправными виновными (умышленно или по неосторожности) действиями (бездействием). Под полным возмещением морального вреда следует понимать такие действия со стороны причинителя вреда, которые он обязан совершить в силу прямого предписания норм законодательных актов или выплатить по иску потерпевшего компенсацию морального вреда в денежном выражении в сумме, установленной решением суда.
Например, некому гражданину Н. причинен вред здоровью средней тяжести. Гражданин Н., после вступления в силу Приговора суда о признании виновным гражданина Б., вправе подать иск в суд в отношении гражданина Б. и обязательно, помимо установленного пакета документов, должен приложить к иску приговор суда.
В указанном примере, обязательным условием возмещения морального вреда является наличие вины причинителя вреда. В большинстве своем, компенсация морального вреда допускается, если причинитель вреда виновен, но гражданское законодательство содержит перечень обстоятельств, при наступлении которых где моральный вред возмещается всегда, вне зависимости от вины правонарушителя.
Моральный вред возмещается, независимо от вины причинителя, в случаях, если:
1) вред причинен жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности;
2) вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, домашнего ареста или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста, незаконного помещения в психиатрическое лечебное учреждение или другое лечебное учреждение;
3) вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;
4) иных случаях, предусмотренных законодательными актами
Устанавливая ответственность без наличия вины, законодатель стремится максимально защитить интересы потерпевшего тогда, когда ему угрожает повышенная опасность и оказать превентивное, воспитательное воздействие на правонарушителя.
В итоге, на наш взгляд, основания (условия) ответственности за причинение морального вреда является одним из главных вопросов при рассмотрении гражданско-правовых споров о компенсации морального вреда. Ведь каждый из нас может стать жертвой страданий, возможно вследствие действий третьих лиц, но это не всегда означает, что мы можем компенсировать полученный моральный вред. Такое право возникает при наличии предусмотренных законом оснований (условий) ответственности за причинение морального вреда. Общие основания указаны в ст. 151 Гражданского Кодекса РФ. Более детальное рассмотрение данных вопросов регулируют ст.1099-1101 ГК РФ. Компенсация морального вреда относится к обязательствам вследствие причинения вреда и регулируется положениями главы 59 ГК РФ.
Компенсация морального вреда возможна только при доказанности факта причинения лицу страданий. Исключительно потерпевшая сторона обязана доказать, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) он испытывал нравственные или физические страдания.
Для возникновения права на возмещение морального вреда одновременно необходимо наличие следующих условий:
1. Наличие вреда, т.е. морального вреда как последствие нарушения личных неимущественных прав или посягательств на иные нематериальные блага.
2. Противоправное действие (бездействие) причинителя вреда
3. Причинно-следственная связь между противоправными действиями и причинением морального вреда
4. Вина причинителя вреда (за исключением случаев, когда ответственность возникает без вины)
Система вышеуказанных условий формирует юридический состав, который является основанием для компенсации морального вреда.

2. Особенности компенсации морального вреда

2.1. Проблемы гражданско-правового механизма определения размера денежной компенсации морального вреда

Одним из наиболее остро стоящих вопросов, постоянно появляющихся в правоприменительной практике, считается определение размера компенсации морального вреда.
В научной правовой литературе вопрос о конкретизации размера за причинение морального ущерба изучали многие правоведы. Ими были обозначены разные точки зрения касательно критериев оценки компенсации морального вреда. К примеру, М.Н. Малеина считает, что в качестве определения размера компенсации должна учитываться «общественная оценка фактического обстоятельства, вызвавшего дискомфорт, а не субъективное восприятие потерпевшего».
Наиболее совершенной мы считаем методику определения размера компенсации морального вреда, которая была выдвинута А.М. Эрделевским. Он предлагает реализовывать принцип эквивалентности (равенства) размера возмещения размеру причиненного морального вреда. Иным образом: за больший моральный вред устанавливается больший размер возмещения, и наоборот. Базис данной методики составляет соотношение размеров санкций различных статей Уголовного кодекса как наиболее объективно отражающих соотносительную значимость охраняемых этими статьями благ. Автор при этом за единицу обозначает некий базисный уровень размера компенсации морального вреда, определенный применительно к страданиям, которые испытывает потерпевший при причинении тяжкого вреда здоровью, совершенного с особой жестокостью, издевательствами или мучениями.
Данный уровень предполагается обозначить в размере 720 минимальных размеров оплаты труда.
На основе своих исследований автор разрабатывает таблицу размеров компенсации презюмируемого морального вреда применительно к различным видам посягательств на нематериальные блага личности. При этом, принимая во внимание, что не все правонарушения влекут за собой наступление уголовного наказания, размер компенсации презюмируемого морального вреда для правонарушений, не являющихся преступлениями, считается равным размеру компенсации того же вреда для видов преступлений, влекущих, на взгляд А.М.Эрделевского, сходную глубину страданий. Так, презюмируемый моральный вред при нарушении имущественных прав потребителей, а также причинение морального вреда незаконными действиями и решениями органов власти и управления приравнивается к презюмируемому моральному вреду при уголовно наказуемом обмане потребителей.
На наш взгляд, положительным моментом указанной теории необходимо назвать стремление автора разработать единый базисный уровень, применяя который любой судья на территории нашей страны мог бы определить размер презюмируемого морального вреда для каждого конкретного правонарушения и далее с учетом остальных предусмотренных ГК РФ критериев обозначить размер действительного морального вреда.
Заметим, что изложенная юридическая конструкция характеризуется и определенными недостатками. Во-первых, противоречивым является то, что содержание термина «презюмируемый моральный вред» и методика его денежной оценки не совпадают между собой. Так, к примеру, рассматривая «презюмируемый моральный вред» как среднюю глубину страданий, учитывая индивидуальные особенности потерпевшего, при определении его денежного эквивалента автор ограничился лишь установлением базисного уровня и определения его размера при нарушении различных видов прав. Индивидуальные особенности потерпевшего А.М. Эрделевский предлагает принимать во внимание только для определения конечного (действительного) размера морального вреда.
Во-вторых, существенным недочетом изложенной концепции является подход автора к определению размера презюмируемого морального вреда для правонарушений, не являющихся преступлениями. В частности, принимая размер компенсации презюмируемого морального вреда при сходных правонарушениях равным размеру презюмируемого морального вреда при преступлениях, ученый практически отождествляет их общественную опасность.
В-третьих, определенным недостатком в работе, на наш взгляд, следует считать и то противоречие, что А.М. Эрделевский, считая причинение тяжкого вреда с особой жестокостью, издевательствами и мучениями одним из наиболее опасных и принимая его за единицу (720 МРОТ), допускает наличие в приведенной им таблице и более высоких значений. Так, например, за похищение человека, повлекшее тяжкий или средней тяжести вред здоровью, а также за изнасилование, повлекшее тяжкий вред здоровью или заражение ВИЧ-инфекцией, размер презюмируемого вреда равен 1,5 (1080 МРОТ). На наш взгляд, целесообразнее было бы принять за единицу при определении размера компенсации презюмируемого морального вреда именно эти правонарушения.
Обобщая вышеизложенное, в целом мы согласимся с положением об ограничении размеров компенсации морального вреда, применяя для этого санкции статей Уголовного Кодекса Российской Федерации. Однако необходимо принять во внимание, что предусмотренные ст. 151, 1101 ГК РФ критерии для определения размера компенсации морального вреда, довольно-таки отличны от критериев, которые в соответствии с ч. 3 ст. 60 УК РФ следует учитывать, назначая наказание виновному. Несмотря на то, что многие положения, которые касаются определения размера компенсации за причиненный моральный вред, были научно исследованы, ряд вопросов так и не получил своего должного освещения в рамках юридической литературы.
Такое состояние дел делает исключительно актуальной и необходимой разработку методики, которая позволяла бы учитывать все критерии, сформулированные в ГК РФ.
На данный момент вряд ли кто будет отрицать, что должен существовать единый «базисный» уровень размера компенсации и методика определения его окончательного размера. Отметим, что в настоящее время в развитых странах намечена тенденция к упорядочению при определении размера возмещения неимущественного вреда.
В ст.ст.151, 1101 ГК РФ законодательно установлен ряд критериев, которые должны быть в обязательном порядке учтены судом при определении размера компенсации морального вреда, а именно: степень вины причинителя вреда; степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред; характер физических и нравственных страданий, которые должны оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего; требования разумности и справедливости; иные заслуживающие внимания обстоятельства.
Содержание ст. 1099 ГК РФ доказывает, что размер компенсации морального вреда определяется совокупным применением ст.ст. 151, 1101 ГК РФ. Данное положение вызвало аргументированную критику в юридической литературе. Такое положение и нам кажется не совсем удачным по причине того, что при определении окончательного размера денежной компенсации за причинение морального вреда нецелесообразно использовать критерии, указанные в различных нормах и отраслях законодательства. Намного разумным было бы существование одной «специальной нормы», включающей в себя весь «арсенал» критериев, который необходим для денежной компенсации. По нашему мнению, в качестве такой нормы может выступать ст. 1101 ГК РФ, «определяющая способ и размер компенсации морального вреда» после внесения в нее соответствующих изменений и дополнений, в результате которых положения, предусмотренные п. 2 ст. 151 ГК РФ, утратят свое значение.
Одним из критериев является, как было уже выше отмечено, степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения морального вреда. Случаи, когда вина не является основанием ответственности, определены в ст. 1100 ГК РФ. При определении гражданско-правовой ответственности закон придает свое значение и виновному поведению потерпевшего. Это называется смешанной виной, которая характерна в основном для гражданского права.
При смешанной вине в равной мере как правонарушитель, так и пострадавший подлежат ответственности. Ответственность возлагается как на причинителя вреда, так и на потерпевшего. Вопрос о размере компенсации суд разрешает пропорционально степени вины причинителя и потерпевшего. Укажем, что на основании п. 3 ст. 1083 ГК РФ суд имеет право уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, учитывая его имущественное положение, исключая случаи, когда вред причинен умышленно совершенными действиями.
Из содержания ст. 1083 ГК РФ следует, что степень вины как причинителя вреда, так и потерпевшего является общеобязательным критерием оценки судом размера возмещения морального вреда, в то время как имущественное положение гражданина – причинителя вреда – это дополнительный критерий (суд может не применить данный критерий), а его правом проявить снисхождение к правонарушителю, учесть его имущественное положение при определении окончательного размера денежного возмещения.
Следующим критерием является степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред (ч.2 ст. 151 ГК РФ). Очевидно, что при определении степени физических и нравственных страданий законодатель делает наибольший акцент на словосочетание «с учетом индивидуальных особенностей лица, которому причинен вред», тем не менее ни действующий ныне Гражданский Кодекс Российской Федерации, ни постановление Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20 декабря 1994 г. (в ред. от 15.01.1998.) не раскрывают содержание понятия индивидуальных особенностей потерпевшего.
Данная ситуация порождает свободу толкования данного понятия. Так, А.М. Эрделевский считает, что индивидуальные особенности потерпевшего в смысле ст. 151, 1101 ГК РФ – это подлежащее доказыванию обстоятельство, которое суд должен устанавливать предусмотренными процессуальным законодательством способами и принимать во внимание для оценки действительной степени физических и нравственных страданий и определения соответствующего размера компенсации. На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что индивидуальные особенности – это конкретные обстоятельства, свойственные конкретному лицу, которые подлежат доказыванию в каждом конкретном случае.
Для единого понимания особенных качеств пострадавшего, по нашему мнению, уместно применять обстоятельства, характерные для каждого человека, исключить их персонификацию. К таким обстоятельствам нужно отнести половую принадлежность, возраст пострадавшего и период времени, в который пострадавший до своей смерти испытывал психические страдания.
Рассмотрим критерий - «характер физических и нравственных страданий». Для определения размера компенсации морального вреда понятие «страдания» законодательно поделено на физические и нравственные. Основываясь на содержании ст. 1101 ГК РФ, мы можем допустить, что законодатель расположен установить зависимость размера компенсации от вида причиненных страданий. Под физическими страданиями следует понимать боль, стресс, тошноту, головокружение. Под нравственными страданиями, в свою очередь, подразумеваются горе, беспокойство, страх, иные отрицательные эмоции.
Характер страданий в указанной выше интерпретации возможно иметь в виду и оценивать при условии, что законодательно была бы закреплена конкретная количественная соотносимость между их видами. Но ни в теории, ни на практике не видится возможность обозначить какое-нибудь соотношение между горем и болью, беспокойством и головокружением и т.п. Мы считаем, что принимать во внимание характер страданий возможно только с учетом тех ценностей, которые могут быть с ними связаны (так, в частности, страх может сочетаться нарушением прав на жизнь). Следовательно, как нам представляется, для установления размера денежной компенсации необходимо акцентировать внимание не на характере причиненных страданий, а на значимости ценностей и благ, которым причинен вред (что ранее и делает автор при определении степени физических и нравственных страданий), потому что исключительно их характер и значение для человека обозначают величину причиненного вреда.
Согласно ст. 1101 ГК РФ характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего. Приведем пример из судебной практики: Определение Пермского краевого суда от 07.03.2012 года по делу № 33-1900. А.Ф. и А.Л. подали апелляционную жалобу в связи с тем, что их близкий человек (сын А.) погиб в результате происшествия на железной дороге. Первоначальным решением суда первой инстанции было установлено взыскать в пользу А.Ф. и А.Л. по 120 тыс. рублей в качестве компенсации морального вреда. Так как истцы считают железнодорожный транспорт источником повышенной опасности, то настаивали на компенсации морального вреда в размере 1 млн.рублей каждому. При вынесении решения суд учел все обстоятельства по делу, в том числе и грубая неосторожность сына А., который нарушил правила безопасности при нахождении на железнодорожных путях. Поскольку размер компенсации морального вреда определен судом с учетом требований законодательства, является соразмерным причиненным истцам нравственным страданиям, иного суду не доказано, в результате, размер компенсации морального вреда не был изменен и остался в размере 120 тыс. рублей каждому истцу. Делаем вывод, что при определении размера компенсации морального вреда суд в обязательном порядке учитывает абсолютно все обстоятельства по делу, а также требования разумности и справедливости.
Определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.05.2012 г. подтверждает нам, что, определяя размер компенсации морального вреда суд также учитывает имущественное положение должника. Так, истцами был заявлен размер компенсации морального вреда, являющийся завышенным, поскольку исполнение решения суда невозможно по причинам финансовой и хозяйственной несостоятельности должника.
Следует отметить, что положение статьи 1101 ГК РФ не вносит чего-то нового по сравнению со ст. 151 ГК РФ, поскольку фактически повторяет установленное в ней требование учета всех важных обстоятельств, связанных с причинением морального вреда. Соответственно, данный критерий является избыточным в ст. 1101 Гражданского кодекса РФ.
Проведенный анализ данного параграфа работы позволяет нам сформулировать определенные предложения по совершенствованию норм ГК РФ, регулирующих определение размера возмещения за причиненный моральный вред:
1. Часть 2 ст. 151 ГК РФ – исключить.
2. Статью 1101 ГК РФ изложить в следующей редакции:
Статья 1101. Способ и размер возмещения за причиненный психический вред.
1. Возмещение психического вреда осуществляется в денежной форме, если иное не предусмотрено соглашением сторон
2. Размер возмещения психического вреда определяется судом в зависимости от степени психических страданий, связанных с индивидуальными особенностями причинителя вреда, а также с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен психический вред.
На наш взгляд, ни один из указанных подходов не позволяет определить «истинный» размер компенсации морального вреда. Определение морального вреда является сложным процессом, поскольку отсутствует единая эффективная и достаточно определенная в применении шкала оценки. Как правильно подчеркивает Е.Н. Холопова, следует учитывать роль психотравм,
·ведь не всегда страдание имеет очевидное визуальное выражение. Только потерпевший может определить ту сумму, которая сможет компенсировать его страдания, нравственные и физические.
К сожалению, в нашем государстве размер компенсации морального вреда сегодня варьируется от одного до нескольких десятков тысяч рублей. Возможно, было бы более целесообразно, чтобы не только критерии, но и методика определения размера компенсации морального вреда, а также верхний и нижний предел такой компенсации были закреплены на уровне закона, а не на уровне рекомендаций Верховного Суда Российской Федерации, которые не обладают нормативным характером, либо задуматься о закреплении и других способов компенсации морального вреда.

2.2. Специфика компенсации морального вреда юридическим лицам

Юридическое лицо по своей правовой природе является искусственным образованием. Благодаря таким неотъемлемым атрибутам, как фирменное наименование, товарный знак и деловая репутация юридическое лицо становится индивидуальным в деловом обороте. На важное значение деловой репутации для юридического лица обращает внимание Верховный Суд РФ в Постановлении от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц». Суд указал, что деловая репутация юридических лиц является одним из основополагающих условий их успешной деятельности. Более того, деловая репутация юридического лица не является единожды данной. Она носит динамичный характер и может в разное время быть как положительной, так и отрицательной. От этого во многом зависит место организации в системе общественных отношений, а также ее успешное развитие в дальнейшей деятельности. Правовая защита данного блага организации осуществляется в случае нарушения или причинения вреда именно положительной деловой репутации. Если у организации объективно сложилась порочная деловая репутация, то защищать ее невозможно.
Защита фирменного наименования и товарного знака юридического лица не представляет больших затруднений на практике. Защищая же деловую репутацию, юридическое лицо может столкнуться с большими проблемами. Это объясняется тем, что в России практически полностью отсутствует правовое регулирование деловой репутации юридического лица , а судебная практика, складывающаяся по данной категории дел, весьма противоречива.
Для российского законодательства компенсация морального вреда является новым правовым институтом, несовершенство которого влечет за собой появление значительного количества теоретических и правоприменительных проблем. Одна из них - субъектный состав лиц, которые имеют право требовать защиты нарушенных гражданских прав посредством возмещения морального вреда.
Изначально данная проблема возникла в связи с принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик (далее - Основ). В п. 6 ст. 7 Основ устанавливалось, что «гражданин или юридическое лицо, в отношении которых распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением». Грамматический анализ этой нормы давал основания полагать, что, во-первых, понятия «честь и достоинство» применяются к юридическим лицам и, во-вторых, юридическое лицо имеет право требовать компенсации морального вреда.
С вступлением в силу части первой Гражданского кодекса РФ это противоречие было устранено, так как ст. 152 ГК предполагает гражданско-правовую защиту только деловой репутации юридического лица. Эта норма регулирует защиту чести, достоинства и деловой репутации граждан и деловой репутации юридических лиц, причем п. п. 1 - 6 ст. 152 ГК относятся к защите чести, достоинства и деловой репутации гражданина, а п. 7 ст. 152 является отсылочной нормой, согласно которой «правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица».
О моральном вреде указывается в п. 5 ст. 152 Кодекса: «Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением».
Анализ ст. 152 ГК, как и в случае со ст. 7 Основ, позволяет сделать вывод о том, что юридическое лицо обладает законным правом на требование возмещения неимущественного вреда. Обратим внимание, что речь идет, если придерживаться точного текста данной нормы, о возмещении, а не о компенсации морального вреда, хотя и ст. 12 ГК, регулирующая способы защиты гражданских прав, указывает именно на компенсацию морального вреда как один из способов защиты, и ст. 151 и параграфа 4 главы 59 ГК регулируют отношения, связанные с компенсацией морального вреда.
Предположение о наличии у законодателя намерения ввести помимо компенсации морального вреда еще один способ защиты гражданских прав - возмещение морального вреда для защиты чести, достоинства и деловой репутации не подкрепляется фактами: в Гражданском кодексе нет каких-либо нормы, регулирующих возмещение морального вреда, а если говорить о защите чести, достоинства и деловой репутации, то в ст. 1100 ГК есть прямое указание именно на компенсацию морального вреда.
Таким образом, п.5 ст. 152 ГК РФ сформулирован законодателем неточно, то есть законодатель имел в виду право гражданина «требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда». Собственно говоря, именно в таком аспекте и подходит к отмеченной неточности правоприменитель, но законодателю необходимо устранить этот пробел в установленном порядке.
Возвращаясь к положению о праве юридического лица требовать компенсации морального вреда, укажем, что Пленум Верховного Суда РФ, основываясь, по всей видимости, исключительно на грамматическом анализе упомянутых норм, придерживается позиции допустимости такого требования, установив в п. 5 Постановления от 20 декабря 1994 года № 10 следующее: «Правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица (пункт 6 статьи 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 года, пункт 7 статьи 152 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 года)».
Комментируя пункт 5 Постановления, заместитель председателя Верховного Суда России В. Жуйков отметил, что «приведенное разъяснение дано в связи с тем, что на практике возникли сомнения в возможности возмещения морального вреда юридическому лицу, поскольку оно не может испытывать физических или нравственных страданий».
Однако логический и системный анализ позволяет сделать вывод о некорректности данного подхода. В определении, приведенном в ст. 151 ГК, под моральным вредом понимаются «физические и нравственные страдания». При этом ст. 151 ГК именуется «Компенсация морального вреда» и регулирует компенсацию морального вреда, причиненного гражданину. Аналогичная ситуация и в отношении параграфа 4 «Компенсация морального вреда» главы 59 ГК.
Содержание этих норм несомненно дает основания полагать, что субъектом, которому может быть причинен моральный вред, является только физическое лицо, так как иное понимание заставило бы предположить, что юридическое лицо может испытывать физические или нравственные страдания. Указанное положение противоречит правовой природе юридического лица, не обладающего психикой и не способного испытывать эмоциональные реакции в виде страданий и переживаний. Таким же образом мы можем говорить о том, что автомобиль получил телесные повреждения в результате аварии на дороге.
Положение касательно того, что содержание морального вреда применительно к юридическим лицам – это совершенно другая категория, чем содержание морального вреда в отношении физического лица является бессмысленным, потому что при такой ситуации мы бы имели дело с феноменом, не закрепленным ГК РФ.
На недопустимость применения норм о компенсации морального вреда к защите деловой репутации юридического лица указывает и применение законодателем слова «соответственно» в п. 7 ст. 152 ГК: «Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица». «Соответственно» в данном случае следует рассматривать как указание на допустимость применения к юридическому лицу тех правил ст. 152 ГК, которые соответствуют статусу и правовой природе юридического лица.
Изложенная позиция находит свое отражение и в судебных решениях по конкретным делам. Так, в частности, Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа было вынесено Постановление от 31 августа 2005 года № Ф08-3590/2005 по делу № А32-673/2005-42/11, в котором суд указал, что крестьянское (фермерское) хозяйство «Остров», являясь юридическим лицом, не может испытывать нравственные и физические страдания, поэтому требование о компенсации морального вреда не может быть удовлетворено.
Также можем привести в качестве примера и Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 4 июля 2002 года по делу №Ф08-1790/2002. В соответствии со статьей 151 ГК РФ моральный вред (физические или нравственные страдания) подлежит возмещению гражданину. Юридическое лицо не является субъектом физических или нравственных страданий. Причинение морального вреда сотрудникам юридического лица не служит основанием для возмещения морального вреда самой организации. Поскольку фабрика обратилась в арбитражный суд за защитой не принадлежащего ей права, в удовлетворении требований о возмещении морального вреда отказано также обоснованно.
Аналогичной позиции (о недопустимости применения компенсации морального вреда к организациям) придерживаются и авторы брошюры «Защита чести, достоинства и деловой репутации в суде» Е.А. Ковалев и В.Д. Шевчук. «Моральный вред, - пишут авторы, - это физические и нравственные страдания, субъектом которых юридическое лицо быть не может. Следовательно, юридическое лицо не имеет права возмещения морального вреда».
Высший Арбитражный Суд придерживается той позиции, что нельзя применять к юридическим лицам даже понятие морального вреда. Эта позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации нашла отражение в судебной практике. Так, в частности, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 01.12.1998 г. № 813/98 указывается, что «поскольку юридическое лицо не может испытывать ни физических, ни нравственных страданий, ему невозможно причинить моральный вред, поэтому исходя из смысла статей 151 и 152 Гражданского кодекса Российской Федерации право на компенсацию морального вреда предоставлено только физическому лицу».
С одной стороны, на основе вышеуказанных решений, мы можем сделать вывод о единообразии в судебной практике касательно защиты деловой репутации юридического лица: моральный вред не может быть ему причинен и соответственно не может быть компенсирован. Но с другой стороны важно отметить, что, начиная с 2003 г. в судебной практике наблюдается определенная тенденция, направленная на удовлетворение требований юридических лиц о компенсации морального вреда, связанного с умалением деловой репутации.
Переломным моментом явилось Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003 г. № 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее - Определение КС РФ № 508-О). В указанном Определении содержится ряд положений, которые расширили возможности защиты гражданских прав юридических лиц:
- применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица;
- отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину).
В этом отношении весьма показательным является судебный спор между ОАО «Альфа-Банк» и ЗАО «Коммерсантъ Издательский дом» (дело № А40-40374/04-89-467). Поводом для судебного разбирательства послужила публикация в газете «Коммерсантъ» статьи, порочащей, по мнению ОАО «Альфа-Банк», его деловую репутацию. Стоит отметить, что Арбитражный суд г. Москвы одобрительно высказался по вопросу взыскания репутационного (нематериального) вреда, причиненного юридическому лицу умалением его деловой репутации.
Арбитражный суд г. Москвы, удовлетворяя требование о взыскании репутационного (нематериального) вреда, указал, что вред репутации ОАО «Альфа-Банк» выразился в утрате доверия к банку со стороны его клиентов, что повлекло значительный отток денежных средств из банка. Также суд согласился с доводом ОАО «Альфа-Банк» относительно того, что мерой умаления деловой репутации является сумма уменьшения объема депозитной базы.
Очевидно, что арбитражные суды и Верховный Суд Россйиской Федерации абсолютно по-разному решают данный вопрос.
В то же время выдвигаются предложения о более широком применении института компенсации морального вреда. Так, выдвинута идея о необходимости обязательного предоставления законом «такого способа защиты, как компенсация морального вреда, в случае нарушения любых неимущественных прав юридического лица».
По мнению А.В. Шичанина, «нарушение договорных обязательств; разглашение коммерческой тайны; незаконное пользование товарным знаком юридического лица и другие правонарушения, влекущие причинение морального вреда юридическому лицу, могут остаться вне сферы правового регулирования механизма защиты личных и имущественных прав, так как не подпадают под распространение сведений, порочащих деловую репутацию». Поэтому автор предлагает закрепить право юридического лица на защиту деловой репутации в следующей редакции: «Нарушение личных неимущественных прав и благ юридического лица распространением сведений, порочащих его деловую репутацию, доброе имя, а равно иным способом, подрывающим деловую репутацию юридического лица, подлежит компенсации на условиях возмещения морального вреда гражданину».
Сторонники компенсации морального вреда юридическому лицу подчеркивают внешнее подобие умаления деловой репутации гражданина и юридического лица, хотя и отмечают при этом неспособность организации испытывать нравственные или физические страдания. Следовательно, это исключает применение такого способа защиты неимущественных прав юридического лица, как компенсация морального вреда.
Противоречивая судебная практика, которая складывается при компенсации морального вреда юридическому лицу, отчасти предопределена тем, что правовое регулирование этого вопроса в ГК РФ не является достаточным. Следует обратить внимание на то, что первая часть ГК РФ была принята в 1994 г., в период, когда рыночные отношения в российском государстве были в зачаточном состоянии. В то время авторы ГК РФ навряд ли могли предположить, что деловая репутация для юридического лица будет иметь приоритетное значение. Рыночные отношения постепенно развивались, и с течением времени появилась острая необходимость в детальной разработке вопроса защиты деловой репутации юридического лица. Проблема морального вреда, причиненного юридическому лицу, связана главным образом с тем, что в законе отсутствует его определение, а это вызывает теоретические споры и проблемы в практике разрешения конкретных дел.
На основании вышеизложенного, мы можем сформулировать следующие выводы.
Деловая репутация, являясь неотъемлемым элементом юридического лица, выступает объектом повышенного внимания. Недостаточность правового регулирования деловой репутации юридического лица вынудила предпринимателей искать наиболее устраивающие способы ее защиты. Как следствие, со временем начал приобретать самостоятельный характер такой способ защиты, как взыскание репутационного вреда. Принимая во внимание то обстоятельство, что судебная практика отражает тенденции общественных отношений, а им присуще постоянное развитие, следует ожидать дальнейшего совершенствования способов защиты деловой репутации юридического лица.
Отметим, что Конституционный, Арбитражный и Верховный Суды Российской Федерации придерживаются различной позиции касательно компенсации морального вреда применительно к юридическим лицам, что отражено в выносимых ими судебных решениях. Да и среди цивилистов проблема компенсации морального вреда юридическим лицам вызывает дискуссии.
Принимая это к сведению, на наш взгляд, нельзя применять к юридическим лицам даже само понятие морального вреда, соответственно невозможно удовлетворять требования о его компенсации. Юридическое лицо не может испытывать физических или нравственных страданий, ему невозможно причинить моральный вред. Институт компенсации морального вреда не может действовать в отношении организаций.
Вопрос регулирования деловой репутации юридического лица и в особенности вопрос компенсации морального вреда, причиненного ее умалением, требует внесения соответствующих изменений в законодательство. Гражданско - правовая защита деловой репутации узаконена недавно и соответствующие нормы ГК не страдают излишней детальностью, правоприменительная практика неминуемо столкнется с определенными проблемами. Поэтому для установления определенности в рассматриваемом вопросе считаем целесообразным изложить п. 7 ст. 152 ГК в следующей редакции: «Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина, исключая право на компенсацию морального вреда, применяются к защите деловой репутации юридического лица».

2.3. Тенденции развития института компенсации морального вреда: проблемы и перспективы развития

Как мы уже определили выше, компенсация морального вреда для российского законодательства - относительно новый институт, применение которого продолжает вызывать различного рода трудности, но несмотря на то, что данному институту необходимо дальнейшее совершенствование, наблюдаются значительные шаги в его развитии.        Тенденции развития заключаются в том, что этот институт нашел своё отражение кроме гражданского права, в семейном, трудовом и уголовном законодательстве. В частности, является примечательным появление этого института в уголовном праве, когда была введена статья 128.1 УК РСФСР «Разглашение сведений, составляющих врачебную тайну» причинения значительного морального вреда в качестве квалифицирующего признака. В ст. 61 УК РФ 1996 г. одним из обстоятельств, которые смягчают наказание, является возмещение морального вреда, причиненного совершенным преступлением, на добровольной основе. Положение о моральном вреде зафиксировано и в ст. 30 Семейного кодекса РФ, от 29 декабря 1995г., а также в ст. 237 Трудового кодекса РФ, от 30 декабря 2001 г.
Принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. ознаменовало собой оформление исследуемого способа защиты в качестве самостоятельного гражданско-правового института.
Конституция РФ, провозгласившая человека, его права и свободы высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защиту - обязанностью государства ст. 2), декларировала неотчуждаемость основных прав и свобод человека и их принадлежность каждому от рождения (ст. 17), предусмотрев при этом в ст. 45, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.
Указанные положения нашли свое продолжение и развитие в отечественном гражданском законодательстве. Охраняемые законом неимущественные права и нематериальные блага, содержащиеся в Гражданском кодексе РФ являются расширенными по сравнению с тем, что было в разрозненных нормативных правовых актах до его принятия.
 В дополнение, значительным шагом развития стала возможность компенсации морального вреда юридическим лицам. Смысл в том, что в правовой литературе, существует две основных позиции касательно возмещения морального вреда юридическому лицу.
Наиболее распространенная из них, безусловно, исключает любую возможность возмещения морального вреда организации. Сторонники данной позиции придерживаются того мнения, что организации не способны испытывать физические и нравственные страдания, следовательно последние не должны рассчитывать на компенсацию морального вреда.
Сторонники другой позиции выступают за компенсацию морального вреда юридическому лицу, и предлагают в отношении организации применять вместо категории «моральный вред» смежное понятие - вред неимущественный (репутационный), что будет более корректным. Например, А.В. Шишенина выступает за закрепление права юридического лица на защиту деловой репутации и возможность возмещения неимущественного (репутационного) вреда.
И, действительно, современный подход арбитражных судов к рассмотрению данной категории споров поменялся под влиянием практики европейских судов, которая допускает компенсацию «нематериального ущерба», причиненного юридическому лицу.
Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» прямо указал, что при рассмотрении дел, которые связаны с защитой деловой репутации юридических лиц, суды обязаны принимать во внимание не только нормы российского законодательства, но и брать за основу постановления Европейского Суда по правам человека, посвященные данной области правоотношений.
Несмотря на вышеизложенное, настоящее состояние института компенсации морального вреда в российском законодательстве остается предметом периодических дискуссий. По нашему мнению, данный факт предопределен несколькими обстоятельствами:
1. Отсутствие четкого категорийного аппарата, определяющего специфические особенности рассматриваемого института.
Законодательно установленное понятие «моральный вред» вызвало большое количество коллизий в российском праве. Бесспорно, что в словосочетании «моральный вред» слово «моральный» используется законодателем как определяющее. Таким образом, термин «моральный вред» подразумевает, что вред причиняется «моральным началам» личности, что представляют собой неотъемлемую сторону духовной жизни личности и означают систему взглядов, мнений о добре и зле, справедливости и несправедливости.
Отношения, возникающие вследствие причинения вреда регулируются нормами права, являясь правовыми. Установленное гражданским законодательством понятие «моральный вред» стирает границу между правом и моралью, и восстановить ее можно только путем четкого определения отличительных особенностей указанных явлений. Соответственно, понятие «моральный вред» нельзя назвать приемлемым. Понятийный аппарат требует существенной доработки, легальное определение «морального вреда» мы не можем отнести к однозначным правовым терминам.
В соответствии со статьей 151 ГК РФ моральный вред определяется через физические и нравственные страдания. Если физическому лицу был причинен моральный вред, нарушивший его неимущественные права либо посягающий на иные нематериальные блага, в судебном порядке на правонарушителя может быть возложена обязанность возместить причиненный моральный вред в денежной форме.
Основываясь на гражданском законодательстве, суд при определении окончательного размера компенсации морального вреда, должен принимать во внимание ряд обстоятельств, влияющих на определение размера, в частности, степень физических и нравственных переживаний потерпевшего, индивидуальные особенности его характера, степень вины правонарушителя, иные обстоятельства и факты, заслуживающие внимания при разрешении подобных споров.
Данное положение весьма лаконично, и его содержание в ряде случае может оказаться не совсем достаточным для вынесения справедливого судебного решения о назначении компенсации морального вреда. Но действует также Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (редакция от 6 февраля 2007 г.), где данный исследован более детально.
В соответствии с данным Постановлением «под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, права авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.
Очевидно, что Постановление № 10 находится в противоречии с Гражданским Кодексом, поскольку, согласно Постановлению моральный вред может возникнуть в результате действий, посягающих на имущественные или неимущественные права личности, а в соответствии с ГК РФ – в результате действий, посягающих на неимущественные блага гражданина, причем в судебной практике данное противоречие разрешается по-разному.
Иски о компенсации исключительно нематериального вреда в нашем государстве весьма редки. Зачастую, компенсация за моральный ущерб составляет структурную часть общего иска. Исключением являются только иски по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, в которых компенсация за моральный ущерб составляет значительную долю общей суммы иска. Однако даже эти суммы очень низки в сравнении с тем, что присуждают за рубежом. Например, актриса Марлен Дитрих отсудила у издательства газеты, опубликовавшей интервью, которого она не давала, 1,2 млн. франков. Однако в данном случае в эту сумму входил не только моральный вред, но и упущенная выгода (из-за публикации актриса не смогла издать книгу автобиографии).
2. Разбросанностью законодательных актов о компенсации морального вреда по различным источникам и отраслям.
Основополагающим источником института компенсации морального вреда можно по праву назвать Гражданский Кодекс Российской Федерации, который наряду с общими положениями о возмещении морального вреда, содержит специальные нормы, предусматривающие ответственность организаций за вред, причиненный их работниками; государственных органов и органов местного самоуправления, а также их должностных лиц; органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда; несовершеннолетних, ограниченно дееспособных и недееспособных; лиц, совместно причинивших вред и др.
Отношения в сфере компенсации морального вреда, регулируются и многими другими нормативно-правовыми актами.
Так, в ст. 61 Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве одного из обстоятельств, смягчающих наказание, предусмотрено добровольное возмещение морального вреда, причиненного в результате преступления. Статья 136 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации предусматривает возмещение морального вреда реабилитируемому. По причине того, что нормы о возмещении морального вреда «разбросаны» по различным нормативно-правовым актам, на сегодняшний день неразрешенным остается вопрос об отраслевой принадлежности правоотношений в области возмещения морального вреда в различных правовых сферах.
В юриспруденции сложились две противоположные позиции по данному вопросу: с одной стороны, ученых, придерживающихся уголовно-правовой концепции, а с другой – цивилистов.
Тем не менее, за последнее время в юридической литературе отдельно выделилась точка зрения о допустимости применения межотраслевой аналогии закона.
На наш взгляд, гражданско-правовая концепция природы исследуемых правоотношений является ключевой.
3. Отсутствием критериев оценки размера компенсации морального вреда
На сегодняшний день не существует какой-либо нормативно утвержденной (рекомендованной) методики оценки размера компенсации морального вреда. Сумма компенсации, согласно закону (ст. 151 и 1101 ГК РФ), должна определяться судом исходя из следующих критериев:
- степень вины нарушителя;
- степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;
- характер физических и нравственных страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;
- требования разумности и справедливости;
- иные заслуживающие внимание обстоятельства.
На первый взгляд, законодательство предоставляет судам достаточно критериев для определения справедливой компенсации морального вреда. Однако они прописаны нечетко, отсутствует метод оценки критериев и нет никаких законодательно установленных указаний на зависимость размера компенсации от критериев. В статье 1101 ГК РФ четко прописано, что размер компенсации морального вреда устанавливается в судебном порядке на основании степени физических или нравственных страданий, которые испытало потерпевшее лицо, а также в зависимости от степени вины правонарушителя. Последнее обстоятельство принимается во внимание судом, когда вина служит условием возмещения вреда. Законодатель не установил ни одного точного критерия, тем самым предоставил полную свободу действий для правоприменительных инстанций. В обоснование данного положения говорит следующий пример: за одно и то же неправомерное деяние судьи присуждают совершенно разные суммы. Таким образом, суды оказываются в затруднительном положении: им остается ориентироваться исключительно на собственную субъективную оценку обстоятельств дела.
При этом довольно часто в схожих обстоятельствах присуждённые суммы могут отличаться в разы, и далеко не всегда такие отличия можно считать проявлением разумности и справедливости, указанных в ГК РФ. Конечно, мы не утверждаем, что судьи намеренно принимают несправедливые решения; однако субъективизм как бы «встроен» в современное законодательство, и, вероятно, его роль весьма велика в настоящее время.
Вопрос об определении суммы денежной компенсации - один из самых актуальных вопросов, связанных с компенсацией морального вреда. До тех пор, пока суд не определит размер компенсации, этого размера фактически не существует. Бесспорно, законодательно установлены некоторые качественные критерии, которые суд обязан учитывать при определении размера компенсации (мы указали их выше). На практике определенную ценность имеет выработанная А.М. Эрделевским методика определения размера компенсации морального вреда, которую можно брать за основу при обращении с исковым заявлением в судебные органы.
В России, хотя судам и не запрещено (т.е. фактически разрешено) ориентироваться на судебную практику, однако она настолько разнообразна, в силу вышеуказанных причин, что на практике ее эффективное применение очень затруднительно.
Стандартизация в области назначения размеров компенсаций за моральный ущерб, означавшая некоторое смягчение субъективизма, могла бы, во-первых, значительно облегчить работу судей, а во-вторых, повысить доверие к решениям, выносимых судом, как со стороны пострадавших, так и со стороны виновных.
В современной научной юридической литературе встречаются разного рода методики оценки величины компенсаций за моральный ущерб. Оценка их применимости, адекватности и т.п. неоднозначна, и не существует какой-либо методики, которую можно было бы назвать общепризнанной, хотя бы неформально.
4. Наконец, следует отметить, что большое количество проблем по поводу компенсации морального вреда возникает в уголовно-процессуальной сфере в связи с тем, что в УПК вообще отсутствуют нормы, регулирующие эти вопросы. Между уголовно-процессуальным и гражданским законодательством наблюдаются существенные противоречия по вопросам возмещения морального вреда незаконно привлеченным к уголовной ответственности. В частности, надо признать, что нормы, принятые Конституцией РФ в 1993 году, касающиеся компенсации морального вреда, причиненного в результате неправомерных действий должностных лиц и незаконного привлечения к ответственности, в большинстве своем носили словесный характер, поскольку не был выработан финансовый и правовой механизмы реализации данных норм. Неточность положений, отсутствие конкретных процедур компенсации морального вреда, в частности методик его расчетов, привели к тому, что закон в правоприменительной практике не был реализован.
Так, в 1993 - 1994 гг. в судах Российской Федерации число оправданных лиц по делам с дознанием и предварительным следствием возросло с 2699 до 3557 человек. Но по причине противоречивости права в этой области правоотношений, наличию многочисленных коллизий и несовершенства перечня незаконных посягательств на личную свободу граждан не все могли защитить свои права и интересы в судебном порядке.
Содержание ст. 139 УПК РФ показывает, что в российском праве возрастает роль и значение норм, ориентированных на человека, гарантирующих защиту физических и юридических лиц от незаконных посягательств. Несмотря на это, мы полагаем, что проблема компенсации морального вреда, причиненного должностными лицами правоохранительных органов, в нашей стране все еще не разрешена.
Это значит, что во всем законодательстве следует подкрепить правовой механизм реализации, обеспечить достаточную экономическую базу, привести его в соответствие с конституционными и международными принципами и нормами.
Итак, в данном параграфе мы осветили общие проблемы становления и тенденции развития института компенсации морального вреда в законодательстве Российской Федерации.
Обобщая вышесказанное можно сделать вывод о том, что с развитием общества возрастает необходимость более совершенного механизма защиты прав и свобод. Причинённый моральный вред должен возмещаться в соответствии с чётко установленными законодательными нормами, которые и образуют такой правовой институт как институт морального вреда в РФ, требующего своего дальнейшего совершенствования, но тенденции развития которого уже наблюдаются.
Россия – демократическое правовое государство, в котором права и свободы человека являются высшей ценностью, а соблюдение и защита прав и свобод человека, в том числе и право на компенсацию морального вреда, являются обязанностью государства.

Заключение

Используя опыт развитых зарубежных стран, Российская Федерация провозгласила права и свободы личности, а также их защиту неотъемлемым средством развития.
Стоит подчеркнуть, что до начала 90-х годов понятие «морального вреда» так и не было возведено в ранг законодательной дефиниции. Первое упоминание о возможности компенсации морального вреда относится к принятию Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации» от 12 июня 1990 года. Только с принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года в нашей истории наступает современный этап развития рассматриваемого института, раскрывается понятие морального вреда через определение физических или нравственных страданий.
С принятием части первой Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда стала ведущим способом защиты неимущественных благ личности, данная форма защиты прав приобрела качественно иное содержание.
Статья 151 ГК РФ устанавливает, что каждый гражданин в случае посягательства на принадлежащие ему неимущественные права или блага приобретает право на компенсацию морального вреда. Если противоправное деяние совершено в отношении имущественных прав личности, то компенсации морального вреда допускается, но только в строго определенных в законе случаях.
Значительным шагом в эволюции института компенсации морального вреда стало введение в действие части второй ГК РФ. Статьи 1099-1101 ГК РФ содержат основополагающую информацию, касающуюся оснований компенсации морального вреда и определения размера такой компенсации.
Несмотря на указанные выше достижения состояние рассматриваемого института на современном этапе развития оставляет желать лучшего. Мы полагаем, что причина такого состояния заключается в следующих факторах:
- Отсутствием четкой правовой терминологии, отражающей специфику данного института.
- Разбросанностью законодательных актов о компенсации морального вреда по различным источникам и отраслям.
- Отсутствием точно сформулированных критериев оценки размера компенсации за претерпевание морального вреда.
Результаты проделанной работы позволяют выработать несколько конкретных предложений, связанных с совершенствованием института компенсации морального вреда в российском гражданском праве:
1. В соответствующих статьях ГК РФ термин «моральный вред» подлежит замене термином «психический вред» по всему тексту Гражданского кодекса Российской Федерации.
2. Под «психическим вредом» следует понимать негативные изменения психической деятельности человека.
3. Понятие «компенсация» подлежит замене на понятие «возмещение» по всему тексту ГК РФ.
4. Юридическое лицо не должно обладать правом на предъявление гражданского иска о компенсации морального вреда, поскольку не может претерпевать психический вред.
5. Размер денежной компенсации морального вреда устанавливается совместным использованием ст. 151 и ст. 1101 ГК РФ. Данное правило мы находим неудачным по причине того, что для установления размера компенсации неуместно основываться на критериях, закрепленных разными правовыми нормами. Намного корректнее было бы действие единственной специальной нормы, содержащей в себе все критерии, которые требуются для установления размера компенсации. Такой нормой может выступить ст. 1101 ГК, «определяющая способ и размер компенсации морального вреда» после ее изменения и дополнения, в результате чего правила, закрепленные в п. 2 ст. 151 ГК РФ, будут являться лишними.
6. При установлении степени психических страданий законодатель указывает принимать во внимание особенные качества пострадавшего. В целях однозначного понимания индивидуальных черт пострадавшего, по нашему мнению, следует применять обстоятельства, характерные для каждого человека, исключив их персонификацию. К подобным обстоятельствам необходимо отнести половую принадлежность, возраст пострадавшего и период времени, за который пострадавший до конца своей жизни подвергался психическим страданиям.
Список использованных источников и литературы

Нормативно-правовые акты
Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) // Российская газета. - № 67. – 05.04.1995 / СПС Консультант-Плюс
Международный Пакт от 16.12.1966 «О гражданских и политических правах» // Бюллетень Верховного Суда РФ. - № 12. – 1994 / СПС Консультант-Плюс
Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ // Собрание законодательства РФ. – 26.01.2009. - № 4. – ст.445 / СПС Консультант-Плюс
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 06.12.2011, с изм. от 27.06.2012) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.07.2012) // Собрание законодательства РФ. – 05.12.1994. - № 32. – ст. 3301 / СПС Консультант-Плюс
Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 14.06.2012) // Собрание законодательства РФ. – 18.11.2002. - № 46. – ст. 4532 / СПС Консультант-Плюс
Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 17.06.1996. - № 25. – Ст. 2954 / СПС Консультант-Плюс
Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 24.12.2001. - № 52 (ч.1). – Ст. 4921 / СПС Консультант-Плюс
Семейный Кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 01.01.1996. - № 1. – Ст. 16 / СПС Консультант-Плюс
Трудовой Кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 07.01.2002. - № 1 (ч.1). – Ст. 3 / СПС Консультант-Плюс
Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 (ред. от 25.06.2012) «О защите прав потребителей» // Собрание законодательства РФ. – 15.01.1996. - № 3. – ст.140 / СПС Консультант-Плюс
Закон РФ от 27.12.1991 № 2124-1 (ред. от 11.07.2011) «О средствах массовой информации» (с изм. и доп., вступающими в силу с 10.11.2011) // Российская газета. - № 32. – 08.02.1992 / СПС Консультант-Плюс
Федеральный закон от 02.05.2006 № 59-ФЗ (ред. от 27.07.2010) «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 08.05.2006. - № 19. – ст. 2060 / СПС Консультант-Плюс
Федеральный закон от 13.03.2006 № 38-ФЗ (ред. от 18.07.2011) «О рекламе» (с изм. и доп., вступающими в силу с 15.08.2011) // Собрание законодательства РФ. – 20.03.2006. - № 12. – ст. 1232 / СПС Консультант-Плюс
Постановление Правительства РФ от 23.05.2006 № 307 (ред. от 25.06.2012) «О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам» // Собрание законодательства РФ. – 05.06.2006. - № 23. – ст. 2501 / СПС Консультант-Плюс

Научная и учебная литература
Антонов Б.В. Возмещение морального вреда / Б.В. Антонов. - СПб: Питер, 2007. - 159 с.
Белашова М.С. Моральный вред // Закон и право. - № 10. - 2008. – С. 13-15.
Богданов О.В. Критерии определения размера компенсации морального вреда // Юрист. - № 4 - 2012. – С. 11.
Боннер А. Можно ли причинить моральный вред юридическому лицу // Российская юстиция. 2011. № 6. – С. 20-22.
Белякова А.М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда: теория и практика / А.М. Белякова. - М.: Изд-во МГУ, 2002. - 148 с.
Беляцкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда / С.А. Беляцкин. – М.: Городец, 2001. – 65 с.
 Богданов О.В. Критерии определения размера компенсации морального вреда / Богданов О.В. // Юрист. – 2012. - № 4. – С. 55-58.
Быков В. Компенсация морального вреда не может восстановить доброе имя // Российская юстиция. - № 4. - апрель 2009 г. – С. 35.
Булычев В., Волков С. Защита деловой репутации от порочащих сведений. // Российская юстиция. - 2003. - № 8. – С. 28-30.
Вдовенков В.М., Широков В.А. Компенсация морального вреда // Российская юстиция. – 1996 . - №7. – С. 18-23.
Власов А.А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации / А.А. Власов. – М.: Изд-во им. Сабашниковых, 2000. – 385 с.
Воробьёв А.В. Институт компенсации морального вреда в российском гражданском праве. - СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2012. - 179 с.
Воронова Ю.В. Моральный вред: оборотная сторона гуманизма // Адвокат. – 2001. – № 8. – С. 53 – 55.
Гаврилов Э. Как определить размер компенсации морального вреда? / Э. Гаврилов // Российская юстиция. - 2000. - № 6. - С. 21-22.
Гагарский А. О работе судов Российской Федерации в 1994 году // Российская юстиция. – 1995. - № 8. – С. 49.
Горшенков Г.Г. Моральный вред и его компенсация по российскому законодательству: Автореф. дис. канд. юрид. наук. / Г.Г. Горшенков. – Новгород, 2012. – 165 с.
Горшенков Г.Г. Превентивный эффект компенсации морального вреда // Российская юстиция. – 2006. – № 5. – С. 19 – 20.
Голубев К.И. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. – СПб.: «Юридический центр пресс», 2001. – 302 с.
Гражданское право: учеб. / С.С. Алексеев, Б.М. Гонгало, Д.В. Мурзин, 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2009. – 528 с.
Гражданское право: Учебник / Под ред. С. П. Гришаева. М.: Юристъ, 2009. - 346 с.
Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В. А. Белова. М.: Юрайт-Издат, 2007. - 993 с.
Дубривный В.А. Потерпевший на предварительном следствии в советском уголовном процессе. – Саратов, 1966. – 100 с.
Дюбко Е.Г. Институт компенсации морального вреда в российском праве // Законность. – 2014. - № 1. – С. 49-53.
Ершов В. Отношения, регулируемые гражданским правом // Российская юстиция. – 2010. - № 1. – С. 26.
Жуйков В.М. Возмещение морального вреда. Комментарий российского законодательства. Выпуск 1. – М., 2008. – 301 с.
Зейц А. Возмещение морального вреда по советскому праву // Еженедельник советской юстиции. – 1927. - № 47 . – С. 1465.
Иваненко Ю. Правовая защита деловой репутации юридических лиц / Ю. Иваненко // Российская юстиция. - 2000. - № 10. - С. 24-26.
Казанцев В., Коршунов Н. В каких случаях компенсируется моральный вред // Российская юстиция. – 2001. - № 8. – С. 17-20.
Карномазов А.И. Проблема определения размера компенсации морального вреда. – Самара : Изд-во «Самарский университет», 2013. – 306 с.
Карномазов А.И. Компенсация морального вреда: предложения по совершенствованию законодательства // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Специальный выпуск «Философия, история, социология, педагогика, право и экономика», 2006. - № 6. – С. 66-70.
Карномазов А.И. Место института компенсации морального вреда в системе российского гражданского права // Юридический аналитический журнал. – 2012. - № 2. – С. 16.
Карномазов А.И. К вопросу о юридической природе института компенсации морального вреда // Юридический аналитический журнал. – 2012. - № 5. – С. 5-7.
Климович Е.С. Размер денежной компенсации морального вреда в случае нарушения прав гражданина / Климович Е.С. // Закон. – 2007. - №8. - С. 87-92.
Климович Е.С. Размер денежной компенсации морального вреда в случае нарушения прав гражданина // Закон. – 2007. - №8. - С. 10-15.
Ковалев Е.А., Шевчук В.Д. Защита чести, достоинства и деловой репутации в суде. // Именем закона. – 2009. - № 7. – С. 30.
Котов Д.В. Критерии определения размера морального вреда // Адвокат. – 2004. - № 8. - С. 11-13.
Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть первая / под ред. проф. Т.Е.Абовой и А.Ю.Кабалкина. – М.: Юрайт-Издат, 2004. – 873 с.
Колотева В.Г. Применение законодательства о компенсации морального вреда в российской судебной практике. Проблемы определения размера компенсации морального вреда // Право и политика. – 2011. – № 8. – С. 19.
Коршунов Ю. О компенсации морального вреда // Юрист. – 2008. – № 4. – С. 15.
Кривощеков Н.В. Компенсация морального вреда: некоторые аспекты // Юрист. – 2011. – № 4. – С. 19.
Кузнецова О.В. Возмещение морального вреда: практическое пособие. / О.В. Кузнецова - М.: Юстицинформ, 2009. – 89 с.
Кузин С. Споры вокруг репутации / С. Кузин // Эж-Юрист. - 2005. - № 26. С. 7.
Лидеман Р.Р. За гранью психического здоровья. – М.: Знание, 1992. – 192 с.
Литвиненко А.Ю. История становления института возмещения морального вреда // Юридическая теория и практика. - 2009. - № 1. – С. 11.
Малеина М.Н. Нематериальные блага и перспективы их развития / Малеина М.Н. // Закон. - 2009. - №10. - С. 102-105.
Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. / М.Н. Малеина - М.: МЗ Пресс, 2009. - 244 c.
Малеин Н.С. О моральном вреде // Государство и право. – 1993. - № 3. – С. 5-7.
Малиновский А. А. Вред как юридическая категория / А. А. Малиновский // Юрист. - 2006. - № 2. - С. 4-7.
Манько Е.А. Критерии определения размера компенсации морального вреда // Юрист. - 2006. - №3. – С. 19-21.
 Марченко С.В. Компенсация морального вреда в Российской Федерации / Марченко С.В. // Адвокатская практика. - 2002. - №6. – C. 15-20.
Михно Е.А. Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. – СПб., 2013 . – 162 с.
Михлин А. Пути нормализации ситуации в следственных изоляторах // Российская юстиция. – 1995. - № 8. – С. 49.
Мишагина Е.А. К вопросу о проблеме компенсации морального вреда юридическим лицам // Актуальные проблемы правоведения. - 2010. - № 2. – С. 35-38.
Муковнин В.В. Моральный вред – проблемы определения размера компенсации // Ученые записки: Сборник статей. - 2010. - № 10. – С. 18.
Нагаев В.В. Основы судебно-психологической экспертизы. / В.В. Нагаев – М.: Юнити-Дана, 2003. - 432 с.
Николаев И.А., Точилкина О.С. Экономика морального вреда. Аналитический доклад. – Москва, 2013. – 40 с.
Понятие чести, достоинства и деловой репутации: Спорные тексты СМИ и проблемы их анализа и оценки юристами и лингвистами / под ред. А.К. Симонова и М.В. Горбаневского. - М.: Медея, 2004. – 328 с.
Панина Л. Порядок компенсации морального вреда // Финансовая газета. Региональный выпуск. – 2003. - № 29. – С. 12.
Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. – М., 2011. – 629 с.
Потапенко С. Факты и мнения в делах о защите чести // Российская юстиция. – 2001. - № 7. – С. 16.
Редько Е.П. К вопросу об определении размера компенсации морального вреда // Юрист. - № 10. - 2008. - С. 61-66.
Резник Г. М. Честь. Достоинство. Деловая репутация: споры с участием СМИ / Г. М. Резник, К. И. Скловский. - М.: Статут, 2006. - 270 с.
Садовский П. Правовые проблемы защиты деловой репутации // ЭЖ-Юрист. – 2005. - № 12. – С. 25.
Сараев, Д. В. О соотношении понятий нематериальные блага и личные неимущественные права / Д. В. Сараев // Юрист. - 2002. - № 7. - С. 3-6.
Сисакьян А.К. Понятие морального вреда в отечественной и зарубежной юридической науке // Пробелы в российском законодательстве. - 2011. - № 3. - С. 303-307.
Скловский К. Причинение вреда деловой репутации / К. Скловский // Эж-Юрист. - 2004. - № 49. - С. 2.
Тимешов Р.П. Понятие морального вреда в гражданском праве России // Российская юстиция. - 2008. - № 6. – С. 14-16.
Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Компенсация морального вреда: комментарии, судебная практика и образцы документов / Под ред. М.Ю. Тихомирова. - М.: Изд. Тихомирова М.Ю., 2011. - 77 с.
Толстиков Н. Компенсация морального вреда // Законность. – 2008. – № 7. – С. 36.
Тактаев И.А. Компенсация гражданам морального вреда, причиненного органами власти и должностными лицами // Законодательство. – 2001. - № 7. – С. 18-23.
Трубников П. Применение судами законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации // Законность. – 2006. - № 5. – С. 10-12.
Утевский Б. Возмещение неимущественного вреда как мера социальной защиты / Утевский Б. // Еженедельник советской юстиции. - 1927. - № 35. - C. 106-108.
Уюткин Н. Проблемные вопросы компенсации морального вреда в судебной практике / Н. Уюткин // Судья. - 2006. - № 9. - С. 50-52.
Холопова Е.Н. Правовые основы судебно-психологической экспертизы по факту морального вреда в уголовном судопроизводстве. Монография / Е.Н. Холопова. – Калининград, 2010. – 112 с.
Чутов С.А. Проблемы компенсации морального вреда // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2013.- № 1. - С. 15-16.
Шишенина А.В. Возмещение морального вреда юридическому лицу / Шишенина А.В. // Законодательство и экономика. - 2008.- № 7. - C. 24-27.
Шичанин А.В. Проблемы становления и перспективы развития института возмещения морального вреда. – М., Волтерс Клувер, 2007. – 468с.
Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. / А.М. Эрделевский - М.: Волтерс Клувер, 2007. – 305 с.
Эрделевский А.M. Моральный вред и компенсация за страдания. Научно-практическое пособие. / А.М. Эрделевский - М.: БЕК, 2001. - 188 c.
Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. – М., 1997. – 421 с.

Статистические, справочные и электронные издания
ГАРАНТ Справочно-правовая система / СПС «Гарант-Сервис» Версия 5.5.с – 2013.
КонсультантПлюс Справочно-правовая система / СПС «КонсультантПлюс» // ЗАО «Консультант-Юрист» – 2013.
Тихомиров Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. – М.: 1997. – 526 с.
Ожегов С.И. Словарь русского языка. / С.И. Ожегов - М.: Русский язык, 1989. – 773 с.

Практические материалы
Постановление ФАС Уральского округа от 30.03.2012 г. № Ф09-2063/12 по делу № А50-8659/2011 / СПС Консультант-Плюс
Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 31 августа 2005 года № Ф08-3590/2005 по делу № А32-673/2005-42/11 / СПС Консультант-Плюс
Определение Пермского краевого суда от 07.03.2012 по делу № 33-1900 / СПС Консультант-Плюс
Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2002 г. (по гражданским делам), утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 12 марта 2003 г. // Бюллетень ВС РФ. - 2003. - № 7/СПС Консультант-Плюс  
 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в ред. от 06.02.2007) // Российская газета. - 1995. - №29/СПС Консультант-Плюс
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» // Российская газета. – 2005. - № 50 / СПС Консультант-Плюс
Решение Арбитражного суда г. Москвы от 27.10.2004 по делу № А40-40374/04-89-467. // [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 4 июля 2002 года по делу №Ф08-1790/2002 / СПС Консультант-Плюс
Определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.05.2012 по делу № 33-5359/2012 / СПС Консультант-Плюс
Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19.04.2012 по делу № А63-7317/2011 / СПС Консультант-Плюс
Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003 г. № 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. – 2004. - № 3.

Приложение № 1
В суд

Истец:
Адрес:

Ответчик:
Адрес:

Исковое заявление о компенсации морального вреда

«__»________ 200 г. ответчик совершил в отношении меня противоправное действие (проявил противоправное бездействие), заключающееся в том, что (указать).
Данным действием (бездействием) было нарушено принадлежащее мне неимущественное право (указать) (был причинен ущерб принадлежащему мне нематериальному благу), (указать) что причинило мне физические страдания, заключающиеся в претерпевании мною (боли, головокружения, тошноты и т.п.) и нравственные страдания, заключающиеся в претерпевании мною (страха, обиды, разочарования, горя, чувства утраты).
Следующие фактические обстоятельства, при которых мне был причинен моральный вред, повысили степень моих страданий: (указать).
Я обладаю следующими индивидуальными особенностями, которые повысили степень перенесенных мною страданий: (указать).
Наличие этих особенностей подтверждаются следующими доказательствами: (указать).
Претерпевание мною указанных страданий дополнительно подтверждается следующими доказательствами: (указать).
Считаю, что причиненный мне ответчиком моральный вред будет компенсирован в случае выплаты мне ответчиком денежной компенсации в размере ______ руб.
В соответствии со ст. 151 ГК РФ, прошу:
Взыскать с ответчика денежную компенсацию причиненного мне морального вреда.

Приложение:
1. Упоминаемые по тексту искового заявления письменные доказательства.
2. Квитанция об уплате государственной пошлины (в случае, если законом не предусмотрено освобождение от уплаты госпошлины)
3. Копия искового заявления для ответчика.

Подпись Дата

Приложение № 2

В _____________ суд

Истец:
Адрес:

Ответчик:
Адрес:

Исковое заявление о защите чести и достоинства
и компенсации морального вреда

«___» ____________200_г. ответчик распространил в отношении меня порочащие и не соответствующие действительности сведения, заключающиеся в том, что (указать).
Указанные сведения были распространены (указать способ распространения).
Этими действиями был причинен ущерб принадлежащему мне нематериальному благу - моей чести и достоинству (деловой репутации), что причинило мне нравственные страдания, заключающиеся в претерпевании мною (обиды, разочарования, горя, чувства утраты и т.п.).
Следующие фактические обстоятельства, при которых мне был причинен моральный вред, повысили степень моих страданий: (указать)
Я обладаю следующими индивидуальными особенностями, которые повысили степень перенесенных мною страданий: (указать).
Наличие этих особенностей подтверждается следующими доказательствами: (указать).
Претерпевание мною указанных страданий дополнительно подтверждается следующими доказательствами: (указать).
Считаю, что причиненный мне ответчиком моральный вред будет компенсирован в случае выплаты мне ответчиком денежной компенсации в размере ____________ руб.
В соответствии со ст. 152 ГК РФ прошу:
1. Обязать ответчика опровергнуть распространенные сведения (указать желаемый способ опровержения).
2. Взыскать с ответчика денежную компенсацию причиненного мне морального вреда.

Приложение:
1. Письменные, доказательства в обоснование иска: (указать).
2. Квитанция об уплате госпошлины.
3. Копия искового заявления для ответчика.

Подпись Дата
 Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах. – Л., 1983. – С. 17.


 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в ред. от 06.02.2007) // Российская газета. - 1995. - №29 / СПС Консультант-Плюс

Михно Е.А. Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах: Автореф. дис.канд.юрид.наук. – СПб, 2013. – С. 9.


 Дубривный В.А. Потерпевший на предварительном следствии в советском уголовном процессе. – Саратов, 1966. – С. 9.
 Горшенков Г.Г. Моральный вред и его компенсация по российскому законодательству: Автореф. дис. канд. юрид. наук. / Г.Г. Горшенков – Новгород, 2012. - С. 48.


 Малеина М.Н. Нематериальные блага и перспективы их развития // Закон. – 2009. - № 10. – С. 103.
 Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. – М.: Волтерс-Клувер, 2007. – С. 13.

 Лидеман Р.Р. За гранью психического здоровья. – М., 1992. – С. 127.
 Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. – М., 1997. – С. 11.


 Римское частное право. Учебник для вузов / Под ред. В.С. Нерсесянца. – М., 1996. – С. 559.
 Беляцкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. – М., 1996. – С. 37.


 Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.1. Законодательство Древней Руси. – М., 1984. – С. 66.
 Российское законодательство X-XX веков. Т.2. Законодательство периода образования и укрепления Российского централизованного государства. – М., 1984. – С. 5556.
 Полное собрание Законов Российской империи. Собр. Второе. XXVI. Отд. 1. – СПб., 1852. – С. 215.

 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. – М., 2011. – С. 141.



 Зейц А. Возмещение морального вреда по советскому праву. // Еженедельник советской юстиции. - 1927. - № 47. – С. 1465.
 Утевский Б. Возмещение неимущественного вреда как мера социальной защиты. // Еженедельник советской юстиции. – 1927. - № 35. – С. 1084.
 Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. – М., 1997. – С. 71.
 Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. – 1990. - № 26. – Ст. 492.
 Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. – 1991. - № 26. – Ст. 773.
 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в ред. от 06.02.2007) // Российская газета. – 1995. - № 29 / СПС Консультант-Плюс.

 Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики . 3-е изд., испр. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2004. – С. 49.


 Эрделевский А.M. Моральный вред и компенсация за страдания. Научно-практическое пособие. / А.М. Эрделевский - М.: БЕК, 2001. - С. 21.
 Советское гражданское право: Учебник для вузов. / Под ред. О.А. Красавчикова. – М., 1972. – С. 517.

 Постановление ФАС Уральского округа от 30.03.2012 № Ф09-2063/12 по делу № А50-8659/2011 / СПС Консультант-Плюс.


 Закон РФ «О средствах массовой информации» (Закон о СМИ) от 27.12. 1991 № 2124-1 // Российская газета. - № 32. - 08.02.1992. / СПС Консультант-Плюс.




 Дюбко Е. Г. Институт компенсации морального вреда в российском праве // Законность. - 2014. - № 1. - С. 49-53.


 Малеина М.Н. Компенсация за неимущественный вред. // Вестник Верховного Суда СССР. – 1991. - № 5. – С. 28.
 Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. – М., 1997. – С. 135.



 Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. / А.М. Эрделевский - М.: Волтерс Клувер, 2007. – С. 78.


 Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. – М., 1997. – С. 174.
 Богданов О.В. Критерии определения размера компенсации морального вреда // Юрист. - № 4 - 2012. – С. 11.


 Эрделевский А.М. Моральный вред и его компенсация за страдания. Научно-практическое пособие. / А.М.Эрделевский. – М.: БЕК, 2001. – С. 105.


 Определение Пермского краевого суда от 07.03.2012 г. по делу № 33-1900 / СПС Консультант-Плюс
 Определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.05.2012 по делу № 33-5359/2012 / СПС Консультант-Плюс.

 Холопова Е.Н. Правовые основы судебно-психологической экспертизы по факту морального вреда в уголовном судопроизводстве. – Монография / Е.Н. Холопова. – Калининград, 2010. – С. 73.




 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 06.12.2011, с изм. от 27.06.2012) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.07.2012) // Собрание законодательства РФ. – 05.12.1994. - № 32. – ст. 3301 / СПС Консультант-Плюс.


 Жуйков В.М. Возмещение морального вреда. Комментарий российского законодательства. Выпуск 1. – М., 2008. – С. 53.
 Боннер А. Можно ли причинить моральный вред юридическому лицу // Российская юстиция. 2011. № 6. – С. 20.
 Ковалев Е.А., Шевчук В.Д. Защита чести, достоинства и деловой репутации в суде. // Именем закона. – 2009. - № 7. – С. 30.


 Кривощеков Н.В. Компенсация морального вреда: некоторые аспекты // Юрист. – 2011. – № 4. – С. 19.
 Решение Арбитражного суда г. Москвы от 27.10.2004 по делу № А40-40374/04-89-467. // [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].

 Малеина М.Н. Нематериальные блага и перспективы их развития // Закон. - 2009. - № 10. - С. 103.
 Шичанин А.В. Проблемы становления и перспективы развития института возмещения морального вреда: Автореф. канд. дис. - М., 2005. - С. 18.

 Шичанин А.В. Проблемы становления и перспективы развития института возмещения морального вреда. – М., Волтерс Клувер, 2007. – С. 118.


 Шишенина А.В. Возмещение морального вреда юридическому лицу / Шишенина А.В. // Законодательство и экономика. - 2008. - № 7. - C. 24.


 Чутов С.А. Проблемы компенсации морального вреда / Законы России: опыт, анализ, практика. – 2013. - № 1. - С. 15-16.


 И.А. Николаев, О.С. Точилкина. Экономика морального вреда. Аналитический доклад. – Москва, 2013. – С. 6.
 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 17.06.1996. - № 25. – Ст. 2954 / СПС Консультант-Плюс
 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 24.12.2001. - № 52 (ч.1). – Ст. 4921 / СПС Консультант-Плюс







 Ершов В. Отношения регулируемые гражданским правом. // Российская юстиция. – 2010. - № 1. – С. 26.

 Гагарский А. О работе судов Российской Федерации в 1994 году // Российская юстиция. - 1995. - № 8. - С. 49.











13PAGE 15


13PAGE 147215




 д
·Ю „†ЉЊЪЬ
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·

Приложенные файлы

  • doc 10809505
    Размер файла: 362 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий