Сборная России по футболу

Сборная России по футболу.

Карнавал в Рио перед открытием Чемпионата Мира – 2014.
Чемпионат Мира 2014 года должен был состояться в Бразилии. Туда слетелись миллионы болельщиков известных, и не очень, команд. Перед полетом они раскупили головные уборы, футбольные формы и просто майки с фамилиями кумиров, веера, фаеры, дудки, барабаны Даже фанат Лихтенштейна, пробейся сборная на самый масштабный и самый престижный футбольный турнир, убедил бы любого стороннего человека, что именно Лихтенштейн станет победителем. Не стоит тогда и говорить про поклонников англичан, выносивших своих кумиров из самолета на руках и бросавших им под ноги китайские копии Кубка Мира. Постройневший и приобретший человеческий облик футболист Уэйн Рунни кокетливым взглядом заигрывал с симпатичными девушками. А – правда, никакого отношения к команде Англии не имеющий – Андрэа Пирло, отпустивший волосы и бороду, тремя часами ранее позволил себе две вольности. Первая заключалась в том, что он выполнил онлайн-обещание и поцеловал в губы самую верную фанатку. Девушка с мышиным лицом призналась, что ждала умнейшего и опытнейшего итальянца с четырех утра по местному времени! Второй же вольностью было показать свою обратную сторону и броситься с кулаками на еще одну представительницу прекрасного пола. В него будто бы вселился бес. Объясняясь интервьюерам, он оправдывал себя тем, что признал в невинной наблюдательнице Семена Аршавина, игрока ФК «Леон» и по совместительству центрфорварда сборной Франции.
Сборная России по футболу в количестве двадцать три игрока и тренерский штаб прилетела уже под самый вечер. На руках их не выносили, целоваться или драться они не стали. Но от души посмеяться над Луисом Суаресом они себе позволили. Денис Глушаков при виде игрока английской футбольной лиги сначала позволил ему подойти поближе, а после вдруг схватился за коленную чашечку и упал, корча гримасу. Его тут же под руки уволокли в центр кольца из тел. Кольцо то сотрясалось от смеха. Суарес, как человек выдержанный и толерантный к сопернику, посмеялся вместе с командой России, показав большие вытянутые передние зубы.
Команда очень утомилась после многочасового перелета в Бразилию, и тренер Фабио Капелло разрешил футболистам выспаться. Но – только в первую ночь. В остальные разы он пригрозил будить любыми способами. Чтоб никто не подводил команду. А то некоторые личности в России, как заметил итальянец, могут проспать весь ЧМ, а потом и всю футбольную карьеру.
Но Жирков, Акинфеев, Аршавин и Ещенко Андрей выклянчили разрешение посетить предфутбольный карнавал. Пеняйте на себя в случае недосыпа, - буркнул в ответ тренер. Четверка футболистов обнялась и покинула номер тренера, помчавшись присматривать себе потрясающие костюмы и яркие краски на лицо. Карнавал-то уже начался! Нужно было застать как можно больше этой яркой ночи!
Суперзвезда рекламы чипсов Андрей Аршавин жаловался на то, что его задница протрет до дыр скамейку запасных за весь турнир. У них с Кокориным была острая конкуренция. Динамовец вытеснил экс-зенитовца из основного состава, похоже, надолго. Аршавин уважал решения тренера, потому что Фабио Капелло был один из немногих тренеров, кто довел Россию до группового этапа турнира планеты. Блоггеры придумали про Аршавина песенку, доводившую его до кипения: «В Арсенале я – фуфло, и в сборной России я – фуфло, но в рекламе чипсов я – огурцом!» Каким-то мистическим образом эта песенка с русскоязычных страниц Интернета перекочевала в уста иностранных футболистов. Колумбиец Фалькао и одноклубник Эдинсона Кавани Златан Ибрагимович, гуляющий с дочкой, все разом встретились по дороге до гостиницы Аршавину. Еле разборчиво, с трудом вращая языком, Фалькао начал петь:
- W Arsenale ya fuflio
Лишь руки Акинфеева и Ибрагимовича уберегли нос Фалькао.
Что до Юрия Жиркова, никто из основного состава сборной его не убирал. Юрий выполнял свой и даже больший объем работы на поле, чем, в принципе, устраивал тренера-итальянца. Фабио Капелло, при случае, пугал всех. Но пугал не просто так. Свои угрозы через два предупреждения он осуществлял. А бывало, и раньше.
На Игоря и на Андрея Ещенко налетела фигура в наряде пальмы с прорезями для глаз и для рта. Из ствола торчали руки. К низу ствол расширялся и раздваивался для удобства ходьбы. Две его мобильные части сгибались в области коленей.
- Куда идешь, дерево? Полить надо? – Ехидно поинтересовался у переодетого человека Ещенко. Отодвинув лист пальмы, он вдруг радостно кинулся обниматься с ряженым. Игорь, конечно, все сфотографировал на свой мобильный телефон и выложил в Интернет с соответствующим комментарием.
- Вечеr добrый, rоссияне. – С сильным акцентом южанина выговорил француз.
- О, какая встреча! – Побежал к нему здороваться Аршавин. – Это же единственный белокожий француз во всей команде! Антуан, что привело тебя на карнавал в столь поздний час? Устал от созерцания оттенков черного в знакомых лицах? Поговаривают, что и соперники у вас так себе, вам на зубок. Что настоящий чемпионат для вас начнется уже после окончания группового этапа.
Греззьман сплюнул под ноги и избавился от растительного облачения, сверкнув очаровательной улыбкой:
- Я посоветую заменить сrочно скамейку того несчастного клуба, где ты сейчас игrаешь, Андrей. Твоя задница натеrла ее до дыr. Я сrазу засомневался, что ваша сбоrная выйдет даже из такой легкой подгrуппы.
- Передай от меня привет Кариму Бензема и Семену Аршавину, если таковые еще найдутся в вашей Нигерии и Арабии, Греззьман. Я помолюсь за твою душу, пока тебя не съели на ужин твои партнеры. – Высказался Игорь Акинфеев.
Антуан чуть сдвинул брови:
- Увеrен, что Каrим Бензема будет rад с тобой встrетиться в твоей штrафной на стыковых матчах, если вам сильно подфаrтит, или если вы снова будете фокусничать, как в 2006-м. А с Семеном Аrшавином, игrоком «Леона», мне кажется, вопrос закrыт. Дидье Дешамп вообще не желает видеть жуликов и обманщиков. Я пrомолчу пrо наш слаженный коллектив и пrо rечи Диня.
- А Зубастика не видел? – Вмешался Юрий Жирков. – Ставлю десять долларов, что в первой же игре своей группы он покусает соперников и создаст армию Суаресов.
- Давай «пять», бrат! – Ударил по рукам с Жирковым блондин. – Именно таков будет конец света! У меня, между пrочим, для него особый подаrок есть, не затrуднит вас пеrедать при встrече?
Греззьман извлек из причудливого растительного костюма специальный животный пластиковый ошейник как для крупной собаки после операции – раструб. Ещенко, забрав ошейник, повертел его в руках и засмеялся:
- Ты его даже подписал! Ему понравится! Обещаюсь передать ему прямо в руки! Антуан, а где ты взял костюм?
- Идемте, покажу! – Повел за собой русских футболистов молодой и веселый двадцатиоднолетний француз.
Из недорогой лавочки вышли футболисты абсолютно неузнаваемые. Акинфеев запаковался в костюм Кубка Мира, Аршавин катался в костюме мяча с автографами, Ещенко вставил вампирскую челюсть, примерил черный парик и форму Уругвая, копируя Суареса. Жирков один не поддержал футбольную тематику: для себя он присмотрел костюм павлина с раздвижным хвостом, сверкающим всеми цветами радуги.
Мяч, кубок, Суарес, павлин и пальма успели прибежать к началу салюта в виде символики ЧМ и образов ворот, перчатки, ботинка Дальше пошли футбольные конкурсы: кто забьет, кто отразит удар, у кого получится более зрелищный финт Потом были объявлены массовые танцы. Аршавина укатили от партнеров, Акинфеева унесли в другую сторону, Жиркова водрузили на сцену, чтоб он там хвастался хвостом. Поддельный Суарес подрался с настоящим Суаресом, как только передал тому подарок от Греззьмана.
- И что ты теперь сделаешь? Укусишь? – Хохотал Ещенко, уложив легкого Суареса на землю с помощью броска через спину. Лидер Уругвая что-то просвистел в ответ. – Нет, не укусишь. Для этого и нужен раструб. Не снимай его до того, как будешь садиться на борт самолета. А еще лучше – до тех пор, пока не придешь к себе домой.


Проблемы S Аршавина.
- Антуан! Давай, очнись! Ты как?
Греззьман прокашлялся и несколько раз чихнул. Пыль и прочая гадость попали ему в носоглотку.
- Спасибо, спасибо, вы так добры ко мне. - Молодой человек особо не глядел на того, кто не прошел мимо и не оставил его валяться без сознания дальше. Он помнил часть той сумасшедшей ночи, когда он отплясывал на карнавале в Рио с русскими футболистами, но теперь было светло. Видно, или он перебрал с выпивкой, чего быть не могло, поскольку о карьере он думал в первую очередь, либо же его крепко приложили головой.
- Ты – как?
- Я башка болит. – Подержался за затылок Антуан. Он заставил веки подняться и посмотреть болевшими глазами на того, с кем он вел разговор. Рыжие волосы до плеч, черные глаза, форма «Леона», тощее телосложение, белая кожа. Все стало ясно. – Аршавин? Приехал посмотреть на матч и поболеть за нас?
- Нет. – Подала ему руку S Аршавин. – Узнать, есть ли место в команде. Я пригожусь вам. Я – прекрасный центрфорвард, и все еще лучший игрок «Леона».
Наверное, вы, читатели, как и многие футболисты с фанатами, очень удивились, что же делает в нашем повествовании о Чемпионате Мира – 2014 S Аршавин. Казалось бы, финал 2006 года, обман раскрыт, женщина на поле, заслуженное наказание а нет. Никакого наказания не было. По просьбе Андрея Аршавина и по общему прошению тогдашних футболистов Франции, чувствующих себя обязанными ей всем, все признали монтажом и ошибкой. Телезрителям сказали, что эта запись была смонтирована, и что на самом деле прямая трансляция была двумя часами раньше. Болельщикам, сидевшим на трибунах, газеты потом сообщили, что, кроме огненно-рыжего парика, ничего больше обманом не было. Просто Семен Аршавин начал лысеть и очень этого стыдился. Ведь раньше он носил шевелюру именно такого цвета, а потому, чтоб не показывать проблемы с волосами, он и носил этот парик. Футболистам и тренерам Березуцкие с Быстровым и с другими футболистами России сказали (их слова потом дословно были напечатаны в журналах, а оригинал интервью просочился в Интернет видеозаписью длиной в семь минут), что они обознались. В отношении Семена Аршавина якобы было заведено дело из-за нарушения общих футбольных правил. На медицинском осмотре Семен сумел доказать принадлежность к мужскому полу, и ему были принесены публичные извинения.
Нашлись, однако, люди, не повершившие всем специалистам и врачам, твердо убежденные и спустя годы, что Семена Аршавина изображала женщина, захотевшая поиграть в мяч наравне с мужчинами, потому что в ней взыграла гордыня, а успехов в своем виде спорта ей оказалось мало. Якобы она всех запугала и обещала четвертовать и принести в жертву Сатане, если они ее выдадут, вот потому и начали обычных людей СМИ и те, кто положил им на руку, кормить лапшой и развешивать ее остатки на уши. Антуан Греззьман, разделявший мнение агрессивно настроенного меньшинства футболистов, специалистов и фанатов, обещал в онлайн-блоге для избранных, что сам возьмется провести расследование. Результаты расследования онлайн он не опубликовал, но пришел к выводам, что это меньшинство право. Он составил список всех спортсменок и нашел их фотографии. Очень и очень много фото. Из них он выбрал относительно именитых и принадлежащих Франции (а как иначе она смогла обмануть Францию? И почему же тогда ее узнали футболисты-россияне?), потом отобрал подходящих по возрасту и по цвету волос дамочек. Греззьман помнил, что на записи натуральные волосы S. Аршавина были цвета чистых снегов, чуть тронутых скользящим холодным зимним лучом. А дальше начался этап сравнения фотографий оставшихся спортсменок с фотографией Семена Аршавина в двух вариантах: в профиль и в анфас. И у него уже имелось имя обманщицы. Он не сообщил своим избранным об открытии, потому что он хотел убедиться на сто процентов: заменить прическу этой спортсменке и натянуть на ее голову рыжий парик.
- Очень сомневаюсь, что Дешамп будет якшаться с женщиной. – Подмигнул S Аршавину Антуан и пошел своей дорогой. Он хотел привести себя в порядок. Обернувшись, он крикнул: - Но удачи. А удачей будет, если тебя не убьют за все твои грехи и уловки. Надеюсь, парик ты приклеил на суперклей.
Девушка пожала плечами. В этот раз ее волосы были настоящие.
До центрального стадиона в Рио де Жанейро она тенью проследовала за Греззьманом. Молодой симпатичный футболист вставил себе наушники в уши и слушал концерты Джо Дассена. Город она не разглядывала. Она успела уже освоиться и даже познакомиться с некоторыми местными. Местные ее встретили по-разному: кулаки одних товарищей ей приходилось перехватывать (и не только местных, но и кулаки Андреа Пирло). Другие подходили за автографами. Третьи просто норовили поболтать. Она поддерживала с ними беседу, с некоторыми даже гуляла по городу. Один местный даже выехал с ней за пределы Рио – погулять на природе. В конце того дня он назначил ей еще одну встречу. Она отказалась в связи с уже знакомыми нам фактами.
На центральный стадион ей ступить не дали. Она получила удар по голове лопатой от Поля Погба. Вот так весь мир и превратился в ничто.

Сборные, прошедшие отборки.
Кокорин, динамовец, проснулся раньше всех. Но один он зарядку делать ненавидел, и поэтому пригласил Файзулина составить ему компанию. Нагрузив икроножные мышцы и отрепетировав технику незаметных фолов, поняли, что на утро им более, чем достаточно, иначе они и от завтрака откажутся. Решили все-таки забраться на трибуны и посидеть на пустых креслах. Забрались, посидели. Поговорили. Услышали залихватский свист, и увидели симпатичного мужчину, выбритого до синевы, с пепельно-бледным вытянутым лицом и длинными черными волосами. На нем была расстегнутая кожаная коричневая куртка, черные брюки и серая футболка. Россиянам показалось, что он пританцовывал. В руке он держал бумажку. Он вскинул приветственно руку и громко сказал:
- Эй! Кокорин! Утречко!
Русские звезды откликнулись и пошли прочь со стадиона, навстречу этому человеку. По дороге они очень тихо перебросились парой-другой фраз.
- Что это за тип? Поклонник?
- Да вряд ли. Видел я уже его тощую фигуру. Он футболист.
- Шутишь! Я внешне его не знаю. Новобранец, что ли?
- Не в курсе того, новобранец или нет, но он играет за «Шахтер». Сейчас попробую вспомнить его имя. Оно на языке вертится Юта? – Последнее было адресовано мужчине, чтоб проверить его реакцию. Он блеснул белыми зубами – прикус нижних был чуть-чуть неправильный. Ему помогли бы брекеты.
- Александр! Все за «Динамо»? А как насчет «Реала»? Ой, прости, забыл: тебя туда не возьмут! – Тем не менее, мужчины пожали друг другу руки. Александр даже похрустел костями игрока украинского чемпионата, от души его обнимая. – Но я рад, что вы пробились в групповой этап. А кто твой друг? Прости, вас всех и не упомнить.
Кокорин виновато улыбнулся:
- Мое упущение, каюсь и исправляюсь. Виктор Файзулин – Аллен Юта. Аллен Юта – Виктор Файзулин.
История появления футболиста Аллена Юты позабавила многих людей. Игрок был включен в состав сборной Украины по футболу в самый последний момент, наспех он был вписан вместо одного травмированного футболиста. Да о нем и узнали-то за три недели до вылета. Команда из Донецка пришла на свой родной стадион, а там стоял симпатичный молодой человек, промокший до нитки – дождь стих за пять минут до прихода команды на поле – и упражнялся с мячом, чеканя его на ноге. Тренер «Шахтера» из интереса спросил имя, вот мужчина и представился – «Allen Utah». Дальше для визитера началась неделя тестов по работе с командой, по оценке мастерства и уровня. Тренер, протестировав его, спросил, мол, юноша, не юлите и честно скажите, как вас зовут и за какой клуб вы играете. Аллен Юта прищурил очаровывающие карие соколиные глаза, повторил свое имя и честно сказал, что ни за какой клуб он не завербован, поскольку раньше он не играл в футбол на таком уровне. А вы не станете возражать, если будете представлять нас – ребят из Донецка? Вы оказываете мне великую честь, наклонил голову игрок, скрестив кончики пальцев, чтоб не казаться закомплексованным. Не тратя умственных сил, тренер клуба рекомендовал футболиста в сборную, сказав, что он справляется одинаково хорошо на любой позиции. Тренер сборной Украины пришел к точно таким же выводам. Так Юта и забронировал себе место в самолете в солнечную жаркую латиноамериканскую страну.
- Я собирался вам передать этот листок – для ознакомления с распределением команд по группам. Удачно вам выступить на отборках. Может, еще увидимся. Вы ребята классные, но Аргентина А, не буду вас заранее расстраивать. Бывайте.
Файзулин развернул лист:
- О чем он? Попугать нас хочет?
Вот что было написано в том листе:

Окончательный список групп ЧМ – 2014 (Бразилия):

Группа A: Группа B:
Италия Франция
Англия Босния и Герцоговина
Эквадор Иран
Бразилия Украина

Группа C: Группа D:
Португалия Колумбия
Ганна Швейцария
Германия Австралия
США Уругвай

Группа E: Группа F:
Коста-Рика Канада
Испания Япония
Сербия Армения
Нигерия Швеция

Группа G: Группа H:
Бельгия Кот Д'Ивуар
Польша Корея
Хорватия Россия
Чили Аргентина

- Витя, он нас не пугал. Мы в одной группе со сборной ангелов.
Россияне так называли команду Аргентины, потому что в составе Аргентины было три футболиста с подобными именами: двоих звали Изекиэль, а одного – просто Ангел. Причем один футболист из этого трио принадлежал питерскому «Зениту», он был защитником. А раньше, до карьеры в «Зените», или, вернее, деградации, потому что обычно зарубежные звезды футбола начинали деградировать в российском чемпионате, он слыл штатным пенальтистом. Россияне называли ангелами латиноамериканцев и посмеивались, скрывая за сатирой истинный страх перед такой сильной командой. Они слышали о том, как Аргентина проходила отборки на чемпионат. «Берег слоновой кости» были соперниками в разы легче, но тоже нужны были определенные усилия, чтоб опередить их в группе. О корейцах русские футболисты думали меньше всего. Они заранее считали, что победу в матче со страной Востока им принесет их мастерство. Что до группы G, то тут было сразу три претендента на выход на сборную России. А именно – Бельгия, Чили и Польша. Надо просто жить и дышать футболом, выкладываться как на последнем матче – так решили Файзулин и Кокорин, прежде чем рискнули показать лист с группами всей сборной России по футболу.

Ангелы.
Прошлую ночь Ди Мариа не помнил. Абсолютно. Признаться, он принял за должное то, что пробудился в костюме Лая-Роны на скамейке в центре Рио, а рядом стоял его припаркованный мотоцикл.
Ах нет: образы начали прорисовываться. Карнавал был знатный. Было, с кем распустить руки, и с кем переброситься парочкой едких фразочек. Гарай еще вызвал его на дуэль по употреблению спиртосодержащей продукции
Стоп! Гарай! А где же Изекиэль? В таком случае? Он, Гарай из «Зенита» и Игуаин специально компанией пошли в бар, чтоб уже со стеклянными глазами явиться на карнавал – в таком состоянии удача им больше сопутствовала. Допустим, голова у меня болит так, будто на ней сплясало Животное, потому что сегодня у меня похмелье, но вот что с моим рукавом? Неужели потом придется набивать заново? – думал Ди Мариа.
Он принял сидячее положение. Пришло на ум слово «текила». Ну да. Эту огненную водичку они в себя как в бочки для хранения вина заливали. Не было пределов. Без границ. Без надзора. Без обиняков. Не допускалось слово ХВАТИТ. Допускалось лишь ЕЩЕ.
Хорошо. Я вышел пешком, и со мной было двое товарищей. Почему тут стоит мой мотоцикл – или не мой? Где Гарай и Игуаин? И – почему я в наряде привидения?
В особенности последний пункт нуждался в срочном исправлении. Под странноватым костюмом обнаружив футбольную форму «Реала», он облегченно выдохнул. Есть нормальная одежда, значит, прощай женское тряпье! Он подумал, что выглядит как бомж. Особенно с учетом великолепных синяков под глазами, которые он себе заработал как награду за алкоголизм, и серьезно порезанной руки.
Ди Мариа был настолько поглощен думами, что мог бы пропустить мимо ушей и мимо себя ядерную войну. Он и не глянул в сторону проходившего мимо молодого человека в синих трусах и желтой футболке с небольшим начесом на голове. Только его ладонь, замельтешившая перед глазами Ди Мариа, вызвала ответную реакцию в виде капли внимания. Нечему было удивляться. Бразилец. Футболист основного состава национальной команды. Плеймейкер, распасовщик, игрок под нападающими. Но почему молодой человек стоит с таким обеспокоенным лицом, словно его насильно облачили во вратарскую форму и поставили вместо голкипера на серию послематчевых пенальти?
- слышишь? – Ди Мариа внезапно осознал: молодой человек разговаривает с ним, и говорит очень громко, потому что его рот открывается широко. Голос его звучал как из глубокого тоннеля под землей. И кричит он явно неспроста. Чуть погодя он осознал, что он уже не на лавочке, где проснулся, а на асфальте рядом с лавочкой, и в ужасно неудобной позе. Никогда раньше он так не напивался, чтоб падать в обморок во время похмелья. Он различил на желтой майке синий номер 11. – Поехали в больницу!
Оскар, щелкнул пальцами Ди Мариа. Да. Так звали молодое бразильское дарование. Он прекрасно освежал игру атаки сборной вместе с их «десяткой» - Неймаром. Оскар был на карнавале. Ди Мариа видел его там. Он вытанцовывал замысловатые па вместе с Антуаном Греззьманом. Они идеально дополняли друг друга. Греззьман щеголял в костюме пальмы, а Оскар нарядился пальмовым листом.
- Что ты вообще делал в этом районе? Ангел?
- Спал, - честно ответил Ди Мариа. Все, что он мог честно ответить.
- Ты даешь! – Протянул руку и помог подняться ему Оскар. – Спал он! А сейчас поехали в больницу. Тебе надо показаться врачу. Может, у тебя сотрясение – выглядишь ты крайне нездорово. Пошли потихоньку. Надо будет перейти дорогу – машина у меня на той стороне
Оскар мог болтать до бесконечности, пока не случится что-то из ряда вон выходящее. А такое случилось, и почти сразу же. Машины вдруг засигналили и остановились еще до светофора. Ди Мариа поначалу был ослеплен ярким солнцем, чувствовал он себя как человек, страдающий от мигрени. Но он смог различить силуэты остановившихся автомобилей, а на асфальте – человека со средними рыжими волосами, тянущего вверх окровавленную руку.
- Оскар, - подал он голос, показывая на человека на проезжей части. Человек был в ярко-желтой форме «Леона».
- О, тут и без нас справятся, - отмахнулся от него Оскар. – Мне не нужны два тела.
- Ему надо помочь, - смог сформулировать фразу Ди Мариа. Бразилец обнял его за плечи и повел его прочь от дороги – к той лавочке, на которой он и проснулся:
- Вот ты точно тут посидишь. Я помогу.
Оскар вернулся через три минуты и усадил рыжеволосого человека рядом с Ди Мариа. Порывшись в карманах синих шорт, плеймейкер нашел там черный платок и превратил его в бинт, останавливая кровотечение на руке у полузащитника доступным способом. А рыжеволосый молодой человек тем временем открыл черные глаза.
- Ангелы, - шепнул он. Правильнее, она. Это была S Аршавин.
- Не совсем. – Кинул наполовину пустую бутылку воды ей Оскар. – Я точно не ангел.
Выпив и смочив голову, S Аршавин пришла в себя, и еще раз всмотрелась в лица тех, кого поначалу назвала ангелами. Оскар выдал улыбку одними губами, а Ди Мариа рискнул встать. При этом его сильно раскачивало из стороны в сторону, но на ногах он пока что держался.
Девушка встретилась глазами с Ди Мариа, и обратилась к нему:
- Ты твое лицо мне знакомо. Кто ты такой?
- Я – Ангел. – Без лишней скромности представился он, и тоже слегка улыбнулся, понимая, как это звучит.
- Бросайте приколы и шуточки, я уже понимаю, что на земле, а не в раю. Если ты ангел, то я – Мария Магдалина.
- Он не шутит, - ввернул Оскар.
- Без шуток, - он дал ей правую и наспех перевязанную руку. – Полузащитник сборной Аргентины и ФК «Реал Мадрид» Ангел Ди Мариа.
- Ах, вот оно что! Прости меня, я не хотел тебя обидеть. Нападающий ФК «Леон» и бывший центрфорвард сборной Франции Семен Аршавин.
Они пожали руки.
- А ты? – Посмотрела она на Оскара. Он коротко сказал:
- Оскар, играю за Бразилию.
Его она не знала.
Чувствуя, что вот-вот упадет, Ди Мариа сел рядом с нападающим:
- Вот и познакомились. Но почему бывший центрфорвард Франции?
S Аршавин, глядя грустными глазами на новых товарищей, поведала им о том, как ее приняли в сборной Франции, также и о том, как ей удалось вернуться в большой футбол.
- А у тебя что с рукой и с цветом лица? – Закончив рассказ, спросила она у аргентинца. Тому было нечего ответить, кроме одного:
- Не помню.
- Долго жил и много пил, - подсказал Оскар. Ди Мариа согнул пальцы правой руки в кулак. Оскар даже засмеялся: - Начну бояться, когда ты сам, без чьей-либо помощи, встанешь со скамейки и пройдешь три шага.
Ди Мариа молчал десять минут, не слушая короткие обмены фразами француженки и бразильца. Потом тронул плечо S Аршавина:
- Семен, а не хочешь выступать за нашу команду?
- А так получится?
- Получится. Оскар, мы пошли к нашему тренеру. Я попрошу за S Аршавина.
- А я пойду с вами. Сами вы не дойдете.
Так они и пошли в сторону гостиницы, где остановилась сборная Аргентины – полузащитник в обнимку с центрфорвардом, а Оскар держался рядом. Когда это было нужно, он шел и поднимал с земли то Семена Аршавина, то Ангела Ди Мариа. Можете себе вообразить картину, представшую глазам тренера Аргентины, отреагировавшего на стук двери в свой номер. Он увидел плеймейкера Бразилии, пытавшегося поставить на ноги нападающего Франции и полузащитника Аргентины. Но у Оскара ничего не получалось: стоило ему поставить одного на ноги и отпустить, чтоб поднять второго, первый тут же падал. Конечно, тренер безучастным не остался. Выслушав невероятный рассказ Оскара о его приключениях и перефразированные слова S Аршавина и Ди Мариа, он принял решение о переговорах с Дидье Дешампом на предмет перехода Семена Аршавина в сборную Аргентины. Но твердо сказать он пока что не мог ничего.
- Если переговоры ни к чему не приведут, - позже сказал Сабеллья S Аршавину, - то хочу утешить: быть зрителем очень даже неплохо. В Бразилии атмосфера очень дружеская. Народ тут добрый и гостеприимный, пускай и перелеты по стране недешевые.
- А вдруг получится? – Не теряла надежду девушка. Ей перевязали голову, и она пила чай в компании возможных будущих наставника и партнера.
- Если получится, то я буду тебя наигрывать с основным составом Аргентины. Будешь играть в связке с Лионелем и Ангелом. Мне нужна сильная атакующая тройка, способная перестраиваться по ситуации и вносить креатив в атаку. И твой испытательный срок в основе будет в нашем первом же матче – со сборной России по футболу. Мне одного Месси мало.
- Одного Месси? – Возмутился Ди Мариа. – Между прочим, взять Аршавина к нам была моя идея, а не Месси. Лионелю не позволила бы так поступить звездная болезнь.
- Ой, - загоготал Сабеллья. – Тебя послушать, ты у нас прямо ангел во плоти!
- Да, он – Ангел. – Подтвердила S Аршавин, подмигивая Ди Мариа.
Наставник Аргентины замахал на них руками:
- Все, идите отсюда. Мне предстоит тяжелый разговор с Дешампом. Слышали? Серьезный и тяжелый разговор. Поэтому будьте добры очистить помещение. – Но и в его обычно суровых глазах заплясали веселые искры. Шутки он не разучился понимать.

Первый круг групповых матчей. Россия – Аргентина.
Фабио Капелло на своей шкуре узнал, что проводить общекомандные сборы и читать лекции перед тренировкой и репетициями стандартов в сборной России есть ни что иное, как одна из пыток ада. А веселью взяться было неоткуда, по его мнению. Ведь в соперники с самого же начала досталась одна из сильнейших сборных мира – сборная Аргентины. Ведь в этой команде был человек не от мира сего – двадцатисемилетний нападающий и капитан Лионель Месси.
- Я думал поговорить об игре в двух форвардов на острие атаки – Кокорина и Кержакова, и о том, как бы в игру ввести Граната, но, я гляжу, у вас какой-то праздник. Может, просветите меня, где собака зарыта? – Буравил взглядом подопечных итальянец.
На сборную было любо-дорого посмотреть. Игорь Акинфеев приклеил мяч на суперклей к носку ноги и ходил, сутулясь и надув щеки. Шатов прицепил к коротким волосам накладную косу и выдвинул вперед челюсть. Канунников пришел в маске зеленой игуаны. Кержаков нарисовал себе черные и сросшиеся у переносицы брови, бороду и усы, и надул губы, облаченный в зеленую вратарскую форму. Вместо рук у него были клешни, а на спине было написано «Ромеро». Жирков натянул костюм гуся и гоготал, прохаживаясь и подтягивая коленки до ушей. Ещенко надел резиновую шапочку, имитирующую лысину, и долепил из пластелина горбинку на носу. Все игроки России стояли в форме сборной Аргентины в продольную бело-голубую полоску, кроме Василия Березуцкого, капитана нашей команды. Его костюм был страннее всех предыдущих вместе взятых. На нем было подобие белой туники, перехваченной черным тонким поясом в районе талии, и тоги. За спиной были раздвижные куриные крылья. На затылке было два усика-антенны, на концах чуть загнутые. Обут он был в сандалии по типу древнеримской обуви. Между руками и ногами имелась еще одна пара конечностей из члеников, правда, уже картонных. Еще на голове у него имелся розовый ободок с приделанной железякой, сверху которой на проволоку была вкруговую приклеена золотая гирлянда. Проще всех оделся запасной голкипер Рыжиков – черные контактные линзы и рыжий парик а-ля Мила Йовович в «Пятом Элементе». После высказывания тренера команда, правда, немного стихла. Капелло обратился к капитану:
- Василий, это что за Муравьев-Апостол?
- Вообще-то, Ангел Ди Мариа.
- Браво! Чрезвычайно смешно. – Захлопал в ладоши тренер. – Остроумия у вас хватает. Я надеюсь, если дам вам сейчас время выговориться, то потом вы уделите мне парочку драгоценных минут, и мы начнем тренировку? Вынужден предупредить: насколько вы задержите меня, настолько же я задержу вас. А времени нам понадобится с вами очень и очень много. Помните тренера Аргентины, господина Александро Сабеллья? Он предпочитает ставить игру «от обороны» - с расчетом на редкие и меткие контратаки и выпады его квартета. Тренер их кардинально перетряхнул состав команды после некоторых отборочных матчей, где им удавалось выиграть с небольшой разницей – в один мяч. И сейчас – мои шпионы повсюду – у них сформирован атакующий квартет. Движком и плеймейкером новой линии стал Лионель Месси, до того игравший на самом острие атаки, по его же собственному желанию. Вот он, - вывел на экран планшета электронную схему расстановки игроков Аргентины на мнимом поле Капелло. – Он может находиться здесь, - ткнул он в точку, обозначающую центр поля. – Тут получить мяч, пройти через редуты соперников и доставить мяч сюда. – Специальная указка в виде ручки переместилась за линию ворот. – В одиночку. Или он может выбрать любого из трех игроков, набегающих с флангов, либо уже караулящих подступы к чужой штрафной. Номер 22 – Лавесси. Не форвард, но никто не исключает возможности, что и он забьет, находясь в нужной позиции. Мастерство у него выше, чем у тебя, Кержаков. Допустим: на Игуаина он переводит не так часто, но если уж Игуаину повезет, то гол будет ошеломляющий – неожиданный, интересный, а может, и нелепый. – Капелло ткнул указкой в круг с номером Игуаина. Когда он называл фамилии Месси и Игуаина, отвесили поочередно поклоны Игорь Акинфеев и Максим Канунников. Последний соизволил на мгновенье снять маску игуаны и показать миру удовлетворенное лицо. Потом он вернул маску на законное место. – Последнего человека вы, конечно, можете назвать полузащитником, намекая на то, что он может отойти и в оборону. Но – этого не произойдет, пока не начнет забивать Акинфеев, то есть никогда. По расположению на поле аргентинцев вы можете убедиться, что №7 выдвинут вперед всей команды, в том числе и «десятки». Поэтому, уважаемый основной вратарь России, не говорите потом, округляя глаза, что я вас не предупреждал. – Березуцкий в тунике подобрал свободный мяч и дал пас своему голкиперу, кланяясь и крестясь. – ПРЕКРАТИТЕ ЭТОТ СПЕКТАКЛЬ! – Взревел Капелло. – Я ВАМ ПАСТЬ ПОРВУ, ТОЛЬКО ПОСМЕЙТЕ ПРОИГРАТЬ АРГЕНТИНЕ!!! Теперь: из этого квартета отнимайте Ди Мариа и Месси, добавляете к получившемуся числу всех остальных игроков основы, и получаете линию обороны. Игуаин и Лавесси, кстати, больше помогают защитникам тем, что снимают мяч с ног у соперников
- Сеньор Капелло, позвольте задать вопрос, - Выступил из-за спин товарищей Рыжиков в рыжем парике и с черными линзами. Он успел отбелить лицо специальным косметическим карандашом и нарисовать веснушки на щеках и на носу. – Извините за то, что перебил. Просто не понимаю, почему Семена Аршавина нет в атакующем квартете. Или его переучили на защитника?
Капелло прокашлялся. К такому вопросу он не был готов:
- Хорошо. Я не понимаю до конца, какое отношение имеет Семен Аршавин к команде Аргентины. S Аршавин всегда выступал за Францию – раз. А во-вторых, сейчас он перешел в ранг мифических персонажей из-за скандала во время финального матча восемь лет назад. Ваша команда знает что-то, что неизвестно мне?
- Мне кое-что известно. – Поддержал Рыжикова Шатов. – Про разбирательства и про то, что все обвинения с Семена Аршавина были сняты, и те, что указывали на принадлежность к слабому полу, знают многие. Следующим утром после карнавала в Рио в честь открытия чемпионата я прогуливался и знакомился с городом, и сделал вот эти снимки на планшет. – Показал ряд фотографий тренеру Олег. – Как вы видите, на снимках присутствуют Оскар, S Аршавин и Ди Мариа. Три дня спустя в столовой при гостинице я встретился с Оскаром. Соврал, что я и близко не подхожу к основному составу нашей команды, расспросил про Аршавина с Ди Мариа. Теперь бывший игрок сборной Франции официально числится в составе Аргентины. Переговоры затянулись.
Капелло подпер ладонью щеку:
- Матч с Аргентиной завтра вечером Я запущу сегодня доверенных людей во вражеский лагерь – перепроверить информацию об основном составе соперника. Кого-то Сабеллья будет вынужден заменить, если решится опробовать Аршавина в матче с нашей командой. Но пока: в двух словах, чем мы сегодня займемся. Аргентина будет играть «от обороны», то есть вторым номером. А мы зададим темп игре. И мы это сейчас будем репетировать. Я специально пригласил ребят нам в помощь – они будут изображать игроков Аргентины во всяких ситуациях, а мы будем придумывать домашние заготовки и готовить наше оружие для поражения их ворот. А наше оружие – Кержаков и Кокорин, - положил руки на плечи названным игрокам тренер. – Спасибо за информацию, Олег. И прекрати из себя изображать Паласио. Народ! Прекратите строить из себя аргентинцев! Лучше играйте, как они! Я буду вами гордиться. Березуцкий: переоденься! Твой костюм превосходен, но тренироваться тебе будет очень трудно! Кержаков, сними клешни!
Пока русские футболисты готовились и отрабатывали стандарты, уловки, атаки, наигрывали схемы, аргентинцы веселились. Сабеллья был в гневе. На его тренировку пришли только Лионель Месси и Серхио Ромеро.
- Месси, спрашиваю тебя как капитана команды. А ты, если не хочешь лишиться этого звания и повязки, должен ответить: где вся остальная наша сборная?
- Извините за опоздание, сеньор Сабеллья! – Поздоровалась S Аршавин с Месси после рукопожатия с тренером. – Пришлось добираться пешком. Пробки.
- Нас заметно прибавилось, - оценил Лионель. – Можно поиграть в «горячую картошку» или в «инвалида».
- Мне не смешно. – Месси, казалось, потерял еще десять сантиметров в росте после гневного взгляда Сабеллья. – Где два Изекиэля? Где Фернандо? Где Серхио? Родриго? Гонсало? Маркус? Энсо? Биллья? Демичелис? Хавьер? Забалетта? Где, наконец, Ди Мариа?
- Забирайте повязку. – Снял ее с руки Месси. – Я сам в шоке от нашей команды. Мы выиграем у России, это и не обсуждается, они играют слабо, но такое отношение к тренировкам!
Тренер повертел повязку в руках, поймав ее на лету.
- Когда заслужишь, получишь обратно. А пока что без пререканий. Я сейчас буду обзванивать всю команду. После моих звонков у них срок появиться на поле будет ровно полчаса. В противном случае, вам троим придется знакомиться с новыми партнерами.
Телефон взял только Биллья. На вопрос, где он находится, он ответил: он не один и они сидят в баре.
- И сколько же вас там в баре?
- Да, собственно, все. Почему-то нас не поддержали Лео, Серж и Семен с Ангелом.
- Немедленно поднимайте задницы и шагайте на тренировку!
- Есть, сэр! – Рассмеялся Биллья. – Встаем.
- У вас есть ровно полчаса. Надо же так подорвать мое доверие! Из-за вас Месси повязки лишился. Расслабились они!
- Не с Германией ведь играем!
- Отличная отговорка, - оценил Сабеллья. – А могли и на Германию нарваться! В ваших же интересах уже шагать от бара прочь. До встречи через полчаса, а лучше – раньше
Трубка заверещала:
- Погодите, сеньор Сабеллья! Вы не могли бы нам дать чуть больше времени? Нам очень надо. И – мы его собираемся потратить на благо команды. Мы можем узнать о судьбе четверых наших товарищей
- Одного. Трое здесь, со мной. Ваш бывший капитан, Ромеро и S Аршавин люди более пунктуальные и собранные. Укладывайтесь в сорок минут.
- Спасибо, сеньор. – Дал отбой молодой Биллья.
В ожидании всей команды тренер устроил разминку для вратаря. Первое упражнение было из серии «угадай направление удара», а второе – вроде практического задания на ту же тему, туда уже подключили Месси и S Аршавина. Он дал возможность отрепетировать подачу угловых и навесы с розыгрышами штрафных Семену с Лионелем. Так сорок минут превратились в пятнадцать, по ощущениям тренера. И явилась его любимая команда. От них несло куревом и спиртным, у большинства были красные и неадекватные глаза.
- Сейчас будем выводить из вас спиртное. Я вам разрешу явиться на поле такими красивыми, когда Кубок Мира будет нашим. А его надо еще заслужить и всех обыграть. Спортсмены, называется. Где Ди Мариа?
S Аршавин, Месси и Ромеро скопировали позу тренера. Четыре пары разноцветных выжидающих глаз были устремлены на восемнадцать пьяных футболистов, столпившихся, словно им не хватало места. Но первые ряды расступились. Тренер и трое его подопечных, стоящих на одной линии с ним, увидели Демичелиса и Забалетту, между которыми было тело Ди Мариа. Александро Сабеллья засомневался в честности Билльи:
- Он точно был не с вами?
- Клянемся. – Держал ответ отрастивший щетину Энсо Перез. – Нашли в лежачем состоянии в номере.
Тренер почесал седой затылок:
- Вы, двое – тренироваться! Месси, Агуэро, отведите Ди Мариа к врачу, пусть осмотрят его. Завтра утром он мне нужен здоровым и стоящим на ногах! Всем остальным тоже тренироваться. Ромеро, перестать ловить мячи и начать растяжку мышц!
Тренер Аргентины проводил глазами Месси с Агуэро, чуть ли не уносивших Ди Мариа. Ему нужен был коллектив из одиннадцати игроков основы. Нужно было набирать очки. Возможно, он даст отдохнуть кому-то на последнем матче группового этапа, если он будет уверен, что команда пройдет дальше. Он завидовал оптимизму подопечных. Они говорили о сборной России по футболу, словно футболисты там вообще не знали, что они – футболисты, и словно им предстоит впервые в жизни коснуться мяча завтра вечером.
Следующим днем, во время обеда – на обед был шведский стол – отдельный столик около окна оккупировали три человека из разных команд, собравшиеся вместе, чтоб обсудить предстоящий матч России и Аргентины. Их объединяло одно – они все представляли сборные стран Нового Света, Латинской Америки. Первый был нападающим сборной Бразилии, с начесом выбеленных светлых волос, темной кожей, немного японским лицом и худощавый. Номер 10 на спине и фамилия Неймар. Второй был очень низкий, миниатюрный, с двумя выпирающими большими верхними передними зубами и длинными клыками. Его волосы были черные как смоль, он имел растительность на смуглом лице и глаза цвета заварки черного чая в пакетиках. Цвета сборной Уругвая отличали форварда Луиса Суареса. Третий же человек, внешне относительно молодой, сидел в красной майке с номером 3, синих шортах и белых гетрах. Он также был сухопарый. Его черные волосы закрывали плечи и почти доставали лопатки. Двухнедельная небритость, смуглая кожа, высокий рост. Его выдавала седина на висках. Это был защитник сборной Колумбии и одновременно капитан команды Марио Йепес. Потягивая апельсиновый сок, завел на разговор Луис Суарес:
- Сделаем прогнозы, господа?
Общались «господа» исключительно на английском языке. Могли бы на испанском, если б не языковые познания Неймара.
- Какие прогнозы? – Отодвинул тарелку с пересоленным салатом Марио Йепес. – Победит команда Месси. С разгромным счетом например, три – ноль. И все три гола забьет сам Месси. Не удивлюсь, если все голы залетят еще до перерыва. Удивлюсь, если Россия сможет забить хотя бы один гол в ответ.
Бразилец поморщился:
- Эй, постой, ты немного недооцениваешь Месси с точки зрения человека командного. Раз он попал в сборную, то он будет играть так, чтоб приносить максимальную пользу команде, а не блеснуть индивидуальным мастерством. Хотя бы два раза он должен стать автором голевой передачи. У них есть, кому завершить продуманную комбинацию, и без Лео. Гонсало Игуаин, допустим.
- Игуаин и Лавесси – люди фарта. Месси скорее даст пас Ди Мариа, коли он превратится в человека команды. – Разложил символизирующие игроков Аргентины карты на столе уругваец. – Находясь в непосредственной близости от ворот соперника, Игуаин впадает в ступор и начинает вспоминать, что же нужно сделать с мячом, чтоб забить гол. Пока он вспоминает, мяч с его ноги снимают другие люди. В тех трех процентах случая, когда дело доходит до его удара, у него, видимо, начинают трястись коленки. Авторами голов станут Месси и Ди Мариа.
Колумбиец попробовал десерт – чизкейк с манго:
- Луис, футболист ты хороший, но неосведомленный. Сейчас Ди Мариа лежит под капельницей. Вряд ли его выпустят больного на поле. Если от кого и ждать голов, то от рыжеволосого Семена Аршавина.
- Люди! Вы что, разучились верить в сказки? – Убрал волосы со лба бразилец. – Вы не верите в возможную победу России?
- Ха-ха! Браво, Неймар! – Суарес пихнул плечом Йепеса, и они вместе зааплодировали и отвесили поклон Неймару. – Ты как будто веришь! Сам рассуждал о завершении контратак Аргентины
Неймар вынужден был защищаться:
- Я верю. Класс Шатова, Кокорина и Дзагоева довольно высок. Применят пару трюков и смогут противостоять аргентинской стене. Я специально искал информацию про русских игроков в Интернете. Интересовался, чего от них можно будет ждать. Перестраховаться никогда не поздно. Я вспомнил Чемпионат Мира – 2006. Тогда они нашу команду обыграли как «Манчестер Сити» - «Манчестер Юнайтед». Вратарь Акинфеев незаменим при отражении дальних прицельных ударов, хорошо играет ногами. Хуже, чем страж баварских врат Нойер но Мануэля я воспринимаю больше как самого глубокого защитника, нежели как голкипера. Вбрасывать ауты из-за боковой – дело не вратарское. Капитан сборной России по футболу, высокорослый и могучий, к тому же, зрячий. Я использовал метод «отпротивного», и получил в пользу России больше «да», чем «нет». При самом худшем раскладе и при серьезной опасности Березуцкий способен переломать кости ног любому – будь там крепкий и низкий Месси, или тощие Аршавин с Ди Мариа. Я поставлю на победу России со счетом один – ноль. Или, в крайнем случае, заслуженная в жарком противостоянии ничья один – один. Луис, Марио сделал прогноз, я тоже сделал и аргументировал позицию. Слово за тобой.
- Мой прогноз таков: один – ноль в пользу Аргентины. Я даже рискну назвать имена автора гола и автора голевой передачи. Забьет Ди Мариа с подачи Месси, если он выйдет. Если он не сможет выйти – я прислушаюсь к словам Марио – тогда поменяю имя автора гола: S Аршавин. Делаем ставки, господа. – Оторвался Суарес от карт.
- Пара роликовых коньков, рассчитанных на размеры с 41 по 45 засчет раздвижных носов, и тысяча долларов. – Подписался на листке под словами Йепес и продемонстрировал фотографии коньков, чтоб никто не сомневался, что это вещь ценная.
- Кусок, откушенный мною от футбольного поля во время матча с Колумбией, тысяча долларов и вставные светящиеся в ночи вампирские челюсти. Ни разу не одевал. – Отвел от себя подозрения Суарес, помня о своей репутации и о штрафе, которым ему пригрозил футбольный комитет. – Ох, каюсь, забыл об одной вещице. Повышаю ставку: у меня есть именной раструб, подписанный рукой Антуана Греззьмана.
- Прости мое любопытство, но как к тебе в руки – или на шею? – попала столь ценная вещица? – Съязвил Йепес. Суарес показал клыки:
- Благодарить надо юного Ещенко из сборной России по футболу. Он лично передал мне в руки. Греззьман расщедрился мне на подарок. А я, дабы повысить ценность раструба, позолотил его края. Неймар? Твой ответ?
- Кубок АПЛ, статуэтка комара из хрусталя и тысяча долларов. Еще одно. Если выиграет Аргентина или Россия с другим счетом и с другими авторами голов, то победитель или победители забирают и делят между собой только вещи. Деньги у всех остаются на руках, либо не покидают фонда до следующих ставок.
Мало-помалу приготовления к матчу между Россией и Аргентиной подходили к концу. Прошли тренировки футболистов. Ставки были сделаны. Костюмы были раскуплены, свободных мест не осталось – заполнить стадион помогли местные жители. Бастиан Швайнштайгер, придя на стадион, долго ругался с охраной. Он доказывал, что он – льготник и вправе, ничего не платя, рассчитывать на вип-ложу для особых гостей. Мюллер пробовал его поддержать и заодно выклянчить место радом с ним себе. В результате оба получили заслуженный и большой шиш с маслом, и места среди фанатского сектора сборной России по футболу. Причем места отвратительные: Мюллеру в голову то и дело втыкался клюв фаната США, чья сборная отыграла матч первого круга с командой Ганны. Фанат был настолько влюблен в свой костюм и так рад своей орлиной маске на большом экране телевизора, что посещал все матчи подряд.
Команда Сабеллья пока на поле не показывалась. Все было связано с очень срочным делом. Тренер не представлял себе игры команды без седьмого номера. Он сказал, что отлучится на десять минут. За одну шестую часа он успел дойти до ближайшей больницы. С собой он прихватил футбольную форму. Он нашел своего игрока, опутанного прозрачными трубками. Ему переливали кровь.
- Как самочувствие? – Спросил тренер.
- Чертовски плохое, - не соврал полузащитник Аргентины.
- Тогда переодевайся, - кинул он ему форму. – Через десять минут начало матча с Россией.
- Я не успел набить заново рукав! – Посетовал Ди Мариа.
- И без тату справишься.
Команда России тем временем развлекала публику. Березуцкий и Файзулин натянули балетные пачки поверх трусов красного цвета. Акинфеев приклеил к ушам павлиньи перья. Это мешало ему правильно надеть шляпу сомбреро. А Кержаков предлагал симпатичной девушке с первого ряда отведать курник собственного приготовления.
Все русские разом зааплодировали и засвистели, завидев аргентинцев. Месси показал пальцем на Кержакова и состроил фирменную мину. Кержаков не обиделся и показал пальцем на Валуева, сидящего в вип-ложе. Но громче всего они засвистели при виде S Аршавина, рыжеволосого новоиспеченного аргентинца, в 2006 году представлявшую сборную Франции. Освистывали они ее за поддержку врага – мол, Семен мог бы и к нам прийти, усилить наши ряды.
- ДАЕШЬ МАШКУ В «ЦСКА»! – Завопила скамейка запасных сборной России, приветствуя Ангела Ди Мариа.
Забыла рассказать о подаренном Сабеллья времени для сборной России – о тех десяти минутах. Россия прекрасно понимала, что просто так у Аргентины не выиграть. Дело было не только в Месси или в Ди Мариа. Устроили обычное предматчевое совещание, попросив сеньора Капелло не подслушивать разговоры. Они помнили о неудаче в игре с Германией на прошлом для них чемпионате – их тоннель был слишком явным. Нужно было нечто незатейливое, невидимое глазу, но хитрое и странное для соперника. Решение пришло само собой. Были украдены все четыре мяча, которые подготовили для встречи. Через клапаны мячи набили железным мусором и повторно подкачали – часть воздуха успела выйти наружу. Во вратарские перчатки Игоря Акинфеева встроили специальный электромагнит, и протянули от ладоней через длинный рукав серебристой формы и до трусов, на резинке которой зафиксировали прибор с красной кнопочкой.
- Теперь тебе никто не забьет. Магнит тебе в помощь. Мячи, конечно, будет тяжело пинать, но все ради победы. Мы справимся. Еще один козырь против тощих нападающих аргентинцев. – Дружески хлопнул вратаря по широкому плечу Василий Березуцкий.
Но вернемся на стадион в Рио. Перед пением национальных гимнов главный арбитр из ЮАР по фамилии Чунга-Чанга показал лист с напечатанными на португальском языке словами, призывающими болельщиков не оскорблять друг друга и игроков соперников, и не быть расистами. Судья знал только португальский, свой родной и английский языки. Капитаны обеих сборных должны были прочитать эти слова в микрофон своим фанатам на своем родном языке. Подождали перед чтением обязательных слов возвращения Файзулина с капитаном и с голкипером России, чтоб они избавились от дополнительных аксессуаров. Форма России была темно-бардовая и однотонная. Аргентина вышла в бело-голубых в вертикальную полоску майках и белых шортах с белыми гетрами.
Первым получил листок с португальскими словами Василий Березуцкий. Пользуясь незнанием арбитра русского языка, он начал монотонно издавать разные звуки в микрофон:
- Бла-бла, бла-бла-бла, улю-лю, бе-бе-бе, хрю, кукареку! – И в том же ключе. Некоторые аргентинцы согнулись от смеха пополам и попадали на траву, а трибуны словно бы взорвались, сияя, прыгая и сверкая российскими трехцветными полотнами громадных флагов.
Пока Березуцкий веселил публику и соперника, Ди Мариа, единственный оставшийся серьезным аргентинец, нашел секунду переговорить с Месси. Месси был капитаном еще день назад. На эту тему партнерам и товарищам предстоял нелегкий разговор.
- Держи, - собирался снять с рукава футболки синюю повязку Ди Мариа и вернуть ее Месси. Лионель перехватил его руку, перестав хохотать:
- Нет-нет, стой. Я правда все испортил. И тренер наблюдает за нами. Оставь себе.
- Я должен был быть с ними, должен был не позволить им пропустить важную тренировку. Я подвел тебя, Лео.
- Никого ты не подвел, Ангел! Ты мне звонил и предупреждал, что заболел. Я забыл, что ты болеешь, забыл про все на свете! В баре должен был быть я, а не ты. Я повел себя безответственно.
- ГАВ-ГАВ-ГАВ! Ко-коо! Ко-ко-кооо! Цыпа-цыпа-цыыыпочка! АУУУУУ! – По-волчьи закончил мини-спектакль Василий Березуцкий. – А теперь, дамы и господа, я передаю слово замечательному аргентинскому карлику, похожему на цыпленка индюка с раздутым самомнением, чье коренастое тело по ширине больше, чем по росту! Вы все его знаете – всему миру он известен как инопланетянин, но только сегодня, только на стадионе Маракана и только сейчас для вас он просто Лео Месси!
К микрофону подошел Ди Мариа – новый капитан сборной Аргентины.
- А ТЕБЕ НЕ ДАМ! – Взревел Березуцкий, шокировав посеревшего до цвета очень мокрого и темного асфальта, на который пролили чуть-чуть нефти, Чунга-Чангу. – Я сказал: передаю слово Лео Месси! Я неясно выразился? Ты у нас что, самый умный, что ли? Считаешь, раз ты Ангел, то и микрофон тебе подавай? А как тебе такая идея: если в течение трех секунд капитан Аргентины не подойдет и не возьмет у меня микрофон, я тебе крылышки монтировкой подрежу, а? Глядишь, вдруг нимб над головой засияет!
- Тихо-тихо, Вася! – Попробовал одернуть сумбурного капитана Кокорин.
Настроение аргентинцев менялось на глазах – безудержное веселье исчезало, и на место его приходила ярость. Пусть футболисты не понимали большинства слов, но тон Василия говорил сам за себя. А раскочегаренный Березуцкий продолжал издеваться, говоря в микрофон и громким голосом:
- Ангел Ди Мариа! Ты у нас который из трех – отец, сын или святой дух? Или ты – падший ангел? Коли последнее, то – инномине патриум спиритус санкте, экзорцизамус те! Изыди, Люцифер! Покинь это бренное тело! Господи, смилуйся и защити сие невинное дитя
- Прекрати, Березуцкий! – Не выдержал Месси. – Всего тебе не понять, однако сейчас Ди Мариа – наш капитан.
- Избави нас от лукавого и прости нас, грешников! – Перекрестился, сплюнул трижды через левое плечо и упал на колени Василий. – Вас, аргентинцев, попутал бес, змий-искуситель, предложивший съесть запретный плод Еве, прародительнице всех людей
Говоря откровенно, Василия никто на язык не тянул, мог и придержать коней. Но напросился он сам. Сам дал костру разгореться, а дыму от костра – подать сигнал о бедствии. S Аршавин, заменившая в стартовом составе Аргентины Гонсало Игуаина, ударила кулаком в грудь капитану России. Тот, оттолкнув девушку и позволив ей отлететь к ногам Шатова, отыгрался на Ди Мариа: ударил кулаком ему в голову, в височную долю. Издевательства Березуцкого были сухими дровами, нетерпение S Аршавина – зажигалкой, а удар Василия – злополучной искрой, породившей пожар. На поле выбежали запасные игроки, тренера, помощники, врачи, охранники – чтоб разнимать игроков. А ведь пока что шел лишь первый круг групповых матчей! Еще предстояло отыграть целых два круга! И только потом определить сборные, которым суждено будет играть друг с другом в одной восьмой финала.
- Матч переносится на полчаса, - объявил диктор по стадиону, обрадовав резко проголодавшихся и захотевших по нужде Швайнштайгера с Мюллером. Шатов, поднимая с газона S Аршавина, обнял ее одной рукой:
- Я не хочу с вами ссориться, ребята. Прости моего партнера, Семен.
- Сборная России! Сборная Аргентины! Прошу всех драчунов ко мне! – Позвал Александро Сабеллья, объединившийся на время с Фабио Капелло. Шатов подумал: к нему сказанное мало относилось, а S Аршавина он легонько подтолкнул в спину, чтоб на него не падал лишний глаз. Как только центр стадиона очистился, Шатов поднял брови. Никто не заметил, что Ди Мариа остался лежать на поле. Олег и ему помог встать:
- И ты прости нас, Ангел. Эй-эй!
Ди Мариа повело. Шатов поддержал аргентинца, не давая ему упасть. Скамейка с запасными игроками сборной России, которые помогали драться основному составу, а теперь отчитывались перед всеми за свое поведение, освободилась. Олег положил Ди Мариа и нашел врача. Свободный врач обслуживал русских спортсменов, но все врачи давали клятву Гиппократу. Около шести минут врач колдовал над вингером «Реала». Потом отошел. Ди Мариа очень резко очнулся. Рядом с ним в тот момент были Шатов и Сабеллья.
- Березуцкий его нокаутировал! Надеюсь, он оправится.
- я видел. Нужна срочная замена. Теперь у вашей команды больше шансов нас обыграть. За это огромное спасибо вашему капитану – в кавычках. Я не успокоюсь, пока он не принесет публичные извинения перед Ди Мариа.
- вы правы, господин Сабеллья. Я не оправдываю своего партнера. Мы с Корокиным пробовали его угомонить. Он точно оглох.
- Что? Замена? – Вскочил на ноги, а потом вынужден был снова сесть Ди Мариа. – Нет! Не надо меня менять! Ни в коем случае!
- Это типичная реакция на нокаут. – Осторожно сказал ему Шатов. – Смотришь бокс? Там со спортсменами то же самое происходит. Я удивлен, что ты пришел в сознание – Василий всю ненависть вложил в удар. Ну, так выглядело со стороны. Дружеский совет: восстанавливайся. Из нашей группы должны выйти две команды: Россия и Аргентина. Без капитана команде сложно будет играть.
Сабеллья вздохнул:
- Шатов прав. Нелегко говорить, но я солидарен с ним.
- Нет, честно! Все нормально! – Темно-карие глаза сокола блестели слишком ярко, а худое лицо, обычно загорелое, теперь было призрачно-белым. – Я посижу две минуты, и приду в норму! Я должен помочь ребятам!
- Понимаешь, - решил озвучить самый веский аргумент в пользу вынужденной замены тренер Аргентины. – Я рисковал, забирая тебя из больницы. Ты из-за любой моей оплошности можешь погибнуть прямо тут, на стадионе!
Ди Мариа встал и прошелся взад-вперед:
- Прекрасно понимаю ваши опасения, но они напрасны. Я не погибну. Я готов играть и помогать линии нападения.
- Но я все-таки рискую твоей жизнью и своей свободой, - нехотя отказался от замены Сабеллья. Запасные России спешили занять места на скамейке. Нравоучительная беседа от Капелло была окончена. Но страсти до конца еще не утихли. Оба тренера – Аргентины и России – разговаривали друг с другом с множеством жестов и на повышенных тонах. Шатов, один раз рискнув вмешаться, предложил поменять на кого-то другого Василия Березуцкого – мол, раз он начинает калечить соперника еще до начала игры, еще когда гимны не спеты, то ли предстоит пережить всем во время матча! Команды просто не смогут играть, а будут рвать друг другу глотки и ломать кости, мстя друг за друга.
- Прошу команды выйти на поле! Мы продолжаем, - объявил диктор по стадиону по истечении времени на разбор полетов. Швайнштайгер и Мюллер обнаружили, что болельщик в костюме белоголового орлана, национального символа США, постелил спальный мешок прямо на их местах. Началась перепалка уже там, пока орлан не убрал в торбу свои вещи. Покончив с орланом, оба немца вернулись к созерцанию происходящего на поле. Шатов передал микрофон Ди Мариа, тот быстро зачитал слова на родном языке, несмотря на звон в ушах, напоминающий перезвон церковных колоколов. Дальше Россия запела свой гимн грубыми голосами, но очень слаженно, как будто они посещали занятия хорового пения. Их руки переплелись и легли друг другу на плечи. Один Игорь Акинфеев беззвучно открывал рот. Настал черед Аргентины исполнить гимн. Исполняли болельщики. Никто из футболистов и губами не пошевелил. Кто-то воздел очи к небу, может, прося помощи в матче у высших сил. Кто-то закрыл глаза. Аргентинцы стояли тоже все в обнимку.
- Классно поют, - сказал Гранат Комбарову. Дмитрий махнул рукой:
- Им можно. Они натерпелись за сегодня.
Чунга-Чанга, символически похлопав, жестом предложил помогающим юношам и девушкам вынести плакат «SAY NO TO RACISM». На фоне него команды фотографировались по старой традиции. Месси испортил фотографию для России и, в частности, для Березуцкого: он подпрыгнул, состроил гримасу со скошенными к переносице глазами и поставил в прыжке Василию кустистые лосиные рога. После обязательной фотографии Чунга-Чанга также жестом заставил унести плакат долой вместе с флагами сборных, и подозвал к себе двоих капитанов. Они и смотреть друг на друга не могли. Вернее, Ди Мариа видеть не хотел Березуцкого. А Василий не мог глядеть в глаза аргентинцу абсолютно по другой причине. Беспричинный гнев выветрился, беседа о нормах этикета возымела свое действие, а пустоту в душе заполнил стыд. Подбросили монетку, определили, кто начнет от центра поля первый тайм (Россия), определили половины поля. Пожали руки судейской бригаде. А затем дело осталось за малым: защитник «ЦСКА» и полузащитник «Реала» должны были обменяться рукопожатиями. Василий почувствовал тяжесть собственного предплечья. Он первый сделал шаг навстречу. Ди Мариа не заставил себя ждать. Его коленки дрогнули – он устоял.
- Я извиняюсь, - тихо-тихо, чтоб никто больше не услышал, сказал Березуцкий. Ди Мариа просто кивнул. Надо было начинать матч. Россиянина он не простил.
Итак, от центра поля со свистком Чунга-Чанги начали россияне, и почему-то из глубины поля они не торопились искать свободные пути к чужой штрафной. Они доигрались. Первый удар по своим воротам они получили аж на восьмой минуте матча. Этот удар Изекиэля Лавесси мог бы закончиться голом, не активируй электромагнит у себя в перчатках нажатием на кнопку прибора на поясе трусов Акинфеев. Мяч, подлетая к Акинфееву, вопреки всем законам физики изменил траекторию и прилип к его ладони, а голкипер его и не удерживал.
- Ты нас раскроешь, Игорь! – Шикнул на него Комбаров. – Быстро включай кнопку и бросайся навстречу мячу, ловя его!
Комбаров правильно подсказывал своему голкиперу. Лавесси отвечал на гневный крик тренера с его зоны так: удар должен был стать голом, и вратарь не мог дотянуться до мяча! Это невозможно! Тогда следи за головами товарищей, чтоб от них рикошетило в нужную сторону – Лавесси понимающе кивнул. Тренеру показалось, что мяч отрикошетил от головы S Аршавина.
Следующая, на одиннадцатой минуте, била S Аршавин. Ситуация повторилась, если забыть о направлении удара. Но Акинфеев прислушался к Дмитрию и якобы прыгнул. Россия заняла позицию глухой обороны – Аргентина не могла забить.
На двадцатой минуте матча Ди Мариа отошел переговорить с боковым арбитром, обслуживающим половину поля России. Он принес ему мяч, прежде чем вводить его из-за боковой: до того он заработал аут в опасной близости от штрафной России.
- В чем дело? – Спросил арбитр.
- Мячи не должны быть такие тяжелые. Они либо спущенные, либо забиты не тем, чем должны быть.
Он потряс мяч рядом с ухом судьи. Они услышали перезвон металла.
- Напомните в перерыве: разберемся. Пока других мячей у нас нет.
- Хорошо. – Но про себя аргентинец подумал иначе.
На двадцать пятой минуте матча у россиян что-то щелкнуло в мозгах, и до них дошло, что надо бы пытаться забить гол сопернику. Их уловка пока работает, и надо пользоваться незаметным преимуществом, возможно, мистическим для мастеровитого соперника.
Дальше, почти последний эпизод перед перерывом, был проход Месси и штрафной. Расстояние до ворот было порядка двадцати метров. У мяча стояли Месси, Лавесси и S Аршавин. Месси пробежал мимо, S Аршавин сделала ложный замах ногой, Лавесси навесил в штрафную. Ди Мариа выпрыгивал на мяч, но ему Комбаров с Березуцким заломили руки за спину и завершили дело ударом по коленям. И зря. Чунга-Чанга показал: точка. S Аршавин и Месси сразу стали скидываться на су-е-фа, пользуясь моментом: Березуцкого с Комбаровым награждали горчичниками. Выиграл Месси. Судья дал добро. Поставив мяч и примерившись, Месси ударил это была бы штанга. Мяч запрыгнул в руки Акинфееву сам.
Последний момент произошел на добавленной минуте к первому тайму. Ди Мариа метил в девятку. Ворота были пустые. Удар он исполнил идеально. И Козлов не мог ему помешать. Но мяч резко развернулся и полетел к вратарю, который находился чуть ли не на границе штрафной и пил воду. Чаша терпения аргентинцев переполнилась.
Чунга-Чанга свистнул, призывая команды идти на перерыв. Ди Мариа о чем-то пошептался с Гараем, защитником «Зенита». И Гарай поспешил догнать русскую команду. Он нашел Комбарова – приятели отбились от основного коллектива. Другие русские игроки присоединились к ним, и давай вспоминать всякие случаи из российского чемпионата. Гарай незаметно стянул со стола в раздевалке России перчатки и прибор с кнопкой Игоря Акинфеева. Чтоб не заметили подмены, он к похожим перчаткам подвел переходник, а свободный конец переходника подключил к неработающему плееру. Сделав дело, он сослался на Сабеллья, и бросился наутек. Благодаря Гараю, матч закончился со счетом шесть – ноль. Акинфеев пробовал нажимать кнопку на плеере – бесполезно. Отличились: Гарай, S Аршавин, Демичелис, дважды – Месси, и – на добавленной пятиминутке – Ди Мариа с передачи Агуэро. Легко мог бы отличиться Дзагоев, выпущенный вместо бесполезного Александра Кержакова, бьющего мимо ворот, его удар головой был бесподобен, и Гарай не успевал бы его накрыть. Помог прибор и перчатки от команды России, которые примерил и не снял вратарь Серхио Ромеро.

Как разыграть влюбленного.
Хамес Родригес постоянно попадал в переплеты. Не обошли его разочарования и в течение пребывания в Бразилии вместе с дружной сборной.
Хамес Родригес был женат на очень красивой девушке, тоже колумбийке, еще и родной сестре Оспины – голкипера сборной Колумбии. Хамес сначала влюбился и познакомился, и только потом, придя к ней в дом просить ее руку и сердце, обнаружил, что она – сестра его товарища по сборной. Может, в футбольной команде Оспина был ему другом, но как брат невесты он ему не доверял ни капли. Чего ты меня не предупредила – после того дня взъелся Хамес на суженную, но они не расстались. Хамес с успехом прошел все тесты, и в результате Оспина благословил их брак. Родители сразу не возражали, но родного брата сестра очень любила, и не пошла бы наперекор его воли.
Самая первая несправедливость судьбы Хамеса заключалась в его имени. Отец назвал футболиста «Джеймс», в честь Джеймса Бонда, известного киногероя. Поскольку Родригесов среди колумбийцев было полным-полно, то он попросил, чтоб на его майке писали его имя, не фамилию. Было сделано, как говорится. Но спорт – это уже не родительский дом, не круг его близких друзей, которых отец и мать учили выговаривать его имя правильно. По-английски оно писалось «James», но по-колумбийски это читалось как «Хамес». С тех пор его стали так называть. Поначалу бывшему Джеймсу это резало слух, но постепенно Хамес смирился с тем, что он – колумбиец, и значит, он – Хамес. Хамес вырос превосходным форвардом и играл в «Монако». Он был молод в свои 24 года, талантлив, стоил немного меньше уже известного нам аргентинца Ангела Ди Мариа – сорок пять миллионов долларов без учета бонусов, на него положил глаз «Реал Мадрид», он был симпатичный по меркам разных стран – и женат. Но семейное положение не мешало Хамесу заглядываться на других красоток и сравнивать их со своей женой. Может, он не до конца смирился с новой ролью. Семейная жизнь у него была только в теории: на деле он очень редко виделся с женой. А, купи его «Реал», он бы виделся с ней, возможно, всего раз в полгода. Какие дети? Какое воспитание? Какая семейная жизнь? Только карьера футболиста. Жена у него была на словах, в специальных документах, а ее наличие миру он мог доказать только кольцом на пальце. Он брал трубку и отвечал на ее звонки раз в неделю, если не реже.
Хамес прилетел со сборной так, чтоб успеть отдохнуть после перелета и собраться на карнавал в Рио в честь открытия Чемпионата Мира. На карнавале народу было очень много. Он помнил танцы Греззьмана с Оскаром, помнил катающийся мяч. Он один раз не на шутку испугался: перед ним возник тот самый призрак из южноамериканских легенд, загадочная Лая-Рона, обитающая в воде и убивающая жертв во время поцелуя, наполняя их легкие водой до тех пор, пока они не разорвутся. Хамес, к счастью, сообразил, что Лая-Рона вряд ли стала бы пить текилу, и тепло поприветствовал коллегу. Они сели за свободный стол на пластиковые стулья, взяли по алкогольному напитку. Хамес поделился новостью: возможно, они будут играть в одном клубе – его ведь хочет купить «Реал Мадрид». Ди Мариа не разделил точку зрения юного и азартного колумбийца: у него кончился контракт с испанским клубом, и теперь он попал в список трансферов.
- А продлевать контракт не предлагали?
- Предлагали, отказался.
- Это из-за Хорхелины и Мии?
- Ага, - помрачнел Ди Мариа. – Слишком много было крови.
- Забудь. – Добавил текилы в бокалы Хамес. – Горевать так из-за того, что могло бы быть!
- Джеймс, - поспешил сменить тему аргентинец, - странный выбор костюма. Почему ты измазал себя под Джерома Буатенга?
Хамес был ему благодарен за то, что он его называл «Джеймс». Он сам предпочитал родительский вариант звучания имени. У них были отчасти похожие истории. Ведь был целый ряд людей, которые называли Ди Мариа «Анхель». Его это раздражало не меньше, чем Хамеса – имя «Хамес».
- Это называется конспирация, Ангел, - засмеялся Хамес. – Меня не узнают, когда я чернею. А ты зачем так вырядился? Я реально перепугался сначала!
- У нас были тематические наряды. Я, Изекиэль и Гонсало выбрали костюмы национальных чудовищ и привидений. Решили разбавить общую футбольную тематику.
Мимо их столика проходил темнокожий Джером Буатенг, защитник сборной Германии, которого Ди Мариа недавно упоминал в неспешной беседе. Джером, наверное, перебрал спиртного. Он был почти весь голый. Интимную и филейную зону прикрывали пальмовые листья на веревке, а на голове красовался венец из хвостовых павлиньих перьев. На фоне красных от лопнувших сосудов белков чернели глаза без зрачков. Он выдал фирменную улыбочку:
- Доброго вечера, Хамес Родригес! – Едва не упал он на стол с напитками приятелей. – Как ты на меня похож! И на моего брата тоже! Гуталин использовал, я угадал? Смотрю, ты женат, но обзавелся на сегодняшнюю ночь очаровательной спутницей. Можно, я украду ее на один танец?
Ди Мариа и Хамес попадали со стульев от смеха. С первого слетел парик. Буатенг отпрянул, выпучив глаза:
- Ох ты, ж мать твою за ногу! Обознался! Извиняй, коллега, не признал в боевой раскраске! Забыл, как тебя звать-то Альваро, нет?.. словом, как-то так
- Ангел Ди Мариа.
- Я так и сказал! Ладно, Томас зовет. Хамес! Альваро! Приятной ночи!
Хамес с издевкой спросил:
- Еще не собрался менять костюм, Ди Мариа? А то вдруг придет вслед за Джеромом африканский братец – просить твоей руки!
Аргентинец расправил локоны парика и разбросал их по плечам:
- А не стоило его разочаровывать. Еще чуть-чуть, и я настолько перестану воспринимать реальность, что спляшу с Буатенгом! Или с Мюллером, - нашел он его рядом с голым Буатенгом и показал Хамесу.
- Значит, попалась паленая текила. У тебя по венам давно течет алкоголь вместо крови! А вдруг дойдет до поцелуя?
Колумбиец перестал смеяться над пьяным в стельку товарищем. Он заметил женскую фигуру типа «песочные часы» в темно-фиолетовом платье из блестящего трикотажа силуэта «русалка». Пышные груди высовывались из-под маленького и откровенного лифа. Круглая попа, длинные ноги, тонкие каблуки, черные кудрявые волосы до талии, широкая улыбка и белоснежные крупные зубы. Темная помада, чуть-чуть светлее общего тона кожи бразильянки, пухлые от природы губы, выразительные черные глаза с пышной бахромой длинных закрученных, как в рекламе туши, ресниц. Внешне ровесница Хамеса. И на пальце не было кольца. Возможно, у нее был парень, или возлюбленный, или гражданский муж. Но тут Хамес был в себе уверен: он – звезда АПЛ, его лицо известно многим в Южной Америке и за ее пределами. Какой парень ему ровня! Многие девушки модельной внешности вешаются на знаменитых красавчиков, к которым он себя причислял. Он потряс успевшего отключиться Ди Мариа, и показал ему на девушку в темно-фиолетовом платье с брошью на пояснице:
- Друг! Ты посмотри на нее! Просто посмотри! Она совершенна!
- Джеймс, ты женат!
- Черт с ней, с женой! Эта незнакомка – ангел! Друг, я влюбился! Просто посмотри, как она движется! Насколько гибкие бывают обтекаемые женские формы! Поспорим, что я, дождавшись медленного танца, за одну песню узнаю ее имя и номер телефона? Ангел?
- Я могу поднять планку: мне достаточно первой минуты песни, и танцевать с ней необязательно.
- Не верю!
- Тогда смотри и учись, друг! – Под песню Роба Зомби Ди Мариа снял с себя наряд, оставшись в футбольной форме «Реала». Шатаясь, он подошел к прекрасной незнакомке Хамеса. Хамес Родригес не слышал разговора. Но он прочитал на лице девушки восторг и счастье. Такой взгляд он видел подобные глаза всего один раз в жизни, во время собственной свадьбе. Стоя у алтаря, его невеста клялась ему, что будет любить его в радости и в горе, в богатстве и в бедности она также смотрела на Хамеса, как бразильянка – на аргентинца. И при том не прошло и минуты со знакомства последних. На пятидесятой секунде первой минуты Ди Мариа вернулся за столик, демонстрируя бумажку. Показал он так быстро, чтоб Хамес не успел прочитать ее номер телефона или запомнить ее имя, но поверил.
Заиграла медленная романтическая мелодия. Ди Мариа двинул бровями, показывая Хамесу, что он теряет шанс станцевать с девушкой мечты. Хамес не был в футбольной форме, но делал ставку на то, что она поверит всему, что он скажет, или узнает его. Подняв голову и расправив плечи, он подошел к девушке, левую руку убрал за спину, а правую протянул к ней:
- Можно - первое слово прозвучало охрипшим голосом, точно Хамес заработал ларингит. – Можно пригласить вас на танец?
- Я с удовольствием принимаю ваше предложение, Хамес, - вложила она аккуратную руку с ухоженными средними ногтями в его ладонь. Их пальцы переплелись. Он выбрал место на сцене. Оттуда лучше было видно столики. Она сомкнула руки замком на его шее, он нежно держал ее за талию, боясь отпугнуть ее или причинить ей боль. Они начали переминаться с ноги на ногу – Хамес как танцор лучше знал национальные или современные быстрые танцы. Запах ее духов напоминал запах цветов жасмина. А сережки были в виде ракушек.
- Я приятно удивлен, что вы меня узнали. Нет-нет, не смотрите, я стесняюсь. Я никогда еще так не краснел!
Девушка засмеялась, звонко и чисто.
- Могу ли я спросить ваше имя, сеньора? – Они сблизились. Он жарко дышал ей в ухо. По-другому она бы его не услышала. Музыка заглушала все иные звуки.
- Микела. Да, я не совсем чистая бразильянка, - заранее ответила она на зародившийся в голове Хамеса вопрос. – Мать живет в Венеции.
- Микела способны ли вы меня осчастливить? Умоляю вас, будьте сегодня ночью со мной! Завтра же, если я стану вам противен, я обещаю никогда больше не появляться в вашей жизни
- Напрасно стараетесь. У меня есть возлюбленный. – Сказала девушка довольно холодно, и Хамес почувствовал телом холод в ее голосе.
- А я думал вы свободны. Вы так юны!
- Я из Бразилиа прилетела сюда свободной девушкой, прилетела с целью посмотреть Чемпионат Мира по футболу. И я была свободной в самом начале карнавала. Правду люди молвят: любовь тебя найдет. Он сам меня нашел.
- Кто же он? Покажите, и я
- Напрасно стараетесь, говорила вам! Ангел Ди Мариа.
Микела ждала любой реакции, но не истерического хохота Хамеса Родригеса:
- Детка, вас надули! Это был развод!
- Не поняла? – Сдвинула она брови у переносицы. Хамес охотно пояснил:
- Видите ли, мы с Ангелом – хорошие друзья. Несколько минут назад я вас заметил в пестрой толпе, мы тогда пили текилу. У нас был спор, кто сможет узнать ваше имя и номер телефона. Мотивы у нас были разные. Он хотел показать, как за минуту можно очаровать девушку, а мне номер телефона и ваше имя нужно, потому что я в вас серьезно влюбился! Я готов подать на развод с женой!
Она предпочла не верить Хамесу, и наградила его знатной пощечиной:
- Вы специально на него наговариваете. Уходите отсюда!
- Я вас найду! Я буду с вами! Я обещаю вам, что я вас не обману и не предам! – Поклялся он ей, поцеловал ее загорелое запястье и ушел. Вернулся к столику, чтоб допить текилу из своего бокала – бутылка опустела. Посмотрел на сцену, надеясь понаблюдать за девушкой своей мечты с безопасного расстояния и без риска получить оплеуху. Ее он не нашел, но нашел капитана сборной Германии Мюллера в костюме баварской сосиски, танцующего с Лая-Роной. К ним присоединился черноволосый бледный юноша с лицом Нео и в его костюме. Хамес глядел на феерию красок, слушал звуки карнавала, ловил запахи. Огни сливались, линия горизонта отодвигалась, море людей ходило волнами в такт музыке. А он думал, что ему тут не место, одинокому и никому не нужному. Или он не настолько пьян, чтоб поддержать общую атмосферу. Или он просто сильно переживал из-за неудачного, неправильного знакомства с той красивой девушкой – какое у нее имя? Она тебе его говорила, Джеймс! Позор! – взялся он за голову, и ощутил движение одной слезинки по щеке. Тем временем танцы уступили место очередным конкурсам. Кое-кто из людей отключился окончательно. Хамес наблюдал за тем, как пробивают себе дорогу в массе людей те, чьим знакомым, друзьям или любимым стало плохо, и их надо было срочно отвезти в медучреждения. В их числе были Ещенко с Суаресом, цеплявшимся за шею россиянина. Голова уругвайца была скрыта раструбом с чьими-то каракулями. В их числе был Томас Мюллер, выносивший на руках Ди Мариа. В их числе он увидел качающуюся из стороны в сторону девушку своей мечты. Он было сорвался с места и пошел к ней, но она пропала из его зоны видимости. Вернувшись в его поле зрения, она лежала на плече у Буатенга. Он начал ревновать. Буатенг с ней не знакомился, а нес ее, как будто возлюбленную! От идеи сделать задницу Буатенга цветов немецкого флага при помощи подручных средств за похищение девушки мечты Хамеса отговорил оказавшийся рядом с ним Лионель Месси – ох уж эти вездесущие аргентинцы! Хамес, силясь встать на ноги, обнаружил, что и сам стал относиться к числу тех, кого следовало уносить с карнавала. Месси взял его за левую руку, Марио Йепес, товарищ Хамеса по сборной и одновременно капитан Колумбии – за правую. Медленным шагом они дошли до гостиницы. Не смывая макияжа под Джерома Буатенга, в чем был одет, Хамес уткнулся носом в подушку и захрапел на весь номер.
Такая нелепая история произошла с молодым колумбийцем Хамесом Родригесом. Казалось бы, что тут неординарного, чего только по пьяни с людьми не случается, эта была первая ночь в Рио, и карнавал! Казалось бы, Хамес должен был пробудиться и втянуться в русло привычной спортивной жизни – все было не совсем так. Хамес тосковал по той девушке с карнавала. Видя его состояние, его другой друг – вся сборная Колумбии была друзьями Хамеса – по фамилии Куадрадо пригласил его на фильм к себе в номер. Но между делом, слово за словом, вытянул историю о ночном гулянии на карнавале Хамеса, и об ангеле во плоти, черноокой красавице в фиолетовом платье. Хамес не подумал о возможности, что его историю потом будет знать вся сборная Колумбии целиком. Потом Куадрадо оправдывался перед ним, объясняя повышенную болтливость и не в меру длинный язык – мол, мы не просто команда, мы семья! Частично Куадрадо был прав, но не стоит кричать на всю деревню о личных секретах, доверенных только тебе.
Обо всем по порядку. Узнав историю первой ночи в Рио Хамеса, Куадрадо первым делом предложил другу подождать его здесь, пока он разыщет Ди Мариа и свернет ему шею. Хамес переубедил его. Аргентинец не был виноват в неудаче Хамеса. Нападающий предложил полузащитнику другой вариант: дать объявление онлайн и в бегущей строке в транспорте. Объявления распечатали и развесили по всему городу. Вот такой текст можно было прочитать:

Всем-всем жителям Рио-де-Жанейро!
Потерялась девушка!
Особые приметы: красоты – неземной, была одета в фиолетовое платье с брошкой на спине и со шлейфом. Черные длинные волосы, темно-бронзовая с шоколадным отливом кожа, сногсшибательная улыбка. На вид – до двадцати пяти лет.
Последний раз девушка была замечена на карнавале в честь открытия Чемпионата Мира по футболу. С 1:45 до 1:46 она флиртовала с футболистом ФК «Реал» (Мадрид, Испания), с 1:49 до 1:55 она танцевала на главной сцене с перспективным нападающим Колумбии. Около 2:30 ее насильно унес с карнавала чистокровный темнокожий ариец из ФК «Бавария» (Мюнхен, Германия) в набедренной повязке из пальмовых листьев и с пучком птичьих перьев на голове вместо волос. С тех пор ее не видели.
Просьба всем, кто знает эту девушку или располагает о ней/о ее местонахождении хоть какой-то информацией, связаться по указанному ниже телефону. А еще лучше – дать этот номер девушке и попросить перезвонить ее. Скажите ей: вопрос жизни и смерти! В случае возврата и передачи с рук на руки нашедшему полагается вознаграждение – тысяча долларов.
Телефон: ******** (James Rodrigues)

И ниже печатного текста – дописано почерком Куадрадо от руки:

Всем-всем жителям Рио-Де-Жанейро!
Потерялся человек!
Особые приметы: игрок «Реала», внешности – аргентинской, глаза – хитрые, нос – длинный, рост – высокий. Обе руки испорчены татуировками. На вид 25 лет. Одет был в футбольную форму «Реала» с надписью на спине: «Di Maria». Отзывается на имя «Angel».
Последний раз был замечен на том же карнавале во время легкого флирта с вышеописанной девушкой, нужной Хамесу Родригесу. Этот человек узнал номер телефона девушки и быстро смешался с толпой, оставив моего друга Хамеса с носом. Найти его желательно в кратчайшие сроки, поскольку он располагает очень важной информацией.
Просьба всем, кто увидит этого человека, любым способом доставить в сборную Колумбии по футболу (желательно живьем). Если вы не знаете, где найти сборную Колумбии, то звоните по вышеуказанному номеру Хамесу Родригесу и спрашивайте, где находится стадион Маракана. Также напомните Хамесу о том, что он должен связаться с Куадрадо (то есть со мной) и попросить меня приехать на вышеуказанный стадион. Вознаграждение тысяча долларов получить у Хамеса Родригеса, и половину денег отдать мне как его помощнику. Если возникнут дополнительные вопросы, то звоните по номеру ниже.
Телефон: ******** (Куадрадо – то есть я)

Получилось у колумбийцев довольно забавно. Причем за время первого круга матчей Хамесу никто не позвонил ни разу, а Куадрадо заваливали звонками. Один раз позвонил Уэйн Рунни по прозвищу Животное:
- Алло, это Куадрадо?
- Да, я слушаю!
- По поводу объявления! Я прочитал, и буквально три минуты назад я увидел пропавшего человека. Все приметы точно совпадали с описанными вами! Где мы можем встретиться?
Куадрадо дал адрес гостиницы. Рунни справился:
- Не обязательно ведь доставлять живьем?
- Все-таки желательно, информация ценная и сверхсекретная!
- Обязан предупредить о вынужденном использовании транквилизаторов – пропавший человек начинает думать, что дело тут нечисто. Встречайте через пять минут. Я совсем недалеко от вашей гостиницы.
Рунни встречали Куадрадо и Кинтера. Англичанин пришел с большим мешком к колумбийцам.
- Не беспокойтесь, все идет по плану. – Поднял он руку с растопыренными пальцами, жестикулируя южноамериканским коллегам. – Но в чем тут дело? Чем тебе Аргентина насолила, Куадрадо?
- Спасаем влюбленного приятеля, - пояснил Кинтера. Самый низкорослый футболист Колумбии был первым посвящен в подробности истории. – Прочитал первую часть объявления? Хамес без нее жить не может. Команде не нужен недееспособный игрок.
- Не до конца понимаю связь Ди Мариа и влюбленности в девушку вашего Хамеса, - напряг извилины Рунни. По розовому лицу струился пот, а лоб покрылся морщинами.
- На данный момент он единственный человек, кто располагает информацией об имени красавицы, и знает номер ее телефона.
Рунни прокашлялся:
- Странные вы люди, колумбийцы! Хорошо, а вознаграждение? – Куадрадо отсчитал пятьсот долларов и попросил Уэйна:
- Останься с нами. Помоги выудить информацию. Ты же англичанин – значит джентльмен, и можешь провести допрос без применения пыток.
Пока Кинтера, Рунни и Куадрадо занимались бессмыслицей, похитив полузащитника Аргентины, Хамес получил долгожданный телефонный звонок. Откликнулись на его объявление в ночь после матча Россия – Аргентина. И позвонила она сама. После короткого разговора они договорились встретиться. Он шел к месту встречи, ведомый ее голосом. Остановился в нужной точке города. Посмотрел на небо. Стемнело. Она велела ему закрыть глаза и повесить трубку. Обещала, что ему будет позволено посмотреть на нее, едва он почувствует ее прикосновение к его телу. Вскоре Хамес уловил аромат ее жасминовых духов, ощутил близость чьего-то тела.
Никто его не подготовил к дальнейшему. Он сам протянул руку, как ему казалось, к ее груди. Но там все было плоско. Он открыл глаза и отпрянул от ужаса – суровое лицо бельгийца Фелайни с огромной шапкой кудрявых черных волос. А мелькнувший за спиной бельгийца Стивен Джерард, капитан сборной Англии, прокричал в рупор на всю площадь:
- СМОТРИТЕ ВСЕ!!! ХАМЕС РОДРИГЕС ЛЮБИТ МУЖЧИН!!! ХАМЕС ВЛЮБЛЕН В КОЛЛЕГУ ИЗ БЕЛЬГИИ!
Вот так закончилась сказка о красивой жизни колумбийца Хамеса Родригеса. И все, кто подшутил над ним и над его чувствами к девушке мечты с карнавала, будут наказаны. Жестоко.

В погоне за животным, или Франция против Украины.
Аллен Юта, сверкая зубами, принял вызов Коноплянки. Они соревновались в дриблинге. Коноплянка не подозревал обман перед носом. Аллен Юта был фикцией. В природе не существовало никогда футболиста с именем Юта, тем более – украинца. Юту играл профессиональный киноактер. С образом ему не помогала команда гримеров, костюмеров, сценаристов, коллеги. Нет. Он перевоплотился в Аллена Юту сам. Почему? Потому что он очень хорошо играл в футбол и без всякого обучения, раз смог убедить тренера «Шахтера» порекомендовать его как свободного художника тренеру сборной Украины Блохину. И он хотел, чтоб его команда имела шансы на успешный путь до финала. Финальный матч войдет в историю мирового футбола. Любой эпизод финального матча преданные фанаты будут помнить долгие годы. Особенно, если сборная до сих пор в мировом первенстве особых успехов не показывала.
У Аллена Юты был выбор, какую команду поддержать. США, его почти родная команда, ему бы отказала. Там тренер не брал в состав звезд или людей с индивидуальными талантами. Он набирал КОМАНДУ. В Россию он, безусловно, мог бы попасть. Его знание русского языка было достаточно большое, чтоб сойти за человека русских корней. Тогда его бы не звали Аллен Юта. Или звали бы. Он себе имя придумал не просто так. Если бы хоть кто-то подозревал, как его зовут по-настоящему, и вычислил бы актера, то мог бы вспомнить два фильма из его фильмографии. В одном отрицательного персонажа звали «Дэвид Аллен», а в другом – персонаж был положительным – наградили фамилией «Юта». Первое имя «Дэвид» он раскритиковал. Аллен Юта, без Дэвида, звучало много лучше. Так он и придумал себе имя.
Прикрытие Юты могли бы легко раскрыть на карнавале в Рио. Он позволил себе нарядиться своим самым известным персонажем. На него и не посмотрели. Причудливых костюмов хватало, грим порой выглядел на лицах гиперреалистично, стоит ли поднимать шумиху из-за персонажа трилогии «The Matrix»! Кругом столько странных нарядов! Юта улыбнулся, вспоминая немца Мюллера в наряде баварской сосиски. Он вспомнил Кубок Мира по футболу на ножках с лицом Акинфеева, вспомнил легендарную Лая-Рону в исполнении Ди Мариа, вспомнил катающегося по всей танцплощадке Аршавина из России в костюме мяча. Припомнил Джерома Буатенга, подошедшего к столику со своей копией и с Лая-Роной. Да. Костюм самого Юты отличался только отсутствием красок, кроме черной, и плащом.
В своем повседневном образе Юта был похож скорее на Дэвида Аллена, чем на однофамильца из кино 1991 года. Юта, репетируя дриблинг с Коноплянкой, сменил кожаную куртку, классические брюки и серую рубашку на национальную форму сборной Украины сине-желтых тонов. Ему дали номер 13. Очень символичный, для некоторых – номер плохой, несчастливый. Для Юты №13 был счастливым, потому что ему его дали, и сказали, что он принят в основной состав Украины. Сейчас они с партнером разминали ноги и спорили.
- Хорошо, Бельгия?
- Однозначно Мертенс, №14. Его техника! Он в одиночку обходит трех защитников! Его невозможно обыграть!
- Аллен, а Де Брёйнэ! Кевин молодой, но такой азарт в глазах! Он же и забивал! С передачи Ориги, в игре с Хорватией!
- Коноплянка, мы не об авторах голов спорим, а о дриблерах. А что думаешь про Россию?
- Никого!
- Аналогично! В нашей сборной мы сейчас и сравниваем технику, поэтому, - он пробросил мяч между ног Коноплянки и быстро его оббежал. – Германия!
- Юта! Детский сад! – Щелкнул языком Коноплянка. – Мюллер.
- Да ты одного Мюллера без вспомогательного листка можешь назвать. Я уверен, что Сами Хедира лучше него как дриблер. Мюллер и костяк немцев варятся в «Баварии», а Сами Хедира – игрок мадридского «Реала». У меня есть второй и не менее достойный кандидат. Он играет в защите. Его ты точно знаешь. Мануэль Нойер.
- Нойер – это вратарь, к твоему сведению.
- Пусть заслужит это звание. Ведет он себя как рядовой футболист глубокой защиты.
- Допустим, но я бы поспорил. Португалия?
- Сейчас правда детский сад. Криштиану Роналду.
- Посоветую тебе закапать профилактические капли в глаза и полюбоваться дриблингом Данни и Нани.
- Совет очень ценный! – Прорвался Юта к воротам и победил. – В Украине лучший дриблинг у меня, как мы выяснили
- Еще поглядим в схватке с французами. – Вставил обиженный партнер.
- а что скажешь про Аргентину?
- Ответ знают все фанаты с грудного возраста. Лео Месси.
- Отвечаю двумя фамилиями на Месси – Лионель, не обижайся: Рохо и Ди Мариа.
Коноплянка обреченно развел руками, как наставник, не сумевший донести мудрость прошлых веков до строптивого юнца:
- С Рохо я хоть как-то согласен, пусть у Лео класс космический, но дриблер и Ди Мариа – антонимы. Он – атакующий вингер. Ты весь «Реал» в дриблеры без разбора запишешь.
Коноплянка и Юта спорили на любые темы. Везде у них было расхождение взглядов. До того они обсуждали, с какой командой будут играть в финале Чемпионата Мира. Коноплянка ставил на Коста-Рику, Юта – на Бельгию. Они бы спорили о дриблерах до бесконечности, дай им возможность тренер Блохин. Услышав разговоры, он прикрикнул на двоих подопечных. Коноплянка растерял форму. Юте тренер еще не доверял. В одном матче доверие не заслужишь.
Матч должен был быть нелегким. И с самого утра в Рио-де-Жайнеро начала твориться всякая чертовщина. Француз Косьелни, защитник команды, играющий в связке с Сакко и Вараном, обладатель глаз цвета финской стали и складки между бровей, любил животных и привез с собой в Бразилию тигра! Ручной тигр Паскаль жил с ним в номере, занимая вторую кровать. Вместо тигра должен был расположиться с Косьелни другой защитник из запаса Лукас Динь. Динь был любезно выпровожен Паскалем за дверь. С Косьелни он бы поспорил о законности его действий, но Паскаль никаких возражений и конкуренции не терпел.
Косьелни с самого утра заявил Дидье Дешампу о своем намерении прекратить карьеру футболиста. С чем же связано столь поспешное решение – поставил вопрос Дешамп. И Косьелни вынужден был расколоться и рассказать тренеру о существовании Паскаля в Бразилии, в одной из лучших гостиниц Рио.
- Он убежал, - робко закончил повествование Косьелни и заплакал.
- Будем решать проблемы по мере их поступления. Не хочу знать, как тигр сбежал из запертого номера. Сегодня наш с Украиной матч – самый ранний. Сыграем, и сосредоточимся на поимке дорогого тебе существа. Привлечем местные службы. Ты не покидай нас, мы тебе поможем. – Поддержал игрока Дешамп.
Украинцам пришлось на поле подождать французов. Запели гимны. Украинцы голосили: «душу и тело положим за нашу свободу, для того лишь, чтоб доказать, что мы – казацкого роду!» Французов это не смутило. Трубными голосами пропели они следующее: «К оружию, граждане! Формируйте свои батальоны!» Комментатор по стадиону ехидно отметил, что раньше воинственный гимн не придавал воинственного настроя футболистам Франции. Еще одна интересная деталь: при исполнении национального гимна Украины Аллен Юта пел песню «Passive» из кинофильма «Константин».
Французы разыграли мяч, и на четвертой минуте получили в ворота Юго Лльориса быстрый гол от Аллена Юты. Он станцевал танец Наблюдателя из одноименного фильма в чужой штрафной площади, празднуя открытие счета вместе с командой.
- Кто он, этот Юта? – Спросила S Аршавин у Ди Мариа в перерыве между таймами. Оба сидели в вип-ложе для почетных гостей.
- Я не знаю. В Интернете пишут только о первом матче с иранцами. У него и клубных достижений круглый ноль.
- Как они сыграли с Ираном?
- Сам не видел, разве? – Он поправился: - Точно, мы всей сборной решали твой вопрос. Иран славится непроходимой обороной – защищают люди с Востока всей командой. Система 11/5. Но иранцы сломались. Пять – ноль от двухцветных.
- Наоборот классно, что ближние к нам соседи выиграли! – Подал голос Самедов, развернувшись к ним. Он сидел ровно на ряд ниже игроков Аргентины. – Майдан – хрень полная. Я за дружбу славянских народов. Сборная Украины нас поддерживает. Так не все ли вам равно, откуда приехал Эл, если он прекрасно ладит с нами, с русскими, и отрабатывает все девяносто минут на поле? – Самедов присмотрелся к собеседникам: - О, забыл, с кем говорю! S Аршавин и Ди Мариа! Вам не понять всю прелесть российских и украинских футбольных дерби.
- А тебя как зовут? – Сделал вид, что пытается вспомнить фамилию россиянина Ди Мариа. – Ты не из «Волги», часом?
- Ты смахиваешь на одного из сборной Ирана. Вас с Теймуряном и с Шайтани друг от друга не отличить. – Подмигнула Самедову S Аршавин.
- Катись ты в ФНЛ, Рыжий! – Сплюнул он и утерся. – Ди Мариа, до меня дошли слухи, якобы на тебя претендует «Пари Сен-Жермен». Дельный совет: надень на себя белый балахон, срасти брови и покрой голову белой тряпкой с железным обручем. Может, из-за поразительного сходства с коренным населением Франции ты резко поднимешься и опередишь Зубастика в топ-трансферов истории!
- Поехали вместе, Самедов. Вдруг и тебе улыбнется удача в «ПСЖ»? Тебе маскироваться под местного не нужно, ты и без аксессуаров выглядишь как араб. – S Аршавину пришлось разнимать россиянина с аргентинцем.
Начался второй тайм. Месть французов была сладка. Первый забил защитник Сакко. Второй – на шестьдесят первой минуте – еще один игрок «Реала» Карим Бензема. Третий отличился Антуан Греззьман. Он в падении перекинул мяч через себя. Вратарь Украины и по случайности однофамилец тренера стоял на месте без движения. Дешамп рискнул заменить травмированного Рафаэля Варана на свежего Лукаса Диня. Лукас Динь быстро подключился к фланговой атаке, и стал четвертым из состава Франции, кому удалось обойти оборону Украины. Под занавес матча, на восемьдесят восьмой минуте, голкипер «Тоттенхема» растерялся и не спас ворота Франции дважды – быстрые два гола от Юты. Но матчу закончиться было не суждено. Потому что кое-кто выбежал на поле. Судьи, тренера, болельщики, игроки – все запаниковали. И только Косьелни расплакался от счастья. На стадион Маракана выбежал Паскаль.
- Солнышко мое, Паскаль! Куда ты от меня сбежал! Иди со мной! Я тебя накормлю! У меня есть для тебя свежее мясо - умильным голосом причитал Косьелни.
У Паскаля имелись, видимо, другие планы. Он сначала мордой потянулся к руке хозяина, дотронулся до ладони французского защитника шершавым языком и бросился в сторону трибун. Перепрыгнул ограждение, пробежал мимо распластавшегося без чувств оператора и мимо колясочников, в несколько прыжков достигнул вип-ложа. Паскаль выдержал эффектную паузу и уставился оранжевыми глазами на Александра Самедова из «Локомотива».
- Не прерывай зрительного контакта, - дала совет россиянину S Аршавин. – Не поворачивайся спиной, а то он тебя съест.
- О Господи! О Боже! – Лепетал, бледнея, Самедов. – Аршавин, Ди Мариа прошу вас помогите мне! Я еще нужен команде!
Паскаль нервно замотал хвостом, облизнувшись. У Самедова прихватило сердце. Тигр и человек почти касались друг друга носами.
- Как думаешь, перцовый баллончик помогает при нападении тигра? – Спросил Ди Мариа. S Аршавин пожала плечами:
- Нашел, когда выяснять! Но иного нам не остается.
- Хорошо, на счет три – бегите! Аршавин, Самедов, вы поняли меня?
- Я останусь с тобой! – S Аршавин кинулась ему на шею. Ди Мариа ее оттолкнул:
- Премного благодарен за заботу – умирать я не собираюсь. Я побегу вслед за вами. А прежде испорчу кошке жизнь.
- НЕ ТРОНЬ ЕГО! НЕ СМЕЙ ОБИЖАТЬ ПАСКАЛЯ! – Коршуном встал между питомцем и Ди Мариа Косьелни. – Все хорошо, солнце мое, - застегнул он ошейник на шее тигра и подвел к нему цепь. – Он пошутил, он не собирался сделать тебе плохо. Пошли, ты заслужил угощение. На будущее запомни: нельзя кушать Самедова! Он наш коллега! Он мог бы с тобой сыграть в футбол. А ты, - пригрозил он аргентинцу. – Я тебя самого перцовым баллончиком – по башке, потом ощиплю и приготовлю в собственном соку на гриле!


Adios, Рио!
Все матчи группового этапа заслуживают внимания. Однако нельзя же каждому матчу посвящать отдельную главу, иначе вы устанете читать. Надо потихоньку прощаться с Рио-Де-Жанейро, пусть и ненадолго, и двигаться вместе с Чемпионатом дальше по Бразилии. В этой главе я хочу рассказать о главных событиях группового этапа, об удалениях и о трансферах, а также о проблемах героев нашего повествования.
Во-первых: Бразилия вышла в плей-офф с первого места ценой потери танцующей звезды – Неймара, «десятки». В матче с Италией грубый и лысеющий Кьеллини острым коленом как веслом воткнулся ему в позвоночник рядом с крестцовым отделом. Неймар упал на бок и плакал, не в силах пошевелиться, не причинив себе страшной боли. Прибежали врачи, осторожно перекатили его на носилки, зафиксировали ремнями и унесли за бровку поля. Стало ясно: нужно нести до фургона «Скорой Помощи». Игру он был не в состоянии продолжить. У Неймара диагностировали перелом позвоночника. Врачи-оптимисты, дававшие прогнозы относительно его дальнейшего состояния после операции, говорили: Неймар оправится после шести недель реабилитации.
Во-вторых: Луис Суарес попался, когда кусался. В штрафной площади, чтоб выиграть удобную позицию для решающего удара по воротам, Суаресу мешало плечо Дрмича, пихавшее его в сторону. И легкий футболист решился на важный шаг: он всеми тридцатью двумя зубами от души впился в основание плеча рядом с шеей, представляя, что он откусывает кусок от пиццы с грибами и с четырьмя видами сыров. Арбитр Гуй из Китая показал за разговоры желтую карточку Дрмичу, бегавшему за ним хвостиком по полю и пихавшему под китайский нос прокушенное до крови плечо. Но история без внимания футбольного комитета не осталась. Судье сделали жесткий выговор за неправильное судейское решение на поле. Уругвайца и до чемпионата мира уличили в семи укусах соперников на поле, начиная с карьеры в АПЛ и кончая европейскими клубными турнирами и Лигой Чемпионов. Поэтому наказание уругвайцу придумали очень жесткое: игрока отстранили от любой футбольной деятельности на четыре месяца и дисквалифицировали на четыре матча, а также оговорили с ним пункт. В случае повторного укуса, помимо других санкций, сумма штрафа «бешеной собаки мирового футбола» будет составлять три миллиона семьсот тысяч фунтов.
В-третьих: Луис Суарес, улетая прочь из Бразилии на родину, был встречен президентом Уругвая и народом как национальный герой. Ему тут же подарили «metal Suarez bottle opener» - название новой открывалки для бутылок с пивом или с газировкой в виде самого Суареса. Металлический Суарес с двух сторон кусал пробку и отдирал ее от горлышка. С его плакатами устраивали фотосессию – на всех фото голова модели оказывалась между его зубами. По мнению народа и президента, с ним поступили слишком жестоко. Агент Суареса показал ему новые письма – от «Барселоны» и от «ПСЖ». Суарес переговорил с руководством «Барселоны» – встреча держалась втайне от прессы и от футбольного комитета. Словом, уругваец мог вздохнуть с облегчением – он продолжит свою карьеру после четырех месяцев отстранения и девяти матчей сиденья на скамейке карьеру в одном из лучших клубов Испании. Зажил он хорошей жизнью. Вдогонку из Бразилии он получил письмо от аргентинца Родриго Паласио: «Укуси меня, Суарес! Хочу такие же густые волосы!» Суарес прислал ответ моментально и по электронной почте: «В обмен на твою косичку, Паласио!»
В-четвертых: украинцы, географические соседи России, смогли выйти в одну восьмую финала, и попали на команду Бразилии. Украина заняла второе место в группе благодаря голам Юты и Гусева. Забивали в их команде только двое человек. А большинство голов принадлежали непредсказуемому и очень спокойному игроку Юте, которого сложно было вывести из себя. Танец Наблюдателя стал его фишкой, он отмечал так каждый свой гол. Фанаты сборной Украины по футболу научились танцевать так же, и их сектор легко было отличить теперь не по одной цветовой гамме. Ди Мариа как-то переоделся в коричневую кожанку, черные брюки и серую рубашку – фирменный костюм Аллена Юты, натянул на голову черный парик и станцевал на стадионе Маракана, пародируя украинца. Юта, получив это видео от Гусева, немедленно сделал его доступным широким массам, прокомментировав: «даже ангелы мне подражают!»
В-пятых: Бразилия, расстроенная из-за происшествия с Неймаром и желающая ему вместе со всем футбольным миром наискорейшего выздоровления, купаясь в бассейне, поклялась, что выиграют домашний чемпионат ради Неймара. Помня, что они будут играть с Украиной, они захотели запутать соперника, и заранее сделали себе стрижки. Пришли двумя составами в парикмахерскую, принесли с собой фотографию Неймара и попросили всех подстричь и покрасить под него. Давид Луис верещал громче полицейской сирены, не давая дотронуться до его прекрасных локонов. Прическу ему потом обещали вернуть – только на таких условиях он согласился на условия команды и разрешил себя подстричь. Но Неймар из него получился все равно какой-то кудрявый. Фото с новыми стрижками прислали Неймару.
В-шестых: Хамесу, разъярившемуся после компрометирующей шутки, удалось вывести всех на чистую воду. Куадрадо признался партнеру с налитыми кровью демоническими глазами под угрозой лишиться глаза, что шутку с Фелайни и с Джерардом придумал он, и он же вовлек в план Джерарда с Фелайни. Просто он желал видеть Хамеса в форме и полного сил, настоящим мужчиной, а не сопливым подкаблучником, тоскующим по новым встречам с любовницей, имея при том кольцо на пальце. Куадрадо, ослепленный Хамесом на неделю, последовал его совету и всю неделю он старался понять, что же ценнее для забивного юнца – футбол или фантастическая любовь. Он извинился перед Хамесом, но на словах – про себя он полагал, что Хамес – осел и дурак. Хамес также потребовал интервью, на котором осветил ситуацию с розыгрышем и с девушкой, и публично признался жене в том, что ненавидит ее. Любит за красоту, а ненавидит за цепи, которым она его удерживает около себя. Он, мол, и шагу в сторону ступить не может. Такое интервью стоило Хамесу Родригесу десяти минут потерянной жизни. Хамес потом поблагодарил небеса за то, что он жив. Оспина его едва насмерть голыми руками не задушил, пусть и за дело. Оспина готов был убить за свою сестру. Хамес провалялся десять минут на пляже. Подумал, что умер, ослепленный солнечным светом. Над головой спасителя Хамес узрел сияющий ярче солнца нимб. Наверняка он умер. Потом Хамес осознал, что думает, и до него дошло, что он оказался жив. Но ангел не исчезал.
- Ай!
- Потерпи, друг. Шея у тебя вся красная, но ты очнулся, а это главное. – Знакомый голос. Нимб был всего лишь галлюцинацией.
- Оспина
- Я догадался. Я следил за ним. Им будто Князь Тьмы овладел.
- Он из-за чувств он защищал мою жену от меня бывшую жену, - Говорить колумбийцу стало легче, а зрение не нормализовалось. Вставать он пока не рисковал.
- Давай, пожалуйся на нелегкую жизнь! Перемены – к лучшему, Джеймс! Микела прочитала твое объявление. Она тронута. Она ждет твоего звонка. Над каракулями Куадрадо мы с ней вместе посмеялись.
Хамес сел, потер глаза:
- Она тебе нравится, Ди Мариа?
- Она мне как сестра. Видимо, я разучился любить. Попробуешь встать?
- Спасибо тебе большое, друг.
В-седьмых: Ди Мариа серьезно заболел. Он не смог поставить на ноги Хамеса Родригеса. А телосложение у Родригеса было поджарое. Даже больше: Ди Мариа стало больно дышать. Стараясь скрыть приступ, он сделал вид, что присел рядом за компанию. Он вспомнил маленькое, хрустальное тельце недоношенной Мии в специальной стеклянной камере ее растили как в пробирке Он почти видел, как бьется ее сердце. Оно почти просвечивало сквозь ее тонкую кожу спасибо за то, что ты выжила – писала Хорхелина, повторяя его слова. Через три дня матери ребенка не стало. А через сутки после смерти матери погибло и дитя, сделав из отца привидение лишь верные друзья детства, поддерживавших его еще при жизни в трущобах Аргентины, когда он был меньше, чем никем, да Криштиану Роналду были тогда с ним. Весь остальной мир показал ему зубы
- Эй?! Ангел?
- Джеймс, тебе полегчало? – Трясина отпустила капитана аргентинцев. Улыбка, правда, не удалась. А Хамес Родригес был на ногах, встал сам. – Тут вид живописный, я посижу еще
- За полного идиота меня держишь? – Привычный жест руками, как недовольный ребенок. – У тебя губы синие!
- Я замерз.
- Ангел, в Рио сейчас тридцать градусов жары! Эй-эй, девушка! – Затормозил Хамес бразильянку в топе от купальника и в юбке из легкого парео. – Простите, я вас схватил, наверное, сильно, но дело срочное: можете вызвать «Скорую»? Человеку плохо! Мой друг умирает!
- Конечно, Хамес, я рада Вам помочь, я Ваша фанатка - девушка начала рыться в маленькой на вид, но на деле бездонной женской сумочке с узорами в виде роз.
- Джеймс, кончай ломать комедию. Я не умираю. – Девушка даже подпрыгнула на месте: до этого момента весь мир для нее сузился до размеров Хамеса. – Просто пойдем отсюда. Девушка, извините моего приятеля, он слишком остро на все реагирует.
- Ой, мамочка! – Сочувствие на двух лицах, и на одном женском, Ди Мариа не мог видеть. Он сразу возвращался мыслями к черным дням, к потере жены и дочери, в честь которых он набил второй рукав в виде двух роз с шипами. Они оба молили Мию держаться. Небеса отняли у него самых дорогих людей, одного за другим - Держитесь, Ангел! Хамес, ему срочно нужно тепло! Надо уйти с пляжа в закрытое помещение, оттуда и позвонить.
Вдвоем его осторожно подняли, поставили на ноги. Он попробовал разрядить обстановку:
- Народ, у кого-нибудь есть текила?
- Нет, послушайте, он еще и шутит! – Девушка и Хамес заулыбались.
- Без шуток, - Ди Мариа медленно повели в сторону ближайшего кафе. – Текила неплохо согревает.
- Неисправимый пьяница, - колумбиец и бразильянка уже не скрывали смех.
Около входа в кафе, выстроенное специально для любителей футбола, где можно было посмотреть все трансляции матчей, Ди Мариа попросил просто постоять.
- Что такое?
- Дышать не могу больно - Хамес успел его поймать:
- Очнись, друг! Давай, приходи в себя! Ну же, Ди Мариа, вспомни о команде! Ты должен играть с ними! Мы с тобой должны еще встретиться на поле в финале! Нет, нет, НЕТ! Я ТЕБЯ ЗА УШИ С ТОГО СВЕТА ВЫТЯНУ, СУКИН ТЫ СЫН!
- Хамес, вы его убьете!
- ОН УЖЕ МЕРТВ! – У Хамеса была истерика. В своем роде истерика: на него нашло бешество. Он готов был крушить все вокруг, грызть костяшки пальцев до крови. Умная девушка не позволила:
- Вы ошибаетесь. – Три пальца на шее у полузащитника нащупали слабый пульс. – Но он может умереть, если не будет в тепле до приезда врачей. – Хамес смог справиться с гневом. – Помогите мне.
Они занесли Ди Мариа внутрь. Персонал кафе сразу окружил их и принес все теплые вещи, которые смогли найти. Немедля набрали нужный номер. Хамеса и девушку, Хорхелину, освободили. Вот так совпадение! – подумал колумбиец, познакомившись с местной жительницей. Они не ушли. Они остались с Ди Мариа до приезда врачей.
В-восьмых, что вытекало из предыдущего: сборная Аргентины задержала вылет. Хамес вовремя вспомнил, что аргентинцы могут улететь с минуты на минуту. Спроси кто его мнение, если б он был аргентинцем, он бы ни за что не улетел в случае пропажи товарища по команде, но Хамес не играл в Аргентине, а потому стал искать в блокноте какие-либо номера. Нашел номер Лионеля Месси и Сабелльи. Хамес думал первого оповестить Александро – отказался: Ди Мариа, если очнется, убьет его за это.
Месси располагался в кресле в самолете, услышав звонок телефона. Первая его мысль была выключить сотовый телефон. Рядом с ним сидел его близкий друг Серхио Агуэро. Он посоветовал ответить на звонок.
- Ты что! До взлета три минуты!
- Лео, а тебя не волнует, что нас, игроков, тут только двадцать два? Или ты знаешь, где Ангел?
Ди Мариа, стучала в голове мысль. Он, Лионель, был глупцом. Он не заметил, что их всего двадцать два человека! Он не заметил отсутствия своего соперника по команде за звание лучшего бомбардира, единственного человека, уровень игры которого мог сравниться с уровнем самого Лионеля. Месси нажал на кнопку «ответить»:
- Слушаю!
- Доброго вечера, Лионель! Меня зовут Джеймс, я игрок Колумбии, недавно меня купил «Реал»
- Я знаю, кто ты такой. Давай быстро – зачем позвонил? Я всех прошу по пустякам
- Задержите рейс! И – не смей говорить партнерам и тренеру причину задержки. Тебе надо приехать в центральную больницу Рио.
- Допустим, я последую твоим нелепым указаниям
- Я звоню тебе из центральной больницы. Ангел Ди Мариа
- ЧТО? КАК? О Господи - Месси ощутил влагу: слезы мешали видеть салон самолета и друзей. – Хамес как он все с ним в порядке?.. Погоди секунду, одну, - он убрал руку с телефоном от уха, подошел к Маркусу Рохо и тихо-тихо, на ухо, ему шепнул: - Задержите рейс! Придумай что-нибудь, хоть что! Мне надо будет уйти, я не знаю, надолго ли, а Сабеллья не должен знать. И другим не говори. Алло, Хамес, ты на связи? Как он? Что случилось хоть?
- Я пока сам не сильно разобрался, врачи говорят намеками - Паузы Месси пугали. А сорвавшийся голос Родригеса, возможно, даже больше. – Он говорил, что ему холодно, дышать больно, и потерял сознание. Лионель, он серьезно заболел.
- Ангел серьезно заболел, - шепнул Месси Агуэро. – Ты доедешь со мной до центральной больницы? Большое спасибо. Алло, Хамес? Извини, трудности со связью. Насколько серьезно он болен?
- Смертельно.
- Жди нас. Мы с Агуэро подъедем в течение этого часа. – Попрощался он с Хамесом похоронным голосом. – Серхио? Извините, сеньор Сабеллья. – Месси закусил губу до крови, чтоб не расплакаться при команде, его сильно трясло. – Мы хотели бы исправить вашу невнимательность. Сколько нам потребуется времени – неважно, мы все делаем ради сборной Аргентины. Убедительная просьба, постарайтесь нас дождаться. В крайнем случае мы прилетим сами
- Тогда летите сами, Месси! – Рассердился Сабеллья. Но самолет не двинулся с места. По крайней мере, на глазах у двоих игроков Аргентины.
Лионель и Серхио добирались общественным транспортом с двумя пересадками. По дороге они не перемолвились ни единым словом. Они добрались позже, чем ожидали – через полтора часа после разговора Месси по телефону. Хамес их встретил и заключил в объятия:
- Лионель! Серхио! Крепитесь!
- Мы благодарны тебе, Хамес! Ты был с ним! – Месси второй раз обнялся с колумбийцем.
- Не за что меня благодарить, Лионель. – Заплакал Хамес. – Я в беде друзей не бросаю. Жаль, что я не могу спасти его так же, как он меня спас. Есть единственная надежда: вдруг врачи ошиблись? Вдруг произойдет чудо?
- Мы будем верить в чудо. – Серхио понял причину слез на лицах Месси и Хамеса, и сам прослезился.
Троим футболистам разрешили зайти в палату только в полдень по местному времени. Ночевали все трое в больнице. Им предлагали идти, обещали связаться с тренером Аргентины – получили отказ. Сами свяжемся, сказал Месси. Они уснули на скамейках, а разбудила их медсестра, разрешив зайти к Ди Мариа.
Он спал на высокой каталке с металлическими бортами. Одна его рука свешивалась между прутьями. Все вены были исколоты, в каждой руке было по одному катетеру. Он был бледен, его лицо осунулось, а руки и ноги по толщине были едва толще спичек. Месси опустился на колени, дотронулся до его ледяной руки, не сдерживая слез.
- Почему ты плачешь, Лео? – Месси стиснул зубы и сел на стул:
- Тебе показалось, Ангел.
Ди Мариа подозрительно посмотрел на всех троих футболистов:
- Подождите, вы все плакали? Я что-то пропустил? Рассказывайте Постойте, ребята, вы трое плакали из-за меня? Что вы на меня так глядите? Я не умираю, честное слово, можете успокоиться.
- Дружище, как ты? – Ласково спросил Хамес.
- Кажется, чуть получше, чем на пляже а долго я здесь?
- Со вчерашнего вечера. Ты упал и не очнулся, напугал нас с той девушкой кстати, ее зовут – не поверишь! – Хорхелина!
- Джеймс, пока я не забыл держи, - с трудом протянул Ди Мариа Хамесу бумажку. Хамес развернул и прочитал: номер телефона Микелы. – Глупое было пари, правда? Я вспомнил наш спор с карнавала, не стоило нам больше пить. Лео, а где остальные – улетели, нет?
- Нам неизвестно. – Вытер лицо салфеткой Месси. – Но мы с Серхио будем здесь, с тобой, сколько понадобится
- Стоп-стоп-стоп! – Ди Мариа почти удалось сесть. – Нисколько не понадобится. Заберите меня отсюда! Больница меня угнетает. Мы можем ведь присоединиться к команде в Бразилиа?
- В любое время, но ты можешь идти? – Вопрос был задан с сомнением.
- Серхио, в чем дело? Вы разговариваете со мной как с маленьким ребенком, около которого надо бегать и менять ему подгузник
- Я скажу тебе, в чем дело, Ангел! – Слезы и гнев на молодом лице Агуэро. – Ты серьезно болен, и почти нет шансов, что ты выживешь! Я видел результаты анализов крови!
- Не стоило так ему говорить
- Лео, он нам не позвонил! Он мог в любое время позвонить нам, мы бы приехали и забрали его
- Хамес говорит – он сам не знал, списывал все на переутомление
- Случись у меня третий приступ за короткий срок, я бы призадумался
- Хватит, Серхио, он же наш друг!
- Ребята, - вмешался Ди Мариа. – Простите, что перебиваю, но освободите меня от этих противных трубок, и мы сможем пойти. Спасибо за одежду, кстати.
Катетеры вытаскивали осторожно. Отодвинув капельницы, они опустили борта каталки и помогли Ди Мариа одеться. Он поочередно обнял сначала Месси, потом Агуэро. Он пообещал: он не покинет команду, и поправится. Затем он обнял Хамеса Родригеса, пожелав ему удачи в отношениях с Микелой и удачи в одной восьмой финала. Португалия для нас – семечки, заверил его колумбиец. А затем партнеры его забрали из больницы. Обнаружив пропажу пациента, врачи забили тревогу. Но было поздновато для переполоха. Ди Мариа ступил на борт самолета с командой.
В-девятых: наступил радостный день для болельщиков России. Сборная России по футболу сумела выйти в следующую стадию мирового первенства, со второго места. Первое место в группе по праву заняла Аргентина. Аргентинцы выходили на сборную Чили, россияне – на сборную Бельгии.
- Молодцы, вы дали мне шанс еще поработать с вами, - оценил их победную игру против Кот Д'Ивуара и против Кореи Фабио Капелло.
- Мы и с первого места легко бы могли выйти, - пожал плечами Березуцкий, не устававший себя хвалить. – Нельзя было Машку за ляжку
- Нельзя было в своей штрафной Машку за ляжку
- ПРЕКРАТИТЕ ГАЛДЕЖ! – Вскипел тренер. – Вас послушать, у вас на уме только матч с Аргентиной! Умели бы вы играть как «Лео с Машкой» - не пришлось бы «Машку за ляжку»!
- Именно, что за галдеж? – Поддержал тренера Файзулин, слушая Комбарова с Березуцким. – Пенальти нам дали за дело. Тактика у нас должна была быть другой. Выводишь из строя со свистком Лео с Машкой – а никто больше в Аргентине играть нормально не умеет!
- Или подготовиться к встрече с Аргентиной заранее, когда прошли отборочные этапы. Калечить никого не придется. – Предложил Самедов. – Лео приглашаешь в «Локомотив», Машку – в «ЦСКА», и нагружаешь их играми. Что происходит: Лео и Машка постепенно становятся игроками уровня нашего Кержакова, а тут уже объявляют начало Чемпионата Мира!
- Уважаемые господа Файзулин и Самедов, а вам в голову не приходило, что «Локомотив» не может себе позволить потратить шестьдесят миллионов долларов на трансфер Лионеля Месси, а «ЦСКА» - целых девяносто миллионов на трансфер Ди Мариа? – Задал риторический вопрос Фабио Капелло. – Хорошо, что вы перестали жевать одну и ту же тему, нам надо двигаться дальше. Завтра утром мы вылетаем в Бразилиа, а на месте мы будем готовиться к нелегкому сопернику – сборной Бельгии. У них свои звезды и свои козыри, отличные от команды Аргентины. Нам надо будет суметь поменять нашу игру, и добиться нужной нам победы. Помните: теперь играем только на победный результат. Все или ничего. Потому что второго шанса, как в групповом этапе, нам дано не будет.

Неожиданное знакомство Балотелли и Щюрле.
Самолеты со сборными России и Аргентины прибыли в один и тот же аэропорт Бразилиа почти одновременно, с разницей в минуту.
- Паласио? – Окликнул единственного форварда Аргентины с косичкой, смещенной набок, Алан Дзагоев. – Я поздравляю вашу команду с выходом из группы. Может, поменяемся соперниками? Мы с южноамериканскими командами любим играть: раз удар, два удар – в створ ворот, три удар – уже гол!
Паласио захохотал, дав «пять» Дзагоеву:
- А нам почему-то проиграли!
- Так вы все играете за европейские клубы – большинство ваших точно. Вы только формально сборная из Южной Америки, на деле вы – самые настоящие европейцы. У вас не команда, а сборная «Реала»!
- Ребята, все слышали? – Обратился Родриго Паласио к своим товарищам. – У нас, оказывается, сборная «Реала»! Дзагоев, в нашем основном составе только один игрок играл за мадридский «Реал», и то он думает перейти в «ПСЖ».
- Дзагоев, от всей души желаю успехов в матче с Бельгией! – Отделилась от аргентинцев и присоединилась к Паласио S Аршавин.
- Успехов? Нет, Семен, корректнее сказать – удачи! – Поправил ее Месси.
- Очень любезно, - Игнашевич встал рядом с клубным товарищем.
- Мы сейчас наговорим на Россию, и она еще выйдет в четверть-финал! – Вспомнил Ди Мариа о приметах.
- Ты чего бледный такой, Ди Мариа? – Зубоскалил Игнашевич. – Тональный крем кончился? Я могу сделать один звонок – у жены моего друга как таз тюбик темного крема на полке пылится
- Тихо, Ангел, - поддержали его партнеры и увели подальше от команды России. У него едва еще один обморок не случился. Россияне продолжали издеваться. Игнашевич стал приставать к Лионелю:
- Месси, ты скучать, наверное, будешь?
Ещенко подхватил:
- А как Ди Мариа собирается тренироваться, или – Боже упаси! – играть в плей-офф? Он на ногах не стоит! Нападающие Аргентины, пожалейте человека! Сыграйте хотя бы в одной встрече на его уровне, чтоб потом не пришлось носить на руках еще и уставшего Месси! Забыл: вам не хватает техники, вот вы и сваливаете свою работу на Лео и Машку! Сеньор Сабеллья, а вы в курсе болезни своего игрока?!
- Вы Бельгию пройдите, а за нас не переживайте. – Отодвинул жестами свою сборную от сборной России Лавесси, предчувствуя возможную вторую драку команд. – Сеньор Сабеллья, Ещенко пошутил.
- А вы Чили попробуйте пройти без Ди Мариа! – Засмеялись россияне. Фабио Капелло накричал на них: мол, вы в гостинице номера не забронировали! Отреагировали русские футболисты неадекватно: начали водить хороводы прямо в аэропорту.
Тем временем около входа в здание аэропорта встретились еще два соперника – немец-блондин с белесыми бровями и розоватой кожей Андрэ Щюрле и знойный итальянский мачо Марио Балотелли. Итальянец, причесывая прямоугольный гребень цвета волос Щюрле на сине-черной выбритой голове, медленно ел мороженое. Соперники обменялись планами на вечер. Оба хотели пожить ночной жизнью официальной столицы Бразилии, и оба хотели начать с дискотеки. Договорились встретиться в десять часов вечера.
Щюрле вырядился: на нем был пиджак белоснежного цвета с элементами ковбойской куртки и черные шорты, похожие на укороченные до колен классические брюки. Белоснежные туфли в тон пиджака, под пиджаком – черная рубашка, и ярко-оранжевое кашне. Укладку на волосах средней длины он сделал в стиле французского игрока Оливье Жиру. Балотелли оделся на ночные гулянки чуть проще: гавайские широченные пальмовые шорты, майка из сетки неоново-желтого цвета, белая ветровка спортивного стиля накинута поверх майки – а вдруг что? А гребень прикрывала изящная шляпа с вдавленной тульей и узкими краями. Черные глаза защищали фиолетовые очки. Куда тебе их ночью? – полюбопытствовал Щюрле. Балотелли нашелся: это называется писк моды. Щюрле все понял, кроме того, почему же тогда Балотелли взял вторую пару очков – они висели на его майке из неоновой сетки.
- У тебя же подруга есть, я твои фото видел!
- И у тебя она есть, на игре с Португалией видел, - козырнул Балотелли, которого достали подколы Щюрле. – Моя подруга слишком бледная для меня. Я больше люблю знойных мулаток, южноамериканок и черных цыпочек.
- А моя подруга – слишком фигуристая. В пышных формах есть свой шарм, но я ее на руки поднять не могу! – Пожаловался Щюрле. – Иногда мне кажется, что ты весишь меньше нее! Приятель, давай начнем с посещения закусочных!
Погода стояла теплая, и столик Баллотели с Щюрле выбрали на улице. Официантка приняла заказ, и вскоре весь стол был уставлен пустыми чашками от коктейлей. Они пили все: от подобия «голубых лагун» и до кофе с ликером. Постепенно они доходили до кондиции. Они начали обсуждать девушек, а закончили говорить про погоду и про виды животных. Они перебрали все темы, и как дураки смеялись над названиями животных. Они бы и над пальцем смеялись, покажи им кто.
Придерживаясь друг за друга, немец и итальянец услышали первую песню. Дискотека проходила прямо на улице, с концертом в столицу Бразилии приехала Шакира, колумбийская певица. Она пела под фонограмму и находилась на сцене больше для красоты, демонстрируя в рваном платье разные части голого тела, и иногда пыталась танцевать на высоких тонких каблуках.
- Может, пас ей дать? – Пошутил Балотелли. Они втерлись в толпу людей, потную, движущуюся, нашли место, где могли хоть как-то двигаться, и завели свои танцы. Им освободили несколько метров свободного пространства, потеснившись – так людям понравились их танцы. Немецкая четкость движений Андрэ Щюрле соперничала с итальянской грацией Марио Балотелли. Они устроили что-то вроде танцевального баттла. Прекрасный пол выдвинулся вперед своих кавалеров или сел им на плечи. Одну песню Шакиры полностью танцевал Щюрле, следующую – Балотелли, а на третьей песне они оба вышли на танцпол, чтоб их танцы могли сравнить. Они закончили, как раз объявили десятиминутную паузу в дискотеке. Шакира устала танцевать на каблуках и вертеть шеей.
- А вы молодцы, - прошла певичка рядом с футболистами и оценила их мастерство.
- В отличие от вас, Шакира, мы стараемся, - слетела очередная колкость с языка Щюрле. Шакира только задрала нос. Иначе бы вмешался в их беседу наблюдающий за ней Жерар Пике.
Но кое-что отвлекло немца и итальянца от дальнейших острот в адрес вульгарно по их мнению одетой и умеющей петь только под фонограмму и носом Шакиры. Отвлекла их девушка с черными волосами, смуглой кожей, коричневыми яркими глазами, стоявшая ближе всех к ним. Она понравилась сразу обоим футболистам. Для Балотелли она не была слишком бледной и вписывалась в его критерии. Что касается Щюрле, эту девушку он мог поднять на руки, ее вес был в разы меньше веса его подруги. Маленькая грудь, широкие округлые бедра, длинные ноги, узкий белый топ без бретелей и мини-юбка цвета топа. Высокого росту, с пышными ресницами, длинным прямым носом, полными от природы губами, вытянутым лицом и четкими скулами, но сглаженным и средним по величине подбородком. Из недостатков в лице можно было назвать разве что низковатый лоб. Глаза близко посажены, но эффектно подведены черным карандашом. Широкие плечи четкой формы, стройная, с ровными ногами и проколотым пупком, с правильной осанкой. Волосы доставали ей до груди.
- Мы с тобой смотрим в одном направлении? – Убедился Щюрле. – Она восхитительна!
- И отчего-то странно знакомые черты лица, пусть с ней я раньше не встречался. Я запомнил бы девушку подобной внешности.
- Точно! Марио, ты прочитал мои мысли! Лицо знакомое и для меня.
- Не находишь подозрительным? – Почесал нос Балотелли. – Мы с тобой играем за разные клубы, за разные сборные, живем в разных городах, бываем в разных местах, но она нам обоим кажется знакомой. Чувствую подвох.
- Спросим имя? – Щюрле незачем было ждать ответа итальянца. – Здравствуйте, девушка! Погода в Бразилиа просто замечательная, а звезды на небе – яркие! Как и вы. Разрешите вам представиться официально: Андрэ, - поклонился он. – Марио, - указал он на Балотелли. – К вашим услугам.
- Ох, - растерялась девушка. Видимо, галантностей и комплиментов от двух танцоров, разбавивших нудные повторяющиеся движения дискотеки, она не ожидала. – Благодарю. Я – Изабелла.
Балотелли спрятал глаза сразу за двумя парами очков, целуя ей руку после Андрэ Щюрле:
- Красивое имя! Изабелла, столь очаровательная девушка могла родиться лишь в официальной столице этой гостеприимной страны, чья сборная сейчас пятикратные чемпионы мира по футболу, и по чьей территории протекает величайшая река в мире – Амазонка
- Я вас разочарую, Марио, - смутилась Изабелла. – Я лишь гостья в Бразилии. Страна и вправду гостеприимная, меня приняли к себе в дом добрые люди и не потребовали с меня денег за проживание – да благослови их Господь, да пусть ангелы охраняют их ночью и днем! Вы меня спрашивали, откуда я: я из Аргентины.
Дискотека возобновилась, и фонограмма запела за Шакиру медленную песню. Медленный танец танцевали все втроем: футболисты и аргентинка.
- Я рискну угадать, - притянул Изабеллу к себе Щюрле, чтоб она расслышала его. – Вы прилетели из Аргентины и потратили много денег затем, чтоб насладиться игрой национальной сборной и вживую посмотреть на действия Лео Месси в атаке?
Девушка смутилась еще больше, опустив густые черные брови:
- Теперь разочарую и вас, Андрэ. Национальная сборная на Чемпионате Мира – событие, верно, кому, как не вам, это знать. Не обижайтесь, пожалуйста. Основная причина, по которой я сейчас в Бразилии: мой брат заболел. А он, помимо младшей сестренки, единственный родной мне человек. Сестра Элиза сейчас в Лос-Анджелесе, пытается связать концы с концами, она отвернулась от нас еще при живых наших родителях, возивших меня и брата на футбол на велосипеде.
- Это вы на нас не обижайтесь, прекрасная Изабелла. – Приблизился к девушке Балотелли. – А брат ваш живет в Бразилиа?
- О нет, что вы! – Рассмеялась она. – Он здесь по работе, с ребятами.
- Хотите, мы уйдем отсюда? Угостим вас коктейлем? Что скажете, а, Изабелла? – Получив согласие, футболисты взяли ее за руки и ушли с дискотеки обратно за свой столик. По пути футболисты переговаривались почти беззвучно. Ты чего задумал? – Спросил Андрэ Щюрле, и прочитал по губам Марио Балотелли: Продолжим беседу в более тихом месте. У нее в истории ничего не вяжется. Сам посуди: брат болен, и брат тут по работе. Какая работа, Чемпионат в самом разгаре! Если только он не футболист, выдвинул гипотезу Щюрле. Да кто ж больного футболиста возьмет в сборную, Андрэ? – Покачал головой Балотелли.
Немец подвинул стул девушке и оплатил ей первый коктейль:
- Позвольте: как ваш брат будет работать, если он болен?
- Коллеги не знают. Его друг мне позвонил из больницы, а мне пришлось рассказать о болезни брата шестерым его друзьям детства. Он попросил меня прилететь. Сказал, что он может не дожить до конца Чемпионата, - Изабелла промокнула глаза салфеткой. – Андрэ, Марио вы же футболисты? Вы – Андрэ Щюрле из «Челси» и Марио Балотелли из «Милана»? Я просто удивлена нашей с вами встрече в столице Бразилии.
Первым тумблер в мозгу защелкал у Балотелли. Они с Щюрле были одеты не в футбольные формы, он сам замаскировался – ни к чему лишнее внимание. А девушка Изабелла назвала их по фамилиям, и не ошиблась с клубной принадлежностью футболистов. В разговоре они спрашивали, не говоря о себе, только представившись.
- А вы осведомлены. Редко встретишь девушку, разбирающуюся в футболе. И то, что вы узнали нас в пестрой толпе, а мы себя не афишировали - признал Балотелли. – У вас в семье кто-то точно играл или играет в футбол, да?
- Трое человек. – Кивнула она. – Покойный отец – царство ему небесное! Я сама играю, и брат – футболист. У отца возникли трения с клубом, он решил забросить спорт, но воспользовался шансом сделать футболистов из нас.
- А вы свободны, Изабелла? – Щюрле понял, к чему вел Балотелли. Если у девушки не изменилась фамилия, то, вероятно, можно было узнать имя брата.
- Есть возлюбленный, но свадьбу не сыграли.
Балотелли подмигнул Щюрле: я тебе говорил! Подвох точно есть! Щюрле подмигнул в ответ: а я тебе говорил, что брат ее – футболист!
- Изабелла, - осторожно начал итальянец. – Давайте будем с вами откровенны. Мы рассчитываем на более близкое знакомство с вами, и не хотели бы, чтоб наши встречи кончились вместе с этой дивной ночью. Вы покорили нас обоих. Но, согласитесь, как-то несправедливо получается: вы наши фамилии знаете, а мы вашу можем лишь гадать.
- Да-да, знаем только, что не Месси. – Вставил Щюрле. – По вашему росту видно.
- Если я назову свою фамилию, я вас сразу же разочарую. – Расстроилась девушка. – Насчет более близкого знакомства с вами хочу предупредить: мы с братом прислушиваемся друг к другу, и если он по каким-то причинам не одобрит наши встречи, то я мигом улечу из Бразилии. По вашим вопросам я поняла ваши гипотезы. Сразу скажу: они верные, мой брат здесь со сборной страны.
- Мое любопытство меня распирает. – Лицо немца было веселое, а Балотелли помрачнел. Он сразу же поставил крест на возможных отношениях с Изабеллой. Он уже почти догадывался, каким будет ответ девушки. – Скажите же! Меня вы точно не разочаруете! Я – Андрэ Щюрле, а вы можете стать в будущем Изабеллой Щюрле!
Изабелла засмеялась:
- Звучит довольно глупо. Коли дойдет до свадьбы, до чего надо дожить, то будут возможны два варианта: каждый из нас оставит свою фамилию, или возьмет двойную.
- Почему же? – Продемонстрировал танец бровями немец. Он танцевал его любой красивой девушке, с которой флиртовал. Она развела руками:
- Потому что я – Изабелла Ди Мариа. Я прилетела в Бразилию, чтоб узнать о состоянии своего брата Ангела и найти его.
- Очередная неудача! – Досадовал Марио. – Изабелла, рад был познакомиться. Андрэ, прекрасная дискотека. Но я вспомнил: у меня появились неотложные дела, их надо сделать сию же секунду! Бывайте!
- Даю гарантию, - купил девушке второй коктейль Щюрле. – Больше он с вами заигрывать не будет. Вы его отпугнули, назвав фамилию. Но я не из пугливых. Я не претендую сразу на полное доверие с вашей стороны, у вас ведь есть возлюбленный, но дайте мне шанс! Ваш возлюбленный вам хоть как-то материально помогает?
- Нет. Он бьет меня. – Призналась Изабелла. – А они говорили: бьет значит любит. Только Ангел был изначально против наших отношений. Он однажды увидел мои синяки, и чуть на месте его не убил. Маркус меня шантажирует. А я отчего-то снова и снова жду его наверное, вспоминаю, как он за меня подрался с местной бандой За один его поступок настоящего мужчины я теперь с ним расплачиваюсь. А я тогда сказала Маркусу: я дарю тебе свое сердце!
- Я смогу по окончанию Чемпионата полететь с вами и поговорить с этим Маркусом. В дальнейшем, если вы мне разрешите. – Щюрле подсел поближе к девушке, и прикоснулся к ее загорелому плечу: - Но мы на территории Бразилии. Скажите: что я могу для вас сделать сейчас или в ближайшие дни?
- Я пыталась дозвониться брату – у него недоступен телефон, а его партнеры меня постоянно сбрасывают! Я ведь не представляю, где его искать, на каком стадионе, в каком точно городе – они с командой могли и выехать. Или надо узнавать в больницах Андрэ, поможете мне найти брата? Я должна знать, все ли с ним в порядке, жив ли он!
Немец утешил Изабеллу:
- Жив он, в противном случае мы бы точно узнали. Но я вам помогу. Скажу, что сестра ждет его звонка. Увидимся завтра, в семь вечера, здесь же?
- Давайте. Вы придете?
- Зависит от того, придете ли вы.
- Я приду, - пообещала Изабелла. Щюрле улыбнулся:
- Тогда не беспокойтесь, я буду точен, как швейцарские часы! Не хотелось бы тешить вас ложными надеждами, но есть небольшая вероятность, что завтра вы увидите брата.
Изабелла и Андрэ Щюрле абсолютно не подозревали, что через три столика от них, в те же самые секунды, сидел Ангел Ди Мариа. Он смотрел на сестру, и слезы скатывались по серому лицу. Он умирал, согласно словам врачей, а она сближалась с молодым немцем. И пусть. Он представлял, почему она прилетела в Аргентину. Лучше бы Хамес ей не звонил. Она ни за что не увидит его больным.

Матчи Италия – Франция, Германия – Уругвай и сопутствующие события.
Они встретились в день двух матчей одной восьмой финала
Щюрле пришел к итальянцам на тренировку. Он посчитал Италию фаворитом в предстоящей игре. Тренер Италии разрешил ему недолго побеседовать с футболистами, пока он будет на переговорах. Немец тут же примкнул к Маркизио, Пирло и Балотелли. Они рассредоточились по одной половине поля и начали игру на точность передач. На другой половине поля полностью так же играла пятерка других футболистов: Жанлуиджи Буффон, Кассано, Кьеллини, Ди Мариа и Де Росси. Обе компании усложнили правила: после паса человек, принявший мяч, должен его обработать и показать коронный финт. При исполнении одного из финтов Щюрле ошибся, и мяч отлетел ко второй компании. Его принял Ди Мариа. Пофинтив обоими мячами и сорвав порцию заслуженных аплодисментов от восхищенных итальянцев, он свистнул, заставляя Щюрле обернуться:
- Щюрле! Ты мяч потерял!
- Дай пас, Де Ро - Щюрле сообразил: обознался. – Развлекаешься, Ди Мариа? А тебя сестра ищет. Позвонил бы ты ей и сказал, что ее обманули. Хорошие у тебя друзья! Вешают на уши девушке лапшу
Еще одна тонкая острота от Щюрле. Ди Мариа нахмурился, услышав от молодого немца прозвище юности.
- Да ты юморист! Не стану тратить время на выяснения, откуда тебе известно это прозвище, лучше скажи: зачем она меня ищет?
- Более того: надеется найти тебя живым. Сестра у тебя умница и красавица! Не расстраивай Изабеллу сильнее, позвони ей О, - подошел Щюрле к нему ближе. – Я был неправ, признаю. Твой друг Хамес ее не обманул: здоровым ты не выглядишь. Сколько? Забыл спросить: Сабеллья знает? А Анчелотти? Ты бы заранее его предупредил, чтоб он нового атакующего вингера на твое место подыскивал, желательно – более крепкого телосложения и здорового. И не торопись с переходом в «ПСЖ»: ты не продержишься дольше двух первых недель
- Замолкни. – Рассердился аргентинец. – Я не выспался, и все.
- Ой! Мои уши! – Схватился за мочки ушей немец. – Они чешутся от вранья! Но я их не чувствую! Сплошная лапша
- Я предупреждал...
- ВСЕ! – Заверещал Щюрле, скрещивая руки перед лицом. – Беру слова назад! Не сердись. Держи все в тайне, твое право. Я сам позвоню Изабелле, договорились? Скажу, где тебя найти
От лекции о правилах общения с Изабеллой немца спас очередной приступ боли при дыхании аргентинца.
- Скажи ей, пусть она приходит на вечерний матч. А как придет, пусть позвонит по этому номеру. Я ее встречу. И не давай Изабелле ложных надежд.
- О чем ты?
- Ты знаешь о чем. О ваших отношениях. – Подсказал Ди Мариа.
Щюрле поднял вверх указательный палец:
- У нас никаких с ней нет отношений. Мы познакомились только вчера. Я до последнего не знал, что она твоя сестра. И – между нами говоря: я бы убил Маркуса.
- На твоем месте, Андрэ Щюрле, я бы побежал до Йоахима Лёва галопом! – Громыхнул голос тренера итальянцев. Щюрле с Ди Мариа поспешили очистить стадион от своих персон. Они миновали ворота и выбежали на улицу мимо шокированных охранников. Ди Мариа упал. Щюрле остановился. Аргентинец соврал, видя глаза немца:
- Запнулся.
- Ага, конечно! А что в карманах ищешь?
Он искал в карманах спортивной кофты упаковку таблеток, которые Месси с Агуэро прихватили по дороге из центральной больницы в Рио. У него дрожали руки. Он нашел упаковку, но выронил ее. Щюрле первым протянул руку к таблеткам и прочитал их название, а потом помахал упаковкой, как игрушкой любимого питомца, присвистнув.
- Поздравляю, дознался!
- Держи, - отдал таблетки немец. – Лежал бы ты лучше, Ди Мариа, а не в мячик с итальянцами играл. Я не расскажу никому, даю слово немца.
Дневной матч был между командами Германии и Уругвая. Уругвай возлагал большие надежды на Луиса Суареса, а без него тут были только Эдинсон Кавани и Диего Форлан, возрастной капитан южноамериканцев. Судить матч дали арбитру Равшану Эрматову и его верной бригаде, двум Джамшутам из Средней Азии. Сборная России по футболу пришла на стадион болеть за Уругвай, потому что Уругвай казался им слабее, хотя обе команды были чемпионами мира в свое время, а немцы – даже неоднократно. Жирков с Ещенко нарядились как Луис Суарес, сделали маски на лица и развернули большой плакат: «ВЕРНИТЕ ЗУБАСТИКА! ЕЩЕНКО ДАРИЛ ЕМУ РАСТРУБ ОТ ГРЕЗЗЬМАНА, А ЗНАЧИТ, НА ПОЛЕ ОН БОЛЬШЕ НЕ ОПАСЕН!» Помимо яркой надписи, на плакате, на фоне флага Уругвая, был коряво нарисован художником сборной России по футболу портрет Суареса, стоящего на четвереньках и в раструбе, истекающего слюной при виде Мюллера.
Игра началась с грубости – Нойер на одном из своих фирменных выходов за пределы штрафной, выпрыгивая на мяч, ударил коленом в голову Альваро Перейра. Футболиста две минуты приводили в сознание. Ему наложили бинты и остановили кровотечение. На поле он вышел по собственному желанию. Равшан Эрматов колебался, оценивая травму защитника Уругвая, но от удаления немецкого голкипера отказался – сделал ему устное предупреждение и показал желтую карточку. Немцы не спорили. Они радовались, что не остались в меньшинстве.
Немцы поступили очень по-джентльменски. Переговорив с судьей, как им загладить вину и как лучше возобновить игру, Филипп Лам, капитан Германии, отдал мяч вратарю Уругвая, и тот сильным ударом вернул его в игру.
- НУЖНО БЫЛО ДАТЬ УРУГВАЮ ПРОБИТЬ ШТРАФНОЙ! – Бесновался Юрий Жирков. Ещенко усадил его на место:
- Жирков, ты ведь слышал фамилию арбитра? Чего ждать от Равшанов и Джамшутов? Надо радоваться, что он не пришел на поле в костюме строителя и в штукатурке.
На восемнадцатой минуте Сами Хедира подвернул ногу, и был выпущен Андрэ Щюрле. В команде Германии случилась перетасовка игроков. Мюллер и Миро Клозе вышли на острие атаки. И первый гол в ворота латиноамериканцев забил головой в падении тридцатишестилетний Клозе, а навешивал на него Щюрле.
- ТАМ БЫЛ ОФСАЙД! – Не могу угомониться Жирков. – КЛОЗЕ БЫЛ В ОФСАЙДЕ! СУДЬЮ НА МЫЛО! ОТОСЛАТЬ РАВШАНА И ДЖАМШУТОВ ОБРАТНО В ТАДЖИКИСТАН!
- Они были на одной линии, - другой голос. Жирков поглядел на Аллена Юту:
- Ты за немцев, Юта?
- Нет, я за Уругвай, как и вы. Просто в этом эпизоде судья вынес правильное решение, Юрий. Милые костюмы.
- Спасибо, - порадовался Ещенко.
Не успели немцы отпраздновать победу, как Форлан сравнял счет, пробив почти от середины поля. Немецкие болельщики засвистели и загудели, а болельщики Уругвая пустили волны и запели национальный гимн Уругвая. На тот же мотив русские придумали собственные слова, но их цитировать будет по меньшей мере непристойно.
Для Германии такой счет был не проблемой. До перерыва юный Марио Гётце забил два раза. Счет стал три – один в пользу немцев.
А после перерыва Уругвай остался в меньшинстве. Удалили Макси Перейра, брата Альваро, за грубый подкат в своей штрафной площади. Мюллер минуту прыгал на одной ноге. В итоге он сам же и пробил пенальти. Четыре – один, однако вратарь угадал направления и кончиками пальцев до мяча дотянулся. От кончиков пальцев мяч отскочил в перекладину, неудачно отрекошетив и очутившись за белой линией.
На пятьдесят пятой минуте отличился Мануэль Нойер, голкипер Германии и самый глубокий защитник одновременно. Выполняя удар от ворот, он так хорошо закрутил мяч, что он залетел за спину голкиперу Уругвая. Целая куча тел рухнула на Мануэля, придавив его к траве и не давая дышать. Пять – один. Уругвайские болельщики начали рыдать, на их лица страшно было смотреть. Жирков предложил:
- Аллен, Андрей, может, пойдем?
На шестьдесят второй минуте нападающий Эдинсон Кавани делал передачу на открывавшегося Диего Форлана. Макс Хуммельс неудачно поставил ногу, и Нойер растерялся. Мяч оказался в сетке ворот по вине защитника. Пять – два. Уругвай начал догонять, пусть они остались в меньшинстве из-за грубости Макси Перейра. Фанатский сектор в голубых цветах начал постепенно выходить из шокового состояния, и оттуда донесся легкий шепоток. Болельщики стали несмело обсуждать, что до конца матча, вроде бы, еще тридцать минут с учетом добавленного времени, и почему бы не перевести игру в дополнительное время? Автогол Макса Хуммельса успокоил Юрия Жиркова, и он передумал покидать трибуны. А вдруг?
На семидесятой минуте немцами был разыгран угловой, и Тони Кроос с линии штрафной площади пушкой зарядил мяч. Вратарь и моргнуть не успел, а немцы любовались цифрами на табло: шесть – два. Подите, мол, догоните нас за двадцать минут, когда вы в меньшинстве и без Зубастика! Удивительнее всего была отрешенность голкипера Уругвая: наверное, он устал уже бросаться за каждым мячом, и для него не было разницы, проиграет ли его команда со счетом пять – два или двадцать пять – два.
- Эх, меня бы выпустили на поле, я бы всю их немецкую оборону - загрустил Жирков. Юта отмахнулся:
- Не смеши, Жирков!
- Тренер Уругвая должен позаботиться о самолете на родину. – Сделал ставку Ещенко. Оказался прав. Со свистком ни одного болельщика Уругвая на трибунах не осталось. Ибо случился самый страшный их кошмар: двенадцать – два.
- Мы прошли! Мы прошли! – Не сдерживал эмоций молодой Щюрле, готовый обниматься со всяким встречным, кто бы не дал ему пинка под зад.
- Как прошли, так в четверть-финале и ушли. Итальянцы вам не Уругвай. – Поставил Ещенко на победу Италии.
- Хер Лев нам подскажет и поможет. – Щюрле не сомневался в таланте тренера, бывшего когда-то помощником Юргена Клинсмана, ныне тренировавшего сборную США по футболу. – Уругвай сегодня играл на вашем уровне, россияне!
- Ты сделал Уругваю комплимент, - отшутился Жирков.
Игру Италии с Францией судил арбитр Нестер из Голландии. Кто только не пришел посмотреть на две европейские страны, славящиеся своим футболом! Приехали колумбийцы Хамес Родригес и его товарищ Гуттиерес на автомобиле Гуттиереса пятнистой розово-голубой с белым расцветки и с бампером в виде улыбающихся женских губ. Глушаков на фарах причудливого автомобиля нарисовал глаза с длинными ресницами и с бровями. Позже, обнаружив дополнения, Гуттиерес узнал, чьих рук это дело, и похвалил россиянина: идея ему понравилась. Пришел, преодолев страх прошлого, Александр Самедов. Он специально нашел защитника Франции Косьелни:
- Как поживает твой Паскаль?
- Отлично, он спит в номере.
- Не сбежит больше?
- Обещаю. Иначе Паскаля передадут в зоопарк. А он же ручной тигр, очень меня любит!
Пришел в фирменном наряде Аллен Юта. Ему пригодилась его кожаная куртка: под вечер в Бразилиа пошел дождь, и температура упала. Денис Глушаков составил ему и Самедову отличную компанию. Россияне переживали за Францию, а колумбийцы – за Италию. Юта был твердо уверен в выигрыше Италии, но надеялся увидеть красивую игру в исполнении французов. Французы, согласно его словам, славились рекордной скоростью переходов от защиты к нападению. Стадион посетил немец Андрэ Щюрле, подсевший к Гуттиересу и Хамесу, развернувшим флаг Италии. Пришли оба Ди Мариа, а за ними хвостиком прибежал бразилец Оскар из «Челси». Одними из последних заняли места чилиец Алексис Санчес, новобранец «Арсенала», швед Златан Ибрагимович, новобранец «ПСЖ», и новобранец «ПСЖ», кудрявый бразильский защитник Давид Луис.
Зазвучал скрипучий голос капитана Франции Юго Лльориса. Никто из перечисленных гостей не слушал ни его, ни – позже – Андрэа Пирло, капитана Италии. Юта учил россиян танцевать танец Наблюдателя, ставший визитной карточкой украинца. Хамес потешался над автомобилем Гуттиереса, а тот ему доказывал, что подобное оформление автомобиля позволяет выделиться из толпы и показать всему миру характер его владельца. Щюрле пару раз вмешался в их беседу, но он устал от быстрого испанского латиноамериканцев, и продолжил жевать гамбургер собственного приготовления. Изабелла убеждала Ангела бросить выступления за Аргентину и лечь в больницу, а она бы ему нашла врача, который его бы вылечил. А он спорил с ней и доказывал, что чувствует себя превосходно. Оскар подслушивал. Ди Мариа застукали его, когда его ухо оказалось уж очень близко от Изабеллы. Ухо пригрозили отрезать. Ибрагимович сплотил вокруг себя Алексиса и Давида Луиса, организовав что-то вроде второго фонда ставок (первый был организован Марио Йепесом, но разрушился из-за травмы Неймара и дисквалификации Суареса). Швед с бразильцем ставили на победу Италии, а чилиец – на победу Франции. Но никто не отрицал, что поединок будет не из легких. Все сошлись и на том, что первым номером будет играть Италия.
- Санчес, почему ты поставил на французов? Вы с командой всерьез надеетесь обыграть Аргентину? – Показывал зубы Давид Луис.
- Безусловно. Наш Клаудио Браво – непробиваем! – Стоял на своем Алексис.
- Главное, чтоб он не устал до серии пенальти. – Говорил Ибрагимович. – Иначе Браво станет пробиваемым.
- Деньги – не проблема. У нас их много благодаря тебе. Ты не бойся. Я буду с тобой до конца. Ты поправишься, обязательно, и будешь снова помогать команде. Они с Лионелем выиграют трофей. – Рыдала Изабелла.
- Я здоров, - твердил Ди Мариа.
- Эх, упрямство, - тайком подслушивал Оскар.
- Тебе надо срочно избавиться от бампера, и перекрасить автомобиль! Тогда он будет хотя бы издалека похож на автомобиль! – Критиковал машину друга Хамес, улыбаясь во весь рот.
- У него есть колеса, есть руль, есть крыша, стекла тонированные, номера, страховка, паспорт, я недавно проходил техосмотр. Что еще тебя не устраивает, Хамес? И почему ты тогда сел в него? – Защищался Гуттиерес.
- Коллеги, о вкусах не спорят! – Пытался вразумить их Щюрле. – Хамес, не твоя машина, тебе-то что?
- А теперь мы делаем разворот на сто восемьдесят градусов, слегка сгибая руки в локтях и поднимая их вверх – вот так! – Показывал очередной элемент танца Наблюдателя Юта.
- Ты слишком быстро двигаешься, я не успеваю повторять, - жаловался Самедов.
- Интересный танец, Юта! Сам его придумал? – Восхищался Ещенко изобретательностью украинца и его умением импровизировать.
Но речь капитанов закончилась. Были пропеты гимны, и разыгран мяч итальянцами. Только тогда стихли последние разговоры не по теме.
Первая половина матча представляла собой перекатывание мяча по своей половине поля с редкими выходами на чужую половину командой Италии, игравшей в синей форме с белыми буквами. Французы были во всем белом. Французы изредка пытались перехватить мяч. Едва мяч попадал к их команде, они занимались тем же, чем и итальянцы: перекатывание, репетиция пасов. Казалось бы, есть опытные вингеры Матьё Вальбуэна и Антуан Греззьман, есть хорошая тройка защитников – Сакко, Варан и Косьелни, есть такие мастеровитые исполнители, как Карим Бензема, Блез Матюиди и Поль Погба, но нет. Ещенко умудрился заснуть и опустил голову на плечо Самедову. Команды подали по одному угловому, и до перерыва был сравнительно опасный штрафной: Маркизио смог попасть мячом в трибуну за Лльорисом.
- Поспешили вы с прогнозами, господа колумбийцы, - сообщили им россияне и Юта, уходившие на перерыв. – Нам показалось, будто мы смотрим матч «Терек» - «Волга».
- Да нет, неверное сравнение. – Вспомнил о клубной принадлежности звезд команд Хамес. – Вернее сказать, смотрим игру «Милана» с «Реалом».
После перерыва дождь лишь усилился, а игра, собственно, даже снизила темп по сравнению с первым таймом. Больше всего раз мяча коснулся распасовщик и капитан Андрэа Пирло, но сам почти не двигался, стоял в одной точке, промокший насквозь. Нестер хотел остановить игру. Футболисты не позволили. Справимся, сказали они.
- Первым забьет тот, кто замерзнет раньше. – Рассудительно заметил Оскар.
Первыми замерзли итальянцы. Пирло решил пробежать с десяток метров и дать пас Де Росси. Там помогла наигранная комбинация Маркизио с Балотелли. Отличился Марио. А Юта станцевал.
Открытие счета заставило французов повысить темп игры. Греззьман поменялся флангами с Вальбуэна. Иногда Николя смещался к центру, помогая партнерам в отборе мяча. Его часто сбивали с ног. Мокрый мяч проскальзывал, стал более тяжелым. Казалось, что поле наклонили в сторону ворот Италии, потому что вся команда, за исключением караулившего Лльориса Балотелли, сосредоточилась в своей штрафной площади. Но около ворот итальянцев стоял невидимый барьер. Потому что все попытки Погба, Матюиди и Бензема были тщетные. Мяч никак не долетал до вратаря или до ворот. Каждый раз россияне, Оскар и Алексис кричали:
- ГОЛ! – И каждый раз они огорченно садились на места. Французам не повезло. Их не спасло четыре штрафных и семь угловых, что они успели исполнить и подать за весь матч. Италия выиграла с минимальным преимуществом, но Италия прошла. Так определилась первая пара четверть-финалистов. Команда Италии выходила на команду Германии. Французы после матча дали небольшое интервью, в котором они извинились перед телезрителями и перед преданными болельщиками, прилетевшими ради них в Бразилию.

Матчи Бразилия - Украина, Португалия – Колумбия, или невероятные приключения автомобиля Гуттиереса.
Хамес Родригес поссорился с товарищем по сборной Гуттиересом, высказав свое мнение относительно странного дизайна машины друга. Он был пьян, устроив сию дискуссию, а протрезвев, осознал, что может потерять одного из многочисленных друзей. Он очень ценил Гуттиереса именно как настоящего друга, а не как просто товарища по сборной, и решил искупить свою вину. Тем более им предстояло сыграть матч с Португалией, забить больше, чем забьет дьявол в бардовой форме, игрок «Реала» Криштиану Роналду. Команда должна была сплотиться перед столь сложной игрой. Останавливаться на одной восьмой финала колумбийцы не думали.
Другой вопрос – как искупить вину? С этой проблемой Хамес обратился к самым близким из многочисленных друзей. Был ряд людей, ответивших ему, что достаточно принести извинения на словах – так считал и близкий друг Санчес, тоже колумбийский футболист. Конечно, они правы. Об этом Хамес подумал с самого начала, и на словах он собирался извиниться Нужно было думать что-то еще. Другая группа людей с Алексисом во главе посчитала, что раз автомобиль стал камнем преткновения, то правильнее будет помочь Гуттиересу улучшить в машине то, что захочет сам владелец. Великолепная идея, решил Хамес. Но до начала игры с Португалией ему это было не осуществить. В результате долгих размышлений Хамес наметил небольшой план: извиниться на словах до матча, а после игры помочь товарищу с автомобилем.
Колумбийцы решили не надевать гостевую форму на матч. Португалия носила бардовые цвета, а они – яркие желтые майки и шорты. Судьи вышли в зеленых майках. Судил итальянский рефери Риццоли. Два боковых арбитра были братья из туманной Англии по фамилии Винчестер.
Йепес потряс руку Криштиану Роналду, и команды разбежались по полю. Начали колумбийцы в отличном темпе, но темп такой держали недолго. На восьмой минуте Криштиану Роналду, получивший пас пяткой от Нани, пробовал взять ворота Оспины дальним прицельным ударом – Оспина в прыжке зверя достал мяч и кончиками пальцев выбил его на угловой. А розыгрыш задержали защитники и отправили мяч на чужую половину поля, к Санчесу, Куадрадо, Джексону и Хамесу.
Спустя время стало понятно, что колумбийцам помогает госпожа фортуна, наслаждающаяся прекрасными сейвами их мастеровитого голкипера. Или же Криштиану Роналду, привыкший получать замечательные передачи под удар от Ди Мариа, партнеру по «Реалу», не мог играть в команде с другими португальцами. Кое-кто из болельщиков Колумбии, шутя, предлагал Криштиану в перерыве обзвонить всех товарищей по клубу, переодеть их в майки сборной Португалии, замаскировать под португальцев и выпустить играть с колумбийцами. Но и колумбийцам в атаке катастрофически не везло. Казалось бы, убежал от защитников или красиво их обыграл – в последний момент удар получается кривой, не хватает прицела, недокрутил мяч, недостаточно силы, сорвался с ноги, передача не под нужную ногу, плохо обработал и прочее. Светили дополнительные два тайма по пятнадцать минут.
Колумбия стала сборной, которая потратила больше энергии: португальцы превосходно контролировали мяч, а колумбийцы расходовали силы, набегая на соперника и выцарапывая мяч, чтоб хоть на несколько десятков секунд вернуть его себе. Их массажисты дольше реанимировали. Помогали запасные игроки растирать и разгружать ноги. Кому-то массировали заднюю поверхность бедра, кому-то надели специальные жилеты. Португальцы тоже лежали на газоне, но не всем основным составом. Подложив руки под голову, лежа на травке, разговаривали одноклубники Криштиану Роналду и Пепе. Видно, что они сетовали на других. А игрок «Зенита» Данни был собой доволен. Он считал, что свою задачу он выполнил безупречно.
Капитанами команд – Хамесом и Криштиану – были произнесены речи для своих товарищей. Тренера добавили к сказанному пожелания. И снова изнурительные таймы. Ноги разгрузили, но мышцы после первых трех минут давали о себе знать. Регулярно сводило конечности, часто не хватало скорости. Обе команды понимали: надо заканчивать. Но никто не мог поставить точку в виде гола. Счет остался неизменным после дополнительных тридцати трех минут с учетом добавленного времени. Предстояла серия послематчевых пенальти.
К тому моменту удалили вратаря сборной Португалии, а замен у тренера больше не осталось – израсходовал все три, не сохранив хотя бы одну замену на всякий случай. Вот и пришлось Нани идти на ворота. Против него первым вызвали бить Санчеса, которому вратарь почти оторвал ухо. Перекладина. После отскока Нани мяч не поймал. Ноль – один.
Пришло время Оспине сразиться с Криштиану Роналду. И это было чудесное спасение. Ноль – один. Португальцы стали сомневаться: раз не забил их капитан, кому еще под силу противостоять колумбийскому чудищу?
Нани попрыгал в воротах, а у мяча стоял капитан Колумбии Марио Йепес, защитник, пенальтист, славящийся своим мощным ударом. Поскольку один был мастером пенальти, несмотря на свое амплуа, а второй не являлся профессиональным обученным вратарем, то счет стал ноль – два в пользу Колумбии.
Второй у Португалии пошел ставить мяч на точку Пепе. Красивый и обводящий удар. Никаких претензий к уставшему Оспине: удар был практически неберущийся. Пепе специально промедлил с разбегом. Один – два.
Колумбийцы выдвинули Джексона. Он забил И это была финальная, почти финальная точка для Португалии. Им дали право на последний удар. И пришел Данни. Долгим был их зрительный контакт с Оспиной, игрок и вратарь точно в гляделки играли. Данни вздохнул, помахал руками словно крыльями, повертел ногой, побежал назад. Со свитском судьи он пробежал половину расстояния до мяча, оглянулся, улыбнулся, пробежал оставшиеся метры, пнул и Оспина спас Колумбию, гарантировав ей выход в одну четвертую финала. Колумбия ждала своего соперника. Либо Бразилия, либо же Украина. И сами колумбийцы подозревали, что они будут играть с географическими соседями, то есть с бразильцами.
После принятия душа, хвалебных речей тренера и небольшого банкета с шампанским Хамес рассказал Гуттиересу об идее модернизировать его автомобиль. Гуттиерес был доволен: фары он желал сделать похожими на глаза, нарисованные Глушаковым. Они пошли до стоянки, где Гуттиерес припарковал свою машину но там машины не было. Нигде. А охранник передал: проснувшись, он увидел, как кто-то темнокожий с пышной прической уезжает на автомобиле Гуттиереса. И рядом с ним еще кто-то, тоже с пышной прической и узким лицом, а точнее было не разглядеть. Охранник приложил все силы, чтоб остановить угонщиков.
Тем временем автомобиль Гуттиереса ехал, ведомый насвистывающим национальный гимн бразильцем из «Реала» Марселло. Марселло угнал автомобиль, потому что его попросил так сделать чилиец Алексис. Мол, у Алексиса есть отличная идея, чтоб не загружать Хамеса, которому еще предстояло отыграть неизвестно сколько минут с Португалией. Он должен был сосредоточиться на футболе. А матч у Чили будет только через день. Вот услужливый чилиец и одновременно добрый друг Хамеса Родригеса взялся за прокачку автомобиля Гуттиереса. Разумеется, не один.
- Можешь снять парик, Ди Мариа. – Прищурился Марселло. – Тебя все равно могут узнать. Парик не меняет лицо.
- Гуттиерес и Родригес в курсе относительно ваших планов на автомобиль?
Марселло скривил рот:
- Ваших планов! Себя послушай! Мое дело – доставить машину на место назначения. Алексис рассчитывал, что ты и еще пара светлых умов из других сборных подадите ему свежих идей и возьметесь осуществить их вместе. Перекраска этой штуковине нужна обязательно
- Эй-эй! Марселло! Ты совсем спятил?! Угробить нас решил? – Ди Мариа был шокирован стилем вождения одноклубника. Марселло шел на лобовое столкновение с грузовым автомобилем. Уворачиваясь, он не увидел, что на его ряд сместилась еще одна большегрузная машина. Если бы он не вдавил педаль в пол, и если бы не помогли ему высшие силы, то не стало бы Марселло с Ди Мариа: их с автомобилем Гуттиереса просто расплющило бы. – Ты учти, что месть моя будет сладкой – на поле, если наши сборные встретятся.
- А я тебе ноги переломаю.
- И тем самым подведешь «Реал». Я пригожусь клубу.
- Сказочки. – Фыркнул Марселло. – Ты вроде бы в «ПСЖ» перешел.
Наконец-то они достигли места назначения. Марселло посигналил и стал ждать реакции. Ему надоело ожидание, в машине стало душно, и они вышли.
- Вынужден огорчить. Только сильно не расстраивайся. – Попросил его Ди Мариа. – Мы переговорили с Анчелотти на днях он убедил меня остаться.
- Погоди, ты подписал новый контракт с «Реалом»?
- Честно говоря, старый, но некоторые пункты мы слегка видоизменили
Марселло крепко обнял его:
- Молодец! Надо будет сообщить нашим. Правильное решение. Потому что только в нынешнем составе и только вместе мы – сила!
Два часа спустя объявили о начале игры Бразилии с Украиной. Чунга-Чанга, неплохо проявивший себя как арбитр в игре Аргентины с Россией, был приглашен и на этот матч в качестве основного судьи. Украинцы переоделись в синюю форму. Бразилия обычаи не изменила. Белые трусы, белые гетры, желтые майки. Все бразильцы, даже Жулио Цезар, Марселло и Давид Луис, имели одинаковую прическу. Прическу травмированного игрока Неймара. Но майки с одинаковыми номерами и фамилиями Неймара им надеть не разрешили, поэтому их отличить было легко, даже если внешне игроков не запомнил.
Во время линейки команд уже свободные колумбийцы всем составом с трепетом ждали каких-то новостей об автомобиле Гуттиереса. Джексон прочесывал Интернет, Куадрадо ждал новостей по телевизору, Мандрагон, второй вратарь, листал справочник телефонных номеров. Оспина посоветовал им сделать заявление в полицию. С полицией колумбийцам связываться хотелось бы меньше всего.
Никто заявление не подал. Джексон позвал друзей к экрану ноутбука. Авария без долей секунд, - гласила мелькающая надпись в свежих новостях Интернета. А на маленькой фотографии все узнали автомобиль Гиттуереса. Вот и щелкнули по ссылке. Они прочитали текст: мол, там-то – там-то чуть не расплющили причудливую машину. Водитель, видимо, был в невменяемом состоянии, раз выехал без причин на встречную полосу. Камеры наблюдения сняли машину с нескольких разных ракурсов. Водители грузовиков решили не обращаться в органы, потому что аварии не произошло. Ниже приводился короткий видеоролик длиной в полминуты, показывающий опасные маневры легкового автомобиля, и три увеличенные фотографии водителя и пассажира. Профиль одного, профиль другого, и анфас обоих.
- Марселло и Руиз? – Предположил, глядя на нечеткий снимок, Оспина.
- Больше смахивают на Данте и Руиза. – Сказал Гуттиерес.
- А мне кажется, - Высказал свое мнение Хамес, - почти копии Данте и Ди Мариа.
А в игре Бразилия – Украина наметился первый гол. Красивый розыгрыш штрафного Шевченко и Коноплянки, и первый гол в этом первенстве Шевченко.
Ответный гол Давида Луиса не засчитали из-за ловкой защиты Украины: офсайд. И наказание за ошибку: два – ноль. Забил Коноплянка.
Во втором тайме Бразилию начал тянуть молодой плеймейкер Оскар. Он сам шел к воротам, и сам же бил, испытывая вратаря Блохина. Два – один, затем два – два. Матч грозил дополнительным временем.
В первую дополнительную пятнадцатиминутку еще два гола в актив себе записал Коноплянка, присоединившись к спору бомбардиров на турнире. Пусть там и лидировали Юта с семью мячами и Ди Мариа с шестью, но шансы у него сохранялись.
Бразилии элементарно не хватило времени. На последней добавленной минуте Халк, звезда российского чемпионата, как из пушки зарядил по воротам Блохина. Вратарь запутался в сетке собственных ворот вместе с мячом. А дальше случилось самое страшное. Свисток. Халк, Давид Луис, Оскар, Марселло и другие звезды Бразилии вместе с товарищами не попали в одну четвертую домашнего турнира. Во всем Бразилия обвиняла Жулио Цезара, вратаря. Им не понравилось, что в прыжке якобы за мячом голкипер налил себе в кружку горячего чаю, а потом отвернулся и начал пить. Будто бы ему было безразлично, пройдет ли сборная дальше.
А колумбийцев шокировали. К их гостинице подъехала самая причудливая машина, которую только им доводилось видеть в своей жизни. Припарковал машину и гордо вышел из нее Василий Березуцкий.
У автомобиля были белые ангельские крылья. Крылья располагались по бокам. Они могли складываться, могли махать, могли просто быть развернутыми. Диски были в виде фирменного мяча Чемпионата Мира по футболу, который бьет десяток маленьких ступней. Фары больше смахивали на зеленые женские глаза, и светили они зеленым светом. У глаз имелись и торчащие ресницы. Сохранился бампер в виде женских накрашенных улыбающихся губ, а номер сменился. Вместо номера было красиво написано: «Гуттиерес». У автомобиля не было багажника, но было два капота – потому что было две морды. Березуцкий объяснил: можно выяснить, кто лидер. Оба соперника садятся каждый за свой руль и пробуют заставить машину двигаться. В какую сторону она поедет, тот и выиграл. Причудливее всего была расцветка автобомиля. На первом капоте был крупно нарисован портрет Кокорина с красными рогами. С первого боку красовалась вся сборная Колумбии, портреты всех игроков уместились на столь небольшой площади. На крыше кто-то нарисовал ангела в футбольной форме Аргентины и с номером «семь» на спине. С другого бока красовалось лицо и плечо Хамеса Родригеса, стоящего боком. На его плече, на красной футболке гостевой формы сборной Колумбии, сидел огромный зеленый кузнечик. На другом капоте была целая история в стилизованных картинках о том, как автомобиль Гуттиереса уезжает от владельца и как по дороге трансформируется в то, что увидели вживую колумбийцы. Березуцкий посигналил. Сигнализация издавала звуки животных.
- Неужели это не может быть моя машина? – Гуттиерес видел только автомобиль. – Как здорово! Все даже лучше, чем думал сделать я! Это шедевр! Признавайтесь, честно, чья была идея!
- Сразу и не скажешь. Лично я придумал оформление крыши и сигнализацию, - сказал Березуцкий.
- Я придумал новые фары, нарисовал Джеймса с кузнечиком и погоню за автомобилем, - признался Ди Мариа.
- Моя была идея с крыльями, - чуть выглянул из-за Березуцкого Шатов.
- Я подумал о дисках, - сказал Алексис. – Трудно так выбрать одного человека, кому принадлежала идея полностью. И здесь далеко не все, кто действительно поработал. Мы забыли еще сто тридцать восемь человек Руиз хотел с нами поехать – места ему не нашли
- Спасибо, ребята! – Гуттиерес так широко раскинул руки, как только мог, чтоб обнять всех. – Великолепно.
- Гуттиерес, я виноват. Они ведь все из-за моей просьбы устроили. Ты не злишься больше? – Спросил Хамес. В ответ ему дали оплеуху. Ближайший час Хамес ходил с красной щекой в награду за очень длинный язык.

Матчи Коста-Рика – Армения, Бельгия – Россия, или два розыгрыша за один день.
Аршавин был счастлив.
Андрею пришло приглашение от мадридского «Реала»!!!
Впервые.
Это после долгих месяцев на лавке «Арсенала».
- Бла-бла, - читал испанскую тарабарщину Андрей. – О! Дошел до русского текста. Уважаемый ГОСПОДИН Аршавин! Я хотел бы видеть вас в своем великолепном клубе «Реал». Мы ждем вас в основном составе на позиции центрфорварда. Криштиану Роналду нас порядком достал, ошивается уже пять лет и только и научился, что попой делать финты. Можете перезвонить мне по номеру ниже, я бы обсудил с вами все детали, прежде чем вы прилетите в Мадрид. Жду вашего звонка. Анчелотти. УРРАААААААА! – Вскочил Аршавин и бросился всем весом на Кокорина. – Я ПОШЕЛ ЕМУ ЗВОНИИТЬ!
Кто бы ему сказал, что в это же самое время Ди Мариа с хохотом смотрел на экран сотового телефона, ожидая звонка Аршавина.
Аршавин все же прежде сообщил о новости Фабио Капелло.
- Замечательно, Андрей! – Похвалил его тренер. – Дерзай! Ты там научишься играть, это гарантированно! Надеюсь только, что это не развод. А то тебя – и в «Реал»! Да «сливочные» отродясь к русским не присматривались.
Кокорин и Аршавин набрали указанный номер и поставили на громкую связь.
Ди Мариа взял трубку и поменял голос, чтоб его не узнали:
- Анчелотти.
- Здравствуйте, господин Анчелотти! – Залепетал Аршавин. – Вы превратили мою жизнь в рай! Я и не надеялся, что буду стоять в одном ряду с талантами и звездами вашей команды! Итак, я могу выбрать себе номер?
- Давайте.
- Хочу номер «десять»! Заберите эту майку у вашего Хамеса!
- Я весьма сожалею, - продолжал в своем духе Ди Мариа. – Но десятый номер мы уже отдали Родригесу, а два футболиста под одним номером выступать не имеют права. Выбирайте другой, господин Аршавин.
- Давайте номер «двадцать два»! Его точно у вас нет! – Попросил Аршавин. Ди Мариа отодвинул трубку от уха, снова поколдовал над голосом и продолжил:
- Господин Аршавин, номер «двадцать два» тоже занят, выставлять на трансфер Ангела Ди Мариа я не намерен.
- Ну я попозже тогда себе номер придумаю. На какой срок будет рассчитан мой контракт, господин Анчелотти?
- Я долго думал над этим вопросом, - съязвил Ди Мариа. – Скорее всего, мы вас подпишем на семь лет. Ваша зарплата в год будет составлять 11 миллионов долларов. Я буду вас наигрывать в связке с Гарретом Бейлом и Каримом Бензема. Я пригласил бы вас на очное собеседование в Мадрид, но я сейчас по счастливой случайности нахожусь в Бразилиа, и мы можем с вами встретиться, к примеру, сегодня вечером, часов в восемь.
- Здорово! Вы оказываете мне великую честь! Анчелотти, Вы мой кумир! Обещаете, что не посадите меня на скамейку запасных?
Ди Мариа хотел ответить «без базара», но понял, что это его выдаст. Решив не рисковать, он ограничился простым «нет» в ответ.
- ДО СВИДАНИЯ «ЗЕНИТ»! – Станцевал почти что на ушах Андрей Аршавин, сделав три колеса.
Основной состав сборной России по футболу тем временем обсуждал тактику на игру против сборной Бельгии. Предложений была масса.
Первое: воспользоваться услугами медвежьих капканов, разбросать их по всему полю. Но капканы решили пожалеть.
Второе: поставить стекло около ворот Игоря Акинфеева. Отмели. Звук будет слышно, а осколки могут ранить.
Третье: увеличить длину шипов бутс и калечить соперника. Решили приберечь на тот случай, если выйдут на кого-то уровня сборной Аргентины.
Четвертое: Встроить пружины в бутсы и активировать их при прыжках в высоту, чтоб быть на мяче первым. Как вариант оставили.
Самую гениальную идею подал Глушаков. Он предложил на лицах, на коже, везде нарисовать струпья, язвы, бородавки, сыпь, гангрену футболистам России, чтоб Бельгия боялась вступать в контакт и боялась заразиться от них. На поле также нужно было чихать, кашлять, рыгать – делать все отталкивающее. И проблем не будет.
Поэтому можете себе представить, какие красивые вышли русские футболисты на игру с Бельгией. Бельгийцы вышли в белом, россияне вышли в бардовом. «О Бельгия, дорогая, тебе наша кровь, о Родина!» - пели бельгийцы, а солировали Мертенс с Лукаку и с капитаном Компани. «Славься, отечество наше свободное, братских народов союз вековой!» - Прохрипели россияне в ответ.
Судья по фамилии Джеймс, разговаривая с Березуцким и с Компани, двумя защитниками, между делом спросил, хорошо ли себя чувствует Березуцкий. Великолепно! – Чихнув, ответил россиянин. Ну как рассказть судье о том, что все – фикция и специальный трюк, как его подкупить, чтоб не подслушал соперник?
Дмитрий Комбаров очень опасно навесил в штрафную. Кокорина придерживали Мертенс и Кевин Де Брейне. Видя, что впервые на него проходит точная передача, он сымитировал приступ сильной тошноты. Бельгийцы бросились от него врассыпную, и вратарь прикрыл лицо руками. Один – ноль. Россия повела в начале матча.
- Давай, давай, - на тринадцатой минуте, убегая от Компани, дразнил бельгийца Шатов. – Схвати меня за руку. Я заразен. Я болен чесоткой. Завелись, знаешь ли, подкожные клещи Нет, если не боишься, можешь рискнуть, красавчик
Шатов уложил мяч сетку, и отправился бегать по полю, раскинув руки подобно крыльям. Вдобавок, видя недовольство скамейки запасных игроков соперников, он в прыжке атаковал их ногами. Игроки начали друг на друга валиться и друг друга давить, чтоб шипы от бутс Шатова никому не повредили лицо или не выкололи глаза. Два – ноль.
Мертенсу, выяснилось, было необязательно вступать в телесный контакт с якобы больными футболистами России, чтоб накалить обстановку в штрафной площади россиян. Момент он создал на сорок шестой минуте. Он очень точно навешивал на голову партнера и нападающего Лукаку.
- Активируй пружины! – Подсказал Березуцкий Козлову. Козлов с их помощью прыгнул выше всех и головой выбил мяч прямо на ногу Кержакову. Все для Кержакова было идеально. Вратарь Бельгии Куртуа ошибся в действиях за пределами штрафной площади. Три – ноль. Окончательный счет в матче не изменился. Бельгийцы грызли ногти.
- Россияне, поправляйтесь! – Прихватил за рукав Кержакова игрок российского чемпионата Витцель. – Как так: вас всех недуг сразил прямо перед матчем!
- Это уловка! – Раскололся Дзагоев, и отклеил от носа бородавку, наспех сделанную им из пластилина.
- ОНИ МУХЛЕВАЛИ! – Завелся грозный и волосатый Фелайни. – ДЖЕЙМС! ТРЕБУЮ АННУЛИРОВАТЬ РЕЗУЛЬТАТЫ И ДАТЬ НАМ СЫГРАТЬ В ЧЕТВЕРТЬ-ФИНАЛЕ! ОНИ НЕ ДАВАЛИ НАМ БОРОТЬСЯ С НИМИ ЗА МЯЧ ИЛИ ПРАВИЛЬНО СТРАХОВАТЬ ВРАТАРЯ! ОНИ ИСПУГАЛИ КУРТУА!
- Не в моих силах. – Разочаровал судья Бельгию.
- ВЫШЛИ! – Выдохнули русские игроки.
- Но я доведу эту уловку до футбольного комитета. Пусть они решают, что делать с Россией. Не уезжайте преждевременно, - Дал он небольшой шанс бельгийцам.
Россияне, покидая поле, дали совет Фелайни поделиться хотя бы частью шапки из волос со своим капитаном и лидером. Фелайни промолчал. Мудрое решение. Иначе на него набросились бы все россияне, и началась бы очередная драка сборных.
Сидя в раздевалке, русские говорили о возможном трансфере Аршавина в «Реал». Они обменивались мнениями, сможет ли Аршавин стать прежним Аршавиным, заиграть в королевском клубе на новом уровне, а потом вернуться в сборную и освежить линию нападения. Раньше он не раз забивал ответственные голы.
- Трансфер не состоится, почти сто процентов. – Загибал пальцы Акинфеев. – Что Анчелотти там тебе наговорил? Одиннадцать миллионов долларов за год? Центральный нападающий, а Криштиану Роналду – долой? А ты уверен, что с тобой точно говорил сам Анчелотти? Не пойми меня неверно: я буду счастлив за тебя, если все окажется правдой. Просто шансы уж очень маленькие. Больше всего шансов на то, что кто-то от безделья решил тебя разыграть. Разрешишь мне сходить с тобой на вечернюю встречу?
- С удовольствием. Пошли с нами, Кержаков! – Позвал еще одного друга Аршавин. – И ты, Самедов, присоединяйся!
Описанию игры Коста-Рики с Арменией не стоит уделять больше одного абзаца. Коста-риканцы подавляли армян первые двадцать минут. Армяне пытались ходить в атаки, но попадали постоянно то в офсайдные ловушки, то просто пропадали с поля. Когда ни одного армянина на поле не осталось, пришлось признать очень легкую победу Коста-Рики. Руиза, Ельцина Техеду и Джоэля Кемпбелла спросили, не знают ли они о судьбе четырнадцати игроков соперников. Они пожали плечами. Определилась третья пара четверть-финалистов: Коста-Рика должна была встретиться со сборной России, которой простили уловку с болезненным макияжем. Стоит отметить, что сборная Армении на родину тоже не вернулась. Их посчитали беглецами, которые попытались скрыться в Южной Америке от позора. Хотя какой позор – их бы встречали как героев. Армения и так прыгнула выше головы.
А Аршавин готовился к встрече с Анчелотти. Его не радовал скептицизм его товарищей, но сердце подсказывало, что сегодня решится его судьба, его дальнейшая карьера. Аршавин уложил волосы гелем, припудрил лицо, прицепил к белой накрахмаленной сорочке галстук-бабочку черного цвета. Костюм он выбрал темно-серый, с двумя шлицами в боковых швах пиджака, с застежкой на три крупные пуговицы и с брюками со складками на поясе. Аршавин должен был предстать во всей своей красе. Он обязан был произвести впечатление. Он рисковал, зовя с собой Кержакова, Акинфеева и Самедова. Они-то не подумают о внешнем виде.
Перекусив чипсами, Аршавин встретился с ребятами из команды, и они вместе вышли на улицу. По пути они явно спорили.
- Да позвони ты липовому Анчелотти, - уговаривал его Самедов. – Послушаем хоть его голос.
- Я не стану. – Отказался Аршавин. – Анчелотти очень занятой человек, зачем я его буду по таким пустякам отрывать, чтоб просто он сказал пару-тройку слов в трубку для вас?
До места россияне не дошли. К ним выбежали надрывающие животы Изекиэль Гарай и Гонсало Игуаин.
- АРШАВИН! – Потрепал его по затылку как любимую собаку Игуаин. – Приятель! Поздравляю с переходом в «Реал»! И ты поверил – ха-ха!
- Да-да, но это было чрезвычайно смешно! – Поддакнул Гарай.
- Сборная ангелов? Почему еще не в постельках? Вы настолько жизни не цените? – Пригрозил им Акинфеев. – Я сегодня добрый и послушный, не кусаюсь, но я бы вас растоптал на месте за издевательство над моим товарищем Андреем. Андрей вам что сделал? Я ведь в другой раз так и поступлю. И можешь не шантажировать меня тем, что играешь в русском клубе, Гарай!
- Аршавин! – Вернул Андрея к жизни Кержаков. – Ты послушал их голоса? Они изображали Анчелотти?
- Вряд ли, если только голос не изменили.
- А как Анчелотти назвал Хамеса, когда вы говорили про его номер – Хамес или Джеймс?
- Родригес. По фамилии.
- Хитрец! – Раздосадовано ударил воздух кулаком Самедов. – Если б сказал «Джеймс» - сам себя бы раскрыл.
- будь он умнее, посмеялся бы вместе с нами. Никто в здравом уме Криштиану просто так из «Реала» не выгонит. Разве что сам Криштиану захочет сменить клуб. Россияне, шутка-то безобидная. Мы же не разрисовывали лицо Андрея Аршавина, не перешили его футбольную форму в женский купальник – просто сделали мнимое приглашение в «Реал». Мы даже в Мадрид его лететь не заставили. Сами вы умеете только калечить соперников, а добрые шутки воспринимаете как вызов на дуэль. – Говорил Акинфееву Игуаин. Игорь бросил:
- Я никого не калечил.
- Ты помогал России с нами драться. А ваш капитан чудом не убил нашего капитана, помните? Аршавин, не дуйся. – Улыбнулся Гарай. – Зато ты оделся как с иголочки, тебя можно фотографировать на обложку журнала мод!
- Наш капитан извинился перед вашим капитаном! – Нашелся Самедов. – Березуцкий поступил по-мужски и правильно, он признал собственную неправоту. А ваш Ди Мариа повел себя как обиженная девчонка!
Кержаков позволил себе замахнулся ребром ладони на Гарая. Аргентинцы были в меньшинстве. Они предпочли ретироваться.
- Бегите, ангелочки, пока крылышки на месте! – Крикнул им Аршавин.
Не огорчайся, дали совет Аршавину по пути назад. Аргентинцы маются от безделья. Смех без причины сам знаешь, на что указывает. Аршавин спрятал бабочку в карман от пиджака. Зря только прихорашивался. Однако он подумал, что Гарай подкинул хорошую идею: нужно было обязательно таким красивым сфотографироваться для социальных сетей. Фотография соберет очень много голосов, благо, персоной он был известной.
Без приключений дойти до гостиницы по ночному Бразилиа россияне не смогли. Метрах в сорока от здания гостиницы они едва не наступили на лежащего лицом вниз человека в черной кофте с длинными рукавами и в черных джинсах. Характерная короткая стрижка на темных волосах с небольшим начесом, белая повязка на запястье.
- Может, догнать ангелочков? – Улыбнулся Акинфеев. – Сказать им, что они забыли приятеля?
- Вряд ли он был с ними, в противном случае они бы не оставили его. – Помотал головой Кержаков.
- Достаточно пререканий. – Заранее предупредил конфликт Самедов. – Ребята, как поступим?

Матчи Нигерия – Швеция, Чили – Аргентина, или попытка сборной Аргентины сыграть без Ангела Ди Мариа.
Силуэты. Сплошные силуэты. Как будто в мире нет ничего, остались одни лишь тени.
- Спи.
- Что? – Ди Мариа приподнял голову и мигом пожалел. Не осталось даже силуэтов. Одни разноцветные звезды на фоне черной бездны.
- Спи давай. Сейчас четыре часа утра. Все нормальные люди сейчас спят. – Тот же голос. – Березуцкий вернется и даст вам, ребята, по мордам. Ну вы и начудили!
- Березуцкий, к твоему сведению, Козлов, вернется сегодня во второй половине дня. Не раньше, чем закончат играть между собой Нигерия и Швеция. И мы не чудили
Ди Мариа ощутил знакомое головокружение. Он закрыл глаза. От трясины не убежишь. Какая разница, засыпает он или теряет сознание. Одинаково. Он в последнее время разделил точку зрения одного известного человека, что жизнь – штука отчасти скверная: она все равно приводит к смерти. Чему быть
Он проснулся, а было светло. Он чувствовал себя немного лучше. Зрение восстановилось. Абсолютно незнакомое помещение. Он увидел зеркало напротив кровати и посмотрелся. Вид жуткий. В зеркале отражался точно не он. Кто-то, похитивший черты его лица, не более того. Этот кто-то имел пепельную кожу, фиолетовые тени под глазами, провалившиеся щеки, пятна крови на черной рубашке и синие губы. В таком виде он не мог появиться перед командой. Не веря, что он смотрит на себя, он закатал рукава и проверил наличие обновленных татуировок. Нет, все же это был он. Татуировки были на месте, ни одна деталь в них не поменялась. Однако если он решится показаться партнерам с Сабеллья в таком виде, то Сабеллья наплюет на его высочайшее мастерство и вернет в больницу – до конца. А Месси с Агуэро и с Игуаином поддержат тренера. Нет. Пока о его болезни знали лишь сестра, Месси, Агуэро, Хамес и молодой немец Щюрле. Возможно, и сборная Германии – нельзя было полагаться на честное слово немца. Ему было бы выгодно вскрыть часть карт возможного соперника. Хранителей тайны и так предостаточно, нельзя было допустить пополнения невеселого списка. Что бы ему сделать, чтоб команда продолжала быть в неведении? Он готов был пойти на любой шаг. Он без улыбки на лице вспомнил, как кто-то из россиян говорил про тональный крем. Абсолютно не по-мужски – краситься декоративной косметикой, но если иначе скрыть болезнь нельзя
- Добрый день, - зашел вратарь сборной России по футболу Игорь Акинфеев. – Я не разбудил?
- Нет, все нормально, - Ди Мариа был шокирован. Оказывается, он находился в одном из номеров, отведенных для русской команды. – Как прошла тренировка?
Вспотевший и с растрепанными волосами, Игорь Акинфеев вернулся с тренировки – грязные штаны, кофта на молнии, перчатки вратаря на руках.
- Да все так же. – Небрежно бросил на стол перчатки Акинфеев. – Было бы что новое Точно все нормально? Выглядишь, мягко говоря, плохо.
Он взял бритву и начал уничтожать щетину на скулах и на подбородке.
- Спасибо. – Машинально сказал Ди Мариа.
- Это не комплимент.
- Догадался.
- Ты себя в зеркало видел, Ангел? Тебе врач нужен. У вас через два часа игра с Чили, а ты похож на призрак
- Как через два часа?! – Мигом поднялся на ноги аргентинец. – Швеция сыграла с Нигерией?!
- Я только что со стадиона, матч смотрел. Не угадаешь, кто выиграл.
- Я бы поставил на Швецию, но с учетом твоей интонации, рискну предположить – шведы отправятся на родину.
Незадолго до подачи заявочного листа с составом игроков, вылетающих в Бразилию, Нигерия потеряла двоих мастеровитых игроков. Один страдал депрессией. У него были не единожды попытки суицида, но на сей раз его жена опоздала прийти – нашла мужа в ванне с кровью с перерезанным горлом. Второй получил травму – разрыв двуглавой мышцы. Даже лечение стволовыми клетками не вернет былую форму форварду к началу Чемпионата Мира, грустно сообщили врачи, заставив его плакать. Нигерии срочно нужно было усиление. И решение нашли не совсем обычное. В Нигерии знали об успехах еще одного африканца, Дидье Дрогба. Футболисту предложили интересный контракт всего на один турнир сыграть не за свою сборную в качестве услуги. Его обещали обеспечить нигерийским паспортом и новым именем, чтоб никто ничего не заподозрил. После долгих переговоров Дрогба согласился, и получил второе имя – Носорог.
Матч проходил довольно странно. Всю игру нигерийцы давали точные пасы прямо в ноги шведу Ибрагимовичу, принимая его за игрока своей сборной, но потом, когда Ибрагимович шел к их воротам, они понимали, что допускают ошибку, и бросались на перехват. Автором единственного гола в дополнительное время стал сам Ибрагимович: он с дистанции двадцать шесть метров нанес прицельный удар по своим воротам, и попал. Так он обеспечил Швеции места на самолете до родины. Игорь Акинфеев, смеясь до колик в животе, пересказал все в красках Ди Мариа. Оба сошлись во мнениях, что как так надо набегаться, чтоб перепутать половины поля и забить своему же голкиперу!
Посмеялись, и хватит. Закончив бриться, Акинфеев спросил:
- Команде сообщишь, прежде чем пойти на прием?
- Игорь, ты не понимаешь. Я очень нужен команде. Лионель – талантливый и великолепный футболист, но он в одиночку не сможет сразиться с Чили.
- Конечно, и ты, еле живой, его здорово поддержишь! Тебя в лучшем случае посадят на скамейку запасных! А в худшем увезут на белом фургоне с красным крестом.
Ди Мариа принимал таблетки каждый день, но они кончились. В аптеку он с плотным графиком сходить один не успевал, а афишировать товарищам проблему или выдумывать из головы причины отлучки и именно в одиночку он не мог. Виноват был он сам, но осознание вины не улучшало его самочувствие. Шли третьи сутки без лекарств. И он чудом держался на ногах.
- Ты, безусловно, прав. – Ди Мариа, ничего не помнивший о прошлом вечере, сообразил наконец-то, как он попал в номер россиян. – Я по дороге до стадиона забегу в аптеку и куплю лекарств. Но появиться мне надо будет. Я подорву доверие тренера в противном случае. Спасибо за все, Игорь.
- За что, Ангел? За то, что не бросили на улице? Мелочи! – У Акинфеева побежали мурашки по коже, когда они пожали руки. Ди Мариа будто бы только что закончить разгружать фургон с мороженым. – Классные у тебя товарищи: мне кажется, им будет до фонаря, даже если тебя переедет поезд. Они от нас бежали как от маньяков. Обращайся, если что. Можешь и сборную сменить. Капелло будет рад такому пополнению. У нас коллектив очень дружный и внимательный. Заодно научишь Кержакова правильно обрабатывать мяч.
- Я обдумаю это предложение, - заулыбался аргентинец. – Передавай всем «привет»!
- Договорились. – Согласно покивал Игорь. – И ты передавай «привет» от меня всем, а отдельно – Игуаину и Гараю.
От гостиницы до аптеки, а от аптеки до стадиона, Ди Мариа летел как на крыльях.
Прибежав на тренировку команды, сеньора Сабелльи он не застал. Он справился у Рохо, где пропадает тренер.
- Тебя ищет! – Сердито бросил смуглый молодой Маркус Рохо. – Стоп! А ты почему пришел на тренировку в джинсах? Тебя где вообще носило?
- Точно, рассказывай! – Поддержала Рохо S Аршавин. – А еще лучше – переоденься! У нас через час игра с чилийцами, к твоему сведению!
В раздевалке он начал отчаянно просматривать все свои полки в поисках более теплых вещей, хотя бы кофты с длинными рукавами. Не было ничего. У всех все одинаковое. Предполагалось, что в Бразилиа никто не замерзнет. Предполагалось, что все будут здоровые
- Ангел? – Голос за спиной.
- Изекиэль? – Узнал он Лавесси. – Слушай, у нас нет кофт на молнии, чтоб одеть поверх футбольной формы?
- Сейчас нет. Мы не мерзнем. – Подтвердил гипотезу Ди Мария Лавесси. – Странный вопрос
- Ангел, скоро вернется Сабеллья. Он должен будет выбрать игроков основы на этот матч. – Месси. Разумеется. Кто ж еще? – Собираешься играть? Если да, то через минуту ждем тебя на поле.
- КО МНЕ, ФУТБОЛИСТЫ! – Проревел Сабеллья. Аргентинцы его окружили. – Нужно сделать выбор. Я не предполагаю, в какую черную дыру провалился Ди Мариа, но лучше бы ему быть мертвым, потому что в случае нашего проигрыша весь мой гнев обрушится на него! Я все сделаю, чтоб он не попал ни в «ПСЖ», ни в «Реал», чтоб он сидел в «Урале» до конца своей жалкой футбольной карьеры
- Сеньор Сабеллья, может быть, я поживу еще пару дней? Извините меня за опоздание – задержали обстоятельства. – Переоделся и показался на глаза Ди Мариа. – И разрешите задать вам вопрос из любопытства: что такое «Урал»?
- Ты поймешь, когда окажешься там - тренер заговорил совершенно другим тоном, решившись посмотреть на своего подопечного: - Что у тебя с лицом? Нет, что с тобой? – Оглядел он его с ног и до головы. – Ты как на ногах стоишь?
Ди Мариа молчал, моргая красными глазами и дрожа от холода.
- Ты похож на человека, которого морили голодом не одну неделю! Ангел, скажи честно: ты болен? Можешь не говорить. Вижу, что ты заболел. – Заволновался Сабеллья. Больше у него не было мыслей наподобие пожизненной ссылки для своего игрока в футбольный клуб «Урал». – Прости меня, старого человека, что сорвался. Ты освобожден от игр. Я проконтролирую, чтоб тебя положили в лучшую больницу.
- Сеньор Сабеллья, давайте наедине поговорим после матча с Чили. Записывайте меня. Я играю. – Сказал Ди Мариа. Вся команда наблюдала за их разговором. И большинство футболистов, смотря на Ди Мариа, разделяли мнение Сабелльи.
- Энсо Перез, вот он, твой шанс! – Включил в основу «восьмерку» Аргентины опытный наставник. – Не при таких обстоятельствах я хотел тебя выпустить на два тайма
- Я понимаю, - прочитал он мысль тренера. – Ангел не может играть. Я не подведу вас. Вы сделали правильный выбор.
Так считали все, кроме Ди Мариа. Он молчал. Губы онемели.
Дрожащей от нервов рукой тренера был написан заявочный лист, он пошел его относить, наказав основному составу продолжать разогревать мышцы. Месси репетировал фирменные проходы от ворот до ворот с мячом. Лавесси навешивал на голову Агуэро, а тот прикидывался Зинедином Зиданом и в случае неудачного навеса бодал ассистента в живот. Ромеро танцевал в воротах и пробовал повторить трюк Жулио Цезара – налить себе чашку чая при падении в броске за мячом. Замерзший Ди Мариа сидел на скамейке, подтянув колени к подбородку. Вселенская печаль читалась в его глазах.
- Не грусти, прими таблетки, - перестал гонять мяч по полю Месси. – Может, Сабеллья тебя тогда поставит на концовку матча.
- Он никуда не денется, - заверил его Агуэро.
На игру пришли многие, каждый при своем мнении. Из россиян матч посетили Акинфеев, Березуцкий, Кокорин и Шатов. Даже у товарищей мнения разделились. Шатов и Акинфеев болели за Чили, но ставили на Аргентину. Кокорин с Березуцким болели и поставили на сборную Чили во главе с Алексисом и болели за нее. Во втором фонде ставок поменялась одна фамилия. Алексис не стал делать прогнозы на собственный матч, да и времени не было встречаться с Ибрагимовичем, задержавшимся в Бразилии из-за собственного фонда, и с Давидом Луисом. Поэтому туда присоединился Марио Йепес, колумбиец и лидер первого фонда ставок. Ибрагимович поставил на Чили, учитывая сверхчеловеческие рефлексы вратаря Браво. Колумбиец, назвав себя реалистом, поставил на Аргентину и вновь на Лионеля Месси как на автора единственного гола, потому что только Месси, обладающий природным талантом и проделавшим большой объем работы по его развитию, смог бы перехитрить Клаудио Браво. Давид Луис поддерживал всем сердцем сборную Чили из-за ненависти к сборной Аргентины. Швед решил, что команды обязательно доиграют до серии пенальти, в которых победит Чили из-за мастера своего дела Браво. Йепес решил, что «бело-голубые» выиграют с минимальным преимуществом в один забитый Лионелем Месси мяч с точной передачи Лавесси. Бразилец считал, что отличатся в матче двое представителей Чили: Арангес и Алексис. Пришел полюбоваться жаркой игрой южноамериканских команд немец Щюрле с Мюллером и с капитаном Ламом. Рядом незаметно приземлился на пятую точку другой колумбиец Хамес Родригес. Он поставил на Чили, потому что Чили отличалось упорством и не боялось даже хозяев Чемпионата бразильцев (тогда они не знали, что бразильцев можно не бояться), но переживал за Аргентину.
Обычная линейка, подбрасывание монетки – все так же, как раньше. Судью звали Шварц, он был немец, лысый, во всем черном.
- Так, - привлек к себе внимание немцев колумбиец Хамес, смотря в бинокль на объятия Ромеро с Алексисом. – С Аргентиной что-то не то.
В первом тайме аргентинцы забили единожды, а пропустили – дважды. И забил отнюдь не Месси, восхваляемый капитаном Колумбии Йепесом. Гол вышел случайный, нелепый, неправильный, мяч отрикошетил под нужным углом от бедра ошеломленного Гонсало Игуаина. Игуаин спустя время понял, почему на него набросилась вся команда и повалила его на газон. Радость их сменилась горечью, когда Ромеро не потянул два коронных удара – и оба от Алексиса Санчеса. Любой проход Месси тут же блокировали, и Месси валили на газон или обкрадывали всей командой. Защитники Аргентины бегали, почти высунув языки, потные, усталые – а подходил к концу только первый тайм игрового времени.
- Я тебе скажу, что с Аргентиной не то, - открыл глаза зачарованному Хамесу Лам. – У них нет «семерки».
- Почему?
- Тебе, наверное, больше известно. – Подколол его Щюрле. – Хамес, не ты ли заставил сестру Ди Мариа прилететь в Бразилиа?
- Браво, Браво! – Не сдержался диктор по стадиону. Очередной вратарский сейв в исполнении Клаудио Браво, мяч зажат в его руках, удар от ворот – и свисток на перерыв.
- Я гляжу, выйти из одной восьмой финала сегодня для расстроенной команды задача непосильная? А, Месси? Если ты и в «Барселоне» так отвратительно играешь, я сочувствую твоему клубу. – Негодовал Сабеллья. – Ромеро, на тебе лежит двойная ответственность: ты вратарь и капитан. Я надеялся, ты справишься. И Перез! Для чего я тебя на поле выпустил? Для красоты, по-твоему? Ты хотя бы раз коснулся мяча за первый тайм?
- Сеньор Сабеллья, дайте мне сыграть! Еще есть время исправить ситуацию! – Упрашивал тренера Ди Мариа.
- Ни о чем не думай, Ангел. Выздоравливай. Сыграешь в четверть-финале.
Во втором тайме тренер понял: следующей стадии турнира для Аргентины может не быть. У Аргентины есть все шансы на прощание с Бразилией и возвращением на родину – с позором. Команда дальше штрафной не ходила. Даже Лионель Месси впервые за все свои матчи за сборную помогал обороне. Трибуны наблюдали позор Аргентины. Пока на восемьдесят пятой минуте Сабеллья не показал арбитру, что будет проводить последнюю замену. Он решил сыграть ва-банк. Счет два – один, подопечные застыли на местах, образуя плотную преграду из тел.
- Замена в команде Аргентины. – Объявил диктор по стадиону. – Вместо номера «десять», Лионеля Месси, на поле появится номер «семь», Ангел Ди Мариа.
- Наконец-то! – Оживился Хамес. – Сейчас Чили увидит настоящую силу!
- Таблетки принял? – Быстро спросил Ди Мариа Месси, передавая ему капитанскую повязку, снятую с руки Ромеро.
- Да. Хорошо играли, кстати.
- Заткнись!
- Ты иди, иди
- Я тебя придушу, Ангел!
Замена была произведена. На восемьдесят седьмой минуте Клаудио Браво ошибся. Аргентина отбилась от очередного штурма и пошла в контратаку. Чилийские защитники выбили мяч на угловой. Привыкший к тому, что соперник чаще всего угловые разыгрывает, Браво был шокирован решением Ди Мариа закрутить мяч в угол ворот. Два – два. Сабеллья едва не упал на своих запасных игроков от радости. События принимали нужный оборот. А он боялся рисковать жизнью игрока
Шварц, поняв, что многое может поменяться, добавил пять минут. Он дал командам шанс разобраться, кто сильнее, в основное время. Тренер Чили крикнул на своего вратаря, чтоб тот внимательнее поглядывал в сторону седьмого номера Аргентины.
Минуты тянулись часами для игроков, а голов не было. Последний угловой Аргентины. Паласио и Перез спорили, кто будет навешивать в штрафную площадь. Ди Мариа быстро разобрался и поручил столь важное дело Гонсало Игуаину.
- Ты спятил, Ангел?! – Взъелся Перез. – Он промахнется! Он не попадет по мячу.
- Отличное отношение к товарищу Ладно, ребята, с этим позже.
Игуаин прищурил глаза, попрыгал, разбежался а по воротам не попал. Он и не бил. Он навешивал. S Аршавин проиграла верховую борьбу Алексису Санчесу, а Санчес стал автором голевой передачи. Он выбил мяч просто в сторону середины поля, а около середины поля находился всего один игрок, и тот не был чилийцем. Ди Мариа, в два точных касания обработав мяч, пробил с пятидесяти метров.
- ТАКИЕ УДАРЫ НЕ БЕРУТСЯ! – Бесновался диктор.
- ДИ МАРИА! ДИ МАРИА! – Скандировали болельщики Аргентины, а громче всех – Марио Йепес, Олег Шатов и Игорь Акинфеев. Ди Мариа, сделав сердце из указательных и больших пальцев, пробежал вокруг стадиона, в конце раскинув руки как крылья. Судья дал свисток к окончанию матча. Две совершенно разные команды, два противоположных зрелища. Чилийцы, сидящие на газоне и уткнувшиеся лицами в собственные ладони – смотреть больно. И аргентинцы, поднявшие Ди Мариа на руки. Счастье, улыбки выше ушей, танцующий танец Наблюдателя Сабеллья.
- Он точно ангел, - тихо сказал Хамес, чьи глаза стали размером с тарелки.
На поле выбежал украинец Аллен Юта, и присоединился к Сабеллья. Не то, чтоб он сильно болел за Аргентину, просто больно ему нравился этот танец. Наставник победившей команды, к разочарованию Юты, танцевать заканчивал. Украинец, добродушно улыбаясь, похвалил его и попросил, мол, давайте станцуем еще раз и вместе! Но теперь сделаем колесо, как в оригинале.
- Молодец, Гонсало! Ты справился! – Отдельно похвалил Ди Мариа Игуаина.
- А они в меня не верили! – Был расстроен разговорами за спиной партнеров по сборной нападающий.
- Меньше слушай других. Если помнишь, они и в меня не верили. А я в тебе не сомневался. В ответственные моменты ты никогда нас не подводил.
- Спасибо, друг. – Игуаин сжал Ди Мариа в крепких мужских объятиях.
- Ладно, команда. Пора поговорить по душам. – Покончил с танцами и развернул лицом к трибунам Юту Сабеллья. – Слышали? Бегом!
Игуаин похлопал по плечу Ди Мариа, закрывшего глаза:
- Эй! Ангел! Просыпайся! Шеф вызывает! Ангел? – Ди Мариа упал на газон. Перепугавшийся Игуаин быстро нашел глазами Лионеля Месси, бывшего капитана и второго духовного лидера команды: - Лео! Быстрее сюда! Я я честно не виноват я только хотел его разбудить
- А он не спит, - Сообразил Лионель, и нашел в карманах штанов нетронутую упаковку таблеток. – Чертов обманщик!
Лавесси заорал не своим голосом:
- ВРАЧА! СКОРЕЕ! ПОЗОВИТЕ ВРА
Его пыл остудил подзатыльник от Месси:
- Александро Сабеллья не должен знать! Догадываешься, что с нами будет, если все внезапно выяснится? Теперь и разбирайся с медиками - понизил голос Лионель. Врачи прибежали с носилками. К ним подбежал вызвавший их Лавесси и снял обувь, демонстрируя мозолистую пятку:
- Вы знаете, у меня серьезная беда: при беге такое ощущение, словно я босыми ногами наступаю на колючки дикобразов! – И тут же картинно упал, подняв согнутую в колене ногу пяткой кверху.
- Это бывает нередко после напряженных матчей. – Врачи принялись массировать его ногу и отвлеклись от прочих игроков.
- какие, к чертям, тайны, Лионель? Это – не шутки! Ты понимаешь, что мне реально страшно стало?! Я не удивлен, что Ангел молчал – а ты наш бывший капитан! Ты же умный человек, Месси! Только своего лучшего дружка во все посвятил – ясное дело, его сын Бенджамин – твой крестник!
- не самый удачный момент ты выбрал для разборок, Гонсало
- Лео? Гонсало? – Месси замолк. – Я, кажется, задремал немного
- Гонсало, надо его поднять и отвести в подтрибунное помещение, в нашу раздевалку.
Незаметно пробравшись в раздевалку, минуя тренеров и ассистентов, они подвели Ди Мариа к зеркалу.
- Посмотри на себя! – Не выдержал Месси. – Ангел, зачем ты меня обманул?! Что ты этим доказал?! ТЫ ПОДВОДИШЬ АРГЕНТИНУ!
Месси хотел было врезать партнеру со всей своей силы – пусть он был низкого роста, но имел очень крепкое телосложение. Он побледнел, меняясь в лице. Побледнел, застыв в шаге от того, чтоб не допустить драки партнеров, Игуаин.
- Ангел, у тебя кровь, - едва шевелил губами Месси.
Ярости как будто не было. Месси, секунды назад готовый порвать в клочья Ди Мариа, теперь склонился вместе с Игуаином над товарищем, при падении ударившимся головой о шкаф с футбольными формами Лионеля.

О Микеле, Изабелле и Хорхелине.
Все игры одной четвертой финала Чемпионата Мира по футболу должны были проходить в городе под названием Сальвадор. Каждая футбольная команда добиралась туда личным самолетом. А знакомые нам девушки, пользуясь привилегиями, летели на самолетах вместе с футбольными командами.
У Изабеллы Ди Мариа был выбор. Ей предлагали место на самолете Аргентины как сестре капитана команды, и на самолете Германии как девушке Андрэ Щюрле. Щюрле, помогая Изабелле уложить вещи, представил ее команде и грозному Йоахиму Леву, обладателю взгляда царя зверей:
- Уважаемые коллеги, и Вы, хер Лев! Спешу вас познакомить с Изабеллой, она моя девушка. Хер Лев, мы и часу друг без друга провести не можем, разрешите нам лететь вместе? Я Вас умоляю? Я больше не буду опаздывать на тренировки, ну простите меня за тот случай! Я уже отработал в качестве наказания за неповиновение!
Йоахим Лев, помня о победе Германии над Уругваем, все равно не изменил традициям и устроил допрос Щюрле с девушкой.
- Познакомились недавно, но разве Вы не были молодым, разве Вы никогда не сталкивались с любовью с первого взгляда? Мы увидели друг друга и сразу же влюбились без памяти! Мы как вратарь и перчатки, единое целое!
Изабелла молчала. Она бы предпочла, при всей симпатии к Андрэ Щюрле, лететь с аргентинцами. Щюрле ей рассказал о происшествии после финального свистка на стадионе в Бразилиа. Он сумел разузнать и скрытые от глаз детали. Немец оповестил ее, что Ангелу стало намного хуже. Вот почему она бы не стала пререкаться и ждать окончания второй попытки подлизаться к Леву Щюрле.
- Я бы разрешил, будь она твоей женой или родственницей. Простых девушек пассажирками я на борт брать не разрешу. Пилоту, думаете, нравится бесплатно возить лишний груз? Или мне доплачивать за лишний билет?
Щюрле начал говорить вокруг да около, выдавая много пустой информации и повторяя одну и ту же мысль пятью разными способами. Мол, понимаете, хер Лев, она мне не жена, не родственница – Вы абсолютно верно подметили, я и спорить не стану. Но Изабелла все же девушка не обычная и не простая поклонница нашей сборной. Я не могу Вам всего сейчас рассказать, это за минуту и не объяснить, но Вы уж возьмите ее, а по пути и поболтаем
Лев понял, что с Щюрле говорить бесполезно, и повернулся к девушке, буравя ее стальными глазами:
- Отвечайте четко и ясно, фрейлейн: о чем бормочет Андрэ? Что в вас особенного?
- Да ничего, - выдержала она его испытующий взгляд. И не стала скрывать: - Я всего лишь сестра Ангела Ди Мариа.
- ВОН ОТСЮДА! ШЛЮХА! – Рыкнул озлобленный Лев. – Не пререкайся со мной, Щюрле! Она могла подслушать наши планы и рассказать все этим ангелочкам - Немцы называли команду Аргентины точно так же, как и русские.
Щюрле попробовал схватить Изабеллу за руку, не давая ей выбежать из самолета: подожди, сейчас он придет в себя, полетишь с нами. Она посмотрела на него сверкающими от слез глазами, вырвалась и убежала – ждать посадки сборной Аргентины – благо, те улетали позже немцев. К ее удивлению и к радости, в зале ожидания она увидела брата и побежала к нему:
- Ангел! Ты жив!
- Спокойно, сестренка, не плачь.
- Да как не плакать?! Сначала Щюрле с их тренером
- Давай подробнее, Изабелла. – Усадил младшую сестру в кресло рядом Ангел. – Они обидели тебя?
- Йоахим Лев назвал меня «шлюхой»! А Щюрле он про тебя страшные вещи наговорил, я просто верить не хочу якобы ты держишься твердо на ногах только из-за таблеток, и якобы у тебя кровь изо рта идет
- Богатая фантазия у твоего ухажера, - оценил Ангел. – А Лев заплатит за слова. Изабелла, не бойся его. Я тебе открою секрет, почему он тебя обозвал. Дело не во внешности. Просто, по сути дела, ты моя сестра, а мы можем при определенном раскладе выйти на сборную Германии. Лев волнуется и ограждает себя с футболистами стеной секретности. Ты могла стать, по его мнению, чем-то вроде нашего шпиона. Да, он малость параноик. А ты с ними лететь хотела?
- Больше не хочу. – Перестала плакать и краем губ улыбнулась Изабелла. – Александро Сабеллья меня не выгонит?
- Ручаюсь.
- И кстати, Ангел: Щюрле мне не ухажер! Да, Андрэ милый, заботливый, человек слова – но он не в моем вкусе. И на тебя лишнего наговаривает.
- Окей, как скажешь, сестренка.
Так совпало, что Хорхелина и Микела полетели на одном самолете. Микела воспользовалась великодушием своего молодого человека по имени Хамес, и заняла место рядом с ним. Оспина перестал сердиться на Хамеса. Он узнал, что его сестра нашла себе другого и более достойного ее кандидата, не карьериста и любящего всем сердцем. И, вдобавок, сестра Оспины получила огромное письмо с извинениями от Хамеса, и коробку своих любимых конфет вместе с изящным золотым браслетом. Словом, на этом и разбежались, обиды все позабыли, и начали новую жизнь – с чистого листа. И в этой новой жизни Хамес пошел рука об руку с красавицей Микелой. Ее номер теперь был сохранен на его сотовом телефоне, а листок он сжег.
Хорхелина поджидала команду Колумбии, чтоб снова встретиться с любимым футболистом. Хамес шел с юным бразильцем Оскаром и с Микелой. Они подружились, и договорились ни при каких условиях не пропускать ни один матч. Оскар, вдобавок, страстно желал познакомиться с Изабеллой. Оскара Хорхелина помнила по отдельным играм: в лицо, но не по имени. Увидев его и Микелу, она подумала, что Хамес не станет возражать против компании еще одной девушки, скромной болельщицы.
- Доброго дня, Хамес Родригес! – Поцеловала она его в щеку. Микела поморщилась, но по реакции своего молодого человека сделала верные выводы. – Разрешите мне лететь с Вами. Я могу молчать всю дорогу.
- Кто это? – Задела за руку Хамеса Микела.
- Виновата, - смутилась бразильянка. – Сеньора, я всего лишь болельщица сборной Колумбии и Хамеса в частности. Хамес, помните меня? Я – Хорхелина Суарес
- Ха-ха-ха! – Загоготала сборная Колумбии. – СУАРЕС!
- Крошка, не кусайся! – Отпрянул от нее Куадрадо.
- Вы не обидитесь на меня, - на борту самолета, на большой высоте спросил Хорхелину Хамес, подложив подушку под голову Микеле. – Если я признаюсь, что не помню вас?
- Не вижу поводов для обиды. – Оскар прислушался. Хамес добродушно улыбался. – Вы были весь на нервах. Вы попросили у меня телефон на пляже, для Вашего друга.
- Точно! – Колумбиец медленно восстановил цепочку событий.
Хорхелина спросила:
- Ему стало лучше?
- Кому? – Навострил уши Оскар.
- Я не знаю, - У Хамеса поменялось настроение. – Должны были наступить ремиссии, раз ему доверили выйти на поле.
- Я видела. Единственные две игры, которые я успела посмотреть – остальные матчи одной восьмой прошли мимо меня – Чили и Аргентина, и Ваша великолепная, блистательная сборная, против ненавистных мне португальцев! Подумаешь, Криштиану Роналду, дьявол из «Реала»! Хамес, Вы во всем его превосходите. Жалко, что Вам не дали раскрыться в полной мере Ваши партнеры – им бы только красивую игру показать, а не мяч сохранить. А тренер Аргентины – осел с большой буквы!
- Нелестное сравнение, - вставил Оскар. – Чем провинился Сабеллья?
- Сеньор плеймейкер сборной Бразилии, - удостоила его взгляда Хорхелина. – В ближайшем будущем Вам не светит занять пост тренера или его помощника, в Ваши-то годы играть и играть за сборную. Но, будь Вы тренером Аргентины, Вы посадили бы на скамейку запасных игрока, которого «Пари Сен-Жермен» намерен выкупить у «сливочных» за сто миллионов долларов? Месси не играл вообще, а за Игуаина забила гол Госпожа Удача. Весь основной состав Аргентины, кроме Ромеро, можно было смело убирать с поля. До появления Ангела Ди Мариа Аргентины будто бы не существовало, чилийцы творили, что хотели.
- Вам легко рассуждать на расстоянии, Хорхелина. – Довольно холодно сказал Оскар. – Всем известно: Ди Мариа для Аргентины очень важный человек
- Он для них ангел-хранитель. Хорхелина, у Сабелльи были причины посадить его. В противном случае, они бы лишились своего лучшего игрока. Что до нас, - окинул взглядом спящих колумбийцев Хамес. – Мы встретимся с Украиной. Всем будет нелегко. У желто-синих есть игрок под номером 13 – Аллен Юта, а это – украинский Мефистофель. Ну ладно, не совсем
- Его танец меня раздражает! – Сморщился Оскар, будто почуял неприятный запах. – Непонятное махание руками, разворот, колесо, приседания с рожками. И походка а-ля Киану Ривз
- Да ну Вас, сеньор плеймейкер, он обаятельный
- Оскар я. – Назвался Хорхелине молодой бразилец. – Вы, девушки, вечно судите только по внешности.
За шутками и спорами о персоне Юты время пролетело незаметно, и самолет приземлился в городе Сальвадор, который был выбран болельщиками своим лагерем, откуда они вели массовые просмотры матчей любимых команд.
В аэропорту Сальвадора Хамеса ждала взволнованная Изабелла. Микела закатила истерику колумбийцу – слишком им интересовались женщины. Она сестра моего друга, сказал правду своей девушке Хамес и отошел с ней в сторону поговорить. Микела следила за ними на расстоянии – ее мало интересовал предмет беседы, ее волновало только поведение Хамеса, чтоб он лишнего ей не позволял.
Хорхелина оказалась предоставлена самой себе. Купив в киоске мороженого, она посмотрела в контактах, есть ли у нее номера хостов в Сальвадоре. Хорхелина слишком увлеклась телефоном. С ее руки сняли сумочку. И она это поняла, когда на руку перестал давить ремень сумки.
- Ой, моя сумочка! – Запаниковала девушка. – Там мои документы! О чем я думала! ПОЛИЦИЯ! ПОМОГИТЕ! – Заорала она, надеясь, что ее крик вспугнет вора и что он добровольно отдаст украденное. Но в большой и пестрой толпе вор давно потерялся. Как же быть? Думай, Хорхелина! Ты должна подать заявление о пропаже ценной вещи! Тебе придется восстанавливать все-все, что там было! И ты осталась абсолютно без денег
- Девушка, не вы потеряли? – Хорхелина вышла из ступора. Она сфокусировалась только на найденной вещи, убеждаясь, что ей не мерещится. Из примет возвратившего она краем глаза заметила татуировки на обеих руках от запястья и до локтя.
- Спасибо, молодой человек! – Любовно погладила она сумку, проверяя наличие содержимого. – Как мне Вас отблагодарить?
- Никак. Вы уже сделали это.
Сразу две причины посмотреть на выручившего ее человека. Во-первых: незнакомые люди никогда ей раньше так не помогали. Во-вторых: его ответ.
- Я, право, сомневаюсь Ангел?
Он был мертвецки пьян, бледен, истощен. Но она его узнала. Девушка перестала отличать реальность от фантазии. Все слилось воедино. Границы не существовали
Микела встряла в беседу Изабеллы с Хамесом. Ее кавалер вышел за рамки дозволенного. Он вежливо попросил свою девушку дать ему еще одну минуту, а затем они поговорят втроем. Изабелла показала мокрые глаза Микеле, ограничилась одной фразой. Я ведь поклялся, что не обману тебя, Микела, напомнил ей Хамес. Они – махнул он рукой в сторону толпы, - они все тебе врали и будут врать. Но не я.
Микела его мало слушала. Ее гораздо больше интересовала информация, которую могла дать Изабелла. Коротко переговорив с нею, Микела разочаровалась. Сведения ей не дали. Перестав сомневаться в своем кавалере, она отвернулась, чтоб не чувствовать стыд
человек, которого она полюбила с первого взгляда, целовался с другой девушкой, эффектной стройной особой с топом из парео
Микела, спасая ситуацию, набросилась сзади на соперницу и впилась цепкими пальцами той в волосы, сдирая с нее скальп. Нечеловеческий крик Хорхелины. Сбежавшиеся люди, разнимающие дерущихся женщин. Кровь на губах Ди Мариа. В отдалении слышны голоса Хамеса, Изабеллы, Щюрле. Василий Березуцкий и его брат-близнец Алексей, отряхивающиеся и ведущие переговоры с разъярившимися девушками. Обе, обливаясь слезами, доказывают, что россияне понятия не имеют о настоящей любви. Те согласно кивают: иначе девушки не успокоятся. Им надо дать выговориться, и лучше не спорить.
- Не успели и город увидеть! – Вывела брата из трансового состояния Изабелла. – Нашел, значит, замену Лине? Или виноват алкоголь?
- Прости меня, сестренка, - поправил ей прическу Ангел.
- Стой! – Придержала Изабелла его за плечо. – Тебе холодно? Скажи, что мне сделать, Ангел? Что мне сделать
- Итак: мы плавно движемся с вами в нужном направлении, цыпочки. – Сияли братья Березуцкие. – Микела Алвеш, Хорхелина Суарес, пожмите руки в знак примирения! Сами представьте, что о вас подумает человек, который вам нравится, если вы будете рвать друг дружке волосы и выдавливать глаза, царапать ногтями лицо!
С губами, ставшими невидимыми, девушки выполнили требования россиян. Их словно заставили есть жареных тараканов.
- И больше не деритесь! – Напутствовал их Алексей. – Вася, они красавицы! Из-за бразильца какого-нибудь чуть не изуродовали великолепные лица
- Леха! – Развернул брата лицом к симпатичной девушке в бледно-голубом сарафане из шелковых тканей Василий.
Изабелла, моргая переполненными слезами красивыми карими глазами, осторожно взяла Василия за руку:
- Сеньор Березуцкий! Прошу! Помогите!
- Какая же невзгода постигла очаровательную бразильянку? – Спросил пораженный стрелой Купидона капитан сборной России по футболу.
- Аргентинку. Моему брату плохо.

О двухдневном перерыве в разных сборных.
Игорь Акинфеев вызвал Лионеля Месси на поединок. Его партнеры Василий и Алексей Березуцкий помогали ему, давая советы. Игорь предложил Лионелю как бывший капитан России бывшему капитану Аргентины всего лишь сыграть с ним несколько партий в шахматы. Это было утро первого дня из двух свободных дней. Каждой пешке и каждой фигуре на доске и россиянин, и аргентинец дали название, соответствовавшее имени или фамилии какого-либо члена их сборной по футболу. Так они на доске выясняли вероятность победы их команд на Чемпионате Мира: кто выиграет больше партий, та команда или выиграет Чемпионат, или займет место выше в итоговой таблице.
- Черный король будет Лионелем Месси, - сразу же нашел себя любимого аргентинец на доске.
- Ты сейчас чушь несешь, Месси! – Посмеялся Игорь. – Смотри: все фигуры должны защищать короля, правильно? А в футбольной команде все игроки должны защищать что? – ворота. А на воротах стоит кто? – голкипер. Ты у нас переквалифицировался, что ли? Поздравляю с новым амплуа на поле! У меня, к примеру, все правильно: белый король – я сам, а мой ферзь – Василий Березуцкий! Вы, аргентинцы, не играете в эту чудесную игру?
Братья Березуцкие встали с пола, куда они упали от смеха, вообразив Месси голкипером. Акинфеев делал небольшую скидку на то, что ему пришлось объяснять правила шахмат Месси как ребенку, учить его, как ходят фигуры.
- Почему же – не играем? – Месси вспомнил состав команды. – Демичелис, Маскерано и Ди Мариа – те еще шахматисты. Я просто не интересуюсь. Я привык играть в ФИФА и в ПЕС. Почему ты выбрал именно меня? Я тебе все партии проиграю! Сразу бы сказал – я бы тебе эту троицу прислал. Я возвращаюсь к игре, - прочитал аргентинец взгляд вратаря России. – Король будет Ромеро, а Месси – черный ферзь.
- Тебе по росту намного больше пешка подходит, и то ей бы голову отпилить. – Не согласился Алексей. – Лео, у тебя комплекс Наполеона! Я бы ферзем у вас сделал Гарая, или Ди Мариа.
- Но ты говорил, Акинфеев, что ферзь – самая сильная фигура, да?
- Говорил. – Подтвердил Игорь.
- Значит я – ферзь. Итак, звучит свисток, призывающий к первому тайму между сборными России в белой форме и сборной Аргентины в черной а почему мы в черном должны играть? – Сам себя оборвал Месси. – Почему нельзя выбрать голубой цвет для фигур?
- Я хожу. Щенников – вперед, е2е4
В таком духе они и играли, озвучивая ходы и называя фигуры по фамилиям. Шла уже пятая партия, символизирующая пенальти. Счет был два – два по партиям. У Акинфеева возникла серьезная проблема: он не хотел жертвовать ферзя. Всего один ход отделял его от потери самой сильной фигуры.
- Ди Мариа – на предпоследнюю линию! – Ворвался ладьей Месси.
- Я его должен съесть! – Показал на ладью капитан России. Акинфеев покачал головой:
- Нет, Дзюбу теряем.
- Вот и дилемма встала, - злорадствовал выигрывавший Месси. Оттого ему было смешно, что Акинфеев заменил двух слонов на двух ферзей, и было у него на доске три ферзя. Но он уже потерял одного, а мог лишиться и второго, по имени Дзюба. – Я сейчас подвожу сюда для подстраховки ладью Агуэро, и ты получаешь линейный мат следующим ходом.
- И черт с этим! – Не расстроился Акинфеев. – Зато ты себя с Березуцким разменял, а у нас еще ферзь Козлов остался.
- Оно и заметно, что ферзь твой Козлов, потому что он простоял в тупике, пока Агуэро и Ди Мариа расчищали пространство около тебя! Ты шахматный жулик. Но спасибо тебе за игру и за урок шахмат, приятно было победить гроссмейстера! Значит, в следующий раз, если ты захочешь с нами поиграть, я с собой кого-то из наших гроссмейстеров захвачу.
Горилка отличалась от обычной водки только красным жгучим перцем. Юта легко ее приготовил и угостил соперников. С ним распивали горючую жидкость Очоа, Навас, S Аршавин, Ди Мариа и Андрэ Щюрле.
- Ваше здоровье! – Предложил тост немец. Проглотили по первой рюмке.
- Ой! – Ди Мариа шатнуло. – Крепкий коктейль.
- Это на основе русской водке, привыкай! Давай еще налью! Полегчает! – Наполнил его бокал Юта. – На одной текиле сидеть наверняка наскучило! Я, чистокровный украинец в сто двадцатом поколении, уроженец Крыма, снимался в фильме «Константин»!
- И кого ты там играл? – Полюбопытствовал аргентинец. – Небось, главного героя? То-то рожа у тебя примелькалась!
- Я актер от Бога! Я могу сыграть кого угодно! Вы назовите мне имя персонажа или человека – я буду бесподобен! – Расхваливал себя украинец. – Мой танец Наблюдателя – чистая импровизация. Жаль, что самые интересные моменты танца вырезали! О, S Аршавин! Смотри!
Юта был рад, что нашелся человек, еще не видевший его коронного танца.
- Прекрати! Достал! – Распрямил его Очоа.
- Я тогда за ужином станцую! Два раза! Ой, я же хотел провести следственный эксперимент! Ангел, спой нам что-нибудь!
- Ангельским голосом, - ввернул Щюрле. – Желательно – псалмы!
- Нет, я стесняюсь! – Но его вместе со стулом отодвинули от стола и громко захлопали, подбадривая. И ему пришлось. Кто им рассказал, подумал он, запевая одну из песен Давида Бисбаля.
Они все сидели краснолицые после крепкого алкоголя. Некоторые уткнулись лицами в скатерть стола в номере украинца Аллена Юты, другие подтанцовывали. Среди танцоров был Юта. Даже по окончании песни они танцевал еще секунд десять, и закончил очень довольным:
- Ой! Мой танец универсален! А моя горилка бесподобна! Присоединяйтесь! Откроем бутылку номер три – там уже самогон, и разведем чистый спирт в любой пропорции!
- А тебе нас потом нести придется до наших гостиниц, ты в курсе, Аллен? – Напомнила ему S Аршавин.
- С чего это ради? – Поднял он брови. S Аршавин обратилась к веселой компании:
- Он ведь проставлялся, верно?
- Дело говоришь! – Поддержал ее Навас.
Юта начал махать руками:
- Хочу заранее всех предупредить: напиваться я никого не заставляю! Дегустируйте, коли хотите; коли вам достаточно, насильно вливать в вас не буду!
Артём Дзюба прилетел ночным рейсом, и в час ночи он подходил к гостинице сборной России и сборной Украины.
У спартаковца были весьма прохладные отношения с тренером Фабио Капелло. При игре «от обороны» итальянец слабо нуждался в нападающих таранного типа очень крепкого телосложения и высокорослых, каким был футболист Артем Дзюба. Но наступил момент, когда Капелло надоело встречаться с футбольным комитетом по одним и тем же вопросам, жевать одну и ту же тему: его сборная по футболу и их проделки. Дзюба до этого числился запасным игроком, и ему тренер разрешил задержаться в Бразилиа. Он познакомился с очаровательной местной жительницей и устроил романтический уик-энд для двоих. Идиллию нарушил телефонный звонок от сеньора Капелло с требованием немедленно лететь в Сальвадор.
- Я ведь запасной футболист? – Ласкал девушку Дзюба, не желавший выпускать временную подругу из объятий. Капелло поразил его ответом:
- Ты будешь играть в основном составе против Коста-Рики. Я жду тебя.
- Эх, Джил! – Дзюба спрятал телефон в чехол, прицепленный к ремню на джинсах. – Не хочу с тобой расставаться слушай, полетели в Сальвадор вместе? Посмотришь на своего принца на поле.
Рыжеволосая Джил нанесла болезненный удар по его самолюбию:
- Великолепное предложение. Артем, у меня тройняшки. Мужа сбила машина семь месяцев назад, я его люблю и никого другого мне не надо. Я жду, пока он выйдет из комы. И второе: я болею за Аргентину, потому что их плеймейкер и капитан – красавчики!
- Ошибаешься! – Отряхнул он пятую точку от песка и сказал: - Говоришь, распасовщик и капитан – красавчики? Ха-ха-ха! Первый – гном-чипсоед, а второй – дрищ недоделанный!
- Можешь обзывать их как угодно! – Вдогонку крикнула ему Джил. – Но любой из них тебя и всех твоих приятелей как привинченных к полю манекенов обыграет!
- МОЛЧИ, ЖЕНЩИНА! – Показал язык девушке Дзюба и ушел окончательно, больше не реагируя на нее. Такой был конец недолгого романтического вечера.
Расставшись с Джил очень грубо, он купил билеты на ближайший рейс до Сальвадора, и в час ночи по местному времени подходил к гостинице. Разумеется, он перепутал этажи и номера. По дороге на третий этаж ему попались выходившие из лифта Очоа, Навас, Юта, S Аршавин и Щюрле. Он поздоровался, соприкоснувшись ладонями, с вратарями Очоа и Навасом.
- Куда собрались? – Спросил он пьяных соперников. Щюрле не покривил душой:
- Куда глаза глядят.
- По тебе видно, белобрысый! Ты чего только в себя не залил! Хочу предупредить: похмелье – штука отвратительная. Удачно развлечься вам, ребята. Не шалите! – забежал в лифт спартаковец и нажал кнопку с цифрой 3. Некому было напомнить Дзюбе, что россияне взяли себе номера на втором этаже. На третьем поселилась сборная Украины.
В триста первом номере жили Юта с Коноплянкой и с Шевченко. Дверь в номер была приоткрыта. Странно, что так, посетила умная мысль голову нападающего. Никаких звуков, свет выключен, телевизор не работает, а дверь приоткрыта. Эта веселая компания, видать, общается с розовыми слониками, раз забыла даже дверь закрыть. Надо думать, они вышли именно отсюда. Но почему же отсюда? Тут должны жить россияне. Где наша сборная? Надо во всем разобраться и посетить номер, решил Дзюба. И вошел внутрь, включив свет.
Хлам на кроватях, разбросанное мужское белье в украинских цветах, плакат с лицом Виллиана и с Блохиным на заднем фоне, люстра висит на соплях, не иначе. Шторы пахнут спиртом, сплошной спирт на столе, пятна крови на салфетке. Точно ли кровь? – подумал Дзюба и рассмотрел салфетку. Догадки оказались верные. Что здесь происходило? Спартаковец приготовился ко всему, даже к самому худшему. Даже к виду трупа. Если пострадает кто-то из сборной России, я голову Юты повешаю у себя над кроватью! Украинская свинья! Танцует как будто его опутали оголенными проводами, еще и на наших ребятах отыгрывается
Нога Дзюбы, снявшего обувь, как он делал всегда на входе в чей-либо номер, что-то задела, и подвинула это под стол. Взгляд спартаковца опустился вниз. Пальцы руки торчали из-под стола. Сильная тошнота подкатила к горлу, Дзюба еле сдерживался, чтоб не побежать в туалет и не позволить желудку очиститься. Самые страшные кошмары могут стать в ту же секунду реальностью. Опустошить желудок и потерять сознание россиянин себе не позволил. Он не видел еще ничего. Нужно было пересилить себя.
Дзюба медленно опустился на колени, оперся на ладони и заглянул под стол
- Это твой телефончик звонит! – Донесся радостный скрипучий голосок. Конечно, Фабио Капелло волнуется! Дзюба уже осознал, что ошибся номером и этажом. Он нажал «ответить».
- Дзюба, ты где? Это Капелло! Я не помешал? Я тебя заждался! Ты обещал прилететь самым первым рейсом!
- Вам придется еще меня подождать, и вероятнее всего – что до завтрашнего сегодняшнего утра. – Поправился он, вспомнив о времени. – Извините за дерзкий ответ, сеньор Капелло. Чрезвычайная ситуация.
Капелло ехидно спросил:
- Неужели ваш самолет затонул в прибрежных водах?
- Нет! – Рассердился Дзюба. Обычно он понимал шутки тренера, даже черные, но ему было не до смеха. – Я дошел до этажа Украины. Они напились и ушли гулять «куда глаза глядят» – так сказал мне Щюрле, цитирую дословно! Дверь Юта оставил открытой, не знаю, из каких своих соображений. Внутри сплошной беспорядок, аромат их дешевого спирта, кровь. Под столом я обнаружил человека, ему надо как можно скорее оказать первую помощь.
- Мне подняться к тебе? – Перестал ехидничать Капелло.
- Знаете что, я да пошло оно к дьяволу! – Выругался Дзюба. – Сеньор Капелло, я Вас жду. Поторопитесь.
По мнению Дзюбы, Капелло был старый и медлительный, но он появился очень скоро – чуть позже, чем через минуту после того, как Дзюба дал отбой. Спартаковец не поменял позу, ничего не сделал – он просто поднял голову, чтоб увидеть лицо тренера – вспотевшее, взволнованное, красное, в узких очках с золотой цепью от дужек.
- Ну?
- Что? – Не понял тренера Дзюба.
- Ты бы мог что-то сделать самостоятельно, до моего прихода! Не маленький ведь!
- Прошу прощения
- Много говоришь. – Прервал его Капелло. – Давай вытащим бедолагу. Подвинься, не мельтеши перед очками!
Седовласый суровый итальянец нырнул под стол, а вскоре вынырнул обратно и выпрямился во весь рост. Тело вингера и капитана сборной Аргентины висело на его руках. Казалось, последняя капля жизни давно оставила Ангела Ди Мариа. Артем Дзюба смотрел на Фабио Капелло как аквариумная рыбка, с открытым ртом и выпученными стеклянными круглыми глазами непонятного цвета.
- Аллен Юта спокойно может сесть в тюрьму за такое. Дзюба! Убери весь хлам с кровати, быстро!
- Куда? – Моргнул спартаковец.
- Хоть куда! Живее!
Артем, особо не разбираясь, что навалено на кровати, все свалил на пол. Итальянец положил аргентинца и накрыл его покрывалом с другой кровати.
- Погоди, - не дал позвонить Дзюбе Капелло. Положил четыре пальца правой руки на шею Ди Мариа, держал их пять минут. – Можно не тревожить врачей. Он уснул.
- Я бы не рискнул оставлять его тут одного. А с Ютой – тем паче. Сеньор Капелло, у меня есть предложение: давайте его разбудим, пусть пойдет к своей команде! – Пришла идея Дзюбе.
- Гениально, Дзюба! Он не сможет. Сомневаюсь, что он на ноги твердо встанет.
- Можно позвонить Сабеллье, сказать, чтоб он забрал своего игрока
- Можно. И я окажусь за решеткой. Сабеллья все представит так, что это мы с тобой довели Ди Мариа до такого состояния. Я с ним встречусь только в суде, и лично обвиню его в преступной халатности!
- Хорошо, тогда позвоним Месси или кому-нибудь другому из Аргентины - придумал нападающий.
- И все упирается в то, Дзюба, что телефоны аргентинцев есть только у их тренера. И я сомневаюсь, что они не поставят в известность Сабеллью и не наговорят про нас гадостей.
- Но, сеньор Капелло, Ди Мариа не станет на нас клеветать
- А кто его послушает? – Вздохнул Капелло, протирая красные глаза с лопнувшими капиллярами. – Он болен, и он один знает правду. Кто к его словам отнесется серьезно, учитывая состояние его здоровья? Давай поступим вот как: проведем ночь тут, заодно подождем украинцев, и поставим их перед фактами. Если они не захотят нас видеть, то припугнем их тем, что с Аргентиной вести разговоры будут они.
Хамес Родригес решил переночевать на футбольном поле. Он принес с собой спальный мешок, термос с горячим кофе, футбольный мяч, средство от насекомых. Помимо спального мешка, он принес старые коврики. Также он принес с собой Микелу.
- Ты не против, если я попытаюсь тебя соблазнить?
- Попробуй, - обхватила она его шею, а он бережно опустил ее на траву.
- Зачем ты подралась с Хорхелиной Суарес?
- Она глаз не на того положила! – Бросила Микела. Девушка превратилась в злобного демона – на миг. Просто галлюцинация Хамеса Родригеса.
- Да брось, она мне просто подруга.
- А я не о тебе говорила. Слушай, это прошлое. Итак, чем же юный колумбийский известный спортсмен с модельной внешностью собрался заняться с простой итальянкой на футбольном стадионе в Сальвадоре в час ночи? – Поспешно сменила она тему. Уж лучше синица в руках, чем журавль в небе.
- Футболист, чудом попавший в сборную Колумбии, хочет предложить экзотической красавице с пышной грудью и умопомрачительной улыбкой начать эту ночь с изучения обводок соперников. Я тебе покажу один-единственный простой трюк. Ты не возмущайся. Он тебе очень может в дальнейшем пригодиться. – Повертел на пальцах футбольный мяч Хамес.
- Я заинтригована, - глазела на него Микела. – Ты – талантище! Недаром тебя купил «Реал Мадрид»!
- Ты вгоняешь меня в краску, - ошибся при исполнении финта и вспыхнул Хамес, отпуская от себя мяч. – Эти приемы знают все мало-мальски обученные футболисты, даже из сборной России по футболу. Сейчас я постараюсь тебе объяснить. Смотри, останавливаешь мяч носком, потом ставишь вторую ногу сверху
Микела усвоила с первого раза, и успешно повторила за молодым учителем.
- Новичкам везет? – Хамес поймал себя на том, что любуется абсолютно всем, глядя на свою девушку.
- Обычно новичкам так не везет. Ты учишься быстрее меня, - быстрый поцелуй в щеку. – Изабелла? Щюрле? Какого лешего вы тут забыли?
- Сеньора, - галантно поздоровался с Микелой немец. – Хамес, мы здесь затем, чтоб поиграть в футбол. Я захотел устроить своей избраннице необычное свидание.
- И я занимаюсь точно тем же! Давайте вместе сыграем, а потом оставьте это поле нам! Мы его первые забронировали для ночевки.
- Пойдет, - не стал спорить Щюрле. – Но Изабелла начнет от центра поля.
- Пускай начинает. Щюрле! Советую тебе не попадаться на глаза брату своей избранницы! Иначе придет скорый конец теплым отношениям европейца и аргентинки.
Дзюбе не спалось. В кресле устроился и задремал за просмотром телевизора тренер сборной России Фабио Капелло. Второй и пока свободной кроватью мог воспользоваться сам Дзюба – и он даже расчистил себе место. Но сон упорно отказывался его забрать. В голове пчелами роились разные мысли, придававшие дополнительную тяжесть голове игрока московского «Спартака».
Сон пришел к нему в полчетвертого утра. А в полпятого его разбудили.
- Сеньор
- Хороший из меня сеньор! – Разлепил глаза Дзюба. Он мало-помалу вспомнил последние события. – Артем Дзюба, игрок московского «Спартака», лучшего в мире клуба, чемпиона из чемпионов! Заранее прошу обойтись без благодарностей за спасение жизни. Я случайно мимо проходил. Сеньор Капелло! – Потряс тренера спартаковец. – Вы просили Вас разбудить, когда Ди Мариа очнется.
- Хорошо, Дзюба, - проснулся Капелло. – Итак, юноша. Вы отдаете себе отчет в том, что произошло, почему вы говорите с тренером сборной России?
- Если честно, сеньор Капелло, я в замешательстве. – Посмотрел громадными глазами на итальянца аргентинец.
- Ладно, я введу вас в курс дела, но кратко. Мой подопечный ошибся, перепутал этажи, и лишь благодаря его ошибке вы живы. У вас не прощупывался пульс целых четыре минуты. Заранее вас предупреждаю, юноша: мне не нужны лишние неприятности, поскольку я дорожу карьерой тренера, и мне надо будет работать со сборной России вплоть до восемнадцатого года. Не на меня, не на моих подопечных не должна пасть даже тень от разных подозрений. Мне абсолютно неинтересно, что случилось в номере у Аллена Юты, что вы тут забыли и прочие вещи – это выяснится по ходу дела. Однако, помня о поспешности суждений вашего тренера, сеньора Александро Сабеллья, попрошу вас пройти медицинское обследование. В зависимости от его результатов мы с вами или больше не будем встречаться и говорить на неприятные нам обоим темы до конца Чемпионата Мира, или же в узком кругу вспомним прошлое и подумаем о будущем. Я имею в виду очень серьезную беседу втроем: я, вы и сеньор Сабеллья. – Загнул пальцы на правой руке итальянец.
- Вы не учитываете одного мнения – моего. – Дзюба тихо посмеялся в ладошки над словами Ди Мариа. – Я категорически против обследования. Я нужен сборной Аргентины. Вам не понять, сеньор Капелло. Меня исключат из команды.
- Принимаете запрещенные препараты, юноша, или прячитесь от товарищей? – Капелло пустил в ход черный юмор. – Хорошо. Если вы по каким-то соображениям хотите сохранить визит к врачам в тайне от штаба и партнеров по команде, я вас пойму, и предложу воспользоваться услугами наших специалистов. Они квалифицированные. И будет соблюдена врачебная тайна, если только вы не заразны. Но даже в этом случае вашего имени никто не упомянет, а лицам, вступавшим с вами в контакт в течение конкретного периода времени, будет предложено пройти такое же обследование
- Сеньор Капелло, - смог сесть Ди Мариа. – Разбирательств не будет. Я ничего не расскажу сеньору Сабеллье и даже своим самым близким товарищам по сборной, я обещаю вам. Если вы узнаете, вы сами будете ему советовать убрать меня из состава команды – для моего же блага.
Капелло поправил очки, сползшие почти на кончик его носа:
- Ангел – я могу вас так называть? Замечательно. Ненавижу просто фамильярничать Боюсь, я вынужден настаивать на том, чтоб вы прошли обследование немедленно, особенно после ваших слов. – Тренер России набрал чей-то номер. – Доброе утро, господин Соколов. Извините, что разбудил вас очень рано: вам надо сейчас же выходить на работу. Будьте в своем кабинете. И поднимите коллег. Надо будет осмотреть юношу А, нет, он не из сборной России по футболу, просто дело такое Войдите в мое положение, господин Соколов: ненавижу переплеты и суды. Дело для вас обычное, но для меня крайне важное. А, имя, точно! Ангел Ди Мариа. Да, верно Поднимайте архивы, разрешаю Где я, по-вашему, ее возьму?! Вы с дуба рухнули, Соколов! Он не мой подопечный, играет за другую команду!.. Я все прекрасно понимаю. Спасибо. Буду должен, не напоминайте Мы появимся у вас минут через пятнадцать или двадцать, как получится. До свидания. Все, нас ждут. – Капелло оперся руками о коленки и встал с кресла, сделав жест Дзюбе последовать его примеру. – Пойдемте, Ангел. Может, все не так страшно? Дзюба, пошли, проводим его до Соколова. Я один не справлюсь, если он потеряет сознание.
Хамес пробудился в солнечных лучах, зевнул, потянулся, распрямил пальцы на руках, и тут же обнаружил, что он голый. На его животе было знакомой темной помадой написано: «ПОДОНОК». Но самое страшное, что он обнаружил, это девушку рядом с собой, тоже обнаженную, повернувшуюся к нему спиной. Девушку эту звали Изабелла. Не надо было долго думать, чтоб понять, что произошло ночью. Той самой чудесной ночью, которую он целиком и полностью обещал посвятить Микеле. Судя по болевшей голове, он очень много выпил, споил другую девушку, и, вероятно, в порыве страсти перепутал ее с Микелой. А она, вероятно, отключилась из-за большой дозы алкоголя, принесенного немцем Андрэ Щюрле. Многие женщины мечтали переспать с Хамесом Родригесом, особенно пользуясь его склонностью напиваться до помутнения рассудка, но Изабелла Ди Мариа так бы не поступила. Он почувствовал, что с этого дня будет ходить по тонкой грани. Один заклятый враг у него появился – озлобленная Микела, написавшая грубое слово на животе колумбийца. Вторым врагом почти со стопроцентной вероятностью станет Изабелла, когда он ее разбудит, а разбудить Хамес ее должен был, потому что негоже бросать девушку в трудном положении – особенно если она сестра хорошего друга. Третий враг после ее рассказа будет Андрэ Щюрле. Это Хамесу было фиолетово. С Щюрле он общался только по ситуации, сближаться с ним не собирался. Щюрле был не его круга общения, как и большинство игроков сборной Германии, не считая «сливочных»: новичка Тони Крооса, тунисца с немецкими корнями Сами Хедиры и турка Месута Озила. Четвертым же врагом мог стать – и тоже после рассказа Изабеллы – ее брат. Но жизнь никогда не бывает простой, люди не просто так встречаются, и на все воля судьбы.
- Как же быть с одеждой? – Вслух подумал Хамес. Он напрягся и разорвал спальный мешок на две части. Потом разбудил Изабеллу, и, твердя, что ничего не знает и что он здесь не при чем, подкинул ей одну из частей спального мешка. Девушка добежит до куда-нибудь. А он сам? Он поступит как и она. Замотается, наплюет на всех и вернется к своей команде. Он с каменным лицом бежал по Сальвадору, не слушая хохот, щелчки фотокамер и одобрительный свист. Он станет звездой Интернета.
Настоящая драма разыгралась на стадионе, отведенном команде России для тренировки. Дзюба, Щенников, Дзагоев, Игнашевич, Могилевец и прочие члены русской команды, ходившие в атаки, отрабатывали технику ударов и в то же самое время тренировали двух своих голкиперов – Рыжикова и Акинфеева. Изредка их сменял голкипер номер три – или номер два – Вячеслав Малафеев. Нападающие и полузащитники разыгрывали комбинации, путали вратарей, но те все угадывали. Голкиперы хвалились своим мастерством, а Игнашевич полагал, что виноваты знания вратарей о фирменных ударах каждого из членов русской сборной.
Тренировку в быстром темпе сборной России прервало появление на поле постороннего человека с черными волосами до плеч и в фирменной коричневой кожанке.
- ЮТА! – Узнал его и побежал с чужой половины на другую сторону Дзюба, меряя поле гигантскими шагами. Он летел. Лицо искажалось от злобы. На худощавого украинца неслись все восемьдесят килограммов ярости и безумия. Аллен подбежал к Акинфееву, быстро его обнял:
- Игорь, я прошу тебя как товарища: СПАСИ МЕНЯ! – И юркнул за широкую спину Акинфеева, надеясь, что Дзюба его не заметит или отступит. Дзюба уже сблизился с Акинфеевым на расстояние его вытянутой руки. Он оттолкнул основного вратаря команды, замахнулся и врезал под дых от души украинцу:
- Это тебе за то, что ты посмел потревожить нашего тренера! – Дальше последовал удар в плечо. – Это – за то, что я из-за тебя поспал всего час! – Удар по почкам. – А это – за то, что бросил в своем украинском свинарнике умирать человека! Ребята! Унесите этот кусок хохлатого украинского сала за пределы нашего поля, потому что он будет мешать нам катать мяч.

Лейкемия.
Шатов и Дзюба вошли в зал для теоретических занятий сборной. Фабио Капелло сказал, что он задержится. С чем связана неприятная задержка, знала вся команда России. Поэтому Шатова и Дзюбу встретило молчание и пронзительные взгляды, говорившие без слов. Разноцветные глаза устремились на них с одним вопросом. А раньше в свободные минуты в зале стояла шумиха. Зал использовали даже как дополнительное футбольное поле, и чаще всего это делали армейцы. Сначала они вставали отдельной горсткой и пели гимн футбольного клуба ЦСКА, ставший очень простым с приходом Леонида Слуцкого на пост главного тренера армейцев:
- Ква, ква-ква, ква-ква!
И в том же роде. А по окончании хорового пения армейцы разбегались по разным концам зала и проводили тренировку на точность и внимательность, а также репетировали смену позиций и подстраховку. Кто не справлялся, того заставляли проходить упражнение на определенной позиции заново. Больше всех дорожил мячом голкипер клуба и сборной Игорь Акинфеев. Но это было раньше. Сейчас Шатов и Дзюба изумились бы, застань они армейцев за привычным занятием в зале.
- Нас будут спрашивать. Мы ничего не знаем. – Поднес палец к губам Дзюба. – Знаю я то лишь, что видел, войдя в номер Аллена Юты. Дальше я вызвал тренера, дождался его прихода. А вы даже этого не знали до беседы с задерживающимся сеньором Капелло, нашим замечательным тренером, ясно?
Синхронное мотание головами. Они поняли. Никто не проговорится. Иначе обладатель длинного языка подведет себя и всю команду, а сборная России хотела доиграть турнир до конца, пока не вылетит или пока не выиграет его.
- Мы были там. Все слышали.
- Что сказал Соколов? – Поторопил Шатова капитан сборной России.
- Василий, у него лейкемия. Вот почему Капелло долго будет отсутствовать, и наказал нам ждать. Разговор с Сабелльей предстоит длинный. – Сел рядом с армейцем зенитовец.
- У Юты нет ни капли сострадания или человеколюбия. Он жуткий эгоцентрист. Пусть хоть весь мир превратится в зомби, а он будет любоваться на танцующего себя, пока его не съедят зараженные. Еще скажи, Игорь, что я был неправ! – Ударил кулаком по подлокотнику своего кресла спартаковец Дзюба. – Был бы ты там вместо меня, ты бы сам катком по его самодовольной бледной китайской роже проехался! Мы думали, что опоздали!
- Свежие новости: сегодня по Сальвадору бежал почти голый Хамес Родригес! – Зачитал не очень радостным голосом игрок «Рубина» Канунников, но уголок его рта чуть-чуть приподнялся. – Тут и видео прилагается. Хотите расслабиться и взглянуть на конкурента?
Все окружили Максима. Команда должна была отвлечься от неприятных дум. У них почти получилось. Тишина нарушилась тихими и несмелыми, но веселыми комментариями к феноменальной пробежке колумбийца, однако всех рассадил по местам слабый стук в дверь зала для теоретических занятий.
- Тсс!
- Это Сеньор Капелло!
- Да не мог так рано! – Пошли шепотки. – И стал бы он стучаться! Сеньор Капелло любит появляться неожиданно.
- Я проверю, - добровольно вызвался Василий Березуцкий и едва заметно приоткрыл дверь. Партнеры не смогли ничего увидеть. – Добрый день, что случилось? Не пускают на переговоры?
Шатов, Дзюба, Акинфеев, Аршавин и компания прислушались. Толпиться за Березуцким они не решились.
- Добрый день, Василий. Они выставили меня за дверь и велели подождать в зале.
- Кто там сидит, наш сеньор Капелло и Сабеллья? – Заинтересовался не только армеец.
- Если бы! Из футбольного комитета нет никого, что радует. Но там буквально вся сборная – Лео, Семен, Гонсало, Серхио, Пабло, Хавьер
- А почему же тогда нас не пригласили? У нас есть, что добавить по теме! – Высказал свое мнение Василий. – Секунду, посмотри-ка прямо! Что они с тобой сделали?
- Накачали разными лекарствами. Тянет в сон и голова раскалывается от громких звуков. Можно я подожду с вами?
Шепот за армейцем стал громче. Повернувшись к команде, он поднял два больших пальца, призывая всех расслабиться, мол, порядок.
- Спрашиваешь! Тут, правда, спать негде, но если сдвинуть стулья, то можно организовать подобие кровати. Заходи, сообразим чего-нибудь. Неплохо было бы запечатлеть наше ожидание. Ребята, приготовьтесь: сейчас сфотографируемся в зале! Леха, - отдельно обратился к брату-близнецу Василий. – Дай-ка сюда комплект своей формы ЦСКА! Ты же его всегда носишь! У меня появилась замечательная идея! Армейцы! У кого есть шапки, шарфы, флаги нашего клуба или формы – достаньте и переодевайтесь! Леха, лови мою шапку! Динамовцы, зенитовцы, спартаковцы, рубиновцы, локомотивцы и все остальные – к вам аналогичная просьба! – Занял команду капитан. Получив форму от брата, он передал ее Ди Мария. – Держи, Ангел! Переодевайся! На фотографии должны быть все. Я пока установлю фотоаппарат на штатив и выберу место.
Василий Березуцкий работал как профессиональный фотограф – передвигал штатив, поворачивал фотоаппарат, примеривался, оценивал, снова передвигал штатив. Выбрав верную позицию и расстояние, он быстро нахлобучил на голову фирменную шапку ЦСКА с символикой и с мини-портретом Слуцкого, и принялся командовать теми, кто был готов к фотосессии – располагать их на общем фоне для первых общих кадров. Динамовцев он ставил с динамовцами и в один угол, зенитовцев – в другой, ближе к динамовцем – спартаковцев и в том же ключе. Из армейцев получился почти целый ряд, тем более с учетом переодетого Ангела Ди Мариа.
- Чудесно. Армейцы, оставьте место и для меня! Сейчас нажимаю на кнопку, просьба приготовиться – ровно через десять секунд сделаем наш первый снимок! Время пошло.
Василий успел добежать и встать в первом ряду, обняв левой рукой аргентинца. В том же ключе, с небольшими перестановками, фотосессия продолжилась. Настроение игроков сборной России улучшилось, а Ди Мариа переборол сонливость. Сделали коллективное фото в прыжке, держась за руки. Потом к Василию подходили уже компаниями из разных клубов. Он фотографировал всех. Вернувшийся Фабио Капелло был не то, что удивлен – шокирован, увидев фотосессию армейцев и капитана аргентинцев. У последнего закружилась голова, но его поймали руки игроков ЦСКА – братьев Березуцких. Это тоже было запечатлено на фотоаппарат усилиями Аршавина, пробовавшего себя в роли фотографа.
- О, сеньор Капелло, мы рады видеть Вас в добром здравии! – Съехидничал капитан России. – Мы приглашаем Вас пополнить наши ряды и сделать общее групповое фото, но уже с Вами.
- Отставить самодеятельность, Березуцкий! Веселье ваше не по делу, россияне. Я пришел с хорошей новостью для вас, мои подопечные. Я выжал максимум из беседы с сеньором Сабеллья. В связи с неприятнейшим эпизодом с участием вашего товарища Дзюбы, и моим тоже, сеньор Сабеллья неохотно меня слушал, но пошел-таки на компромисс. Дело не будет передано на рассмотрение футбольному комитету. И вы, ребята, остаетесь пока что на Чемпионате и с тренером. Но мне дали ясно понять: больше никаких – слышите, НИКАКИХ! – стычек и драк со сборной Аргентины и с Ангелом Ди Мариа в частности! Иначе меня заживо съест сеньор Сабеллья. Уяснили?
- Да, сеньор Капелло! – В унисон ответила команда.
- И вам ничего не известно. С каждым из вас я отдельно переговорю на предмет того, что можно придавать огласке, что нельзя, и что кому следует говорить. Это будет немного позже. Я бы хотел пораньше отпустить юношу, чтоб его не задерживать, наберитесь терпения.
Капелло показал Ди Мариа сесть рядом с ним. Итальянец облачился в идеально выглаженный темно-серый костюм со стрелками на брюках и в белую с сероватым отливом сорочку со стоячим накрахмаленным воротником. Седые волосы, беспристрастное загорелое лицо, строгие серые глаза. Рядом со столь представительным мужчиной вряд ли кто-то ожидал бы увидеть молодого человека в футбольной форме чужого клуба, висящей на нем мешком, тощего, с бледным лицом и воспаленными глазами. Если не брать в расчет известность обоих и их одежду, подумать можно было бы очень многое. В строгом взгляде Капелло была толика сочувствия и даже какой-то отеческой заботы.
- В процессе нашей беседы с вашим тренером и коллегами всплыли некоторые интересные факты. Оказывается, вы обманывали не одного сеньора Сабеллью. Как только я, скрепя сердце, оповестил собравшихся в зале относительно вашего диагноза, не удивились всего трое человек, все звезды атаки Аргентины. Остальных как будто подменили, когда они услышали, что у вас лейкемия, и лекарства вам почти не помогают. Оказывается также, что диагностировали вашу проблему еще задолго до вашей игры в одной восьмой финала, в ночь предполагаемого вылета в Бразилиа. Сеньор Сабеллья будет общаться с вашим близким другом Хамесом Родригесом из Колумбии, потому что юноше пришло в голову оповестить Лионеля Месси раньше вашего тренера. Что касается вас напрямую: с учетом вышеперечисленного, я и сеньор Сабеллья серьезно говорили о том, чтоб прервать для вас этот Чемпионат Мира, доставить вас в Буэнос-Айрес и поместить в лучшую больницу, где вами будут заниматься профессионалы врачебного дела, до любого конца, будь то ремиссии или же ваша смерть. Но выяснилась любопытная вещь: вы стали капитаном и лидером Аргентины не только на поле, но и за его пределами – все ваши игроки как один запротестовали и принялись на нас давить, прося за вас. Вы не солгали мне: вы нужны команде. Поэтому, прислушавшись к мнению вашего мудрого наставника, который вас ценит не меньше команды за ваши индивидуальные таланты и за универсальность, и также к мнению игроков, мы приняли решение по поводу вас. Вас не отправят первым же рейсом в Буэнос-Айрес, Ангел Нет, не спешите радоваться. – Не дал вставить и слова аргентинцу итальянец. – Сперва советую выслушать меня до конца. Такое решение было принято только при условии вашего полного подчинения сеньору Сабеллье. Он будет во все глаза следить за малейшим изменением вашего состояния. Как он скажет, так вы и поступите, иначе – прощайтесь с Бразилией. Вряд ли вам удастся играть на поле. Чемпионат, как я думаю, вы посмотрите со скамейки запасных футболистов или же с вип-ложа стадионов.
- Вот как - помрачнел Ди Мариа.
- Кстати, относительно ваших фокусов, - достал из кармана пиджака зубочистку Капелло и зажал ее между зубами.
- Каких фокусов? – Не понял аргентинец.
- Все вы поняли, не стройте из себя ангела. Я про ваши уловки, как-то же вам удавалось скрывать болезнь от многих людей. Лучше не пытайтесь обмануть сеньора Сабеллью. Ваш обман всплывет наружу очень быстро, уже видно невооруженным глазом, что вы больны. К тому же, вы только навредите себе. Кажется, я могу вас отпустить. Разрешаю вам покинуть зал, вас ждет беседа с сеньором Сабеллья и с Лионелем Месси. Лично от себя желаю вам скорейшего выздоровления. О да: сеньор Анчелотти тоже в курсе ваших проблем, Ангел.
- Спасибо, сеньор Капелло, - глаза аргентинца очень ярко блестели на фоне неживого лица. – Василий, а как я
- Оставь себе, - махнул рукой Алексей. – Мы – народ не жадный, таких комплектов у меня в раздевалке много. Ангел! – Окликнул он его, не давая закрыть за собой дверь. – Тебе скинуть фотографии?
- Да.
- Говори адрес электронной почты. – Алексей записал. – Сегодня вечером будут фотографии, но удачные. То есть те, где мы с братом красавчики.
- Леха чушь несет, я пришлю тебе все фотографии. – Пообещал Василий. – Потому что мы везде получаемся идеально, в отличие от твоего партнера по клубу Криштиану Роналду
- СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ! – Вышел из себя Фабио Капелло. – Почему вы задерживаете человека пустой болтовней – раз? И прекратите распространять фотографии по социальным сетям – два!
Дело было в том, что Игнашевич успел скачать с фотоаппарата своего капитана все фотографии на свой портативный компьютер, быстро поключился к Интернету, нашел Леонида Слуцкого и отправил ему фотографии армейцев вместе с Ди Мариа в подтверждение того, что якобы аргентинец намерен перейти в ряды чемпионов России. Стоит ли говорить, что Слуцкий заквакал от восторга, увидев снимки. А еще, когда фотографии распространились по другим сайтам, выяснилось, что «Согаз» впервые достойно разрекламировали, и компания в течение двух недель купалась в тоннах бумаг. В Интернет просочилась утка и о новичке ЦСКА: в клуб пришел игрок по фамилии «Резуцки»! Ниже как доказательство был снимок армейцев и Ди Мариа со спины. Аргентинцу майка Алексея была велика, и не все буквы были видны из-за складок, поэтому фамилию составили из более-менее видимых букв: «РЕЗУЦКИ». Была высказана гипотеза о том, что новобранец отсидел в глубоком запасе молодежной сборной Польши, и покинул клуб «Порту» в статусе свободного агента, поскольку и там шлейфовал лавку даже на играх второго состава. Подобные новости и слухи заставили Леонида Слуцкого оторваться от стола с документами и вылететь в Сальвадор, чтоб разобраться, откуда тут растут ноги.

Хамес Родригес и кузнечик.
Потасовка была крупная
И это – за считанные часы до четверть-финального дерби сборных Италии и Германии!
А в центре потасовки оказался, конечно же, Хамес Родригес.
Собственно, колумбиец и стал поводом для начала мордобития.
Шли вторые сутки Хамеса без встреч с Микелой. Микела не брала ни один телефон из трех. Она его игнорировала. Хамес был уверен: девушка слышит звонки, и ей хочется ответить, но она будет сердиться на него из принципа. И она его сразу не простит, какой бы звездой он не был в футболе. Хамес прибегал ко всем средствам: слал ей поцелуи, отмечал любую ее фотографию в социальных сетях, стучался к ней в дверь, показывал в глазок розы, пусть не был уверен, что девушка любит такие цветы. Хамес даже думал попросить об услуге хорошего друга. Он несколько раз звонил Ди Мариа, чтоб он позвонил Микеле и поговорил с девушкой, дал ей понять, что Хамес ее любит больше карьеры. Не удалось. Ди Мариа не брал телефон. Вероятно, рассуждал Хамес, Изабелла в первую очередь рассказала брату о недостойном поступке колумбийца, и он поставил крест на дружбе. Но может быть, тут же обрывал эту мысль Хамес, причина кроется в другом. В его здоровье.
Пытаясь дозвониться до Микелы, из окна гостиничного номера он заметил ее саму, ведомую Джеромом Буатенгом. Он вышел на балкон и открыл окно, увидев, что немец и итальянка разговаривают. Защитник Германии обращал ее внимание на вибрацию телефонов в ее карманах джинс, а она совершенно спокойно переводила беседу в другую тему. Хамес понял: вот его шанс. Он мог появиться прямо перед ней, и поговорить только с ней. Буатенга он не боялся. Если дойдет до самого худшего, с Буатенгом он справится, ведь его реакция была медленнее реакции колумбийца. Так оценивал свои шансы Хамес. Бросив попытки позвонить, он, не думая, что одет в домашние гавайские шорты и рубашку с акулой, выпрыгивающей из воды, нацепил на ноги резиновые тапочки и выбежал на улицу. Светило солнце. Стояла жара. Джером Буатенг совсем не по-дружески трогал бедра Микелы, а второй рукой пожимал руку Андрэ Щюрле, теребившего длинные волосы Изабеллы Ди Мариа. Хамес появился как гвоздь между этими парочками. И понял: зря. Понял он слишком поздно.
- Изи, назад!
- Микела, я сам с ним поговорю, ты свободна! Вечером я тебе позвоню! – Вывели девушек из смертельного круга два немца, защитник и игрок под нападающими.
- МИКЕЛА! – Хамес вложил в свой вопль все отчаяние, чувствуя первый удар Щюрле. Удар оказался хлестким, прицельным, в него словно выпустили камень из пращи. – Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! Я ПОГИБНУ ЗА ТЕБЯ!
- Какие-то проблемы, Буатенг? – Чей-то голос, прозвучал он далеко. Между немцами Хамес увидел третьего, вступившего в бой с ними, один против двоих. Если бы Хамес сравнивал только физические данные, то победу он бы отдал любому из немцев, даже сражайся они не в паре. Но третий не уступал. Его пробовали брать на плечо, пробовали ставить подножку, бить в запрещенные места, например, в лицо – он уворачивался. Он был быстрее них. Ощутив себя лучше, Хамес выпрямился и был готов сразиться с немцами плечом к плечу с неожиданно пришедшим на помощь человеком. Но человек уложил обоих без помощи Хамеса. Хамес узнал капитана сборной Аргентины. Теперь он четко видел, как за спиной у Ди Мариа раскрываются громадные белоснежные крылья, а нимб сияет вторым солнцем. Хамес и до этого подозревал, что Ди Мариа – посланник не от мира сего.
- Ангел, я - покраснел пристыженный Хамес. Вот бы он уменьшился в росте и стал размером с пылинку, даже меньше, чтоб никто его не видел. Он, дурак, смеялся над существом с небес. – Я не обижал Изабеллу. Я виноват в том, что не просыхаю, когда мне дают возможность, но доверие и дружба для меня – не пустой звук. И я приношу глубочайшие извинения за свои черные шуточки, за все дурное, что я тебе наговорил или сделал.
Нимб и крылья исчезли. Но Хамес продолжал ощущать себя паразитом и жалкой тварью.
- Я тебе верю. Ты не обижал Изабеллу. Ты просто дал ей слишком много спиртного, учитывая, что она уже была пьяна, когда вы пересеклись.
- Я повторно приношу извинения. Я готов принести их публично, - наклонил голову Хамес. – Желаю счастья вам с Микелой
- Джеймс, ты в порядке? – Сверлил его взглядом Ди Мариа. – Микела – твоя девушка.
- Микела была моей девушкой, сейчас – нет. Но она тебя любит. Она подралась с Хорхелиной из-за тебя.
- Сочувствую им обеим. – Ди Мариа скрестил руки на груди, чтоб спрятать дрожь от глаз Хамеса. Он также убедился, что Изабелла и Микела ушли.
- Ангел, берегись! – Хамес оттолкнул его слишком сильно одной рукой, а второй выбил нож у Джерома Буатенга. – Совсем спятил, Буатенг? – Припрятал нож с именной рукоятью, подписанной братом-африканцем, колумбиец к себе в карман разноцветных шорт с принтом пляжей, пальм, туристов и солнца. – Собирался пролить кровь? Обычно я соперников не кормлю советами, но тебе один дам: брал бы ты Щюрле и шли бы вы на тренировку, а иначе вас Италия под орех разделает! Идем, Ангел, все интересное позади
Ди Мариа лежал, не шевелясь. Хамес присел на корточки, и убедился, насколько все серьезно. Сердце лучшего игрока сборной Аргентины остановилось. А немцы убегали. Хамес, памятуя, что он Щюрле не бил, и что Щюрле является парнем Изабеллы, крикнул ему вдогонку: звони в службу спасения! Щюрле с Буатенгом только в скорости прибавили. Хамесу пришлось дрожащими от волнения руками начать делать непрямой массаж сердца
Нечто защекотало его в районе предплечья. Огромный ярко-зеленый кузнечик сел, отдыхая, чуть ниже локтя Хамеса. Хамес вскочил на ноги и отчаянно замахал руками. Недовольный тем, что посадочная полоса заходила ходуном и даже центрифугой, зеленый кузнечик расправил крылья и слетел с руки Хамеса. А колумбиец продолжил попытки реанимировать лучшего друга. Эх, вот бы кто позвонил куда следует! Он бы и сам охотно это сделал, но сейчас любая секунда была важна. Жизнь человека была в его руках.
- Хамес, во что ты опять вляпался?
Хамес узнал голос опытнейшего Марио Йепеса. Он задал единственно верный вопрос молодому полузащитнику. Хамес подарил ему гневный взгляд. Я уже упоминала, что Хамеса по жизни преследовали неудачи. Видимо, частично проклятие колумбийца касалось его самого близкого окружения – родных, любимых и лучших друзей. Йепес присел рядом с Хамесом:
- Родригес! Ты ему ребра переломаешь, поубавь пыл!
Вдвоем они вернули аргентинца к жизни. Мудрый Йепес достал телефон-планшет с пятидюймовым экраном, включил на нем фонарик и посветил Ди Мариа в глаза.
- Зачем? – Третий голос. То был случайно проходивший мимо игрок сборной России по имени Павел Соломатин. Павел был игрок, подающий надежды. Он подавал надежды везде, где играл. Поэтому молодого человека и взяли для ровного числа – надо же было взять кого-то двадцать третьим. Возможно, надеялся Соломатин, сеньор Фабио Капелло и даст ему шанс проявить себя. – Для чего ты так делаешь?
- Проверяю реакцию зрачков на свет, - объяснил Соломатину капитан сборной Колумбии. – Помимо прочего, большая вероятность сотрясения мозга. Итак, юноша, скажите: что вы не поделили с Хамесом?
- Марио, Ангел здесь не при чем. – Признался Хамес. – Моя вина. Но я действовал абсолютно по ситуации, Джером Буатенг решил похвастаться ножиком для тростника По сути дела, я встретился с Джеромом и Андрэ Щюрле, и решил вернуть себе Микелу. Получил от них. Ангел меня здорово выручил, он один справился с ними.
- Если ты меня не обманул, у меня появилась замечательная идея. Юноша, вы, из России, будете нашим свидетелем? Мы собираемся позвонить Йоахиму Леву. – Раскрыл свои планы Йепес.
- Легко, - быстро согласился Соломатин.
- Лео? – Тихо произнес Ди Мариа, смотря на россиянина. Игрок «Амкара» развел руками:
- Нет, к сожалению. Но мне говорили, что я на него внешне похож. Я – Павел Соломатин.
- Вставай, дружище, - протянул руку Хамес аргентинцу, предлагая помощь. – Отдохнешь с нами на теории.
- И то верно, нас уже заждались. – Убедился Йепес, проверив, который час. – Идемте с нами, Павел. Мы позвоним по дороге.
Первая игра, в час дня по местному времени, была между командами Германии и Италии. Немцам пришлось обойтись без услуг темнокожего и крепкого Джерома Буатенга, потому что Марио Йепес, как и обещал, позвонил наставнику Германии. Буатенг явился на тренировку как ни в чем не бывало, и сразу же попал под рентген серо-голубых всевидящих глаз Лева. Договорив по телефону, внимательно выслушав все-все претензии Хамеса, Йепеса и Соломатина, Лев убрал технику в чехол и почесал подбородок. Он поделился сплетнями колумбийцев с Буатенгом, и спросил, что по делу думает сам Буатенг.
- Они у меня еще нож украли, козлы, чертовы воры! – Негодовал Джером. – Но ничего, я зато спер сережки Ди Мариа
- Я не ослышался? – Брови тренера Германии надвигались черными тучами на его глаза. – Ты правда хотел убить человека?
- Хер Лев, убивать я не планировал, я собирался отрезать крылышки или что придется Они с Хамесом Родригесом – два сапога пара, просто не разлей вода! Ди Мариа вступился за него, избив до потери пульса меня с Щюрле, абсолютно не ведая, что Хамес надругался над его сестрой!..
- Ты будешь отстранен от участия в матчах с командой до тех пор, пока не переосмыслишь свое поведение. – Подвел черту Йоахим Лев. – Если вдруг мы проиграем Италии, то виноват будешь ты. И лучше всего тебе извиниться перед Ди Мариа.
- Хер Лев, Вы назвали шлюхой его сестру - припомнил Буатенг.
- То, что я называю хитрую девку неприличным словом, не дает право тебе замахиваться ножом на капитана Аргентины! Я решение не поменяю! Сегодня ты не выйдешь из раздевалки! – Вскипел Лев.
Так Буатенг разгневал сурового, но справедливого Йоахима Лева. И Германия вышла на поле без него. Пирло дружески хлопнул Лама по щеке, тот ему незаметно от арбитра Риццоли отвесил позатыльник. В Италии тоже было изменение, но их замена никак не была связана с нарушением каких-то правил тренера футболистами. Очень не повезло Жанлуиджи Буффону, основному вратарю сборной Италии, он получил растяжение мышц на тренировке, и ему понадобилась замена хотя бы на одну игру. Вот когда пригодилась помощь второго вратаря – голкипера по фамилии Серигу. Италия играла в темно-синих формах, а Германия – в белом с полосками цветов национального флага.
Счет в матче открыл Сами Хедира на двадцатой минуте, выбежав на позицию центрфорварда и при выходе один на один заставил Серигу махнуть бабочкой мимо мяча, легко закатив его движением внешней стороны стопы в ворота. Кассано бежал выбивать мяч с линии ворот, но не успел – расстояние было очень велико, несмотря на медленную скорость мяча. Серигу тоже не постарался исправиться – был в шоке от собственной ошибки. Один – ноль в пользу Германии, показало табло. Ничего не поменялось до перерыва.
Нойер дал маху, сравнивая счет по ошибкам вратарей, в начале второго тайма. Мануэль прекрасно играл ногами и смело выходил за пределы штрафной площади, уверенный в собственном дриблинге. Чем-то манера его игры напоминала знаменитого колумбийского голкипера Рене Игиту. Но, как и его предшественник на чемпионате мира девяносто восьмого года, он не учел возможности, что Балотелли может его обвести. Он мог бы броситься и снять мяч с ноги нападающего руками, будь он в штрафной площади, но Нойер с Балотелли встретились около центра поля. А дальше Балотелли оставалось самое легкое – пробежать еще с три десятка метров, и переправить мяч в сетку ворот. Италия сравняла счет на сорок шестой минуте, один – один. Марио повис на Пирло, а потом, отделившись от команды, начал бить себя в грудь, подобно самцу гориллы. Сборная России на трибунах в лицах Самедова, Ещенко, Комбарова и Малафеева затрясла итальянскими флагами и распечатанными фотожабами про Марио Балотелли, празднуя гол вместе с Италией. Все россияне отказались делать прогнозы на матч, а просто поддерживали команду Италии, потому что немцы их раздражали.
Юный немец с кроличьей внешностью, светловолосый Марио Гетце одновременно и улучшил, и ухудшил положение дел его команды. Он пробил с лету, получив передачу от Тони Крооса, а Серигу прыгнул не в тот угол. Офсайда не было, Риццоли гол засчитал. Но Гетце переусердствовал, празднуя забитый мяч. Он сначала показал филейную часть тела, сняв с себя шорты и трусы, а затем перепрыгнул ограждение и пошел ломать камеры и кусать оператора. Он нарвался на удаление с поля, не успев выйти на замену. Два – один, но немцы остались в меньшинстве. Ему заломили руки за спину и унесли с поля в подтрибунное помещение, следя, чтоб он не вырвался.
Удивительно, но следующий отличился Месут Озил, бывший игрок «сливочных», пробив штрафной удар по методу «черпачком». Три – один. Такой счет Германию устраивал, но нужно было сохранить его и обрывать любые точные передачи Италии. А особенно – караулить распасовщика и капитана «сапожников», тридцатишестилетного Андрэа Пирло. Россияне к тому времени стали змейкой покидать стадион: смотреть на поражение Италии без слез они не могли. Они пропустили то, как оформил дубль немец с турецкими корнями, забегая с правого фланга и пробивая в дальний от себя угол. И добавленные минуты Италию не спасли. Германия ждала соперника. В послематчевом интервью у Мануэля Нойера спросили, кто из пары Колумбия и Украина им предпочтительнее для полуфинальной встречи. Нойер улыбнулся, пожимая плечами и щуря светло-зеленые глаза: одинаково.
- В Украине есть Юта, в Колумбии – Родригес. Судите сами: У России – никого, у Коста-Рики – Кемпбелл и Навас, у Нигерии – Муса и Носорог, у Аргентины – Месси. И только у нас, у немцев, есть то, чего нет у всех оставшихся на турнире сборных. У нас есть настоящая команда.
Ди Мариа проспал всю теоретическую подготовку Колумбии к сборной Украины, и большую часть предматчевой разминки. Сообразив, что скоро, через какие-то минуты, начнется игра Украины и Колумбии, он собирался покинуть поле. Хамес усадил его обратно на скамейку запасных Колумбии:
- Наш тренер разрешил тебе остаться. Далеко ты не уйдешь. Просто не светись перед камерами. Запасных игроков никто толком и не снимает, только во время разминки перед заменой да при исполнении гимна.
- Джеймс, удачи в сегодняшнем матче, - пожелал ему Ди Мариа.
- Я и в самом худшем случае не уеду до конца Чемпионата Мира. Мы с Оскаром договорились его досмотреть. Присоединяйся к нам, если что. Ну а мы будем стараться играть с Украиной на равных, по меньшей мере. Спасибо, конечно.
Судьей назначили китайца Гуя, обслуживавшего матч Уругвай – Швейцария. Капитаны команд с радостью пожали ему руки, а Аллен Юта даже перекинулся парой слов с китайцем на родном языке арбитра, чем его немало удивил. Йепесу хватило этого времени, чтоб добежать до ворот Оспины и передать ему бутылку воды. Украина играла в любимой желтой форме с синими полосками, а колумбийцы надели бордовые комплекты. Судьи вышли в зеленом, потому что у вратарей была серая и черная форма соответственно.
Первый же голевой момент на десятой минуте превратился в гол. Хамес Родригес сделал передачу Куадраро, и темнокожий веселый партнер пяткой отправил мяч катиться между ног вратаря Блохина. Один – ноль. Оскар замахал плакатом в поддержку друга, Хамеса Родригеса, наблюдая за веселыми танцами эмоциональных южноамериканцев. Кержаков и Аршавин загудели в купленные дудки. После неприятного случая, где поучаствовали Дзюба и Капелло, россияне болели против сборной Украины и против Аллена Юты в частности. А колумбийцы пришлись им по душе. Оскар отметил, заговорив с Кержаковым, что танцы колумбийцев смотрятся намного более интересно, чем танец Юты. Особенно, если танцуют они синхронно. Куадрадо прокатился пару метров на спине ассистента, выдавшего ему великолепный пас. Хамес Родригес и не заметил, что ярко-зеленый кузнечик к нему вернулся, но уселся он не на руку, а на плечо, чтоб шатало меньше.
На девятнадцатой минуте Аллен Юта, капитан сборной Украины, переместился с центра поля на фланг, и начал выплясывать нечто в стиле танцев Уинстона из старого фильма «Прошлой ночью», используя мяч как один из главных элементов танца. Все бы ничего, но он плясал на половине поля колумбийцев, и, отвлекая причудливым танцем номер два защитников Колумбии, с песней Нельсона Мосса из «Сладкого ноября» продвигался к чужим воротам по метру.
- Ты идиот? – Спросил у него Кинтеро, пытаясь опрокинуть тощего украинца. – Это футбол, а не шоу! Гуй! – Привлек колумбиец внимание восточного арбитра. – Он нарушает правила футбола! Он танцует!
- Все в рамках правил. Танцы с мячом пока что не запрещены, - отрезал Гуй. Оспина, отвлекаясь от своей главной задачи – сторожить ворота, подбежал к границе штрафной и начал поддерживать товарища по команде. Но абитр их не слушал, а смотрел на то, как Юта с легкостью закатывает мяч в пустые ворота и как он делает три переворота, вставая на мостик и перекидывая ноги, чтоб в нужном месте станцевать коронный танец Наблюдателя. Как же, визитная карточка одного из лидеров в рейтинге лучших бомбардиров, сравнявшегося с аргентинцем Ангелом Ди Мариа по количеству забитых мячей. Кержаков и Аршавин высунули языки и вставили пальцы в рот, делая вид, что их вот-вот вырвет.
Объявили перерыв. Симпатичные бразильянки начали развлекать публику акробатическими номерами. Когда закончилось их выступление, стали придумывать розыгрыши призов для зрителей – формы стран Украины и Колумбии, выстреливающие из пушек в разные фанатские сектора. Кто поймает, тому и достанется. Аршавин достал из рюкзака с символикой «Зенита» ровно три упаковки новых чипсов «Лейс», угощая Кержакова и Оскара. Оскар сфотографировался с пакетом вредной еды – бразилец обнаружил, что на чипсах изображено лицо Андрея Аршавина.
- Реклама спонсора? – Поинтересовался игрок «Челси».
- Пошел ты, - сверкнул зубами Аршавин. – Я в «Зените» - первый номер, и лишние спонсоры мне не нужны. Я в деньгах как в мусоре купаюсь. Ну, а ты почему еще не на родине? Забыл: ты же на родине, вас высадили с вашего домашнего чемпионата. Вам банально не хватило вашего петушка с осветленным гребнем, прогадавшего с клубом.
Оскар сказал:
- Зря ты о Неймаре плохо говоришь, он игрок топ-уровня. Я ему желаю оправиться от неприятной травмы за минимальные сроки, и удачного сезона в «Барселоне», особенно в играх против мадридского «Реала». Меня достали сияющие рожи Криштиану Роналду, Гарета Бейла, Карима Бензема и Ангела Ди Мариа. Я сижу на стадионе вместе с вами, поскольку переживаю за моего друга Хамеса Родригеса.
- Твой друг Хамес недурно начал, такой пас выдать, прямо на ногу мяч лег Куадрадо! – Отметил мастерство юного колумбийца Кержаков. – Я, к слову, в бинокль рассмотрел любопытную деталь: Хамеса очень любит местная фауна. Кузнечик с него не слетал весь первый тайм!
- Я такое вспомнил, Оскар, что ты сейчас свои слова по поводу «Галактикос» возьмешь назад. – Хитро прищурился Аршавин. – Ты тут лапшу вешаешь, что Хамес твой друг, а сам против «Реала» болеешь в ЛА Лиге. Как же так? Хамес ведь присоединился к «сливочным».
- Я уточню это у Хамеса после матча. – Прекратил беседовать с русскими спортсменами плеймейкер Бразилии, и начал рыться в сумке в поисках пива. Надо же было чем-то запивать подарок Аршавина. Дожевав последние крошки чипсов, бразилец от себя добавил: - Насчет лапши – ты сборной ошибся.
Во втором тайме команды снизили темп, и начали перекатывать мяч. Жара, и боязнь рискнуть. Потому что знали: как только одна команда вырвется вперед, другая в долгу не останется. На восемьдесят девятой минуте Хамес Родригес как из пушки зарядил с тридцати метров по воротам Блохина. Гол засчитали, четыре защитника находились впереди колумбийца, и Хамес на радостях побежал праздновать к скамейке запасных Колумбии. Ярко-зеленый кузнечик, верный спутник Хамеса, решил размяться, или он отмечал гол южноамериканцев, кружа над стадионом в городе Сальвадор.
- А он что здесь делает? – Нахмурился Аршавин, увидев по экрану, как Хамес Родригес поднимает Ди Мариа.
- Шлейфует скамейку запасных, - нашел очевидный ответ Кержаков.
- Сборной Колумбии? – Моргал Оскар. – Не верю.
- Оскар, не тупи! – Посмотрел на небо и сложил ладони Кержаков. – Они с Хамесом давно дружат, поэтому Хамес и нашел для него неплохое местечко. Наверняка Ди Мариа за билет платить не хотел.
- Не знал, что они друзья, - Оскара словно ударили лопатой по лицу.
- Значит, ты по-любому не знаешь, что у Машки лейкемия. – Рассказал Аршавин. Колумбийцы и аргентинец синхронно танцевали около бровки.
- Чешите, - больше слов у бразильца не нашлось.
- Разумеется, мы чешим! – Аршавин продемонстрировал некоторые фотографии, сделанные Шатовым на сотовый телефон. – Его наш врач Соколов осматривал и подтвердил диагноз.
- Аршавин, Кержаков, надо поговорить после матча. – Сказал им Оскар, и троица вернулась к событиям на поле.
Арбитр добавил три минуты. И первый гол забил Шевченко с пенальти, сравнивая счет. В своей штрафной Санчес подыграл себе рукой очень явно, и его наградили желтой карточкой. Шевченко был кудесником мяча и мастером пенальти. Два – два.
Последний гол был неожиданный. Мчались колумбийцы к воротам Блохина. Хамес решил все сделать сам, но на его пути вырос бледный Юта. Аллен взял его руками в районе пояса и осторожно отодвинул от мяча, чтоб не повалить полузащитника на землю. Иначе это был бы свисток в пользу Колумбии и очень опасный штрафной, всего три метра до разметки у ворот Блохина. Так бы тоже свистнули, но Гуй по случайности отвернулся, и Юта не мог не воспользоваться удачным моментом. Подобрав мяч и пробрасывая себе на ход, он обошел как стоячих всех игроков Колумбии, и не пожадничал, отдавая мяч партнеру Коноплянке. Три – два. Украина выиграла сборную Колумбии. С плеча Хамеса сорвался уже почти ручной кузнечик и полетел вслед за Алленом Ютой. Заинтересовавшись, украинец перестал танцевать и попробовал поймать насекомое. Его палец укусили мощные жвала. Юта не переживал. Определилась первая пара полуфиналистов с верхней части таблицы: Германия из группы «C» ожидала встречи с Украиной из группы «B».

О планах России на игру со сборной Коста-Рики, о хитрецах Криштиану Роналду и Златане Ибрагимовиче, а также о том, какой пас по праву был назван пасом всего Чемпионата Мира по футболу – 2014.
Златану Ибрагимовичу, именитому шведу и звезде французского клуба «Пари Сен-Жермен», было мало лидерства и роли основателя во втором фонде ставок, куда записались Марио Йепес, Алексис, Давид Луис, Оскар и многие другие, включая Криштиану Роналду. Шведу не терпелось играть не поле. И он поделился желанием с Криштиану. Но как его реализовать? Швецию высадил сам Ибрагимович, не собиравшийся возвращаться на родину, потому что фанаты шведского футбола встретили бы его тухлыми помидорами и яйцами в лучшем случае, а Португалии не повезло в серии пенальти с Колумбией. Идея им пришла, когда они смотрели расписание матчей четверть-финала. Две игры были сыграны. А играть с Россией они считали смешным.
- Усилим Нигерию? – Провел пальцем по листку с расписанием Ибрагимович. – Они выходят на Аргентину. Я с собой много чего взял, автозагар, к примеру
- Нелегкое ты мне дельце предложил, - оценил Криштиану Роналду. – Я тебя поддержу. Ты пойми, в случае выхода на поле в основе Аргентины Игуаина, я стану соперником сразу двух одноклубников. А один из них тащил на себе наш матч в финале Лиги Чемпионов, сам решил его исход.
- Становишься сентиментальным, Криш. – Хлопнул португальца швед по спине, почувствовав мощный корсет мышц под тонкой кофтой.
Поздним вечером к тренеру Нигерии постучались двое, с темной кожей, один из них имел светлые глаза и светлые для нигерийца волосы. Чего, мол, вам понадобилось, господа? – спросил у них тренер. – Вы кто такие? И тут один из двоих, светловолосый, с хвостом, зацепленным резинкой, и длинным, как у Буратино, носом, принялся рассказывать. Якобы в Интернете они прочитали, что их фамилии присутствуют в заявочном листе сборной Нигерии, но прочитали очень поздно, и не имели возможности прилететь на помощь к великой команде в другой день. Листок тот он предоставил в распечатанном виде. Тренер прошелся по списку очень внимательно и спросил, какие фамилии принадлежат им. Второй, с относительно короткой стрижкой, уложенной гелем, показал на два причудливых имени.
- И кто из вас кто?
- Виноваты, мы просто не успели отдохнуть с дороги, сразу же решили Вас уведомить, сэр. – Улыбнулся он улыбочкой Криштиану Роналду. – Я – Криштан Роналдимович. А это – мой лучший друг и замечательный форвард, пусть недавно его посадили на скамейку запасных в футбольном клубе «Мордовия». Его зовут Златокриш Ибраналду. Я сам заигран за «Арсенал», за тульский «Арсенал». Я тоже в основе появляюсь два или три раза за сезон, но я установил новый рекорд. Я прошел все уровни «Змейки», пока сидел на скамейке!
«Ибраналду» и «Роналдимович» отродясь не слышали таких названий клубов, просто они подготовились к допросу и начали нагружать различные сайты-поисковики, пытаясь найти самые малоизвестные клубы.
- Имена у вас подозрительные, - не отводил от них глубоких глаз тренер.
- Ах, это, - тоже улыбнулся первый, «Златокриш». – Мы сами поменяли имена. Изначально нас звали Мумба-Юмба и Тумба-Гумба. Но мы увлеклись футболом еще с подгузников. Когда мы выросли и увидели их игру Криштан обожал Криштиану Роналду, Златана Ибрагимовича и Рональдиньо. Мне полузащитник Бразилии понравился меньше, чем ему, но первые двое нас впечатлили одинаково. Вот мы и поменяли имена, чтоб походить на наших кумиров, похожей внешностью нас природа не наградила.
- Ошибаетесь, - потер руки тренер Нигерии. – Вы очень похожи на Криштиану Роналду и Златана Ибрагимовича, только что почистивших дымоход!
- Так это как бы вам сказать мы и есть, - прошептал Криштиану. – Но дымоход мы не чистили. Мы собирались предложить вам посильную помощь в игре с ангелочками С Аргентиной. – Поправился португалец. – Мы сделали кожу черной, чтоб не вызывать подозрений у операторов, когда будут снимать команду на поле.
- И чем вы нам поможете? – Принял устрашающую позу нигериец. – Ты, Златан! Ты забил гол в свои ворота! Вдруг ты отличишься второй раз, уже в наши ворота? Поглядите на себя! Комический дуэт, братцы-акробатцы.
- Я не буду, сэр. Я же вас не подвел, из-за меня вы и прошли в четверть-финал. Я отличу ангелочков от черномазых я хотел сказать – от сборной Нигерии. – Златан вовремя закрыл себе рот рукой, чтоб не высказаться при наставнике Нигерии. – А Криштиану Роналду для вас вообще бесценен, он «сливочный»! Как вы не понимаете! Он знает игру капитана соперников лучше своих пяти пальцев, они сыграны в «Реале», и знает, чего ждать от плеймейкера Лео Месси – он его соперник по ЛА Лиге!
- Убедили. – Тяжко вздохнул нигериец. – Завтра жду на разминке.
Россия затосковала. На разборе тактики они узнали, что у Коста-Рики тактика есть, а у России – нет. Навас в глазах Капелло был вторым Нео, или же каменной стеной с руками и глазами. По нему хоть из пушки мячом заряди, он все равно мяч поймает – так поняли россияне. К тому же, россияне прочитали о том, что Анчелотти сделал выгодное предложение Кейлору, и Навас решился сменить клуб, присоединиться к «Реалу». Касильяса, вратаря Испании, «сливочные» выкинули в статусе свободного агента, и ему быстро нашли замену в лице коста-риканца.
Кокорин позвонил Навасу, и пригласил его отметить переход в новый клуб вместе с его товарищами. Позвонил он ранним утром, в девять часов. Кейлор обрадовался, и заказал на праздник выпивки и женщин, не думая о матче. Это сыграло русским на руку. Кейлор за них придумал основную хитрость. Россияне были намерены споить всю команду, чтоб те не могли играть на нужном уровне, а вратаря вообще вывести из строя. Поэтому Кокорин сделал еще одну вещь: позвонил в сборную Аргентины:
- Слушаю.
- Кокорин, с кем говорю?
- Ди Мариа.
- О, Машка! – Чуть шевельнул губами Кокорин. – Помнишь, мы сегодня играем с Коста-Рикой? Нам нужна некоторая помощь. Кейлор Навас доверил нам организацию мини-праздника в честь его перехода в «Реал Мадрид».
- Есть идеи?
- Идеи есть, но нет средств. Навас очень хочет выпить и красивых женщин. У нас закончилась русская водка, а у вас, южан, слышал, любимый напиток – текила. Не поделитесь? Нам надо сразу с запасом.
- Решил посмотреть матч с лавки? – Прокомментировал Ди Мариа.
- Ой, чья бы корова! Тебя весь мир на скамье сборной Колумбии увидел, передавай огромное «спасибо» Хамесу! По теме: нет, я пить не собираюсь, мы выпьем потом, празднуя победу и готовясь к Нигерии. Надо напоить наших почетных гостей из Коста-Рики, и ублажить стража их ворот Наваса. Помимо напитков, мы ищем красивых женщин, согласных на небольшую помощь
- Дай подумать, - Кокорин сам себе через зеркало показал язык и помахал ладонями рук на уровне плечей как крыльями, предварительно очертив пальцем круг над головой. Он поторопил собеседника:
- Думай быстрее!
- Я пошутил. Все будет. К вам скоро подойдут. А бразильские танцовщицы вас устроят?
Кокорин ударил кулаком воздух:
- Только попадись мне на глаза, Машка, шутник чертов! – Но в трубку он сказал другое: - А куда он денется! Идеально. Ждем текилу и девушек. Неудачи вам в матче с Нигерией!
Почти за минуту до появления гостей в специально приготовленном номере Аршавина, Акинфеева и братьев Березуцких, появились два аргентинца – молодой Анхель Коррэа, вечный запасник «солнечных», и Маркус Рохо. Они притащили бочонок с текилой.
- S Аршавин позвонил танцовщицам, они подойдут, когда Навас достигнет нужного состояния. – Отчитался Анхель. – Мы выполнили поручение, к нам нет претензий?
- Разворачивайтесь на сто восемьдесят градусов и летите, ангелочки! – Жестикулировал Кокорин. – Коста-Рика не должна знать о вашей помощи. Если танцовщицы не подойдут, с тебя и спросим, Коррэа. Либо с твоего кореша, Рыжего.
Все пошло как по маслу, лучшего сборная России по футболу пожелать не могла. Навас и все два состава Коста-Рики просили подливать еще, беседовали на смешанном языке. Россия составляла им компанию и смеялась над пьяницами. В нужный момент Акинфеев и Кокорин отворили дверь чудесным смуглым танцовщицам в откровенных костюмах, впереди которых была одна-единственная девушка с кожей цвета алебастра, рыжими волосами с мудреной прической и ярким макияжем для черных глаз. Ее подруги начали танцевать сальсу, а она исполнила песню «Esso, esso», двигаясь в такт музыке. Навас, раскачиваясь, встал на невыпрямляющиеся ноги и попытался наградить девушку заслуженными овациями. Не получилось – ладони не ударили друг о друга
Шатов закончил спиливать шипы у бутс коста-риканцев, и сборная России по футболу могла выйти на поле в традиционной бардовой форме. Коста-Рика была в белом. Судьи смогли надеть привычные комплекты: черные шорты и желтые майки. Дзюба, выставленный одним из трех форвардов, проверил состав соперников. Кейлор Навас в отключке лежал у себя в номере, в обнимку со смуглой красавицей. Да, его положение было очень шаткое. Рекомендация тренера сборной могла испортить возможную карьеру в мадридском клубе.
На трибунах, помимо прочих гостей, сидела троица друзей. Бразилец Оскар, плеймейкер основы, привыкал к новой компании. Сравнительно новой, потому что второй человек из троицы, колумбиец Хамес, был ему приятен. Хамес нравился Оскару простотой в общении и энергией. Оскар выяснил: русские футболисты его не обманули, Хамес подписал контракт со «сливочными». Оскар оказался в окружении двух игроков королевского клуба. Ди Мариа был третьим человеком в компании. Был весьма напряженный момент, когда Оскару открыли глаза не реальность, но он смирился с тем, что у Хамеса много друзей, и они все разные. Он отвлек Оскара от раздумий и предложил сделать прогнозы на игру. Оскар первый дал ответ – он внимательно следил с начала группового этапа за сборной Коста-Рики:
- Разве я законченный дурак, чтоб ставить на Россию? Коста-Рика выиграет, а забьют они два гола. Россия не сможет забить гол чести, ведь на воротах будет стоять Навас. – Эти обсуждения велись во время линейки команд. Очевидно было, что Оскара линейка интересовала мало.
- А я бы поставил на пять голов от Коста-Рики. Будут забивать абсолютно все, кто успеет прибежать в штрафную площадь России. Класс двух команд сравнивать бесполезно! – Хамес не согласился с числом голов, но в целом он был солидарен с Оскаром.
- Я поставлю на Россию. – По известным причинам сказал Ди Мариа. – Россияне очень любят мухлевать, и обычно им все прощается. Кроме того, Оскар, Навас на поле не присутствует.
На поле испанский арбитр Веласкес дал свисток. И начался ад для южноамериканцев. Никакого сцепления с футбольным полем, и благодаря лыжной смазке, которая покрыла их подошвы без шипов – прекрасное скольжение на мокрой траве. Отсутствие основного голкипера породило аж семь голов в первом тайме, и Дзюба оформил покер.
- Ты знал! Ты им помог выиграть! – Обвинил Оскар Ди Мариа.
- Кончились всего сорок пять минут. Столько же времени есть у ваших фаворитов на отыгрыш. – Сделал вид, что его прогноз и происходящее на поле – чистое совпадение, Ди Мариа.
Во втором тайме латиноамериканцы поменяли ботинки, но распитие текилы не прошло им даром. Валиться на газон коста-риканцы начали абсолютно по другой причине. Джоэль Кемпбелл пару разу накалял обстановку у ворот Акинфеева, и один раз даже чудом забил, но гол не праздновал. Россия воспользовалась правом замены, и на семидесятой минуте вместо бесполезного Самедова выпустила второго вратаря, Вячеслава Малафеева.
- Куда Веласкес смотрит, Ангел? – Переживал за Коста-Рику Оскар. – Эй, ты как? – Вдруг вспомнил о диагнозе аргентинца бразилец.
- Оскар, дай человеку поспать. Ему, в отличие от тебя, сегодня играть надо будет! – Отметил Хамес. – А вообще-то такие ситуации надо предусмотреть в футбольных правилах, иначе тренера будут творить, что хотят, беря пример с России на этом Чемпионате Мира.
Надо сказать, что счет держался в пользу России до конца матча. Для Коста-Рики он был разгромным. Семь – один. Решив не мучать команды, Веласкес не стал добавлять ко второму тайму ни минуты, и мгновенно свистнул, руками показывая командам завершать. Россия с легкостью одержала победу засчет одной из хитростей и ждала соперника из последней пары четверть-финалистов, из групп «E» и «H». Мнения россиян разделились на интервью. За одну половину команды сказал Кокорин:
- Очень рассчитываем попасть на Нигерию, потому что нам фартит в играх с африканскими сборными. Они не такие сильные, и у них есть три игрока из нашего чемпионата по футболу. С латинскими сборными, в принципе, играем тоже неплохо, но Аргентина – случай особый.
За вторую половину России говорил Игорь Акинфеев:
- Говорю исключительно свое мнение: Аргентина легче. Нигерия – грубая сила, они сродни гориллам в африканских горных лесах. Тактика Аргентины нам знакома, играют они «от обороны», так что будем готовы и учтем ошибки, допущенные в игре в рамках нашей группы. Тем более, прошел слух, что некоторые футболисты в «солнечной команде» не смогут принять участие в следующих играх по состоянию здоровья. Как говорят наши мудрецы: один Гном не снесет дом, без ангела-хранителя.
- А вы слышали про новичков сборной Нигерии – Златокрише Ибраналду и Криштане Роналдимовиче, Игорь?
- Ходили слухи, что Нигерия усилилась. Потому и переживаем за ангелочков. – Акинфеев не заметил, что оговорился в интервью для каналов и назвал Аргентину ходовым прозвищем.
- Молодец, угадал. – Рискнул разбудить Ди Мариа Хамес. – Пойдешь на разминку? На все про все вам два часа осталось.
- Пойду, - безразлично сказал Ди Мариа. Опять симптомы начали проявляться. Он начал думать, вставая на дрожащие ноги, как же скрыть недомогание. Сегодня команда без него не выйдет на поле. И такой принцип заставлял его бороться с болезнью. Он мысленно произнес: Аргентина выиграет. Я буду с ребятами до конца.
Капитаном Нигерия в зеленых формах выбрала единогласно (результаты голосования подправил Криштиану Роналду) Златокриша. Позже португалец, стоя в объятиях нигерийцев, наблюдая за Ибрагимовичем в гриме и за Ди Мариа, подумал, что поступил опрометчиво. Он прочитал взгляд аргентинца. Ди Мариа узнал Ибрагимовича. Криштиану Роналду помнил все незаметные на первый взгляд проявления эмоций партнера по клубу, он догадался, почему темно-карие глаза капитана Аргентины хитро заблестели. Да шут с ним, с Ибрагимовичем, мне бы не выдать себя! – поставил одну из задач перед собой португалец. Посмотрев еще один раз на Ди Мариа, Криштиану Роналду увидел, насколько сильно он похудел. Он и первого тайма мог не выдержать. Шансы на победу Нигерии резко увеличились.
Свисток, Нигерия от центра поля, и началась жуткая борьба за мяч. Нигерия столкнулась не с той Аргентиной, что делает ставку на оборону и на контрвыпады быстроногой группы атаки. Эта Аргентина желала задавать темп игре, с чем Нигерия в лицах Носорога, Ибраналду и Роналдимовича мириться не собиралась. Едва мяч переходил в распоряжение кого-то из названной троицы или любого другого нигерийца, аргентинцы слетались коршунами и вступали в контактную борьбу. Ибрагимович, недовольный сухим результатом, очень раскалился ко второму тайму. Одна из атак «солнечных» была довольно опасной. Ди Мариа набрал такую скорость, будто ему помогали невидимые глазу крылья. Ибрагимович, раздувая ноздри, даром что не выдыхая огнем, отошел в оборону и специально ударил шипами по ноге вингера. S Аршавин посмотрела на шведа снизу вверх, но так, точно выше ростом была она:
- А если я тебе по щиколотке, Ибраналду?
- Дрищей не боимся, - встали стенкой Ибрагимович, Криштиану Роналду и Носорог.
- И Гнома тоже, - назвал Лионеля Месси по оскорбительному прозвищу, придуманному из-за маленького роста «десятки» Аргентины, Криштиану Роналду. Месси внимательно оценивал расстояние от примерной точки до ворот Нигерии, пока на поле врачи замораживали ногу Ди Мариа.
Месси, дождавшись окончания спора Ибраналду с Валентином Ивановым, главным рефери игры, относительно справедливости показанной желтой карточки, переговорил с судьей, наблюдая за ушедшим к бровке Ди Мариа:
- Сеньор Иванов, вы можете сначала разрешить вступить в игру нашему человеку, а потом отметить точку, с которой я буду выполнять штрафной?
- Договорились.
Судья сдержал слово. Месси подозвал к себе Гаго, Паласио, Ди Мариа, S Аршавина и Агуэро. Они совещались по поводу штрафного удара. Семнадцать метров, расстояние близкое, есть шанс забить. Месси предлагал навесить на голову кому-то из форвардов или полузащитников. Ди Мариа считал: обыденно. Нигерия того и ждала, по его мнению.
- Я могу пробить по воротам! – Нашел второй вариант Месси. – Я замечательно исполняю стандарты.
- Никто не оспаривает твои таланты, Лео. – Ди Мариа показал ему подождать. – Ты не учитываешь, что в стенке и около вратарской будут Дидье Дрогба, Криштиану Роналду и Златан Ибрагимович.
Месси тревожно посмотрел на капитана:
- Ангел, у тебя солнечный удар! Мы играем с Нигерией!
- Я узнал их. Ибрагимович светловолосый и с капитанской повязкой, к примеру. Присмотрись, и сам поймешь. Давай лучше сделаем наверняка, нам нужен гол. Разыграем штрафной? У нас есть замечательные центрфорварды, а ты хочешь пробить по воротам.
- Поторопитесь! – Свистнул судья. Он очертил полукружием мяч, отсчитал девять метров, и прочертил исчезающей пеной линию, за которую отогнал стенку. По свистку, делая вид, что собирается бить, Месси разбежался и сделал пас на Серхио Агуэро. Тот проскользнул между двумя руками Дрогба – Носорога, расставленными медвежьим капканом. Осмотрелся, понял, что пространства для свободного маневрирования у него сейчас не будет. Перед Серхио возникло два варианта: либо отдавать пас Ангелу Ди Мариа, положение которого было хуже, чем у самого Агуэро, потому что его караулили сразу четверо человек из Нигерии – среди них были и Роналдимович с Ибраналду, либо отдавать мяч обратно Месси. Агуэро рискнул, увидев поднятую руку Ди Мариа. Теперь все лежало на нем. За ним как две голодные белые акулы погнались Роналдимович с Ибраналду, к погоне присоединился Носорог, сперва чуть промедлив. Перебирая длинными ногами, Ди Мариа забежал с правого фланга, и на боковой границе со штрафной площадью сотворил невероятное. Это был один из красивейших финтов, и сам пас он выдал непонятно какой ногой, изогнув ее под причудливым углом и даже слегка подпрыгнув. Мяч лег точно под правую ногу S Аршавина, и она, поняв, что находилась не в оффсайде в момент передачи, потому что не последовало свистка, с точки для пенальти пробила, как она умела, завершая продуманную комбинацию сборной Аргентины. Табло показало: один – ноль. Семьдесят первая минута, и ее фамилия как автора гола. Аргентина начала водить хороводы под овации переполненного стадиона города Сальвадор.
- ДЛЯ ЧЕГО Я ВАС БРАЛ! – Бушевал тренер Нигерии, грозя Криштиану Роналду и Златану Ибрагимовичу с Дидье Дрогба. – Никакого от вас проку нет. Болтуны!
- Я опозорился, - понуро опустил голову и распустил длинные волосы Ибрагимович. Настала очередь сказать слово Криштиану Роналду:
- Не в тебе дело. Прикрытие бесполезно. Мы засветились.
Аргентинцы веселились недолго. S Аршавин собиралась поблагодарить Ди Мариа за передачу, которую диктор по стадиону назвал пасом всего Чемпионата Мира – 2014, но не нашла его среди радующихся товарищей. Она обнаружила его лежащим на спине на границе штрафной площади, там, откуда он ей дал великолепный пас. Он отчаянно тянул руку вверх, показывая, что ему требуется помощь.
- Голова кружится? – Забеспокоилась девушка.
- Нет, другое. Ибрагимович мне ногу повредил.
На поле повторно появились врачи, и провели те же процедуры, что и в первый раз. Встать на ногу вингер не смог и снова упал на газон. Прибежали еще два человека с носилками и унесли его в подтрибунное помещение, чтоб воспользоваться имеющимися средствами и исключить страшные травмы. Сабеллья провел двойную замену: Агуэро сменил на Игуаина, а Ди Мариа поменял Энсо Перез.
- Держитесь, ребята! – Переживал за Аргентину на трибуне Хамес Родригес. – Судья, красную карточку давай Ибраналду!
- У вас появился шанс, переводите игру в дополнительное время или выигрывайте! – Кричал в рупор бразилец Оскар, надеясь, что нигерийцы его услышат и прислушаются к нему.
Хамес мог не надрывать голосовые связки, подсказывая судье, как ему лучше выполнять работу. У Нигерии под конец напряженного матча удалили сразу троих игроков, знакомых нам Роналдимовича, Ибраналду и Дрогба. Судья выяснил, что они не те, за кого себя выдают. Стоило задеть по лицу Ибраналду Демичелису, как ладонь Демичелиса стала черной, а след от руки аргентинца на лице шведа стал белым. То же произошло с Криштиану, а Дрогбу Иванов последним узнал в лицо и вспомнил о принадлежности д'ивуарийца к другой сборной. Несмотря на значительную помощь судьи, аргентинцы ограничились забитым со стандарта голом, но и не позволили нигерийцам ничего создавать близко от своих ворот. Ромеро позже дал интервью, где сказал, что последнюю десятиминутку матча он мог с тем же успехом поспать, свернувшись калачиком.
- Вы видели сами: ребята молодцы, они меня полностью разгрузили. Были четыре момента за весь матч, так ведь без подобных ситуаций ни одна нормальная игра с достойным соперником на Чемпионате не обходится.
- Аргентине удалось забить гол: в чем, по-вашему, причина победы над непростым соперником? Нигерийцы потеряли контроль над ситуацией, или ваша команда на данный момент подготовлена лучше?
- Нет-нет, подготовка у команд примерно одинаковая, по борьбе было видно, в центре поля постоянно была давка и толкотня. – Ромеро распрямил пальцы и снял вратарские перчатки. – Мне кажется, что мы забили, потому что нигерийцы нам позволили. Они сами, по-сути, наколдовали гол: не сбей фальшивый Ибраналду Ди Мариа, не было бы и штрафного удара.
- Раз вы мне напомнили: известно, тяжелая ли травма у вашего капитана?
- Нет, не настолько тяжелая, как мне казалось, - улыбнулся девушке-интервьюерше со светлыми уложенными в пучок волосами Ромеро. – Ангел сможет сыграть в полуфинальном матче.
- К сборной России будете готовиться дополнительно? – Подглядела в листок с наметками вопросов юная интервьюерша. – Две команды из одной группы играют в полуфинале – это редкость!
- О, я ждал этого вопроса. Учитывая перемены в составе россиян, мы будем готовиться как к игре с другой сборной. Нам надо будет учесть все.
- Спасибо за нашу беседу, сеньор Ромеро
- Подождите, - задержал он девушку, и вручил ей вратарские перчатки: - Подарок для красавицы.
- А мне немного жаль, что Аргентина проходит дальше, - неожиданно сказал Оскару Хамес. – Так бы посещали оставшиеся игры втроем
- Поднимай задницу, - пнул его Оскар. – Нам надо будет как-то лететь до Бразилиа. Я хочу увидеть полуфиналы вживую.

Ангел Ди Мариа, Андрэ Щюрле, Василий Березуцкий, Джером Буатенг, Изабелла Ди Мариа, Микела Алвеш, Оскар, Хамес Родригес.
По-другому назвать главу не получится. Здесь пойдет рассказ о судьбах названных героев и о сопутствующих событиях.
Наступил конец сказочке про Изабеллу и Щюрле. По желанию девушки, их роман был прерван. Она поставила точку. Немец предложил ей объяснить странное решение. И она объяснила.
Самое первое, что ей не понравилось – вспыльчивость Андрэ Щюрле. Он полез в драку, а мог бы ограничиться словами и утихомирить партнера по сборной. Лучший способ наказать человека, по мнению Изабеллы, заключался в его игнорировании, а не в избиении. Она также припомнила вспыльчивость наставника Германии и его грязное слово в ее адрес, ничем не обоснованное.
- Андрэ, - села перед Щюрле девушка. – Мне известно о твоих наговорах на Ангела, и о поступке твоего товарища Джерома Буатенга. Если ты ненавидишь моего брата, ты ненавидишь и меня. Я не хочу с тобой общаться. Ты мог бы научиться уважать и понимать моих родных. Мне и смотреть на тебя не хочется. Забудь, что между нами что-то было. Мне также стало известно, что вы с Джеромом собирались наказать невиновного человека. Я тогда не разобралась и начала паниковать, проснувшись на футбольном поле. Хамес ничего со мной не делал, а я могла бы и не пить предлагаемое вами спиртное. Вот тебе и разница: Ангел сначала во всем разобрался, а ты сразу начал бить, откликаясь на просьбу Джерома!
- Глупышка ты, Изи. – Ласково произнес Щюрле. – Не думала, что твой брат специально скрывает болезнь, чтоб не сделать тебе больнее? Я не идеален, но я тебе предлагаю счастье. Я полез в ту драку, чтоб защитить твою честь.
- Посмотри на себя! – Эмоциональная Изабелла заплакала. – Андрэ! Ты становишься как Маркус, полностью! Я хотела бы другого человека! Я думала, ты – другой! Мне не нужен тот, кто будет размахивать кулаками по поводу и без повода! Мне нужен искренний, добрый, честный и заботливый человек. Драчунов везде хватает.
Щюрле уступил:
- Ты во многом не права, но я дам тебе время. До конца Чемпионата Мира. После финального матча ты должна мне дать ответ. Может, ты убедишься, что я был с тобой честен, когда Хамес сознается в злодеяниях, а Ангела повезут в реанимацию.
А Хамес, вроде бы, должен был радоваться, что к нему фортуна повернулась лицом. Он летел обычным рейсом, с другом Оскаром, а третье сиденье занимала Микела. Бедняжка Микела, понявшая, что была чересчур сурова с Хамесом. Его простили все, но не она. Джером Буатенг напугал ее до дрожи, и больше иметь дело с защитником Германии она не хотела. Больнее всего девушке было оттого, что Хамес, сидевший с ней плечом к плечу, ее не замечал, а говорил с Оскаром о футболе, придумывая анекдоты про соперников. Оскар предложил Хамесу сыграть в футбол на портативном компьютере, выбрать одну любую лигу, выбрать по клубу, закупить игроков и устроить встречу. Выбрали они без споров чемпионат Испании. Хамес дал право первым назвать свой клуб Оскару, и тот взял мадридский «Реал». Хамес выбрал постоянных соперников – «Барселону». Он сразу начал повышать параметры игроков, и Лионеля Месси превратил в двух с половиной метрового гиганта. То же самое, надо сказать, сделал с компьютерным Криштиану Роналду Оскар. Почти то же самое. Его Криштиану Роналду получился на метр выше Лионеля Месси из клуба Хамеса. Оскар сыграл первую и пробную игру с «Вилльяреалом», а Хамес посмотрел и посмеялся, мол, ты бы еще сделал Криштиану размером с Годзиллу, он бы ходил по полю ровно два шага во все стороны и топтал бы всех без разбора.
- А это что у тебя за лилипут? – Присмотрелся к составу команды Оскара Хамес, и нашел игрока ростом около метра пятидесяти, тощего. – Докупил кого-то?
- А, это в противовес твоему гигантскому Лионелю Месси, это моя версия Ди Мариа.
- Мой Лионель Месси его одной рукой поднимет и вышвырнет за пределы «Сантьяго Бернабеу»!
- Хамес! – Отвлекла от компьютерной игры смеющихся приятелей Микела. – Надо поговорить! Я дура! Тебя это устроит? Простишь меня за мой поступок?
- Поздновато ты спохватилась, крошка. – Повернулся к ней Хамес. – За произошедшее той ночью можешь себя не винить, я сам думал, что изменил тебе по пьяни. Важнее другое: ты меня обманывала. Ты притворялась, словно наши отношения для тебя что-то значат, словно ты испытываешь ко мне симпатию. Слово не то. Симпатию ты, наверное, правда чувствуешь, кто тебя знает но ты меня не любишь. Я не могу страдать и мучиться от односторонней любви. Я, допустим, готов хоть все звезды с неба для тебя достать, а ты при первой же возможности уйдешь к другому, как только поймешь, что он свободен и готов тебе открыться. Ты делала вид, что ты меня любишь, потому что тот, кого ты любишь действительно, о тебе и не вспомнит. Ну, дала ты ему свой номер телефона, а он тебе хоть раз позвонил? Пригласил на встречу, на прогулку, на свидание? Интересовался, все ли с тобой хорошо? Я тебя еще в Рио предупреждал, на карнавале: у нас были разные мотивы.
- Я тебя помню на том карнавале. Ты распивал текилу с какой-то женщиной за столиком, я со сцены видел. – Вмешался в приватную беседу Оскар. Хамес громко захохотал.
- Оскар, замолкни! – В унисон сказали Хамес и Микела. Микела все-таки сослалась на слова бразильца: - Но ты, получается, тоже мне изменял. Нашел себе спутницу на празднике, и пробовал меня клеить. И ты меня упрекаешь, что мне больше понравился кто-то другой!
- Ох, Микела! Слушаешь все подряд, и не фильтруешь информацию. Ты помнишь, что на карнавал многие пришли в костюмах? Я тогда был вымазан коричневой гуашью, потому что переоделся в Буатенга. Я тебе рассказывал, что пил с другом, а не с девушкой. Мало ли, кто как был одет. Танцующая баварская сосиска тебя не смутила? Беседа с хорошим другом – не измена девушке. А врать одному, вздыхая по-другому – по-свински! Это, считай, сродни измены!
- Измены, как же! – Задрала нос Микела. – Ты угадал! Он мне не звонил, не писал, он про меня совсем забыл! Я с ним встретилась только дважды с тех самых пор, один раз – около твоего объявления, где ты меня подробно описал, мы с ним даже двумя словами не перебросились, ограничились приветствиями. А второй раз – и это вряд ли встреча! – когда Хорхелина Суарес начала к нему приставать! Почему меня схватили Березуцкие?! Эта распутница, надеюсь, получила по заслугам!
- Угомонитесь, народ, - одернул парочку Оскар. – Сбавьте голос на полтона, вас весь салон самолета внимательно слушает, и я вместе с ними. Хамес, заканчивай трепаться, мой «Реал» ждет «Барселону»!
Хамес вернулся к компьютерной игре, оставив красноглазую Микелу наедине с мыслями. Она упустила одного за другим. Ей надо было сделать первый шаг при встрече с человеком своей мечты самой, чтоб он больше не пропал. Она умела очаровывать людей. И она оскорбила недостойным поведением второго кандидата на ее руку и сердце, перспективного и молодого футболиста
- Хамес, - закончили первый тайм команды на экране портативного компьютера, и Оскара вновь посетила мысль, не дававшая ему покоя. – Сделаешь одолжение? Как другу?
- Все, что в моих силах, - заранее согласился колумбиец.
- Помоги мне как-нибудь встретиться с той девушкой, красавицей. Ты говорил с ней в аэропорту Сальвадора. Она стояла в голубом платье, в босоножках, у нее смуглая кожа
- Ты имеешь в виду Изабеллу Ди Мариа?
- Она же не
- Да, Оскар, младшая сестра. – Прочел его мысли Хамес. – По-прежнему жаждешь познакомиться?
- Ну здравствуй, Бразилиа! – Вдохнул полной грудью знакомый теплый воздух Андрэ Щюрле, знакомящий с яркой ночной жизнью официальной столицы Джерома Буатенга. – Как мне хочется опьянеть! Плясать, обнимать девушек, радовать народ, зажигать на вечеринках, совершать рискованные поступки! Наверное, так бывает всегда, когда расстаешься с девушкой Изи, конечно, может вернуться Но чувствует мое сердце – я потерял красавицу из Аргентины. Подождем Марио минуты три, он раньше был более пунктуальным. Если и не придет, жалеть не будем, правильно, Джей?.. HALA, MADRID! – Вставил пальцы в рот и свистнул на всю освещенную площадь светловолосый немец. – Хромай сюда, есть поручение! Не беспокойся, бить не буду! Джей, небольшая просьба: не вмешивайся и не горячись.
Буатенг начал сортировать лица людей в том секторе толпы, куда смотрел его товарищ. Почему-то никого знакомого не нашел.
- Ты Гориллу увидел? Ну, в смысле, Балотелли? – Поправил сам себя Джером. Щюрле мог не знать прозвища форварда Италии. Марио некоторые сравнивали с редким африканским животным из-за его силы и мускулатуры.
- Нет, Лапшу. Стал бы я упоминать Мадрид при Балотелли? Я тебя предупреждаю, Джей - Буатенг пока не достиг взаимопонимания с Щюрле, гадая, почему же он должен горячиться. Щюрле начал острить, переходя на смесь английского и испанского: - Сколько лет, сколько зим! Столько всего поменялось! Гляжу, носилки тебе уже не нужны, и вроде бы ходишь без костылей Златан тебя хотя бы навестил?
Глаза Буатенга начали наливаться кровью. Он становился монстром. Он как робот засек цель, и в голове тупо стучало: уничтожить, уничтожить
- ДЖЕЙ! – Встал стеной между Буатенгом и Ди Мариа Щюрле. – Ты на волосок от дисквалификации! Успокойся! Я старался это предотвратить, догадывался, чего следует ожидать при вашей встрече. – С трудом говорил Щюрле, усмиряя и оттаскивая на безопасное расстояние друга. – Надеюсь на адекватное поведение с твоей стороны, Ди Мариа. Я во всех стал сомневаться. Раньше ты мне казался человеком нормальным и уравновешенным, до известной нам истории с Хамесом Меня угнетает твое молчание, раньше бы ты не промедлил с ответной остротой или замечанием. Выслушаешь?
- Чего тебе? – Не посмотрел он на немца.
Щюрле встретился с Буатенгом и с Ди Мариа на той же площади, где он развлекался с Марио Балотелли. Он нашел кафе на открытом воздухе, знакомые столики, нашел парочку незанятых мест, среди которых был памятный для немца столик. Именно за этим столиком он впервые общался с Изабеллой.
- Для начала: пошли, присядешь. – Щюрле обнял правой рукой Ди Мариа за плечи. – Выпьем, заодно пройдут побочные действия от той гадости, которой тебя лечат.
- Джеймс тебя не обижал, зачем ты его бил? – Спросил немца Ди Мариа.
- Скажем так: испугался за Джерома.
Для Щюрле была в этой ночи и какая-то толика романтики. Почему? Потому что, например, он был одет в то, во что и в первую прогулку по Бразилиа, когда повстречал Изабеллу. Его пиджак все еще хранил запах ее духов, а память – яркие эмоции на ее необычном лице. Потому что он шел к тому же столику. Потому что в его мыслях звенел ее чистый голос. Потому что в момент их встречи погода была такая же. То же безоблачное небо, та же температура, то же время на часах. Были и отличия. Не пела, к примеру, под фонограмму колумбийка Шакира. Не сопровождал его Марио Балотелли, с которым они одновременно влюбились в Изабеллу. Но такие мелочи не могли заглушить свежей памяти о приятном знакомстве в столице страны-хозяйки Чемпионата Мира.
- Мы с Джеромом друзья, как вы с Хамесом. Друзья должны друг другу помогать и доверять, стоять рядом до конца. Иначе это не дружба. Я понимаю, почему ты за него заступился. – Размышлял Щюрле. – Наивно, конечно. Ты не присматриваешься к окружению. Я могу только гадать, за какие качества ты ценишь Хамеса как друга, по мне он – тряпка, неудачник и Казанова с чрезвычайно завышенной самооценкой, этакий «пуп Вселенной»
- Он трижды спас мне жизнь. – Прервал поток слов Щюрле Ди Мариа.
Познакомились они два года назад, в Буэнос-Айресе. Хамес был совсем еще зеленый, попал в сборную Колумбии аккурат перед Чемпионатом двух Америк, сравнимым по масштабам с Чемпионатом Европы. Это было в 2012 году, в начале июня. Сам Ди Мариа полтора года как выступал за королевский клуб, перекочевав туда из «Бенфики», но с Испанией ему пришлось на время расстаться из-за приглашения в национальную сборную на Чемпионат – 2012. Ему тогда было двадцать три года. Стояла хорошая погода, светило яркое солнце, люди улыбались и были довольны жизнью, обсуждая грядущее событие. Не было сыграно ни одного матча. Команды как раз подтягивались в Аргентину кто на чем. Хамес Родригес тогда ехал с партнерами на специальном автобусе, выкрашенном в цвета национального флага и украшенном фамилиями всех двадцати трех игроков и главного тренера сборной. Они въехали в столицу Аргентины, и Хамес, слушая музыку через наушники, успевал сквозь стекло фотографировать столицу: он тут был впервые. Многие люди отвечали тем же: снимали футболистов и тренерский штаб как могли. Кто-то даже стучался в стекло и махал руками, а кто-то прижимался к стеклам губами, оставляя цветные следы от помады. Водитель проехал людную площадь и затормозил в районе местной автобусной остановки, выпуская пассажиров. Тренер ему дал какие-то указания, тот покивал.
Хамес выскочил из автобуса один из первых – мышцы на ногах и ягодицы затекли от бесконечного сиденья на одном месте. К тому же, он собирался хорошо осмотреться по сторонам. Он выпросил у тренера несколько часов свободного времени до заселения в гостиницу, узнав адрес, по которому ему надо будет подойти в шесть часов по местному времени. Заплутаешь, не гуляй отдельно, советовал ему не рисковать тренер. Нет, ведь есть же люди в городе! Расспрошу местное население в крайнем случае, был весел Хамес. Мы не в джунглях!
Словом, он уговорил команду предоставить ему четыре свободных часа, и команда с тренером его неохотно оставила одного в Буэнос-Айресе. Они ушли, а водитель все еще колдовал с автобусом. Не помочь ли шоферу, мелькнула хорошая мысль у Хамеса, в машинах он разбирался неплохо. Не понадобилось. Водитель сел за свое место, отхлебнул из бутылки с водой и завел машину, а потом начал набирать скорость
Хамес, опередивший автобус метров на семь, собирался проводить его взглядом и помахать водителю на прощание. Он ждал автобус, стоя на краю пешеходной дорожки, у края перекрестка. Красный свет сменился на зеленый, водитель не сбавил скорость перед пешеходным переходом, потому что людям было запрещено переходить дорогу
Хамес увидел тощего юношу, уверенной быстрой поступью сошедшего на дорогу и идущего на запрещающий сигнал светофора. Колумбийцу незачем было рассчитывать время, за которое ускорившийся автобус проедет четыре метра, чтоб понять: столкновение неминуемо, машина громоздкая, затормозить водитель не успеет, а повернуть руль значит привести к гибели множества людей вместо одного. У водителя на оживленной улице не хватало пространства для верного маневра, а юноша уже шел по пешеходному переходу, и не оглядывался по сторонам
Выронив плеер, Хамес без раздумья рискнул своей жизнью, чтоб спасти юношу: он ускорился, побежал так быстро, как он только был способен бегать. Закричав то ли юноше, то ли водителю автобуса, то ли обоим сразу:
- СТОЙТЕ! ОСТАНОВИТЕСЬ!
Хамес настиг местного жителя, схватил его в охапку и не то утянул, не то унес, не то утащил подальше от автобуса. В результате оба они оказались на асфальте, на дорожке для пешеходов. Хамес поднял руку вверх и жестом сказал ехать водителю, мол, ничего страшного не произошло, все целы. Люди тоже увидели его жест, и вернулись к прерванным делам. Дальше колумбийцу в голову пришла умная мысль: а правильно ли он поступил. Он ведь еще не знал, что с местным жителем, отделался ли он шоком, или же были какие-то травмы. Мало ли, упал неудачно, задел край автобуса и так далее. Хамес, принимая более удобное положение, отряхивая порванные джинсы и порванную желтую кофту, обнаружил юношу без сознания, с рассеченным виском. После трех попыток он привел его в чувство. Увидел его глаза и подумал, что лицо у обычного местного жителя больно знакомое.
- Сколько пальцев? – Махал перед лицом юноши Хамес.
- Три? – Слабым голосом предположил он. Хамес переживал. Он показывал всего один палец юноше. Сняв с плеч рюкзак, с которым он не расставался, Хамес извлек оттуда аптечку и умело наложил повязку на голову. Повязка тут же обильно пропиталась кровью. До аптеки дойти хватит, увидел аптеку через дорогу Хамес.
- Давай руку, жить будешь! – Улыбнулся колумбиец, медленно поднимая местного жителя на ноги и следя за его состоянием. Он уже взял на заметку, что юноша был одет в черные спортивные штаны и в белую кофту с длинными рукавами, с надписью «Fly Emirates» и с эмблемой мадридского «Реала». – Тебе повезло, что я мимо проходил! Ну, больше не станешь перебегать дорогу на запрещающий сигнал? Можешь не отвечать, дураку понятно, что не станешь. Вынужден огорчить, приятель: придется снова перейти ту злополучную дорогу, потому что тебе нужна помощь настоящих врачей.
- Спасибо Джеймс, верно? Ты – игрок «Монако»?
Хамес остолбенел. Впервые незнакомый человек в незнакомой стране назвал его правильно. Не «Хамес», а «Джеймс».
- Извини, приятель, - повел его Хамес, придерживая. Колумбиец не был уверен, что юноша повторно не лишится чувств. – Но я тебя не знаю.
Тут он солгал. В который по счету раз посмотрев на лицо местного жителя, Хамес понял, что где-то видел его. Не просто видел, а знал его имя. Поработав извилинами, Хамес пришел к умозаключению, что молодой человек был футболистом, наверняка известным. Не легендой, иначе бы Хамес узнал его сразу же, но фигурой заметной. Возможно, он играл за известный клуб, и очень вероятно, что играл он за любимый клуб Хамеса и его отца – за мадридский «Реал». Хамесу было очень приятно, что юноша его узнал. Но любопытство ему не давало покоя. Когда они перешли дорогу, колумбиец спросил:
- Как тебя звать, говоришь?
- Ангел, - ответил он и упал без чувств. Кровь окрасила кофту «Реала». К ним сбежались люди, позвали на помощь персонал аптеки. А Хамес Родригес был в шоке. Не успел выйти из автобуса – и такая встреча! С одним из лучших футболистов «Реала», способным соревноваться на равных в мастерстве с Криштиану Роналду, Каримом Бензема и с Лео Месси. Еще двадцать минут назад, сидя в автобусе, Хамес посмеялся бы над тем, кто сказал бы ему, что через пятнадцать минут он спасет жизнь Ангела Ди Мариа.
- Эй! – Вспышка от фотоаппарата Андрэ Щюрле ослепила Ди Мариа. Он очнулся. – Хорошо, глаза отреагировали на свет. Мы тут разлили напитки по бокалам, держи. Джей, ты тоже садись, нечего тебе одному на ногах стоять. Дело такое: мы с Изабеллой больше не встречаемся. Мне обидно, ей не стыдно да мелочи жизни. – Принялся излагать суть проблемы Щюрле. – Я не собираюсь ночевать рядом с ее дверью, строить ей жалобные глазки – я не маленький и не наивный. Я уважаю решение девушки. Однако мы с ней успели немного узнать друг о друге в процессе нашего общения. Я думал, поступаю правильно, мужчина должен показать силу, мужчина должен быть заступником девушки и частично принимать за нее решения Но ближе к вечеру меня замучила совесть, я прогулялся до магазина, чтоб купить ей кое-что, о чем она мечтала Джей не даст мне солгать: я долго и упорно искал эту вещицу. – Немец передал коробку Ди Мариа. – Прошу тебя, отдай ей мой подарок. Как она поступит – ее дело, осуждать не стану, пусть даже выбросит, если ей будет противно. Тебя хочу просить о том же: не дави на нее. Пусть она посмотрит на мой подарок и решит, достаточно ли я заботливый и добрый.
Василий Березуцкий нынче был без компании брата-близнеца Алексея. В ту же ночь и в тот же час он сидел один за самым длинным столом на улице, метрах примерно в десяти от Щюрле с Буатенгом и с Ди Мариа. Он ждал друзей, но отнюдь не сборную России по футболу. Из команды он пригласил всего несколько человек: Акинфеева, Щенникова, Дзагоева, Игнашевича. Он бы позвал Алексея, но тот придумал классическую отмазку: он, видите ли, был занят. Прежде, чем прийти, он наказал выбранным товарищам встретить гостей в Бразилиа. Из России с одной пересадкой в аэропорту Шарль-де-Голль они вылетели в столицу Бразилии, чтоб увидеться с друзьями и остаться с ними до финала Чемпионата, до последнего матча. И его ожидание окупилось сполна. Пока немец Щюрле выкладывал неотложное дело, Василий Березуцкий тепло встречал разных людей. Бразильца Витиньо с прической наподобие вороньего гнезда, вытянутой вверх и сплюснутой по бокам, а также с выбритыми боками черепа, молодого человека девятнадцати лет с милой улыбкой и высочайшим мастерством пробивать удары со штрафных. Темнокожего харизматичного Сейду Думбия, заслужившего упорными действиями на позиции центрфорварда и несчетным количеством забитых голов в ворота соперников прозвище «Месси русского чемпионата». Кирилла Набабкина, человека с диким взглядом вытаращенных бесцветных глаз и светло-русыми короткими волосами. Болгарина Георги Миланова, второго бразильца Марио Фернандеса и швейцарца Стивена Цубера, одного из джокеров атаки клуба. Довольно грубого шведа Вердблума, занимающего центр поля и выгрызающего любой сантиметр пространства в борьбе за мяч. И новое приобретение, полузащитника атакующего плана Кирилла Панченко, молодого блондина, на которого надеялись как на его именитого отца. Всех этих людей объединяла принадлежность к одному клубу: ПФК ЦСКА.
Встретившись, они скинулись на выпивку и на блюда. Они собирались сидеть долго. Тем, благо, для разговоров хватало. Участие ЦСКА в Лиге чемпионов примерно через месяц после завершения Чемпионата Мира по футболу, тема очень волнующая, касающаяся всех игроков. Второе, вытекающее из первого: возможные трансферы в свободное летнее окно клуба. На дорогих футболистов руководство не претендовало, и вставала почти невыполнимая задача: поиск недорогого и молодого спортсмена, могущего усилить игру команды. Березуцкий предложил:
- А чего мелочиться, пусть покупают Лео Месси! Десять лямов за Гнома – цена более, чем высокая для него, а игра наша перейдет на новый уровень, и посещаемость матчей увеличится в разы!
- А я еще лучше придумал. – Развил мысль Панченко. – В трансферное окно руководство клуба использует деньги с умом, и потом в составе команды будут совершенно другие фамилии. Например: Зубов, Одуванчиков, Ухов, Лапшин или Машкин, Петухов, Гномов, Гориллов, Кузнечиков, Топоров, Сарай и так далее. Нет, играть будем мы. Но если устанет у нас Вася, то сделать замену на Топорова. Припугнуть соперника скамейкой запасных, а так же чтоб не думать о лимите легионеров.
- Гениально! И что предлагаешь делать, если Ухова или Машкина что-нибудь по-русски спросят?
Чем пьянее становились армейцы, тем громче они хохотали. Вскоре начал содрогаться и прыгать стол, а люди стали казаться одной общей разноцветной массой, из которой то и дело выглядывало лицо Василия Березуцкого.
- Привет, Ангел.
Хамес Родригес три дня разбирался в произошедшем. Все было реально, но рассудок Хамеса твердил ему, что случившееся есть горячечный бред колумбийца. Наверное, это была главная причина, заставившая Хамеса поднять свое тело с кровати после тренировки, обеда и принятия контрастного душа, и приехать в больницу к Ди Мариа.
- Помнишь меня? Я Джеймс Родригес, игрок французского «Монако». Слышал, тебя сегодня выписывают. Зашел вот - Хамес не имел понятия, что следует говорить, потому что не представлял, почему он отказался от приятного и восстанавливающего сна после обязательных водных процедур в душе. Колумбийца характеризовали как человека импульсивного. Такого спросишь, по какой причине ты что-то сделал, и он, застигнутый вопросом врасплох, потеряет дар речи, осознавая, что ответ он дать вряд ли когда-то сможет. – Тебе повезло, что наш автобус не разогнался как следует. Иначе я бы не успел вмешаться... Мы с отцом болеем за «Реал». Я не всегда могу посмотреть игры вашего клуба, но отец их специально для меня записывает
- А пусть бы и разогнался. – Скатилась одна слеза по смуглому лицу Ди Мариа. – Чтоб наверняка.
До Хамеса постепенно дошло: это было не случайно. Автобус, оживленное движение, красный свет, растущая скорость, безразличие Ди Мариа ко всему происходящему. Он не хотел жить. Одно из двух. Знание или потеря.
- Не говори так! – Ужаснулся колумбиец. – «Реал» без тебя не сможет!
- Напротив, Джеймс. Они меня не ценят. Последние две недели я даже на скамейке запасных «Реала» был лишним, потому что я переживал за Мию. А они смеялись, грозились выставить меня на трансфер Три дня назад, когда вы приехали на автобусе в Буэнос-Айрес, у нас с Линой была годовщина свадьбы. Примерно в то же время, когда вас высадили из автобуса, я узнал, что вслед за женой погибла моя дочь
- И ты решил свести счеты с жизнью.
- Прости. Мне не следовало тебе говорить.
Хамес не был психологом или мастером утешений. По большей части, психолог требовался ему самому. Чрезвычайная эмоциональность мешала азартному колумбийцу верно оценивать ситуацию, чувства часто торжествовали над разумом. За это его награждали желтыми карточками, тумаками, подзатыльниками и оплеухами. А бывало, и встречали кулаками. Хамес был женат на сестре Оспины, а свадьбу они сыграли за день до отъезда Хамеса в Аргентину. И колумбиец воспринимал свое новое семейное положение как нечто само собой разумеющееся. Теперь же он подумал, что бы он стал делать, уйди из жизни его Антонелла. К нему пришла опустошенность. Дальше жизни он не видел. Поняв чувства Ди Мариа, Хамес крепко его обнял.
- Когда закончится Чемпионат Америк, - сказал Хамес, - предлагаю путешествие дикарями на север, всего на месяц. Можно будет по пути на пару ночей остановиться в доме моего отца. Что скажешь? Сейчас дождемся твоей выписки, и можно где-нибудь перекусить или выпить. Я тут составил примерный маршрут, через города, которые меня привлекают Обсудим детали, уточним его
- Уйдем отсюда сейчас. – Ди Мариа повернул колесико капельницы, и вынул иглу из вены. – Я знаю одно неплохое место, там дешево, выбор достаточно большой, и алкоголь качественный. Покажешь свой маршрут.
- Ангел, тебя еще не выписали! – Напомнил ему Хамес.
- Выписка – это лишние бумажки, Джеймс. – Переодел он кофту. – Идем, пока сестра не пришла.
- Эй, давай сразу договоримся: под машину не бросаться, вены не резать, таблетки не глотать! Я, если что, не врач, и по кускам тебя не соберу! – Закрыл дверь в палату Хамес.
Рассерженная неловким движением руки Василия Березуцкого, у которого на щеке отпечатался асфальт, и который старался разлепить глаза, местная пчела ужалила его в щеку.
- У, сволочь! – Выдернул русский капитан мешочек с ядом из щеки, отряхивая коленки и потирая кожу, почувствовавшую все неровности асфальта. Фиолетовые круги рядом с глазами, опухшее лицо, ватные конечности. Так он от площади, считая шаги вслух, и поплелся, по пути дозваниваясь до Фабио Капелло, чтоб сообщить, что с ним все хорошо и он почтит команду своим присутствием. По пути он встретил парочку: довольно поджарый темноволосый человек, по-испански беседующий с красивой девушкой в знакомом голубом сарафане. И девушку, и человека он встречал не впервые. Он прочитал на его спине фамилию «Оскар». – Ухо, доброе утро!
- Березуцкий, - отозвался Оскар. К Василию повернулась и девушка. Он мог твердо сказать, кто она такая. Она приходилась сестрой Ди Мариа. – Неужто ты мне завидуешь? И почему ты без братца-вареника?
- В твоем теперешнем положении я тебе ох как не позавидую! Догадайся, что будет, если я позвоню Ди Мариа?
- Сеньоры, умоляю! – Встала между бразильцем и россиянином аргентинка, разведя руки и касаясь их тел кончиками пальцев. – Не деритесь! Я не стою того. Ой, сеньор Березуцкий! Вам надо показаться врачу! У вас серьезная аллергия, посмотрите на свое лицо! Вас, надо думать, укусило какое-то животное? Вам нельзя с этим шутить, от анафилактического шока люди умирают! Сеньор Оскар, у вас есть машина? Вам ее подогнали? Вы не подвезете сеньора Березуцкого до больницы, ему нужен осмотр врача!
В те же минуты Микела Алвеш кусала губу, стараясь не расплакаться на людях. Ее будущее стало полностью черным. Она потеряла Хамеса Родригеса. У нее, у красавицы с итальянскими корнями, не было парня. Ей так понравилось гулять с Хамесом, обнимать его, беседовать с ним, учиться у него фокусам с мячом и перенимать богатый жизненный опыт! Она его разочаровала. Он делал отсылку к ее фразам, а она думала, что истинная причина его прохладного к ней отношения сокрыта в слове «ПОДОНОК», написанное губной помадой любимого цвета на его теле. В самом деле, оскорбила юношу не за дело, и потом давай обратно к нему подлизываться. Слезинка упала ей на тыльную сторону ладони. Она посмотрела на каплю, и повернула ладонь ребром к глазам, чтоб увидеть, как скатывается соленая вода вниз и как капля упадет на асфальт. Не плачь, повторяла она себе, подходя к любимому столику. Ты молодая, ты красивая, на тебя посмотрят. Да в том, что на нее многие парни ложили глаз, она давно убедилась. Другой вопрос, что ей очень мало кто нравился из их числа. А Хамес понравился. Она серьезно им увлеклась. С Хамесом не мог сравниться в ее глазах почти никто. И все упиралось в слово «почти».
Достав из шорт белый с голубыми краями платочек, она промокнула глаза, чтоб не расплывалась тушь. В рекламе девушка прочитала, что тушь водостойкая, но написать-то можно всякое. Девушка свернула платочек в несколько раз, вернула в карман, повторно заправила кофту на бретелях в шорты
Чудеса Микела видела редко, но случилось чудо. Иначе сказать бы она не смогла. Девушка, замерев в двух метрах от стола, увидела человека, лежащего на лавочке около столика. Человека, которого она любила. Его рука свешивалась с края лавочки, одна нога была чуть согнута в колене. Глаза его были закрыты, Микела подумала, что он спал, но поменяла мнение. Он был очень бледен. Да и с чего бы он здесь стал ночевать? – пришел совершенно логичный вопрос Микеле на ум.
Однако, как мне быть? – размышляла она. Что предпринять? И спросить совета не у кого.
- Сеньор? – Осторожно обратилась к нему Микела. Никакой реакции. Девушка подошла, потрясла его. Он невидящим взглядом посмотрел на нее. – Сеньор, вы в порядке?
Где я, прочитала Микела по его губам, ставшим синими.
- Бразилиа, центр города. Я нашла вас здесь Вам холодно? Вы замерзли? Одну секунду. – Микела взяла его обеими руками и усадила. – Я сейчас, я что-нибудь придумаю! Вы только держитесь, сеньор, я умоляю!
Сообразительная девушка за три минуты купила две кружки кофе, и вернулась, стараясь во время бега не расплескать содержимое стаканов. Поставив одну кружку на стол, другую она протянула ему, помогая держать. У него тряслись руки.
- Пейте, вам будет лучше.
- Не переживайте за меня, Микела
- А вы помните меня? – Заулыбалась девушка, присаживаясь рядом. – Значит, Хамес мне соврал! Вы думали обо мне, но у вас были причины, по которым вы мне не звонили, да? Я ждала вашего звонка. Я бы сама позвонила вам, но вы на карнавале исчезли так быстро, что я не успела записать ваш номер
- Считайте, вам повезло. Вам это не нужно. Вы сами не знаете, на какие жертвы вам придется пойти. Такие отношения вам радости не принесут.
Микела, переварив слова Ди Мариа, сделала вывод:
- Значит, вы несвободны. Извините. Я не заметила сразу кольцо
- Кольцо бесполезно, это память о Лине. – Ответил он.
Глаза девушки посветлели и заискрились:
- Если дело не в том, что вы влюблены в другую девушку, то остальное меня не испугает!
- Даже его болезнь? – Подошел сзади к Микеле Хамес.
- Болезнь? – Развернула голову она к Хамесу. – В смысле Ангел, о чем он? Он опять меня обманывает?
Хамес тронул ее за руку:
- Я тебя не обманывал, ты должна помнить. Болезнь в смысле рак крови.
- Джеймс не врет. Микела, я болен.
Слезы Микелы. Весьма предсказуемо. Но сквозь их потоки промелькнула улыбка девушки:
- Я я читала много об этом заболевании, у моей мамы, собственно, было то же самое. Когда у нее наступили ремиссии, меня всячески пугали, что все повторится, что улучшение еще не гарантирует полное выздоровление человека Мне было тогда десять лет. С тех пор она живет обычной жизнью, она поправилась. Вас наверняка запугали, что все кончено, так? Отличная причина поставить на жизни крест. Будьте со мной, и я помогу вам побороть болезнь! Я смогу о вас позаботиться. Я вас не брошу, обещаю!

Полуфинальный матч Россия – Аргентина.
- Ла-ла-ла, dare you, - пел в микрофон Игорь Акинфеев, нацепивший блондинистый парик
Подготовка велась тренером-итальянцем Фабио Капелло по старому плану – разбор тактики на теории и разработка контригры на практике. Капелло было сложнее. Он в четверть-финале увидел новую Аргентину, научившуюся контролировать ход игры и задающую ее темп. Кроме того, была неясна до конца ситуация с составом команды соперника. Шаткое было положение их капитана и Агуэро. Капелло теперь ничего не исключал. Он думал, что после его разбирательств Ди Мариа просидит на скамейке или на трибуне все игры, но Сабеллья, видимо, с годами утратил ясность зрения – других вариантов, почему он выпускал в основном составе больного человека, у Капелло не находилось. Агуэро часто менялся на поле с Игуаином. Их манера игры была разная, но точность ударов и результативность совпадала. Еще итальянец отметил частое подключение к основе Переза, «восьмерки». Он делился мыслями с зевающей командой. Сборная России по футболу зевала не потому, что слушать Капелло было неинтересно. Обычно такие разборы тактики им не давали ничего, кроме лишней головной боли в обоих смыслах выражения. Ведь на каждую игру россияне придумывали свою хитрость. Они могли бы и не раскрываться, а продолжать притворяться больными, как они делали с бельгийцами – нет, сами и раскрылись, и все по новой. Ладно, Кейлор Навас подсказал им идею с текилой и соблазнительными женщинами, потому что прыгал до потолка, воображая себя основным вратарем «сливочных». В Аргентине не было второго Кейлора Наваса, который бы помог своими мыслями обыграть свою команду. У «солнечных» были члены королевского клуба, но оба они пришли туда не вчера, и явно не собирались обмывать завоевание Десимы. Первому из них праздновать победу над мадридским «Атлетико» и не стоило – он просидел в одной позе все время знаменательной игры, и бросился на товарищей лишь с финальным свистком, всем видом показывая, что без него «Реал» никак не добыл бы заветный трофей. Что до второго человека, представлявшего «Реал», он в бессилии тогда опустился на газон, закрывая лицо руками. Криштиану Роналду лично подошел к нему и вручил ему этот кубок, потому что он почти в одиночку решил исход матча. Также, помимо высококлассных игроков из лучших европейских клубов, у Аргентины были светлые умы, что затрудняло положение России. Они должны были перехитрить южную команду. В прошлый раз им это не удалось сделать, трюк с перчатками и со встроенным магнитом Ди Мариа легко разгадал, и даже использовал как преимущество для своих товарищей. Вот россияне и зевали, поскольку они перенапрягли мозги, силясь выдумать что-либо действенное.
- Может, аргентинцы не приходили на игру с Колумбией? – Надеялся Гранат.
- Ты гений, Вова. – Саркастически ухмыльнулся Кокорин. – Они знают. Я звонил им по поводу девушек и текилы, говорил с Машкой.
- Футбольный клуб «Спартак», народ! – Вдруг осенило Дзюбу. – Дошло?
- Мы там с тобой играем, но какое отношение имеет московский «Спартак» к матчу с ангелочками? – Часто моргал Комбаров. Он специально не брился с того дня, как узнал соперника в полуфинале, отращивал щетину на удачу.
- И «Зенит»! – Добавил Дзюба. У спартаковца создавалось впечатление, словно кто-то невидимый стоит рядом с ним, ободряще положил руку ему на спину и шепчет верные мысли. – Сейчас объясню, Дима. Начну со «Спартака». Игроки Таски и Инсаурральде – точные копии зенитовцев Нету и Гарая, а я сам похож по телосложению на динамовца Самба. Этим мы шокировали петербуржцев в последней игре, они как будто окаменели при виде нас. Вот за счет чего мы выиграли, вспоминаешь? Эту тактику можно перенести на аргентинцев. А почему я вспомнил про «Зенит» - тут уже корни намного глубже. И не одну причину можно назвать. У сборной Аргентины в заявке два игрока из нашего чемпионата – раз, и первый из них – зенитовец Гарай. Вторая причина связана с Халком, его неплохо будет позвать на нашу тренировку.
- Я окончательно запутался. – Признался Дзюбе Шатов. – Ты еще и бразильца приплел.
- Ну вы даете, народ! – Дзюба понял, что партнерам придется разжевывать каждую мелочь. – Помните, Халк попал в «Зенит» в две тысячи двенадцатом году? Его выкупили из португальской «Бенфики», куда он пришел в девятом – десятом годах, так? Еще не доходит?
Дзюба не узнавал вытянувшиеся лица товарищей.
- «Бенфика», народ! – Покрутил пальцем у виска Дзюба. – Ди Мариа не всегда за «Реал» выступал! Теперь-то понимаете? Кроме Инсаурральде и Гарая, которые нам не станут помогать, Халк – один из редких игроков в РФПЛ, кто знает, чего ждать от Ди Мариа! Плюсуйте еще ненависть хозяев Чемпионата Мира к ангелочкам, Халк нам с радостью поможет! Среди нас, не забывайте, есть его одноклубники. Все! Победа будет с нами! Шатов, Кержаков, звоните Халку! Остальным поручение: готовьте маски! И не бойтесь. Сеньор Капелло, вы слышали, накануне нам сказал: делайте что угодно, но выигрывайте у Аргентины! Мы воспользуемся его советом, и будем поджидать хохлов или поляков в финале! Ребята: за дело!
Сабеллья же мерил стадион фирменными шагами, сложив руки замком за спиной, и контролировал разминку своих игроков основы.
- Жарко, вижу. Но надо! – Подгонял он их. – Живее отжимаемся! Двадцать раз сделаете – и переходим к следующему упражнению! Гарай, упор даешь на ладони, а не на живот! Анхель Коррэа, мать твою, в вечный запас хочешь?!
- Я ни одного матча за сборную не провел, этим вы меня не напугаете, сеньор Сабеллья. – Не полез за словом в карман Коррэа, новобранец «Атлетико Мадрид», усаживаясь по-турецки.
- Вы с Инсаурральде и с Перезом сегодня в основе, собираюсь вас предупредить, но не будете стараться – сядете на любимую лавку. Лавесси, перестань кривляться! Да, Аршавин, пока не забыл: ты сегодня отдыхаешь. С первых минут ты точно не выйдешь.
Лавесси последние десять раз отжался с подпрыгиванием и хлопком в ладоши, показывая хорошую физическую подготовку и смеясь над друзьями по сборной. Ромеро не стерпел его выходки и вызвал его на поединок в разминке, начиная со следующего упражнения.
- Чем я вам не по душе, сеньор Сабеллья? – Показал характер Лавесси. – Любимчиков никогда не критикуете, Лео и Ангел для вас прямо святые!
- С лидеров спрос у меня больший, чем с вас, разъясняю специально для тебя, Изекиэль. – Присел перед ним и уставился на него Сабеллья. – Они у меня первые на очереди в случае неудачи сборной в ссылку в далекую русскую Сибирь, где хозяйствует футбольный клуб «Урал», это такая дыра, о которой они даже не слышали! А ты можешь составить им компанию и отправиться следом за ними, никто тебя в «ПСЖ» не держит за уши. Давай, шевелись, доделай оставшиеся пятнадцать отжиманий, и команда перейдет к предпоследнему упражнению без мяча.
- Добрый день, сеньор Сабеллья! – Тренер развернулся на голос, вставая и отходя от Лавесси, показывающего язык Ромеро – ведь его заставили переделывать отжимания, потому что он красовался, а не занимался. – Я не очень много пропустил?
- Можешь присоединиться к нам на медленном беге, Ди Мариа. И покажи бумажку. – Он выхватил из рук игрока листок с рекомендациями врача. Поднес сантиметров на десять к вылинявшим глазам, пробежался по строкам. – Играть тебе, значит, разрешили Секунду - Критично осмотрел его Сабеллья. – Ты слегка поправился, это замечательно! Нога не беспокоит?
- Нет, ни капли, сеньор Сабеллья, мне на всякий случай специальный пластырь наклеили и перевязку сделали от растяжений.
На самом же деле, Ди Мариа пошел по очень скользкой дорожке. Он продолжил скрытничать, но теперь у него не было круга избранных, кого он посвящал в свои тайны. Конечно, он не мог поправиться за три дня перерыва, выделенные оставшимся четырем сборным на оклиматизацию и на подготовку к последним двум матчам – каждая из четырех сборных, дошедших до полуфинала, играла две игры, независимо от результата. Он создал иллюзию ремиссий, намотав на себя бинты под кофтой сборной Аргентины, а лицо загримировал так, чтоб оно казалось смуглым, а не бледным. Да, из-за бинтов играть ему будет очень неудобно, однако его не посадят на лавку запасных игроков. Игры одной восьмой финала ему хватило: больше он команду не бросит.
- Убедил, ты в заявке на игру. – Щелкнул пальцами Сабеллья. – Меняй кофту и работай с ребятами.
- А ты впрямь лучше выглядишь, - отметила S Аршавин. – Неужели выздоравливаешь?
Лионель Месси имел противоположную точку зрения:
- С трудом верится. Идем, - он увел его в раздевалку. Подождал, пока он сменит одежду. – Вытяни руку. Держи. Двух секунд не можешь удержать, уже дрожит! Встань на весы!
- Нет. – Отказался Ди Мариа.
- Не веди себя как ребенок, Ангел! Ну, мне тебя поставить?
- Ты не сможешь Пусти!
- Что и требовалось доказать. – Поставил его Месси и поднял руки вверх, сжав кулаки. – Пятьдесят восемь килограмм. Чувствую, кое-кто сегодня пропустит игру. Сам сообщишь сеньору Сабеллья, или мне и здесь брать на себя инициативу? Как ты только провел нашего мудрого тренера!
Ди Мариа нахмурился:
- Тебе не терпится проиграть, Лео?
- Говоришь, словно ты один у нас в команде игрок топ-уровня!
- Нет, я не лучше других, я не страдаю звездной болезнью. Ты, Пабло, Хавьер, Семен, Гонсало, Серхио, Изекиэль, Фернандо – да у нас вся команда из топ-игроков, но почему тогда нас так легко теснили чилийцы? Их Алексис Санчес с тобой не сравнится, Лео.
- И пусть мы проиграем России! – В сердцах повысил голос Лионель. – Зато ты не умрешь на поле.
- МЕССИ, ДИ МАРИА! ЖИВО НА ТРЕНИРОВКУ! Лавесси соизволил отжаться. – Трубным гласом позвал их Сабеллья.
Оскар и Хамес объединились с Сами Хедирой, Криштиану Роналду, Златаном Ибрагимовичем и с Алленом Ютой. По традиции, швед открыл новую страницу постоянного блокнота, отсоединил от него шариковую ручку и навострил уши – он слушал прогнозы на первый полуфинал спортсменов. И по традиции, мнения разделились. Разделились мнения поровну – трое на трое. Хамес Родригес, Сами Хедира и Криштиану Роналду, то есть все «сливочные», поставили на Аргентину.
- Там играют два наших партнера, будем поддерживать ребят. – Дал комментарии Златану Хедира. – Желаю Ангелу забить много голов, их уровень позволит им проходить ножом сквозь российскую оборону. И, если судить не предвзято, если отбросить дружбу, то игроки Аргентины представляют клубы Италии, Англии, Франции, Испании, и единицы – клубы России. Русские не пробовали пороху европейских чемпионатов. Был в команде Андрей Аршавин из «Арсенала» - его отправили обратно в «Зенит», он и там лавку до блеска начищает!
Оскар, Аллен Юта и организатор второго фонда ставок поддерживали сборную России по футболу.
- Дзюба лишил меня пламенной любви к сборной России, но они явно классом ниже Аргентины, - прожевал чипсы Юта, и запил горилкой. – Поэтому сегодня я за них.
- Они могут выиграть, вполне. На прошлой игре с их участием я мало верил в их победу, но мне раскрыли глаза на их трюки. Может, им и удастся выдумать какую-то хитрость, - дополнил мысль Юты Оскар.
- Ага, если забыть, что сказал тебе это Ди Мариа. – Хитро улыбнулся Хамес. – Шансов у России нет!
И не успел вставить еще одну реплику, как ему казалось, важную, Сами Хедира – зазвучал голос Игоря Акинфеева в блондинистом парике, запевший песню колумбийской певицы Шакиры, неофициальный гимн Чемпионата Мира – 2014. На подтанцовках у него были братья Алексей и Василий Березуцкие. Шакира в последний момент сообщила, что не сможет посетить полуфинальные матчи, и россияне предложили свои услуги как великолепных актеров и певцов. Правда, русские танцы не походили на латиноамериканские, а голос Акинфеева по тембру не совпадал с голосом Шакиры, но порцию аплодисментов и волну русские футболисты честно заслужили. Братья Комбаровы закончили бить в там-тамы, и все ушли переодеваться, передавая микрофон легенде футбола Пеле, пожелавшему сказать несколько слов до начала линейки.
Вышла сборная России по футболу – Пеле положил микрофон. Следом за Россией вышел Лионель Месси, переставляя короткие ноги. По рядам россиян прошел смех.
- Поприветствуем сборную Аргентины полным составом! – Взял микрофон Александр Кокорин. – Да начнется матч! Лео, а где у вас потерялся голкипер? И где Машка? Самому себе пасы делать и бегать на опережение наших игроков до ворот будет трудновато, не считаешь?
- Заткнись! – Огрызнулся незаметно подошедший Ди Мариа. Они стояли вдвоем напротив одиннадцати человек, дожидаясь товарищей.
Василий Березуцкий поддержал Кокорина:
- Вижу, кто-то набрал два килограмма! Какая досада, крылышки теперь бесполезны! Придется хорошо побегать на поле и растрясти жирок, чтоб снова летать! Серьезно, Ангел, как перед «сливочными» будешь объясняться – в Бразилии вкусно кормят, или одержал победу над анорексией?
- Всем молчать! – Объявил начало линейки и предотвратил конфликт судья Ховард Уэбб, который собирался официально заявить об окончании карьеры по завершению первенства планеты.
Подтянулись на поле остальные аргентинцы. Арбитр проследил за Василием Березуцким, читающим слова, чтоб он не потворил набор звуков из мира животных и не начал оскорблять аргентинцев. Все как всегда: речи, фотосессия, гимны стран. Россияне развлекались при исполнении гимна Аргентины, пританцовывая под музыку.
Березуцкий и Ди Мариа подошли к Ховарду Уэббу. Теневой лидер сборной России Артем Дзюба из «Спартака» подал знак: начать осуществлять первую часть плана на игру. Капитаны должны были вернуться к командам, и поставить партнеров в две шеренги, друг напротив друга. Минута молчания была посвящена ушедшему из жизни великому футболисту «Реала». Они встали. Аргентинцы закрыли глаза. Отсчитав ровно шестьдесят секунд по секундомеру наручных часов, судья велел аргентинцам открывать глаза
Перед ними стояли медведи. Это были люди с медвежьими мордами, с обнаженными клыками. А Шатов для пущего эффекта включил у себя на плеере на максимальную громкость, подсоединив его к переносной мини-колонке, медвежий рев.
- Ангел!
- Я в порядке, - стряхнул он с себя руки обеспокоенных товарищей. Ховард Уэбб сигнализировал команде из южного полушария начинать от центра поля. Анхель Коррэа встал рядом с мячом, показывая Маскерано, что будет пасовать ему. Инсаурральде уже о чем-то договаривался с Демичелисом, зафиксировавшим свои дреды до плеч белой повязкой со знаком «Addidas». Но начать игру без задержек команды не смогли. Россия и Аргентина начали вторую драку всеми составами сразу.
А послужила искрой в этот раз уловка россиян. Ди Мариа мельком глянул на соперников, и тут же у него все померкло перед глазами. Россияне имели неестественные, словно бы восковые или резиновые лица с уродливыми глазами и нарисованными губами, которые плавились на солнце. И эти лица выглядели как лица игроков сборной Аргентины, прошедших девять кругов ада. Стоя возле линии, разграничивавшей половины поля, Ди Мариа увидел примерно в метре от себя свою копию из страшного сна. Легкие точно лопнули внутри от боли, и он потерял сознание. Его тотчас же окружили товарищи, а Месси, кипевший от ярости, пошел разбираться с русскими спортсменами.
- Вы знали! Вы все запланировали! – Пошел низкий Лионель Месси на здоровенного и мускулистого Артема Дзюбу.
- Я вам покажу, где раки зимуют! – Бросился на Василия Березуцкого Гарай, сдирая с него собственное резиновое лицо. Скамейка России вскочила и побежала помогать основному составу, а скамейка Аргентины повторила за россиянами.
- Пошли, - собирался вывести из опасной зоны Ди Мариа Агуэро, однако оба упали на газон – длинные руки Березуцкого достали их и вернули в горизонтальное положение. Капитан сборной Аргентины, пришедший в себя, вдруг зверем бросился на Василия Березуцкого.
Но тренерский штаб обеих сборных не бездействовал. Они прибегли к помощи охранников поля, и побежали разнимать сорок шесть человек, распутывать клубок из их тел. Березуцкого, Дзюбу, Месси и Ди Мариа как самых активных извлекли из общей массы первых. Причем, к примеру, с Василием ростом больше метра восьмидесяти пяти, мускулистым и широкоплечим, совладали два человека, столько же потребовалось для Месси и Дзюбы, а Ди Мариа пришлось держать впятером. Сабеллья схватился за сердце, не в силах смотреть на поле. Зрители шумели очень громко, перекрикивая игроков и охрану. Тренер Аргентины был вынужден сесть на скамейку, его шатало. Месси пробовал укусить руки державших его двоих мужчин. Дзюба опомнился довольно быстро. Березуцкий яростно кричал нечто на английском языке, смешанном с русским матерным, пробуя достать кулаком Ди Мариа, которого оттаскивали от него. Аргентинец смог-таки высвободить одну ногу, но на помощь к четверым державшим его примчался пятый. Но, прежде чем лишить его возможности двигаться, схватив его за ногу, пятый получил неплохой удар по ребрам. Осторожно и быстро, будто ядовитую змею, Ди Мариа перетащили к тренеру. С остальными аргентинцами и русскими поступили абсолютно так же.
- Вот вам, дамы и господа, и полуфинал! – Не нашел других слов диктор по стадиону.
- Я предупреждал вас о стычках с Аргентиной? – Разговаривал с лидерами россиян Фабио Капелло. – Остывайте, вам десять минут, и дайте сопернику нормально начать. И избавьтесь от резиновых лиц! И уведите медведя со скамейки запасных! – Велел он, приметив Халка в костюме русского медведя.
- Какую игру по счету уже срывают русские?! – Встал со своего места, перегородив обзор сидящим на задних рядах, Хамес Родригес. – Они спровоцировали аргентинцев!
- Зато после провокации в Ди Мариа словно бес вселился! – Сказал Аллен Юта.
Вторая попытка стала более успешной. Коррэа через десять минут смог дать пас Маскерано. Игра смогла начаться.
Россияне стеной стояли первый тайм, но получили красивый гол в раздевалку от Инсаурральде. Ноль – один. Несмотря на это, в перерыве они приняли решение ничего не фантазировать и стоять до конца. За что и поплатились. Оформив хетт-трик в ворота России, точно там стоял ребенок, а не мастер по отражению ударов Игорь Акинфеев, Гарай позволил другим членам команды завершить начатый им погром. В итоге Игорь Акинфеев просто сидел в воротах и пил воду. Его достало бросаться за каждым мячом. И матч тот, который рассчитывали выиграть методом запугивания и совещания с Халком, сборная России по футболу проиграла. Они ждали соперника в матче за третье место, и надеялись, что будут играть со сборной Германии.

Карнавал в Рио в честь закрытия Чемпионата Мира по футболу – 2014.
Ночное гуляние было не менее грандиозное, чем раньше.
О нем поговорим потом.
Сначала неплохо было бы сказать, кто из второй пары полуфиналистов вышел на Аргентину. Германия встретилась с Украиной, русскими соседями. Аллен Юта был не в форме, потому что он не успел опохмелиться, и его мучила сильная тошнота. К основе присоединился игрок «Металлиста» Девич, он и открыл счет, с передачи Юты. Пока все праздновали гол, Юте пришлось добежать до врачей и опорожнить желудок. Ему помогли, и он возвратился на футбольное поле.
- Германия, ВПЕРЕД! – Скандировали братья Березуцкие и Игорь Акинфеев, нарисовавшие мини-шаржи на немцев. Над лицом того же Гетце долго думать не стали и изобразили кролика с крупными зубами из мультфильма про Винни Пуха. – Мы вас любим!
Крики Акинфеева и братьев, видимо, долетели до ушей немцев, иначе их перемену к началу второго тайма объяснить было нельзя. Играть два дополнительных тайма и уж бить пенальти тем более немцы не хотели. Сравнял счет полузащитник Сами Хедира, перекинув вратаря Украины и однофамильца тренера сине-желтых. Второй и последний гол был забит Андрэ Щюрле с убойной дистанции шесть метров. Выход был один на один. Вратаря не подстраховали защитники.
- Моя школа! – Гордился подопечными Йоахим Лев. – И Аргентину также сделайте!
До Акинфеева к концу матча дошло, что болел он не за ту команду. Раз Германия выходила на Аргентину, то поспорить за третье место России предстояло с Украиной.
- Дали маху, - признали его правоту Березуцкие. – Ну, тем слаще будет месть хохлам. Мы растопчем по газону Юту. Поглядим, как он станцует свой танец Наблюдателя.
На карнавал в честь закрытия от сборной России по футболу пошли самые активные личности – Андрей Аршавин, Олег Шатов, Артем Дзюба, Игорь Акинфеев, Василий Березуцкий и Александр Кокорин. Акинфеев и Аршавин облачились в костюмы, купленные для первого карнавала, они им понравились, и тратить деньги повторно не хотелось. Василий Березуцкий нарядился бревном, Шатов – Гермесом, Дзюба – Халком, но не футболистом сборной Бразилии, а персонажем кино. Кокорин выбрал костюм ангела. Очень оригинально, насмешничали над ним друзья по сборной. Зато я не выгляжу как бревно, зубоскалил он в ответ.
На выходе из гостиницы они догнали человека с короткой стрижкой, в черном плаще, в классических черных брюках и в белой рубашке. Он курил сигареты «Мальборо».
- Приятель, привет, - окликнул его Дзюба. Россияне застыли как герои «Ревизора» в немой сцене. Дзюба первый оторвал язык от неба: - Джон Константин? То есть, Киану Ривз?
Константин не сказал ничего Дзюбе, а отошел знакомой походочкой на шесть шагов, и давай отплясывать танец Наблюдателя.
- Юта?! Ты ты похож на Киану Ривза! Ты подстригся, и стал совсем как он! – Восхитился Дзюба. – Реально, одно лицо! Тебя сфотографировать надо в этом образе, и отправить в Интернет. Все оценят твой косплей. Ты постарался на славу. Сань, щелкни нас! – Подвинул Юту за руку к товарищам Артем и сделал фирменную рожу, спозировав. – Тебе говорили раньше про сходство? Как ты додумался?
- Само пришло, я вообще думал сидеть в номере и пить, - Юта слегка побаивался Дзюбы после избиения на футбольном поле. С ним уже переговорили сеньоры Сабеллья и Капелло, и он понял, что ночью они гуляли впятером, забыв Ди Мариа.
- Присоединяйся к нашему народному гулянию. – Позвал его Кокорин, и он пошел. Странно было наблюдать вместе идущих Кубок Мира, мяч, Константина, Гермеса, Халка, бревно и ангела. А еще страннее картина стала, когда появилась Изабелла в костюме Клеопатры, и когда право держать ее руку оспаривали Василий Березуцкий в виде бревна, Оскар в виде пальмового листа и Хамес Родригес в виде Всадника без головы. Чуть погодя в их перепалку вмешался Андрэ Щюрле в костюме кабана, считавший себя кандидатом номер один на место ее молодого человека.
- Изабелла! – Девушка ощутила, как кто-то берет ее запястье и уводит ее от драки. Это был ее брат, переодевшийся падшим ангелом. – А вы, четверо, быстро прекратили драться! Не пугайте мою сестру.
- На ее месте я бы тебя испугался, Ди Мариа, - вставил Константин. – Давно тебя со службы выгнали? Дембелевать в аду будешь?
- Я знаю твой секрет, Аллен. Молись, чтоб он не стал известен всем.
- У меня нет секретов, - встал почти вплотную к нему Юта. Но перешел на шепот.
- Правда нет секретов, Киану?
- Замолкни! – Закричал Юта.
- Взаимно. – Поставил условие Ди Мариа. – Держи язык за зубами, и останешься Алленом Ютой из Донецка.
Юта прищурился:
- Ой, подумаешь, оскорбил! Да я ничего не сказал. Как свалишься с небес в преисподнюю, с Хорхелиной и Мией там встретишься
Ди Мариа сломал Алену Юте нос. Дальнейший конфликт погасили россияне и Оскар с Хамесом. Юту отогнали прочь.
- Молодец!
- Красавчик!
- Чертовски верное решение! – Хвалили аргентинца россияне, у которых рука повторно на Аллена Юту не поднялась. – Давно было пора подправить ему личико!
- За что хоть? – Спросил его Дзюба. Он пояснил:
- За Хорхелину и Мию.
Она шла в белоснежном платье, ведомая отцом под локоть. Отец рыдал. Большего счастья для дочери он и желать не мог. Она выходила замуж за лучшего в мире человека. Он не усомнился в ее выборе ни на секунду, потому что видел ее насквозь. Глаза говорили за девушку. Она любила его больше жизни. И он отвечал ей тем же
- ХАМЕС! – Позвал его Криштиану Роналду, укатив Андрея Аршавина. – ПОШЛИ МЯЧ ГОНЯТЬ!
- Ладно! – Прибежал колумбиец, и они начали играть Аршавиным как настоящим мячом. Дзюба выпил с Кокориным, Акинфеев и Березуцкий попробовали себя в роли ведущих конкурсов карнавала. Ди Мариа встретил Микелу Алвеш, в том фиолетовом платье с брошкой на спине, в котором ее впервые они увидели с Хамесом. Она была счастлива. Наконец-то у нее появился новый молодой человек, о котором она мечтала с той яркой ночи на карнавале в честь открытия Чемпионата Мира. Алкоголь ее расслабил, и она захотела станцевать быстрый танец. Ди Мариа упорно отказывался, но с девушкой оказалось лучше не спорить – она подняла его со стула и утащила на сцену. Тем временем Криштиану Роналду в маске птеродактиля дрался на палках с Лионелем Месси в костюме царя спартанцев. За всеми из них, за кем он мог, со своего места за столиком, вместе с Оскаром, следил прилетевший в специальном корсете чуть-чуть оправившийся Неймар в костюме петуха.
- Объявляю начало самого долгожданного конкурса всей этой ночи! Я приглашаю подняться на сцену Танцоры, очистите сцену, будьте так любезны!.. Отлично! Итак, прошу подняться двадцать два добровольца, кто умеет хоть сколько-нибудь играть в футбол, и кому костюм не помешает! – Говорил в микрофон Акинфеев. – Ждем вас, смельчаки!
Люди быстро отреагировали, они знали, какой конкурс намечается. Футбол из двух таймов по десять минут.
- Хочешь поиграть, Микела? – Получив согласие, Ди Мариа взял девушку за руку, и они вместе взбежали по ступенькам на сцену. Из знакомых нам лиц, кроме них, пришли: немцы Мюллер, Хедира, Хуммельс и Щюрле, и украинец Анатолий Тимощук, заигранный за «Зенит». Профессионалов футбола поделили трое на трое. Хуммельс и Хедира оказались вместе с Ди Мариа и с Микелой в команде номер один, а оставшиеся пополнили команду номер два, и Хорхелина Суарес попала в их ряды.
- А приз какой? – Спросила Хорхелина. Акинфеев гордо показал на свой костюм Кубка Мира:
- Я! И фото со мной!
- Тогда можно проигрывать, - шепнул Ди Мариа Микеле.
- Я на каблуках, Ангел! – Переживала она. – Мои туфли стоят ты просто не представляешь, сколько Их стразами три дня покрывааааа Ты чего?!
Он, широко улыбаясь, снял туфли на десятисантиметровом шпилечном каблуке с ее ног, обклеенные сверху донизу фиолетовыми стразами, и отправил их в красивый полет по воздуху.
- Ты сумасшедший! – Верещала Микела. – Я догадываюсь, почему вы с Хамесом дружите!
- От таких вещей надо избавляться. – Он осмотрел ее ноги. – Ты скоро натрешь себе кровавые мозоли, но ходишь в них из принципа, что они дорогие, ты вложила в их покупку много денег, и поэтому ты должна их носить. У тебя кровь на большом пальце. И в футбол тем более в них не поиграешь
- Ты забыл, что я девушка? – Все еще глядела она на него зверем. – Тебе хорошо говорить, ты профессионал, один из лучших, и, к тому же, мужчина!
- Микела, что за дискриминация? Моя младшая сестра играет в футбол на профессиональном уровне.
- Не начинайте первый тайм! – Проревел Артем Дзюба, забегая двадцать третьим на сцену. – Я хочу поиграть!
- Опоздал, Дзюбиньо! – Крикнул Березуцкий, заставив колонки запищать ультразвуком. – Присоединяйся к нашему фанатскому сектору, и выбирай команду, которую будешь поддерживать. Итак, вопрос ко всем, знаете ли вы правила футбола?
- ЗНАЕМ! – Дружно ответили двадцать два человека.
- Играли ли вы раньше?
Ответы разделились, но «да» прозвучало больше, чем «нет».
- Хорошо. У нас будет два тайма по десять минут, и перерыв между ними будет шесть минут. Еще хочу сразу спросить: может быть, кто-то из вас себя нехорошо чувствует, и сразу честно откажется от участия? Наши прекрасные участницы, как вас Микела и Хорхелина? Ангел, может, тебе стоит поберечься? – Задержался на нем Березуцкий. – Заменим тебя на Дзюбиньо?
- Мы в игре! – Сказали все.
- Ладно, вносите мяч! – Скомандовал Игорь Акинфеев.
- ТОЛЬКО НЕ МЕНЯ! – Орал Аршавин, катясь со всей скоростью прочь от сцены. С него хватило Криштиану Роналду и Хамеса Родригеса.
Березуцкий остановил бегство партнера по сборной:
- Не переживай, Аршавин! Тебя никто из-за боковой ввести не сможет!
Весело прошел импровизированный матч, а выиграла команда Ди Мариа и Микелы. Девушка бросилась ему на шею, но он упал на коленки, а потом и вовсе оказался на боку.
- Прости, прости меня, Ангел! – Поднимала и отряхивала его чувствовавшая вину Микела. – Ты опять дрожишь? Нет!
Она как-то успела его подхватить. Садясь, она поджала ноги под себя, устраивая его у себя на коленях. К ней уже мчались четверо: Изабелла, Хамес, Хедира и Дзюба. Но Изабеллу Хамес в последний момент развернул, заверив прослезившуюся аргентинку, что ничего серьезного с ее братом не случилось, пусть сам думал иначе. К месту подтянулся Криштиану Роналду. Слезы Микелы падали на кофту Ди Мариа.
- Я испортил вечер, Микела, - десятью минутами позже очнулся Ди Мариа на лавочке, вдали от карнавала, куда его принесли. Его укутали в то, что нашли, пытаясь хоть как-то согреть. – Пойдем сейчас, посидим где-нибудь?
- Ты никуда не пойдешь! – Слезно выговорила Микела, борясь с дрожью в губах. Неприятный комок в горле, и блестящие дорожки на темных щеках. – Пока не сможешь твердо стоять на ногах! Ты ты чего удумал, ты понимаешь, что у меня сердце едва из груди не выскочило?! Почему ты соврал мне? Я обещала заботиться о тебе, но я думала, что могу тебе верить! Моя мама также болела, да, но я не медсестра! Отец меня отправлял к себе в комнату всегда, когда подозревал, что у мамы может повториться приступ! Я видела ее только здоровой или просто усталой, от меня тщательно скрывали любое ее недомогание, потому что мне было десять лет. Почему ты так со мной поступил?.. Я опять плачу, и опять из-за тебя!
- Я не хотел лишать тебя праздника. Я видел, как тебе хочется посетить второй карнавал в Рио. Не плачь, красавица. – Левой рукой он обнял наклонившуюся Микелу, а пальцами правой руки заботливо смахнул слезу с лица девушки.
- Привыкай, Микела, - подошел к ней Хамес. – Он всегда скрытничал, сколько мы знакомы. У меня есть предложение. Микела, ты свободна, возвращайся к себе, переоденься, отдохни. Я провожу его и побуду с ним, пока он не уснет.
- И я, - вызвался Криштиану Роналду, закончивший отвечать на СМС от Ирины Шейк. – Микела, если мы чем-нибудь можем

Разоблачение Аллена Юты.
Настало двенадцатое июля две тысячи четырнадцатого года, и настал решающий день для двух сборных, России и Украины.
- Вам лишь могу довериться. – Юта с перебинтованным носом пил горилку в кругу Диденко, Девича, Шевченко, Коноплянки, вратаря Блохина и Тимощука с Гусевым. Они собрались прямо с утра на футбольном поле. Все было как надо: они сидели на траве кто в какой позе, посередине они расстелили клетчатую клеенку Юта, вопреки обычаям, перестал носить фирменную кожанку коричневого цвета, серую рубашку и классические брюки. Он сидел в спортивном костюме, как и все его окружение, обманутое им. Они не подозревали, что Аллен Юта – не его настоящее имя, что он не уроженец Донецка, что он не футболист, что он отнял от своего истинного возраста пятнадцать лет, называя число «тридцать три». Его нос был перебинтован, а он настоял на участии в матче за третье место, потому что у Юты остались неуплаченные долги. Было, с кем поквитаться на футбольном поле. С Дзюбой, избившим его без причины. Артем вел себя как заступник второй половинки. С Игорем Акинфеевым, к которому он тщетно обратился с просьбой усмирить Дзюбу. С той веселой русской компанией, помешавшей ему отплатить Ди Мариа за сломанный нос. Ему казалось, что сборная России и сборная Аргентины подружились, а их драки на газоне перед камерами и зрителями – обычное позерство. Он был актером и не раз убеждался, что мог правильно отличить настоящие эмоции от поддельных. Он сам играл на камеру то, что не испытывал взаправду. Ему довелось за свою длинную карьеру работать с разными людьми, однажды он снимался в одной картине с великим Аль Пачино. Юта был счастлив поучиться и перенять его опыт. – Вы – моя самая любимая команда. Наша сборная Украины лучше всех других стран-участниц первенства, нам просто не подфартило в игре с немцами, тут нет нашей вины. Когда мы едины, то непобедимы! Мы на поле действуем как один живой организм! Импровизация и оригинальность – наша тактика. Друзья, вы сами выбрали меня капитаном сборной, что я оценил, и я не знаю, как вас могу отблагодарить. Есть одна вещь, которую мне следовало сделать давно-давно, может, еще прежде, чем начать с вами тренироваться на одном газоне – это признаться вам! Да! Не уверен, простите ли вы мне мой обман! Я так поступил из-за того, что в противном случае меня бы с вами просто не было. Меня бы не отпустили даже как простого зрителя на Чемпионат Мира, все связано с моей настоящей работой.
- Юта перебрал с горилкой. – Скептически опустил уголки губ Гусев. – Что еще интересного расскажешь? Что ты – джедай? Или что твой отец был турецко-подданный?
- Я не перебрал, иначе бы валялся в траве, и вам пришлось бы меня убирать с футбольного поля. Я бы с удовольствием перебрал по окончанию Чемпионата, отмечая победу над Россией. Я хочу сделать чистосердечное признание в том, кто я такой, ибо вы все ох как далеки от верного суждения о моей персоне. Я неспроста знаю китайский язык, мать моя была китаянка. Барабанная дробь. Сейчас я вам откроюсь. – Отсчитал вслух десять секунд Аллен Юта. – Я – профессиональный киноактер, я снимался во многих известных фильмах, вы могли меня видеть в «Адвокате дьявола» или в фильме «На гребне волны». Меня зовут Киану Ривз.
- Да ты в своем репертуаре, Юта! – Прыснул блондин Тимощук и завалился на спину, хохоча до бардового цвета лица. – Киану Ривз!
Аллен Юта – будем уж так его называть, раз повелось – был пьян и сам перешел на хохот, смешанный с хрюканьем и визгом. В таком состоянии ничего доказывать он не стал. Его партнеры все перевели в шутку, а он пробовал разговаривать серьезно. Что же, может, все и к лучшему. Аллен Юта чувствовал, как тренер Блохин хватает его за что придется, волочит по полю, а потом окунает лицом в ведро с ледяной водой. Юта задергался как будто его посадили на электрический стул и начали пропускать заряд через его тело. Так же суровый Блохин поступил и с его собутыльниками и близким кругом общения. Они все жаждили взять медали. Но выходить с перекошенными рожами на поле значило поставить крест на возможной победе над сборной России по футболу.
В те же минуты объявленный основной состав сборной России растягивал мышцы. Оба брата Березуцких, Василий и Алексей, как про них говорили недоброжелатели, «одного бревна». Молодой игрок Андрей Ещенко, приседающий «пистолетиком». Два вингера, правый – Александр Самедов, грустный и с кругами под глазами, и левый – Дмитрий Комбаров, разговаривающий с братом Кириллом по телефону. Оттянутый назад Козлов. Плеймейкер Олег Шатов, и тут же трио нападения: краевщики Александр Кокорин, Александр Кержаков, и центрфорвард Андрей Аршавин, поменявший на последнюю игру Артема Дзюбу. И, разумеется, незаменимый вратарь сборной России по футболу, легендарный Игорь Акинфеев. Досадное, дурацкое, ненужное поражение Аргентине, но время назад не повернуть, и пришлось готовиться к ближним соседям. Фабио Капелло, как он любил, прошлым вечером вывел на экран в зале для теории схему расстановки игроков Украины, и показал рисунок их игры, дополнив словами то, что не смог показать.
- Наплюйте вы на финал с высокой колокольни. У нас будет свой финал. Вам должно быть все равно, кто будет держать Кубок Мира – немцы или аргентинцы. Для вас цель – попасть в церемонию награждения, увезти медали. У вас был шанс обыграть соперника, играющего на поле вдесятером. Вы не справились. Но: вы и так показали намного лучший результат, чем от вас ожидали фанаты, сначала в вас не поверившие, поддерживающие вас лишь из чувства патриотизма, у кого оно осталось. Но мы здесь. Мы пробились в четверку полуфиналистов, и можем быть в тройке призеров. – Говорил после разборов Капелло, настраивая команду. – Отстранитесь от всего, играйте и представляйте, что это – тренировка. На тренировках у вас все удары и все сейвы проходят на ура! Поверьте в себя, и научите украинцев играть! Пусть они, как вы говорите, позеленеют от зависти! Многие смеялись над вами, мол, Россия – страна огромная, самая большая в мире по площади территории, и как на такой необъятной русской земле не нашлось двадцати трех нормальных футболистов? Они ошибались, потому что вы – лучшие из лучших. Теперь для соперников сборная России по футболу будет не анекдот, а повод лишний раз запланировать дополнительную тренировку и пересмотреть собственные схемы. А для зарубежных клубов, вроде «Боруссии», «Челси», «Наполи» и «Барселоны», покупка любого из вас станет желанной. Меня тоже высмеивали коллеги, когда я сообщил о начале работы в России, что я берусь за самое неблагодарное дело. Но я поставил подпись в контракте с вами не из-за крупных денег, не в первую очередь из-за них. У меня было легко на душе, и я в вас поверил, пусть еще не был хорошо знаком с вашими чемпионатами и клубами. Покажите, что я в вас поверил не напрасно. Пусть весь мир увидит вашу мощь!
- Я не согласен только с одним, - подошел к тренеру после его феноменальной речи Андрей Ещенко. – В матче с Аргентиной из их сборной никого не удаляли, у нас составы были равные по количеству
- Я выразился, наверное, немного неточно, - Капелло исправился. – Я говорил не о том, что вас было больше на поле, а о том, что вы все были готовы в равной степени хорошо, и никто из вас на здоровье не жаловался. Болезнь Ди Мариа исключает его из числа игроков, способных усилить их команду, поэтому я сказал, что они играли вдесятером. Ещенко, постарайтесь закончить дело в основное время. Вам же не хочется играть сто двадцать с хвостом минут и потом бить пенальти?
- Спасибо, Кирилл. Да, скоро я появлюсь, обсудим не по телефону, - дал отбой Комбаров. – Сеньор Капелло, мы вас не подведем.
Из известных нам зрителей на трибуны пришли Оскар, Хамес Родригес и Гонсало Игуаин. Гонсало Игуаин подсел к первым двоим немного погодя, когда их заметил. А Оскар и Хамес шли до стадиона вместе. Хамеса пришлось силой выставлять за дверь и подталкивать руками к выходу. Колумбиец разрывался между желанием посетить утешительный финал – такие матчи зачастую бывают интереснее финальных игр, и сомнением, стоит ли ему покидать друга в очень тяжелом состоянии. Утешала Хамеса мысль, что в номере с ним оставался Криштиану Роналду. Утешала очень слабо – Ди Мариа так и не проснулся, а по его внешнему виду никак нельзя было сказать, что ему стало лучше. Прошлой ночью он еле переставлял ноги, шагая до такси, заказанного Криштиану, а по прибытию к месту назначению Хамес и португалец обнаружили его крепко спящим. Нельзя было так много пить, усмехнулся водитель. Никто не оценил его шутку.
Хамес отвлекся на Оскара, лучезарно улыбавшегося ему. Они купили алкоголь, мороженое, и уселись в свои кресла. Дальше к ним подтянулся аргентинец Гонсало Игуаин, игрок итальянского «Наполи», в прошлом выступавший за мадридский «Реал». Выпросив бутылку пива у Оскара, он втянулся в их беседу, и вскоре все трое начали весело обсуждать происходящее на поле. А команды вышли из подтрибунного помещения. Вся троица поддерживала русских спортсменов.
Сборная России по футболу, равно как и соперники, оделись в домашние формы. Цветовая гамма им позволяла не менять одежду. Россияне были во всем бардовом, украинцы – во всем желтом с редкими синими полосками. Первым над стадионом разнесся гимн Украины, вторым – русский гимн. Рукопожатие, и свисток арбитра Чунга-Чанги, возвещающий о начале матча.
Украина с первых минут перехватила инициативу. Когда россияне отбирали у них мяч, они начинали применять силу и играть грязно, в подкатах летя шипами вперед в ноги соперника, опрокидывая россиян на газон, роняя их корпусом или даже головами. Особенно хорошо с задачей главного костолома справлялся защитник Диденко, по габаритам не уступавший сидящему в запасе Артему Дзюбе. Вперед мчались, пользуясь простором, знакомая группа нападения: Гусев, Юта, Тимощук и Коноплянка с Шевченко. Все козыри были брошены тренером Блохиным, перед матчем признавшимся, что он приходится родственником вратарю Блохину, и одинаковые фамилии – никакое не совпадение. Он также довольно тихо добавил, что особого таланта во вратарском искусстве у младшего Блохина не наблюдалось и раньше, и он попал в сборную только благодаря родственным связям с тренером – то есть, проще говоря, по блату.
- Россия! Россия! – Помогали криками фанатскому сектору сборной России по футболу Хамес, Игуаин и Оскар.
И в первом же тайме арбитр вынес судьбоносное решение. Чунга-Чанга взял в руки ситуацию, начавшую выходить из-под контроля. Россия была командой эмоциональной, как и Украина. К тому же, судья кое-что слышал о Майдане и о беспорядках в пограничных районах той и другой страны, и погашение этого конфликта стала для него главная задача.
Что же породило конфликт: жесткий стык на поле Алексея Березуцкого с Алленом Ютой, ушедшим вглубь чужой половины поля в поисках мяча. У него был план, как в одиночку он может открыть счет. Алексей оценил ситуацию, и пошел все-таки на стык, хотя рисковал получить серьезную травму и травмировать соперника. Оба оказались на газоне. Березуцкий поднялся первым. Разъяренный Юта с шипением: «Я – Избранный!» засчет волны тела встал на ноги, как знатоки боевых искусств Востока, и с вертушки ударил Алексея. Зацепил он его немного, Березуцкий уклонился большей частью тела. Алексей знал: отреагируй он как должно на безобразное и неспортивное поведение украинца и лидера команды соперников, ему будет обеспечена красная карточка. Юте, он думал, она грозила в любом случае. Их окружили игроки той и другой команды, они слетелись в мгновенье ока как стервятники на тушу животного. Слова Аллена Юты были услышаны сообразительным Андреем Аршавиным. И он, вместо разборок с противником, обратил на себя внимание Чунга-Чанги:
- Сэр, вам нужно его удалить! Я про Юту!
- Позвольте мне самому принять справедливое решение, молодой человек! – Отрезал африканец.
- Мы не сомневаемся в вашей мудрости и в вашей справедливости, сэр, - подошел к вопросу с другого боку Аршавин. – Но вам запудрили мозги. Как и вам, кстати, между нами говоря, сборная Украины. Несчастные вы игроки!
- Чепуху какую-то несет, - повращал кистями рук Шевченко, разговаривая с Гусевым. Судья был того же мнения, однако он заинтересовался словами Андрея Аршавина, и побудил его к продолжению:
- Я вас слушаю. Кто и как нас обманул?
- Он! – Ткнул Аршавин пальцем в лицо Юты, едва не выколов ему глаз. – Никакой он не Юта и не Аллен! Вы посмотрите на его физиономию! Вы слышали, он сказал, что он – Избранный? Так это правда! Он этот как его Нео из «Матрицы» в смысле, он и есть актер, исполнивший эту роль! Актер, не футболист! К тому же, он никак не относится к Украине, я удивляюсь, как он овладел нашими славянскими языками, и как провел всех-всех фанатов Украины а чего я удивляюсь, актер он превосходный и востребованный А вы бы видели его танец Наблюдателя – один в один из одноименного фильма двухтысячного года! Можно было раньше его вывести на чистую воду! И гляньте на его растительность на лице!
- Андрей дело говорит! – Прибежал из вратарской Игорь Акинфеев. – Вчера ночью, на карнавале в честь закрытия Чемпионата, мы видели его в костюме священника – он вылитый Джон Константин! Его наш Дзюба Артем узнал и назвал по имени
- Точно! – Выбежал со скамейки запасных Дзюба, сбросив с себя повиснувших на нем резервного и бокового арбитров, силившихся сдержать спартаковца. – А после этого Ди Мариа сказал ему что-то, назвав его «Киану», и он побледнел! Если б его звали Аллен Юта, стал бы он бледнеть? Он бы посмеялся над аргентинцем!
- Молодой человек, Дзюба, вернитесь на место. – Спокойно попросил его Чунга-Чанга, и это подействовало лучше всяких попыток удержать его силой. – Аллен Юта: что скажете в оправдание? Россияне врут? Помните: рядом с вами сейчас стоят ваши партнеры по сборной, и соврать им будет по меньшей мере нечестно.
- Я им не врал. Я вас не обманывал, когда мы пили чай, друзья. – Употреблять выражение «пили горилку» по понятным причинам Аллен Юта не стал. – Сэр, я им сказал, что меня зовут Киану Ривз, а они подумали, что я шучу
Фраза из его уст прозвучала для арбитра убедительнее яростных споров россиян. Чунга-Чанга извлек красную карточку и показал ее Юте. Он гордо покинул поле, провожаемый стеклянными глазами украинцев, словно впервые попавших в матрицу, а дальше известным актером занялись люди в форме и сопроводили куда следует. Украина потеряла лидера, и потеряла навсегда. С главного хитреца сорвали маску, Аллена разоблачили в самый важный момент, еще в разгаре игрового времени первого тайма.
- КЛАСС! – Безумствовали на трибунах, совершая немыслимые движения и раздеваясь по пояс, возбужденные Хамес, Игуаин и Оскар. – Вперед, РОССИЯ! Вперед за медалями!
- А сейчас, без вашего танцора и мухлевщика, - предупредил Артем Дзюба Коноплянку, выходя на замену вместо Кокорина в начале второго тайма, - вы пожалеете, что вышли на нас!
И воодушевленный Дзюба оформил дубль, также он сделал две голевые передачи – и обе получил мастер пушечных ударов Василий Березуцкий, капитан сборной России по футболу.
Ангел-хранитель Аргентины.
- Ой!
Криштиану Роналду нашел скучной газету, переданную сборной России: там была их фотография, и перечислены клубные и личные достижения каждого игрока, принимавшего непосредственное участие в матчах Чемпионата Мира по футболу – 2014. С большим интересом он бы, наверное, посмотрел дерби «Кубань» - «Ростов», южную классику РФПЛ. Газета упала ему на лицо, он откинулся назад, захрапел и проснулся довольно резко, посреди ночи. Он испугался: темная фигура совсем рядом с ним. Не горел ночник, лишь слабый свет из окна. Португалец забыл, что он остался на ночь в одном из чужих номеров, и значит, ничего паранормального в появлении темной фигуры рядом не могло быть. В случае проникновения, Криштиану Роналду был физически силен и хорошо подготовлен, он бы смог противостоять незадачливому ночному гостю. Голова не соображала, но руки работали за него: он свернул в несколько раз скучную газету, виноватую в его сне, и, вскакивая на ноги, ударил фигуру по голове, показывая собственную силу и убеждаясь в ее материальности. Затем он отвернулся, включил ночной светильник
- Криш, это я!
Ночные тени растаяли, и Криштиану Роналду, возвращаясь в реальный мир, ощутил себя последним ослом.
- Лежи, Ангел. Сейчас найду перекись.
Португалец отправился на кухню номера, полностью обставленную съестными запасами обжоры Серхио Агуэро. Ни его, ни Лионеля Месси, последнего обитателя, на месте не было. Мало ли, что взбрело в головы парочке закадычных друзей, один из которых был крестным отцом внука Марадонны и по совместительству сына второго. Пробиваясь сквозь заслоны чаев, пакетов с печеньем, сухих обедов, замороженной курицы и прочей всякой гадости, накупленной Агуэро, видимо, на случай ядерной войны, Криштиану Роналду искал аптечку. В его номере аптечка всегда хранилась на кухне, и раз эта гостиница мало чем отличалась от его гостиницы, то аптечку следовало искать там же, где раньше. Второй раз он обернулся вовремя – успел подставить свободную руку.
- Тебе что было сказано – лежи! Куда намылился?
- Хотел помочь
- Гениально! Ты все усугубил! – Криштиану Роналду транспортивал одноклубника на кровать в основную комнату номера. – Еще раз увижу на ногах без разрешения – веревками к кровати привяжу! Мне, блин, теперь еще пол на кухне мыть! А то Месси с Агуэро вернутся, и решат, что я тебя пытал или резал! Жития нормального не дадут Эй, хорош уже! Я в няньки не записывался ты меня слышишь? Вот черт, где эта штука?! – Португалец возвратился на кухню и начал искать аптечку иначе: он все сметал с полок и высыпал из ящиков и холодильника. – Наконец-то нашел! – Особо не разбираясь, что из стандартного коплекта ему нужно, а что – нет, он схватил оранжевый пластиковый чемодан и прибежал в комнату. – А я тебя искал так долго - напевал он, смачивая нашатырным спиртом ватку. – Очнулся? Здорово! Сейчас будешь делать то, что я говорю. О нет, Ирина, подожди! – Отключил на время он телефон. Он успеет прочитать любовные письма своей девушки.
Криштиану Роналду справился минут за семь, все время говоря не то сам с собой, не то с Ди Мариа. Наскоро прибравшись на кухне, он нашел два неразбитых стакана, покопался в запасах Агуэро. Текила.
- Неплохо я тебя, - осушил первый стакан португалец, когда они пробовали одну из покупок Агуэро. – А ты сам виноват. Нечего было лунатиком ночью разгуливать и меня пугать.
- Я не помню.
- О чем я и говорю. Слушай, откажись от завтрашнего матча. Пусть Месси бегает, он к «эль классико» окончательно сдуется, а ты поправишься
- Криш, пока я могу, я буду с ними. – Посмотрел больными огромными глазами Ди Мариа.
- Ты не можешь. Матч сегодня, а ты выглядишь как тяжело больной человек на последней стадии смертельной болезни
- А они ничего не увидят.
Филипп Лам проводил разогрев команды ровно в четыре часа дня по местному времени, тринадцатого июля. То же самое, но на другой половине поля, делал Лионель Месси. Дурачились Лавесси, Игуаин, Маскерано и Фернандо Гаго – они где-то раздобыли русские скакалки и начали бегать по полю, перепрыгивая через них. Какое бы важное событие не намечалось, эта четверка была всегда в своем репертуаре и успевала кривляться и что-то изображать из себя. Однажды, при встрече с президентом России Путиным, когда все прочие игроки оделись серьезно, они нацепили цветные пиджаки ярких и режущих глаз оттенков, и дополнили образ пышными юбками в пол. Месси не нашел ничего смешного в – как он дословно называл – «обезьянничестве» партнеров. Они не досчитались лидера команды. Ему сообщил Криштиану Роналду о состоянии товарища и просил передать сеньору Сабеллье. У нас вся команда состоит из игроков топ-уровня, звенело в голове Лионеля. Спросив разрешения отлучиться на несколько минут в уборную, Месси помчался к умывальникам и подставил лицо под холодную струю воды. Ди Мариа лучше тренера видел проблемы сборной, поэтому с ним команда и выигрывала. Месси был необычайно талантлив, он чувствовал отдельные ситуации, мог выдать верную передачу или сам завершить эпизод голом, но он больше полагался на себя. Самому пробить, самому замкнуть, самому обойти всех защитников. Был ли он уверен в преимуществе Аргентины перед Германией? Нет. Даже наоборот. Соперник превосходил не индивидуальными действиями, а командной работой. Ди Мариа что-нибудь бы сообразил, но он плохо себя чувствовал – это и сообщил Криштиану Роналду Лионелю.
- Тихо, Лео. Не плачь.
Лионель узнал, разумеется, голос, но промыл глаза и посмотрел через зеркало. Белоснежные крылья заняли все свободное пространство, от стенки и до стенки. Челюсть упала вниз, Лионель повернулся всего лишь человек. Но зеркала не врут. Они часто показывали людям то, что в жизни скрыто от их глаз. Крылья не исчезали, и Месси подумал, а мираж ли это? Самое интересное совпадение заключалось в том, что последние секунд тридцать у умывальника Месси слушал шум воды из крана и читал про себя молитву.
- Немедленно развернулся и шагом марш в номер! – Велел Лионель. – Дважды не повторяю! Решай сам, хочешь по-хорошему – выполнишь как миленький! Хочешь по-плохому – твое право. Я тебя предупреждаю, Ангел: я с тобой не стану церемониться! Я тебя вырублю к чертовой бабушке, мы тебя покажем тренеру, и очнешься ты в больнице! А оттуда с твоим диагнозом тебя долго не выпишут. Время пошло. Раз
- Ты ничего не сделаешь, пожалеешь в противном случае.
- Два три!
Лионель сделал то, что грозился. Он посмотрел в зеркала. Ди Мариа лежал на полу, одно из крыльев было сломано.
- Лео! Вот ты где - Агуэро.
- Серхио! – Тыкал пальцем в зеркало Месси. – Ты видишь?
- Лионель, тебя долго нет - S Аршавин. – Это ты сделал? Кажется, в начале Чемпионата вы были друзьями, что же сейчас с вами сталось? Подумал бы о команде, а не тренировал удары на товарище как на груше для битья!
- Криштиану Роналду
- Соврал! Он не на нашей стороне! Ты игрок «Барселоны», а он – «Реала»! – Спорила девушка. – Ангел идет на поправку, а ты
- Как наивно верить глазам, Семен! Ты был умным человеком. – Стоял на своем Месси. – Он делает вид, что чувствует себя лучше. Я не разгадал его трюки, но я знаю его принцип: он не бросит команду, чего бы это для него не стоило.
- Я здесь! – Громко объявил о себе Игуаин. – Лео, разреши Ангелу сыграть, и не бей его больше.
Месси уступил большинству, хотя ему и не понравилось.
Все немцы были как на подбор: здоровые, настроенные на игру, с волчьими глазами, стояли в одинаковых позах, положив друг другу руки на плечи. Йоахим Лев в обычном черном костюме встал впереди запасных, а запасные под его пытливым взглядом вынуждены были позами и мимикой скопировать основной состав. Джерома Буатенга присоединили к команде, забыв о его несносном поведении, команда в нем нуждалась. А Сами Хедира их подвел: он повредил позвоночник при падении, и его понесли на рентген. Могучей громадиной посередине немецких редутов возвышался в зеленой вратарской форме голкипер Мануэль Нойер, загорелый и розовощекий сероглазый блондин. Андрэ Щюрле выделился на общем фоне, задорно улыбаясь:
- Как здоровье, Ди Мариа? – Свистнул он. Аргентинец поднял два больших пальца вверх. – О, так я и поверил!
«Единство, закон и свобода для немецкого отечества! Давайте будем к этому стремиться!» - пропели первые немцы. Болельщики Аргентины не затянули с ответом: «и вечны лавры, которые сумели мы достичь, и, коронованные славой, мы будем жить!» Им подпевали со стадиона Хамес, Микела, Изабелла, Хорхелина и Криштиану Роналду. Немцев поддерживал бывший Аллен Юта, как-то увильнувший от разбирательств и перевоплотившийся в бородатого обладателя пивного живота и огромного барабана цветов немецкого флага, и Оскар. Оскар сел, как обычно, рядом с Хамесом и с ранее перечисленными героями. Он поведал, что играл в ФИФА за сборную Германии, и она трижды брала верх над Аргентиной. Результаты игры за Аргентину Хамеса были другие: девять раз Германия оставалась на втором месте.
- Двух с половиной метровый Месси делал свое дело на «ура», - пояснял Хамес.
- А вот мой Нойер, - показал фотографию компьютерного вратаря Германии другу Оскар. Тому ворота были по щиколотку.
- А, ну в таком случае я не удивлен, что Германия выигрывала. Этому Нойеру достаточно загородить любой ногой штангу, и ни один мяч не пролетит. Там и свободного сантиметра не будет. Хочу огорчить: в сегодняшней игре он нормального роста. Германия сыграет в белой форме.
- Да ладно? А я думал, в темно-синей, - съязвил Оскар.
Сборная России по футболу всеми двумя составами и с тренером Фабио Капелло заняли целый ряд. Они отдыхали, воочию наблюдая финал Чемпионата Мира. Их мнения тоже разделились, как и симпатии. Кокорин, Аршавин, Кержаков, Соломатин и еще семь человек махали флагами Германии. Акинфеев, Рыжиков, Шатов, Самедов и другие восемь человек растянули флаг Аргентины. Братьев Березуцких спросили отдельно друг от друга, кто им предпочтительнее, и оба долго не размышляли – выбрали сборную из Южной Америки. У Капелло была своя и отличная точка зрения, но вслух он ее не озвучил. И он не стал раскрашивать себя в цвета той или иной команды, пришел в любимом костюме.
- Помните о нашей тактике? – Спросил товарищей Филипп Лам. – Ее и придерживайтесь. Нойер, как ты понадобишься, я тебе дам особый сигнал.
- А ежели я заскучаю? – Выдвинулся вперед Мануэль.
- Чтоб без ущерба нашей команде! Не допускай ничего! Это – финал! Наше дело – забивать, а твое – охранять последнюю границу! Эй, «Боруссия Дортмунд»! – Обратился он к капитану названного клуба Максу Хуммельсу. – Отложи сон на три часа! Извините меня, хер. – Вспомнил Лам, для чего между ним и Ди Мариа переминается с ноги на ногу арбитр Равшан Эрматов.
- Будьте внимательнее. – Сплюнул судья и подбросил монетку.
От центра в первом тайме начала сборная Германии
Немцы думали, что создаваемая ими в центре кучность может сработать против техничных аргентинцев как против других команд, к примеру, того же Уругвая. Пусть они начинают от своей штрафной площади катить мяч, но в центре им будет не на кого сделать точную передачу. С Лионелем Месси боролись вчетвером, окружая его барьером из ног в белых гетрах. Они прохлопали ушами первый гол: фирменный, хитро закрученный удар в самую девятку с точки центра поля Ди Мариа. В игре Германия – Аргентина был открыт счет на третьей минуте: ноль – один.
- Молодец! – Запрыгала Изабелла.
- Он – лучший! – Подкинула шарф цветов Аргентины Микела.
Йоахим Лев не узнавал бойких подопечных: немцы так же прохлопали второй гол, почти в раздевалку: на сороковой минуте, получив пас S Аршавина, Ди Мариа прорвался сквозь заслоны и с восьми метров, перекидывая мяч через себя, отправил его аккуратно между рук Нойера. Ноль – два.
- Что с вами произошло? – Спросила интервьюерша в перерыве матча у голкипера Германии. – Вам обычно равных сложно бывает найти, вы не робеете ни перед кем
Нойер себе не изменял:
- Мне скучно. Запретили играть так, как я люблю и умею.
- У нас есть к вам еще один вопрос, Мануэль - Девушка всплеснула руками: Мануэль широкими шагами мчался в раздевалку. – Ладно, я подожду кого-нибудь из сборной Аргентины.
Текущий счет не устраивал, выяснилось, Ди Мариа.
- С Германией нельзя быть уверенным ни в чем. Разница в два мяча не столь уж существенная к концу первого тайма, чтоб в дальнейшем просто тянуть время. Через три минуты они могут и догнать нас. Наша цель – не расслабляться и держать их как можно ближе к их воротам.
- Аргентина сегодня смотрится по первому тайму просто на голову выше соперника, и вы забили оба гола. Скажите, Анхель: это домашние заготовки с сеньором Сабеллья, или ваша коронная импровизация?
- Заготовки мы нарабатывали всегда, но на поле чаще всего приходится импровизировать. Это игра, не тренировка, а игра непредсказуема. – Улыбнулся Ди Мариа. – Немцы поменяли стратегию, я не узнаю добрую половину их состава. Например, Нойера будто цепью привязали к штанге.
- Это точно! – Согласились слушавшие Акинфеев, Малафеев и Рыжиков. – Чтоб Нойер не покинул свою половину поля хотя бы раз за сорок пять минут – такого просто не бывает! Или он всерьез решил стать основным вратарем «Баварии»
- Он и так основной вратарь «Баварии», - напомнил Фабио Капелло.
- Нет, он основной свободный художник «Баварии», - поспорил Рыжиков.
- Спасибо большое, удачи вам. – Интервьюерша окончила стандартной фразой. – С нами беседовал полузащитник и капитан сборной Аргентины Анхель Ди Мариа
- А то мы не знали! – Постучал пальцем по виску Акинфеев. – И будущий игрок ПФК ЦСКА.
- Нойер! – Поймал на выходе из подтрибунного помещения за майку своего голкипера вышедший на поле раньше всех капитан сборной Германии. – Мы начинаем действовать по нашему плану, ты не забыл?
- Но Месси и Агуэро
- Все по нашему плану, - прогнусавил Лам. – Одна просьба: не нарвись на удаление, дружище.
- Вот бы Гвардиола вам зарплату в разы урезал за столь безобразную игру, Томас Мюллер! – Выбежал на поле Йоахим Лев. – И ты, Нойер! Не за одним Месси нужно следить! Соберитесь! Вы – сильнейшая сборная мира! Заставьте ангелочков молиться!
На второй тайм немцы вышли настроенные уверенно, и очень хитрые. Их наглые лица не помешали Ди Мариа забить и третий гол, демонстрируя знаменитые финты и уловки прямо во вратарской Мануэля Нойера. Он усмехнулся, видя беспомощность защитников и бег Нойера с середины поля до собственных ворот, и за доли секунд до противостояния с голкипером пяткой закатил мяч за линию ворот, на которой почти что перепархивал с места на место в гипнотическом танце. Ноль – три, показывало табло, а новых фамилии авторов голов не добавлялось. Ди Мариа поймал кураж, и явно не хотел останавливаться на третьем мяче. Германии грозило поражение с крупным счетом. Лионель Месси успевал только перемещаться в центре поля. Его партнер по команде и в плохом самочувствии демонстрировал высочайшую технику.
Роковая встреча Ди Мариа и Нойера произошла на семидесятой минуте матча. Ди Мариа как ребенка обыграл Месута Озила и еще троих его партнеров. Нойер, по счастью никуда далеко не ушедший, побежал к аргентинцу навстречу. Ди Мариа пробросил мяч себе на ход и ускорился до тридцати шести километров в час, как он умел. Нойер тоже бегал не медленно. Немец встретил капитана соперников кулаками, ударившими ему в грудь, в районе штрафной, положил мяч себе на ногу и выбил дальше от ворот. Судья развернулся лицом к Серхио Ромеро, глядя, как Томас Мюллер обокрал Месси, поставил тому корпус, и красиво кинул мяч на голову Щюрле, очутившемуся впереди всех немцев, но на одной линии с опытным игроком «Барселоны» Хавьером Маскерано. Пока все были заняты разбирательствами, был ли в офсайде Щюрле в момент передачи Мюллера, или он ускорился уже по ходу, Нойер отчаянно сигнализировал о том, что нужна помощь. Он не просто врезался в Ди Мариа, он еще и наступил на него, когда тот уже лежал без дыхания. Пока он ждал подмоги, он перевернул Ди Мариа набок, чтоб не допустить запрокидывания языка. Большего он просто не мог сделать, так как боялся навредить еще сильнее.
- Приятель, прости, - голос Нойера не прозвучал. – Я ненарочно Очнись, пожалуйста. Я не хочу красную карточку! Помоги нам немного, не допусти моего удаления и разбирательств! Только очнись!
Первый подбежал Макс Хуммельс. Он понял серьезность проблемы. Хотел приложить ухо к груди Ди Мариа, чтоб услышать сердце – не смог. Что-то было не так. Они подняли майку, и обнаружили слои эластичных бинтов. Ожидая других, его разбинтовали. Он был очень сильно истощен.
- Они ему дышать мешали! Зачем так делать? – Не понимал Хуммельс.
- Он не хотел выставлять напоказ проблемы со здоровьем. – Добежал Андрэ Щюрле, схватил бутылку Мануэля Нойера и полил лицо Ди Мариа. Нулевая реакция, но вода смыла его грим. Он был пепельно-серый, а губы были синие.
- Почему не играете? – Наконец появился вместе с остальными немцами и аргентинцами судья Равшан Эрматов с двумя Джамшутами. – БЫСТРЕЕ СЮДА! – Поторопил он врачей. Прибежали абсолютно все: и немецкие, и аргентинские специалисты. Судья спросил, заметив виноватое лицо Мануэля Нойера, что же было. И Нойер сознался. К несчастью, Йоахим Лев провел все три замены у сборной Германии, а красная карточка была поднята вверх. Нойер со слезами на глазах уходил с поля. Слезы были вызваны удалением. – Вы пробьете пенальти по уходу с поля врачей. – Сказал Равшан Эрматов.
Пять минут немцы и аргентинцы образовывали круг вокруг врачей и Ди Мариа. Вингер не пришел в сознание. Его переложили на носилки, пристегнули. Круг расступился, давая дорогу врачам. Они удалились. Александро Сабеллья тоже израсходовал замены, и обе команды остались вдесятером. У Аргентины было преимущество: им дали пробить пенальти, и у них был на месте Серхио Ромеро.
- Лионель, - подтолкнула его в спину S Аршавин.
- Я не смогу. Гонсало, Изекиэль, лучше кто-то из вас. – Месси поплелся к центру поля, непонятно, зачем. У Германии встал на ворота Макс Хуммельс. К мячу подошел Гонсало Игуаин. Повертел его в руках, подбросил в воздух, поставил на точку, разбежался и промазал.
- НЕЕЕЕЕТ! – Заорали Хамес и Криштиану Роналду.
Вышедший на замену перед вторым таймом игрок московского «Динамо» Кевин Кураньи забил два гола на восьмидесятой и девяностой минуте, а на добавленной четвертой минуте, чуть ли не под самый свисток судьи, счет сравнял мастерским ударом головой с рикошетом от земли Миро Клозе. Три – три. Набегавшимся сборным светили два тайма по пятнадцать минут.
В то же время белая машина мчалась до больницы, а врачи подсоединили Ди Мариа к аппарату искусственного дыхания. Ему поставили катетеры в руки, и пристально следили за показателями мониторов. Его давление и пульс падали. Мануэль Нойер вывел из строя ангела-хранителя сборной Аргентины.
От Месси слегка разгрузившие ноги с помощью массажистов и товарищей аргентинцы ждали напутственных слов как от второго духовного лидера. Тренер сказал свое слово. Месси раньше всегда находил, что добавить. Теперь он молчал. Было заметно, что он открывал рот, пытался что-то из себя родить, начать говорить, но язык точно приклеили к нёбу на суперклей, или ему удалили голосовые связки. Наконец он, борясь со слезами и поэтому часто-часто моргая, сказал:
- Ничего страшного не случилось, ребята. Играем
И аргентинцы, и немцы держались первый дополнительный тайм. У Анхеля Коррэа четырежды сводило ногу, но он пересиливал боль, поднимался с газона, и бежал вперед через «не могу». У Томаса Мюллера кружилась голова – он бил себя рукой по затылку, чтоб звезды рассеялись, и возвращал себе мяч. Филипп Лам спотыкался о собственные ноги и садился на газон, чтоб завязать шнурки. Макс Хуммельс умирал в воротах. Защитники его страховали как могли, прекрасно понимая, что удар он вряд ли сможет отразить, ведь он не был профессиональным вратарем.
- Забейте гол! – Мотивировал их Йоахим Лев. – Вы отыгрались, догнали Аргентину – замечательно! Но при таких условиях серия пенальти для нас станет почти наверняка проигрышной, вы понимаете?
- Завоюем Кубок Мира, ребята! – Второй раз сумел сказать Лионель Месси нужные слова сборной. – Ради Ангела!
Группа нападения Германии во втором дополнительном тайме окончательно прижала всю Аргентину к воротам, но проку не было. Ноги сводило, зрение затуманивалось. Месси старался вернуть мяч себе, потому что его товарищи поставили одну задачу: не пропустить. Из этой баррикады он сумел вытащить S Аршавина. Они вдвоем побежали из последних сил к воротам Германии, но их встретил высоченный блондин Пьер Мертезахер, и нарвался на желтую карточку, сорвав перспективную атаку. Хуммельс пнул мяч по свистку, и Равшан Эрматов развел руками – все, время вышло, разобраться между собой за сто двадцать семь минут вы не успели, поэтому будете бить одиннадцатиметровые. К нему подошли тренеры со списком игроков, и начали в его присутствии назначать очередь бьющих игроков. Йоахим Лев первый отдал лист с семеркой немцев: Мюллер, Швайнштайгер, Хуммельс, Лам, Клозе, Щюрле, Гетце, Мертезахер. Далее Эрматов прочитал лист Александро Сабелльи: Месси, Агуэро, Гарай, S Аршавин, Инсаурральде, Паласио, Маскерано.
- Германия – чемпионы! – Бил в барабан бывший Аллен Юта. – Оскар, давай, помогай!
- Откуда вам известно мое имя? – Задал относительно глупый вопрос Оскар. Человек он был известный, так что и фанаты Германии могли слышать его имя, тем более что он был одноклубником Андрэ Щюрле. Но с другой стороны
- Ты раньше знал меня как Аллена Юту. Сейчас я, конечно, Андрэас Штирлиц, фанат мюнхенской «Баварии».
- А, это ты! Я делал разбор полетов утешительного финала, и до сих пор ломаю голову, чем ты провинился. Тем, что не назвался настоящим именем? Странно. Возвращайся в футбол, Киану! Иди к нам, в «Челси»!
- Значит, забыли одну восьмую финала?
- Да брось, мы еще отыграемся! – Пожал ему руку Оскар. – Ты великолепный актер и футболист, побольше бы таких мастеров! Играешь одинаково хорошо на любой позиции! Могу я попросить твой автограф – настоящий, не в роли Аллена Юты? Спасибо! Германия – чемпионы!
- Давайте, ребята, последнее усилие! – Мотивировал обнявшихся товарищей Месси, наклонившийся ниже всех под тяжестью рук Гарая и Агуэро. – Ради наших болельщиков, родных, друзей, и, конечно, ради Ангела! Мы увезем Кубок Мира на родину!
Первый пошел к точке Томас Мюллер, русоволосый, с розовым лицом, серо-зелеными мутными глазами и большим носом с тонкими губами. Серхио Ромеро помнил наставления от подглядевшего в листок Лева Александро Сабелльи, но удар был очень сильный. Германия повела, один – ноль.
Его сменил Лионель Месси. Довольно смешная казалась дуэль одного из четырех капитанов «Барселоны» и Макса Хуммельса.
- Подъем, «Боруссия Дортмунд»! Тебе сейчас будут бить пенальти! – Потряс Хуммельса Лам. Ответом стал его храп, но черноволосого усатого игрока разбудили и направили к воротам.
- Месси забьет Хуммельсу, тут без вопросов! – Сказал Криштиану Роналду. – Хамес, на тебе лица нет! Не переживай так! Это игра! И не твоя сборная в финале!
- Твоя веселость тоже напускная, Криштиану. Думаешь, выдашь фальшивую улыбочку, и все тебе поверят? Да ты в рекламе шампуней или банка «Открытие» убедительнее играешь! Я переживаю за Ангела. Нойер мог его убить. Да, Изабелла. Извини за горькую правду, но ты и сама видела.
- Проснись и пой, Хуммельс. – Щелкнул пальцами перед глазами немца Лионель, чтоб окончательно его разбудить. Хуммельс до того устал, что умудрился заснуть стоя, сначала опустив голову на плечо Пьера Мертезахера, а второй раз – зависнув в воротах. Месси вытряхнул из головы все лишние мысли, разбежался – и мяч не лег на ногу, а Хуммельс отразил его удар, и даже с легкостью. Один – ноль, а по удару команды уже сделали. Аргентинцы начали отыгрываться на газоне, ни в чем не виноватом, а Швайнштайгер поднял Хуммельса на руки.
Врачи в реанимации центральной больницы Рио запаниковали. Ровно в ту секунду, когда мяч был отражен капитаном «Боруссии», пульс Ди Мариа замедлился до невозможного и стал мерцающим.
Опустил Хуммельса на землю и чуть-чуть ближе точки, но так, чтоб Равшан Эрматов не сделал ему замечание, мяч поставил Бастиан Швайнштайгер, блондин с маленькими свиными глазами, широким носом и выделяющимися верхними частями скул на розовом лице. Ромеро прыгал вдоль линии ворот, пытаясь сбить его с толку. Мол, ты бей, а я полечу в любой угол. Но Швайнштайгер был не дурак. Классическая уловка. Как только Равшан Эрматов дал свисток, немец побежал к мячу, и резко остановился, смотря за тем, куда же начнет падать Ромеро. Увидев его падение в правый угол, он пробил в левую девятку. Два – ноль.
- Промахнись! Промахнись! – Скандировали болельщики Германии подходящему Серхио Агуэро с относительно длинными черными волосами, приподнятыми со лба тонкой белой повязкой, смуглой кожей, круглыми карими глазами и низким лбом.
- У него нет никаких шансов! Его выперли из «Атлетико Мадрид» в «Манчестер Сити»! – Сказал Оскар. – А в «Сити» он растворился как соль в воде.
- Забей, приятель! Я ведь знаю, ты умеешь, когда захочешь, - поддерживал его Криштиану Роналду. Та половина сборной России по футболу, притихшей к концовке игрового времени и к началу серии ударов, что болела за Аргентину, пустила три волны. Агуэро забил Хуммельсу. Два – один. А от мяча отходил, считая метры, нужные ему для разбега, сам Макс Хуммельс. Ромеро пристально за ним наблюдал. Если б он умел, то убил бы немца взглядом.
- Я не фанат Германии, но он забьет. – Предсказал португалец. Его прогноз сбылся. Мяч был поднят над землей и послан точно под перекладину, коснувшись ее и отрикошетив куда было нужно немцу. Три – один.
- Настоящий герой! – Застучал в барабан бывший Юта. – И пенальти забивает, и ворота успешно защищает!
- О, зенитовец! Гарай-Сарай идет! – Признали в поймавшем мяч аргентинце Изекиэля Гарая абсолютно все игроки сборной России. У него были слегка раскосые карие глаза с паволокой, будто бы он никогда не просыхал, черные короткие волосы, густая щетина, смуглая кожа. Шатов вспомнил: - Он в «Бенфике» был пенальтистом, уж он-то точно справится!
Гарай, конечно, справился, он пробил в центр, но на силу, как и Томас Мюллер. Три – два. У Аргентины все еще сохранялись шансы, разница в один мяч не считалась существенной.
Филипп Лам, светловолосый загорелый низкий и взъерошенный немец с довольно обычным лицом и короткой стрижкой, приготовился быстрее всех своих товарищей, уже попробовавших силы. Ромеро прыгнул в нужный угол, но задел мяч только кончиками пальцев. Удача ему не помогала, ворота он не спас. Четыре – два. Но аргентинцам дали возможность пробить. S Аршавину нужно было только забивать.
Девушка посмотрела черными глазами на запыхавшегося Хуммельса, и пробила. Получилась серия интересных рикошетов. Мяч отразился от одной штанги, после – от другой, а дальше попал в ворота. Четыре – три. Это была тонкая грань, но девушка не подвела Аргентину, пусть в начале Чемпионата Мира она надеялась играть за почти родную Францию.
- Витас! – Засвистели россияне Мирославу Клозе, немецкому двойнику певца Витаса, а также президента России Путина и игрока «Краснодара» Владимира Быстрова. Блеск глянцевых бледных щек, свисток – и Ромеро на земле, а счет стал пять – три.
- Идет наш человек, спартаковец! Инсаурральде! – Узнал одноклубника Артем Дзюба. – Приятель, забей! Ради интриги, ради продления удовольствия! Я не хочу, чтоб Чемпионат так быстро закончился!
- Промахнись! – Кричали ему Оскар и Юта как и всем прочим аргентинцам. Инсаурральде выглядел потерянным. Хуммельс повторил движения за Ромеро, прыгая около ворот. Рука на сердце аргентинца, удар и – мимо, выше ворот на три метра. И в этот же самый момент, еще за секунду до того, как вся сборная Германии оторвала Хуммельса с Левом от земли и начала их подбрасывать в воздух, а стадион бушевал как грозный Тихий Океан во время шторма, скатилась слеза по щеке Ангела Ди Мариа, и после этого его сердце остановилось

Hala, Madrid.
Три дня спустя разочарованного и угрюмого Лионеля Месси Александро Сабеллья отправил в центральную больницу Рио де Жанейро. Его лицо несколько просветлело, когда Сабеллья объяснил ему, с чем это связано. Агуэро хотел прогуляться с ним – Сабеллья запретил. Месси подъехал на попутном транспорте, воспользовался местной уборной, и только потом он зашел в палату.
- Вы можете его забрать, - сказала Лионелю симпатичная медсестра. – Но все время следите за ним. Как прилетите на родину, наймите при нем сиделку. Да: я передаю вам его лекарства на первое время, этого хватит, может, на неделю. Проследите, чтоб он принимал их как полагается. Но я бы посоветовала лететь не на родину, а в Германию, или в США, и поместить его в хорошую клинику. Если так вы и решите, пусть кто-нибудь полетит с ним. Проследите также, чтоб он ел, и ел здоровую пищу. Алкоголь я бы не рекомендовала употреблять. И, Лионель: можно мне с вами сфотографироваться? Вы – кудесник мяча, и нет вашей вины в проигрыше, просто соперник был силен. Я бы убила Инсаурральде – он вам и подарил серебряные медали. Я предчувствовала, что нельзя доверять бить пенальти игроку из российской команды, которая тринадцать лет не может победить в чемпионате своей страны! Но, честно говоря, если кого и убивать, то Мануэля Нойера! Он по-зверски обошелся с Ангелом! Мне было очень его жаль. Хорошо, что нам удалось его возвратить к жизни и более-менее стабилизировать его состояние. Ей Богу, когда Нойер сюда пришел извиняться, я его выгнать хотела!
- Как вас зовут? – Спросил Месси.
- Хорхелина Суарес.
- Никому другому я бы после проигрыша в финале такого одолжения не сделал, но я выделю немного времени на одно фото с вами. – Он принял у нее из рук фотоаппарат, ногой отодвинул из кадра прочь привезенное ею кресло-каталку, вытянул правую руку, наклонил цифрокомпакт под нужным углом: - Улыбайтесь шире, Хорхелина!
- О, какой вы красивый тут получились, Лионель, а я кадр собой испортила, - оценила фотографию девушка. Месси не поверил:
- Должно быть наоборот. Дайте-ка мне глянуть Так и есть, наглая вы обманщица! Вы прекрасны, а я как будто гримасу корчу! У меня есть предложение: давайте мы переделаем фотографию. Будьте тут завтра, ровно в три часа дня. Я буду готов, и возьму с собой нормального фотографа.
- Я буду вас ждать Нет, Лионель, не будите Ангела! Хотите, я вам помогу! – Остановила она Месси, собравшегося тормошить партнера.
- Да Боже упаси, негоже девушке надрываться! Хорхелина, вы свободны. Если вдруг вы мне понадобитесь – я вас позову, даю слово.
- Скажете тоже – надрываться! – Улыбнулась она. – Он едва ли тяжелее меня. Но обещаете, что позовете, если будут проблемы.
- Конечно, к кому же мне еще обращаться? Бегите. Приятно было пообщаться, Хорхелина! – Месси поглядел, куда она отправится, чтоб в случае затруднений ее легко можно было найти, и переставил кресло к кровати. – Извини, приятель, но нам пора в путь. Тебя вся команда ждет вместе с сеньором Сабеллья – не разочаровывать ведь мне их, раз ты спишь! Зато проснешься не в скучной палате! Мы сплоховали в финале, а ты был на высоте. Ты подарил нам надежду. Жаль, тебя не было с нами все время – так бы, возможно, игра шла по-другому. А я идиот, что собирался любой ценой не дать тебе выйти на поле. Я боялся, что тебе станет плохо, что у тебя повторится приступ, а должен был тебе поверить. Не забей ты три гола Нойеру перед его ужасным фолом, мы бы проиграли со счетом три – ноль. Но ты все это услышишь потом. Сейчас нам действительно пора, я не могу ждать, пока ты проснешься. Мне дали задание.
Месси осторожно усадил Ди Мариа в кресло и увез прочь из больницы
Василий Березуцкий нашел недалеко от центральной больницы сидящей на лавочке Изабеллу. Подумав, что расстроенная девушка вряд ли куда-то уйдет, он добежал до ближайшего цветочного магазина и купил ей красивый букет. Вернулся, подошел к ней и галантно подал букет:
- Это вам от меня, Изабелла. Я тоже грущу вместе с вами, красавица.
- Кого вы обманываете, сеньор Березуцкий? – Удостоила она внимания россиянина. Цветы, однако, она приняла. – Вы грубый и жестокий, вам бы насмешничать да демонстрировать силу. Дважды вы встречались с Аргентиной, и дважды вы избили моего брата! После ваших подвигов вы пытаетесь подлизаться ко мне и с помощью моих любимых цветов разбудить какие-то чувства? У вас снесло крышу, это точно! Один раз человек не сдержал своих демонов в узде – уже настораживает, и стоит подумать о его искренности, но вам нужна помощь психологов!
- Лично я в финальной игре был на стороне Аргентины, мой брат тоже. Кубок Мира у немцев – несправедливо. Они не наиграли
- Какая разница? Вы футболист! Кубок Мира, Чемпионат, распределение мест все награды – это сплошное шоу, привлечение масс. Все можно купить за деньги, все можно вернуть, а жизнь бесценна! Вы – футболист, и это – один из ваших самых больших недостатков. Вы неправильно расставляете приоритеты. Можно не быть известным на весь мир, богатым, можно не жить в роскошном особняке за миллиарды долларов, можно не раздавать автографы сотнями тысяч штук. Тебя могут не носить на руках, твое имя не будут скандировать массы людей, ты не будешь подобен богу для фанатов со всего мира, но ты будешь счастливее всех тех, кто добился такой известности, потому что ты найдешь истинные жизненные ценности, и тебя не будет окружать сплошной театр ежесекундно. Когда видишь вокруг эту наигранность, чувствуешь аромат лжи, пропитавшей воздух, которым ты дышишь, ты начинаешь видеть прутья клетки из золота, в которую тебя загнала твоя всемирная популярность, и ты вдруг принимаешься метаться зверем, ломать зубы, пытаясь прогрызть ее прутья, разбиваешь в кровь кулаки и голову в бессильной ярости, а тебя все равно заставляют улыбаться и прыгать через один и тот же обруч за все большие и большие суммы денег
- Изабелла, успокойтесь. – Обнял девушку Василий. – Поедемте в Россию, в Москву. Вы увидите легендарную игру ЦСКА, увидите, как мы с братом Алексеем отыгрываем в обороне. Вы отдохнете от надоевшей Южной Америки, увидите снег, увидите Кремль, третье транспортное кольцо. Я вам готов и больше всего показать и рассказать. Я вас научу русскому языку, и тогда мы будем отличной парой
Оскар с Алексеем Березуцким спрятались за лавочку. Алексей подбадривал шепотом брата, чтоб не выдать себя, а Оскар занимался любимым делом – подслушивал. И оценивал свои шансы. Пока что Изабелла отвергала болтливого капитана сборной России по футболу. Непонятно, к чему бы дальше привел их диалог, но Оскар первый себя выдал:
- Эй, Месси! – Крикнул он прямо из-за спины Изабеллы. – Ты думаешь, пальмовый лист тебя скроет от нас, и мы тебя не узнаем по твоему росту чуть выше одного метра? Таких коротких ног даже у китайцев нет! О, а ты чего ускорился?
- Гном, вот ты где! Давай, шевели культями, я сейчас тебе каждый гол в ворота сборной России по футболу припомню, ох как припомню! – Забыл про Изабеллу Василий Березуцкий и сконцентрировался на Лионеле.
Месси, проходивший мимо четверки, сорвал пальмовый лист и прикрыл им лицо. Получилась довольно забавная картина: пальмовый лист с телом Месси, одетого в форму сборной Аргентины и с номером «десять» на спине, одной рукой он держал растительность около лица, а другой рукой направлял кресло-каталку. Ускорился он потому, что прочитал намерения Василия по его виду. Он побежал со всей скоростью прочь:
- Держись, приятель!
- Месси! – Вдогонку кричал ему Оскар. – Нехорошо красть пациентов из больницы!
- Поймал! – Схватил Лионеля за майку Василий. Месси по инерции отпустил кресло, оно неслось вперед, а дорога была наклонная
Алексей Березуцкий и Оскар среагировали моментально: они догнали кресло до того, как оно достигло ступенек лестницы вниз, и остановили.
- Порядок, Изабелла! – Сигнализировал ей запыхавшийся Оскар, претендовавший на нее.
- Если б не я – все, пришлось бы петь панихиду! – Очутившийся на месте событий Андрэ Щюрле подошел к Оскару с Алексеем и по-всякому показывал девушке, что он был героем дня. – Изи, прощаешь меня?
- Ты кто такой? – Спросил Алексей. – Иди, куда шел. У нас есть свидетели, что ты – проходимец!
- Вы два кретина, Ухо и Вареник, - нелестно отозвался о россиянине и бразильце немец. – Остановить кресло вы остановили, но на кой черт? Оно же пустое! Изи, только не паникуй! Я мигом исправлю их ошибку!
Щюрле нашел Ди Мариа внизу небольшой лестницы из десяти мелких ступенек.
- Эй, ты там живой? Василий Березуцкий! Прекращай копать прошлое, отпусти Лионеля Месси и подсоби мне! Умник нашелся: Изабелла не любит рукоприкладство, особенно – к членам сборной Аргентины и их друзьям. – Щюрле в любой ситуации давал волю языку, его друзья говорили: он неисправим. – Пришел? Хорошо. Надо вернуть Ди Мариа в больницу.
- Не надо. – Перегородил дорогу россиянам, бразильцу и немцу Месси. Те покатили кресло обратно к больнице. – Его разрешили забрать. Нам скоро нужно будет вернуться на родину.
Ди Мариа пришел в сознание уже метрах в пятидесяти от гостиницы.
- Что происходит? – Нервничал он, но не поворачивался, а спокойно сидел в кресле. Месси отправил сообщение всей команде, и те выскочили из гостиницы, побежали их встречать. Впереди бежали Агуэро, Коррэа, Гарай, S Аршавин, Игуаин и Ромеро.
- С возвращением, герой! Ты дал нам шанс! – От чистого сердца сказал Александро Сабеллья, главный тренер сборной Аргентины, с гордостью пожимая ему руку как своему коллеге.
- Текилу будешь? – Передала ему бутылку S Аршавин. – Я купила то есть купил твою любимую.
Ди Мариа поднял правую руку:
- Постойте, ребята а что Кубок Мира?
- Как – что? – Обошел его Месси. – Его увезут в Германию, используют как главное украшение всех фотографий в социальных сетях. У нас есть только врученный мне Золотой мяч, но он мне не в радость. Хочешь – забирай себе.
- Нет-нет, ребята, - Ди Мариа не мог поверить. – Что же случилось? Мы просто не могли проиграть, с нашим-то составом
- Ну вот, познакомься: обновленная сборная Аргентины. – Пошутил Гарай. Месси слегка задел защитника за руку, подвинувшись к нему:
- Мы бы и не проиграли, будь ты с нами до финального свистка, Ангел. Не смотри на меня бешеными глазами, будто ты сам ничего не знал! Все ты знал, и лучше всех тут стоящих перед тобой. Крен в сторону Германии стал заметен сразу же, пусть Нойера удалили за то, как он на тебя бросился. Ты помнишь нарушение? Назначили пенальти, и Гонсало не забил. Виноват в нашем проигрыше не он один, да все мы хороши, чего говорить, но больше всех – я, как лидер.
Месси получил в награду пощечину.
- И все опять свелось к твоим переживаниям, Лео. – С трудом встал на тощие ноги Ди Мариа. – Еще до матча ты говорил со мной как лидер команды, и продемонстрировал силу – а вы позволили вас обыграть команде без вратаря? Где были твои лидерские качества в нужные минуты? В футболе никак без эмоций, но эмоции должны быть правильные и уместные! Футбол – как война: слезы льются потом, а прежде всего – оружие и стратегия.
- Я осознал, что поступил неправильно тогда. – Опустил Месси голову, и точно вжался в землю. – Ты присядь. Не доводи себя до обморока.
- Сказавши «раз», Лео, говорят и «два». Ты всеми силами отправлял меня в гостиницу, но почему вы без меня подарили мяч немцам?
- Они сражались как львы. – Защитил вверенную сборную Сабеллья. – Было сыграно четыре тайма.
- Получается, Германия забила три гола за тридцать или двадцать минут времени? Почему они владели ситуацией?
- Ой, Ангел, прошлое не ворошат. – Успокоил всех Инсаурральде. – Мне кажется, пришло время праздновать. Второе место на самом крупном турнире планеты – вещь тоже замечательная! Отметим наше серебро? – Повесил он Ди Мариа на шею заслуженную медаль. – Опробуем текилу S Аршавина?
Новый нож стал отличным подарком для Джерома Буатенга. Брат из Ганы вошел в его положение, понял разочарование и выслал другой инструмент, лучше первого ножа срезавший тростник, как было написано рукой брата. Связавшись с ним по скайпу, Джером несколько раз поблагодарил брата за щедрость. Мыслей по поводу приобретенной вещицы у немецкого защитника было очень много, и все примерно одного плана. Идеей отмщения он был одержим со дня драки с Хамесом. Он себя чувствовал проигравшим, униженным, оскорбленным. Первый раз его мести не дал свершиться миролюбивый Андрэ Щюрле. Раньше Джером восхищался его вечным оптимизмом, присущим ему в любой ситуации. Щюрле сочетал в себе два разных качества: умение пошутить в нужный момент, и умение доводить безобидными шутками без ругани и прямых оскорблений оппонента до бешенства, и притом знать, когда ему лучше остановиться, чтоб не получить лишний раз по зубам. Теперь же Щюрле пополнил список Джерома людей, кому стоило вернуть должок. Но партнер по сборной был отнюдь не на первом месте. Чуть выше него встала изменница Микела Алвеш. Девушка договаривалась с ним о свидании, они и дату назначили, и место, и время – она не пришла, сослалась на плохое самочувствие. А Буатенг выяснил, что у нее появился новый кавалер. Доложил ему всезнайка Оскар, недаром метко прозванный Ухо. И на вопрос «кто он?» Оскар дал мгновенный ответ. Меж тем, раздумывая о планах на ночь, обещающую быть дождливой, он оделся в черную кофту с карманом «кенгуру» и с капюшоном, и в черные штаны. Нож он спрятал в единственный карман на животе. Но выходить он не торопился. Он ждал когда окончательно стемнеет, и когда часы покажут ровное время.
- Окей, я все понял. Ну, вы налегайте поменьше, у меня к вам просьба. Чисто дружеская. – Беседовал по мобильному телефону с братом-близнецом Василий Березуцкий. – На улице а там могут послушать Он не со мной. Как мы его проморгали? Он в метре от нас находился и собирал сведения. Потом начнет слухи разные пускать Не, разве что в «глухие телефончики» играть погоди минутку, Леха. Не вешай трубку. Я просто кое-кого увидел меня настораживает его поведение нет, из Германии. Буатенг крадется, будто планирует ограбление ювелирной лавки. – Василий прикрывал рот и направлял звуковые волны в динамик. – Не знаю. Наркотик качественный купил? Ой, как мне противно и идет он в вашу сторону. Мне боязно за вас. Оставайтесь на местах, охрана не должна пропустить. Да. Будьте внимательны и осторожны Извини, связь плохая - соврал Василий, сбросил брата и набрал следующий номер. – Доброй ночи, Изабелла? Василий, Березуцкий. Простите, что разбудил это срочно.
С Дзюбой и с Алексеем Березуцким раскачиваться на стуле и ржать Хамеса достало. Первая молния, первый удар грома. Хамес подошел к окну, отодвинул занавеску, выключил основное освещение, оставив ночник, и слушал шум дождя, смотрел на небо красными глазами в ожидании следующей молнии, что располовинит небосвод. Такая молния появилась через минуту. Тогда Хамес посмотрел вниз, с высоты третьего этажа, чтоб увидеть освещенные улицы Рио де Жанейро. В этом секундном свете мелькнула подозрительная фигура. Человек был без зонта, и он бежал в ночь. Третья молния, не такая большая, показала Хамесу вторую фигуру, лежащую на асфальте. Хамес вместе с громом подпрыгнул: мысль о том, что он видел, как совершилось преступление, и что он не вмешался. Бежать, бежать, звонить в службы!
- Там на улице - повернулся колумбиец, бледный для себя. Он обулся в кроссовки – не в шлепанцах ведь выбегать в ливень! – набросил ветровку и кинулся прочь из номера. Два пьяных россиянина побежали за ним. Они уловили его страх, и не бросили его одного. Оббежав гостиницу, они оказались под горевшими окнами номера Хамеса. Еще одна рассекающая небо на две части молния, еще одно испытание для ушей – точно стрельба из кавалерийской пушки. Быстрый свет показал оттеночность луж рядом с телом человека. Белая его кофта стала красной. Мигом протрезвевшие Дзюба и Березуцкий обшаривали карманы в поисках телефонов. Первый нашел Артем, он же и позвонил врачам и полицейским.
- Дайте мне любую тряпку! Не тормозите! ЛЮБУЮ, НАРОД! – Рявкнул Хамес, мигом превратившийся из юноши в мужчину. Раньше он бы растерялся, стал бы мысленно метаться между двумя решениями. Армеец со спартаковцем разделись по пояс и пожертвовали форменные кофты колумбийцу. – Быстрее! Наложите тугие жгуты на ноги! – Перевязывал он руки ледяные руки товарища. Шею он перевязал своей майкой с номером «десять» и фамилией. – Ангел! Смотри на меня! Будь с нами! Кто это сделал?
- Буатенг - кровь просочилась через губы и потекла по шее вниз. – Джером
- Ладно, не напрягайся, побереги силы, дружище. Но не смей засыпать! Только не закрывай глаза, я умоляю!
- Они едут, они скоро будут. Это пустяки, до Лиги чемпионов заживет. Пепе, он хуже соперников травмирует, - попытался пошутить Дзюба.
- Hala, Madrid, James - темно-карие глаза закатились, а веки скрыли белые серпики.
- Ну же, проснись, приятель! Не покидай нас! – Волновался Хамес. Его слова были что горох об стену: эффекта никакого. Гремел гром, сияли молнии, где-то вдалеке раздался вой сирен мчащихся полицейских машин и карет «Скорой Помощи». Вот его схватили под руки, а он неистово вырывался и орал, срывая голос: - HALA, MADRID, ANGEL!
20 августа 2014




























13PAGE 15


13PAGE 1415515





Приложенные файлы

  • doc 10845057
    Размер файла: 1 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий