АКТИВИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТНОГО РАЗВИТИЯ ПОДРОСТКОВ КАК МЕТОД ЛАТЕНТНОЙ ПРОФИЛАКТИКИ ОТКЛОНЯЮЩЕГОСЯ ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ


Ярославский государственный университет им. П.Г.Демидова
Кафедра социальной и политической психологии
На правах рукописи
АКТИВИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТНОГО РАЗВИТИЯ ПОДРОСТКОВ КАК МЕТОД ЛАТЕНТНОЙ ПРОФИЛАКТИКИ ОТКЛОНЯЮЩЕГОСЯ ПОВЕДЕНИЯ ПОДРОСТКОВ
специальность 19.00.07 – педагогическая психология
Подготовил: Воронцова Олеся Геннадьевна
Предварительная экспертиза проведена «____» ______________20___г.
__________________________________ Козловым В.В. (докт. псих. наук)
(подпись научного руководителя) (Ф.И.О.)
Окончательная проверка работы проведена «___»__________________20___г.
Оценка ___________________
(зачтено, не зачтено)
_______________________________ ______________________________ (Подпись проверяющего) (Ф.И.О.)
Ярославль – 2016
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………...............3
ГЛАВА 1. Научно-теоретические подходы к проблеме отклоняющегося поведения и его профилактики в подростковом возрасте …………………...…......11
1.1. Сущность отклоняющегося поведения, его виды …………………………11
1.2. Особенности развития личности в подростковом возрасте ………………58
1.3. Отклоняющееся поведение и его особенности в подростковом возрасте…………………………………………………………………………………...64
1.4. Основные подходы к профилактике отклоняющегося поведения…….....68
1.5. Выводы ………………………………………………………………………97
ГЛАВА 2. Динамика и особенности отклоняющегося поведения у подростков………………………………………………………………………………..101
2.1 Методы и база исследования динамики отклоняющегося поведения у подростков ………………………………………………………………………….101
2.2 Результаты лонгитюдного исследования склонности к отклоняющемуся поведению у подростков ………………………………………………………111
2.3 Выводы …………………………………………………………..…............120
ГЛАВА 3. Результаты апробации программы скрытой профилактики склонности к отклоняющемуся поведению ……………………………………..…….123
3.1. Программа скрытой профилактики склонности к отклоняющемуся поведению ………........................................................................................................123
3.2. Анализ результатов скрытой профилактики склонности к отклоняющемуся поведению ……………………………………………………………………143
3.3 Выводы………………………………………………………………………164
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………….164
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ……………………………176
ПРИЛОЖЕНИЯ …………………………………………………………………193ВВЕДЕНИЕОбщество всегда уделяет особое внимание проблеме поведения людей, которое не соответствует общепринятым или официально установленным социальным нормам. В последние годы в связи с общесистемным кризисом нашего общества интерес к проблеме отклоняющегося поведения значительно возрос и стал максимально актуален, что обусловлено как увеличением и остротой форм проявления отклонений (аддиктивное поведение, суицидальное, делинквентное, деструктивное и т.д.), так и ростом количества детей, попадающих в так называемые «группы риска» социально дезадаптированных подростков.
Актуальность темы исследования
В связи со сложившейся социально-экономической ситуацией в России дети, подростки и молодежь оказались в сложном положении. Разрушены ценностные ориентиры, утрачивается связь между поколениями, резко изменились стереотипы поведения. Нарастающая напряженность, стрессовые ситуации, нестабильность, сложности в трудоустройстве несовершеннолетних, конфликты с законом – все это вызывает у молодого поколения асоциальные формы поведения, саморазрушающие характер, одна из которых – злоупотребление наркотическими и психотропными веществами. Смещение нравственных ценностей, снижение общего уровня культуры и качества образования, детская безнадзорность среди несовершеннолетних оказывают негативное воздействие на криминальную ситуацию. Преступность несовершеннолетних по сравнению со взрослой отличается высокой степенью активности, динамичностью. Люди, вставшие на путь совершения преступлений в юном возрасте, трудно поддаются исправлению, перевоспитанию и представляют собой резерв для взрослой преступности.
Иркутская область, по официальным данным Иркутскстата, входит в число неблагополучных регионов: правоохранительными органами области в одном только 2009 году выявлено 3008 подростков, совершивших правонарушения, их них 456 человек ранее уже преступали черту закона. Особенностью преступности несовершеннолетних является ее рецидивный характер, представляющий высокую общественную опасность. Иркутскстат отмечает, что уровень подростковой преступности самый высокий по области именно в Бодайбинском районе – 8339 в расчете на 100 тыс. лиц данного возраста. Как и в других северных районах, в нем ситуация усугубляется еще и тем, что более благополучные в экономическом отношении семьи уезжают, а остаются социально незащищенные слои населения, среди которых немало семей асоциальных, где происходит деструктивное личностное взросление подростков, которые увеличивают в будущем число преступников, алкоголиков и наркоманов. Тяжелая криминогенная обстановка сложилась также и в прилегающих к нему районах. По официальным данным, в болезненное пьянство, наркоманию и токсикоманию вовлечено 2,0% населения Иркутской области. На учете в лечебно-профилактических учреждениях с диагнозом алкоголизм и алкогольный психоз на начало 2006 года состояло 38 тыс. человек, на начало 2010 года – 31,7 тыс. человек, причем при снижении данной категории наблюдается увеличение (за 4 года – на 10,9%) количества детей и подростков. В расчете на 100 тыс. человек данного возраста увеличение составило 62,2%. В настоящее время в 2015 году, несмотря на внедрение целевых федеральных программ профилактики отклоняющегося поведения, такие как «Точка опоры» и подобные ей, не виден желаемый результат. [104, 121, 122]
В целом исследователями общепризнан тот факт, что отклоняющееся поведение личности является результатом сложного взаимодействия социальных и биологических факторов, действие которых преломляется через систему отношений личности, поэтому реализация профилактических мероприятий в рамках практической психологической деятельности, безусловно, является одним из ведущих направлений, что связано с основными потребностями современной действительности. В настоящее время создана сеть общественных и государственных учреждений по решению данной проблемы, но эффективность их деятельности явно недостаточна.
В связи с вышесказанным, не вызывает сомнений необходимость в реализации не только коррекционных мероприятий, но прежде всего превентивных (профилактических), целью которых является снижение количества детей, попадающих в так называемые «группы риска». Своевременная психологическая поддержка подрастающего поколения, грамотный подход, создание специально-организованных условий для развития детей позволяет избежать роста социальной дезадаптации, формирования отклонений в поведении.
Цель исследования:
Выявление динамики отклоняющегося поведения и апробация программы скрытой профилактики поведения с помощью активизации личностного развития в подростковом возрасте.
Объектом исследования является отклоняющееся поведение подростка.
Предметом исследования явилась динамика отклоняющегося поведения и скрытая его профилактика с помощью активизации личностного развития у подростков.
Гипотеза исследования:
существует положительная динамика склонности к отклоняющемуся поведению в подростковом возрасте;
эффективная профилактика отклоняющегося поведения возможна при условии воздействия на личность подростка, на активацию его личностных ресурсов, его личностный рост;
психологическая работа по скрытой профилактике способствует снижению склонности к отклоняющемуся поведению у подростков.
В соответствии с целью и гипотезой исследования были поставлены следующие задачи:
На основе теоретического анализа обосновать положения о возможности скрытой профилактики отклоняющегося поведения у подростков.
Провести лонгитюдное исследование и выявить динамику отклоняющегося поведения в подростковом возрасте.
На основе сравнительного анализа выявить различия в склонности к отклоняющемуся поведению у мальчиков и девочек подросткового возраста.
Разработать и апробировать программу скрытой профилактики отклоняющегося поведения с помощью активизации личностного развития в подростковом возрасте.
Методологической основой данной работы явились положения отечественной и зарубежной психологии по предрасположенности и формированию алкогольной, наркотической и токсической зависимости, теоретические положения о нарушениях развития личности в зависимости от ее места в системе общественных отношений, а также генетической предрасположенности, сформулированных в трудах Ф.Б. Березина, И.С.  Кона, Л.И. Божович, Р. Бернса, Г. Крайга, Ю.А. Клейберга, И.И. Хажилиной, В.Д. Менделевича [6, 69, 14, 11, 83, 52–56, 73, 153, 102].
Методы исследования
В работе использовались общенаучные методы исследования (наблюдение, анкетирование, формирующий эксперимент), а также комплекс формализованных и неформализованных методов диагностики.
Для изучения склонности к риску использовались следующие методики: «Определение склонности к отклоняющемуся поведению» (А.Н. Орел), «Тест склонности к риску» (К. Левитин), «Познай себя» (Грачева). Из неформализованных методов использовались анкетирование по анкете, разработанной психологами образования, рекомендованной ГлавУО и ПО Иркутской области и наблюдение.
При обработке полученных данных использовался статистический метод (метод сравнения средних величин по t-критерию Стьюдента для зависимых выборок), вариационный анализ данных.
База и этапы исследования
Исследование проводилось в течение 2003–2010 гг. на базе МОУ Мамаканской СОШ Бодайбинского района Иркутской области. Работа состояла из пяти этапов.
На первом этапе (2003–2004 гг.) была изучена психолого-педагогическая литература по проблеме исследования, определены цель, объект, предмет, методы исследования, сформулированы задачи и гипотеза, подобраны психодиагностические методики и намечен план проведения экспериментальной работы. Одновременно (2003–2005 гг.) проводилось изучение социально-психологических причин деструктивного развития личности подростка и особенностей склонности к отклоняющемуся поведению, осуществлялся качественный и количественный анализ полученных данных.
На втором этапе (2005–2006 гг.) была выбрана и апробирована программа скрытой коррекционно-профилактической работы среди подростков, склонных к деструктивной зависимости, направленная на формирование направленности личности, на распознавание собственных потребностей и оптимальных путей их удовлетворения; эффективное развитие жизненных навыков ассертивного поведения. В этот период систематизировались и обобщались материалы исследований.
На третьем этапе (2006–2007 гг.) на основе анализа результатов исследований психокоррекционная программа была дополнена и исправлена для увеличения ее эффективности, был создан ряд электронных наглядных пособий. Далее (2007–2010 гг.) была проведена исследовательская работа по изучению эффективности исправленной психокоррекционной программы методом наблюдения и сравнения с результатами второго этапа.
В течение всего времени работы мы наблюдали за взрослением подростков, с которыми была проведена психокоррекционная работа, которая показала глубину коррекции деструктивной зависимости. Общий объем выборки первого по пятый этап составил 1336 учащихся в возрасте от 11–18 лет. В настоящее время проводится внедрение нашей программы в школах Бодайбинского района.
Достоверность результатов и обоснованность выводов обеспечивались комплексным использованием надежных и валидных методов, адекватных предмету и задачам исследования, взаимопроверкой результатов, а также применением методов математической статистики и содержательным анализом полученных данных.
Новизна и теоретическая значимость исследования заключаются в пролонгированном (в течение семи лет) психологическом наблюдении за развитием личности подростков, разработке системы скрытой профилактики наркомании и изучении ее влияния на уровень склонности к отклоняющемуся поведению. В целом:
обобщены результаты исследований по проблеме деструктивного развития личности подростка и особенностей склонности к отклоняющемуся поведению и предложена апробированная программа скрытой коррекционно-профилактической работы среди подростков, склонных к деструктивной зависимости;
установлены социально-психологические причины деструктивного развития личности подростка;
обоснована и экспериментально подтверждена эффективность скрытой профилактики отклоняющегося поведения, направленная на формирование направленности личности, на распознавание собственных потребностей и оптимальных путей их удовлетворения; эффективное развитие жизненных навыков ассертивного поведения;
полученные в исследовании данные уточняют теоретические представления о структуре деструктивной зависимости и указывают на ее снижение в условиях латентной профилактической среды.
Практическая значимость исследования заключается в том, что в данный период имеется множество коррекционно-профилактических программ по профилактике аддиктивного и девиантного поведения, но, к сожалению, среди них нет достаточно эффективных, т.к. чаще всего они повышают интерес молодежи к наркотикам за счет акцентирования внимания на ПАВ, также они часто носят директивный характер, поэтому первостепенное значение приобретает развитие скрытой профилактики наркомании. Нами адаптирована и апробирована эффективная программа профилактики «Я выбираю себя».
Результаты нашей работы могут быть использованы в работе практических психологов, классных руководителей и социальных педагогов для создания психокоррекционных условий скрытой профилактики отклоняющегося поведения с помощью активизации личностного развития подрастающего поколения. Разработана система электронных наглядных пособий, что значительно снизит временные затраты на подготовку к занятиям и увеличит эффективность их проведения. Предложенная в диссертации программа латентной профилактики отклоняющегося поведения внедрена в практику работы психологической службы МОУ Мамаканской СОШ и в настоящее время внедряется в школах Бодайбинского района, начала апробироваться в ОГОБУ СПО ИО «Иркутский гидрометеорологический техникум, представлена педагогическому сообществу г. Иркутска и внедряется в ОУ Иркутской области.
Положения, выносимые на защиту:
1. Девиантное поведение формируется среди молодежи в неблагоприятных социальных условиях, где развитие подростков приобретает деструктивный характер, кроме того, психологические особенности, присущие подростковому возрасту, облегчают вовлечение в асоциальную среду.
2. Наиболее эффективны не прямолинейные формы воздействия, а скрытая профилактика аддикций, делающая акцент на личную ответственность за собственное здоровье; на усвоение социальных норм, установленных обществом и повышение юридической грамотности, что ведет к снижению склонности к отклоняющемуся поведению.
3. Программа с разработанными электронными наглядными пособиями для латентной профилактики отклоняющегося поведения с помощью активизации личностного развития, охватывающая многие проблемы взрослеющего подростка, может широко использоваться в работе практического психолога в сфере образования.
Апробация работы
Ход и основные результаты исследования неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры психологии развития и возрастной психологии НОУ «Сибирской академии права, экономики и управления», а также муниципального учреждения МОУ Мамаканской СОШ и в Управлении образования г. Бодайбо и Бодайбинского района.
Материалы исследования сообщались на Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы права, экономики и управления» (Иркутск, 2008), на Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы права, экономики и управления» (Иркутск 2009), на V Международной конференции «Психолого-педагогические проблемы одаренности: теория и практика» (Иркутск, 2007).
Результаты исследования отражены в девяти статьях, три из которых напечатаны в журнале, входящем в перечень ВАК
Структура диссертации
Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, приложений в виде методик диагностики отклоняющегося поведения («Анкета исследования распространения наркомании», А.Н. Орел, К. Левитин, Грачев, таблицы исследований, гистограммы и др.), психокоррекционной программы, электронных наглядных пособий, а также исследования эффективности коррекционно-профилактической работы. В тексте работы имеется 11 таблиц и 23 рисунка. Общий объем диссертации 192 страницы.
ГЛАВА 1
НАУЧНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ПРОБЛЕМЕ ОТКЛОНЯЮЩЕГОСЯ ПОВЕДЕНИЯ И ЕГО ПРОФИЛАКТИКИ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ
1.1. Сущность отклоняющегося поведения, его виды
Анализ имеющейся информации о концептуальном и методологическом рассмотрении вопросов отклоняющегося поведения свидетельствует о том, что, несмотря на значительный зарубежный и отечественный теоретический и эмпирический опыт единая теория отклоняющегося поведения личности не создана. Многочисленные попытки исследователей систематизировать поведенческие девиации пока не привели к созданию единой классификации. В то же время обширные сведения по данному вопросу накоплены в различных научных дисциплинах: медицине, биологии, психологии, социологии, праве. Более того, в некоторых отраслях знания выделяются специальные подразделы, изучающие девиантное поведение. Отдельные подходы, уделяя внимание преимущественно какому-то одному аспекту проблемы, закономерно дополняют друг друга.
Объяснение причин отклоняющегося поведения тесно связано с пониманием самой природы этого социально-психологического явления. Исходя из того, что в человеческом поведении сочетаются компоненты различного уровня – биологические и социальные. В зависимости от того, какому из них в рамках той или иной теории придается главное значение, определяют и основные причины этого поведения: индивидуальный фактор, действующий на уровне психобиологических предпосылок девиантного поведения, которые затрудняют социальную и психологическую адаптацию индивида; педагогический фактор, проявляющийся в дефектах школьного и семейного воспитания; психологический фактор, раскрывающий неблагоприятные особенности взаимодействия индивида со своим ближайшим окружением в семье, на улице, в коллективе, и который, прежде всего, проявляется в активно-избирательном отношении индивида к предпочитаемой среде общения, к нормам и ценностям своего окружения; социальный фактор, определяющийся социальными, экономическими, политическими и т.п. условиями существования общества.
Психологические традиции изучения этого сложнейшего и интереснейшего явления, каким является девиантное поведение, складывались в основном в психоаналитических и социологических школах и использовали большой арсенал методов распознавания, описания и исследования.
Зарубежные психологи и социологи имели некоторую степень свободы в выборе методологических оснований и перспективных стратегий в решении проблемы. Однако во всех исследовательских подходах к девиациям и девиантному поведению было уделено мало внимания. И все же оформление проблемы девиантности как относительно самостоятельной начало складываться не в рамках психологии, а в социологических и криминологических трудах, из которых особого внимания заслуживают работы таких авторов, как Ч. Беккариа, М. Вебер, Э. Дюркгейм, О. Конт, Р. Мертон, Р. Миллз, Т. Парсонс, А. Подгурецкий, Н. Смелзер, П. Сорокин, Г. Тард, Э. Ферри, Э. Фромм и др. [4, 15, 18, 26, 27, 50, 83, 92, 96, 102, 129]. Из отечественных ученых следует назвать А.А. Александрова, Б.С. Братуся, Л.И. Божович, С.А. Беличеву, Л.С. Выготского, М.Г. Гернета; Я.И. Гилинского, А.А. Габиани, С.И. Голода, В.П. Кащенко, И.С. Кона, В.Н. Кудрявцева, Ю.А. Клейберга, В.В. Козлова, В.Т. Лисовского, А.С. Макаренко, А.А. Реана, Е.В. Руденского, А.С. Свядоща, А.А. Сукало, С.Т. Шацкого, Д.И. Фельдштейна, М.Г. Ярошевского и других ученых [6, 20, 21, 31, 33-34, 38, 47, 52-56, 61-63, 66-69, 107, 128, 133, 136, 156, 167].
Хотя, исследованием различных аспектов девиантного поведения занимаются различные науки: правоведение и медицина (прежде всего психиатрия и наркология) психология и демография, история и статистика, этнография и антропология, однако психологические механизмы, причины, диагностика предрасположенности к девиантному поведению и др., девиантное поведение как процесс изучается, прежде всего, психологией. В зарубежной науке психология девиантного (отклоняющегося) поведения сложилась как самостоятельная научная и учебная дисциплина. В России эта наука не имеет такого теоретического и эмпирического опыта: она на пути становления и развития. Тем не менее, ни у зарубежных, ни у отечественных авторов нет единой точки зрения на термин «отклоняющееся поведение». Одни исследователи считают, что речь должна идти о любых отклонениях от одобряемых обществом социальных норм, другие предлагают включить в это понятие только нарушения правовых норм, третьи – различные виды социальной патологии (убийство, наркотизм, алкоголизм и т.п.), четвертые – социальное творчество. Дело в том, что девиантное поведение всегда связано с каким-либо несоответствием человеческих поступков, действий, видов деятельности распространенным в обществе или группах нормам, правилам поведения, идеям, стереотипам, ожиданиям, установкам, ценностям. Так, например, по мнению А. Коэна, отклоняющееся поведение – это «такое поведение, которое идет вразрез с институционализированными ожиданиями, то есть с ожиданиями, разделяемыми и признаваемыми законными внутри социальной системы» [82].
Девиантным называют поведение, которое не соответствует нормам и ролям. При этом одни ученые, например К. Лоренц, Д. Смелзер, предпочитают в качестве точки отсчета «нормы») использовать экспектации (ожидания) соответствующего поведения, а другие, например, Е.В. Змановская, – аттитюды (эталоны, образцы) поведения. Некоторые (такие как Ю.А. Клейберг) полагают, что девиантными могут быть не только действия, но и идеи (взгляды). Девиантное поведение нередко связывают с реакцией общества на него и тогда определяют как «отклонение» от групповой нормы, которое влечет за собой изоляцию, лечение, тюремное заключение или другие наказания нарушителю [54].
Наряду с термином «девиантное поведение» исследователями употребляются как синонимы «делинквентное поведение», «аддиктивное поведение», «дезадаптивное поведение», «асоциальное поведение», «неадекватное поведение», «деструктивное поведение», «акцентуированное поведение», «агрессивное поведение», «конфликтное поведение» и др., это смешение данных понятий является, с точки зрения Ю.А. Клейберга, методологически неверным [55].
Ученые, исследующие девиации, давно обратили внимание на то, что словами «девиантное поведение» называют и конкретные действия конкретного человека, и относительно массовое и устойчивое социальное явление. Мы согласны с Ю.А. Клейбергом, обобщившим исследования девиаций различными учеными, и считавшим, что поскольку девиантным признается поведение, не соответствующее социальным нормам и ожиданиям, а нормы и ожидания различны не только в разных обществах и в разное время, но и у различных групп в одном и том же обществе, в одно и то же время (правовые нормы и «воровской закон», нормы взрослых и молодежные нормы, правила поведения «истеблишмента» и «богемы» и т.п.), то понятие «общепринятая норма» весьма относительно, а, следовательно, относительно и девиантное поведение. Исходя из этих первых, самых общих представлений девиантного поведения, определим его как: поступок, действие человека; социальное явление. Мы определяем представление девиантного поведения как «социальное явление» одним из основных в нашей работе, т.к. практический психолог во время профилактической работы создает условия, влияющие именно на социальную среду, в которую погружен подросток.
Научные подходы к изучению девиантного поведения и его причин.
Поскольку девиация - это процесс, обусловленный социальными факторами, важно установить социальную детерминацию отклоняющегося поведения. Существует целый ряд теорий, объясняющих девиацию различными причинами - физиологическими, психологическими, социокультурными, социально-экономическими и др.
Биологические теории (теории физических типов). Некоторые из первых попыток объяснения девиантного поведения (в конце XIX - начале XX вв.) были по своему характеру преимущественно биологическими. Причину склонности к различным девиациям видели во врожденных свойствах человека. То есть основная предпосылка всех теорий физических типов состоит том, что определенные физические черты личности предопределяют совершаемые ею различные отклонения от норм. Сама по себе эта идея так же стара, как человеческая история. В обществах давно укоренились выражения: «лицо убийцы», «порочные черты лица» и т.п. Cpeди последователей теорий физических типов можно назвать Ч. Ломброзо, У. Шелдона.
Так, созданная итальянским психиатром и криминалистом Ч. Ломброзо в 1870-х гг. теория объясняла причины девиации, главным образом преступности, определенными анатомическими признаками. Изучив внешность и физические характеристики преступников, Ч.Ломброзо сделал вывод, что для «криминального типа личности» характерны выступающая нижняя челюсть и пониженная чувствительность к боли, что является признаками деградации к более ранним стадиям человеческой эволюции. Ломброзо признавал, что социальные условия могут влиять на развитие криминального поведения, но считал большинство преступников дегенеративными и умственно отсталыми.
Данное направление получило развитие в 40-х гг. XX столетия в концепции американского психолога и врача У. Шелдона, согласно которой люди с определенной физической конституцией склонны совершать социальные отклонения, осуждаемые обществом. У. Шелдон выделил три основных физических типа людей: эндоморфный (округлость форм, лишний вес), мезоморфный тип (мускулистость, атлетичность), эктоморфный тип (субтильность, худоба) и утверждал, что наиболее склонными к девиации являются мезоморфы - индивиды, отличающиеся физической силой, повышенной активностью и пониженной чувствительностью. Практика доказала несостоятельность теорий физических типов. Всем известны многочисленные случаи, когда индивиды с лицом херувимов совершали тягчайшие преступления, а индивид с грубыми, «преступными» чертами лица не мог и «муху обидеть».
Психологические теории. Подобно биологическим теориям, психологические теории ищут объяснение отклонений поведения в индивидууме, а не в обществе. В основе психологических (психоаналитических) теорий отклоняющегося поведения лежит изучение конфликтов, происходящих внутри сознания личности. Согласно теории 3. Фрейда, у каждой личности под слоем активного сознания находится область бессознательного. Бессознательное - это наша психическая энергия, в которой сосредоточено все природное, первобытное, не знающее границ, не ведающее жалости, это биологическая сущность человека, не изведавшего влияния культуры. Человек способен защититься от собственного природного «беззаконного» состояния путем формирования собственного «Я», а также так называемого «Сверх-Я», определяемого исключительно культурой общества, которые постоянно ограничивают наши инстинкты и низменные страсти. Но может возникнуть состояние, когда внутренние конфликты между «Я» и бессознательным, а также между «Сверх-Я» и бессознательным разрушают защиту и наружу прорывается наше внутреннее, в этом случае может произойти отклонение от культурных норм, выработанных социальным окружением индивида. [58, 60]
Мы согласны с Ю.А. Клейбергом, который считает, что в этой точке зрения есть доля истины, однако определение и диагностика возможных нарушений в структуре человеческого «Я» и возможных социальных отклонений крайне затруднены в связи со скрытностью объекта изучения. Кроме того, хотя каждой личности присущ конфликт между биологическими потребностями и запретами культуры, далеко не каждый человек становится девиантом. [53]
Некоторые ученые данного направления предположили, что у небольшого числа людей развивается аморальный или психопатический тип личности. Такие личности – это замкнутые в себе, лишенные эмоций личности, действующие импульсивно и редко испытывающие чувство вины. Однако почти все исследования, рассматривающие людей, обладающих подобными характеристиками, проводились среди осужденных в тюрьмах, что неизбежно влияло на изображение таких личностей в негативном свете. Таким образом, с помощью анализа какой-либо одной психологической черты, конфликта или комплекса нельзя объяснить сущность любого вида девиантного поведения. Вероятно, девиация возникает в результате совместного действия многих факторов (психологических, культурных, социальных). [2, 5, 12, 17, 23, 30, 39, 49, 74, 91, 93, 121, 126, 142, 151, 171, 174]
Социологические теории девиантного поведения. Социологические объяснения причин девиации берут свое начало с работ одного из классиков социологии Э. Дюркгейма (1858- 1917), который сформулировал концепцию аномии, т.е. массового отклонения от существующих в обществе норм как главной причины девиации.[32] Наличие в повседневной практике большого числа конфликтующих норм, неопределенность в связи с этим возможного выбора линии поведения может привести к явлению, названному Э. Дюркгеймом аномией (состояние отсутствия норм). Аномия — это общественное состояние, которое характеризуется разложением системы ценностей, обусловленным кризисом всего общества, его социальных институтов, противоречием между провозглашенными целями и невозможностью их реализации для большинства. При этом Дюркгейм вовсе не считал, что современное общество не имеет норм, напротив, общество обладает многими системами норм, в которых отдельному индивиду трудно ориентироваться. Аномия, таким образом, по Дюркгейму, это состояние, при котором личность не имеет твердого чувства принадлежности, никакой надежности и стабильности в выборе линии нормативного поведения. Особенно в периоды быстрых общественных перемен люди перестают понимать, чего ждет от них общество, и испытывают трудности в согласовании своих поступков с новыми действующими нормами, в такие периоды можно ожидать резкого возрастания количества случаев девиации.
Девиантное поведение, по мнению Э.Дюркгейма, все же необходимо для общества, поскольку выполняет в нем две важные функции. Во-первых, отклонение от норм выполняет адаптивную функцию: вводя в общество новые идеи и проблемы, девиантность выступает как фактор обновления и осуществления изменений. Во-вторых, девиантность способствует сохранению границы между «хорошим» и «плохим» поведением в обществе: отклоняющееся поведение может вызвать такую коллективную реакцию, которая укрепит групповую солидарность и прояснит социальные нормы.
Идея аномии общества получила дальнейшее развитие в работах американских социологов Т.Парсонса и Р.Мертона. По мнению Т. Парсонса, аномия - это «состояние, при котором значительное число индивидов находится в положении, характеризующемся серьезным недостатком интеграции со стабильными институтами, что существенно для их собственной личной стабильности и успешного функционирования социальных систем. Обычной реакцией на это состояние является ненадежность поведения». Согласно этому подходу, аномия возрастает в связи с беспорядочностью и конфликтами нравственных норм в обществе. Люди начинают ограничиваться нормами отдельных групп и в результате не имеют стабильной перспективы, в соответствии с которой им необходимо принимать решения в повседневной жизни. В этом понимании аномия выглядит как результат свободы выбора без устойчивого восприятия действительности и при отсутствии стабильных взаимосвязей с семьей, государством и другими основными институтами общества. Очевидно, что состояние аномии чаще всего приводит к отклоняющемуся поведению. [119, 120]
Р.Мертон модифицировал понятие аномии, отнеся его к напряженности, возникающей в поведении человека, оказавшегося в ситуации, когда общепринятые нормы вступают в конфликт с социальной реальностью. Р.Мертон считал, что аномия появляется не от свободы выбора, а от невозможности многих индивидов следовать нормам, которые они полностью принимают. Он видит главную причину трудностей в дисгармонии между культурными целями и легальными (институциональными средствами), с помощью которых эти цели осуществляются. Например, в то время как общество поддерживает усилия своих членов в стремлении к повышению благосостояния и к высокому социальному положению, легальные средства членов общества для достижения такого состояния весьма ограничены. Неравенство, существующее в обществе, служит тем толчком, который заставляет члена общества искать нелегальные средства и цели, т.е. отклоняться от общепринятых культурных образцов. Таким образом, отклонения во многом зависят от культурных целей и институциональных средств, которых придерживается и которые использует та или иная личность.
Мертон пишет, что только тогда, когда общество провозглашает общие символы успеха для всего населения, ограничивая при этом доступ множества людей к признанным средствам достижения таких символов, создаются условия для антиобщественного поведения. Мертон выделяет пять реакций на дилемму цели — средства, четыре из которых представляют собой девиантные адаптации к условиям аномии. Конформизм имеет место, когда члены общества принимают как культурные цели достижение материального успеха, а также утвержденные обществом средства для их достижения. Инновация наблюдается, когда индивиды твердо придерживаются культурно установленных целей, но отвергают одобренные обществом средства их достижения. Ритуализм имеет место, когда члены общества отвергают культурные цели или принижают их значимость, но при этом механически используют одобренные обществом средства для достижения таких целей. Ретритизм состоит в том, что индивиды отвергают и культурные цели, и признанные средства их достижения, ничего не предлагая взамен. Бунт состоит в том, что бунтари отвергают культурные цели общества и средства их достижения, но при этом заменяют их новыми нормами. Типы индивидуальной адаптации Р. Мертона ярко характеризуют ролевое поведение. Человек может менять мнение и переходить от одного типа адаптации к другому.
Теория аномии Р. Мертона акцентирует внимание на тех процессах установления признанных культурных целей и средств, посредством которых общество инициирует девиантное поведение. В частности, с помощью этой теории можно раскрыть суть и причины преступлений, связанных с деньгами, совершенных на почве наживы и алчности, преступлений в среде «белых воротничков» и корпоративных преступлений, преступлений представителей властных структур и тех, кто стремится к власти. Однако критики теории Мертона указывают, что, во-первых, он упускает из виду процессы социального взаимодействия, посредством которых люди формируют свои представления о мире и планируют свои поступки. Во-вторых, не всякое девиантное поведение можно объяснить разрывом между целями и средствами.
В теории аномии, развитой Р. Мертоном, в детерминизации девиантного поведения серьезное внимание уделено ценностям культуры, уклонение от которых способно привести к девиантным поступкам. Эта идея нашла более конкретное воплощение в разработанной американским социологом А. Коэном теории делинквентных (от англ. delinquency - правонарушение) субкультур. Эта теория исходит из того, что аномия приводит достаточно большие группы индивидов, в первую очередь молодых, не устроившихся в жизни, к поиску новых форм поведения, не соответствующих распространенным в обществе ценностям доминирующей культуры. Так возникают субкультуры, в которых отклонение от прежних социальных норм - не девиация, а вполне отвечающее новым ценностям, провозглашаемым новой культурой, поведение. В новых субкультурах все то, что отрицается и осуждается господствующей культурой, - сексуальная распущенность, агрессивность, мелкие кражи, вандализм и др. - признается в качестве нормальных средств достижения самовыражения и уважения со стороны других, по крайней мере, членов данной социальной группы, например, хиппи. Таким образом, в делинквентных субкультурах те средства достижения целей, которые отвергаются господствующей культурой в качестве девиантных, становятся специфическими нормами- нормами оправдания вандализма, агрессивности, половой неразборчивости и т.п. [109, 110]
Теория культурного переноса. Ряд социологов подчеркивает сходство между способом выработки девиантного поведения и способом выработки любого другого стиля поведения. Одним из первых к такому выводу пришел французский социолог Габриэль Тард, который еще в конце XIX в. сформулировавший теорию подражания для объяснения девиантного поведения. Он утверждал, что преступники, как и «порядочные» люди, имитируют поведение тех индивидов, с которыми они встречались в жизни, которых знали или о которых слышали. Но в отличие от законопослушных граждан они имитируют поведение преступников.
В 1920—1930-е гг., социологи Чикагского университета, пытаясь объяснить высокий уровень преступности в ряде районов Чикаго, провели ряд исследований, в результате которых обнаружили, что в отдельных кварталах города уровни преступности оставались стабильными в течение многих лет, несмотря на изменения в этническом составе населения. Ученые сделали вывод, что криминальное поведение может передаваться от одного поколения к другому, т.е. молодежь, живущая в зонах высокой преступности, усваивает преступные модели поведения. Эдвин Г.Сазерленд, используя выводы чикагских социологов, разработал теорию дифференциальной ассоциации, которая базируется на идеях символического интеракционизма и подчеркивает роль социального взаимодействия в процессе формирования взглядов и поступков людей. В обществе, включающем множество субкультур, некоторые социальные окружения обычно поощряют нелегальную деятельность, тогда как другие ей не способствуют. Индивидуумы становятся правонарушителями, общаясь с людьми, которые являются носителями криминальных норм. В основном, девиантному поведению обучаются в первичных группах (например, в группах сверстников). Таким образом, по мнению Э.Сазерленда, индивиды становятся правонарушителями в той степени, в какой они принадлежат окружению, следующему девиантным идеям, мотивировкам и методам. Чем раньше начнутся контакты индивида с криминогенным окружением, чем чаще, интенсивнее и длительнее будут эти контакты, тем выше вероятность того, что такой индивид тоже станет правонарушителем. Девиантное поведение приобретается на основе не только подражания, но и научения; очень многое зависит от того, чему именно и от кого учатся индивиды.
Подтверждение и экспериментальное обоснование выдвинутая Э.Сазерлендом гипотеза получила в начале 80-х годов XX в., когда американские социологи Р. Линдем и К. Филмор установили детерминантную связь между приспосабливаемостью к окружающей среде и девиацией. Они экспериментальным путем, на основе исследований, проведенных в двух канадских городах (Эдмонтоне и Ричмонде), установили, что, чем лучше приспосабливаемость молодых людей к социальному окружению, тем меньше у них связей со сверстниками - правонарушителями и тем менее они склонны к девиации. Напротив, те индивиды, которые испытывают серьезные трудности в адаптации к условиям социального окружения, чаще имеют друзей-правонарушителей и более склонны к отклоняющимся формам поведения, в том числе и к преступлениям.
Итак, теория культурного переноса показывает, что социально порицаемое поведение может вызываться теми же процессами социализации, что и социально одобряемое. Эта теория позволяет понять, почему количество случаев девиантного поведения изменяется от группы к группе и от общества к обществу. Однако с ее помощью нельзя объяснить некоторые формы девиантного поведения, особенно тех правонарушителей, которые не могли заимствовать у других ни способы, ни подходящие дефиниции и взгляды.
Теория конфликта. Хотя в последние десятилетия появилось множество новых направлений конфликтологического подхода к проблеме девиации, его происхождение восходит к марксистской традиции, согласно которой правящий класс капиталистов эксплуатирует и грабит народные массы и при этом способен избежать возмездия за свои преступления. Трудящиеся — жертвы капиталистического угнетения — в своей борьбе за выживание вынуждены совершать поступки, которые правящий класс клеймит как преступные. Другие типы девиантного поведения — алкоголизм, злоупотребление наркотиками, насилие в семье, сексуальная распущенность и проституция — являются продуктами моральной деградации, основанной на беспринципной погоне за наживой и угнетении бедняков, женщин, представителей этнических меньшинств. Психологические и эмоциональные проблемы объясняются отчуждением людей от средств производства, с помощью которых они добывают себе средства к жизни, т.е. от самого базиса своего существования.
Современный марксистский подход к проблеме девиации сформулировал американский социолог Ричард Квинни. Он считает, что правовая система США отражает интересы и идеологию правящего капиталистического класса: «Закон есть инструмент правящего класса. Криминальное право, в частности, есть средство, созданное и используемое правящим классом для сохранения существующего порядка. Но если государство служит интересам капиталистического класса, то и преступление в конечном итоге представляет собой классово-обусловленный политический акт, заложенный в структуру капиталистической социальной системы». По его мнению, преступление присуще капиталистической системе. Когда общество создает социальные проблемы и не может справиться с ними естественным образом, оно придумывает и вводит политику контроля за населением. Следовательно, преступление и уголовное правосудие составляют неотъемлемую часть более крупных проблем исторического развития капитализма.
Теория стигматизации. Сторонники теории стигматизации (от греч. stigmo — клеймо) взяли за основу главную идею конфликтологии, согласно которой индивиды часто не могут поладить друг с другом, так как расходятся в своих интересах и взглядах на жизнь; при этом те, кто стоят у власти, имеют возможность выражать свои взгляды и принципы в нормах, управляющих институциональной жизнью, и с успехом навешивают отрицательные ярлыки на нарушителей этих норм. Приверженцы теории стигматизации Эдвин Лемерт, Говард Бекер и Кай Эриксон утверждают, что, во-первых, ни один проступок сам по себе не является криминальным или некриминальным по сути. «Отрицательность» поступка обусловлена не его внутренним содержанием, а тем, как окружающие оценивают такой поступок и реагируют на него. Отклонение всегда есть предмет социального определения. Всем людям свойственно девиантное поведение, связанное с нарушением каких-то норм. Например, некоторые превышают скорость езды, совершают кражи в магазинах, мошенничают с выполнением домашнего задания, скрывают доходы от налоговой инспекции, и т.д. Сторонники теории стигматизации называют такие действия первичной девиацией, определяя ее как поведение, нарушающее социальные нормы, но обычно ускользающее от внимания правоохранительных органов. Не всех нарушителей осуждают. Особое значение имеет социальное окружение и то, клеймит оно конкретного индивида как «нарушителя норм» или нет. При этом навешивание ярлыков на людей влечет определенные последствия для таких людей. Оно создает условия, ведущие к вторичной девиации — девиантному поведению, вырабатывающемуся у индивида в ответ на санкции со стороны других. Приверженцы теории стигматизации утверждают, что такое новое отклонение от нормы инициируется враждебными реакциями со стороны законодательных органов и законопослушных граждан. Индивид получает публичное определение, которое возводится в стереотип, и объявляется правонарушителем, «ненормальным», насильником, наркоманом, бездельником, извращенцем или преступником. Ярлык способствует закреплению индивида в статусе аутсайдера, т.к. те, кто получил клеймо правонарушителей, обычно обнаруживают, что законопослушные граждане осуждают их и не хотят «иметь с ними дела. Всеобщее осуждение и изоляция подтолкнут стигматизированных индивидов к девиантным группам, состоящим из людей, судьба которых похожа на их собственную. Участие в девиантной субкультуре — это способ справиться с критической ситуацией, найти эмоциональную поддержку и окружение, где тебя принимают таким, какой ты есть. В свою очередь вступление в подобную девиантную группу укрепляет у индивида представление о себе как о правонарушителе, способствует выработке девиантного жизненного стиля и ослабляет связи с законопослушным окружением.
Итак, согласно теории стигматизации, девиация определяется не самим поведением, а реакцией общества на такое поведение. Когда поведение людей рассматривается как отступающее от принятых норм, это дает толчок ряду социальных реакций. Таким образом, теория стигматизации, помогает понять, почему один и тот же поступок может рассматриваться как девиантный или нет, в зависимости от ситуации и характеристик индивида. К недостаткам же теории стигматизации относят во-первых, то, что она не показывает, какие исходные факторы вызвали девиантное поведение. Во-вторых, девиацию невозможно понять в отрыве от социальных норм.
Обобщая основные выводы приведенных теорий девиации, а также результаты проведенных в последние годы социологами и криминологами исследований различных видов отклоняющегося поведения, можно выделить основные причины, вызывающие поведение, отклоняющееся от существующих в обществе социальных норм:
1) разрыв между ценностями культуры и существующей в обществе социальной структурой;
2) углубляющееся противоречие между доминирующей в обществе культурой и разнообразными делинквентными субкультурами - субкультурой преступных групп, субкультурой групп, отбывающих тюремное заключение и т.п.;
3) широко распространенный в трансформирующемся обществе переходного типа разрыв между социальным статусом личности и ее социальными ожиданиями, который может подтолкнуть не нашедших достойного применения своим способностям, профессиональному, культурному уровню индивидов, к различным видам девиантного поведения;
4) отчуждение личности от ценностно-нормативной системы регуляции, существующей в обществе, когда официально признаваемые цели и ценности становятся недоступными тем людям, которые хотели бы достичь их законными, во всяком случае, одобряемыми обществом путями и средствами;
5) утрата личностью морально-ценностных ориентиров, когда исчезает деление на моральное и аморальное, социально одобряемое и социально недопустимое, добро и зло, дозволенное и недозволенное. В таком случае наступает нравственный кризис, и личность становится жертвой вседозволенности;
6) встречающееся в реальной жизни, особенно когда рушатся идеалы и ценностные ориентиры, ощущение индивидом бессмысленности своей жизни, приводящее к самоубийству;
7) аномия - нарушение моральных предписаний, правовых норм, законов и т.п., превращающееся в кризисных условиях развития общества из индивидуальных в массовые формы поведения.
Мы полностью согласны с Ю.А. Клейбергом, который пишет: «Можно было бы ограничиться ссылкой на то, что девиантное поведение имеет причины, общие для всех поведенческих форм, включая конформное, нормопослушное поведение. Можно было бы также сослаться на то, что девиантное поведение обусловлено общими закономерностями развития общества, как и все прочие социальные и психологические явления и процессы. Но, несомненно, здесь одно: «поведение каждой личности индивидуально, по преимуществу, иногда даже индивидно, но всегда личностно»» [54].
Однако есть и более конкретные факторы, обусловливающие высокую степень вероятности отклонений от социальных норм. По мнению Ю.А. Клейберга, неоднозначность в трактовке содержания понятий «социальные отклонения», «девиантное поведение» не учитывает того факта, что «социальные отклонения» – более широкое, общее понятие, нежели девиантное поведение, являющееся более узким, частным проявлением социальных отклонений [19, 24, 56]. Он пишет: «…различные представления и воззрения, конкурирующие друг с другом, до сих пор не вывели нас на теоретическую парадигму, которая давала бы достаточно полное объяснение понятию «девиантное поведение». Примером этого служат теории девиантного поведения, существующие и в зарубежной, и в отечественной психологии, педагогике и социологии, рассмотрение которых для нас является важным.
Есть еще и культурологические объяснения девиаций, строящиеся на позиции признания «конфликта между нормами культуры», например Селлин, Миллер, которые поведение человека рассматривают как детерминированное системой функционирующих в данной культуре и отдельных субкультур правил, аналогичных грамматическим правилам, как «социальная грамматика поведения» (Р. Харре); теория «фокального» («фокусного») взросления Дж. Коулмена, согласно которой взросление имеет квантовую природу – трудности возникают в определенных точках развития подростка. Свои «пики» (или «фокусы») имеют взаимоотношения подростка с родителями, сверстниками, отношение к самому себе, процесс полового созревания, приводящие к девиациям в поведении и сознании [3, 13, 16, 42]. Современная психология, несмотря на значительное распространение и популярность разного рода рекомендаций как вести себя в различных экстремальных жизненных ситуациях, как уберечь себя от влияния стрессовых, конфликтных ситуаций и общения с девиантными людьми, пока располагает весьма ограниченными возможностями серьезного, достаточно ответственного вмешательства в современную практику. Ориентация на саморазвитие, на высокие стандарты массовой психологической культуры и, следовательно, внедрение соответствующих знаний в систему образования и методического обеспечения общей «девиантной компетентности» в настоящее время является целью психологической науки.
Психологический подход. На анализе этого подхода мы остановимся более подробно, рассмотрим, каким образом подходят к проблемам определения и причин возникновения отклонений представители различных психологических школ.
Ю.А. Клейберг вслед за В. Скоттом, изучающим нормы психического развития, попытался разобраться в критериях, употребляемых американскими и западноевропейскими исследователями: «…то в качестве наиболее популярного, основного и в то же время общего критерия выступает способность субъекта к адаптации. Для западной психологии и психотерапии критерий адаптивности является наиболее универсальным и в то же время высшим. Отечественная психология рассматривает адаптацию как один из аспектов психического развития, порой теряющего для человека свое ведущее значение. По-видимому, это понимание предполагает включение в круг критериев нормы не только успешное приспособление к социальной среде, но и прогрессивное, хотя и неравномерное развитие творческих способностей, прежде всего, связанных с процессом формирования личности. Естественно, что при таком подходе в этом процессе должны выделяться качественные новообразования». Можгинский Ю.Б. приводит его слова в своей книге об агрессии подростка: «Оценка нормы и аномалии в контексте развития требует знакомства с общими принципами развития при особенном отношении к личности» [103]. Большинством авторов признается «Я-концепция» Г. Олпорта, в которой описано, что в качестве организующего «ядра» личности, выступают определенные качества личности и само «ядро» рассматривается как ключ к нормальной адаптации. Теория Олпорта включает как «хорошую» интеграцию личности – гармоничную «Я-концепцию» (при минимуме внутренних противоречий и едином взгляде на жизнь), так и относительную автономию (в смысле способности к независимому, самостоятельному поведению). Автономия связывается с формированием коммуникативных способностей и уверенностью в себе (положительной самооценкой) на их основе. В свою очередь, неуверенность в себе и низкая самооценка рассматриваются как источники нарушения адаптации и аномалий развития» [103]. Такое представление, сформировавшееся в русле гуманистической психологии, кажется выходящим за рамки традиционного понимания адаптивного критерия и согласуется с целым рядом представлений отечественной психологии о важной роли отношения к себе и самосознания в целом в процессе формирования личности. Если же говорить о взглядах на данную проблему в психоанализе, которая была рассмотрена нами выше, то основным источником отклонений обычно считается постоянный конфликт между сознательными и бессознательными влечениями. Нормальное развитие личности предполагает наличие оптимальных защитных механизмов, которые уравновешивают сферы сознательного и бессознательного. В противном случае формирование личности может принимать аномальный характер. Правда, наиболее видные неофрейдисты отказались от представлений о сексуальной этиологии конфликтов. Так, К. Хорни, Д. Боулби, Г. Салливан видят причины отклонений в дефиците эмоционального контакта, теплого общения с матерью в первые годы жизни. Придерживается данной точки зрения и Э. Эриксон [97-100]
Несколько иное представление об отклонениях можно найти в «индивидуальной психологии» А. Адлера [1]. Согласно его взглядам, младенец появляется на свет с двумя базовыми чувствами-стремлениями: чувство неполноценности и стремление к совершенству как компенсация этого чувства; социальное чувство общности и стремление к установлению значимых социальных отношений. Развитие социально значимых способностей, или, как говорил А. Адлер, «компенсация на полезной стороне жизни», ведет к формированию чувства собственной ценности, что предполагает доминирование чувства общности над индивидуалистическим стремлением к превосходству. В случае «компенсации на бесполезной стороне жизни» чувство неполноценности трансформируется в комплекс неполноценности, составляющий основу невроза, либо в оборотную сторону этого комплекса: «комплекс превосходства», который может проявляться, например, в ригидной позиции «вундеркинда», не готового к систематическому труду и равноправному общению со сверстниками при появлении такой необходимости. В то же время А. Адлер корни отклонений видит не столько в самих комплексах, сколько в неспособности индивида установить адекватный контакт с окружающей средой. Появление такой способности может превратить исходный комплекс в инструмент позитивного развития личности. В качестве важного фактора формирования личности А. Адлер выделяет структуру семьи. Различное положение ребенка в этой структуре и соответствующий тип воспитания оказывают значительное, а часто и решающее влияние на возникновение девиантного поведения. Конечно, существуют другие более или менее современные подходы представителей психодинамического подхода, о которых в настоящей работе ничего не сказано – Юнг, Фром, Кляйн, Когут и другие, кто так или иначе обращал внимание на проблему отклоняющегося поведения, но мы остановились на его точке зрения, т.к. Адлер более глубоко изучает влияние семьи на развитие девиаций.
Большой популярностью в психологии США и Канады пользуется поведенческий подход к пониманию девиантного поведения. Из всех существующих точек зрения нас особенно интересуют две. Одну из них обосновал Д. Роттер, сторонник социального научения, который представлял поведение личности как результат ее субъективных переживаний, ожиданий внешних подкреплений. Он считал, что последние появляются благодаря когнитивным процессам: индивид предполагает получение определенного подкрепления и на основе этого корректирует свое поведение. Вместе с тем автор подчеркивал, что источник подкреплений может находиться как внутри индивида, так и вне его. В первом случае о человеке говорят, что у него внутренний локус контроля, и он склонен рассматривать свое поведение как результат своих усилий и способностей. Во втором - о внешнем локусе контроля, при котором индивид перекладывает ответственность за свое поведение на внешние обстоятельства. Вторая точка зрения обоснована нашим соотечественником А. Бандурой как представителем социально-бихевиорального направления: в формулу бихевиоризма им добавляется промежуточный механизм, включающий когнитивные процессы. Именно этому механизму, по мнению автора, принадлежит решающая роль в развитии личности, реализуемом путем изучения чужого опыта («усвоения чужих моделей поведения»). Наблюдая других, индивид дает когнитивную оценку их поведению и тем самым формирует собственную личность. Таким образом, в психологической структуре личности появляется способность индивида прогнозировать, оценивать и контролировать поведение других людей. Эти и подобные им средства научения получили название «косвенных подкреплений». Важно, что в рамках своего подхода Бандура ввел понятие «эффективность личности» как совокупность чувств компетентности, самоуважения и самооценки личности, позволяющих преодолевать жизненные препятствия и модифицировать нежелательные схемы своего поведения.
Как следует из вышеизложенного, данные представители бихевиористского направления в основу личности положили внешние проявления поведения, оставив внутренние (сознание, подсознание) без особого внимания. Акцент в происхождении девиантного поведения здесь переносится на неадекватное социальное научение, это находит свое отражение в реальной жизни [36, 39, 41, 85, 87]. Среди работ этого направления заслуживает внимание исследование проблем саморегуляции у подростков [84, 86]. Проблема психической саморегуляции является одной из наиболее глобальных и фундаментальных проблем общей психологии. Это связано с тем, что при взаимодействии с окружающим миром человек непрерывно сталкивается с ситуацией выбора различных способов реализации своей активности в зависимости от поставленных целей, индивидуальных особенностей и условий окружающей его действительности, особенностей взаимодействующих с ним людей. В ситуации выбора уменьшение неопределенности возможно лишь средствами регуляции, а в случае психологической регуляции - средствами саморегуляции в том смысле, что человек сам исследует ситуацию, программирует свою активность и контролирует и корректирует результаты. Понимание проблем психической саморегуляции в отечественной психологии опирается на работы К.А. Абульхановой-Славской, Б.Г. Ананьева, П.К. Анохина, Н.А. Бернштейна, А.Н. Леонтьева, О.К. Конопкина и других. Понятие «саморегуляция» было психологически обосновано И.П. Павловым, Н.А. Бернштейном, П.К. Анохиным в их представлении о человеке как о самой совершенной, самообучающейся, самосовершенствующейся, саморегулирующейся системе. [7-10]
Индивидуальный стиль саморегуляции характеризуется стилевыми особенностями целостной системы саморегуляции, (степенью ее индивидуальной развитости и взаимосвязанности реализующих ее регуляторных процессов), а также стилевыми особенностями ее звеньев. К индивидуальным особенностям саморегуляции относят: особенности планирования целей; особенности моделирования; особенности программирования; особенности контроля, оценивания и коррекции своей активности. Выделяют разные классификации стилей саморегуляции. В.И. Моросанова выделяет два типа стилей саморегуляции: гармоничный тип регуляции и акцентуированный тип регуляции. Г.С. Парыгин, подразделяет стили саморегуляции по критерию самостоятельности или зависимости при осуществлении деятельности выделяет: автономный и зависимый типы саморегуляции [4]. Сам предмет изучения вынуждает автора выйти за рамки ситуативной, поведенческой парадигмы. Так, указывая на личностно опосредованный характер саморегуляции, автор выделяет ряд необходимых для развития ребенка способностей: активное осознание «близкой» и «дальней» в пространстве и во времени стимуляции; формирование внутренней картины мира; действие в соответствии с индивидуальным способом кодирования информации и предпочтениями.
Экологический подход. Дж. Гибсон особо подчеркивает, что: «Возможности окружающего мира – это то, что он предоставляет животному, чем он его обеспечивает и что он ему предлагает - неважно, полезное или вредное. Нужно сказать, что в существительное «возможность» я вкладываю смысл, отличный от того, который вы можете найти в толковом словаре или в словаре математических терминов. Под ним я подразумеваю нечто, что относится одновременно и к окружающему миру, и к животному таким образом, который не передается ни одним из существующих терминов. Он подразумевает взаимодополнительность окружающего мира и животного». Экологический подход трактует отклонения в поведении как результат неблагоприятного взаимодействия между ребенком и социальной средой. Ребенок рассматривается как субъект нарушений в той мере, в какой он оказывается объектом нарушающих воздействий со стороны социальной микросреды. Коррекция здесь понимается как оптимизация этого взаимодействия путем взаимного изменения позиций и научения ребенка навыкам сотрудничества.
Гуманистический подход выступает против построения психологии по образцу естественных наук и доказывает, что человек, даже будучи объектом исследования, должен изучаться как активный субъект, самостоятельно оценивающий ситуацию и выбирающий способ поведения. Д. Бьюженталь, продолжая теорию, рассматривает отклонения в поведении как следствие потери ребенком согласия со своими собственными чувствами и невозможность найти смысл и самореализацию в сложившихся условиях воспитания. Представители этого направления видят возможность коррекции отклонений в создании специфического для данного подхода контакта учителя с ребенком, позволяющего в теплой и доверительной атмосфере по-новому ввести ребенка в учебные ситуации, без традиционной дидактической дивергенции (расхождения) позиций и игнорирования интересов ребенка [37, 59, 71, 76, 101, 108].
В последние два десятилетия в западной психологии широкое распространение получил так называемый эмпирический подход основанный Дж. Локком к определению и диагностике отклонений. Сущность этого подхода заключается в чисто эмпирической, феноменологической классификации, где каждый поведенчески различимый устойчивый симптомокомплекс получает свое название (аутизм, депрессия, виктимность и т.д.). Этот подход является попыткой сблизить психиатрию и психологию и поэтому использует для описания типов отклонений понятие синдрома как некоторого устойчивого образования в структуре личности. В качестве примера типичной классификации различных форм отклонений в поведении и развитии рассмотрим типы синдромов, приведенных в работе Халагана и Кауфман. Они выделяют в девиантном поведении четыре типа синдромов (аномалий): нарушения поведения, нарушения личности, незрелость, асоциальные тенденции. Первый тип (нарушения поведения) включает проявления непослушания, деструктивности, вспыльчивости, безответственности, наглости, ревности, гневливости, навязчивости. Второй тип (нарушения личности) проявляется в чувстве неполноценности, развитом самосознании, избегании общения, тревожности, плаксивости и др. Третий тип (незрелость) выражается рассеянностью, неуклюжестью, пассивностью, нервным смехом и др. Синдромы четвертого типа (асоциальные тенденции): наличие плохих товарищей, прогулы, преданность асоциальным группам и др. В этой классификации нет единых критериев ни для выделения самих типов отклонений в психическом развитии, ни для определения их причин и следствий. Особенно критически к подобным схемам относятся приверженцы традиционной отечественной методологии, рекомендующей рассматривать личность ребенка и ее аномалии в социально обусловливаемой, развивающейся жизнедеятельности, в смене отношений ребенка к окружающей его социальной действительности.
Медицинская классификация поведенческих расстройств основана на психопатологическом и возрастном критериях. Международная классификация психических болезней (МКБ-10) выделяет в понятии «нарушения социального поведения» шесть диагностических подгрупп. К первой из них относятся нарушения социального поведения, ограниченные рамками семьи, ко второй - социализированные нарушения социального поведения, к третьей - социализированные нарушения поведения, к четвертой - оппозиционное поведение, к пятой и шестой - так называемые остаточные категории, включающие неуточненные нарушения социального поведения.
Девиантное (отклоняющееся) поведение имеет следующие клинические формы: агрессия, аутоагрессия (суицидальное поведение), злоупотребление веществами, вызывающими состояние измененной психической деятельности (алкоголизация, наркотизация, табакокурение и др.), нарушения пищевого поведения (переедание, голодание), аномалии сексуального поведения (фетишизм, трансвестизм, эксгибиционизм, вуайеризм, педофилия, садомазохизм), сверхценные психологические увлечения (трудоголизм, игровая зависимость, коллекционирование, «паранойя здоровья», религиозный, спортивный, музыкальный и другой фанатизм), сверхценные психопатологические увлечения («философическая интоксикация», сутяжничество и разновидности маний - клептомания, пиромания и др.), характерологические и патохарактерологические реакции (эмансипации, группирования, оппозиции и др.), коммуникативные девиации (аутизм, гиперобщительность, конформизм, нарциссизм и др.), безнравственное и аморальное поведение, неэстетическое поведение.
Каждая из клинических форм может быть обусловлена любым типом девиантного поведения. Иногда мотивом выбора той или иной формы служат несколько разновидностей отклоняющегося поведения одновременно.
Некоторые исследователи оппозиционного поведения (а девиантное поведение по сути своей именно таковым и является) насчитывают пятнадцать его функций: от стремления к самостоятельности и необходимости поддержания сплоченности группы до апробирования границ своей власти и «приглашения к игре». Практически все эти функции могут рассматриваться как нормальные, т.к. способствуют формированию личности. С известным допущением можно говорить только о такой аномальности, как боязнь нового действия. Как легко заметить, само по себе противодействие ребенка взрослым еще не позволяет говорить о негативных тенденциях в формировании личности. Даже депрессия может иметь вполне позитивное значение [35, 45, 70].
В свете понимания формы проявления девиантного поведения и его классификации встает вопрос о «моральной дефективности», широко обсуждавшийся еще на заре советской детской психологии. Так, П.П. Блонский [90] показал неправомерность отнесения подобных явлений к сфере патопсихологии, хотя отдельные аморальные явления могут быть прямым следствием болезненных изменений личности при умственной отсталости, эпилепсии и др. Г.М. Бреслав [106, 116] предлагает различать отклонения в формировании личности (ОФЛ) и патологию формирования личности (ПФЛ), присущую психическим заболеваниям. При этом инфантилизм подростков, т.е. задержка в процессе формирования личности, не является болезнью.
Как мы видим, существуют разнообразные, взаимосвязанные факторы, обусловливающие генезис девиантного поведения. А именно: индивидный фактор, затрудняющий социальную и психологическую адаптацию индивида; педагогический, проявляющийся в дефектах школьного и семейного воспитания; социально-психологический, раскрывающий неблагоприятные особенности взаимодействия индивида со своим ближайшим окружением в семье, на улице, в коллективе; социальный, определяющийся социальными, экономическими, политическими и другими условиями существования общества. Путем факторного анализа описания всех элементов девиантного поведения исследователями были выделены четыре типа синдромов (аномалий): 1) нарушения поведения; 2) нарушения личности; 3) незрелость; 4) асоциальные тенденции. Первый тип включает следующие проявления (симптомы): непослушание, деструктивность, вспыльчивость, безответственность, наглость, ревность, гневливость, навязчивость, путаность. Второй тип: чувство неполноценности, развитое самосознание, избегание общения, тревожность, плаксивость и т.д. Третий тип: рассеянность, неуклюжесть, пассивность, нервный смех, мастурбация и др. Четвертый тип: наличие плохих товарищей, прогулы, преданность асоциальным группам. В данной классификации нет единых критериев ни для выделения типов отклонений в психическом развитии, ни для различения причин и следствий этих отклонений. Особенно критически подобные схемы воспринимаются в свете традиционной отечественной методологии, которая требует рассмотрения личности ребенка и ее аномалий в социально обусловленной, развивающейся жизнедеятельности, в смене отношений ребенка к окружающей его социальной действительности. Так, симптом или черта поведения (например, виктимность, тревожность или повышенная сенситивность) в зависимости от своего предметного наполнения и времени проявления может свидетельствовать о прямо противоположных тенденциях в формировании личности.
Следует заметить, что существуют разнообразные взаимосвязанные факторы, обусловливающие генезис девиантного поведения. А именно: индивидуальный фактор, действующий на уровне психобиологических предпосылок девиантного поведения, которые затрудняют социальную и психологическую адаптацию индивида; педагогический фактор, проявляющийся в дефектах школьного и семейного воспитания; психологический фактор, раскрывающий неблагоприятные особенности взаимодействия индивида со своим ближайшим окружением в семье, на улице, в коллективе и который, прежде всего, проявляется в активно-избирательном отношении индивида к предпочитаемой среде общения, к нормам и ценностям своего окружения, к психолого-педагогическим воздействиям семьи, школы, общественности к саморегулированию своего поведения; социальный фактор, определяющийся социальными, экономическими, политическими и т.п. условиями существования общества.
Виктимология (от лат. victime – жертва и греч. lоgоs – понятие, учение) – отрасль психологии (по Н.В. Подхватилину), исследующая феноменологию, закономерности и механизмы деформированного интерактивного культурогенеза, в результате чего личность становится жертвой социогенных и персоногенных воздействий [120] .
С точки зрения психологии девиантного поведения [127,130, 166] виктимность – психологическое свойство личности, возникающее вследствие дефекта интерактивного культурогенеза и характеризующееся предрасположенностью личности стать жертвой фрустрации социогенных и персоногенных воздействий, ведущих к деформации развития личности. Виктимная личность характеризуется следующими показателями:
- снижением уровня мотивации;
- заниженной самооценкой;
- дефицитом ценностных ориентаций;
- высоким конформизмом и т.д.
По Б.Д. Карвасарскому виктимная личность как психологический феномен имеет следующие основные индикаторы: тревожность, эмоциональная ригидность, эмоциональная вязкость, эмоциональная слабость или лабильность (изменчивость), эмоциональная монотонность, эмоциональное огрубление, эмоциональная тупость, утрата эмоционального резонанса, алекситимия. Таким образом, по мнению автора [50], в результате дефекта интерактивного культурогенеза и дефицита условий развития личности формируется деформированная личность, возникает ситуация девиантного паттерна, на котором личность компенсирует свою «ущербность» в различных формах девиантного поведения и виктимности. Ввиду своей социальной некомпетентности виктимная личность становится жертвой отклоняющегося поведения – наступает девиантная виктимизация. Именно с такой проблемой взрослеющий подросток не может справиться самостоятельно, в этом ему необходима квалифицированная помощь специалистов.
Представленные выше психологические индикаторы интерактивной деформации личности характеризуют нарушения в эмоционально-волевой сфере. К индикаторам, указывающим на нарушения эмоционально-когнитивной сферы, можно отнести когнитивные сдвиги, деформирующие основные социально-психологические установки личности и «Я-концепцию» тревожного человека. Имеется сдвиг в направлении опасности. Этому когнитивному сдвигу способствуют специфические позиции, которые диктуют людям в определенных жизненных ситуациях тенденциозно интерпретировать свой опыт. Например, человек, для которого идея возможности внезапной смерти имеет особое значение, может, пережив угрожающий жизни эпизод, начать интерпретировать нормальные телесные ощущения как сигналы наступающей смерти, и тогда у него разовьются приступы тревоги.
В связи с вышесказанным нельзя не упомянуть об исследователях в когнитивном подходе, одним из ярких представителей которого является Альберт Эллис. В его исследованиях указывается на то, что у каждого человека в когнитивном функционировании имеется свое слабое место – «когнитивная уязвимость», – которое характеризует интерактивную деформацию личности. Эта «уязвимость» относится к структуре личности. Личность формируется схемами, или когнитивными структурами, которые представляют собой базальные убеждения (позиции). Эти схемы начинают формироваться в детстве на основе личного опыта и идентификации со значимыми другими. Люди формируют концепции о себе, других, о том, как функционирует мир. Эти концепции подкрепляются дальнейшим опытом научения и, в свою очередь, влияют на формирование других убеждений, ценностей и позиций.
Схемы могут быть адаптивными и дисфункциональными, они являются устойчивыми когнитивными структурами, которые становятся активными, когда включаются специфические стимулы, стрессоры или обстоятельства. Интерактивная деформация личности, проявляющаяся в эмоциональной сфере, является результатом нарушений в когнитивной сфере. Эти нарушения в когнитивной сфере Эллис назвал иррациональными установками [168,169, 172]. Эллис выделяет четыре группы таких установок, которые наиболее часто создают проблемы социального функционирования личности:
1. Установки долженствования. Некоторые люди убеждены в том, что в мире существуют некие универсальные установки (принципы), которые, несмотря ни на что, должны быть реализованы.
2. Катастрофические установки. При этих установках отдельные события, происходящие в жизни, оцениваются как катастрофические вне какой-либо системы отсчета. Катастрофические установки проявляются в высказываниях пациентов в виде оценок, выраженных в самой крайней степени, типа «ужасно», «невыносимо» и т.п.
3. Установка обязательной реализации своих потребностей. В основе этой установки лежит иррациональное убеждение в том, что человек должен обладать определенными качествами для того, чтобы реализоваться и стать счастливым.
4. Оценочная установка. При этой установке оценивается личность человека в целом, а не отдельные его черты, качества, поступки и т.д. Другими словами, здесь отдельный аспект человека отождествляется с человеком в целом.
Иррациональные установки, по Эллису, представляют собой жесткие эмоционально-когнитивные связи, имеющие характер абсолютного предписания. Иррациональная установка как психологический индикатор интерактивной деформации личности предопределяет возникновение синдрома дискоммуникации у развивающейся личности, проявляющейся в девиантных поступках и поведении [54].
Личность девианта характеризуется ростом компенсирующих тенденций, направленных на изменение своего статуса и избавление от дискомфортного состояния путем интенсификации отклоняющихся от культурного статуса ситуации социального функционирования форм поведения. К девиантному поведению подростков и молодежи приводят следующие факторы: а) культ насилия, утвердившийся в современном искусстве (широкий поток фильмов, книг, песен и пр.) и формирующий духовный мир молодежи; б) состояние аномии (падение нравственности), свойственное кризисному обществу (отказ от прежних идеалов); в) осуществляемая социальная политика (антисемейная социальная политика, политика подрыва национальной идеи воспитания, парализация основных для нашего общества рычагов, причем образцы насилия и произвола показывает сама власть); г) неудовлетворенность социальных потребностей; д) отсутствие жизненных перспектив, в то же время у некоторых завышенные ожидания в материальном плане; е) плохая организация досуга; ж) отмена уголовной ответственности за употребление наркотиков – и т.п.
Конечно, сложные жизненные обстоятельства, неправильное семейное воспитание, низкий общеобразовательный и культурный уровень окружающих влияет на многих детей, однако далеко не все поставленные в эти условия становятся наркоманами или алкоголиками. В то же время неблагоприятные психофизиологические предпосылки (психопатия, акцентуация характера и поведения) также не являются фатальными сами по себе (т.е. без сочетания с социальными факторами) и не могут стать детерминантой девиантности.
Точка зрения Ю.А. Клейберга в отношении интерпретации детерминант девиантности определяется следующими позициями [55]:
девиантность возникает как механизм компенсации виктимности личности;
девиантность – это следствие психологической деформации личности, ведущей к утрате механизма интра- и интерсубъективной регуляции социального функционирования личности;
девиантность программируется в процессе нарушенного культурогенеза в семейной и образовательной системах развития личности.
В.Д. Менделевич [102] считает, что существенным параметром девиантного поведения выступает отклонение в ту или иную стороны с различной интенсивностью и в силу разнообразных причин от поведения, которое признается нормальным и не отклоняющимся. Отклоняющееся поведение базируется на изменениях, отклонениях и нарушениях трех составляющих индивидуальности: а) сбалансированности психических процессов (на уровне свойств темперамента), б) адаптивности и самоактуализации (на уровне характерологических особенностей), в) духовности, ответственности и совестливости (на личностном уровне). Таким образом, девиантное поведение человека можно обозначить как систему поступков или отдельные поступки, противоречащих принятым в обществе нормам и проявляющихся в виде несбалансированности психических процессов, неадаптивности, нарушении процесса самоактуализации или в виде уклонения от нравственного и эстетического контроля за собственным поведением.
Авторы признают, что взрослый индивид изначально обладает стремлением к «внутренней цели», в соответствии с которой производятся все без исключения проявления его активности («постулат сообразности» по А.В. Петровскому [119]). Речь идет об изначальной адаптивной направленности любых психических процессов и поведенческих актов. Выделяют различные варианты «постулата сообразности»: гомеостатический, гедонический, прагматический. При гомеостатическом варианте постулат сообразности выступает в форме требования к устранению конфликтности во взаимоотношениях со средой, элиминация «напряжений», установлению «равновесия». При гедонистическом варианте действия человека детерминированы двумя первичными аффектами: удовольствием и страданием, и все поведение интерпретируется как максимизация удовольствия и страдания. Прагматический вариант использует принцип оптимизации, когда во главу угла ставится узкопрактическая сторона поведения (польза, выгода, успех).
Основой оценки девиантного поведения человека является анализ его взаимодействий с реальностью, поскольку главенствующий принцип нормы – адаптивность – исходит из приспособления (адаптивности) по отношению к чему-то и кому-то, т.е. реальному окружению индивида. Взаимодействия индивида и реальности можно представить пятью способами: приспособление, борьба (противодействие), болезненное противостояние, уход и игнорирование.
При противодействии реальности индивид активно пытается разрушать ненавистную ему действительность, изменять ее в соответствии с собственными установками и ценностями. Он убежден, что все проблемы, с которыми он сталкивается, обусловлены факторами действительности, и единственным способом достижения своих целей является борьба с действительностью, попытка переделать реальность под себя или максимально извлечь выгоду из поведения, нарушающего нормы общества. При этом ответом со стороны действительности по отношению к такому индивиду становится также противодействие, изгнание или попытка изменить индивида, подстроить его под требования реальности. Противостояние реальности встречается при криминальном и делинквентном поведении.
Болезненное противостояние реальности обусловлено признаками психической патологии и психопатологическими расстройствами (в частности, невротическими), при которых окружающий мир воспринимается враждебным в связи с субъективным искажением его восприятия и понимания. Симптомы психического заболевания нарушают возможность адекватно оценить мотивы поступков окружающих и, вследствие этого, эффективное взаимодействие с окружением становится затруднительным. Если при противостоянии реальности здоровый человек осознанно выбирает путь борьбы с действительностью, то при болезненном противостоянии у психически больного человека данный способ взаимодействия является единственным и вынужденным.
Способ взаимодействия с действительностью в виде ухода от реальности осознанно или неосознанно выбирают люди, которые расценивают реальность негативно и оппозиционно, считая себя неспособными адаптироваться к ней. Они могут также ориентироваться на нежелание приспосабливаться к действительности, «не заслуживающей того, чтобы к ней приспосабливались» по причине несовершенства, консервативности, единообразия, подавления экзистенциальных ценностей или откровенно антигуманной деятельности.
Игнорирование реальности проявляется автономизацией жизни и деятельности человека, когда он не принимает в расчет требования и нормы реальности, существуя в собственном узкопрофессиональном мире. При этом не происходит ни столкновения, ни противодействия, ни ухода от реальности. Каждый существует как бы сам по себе. Подобный вариант взаимодействия с реальностью довольно редок и встречается лишь у небольшого числа повышенно одаренных, талантливых людей с гиперспособностями в какой-либо одной области.
Мы согласны с И.Н. Пятницкой [126] и в дальнейшей работе будем опираться именно на эту классификацию типов девиантного поведения, которые она подразделяет в зависимости от способов взаимодействия с реальностью и нарушением тех или иных норм общества. Девиантное поведение разделяется им на пять типов (рис. 1):

Рис. 1. Типы девиантного поведения
Крайней, самой вредной для социума, формой девиантного поведения, а также разновидностью преступного (криминального) поведения человека является делинквентное поведение – отклоняющееся поведение, в крайних своих проявлениях представляющее уголовно наказуемое деяние. Отличия делинквентного поведения от криминального коренятся в тяжести правонарушений, выраженности антиобщественного их характера. Правонарушения делятся на преступления и проступки. Суть проступка заключается не только в том, что он не представляет существенной общественной опасности, но и в том, что отличается от преступления мотивами совершения противоправного действия. Такая форма отклоняющегося поведения проявляется в том случае, если подросток склонен к делинквентному поведению, если же на ребенка вовремя не оказано коррекционное влияние, то поведение становится противоправным, и со временем закрепляется.
Для того чтобы знать, какие черты личности проявляются при склонности к делинквентному поведению, какие из них являются наиболее уязвимыми, и какие черты необходимо корректировать при профилактической работе, нами были изучены исследования различных авторов. Один из них, К.К. Платонов выделил следующие типы личности преступников. Делинквентность определяется: 1) соответствующими взглядами и привычками, внутренней тягой к повторным преступлениям; 2) неустойчивостью внутреннего мира, личность совершает преступление под влиянием сложившихся обстоятельств или окружающих лиц; 3) высоким уровнем правосознания, но пассивным отношением к другим нарушителям правовых норм; 4) активным противодействием или попытками противодействия при нарушении правовых норм; 5) возможностью только случайного преступления [123]. В группу лиц с делинквентным поведением относят представителей второй, третьей и пятой групп. Такие индивиды легкомысленно, часто под влиянием внешней провокации совершают противоправное деяние, не представляя его последствий.
Аддиктивное поведение – это одна из форм девиантного (отклоняющегося) поведения с формированием стремления к уходу от реальности путем искусственного изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или постоянной фиксацией внимания на определенных видах деятельности, что направлено на развитие и поддержание интенсивных эмоций [64,65].
Основным мотивом личностей, склонных к аддиктивным формам поведения, является активное изменение неудовлетворяющего их психического состояния, которое рассматривается ими чаще всего как «серое», «скучное», «монотонное», «апатичное». Такому человеку не удается обнаружить в реальной действительности какие-либо сферы деятельности, способные привлечь надолго его внимание, увлечь, обрадовать или вызвать иную существенную и выраженную эмоциональную реакцию. При этом аддиктивная активность индивида носит избирательный характер – в тех областях жизни, которые пусть временно, но приносят человеку удовлетворение и вырывают его из мира эмоциональной стагнации (бесчувственности), он может являть недюжинную активность для достижения цели. Выделяются следующие психологические особенности лиц с аддиктивными формами поведения [72]:
1. Сниженная переносимость трудностей повседневной жизни, наряду с хорошей переносимостью кризисных ситуаций.
2. Скрытый комплекс неполноценности, сочетающийся с внешне проявляемым превосходством.
3. Внешняя социабельность, сочетающаяся со страхом перед стойкими эмоциональными контактами.
4. Стремление говорить неправду.
5. Стремление обвинять других, зная, что они невиновны.
6. Стремление уходить от ответственности в принятии решений.
7. Стереотипность, повторяемость поведения.
8. Зависимость.
9. Тревожность.
Основными, в соответствии с имеющимися критериями, особенностями индивида со склонностью к аддиктивным формам поведения является рассогласование психологической устойчивости в случаях обыденных отношений и кризисов. Плохая переносимость трудностей повседневной жизни, постоянные упреки в неприспособленности и отсутствии жизнелюбия со стороны близких и окружающих формируют у аддиктивных личностей скрытый «комплекс неполноценности». Они страдают оттого, что отличаются от других, оттого, что неспособны «жить как люди» [75]. Однако такой временно возникающий «комплекс неполноценности» оборачивается гиперкомпенсаторной реакцией. От заниженной самооценки, навеваемой окружающими, индивиды переходят сразу к завышенной, минуя адекватную. Появление чувства превосходства над окружающими выполняет защитную психологическую функцию, способствуя поддержанию самоуважения в неблагоприятных микросоциальных условиях – условиях конфронтации личности с семьей или коллективом. Стремление говорить неправду, обманывать окружающих, а также обвинять других в собственных ошибках и промахах вытекают из структуры аддиктивной личности, которая пытается скрыть от окружающих собственный «комплекс неполноценности», обусловленный неумением жить в соответствии с устоями и общепринятыми нормами. [94, 95, 113]
Таким образом, основным в поведении аддиктивной личности является стремление к уходу от реальности, страх перед обыденной, наполненной обязательствами и регламентациями «скучной» жизнью, склонность к поиску запредельных эмоциональных переживаний даже ценой серьезного риска и неспособность быть ответственным за что-либо. В соответствии с концепцией N. Peseschkian, существует четыре вида «бегства» от реальности: «бегство в тело», «бегство в работу», «бегство в контакты или одиночество» и «бегство в фантазии». [141]
Под патохарактерологическим типом девиантного поведения понимается поведение, обусловленное патологическими изменениями характера, сформировавшимися в процессе воспитания. К ним относятся т.н. расстройства личности (психопатии) и явные, выраженные акцентуации характера. Дисгармоничность черт характера приводит к тому, что изменяется вся структура психической деятельности человека. В выборе своих поступков он часто руководствуется не реалистичными и адекватно обусловленными мотивами, а существенно измененными «мотивами психопатической самоактуализации». Сущностью данных мотивов является ликвидация личностного диссонанса, в частности рассогласования между идеальным «Я» и самооценкой. По данным Л.М. Балабановой [145, 146, 147], при эмоционально-неустойчивом расстройстве личности (возбудимой психопатии) наиболее частым мотивом поведения является стремление к реализации неадекватно завышенного уровня притязаний, тенденция к доминированию и властвованию, упрямство, обидчивость, нетерпимость к противодействию, склонность к самовзвинчиванию и поискам поводов для разрядки аффективного напряжения. Окружение рассматривается лишь как орудие, которое должно служить удовлетворению потребностей данного человека. При столкновении таких людей с окружающими, с непосильными задачами в силу ранимости и мягкости, низкой толерантности к стрессу они не получают положительного подкрепления, чувствуют себя обиженными, обделенными.
Разновидностью патохарактерологического и аддиктивного типов девиантного поведения является саморазрушающее (аутодеструктивное) поведение. Суть его заключается в том, что система поступков человека направлена не на развитие и личностный рост, и не на гармоничное взаимодействие с реальностью, а на деструкцию личности. Агрессия направляется на себя (аутоагрессия), внутрь самого человека, тогда как действительность рассматривается как что-то оппозиционное, не дающее возможности полноценной жизни и удовлетворения насущных потребностей. Аутодеструкция проявляется в виде суицидального поведения, наркотизации и алкоголизации и некоторых других разновидностей девиаций. Мотивами к саморазрушающему поведению становятся аддикции и неспособность справляться с обыденной жизнью, патологические изменения характера, а также психопатологические симптомы и синдромы.
Особым типом отклоняющегося поведения считают девиации, обусловленные гиперспособностями человека (К.К. Платонов) [123]. Выходящим за рамки обычного, нормального рассматривают человека, способности которого значительно и существенно превышают среднестатистические. В подобных случаях говорят о проявлениях одаренности, таланта, гениальности в какой-либо одной из деятельностей человека. Отклонение в сторону одаренности в одной области часто сопровождается девиациями в обыденной жизни. Такой человек оказывается часто неприспособленным к «бытовой, приземленной» жизни. Он неспособен правильно понимать и оценивать поступки и поведение других людей, оказывается наивным, зависимым и неподготовленным к трудностям повседневной жизни. Если при делинквентном поведении наблюдается противоборство во взаимодействии с реальностью, при аддиктивном – уход от реальности, при патохарактерологическом и психопатологическом – болезненное противостояние, то при поведении, связанном с гиперспособностями – игнорирование реальности.
Мы рассмотрели пять типов девиантного поведения в зависимости от способов взаимодействия с реальностью и нарушения тех или иных норм общества, вызванные патохарактерологическими особенностями, нарушением адаптационных процессов или другими вышеназванными причинами. Однако существуют также и клинические формы девиантного поведения, тоже являющиеся важными для понимания проблемы нашей работы.
Девиантное поведение (по В.Д. Менделевичу) имеет следующие клинические формы:
• агрессия;
• аутоагрессия (суицидальное поведение);
• злоупотребление веществами, вызывающими состояния измененной психической деятельности (алкоголизация, наркотизация, табакокурение и др.);
• нарушения пищевого поведения (переедание, голодание);
• аномалии сексуального поведения (девиации и перверсии);
• сверхценные психологические увлечения («трудоголизм», гемблинг, коллекционирование, «паранойя здоровья», фанатизм религиозный, спортивный, музыкальный и пр.);
• сверхценные психопатологические увлечения («философическая интоксикация», сутяжничество и кверулянство, разновидности маний – клептомания, дромомания и др.);
• характерологические и патохарактерологические реакции (эмансипации, группирования, оппозиции и др.);
• коммуникативные девиации (аутизация, гиперобщительность, конформизм, псевдология, нарциссическое поведение и др.);
• безнравственное и аморальное поведение;
• неэстетичное поведение.
Каждая их клинических форм может быть обусловлена любым типом девиантного поведения. А иногда мотивом выбора той или иной формы служит несколько разновидностей отклоняющегося поведения одновременно. Так, к примеру, алкологизация может быть связана с аддикциями (уходом от реальности); с патологией характера, при которой употребление и злоупотребление спиртными напитками выступает в роли своеобразной терапевтической компенсации и снятия внутриличностного конфликта; с психопатологическими проявлениями (маниакальным синдромом) или с сознательным доведением себя до определенного психического состояния с целью совершения делинквентных поступков. Частота представленности вышеперечисленных форм девиантного поведения при различных типах представлены в таблице 2.
Менделевич рассмотривает клинические формы девиантного поведения с конкретизацией психологических и психопатологических механизмов их формирования. [102]
Агрессивное поведение. Агрессией называется физическое или вербальное поведение, направленное на причинение вреда кому-либо. Агрессия может проявляться в прямой форме, когда человек с агрессивным поведением не склонен скрывать это от окружающих. Он непосредственно и открыто вступает в конфронтацию с кем-либо из окружения, высказывает в его сторону угрозы или проявляет агрессивность в действиях. В косвенной форме агрессия скрывается под личиной неприязни, ехидства, сарказма или иронии и оказании, таким образом, давления на жертву.
Существуют следующие виды агрессивных действий (Басс, Дарки) [46]: 1) физическая агрессия (нападение); 2) косвенная агрессия (злобные сплетни, шутки, взрывы ярости, проявляющиеся в крике, топании ногами и т.д.); 3) склонность к раздражению (готовность к проявлению негативных чувств при малейшем возбуждении); 4) негативизм (оппозиционная манера поведения от пассивного сопротивления до активной борьбы); 5) обида (зависть и ненависть к окружающим за действительные и вымышленные сведения); 6) подозрительность в диапазоне от недоверия и осторожности до убеждения, что все другие люди приносят вред или планируют его; 7) вербальная агрессия (выражение негативных чувств как через форму – ссора, крик, визг, так и через содержание словесных ответов – угроза, проклятия, ругань).
Агрессивность психически больных и лиц с психической патологией в виде психопатологического и патохарактерологического типов отклоняющегося поведения отличается лишь особенностями мотивации и симптоматикой заболеваний. Криминогенное же значение психических аномалий заключается в том, что они при главенствующей роли социально приобретенных особенностей личности, взаимодействуя с ними, облегчают совершение преступления, выступая не причиной, а внутренним условием [43, 44, 73, 74].
Аутоагрессивное поведение. Аутоагрессивное поведение, в отличие от агрессивного, направлено на причинение вреда самому человеку, а не его окружению (хотя существует инфантильная разновидность аутоагрессии, сочетающаяся с желанием подобным нетрадиционным образом оказать вредоносное воздействие на близкое окружение). Доминирующим видом аутоагрессии является физическая агрессия, хотя можно условно говорить и об аутоагрессии, к примеру, в виде вербального самоуничижающего и самообвиняющего поведения, проявляющегося в преподнесении себя окружающим в невыгодном свете, самооскорблении и обзывании себя бранными словами, сравнении себя с «низменным, ничтожным, никчемным» существом.
Аутоагрессивное поведение проявляется в двух формах: самоубийстве (суицидальном поведении) и самовреждении (парасуицидальном поведении). Их различия заключены в конечной цели (смерти или членовредительстве) и вероятности ее достижения. Различают три типа суицидального поведения [23]: 1) «аномическое», связанное с кризисными ситуациями в жизни, личными трагедиями; 2) «альтруистическое», совершаемое ради блага других людей и 3) «эгоистическое», обусловленное конфликтом, формирующимся в связи с неприемлемостью для конкретного индивида социальных требований, норм поведения, навязываемых обществом человеку.
Злоупотребление веществами, вызывающими состояния измененной психической деятельности. Девиантное поведение в виде употребления и злоупотребления веществами, вызывающими состояние измененной психической деятельности, психическую и физическую зависимость от них, является одним из самых распространенных видов отклоняющегося поведения. Сутью такого поведения становится значительное изменение иерархии ценностей человека, уход в иллюзорно-компенсаторную деятельность и существенная личностная деформация. При применении опьяняющих веществ, которые изменяют восприятие мира и самооценку человека, происходит постепенное отклонение поведения в сторону формирования патологической зависимости от вещества, фетишизации его самого и процесса употребления, а также искажение связей человека с обществом.
По мнению Б.С. Братуся, опьяняющее вещество (алкоголь, наркотик, токсическое средство) отражает проекцию психологического ожидания, актуальных потребностей и мотивов на психофизиологический фон опьянения, создавая внутреннюю картину, которую человек приписывает действию опьяняющего вещества, делая его психологически привлекательным [112].
В случаях формирования психопатологического типа поведения при таких психических заболеваниях как алкоголизм, наркомания и токсикомания, девиантное поведение становится полностью зависимым от феноменологических клинических особенностей и стадий болезни. Выделяют три механизма доминирования алкогольной и наркотической потребности и формирования зависимости с комплексом клиническим симптомов и синдромов [102]:
1. Эволюционный механизм. По мере повышения интенсивности эйфоризирующего эффекта происходит рост потребности, которая из второстепенной, дополнительной (аддиктивной, патохарактерологической) становится вначале конкурирующей, а затем доминирующей.
2. Деструктивный механизм. Разрушение личностной структуры, вызванное какими-то психотравмирующими факторами, крахом личности, сопровождается изменением ее ценностной ориентации. Значение прежде доминирующих потребностей при этом снижается. Второстепенная потребность в веществах, изменяющих психическое состояние, может неожиданно стать доминирующей, основным смыслообразующим мотивом деятельности.
3. Механизм, связанный с изначальной аномалией личности. Он отличен от деструктивного тем, что аномалия является длительно существовавшей, а не возникшей в силу психотравмирующего воздействия на личность. Выделяется три варианта аномалий: а) при аморфной личностной структуре со слабо выраженными иерархическими отношениями в системе потребностей и мотивов любая сколько-нибудь значимая потребность быстро становится доминирующей; б) при недостаточности внутреннего контроля неполная интернализация групповых норм не позволяет выработать внутренние формы контроля; в) при аномалии микросреды искаженные групповые нормы формируют аномальные установки на употребление веществ, изменяющих психическое состояние.
Нарушения пищевого поведения. Под пищевым поведением понимается ценностное отношение к пище и ее приему, стереотип питания в обыденных условиях и в ситуации стресса, ориентация на образ собственного тела и деятельность по его формированию. Основными нарушениями пищевого поведения считаются: нервная анорексия и нервная булимия. Общими для них являются такие параметры, как:
• озабоченность контролированием веса собственного тела;
• искажение образа своего тела;
• изменение ценности питания в иерархии ценностей.
Сексуальные девиации. Под сексуальными девиациями понимается любое количественное или качественное отклонение от сексуальной нормы, а в понятие нормы включается поведение, соответствующее возрастным и полоролевым онтогенетическим закономерностям данной популяции, осуществляемое в результате свободного выбора и не ограничивающее в свободном выборе партнера [24, 84, 89, 93].
В таком случае такая девиация как гиперсексуальное поведение становится не только средством для достижения удовлетворения, но и самоцелью. Появляются разнообразные формы отклоняющегося от норм права, нравственности или эстетики сексуального поведения: секс как унижение, секс как гордыня, секс как развлечение, секс как спорт, секс как работа и т.д.
Противоположностью гиперсексуальности является асексуальное девиантное поведение, при котором человек снижает значимость и ценность сексуальной жизни или отрицает ее существенность полностью и исключает из своей жизни поступки, направленные на сексуальные контакты. Он может обосновывать это моральными или мировоззренческими соображениями, отсутствием интереса или иными мотивами.
Бродяжничество. Субъективные причины бродяжничества обусловлены психологическими особенностями личности, жизненными установками, микросоциальной ситуацией. В зависимости от субъективных причин можно выделить следующие группы бомжей:
1) люди, для которых бродяжничество является формой уклонения от уголовной ответственности;
2) граждане, принципиально не желающие работать (наиболее многочисленная группа);
3) лица, обладающие завышенными требованиями к средствам существования, которым не хватает любого заработка (шабашники, старатели и т.д.);
4) люди, ставшие бродягами вследствие неурядиц в семье или на работе;
5) жертвы социальной пропаганды и собственной романтики;
6) люди с отклонениями в психике.
Логично выделить еще одну группу бомжей – это «уличные дети», т.е. дети и подростки, по разным причинам бежавшие из дома. Их число постоянно растет (по последним данным в России более 2 млн. детей нигде не работающих и не учащихся). Россия приближается по этому показателю к 1918–1920 гг. Эта группа еще недостаточно изучена, но результаты некоторых исследований, в том числе и у Менделевича [102], указывают на следующие причины побегов подростков из дома: в 86% у юношей – это эмансипационные побеги, около 30% у девушек – демонстративные побеги; анализ показывает, что многие подростки потеряли семейные и родственные связи, а также связи со школой.
Как показывают некоторые исследования [105], повторяющиеся побеги из дома и бродяжничество преимущественно бывают в период от 7 до 16 лет в основном у мальчиков. Чаще в период от 7 до 13 лет. Начиная с 14–15 лет, уходы и бродяжничество проявляются реже, а затем постепенно прекращаются. Это своеобразная форма выражения протеста или обиды на учителей, родителей. Иногда подобные побеги обусловлены страхом перед возможным физическим наказанием за совершенный неблаговидный поступок или за плохую отметку. Значительно реже уходы из дома и бродяжничество возникают без очевидных мотивов. Подростки ночуют на вокзалах, чердаках и т.п., питаются впроголодь, попрошайничая или воруя. Стремление к бродяжничеству, как правило, возникает периодически и может быть связано с сезонными факторами (весенне-летние, летне-осенние циклы), нередко подросток попадает в асоциальную или криминальную компанию и начинает употреблять алкоголь или наркотики [118].
Таким образом, исходя из целей и задач своего исследования, мы согласны с Ю.А. Клейбергом [55], который выработал свое понимание термина «девиантное поведение», отражающее, естественно, его психологическую сущность, и далее будем так его понимать. Девиантное поведение, по его мнению, – это специфический способ изменения социальных норм и ожиданий посредством демонстрации ценностного отношения к ним. Для этого используются собственные приемы самовыражения: сленг, стиль, символика, мода, манера, поступок и т.п. При этом девиантные действия выступают:
в качестве средства достижения значимой цели;
как способ психологической разрядки, замещения блокированной потребности и переключения деятельности;
как самоцель, удовлетворяющая потребность в самореализации и самоутверждении.
в последнем случае девиантное поведение непосредственно связано с «Я-концепцией» личности подростка.
Как следует из данного определения, девиантное поведение имеет свою динамику, которую необходимо понимать и учитывать в своей работе психологу, чтобы принимать своевременные меры по превенции, минимизации или коррекции социально опасных форм и последствий этого поведения. Ю.А. Клейберг пишет, что в подростковых девиациях наиболее ярко выступают следующие особенности личности:
высокая аффективная заряженность поведенческих, реакций;
импульсивный характер реагирования на фрустрирующую ситуацию;
кратковременность реакций с критическим выходом;
низкий уровень стимуляции;
недифференцированная направленность реагирования;
высокий уровень готовности к девиантным действиям.
Указанные особенности подростковой девиантности перекликаются с выявленными во время нашего исследования отклонениями в поведении у обследованных воспитанников Мамаканской школы. Клейбергу [56] представляется целесообразным дополнительно разделять девиантные формы поведения на дифференцированные (источник фрустрации точно известен) и недифференцированные (источник фрустрации не установлен или вытеснен).
Девиантные подростки часто обнаруживают целый ряд свойств, свидетельствующих о значительных эмоциональных нарушениях. Они, как правило, импульсивны, раздражительны, вспыльчивы, агрессивны, конфликтны, что затрудняет их общение с окружающими и создает значительные трудности с точки зрения их воспитания. Для девиантных подростков характерны такие свойства эмоционально-волевой и ценностно-нормативной сфер личности, как тревожность, дефектность ценностной системы (особенно в области целей и смысла жизни). Можно утверждать, что девиация как форма поведения находится в прямой зависимости от комплексного личностного образования, детерминирующего, направляющего и обеспечивающего реализацию девиантного поведения. Однако содержание и структура этого психологического образования, механизмы реализации девиантного поведения нуждаются в уточнении, что должно стать предметом дальнейших исследований.
Отдавая должное сделанному исследователями по поводу данной проблемы, следует признать слабую разработанность некоторых важных теоретико-методологических аспектов, связанных с коррекцией девиантного поведения подростков, таких как, латентное рекламное воздействие профилактических бесед на подростков, в частности на развитие их интереса к обсуждаемым проблемам, например к наркотикам. Поскольку данная проблема является пограничной со многими науками (педагогикой, социологией, философией, психологией, криминологией, медициной и др.), мы согласны с Ю.А. Клейбергом, что требуется комплексный и многоаспектный анализ с доминирующей ориентацией на психологическую науку. По нашему мнению, это одна из тех проблем, всестороннее осмысление и использование которых позволит осуществить интеграцию этого анализа в традиционную культуру, общество.
1.2. Особенности развития личности в подростковом возрасте
Определяя основные закономерности развития личности в онтогенезе, многие авторы исходили из некоторого общего, наработанного в психолого-педагогической науке, представления о личности (Б.Г. Ананьев, Л.И. Божович, А.А. Бодалёв, Л.С. Выготский, А.В. Петровский, С.Л. Рубинштейн, Д.Б. Эльконин и др.). Личностью следует считать человека, достигшего определенного уровня психического развития, который характеризуется следующими особенностями: в процессе самопознания человек начинает воспринимать и переживать самого себя как единое целое, отличное от других и выражающееся в понятии «Я»; у него имеются собственные взгляды и отношения, моральные требования и оценки, он проявляет собственную активность и способен сознательно воздействовать на окружающую действительность, изменять ее в своих целях, а также изменять и самого себя.
Кроме того, личность обладает таким уровнем психического развития, который делает его способным управлять своим поведением и деятельностью и собственным развитием. По мнению Л.И. Божович, у человека, достигшего того уровня (См.: Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1968) развития, когда его можно назвать личностью, все психические процессы и функции, все качества и свойства приобретают определенную структуру, а центром этой структуры является мотивационная сфера, в которой имеются устойчиво доминирующие мотивы, определяющие иерархическое строение этой сферы. Исследования онтогенеза развития личности показывают, такого уровня развития личность достигает лишь у взрослого человека, но основные характеристики и свойства личности начиная формироваться на ранних стадиях онтогенеза, представляя собой на каждом этапе возраста особое качественное своеобразие.
Психолого-педагогическая характеристика возраста. Многие авторы исследовали интересующий нас возраст (И.С. Кон, Л.И. Божович, Ю.А. Клейберг, и др.). Главное содержание подросткового возраста составляет его переход от детства к взрослости. Этот переход подразделяется на два этапа подростковый возраст и юность (ранняя и поздняя). Однако хронологические границы этих возрастов часто определяются совершенно по-разному. Процесс акселерации нарушил привычные возрастные границы подросткового возраста. Медицинская, психологическая, педагогическая, юридическая, социологическая литература определяет разные границы подросткового возраста: 10-14 лет, 14-18 лет, 12-20 лет и т.д.
Обращаясь к отечественной истории, можно заметить, что возрастная терминология, касающаяся подростков, не была однозначной. Ожегов ссылается на толковый словарь В.И. Даля, в котором подросток определяется как «дитя на подросте» – 14-15 лет, а в академическом четырехтомном словаре русского языка1983 г. разъясняется, что подросток - это «мальчик или девочка в переходном от детства к юношеству возрасте от 12 до 16 лет». [114]
На современном этапе границы подросткового возраста примерно совпадают с обучением детей в средних классах от 11-12 лет до 15-16 лет (по И.С. Кону). Но Ю.А. Клейберг отмечает, что основным критерием для периодов жизни является не календарный возраст, а анатомо-физиологические изменения в организме. Наиболее существенным в подростковом возрасте являются половое созревание. Показатели его и определяют границы подросткового периода. Начало постепенного увеличения секреции половых гормонов начинается в 7 лет, но интенсивный подъем секреции происходит в подростковом возрасте. Это сопровождается внезапным увеличением роста, возмужанием организма, развитием вторичных половых признаков. [53] Личко А.Е. различает младший подростковый возраст 12 - 13 лет, средний – 14 - 15 лет, старший – 16 - 17 лет. [98]
Подростковый возраст традиционно считается самым трудным в воспитательном отношении. Дубровина И.В. и другие авторы связывают трудности этого возраста с половым созреванием как причиной различных психофизиологических и психических отклонений [125, 132]. В ходе бурного роста и физиологической перестройки организма у подростков может возникнуть чувство тревоги, повышенная возбудимость, сниженная самооценка. В качестве общих особенностей этого возраста отмечаются изменчивость настроений, эмоциональная неустойчивость, неожиданные переходы от веселья к унынию и пессимизму. Придирчивое отношение к родным сочетается с острым недовольством собой
Центральным психологическим новообразованием в подростковом возрасте становится формирование у подростка своеобразного чувства взрослости, как субъективного переживания отношения к самому себе как к взрослому. Физическое возмужание дает подростку ощущение взрослости, но социальный статус его в школе и семье не меняется. И тогда начинается борьба за признание своих прав, самостоятельности, что непременно приводит к конфликту между взрослыми и подростками. В результате возникает кризис подросткового возраста. Суть подросткового кризиса составляет свойственные этому возрасту подростковые поведенческие реакции. К ним относятся: реакция эмансипации, реакция группирования со сверстниками, реакция увлечения (хобби). Реакция эмансипации представляет собой тип поведения, посредством которого подросток старается высвободиться из-под опеки взрослых, их контроля, покровительства. Реакция группирования со сверстниками - подросткам свойственно инстинктивное тяготение к сплочению, к группированию со сверстниками, где вырабатываются и апробируются навыки социального взаимодействия, умение подчиняться коллективной дисциплине, умение завоевывать авторитет и занять желаемый статус. Реакция увлечения составляет весьма характерную особенность и необходима для становления личности подростка, т.к. благодаря увлечениям формируются склонности, интересы, индивидуальные способности подростков. Они делятся на следующие виды: интеллектуально-эстетические увлечения (музыка, рисование, радиотехника, электроника, история и т.д.); накопительные увлечения (коллекционирование марок, пластинок, открыток); эксцентрические (желание подростка быть в центре внимания ведет к увлечению экстравагантной одеждой).
В подростковом возрасте весьма высокого уровня развития достигают все без исключения познавательные процессы. Становится возможным научение подростка самым различным видам практической и умственной деятельности. Главная новая черта, появляющаяся в психологии подростка по сравнению с ребенком младшего школьного возраста, - это более высокий уровень самосознания, потребность осознать себя как личность. Л.С. Выготский считает, что формирование самосознания составляет главный итог переходного возраста. Подросток начинает всматриваться в самого себя, как бы открывает для себя свое «Я», стремится познать сильные и слабые стороны своей личности. У него возникает интерес к себе, к качествам собственной личности, потребность сопоставления себя с другими людьми, потребность в самооценке. Представления, на основании которых у подростков формируются критерии самооценки, приобретаются в ходе особой деятельности – самопознания. Основной формой самопознания подростков, по мнению Л.М. Фридмана и И.Ю. Кулагиной, является сравнение себя с другими людьми: взрослыми, сверстниками. [103]
Поведение подростка регулируется его самооценкой, а самооценка формируется в ходе общения с окружающими людьми, а, прежде всего, со сверстниками. Ориентация на сверстника связана с потребностью быть принятым и признанным в группе, коллективе, с потребностью иметь друга, кроме того, с восприятием сверстника как образца, который ближе, понятнее, доступнее по сравнению со взрослым человеком. Таким образом, на развитие самооценки подростка влияют взаимоотношения со сверстниками, с классным коллективом. В этом возрасте создаются неплохие условия для формирования организаторских способностей, деловитости, предприимчивости и других полезных личностных качеств, связанных с взаимоотношениями людей, в том числе умения налаживать деловые контакты, договориться о совместных делах, распределять между собой обязанности и т.д. Подобные личностные качества могут развиваться практически во всех сферах деятельности, в которые вовлечен подросток и которые могут быть организованы на групповой основе: учение, труд, игра.
Сухомлинский В.А. обобщает главные личностные черты, по его мнению, этими главными личностными чертами подростка являются следующие:
1. непримиримость к злу, эмоциональное неприятие его, с одной стороны, сочетается с неумением разобраться в сложных явлениях жизни – с другой.
2. подросток хочет быть хорошим, стремиться к идеалу, но он не любит, когда его прямолинейно воспитывают.
3. подростку хочется быть личностью. Совершить что-нибудь героическое, романтическое, необычное. При наличии потребностей к действию и желания самоутвердиться подросток еще не знает, как этого можно добиться.
4. у подростка выражено противоречие между богатством желаний и ограниченностью сил. Отсюда множественность и непостоянство увлечений. Подросток боится обнаружить свою несостоятельность, он слишком самолюбив и может прикрываться показной уверенностью, решительностью, за которыми скрывается беспомощность.
5. в подростке одновременно проявляются романтическая восторженность и грубые выходки. Восхищение красотой и хроническое отношение к ней. Он стыдится своих чувств. Такие человеческие чувства кажутся ему детскими. Он опасается, что будут считать чересчур чувствительным, и прикрывается грубостью.
Физиологические изменения. Под половым созреванием имеется в виду двухлетний период интенсивного роста, который предшествует половой зрелости. Половая зрелость у девочек начинается с первым менструальным циклом. У мальчиков нет такого ярко выраженного события, поэтому разговор о половом созревании обычно авторы начинают с девочек. У большинства девочек созревание начинается в 11 лет, и первый менструальный цикл бывает двумя годами позже — в 13 лет. К этому времени ее тело становится телом взрослой женщины. Она почти достигает того роста и веса, который остается надолго. С этого времени ее рост сильно замедляется.
Половое созревание мальчиков начинается в среднем на 2 года позже, чем девочек. Если у девочек оно начинается в среднем в 11 лет, то у мальчиков — в 13 лет. Мальчик начинает расти с удвоенной скоростью. За двухлетний период тело мальчика почти завершает превращение в мужчину. В последующие 2 года его рост будет медленно увеличиваться на 5—6 см и затем практически остановится. Голос ломается и становится ниже. Мальчик, так же как и девочка, может пережить период физической и эмоциональной неловкости, стараясь научиться управлять своим новым телом и новыми чувствами. Так же как его голос, то высокий, то низкий, сам он одновременно и мальчик, и мужчина, но уже ни тот, ни другой. Стоит отметить трудности взаимоотношений между мальчиками и девочками в школе в период полового созревания и зрелости.
Психологические изменения. В результате всех физиологических и эмоциональных перемен внимание подростка обращается на самого себя. Он становится более чувствительным и застенчивым. Он расстраивается из-за малейшего дефекта, преувеличивая его значение. Подросток так быстро меняется, что ему трудно разобраться, что он собой представляет. Его движения становятся угловатыми, потому что он еще не может управлять своим новым телом так легко, как раньше; аналогично вначале ему трудно управлять и своими новыми чувствами. Подросток легко обижается на замечания. В какие-то моменты он чувствует себя взрослым, умудренным жизненным опытом и хочет, чтобы окружающие относились к нему соответственно. Но в следующую минуту он чувствует себя ребенком и ощущает необходимость в защите и материнской ласке. Его могут беспокоить возросшие половые желания. Это происходит потому, что в течение многих лет девочки и мальчики придерживались общества представителей своего пола, а представителей противоположного пола считали своими естественными врагами. Этот застарелый антагонизм и барьеры преодолеваются очень медленно.
Социальная ситуация развития меняется так, что требования к себе становятся существенным фактором развития. Другой существенной особенностью социальной ситуации развития становится расхождение между объективным положением школьника и его внутренней позицией, которая выражается в стремлении к «самостоятельности», «взрослости», «самоутверждению». Неудовлетворение этого стремления создает типичные для данного возраста переживания связанные с самооценкой и уровнем притязаний, в которых выражается развивающийся интерес к собственной личности.
Потребность в общении, которая не удовлетворялась общением со взрослыми уже в конце предшествующего периода, продолжает развиваться в направлении к потребности в общении со сверстниками. На этой основе возникает желание завоевать авторитет у товарищей.
1.3. Отклоняющееся поведение и его особенности в подростковом возрасте
Следует заметить, что в отечественной педагогической литературе проблемы, посвященные девиантному поведению, связаны главным образом с трудными детьми и подростками (А.С. Макаренко, К.Д. Ушинский, И.А. Зимняяи др.), которые представляют собой группу повышенного социального риска. В педагогике и психологии существует несколько понятий, характеризующих эту социальную группу подростков: «трудновоспитуемые», «кризисные», «педагогически запущенные», «дезадаптивные», «асоциальные» и др. При этом считается, что поведение подростков отличается рядом особенностей: недостаточностью жизненного опыта и низким уровнем самокритики, отсутствием всесторонней оценки жизненных обстоятельств, повышенной эмоциональной возбудимостью, импульсивностью, двигательной и вербальной активностью, внушаемостью, подражательностью, обостренностью чувства независимости, стремлением к престижу в референтной группе, негативизмом, неуравновешенностью возбуждения и торможения.
При оптимальных условиях воспитания указанные особенности подростков могут быть нейтрализованы соответствующей социально-положительной деятельностью. При неблагоприятных социальных условиях эти особенности «катализируют» вредные влияния, приобретают негативную направленность. Динамизм психической деятельности подростка в одинаковой мере делает его податливым как в сторону социально позитивных, так и в сторону социально-негативных влияний. Подростковый возраст – это возраст «социального импринтинга», повышенной впечатлительности ко всему тому, что делает человека взрослым. А. Коэн пишет, что в силу этих обстоятельств многие авторы предлагают различать «первичную» и «вторичную» девиацию (К. Мак Кэгни, Д. Миллер, С. Смит, Р. Мейер) [74].
Первичная девиация – это собственно ненормативное поведение, имеющее различные причины («бунт» подростка, стремление к самореализации, которое почему-либо не осуществляется в рамках «нормативного» поведения). Вторичная девиация – подтверждение (вольное или невольное) того ярлыка, которым общество отметило ранее имевшее место поведение.
Следует признать справедливым утверждение Д.И. Фельдштейна о том, что самоутверждение подростка может иметь социально-полярные основания – от подвига до правонарушения [167]. И.С. Кон [69] утверждает, что стремление к лидерству и престижности как поиск самоутверждения может нанести серьезный урон самосознанию, порождать честолюбие, неадекватность самооценки личностных свойств, противоречивость во взаимоотношениях с окружающими. На поведение подростка оказывают влияние и складывающаяся «система отношений» [149], и особенности взаимоотношений с учителями, положение подростка в классе, психологическая атмосфера в школе, отношение учащихся к обучению, классу, самой школе, своим сверстникам, своему будущему, жизненным целям [57, 111, 115].
На значимость для подростка принадлежности к неформальным группам, к асоциальным и антисоциальным компаниям, руководимым правонарушителями, его социально-статусного положения в микросоциальных, социометрических взаимоотношениях указывают Я.Л. Коломинский (1986) и другие авторы. По данным А.В. Мудрика [107] и И.С. Кона [69], типичными чертами подростков являются стремление к новизне, к оригинальности поведения (в том числе и отклоняющегося), желание понимать, бороться, достигать, утверждаться, пытаться изменить существующую систему оценок и взглядов, принятых в среде ближайшего окружения. Это становится почвой для девиантного поведения. Следует отметить, что особенности личности подростка часто оказываются противоречивыми. Например, потребность в аффилиации не исключает любви и тяготения к одиночеству, доверительность в общении с друзьями сочетается со скрытностью в общении с родителями, тенденции к самоутверждению, постоянный интерес к оценке своих качеств другими переплетается с напускным равнодушием к оценке себя взрослыми и сверстниками [47, 51].
Для самовоспитания подростков огромное значение имеет наличие личностно значимых перспектив жизнедеятельности. Задача взрослых состоит в том, чтобы создать систему целевых ориентаций подростка, которые бы определили ближайшие, средние и более далекие перспективы. По А.С. Макаренко, «чем богаче жизненная перспектива личности, чем богаче ее внутренний мир и культура, тем меньше ее зависимость от непосредственного окружения» [139]. Начинать надо с сегодняшней, доступной перспективы близко ожидаемой радости. Испытание радости при достижении ближайшей перспективы рождает у подростка потребность пережить подобные радости и успех еще раз. Тогда можно ставить перед ним и перспективу средней дальности, которая лежит в основе развития целеполагания.
Самый общепринятый принцип «педагогики трудных» – гуманно-личностный подход к ребенку. Он разработан в трудах крупнейших педагогов и психологов мира (Ш.А. Амонашвили, Я. Корчак, В.А. Сухомлинский, К. Роджерс, С. Френе, Р. Штейнер и др.) и провозглашает ребенка центром всей образовательной системы, личностное равенство ученика с учителем, педагогику любви, радости, успеха, сотрудничества и сотворчества [2, 3, 4, 11, 14, 20, 26, 33, 38, 52, 61, 66, 83, 102, 107, 118].
Однако социализация как усвоение личностью норм социального поведения невозможна без применения методов отрицательного стимулирования, а в отношении отклоняющегося поведения последние часто являются основными (педагогика требований, запретов, принуждения). Поэтому в коррекционной работе с подростками необходим оптимально-личностный подход, который представляет собой целесообразное сочетание методов положительного и отрицательного стимулирования, «золотую середину». Нахождение этого сочетания требует от всех, кто общается с подростком, причастен к его воспитанию, высокого профессионализма. Алгоритма или трафарета коррекционной работы нет, и не может быть: перевоспитание «трудного» подростка – это «штучная» работа. В технологии саморазвития педагогу предлагается большой набор возможных методик, воздействий, решений, от педагога требуется вдумчивый, педагогически обоснованный и творческий подход к их применению. В течение жизни подростка, часто под влиянием окружающих взрослых, происходит расширение диапазона социальных ролей: ученика, участника самодеятельности, члена спортивной команды и т.д. Однако их освоение происходит с трудом, что может привести к большому эмоциональному напряжению и нарушению поведения.
Актуальность девиаций определяется реальными противоречиями, возникающими в жизни каждого подростка, социальной группы и общества в целом. С одной стороны, для полноценного существования подросток нуждается в постоянном сопротивлении, в стремлениях к удовлетворению собственных потребностей, поскольку такое сопротивление (средовых факторов, внутренних условий) обеспечивает феномен актуального самочувствия и создает возможности развития. С другой стороны, преодоление сопротивления удовлетворению той или иной потребности всегда представляет собой напряжение, а при отсутствии соответствующего эмоционально-волевого ресурса приводит к деструктивным эффектам: конфликтам, стрессу, агрессии, девиациям и т.п.
1.4. Основные подходы к профилактике отклоняющегося поведения
Девиантное поведение вызывает профессиональный интерес у психологов, социологов и юристов, а сама проблематика носит междисциплинарный характер. Девиантное поведение – это отклоняющееся от социальной нормы поведение, которое негативно оценивается окружающими, а сама личность может находиться в состоянии дезадаптированности. В чем опасность дезадаптированной личности? Как некоторым авторам, например Ф.Б. Бересневу, А.А.[7-10], представляется, она состоит в нарушении как функциональной, так и содержательной стороны социализации, в наличии внутренней напряженности и, как следствии, противоречивости поступков, в создании конфликтных отношений с окружающими, в эгоистической жизненной позиции, в крайней неустойчивости интересов, стремлений и желаний, в противодействии воспитательным мероприятиям. Поскольку девиантное поведение имеет многофакторный характер, а дезадаптация является обратимым процессом, то соответствующая профилактика обязательна. Она должна носить предупредительный и комплексный характер, когда каждое из педагогических, медицинских, социально-психологических, криминологических мероприятий уменьшало бы патогенность того или иного фактора.
В качестве основных направлений профилактики отклоняющегося поведения подростков, авторы Р.Р. Гарифуллин и Алексеева Н.И. описывают следующие [2, 22]:
1. Организация эмоционально здоровой социальной среды. Объектом работы должно быть общество в целом (например, через создание негативного общественного мнения по отношению к отклоняющемуся поведению), семья, социальная группа, конкретная личность. В рамках данной модели профилактики эффективной могла бы стать социальная реклама по формированию установок на здоровый образ жизни, спорт, учебу и активную жизненную позицию.
2. Обучение социально важным навыкам, таким как устойчивость к негативному социальному влиянию, аффективно-ценностным навыкам (умению выражать эмоции приемлемым образом, продуктивно справляться со стрессом); формирование важных социальных умений (умение общаться, разрешать конфликты в межличностных отношениях, отстаивать свою позицию, навыки самоконтроля, уверенного поведения).
3. Организация альтернативной девиантному поведению деятельности. Это своего рода эмоциональные заместители: познание мира (путешествия), испытания себя и друзей (походы в горы, спорт), значимое общение со сверстниками – известными спортсменами, актерами, героями.
4. Организация здорового подросткового образа жизни, основанного на привитии детям чувства личной ответственности за свое здоровье и умение находить гармонию с организмом.
5. Активизация личностных ресурсов подростков и молодых людей на достижение социального успеха, личностный рост в условиях конкуренции на рынке учебы, труда и иной социальной жизнедеятельности.
6. Профилактика аддиктивного поведения.
В.Л. Васильев [17] отмечает, что в Концепции национальной безопасности Российской Федерации формулируется, что серьезную угрозу для национальной безопасности России представляет рост масштабов преступности, в первую очередь организованных ее форм, а угрозой физическому здоровью нации является, наряду с некоторыми иными факторами, рост потребления наркотических веществ. Степень негативного воздействия указанных обстоятельств на состояние безопасности страны увеличивает «отсутствие эффективной системы социальной профилактики правонарушений, недостаточная правовая и материально-техническая обеспеченность деятельности по предупреждению терроризма и организованной преступности, правовой нигилизм, отток из органов обеспечения правопорядка квалифицированных кадров...» [137, 140]. Как видно, на первое место среди факторов усугубления отрицательного влияния различных угроз на безопасность личности, общества и государства Концепция выдвигает отсутствие эффективной системы социальной профилактики правонарушений.
И действительно, ставшее уже банальным за много веков утверждение о том, что болезнь (в том числе и социальную) легче предотвратить, чем излечить, не теряет своей актуальности и по сей день. Преодолевать и сдерживать преступность и иные формы девиантного поведения, изобилующие в обществе, лишь путем установления правовых запретов и применения мер государственного принуждения невозможно. Эти положения постулировались еще просветителями XVIII в., хотя и задолго до них древнегреческие философы Аристотель и Платон высказывали некоторые идеи относительно предупреждения преступного поведения [17].
Абсолютизация уголовного наказания и иных мер государственного принуждения в деятельности по сдерживанию преступности и иных форм асоциального поведения, как считал Надеждин А.В. [109], не решит проблему, не окажет должного влияния на истоки ее появления, корни конфликтов, возникающих между обществом и отдельными личностями, а может лишь усугубить положение и завести общество и государство в тупик. Однако этот тезис вовсе не означает, что автор недооценивает роль и место уголовного наказания и иных мер государственного принуждения в деле обеспечения законности и правопорядка. Безусловно, если преступление не удалось предупредить, виновного надлежит наказать в соответствии с положениями уголовного закона. Но в то же время общество и государство должны предпринять все возможные меры, приложить все необходимые усилия для предотвращения преступных проявлений. Здесь уместно вспомнить известное высказывание Чезаре Беккариа: «Наказание за преступление не может быть признано справедливым (или необходимым), пока для предотвращения последнего закон не употребил наилучшие средства, доступные нации при данных условиях», а также тезис Вольтера о том, что предупреждение преступлений есть истинная юриспруденция в цивилизованном обществе [134].
Все сказанное имеет непосредственное отношение к одной из форм преступности и разновидности девиантного поведения – к нелегальному обороту наркотических средств и психотропных веществ и их немедицинскому потреблению. Колесов Д.В. [64] пишет, что сдержать распространение отклоняющегося поведения и хоть в какой-то мере сократить его уровень возможно лишь путем осуществления широкомасштабной научно обоснованной программы скрытой профилактики, к разработке и реализации которой должны быть привлечены самые различные органы и организации и специалисты многих отраслей знаний, в частности, социологи, философы, психологи, медики, юристы, педагоги.
Исходя из определения профилактики преступности и различных форм антиобщественного поведения, выработанного Коложи Бела [65], под профилактикой аддикций и девиаций следует понимать специфический вид социальной деятельности, осуществляемой как государственными, так и негосударственными органами, организациями (объединениями, формированиями) и учреждениями и направленной на устранение либо нейтрализацию выявленных причин и условий распространения этого негативного социального явления.
Кошкина Е.А. [76-81] (как и другие авторы – В.Д. Менделевич, А.В. Соколов, Г.С. Тагирова [102, 146-147, 157]) считает, что, воздействуя на комплекс социальных явлений и личностных процессов и характеристик, детерминирующих приобщение личности к асоциальной среде, пробы наркотических средств и психотропных веществ, а также включение ее в нелегальный оборот названных препаратов, мы тем самым оказываем влияние на корни, истоки девиантного поведения.
В юридической литературе, например А. Джон [28], в профилактике асоциального поведения применительно к ее содержанию традиционно выделяют три уровня. Первый – это общесоциальная профилактика; второй – общая криминологическая профилактика; третий – индивидуальная криминологическая профилактика антиобщественного (в том числе преступного) поведения.
Первый уровень профилактики связан с решением глобальных вопросов существования общества: экономических, социальных, политических, идеологических. Разрешение этих проблем влияет на преступность, ее состояние, структуру, динамику, причины независимо от конкретной формы проявления, а также на все разновидности девиантного поведения. Оно выступает необходимой предпосылкой осуществления криминологической профилактики отдельных форм асоциального поведения.
Мероприятия рассматриваемого уровня оказывают опосредованное воздействие на весь механизм поведения личности, на причины конфликтов между личностью и обществом, личностью и государством, лежащие в основе формирования той или иной разновидности девиантного поведения. Это воздействие личность претерпевает перманентно в течение всей своей жизни, с момента начала формирования. Осуществление этих мероприятий не имеет перед собой единственной непосредственной цели – предупредить антиобщественное поведение, но, как мы уже отмечали, опосредованное воздействие на проявления личности в обществе оно имеет колоссальное, если не сказать определяющее. Сюда следует отнести такие меры, как воспитание законопослушных граждан, создание необходимых условий для осуществления творческой деятельности и функционирования учреждений культуры.
Второй уровень профилактики – это общая криминологическая профилактика отдельных форм преступности, аддикций и других разновидностей девиантного поведения. Иными словами, исходя из предмета настоящего исследования, – это целенаправленная деятельность субъектов профилактики по выявлению и устранению (по возможности) либо нейтрализации причин и условий, способствующих росту количества людей склонных к отклоняющемуся поведению в стране. На проблеме общей профилактики девиаций хотелось бы остановиться более подробно, поскольку мероприятия такого уровня непосредственно направлены на сдерживание распространения названного явления в стране и постепенное его сокращение.
Авторы А.Ю. Егоров и Э. Дюркгейм [32, 33-34] описывая профилактику девиантного поведения из всех его форм, чаще приводят в пример делинквентное и аддиктивное поведение, на них остановимся и мы, чтобы показать причины возникновения отклоняющихся форм поведения и подходы к их профилактике. Рассмотрим их на примере наркотизма.
Российская практика преодоления аддикций еще относительно молода и достаточно несовершенна по сравнению с международным опытом, накопленным на ниве преодоления иных, тесно соприкасающихся с преступностью негативных социальных явлений и многих традиционных форм последней. Причин тому несколько [40, 48, 76, 85, 88, 131, 135].
Во-первых, в течение многих столетий и даже тысячелетий отношение человеческого сообщества к наркотическим средствам, являло собой резкий контраст с теми представлениями об их истинной природе, которые сложились лишь к середине XIX в. и соответствуют сегодняшним. До указанного времени потребление наркотиков не признавалось государствами и социумом одной из форм девиантного социального поведения. Но к середине XIX в. наркомания, охватив практически все регионы мира, превратилась в серьезную, требующую разрешения проблему. Как известно, в этот же период и наука обосновала вывод о пагубном воздействии наркотиков (в частности, опия, распространенного в то время) на человека, приводящем к ряду патологических изменений функций и систем организма. Все это и заставило государства мира и их правительства посмотреть на данное явление под иным углом зрения и начать реагировать на него более или менее адекватно сложившимся реалиям.
Второй причиной недостаточной сформированности системы профилактики аддикций в мире, на наш взгляд, является сложившийся первоначально поверхностный подход к столь серьезному и опасному социальному явлению. Собственно, о наркотизме именно как о негативном социальном явлении международного характера с присущей ему внутренней структурой, взаимосвязями, многообразными проявлениями и последствиями стали говорить и писать лишь во второй половине прошлого столетия. Разработать же эффективную систему мер сдерживания распространения наркотизма можно, лишь оценив и всесторонне проанализировав его сложный механизм.
Третья причина имеет отношение непосредственно к России и обусловлена особенностями национального развития (впрочем, она характерна и для государств бывшего социалистического лагеря). Начало эпидемии наркомании в СССР и широкого распространения наркотизма пришлось на конец 70-х годов XX столетия. При этом советское государство предпочло констатировать, что наркомания и наркотизм присущи исключительно миру капитала, а в условиях социализма возможны лишь отдельные проявления нелегального оборота и потребления наркотических средств. В связи с этим должного внимания проблеме уделено не было, и серьезных комплексных разработок программ профилактики наркотизма в стране не появилось. Такие программы начали формироваться позднее, в конце 80-х – начале 90-х годов, но момент уже был упущен, и «болезнь» зашла слишком далеко [29, 30, 38, 40].
В анализируемый период профилактическое воздействие на лица, вовлеченные в незаконный оборот наркотиков, в том числе на больных наркоманией, состояло, по сути, только в привлечении их к административной или уголовной ответственности за соответствующее предусмотренное законом деяние либо в направлении их для прохождения принудительного лечения в ЛТП. Для остальной части населения, еще не охваченной наркотизмом, профилактическое воздействие выражалось лишь в угрозе привлечения к определенному виду юридической ответственности в случае нарушения правового запрета. Упущения указанного периода, а затем усугубление положения в результате перестроечных катаклизмов и последовавшего за этим социально-экономического, политического и идеологического кризиса привели к беспрецедентному по своим масштабам распространению наркотизма в России.
Четвертая причина несовершенства существующих систем профилактики наркотизма кроется в достаточно длительной увлеченности государств и их правительств карательно-репрессивными мерами в отношении лиц, незаконно потребляющих наркотические средства и участвующих в их нелегальном обороте. Нередко ситуация складывалась таким образом, что центр тяжести репрессии смещался именно в сторону потребителей, что объясняется вполне естественными причинами, о которых уже говорилось выше.
Следует признать [41], что государства Западной Европы и США в конце 50-х годов прошлого столетия начали отходить от ставшего уже традиционным подхода к профилактике наркотизма с превалированием карательного воздействия на лиц, так или иначе вовлеченных в нелегальный оборот наркотических средств. Безусловно, речь идет о потребителях наркотиков и лицах, страдающих наркоманией. Отношение к производителям и сбытчикам было и остается достаточно жестким во всех государствах мирового сообщества, что вполне справедливо и обоснованно [45]. Именно в названный период стали разрабатываться и реализовываться программы реабилитации и социальной реадаптации лиц, потребляющих наркотические средства без назначения врача, и лиц, страдающих наркоманией. Достаточно вспомнить широко известную во всем мире, основанную в 1958 г. в США в Санта-Монике (штат Калифорния) организацию помощи наркоманам – поселение «Синанон-Хаус». На необходимость преодоления однобокого карательного подхода к проблеме преодоления наркотизма указывают и положения международных актов, в частности Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г. и Венской конвенции о психотропных веществах 1971 г. В России переломить ситуацию в указанном направлении пока не удалось [43]. В этот же период в странах Западной Европы и США начали активно разрабатываться и осуществляться мероприятия по общей профилактике наркотизма. Это в первую очередь информационно-просветительские меры [43, 152]. В России такого рода деятельность активизировалась в какой-то мере только к концу 90-х годов.
Бесспорно, что на формирование мирового опыта преодоления девиаций, на процесс разработки и осуществления программ профилактики этого явления в отдельных странах оказывают влияние и иные обстоятельства, как сугубо специфического национального свойства, так и характерные для всего сообщества или ряда государств. Мы выделили лишь те обстоятельства, которые, как представляется, носят универсальный и определяющий характер.
Несмотря на несовершенство существующих подходов к профилактике делинквентного и деструктивного поведения, следует констатировать, что мировым сообществом, тем не менее, накоплен значительный опыт [44, 148, 162, 176, 177]. Его анализ позволяет выделить три основные модели преодоления аддикций, существующие в мире: правовую, медицинскую и психосоциальную модель.
Правовая модель доминирующую роль отводит законодательному регулированию проблем, связанных с преодолением аддиктивного поведения. Она же предполагает и карательно-репрессивное воздействие на лиц, потребляющих наркотики без назначения врача, в том числе наркоманов, и иных лиц, участвующих в нелегальном обороте наркотических средств и психотропных веществ [165, 163].
Медицинская модель основана на постулате о том, что злоупотребление наркотиками представляет собой серьезный болезненный процесс, а его распространение носит характер эпидемии. Поэтому медицинская модель отдает предпочтение мерам медицинского характера [102, 173].
Психосоциальная модель рассматривает потребителя наркотиков через призму разнообразных психологических процессов, происходящих в личности, во взаимодействии с окружающей средой. Этот подход обусловливает многообразие мер преодоления наркотизма, предлагаемых сторонниками данной модели [175].
Анализ существующих общенациональной и региональных программ противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ свидетельствует о том, что в России отсутствует единый концептуальный подход к проблеме профилактики наркотизма. Все изученные программы – это не более чем перечень разрозненных, сведенных воедино мероприятий. И главная причина подобного положения кроется, на наш взгляд, именно в нерешенности обозначенных выше вопросов. Их можно сформулировать иначе, но суть проблемы от этого не изменится.
Итак, можно ли отдать предпочтение одной из сложившихся моделей профилактики наркотизма? Ответ на поставленный вопрос, как считают авторы [149-150, 158, 161, 166], должен быть отрицательным. Каждая из моделей, в принципе, имеет право на существование, поскольку предполагает применение эффективных мер, направленных на преодоление наркотизма. Ни у кого не вызывает сомнения положение о том, что без достаточной нормативной базы бороться с этим явлением невозможно. Праву в этом отношении отводится важнейшая роль [17]. Оно жестко регламентирует вопросы организации легального оборота наркотических средств и психотропных веществ (их производства, изготовления, переработки, хранения, использования, культивирования наркотикосодержащих растений, организации контроля за их оборотом и др.), регулирует порядок их отпуска частным лицам, а также предусматривает необходимые меры по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ, в том числе устанавливая уголовную ответственность за определенные деяния. Наличие соответствующих нормативных актов позволяет использовать властную силу государства в деятельности по преодолению наркотизма. Трудно переоценить роль медицинских мер, предлагаемых сторонниками медицинской модели [33, 102]. Она обусловлена самой природой проблемы, ибо результаты нелегального оборота наркотических средств и психотропных веществ – вовлечение в немедицинское потребление указанных препаратов все большего количества людей и заболевание их наркоманией. А преодолеть этот страшный недуг, попытаться снять физическую, психическую зависимость от наркотика – это задача медицины. Психосоциальная модель [106, 159, 160] подразумевает активизацию самых разнообразных позитивных социальных факторов, способных создать преграды на пути распространения наркотизма (например, информационно-просветительская деятельность, пропаганда здорового и социально активного образа жизни и др.), а также реализацию программы реабилитации и ресоциализации лиц, вовлеченных в немедицинское потребление наркотических средств, психотропных веществ, и наркоманов.
Анализ трех предложенных моделей приводит к выводу о том, что сама по себе ни одна из них не содержит в себе потенциала, необходимого для успешной деятельности по профилактике наркотизма. Какие меры профилактики наркотизма следует признать приоритетными? В предложенном сочетании различных направлений деятельности все-таки должны быть выделены основные. На наш взгляд, это меры, образующие содержание психосоциальной модели преодоления наркотизма в обществе. Не отказываясь ни от правовых, ни от медицинских средств борьбы с этим явлением, тем не менее, акцент следует делать на указанном направлении. Важно принять все необходимые меры к резкому снижению спроса на наркотики путем сокращения числа их потребителей. А нет спроса – нет предложения, сократился спрос – продавец вынужден сократить объем предлагаемого товара. Подобным образом мы выбиваем почву из-под ног наркодельцов, лишая их источников получения доходов. Этот путь на сегодняшний день некоторым авторам представляется оптимальным.
В юридической литературе предлагаются различные классификации мер профилактики наркотизма. Их можно расположить в соответствии с общепринятой классификацией мер предупреждения конкретной формы преступности (общесоциальные, специально криминологические и т.д.). Однако, учитывая специфику самого явления и мероприятий по его предупреждению, целесообразно предложить иную классификацию последних. В некоторых работах авторы предлагают подразделять меры профилактики наркотизма на три основные группы [164]. Меры запретительные - к ним относились изъятие наркотических средств и психотропных веществ из свободного оборота, а также установление административной и уголовной ответственности за участие в их нелегальном обороте. Меры реабилитирующие - эту группу образовывали лечение наркомании и мероприятия по ресоциализации и общественной реадаптации наркоманов. Меры ликвидирующие - в эту группу включены меры, устраняющие обстоятельства, способствующие приобщению лица к участию в нелегальном обороте наркотических средств и психотропных веществ, а также к немедицинскому их потреблению. К ним отнесены, в частности, следующие мероприятия: устранение недостатков в воспитательной работе, проводимой на различных уровнях (семья – школа – учебный, трудовой коллектив); осуществление антинаркотической пропаганды; совершенствование деятельности правоохранительных органов, направленной на сдерживание наркотизма; перекрытие источников поступления наркотических средств и психотропных веществ в нелегальный оборот; нейтрализация девиантной среды наркоманов и др.
Подобная классификация вполне допустима. Однако авторы [154, 155, 170] предлагают и иной подход, обусловленный несколькими причинами. Во-первых, серьезное усугубление ситуации, связанной с широким распространением наркотизма в стране, и изменение официального отношения к этому процессу заставили более осмысленно и глубоко вникнуть в проблему преодоления сложившейся ситуации. [143-144] Во-вторых, проведенные дополнительные исследования, а также накопленный за прошедшее десятилетие российский и международный опыт сдерживания распространения наркотизма позволяют разработать более детальную и более приближенную к сегодняшним реалиям программу профилактики этого явления. В-третьих, в предложенную ранее классификацию не «укладываются» все возможные профилактические меры, о которых будет идти речь.
Сиротюк пишет [141] что, профилактика зависимости от наркотических средств и психотропных веществ представляет собой стратегию, направленную на снижение факторов риска данного заболевания либо на усиление других факторов, которые понижают восприимчивость к болезни. Определенные жизненные обстоятельства могут способствовать либо препятствовать началу употребления наркотиков. Жизненные обстоятельства, достоверно увеличивающие шансы индивидуума стать потребителем наркотиков, были названы факторами риска употребления наркотиков. Жизненные обстоятельства, достоверно снижающие шансы индивида стать потребителем наркотиков, названы факторами защиты (протективными факторами) от риска употребления наркотиков. Факторы риска нередко специфичны для определенных возрастных и этнических групп, для определенной общественной среды и могут зависеть от вида употребляемого наркотика. Например, факторами риска употребления наркотиков могут быть:
- проблемы физического и психического здоровья;
- рождение и воспитание в семье больных алкоголизмом, наркоманией;
- регулярное общение со сверстниками, употребляющими наркотики, отсутствие устойчивости к давлению сверстников;
- личностные особенности (неуверенность в себе, заниженная самооценка, колебания настроения, невысокий интеллект, неприятие социальных норм, ценностей и т.д.);
- ранняя сексуальная активность, подростковая беременность;
- высокий уровень семейного стресса, семейная нестабильность, низкий уровень дохода в семье;
- неспособность освоить школьную программу, прогулы в школе;
- проблемы межличностного общения в семье, школе, со сверстниками.
Факторами защиты от риска употребления наркотиков могут быть:
- семейная стабильность и сплоченность, адекватное воспитание и теплые, близкие отношения с членами семьи;
- средний и высокий уровень дохода в семье, адекватная обеспеченность жильем, высокое качество медицинской помощи, низкий уровень преступности в регионе, доступность служб социальной помощи;
- высокий уровень интеллекта и стрессоустойчивость, физическое и психическое благополучие;
- высокая самооценка, навыки самостоятельного решения проблем, поиска и восприятия социальной поддержки, устойчивость к давлению сверстников, умение контролировать свое поведение, соблюдение норм общества в употреблении наркотиков.
Становится очевидным, что профилактика имеет целью усилить факторы защиты, препятствующие началу употребления, и ослабить факторы риска употребления наркотиков. В мире существуют отработанные подходы к проведению профилактического воздействия в зависимости от уровня проблемы.
Первичная профилактика зависимости от наркотиков имеет целью предупредить начало употребления наркотиков лицами, ранее их не употреблявшими. Она является преимущественно социальной, наиболее массовой, ориентирована на общую популяцию детей, подростков, молодежи и стремится уменьшить число лиц, у которых может возникнуть заболевание, а ее усилия направлены не столько на предупреждение развития болезни, сколько на формирование способности сохранить либо укрепить здоровье.
Вторичная профилактика зависимости от наркотиков является избирательной, ориентирована на лиц, пробовавших наркотики, либо на лиц, имеющих признаки формирующейся зависимости от наркотиков в ее начальной стадии. Необходимость во вторичном профилактическом воздействии появляется в тех случаях, когда заболевание может возникнуть (профилактика для групп риска) либо когда оно возникло, но не достигло пика своего развития.
Третичная профилактика зависимости от наркотиков является преимущественно медицинской, индивидуальной и ориентирована на контингент больных, зависимых от наркотиков. Третичная профилактика типа «А» направлена на предупреждение дальнейшего злоупотребления наркотиками больными либо на уменьшение будущего вреда от их применения, на оказание помощи больным в преодолении зависимости. Третичная профилактика типа «Б» (именуемая так же четвертичной) направлена на предупреждение рецидива заболевания у больных, прекративших употреблять наркотики.
Разработка и апробация различных программ профилактики зависимости от наркотиков среди детей, подростков, молодежи становится все более актуальным научным направлением в США, Австралии, Западной Европе, а в последние годы – и в России. Однако формирование эффективных профилактических стратегий проходит с большими трудностями. Многие авторы обзоров действующих профилактических программ приходят к заключению о том, что результаты их внедрения не являются оптимистичными [21, 22, 40, 49, 56, 117, 125, 129, 131, 134, 138, 164]. Это объясняется несколькими причинами: недостатком теоретически строго обоснованных моделей, отсутствием достаточного количества апробированных техник, неточным определением предмета (объекта) воздействия и т.д.
Во многих странах, в том числе и в России, первичная профилактика употребления наркотиков и психотерапевтические методы лечения и реабилитации наркологических больных (вторичная и третичная профилактика) оттесняются фармакологическими методами, необходимость которых очевидна, но которые не могут заменить собой личностно-ориентированную профилактику. Существенный прогресс в области профилактики наркомании обеспечивается разработкой подходов, сфокусированных на психосоциальных факторах, содействующих началу наркотизации. Анализ содержательной стороны различных подходов имеет не только теоретический, но и практический интерес.
Подход, основанный на распространении информации о наркотиках. Мы совершенно согласны с авторами (Ю.А. Клейбергом, Р.Р. Гарифуллиным и др.), которые считают наиболее распространенным профилактический подход, который сводится к изложению фактов об опасности потребления табака, алкоголя, наркотиков и о социальных, правовых, медицинских последствиях злоупотребления ими. Программы, основывающиеся на данном подходе, содержат информацию о признаках употребления наркотиков (скрытую их рекламу!), их фармакологии, описывают этапность развития зависимости от наркотиков. Концептуальная основа данного подхода – познавательная (когнитивная) модель употребления наркотиков. Согласно этой модели человек принимает более или менее осознанное решение, употреблять наркотик или нет. Если он употребляет наркотики, то делает это в результате того, что не осознает побочных последствий употребления. Имеется в виду, что повышение качества знаний об употреблении психоактивных веществ и его последствиях будет эффективным для изменения поведения.
Существуют три различных варианта информационного подхода:
1) предоставление частичной информации о фактах влияния употребления наркотиков на организм, поведение, а также статистических данных о распространенности наркомании;
2) стратегия запугивания, вызывания страха, цель которой – предоставить устрашающую информацию, описывая неприглядные стороны употребления наркотиков;
3) предоставление информации об изменениях личности людей, употребляющих наркотики, и о проблемах, с этим связанных.
В настоящее время эти подходы частично комбинируются между собой и с другими типами профилактических вмешательств [4, 7-10, 16, 19]. Информационные программы обладают эффектом повышения уровня знаний обучающихся, но могут дать лишь толчок к уменьшению потребления алкоголя и наркотиков. Большинство этих программ не включает в себя задачи, направленные на реальное изменение поведения, они недостаточно интенсивны и весьма краткосрочны. В отечественной наркологии данный подход представлен методами санитарного просвещения [2, 6, 13, 33, 35, 44]. Необходимо изменить его традиционную ориентацию на негативные аспекты различных факторов риска, делая упор на сознательно формируемые возможности приобретения знаний и навыков, обеспечивающих здоровье. Данный подход должен быть строго дифференцирован в зависимости от пола, возраста, экономических и социальных условий, характерных для определенных групп населения, должен ориентироваться как на индивида, так и на конкретные контингенты, слои, общество в целом.
Подход, основанный на эмоциональном обучении. Этот подход [36, 37, 58, 61-63] концентрируется на ощущениях, переживаниях индивида, его навыках их распознавать и управлять собственными эмоциями. Он базируется на убеждении, что:
а) зависимость от наркотиков чаще развивается у лиц, имеющих как затруднения в определении и выражении эмоций, так и личностные факторы риска (низкая самооценка, слаборазвитые навыки принятия решений и т.д.);
б) риск употребления наркотиков может быть снижен путем развития эмоциональной сферы.
В рамках этой концепции целью профилактического воздействия является развитие навыков распознавания и выражения эмоций, повышение самооценки, определение значимых для индивида ценностей, развитие навыков общения и принятия решений. Недостатками данного подхода являются односторонность, ограниченность в определении причины возникновения наркомании (неполноценности эмоциональной сферы) и использование малоэффективных методов достижения поставленных целей (например, эмоциональные игры). Оценка специалистами эффективности данного подхода свидетельствует о разочаровывающих результатах. Основная часть данной модели стала центральным компонентом развивающихся в последнее время программ развития жизненных навыков.
Подход социального влияния [71, 76, 82, 92] подчеркивает важность социальных и психологических факторов в развитии зависимости. По мнению разработчиков данного подхода, начало курения табака, употребления алкоголя и наркотиков провоцируется как средствами массовой информации, так и сверстниками, употребляющими наркотики и являющимися своеобразным эталоном, ролевой моделью для детей и подростков, не употребляющих наркотики. В качестве профилактической меры авторы подхода предлагают проводить «психологическую прививку», позволяющую молодежи осознать социальное давление, способствующее началу употребления, исправить неточные представления о касающихся потребления социальных нормах. Под «психологической прививкой» понимается обучение молодежи умению противостоять давлению сверстников и средств массовой информации, способствующих началу употребления наркотиков.
Профилактические стратегии, нацеленные на социальные факторы, подталкивающие к вовлечению в употребление наркотиков, основываются на признании того, что влияние сверстников и семьи играет важную роль в этом процессе, способствуя или препятствуя началу наркотизации. Данный подход базируется на теории социального научения, утверждающей, что поведение индивида постепенно формируется в результате позитивных и негативных последствий его собственного поведения и воздействия примеров соответствующего и несоответствующего поведения окружающих и его последствий (родители, другие родственники и т.д.). Важным фактором развития тех или иных форм поведения является среда как источник обратных связей, поощрений и наказаний. В связи с этим подчеркивается важность социально ориентированных воздействий, направленных на предотвращение действия значимых факторов негативного влияния, таких, например, как социальное давление.
Разработанные в рамках этого подхода программы профилактики основываются на определении структуры сети социального влияния и состоят из следующих компонентов: тренинг устойчивости к социальному давлению, «прививки» против воздействия средств массовой информации, информация о влиянии со стороны родителей и других взрослых, коррекция нормативных ожиданий. Программы такого рода включают в себя различные компоненты, однако не существует единой, стройной системы социального влияния, исчерпывающим образом раскрывающей механизмы, приводящие к употреблению наркотиков. Преимущественными способами в ходе реализации таких программ являются ролевые игры, психологические техники усиления определенных видов социального влияния и т.д. Данный подход рассматривается как относительно успешный, так как он достигает цели, предотвращая или отодвигая начало употребления наркотиков. Исследователями отмечается успешное влияние указанного подхода на прекращение многими подростками курения, предотвращение либо оттягивание начала алкоголизации, подчеркивается важная роль формирования системы позитивных лидеров-сверстников.
Подход, основанный на формировании жизненных навыков. Жизненные навыки [95, 109, 111, 120, 170] – это те навыки личного поведения и межличностного общения, которые позволяют людям контролировать и направлять свою жизнедеятельность, развивать умение жить вместе с другими и вносить изменения в окружающую среду. Основной набор жизненных навыков включает в себя: творческое и критическое мышление, эффективное общение, принятие решений и решение проблем, самоосознание, сопереживание, навыки личных взаимоотношений, умение управлять эмоциями и совладать со стрессом. Ведущими компонентами этого подхода являются активные, основанные на опыте методы и групповая работа с молодежью. Лекции, дискуссии, ролевые игры поощряют самоанализ потребностей, ценностей, принятие на себя ответственности за собственные решения. Полученные навыки могут использоваться на практике в разных жизненных ситуациях. Данный подход базируется на понятии изменения поведения. Теория социального научения и теория проблемного поведения являются основой этого направления, позволяя, с одной стороны, приблизиться к пониманию причин возникновения зависимости от наркотиков, а с другой стороны, создать потенциально эффективные профилактические стратегии.
Первая теория связывает данный подход с направлением социальных влияний, вторая – с социально-психологическим направлением, учитывающим проблемы, являющиеся актуальными в подростковом возрасте, включая употребление наркотиков, раннее сексуальное поведение, делинквентность и т.д. Употребление наркотиков как проблемное поведение рассматривается с точки зрения функциональных проблем и подразумевает помощь подросткам в достижении личных целей. С точки зрения теории проблемного поведения, начальная фаза употребления наркотиков, наблюдающаяся преимущественно в подростковом возрасте, может быть: демонстрацией взрослого поведения; формой отчуждения от родительской дисциплины; выражением социального протеста и вызовом по отношению к ценностям среды; инструментом эксперимента; стремлением получить новый, ранее не познанный опыт; поиском удовольствия или расслабления; «открытием двери» в группу сверстников; средством стать участником определенного жизненного стиля; сигналом потребности в помощи в ситуации конфликта, напряжения; результатом давления со стороны социальной среды; актом отчаяния; ответом на неопределенные нарушения в психологическом и социальном развитии. Исследователи описывают большое количество таких субъективных побуждений и четко устанавливают один факт: обусловленное побуждениями употребление наркотиков становится основным фактором в повседневном поведении подростков, молодых людей. Именно поэтому они нуждаются в приобретении умения противостоять вовлечению в употребление наркотиков, потому что они некомпетентны в других формах социального общения со средой и рассматривают наркотики как неотъемлемую часть среды.
Впервые программа развития жизненных навыков была разработана Д. Ботвиным [22]. Цель ее заключалась в повышении у подростков устойчивости к различным социальным влияниям, в том числе и к употреблению наркотиков, в повышении индивидуальной компетентности путем обучения личностным и социальным навыкам. В настоящее время такие программы широко распространены в США и странах Западной Европы и охватывают в основном три области: информация и социальная устойчивость, развитие ряда личностных и поведенческих навыков, обучение социальным навыкам (навыки коммуникации, налаживания социальных контактов, отказа, отстаивания своей позиции).
Реализация данного подхода в российской практике привела к созданию на основе базовых программ Life Skills International пособия по первичной профилактике зависимостей для общеобразовательной школы, внедрению в нескольких школах г. Москвы адаптированных программ антинаркотического обучения. По сравнению с другими подходами модель программ развития жизненных навыков оценивается исследователями как имеющая шансы быть успешной, хотя судить о ее отдаленных результатах пока рано.
Подход, основанный на деятельности, альтернативной потреблению наркотиков. Сторонники данного подхода [106, 108, 117, 130, 135] предполагают, что значимая деятельность, альтернативная наркотизации и алкоголизации, способствует уменьшению распространения случаев развития зависимости от наркотиков и алкоголя. Сформировав позитивную зависимость от среды, люди приобретают определенный тип целесообразной активности.
Впервые концепция поведенческой альтернативы наркотизации была сформулирована в США в 1972г. Дохнером [152] и базировалась на следующих позициях: 1) психологическая зависимость от наркотиков является результатом ее заместительного эффекта; 2) многие формы поведения, направленного на поиск удовольствия, являются результатом изменения настроения или сознания личности; 3) люди не прекращают использование психоактивных веществ, улучшающих настроение или поведение, направленное на поиск удовольствия, до тех пор, пока не имеют возможности получить взамен что-то лучшее; 4) альтернативы наркотизации являются еще и альтернативами дистрессам и дискомфорту, которые сами по себе приводят к саморазрушающему поведению.
Данная концепция подчеркивает важную роль среды и ориентируется на развитие специфической, позитивной активности с целью уменьшить риск употребления наркотиков. Американскими исследователями акцентировалась направленность на развитие информированной личности, значимых межличностных связей, профессиональных навыков, эстетических установок, творческого и интеллектуального опыта, социально-политической вовлеченности. В Германии подобное направление было развито Силберейсеном и его сотрудниками, причем упор делался на выработку «функционального эквивалента» как ключевой позиции каждой профилактической стратегии [138]. Предлагалось исходить из психологической модели употребления наркотиков, основывающейся на понимании того, что употребление наркотических веществ является попыткой преодоления негативных моментов различных фаз развития в жизни молодого человека.
Можно выделить четыре варианта программ, которые основываются на модели поведенческой альтернативы употреблению наркотиков: 1) предложение специфической, позитивной активности (например, путешествия с приключениями), которая вызывает сильные эмоции и предполагает преодоление различного рода препятствий; 2) комбинация специфических личностных потребностей со специфической, позитивной активностью; 3) поощрение участия во всех видах такой специфической активности; 4) создание групп поддержки молодых людей, заботящихся об активном выборе своей жизненной позиции.
В развитии альтернативной потреблению наркотиков деятельности значительную роль играют молодежные, творческие, спортивные и другие общественные организации, так как физическая, творческая и развлекательная активность несет в себе профилактический компонент. Результаты внедрения этих программ не свидетельствуют о явных успехах или неудачах. Данные программы особенно эффективны для групп высокого риска употребления наркотических средств и других форм отклоняющегося поведения.
Подход, основанный на укреплении здоровья. Укрепление здоровья (health promotion) – это процесс, помогающий индивидуумам и общественным группам усилить контроль за определенными параметрами здоровья и таким образом улучшить его. В настоящее время укрепление здоровья является неким объединяющим понятием и отражает примирение человека с окружающей средой. Оно сочетает в себе личный выбор и социальную ответственность, что ведет к улучшению здоровья в будущем. Идея, основывающаяся на развитии жизненных навыков и компетентности у каждого члена общества с тем, чтобы он мог регулировать факторы, определяющие здоровье, а также требование вмешательства в окружающую среду для усиления влияния факторов, благоприятных для здоровья, составляет концептуальную основу данного подхода [113, 155, 156-159]. Эта стратегия в сжатом виде выражается фразой: «Делать здоровый выбор максимально доступным».
Важной составляющей концепции укрепления здоровья является жизненная компетентность. В этом контексте наибольшее значение приобретают защитные факторы здоровья – в контрасте с концепцией факторов риска, которая учитывает состояние личности и среды, влияющее на развитие болезни. Основной целью программы укрепления здоровья является развитие здоровой личности, проявляющей здоровый жизненный стиль, в котором поведение человека рассматривается не изолированно, а вместе с социальной сетью личности.
Группы, в которых проводится обучение здоровью, преимущественно охватывают учащихся, поскольку в контексте школьного обучения возможно регулярное и систематическое образование. Кроме того, работа проводится с микросредой – семьей, общностью, в которой живет ребенок. Таким образом, концепция укрепления здоровья интегрирует школьную среду и связанные с ней группы взрослых, она подразумевает изменение типа и структуры школьного образования. Действия на ее основе рассчитаны на длительный позитивный эффект в результате усиления личностных ресурсов и готовности людей использовать их.
Интегративный подход. Интегративный подход представляет собой варианты комбинаций профилактических стратегий (компонентов), использующихся при реализации выше перечисленных подходов [36, 43, 51, 53]. Многокомпонентные программы позволяют получить объединенный эффект комбинации разнонаправленных профилактических стратегий. Составными компонентами интегративных профилактических программ часто являются знания о наркотиках и последствиях их употребления, развитие мотивации на укрепление здоровья, формирование жизненных навыков, навыков разрешения проблем, поиска и восприятия социальной поддержки, обучения навыкам противостояния давлению употребить наркотики и защиты себя и других сверстников в ситуациях, связанных с возможным употреблением наркотиков. Несовместимая с употреблением вредных веществ альтернативная деятельность (спорт, творчество, культурные мероприятия, хобби и т.д.) и формирование системы ценностей, норм поведения и жизненного стиля, как правило, являются компонентами интегративных профилактических программ.
Так как в качестве одной из основных причин возникновения девиации среди детей и подростков многие российские и зарубежные ученые выделяют просчеты школы. Условия риска в школе это, во-первых, функциональная несостоятельность педагога, проявляющаяся в подмене личностно-ориентированного подхода к ребенку деятельностью по контролю за формальным соблюдением учащимися правил внутришкольного поведения, во-вторых, субъективная сложность изучаемого материала для ребенка, вследствие чего он утрачивает интерес к учебе как способу самоутверждения и саморазвития и, в-третьих, социально-психологические сложности межличностного взаимодействия ребенка с коллективом класса и его отдельными представителями.
С целью предупреждения отклонений в поведении осуществляется комплекс мер социально-психологического, медицинского и педагогического характера, направленных на недирективную нейтрализацию воздействия отрицательных факторов социальной среды на личность, получивший название скрытая (латентная) профилактика [22, 117, 138, 155, 161, 172]. Мы в нашей работе полностью придерживаемся принципов данного подхода.
Основой профилактических мер является деятельность, направленная на:
создание оптимальных психолого-педагогических и социально-психологических условий для нормального осуществления процесса социализации личности;
осуществление психолого-педагогической и социальной помощи семье, детям и подросткам;
обеспечение мер социально-правовой защиты ребенка.
Выделяется несколько уровней скрытой профилактической деятельности:
решение социально-экономических, культурных и других задач общегосударственного масштаба по более полному удовлетворению материальных и духовных потребностей людей;
меры по педагогической ориентации инфраструктуры микросоциума, направленные на оздоровление микросреды, в которой протекает жизнедеятельность человека;
индивидуальная воспитательно-профилактическая работа, направленная на коррекцию и предупреждение отклонений в поведении детей и подростков.
Различают следующие виды профилактической деятельности: первичная, вторичная, третичная [102].
Первичная профилактика – комплекс мер, направленных на предотвращение негативного воздействия биологических и социально-психологических факторов, влияющих на формирование отклоняющегося поведения (деятельность учреждений сферы здравоохранения по своевременной диагностике патологий внутриутробного развития детей; решение проблемы занятости досуга детей и подростков силами учреждений системы школьного и внешкольного образования).
Именно первичная профилактика (ее своевременность, полнота и систематичность) является важнейшим видом превентивных мероприятий в области предотвращения отклонений в поведении детей и подростков.
Вторичная профилактика – комплекс медицинских, социально-педагогических и прочих мер, направленных на работу с несовершеннолетними, имеющими девиантное поведение. Основными задачами вторичной профилактики являются недопущение совершения подростком более тяжелого проступка, правонарушения, оказание своевременной социально-психологической поддержки подростку, находящемуся в сложной жизненной ситуации.
Третичная профилактика – комплекс мер социально-психологического и юридического характера, имеющих целью предотвращение совершения повторного преступления подростком, вышедшим из мест лишения свободы.
Кроме того, принято различать профилактику общую и специальную.
Общая профилактика предполагает осуществление ряда предупредительных мероприятий, направленных на предотвращение возникновения тех или иных проблем в обозримом будущем ребенка (развитие познавательной активности ребенка как определенная гарантия отсутствия проблем в школьном обучении), либо на предупреждение той или иной проблемы непосредственно перед ее возникновением (массовая подготовка детей к поступлению в школу на базе старших групп детских садов как профилактика отклонений в поведении, связанных с кризисом 7 лет – начала обучения).
Специальной профилактикой называется система мер, направленных на решение определенной задачи: профилактика девиантного поведения, профилактика подросткового суицида и т.п.
На уровне девиантного поведения профилактическую функцию выполняют институты семьи и школы в лице родителей, учителей, социальных педагогов и психологов школы, а также система внешкольных досуговых учреждений микросоциума. Сутью скрытой профилактической деятельности на данном этапе является создание для ребенка и подростка условий и возможностей, с одной стороны, удовлетворять свои потребности социально положительными способами, а с другой, своевременно предлагать квалифицированную недирективную помощь в субъективно сложной для ребенка жизненной ситуации, могущей стать ситуацией риска.
В отечественной социально-педагогической науке существует понятие педагогически ориентированной инфраструктуры микросоциума (введено В.Г. Бочаровой [107] – совокупности функций и ресурсов всех социальных институтов, организаций и ведомств конкретной территориальной единицы (двора, микрорайона, города), направленных на обеспечение успешной социализации подрастающего поколения. Формирование подобной инфраструктуры – одно из самых перспективных направлений в области профилактики отклонений в поведении детей и подростков.
Перевоспитание (как и воспитание), а также формирование здорового образа жизни достигает цели, если оно вызывает у педагогически запущенных подростков потребность в самоисправлении, улучшении себя, если достигнут определенный уровень в самопознании, выработана способность к самоанализу, осознается необходимость соответствия своей личности и своего поведения требованиям общества.
Под влиянием биологических и социальных факторов в образе «Я» подростка приоритетное развитие получают следующие грани самоутверждения:
потребность в признании своего «Я», своего имени, своей внутренней психологической сущности и внешних физических данных;
утверждение своего «Я» в социальном пространстве личности в общении с окружающими людьми;
потребность в признании в своей группе, коллективе (в определенных социальных ролях);
потребность в признании своей сущности как представителя пола (половая идентификация);
самостоятельность личности, реализация своих прав среди людей, претензия на взрослость, проба различных ролей.
Если же какая либо грань самоутверждения не получает должного развития, или же не созданы условия для ее реализации, ребенок автоматически попадает в «группу риска», пополняя ряды асоциальных подростков, в это время и происходит первая проба наркотиков.
Современный российский психолог-исследователь В.В. Козлов в своей книге «Социальная работа с кризисной личностью» пишет, что в настоящее время многие ученые склонны рассматривать индивидуальную и социальную идентичность не как полярные и взаимоисключающие процессы, а, скорее, взаимодополняющие. При этом автор выделяет три базовых структуры, с которыми отождествляется и идентифицируется личность: «Я» - материальное; «Я» - социальное и «Я» - духовное. По его мнению, каждая структура идентификации имеет центр и отличается по содержанию; по значимости и объему занимаемого пространства в структуре личности; мерой устойчивости и временем существования. Например, центром «Я» - материального автор считает образ своей телесности и отношение к телу. К данному центру примыкают вторичные материальные идентификации: пол, возраст и качества, которые высвечивают отношения к своей телесности, биологической данности.
Мы согласны с В.В. Козловым, который считает стержневой структурой, вокруг которой разворачивается социальное Ego, интегративный статус, т.е. то социальное положение, которым содержательно наполнено жизненное пространство и на которое направлена активность человека. При этом жизненное пространство выступает в качестве основного смысло-деятельностного поля человека, в котором кем-то человек (в нашем случае - подросток) идентифицирован. Интегративный статус диктует определенный уклад жизни, круг интересов, сферу общения, способ жизни, мировоззрение, ценностную ориентацию, мотивацию и т.п. Психолог отмечает то, что ядро Я-духовного – это интимные, сакральные смыслы, которые касаются главных проблем бытия: одиночества, проблем смысла жизни, экзистенциальной грусти, тоски, смерти, служения.
Позиция В.В Козлова для нас интересна тем, что рассматривая идентичность, он поднимает вопрос о методах воздействия и методах взаимодействия с кризисными состояниями личности и с кризисной личностью, поскольку личностный кризис выступает как некая прерывность в линейной области эволюции личности как сложной системы. Он рассматривает идентичность как некую структуру, состоящую из определенных элементов, переживаемую субъективно как чувство тождественности и непрерывности собственной личности при восприятии других людей признающими эти тождество и непрерывность. Он пишет, что чувство идентичности сопровождается ощущением целенаправленности и осмысленности собственной жизни и уверенности во внешнем одобрении. Данный подход означает совершенно иной подход в развитии ядерных качеств личности взрослеющего подростка и необходимость его учета в профилактической работе. Мы видим, что в коррекционной работе с подростками необходим оптимально-личностный подход, который представляет собой целесообразное сочетание методов положительного и отрицательного стимулирования, «золотую середину». Нахождение этого сочетания требует от всех, кто общается с подростком, причастен к его воспитанию, высокого профессионализма.
Таким образом, социальные отклонения представляют собой нарушения социальных, нравственных, юридических норм, установленных обществом и государством, с одной стороны, и являются конкретным человеческим поведением, обусловленным социально-экономическими, политическими, нравственными, культурными и иными потребностями молодых людей, интересами и задачами общества на определенных этапах его развития, с другой. Это взаимосвязанный и взаимозависимый процесс, который требует социального контроля и недирективных форм воздействия.
1.5. Выводы
В первой главе данной работы мы узнали, что девиантное поведение всегда связано с каким-либо несоответствием человеческих поступков, действий, видов деятельности, распространенным в обществе или группах нормам, правилам поведения, идеям, стереотипам, ожиданиям, установкам, ценностям.
Существуют разнообразные взаимосвязанные факторы, обусловливающие генезис девиантного поведения: индивидуальный фактор, действующий на уровне психобиологических предпосылок девиантного поведения, которые затрудняют социальную и психологическую адаптацию индивида; педагогический фактор, проявляющийся в дефектах школьного и семейного воспитания; психологический фактор, раскрывающий неблагоприятные особенности взаимодействия индивида со своим ближайшим окружением в семье, на улице, в коллективе; социальный фактор, определяющийся социальными, экономическими, политическими и т.п. условиями существования общества.
С точки зрения психологии девиантного поведения виктимность – психологическое свойство личности, возникающее вследствие дефекта интерактивного культурогенеза и характеризующееся предрасположенностью личности стать жертвой фрустрации социогенных и персоногенных воздействий, ведущих к деформации развития личности. Виктимная личность характеризуется следующими показателями: снижение уровня мотивации, заниженная самооценка, дефицит ценностных ориентаций, высокий конформизм и т.д. Она как психологический феномен имеет следующие основные индикаторы: тревожность; эмоциональная ригидность; эмоциональная вязкость; эмоциональная монотонность; эмоциональное огрубление; эмоциональная тупость; утрата эмоционального резонанса; алекситимия. Девиантным поведением считается такое, при котором наблюдаются отклонения хотя бы от одной из общественных норм. В зависимости от способов взаимодействия с реальностью и нарушения тех или иных норм общества девиантное поведение разделяется на пять типов: делинквентное, аддиктивное, патохарактерологическое, психопатологическое, на базе гиперспособностей.
Девиантное (отклоняющееся) поведение имеет следующие клинические формы: агрессия; аутоагрессия (суицидальное поведение); злоупотребление веществами, вызывающими состояния измененной психической деятельности (алкоголизация, наркотизация, табакокурение и др.); нарушения пищевого поведения (переедание, голодание); аномалии сексуального поведения (девиации и перверсии); сверхценные психологические увлечения («трудоголизм», гемблинг, коллекционирование, «паранойя здоровья», фанатизм религиозный, спортивный, музыкальный и пр.); сверхценные психопатологические увлечения («философическая интоксикация», сутяжничество и кверулянство, разновидности маний – клептомания, дромомания и др.); характерологические и патохарактерологические реакции (эмансипации, группирования, оппозиции и др.); коммуникативные девиации (аутизация, гиперобщительность, конформизм, псевдология, нарциссическое поведение и др.); безнравственное и аморальное поведение; неэстетичное поведение.
Центральным психологическим новообразованием в подростковом возрасте становится формирование у подростка своеобразного чувства взрослости, как субъективного переживания отношения к самому себе как к взрослому. Физическое возмужание дает подростку ощущение взрослости, но социальный статус его в школе и семье не меняется. И тогда начинается борьба за признание своих прав, самостоятельности, что непременно приводит к конфликту между взрослыми и подростками. В результате возникает кризис подросткового возраста. Суть подросткового кризиса составляет свойственные этому возрасту подростковые поведенческие реакции. К ним относятся: реакция эмансипации, реакция группирования со сверстниками, реакция увлечения (хобби). Главная новая черта, появляющаяся в психологии подростка по сравнению с ребенком младшего школьного возраста, - это более высокий уровень самосознания, потребность осознать себя как личность. Л.С. Выготский считает, что формирование самосознания составляет главный итог переходного возраста. Поведение подростка регулируется его самооценкой, а самооценка формируется в ходе общения с окружающими людьми, а, прежде всего, со сверстниками. Ориентация на сверстника связана с потребностью быть принятым и признанным в группе, коллективе, с потребностью иметь друга, кроме того, с восприятием сверстника как образца, который ближе, понятнее, доступнее по сравнению со взрослым человеком. Таким образом, на развитие самооценки подростка влияют взаимоотношения со сверстниками, с классным коллективом. Психологические изменения подростка: застенчивость и обидчивость, стремление к свободе, соперничество с родителями.
С целью предупреждения отклонений в поведении осуществляется комплекс мер социально-психологического, медицинского и педагогического характера, направленных на недирективную нейтрализацию воздействия отрицательных факторов социальной среды на личность, получившей название скрытая профилактика. Основой профилактических мер является деятельность, направленная на: создание оптимальных психолого-педагогических и социально-психологических условий для нормального осуществления процесса социализации личности; осуществление психолого-педагогической и социальной помощи семье, детям и подросткам; обеспечение мер социально-правовой защиты ребенка. Выделяется несколько уровней скрытой профилактической деятельности: решение социально-экономических, культурных и других задач общегосударственного масштаба по более полному удовлетворению материальных и духовных потребностей людей; меры по педагогической ориентации инфраструктуры микросоциума, направленные на оздоровление микросреды, в которой протекает жизнедеятельность человека; индивидуальная воспитательно-профилактическая работа, направленная на коррекцию и предупреждение отклонений в поведении детей и подростков.
Различают следующие виды профилактической деятельности: первичную, вторичную, третичную. Социальные отклонения представляют собой нарушения социальных, нравственных, юридических норм, установленных обществом и государством, с одной стороны, и являются конкретным человеческим поведением, обусловленным социально-экономическими, политическими, нравственными, культурными и иными потребностями молодых людей, интересами и задачами общества на определенных этапах его развития, с другой. Это взаимосвязанный и взаимозависимый процесс, который требует социального контроля и не директивных форм воздействия.
Ю.А. Клейберг выработал свое понимание термина «девиантное поведение», отражающего, естественно, его психологическую сущность. Девиантное поведение, по его мнению, – это специфический способ изменения социальных норм и ожиданий посредством демонстрации ценностного отношения к ним. Для этого используются собственные приемы самовыражения: сленг, стиль, символика, мода, манера, поступок и т.п. При этом девиантные действия выступают: в качестве средства достижения значимой цели; как способ психологической разрядки, замещения блокированной потребности и переключения деятельности; как самоцель, удовлетворяющая потребность в самореализации и самоутверждении. В последнем случае девиантное поведение непосредственно связано с «Я-концепцией» личности подростка.
Считается, что в подростковых девиациях наиболее ярко выступают следующие особенности: высокая аффективная заряженность поведенческих, реакций; импульсивный характер реагирования на фрустрирующую ситуацию; кратковременность реакций с критическим выходом; низкий уровень стимуляции; недифференцированная направленность реагирования; высокий уровень готовности к девиантным действиям. Указанные особенности подростковой девиантности перекликаются с выявленными во время исследования отклонениями в поведении у обследованных воспитанников школы.
ГЛАВА 2. ДИНАМИКА И ОСОБЕННОСТИ ОТКЛОНЯЮЩЕГОСЯ ПОВЕДЕНИЯ У ПОДРОСТКОВ2.1. Методы и база исследования особенностей отклоняющегося поведения подростков
На основе теоретического анализа литературы по проблеме исследования и с учетом реальной ситуации нами было запланировано и проведено эмпирическое исследование, направленное на изучение особенностей отклоняющегося поведения у подростков, проживающих в Бодайбинском районе Иркутской области, а также изучение возможностей его профилактики в условиях сельской школы.
Мы считаем данную работу по профилактике отклоняющегося поведения актуальной для Иркутской области и нашего района, особенно для поселков, в которых зачастую нет необходимых кадров и материальных возможностей для создания культурно-досуговой среды для детей и подростков. В то же время, определенная отдаленность и даже оторванность на некоторые промежутки времени от «большой земли» во время распутицы не дают возможности молодежи получить возможность качественно повысить уровень проведения свободного времени. На территории поселения, не считая школы (где постоянно работают различные кружки по интересам и предметные факультативы), функционируют музыкальная школа, филиал Дома детского творчества г.Бодайбо, поселковая библиотека, Досуговый центр, секция самбо и вольной борьбы, скаутский отряд «Таймень», филиал молодежного отделения «Молодая гвардия». Все муниципальные, общественные организации и объединения охватывают, в лучшем случае 20-30% учащихся, т.к. многие из них посещают несколько объединений по интересам. Три года назад, когда было действующим основное здание школы, ситуация была в данном отношении более благоприятной, в нем находился единственный в поселке спортивный зал, работали секции волейбола, баскетбола, тенниса и т.д. После пожара, в результате которого это здание было разрушено, учащиеся занимаются в здании мастерских, а уроки физкультуры вынесены на улицу (лыжи, коньки, эстафеты). В холодное время года занятия проходят в неприспособленном для этой цели помещении Досугового центра. Таким образом, у молодежи практически нет возможности полноценно физически развиваться.
В жизни большинства людей поселка алкоголь служит средством общения, развлечения, снятия стресса. Не секрет, что данная ситуация является типичной и для Бодайбинского района, и для Иркутской области, и для страны в целом. Традиции отмечать праздники со спиртными напитками пагубно влияют на подрастающее поколение. По программе переселения жителей северных районов в южные регионы несколько поселков на нашей территории уже закрыты для проживания, все семьи из них получают денежные компенсации для переезда, к сожалению, выделенные средства по целевому назначению тратят только благополучные в социальном отношении люди, именно они и покидают район. А в семьях алкоголиков компенсация чаще всего уходит на закупку спиртного, затем на средства администрации г. Бодайбо они переезжают к нам в поселок, пополняя асоциальную среду. Молодые люди рано приобщаются к вредным привычкам, в основном, подражая окружающим, поэтому потребление алкогольных напитков в подростковой среде стало обыденным и воспринимается ими как норма, но впоследствии это приводит к печальным последствиям. Нередко мы в школе можем наблюдать процессы распада общеучебных умений и навыков, резкое снижение мыслительных процессов у учащихся употребляющих психоактивные вещества, были случаи, когда детский психиатр ставил диагноз деменции у подростков данной категории. [102]
Не лучше ситуация обстоит и по области. По официальным данным Иркутскстата в 2009 году в Иркутской области зарегистрировано 6340 больных с впервые установленным диагнозом «наркологические расстройства» (алкогольные психозы, хронический алкоголизм, наркомания и токсикомания), из них 27% - пациенты 15-19 лет (в 2005 году – соответственно 11316 и 16%). Таким образом, при сокращении числа выявленных больных (за 4 года – на 44%) среди них заметно возросла доля стоящих на пороге самостоятельной жизни. Можно сказать, что данная проблема «молодеет», в молодежной среде снижение числа взятых под медицинское наблюдение было, как правило, не столь радикальным. [121]
К негативным факторам распространения подросткового алкоголизма относится также слабый контроль за реализацией табачных изделий, алкогольных напитков и пива несовершеннолетним в розничной торговле. Запрет на реализацию табака и алкоголя известен всем, но по-прежнему немало представителей торговли, преследующих сиюминутную прибыль в ущерб здоровью будущего поколения. В ГУВД отмечают, что штрафные санкции за реализацию спиртного детям не всегда «отрезвляют» самих торговцев, многие продолжают нарушать закон. По статистике Иркутскстата в 2009 году в ОВД Иркутской области доставлено 6137 подростков за распитие спиртных напитков или появление в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения.
Правонарушители моложе 18 лет «специализируются» на преступлениях против собственности, составляющих 74% совершенных ими противозаконных деяний (43,3% кражи, 19,2% - грабежи, 3,5% - разбои). В числе краж, совершенных подростками, квартирные составляют 34,2%; за год подростками украдено 125 единиц автотранспорта (в 2006 г. – 115). Часть преступлений (22%) подростки совершают в группах совместно со взрослыми (в 2000г. – 55,9%). Каждое шестое преступление подростки совершили, находясь в алкогольном, наркотическом или токсическом возбуждении. На учете в органах милиции в связи с употреблением спиртных напитков состоит 1552 подростка, а употребляющих наркотические и психотропные вещества – 534 человека. [110]
В пьяном состоянии чаще всего покушаются на жизнь и здоровье людей (46,5% нетрезвых преступников), чужую собственность (44,3%), 39,3% преступлений, совершенных лицами в состоянии алкогольного опьянения, характеризуются тяжкими и особо тяжкими.
А в целом у преступности - молодое лицо: более половины (61,5%) граждан, совершивших преступления, моложе 30 лет. За год выявлено 4292 преступника, не достигших совершеннолетия (из них 10% - девушки). Каждый шестой подросток в момент совершения преступления находился в состоянии алкогольного опьянения, 13,5% правонарушителей – подростков не в первый раз привлекаются к уголовной ответственности. К сожалению, полученные статистические цифры полностью подтверждаются данными по району.
Базой нашего исследования явилась МОУ Мамаканская СОШ, обычная общеобразовательная школа для северных районов Иркутской области. Исследования проводились с 2003 по 2010 год. В настоящее время ведется наблюдение за выпускниками школы для изучения пролонгированного результата экспериментальной деятельности.
Отправной точкой к началу нашей экспериментальной работы и внедрения профилактической программы явилось большое количество учащихся в учреждении склонных к употреблению психоактивных веществ. На момент начальной стадии исследования наша школа отличалась от других школ района именно высоким процентом данной группы детей среди школьников и была в числе отстающих по эффективности профилактической работы. При этом психологом и педагогами школы с 2001 по 2003 год было апробировано много коррекционных и профилактических программ различных авторов, рекомендованных Министерством образования, в системе проводились традиционные мероприятия во всех классах. В то время подростки группы риска употребляли табачные изделия, алкоголь, токсические вещества.
Данная проблема изучается нами в течение двенадцати лет. В сентябре 2003 года в МОУ Мамаканской СОШ впервые был проведен мониторинг распространения наркомании среди молодежи (в настоящее время проводящийся ежегодно с 2003 по 2010гг.), который показал необходимость проведения профилактической работы в этом направлении.
Для решения практических задач данной работы была разработана и выполнена программа исследовательской и практической деятельности по данной проблеме, которая проходила в три этапа.
2003-2004гг.: В сентябре 2003г. анкетой ГлавУО и ПО нами были выявлены: а) возрастная группа подростков, наиболее уязвимая для начала употребления психоактивных веществ, и б) факторы, влияющие на возникновение и развитие потребности в употреблении наркотических средств в данной группе подростков для того, чтобы разработать профилактические мероприятия. Выбрана и апробирована программа скрытой профилактики аддиктивного поведения. Для изучения эффективности работы выявленная группа риска 14-15-летних подростков была разделена на две примерно равноценные (по результатам первоначальной диагностики) подгруппы: экспериментальную и контрольную. В экспериментальной подгруппе проведены коррекционно-профилактические мероприятия, а контрольная подгруппа использовалась для проведения экспертизы. Также в мае 2004г. был проведен сравнительный анализ эффективности коррекционных мероприятий.
2003-2009гг.: На основе анализа результатов исследований первого этапа (2004-2005гг.) психокоррекционная программа была дополнена и адаптирована, создан ряд электронных наглядных пособий. С 2006 по 2008г. - для закрепления позитивных изменений увеличено время воздействия на испытуемых, созданы блоки занятий, развивающие связь с семьей и целеполагание; апробировано психолого-педагогическое сопровождение – внедрена работа классных руководителей, обученных на специально организованных для этого психолого-педагогических семинарах и методических совещаниях, в 9-11-х классах. Ежегодно проводилась исследовательская работа по изучению эффективности исправленной психокоррекционной программы теми же методами, что и на первом этапе исследования.
2009-2010гг.: По результатам ежегодного мониторинга, регистрирующим неуклонный рост количества учащихся, потребляющих психоактивные вещества в 5-7-х классах, принято решение о создании новых блоков занятий программы, развивающих коммуникативную культуру для младших подростков. Таким образом, по разработанной нами программе с 2009 года, воздействие оказывается на школьников с 11 до 18 лет. С декабря 2009г. наша программа внедряется в воспитательные системы некоторых школ Бодайбинского района. С сентября 2010 года после проведенного обучения на психолого-педагогических семинарах начата систематическая, планомерная работа классными руководителями во всех классах. В настоящее время идет подготовка к разработке профилактической программы для младших классов.
Базой нашего исследования явилась МОУ Мамаканская СОШ Бодайбинского района Иркутской области. На первом этапе исследования принимало участие 166 человек (из них 26 юношей 27 девушек 11-12 лет, 37 юношей и 30 девушек 13-14 лет, 20 юношей и 22 девушки 15-16 лет, 3 юноши и 4 девушки 17-18 лет).
Методы исследования. Для выявления группы риска и изучения факторов, влияющих на формирование психозависимой личности в данном социуме была использована анкета мониторинга, разработанная психологами образования и рекомендованная. (Образец анкеты см. в приложении 1).
Анкета ГлавУОиПО достаточно объемна, она содержит 69 пунктов и позволяет оценить социальную среду, в которой живет подросток, так как она охватывает практически все сферы его жизни (возраст, сведения о семье, ее жилищном, экономическом и социальном положении, о взаимоотношениях в семье; о здоровье подростка и его отношении к различным сферам жизни общества, школы, сверстников; отношение к здоровому образу жизни; жизненные ценности, планы, интересы и увлечения; склонность к употреблению и причины начала употребления психоактивных веществ, источники информации о психоактивных веществах, возможность их приобретения, знания о вреде их употребления, отношение к проблеме наркотиков, отношение к людям, употребляющим психоактивные вещества). Анкета позволяет выявить причины аддиктивного поведения и наркотизации молодежи, помогает выбрать адекватные методы профилактики, выявить состояние профилактической работы в образовательном учреждении, наметить пути их решения. Главный результат первого этапа мониторинга в 2003 году – выявленная группа риска, в частности восьмые классы (42 чел.-20 девушек и 22 юноши).
Для более глубокого анализа и выбора программы коррекции, выявленная группа риска была обследована по методике «Определение склонности к отклоняющемуся поведению» (А.Н.Орел). Данная методика является стандартизированным тест - опросником, предназначенным для измерения склонности подростков к реализации различных форм отклоняющегося поведения. Опросник представляет собой набор специализированных психодиагностических шкал, направленных на измерение готовности к реализации отдельных форм отклоняющегося поведения. Методика предполагает учет и коррекцию установки на социально желательные ответы испытуемых. Шкалы опросника делятся на содержательные и служебную. Содержательные шкалы направлены на измерение психологического содержания комплекса связанных между собой форм девиантного поведения, то есть социальных и личностных установок, стоящих за этими проявлениями. Служебная шкала предназначена для измерения предрасположенности испытуемого давать о себе социально – одобряемую информацию, оценки достоверности результатов опросника в целом, а также для коррекции результатов по содержательным шкалам в зависимости от выраженности установки испытуемого на социально – желательные ответы. Опросник включает два варианта (мужской, в котором 98 вопросов, и женский, в котором 107 вопросов), содержащие следующие шкалы:
шкала установки на социально – желательные ответы,
шкала склонности к преодолению норм и правил,
шкала склонности к аддиктивному поведению,
шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению,
шкала склонности к агрессии и насилию,
шкала волевого контроля эмоциональных реакций,
шкала склонности к делинквентному поведению,
шкала принятия женской социальной роли (только для девушек).
(Образец анкеты см. в приложении 2).
Одновременно в процессе работы нами применялся и специализированный тест склонности к риску, построенный К. Левитиным в форме личностного опросника. На каждый вопрос опросника испытуемый может дать один из пяти вариантов ответа, каждый из которых оценивается в баллах, которые в свою очередь суммируются и дают возможность оценить склонность к риску в сравнении с нормой.
(Образец анкеты см. в приложении 3).
Методикой «Познай самого себя» Грачева С.Г. (1982 г.), рекомендуемой Министерством образования РФ для использования в средних общеобразовательных учреждениях, нами изучались: замкнутость, контактность и общительность, эмоциональная устойчивость, рациональность, практичность и добросовестность, непосредственность, разумность и проницательность, способность к самоконтролю и целеустремленности., как общительность, эмоциональная устойчивость, способность к самоконтролю. Опросник состоит из 30 высказываний, по каждому из которых предлагается три варианта ответов — «а», «б», «в». [25]
Данная методика позволяет выявить:
по критерию «замкнутость — общительность» нуждается ли подросток в обществе других, скептически ли относится к знакомым, довольно строго судит других или же он общителен и добродушен, открыт и сердечен. Свойственны ли ему естественность и непринужденность в поведении, внимательность и мягкосердечие по отношению к людям.
«эмоциональная устойчивость — неустойчивость» - подвержен ли учащийся чувствам и склонен ли к быстрой смене настроения. Выдержан, спокоен, реалистичен ли его взгляд на вещи. Практичен и добросовестен ли он, легко ли следует общепринятым нормам, правилам поведения. Свойственна ли ему некоторая ограниченность, излишняя внимательность к мелочам. Обладает ли богатым воображением и, как следствие, высоким творческим потенциалом.
«рациональность, расчетливость» - свойственны ли расчетливость и достаточная проницательность, умение разумно оценивать события и окружающих людей. Либо возможна прямолинейность, естественность и непосредственность в поведении.
«самоконтроль» - всегда ли дисциплинирован, присуща ли ему внутренняя конфликтность, хорошо ли контролирует свои эмоции и поведение или для него не представляет особого труда придерживаться общепринятых правил.
Исходя из описанных критериев, мы видим, что данная методика измеряет значимые личностные характеристики, по ее результатам определялся уровень сформированности личностных качеств в группах:
групповой коэффициент контактности и общительности,
групповой коэффициент эмоциональной устойчивости,
групповой коэффициент практичности и добросовестности,
групповой коэффициент разумности и проницательности,
групповой коэффициент самоконтроля и целеустремленности.
(Образец анкеты методики см. в приложении 4).
Формирующий психолого-педагогический эксперимент. После проведения коррекционной работы (для скрытой профилактики наркомании нами был подобран блок групповых занятий Гарифуллина Р.Р. [22]), учащиеся были обследованы вторично по методике «Определение склонности к отклоняющемуся поведению» (А.Н.Орел) и, дополнительно, методом наблюдения регистрировались видимые изменения в поведении подростков, по результатам данных методов и были сделаны выводы об эффективности работы психолога. Когда был проведен анализ коррекционной работы, по результатам диагностики были внесены поправки в программу:
дополнительно внесены некоторые занятия, для увеличения ее эффективности,
созданы электронные наглядные пособия для существенного снижения времени подготовки к занятиям, а также для использования данной программы психологами, педагогами и классными руководителями.
В течение всего времени работы мы в качестве дополнительного метода исследования использовали наблюдение, с его помощью мы изучали взросление подростков, с которыми была проведена психокоррекционная работа, она показала глубину коррекции деструктивной зависимости. Общий объем выборки первого по третий этап составил 1336 учащихся в возрасте от 11-18 лет.
В настоящее время нами ежегодно проводится мониторинг распространения наркомании (общее количество выборки за двенадцать лет составило 1336 чел., возраст от 11 до 18 лет), ведутся занятия, эффективность которых анализируется и сравнивается с результатами первого и третьего этапа. Также проводится внедрение программы в школах Бодайбинского района Иркутской области.
2.2. Результаты лонгитюдного исследования склонности к отклоняющемуся поведению у подростков
Анализ результатов предварительного тестирования исследований первого этапа, проведенных в МОУ Мамаканской СОШ методом анкетирования, рекомендованным Глав УО и ПО, показал прямую зависимость распространения употребления табачных изделий и спиртных напитков среди подростков от употребления их родителями (см. приложение 1). В тех семьях, где существуют проблемы в межличностных отношениях, ребята курят «для успокоения».
Согласно полученным данным в семьях процветает пивной алкоголизм, используется ненормативная лексика, в них иногда наказывают детей, при этом только менее трети родителей разговаривают между собой вежливо. Только по этим ответам мы уже видим, что в семьях посредством примера формируется девиантное поведение.
Проблемы в семьях возникают на почве неодобряемых родителями увлечений подростков, проявления ими «самостоятельности», из-за «плохих» друзей, а также из-за употребления родителями или ребятами спиртного. Основные проблемы возникают в семьях, где родители не учитывают возрастные особенности подростков («из-за увлечений и упрямства»), толкая тем самым, а также своим собственным примером своих детей к употреблению наркотических средств. Большинство ребят доверяют родителям при получении информации о вреде наркотических веществ, но проблема в том, что родители редко вовремя это делают. К этому выводу мы пришли при анализе ответов на вопросы анкеты отдельными учащимися.
Образ здорового образа жизни ребята видят лишь в том, чтобы не употреблять психоактивные вещества, забывая о том, что не менее важно жить полноценной духовной жизнью. Они не видят смысла в том, чтобы осмысливать свои поступки. Более трети учащихся не любят учиться, либо делают это плохо, основная их масса – 50% – оценивает свой учебный труд как средний. Продолжать обучение намерены чуть более трети из числа опрошенных.
В группе риска большее количество ребят восьмых классов. В этот период ребята обычно не интересуются спортом серьезно, они пока не задумываются о смысле жизни, в свободное время они «ничем особым не занимаются», просто «гуляют», более 60% просто развлекаются и «общаются», что видно из результатов анкетирования. Не любят интеллектуальный отдых, чаще смотрят комедии, «ужасы», «боевики», фантастику и приключения по телевизору, играют в компьютерные игры. Причем большинство ребят либо слышали музыку, либо видели фильмы, рекламирующие употребление наркотиков!
Среди опрошенных подростков курят постоянно – 9,1% человек, изредка – 5,4%, пробовали 1 раз и не курят – 23.5%, раньше курили, но бросили – 12,7%, не курили никогда – 35,5% чел. В основном ребята начинают курить до 15 лет (см. приложение 1).
Выявленными при помощи ежегодного (2003-2010гг.) мониторинга основными причинами употребления табачных изделий являются: неумение организовать свой досуг (16,87%), курение табачных изделий помогает успокоиться (36,75% общего числа опрошенных, причем 100% - курящих), подражание деструктивному образу жизни окружающих подростка людей (26,88% из общего числа опрошенных, 100% - курящих), идентификация себя с асоциальными сверстниками (57,8%). При этом подростки рассматривают свое отклоняющееся поведение как исследовательское, на короткий период времени («попробую, побалуюсь и брошу»).
Ребята знают, что курение негативно сказывается на здоровье курящего, на его потомстве, на некурящих окружающих, но это их мало волнует. Они понимают, что неприлично курить в общественных местах, но на вопрос «Если вы курите, то какова будет ваша реакция, когда кто-нибудь попросит не курить в его присутствии?» ответили, что выполнят просьбу только 42%. Таким образом, мы видим, что навыки ассертивного поведения не сформированы, необходимо активизировать работу в данном направлении.
Изучение вопросов анкеты, представленных в приложении 1, показало, что начало употребления подростками спиртных напитков (пик частоты проб) приходится на период с 14 до 15 лет (56% из числа опрошенных). К 17-ти годам без латентного коррекционно-профилактического воздействия количество ребят, не употребляющих спиртные напитки, сводится к нулю.
Начало употребления подростками спиртных напитков показывает, что ребята пробуют их в период с 11 до 14 лет, 30% из них выпивают изредка, причем о вреде алкоголя на организм они озабочены ненамного менее, чем на проблемы с родителями, в случае его употребления. Пробуют спиртные напитки чаще всего с 10 до 14 лет (56% из числа опрошенных). Любят пить пиво, для утоления жажды 13% подростков из общего числа респондентов! К 17-ти годам количество ребят, не употребляющих спиртные напитки, сводится к нулю (см. приложение 1).
Среди опрошенных подростков уже 37% знают людей, употребляющих наркотики и имеют точные сведения по тому, где их можно достать (только 38% затруднились с ответом). Все опрошенные понимают вред здоровью и социальный вред наркотических веществ, но при этом,6,6% признались, что «денег не хватило» на покупку наркотика. Впервые наркотики пробуют чаще всего из-за любопытства, жизненных проблем, по принципу «запретный плод сладок». Сведения о вреде психоактивных веществ, которые предоставляют школьные специалисты, вызывает негативную реакцию только у 26,5% опрошенных.
По мнению подростков, основными причинами употребления наркотических веществ являются:
– некуда деть себя в свободное время (в поселке ограниченное количество предлагаемых подросткам сфер деятельности);
– подражание зарубежной моде и образу жизни (сказывается негативное влияние СМИ, отечественных и западных фильмов, развлекательных программ и рекламы);
– «все вокруг так делают», за компанию;
- для более 40% из опрошенных курение помогает успокоиться и отвлечься.
Таким образом, полученная нами информация мониторинга по склонности к деструктивному поведению показала необходимость переосмысления проводимой профилактической работы в школе, коррекции и перехода ее на качественно новый уровень, замены традиционных методов работы альтернативными, личностно-ориентированными ее формами.
Динамика распространения склонности к деструктивному поведению на параллелях 5-7 классов указывает на неуклонный рост количества детей группы риска, употребляющих психоактивные вещества.
Таблица 1
Сводная таблица ежегодного мониторинга употребления психоактивных веществ в 5-7-х классах (группа риска)
Учебные
годы /
Параллели классов 2003-2004 2004-2005 2005-2006 2006-2007 2007-2008 2008-2009 2009-2010
Количество учащихся, употребляющих ПАВ, в %
5-е классы 26,3 21,7 26,9 37,5 32,4 45,5 44,4
6-е классы 17,1 42,1 39,1 34,6 58,3 37,8 90
7-е классы 17,1 19,5 42,1 43,5 50 33,3 45,9
Показатели, отраженные в таблице 1 и на диаграмме рисунка 2 дают основание утверждать, что традиционные профилактические мероприятия необходимо пересматривать и модернизировать учебно-воспитательный процесс для повышения его эффективности.
Рисунок 2. Динамика употребления ПАВ в 5-7-х классах (в период с 2003 по 2010гг.)
Наряду с общей оценкой мы также изучали склонность к отклоняющемуся поведению в зависимости от пола у подростков группы риска, выявленной на первом этапе (восьмые классы, 42 чел. – 20 девушек и 22 юноши) по методике «Определение склонности к отклоняющемуся поведению» (А.Н. Орел). Анализ полученных результатов показал, что девушки более склонны к отклоняющемуся поведению (см. рис 3) по следующим критериям:
склонность к преодолению норм и правил – всего по группе 28,57% (из них 28,57% девочек, 0% мальчиков),
склонность к аддиктивному поведению – всего по группе 19,05% (из них 19,05% девочек, 0% мальчиков),
склонность к самоповреждающему и саморазрушающему поведению – всего по группе 7,14% (из них 7,14% девочки, 0% мальчиков),
склонность к агрессии и насилию – всего по группе 9,52% (из них 9,52% девочек, 0% мальчиков),
склонность к делинквентному поведению – всего по группе 21,43% (из них 19,05% девочек, 2,38% мальчиков),
при этом трудность в управлении своими эмоциями испытывают - всего по группе 57,09% (из них 52,33% мальчика и 4,76% девочек).
Исследования показали, что девочки-подростки (13-14 лет) проявляют большую склонность к асоциальным формам поведения (28,7%), включая злоупотребление различными веществами, изменяющими психическое состояние, алкоголь, токсикоманию и курение табака (19,05%), что можно рассматривать как форму деструктивного поведения. Аддиктивное поведение можно рассматривать как псевдоадаптационный стереотип, направленный на поддержание внутреннего психоэмоционального равновесия, стремление снизить рассогласование личностных отношений в значимых для подростков сферах отношений (к себе, к другим, к собственной деятельности, что объясняет т такой показатель как затруднение в принятии женской социальной роли у девочек – респондентов (50%).
Вместе с тем показатель способности управления своими эмоциями у девочек достаточно высокий (трудности испытывают лишь 4,76% девочек), что может быть использовано как ресурс личностного роста при психологическом сопровождении их взросления.
При этом мальчики – подростки проявляют незначительные показатели (в сравнении с девочками) склонностей к таким формам девиантного поведения как: склонность к нарушению норм и правил, склонность к аддиктивному поведению, склонность к самоповреждающему и саморазрушающему поведению, склонность к агрессии и насилию, склонность к делинквентному поведению. Однако более половины обследуемых подростков – мальчиков (52,33%) испытывают трудности в управлении своими эмоциями, что возможно, лежит в основе формирования поведения по рисковому типу.
Рисунок 3. Различия в проявлениях склонности к отклоняющемуся поведению между мальчиками и девочками в подростковом возрасте
Образец анкеты см. в приложении 2, результаты – в приложении 4 (табл. 15 и 16).
Настораживает процент девушек, испытывающих затруднения в принятии женской социальной роли (см. рис. 4). В ответах на вопросы анкеты присутствует низкий уровень послушания, желание быть мальчиком, принятие агрессивных стереотипов поведения, желание служить в армии, предпочтение рискового поведения, нежелание выполнять домашние обязанности, в детстве предпочтение машин куклам, пренебрежительное отношение к своей внешности и т.д.
Рисунок 4. Принятие женской социальной роли девочками в подростковом возрасте
По специализированному тесту «Склонности к риску» (К. Левитина), были выявлены следующие результаты среди респондентов (см. рис. 5):
высокий уровень- 2,38% девочек, 16,67% мальчиков,
выше среднего уровня - 23,81% девочек, 33,33% мальчиков,
ниже среднего уровня - 21,43% девочек, 2,38% мальчиков,
низкий уровень – 0% девочек, 0% мальчиков.
Изучение результатов специализированного теста «Склонности к риску» Левитина показало, что у мальчиков уровень выраженности склонности к риску составляет у мальчиков 50%, в то же время у подростков – девочек высокий и выше среднего уровня составляет 26,19%. То есть, наши результаты, подтверждают мнение специалистов по данному вопросу [52, 59, 61, 68, 84], считающих, что те личностные потребности подростка, которые он не может реализовать в нормальном поведении и состоянии сознания, будут активно искаться в других состояниях и нестандартных группах. Т.е. возможно быстрое развитие девиантного поведения, а затем и аддикций.
Рисунок 5. Различия в степени выраженности склонности к риску между мальчиками и девочками в подростковом возрасте
Анализ мониторинга склонности к отклоняющемуся поведению показал необходимость профилактики и в некоторых случаях систематической коррекционной работы. Полученные результаты психологического исследования легли в основу основных блоков составленной нами психокоррекционной программы скрытой не директивной, а личностно-ориентированной профилактики отклоняющегося поведения, направленной на развитие личности взрослеющего подростка.
2.3. Выводы
Результаты исследования выявленной группы риска (с 14 до 15 лет) показали, что описанная авторами личностная нестабильность [4, 7-10, 50, 53, 59, 102], когда противоположные черты, стремления, тенденции сосуществуют и борются друг с другом, определяя противоречивость характера и поведения взрослеющего ребенка, полностью подтверждается. Наши девочки-подростки (13-15 лет), возможно, стремясь к самостоятельности, проявляют большую склонность к асоциальным формам поведения, включая злоупотребление психоактивных веществ, что можно рассматривать как форму деструктивного поведения. Подростки впитывают образцы и эталоны «взрослости» и подстраивают их под себя, иногда, стремясь к самостоятельности, они буквально «отталкивают» от себя близких им людей, пытаясь оградить некоторые сферы своей жизни от вмешательства взрослых.
Вместе с тем показатель способности управления своими эмоциями у девочек достаточно высокий, что может быть использовано как ресурс личностного роста при психологическом сопровождении их взросления.
При этом мальчики – подростки проявляют незначительные показатели (в сравнении с девочками) склонностей к таким формам девиантного поведения как: склонность к нарушению норм и правил, склонность к аддиктивному поведению, склонность к самоповреждающему и саморазрушающему поведению, склонность к агрессии и насилию, склонность к делинквентному поведению. Однако более половины обследуемых подростков – мальчиков испытывают трудности в управлении своими эмоциями, что возможно, лежит в основе формирования поведения по рисковому типу.
Исследования первого этапа, проведенные в МОУ Мамаканской СОШ методом анкетирования, показали прямую зависимость распространения употребления табачных изделий и спиртных напитков среди подростков от употребления их родителями. Основные проблемы возникают в семьях, где родители не учитывают возрастные особенности подростков, толкая тем самым, а также своим собственным примером своих детей к употреблению наркотических средств. В группе риска большое количество ребят 14-15 лет. В этот период у респондентов нет достаточных навыков и знаний для социального приспособления к условиям жизни, для борьбы с искушениями психоактивных веществ. Если же говорить о готовности самим принимать решения, то здесь прослеживается явная тенденция к несамостоятельности. Причем нельзя утверждать, что все подростки дали о себе достоверную негативную информацию об употреблении табака, алкоголя и наркотических веществ, поэтому можно говорить о том, что существует некоторый процент занижения статистики, который мы не можем измерить.
Мы увидели в поведении подростков определенные признаки конформного поведения, что дает нам основание предполагать, что они испытывают трудности в чувстве уважения к себе, чувстве собственного достоинства. Методом наблюдения нами было зарегистрировано незнание ими психологических закономерностей, механизмов, эффективных способов межличностного взаимодействия для создания основы более эффективного и гармоничного общения и как следствие – частые конфликты.
У подростков группы риска присутствуют признаки снижения мотивации самовоспитания и саморазвития, сниженного волевого контроля эмоциональных реакций, личностная нестабильность. Ярко проявляется неумение осознавать ответственность, неумение осознавать источник телесного напряжения, затруднения в выявлении сходств и различий себя и окружающих, неумение распознавать собственные потребности, насущные потребности и реальные потребности. Нами выявлено неумение находить оптимальные пути удовлетворения своих потребностей.
У подростков слабо выражено осознание связей с семьей, возможно, это является основой снижения принятия девочками женской социальной роли, осознание образа семьи и себя в ней. Мы видим, что подросткам необходима помощь в снижении агрессивного поведения по отношению к родным. Заниженная самооценка, неумение увидеть свои положительные качества, неумение справляться со стрессом часто являются причинами употребления психоактивных веществ и вовлечения в асоциальную среду, а, значит, следует обучать подрастающее поколение этим жизненно важным навыкам. Ребята не могут информацию, поступающую от окружающих, воспринимать критически, у них не развито умение распознавать, правильно квалифицировать и пресекать манипуляции, а, следовательно, защищать себя от них. Ребят необходимо учить разоблачать такие воздействия.
Все ранее сказанное свидетельствует, что для подростков необходимы специальные занятия, направленные на развитие навыков и знаний для конструктивного социального приспособления и способствующие склонности к самоанализу. Это дает основание утверждать, что традиционные профилактические мероприятия необходимо пересматривать и модернизировать учебно-воспитательный процесс для повышения его эффективности. Если этого не делать, то к выпуску из школы около 100% учащихся (согласно исследованиям нашим и некоторых авторов[64, 70, 73, 88-90]) будут в той или иной мере подвержены склонности к отклоняющемуся поведению и особенно к аддикции.
ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ АПРОБАЦИИ СКРЫТОЙ ПРОФИЛАКТИКИ ОТКЛОНЯЮЩЕГОСЯ ПОВЕДЕНИЯ
3.1. Программа скрытой профилактики отклоняющегося поведения у подростков «Я выбираю себя»
Мониторинг выявления группы риска на параллелях 5-11-х классов также показывает неуклонный рост количества детей, употребляющих никотин и алкоголь. Полученные данные указывают на то, что ситуация по школе имеет тенденцию к ухудшению, растет количество учащихся, употребляющих психоактивные вещества, наблюдается склонность к различным формам отклоняющегося поведения, что указывает на необходимость нахождения новых форм и методов профилактической работы. Эти результаты показывают, что существующая традиционная профилактическая работа, направленная на запугивание подростков возможными негативными последствиями употребления психоактивных веществ, недостаточно эффективна и требует разработки новых форм и методов, новых подходов к ее решению существующих проблем.
За время работы в школе мы изучили и апробировали многие программы профилактики отклоняющегося поведения и аддикций, и авторские, и адаптированные, и рекомендованные Министерством образования. Но чаще всего методический материал в них сводится к рассказу о наркотиках, их вреде для организма, примерах противоправного поведения. Всем специалистам давно известно, что если ребенку постоянно говорят о том, что нельзя делать или пробовать, закономерно возникает интерес по принципу: «Запретный плод сладок». В результате мы пришли к выводу: большинство из этих методик профилактики деструктивного поведения несут в себе скрытую рекламу наркотиков! Мы согласны с авторами [22, 61, 91, 95], которые считают необходимым проводить более эффективную профилактику. Она включает в себя:
диагностику предрасположенности к употреблению психоактивных веществ (чем больше личностных потребностей не реализовано, тем больше вероятность того, что подросток будет искать нестандартные способы их удовлетворения, т.е. чем больше нерешенных личностных задач – тем больше вероятность приобщения к девиациям;
выбор психокоррекционно-образовательного метода позволяющего подростку естественным способом реализовывать себя;
проведение скрытого профилактического воздействия на всем протяжении подросткового периода, особенно в неблагополучных районах.
Латентное воздействие на личность подростка. Судьба человека во многом зависит от того, что он думал, чувствовал, делал в подростковом возрасте, особенно в 14-17 лет, иногда этот период называют «возрастом принятия решений». Подхватилин Н.В. [120, с.5] пишет, что «переход из школы во взрослую жизнь – один из ключевых моментов жизни человека, поэтому именно этому периоду родители, психологи и педагоги должны уделять особенно пристальное внимание. Насколько старшеклассники готовы к ожидающей их «социализации», к вхождению в мир взрослых? Готовы ли подростки самостоятельно принимать решения, достаточно ли у них навыков, знаний и желания стать хозяевами собственной жизни, самим строить свою судьбу?»
Мы согласны с автором, который считает, что подростковый период развития ребенка – последняя возможность повлиять на формирование его личности, характера. Интерес ребят в этом возрасте к психологии, философии, религии не случаен – он связан с формированием лобных долей мозга, с возникшей потребностью подростка контролировать себя.
А чтобы контролировать себя, надо знать себя – кто я? Вот почему подросткам так важно понять, кто они в этом мире. Поэтому навыкам саморефлексии и самопознания в нашей программе уделяется большое внимание.
Также Подхватилин Н.В. думает, что подросток – маленький философ, который познает не только себя, но и свое место в среде обитания, он эмпирически исследует жизнь – «трогает» одно, потом другое. Это – «колется», то – «жжется», и он заново открывает для себя мир человеческих отношений… Мы полностью согласны с автором, который утверждает, что любое «асоциальное» (с точки зрения взрослых) поведение сам подросток рассматривает как исследовательское.
Божович Л.И. в книге «Личность и ее формирование в детском возрасте» [14] пишет, что развитие в 11-17 лет идет быстрыми темпами, особенно много изменений наблюдается в плане формирования личности. И, пожалуй, главная особенность подростка – личностная нестабильность. Кон И.С. [69] полагает, что противоположные черты, стремления, тенденции сосуществуют, борются друг с другом, определяя противоречивость характера и поведения взрослеющего ребенка.
Все вышесказанное свидетельствует о том, что для подростков необходимы специальные занятия, направленные на удовлетворение познавательной потребности и способствующие самоанализу.
В этом периоде взросления учащихся более эффективно действуют не директивные методы воздействия (мягкое, скрытое воздействие), поэтому практически все занятия нами построены не на проблемно-ориентированной, а на личностно-ориентированной коррекции, которая развивая личность дает и косвенный эффект снижения склонности к отклоняющемуся поведению. Некоторые блоки программы рассчитаны и на кумулятивный (долгосрочный) эффект, результаты которого можно диагностировать только по прошествии долгого времени после воздействия.
Преподавание следует рассматривать не как насаждение «незыблемых» психологических знаний, а как психокоррекционный процесс, в котором предполагается такое отношение к проблеме учащегося как к недостатку психических навыков разрешить ее. И вся «терапия» сводится к тому, чтобы развить необходимые навыки путем обучения управлению своими психическими процессами для создания нового эффективного поведения.
Априори мы работаем с подростком так, чтобы он мог справиться не с одной задачей, относящейся к определенному случаю, которую мы решаем на занятии, а имел возможность перенести навык ее решения на другие проблемные ситуации, чтобы был готов справиться с вновь возникшими трудностями.
Таким образом, старшеклассник на занятиях нашего курса получает навыки системного решения проблем, чтобы противостоять постоянно меняющимся жизненным трудностям. То есть действие нашей программы шире, чем те задачи, решение которых мы перед собой ставим в настоящее.
По результатам мониторинга, проведенного по анкете Глав УО и ПО, было решено проводить коррекционную работу по программе «Скрытая профилактика наркотизма» Гарифуллина Р.Р. В соответствии с теоретическими выкладками и реальными условиями школы наиболее перспективными направлениями коррекционной работы, а также после анализа полученных результатов после скрытого воздействия на подростков, мы приняли решение о коррекции, дополнении и адаптации этой программы. На основе существующих уже изученных нами профилактических курсов и программы Гарифуллина, из которой мы взяли принцип латентного влияния на личностное развитие учащихся, являющийся для нас приоритетным, и блок занятий, формирующих жизненно–важные качества.
На третьем этапе работы в течение трех последующих лет мы апробировали различные методики и техники, лучшими из которых дополняли и корректировали нашу программу, адаптировали ее к подростковому возрасту. В конце 2007 года она была завершена и получила название «Я выбираю себя». После ее апробации мы проанализировали полученные результаты и увидели, что она стала более эффективной, школьные результаты по уровню распространения никотиновой и алкогольной зависимостей стали выше районных на 17%, работа наркопоста была признана лучшей на уровне Бодайбинского района.
Созданная нами программа имеет целостный, научно-обоснованный комплексный, системный и личностно-ориентированный характер и охватывает основные психологические задачи взрослеющего подростка.
В курсе занятий «Я выбираю себя» учащемуся предлагается минимум необходимых сведений в области человеческой культуры, разъясняются опасности одностороннего некритического восприятия ее ценностей, ухода от действительности и от своего социального окружения. Также предоставляется помощь подростку с наименьшими потерями, связанными с жизненными ошибками неудачного личного опыта, совершить переход из детства во взрослую жизнь.
Курс «Я выбираю себя» помогает правильному, положительному самоутверждению личности в различных сферах: социальной, половой, деловой, творческой, духовно-нравственной; даст возможность развить у подростков защитные способности, чтобы противостоять безнравственности и аморальности в нашем обществе.
Цель курса: скрытая профилактика отклоняющегося поведения.
Задачи:
формирование оптимальной мотивации к здоровому образу жизни;
формирование уважения к себе, чувства собственного достоинства;
формирование эмоционально положительной Я-концепции: я нравлюсь, способен, значу;
составление индивидуальной программы коррекции своих качеств в различных сферах;
формирование способностей к активному самопроявлению и самовыражению сообразно своим личностным особенностям.
Ожидаемый результат:
Подростки научатся свободно выражать свои чувства, поступать в соответствии со своими желаниями, быть таким, каков есть, — это залог психологического комфорта.
Учащиеся привыкнут к взаимодействию со сверстниками, научатся ценить его, станут более коммуникативными, откровенными, в том числе и в общении с педагогом.
Ребята научатся понимать человека, смогут говорить на доступном языке, на языке понятий собеседника.
Они научатся информацию воспринимать критически, а не на веру.
Участники курса убедятся в своих положительных качествах и преимуществах благодаря мнению группы.
Ребята познакомятся с психологическим уровнем стресса: умением переключаться на другую деятельность, осознавать причину беспокойств и неадекватных реакций, находить источник возможного стресса и нейтрализовывать его.
Во время занятий у учащихся будет развиваться способность распознавать, правильно квалифицировать, пресекать, защищать, разоблачать манипулятивные воздействия и на основании этого корректно вести себя с теми, кто будет пытаться манипулировать ими. Учащиеся научатся распознавать истинные намерения манипуляторов, уяснят для себя, что истинный друг тот, кто не давит, не манипулирует, говорит о своих чувствах, доверяет тебе.
Содержание курса «Я выбираю себя»
I. Потребности личности в самовыражении, самоутверждении, самозащищенности, возрастные и индивидуальные особенности. Я-концепция личности и механизм самоутверждения.
Программа направлена на актуализацию основных сфер самоутверждения личности подростка, которые являются универсальными компетенциями и реализуются в различных сферах его жизни: социальной, деловой, творческой, духовно-нравственной.
II. Социальное самоутверждение личности. Потребность в общественном признании. Авторитет. Диалектика «Я» и «Мы». Способы самоутверждения в коллективе: активность, самостоятельность мнения, принципиальность, участие в самоуправлении, независимость.
Потребность в общении и ее проявления. Коммуникативный контакт со сверстниками и взрослыми. Структура общения, его средства.
Законы общения: доминанта на лицо другого, принцип заслуженного собеседника, круг общения.
Правила общения по Карнеги. Правила поведения в компании. Три способа достижения хорошего отношения к себе.
III. Отношения с другим полом. Любовь. Семья. Счастье. Дети.
IV. Самоутверждение и творчество. Творчество с точки зрения психологии, науки, религии, практики. Задатки, способности, талант, условия их развития. Способности — основной инструмент самовыражения и самоутверждения личности. Талант и труд. Правила жизни и творческой деятельности (из биографий великих людей). Честолюбие и тщеславие.
V. Нравственная сфера. Честность, порядочность, обязательность, ответственность, самостоятельность и независимость как черты личности, способствующие самоутверждению в обществе и своём собственном мнении. Самооценка своих нравственных качеств, самоутверждение в себе Человека. Гуманистическое самоутверждение: добро и доброта, правда и справедливость, любовь к ближнему, прощение, служение людям.
VI. Формирование жизненных навыков. Конечно, жизненные навыки формируются самой жизнью. Но этот процесс идет активно и целеустремленно, если его контролируют педагоги и родители. Более того, в него можно вносить организующее начало, в том числе в процессе группового общения. Ведь навыки могут быть полезными, бесполезными и вредными. От последних учащихся надо уберегать, вырабатывать у них соответствующие психологические реакции и умения. Основные из них:
Умение отказываться от рискованных предложений.
Видеть положительные и отрицательные стороны явлений.
Взаимодействие со сверстниками.
Выражать правильно свои чувства.
Обучение эффективному общению.
Развивать уверенность в себе.
Управлять своими чувствами.
Укрепление связи с семьей.
Развивать критическое мышление.
Навык принятия решения.
Осознание негативных влияний, давлений и манипуляций со стороны других.
Сюда входит способность распознавать, правильно квалифицировать, пресекать, защищать, разоблачать такие всевозможные воздействия и на основании этого корректно вести себя с теми, кто хочет манипулировать учащимися.
Таблица 2
Латентное воздействие на отдельные стороны личности взрослеющего подростка
№ п/п Блоки программы «Я выбираю себя» Цель проведения Воздействие на отдельные стороны личности взрослеющего подростка
Блок коммуникативной компетенции Профилактика отклоняющегося поведения (аддиктивной и агрессивной его формы). 1. Формирование уважения к себе, чувства собственного достоинства;
2. Развитие умения свободно выражать свои чувства, поступать в соответствии со своими желаниями, быть таким, каков есть.
Блок «Эмоциональной и поведенческой гибкости» Профилактика отклоняющегося поведения (склонности к нарушению норм и правил, склонность к самоповреждающему и саморазрушающему поведению). Повышение волевого уровня контроля эмоциональных реакций. 1. Расширение со-сознания и самосознания учащихся в аффективной сфере, что является основным условием развития эмоциональной гибкости учащихся и оптимизации их поведения и деятельности.
2. Исследование психологических проблем участников тренинговой группы и оказание помощи в их решении.
2. Улучшение субъективного самочувствия и укрепление психического здоровья участников тренинга.
3. Изучение участниками тренинга психологических закономерностей, механизмов, эффективных способов межличностного взаимодействия для создания основы более эффективного и гармоничного общения.
4. Развитие самосознания и самоисследование участников тренинга с целью изменения и коррекции поведения.
5. Формирование способностей к активному самопроявлению и самовыражению сообразно своим личностным особенностям.
6. Содействие процессу личностного развития, реализации творческого потенциала, достижению оптимального уровня жизненной удовлетворенности.
Блок «На тропе доверия» Профилактика отклоняющегося поведения (склонности к делинквентному поведению, склонность к агрессии и насилию). Снижение склонности к риску. 1. Оптимизация и поддержка процесса становления эго- идентичности.
2. Обучение подростков приемам общения, стимулируя развитие их коммуникативной культуры. Формирование умения конструктивно действовать в конфликтных ситуациях.
3. Формирование мотивации самовоспитания и саморазвития, обеспечение личности подростка необходимыми психологическими ресурсами и средствами для развития волевого контроля эмоциональных реакций.
Блок скрытой профилактики наркотизма Профилактика девиантного поведения через формирование разумности и самоконтроля участников тренинга, развитие эмоциональной устойчивости, снижение склонности к риску, снижение склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению. Формирование ассертивного поведения. Создание условий для снижения личностной нестабильности, формирования самоидентичности подростков через:
1. умение осознавать ответственность,
2. умение осознавать источник телесного напряжения, выявление сходств и различий себя и других участников, умение распознавать собственные потребности, умение распознавать насущные потребности, умение распознавать реальные потребности,
3. умение находить оптимальные пути удовлетворения потребностей,
4. умение правильно выражать свои чувства, критически мыслить и принимать решения.
Блок «Жизнь, счастье» Развитие самосознания подростков как личностный ресурс для самоактуализации личности. 1. Создание условий для развития самосознания – осознание ценностей, смысла, понимание, ради чего жить.
2. Формирование готовности к самостоятельному принятию решений и развитие умения принять на себя ответственность за совершенные поступки, развитие волевого контроля эмоциональных реакций.
3. Составление индивидуальной программы коррекции своих качеств в различных сферах – развитие целеполагания.
Блок «Семья» Формирование адекватного принятия социальной роли у подростков.
Формирование мотивации к здоровому образу жизни. 1. Осознание и укрепление связи с семьей, осознание образа семьи.
2. Помощь в преодолении склонности к непринятию социальной роли женщины, снижение агрессивного поведения по отношению к родным.
2. Осознание образа семьи, которую хотел бы создать подросток, развитие навыков целеполагания, разумности, практичности и способности осознавать и правильно квалифицировать свои ожидания.
Заключение Профилактика саморазрущающего поведения через формирование эмоционально положительной «Я» - концепции: я способен, значу.
1. Ответы на вопросы: Над чем стали задумываться? Какие важные решения для себя приняли? Какие перспективы на будущее? Какие чувства сейчас? – оценка глубины коррекционно-профилактического воздействия.
2. Закрепление положительного образа «Я» - повышение эмоционального благополучия подростков, снижение тем самым склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению.
Учебно-воспитательный процесс курса направлен к тому, чтобы формировать у учащихся доминантную установку на улучшение себя, самовоспитание — от исправления своих поступков и поведения; самовоспитания воли и характера, к ответственности и принципиальности.
Методы. Особенность преподавания курса «Я выбираю себя» — работа с внутренним миром подростка, с его переживаниями, интеллектуальными проявлениями, интересами, отношениями. Занятия проводятся один раз в неделю в течение одного полугодия, продолжительность каждого занятия 90 минут, некоторые занятия объединены и проводятся методом погружения в каникулярное время.
В процессе занятий применяются словесные, наглядные и практические методы, причем две трети времени отводится практической и тренинговой формам работы. Диагностические задания можно успешно сочетать с тренинговыми и формирующими.
Основной метод, используемый на занятиях, — беседа и диалог на основе обсуждения выдвигаемых идей, мыслей, практических ситуаций, событий. Часто применяются (в особенности при рефлексии) высказывания по кругу.
Широко применяются письменные работы учащихся (продолжи предложение, творческий рассказ, мой выбор и др.), в которых они излагают свои переживания и мнения очень откровенно (при этом педагог-психолог должен соблюдать профессиональную этику психологов).
Игра — эффективнейшее средство социализации подростка, его приобщения к нормам и ценностям общества. Играя ту или другую роль, подросток не только мысленно перевоплощается в другого человека, а расширяет, обогащает, углубляет свою личность, свое «Я».
Во время занятий применяются различные аудиовизуальные средства: таблицы, схемы, фотографии, фрагменты видеофильмов, магнитофонные записи, компьютерные презентации и мультимедийные средства. К некоторым занятиям рекомендованы аудио-, видео- или литературные задания. Они не всегда напрямую связаны с содержанием занятия, но всегда служат экскурсом к урокам.
Эпиграфы, афоризмы, поговорки, «Мысли мудрых людей» и др. в пособиях представляют учащимся дополнительную область для размышления.
Методика социально-педагогических ситуаций – проб. Одна из важнейших задач курса — подготовка школьников к вхождению в реальную жизнь, к решению жизненных проблем, управление процессом школьного периода социализации и, как следствие, снижение риска девиантного и делинквентного поведения. Социальные ситуации-пробы также стимулируют у учащихся доминантную установку на самосовершенствование, вселяют веру в собственное «Я», формируют убеждение, что причины неудач человека кроются, прежде всего, в нем самом, а не в тех обстоятельствах, которые окружают человека. Социализация означает процесс и результат включения человека в целостную систему социальных отношений: с одной стороны это социальная адаптация личности к социальным условиям, а с другой — ее социальная автономизация.
Структура занятия (см. табл. 3). В плане каждого занятия предусмотрены следующие части: разминка, завязка - проблемная ситуация, формирующая соответствующую мотивацию для занятий, основная часть, где рассматриваются в теоретическом и практическом плане вопросы основного материала, упражнения, практические работы на закрепление и применение, подведение итогов, рефлексия — для подростков это способ прислушаться к себе, поразмышлять о своем внутреннем состоянии и его причинах. Но в зависимости от тематики структура может варьироваться. Для психолога организация рефлексии — основной метод руководства процессами самосовершенствования учащихся. Релаксация — расслабление, выход из интеллектуальной сферы. Один из приемов такой релаксации состоит в переключении на эмоциональное восприятие произведений искусства.
Эффективность курса «Я выбираю себя» значительно повысится, если удастся наладить взаимодействие с классными руководителями. Оно может быть выражено в следующих формах:
Учителям предоставляется, не нарушая правила психологической этики, информация, характеризующая класс или личность учащихся, для построения конструктивных педагогических взаимодействий.
С учителями-предметниками и классными руководителями проводятся психолого-педагогические семинары, знакомящие их с содержанием программы и методикой проведения некоторых блоков курса.
Анализ работ учащихся позволяет понять, какая иерархия ценностей формируется у отдельных подростков, построить индивидуальный подход к ним.
Учебно-методическое обеспечение курса «Я выбираю себя» включает следующие материалы:
Методическое пособие по преподаванию курса для учителей, психологов, социальных педагогов, которое содержит программу, тематическое планирование, списки доступной литературы.
Серия диагностических методик, приведённых в программе и указанных в ссылках на литературу.
Набор упражнений, тренингов, дидактических игр, также приведённых в программе и указанных в ссылках на литературу.
Наглядные рисованные материалы, представленные в пособиях и настенных плакатах.
Наглядные пособия в виде компьютерных презентаций.
Рекомендательные списки литературы отдельно для учащихся и учителей.
Диагностическая база. Средства психолого-педагогической диагностики (анкеты, опросники, тесты, игры) подобраны и адаптированы к возрастным особенностям учащихся, условиям места и отведенного времени. Значение их для учебного процесса состоит в том, что они дают материал для анализа, самоанализа и обсуждения вопросов, а также для создания должной мотивации и эмоционального тонуса занятий.
Широко применяются проективные методики: тематические рисунки (форма и цвет), минисочинения, фантазирование и др.
Формы работы: индивидуальная, групповая; лекции, игры, тренинги, ситуации-пробы, дискуссии и т.д.
Таблица 3
Тематическое планирование курса «Я выбираю себя»

п/п Название темы Кол-во
часов Форма проведения Образовательный продукт
1 Осуществи себя 1 Беседа, диагностика «Готовы ли вы к самореализации?» Пирамида потребностей Маслоу. Ситуация - проба «утраченные возможности»
Блок коммуникативной компетентности – 11 часов
2 Знакомство 1 Тренинг Биография
3-4 Представление о себе 2 Тренинг Рисунок «Радость», надпись для футболки
5-6 Овладение способами невербального общения– 2 Тренинг Список эмоций, инсценировка песни
7 Развитие наблюдательности в общении 1 Тренинг Умение увидеть незначительные изменения в поведении
8 Развитие умения слушать другого (барьеры общения) 1 Тренинг Умение увидеть и преодолеть барьеры в общении
9 Развитие навыков точной передачи информации 1 Тренинг Диалог
10 Мысль изреченная 1 Тренинг Коллективная «картина путешествия», «текст для другого»
11 Мои права и права других людей 1 Тренинг Декларация прав человека
12 Завершение работы по теме «Тренинг коммуникативной компетентности» 1 Тренинг Новогодняя елка
Блок «Эмоциональной и поведенческой гибкости» - 14 часов
13 Эмоциональные состояния 1 Тренинг Схема – изображение эмоции
14 Отрицательные (негативные) эмоции (работа с отрицательными эмоциями) 1 Тренинг Доводы «за» и «против» отрицательных эмоций, способ борьбы с гневом
15 Безобидный тренинг 1 Тренинг глубокий на 6 часов История игрушки, табличка «Исследуем нерациональные требования», список благодарности
16 Положительные (позитивные) эмоции (работа с положительными эмоциями) 1 Тренинг Способы создания хорошего настроения
17-18 Средства экспрессии 2 Тренинг Развитие навыков рефлексии, изменение эмоциональных состояний
19-21 Аутогенная тренировка 3 Тренинг Умение снятия эмоционального напряжения и физической усталости, улучшения самочувствия, повышения работоспособности и творческой активности.
22 Тренировка поведения 1 Тренинг Умение выявить манипуляцию
Блок «На тропе доверия» - 8 часов
23 На тропе доверия 1 Тренинг Запрещающий знак
24 «Тропа доверия» 1 Тренинг Сплочение коллектива
25 «Давайте жить дружно» 1 Тренинг Закончи предложение…
26 «Я среди людей» 1 Тренинг Декларация о правах подростка
27 «Мои ожидания. Моя ценность» 1 Тренинг Умение договариваться
28 Как справляться со своими недостатками 1 Тренинг «Контракт с самим собой о добрых делах»
29 Лидерские качества 1 Тренинг Собирательный портрет лидера
30 Открытка от одиночества 1 Тренинг Рисунок «Одиночество», открытка другу
Блок скрытой профилактики наркотизма - 11 часов
31 Самосознание 1 Тренинг «Кто я?»
32 Ответственность 1 Тренинг Умение осознавать ответственность
33 «В ответе за тех кого приручил» 1 Тренинг Определение понятия ответственность
34 «Знакомство с телом» 1 Тренинг Умение осознавать источник телесного напряжения.
35 Развитие самооценки 1 Тренинг Описание сходств и различий себя и других участников
36 Формирование направленности личности на распознавание собственных потребностей. 1 Ток-шоу
«Пусть говорят» - дискуссия Умение распознавать собственные потребности
37 Осознание своих естественных насущных потребностей 1 Ток-шоу
«Пусть говорят» - дискуссия Умение распознавать насущные потребности
38 Осознание своего внутреннего мира и освобождение от внутренних запретов, надуманно сконструированных под внешним влиянием. 1 Ток-шоу
«Пусть говорят» - дискуссия Умение распознавать реальные потребности
39 Поиск и нахождение оптимальных путей удовлетворения насущных потребностей. 1 Ток-шоу
«Пусть говорят» - дискуссия Умение находить оптимальные пути удовлетворения потребностей
40-41 Формирование жизненных навыков 2 Тренинг Умение правильно выражать свои чувства, критически мыслить и принимать решения
Блок «Жизнь, счастье» - 3 часа
42 Вечные вопросы жизни 1 Дискуссия Ситуация - проба «Монах»
43 Счастье. 1 Беседа Ситуация-проба «Брак по-итальянски»
44 Каждый — сам кузнец судьбы 1 Круглый стол Ситуация-проба «Брак по расчёту»
Блок «Семья» - 3 часа
45 У начал семьи 1 Дискуссия Ситуация-проба «Поиски настоящего»
46 3аконы сохранения счастья 1 Диспут Тест на совместимость, Ситуация - проба «Измена»
47 Будущим родителям о будущих детях 1 Беседа Сочинения и рефераты:
Семья, в которой я живу.
Семья, которую хотел бы создать.
Как я буду воспитывать своего ребёнка (моё «Поучение детям»).
Заключение
48 «Чемоданчик пожеланий в дорогу» 1 Тренинг Телеграммы участникам
Вне плана: индивидуальные консультации по запросу
Итого: 48 За последние годы нашей работы нами выстроена система психолого-педагогического сопровождения воспитательного процесса по профилактике употребления психоактивных веществ среди учащихся в МОУ Мамаканской СОШ (см. рисунок 6). На методических объединениях и психолого-педагогических семинарах все классные руководители и педагоги школы прошли обучение по работе с классами по программе «Я выбираю себя». Все блоки программы распределены по возрастным группам в соответствии с возрастными особенностями и личностным взрослением учащихся.
841691226683Ежегодный мониторинг выявления группы риска
0Ежегодный мониторинг выявления группы риска

Рисунок 6. Схема системы психолого-педагогического сопровождения воспитательного процесса по профилактике употребления ПАВ среди учащихся в МОУ Мамаканской СОШ
5-е классы. На этом возрастном этапе происходит адаптация учащихся в среднем звене, поэтому приоритет отдается работе классного руководителя, который проводит беседы и отдельные блоки из профилактической программы («Знакомство», «Представление о себе», «Овладение способами невербального общения»).
6-е классы. На этом возрастном этапе приоритет отдается работе классного руководителя, который проводит индивидуальные и групповые беседы, использует отдельные блоки из профилактической программы («Развитие умения слушать другого (барьеры общения)», «Развитие навыков точной передачи информации»).
7-е классы. На этом возрастном этапе начинается подростковый кризисный период, но особое внимание уделяется работе классного руководителя, который является одним из самых близких в школе людей, продолжает проводить индивидуальные беседы и фронтально на класс - отдельные блоки из профилактической программы («Мои права и права других людей», «Тренинг коммуникативной компетентности»).
8-е классы. Современные восьмиклассники, рано созревая физически, раньше ощущают и необходимость в социальном признании и социальном утверждении своей личности. Часто в это время значительно снижается и авторитет классного руководителя.
Это возраст первых «взрослых» проб и ошибок. Именно в этот период, особенно в начале учебного года, после летних каникул, когда явно заметно снижение контроля со стороны родителей, и регистрируется резкое увеличение числа потребляющих психоактивные вещества. Так же как в других параллелях при помощи анкеты мы выявляем среди учащихся группу риска, но в отличие от других классов, работа ведется только с этой группой.
Приоритет отдается работе психолога, который совместно с классным руководителем проводит тренинги и основные блоки из профилактической программы (тренинг «Эмоциональной и поведенческой гибкости», тренинг «На тропе доверия», тренинг скрытой профилактики наркотизма).
По специализированному тесту «Склонности к риску» (К. Левитин) и по методике «Определение склонности к отклоняющемуся поведению» (А.Н.Орел) нами определяется склонность к деструктивному поведению. При помощи этих методик мы также определяем и степень эффективности профилактической работы. К концу года количество ребят группы риска значительно снижается.
9-е классы. На этом возрастном этапе учащиеся заканчивают первую образовательную ступень, некоторые из них определяют дальнейший образовательный маршрут, и в это время повышается значимость классного руководителя, поэтому и приоритет снова отдается его работе по темам: «Вечные вопросы жизни», «Счастье».
10-е классы. На этом возрастном этапе ранней юности приоритет также отдается работе классного руководителя, который продолжает работу по темам: «Каждый — сам кузнец судьбы», «У начал семьи».
11-е классы. На этом возрастном этапе классный руководитель завершает работу по профилактической программе («3аконы сохранения счастья», «Будущим родителям о будущих детях»).
5-11-е классы. Ежегодно проводится мониторинг на параллелях классов, который показывает динамику количества учащихся, употребляющих психоактивные вещества.
Профилактика наркозависимости должна быть направлена, прежде всего, на и поддержание здоровых личностных установок. Для этого используются методы скрытой профилактики, поддержание самооценки на высоком и самодостаточном уровне. Все личностные убеждения подростков пластичны и подвержены влиянию извне. Поэтому работа с ними специалистов должна пониматься как долгосрочная программа действий, которая обеспечит поддержку и развитие их внутреннего мира до выхода во взрослую жизнь.
3.2. Анализ результатов скрытой профилактики склонности к отклоняющемуся поведению
После проведения психологической работы по скрытой профилактике девиантности подростков мы проанализировали полученные результаты, чтобы узнать, способствует ли наша программа снижению склонности к отклоняющемуся поведению у подростков.
В контрольной группе по итогам диагностики можно увидеть, что динамика носит отрицательный характер в исследуемых параметрах поведения, это ожидаемые результаты, т.к. коррекционной работы там не проводилось.
Полученные данные после психокоррекционной работы в экспериментальной группе проверялись разными методами:
методом наблюдения, определившим, что из экспериментальной группы 4,76% учащихся бросили курить (в контрольной группе значительных изменений не произошло);
метод беседы выявил, что 14,29% ребят решили не пробовать спиртное и заниматься спортом, при этом они провели беседы с родителями о необходимости ведения здорового образа жизни, также они решили помочь организаторам в проведении Дня здоровья (в контрольной группе –76,19% не считают вредным употребление пива и сигарет в умеренных дозах);
методом простого сравнения результатов входящей и заключительной диагностики отраженной в таблице также показывает положительную динамику после коррекционно – профилактической работы. (Cм. приложение 5, табл. 16 и 17)
Для сравнения результатов групп высчитали среднее арифметическое по каждой шкале. Результаты вычислений отражены в таблицах 4 и 5.
Таблица 4
Результаты методики определения склонности к риску
Группа А (контрольная) Группа Б (экспериментальная)
Первичная диагностика / сред. балл Вторичная диагностика / сред. балл Первичная диагностика / сред. балл Вторичная диагностика / сред. балл
Склонность к риску 41,9±1,52 42,19±1,33 43,2±2,1 42,67±1,86
Результаты таблицы 4, отраженные в диаграмме (рис. 7) показывают, что изменения прослеживаются в группах в разной степени.
41,2
41,4
41,6
41,8
42
42,2
42,4
42,6
42,8
43
43,2
Первичная
Вторичная
Первичная
Вторичная
Группа А
Группа Б
склонность к риску
41,2
41,4
41,6
41,8
42
42,2
42,4
42,6
42,8
43
43,2
Первичная
Вторичная
Первичная
Вторичная
Группа А
Группа Б
склонность к риску

Рисунок 7. Изменение показателей после коррекционной работы
Таблица 5
Результаты методики СОП
Шкалы методики СОП Группа А (контрольная) Группа Б (экспериментальная)
Первичная - сред. балл с погрешностью Вторичная - сред. балл с погрешностью Первичная - сред. балл с погрешностью Вторичная - сред. балл с погрешностью
установка на соц. желательные ответы 3,95±0,48 3,9±0,48 4,14±0,53 4,14±0,38
склонность к нарушению норм и правил 2,58±0,14 2,58±0,17 3,2±0,14 3,04±0,11
склонность к аддиктивному поведению 3,31±0,24 3,4±0,26 3,95±0,3 3,82±0,27
склонность к самопов. и саморазр. поведению 2,66±0,18 2,69±0,16 2,32±0,23 2,1±0,2
склонность к агрессии и насилию 3,53±0,42 3,55±0,4 3,36±0,37 3,27±0,35
волевой контроль эмоционал. R-ций 3,38±0,26 3,28±0,26 3,6±0,3 3,72±0,32
склонность к делинквентному поведению 3,03±0,3 3,08±0,28 3,23±0,36 3,05±0,3
Таблица 6
Изменение уровня показателей по шкалам в процентах
Шкалы методики СОП Группа А (контрольная)/ динамика Группа Б (эксперим.)/ динамика
установка на соц. желательные ответы снижение на 1,27% на прежнем уровне
склонность к нарушению норм и правил на прежнем уровне снижение на 5%
склонность к аддиктивному поведению повышение на 2,65% снижение на 3,29%
склонность к самоповреждающему и саморазрушающему поведению повышение на 1,12% снижение на 9,48%
склонность к агрессии и насилию повышение на 0,56% снижение на 2,68%
волевой контроль эмоциональных реакций снижение на 2,96% повышение на 3,23%
склонность к делинквентному поведению повышение на 1,62% снижение на 5,57%
склонность к риску повышение на 0,69% снижение на 1,23%
Данные таблицы 6 позволяют заключить, что положительная динамика наблюдается в экспериментальной группе (хотя невысокий ее процент указывает на краткосрочность коррекционных мероприятий – необходимо продолжить работу психолога в данном направлении). В контрольной же группе небольшое ухудшение, так как повышаются показатели склонности к отклоняющемуся поведению (см. рис. 8 и 9).
0
0,5
1
1,5
2
2,5
3
3,5
4
установка на
соц.жел.ответы
скл.к наруш.норм и
правил
скл. к
аддикт.поведен
скл.к самоповр и
саморазр
скл.к агрессии и
насил
волев.контр.эмоц.
R-ций
скл.к
деликв.поведен
Группа А Первичная
Группа А Вторичная
0
0,5
1
1,5
2
2,5
3
3,5
4
установка на
соц.жел.ответы
скл.к наруш.норм и
правил
скл. к
аддикт.поведен
скл.к самоповр и
саморазр
скл.к агрессии и
насил
волев.контр.эмоц.
R-ций
скл.к
деликв.поведен
Группа А Первичная
Группа А Вторичная

Рисунок 8. Сравнение входящей и заключительной диагностики группы А по СОП
0
0,5
1
1,5
2
2,5
3
3,5
4
4,5
установка на
соц.жел.ответы
скл.к наруш.норм и
правил
скл. к
аддикт.поведен
скл.к самоповр и
саморазр
скл.к агрессии и
насил
волев.контр.эмоц.
R-ций
скл.к
деликв.поведен
Группа Б Первичная
Группа Б Вторичная
0
0,5
1
1,5
2
2,5
3
3,5
4
4,5
установка на
соц.жел.ответы
скл.к наруш.норм и
правил
скл. к
аддикт.поведен
скл.к самоповр и
саморазр
скл.к агрессии и
насил
волев.контр.эмоц.
R-ций
скл.к
деликв.поведен
Группа Б Первичная
Группа Б Вторичная

Рисунок 9. Сравнение входной и заключительной диагностики группы Б по СОП
Для определения степени выраженности эффективности коррекционной работы между уровнями до и после воздействия отдельно для опытной и контрольной групп мною был использован метод Стьюдента, т.к. сравнивались результаты одной и той же группы.
Нами определялась достоверность разницы, которая показывала достоверность полученных позитивных изменений.
Результаты отражены в таблицах 7 и 8 (см. также приложение 6, табл. 18 и 19).
Таблица 7
Различия по показателям методики СОП в экспериментальной и контрольной группах (по t – критерию Стьюдента)
Шкалы методики СОП Группа А (контрольная),
t-критерий Группа Б (экспериментальная),
t-критерий
установка на соц. желательные ответы -0,525 0
склонность к нарушению норм и правил 0,07 -1, 941
склонность к аддиктивному поведению 0,779 -0,673
склонность к самопов. и саморазр. поведению 0,156 -2,848
склонность к агрессии и насилию 0,29 -1,333
волевой контроль эмоционал. реакций -1,005 1,835
склонность к делинквентному поведению 0,427 -1,91
Таблица 8
Различия по показателям методики определения склонности к риску в экспериментальной и контрольной группах (по t – критерию Стьюдента)
Группа А (контрольная),
t-критерий Группа Б (экспериментальная),
t-критерий
Склонность к риску 0,154 -1,023
Степень свободы для обеих групп - 20 (n – 1), поэтому значение критерия t равно 1,73.
Данные таблиц позволяют сделать вывод, что величина t для шкал, изучающих, склонность к нарушению норм и правил, склонность к самоповреждающему и саморазрушающему поведению, волевой контроль эмоциональных реакций, склонность к делинквентному поведению выше той, которая необходима для уровня значимости 0,05 при 20 степенях свободы. Иными словами, порог вероятности для такого t ниже 0,05. таким образом, нулевая гипотеза может быть отвергнута, и разница между результатами первичной и заключительной диагностики является достоверной. Таким образом, результатами вычислений по методу Стьюдента для зависимых выборок мы доказали выдвинутую ранее гипотезу, что в данных (являющихся наиболее важными при профилактике наркомании) формах отклоняющегося поведения методика скрытой профилактики наркомании является эффективной.
Но, величина t для шкал, изучающих установку на соц. желательные ответы, склонность к аддиктивному поведению, а также склонность к агрессии и насилию, ниже той, которая необходима для уровня значимости 0,05 при 20 степенях свободы. Иными словами, порог вероятности для такого t выше 0,05. таким образом, нулевая гипотеза не может быть отвергнута, и разница между выборками недостоверна. Это говорит о том, что коррекционно - профилактическая работа по программе скрытой профилактики не дает достаточной эффективности в данных параметрах поведения (возможно из-за того, что проводилась групповая работа, а не индивидуальная) и для них необходимо выбирать и апробировать другие психокоррекционные методики.
Поэтому наша программа была дополнена индивидуальными занятиями и адаптирована к условиям образовательного пространства школы. Затем мы заново апробировали ее, получив более высокие результаты по данным параметрам. Так как нами выше подробно описаны исследования эффективности начального этапа нашей работы, для того, чтобы не описывать анализ всех групп в последующие годы, результаты эффективности занятий мы представили в таблице 9.
Таблица 9
Динамика изменения показателей диагностики по методике СОП в группе риска с 2003 по 2010г. (в средних баллах)

Выявленные группы риска (подростки 14-15 лет)
2003/2004
г.г. (42 чел.) 2004/2005
г.г. (35 чел.) 2005/2006
г.г. (41 чел.) 2006/2007г.г. (19 чел.) 2007/2008г.г. (23 чел.) 2008/2009г.г. (26 чел.) 2009/2010г.г. (24 чел.)
Первичная Вторичная Первичная Вторичная Первичная Вторичная Первичная Вторичная Первичная Вторичная Первичная Вторичная Первичная Вторичная
Шкалы методики СОП
установка на социально-желательные ответы
4,14 4,14* 3,96 3,92* 4,22 4,23* 4,04 4,03* 4,36 4,24* 3,86 3,94* 4,24 4,16*
склонность к нарушению норм и правил
3,20 3,04** 3,45 3,31** 3,27 3,10** 3,80 3,57** 2,97 2,76** 3,26 3,09** 3,21 3,02**
склонность к аддиктивному поведению
3,95 3,82* 4,05 3,90* 3,87 3,62** 4,12 3,84** 3,60 3,43** 3,63 3,47** 4,15 3,91*
склонность к самоповреждающему и саморазрушающему поведению
2,32 2,10** 2,64 2,45** 2,48 2,27** 2,06 1,95** 2,51 2,33** 2,54 2,33** 2,16 1,87**
склонность к агрессии и насилию
3,36 3,27* 3,78 3,64* 3,18 2,95** 3,10 2,88** 3,51 3,10** 3,38 2,72** 3,25 2,92**
волевой контроль эмоциональных реакций
3,60 3,72** 2,52 2,68** 3,19 3,34** 2,87 3,09** 2, 93 3,17** 2,52 2,68** 2,77 3,18**
склонность к делинквентному поведению
3,23 3,05** 3,71 3,49** 4,10 3,77** 3,06 2,89** 4,03 3,75** 3,16 2,83** 3,27 3,09**
Примечание: * - p≥0,05, а значит разница между выборками недостоверна;
** - p≤0,05, значит нулевая гипотеза может быть опровергнута, а значит разница между выборками достоверна.

Рисунок 10. Динамика изменения показателей установки ко лжи в группе риска с 2003 по 2010г. (в средних баллах)

Рисунок 11. Динамика изменения показателей склонности к нарушению норм и правил в группе риска с 2003 по 2010г. (в средних баллах)

Рисунок 12. Динамика изменения показателей склонности к аддиктивному поведению в группе риска с 2003 по 2010г. (в средних баллах)

Рисунок 13. Динамика изменения показателей склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению в группе риска с 2003 по 2010г. (в средних баллах)
Мы выявили, что мальчики демонстрируют более высокие уровни прямой и физической агрессии, а девочки – косвенной и вербальной.

Рисунок 14. Динамика изменения показателей склонности к агрессии и насилию в группе риска с 2003 по 2010г. (в средних баллах).
Наблюдения показывают, что на развитие агрессивного поведения подростка влияют различные факторы и немаловажное место среди них занимает семейный фактор, например низкая степень сплоченности семьи, конфликтность, недостаточная близость между родителями и ребенком, нарушения семейного воспитания (гипоопека, гиперопека) и т.д.
Как показано в теоретической главе склонность к девиантному поведению характеризуется снижением критичности к своему поведению, когнитивными искажениями (восприятия и понимания происходящего), снижением самооценки и эмоциональными нарушениями. Субъективно аддиктивное поведение часто проявляется как «потеря контроля» — несмотря на усилия воздерживаться или контролировать поведенческие паттерны в полной мере проявляются вновь и вновь, по графикам же мы видим, что в результате коррекционно-профилактической работы идет стабильное повышение уровня контроля эмоциональных реакций, что позволяет судить об ее эффективности.
Рисунок 15. Динамика изменения показателей волевого контроля эмоциональных реакций в группе риска с 2003 по 2010г. (в средних баллах).
Рисунок 16. Динамика изменения показателей склонности к делинквентному поведению в группе риска с 2003 по 2010г. (в средних баллах).
Особое внимание мы ежегодно уделяем анализу параметров отклоняющегося поведения (методика Орел), результаты которой показывают незначительное улучшение показателей склонности к аддиктивному поведению на первом этапе исследования, а также склонности к агрессии и насилию, динамика изменений которой носит колеблющийся характер. Это позволило нам к 2009 году создать комплексную программу профилактики отклоняющегося поведения (таблица 10).
Таблица 10
Динамика изменения показателей методики склонности к риску по К. Левитину в группе риска с 2003 по 2008г. (в средних баллах)
Выявленные группы риска (подростки 14-15 лет)
2003/2004гг. (42 чел.) 2004/2005гг. (35 чел.) 2005/2006гг. (41 чел.) 2006/2007гг. (19 чел.) 2007/2008гг. (23 чел.) 2008/2009гг. (26 чел.) 2009/2010гг. (24 чел.)
Первичная Вторичная Первичная Вторичная Первичная Вторичная Первичная Вторичная Первичная Вторичная Первичная Вторичная Первичная Вторичная
склонность к риску
43,20 42,67** 45,40 44,59** 41,15 39,80** 39,10 38,72** 43,94 42,68** 45,47 44,61** 43,28 42,52**
Примечание: * - p≥0,05, а значит разница между выборками недостоверна; ** - p≤0,05, значит нулевая гипотеза может быть опровергнута, а значит разница между выборками достоверна.

Рисунок 17. Динамика изменения показателей склонности к риску в группе риска с 2003 по 2010г. (в средних баллах).
Таким образом, анализ результатов по изучению склонности к риску подростков 8-х классов до и после психологического воздействия с использованием нами разработанной пролонгированной программы показывает статистически достоверное снижение количества подростков, склонных к девиантному поведению (к делинквентному поведению, к самоповреждающему и саморазрушающему поведению, к нарушению норм и правил). Данные таблицы 17 позволяют заключить, что положительная динамика наблюдается во всех экспериментальных группах, это дает нам основание предположить, что программа, является эффективной.
При помощи пролонгированного наблюдения, изучения и анкетирования, мы выявили, что в контрольной группе (в настоящее время это десятиклассники), в которой профилактическая работа проводилась педагогами по традиционной схеме (беседы, классные часы, агитбригады и т.д.) наблюдается увеличение числа курящих и употребляющих спиртные напитки учащихся (из всего класса, только 2 чел. (14,3%) не употребляют легальные наркосодержащие вещества – никотин и алкоголь). В тех же группах, в которых проведена психокоррекционная работа с учащимися групп риска, курят и выпивают только несколько человек из класса.
Во время исследования нами ежегодно проводился мониторинг, при помощи которого изучалась социальная ситуация распространения наркотизма методом анкетирования (анкету см. в приложении 1). Эти данные мы отразили в таблице 11 и в диаграммах на рисунках 18-24.
Таблица 11
Изменение социальной ситуации в классах по годам
классы 8-е классы (210 чел) 9-е классы (208 чел) 10-е классы (168 чел) 11-е классы (178 чел) Примечание по выпускным классам
год склонны к ПАВ, в % не склонны к ПАВ, в % склонны к ПАВ, в % не склонны к ПАВ, в % склонны к ПАВ, в % не склонны к ПАВ, в % склонны к ПАВ, в % не склонны к ПАВ, в % 2003 80,95 19,05 41,94 58,06 66,67 33,33 72,73 27,27 В классах работа по нашей программе не проводилась
2004 28,57 71,43 45,23 54,77 68 32 83,33 16,67 2005 32,2 67,8 20 80 20 80 79,17 20,83 2006 47,4 52,6 18,42 81,58 22,86 77,14 12 88 Апробирование и коррекция программы скрытой профилактики девиантного поведения
2007 26,09 73,91 72,22 27,78 20 80 17,14 82,86 2008 38,46 61,54 25 75 85,71 14,29 20,83 79,17 2009 58,33 41,67 17,39 82,61 10 90 100 0 контрольный класс
Рисунок 18. Динамика изменений числа подростков группы риска в сравнении с числом подростков, не склонных к потреблению ПАВ в 8-х классах (в процентах).
Рисунок 19. Динамика изменений числа подростков группы риска в сравнении с числом подростков, не склонных к потреблению ПАВ в 9-х классах (в процентах).
Рисунок 20. Динамика изменений числа подростков группы риска в сравнении с числом подростков, не склонных к потреблению ПАВ в 10-х классах (в процентах).

Рисунок 21. Динамика изменений числа подростков группы риска в сравнении с числом подростков, не склонных к потреблению ПАВ в 11-х классах (в процентах).

Рисунок 22. Динамика изменений числа подростков группы риска в сравнении с числом подростков, не склонных к потреблению ПАВ в экспериментальном 11 классе – 2003-2006гг. (по программе скрытой профилактики наркотизма Гаррифуллина Р.Р., в процентах).

Рисунок 23. Динамика изменений числа подростков группы риска в сравнении с числом подростков, не склонных к потреблению ПАВ в контрольном классе – 2006-2009гг. (в процентах).
Рисунок 24. Динамика изменений числа подростков группы риска в сравнении с числом подростков, не склонных к потреблению ПАВ в экспериментальном 10 классе – 2007-2009гг. (по откорректированной и дополненной программе скрытой профилактики отклоняющегося поведения, в процентах).
Полученные показатели указывают на то, что при систематической работе специалистов по разработанной нами программе скрытой профилактики наркотизма, значительно снижается количество учащихся, употребляющих наркотические вещества. В контрольной же группе, в которой проводились традиционные мероприятия (классные часы, беседы со специалистами правоохранительных органов и здравоохранения, агитбригады на тему вреда наркосодержащих средств), их количество неуклонно растет, и тех ребят, что не употребляют, остались единицы. На диаграммах мы видим, что традиционные методы работы не дают высокого результата коррекционной работы.
Высокая эффективность профилактической работы психологической службы нашей школы привлекла внимание работников Управления образования Бодайбинского района, и нам было предложено провести обучение социальных работников, председателей и методистов наркопостов образовательных учреждений района. Методический семинар по обмену опытом на тему «Профилактика асоциального поведения и формирование здорового образа жизни» мы провели в декабре 2009 года, где нами была представлена профилактическая программа «Я выбираю себя», электронные пособия к ней и методические рекомендации по ее применению. В мае 2010г. программа «Я выбираю себя!» прошла экспертизу в ОГОУ «ИИПКРО» г. Иркутска и рекомендована к печати и использованию в образовательных учреждениях. Опубликована в учебно-методическом издании «Я выбираю себя» (программа латентной профилактики наркотизма) в Иркутске в 2010г.
Также мы пришли к выводу, что психологу при наличии тщательно разработанной программы и наглядных пособий могут помочь в работе и классные руководители, в системе проводя занятия во время классных часов, т.к. наша программа создает условия для развития личности учащихся и навыков ассертивного поведения, что является базой воспитательного процесса.
Полученные показатели указывают на то, что при систематической работе психолога и классных руководителей по программе скрытой профилактики наркотизма «Я выбираю себя!», значительно снижается количество учащихся, употребляющих наркотические вещества.
С сентября 2010 года после проведенного обучения на психолого-педагогических семинарах начата систематическая, планомерная работа классными руководителями во всех классах нашей школы. Но настораживает то, что неуклонно увеличивается количество учащихся употребляющих табачные и спиртные изделия, приходящих в среднее звено. Поэтому в настоящее время идет подготовка к разработке профилактической программы для младших классов.
В начале нашего исследования школа по статистическим данным занимала одно из первых мест по распространению употребления наркосодержащих веществ в Бодайбинском районе, но за последние годы в связи с экспериментальной работой ситуация заметно улучшилась. С декабря 2009г. наша программа внедряется в воспитательные системы некоторых школ Бодайбинского района (на приисках Кропоткин, Балахнинск, Артемовский).
3.3.Выводы
В начале нашей работы мы предположили, что психологическая работа по скрытой профилактике способствует снижению склонности к отклоняющемуся поведению у подростков. Полученные результаты первых этапов показывают, что: из экспериментальной группы 4,76% бросивших курить; у 14,29% ребят наблюдается развитие интереса к здоровому образу жизни. Невысокий процент положительной динамики в экспериментальной группе указал нам на краткосрочность коррекционных мероприятий – необходимо было продолжить работу психолога в данном направлении. В контрольной – прослеживалось небольшое ухудшение, так как повышались показатели склонности к отклоняющемуся поведению. В контрольной группе, в которой произошло явное ухудшение ситуации, получены ожидаемые результаты, т.к. коррекционной работы там не проводилось. Таким образом, результатами вычислений на начальной стадии работы мы частично доказали выдвинутую ранее гипотезу, т.к. в данных формах отклоняющегося поведения (являющихся наиболее важными при профилактике аддикций) методика скрытой профилактики данного типа поведения является эффективной. При этом для трех параметров (установка на соц. желательные ответы, склонность к аддиктивному поведению, а также склонность к агрессии и насилию) коррекционно - профилактическая работа по программе скрытой профилактики не давала достаточной эффективности (возможно из-за того, что проводилась групповая работа, а не индивидуальная), это послужило поводом для выбора и апробации других психокоррекционных методик, которые и дополнили нашу программу. Также необходимо было выделить время для индивидуальных занятий и адаптировать ее к условиям образовательного пространства школы. К концу 2007 года нами была создана и в 2008 году апробирована программа курса «Я выбираю себя», которая показала достаточно высокие результаты психокоррекционной работы, т.к. оказывает позитивное влияние на эмоциональную сферу взрослеющего подростка, помогает формированию жизненно – важных качеств его личности.
Полученные показатели указывают на то, что при систематической работе психолога по программе скрытой профилактики наркотизма, значительно снижается количество учащихся, употребляющих наркотические вещества. В контрольной же группе, в которой проводились традиционные мероприятия (классные часы с приглашением специалистов, агитбригады, индивидуальные и групповые беседы на тему вреда наркосодержащих средств), их количество неуклонно растет и тех ребят, что не употребляют, остались единицы. На диаграммах мы видим, что традиционные методы работы не дают высокого результата коррекционной работы. В результате наблюдения мы смогли выявить отсроченный результат профилактического воздействия программы «Я выбираю себя!» в выпускном экспериментальном классе, в котором в течение последних нескольких лет такой работы не проводилось. В целом ситуация в нем не ухудшается, даже при условии того, что из контрольного класса (в котором профилактическая работа проводилась при помощи традиционных мероприятий), идущего по программе перед ним, ежегодно остаются второгодники. Учащиеся, дублировавшие программу, практически все подвержены склонности к отклоняющемуся поведению, но они не оказывают негативного воздействия на экспериментальную группу ребят, а, наоборот, со временем у них снижается аддиктивное поведение. В целом экспериментальный класс демонстрирует склонность к здоровому образу жизни, к активной жизненной позиции, оказывает позитивное влияние на окружающих, обладая широким диапазоном конструктивного реагирования на изменения окружающей среды, высокой способностью противостоять ее негативному влиянию.
В начале нашего исследования школа по статистическим данным была на одном из первых мест по распространению употребления наркосодержащих веществ в Бодайбинском районе, но за последние годы в связи с экспериментальной работой ситуация заметно изменилась и ее показатели уже среди лучших. В 2011 году работа наркопоста МОУ Мамаканской СОШ была признана лучшей в районе и отмечена в конкурсе лучших наркопостов в области как одна из самых эффективных. В настоящее время программа внедряется в общеобразовательных школах Бодайбинского района. С 2011 по 2015 год нами проводилось наблюдение за выпускниками, прошедшими через эксперимент, в настоящее время они закончили бакалавриат в различных ВУЗах страны и области, многие из них поступили в магистратуру, несколько человек работают по специальности. Полученные данные говорят о том, что молодые люди, с которыми вовремя проведена латентная профилактическая работа ведут здоровый образ жизни. Также мы пришли к выводу, что психологу при наличии тщательно разработанной программы и наглядных пособий могут помочь в работе и классные руководители, в системе проводя занятия во время классных часов, т.к. наша программа создает условия для развития личности учащихся и навыков ассертивного поведения, что является базой воспитательного процесса.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Обобщая приведенные выше факты теоретической и практической частей можно сделать следующие выводы:
Социальные отклонения представляют собой нарушения социальных, нравственных, юридических норм, установленных обществом и государством, с одной стороны, и являются конкретным человеческим поведением, обусловленным социально-экономическими, политическими, нравственными, культурными и иными потребностями молодых людей, интересами и задачами общества на определенных этапах его развития, с другой. Это взаимосвязанный и взаимозависимый процесс, который требует социального контроля и не директивных форм воздействия.
Девиантное поведение нами определяется как система поступков или отдельных поступков, противоречащих принятым в обществе нормам и проявляющихся в несбалансированности психических процессов, неадаптивности, нарушении процесса самоактуализации и уклонении от нравственного и эстетического контроля над поведением.
В качестве рабочего мы выбрали точку зрения Ю.А. Клейберга, который выработал свое понимание термина «девиантное поведение», с которым мы полностью согласны, отражающего, естественно, его психологическую сущность. Девиантное поведение – это специфический способ изменения социальных норм и ожиданий посредством демонстрации ценностного отношения к ним. Для этого используются собственные приемы самовыражения: сленг, стиль, символика, мода, манера, поступок и т.п. При этом девиантные действия выступают:
в качестве средства достижения значимой цели;
как способ психологической разрядки, замещения блокированной потребности и переключения деятельности;
как самоцель, удовлетворяющая потребность в самореализации и самоутверждении.
в последнем случае девиантное поведение непосредственно связано с «Я-концепцией» личности подростка.
В зависимости от способов взаимодействия с реальностью и нарушения тех или иных норм общества девиантное поведение разделяется на пять типов: делинквентное, аддиктивное, патохарактерологическое, психопатологическое, на базе гиперспособностей.
Считается, что в подростковых девиациях наиболее ярко выступают следующие особенности:
высокая аффективная заряженность поведенческих, реакций;
импульсивный характер реагирования на фрустрирующую ситуацию;
кратковременность реакций с критическим выходом;
низкий уровень стимуляции;
недифференцированная направленность реагирования;
высокий уровень готовности к девиантным действиям;
Указанные особенности подростковой девиантности перекликаются с выявленными во время исследования отклонениями в поведении у обследованных воспитанников школы.
В данной исследовательской работе была выдвинута гипотеза, состоящая из трех частей:
существует положительная динамика склонности к отклоняющемуся поведению в подростковом возрасте;
эффективная профилактика отклоняющегося поведения возможна при условии воздействия на личность подростка, на активацию его личностных ресурсов, его личностный рост;
психологическая работа по скрытой профилактике способствует снижению склонности к отклоняющемуся поведению у подростков.
Данные мониторинга, проводящегося в МОУ Мамаканской СОШ с 2003 по 2006 год, показали прямую зависимость распространения употребления табачных изделий и спиртных напитков среди подростков от употребления их родителями, что полностью подтвердило первую часть нашей гипотезы.
Были получены следующие результаты:
в тех семьях, где существуют проблемы в межличностных отношениях, ребята курят «для успокоения». Основные проблемы возникают в семьях, где родители не учитывают возрастные особенности подростков («из-за увлечений и упрямства»), толкая тем самым, а также своим собственным примером своих детей к употреблению наркотических средств. Эти ребята обычно не интересуются спортом, они не задумываются о смысле жизни, в свободное время они «ничем особым не занимаются», просто «гуляют».
анализ проведения анкетирования показывает, что пробуют спиртные напитки ребята в период 11-12 лет. Причем любят пить пиво, для утоления жажды 22 подростка из 166 (13%) опрошенных. И наиболее уязвимым периодом к началу употребления приходится на 8 класс (13-14 лет). К 17-ти годам количество подростков, не употребляющих спиртные напитки, сводится к нулю.
Важнейшим результатом мониторинга является выявление группы риска – 42 чел. (25,3%) из 166 чел. опрошенных.
Исходя из позиции В.В Козлова, который, рассматривая идентичность, поднимает вопрос о методах воздействия и методах взаимодействия с кризисными состояниями личности и с кризисной личностью, поскольку личностный кризис выступает как некая прерывность в линейной области эволюции личности как сложной системы. Вместе с ним мы рассматривали идентичность как некую структуру, состоящую из определенных элементов, переживаемую субъективно как чувство тождественности и непрерывности собственной личности при восприятии других людей признающими эти тождество и непрерывность. Мы учли в программе профилактики его мнение, что чувство идентичности сопровождается ощущением целенаправленности и осмысленности собственной жизни и уверенности во внешнем одобрении. Наша программа профилактики включила в себя латентный подход в развитии ядерных качеств личности взрослеющего подростка. Мы вместе с В.В. Козловым считаем, что в коррекционной работе с подростками необходим оптимально-личностный подход, который представляет собой целесообразное сочетание методов положительного и отрицательного стимулирования, «золотую середину». В качестве основы для скрытой профилактики отклоняющегося поведения нами был подобран и адаптирован блок групповых занятий Гарифуллина Р.Р. [22, с.25-36]
Заявленное в гипотезе предположение о том, что скрытая профилактика аддиктивного поведения является эффективной, на первом этапе исследования подтвердилась частично, а именно:
наблюдается положительная динамика интереса к здоровому образу жизни (отказ от курения (4,76%), отказ от пробы спиртного (14,29%), вступили в спортивные секции (14,29%) и были попытки оказать влияние на родителей);
в контрольной группе – ребята не считают вредным употребление пива и сигарет в умеренных дозах (76,19%).
Проведенное экспериментальное исследование по изучению эффективности скрытой профилактики наркомании методом Стьюдента показало, что статистически достоверно позитивное влияние психокоррекционного воздействия, которое проявилось в параметрах:
склонность к самоповреждающему и саморазрушающему поведению (снижение на 9,48%);
склонность к деликвентному поведению (снижение на 5,57%);
склонность к нарушению норм и правил (снижение на 5%);
волевой контроль эмоциональных реакций (повышение на 3,23%).
В экспериментальной группе только положительная динамика по всем параметрам, но в некоторых шкалах изменение незначительное:
склонность к агрессии и насилию (снижение на 2,68%);
склонность к аддиктивному поведению (снижение на 3,29%).
Склонность ко лжи практически не изменилась.
Особо важным и указывающим на эффективность является значительное повышение волевого контроля эмоциональных реакций, что может быть использовано как личностный ресурс для преодоления склонности к отклоняющемуся поведению, а заложенное в коррекционной программе повышение юридической грамотности, возможно, привело к снижению шкалы – склонность к аддиктивному поведению, что тоже статистически достоверно.
Но, в то же время, снижение склонности к аддиктивному поведению, склонности к агрессии и насилию можно рассматривать лишь как проявление положительной тенденции, т.к. результаты статистически не достоверны.
Анализ результатов психодиагностической методики К. Левитина «Определение склонности к риску» выявил также лишь положительную тенденцию снижения данной формы поведения (снижение на 1,23%), т.к. результат является статистически недостоверным.
Поэтому наша программа была дополнена индивидуальными занятиями и адаптирована к условиям образовательного пространства школы. К концу 2007 года нами была создана и в 2008 году апробирована программа курса скрытой профилактики отклоняющегося поведения «Я выбираю себя», которая показала достаточно высокие результаты психокоррекционной работы, так как она оказывает позитивное влияние на эмоциональную сферу взрослеющего подростка и помогает активизировать развитие его личности.
Полученные показатели указывают на то, что при систематической работе психолога по программе скрытой профилактики девиантного поведения, воздействующей на ядро личности, происходит формирование базовых ее характеристик (способность к самоконтролю и конструктивному общению, практичность, рациональность, расчетливость, эмоциональная устойчивость), при этом косвенно происходит значительное снижение количества учащихся, склонных к аддиктивному поведению. В контрольной же группе, в которой проводились традиционные мероприятия, их количество неуклонно растет и тех ребят, что не употребляют психоактивные вещества, остались единицы. Это привело нас к выводу, что традиционные методы работы не дают высокого результата коррекционной работы.
В начале нашего исследования школа по статистическим данным была на одном из первых мест по распространению употребления наркосодержащих веществ в Бодайбинском районе, но за последние годы в связи с экспериментальной работой ситуация заметно улучшилась и ее показатели уже среди лучших. В настоящее время программа внедряется в общеобразовательных школах Бодайбинского района.
Полученные показатели указывают на то, что при систематической работе психолога по программе скрытой профилактики девиантного поведения, значительно снижается количество учащихся, употребляющих наркотические вещества.
Таким образом, исследование диссертационной работы показало эффективность не прямолинейных форм воздействия, а скрытой профилактики аддикций, делающей акцент на личную ответственность за собственное здоровье; на усвоение социальных норм, установленных обществом и повышение юридической грамотности, что ведет к снижению склонности к отклоняющемуся поведению.
Данная работа позволяет сделать вывод, что латентная профилактика наркотизма, охватывающая многие проблемы взрослеющего подростка (знание юридической психологии, психологии здоровья, сведений о вреде наркотиков) может широко использоваться в работе практического психолога в сфере образования.
Наличие тщательно разработанной программы и наглядных пособий значительно сократит временные затраты на подготовку и повысит уровень эффективности занятий. Так как программа направлена, прежде всего, на создание условий для развития личности обучающегося и навыков ассертивного поведения, что является базой воспитательного процесса, то она может помочь и в работе классных руководителей. Программа «Я выбираю себя!» носит комплексный, многоуровневый, системный характер. Она экологична для взрослеющего подростка, т.к. не несет скрытой рекламы аддиктивного поведения. Этапы ее реализации распределены в соответствии с возрастом учащихся, в основе ее лежат деятельностный и личностно-ориентированный подходы, в ней широко используется интерактивный метод. В качестве критериев для оценки ее эффективности были использованы валидные, стандартизованные методики К. Левитина, А.Н. Орла, С.В. Грачева, которые показали ее высокий профилактический уровень. При этом мы считаем, что эффективность была бы еще выше при условии позитивного влияния на социальную ситуацию городского поселения в целом.
Таким образом, если мы хотим, чтобы подросток не был склонен к отклоняющемуся поведению, мало работать с ним в только общеобразовательном учреждении. Воздействие на него необходимо оказывать комплексно. При этом действия специалистов школы должны быть скоординированы с другими учреждениями, находящимися на территории поселения: с силовыми структурами, с администрацией, с родительской общественностью, с досуговыми учреждениями. Только объединив усилия, можно сохранить полученные результаты воздействия на длительный срок, т.к. даже при позитивном изменении личности подростка, во время возвращения в неизмененную среду, возвращается и склонность к аддиктивному поведению, приобретая при этом более глубокий и деструктивный характер.
При современном состоянии общества и ухудшении социального положения населения северных районов Иркутской области, при неуклонном росте различных девиаций, и снижении интеллектуального уровня учащихся, классным руководителям и педагогам можно рекомендовать:
не сохранять разработки традиционных мероприятий с директивными методами воздействия, направленными на информирование о негативном воздействии психоактивных веществ (они «работали» во времена социалистического общества, когда слово педагога было «законом» и воспринималось на веру большинством учащихся). Все эти сценарии, которые, даже скачанные с интернета, в лучшем случае, адаптированы под современность, не обладают достаточным потенциалом эффективности, не затрагивают личность подростка и не влияют на формирование социально – значимых форм поведения.
Необходимо искать новые пути, создавать комплексные меры воздействия на ядро личности подростка, обладающие валеологическим воздействием на образ его жизни. Только деятельностные, интерактивные и личностно-ориентированные методы обладают требуемыми характеристиками.
Конечно, это требует от педагога творческого подхода, временных затрат, но только так можно получить желаемый уровень эффективности.
Родители являются для ребенка самыми значимыми взрослыми в период взросления, даже если сознательно он отрицает это. Подросток «пишет» с них свое поведение. Поэтому в семье необходимо строить конструктивные, демократические отношения, нужно демонстрировать подростку социально-нормативное поведение, научить его анализировать свои поступки и решать проблемы социально-одобряемыми способами, четко и логично отстаивать свое мнение, формировать у ребенка толерантное отношение к окружающим, учить его ассертивным навыкам.
Не нужно надеяться на школу, которая «должна» воспитывать и направлять, ее задача - обучать. Дети рано начинают понимать, что их воспитанием никто, по большому счету, не занимается. Они манипулируют сознанием родителей и учителей, жалуясь учителям на родителей, родителям на учителей, пользуясь полной свободой в своих поступках, пока «взрослые озабочены плохим отношением к нему противной стороны». Поэтому при возникновении даже небольших проблем важно приходить в школу, показывая ребенку, что он небезразличен, о нем заботятся, а, самое главное, вовремя узнают истинное его положение в школьном сообществе, помогают в решении проблем. Только такими отношениями можно предупредить отклоняющееся поведение, а затем и аддиктивное.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Адлер А. Наука жить. Комплекс неполноценности и комплекс превосходства. Port-Royal. Киев.:1997.
Алексеева Н.И. Воспитывающие ситуации как средство формирования морального выбора подростка / Н.И. Алексеева // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. Аспирантские тетради. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2008. – № 35 (76). – С. 9–13.
Алмазов Б.Н. Психическая средовая дезадаптация несовершеннолетних / Б.Н. Алмазов. – Свердловск, 1986. – С. 128.
Бадмаев С.А. Психологическая коррекция отклоняющегося поведения школьников / С.А. Бадмаев. – М., 1997. – С. 253.
Барамохина Е.А. Стиль семейного воспитания и формирование девиантного поведения у детей / Е.А. Барамохина // Психология XXI столетия. том 1/ под ред. Козлова В.В. – Ярославль: МАПН, 2007– С. 73-78
Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека / Ф.Б. Березин. – Л., 1988. – С. 268.
Береснев А.А. Применение «карты личности». Взаимные отношения / А.А. Береснев // Академический журнал Западной Сибири. – 2007. – № 3. – С. 29–32.
Береснев А.А. Карта потенциала личности / А.А. Береснев // Академический журнал Западной Сибири. – 2006. – № 3. – С. 35–36.
Береснев А.А. Применение «карты личности». Депрессия / А.А. Береснев // Академический журнал Западной Сибири. – 2006. – № 6. – С. 21–23.
Береснев А.А. Применение «карты личности». Соционика / А.А. Береснев // Академический журнал Западной Сибири. – 2007. – № 1. – С. 3–6.
Бернс Р. Развитие « Я-концепции» и воспитание / Р. Бернс. – М.: Прогресс, 1986. – С. 422.
Беседина Е.В. Факторы формирования и толерантности аддиктивного поведения в системе деформации психологических защит / Е.В. Беседина // Психология XXI столетия. том 1/ под ред. Козлова В.В. – Ярославль: МАПН, 2007– С. 86-89
Битенский В.С. Клинические и терапевтические аспекты наркоманий в подростковом возрасте: автореф. дисс. д-ра мед. наук / В.С. Битенский. – М., 1991. – С. 36.
Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте / Л.И. Божович. – М., 1968. – С. 144.
Бокий Н.В. Семейная психотерапия в профилактике рецидивов алкоголизма / Н.В. Бокий, Т.Г. Рыбакова // Сб. научных трудов. – Л.: Изд-во института им. В.М. Бехтерева, 1983. – С. 32-37.
Буровихина И.А. Универсальные и групповые особенности семантического пространства образа мира современного подростка / И.А. Буровихина // ЧФ: Социальный психолог. – Ярославль: Изд-во «ТИТУЛ», 2015 - Вып. №2 (30). – С. 143-149
Васильев В.Л. Юридическая психология / В.Л. Васильев. – СПб., 1997. – С. 462.
Вассерман Л.И. О системном подходе к оценке психической адаптации / Л.И. Вассерман, М.А. Беребин, Н.И. Косенков // Обозр. психиат. и мед. психологии. – 1994. – № 3. – С. 16-25.
Володин В.Д. Профилактика наркоманий / В.Д. Володин, Н.Н. Иванец, В.Е. Пелипас // Профилактика заболеваний и укрепление здоровья. – 1999. – № 1. – С. 3-7.
Выготский Л.С. Собр. соч.: В 6 т. / Л.С. Выготский. – М., 1984. – Т. 4. – С. 5–243; Т. 5. – С. 137–198.
Габиани А.А. На краю пропасти: наркомания и наркоманы / А.А. Габиани. – М., 1990. – С. 156.
Гарифуллин Р.Р. Скрытая профилактика наркомании / Р.Р. Гарифуллин. – М.: ТЦ Сфера, 2005. – С. 222.
Гилинский Я.И. Социодинамика самоубийств / Я.И. Гилинский, Л.Г. Смолинский // Социс. – 1988. – № 5. – С. 62.
Голосенко И.А. Социологические исследования проституции в России: история и современное состояние вопроса / И.А. Голосенко, С.И. Голод. – СПб., 1998. – С. 14.
Грачев С. В. Познай себя. - Л.,1982. — 160 с.
Девиантное поведение подростков: причины, тенденции и формы социальной защиты / под общ. ред. Ю.А. Клейберг. – М.: Тверь, 1998. – С. 25.
Дети с отклонениями / под общ. ред. В.С. Мухиной. – М., 1991. – С. 48.
Джон А. Наркотики и общество / А. Джон, С.В. Чебурсон, Г. Соколовский. – http://www.high.ru/cgi-bin/wb.cgi.
Доклад международного комитета по контролю над наркотиками. – ООН. – 1990.
Доклад Общественной Палаты по алкоголю. Злоупотребление алкоголем в Российской Федерации: социально-экономические последствия и меры противодействия. 06 ноября 2011 г.
Драган Г.Н. Наркомания среди несовершеннолетних / Г.Н. Драган // Вопросы наркологии. – 1997. – № 2. – С. 77–83.
Дюркгейм Э. Самоубийство: социальный этюд / Э. Дюркгейм. – М., 1994. – С. 399.
Егоров А.Ю. Клиника и психология девиантного поведения: монография / А.Ю. Егоров. – СПб: Речь, 2010.– С. 435.
Егоров А.Ю. Нейропсихология девиантного поведения: монография / А.Ю. Егоров. – Спб: Речь. 2006. – С. 224.
Еникеева Д.Д. Пограничные состояния у детей и подростков / Д.Д. Еникеева. – М., 1998. – С. 299.
Жижин А.А. Социально-психологические детерминанты алкоголизма / А.А. Жижин // Седьмая волна психологии. Вып. 9/ Сб. по материалам 11 Международной научно-практической конференции «Интегративная психология: теория и метод» под ред. Козлова В.В., Качановой Н.А. – Ярославль: МАПН, ЯрГУ, 2012– С. 117-120
Жиль д-Амбров Будущее за эмоциями / Жиль д-Амбров // Журнал EllE. – 1996. – Июнь-июль. – С. 75–78.
Жмуров В.А. Наркомания и токсикомания у подростков и детей / В.А. Жмуров, Л.Г. Красовская. – Иркутск, 1995. – С. 112.
Заостровцева М.Н. Неблагополучная семья и девиантное поведение социально-психологические признаки / М.Н. Заостровцева // Психология XXI столетия. том 1/ под ред. Козлова В.В. – Ярославль: МАПН, 2007– С. 86-89
Запорожченко В.Г. О динамике употребления наркотиков учащимися ПТУ / В.Г. Запорожченко // Медицина труда и проблемы экологии на ж/д транспорте. – 1991. – № 9. – С. 121–126.
Захаренко С.А. Педагогика А.А. Захаренко: возвращение к истокам / С.А. Захаренко // Педагогика. – 2007. – № 6. – С. 80—86.
Змановская Е.В. Девиантология (психология отклоняющегося поведения) / Е.В. Змановская. – 3-е изд. – М.: Изд-во «Академия», 2006. – С. 288.
Иванец Н.Н. Современное состояние проблемы наркоманий в России / Н.Н. Иванец, И.П. Анохина, Н.В. Стрелец // Вопросы наркологии. – 1997. – № 3. – С. 3–13.
Иванец Н.Н. Медико-социальные проблемы наркологии и пути их решения / Н.Н. Иванец // Вопросы наркологии. – 1997. – № 4. – С. 27-32.
Иванов В.Н. Девиантное поведение: причины и масштабы / В.Н. Иванов // Социально-политический журнал. – 1995. – № 2. – С. 47-57.
Истратова О.Н. Психодиагностика. Коллекция лучших тестов / О.Н. Истратова. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2005. – С. 128.
Каган В.Е. Тоталитарное сознание и ребенок: семейное воспитание / В.Е. Каган // Вопросы психологии. – 1992. – № 2. – С. 10.
Казаков Л.Х. Характеристика информированности учащихся о наркотических и токсических веществах / Л.Х. Казаков // Вопросы наркологии. – 1991. – № 3. – С. 25–28.
Караганова С.А. Наркомания в России: угроза нации аналитический доклад. Совет по внешней и оборонной политике / С.А. Караганова, И.Е. Малашенко, А.В. Федорова. – М., 1998. – С. 178.
Карвасарский Б.Д. Неврозы / Б.Д. Карвасарский. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Медицина, 1990. – С. 576.
Керкис С.С. Проблема взаимодействия семьи и школы в формировании социальной активности подростков / С.С. Керкис // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. Аспирантские тетради. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2008. – № 35 (76). – С. 122–128.
Клейберг Ю.А. Введение в психологию социальной работы: учебное пособие / Ю.А. Клейберг. – Тверь, 1999. – С. 72.
Клейберг Ю.А. Девиантное (отклоняющееся) поведение подростков: многообразие, опыт, трудности, поиск альтернатив / Ю.А. Клейберг. – Тверь, 2000. – С. 157.
Клейберг Ю.А. Конфликты и отклонения в социальных системах / Ю.А. Клейберг. – Кемерово, 1995. – С. 141.
Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения / Ю.А. Клейберг. – М.: ТЦ Сфера, 2004. – С. 160.
Клейберг Ю.А. Социальная работа и коррекция девиантного поведения подростков / Ю.А. Клейберг. – Кемерово, 1996. – С. 112.
Кленевская Л.К. Взаимодействие педагога с родителями в формировании социальной активности подростков / Л.К. Кленевская // Проблемы семьи и семейной педагогики: теория и практика, история и современность. – Пятигорск: ПГЛУ, 2005. – С. 194.
Ковалев А.Г. Темперамент и характер / А.Г. Ковалев, В.Н. Мясищев // Психология индивидуальных различий. Тексты. – М., 1982. – С. 378.
Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста: Руководство для врачей / В.В. Ковалев. – М., 1979. – С. 173.
Ковалев В.В. Социально-психологический аспект проблемы девиантного поведения у детей и подростков. Нарушения поведения у детей и подростков / В.В. Ковалев. – М.: Медицина, 1981. – С. 132.
Козлов В.В., Бубеев Ю.А., Круговых Н.Ф. Наркотические аддикции: профилактика и коррекция с помощью интегративных психотехнологий. – М.: Фирма «Слово», 2009. – 464 с.
Козлов В.В. Интегративная психология. Пути духовного поиска, или освящение повседневности. – М.: Изд-во Института психотерапии, 2007. – 528 с.
Козлов В.В. Трансперсональная психология. М.: Изд-во АСТ, 2010. – 512 с.
Колесов Д.В. Не допустить беды / Д.В. Колесов. – М.: Педагогика, 1988. – С. 160. +3
Коложи Бела Проблема наркоманий в Венгрии / Бела Коложи // Вопросы наркологии. – 1988. – № 3. – С. 36–38.
Кон И.С. Психология старшеклассника / И.С. Кон. – М., 1980. – С. 180.
Кон И.С. В поисках «Я» / И.С. Кон. – М.: Политиздат, 1984. – С. 238.
Кон И.С. Постоянство и изменчивость личности / И.С. Кон // Психологический журнал. – 1987. – № 4. – С. 126–137.
Кон И.С. Психология ранней юности / И.С. Кон. – М., 1989. – С. 255.
Кондрашенко В.Т. Девиантное поведение у подростков / В.Т. Кондрашенко. – Минск, 1988. – С. 207.
Корниенко Е.А. Теория экологического воспитания и образования в отечественной педагогике 60–80 годов XX века: дис. … д-ра пед. наук / Е.А. Корниенко. – Пятигорск, 2006. – С. 165.
Коробкина З.В. Профилактика наркотической зависимости у детей и молодежи / З.В. Коробкина, В.А. Попов. – М.: Изд. центр «Академия», 2002. – С. 336.
Короленко Ц.П. Семь путей к катастрофе: Деструктивное поведение в современном мире / Ц.П. Короленко, Т.А. Донских. – Новосибирск: Наука, Сиб. отделение, 1990. – С. 224.
Короленко Ц.П. Аддиктивное поведение. Общая характеристика и закономерности развития / Ц.П. Короленко // Обозрение психиатрической и мед. психол. – 1991. – № 1. – С. 8–15.
Котляков В.Ю. Наркозависимость: что делать, и кто виноват? / В.Ю. Котляков. – Иркутск, 2000. – С. 245.
Кошкина Е.А. Подростки России – отношение к психоактивным веществам / Е.А. Кошкина, И.Д. Паронян, Е.Ю. Ош // Сб. материалы XII психиатров России, ноябрь 1995 г. – М., 1995. – С. 741.
Кошкина Е.А. Показатели потребления психоактивных веществ подростками в г. Санкт-Петербурге в 1989–94 гг. / Е.А. Кошкина, Г.А. Корчагина // Вопросы наркологии. – 1996. – № 2. – С. 60–64.
Кошкина Е.А. Распространенность употребления наркотических и токсических веществ среди подростков-учащихся СПТУ / Е.А. Кошкина, И.Д. Паронян // Вопросы наркологии. – 1994. – № 2. – С. 79–84.
Кошкина Е.А. Распространенность употребления психоактивных веществ учащимися средних специальных учебных заведений г. Москвы / Е.А. Кошкина, И.Д. Паронян, Н.Я. Константинова // Вопросы наркологии. – 1994. – № 2. – С. 79–83.
Кошкина Е.А. Региональные особенности потребления алкоголя, наркотических и других одурманивающих веществ среди учащихся СПТУ / Е.А. Кошкина, М.Е. Кузнец, Т.И. Петракова // Вопросы наркологии. – 1990. – № 3. – С. 30–34; 1993. – № 2. – С. 5–6.
Кошкина Е.А. Распространенность употребления психоактивных веществ среди учащихся СПТУ / Е.А. Кошкина, М.Е. Кузнец // Сб. проблемы наркологии. – М., 1992. – С. 79-84.
Коэн А. Содержание делинквентной субкультуры / А. Коэн // Социология преступности. – М., 1966. – С. 314-321.
Крайг Г. Психология развития (7-е международное издание) / Г. Крайг. – СПб.: Питер, 2001. – С. 992.
Кривулин Е.Н., Низмутдинов А.Р. Курс лекций по аддиктологии для медицинских психологов. Челябинск, 2011 г.
Куница М.Ю. Деструктивная семья как фактор формирования зависимой личности / М.Ю. Куница // Актуальные проблемы социогуманитарного знания сборник научных трудов лаборатории региональной этиологии ИСПИ РАН СГУ. – Вып. ХV. – М.: «Век книги – 3», 2006. – С. 110–114.
Куница М.Ю. Комплексный подход в профилактике аддиктивных расстройств личности / М.Ю. Куница // Известия ТРТУ. Тематический выпуск «Психология» Факторы развития наркомании у подростков и юношей. Семья как система внутрисемейных отношений. В кн: Психологические особенности наркоманов периода взросления (опыт комплексного экспериментально-психологического исследования) / под ред. С.В. Березина, К.С. Лисецкого. – Самара: Изд-во «Самарский университет», 1998. – С. 65–77.
Куница М.Ю. Междисциплинарный подход к психологической помощи деструктивной семье / М.Ю. Куница // Актуальные проблемы социогуманитарного знания сборник научных трудов лаборатории региональной этиологии ИСПИ РАН СГУ. – Вып. ХV. – М.: «Век книги – 3», 2006. – С. 114–117.
Куница М.Ю. Профилактика различного рода аддикций студентов вуза в целях их социально-профессионального воспитания / М.Ю. Куница // Личностно-развивающее профессиональное образование: матер. V Международной научн.-практ. конф. – В 4-х ч. – Ч. 2. – Екатеринбург: Рос. гос. проф.-пед. ун-т, 2005. – С. 130–134.
Куница М.Ю. Семья в условиях экзистенциального кризиса и гендерного конфликта на фоне алкоголизации и наркотизации общества / М.Ю. Куница // Личность как субъект экономического бытия: Гендерный аспект. Материалы V Всероссийского научно-практического семинара. – Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2005. – С. 31–34.
Куница М.Ю. Теоретические и прикладные аспекты современной психологии в решении проблем наркомании и алкоголизма / М.Ю. Куница // Проблемы регионального управления, экономики, права и инновационных процессов в образовании: матер. IV Международной научн.-практ. конф. – Т. 4. Проблемы современной правовой системы. Вопросы психологии и акмеологии – Таганрог: Изд-во ТИУиЭ, 2004. – С. 298–302.
Курганов С.М. Мотивы действий несовершеннолетних правонарушителей / С.М. Курганов // Социс. – 1989. – № 5. – С. 61.
Кэмпбелл Р. Пять путей к сердцу ребенка / Р. Кэмпбелл, Г. Чепмен. – СПб., 2000. – С. 266.
Лаговский А.Ю. Медико-социальная характеристика осужденных женщин больных наркоманией: автореф. дисс. … к.м.н. / МВД РФ. Научно-практический центр психофизиологии и психологии труда / А.Ю. Лаговский. – М., 1993. – 32 с.
Левин Б.М. Наркомания и наркоманы / Б.М. Левин, М.Б. Левин. – М., 1991. – С. 196.
Лидерс А.Г. Психологический тренинг с подростками / А.Г. Лидерс. – М., 1997. – С. 50.
Личко А.Е. Исследование информированности молодежи о наркотиках как предпосылка для профилактики наркоманий / А.Е. Личко, В.В. Сушко, Н.Я. Иванов // Психологические исследования и психотерапия в наркологии. – Л., 1989. – С. 60–64.
Личко А.Е. Наркотизм (употребление наркотиков) и подростковая наркомания / А.Е. Личко // Психопатии и акцентуации характера у подростков. – Л., 1977. – С. 61–70.
Личко А.Е. Подростковая наркология / А.Е. Личко, В.С. Битенский. – Л.: Медицина, 1991. – С. 301.
Личко А.Е. Типы акцентуаций характера и психопатий у подростков / А.Е. Личко. – М., 1999. – С. 416.
Личко А.Е. Эти трудные подростки: записки психиатра / А.Е. Личко. – Л., 1983. – С. 126.
Меерзон Ф.З. Адаптация, стресс и профилактика / Ф.З. Меерзон. – М.: Наука, 1981. – С. 85.
Менделевич В.Д. Клиническая и медицинская психология. Практическое руководство / В.Д. Менделевич. – 4-е изд. – М.: Изд-во: «МЕДпресс-информ», 2002. – С. 592.
Можгинский Ю.Б. Агрессия подростка: эмоциональный и кризисный механизм / Ю.Б. Можгинский. – СПб., 1999. – С. 127.
«Молодое поколение Приангарья», Иркутскстат, Иркутск – 2010. С. 19
Мониторинг наркологической ситуации в подростковой среде / Е.А. Кошкина [и др.] // Актуальные проблемы медико-социальной реабилитации больных алкоголизмом и наркоманией. – М.; Орел, 1994. – С. 82.
Московский государственный социальный университет. Девиантное поведение детей и подростков: проблемы и пути их решения // Материалы Московской городской научно-практической конференции. – М.: Союз, 1996. – С. 239-250.
Мудрик А.В. Психология и воспитание / А.В. Мудрик. – М.: Московский психолого-социальный институт, 2006. – С. 472.
Навайтис Г. Профессиональная психологическая помощь подростку / Г. Навайтис. – Издательство: МПСИ. М.: 2007. – С. 215.
Надеждин А.В. Профилактика наркомании основной путь решения проблемы молодежного наркотизма / А.В. Надеждин. – http://www.narconon.ru.
Наркологическая ситуация в России / В.Ф. Егоров [и др.] // Русский медицинский журнал. – М., 1997. – С. 109–114.
Нацвалова М.Ю., Шишикина А.А. Активные формы обучения как один из этапов развития личности (на примере коммуникативного тренинга) / М.Ю. Нацвалова // Седьмая волна психологии. Вып. 9/ Сб. по материалам 11 Международной научно-практической конференции «Интегративная психология: теория и метод» под ред. Козлова В.В., Качановой Н.А. – Ярославль: МАПН, ЯрГУ, 2012– С. 221-224
Низский В. «Девятый вал» наркомании идет на нас / В. Низский. – М: РИА «Новости», 2006. – С. 79.
Николаева З.А. Алкоголизм. Наркомания. Токсикомания. (Понятие. Вопросы квалификации. Рекомендации) / З.А. Николаева. – СПб: Дельта, 2004.– С. 142.
Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова / Российская Академия Наук. – М.: АЗЪ, 1993. – 960.
Организация индивидуально-ориентированного образовательного процесса в РГПУ им. А.И. Герцена: Методические материалы. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2007. – С. 127.
Палей И.М. Проблемы личности в курсе психологии / И.М. Палей, Л.К. Гербачевский. – Л., 1973. – С. 186.
Первая глобальная министерская конференция по здоровому образу жизни и неинфекционным заболеваниям. Москва, 28-29 апреля 2011 г.
Петрова О.О. Возрастная психология. Конспект лекций. (2-е издание) / О.О. Петрова, Т.В. Умнова. – Ростов-на-Дону: «Феникс», 2005. – С. 224.
Петровский А.В. Общая психология. 2-е изд., переработанное и дополненное - М.: Просвещение, 1976 - 479 с.
Подхватилин Н.В. Психокоррекционная профилактика подростковой наркозависимости. Практическое руководство к проведению тренинга для психологов, педагогов, социальных работников / Н.В. Подхватилин. – М.: ТЦ Сфера, 2002. – С. 64.
«Правонарушения в Иркутской области», Иркутскстат, Иркутск – 2014. С. 18:
Пресс-бюлетень N 269, 15 февраля 1999 года г. Иркутск, совместный выпуск пресс-центра администрации Иркутской области и информационного агентства «Телеинформ».
Причины появления наркомании в России // http://nodrugs.magelan.ru/welcome.html.
Психологический словарь / под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Сещерякова. – М., 1997. – С. 560.
Психолого-педагогическое обеспечение коррекционно-развивающей работы в школе: учебное пособие. – М., 1997. – Кн. 1.
Пятницкая И.Н. Клиническая наркология / И.Н. Пятницкая. – Л.: Медицина, 1975. – С. 334.
Пятницкая И.Н. Наркомании / И.Н. Пятницкая. – М.: Медицина, 1994. – С. 119.
Пятницкая И.Н. Профилактика токсикоманий у подростков: задачи наркологии и психиатрии / И.Н. Пятницкая // Вопросы наркологии. – 1988. – № 1. – С. 43–44.
Рабочая книга социолога. – М., 1983. – С. 478.
Ранняя профилактика девиантного поведения детей и подростков / под ред. А.Б. Фоминой. – М., 2003. – С. 128.
Распространение наркомании в России – угроза безопасности семьи, женщин и детей, 2 июня 1998 года / http://www.narcom.ru/content.html.
Раттер М. Помощь трудным детям / М. Раттер. – М., 1987. – С. 424.
Реан А.А. Социальная педагогическая психология / А.А. Реан, Я.Л. Коломинский. – СПб., 1999. – С. 416.
Решение проблемы наркомании и наркотиков в России // http://nodrugs.magelan.ru/welcome.html.
Роль общественности и средств массовой информации в оздоровлении социальной среды // http://nodrugs.magelan.ru/welcome.html.
Руденский Е.В. Психология отклоняющегося развития личности / Е.В. Руденский. – Новосибирск, 1998. – С. 282.
Русакова М. Наркотизм в молодежной субкультуре крупного города / М. Русакова // http://www.narconon.ru.
Рычкова Н.А. Дезадаптивное поведение детей: Диагностика, коррекция, психопрофилактика / Н.А. Рычкова. –Издательство «ГНОМ и Д». М., 2004. – С. 96.
Савенков А.И. Психологические основы исследовательского подхода к обучению. Учебное пособие / А.И. Савенков. – М.: «Ось-89», 2006. – С. 230.
Силласте Г. Социологическое исследование на тему «Социальные последствия возможной легализации наркотиков в России» / Г. Силласте // Информационный сборник «Безопасность». – М., 1993. – № 2. – 30 с.
Сиротюк А.Л. Психофизиологические особенности девиантного поведения подростков / А.Л. Сиротюк, Ю.А. Клейберг // Современные проблемы психологии. – Тверь, 2000. – № 4. – С. 105–116.
Скворцова Е.С. Современные тенденции отстраненности вредных привычек среди подростков г. Санкт-Петербурга / Е.С. Скворцова, Л.С. Кутина // Вопросы наркологии. – 1995. – № 3. – С. 48–53.
Скворцова Е.С. Сравнительная характеристика потребления психоактивных веществ и курения среди школьников и учащихся ПТУ г. Москвы / Е.С. Скворцова, Л.С. Кутина, И.И. Ушакова // Вопросы наркологии. – 1995. – № 4. – С. 63–67.
Скворцова Е.С. Распространенность курения, алкоголизации и наркотизации среди городских подростков-школьников в различных регионах Российской Федерации / Е.С. Скворцова // Проблемы медико-социальной реабилитации больных в психиатрии и наркологии : сб. тр. – М., 1992. – С. 98–101.
Сластенин В.А. Педагогическое консультирование: учебное пособие для студентов ВУЗов / В.А. Сластенин, И.А. Колесникова. – М.: Академия, 2006. – С. 320.
Соколов А.В. О раннем распознавании употребления детьми и подростками наркотических веществ / А.В. Соколов // Школа здоровья. – Т. 3. – 1996. – С. 51.
Соколов А.В. Проблемы наркомании среди детей, подростков и необходимость реформы наркологической помощи / А.В. Соколов // Школа здоровья. – № 4. – 1996. – С. 25-34.
Соловьев Ю. От наркомании – к народной коме? / Ю. Соловьев // «Восточно-Сибирская правда». – 30 сентября 1998 г. – № 187 (23295).
Соловьева О.В. Психологическая помощь созависимой личности из семьи с химическим аддиктом / О.В. Соловьева, М.Ю. Куница // Инновации в образовании: опыт, проблемы, перспективы : матер. 51-й научн.-практ. конф. преподавателей и студентов «Университетская наука – региону», посвящ. 75-летию Ставропольского гос. ун-та. – Ставрополь: СКИПКРО, 2006. – С. 173–178.
Соловьева О.В. Работа практического психолога с семьей, преодолевающей взаимозависимость при наличии в ней наркомана или алкоголика / О.В. Соловьева, М.Ю. Куница // Личность и бытие: субъективный подход: матер. III Всероссийской научн.-практ. конф. «Психологическая поддержка личности в различных пространствах ее бытия». – Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2005. – С. 126–129.
Соловьева О.В. К вопросу о комплексном подходе к профилактике алкогольной и наркотической зависимости среди подростков и молодежи / О.В. Соловьева, М.Ю. Куница // Образование в России: Медико-психологический аспект: матер. Юбилейной Всероссийской научн.-практич. конф. – Т. 1. – Калуга: КГПУ им. Циолковского, 2005. – С. 304–306.
Сравнительный анализ употребления психоактивных веществ среди учащихся в России и в Соединенных Штатах Америки / Е.А. Кошкина [и др.] // Вопросы наркологии. – 1995. – № 2. – С. 82–86.
Степанов В.Г. Психология трудных подростков / В.Г. Степанов. – М., 1996. – С. 316.
Степанов В.Г. Психология трудных школьников / В.Г. Степанов. – М., 1988. – С. 320.
Струим Н.Л. Оценка мотивации возникновения ранних наркоманий как элемент эпидемиологического надзора и прогнозирования при ВИЧ-инфекции / Н.Л. Струим, Н.Г. Гусева // http://nodrugs.magelan.ru/welcome.html.
Сукало А.А. Педагогические основы профилактики правонарушений в сфере подростково-молодежного досуга / А.А. Сукало. – СПб., 1997. – С. 219.
Тагирова Г.С. Психолого-педагогическая коррекционная работа с трудными подростками / Г.С. Тагирова. – М.: Изд-во «Педагогическое общество России, 2005. – С. 128.
Тарас А.Е. Направленность личности несовершеннолетних, склонных к потреблению наркотиков / А.Е. Тарас // Предупреждение наркомании и токсикомании несовершеннолетних. – Минск, 1987. – С. 15–23.
Тимофеев М.Ф. Наркомания и подростки / М.Ф. Тимофеев // Медицина для вас. – № 14. – 1996. – С. 54–63.
Трудный подросток: причины и следствия / под ред. В.А. Татенко. – Киев, 1985. – С. 116.
Туляганова Г.К. Особенности процедуры разработки психодиагностической методики «Осознанность жизненных целей подростков» / Г.К. Туляганова // ЧФ: Социальный психолог. – Ярославль: Изд-во «ТИТУЛ», 2015 - Вып. №2 (30). – С. 132-140
Употребление алкоголя и наркотиков учащимися школ в 26 странах Европы (отчет ESPAD за 1995 г.) // Шведский Совет информации по алкоголю и наркотикам, CAN. Совет Европы. Группа сотрудничества по борьбе с наркотиками и их незаконным оборотом (Группа Помпиду). 1998 г.
Ураков И.Г. Современные тенденции в распространенности наркоманий в мире / И.Г. Ураков, Л.Д. Мирошниченко // Медицина и здравоохранение. Серия «Формирование здорового образа жизни». – Вып. 1. – М., 1989. – С. 89–101.
Факторы, влияющие на потребление психоактивных веществ учащимися города Москвы / Е.А. Кошкина [и др.] // Вопросы наркологии. – 1996. – № 4. – С. 74–77.
Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах». – 1998.
Федосенко Е.В. Психологическое сопровождение подростков / Е.В. Федосенко. Система работы…2006.
Фельдштейн Д.И. Психология воспитания подростка / Д.И. Фельдштейн. – М.: Знание, 1978. – С. 266.
Фельдштейн Д.Н. Проблемы возрастной и педагогической психологии Д.Н. Фельдштейн. – М., 1995. – С. 366.
Фельдштейн Д.Н. Психология развивающейся личности / Д.Н. Фельдштейн. – М.; Воронеж, 1996. – С. 308.
Хажилина И.И. Профилактика наркомании: модели, тренинги, сценарии / И.И. Хажилина. – М., 2005. – С. 228.
Чумаков Б.Н. Пагубность вредных привычек / Б.Н. Чумаков // Валеология. – № 5. – 1997. – С. 187.
Шингаров Г.Х. Теория отражения и условный рефлекс. Академия наук СССР / Г.Х. Шингаров. – М.: Изд-во «Наука», 1974. – С. 174.
Шихарев П.Н. Жить без алкоголя? / П.Н. Шихарев. – М., 1988. – С. 59.
Энциклопедия преступлений и катастроф. Том «Наркотики и яды» – Минск, 1996. – С. 254.
Юркова М.Г. Место интегративных психотехник в социально-психологической реадаптации наркоманов / М.Г. Юркова // ЧФ: Социальный психолог. – Ярославль: Изд-во «ТИТУЛ», 2015 – Вып. №2 (30). - С. 149-155
The 1995 ESPAD report. Alcohol and Other Drug Use Among Students in 26 Euopean Countries / Hibbel B. [et al.]. – Stockholm, Sweden, 1997. – P. 232.
Extent of drug abuse: an international review with implications for health planners / P.H. Hughes [et al.] // World Health Status. – 1983. – Vol. 36, N 3–4 (WHO-Geneva). – Р. 36
ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1.
АНКЕТА.
Инструкция
«Привет!
Сообщаем, что областное управление образования считает важным изучить проблемы молодежи, современный облик юношей и девушек, их потребности, увлечения и многое другое. Подобная информация окажется бесценной при разработке комплексных мер, направленных на оздоровление жизни в городах и селах области.
Без вашего участия нам вряд ли удастся получить реальную картину жизни молодого поколения. Именно поэтому организаторы исследования обращаются лично к Вам с просьбой ответить на вопросы, как можно подробнее и правдивее. Вопросов немало. Потребуется терпение.
Принимая во внимание, что анкетирование проводится анонимно и добровольно, не следует слушать своего соседа, заглядывать в его анкету. Думайте и отвечайте самостоятельно. А главное, не фантазируйте, пишите так, как есть на самом деле.
Анкета заполняется просто!
Если вы полагаете, что данный ответ Вам подходит, то зачеркните соответствующий пункт в бланке ответов.
Если по какому-то из вопросов у Вас готовы два или более ответов – зачеркните соответствующие пункты.
Когда поставленный вопрос Вас не касается – ничего не отмечайте
и переходите к следующему.
В случае наличия иного мнения – зачеркните его в позиции «иное».
Работайте только ручкой с синим стержнем.
Заранее благодарим Вас за совместную работу».
Таблица 12
Результаты мониторинга в 2003 году
Сначала давайте потолкуем о вас и вашем житье – бытье.
Итого Мальчики (кол-во) Девочки (кол-во)
11-12 лет 13-14 лет 15-16 лет 17-18 лет 11-12 лет 13-14 лет 15-16 лет 17-18 лет
1 Вы какого пола будете? 1.1. мужской 84 26 37 20 3 1.2. женский 82 27 30 22 4
2.А годков вам сколько? 2.1. 11-12 26 27 2.2. 13-14 37 30 2.3. 15-16 20 22 2.4. 17-18 3 4
3 В каком учебном заведении Вы учитесь? 3.1. школа 166 26 37 20 3 27 30 22 4
3.2. гимназия 3.3. лицей 3.4. иное 4. Расскажите, пожалуйста, о своей семье: 4.1. вы живете со своими родителями 119 21 6 19 3 21 28 19 2
4.2. только с мамой 25 3 8 1 0 5 2 5 1
4.3. только с отцом 2 2 0 0 0 0 0 0 0
4.4. только с бабушкой (дедушкой) 0 0 0 0 0 0 0 0 0
4.5. иными родственниками 3 1 0 0 0 2 0 0 0
4.6. у вас нет родителей (вы не знаете своих родителей) 0 0 0 0 0 0 0 0 0
4.7. иное 1 1 0 0 0 0 0 0 0
4.8. я один(на) ребенок в семье 13 3 0 1 1 5 0 3 0
4.9. в нашей семье 2 детей 52 6 9 9 2 7 9 8 2
4.10. в моей семье 3 детей 35 5 0 3 0 5 11 9 2
4.11. в моей семье более 3 детей 14 0 4 3 0 5 0 1 1
5. Назовите социальное положение своих родителей 5.1. труженики сельского хозяйства 7 1 5 0 0 0 1 0 0
5.2. рабочие 90 13 5 14 1 20 15 11 1
5.3. служащие (врач, учитель, инженер и др.) 47 5 0 8 1 9 11 13 0
5.4. предприниматели 7 0 0 0 0 1 4 2 0
5.5. безработные 10 2 0 1 0 1 4 2 0
5.6. иное 13 3 0 2 0 2 3 2 1
6. К какой категории достатка вы относите свою семью: 6.1. высокого 25 4 1 2 0 6 6 2 2
6.2. среднего 119 19 6 18 3 19 24 20 0
6.3. низкого 15 2 11 0 0 1 1 0 0
6.4. близкого к нищете 3 1 0 0 0 1 0 0 1
7. Каковы ваши жилищные условия: 7.1. отдельная квартира 111 15 3 17 3 16 24 21 2
7.2. собственный дом 35 8 7 3 0 8 5 4 0
7.3. жилье в коммунальной квартире 5 1 0 0 0 2 1 0 1
7.4. живу у родственников/знакомых 1 1 0 0 0 0 0 0 0
7.5. общежитие 2 1 0 0 0 0 1 0 0
7.6. снимаю жилье 1 1 0 0 0 0 0 0 0
7.7 иное 2 1 1 0 0 0 0 0 0
8. Каковы ваши взаимоотношения с родителями? 8.1.присутствует взаимопонимание 100 19 17 12 3 18 20 11 0
8.2. взаимопонимания нет, но до конфликта дело не дошло 8 2 2 0 0 2 1 0 1
8.3. по некоторым причинам конфликты имеют место 36 1 7 5 0 3 9 10 1
8.4. несмотря на конфликты, вы находите свое поведение правильным 22 1 1 4 0 2 4 9 1
9. Если конфликты имеют место, то из-за каких проблем? 9.1. из-за некоторых ваших увлечений и упрямства (самостоятельности) 82 8 18 8 1 11 20 15 1
9.2. из-за ваших друзей-приятелей 23 3 5 4 0 4 4 1 2
9.3. из-за перебранок между самими родителями 7 2 2 1 0 1 0 1 0
9.4. из-за употребления родителями спиртного 10 4 0 0 0 1 0 5 0
9.5. из-за невнимания родителей к вашим проблемам 9 2 0 0 0 0 2 5 0
9.6. из-за видения родителями смысла жизни в обогащении 3 0 0 1 0 0 2 0 0
9.7. из-за подбора родителями друзей и знакомых по принципу выгоды 0 0 0 0 0 0 0 0 0
9.8. иное 19 1 5 4 1 1 4 2 0
10. В твоей семье: 10.1. взрослые не курят 37 6 11 4 1 6 5 4 0
10.2. есть курящие люди 111 5 27 15 2 19 22 19 2
10.3. часто употребляют спиртное 12 3 0 0 3 2 1 2 0
10.4. спиртное употребляют только по праздникам 117 11 39 17 0 15 20 14 1
10.5. любят пить пиво 37 4 8 2 0 5 12 6 0
10.6. совсем не употребляют спиртное 5 2 0 0 0 1 1 0 1
10.7. взрослые дерутся (иногда) 5 3 0 0 0 1 1 0 0
10.8. иногда наказывают детей (бьют) 12 1 3 0 0 1 5 2 0
10.9. иногда используют нецензурную брань 30 3 3 5 0 1 7 10 1
10.10. постоянно нецензурно выражаются 1 1 0 0 0 0 0 0 0
10.11. разговаривают друг с другом вежливо 45 7 13 6 1 10 5 3 0
10.12. мне часто угрожают 1 1 0 0 0 0 1 0 0
10.13. меня выгоняют из дома 1 1 0 0 0 0 0 0 0
10.14. я сам(а) запугиваю родителей тем, что уйду из дома 1 0 1 0 0 0 0 0 0
10.15. я запугиваю родителей тем, что что-нибудь сделаю с собой, если они мне не уступят 1 0 0 0 0 0 1 0 0
11. Как часто ваша семья меняла место жительства. Как часто тебе приходилось менять место учебы. 11.1. я перешел(ла) из одного класса в другой класс 43 7 5 5 1 7 12 4 2
11.2. я поменял(а) уже несколько классов (более3-х) 7 2 0 1 0 1 2 0 0
11.3. наша семья переехала из одного города в другой 11 5 1 2 0 2 1 0 0
11.4. мы сменили место жительства в пределах одного города (села, поселка и т.д.) 38 7 5 4 0 4 8 10 0
11.5. я перешел(ла) из одной школы в другую 4 0 2 2 0 0 0 0 0
11.6. я часто меняю место учебы 1 0 1 0 0 0 0 0 0
2 Теперь обсудим состояние вашего здоровья, а также личное отношение к различным сферам жизни. 12. Считаете ли вы себя человеком физически здоровым? 12.1. да, считаю 99 15 0 16 3 11 19 14 1
12.2. нет, не считаю 14 0 6 1 0 2 1 3 1
12.3. затрудняюсь ответить 54 8 12 3 0 13 11 7 1
13. Что такое, на ваш взгляд, здоровый образ жизни? (выберите главное): 13.1. не пить 93 14 17 12 0 13 24 13 0
13.2. не курить 102 15 21 13 1 14 25 13 0
13.3. заниматься спортом 117 19 23 14 3 13 24 20 1
13.4. полноценно и правильно питаться 61 9 12 6 0 9 13 11 1
13.5. не употреблять наркотики 94 10 16 10 1 14 24 19 0
13.6. не вести беспорядочную половую жизнь 49 3 11 6 0 5 13 11 0
13.7. вести осмысленную жизнь 49 7 8 5 1 9 11 8 0
13.8. жить полноценной духовной жизнью 24 3 4 3 0 2 6 5 1
13.9. другое 16 3 8 1 0 0 2 2 0
14. Чего вы боитесь больше всего в этой жизни? 14.1. стать жертвой катастрофы (авиа-, авто-, железнодорожной) 50 8 3 2 0 17 13 6 1
14.2. стать наркоманом 57 9 5 8 1 16 9 9 0
14.3. заболеть СПИДом 78 9 11 11 1 18 10 18 0
14.4. стать инвалидом, прикованным к кровати 84 12 11 10 2 16 16 17 0
14.5. сойти с ума 40 6 2 3 1 12 10 6 0
14.6. стать жертвой экологической катастрофы 40 10 0 4 0 10 7 9 0
14.7. другое 30 6 2 3 0 3 9 5 2
15. Ваше отношение к учебе. 15.1. мне нравится учиться 40 10 0 1 0 16 5 6 2
15.2. учиться не люблю 16 4 5 1 0 0 3 3 0
15.3. учусь хорошо 33 6 0 1 0 4 15 7 0
15.4. учусь средне 82 9 12 15 3 15 13 14 1
15.5. учусь плохо 25 4 0 5 0 1 14 0 1
15.6. после школы хочу продолжить обучение 67 9 3 7 3 10 19 15 1
15.7. даже мысли об учебе мне ненавистны 4 0 1 1 0 0 0 2 0
16. Как вы считаете, что вызывает зависимость? 16.1. никотин (сигареты) 82 17 6 11 1 15 16 16 0
16.2. наркотики 87 12 4 16 3 15 17 20 0
16.3. алкоголь 69 12 3 13 2 8 16 15 0
16.4. работа 24 3 1 4 0 3 9 3 1
16.5. успех 31 3 6 2 0 9 8 3 0
16.6. телевидение 23 5 1 4 1 3 5 3 1
16.7. лекарства 30 4 0 7 0 3 6 10 0
16.8. мода 19 1 1 2 0 5 7 3 0
16.9. развлечения 19 3 3 2 0 3 4 4 0
16.10. игровые автоматы 38 9 6 4 0 3 10 6 0
16.11. компьютер 47 10 6 6 1 4 11 9 0
16.12. продукты питания (например, кофе) 21 3 4 0 0 1 1 9 4
16.13. пиво 39 4 6 6 0 5 9 9 0
16.14. другое 15 2 2 1 0 1 5 4 0
17. Курите ли вы табак (сигареты, папиросы, самокрутки и т.д.)? 17.1. да, курю постоянно 15 1 4 2 2 0 0 6 0
17.2. да, курю, но изредка 9 0 3 3 0 2 0 0 1
17.3. пробовал 1 раз и не курю 39 2 7 5 0 1 14 9 1
17.4. раньше курил(а), но бросил(а) 21 4 3 4 0 0 4 6 0
17.5. нет, не курил(а) никогда 59 14 0 3 1 23 14 3 1
17.6. за неделю выкуриваю 1 пачку сигарет 0 0 0 0 0 0 0 0 0
17.7. за неделю выкуриваю около 2-х пачек сигарет и более 3 0 3 0 0 0 0 0 0
17.8. другое 5 0 2 0 0 2 1 0 0
18. Если вы курите, то в каком возрасте вы закурили впервые? 18.1. раньше 10 лет 20 5 7 5 0 0 3 0 0
18.2. 10-12 лет 22 0 11 0 0 3 6 2 0
18.3. 14 лет 20 0 12 4 0 0 2 2 0
18.4. 15 лет 4 0 0 2 1 0 0 0 1
18.5. 16 лет и старше 3 0 0 0 1 0 0 0 2
19. Почему, по вашему мнению, люди начинают курить? 19.1. это круто и модно 43 7 7 6 1 9 9 4 0
19.2. с сигаретой выглядишь так, как будто что-то делаешь 10 3 2 1 0 3 0 1 0
19.3. чтобы убить время 18 5 2 3 0 1 3 4 19.4. курение помогает успокоиться и отвлечься 61 9 1 4 1 12 17 17 0
19.5. доставляет удовольствие 17 4 4 1 0 3 2 3 0
19.6. чтобы выглядеть взрослым 33 9 1 2 1 8 10 2 0
19.7. другое 25 1 10 1 0 4 4 4 1
19.8. так, за компанию 32 4 4 6 0 3 8 5 2
19.9. сложно отказать просьбам друзей 13 2 5 0 0 3 3 0 0
20. Как вы считаете, влияет ли курение негативно: 20.1. на умственную деятельность и успеваемость 93 15 16 13 0 13 18 18 0
20.2. на физическое здоровье 111 16 13 12 3 16 27 21 3
20.3. на отношения с друзьями, учителями (нужное подчеркнуть) 16 3 3 3 0 3 2 2 0
20.4. на потомство 51 6 6 7 1 6 11 14 0
20.5. на некурящих окружающих 52 8 4 5 0 5 16 14 0
20.6 другое 18 3 5 2 0 1 5 2 0
21. Что вы думаете о курении в общественных местах. 21.1. неприлично курить в театрах, на выставках 97 16 14 16 3 16 21 10 1
21.2. неприлично курить в транспорте 69 11 17 11 1 10 12 7 0
21.3. неприлично курить в присутствии некурящих людей 71 10 9 11 1 12 17 9 2
21.4. неприлично курить в присутствии женщин 54 6 13 9 1 8 14 3 0
21.5 курить можно где хочешь и когда хочешь 10 1 1 3 0 1 2 2 0
22. Если вы курите, то какова будет ваша реакция когда кто-нибудь попросит не курить в его присутствии? 22.1. не буду курить в данный момент 63 6 10 13 2 9 9 11 3
22.2. сделаю вид, что не заметил просьбу и продолжу курить. 8 1 0 0 0 1 1 5 0
22.3. отвечу: «Не твое дело» 15 1 0 3 1 3 4 3 0
22.4. предложу покинуть это помещение 12 1 3 2 0 2 2 2 0
22.5. другое 13 3 3 0 0 2 3 2 0
23. Употребляете ли вы спиртное (исключая пиво)? 23.1. да, выпиваю постоянно 3 0 1 2 0 0 0 0 0
23.2. да, выпиваю, но изредка 50 4 6 9 0 2 9 17 3
23.3. раньше выпивал(а), а теперь бросил(а) 19 0 0 2 0 1 15 1 0
23.4. нет, не выпивал(а) никогда 70 16 23 6 1 19 0 5 0
24. Употребляете ли вы пиво? 24.1. да постоянно 8 0 3 3 0 0 1 1 0
24.2. да, выпиваю изредка 90 10 19 14 2 9 16 17 3
24.3. никогда не выпивал(а) 47 9 8 2 0 14 11 3 0
25. Как вы считаете влияет ли пиво негативно: 25.1. на умственную деятельность и успеваемость 53 10 9 8 0 7 8 10 1
25.2. на физическое здоровье 75 13 16 8 2 10 12 13 1
25.3. на отношения с друзьями 14 3 3 1 0 4 2 0 1
25.4. на отношения с учителями 22 4 5 1 0 5 4 3 0
25.5. на отношения с родителями 51 9 10 6 1 8 12 4 1
25.6. на потомство 13 10 0 1 0 0 0 2 0
25.7 другое 2 0 0 0 0 1 0 1 0
26. Как вы считает, влияет ли употребление алкоголя негативно: 26.1. на умственную деятельность и успеваемость 77 14 8 13 0 10 13 17 2
26.2. на физическое здоровье 77 10 5 10 2 12 19 18 1
26.3. на отношения с друзьями 27 5 7 2 0 5 6 1 1
26.4. на отношения с учителями 23 4 3 2 0 4 5 4 1
26.5. на отношения с родителями 48 8 3 6 0 8 12 10 1
26.6. на потомство 42 4 0 6 1 7 11 13 0
26.7 другое 18 4 2 1 0 3 6 2 0
27. В каком возрасте вы попробовали спиртное? 27.1. 10-12 лет 61 8 12 8 0 11 13 9 0
27.2. 14 лет 32 0 7 7 1 0 5 11 1
27.3. 15 лет 6 0 0 2 1 0 0 2 1
27.4. 16 лет и старше 4 0 0 0 1 0 0 2 1
27.5. никогда не пробовал(а) 45 13 18 3 0 11 0 0 0
28. Какой из перечисленных напитков вы предпочитаете больше всех? 28.1. минеральная и газированная вода («Нарзан», «Боржоми» и т.д.) 46 12 5 5 1 9 7 6 1
28.2. «Кока-кола», «Пепси-кола» 58 12 5 7 1 12 13 8 0
28.3. «Тархун» 39 7 6 3 0 10 8 4 1
28.4. «Спрайт», «Фанта», «Меринда» и т.п. 58 7 12 5 0 11 15 8 0
28.5. кофе 37 8 5 3 0 6 6 8 1
28.6. чай 52 12 2 5 0 10 11 11 1
28.7. натуральные соки и нектары 102 14 11 12 0 19 24 21 1
28.8. пиво 22 2 7 1 0 3 4 5 0
28.9. иное 11 2 6 1 0 1 0 1 0
3. Спасибо. Перейдем теперь к теме ваших интересов и увлечений. 29. Чем вы занимаете вне учебы (работы)? 29.1. в основном уроками 33 8 3 3 0 6 7 4 2
29.2. увлекаюсь (бассейн, теннис и др.) 37 5 9 2 1 8 7 5 0
29.3. посещаю кружки по месту учебы 36 5 9 5 1 3 11 2 0
29.4. хожу в ночные клубы, дискотеки. 53 0 4 11 1 10 15 10 2
29.5. играю в рок- (джаз- либо иной) группе 6 6 1 2 0 1 1 0 0
29.6. читаю книги 52 9 16 6 1 9 9 2 0
29.7. провожу время за компьютером 36 10 13 5 1 3 4 0 0
29.8. общаюсь с приятелями 90 11 29 10 1 10 25 3 1
29.9. ничем особенно не занимаюсь 18 0 6 2 0 3 4 3 0
29.10. иное 22 3 0 10 1 3 0 4 1
30. Книги какого жанра вы любите читать? 30.1. классическую художественную литературу. 19 3 2 1 0 5 5 2 0
30.2. поэзию 15 2 0 2 0 4 5 2 0
30.3.техническую литературу (математика, о компьютерах) 18 4 5 2 1 3 2 1 0
30.4. исторические 18 6 0 2 0 4 5 1 0
30.5. фантастика либо фэнтеэи. 45 9 7 6 0 7 14 2 0
30.6. приключения 54 14 2 8 0 13 10 7 0
30.7. детективы 33 6 0 5 1 7 10 4 0
30.8. триллеры (ужасы) 45 9 14 2 0 2 9 9 0
30.9. мистику 24 5 5 1 1 1 7 4 0
30.10. иное. 9 2 1 0 0 1 3 2 0
30.11. не увлекаюсь чтением книг 13 1 3 0 0 0 3 6 0
30.12. читаю молодежные журналы 54 2 5 5 0 9 16 14 3
31. Каковы ваши музыкальные интересы? 31.1. классическая музыка 36 4 6 1 0 5 10 9 1
31.2. народная (фольклорная, этническая) 6 2 2 0 0 0 2 0 0
31.3. поп, эстрада 62 6 8 7 1 3 19 17 1
31.4. джаз 12 2 1 2 0 5 0 2 0
31.5. рок (хард, хэви, мейнстрим и др.) 39 5 9 6 1 3 6 8 1
31.6. техно (эйсид, рейв и др.) 20 2 7 5 0 0 3 3 0
31.7. альтернативная музыка (панк, хардрок) 15 2 3 6 0 1 2 1 0
31.8 иное: 40 11 7 3 0 10 4 4 0
32. Приходилось ли вам слышать песни, рекламирующие потребление наркотиков и наркобизнес? 32.1 да 58 5 10 9 0 11 10 12 1
32.2 нет 87 18 9 10 3 16 18 11 2
33. Каково ваше отношение к видео / кинофильмам? Что вы предпочитаете смотреть: 33.1 художественные произведения 47 7 2 11 1 5 9 12 0
33.2 документальные 54 9 10 10 0 5 10 9 1
33.3 мультипликационные (анимационные) фильмы 65 12 13 6 0 11 10 13 0
33.4 вы равнодушны к видео/кино продукции 23 3 4 3 1 3 7 1 1
34. Если вы увлечены художественной видео/кино продукцией, то чему вы отдаете предпочтение: 34.1 “мыльным” операм 11 0 3 3 0 1 1 2 1
34.2 комедиям 86 17 0 13 1 13 23 19 0
34.3 историческим картинам 24 7 4 6 0 1 3 3 0
34.4 боевикам 58 16 6 17 2 1 8 7 1
34.5 триллерам 41 7 16 7 0 0 6 5 0
34.6 “ужастикам” 80 16 14 15 1 8 13 14 1
34.7 фантастике 69 14 18 10 0 6 13 8 0
34.8 приключениям 69 18 7 11 0 11 15 7 0
34.9 мистике 36 5 8 6 0 0 7 10 0
34.10 эротике 21 1 7 5 0 2 2 4 0
35. Приходилось ли Вам смотреть видео/кинофильмы, рекламирующие потребление наркотиков и наркобизнес? 35.2 нет 61 7 11 8 0 9 15 9 2
35.1 да 77 16 0 12 3 18 13 14 1
36. Имеется ли у Вас доступ к компьютеру? 36.1 да 107 19 22 13 2 13 17 19 2
36.2 нет 48 4 6 7 1 14 11 4 1
37. Если да, то в каких условиях это происходит? 37.1. у себя дома 42 9 12 3 2 6 4 5 1
37.2. дома у своих знакомых 38 6 11 5 0 5 7 3 1
37.3. по месту учебы 41 0 3 4 0 1 13 19 1
37.4. по месту работы 4 0 4 0 0 0 0 0 0
37.5. в клубе (на курсах) 27 13 9 2 0 1 2 0 0
37.6. иное 12 5 2 3 0 0 1 1 0
38. В каких целях вы используете компьютер? 38.1. играю в компьютерные игры 102 20 22 16 1 14 17 11 1
38.2. печатаю разные тексты 40 3 6 2 1 3 10 14 1
38.3. сканирую 8 1 5 2 0 0 0 0 0
38.4. путешествую по Интернету 6 2 0 0 0 1 3 0 0
38.5. общаюсь с приятелями через Фидо 4 0 3 0 0 1 0 0 0
38.6. работаю в 3Д студии. 2 0 2 0 0 0 0 0 0
38.7. иное 25 2 3 1 0 0 9 9 1
39. Интересно, каковы ваши религиозные взгляды? 39.1. я верю в существование бога и дьявола и свою веру ни от кого не скрываю. 24 7 5 0 1 3 5 3 0
39.2. верю в существование бога и дьявола, но держу эту веру в себе. 44 6 5 3 0 8 10 11 1
39.3. я не то, чтобы верю в существование бога и дьявола, но убежден(а), что такие высшие силы или высший разум присутствуют и нами руководят. 37 11 0 6 0 1 8 10 1
39.4. я не верю ни в бога, ни в дьявола, ни в какие-то высшие силы, но доверяю своему собственному разуму, сознанию и поведению. 39 6 7 10 0 9 6 0 1
40. Если вам не интересна служба в перечисленных выше ведомствах, то какая профессия больше привлекает? 40.1. в сфере бизнеса (торговля, банки, биржа и пр.) 53 7 11 6 1 5 13 10 0
40.2. в сфере культуры, образования, науки. 31 6 4 2 0 2 8 9 0
40.3 в сфере производства (инженер, рабочий, фермер и др.) 15 3 1 4 1 2 3 1 0
40.4. в сфере политики (депутат, президент, лидер партии и др.) 17 3 3 2 0 2 6 1 0
40.5. в сфере преступности (мафиози, наемный убийца и др.) 14 2 0 4 1 1 2 3 13
40.6. в сфере юриспруденции (прокурор, адвокат, нотариус и др.) 17 3 1 2 0 0 9 2 0
40.7. в сфере здравоохранения и ветеринарии. 20 1 6 0 0 7 4 2 1
40.8. в сфере сексуальных услуг (сутенер, проститутка и др.). 6 0 0 0 0 1 1 4 0
40.9. в сфере транспорта (машинист, диспетчер, водитель и др.) 22 6 7 6 0 1 1 1 0
40.10. в сфере богослужения (священник, монах, отшельник) 3 0 3 0 0 0 0 0 0
40.11. иное 22 7 1 1 0 2 5 6 0
41. Откуда или от кого вы узнали о существовании наркотиков? 41.1. от знакомых по месту жительства. 18 4 0 6 0 4 1 3 0
41.2. от знакомых по месту учебы 10 0 5 2 0 1 1 1 0
41.3. от знакомых по месту работы 5 0 0 0 0 0 5 0 0
41.4. от знакомых по месту проведения свободного времени 10 0 6 1 0 1 0 2 0
41.5. из программ телевидения 117 16 27 13 3 16 21 18 3
41.6. из программ радиовещания 9 2 0 0 0 1 3 3 0
41.7. из публикаций в газетах и журналах. 38 2 4 7 0 7 7 11 0
41.8. из видеофильмов 44 8 11 4 0 4 7 10 0
41.9. из кинофильмов в кинотеатре. 1 0 1 0 0 0 0 0 0
5. Итак, после предварительных рассуждений, мы подошли к разделу о вашем личном отношении к проблеме наркотиков. 42. Так все-таки, какому из источников информации о проблеме наркотиков вы доверяете больше? 42.1. моим домашним (отцу, маме, брату, сестре и др.) 53 13 0 10 1 6 16 7 0
42.2. моим друзьям и приятелям, испытавшим наркотики на себе. 10 1 1 2 2 1 1 2 0
42.3. средствам массовой информации (теле и радиопередачам, прессе и др.). 30 2 5 4 1 0 5 13 0
42.4. милиции 14 4 3 1 0 3 3 0 0
42.5. врачам 45 4 5 6 0 7 12 10 1
42.6. педагогам (учителям) 18 3 4 2 0 1 5 2 1
42.7. доверять не стоит никому, кроме себя 14 0 1 1 0 1 6 5 0
42.8. иное 16 4 0 0 0 0 13 1 0
43. Существует теория, согласно которой надо сначала испытать действие наркотиков на себе, и только потом составлять свое мнение об эт58ой проблеме. Согласны вы с подобной точкой зрения? 43.1. конечно так и надо делать 4 3 0 0 1 0 0 0 1
43.2. пусть другие испытают, а затем я приму свое решение 10 1 2 1 0 0 2 4 0
43.3. у каждого своя голова на плечах. 58 3 27 6 1 3 8 10 0
43.4. не знаю, что и ответить, 27 2 5 1 0 9 8 2 0
43.5. иное. 17 6 1 3 1 0 4 1 1
44. Если бы вы узнали, что ваш друг (подруга) употребляют наркотики, вы бы: 44.1. немедленно прекратили бы с ним (ней) отношения. 32 8 4 3 0 9 4 4 0
44.2. продолжали бы дружить не обращая внимание. Это его (ее) дело. 17 1 4 1 0 1 4 5 1
44.3. постарались бы помочь избавить от этой привычки 86 13 9 13 3 7 20 18 3
44.4. попросили бы дать и вам попробовать. 5 0 2 0 0 1 1 1 0
44.5. обратились бы за помощью к взрослым: учителям, родителям, школьному психологу. 35 6 3 5 0 8 8 4 1
44.6. другое. 7 1 2 2 0 0 2 0 0
45. Скажите, какие из перечисленных мнений наиболее верны? 45.1. наркотики наносят вред здоровью и психике людей. 104 17 17 12 3 8 24 20 3
45.2. это личное дело каждого 16 2 6 2 0 2 2 2 0
45.3. наркотики отвлекают от текущих неприятных вопросов. 4 0 0 0 0 0 3 1 0
45.4. они должны служить сугубо медицинскому назначению 18 0 4 3 0 0 5 6 0
45.5. наркотики реальная возможность испытать приятное ощущение. 4 0 0 1 0 0 0 3 0
45.6. они подводят людей к совершению преступлений. 44 5 0 6 1 4 10 18 0
45.7. допустимо попробовать наркотики 1-2 раза в жизни. 3 0 1 0 0 0 0 2 0
45.8. они превращают человека в зомби, маньяка и д.п. 48 6 5 7 1 3 12 14 0
45.9. иное 11 1 0 3 1 0 3 3 0
46. Какую из перечисленных ниже категорий людей следует отнести, на ваш взгляд, к наркоманам? 46.1. кто попробовал наркотик 1-2 раза в жизни. 16 3 5 1 0 3 3 1 0
46.2. кто принимает их пусть и редко, но длительное время. 38 5 6 8 0 2 8 9 0
46.3. только тот, кто принимает наркотики часто. 53 4 12 5 0 7 13 11 1
46.4. тот, к наркотикам болезненно пристрастился. 46 2 11 6 0 3 9 15 0
46.5. иное 6 2 1 2 0 1 0 0 0
46.6. затрудняюсь ответить 28 5 0 6 0 5 9 1 2
47. Как поступят ваши родители, если узнают, что вы употребляете наркотики? К кому они обратятся за помощью? 47.1. к врачу наркологу официально, 53 10 8 8 0 5 11 9 2
47.2. в милицию 9 1 5 1 0 1 0 0 1
47.3. в администрацию учебного заведения (по месту работы) 4 0 1 0 0 1 0 2 0
47.4..проконсультируются в частном порядке со специалистом 18 4 0 3 2 1 3 5 0
47.5. никого не станут извещать, а «разберутся» сами 5 0 0 2 0 1 0 1 1
47.6. не обратят на это особого внимания 2 0 1 1 0 0 0 0 0
47.7.иное. 3 2 0 1 0 0 0 0 0
47.8. ко мне это не относится 56 7 9 4 0 7 15 14 0
48. Есть ли среди ваших знакомых вне этой аудитории потребители наркотиков? Назовите их число: 48.1. Один 5 0 0 2 0 0 1 2 0
48.2. двое 5 1 1 1 0 0 1 1 0
48.3.трое 3 0 0 3 0 0 0 0 0
48.4. четверо 5 0 0 0 0 0 4 1 0
48.5 пятеро 6 0 3 2 0 0 1 0 0
48.6. шестеро 2 0 0 1 0 0 1 0 0
48.7 семеро 4 0 1 2 0 0 1 0 0
48.8. восемь 3 0 1 1 0 0 1 0 0
48.9.девять 3 0 0 2 0 0 1 0 0
48.10. десять 6 0 5 1 0 0 0 0 0
48.11. если более 10, то напишите примерное число, но не фантазируйте 10 1 4 1 0 1 2 1 0
48.12. таких нет 104 17 5 17 3 19 23 17 3
49. Если возникнет потребность достать наркотики, то вы смогли бы сделать это: 49.1. по месту вашего жительства 5 0 1 2 0 0 1 1 0
49.2. по месту учебы 3 0 2 0 0 0 1 0 0
49.3. по месту работы (подработки) 2 0 0 2 0 0 0 0 0
49.4. по месту проведения досуга 8 0 1 2 0 0 3 2 0
49.5. иное 21 4 6 4 0 2 3 1 0
49.6. затрудняюсь ответить 63 8 0 10 1 8 18 17 3
50. Предлагали вам когда-либо попробовать наркотики? 50.1. да 22 3 2 5 3 1 0 7 1
50.2. нет 109 16 24 14 0 17 23 13 2
51. Если предлагали, то как вы поступили? 51.1.попробовал 11 1 6 3 0 0 0 1 0
51.2. отказался 60 10 19 7 0 8 3 13 0
51.3. не помню 5 1 0 2 0 0 2 0 0
52. Если вы отказались попробовать наркотики, то по какой причине? 52.1. испугался, что узнают родители (близкие) 4 1 1 1 0 1 0 0 0
52.2. мне это ни к чему 64 7 11 13 0 9 11 11 2
52.3. не на что было приобрести 11 3 2 2 0 1 2 1 0
52.4. побоялся, что втянусь в какие-нибудь нехорошие дела 20 2 0 4 0 5 3 6 0
52.5. знал, что это вредно для здоровья 37 7 3 7 0 6 6 7 1
52.6. иное 4 0 0 1 0 1 1 0 1
53. Если вы не пробовали наркотики, то собираетесь ли при случае испытать их действие на себе? 53.1. а почему бы и нет 3 0 1 1 0 0 1 0 0
53.2. ни в коем случае 74 8 7 13 3 12 12 16 3
53.3. не знаю, не думал об этом 14 1 4 0 0 3 2 4 0
5.Этот раздел анкеты заполняет тот, кто хотя бы раз в жизни наркотики пробовал. Остальные могут почитать любопытства ради. 54. Если вы знакомы с приемом наркотиков, то в силу каких обстоятельств это произошло? 54.1. вы решили быть таким же (такой же), как и все 4 0 2 1 0 0 1 0 0
54.2. вам стало любопытно, а что же произойдет после употребления наркотика, какие наступят ощущения и т.п. 4 0 1 1 0 1 1 0 0
54.3. вас просто уговорили 2 0 1 0 0 0 1 0 0
54.4. вас запугали, заставили 3 0 2 0 0 0 1 0 0
54.5. у вас были жизненные проблемы, и вы их решили заглушить с помощью наркотика 3 1 2 0 0 0 0 0 0
54.6. вы не любите всякие запреты, а наркотики по закону запрещены, поэтому и попробовали 2 0 0 1 0 0 1 0 0
54.7. а может быть, вы сами напросились на их прием? 1 0 0 1 0 0 0 0 0
54.8. это было во время операции в больнице, под контролем врачей 1 0 1 0 0 0 0 0 0
54.9. затрудняюсь ответить 15 2 4 1 1 1 3 1 2
54.10. иное 11 2 4 3 0 0 1 1 0
55. В каком возрасте вы были, когда впервые попробовали наркотик? 55.1. до 12 лет 5 2 0 1 0 0 1 0 1
55.2. от 13 до 14 лет 3 0 0 1 0 0 2 0 0
55.3. от 15 до 16 лет 1 0 0 0 0 0 1 0 0
55.4. от 17 до 18 лет 2 0 1 0 0 0 1 0 0
56. И сколько раз вы употребляли наркотики в последующем? Напишите как можно более точное число: 56.1. 1-2 раза 4 2 0 1 0 0 1 0 0
56.2. 3-5 раз 4 0 1 1 0 1 1 0 0
56.3. 6-10 раз 0 0 0 0 0 0 0 0 0
56.4. 11-49 раз 1 0 0 0 0 0 1 0 0
56.5. 50-99 раз 1 0 0 1 0 0 0 0 0
56.6. 100-199 раз 0 0 0 0 0 0 0 0 0
56.7. 200 и более раз 2 0 1 1 0 0 0 0 0
57. В каком месте происходил прием наркотика? 57.1. на улице, во дворе 1 1 0 0 0 0 0 0 0
57.2. на квартире у приятеля (подруги) 1 0 0 0 0 0 0 1 0
57.3. у себя дома 2 0 1 0 0 0 1 0 0
57.4. в подъезде, на чердаке, в подвале 3 1 1 1 0 0 0 0 0
57.5. на дискотеке, в ночном клубе 1 0 0 0 0 0 0 1 0
57.6. в общежитии 1 1 0 0 0 0 0 0 0
57.7. в ресторане, кафе, баре и т.п. 2 0 2 0 0 0 0 0 0
57.8. в игорном зале 2 0 1 0 0 0 1 0 0
57.9. по месту учебы 1 0 0 1 0 0 0 0 0
57.10. во время службы в армии 1 0 1 0 0 0 0 0 0
57.11. в местах лишения свободы 0 0 0 0 0 0 0 0 0
57.12. на отдыхе, пикнике, в турпоходе и пр. 1 0 0 1 0 0 0 0 0
57.13. в медицинском учреждении 3 0 2 1 0 0 0 0 0
57.14. иное 3 1 0 2 0 0 0 0 0
57.15. не помню 5 1 2 1 0 0 1 0 0
58. Каким был источник приобретения наркотика? 58.1. приобрел в аптеке лекарства и все сделал сам 3 0 0 1 0 0 1 1 0
58.2. поехал за сырьем и приготовил наркотик самостоятельно 5 0 3 2 0 0 0 0 0
58.3. дали приятели бесплатно 2 1 1 0 0 0 0 0 0
58.4. дали приятели, но за деньги (вещи, иные предметы обмена) 1 0 1 0 0 0 0 0 0
58.5. продал незнакомый человек 3 0 0 2 0 0 1 0 0
58.6. иное 5 1 1 1 0 1 1 0 0
58.7. не помню 2 0 1 0 0 0 1 0 0
59. Как часто в течение последних 12 месяцев вы употребляли наркотики? 59.1. ежедневно 2 0 0 2 0 0 0 0 0
59.2. почти каждый день (3-6 раз в неделю) 1 0 1 0 0 0 0 0 0
59.3. 1-2 раза в неделю 2 0 0 1 0 0 1 0 0
59.4. несколько раз в месяц (25-50 раз в году) 2 0 1 0 0 0 1 0 0
59.5. 1-2 раза в месяц (12-24 раза в году) 4 1 1 2 0 0 0 0 0
59.6. почти каждый месяц (6-11 раз в году) 1 0 1 0 0 0 0 0 0
56.7. 3-5 раз в течение последних 12 месяцев 1 0 0 0 0 0 1 0 0
59.8. 1-2 раза в течение последних 12 месяцев 2 0 0 2 0 0 0 0 0
59.9. не делал этого в течение последних 12 месяцев 3 1 1 0 0 0 1 0 0
60.Можете ли вы припомнить случаи за последние 12 месяцев, когда после приема наркотиков вы или ваши знакомые не смогли посетить занятия или выйти на работу? Сколько времени в среднем продолжалось ваше (его, ее, их) отсутствие? Укажите число цифрами: 60.1. дней- 5 0 2 2 0 0 1 0 0
60.2. недель- 0 0 0 0 0 0 0 0 0
60.3. месяцев- 1 0 0 0 0 1 0 0 0
60.4. лет- 4 0 1 1 0 0 2 0 0
60.5. не припомню таких случаев 7 1 0 0 0 2 3 0 1
61. Случалось ли вам или вашим знакомым после приема наркотиков допускать какие-либо «аварийные» ситуации в быту, по месту учебы или работы, в общественных местах? 61.1. домашний скандал, поломка мебели, создание пожарной ситуации, санитарно-технические проблемы по месту жительства 3 1 2 0 0 0 0 0 0
61.2. поведение, мешающее соседям, прохожим, пассажирам общественного транспорта 2 0 0 1 0 0 1 0 0
61.3. создание аварийной ситуации на дороге 5 0 2 1 0 1 1 0 0
61.4. поломка инвентаря/оборудования в учебном заведении или на работе 3 0 1 0 0 0 1 0 1
61.5. производственные или иные травмы 1 0 1 0 0 0 0 0 0
61.6. не припомню таких случаев 3 0 0 1 0 0 1 0 1
62. Если вы приобретали наркотики за деньги, то чем расплачивались? 62.1. карманные деньги, выдаваемые родными и близкими 1 0 1 0 0 0 0 0 0
62.2. заработная плата 7 0 4 2 0 0 1 0 0
62.3. деньги, ценности и вещи, принадлежащие мне и семье 1 0 0 0 0 0 1 0 0
62.4. деньги, ценности и вещи, добытые незаконным путем 2 0 0 1 0 0 1 0 0
62.5. иное 3 1 0 0 0 1 1 0 0
63. Какие действия, связанные с наркотиками, вам или вашим знакомым приходилось совершать в течение последних 12 месяцев? 63.1. приобретать у знакомых и незнакомых людей 6 0 4 1 0 0 1 0 0
63.2. приобретать по поддельным рецептам 2 0 1 0 0 0 1 0 0
63.3. изготавливать 2 0 1 0 0 0 1 0 0
63.4. хранить 3 0 0 2 0 0 1 0 0
63.5. перевозить на транспорте 1 0 0 0 0 0 1 0 0
63.6. пересылать по почте 2 0 1 0 0 0 1 0 0
63.7. передавать другим людям (дарить, менять, продавать и др.) 2 0 0 1 0 0 1 0 0
63.8. предлагать пробовать своим знакомым 3 0 1 2 0 0 0 0 0
63.9. похищать (красть), либо вымогать 4 0 1 0 0 1 2 0 0
63.10. выращивать наркосодержащие растения 3 1 1 1 0 0 0 0 0
63.11. привозить из-за границы 0 0 0 0 0 0 0 0 0
63.12. потреблять в компании приятелей на квартире, в другом помещении 2 0 0 1 0 0 1 0 0
63.13. иное 4 2 0 1 0 0 1 0 0
64. Те действия, которые вы осуществляли с наркотиками, стали известны: 64.1. вашим родным и близким 2 0 1 0 0 1 0 0 0
64.2. окружающим (соседям, приятелям и знакомым) 2 0 0 2 0 0 0 0 0
64.3. работникам правоохранительных органов 2 0 0 2 0 0 0 0 0
64.4. работникам здравоохранения 3 0 0 0 0 0 1 2 0
64.5. педагогам 1 1 0 0 0 0 0 0 0
64.6. иным лицам 4 0 2 1 0 0 1 0 0
64.7. никому не стали известны 2 0 0 0 0 1 0 0 1
65. Если ваши или действия ваших знакомых с наркотиками становились известны официальным лицам (педагогам, врачам, милиции и др.), то какие неприятные последствия наступали? 65.1. абсолютно никаких 4 0 0 1 0 0 2 0 1
65.2. удавалось откупиться (дать взятку, исполнить взамен какую-либо личную просьбу и др.) 1 0 0 1 0 0 0 0 0
65.3. ругали, угрожали, но на этом все и завершилось 1 0 1 0 0 0 0 0 0
65.4. сообщали родным и близким 2 0 0 0 0 1 0 0 1
65.5. поставили на учет врача нарколога 4 0 2 1 0 1 0 0 0
65.6. поставили на учет в милицию 1 0 1 0 0 0 0 0 0
65.7. возбуждали уголовное дело 3 0 2 1 0 0 0 0 0
65.8. иное 6 1 3 1 0 1 0 0 0
6. И последние вопросы. 66. Какова, по вашему мнению, основная причина начала потребления вами (другими людьми) наркотиков? 66.1 наследственные нарушения в развитии личности (сам или родители психически больны, злоупотребляют алкоголем и т.п.) 26 3 14 3 0 0 3 3 0
66.2. некуда деть себя в свободное время 6 0 0 2 0 1 2 1 0
66.3. подражание зарубежной моде, образу жизни 12 0 1 2 0 2 3 4 0
66.4. влияние друзей-приятелей 31 3 0 6 1 2 4 15 0
66.5. воздействие средств массовой информации (телевидения, радиовещания, прессы) 4 0 0 0 0 0 2 2 0
66.6. воздействие книжной продукции 6 0 6 0 0 0 0 0 0
66.7. незнание правовой ответственности, наступающей за незаконные действия с наркотиками 6 1 0 1 0 3 1 0 0
66.8. надежда на то, что ответственности удастся избежать 9 2 4 0 0 1 0 2 0
66.9.незнание того, что потребление наркотиков ведет к серьезной деградации личности 23 1 13 1 0 1 3 4 0
66.10. самонадеянная уверенность в том, что болезненного пристрастия не произойдет 19 1 0 2 0 2 6 8 0
66.11. иное 15 4 0 2 0 0 3 5 1
67. Проводили ли с вами по месту учебы (работы) в течение последних 12 месяцев какую-либо антинаркотическую пропаганду? 67.1. органы здравоохранения (врачи) 11 2 0 1 0 0 3 4 1
67.2. органы образования (педагоги) 25 1 0 4 0 2 6 10 2
67.3. правоохранительные органы (милиция, прокуратура, суд, иные) 6 0 1 0 0 0 3 1 1
67.4. молодежные инстанции местной администрации 4 0 2 2 0 0 0 0 0
67.5. общественные антинаркотические организации 1 0 1 0 0 0 0 0 0
67.6. религиозные организации 1 0 1 0 0 0 0 0 0
67.7. спортивные организации 7 1 0 2 0 0 3 1 0
67.8. иные инстанции 3 1 1 0 0 0 1 0 0
67.9. такой работы не проводилось 35 5 7 6 0 4 4 8 0
67.10. иное 12 0 3 1 1 1 5 1 0
68. Скажите, те сведения о наркотиках, которые вам становятся известными из средств массовой информации, книг и т.п. лично у вас вызывают: 68.1. негативное отношение к потреблению наркотиков 44 5 0 6 3 1 14 14 1
68.2. побуждают попробовать наркотики 3 0 0 2 0 0 1 0 0
68.3. никак не влияют на ваше мнение по этому вопросу 13 1 0 4 0 1 5 1 1
68.4. затрудняюсь ответить 21 0 4 4 0 5 4 4 0
68.5. иное 10 3 4 1 0 1 1 0 0
69. Если бы представилась такая возможность, то каким занятием вы заполнили бы свое свободное время? Назовите мечту своей жизни: 69.1. Вот и завершилась наша с Вами работа. Еще раз огромное спасибо за внимание и, надеемся, добросовестность, которые вы проявили в ходе заполнения анкеты. До будущих встреч!
Приложение №2.
ОПРОСНИК «СОП»
Вариант М
Инструкция
Перед вами имеется ряд утверждений. Они касаются некоторых сторон вашей жизни, вашего характера, привычек. Прочтите первое утверждение и решите, верно ли данное утверждение по отношению к вам. Если верно, то на бланке ответов рядом с номером, соответствующим утверждению, в квадратике под обозначением «ДА» поставьте крестик или галочку. Если оно неверно, то поставьте крестик или галочку в квадратике под обозначением «НЕТ». Если вы затрудняетесь с ответом, то постарайтесь выбрать вариант ответа, который все-таки больше соответствует вашему мнению. Затем таким же образом отвечайте на все пункты опросника. Если ошибетесь, то зачеркните ошибочный ответ и поставьте тот, который считаете нужным. Помните, что вы высказываете собственное мнение о себе в настоящий момент. Здесь не может быть «плохих» или «хороших», «правильных» или «неправильных» ответов. Не обдумывайте ответы очень долго, важна ваша первая реакция на содержание утверждений. Отнеситесь к работе внимательно и серьезно. Небрежность, а также стремление «улучшить» или «ухудшить» ответы приводят к недостоверным результатам. В случае затруднений еще раз прочитайте эту инструкцию или обратитесь к тому, кто проводит тестирование. Не делайте никаких пометок в тексте опросника.
1. Я предпочитаю одежду неярких, приглушенных тонов.
2. Бывает, что я откладываю на завтра то, что должен сделать сегодня.
3. Я охотно записался бы добровольцем для участия в каких-либо боевых действиях.
4. Бывает, что иногда я ссорюсь с родителями.
5. Тот, кто в детстве не дрался, вырастает маменькиным сынком, ничего не может добиться в жизни.
6. Я бы взялся за опасную работу, если бы за нее хорошо заплатили.
7. Иногда я ощущаю такое сильное беспокойство, что просто не могу усидеть на месте.
8. Иногда бывает, что я немного хвастаюсь.
9. Если бы мне пришлось стать военным, то я хотел бы быть летчиком - истребителем.
10. Я ценю в людях осторожность и осмотрительность.
11. Только слабые и трусливые люди выполняют все правила и законы.
12. Я предпочел бы работу, связанную с переменами и путешествиями, даже если она опасна для жизни.
13. Я всегда говорю только правду.
14. Если человек в меру и без вредных последствий употребляет возбуждающие и влияющие на психику вещества – это вполне нормально.
15. Даже если я злюсь, то стараюсь не прибегать к ругательствам.
16. Я думаю, что мне бы понравилось охотиться на львов.
17. Если меня обидели, то я обязательно должен отомстить.
18. Человек должен иметь право выпивать столько, сколько он хочет.
19. Если мой приятель опаздывает к назначенному времени, я обычно сохраняю спокойствие.
20. Мне обычно затрудняет работу требование сделать ее к определенному сроку.
21. Иногда я перехожу улицу там, где мне удобно, а не там, где положено.
22. Некоторые правила и запреты можно отбросить, если испытываешь сильное сексуальное (половое) влечение.
23. Я иногда не слушаюсь родителей.
24. Если при покупке автомобиля мне придется, выбирать между скоростью и безопасностью, то я выберу безопасность.
25. Я. думаю, что мне понравилось бы заниматься боксом.
26. Если бы я мог свободно выбирать профессию, то стал бы дегустатором вин.
27. Я.часто испытываю потребность в острых ощущениях.
28. Иногда мне так и хочется сделать себе больно.
29. Мое отношение к жизни хорошо описывает пословица: «Семь раз отмерь, один раз отрежь».
30. Я всегда покупаю билет в общественном транспорте.
31. Среди моих знакомых есть люди, которые пробовали одурманивающие токсические вещества.
32. Я всегда выполняю обещания, даже если мне это невыгодно.
33. Бывает, что мне так и хочется выругаться.
34. Правы люди, которые в жизни следуют пословице: «Если нельзя, но очень хочется, то можно».
35. Бывало, что я случайно попадал в драку после употребления спиртных напитков.
36. Мне редко удается заставить себя продолжать работу после ряда обидных неудач.
37. Если бы в наше время проводились бои гладиаторов, то я бы обязательно в них поучаствовал.
38. Бывает, что иногда я говорю неправду.
39. Терпеть боль назло всем бывает даже приятно.
40. Я лучше соглашусь с человеком, чем стану спорить.
41. Если бы я родился в давние времена, то стал бы благородным разбойником.
42. Если нет другого выхода, то спор можно разрешить и дракой.
43. Бывали случаи, когда мои родители, другие взрослые высказывали беспокойство: по поводу того, что я немного выпил.
44. Одежда должна с первого взгляда выделять человека среди других.
45. Если в фильме нет ни одной приличной драки – это плохое кино.
46. Когда люди стремятся к новым необычным ощущениям и переживаниям – это нормально.
47. Иногда я скучаю на уроках.
48. Если меня кто-то случайно задел в толпе, то я обязательно потребую от него извинений.
49. Если человек раздражает меня, то я готов высказать ему все, что о нем думаю.
50. Во время путешествий и поездок я люблю отклонятся от обычных маршрутов.
51. Мне бы понравилась профессия дрессировщика хищных зверей.
52. Если уж ты сел за руль мотоцикла, то стоит ехать только очень быстро.
53. Когда я читаю детектив, то мне часто хочется, чтобы преступник ушел от преследования.
54. Иногда я просто не могу удержаться от смеха, когда слышу неприличную шутку.
55. Я стараюсь избегать в разговоре выражений, которые могут смутить окружающих.
56. Я часто огорчаюсь из-за мелочей.
57. Когда мне возражают, я часто взрываюсь и отвечаю резко.
58. Мне больше нравится читать о приключениях, чем о любовных историях.
59. Чтобы получить удовольствие, стоит нарушить некоторые правила и запреты.
60. Мне нравится бывать в компаниях, где в меру выпивают и веселятся.
61. Меня раздражает, когда девушки курят.
62. Мне нравится состояние, которое наступает, когда выпьешь в меру и в хорошей компании.
63. Бывало, что у меня возникало желание выпить, хотя я понимал, что сейчас не время и не место.
64. Сигарета в трудную минуту меня успокаивает.
65. Мне легко заставить других людей бояться меня, и иногда ради забавы я это делаю.
66. Я смог бы своей рукой казнить преступника, справедливо приговоренного к высшей мере наказания.
67. Удовольствие - это главное, к чему стоит стремиться в жизни.
68. Я хотел бы поучаствовать в автомобильных гонках.
69. Когда у меня плохое настроение, ко мне лучше не подходить.
70. Иногда у меня бывает такое настроение, что я готов первым начать драку.
71. Я могу вспомнить случаи, когда я был таким злым, что хватал первую попавшуюся под руки вещь и ломал ее.
72. Я всегда требую, чтобы окружающие уважали мои права.
73. Мне понравилось бы прыгать с парашютом.
74. Вредное воздействие алкоголя я табака на человека сильно преувеличивают.
75. Я редко даю сдачи, даже если кто-то ударит меня.
76. Я не получаю удовольствия от ощущения риска.
77. Когда человек в пылу спора прибегает к «сильным» выражениям - это нормально.
78. Я часто не могу сдержать свои чувства.
79. Бывало, что я опаздывал на уроки.
80. Мне нравятся компании, где все подшучивают друг над другом.
81. Секс должен занимать в жизни молодежи одно из главных мест.
82. Часто я не могу удержаться от спора, если кто-то не согласен со мной.
83. Иногда случалось, что я не выполнял школьное домашнее задание.
84. Я часто совершаю поступки под влиянием минутного настроения.
85. Мне кажется, что я не способен ударить человека
86. Люди справедливо возмущаются, когда узнают, что преступник остался безнаказанным.
87. Бывает, что мне приходится скрывать от взрослых некоторые свои поступки.
88. Наивные простаки сами заслуживают того, чтобы их обманывали.
89. Иногда я бываю так раздражен, что стучу по столу кулаком.
90. Только неожиданные обстоятельства и чувство опасности позволяют мне по-настоящему проявить себя.
91. Я бы попробовал какое-нибудь одурманивающее вещество, если бы твердо знал, что это не повредит моему здоровью не повлечет наказания.
92. Когда я стою на мосту, то меня иногда так и тянет прыгнуть вниз.
93. Всякая грязь меня пугает или вызывает сильное отвращение.
94. Когда я злюсь, то мне хочется кого-нибудь ударить.
95. Я считаю, что люди должны отказаться от всякого употребления спиртных напитков.
96. Я мог бы на спор влезть на высокую фабричную трубу.
97. Временами я не могу справиться с желанием причинить боль другим людям.
98. Я мог бы после небольших предварительных объяснений управлять вертолетом.
ОПРОСНИК «СОП»
Вариант Ж
Инструкция
Перед вами имеется ряд утверждений. Они касаются некоторых сторон вашей жизни, вашего характера, привычек. Прочтите первое утверждение и решите, верно ли данное утверждение по отношению к вам. Если верно, то на бланке ответов рядом с номером, соответствующим утверждению, в квадратике под обозначением «ДА» поставьте крестик или галочку. Если оно неверно, то поставьте крестик или галочку в квадратике под обозначением «НЕТ». Если вы затрудняетесь с ответом, то постарайтесь выбрать вариант ответа, который все-таки больше соответствует вашему мнению. Затем таким же образом отвечайте на все пункты опросника. Если ошибетесь, то зачеркните ошибочный ответ и поставьте тот, который считаете нужным. Помните, что вы высказываете собственное мнение о себе в настоящий момент. Здесь не может быть «плохих» или «хороших», «правильных» или «неправильных» ответов. Не обдумывайте ответы очень долго, важна ваша первая реакция на содержание утверждений. Отнеситесь к работе внимательно и серьезно. Небрежность, а также стремление «улучшить» или «ухудшить» ответы приводят к недостоверным результатам. В случае затруднений еще раз прочитайте эту инструкцию или обратитесь к тому, кто проводит тестирование. Не делайте никаких пометок в тексте опросника.
1. Я стремлюсь в одежде следовать самой современной моде или даже опережать ее.
2. Бывает, что я откладываю на завтра то, что должна сделать сегодня.
3. Если бы была такая возможность, то я бы с удовольствием пошла служить в армию.
4. Бывает, что иногда я ссорюсь с родителями.
5. Чтобы добиться своего, девушка иногда может и подраться.
6. Я бы взялась за опасную для здоровья работу, если бы за нее хорошо платили.
7. Иногда я ощущаю такое сильное беспокойство, что просто не могу усидеть на месте.
8. Я иногда люблю немного посплетничать.
9. Мне нравятся профессии, связанные с риском для жизни.
10. Мне нравится, когда моя одежда и внешний вид раздражают людей старшего поколения
11. Только глупые и трусливые люди выполняют все правила и законы.
12. Я предпочла бы работу, связанную с переменами и путешествиями, даже если она и опасна для жизни.
13. Я всегда говорю только правду.
14. Если человек в меру и без вредных последствий употребляет возбуждающие и влияющие на психику вещества – это вполне нормально.
15. Даже если я злюсь, то стараюсь никого не ругать.
16. Я с удовольствием смотрю боевики.
17. Если меня обидели, то я обязательно должна отомстить.
18. Человек должен иметь право выпивать, сколько он хочет и где он хочет.
19. Если моя подруга опаздывает к назначенному времени, я обычно сохраняю спокойствие.
20. Мне часто бывает трудно сделать работу к точно определенному сроку.
21. Иногда я перехожу улицу там, где мне удобно, а не там, где положено.
22. Некоторые правила и запреты можно отбросить, если чего-нибудь сильно захочешь.
23. Бывало, что я не слушалась родителей.
24. В автомобиле я больше ценю безопасность, чем скорость.
2,5.Я думаю, что мне бы понравилось защищаться каратэ или похожим видом спорта,
26.Мне бы понравилась работа официантки в ресторане.
27. Я часто испытываю потребность в острых ощущениях.
28. Иногда мне так и хочется сделать себе больно.
29. Мое отношение к жизни хорошо описывает пословица: «Семь раз отмерь, один раз отрежь».
30. Я всегда плачу за проезд в общественном транспорте.
31. Среди моих знакомых есть люди, которые пробовали одурманивающие токсические вещества.
32. Я всегда выполняю обещания, даже если мне это невыгодно.
33. Бывает, что мне так и хочется выругаться.
34. Правы люди, которые в жизни следуют пословице: «Если нельзя, но очень хочется, то можно».
35. Бывало, что я случайно попадала в неприятную историю после употребления спиртных напитков.
36. Я часто не могу заставить себя продолжать какое-либо занятие после обидной неудачи.
37. Многие запреты в, области секса старомодны и их можно отбросить.
38, Бывает, что иногда я говорю неправду.
39. Терпеть боль назло всем бывает даже приятно.
40. Я лучше соглашусь с человеком, чем стану спорить.
41. Если бы я родилась в давние времена, то стала бы благородной разбойницей.
42. Добиваться победы в споре нужно любой ценой.
43. Бывали случаи, когда мои родители, другие люди высказывали беспокойство по поводу того, что я немного выпила.
44. Одежда должна с первого взгляда, выделять человека среди других в толпе.
45. Если в фильме нет ни одной приличной драки - это плохое кино.
46. Бывает; что я скучаю на уроках.
47. Если меня кто-то случайно задел в толпе, то я обязательно потребую извинений.
48. Если человек раздражает меня, то я готова высказать ему все, что о нем думаю.
49. Во время путешествий и поездок я люблю отклоняться от обычных маршрутов.
50. Мне бы понравилась профессия дрессировщицы хищных зверей.
51. Мне нравится ощущать скорость при быстрой езде на автомобиле и мотоцикле.
52. Когда я читаю детектив, то мне часто хочется, чтобы преступник ушел от преследования.
53. Бывает, что я с интересом слушаю неприличный, но смешной анекдот.
54. .Мне нравится иногда смущать и ставить в неловкое положение окружающих.
55. Я часто огорчаюсь из-за мелочей.
56. Когда мне возражают, я часто взрываюсь и отвечаю резко.
57. Мне нравится слушать или читать о кровавых преступлениях или о катастрофах.
58. Чтобы получить удовольствие, стоит нарушить некоторые правила и запреты.
59. Мне нравится бывать в компаниях, где в меру выпивают и веселятся.
60. Я считаю вполне нормальным, если девушка курит.
61. Мне нравится состояние, которое наступает, когда выпьешь в меру и в хорошей компании.
62. Бывало, что у меня возникало желание выпить, хотя я понимала, что сейчас не время и не место.
63. Сигарета в трудную минуту меня успокаивает.
64. Некоторые люди побаиваются меня.
65. Я бы хотела присутствовать при казни преступника, справедливо приговоренного к высшей мере наказания.
66. Удовольствие - это главное, к чему стоит стремиться в жизни.
67. Если бы я могла, то с удовольствием поучаствовала бы в автомобильных гонках.
68. Когда у меня плохое настроение, ко мне лучше не подходить.
69. Иногда у меня бывает такое настроение, что я готова первой начать драку.
70. Я могу вспомнить случай, когда я настолько разозлилась, что хватала первую попавшуюся под руки вещь и ломала ее.
71. Я всегда требую, чтобы окружающие уважали мои права.
72. Мне бы хотелось из любопытства прыгнуть с парашютом.
73. Вредное воздействие на человека алкоголя и табака сильно преувеличивают.
74. Счастливы те, кто умирают молодыми.
75. Я получаю удовольствие, когда немного рискую.
76. Когда человек в пылу спора прибегает к ругательствам - допустимо.
77. Я часто не могу сдержать свои чувства.
78. Бывало, что я опаздывала на уроки.
79. Мне нравятся компании, где все подшучивают друг над другом.
80. Секс должен занимать в жизни молодежи одно из главных мест.
81. Часто я не могу удержаться от спора, если кто-то не согласен со мной.
82. Иногда случалось, что я не выполняла школьное домашнее задание.
83. Я часто совершаю поступки под влиянием минутного настроения.
84. Бывают случаи, когда я могу ударить человека.
85. Люди справедливо возмущаются, когда узнают, что преступник остался безнаказанным.
86. Бывает, что мне приходится скрывать от взрослых некоторые свои поступки.
87. Наивные простаки сами заслуживают того, чтобы их обманывали.
88. Иногда я бываю так раздражена, что громко кричу.
89. Только неожиданные и опасные обстоятельства позволяют мне по-настоящему проявить себя.
90. Я бы попробовала какое-нибудь одурманивающее вещество, если бы твердо знала, что это не повредит моему здоровью и не повлечет наказания.
91. Когда я стою на мосту, то меня так и тянет прыгнуть вниз.
92; Всякая грязь меня пугает или вызывает сильное отвращение.
93. Когда я злюсь, то мне хочется громко обругать виновника моих неприятностей.
94. Я считаю, что люди должны отказаться от всякого употребления спиртных напитков.
95. Я бы с удовольствием покатилась на горных лыжах с крутого склона.
96. Иногда, если кто-то причиняет мне боль, то это бывает даже приятно.
97. Я бы с удовольствием занималась в бассейне прыжками с вышки.
98. Мне иногда не хочется жить.
99. Чтобы добиться успеха в жизни, девушка должна быть сильной и уметь постоять за себя.
100. По-настоящему уважают только тех людей, кто вызывает у окружающих страх.
101. Я люблю смотреть выступления боксеров.
102. Я могу ударить человека, если решу, что он серьезно оскорбил меня.
103. Я считаю, что уступить в споре – это значит показать свою слабость.
104. Мне нравится готовить, заниматься домашним хозяйством.
105. Если бы я могла прожить жизнь заново, то я бы хотела стать мужчиной, а не женщиной.
106. В детстве мне хотелось стать актрисой или певицей.
107. В детстве я была всегда равнодушна к игре в куклы.
КЛЮЧИ
ДЛЯ ПОДСЧЕТА ПЕРВИЧНЫХ «СЫРЫХ» БАJIЛОВ
Мужской вариант
1. Шкала установки на социально-желательные ответы
2 (нет), 4 (нет), 6 (нет), 13 (да), 21 (нет), 23 (нет), 30 (да), 32 (да), 33 (нет), 38 (нет), 47 (нет), 54 (нет), 79 (нет), 83 (нет), 97 (нет)
2. Шкала склонности к нарушению норм и правил
1 (нет), 10 (нет), 11 (да), 22 (да), 34 (да), 41 (да), 44 (да), 50 (да), 53 (да), 55 (нет), 59 (да), 61 (нет), 66 (нет), 80 (да), 86 (да), 91 (да), 93 (нет)
3. Шкала склонности к аддиктивному поведению
14 (да), 18 (да), 22 (да), 26 (да), 27 (да), 31 (да), 34 (да), 35 (да), 43 (да), 46 (да), 59 (да), 60 (да), 62 (да), 63 (да), 64 (да), 67 (да), 61 (да), 74 (да), 91 (да), 95 (нет)
4. Шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению
3 (да), 6 (да), 9 (да), 12 (да), 16 (да), 24 (нет), 27 (да), 28 (да), 37 (да), 39, (да), 51 (да), 52 (да), 58 (да), 68 (да), 73 (да), 76 (нет), 90 (да), 91 (да), 92 (да), 96 (да), 98 (да)
5. Шкала склонности к агрессии и насилию
3 (да), 5 (да), 15 (нет), 16 (да), 17 (да), 25 (да), 37 (да), 40 (нет), 42 (да), 45 (да), 48 (да), 49 (да), 51 (да), 65 (да), 66 (да), 70 (да), 71 (да), 72 (да), 75 (нет), 77 (да), 82 (да), 85 (нет), 89 (да), 94 (да), 97 (да)
6. Шкала волевого контроля эмоциональных реакций
7 (да), 19 (да), 20 (да), 29 (нет), 36 (да), 49 (да), 56 (да), 57 (да), 69 (да), 70 (да), 7, 1 (да),78 (да), 84 (да), 89 (да), 94 (да),
7. Шкала склонности к делинквентному поведению
18 (да), 26 (да), 31 (да), 34 (да), 35 (да), 42 (да), 43 (да), 44 (да), 48 (да), 52 (да), 55 (нет), 61 (нет), 62 (да), 63 (да), 64 (да), 67 (да), 74 (да), 86 (нет), 91 (да), 94 (да)
КЛЮЧИ
ДЛЯ ПОДСЧЕТА ПЕРВИЧНЫХ «СЫРЫХ» БАJIЛОВ
Женский вариант
1. Шкала установки на социально-желательные ответы
2 (нет), 4 (нет), 8 (нет), 13 (да), 21 (нет), 30 (да), 32 (да), " 33 (нет), 38 (нет), 54 (нет), 79 (нет), 83 (нет), 87 (нет)
2. Шкала склонности к нарушению норм и правил
1 (да), 10 (нет), 11 (да), 22 (да), 34 (да), 37 (да), 41 (да), 44 (да), 50 (да), 53 (да), 55 (да), 59 (да), 61 (да), 80 (да), 86 (нет), 88 (да), 91 (да), 93 (нет)
3. Шкала склонности к аддиктивному поведению
14 (да), 18 (да), 22 (да), 26 (да), 27 (да), 31 (да), 34 (да), 35(да), ,43 (да), 59 (да), 60 (да), 62 (да), 63 (да), 64 (да), 67 (да), ,74 (да), 81 (да), 91 (да), 95 (нет)
4. Шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению
3 (да), 6 (да), 9 (да), 12 (да), 24 (нет), 27 (да), 28 (да), 39'(да), 51 (да), 52 (да), 58 (да), 68 (да), 73 (да), 75 (да), 76 (да), 90(да), 91 (да), 92 (да), 96 (да), 97 (да), 98 (да), 99 (да)
5. Шкала склонности к агрессии и насилию
3 (да), 5 (да), 15 (нет), 16 (да), 17 (да), 25 (да), 40 (нет), 42 (да), 45 (да), 48 (да), 49 (да), 51 (да), 65 (да), : 66 (да), 71 (да), 77 (да), 82 (да), 85 (да), 89 (да), 94 (да), 101 (да), 102 (да), 103 (да), 104 (да)
6. Шкала волевого контроля эмоциональных реакций
7 (да), 19 (да), 20 (да), 29 (нет), 36 (да), 49 (да), 56 (да), 57 (да), 69 (да), 70 (да), 71 (да), 78 (да), 84 (да), 89 (да), 94 (да)
7. Шкала склонности к делинквентному поведению
1 (да), 3 (да), 7 (да), 11 (да), 25 (да), 28 (да), 31 (да), 35 (да), 43 (да), 48 (да), 53 (да), 58 (да), 61 (да), 63 (да), 64 (да), 66 (да), 79 (да), 93 (нет), 98 (да), 99 (да), 102 (да)
8. Шкала принятия женской социальной роли
3 (нет), 5 (нет), 9 (нет), 16 (нет), 18 (нет), 25 (нет),41 (нет), 45 (нет), 51 (нет), 58 (нет), 61 (нет), 68 (нет),73 (нет), 85 (нет), 93 (да), 95 (да), 96 (нет), 104 (да), 105 (нет), 106 (да), 107 (да),
Примечание. Пункты 23,46,47, 72,.100 являются маскировочными и содержательно не интерпретируются некоторые пункты опросника входят одновременно в несколько шкал.
Приложение № 3
Таблица 13
Тест склонности к риску
Ответы Вопросы Да Скорее да, Трудно ска- Скорее Нет
чем нет зать, как бы нет, поступил чем да 1. Превысили бы вы установленную скорость, чтобы оказать помощь тяжелобольному человеку? 2. Стали бы вы на пути убегающего опасного преступника? 3. Могли бы вы ехать на подножке товарного вагона при скорости 100 км/ч? 4. Стали бы вы первым переходить очень холодную реку (например, во время турпохода)? 5. Вощли бы вы вместе с укротителем в клетку со львами при его заверении; что это безопасно? 6. Могли бы вы без тренировки управлять парусной лодкой? 7. Могли бы вы под руководством извне залезть на высокую фабричную трубу? 8. Рискнули бы вы схватить за уздечку бегущую лошадь? 9. Могли бы вы совершить автотурне, если бы за рулем сидел ваш знакомый, который совсем недавно был в тяжелом дорожном происшествии? 10. Могли бы вы прыгнуть с 10-метровой высоты на тент пожарной команды? 11. Могли бы вы, чтобы избавиться от за- тяжной болезни с постельным режимом, пойти на опасную для жизни операцию? 12: Могли бы вы в виде исключения вместе с другими семью людьми подняться на лифте, рассчитанном на шесть человек? 13, Могли бы вы по указанию вашего начальника взяться за высоковольтный провод, если бы он заверил вас, что провод обесточен? 14,'Могли бы вы после некоторых предвари- тельных объяснений управлять вертолетом? Приложение № 4
Опросник «Познай себя».
В целях изучения развития таких качеств, как замкнутость, общительность, эмоциональная устойчивость, рациональность, непосредственность, способность к самоконтролю, можно использовать опросник С. Грачева «Познай себя» (1982 г.). Опросник состоит из 30 высказываний, по каждому из которых предлагается три варианта ответов — «а», «б», «в».
Инструкция школьникам: «Мы зачитаем высказывания и варианты ответов к ним, а вы на листе бумаги запишите столбиком их номера и рядом выбранный вами вариант ответа — «а», «б» или «в». Долго не раздумывайте, и ответы не меняйте».
1. Я мог бы жить один, вдали от людей: а) да, б) иногда, в) нет.
2. Иногда я неважно себя чувствую без особой причины: а) да, б) не знаю, в) нет.
3. Читая о каком-либо происшествии, я интересуюсь всеми подробностями: а) всегда, б) иногда, в) редко.
4. Когда друзья подшучивают надо мной, я обычно смеюсь вместе с ними и вовсе не обижаюсь: а) верно, б) не знаю, в) неверно.
5. То, что в некоторой степени отвлекает мое внимание: а) раздражает меня, б) нечто среднее, в) не беспокоит.
6. Мне нравится друг: а) интересы которого имеют деловой и практический характер, б) не знаю, в) который отличается глубоко продуманными взглядами на жизнь.
7. На предприятии мне было бы интереснее: а) работать с машинами и механизмами и участвовать в основном производстве, б) трудно сказать, в) беседовать с людьми, занимаясь общественной работой.
8. У меня всегда хватает энергии, когда это необходимо: а) да, б) трудно сказать, в) нет.
9. Я скорее раскрыл бы свои сокровенные мысли: а) моим хорошим друзьям, б) не знаю, в) в своем дневнике.
10. Я не могу спокойно слушать, как другие люди высказывают идеи, противоположные тем, в которые я твердо верю: а) верно, б) затрудняюсь ответить, в) неверно.
11. Я настолько практичен и осторожен, что со мной случается меньше неожиданностей, чем с другими людьми: а) да, б) трудно сказать, в) нет.
12. Я думаю, что я говорю неправду реже, чем большинство людей: а) верно, б) затрудняюсь ответить, в) неверно.
13. Я предпочел бы работать: а) в учреждении, где мне пришлось бы руководить людьми и быть среди них, в) затрудняюсь ответить, в) быть свободным специалистом.
14. То, что я делаю, у меня не получается: а) редко, б) нечто среднее, в) часто.
15. Даже если мне говорят, что мои идеи неосуществимы, это меня не останавливает: а) верно, б) не знаю, в) неверно.
16. Я стараюсь смеяться над шутками не так громко, как это делают большинство людей: а) верно, б) не знаю, в) неверно.
17. Усилия, затраченные на составление планов: а) никогда не лишни, б) трудно сказать, в) не стоят этого.
18. Мне больше нравится работать с людьми изысканного типа, утонченными, чем с откровенными и прямолинейными: а) да, б) не знаю, в) нет.
19. Мне приятно сделать человеку одолжение, согласившись назначить встречу с ним на время, удобное для него, даже если это немного неудобно для меня: а) да, б) иногда, в) нет.
20. Когда я ложусь спать, я: а) засыпаю быстро, б) нечто среднее, в) засыпаю с трудом.
21. Работая в магазине, я хотел бы: а) оформлять витрины, б) не знаю, в) быть кассиром.
22. Я предпочитаю: а) вопросы, касающиеся меня лично, решать сам, б) затрудняюсь ответить, в) советоваться с моими друзьями.
23. Аккуратные, требовательные люди не уживаются со мной: а) верно, б) иногда, в) неверно.
24. Если люди плохо обо мне думают, то я не стараюсь их переубедить, а продолжаю поступать по-своему: а) да, б) трудно сказать, в) нет.
25. Бывает, что все утро я не хочу ни с кем разговаривать: а) часто, б) иногда, в) никогда.
26. Мне бывает скучно: а) часто, б) иногда, в) редко.
27. Я думаю, что даже самые драматические события через год уже не оставят в моей душе никаких следов: а) да, б) трудно сказать, в) неверно.
28. Я думаю, что было бы интереснее быть: а) ботаником и работать с растениями, б) не знаю, в) страховым агентом.
29. Когда вопрос, который надо решать, очень труден и требует от меня много усилий, я стараюсь: а) заняться другим вопросом, б) затрудняюсь ответить, в) еще раз пытаюсь решить этот вопрос.
30. Ночью мне снятся фантастические и нелепые сны: а) да, б) иногда, в) нет.
Ответ «б» всегда оценивается в одно очко. Ответы типа «а» на вопросы 1—7 и 23—30 дают 0 баллов, ответы «в» — 2 балла, за ответы на вопросы 8—22 даются следующие баллы: «а» — 2; «в» — 0.
Замкнутость — общительность.
Если сумма баллов, полученных при ответах на вопросы 1, 7, 9, 13, 19, 25, не превысит восьми, ученик, скорее всего, не очень нуждается в обществе других и по натуре неконтактен. Вполне возможно, что он скептически относится к знакомым и довольно строго судит других. А это, как известно, ограничивает круг его близких людей, с которыми легко быть откровенным. Если же сумма баллов выше восьми, то человек общителен и добродушен, открыт и сердечен. Ему свойственны естественность и непринужденность в поведении, внимательность и мягкосердечие по отношению к людям. Такому ученику можно рекомендовать профессии типа «человек — человек».
Эмоциональная устойчивость — неустойчивость.
Если сумма баллов, полученная при ответах на вопросы 2, 5, 8, 14, 20, 26, меньше семи, ученик, скорее всего, подвержен чувствам и склонен к быстрой смене настроения. Высокая оценка присуща людям выдержанным, спокойным, чей взгляд на вещи более реалистичен. Если сумма баллов на вопросы 3, 6, 15, 18, 21, 27 меньше семи, человек практичен и добросовестен, он легко следует общепринятым нормам, правилам поведения. Хотя, быть может, ему свойственна некоторая ограниченность, излишняя внимательность к мелочам. При высоких оценках — у учащихся богатое воображение и, как следствие, высокий творческий потенциал.
Рациональность, расчетливость.
Подсчитайте сумму ответов на вопросы 4, 10, 16, 22, 24, 28. Если она превышает пять, ученику свойственны расчетливость и достаточная проницательность, умение разумно оценивать события и окружающих людей. При низких оценках вполне возможна прямолинейность, естественность и непосредственность в поведении.
Самоконтроль.
При сумме баллов меньше шести за ответы на вопросы 11, 12, 17, 23, 29, 30 можно считать, что человек не всегда дисциплинирован. Обычно таким людям присуща внутренняя конфликтность. При оценках выше шести баллов ученик хорошо контролирует свои эмоции и поведение, для него не представляет особого труда придерживаться общепринятых правил.
Приложение № 5
Таблица 14

Приложенные файлы

  • docx 838173
    Размер файла: 783 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий