Еремеев С.Г. Страны третьего мира. Столкновение с глобализацией


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.

Международные

политические

процессы



В. А. Ачкасов,

С. Г. Еремеев


СТ№АНЫ «Т№ЕТЬЕГО МИ№А»:

СТОЛКНОВЕНИЕ
C
ГЛОБ
А
ЛИЗАЦИЕЙ?



Статья посвящена анализу проблем, с которыми столкнулись в условиях
а
ции многие
страны бывшего «третьего мира»: деградация экономики,
рост разрыва в социально
-
экономическом развитии, разрушение государства и
др. №а
с
сматриваются возможные следствия глобализации по неолиберальному
сценарию для стран пер
и
ферии и мира в целом.


Ключевые
слова
аси
м
метричная

взаимозависимость, страны
«
третьего мира
»
, национальное квазиг
о-
сударство, исламский фундаментализм, международный терроризм, капиталистич
е-
ская мир
-
экономика.



«Современный мир н
е является глобализирующимся, а единс
т-

взаимодейс
т-
вие между “первым” миром и всеми другими»,

заявляют в пол
е-
мически заостренной статье
В. Л. Иноземцев и Е. С. Кузнецова
.
«Выгоды от подобной глобализации тоже
получают преимущес
т-
венно развитые страны: в середине 1990
-
х годов 20% населения
и-
сваивали в 61 раз больше богатств, чем беднейшие 20% населения
(82,7% к 1,4%)» (Иноземцев, Кузнецова, 2001, с. 132, 13
4). Так н
а-
зываемое «открытое глобальное общество» сегодня «означает о
т-
кровенный социал
-
дарвинизм

глобальное пространство ничем не
экономики, культуры, этносы обречены погибнуть, уступив планету

сильным и приспособленным»,

отмечал А. С. Панарин (Пан
а
рин,
2000).

Действительно, развивающиеся страны «обладают менее д
и-
версифицированной экономикой и структурами экспорта, что дел
а-
ет их гораздо более уязвимыми для колебаний цен на сырье и п
трясений
на международных финансовых рынках. Кроме того, ра
з-
вивающиеся страны обладают меньшими возможностями на пер
е-
говорах, где устанавливаются нормы, регулирующие рынки»,


о
т-
мечалось в Обзоре мирового и социального положения в 2006 г.
(Обзор

, 2006). В то же вр
триумфа демократии во всем мире в 1989 г.,

предупреждал






В. А
.

Ачкасов, С. Г.

Еремеев, 2009

Международные политические процессы


___________________________________________________________

ПОЛИТЭКС. 2009. Том 5. № 1

162

И. Валлерстайн еще в начале 1990
-
х г
одов
,

не смогут долго
скр
ы
вать отсутствие какой бы то ни было серьезной перспективы
для экономических преобразований на пе
риферии капиталистич
е-
ской мироэкономики» (Валлерстайн, 2003, с. 122). Поэтому во мн
о-
гом иррациональный протест против глобализации в постиндустр
и-
ал
ь
ных национальных государствах


ничто по сравнению с теми
«гро
з
дьями гнева», которые зреют во многих странах
, не попавших
в «золотой миллиард». Здесь реакция на глобализацию порождает
эффекты, обратные сближению, смешению и укреплению взаим
о-
связей. Эти эффекты оборачиваются всплесками «доцивилизац
и-
онных» форм межэтнической и племенной вражды, тенденциями к
обосо
блению и разобщению, ксенофобией различных видов и о
т-
тенков.

Фундаментальные процессы дифференциации сегодня затраг
и-
вают уже не только индивидов, корпорации, классы, но и целые г
о-
сударства и реги
о
ны. Так, Элвин Тоффлер в начале 1990
-
х годов
отмечал не тол
ько раскол с
о
циалистического «Восточного блока»,
но и «распад Юга» (Тоффлер, 2003, с. 471

472). Нередко процессы
такого рода дифференциации выражаются в крайней форме ко
н-
фликтов с применением вооруженной силы. Их не избежала сег
о-
дня даже благополучная Евро
па. «В результате на смену угрозе
глобальной войны пришли
новые разновидности гражданских
конфликтов и войн
. Они плохо управляемы, поскольку, как прав
и-
ло, ведутся вне границ самых элементарных моральных и юрид
и-
ческих норм и ограничений. Не случайно все чащ
е звучат сравн
е-
ния современного мира со средневековой эпохой хаоса. Целые р
е-
гионы, прежде всего конфликтные, становятся некими

серыми з
о-
нами

1
, где экономическая или иная деятельность оказывается или
вовсе невозможной, или крайне ограниченной» (
см.:
Лебед
ева,
Мельвиль, 2002, с. 72). В «серых зонах» государство почти полн
о-
стью утратило контроль, власть там приватизирована либо плем
е-
нами и кланами (огромные пространства в Африке), либо престу
п-
ными сообществами

чаще всего наркокартелями («золотой тр
е-
угольни
к» на стыке Бирмы, Таиланда и Лаоса; Афганистан, Колу
м-
бия), сепаратистскими и партизанскими движениями, правыми «о
т-
рядами с
а
мообороны». «Серыми зонами» могут быть отдельные
районы г
о
родов (Байшада Флуминенсе в №ио
-
де
-
Жанейро, Южный
Бронкс в Нью
-
Йорке)

вс
е это делает глобализирующийся мир
еще менее однородным (Эксперт, 2003, с. 72). По образному выр
а-
жению известного американского ученого
-
международника
Дж. №
о-



1
Термин «серая зона» пришел из радиоэлектроники, где он обозначает часть простра
н-
ства, не «просматр
и
ваемую» радиолокаторами.

Ачкасов В. А., Еремеев С. Г.
Страны «третьего мира»: столкновение
c
глобализацией?


__________
_________________________________________________

ПОЛИТЭКС. 2009. Том 5. № 1

163

зенау
, мир рубежа двух тысячелетий характеризуется «
фрагм
е-
гративностью
», то есть одновременным дейс
твием разнонапра
в-
ленных тенденций к социальной фрагментации и интеграции. Более
того, для него «фрагмегративность» является важнейшей хара
к
т
е-
ристикой «новой эпохи», в которую вступил с
о
временный мир.

Современная, глобальная капиталистическая мир
-
система
2
,
с
о-
гласно концепции
И. Валлерстайна
, включает три типа государств
.


1.
«ядерные» высокоразвитые государства, обладающие э
ф-
фективной политической организацией, занимающие господству
ю-
щие позиции в мир
-
экономике и извлекающие максимальную выг
о-
ду из созданной
их усилиями международной системы разделения
труда. Несмотря на всю риторику о равных возможностях, свобо
д-
ной конкуренции, преодолении диспропорций в развитии, упоряд
о-
ченном росте, государства
-
«ядра» стремятся сохранить и закрепить
существующее положение в
ещей. Процессы глобализации дают им
в руки мощные рычаги контроля, сдерживания, а при необходим
о-
сти и ликвидации п
о
тенциальных конкурентов. В зависимости от
значения проблемы, конкретных условий, силы сопротивления они
могут варьировать меры воздействия в
широком диапазоне

от
предоставления займов до вооруженного вмешательства;

2.
«периферийные» государства, служащие преимущественно
сырьевой базой и «помойкой» мир
-
экономики, управляемые слаб
ы-
ми нестабильными правительствами и экономически зависимые от
«я
дра»

«изгои» глобализации
.
Предложенные Западом рецепты


структурная перестройка экономики, приватизация, открытие ры
н-
ков

не дали положительных результатов, в том числе из
-
за н
е-
значительного притока капиталов извне. В результате происх
о
дит
развал госу
дарства и экономическая деградация, случаи сохран
е-
ния демократий в этом регионе крайне редки, расширяются о
б
ласти
конфликтов и упадка (большая часть Африки
3
, Латинской Америки,
некот
о
рые страны Азии);

в) «полупериферийные» государства, занимающие промеж
у-
то
чное положение по степени политической автономии внутри мир
-
системы, производящие менее технологичную и наукоемкую пр
о-
дукцию, не способные конкурировать со странами «ядра» и потому
зависимые от них экономически. В результате полупериферия с
о-
четает в себе ч
ерты как периферии, так и
«
ядра
»
. Пространственно
она может быть расположена как между регионами
«
ядра
»
и пер
и-



2
Мир
-
система, по И. Валлерстайну,

это «общность с единой системой разделения
труда и множественн
остью культурных систем». Выделяются две разновидности
м
ир
-
система
в
зависимости от наличия или отсутствия общей пол
и
тической системы:
м
ир
-
империя, если
таковая существует, и мир
-
экономика, если она отсутствует.

3
Говорят о маргинализации
даже
всего Африка
нского континента.

Международные политические процессы


___________________________________________________________

ПОЛИТЭКС. 2009. Том 5. № 1

164

ферии, так и между двумя конкурирующими регионами
«
ядра
»
. По
л-
периферия может выступать посредником во взаимодействии
«
я
д-
ра
»
и периферии, сочетать
институциональные признаки
,
присущие
как ядру, так и периферии (государства Центральной и Восточной
Европы, в том числе №оссия, быстро развивающиеся страны Юго
-
Восточной Азии и др.) (см.: Валлерстайн, 2001, с. 19

62).

Важно отметь, что
,
в отличие от госуд
арств
а
-
«ядра», полуп
е-
риферийные и периферийные государства являются объектами
(ли
бо
даже «жертвами»), а не субъектами глобализации, поэтому
наиболее точно их взаимодействие отражает формула «
аси
м
ме
т-
ричной взаимозависимости
», то есть
одновременно проявляютс
я
две разнонаправленные тенденции: 1) снижение зависимости Зап
а-
да от периферии; 2) накопление и обострение экономических и с
о-
циальных проблем на периферии и полупериферии, для разреш
е-
ния к
о
торых у стран этой части мира нет ресурсов.

Взаимообусловленные про
цессы глобализации и регионализ
а-
ции приводят
,
прежде всего
,
к дальнейшему обострению против
о-
речий по оси «Север

Юг». Складывающаяся система мировой эк
о-
номики приводит к одностороннему обогащению государств, тран
с-
на
циональных корпораций
и других игроков, пр
едставляющих бл
а-
гополучные регионы Европы и Северной Америки
4
, в то время как
«южная периферия»

большинство стран и народов «
т
ретьего
мира» все более отс
тае
т от их уровня развития, превращаясь в з
а-
ложников глобальной системы. И, разумеется, не везде это
выз
ы-
вает лишь молчаливый протест. Собственно, в этом и заключается
одна из основных причин многих социально
-
экономических и пол
и-
тических потрясений в мире, в том числе международного терр
о-
ризма. Большинство террористических движений имеют либо ант
и-
глобалис
тскую напра
в
ленность, либо в целом антизападную, тем
самым четко позиционируя себя в мировом политико
-
идеологическом пространстве. В эпоху глобализации цели терр
о-
ризма также глобальны: противостояние западной цивилизации или
ее сегменту (например, федерали
зации Европейского Союза) п
о-
зволяет широко использовать антизападные идеологические шта
м-



4
72% мировых иностранных инвестиций приходится на капиталовложения США, стран
ЕС и Японии друг в друга (см.: Иноземцев, Карагамов, Никонов, 2001). Если перед Второй
мировой войной США направляли в Европу не более 28% своих инвестиций, р
аспределяя
остальные среди других регионов мира, то сегодня туда поступа
е
т около 60% америка
н-
ских инвестиций. Почти 60% товарооборота в Европе
находятся
в пределах Евросо
ю
за,
тогда как на страны Африки приходится не более 2%

в пять раз меньше, чем в 1950
г.
Если в 1953 г. индустриальные государства поставляли в страны аналогичн
о
го уровня 38%
от общего объема своего экспорта, то к 1990 г. этот показатель вырос до 76% и т. д. (Ин
о-
земцев, Кузнецова, 2001, с. 134).

Ачкасов В. А., Еремеев С. Г.
Страны «третьего мира»: столкновение
c
глобализацией?


__________
_________________________________________________

ПОЛИТЭКС. 2009. Том 5. № 1

165

пы для более эффективного привлечения сторонников. Пропаганда
радикальных взглядов и терроризма как метода политической
борьбы широко использует возможности глобального
охвата и
«эффекта присутствия», предоставляемые современными СМИ.
При этом срабатывает эффект постоянного психологического да
в-
ления, наглядно проявляется своеобразный апокалиптический си
м-
волизм террора эпохи глобализации: «Либо мир станет таким, к
а-
ким его
сделаем мы, либо он перестанет существовать!» Соед
и-
ненные Штаты, убежденные в отсутствии на междун
а
родной арене
политических сил, способных ограничить их претензии на мир
о
вое
лидерство и воспрепятствовать их стремлению к распростран
е
нию
демократии «по
-
аме
рикански», явно недооценили возможность н
е-
традиционной террористической реакции на свою геополитическую
экспа
н
сию.

События 11 сентября 2001 г. в США поставили проблему глоб
а-
лизации в новом, во многом неожиданном и малоисследованном
ракурсе

использования
продуктов глобализации фрустрирова
н-
ным человеком традиционного общества против глобализации и ее
мировых центров. Вспомним, что в ряде стран
«
третьего мира
»
«с
о-
временные технологические и информационные возможности и
с-
пользуются в первую очередь для решения
“несовременных пр
о-
блем”

удержания традиционной или даже архаической структуры
господства или организации общества, распространения религио
з-
ного фундаментализма, борьбы за власть между религиозными или
племенными кланами и группировками» (
см.:
Гудков, 20
04, с. 781)
.
С
о
з
дается сеть террористических организаций.

В США задолго до событий 11 сентября 2001 г. исследователи

предупреждали, что внедрение «сверху» политических институтов
демократии и электоральных процедур в странах Азии, Африки, м
у-
сульманского В
остока ведет в ряде случаев к опасному обострению
политической ситуации в этих регионах, к усилению хаоса и откр
ы-
вает путь к власти религиозным фанатикам и националистам, а
«глобализация может сверхвооружить отдельных людей, создавая
тем самым непосредстве
нную угрозу Соединенным Штатам в XXI веке

со стороны супероснащенного озлобленного человека, который н
е-
навидит Америку более чем когда
-
либо из
-
за глобализации… Он
может атаковать даже сверхдержаву» (см.:
Kaplan
, 2000;
Frie
d
man
,
2000, р. 398).

В мире появи
лась еще одна линия конфронтации, которая пр
и-
обретает глобальные масштабы: государства

члены мирового с
о-
общества против глобальных террористических сетей. Положение
осложняется тем, что международные террористические стру
к
туры
оказываются тесно связанными
с политическими радикалами в о
т-
Международные политические процессы


___________________________________________________________

ПОЛИТЭКС. 2009. Том 5. № 1

166

дельных странах и с мировыми преступными объединениями, кот
о-
рые, в свою очередь
,
процветают на почве массовой бедности и о
т-
чуждения.


Ярко выражен транснациональный характер современного те
р-
роризма. Эта его черта является пря
мой производной глобализации
как таковой. Мир поляризуется еще по одной линии: цивилизова
н-
ные государства против глобальных террористических сетей. Не
только терроризм, но и социальные конфликты, финансовые и то
р-
говые отношения, культурные и образовательны
е контакты все ч
а-
ще пересекают государственные границы без контроля, а порой и
без ведома правительств этих государств. Этот процесс не во всех
регионах протекает одинаково стихийно, но все же примеры таких
«черных дыр» на политической карте мира, как Чечн
я с 1991

г. и
А
ф
ганистан до 2002 г., свидетельствуют о том, что концентрация и
активность террористических организаций сильнее там, где отсу
т-
ствует эффективная государственность. Однако, как отмечает А.
Богатуров, с момента начала войны в Ираке «США и Вели
кобрит
а-
ния отказались признавать неписаные кодексы международного п
о-
ведения в том виде, в котором он сложился после Карибского кр
и-
зиса 1962 г. Полагать после этого, что международная система р
е-
гулируется преимущественно посредством права, не было ник
а
ких
о
снований. Как и в 1950
-
х годах прошлого века, мир стал тяг
о
теть
к
регулированию на основе силы» (Богатуров, 2006, с. 15). В качес
т
ве
центрального элемента стратегии США и ее союзниками была в
ы-
двинута стратегия «смены режимов» путем их «принудительной
демок
ратизации». Не случайно поэтому возникновение в кач
е
стве
реакции своеобразных «зон неприятия» такого диктата в лице части
исламского мира, что является симптомом «появления в глобал
ь-
ной системе своего рода “всемирного подполья”

какое и должно
было рано и
ли поздно возникнуть в “мировом сообществе” как р
е-
акция на репрессии “мирового верха”» (
Там же
, с. 9

10).

С точки зрения И. Валлерстайна, преодоление этих противор
е-
чий в рамках капиталистической мир
-
экономики невозможно без ее
разрушения. Преобладание своб
одного рынка квалифицированного
труда в центре и несвободного рынка менее квалифицир
о
ванного
труда на периферии

это фундаментальная характеристика кап
и-
талистической мир
-
экономики, поскольку неравенство и неравн
о-
мерность развити
я входящих в нее элементов
являю
тся важне
й-
шим условием ее функционирования и основой для системной и
н-
тегр
а
ции. Возникают и новые труднопреодолимые противоречия.
Так, постиндустриальный мир, использующий новейшие информ
а-
ционные технологии
,
не нуждается в больших объемах рабочей с
и-
лы.
В то же время полупериферийные страны располагают ею в
и
з-
Ачкасов В. А., Еремеев С. Г.
Страны «третьего мира»: столкновение
c
глобализацией?


__________
_________________________________________________

ПОЛИТЭКС. 2009. Том 5. № 1

167

бытке. Отсюда вытекает острое противоречие между двумя цел
я
ми


вхождения в постиндустриальный мир и обеспечения занятости н
а-
селения.

Наложение и взаимоусиление проблем и противоречий, поро
ж-
денных
«эффектом одновременности» процессов модернизации,
нациестроительства и глобализации, превращают большинство
стран «периферии» и «полупериферии» мира, живущих в иных «ч
а-
совых поясах», чем «ядерные» страны промышленно развитого З
а-
пада, в экономических и пол
итических аутсайдеров. №астущая н
е-
эффективность государства под прессингом глобальной эконом
и-
ческой рационализации, всеобщей финансовой зависимости, резк
о-
го сокращения ресурсов для осуществления государственной соц
и-
альной и экономической политики, препятст
вующей прогрессиру
ю-
щему социальному расслоению, и воздействия навязываемых СМИ
западных потребительских стандартов, недостижимых для насел
е-
ния большинства стран, но вызывающих «революцию растущих
ожиданий» и др., не только делает проблематичным осуществлен
ие
цели «догоняющей» модернизации «догнать и перегнать Запад», но
и порожда
е
т когнитивный диссонанс и массовую фрустрацию, пр
е-
одолеть которые проще всего с помощью формирования «образа
врага» в национальной, цивилизационной и/или конфессиональной
«упаковке
», поскольку социал
ь
ные общности «держатся вместе»
при наличии внешних угроз и/или консолидирующей идеологии. П
о-
этому истинная опасность для мира исходит сегодня не исключ
и-
тельно от исламского фундаментализма, который «не обладает м
о-
нополией на нетерпимост
ь» (
Ф. Энгельхард
), она исходит от догм
а-
тических и экстремистских попыток использовать религию (какой бы
она ни была) или этническую принадлежность для оправдания со
б-
ственной исключительности и применения насилия в отношении
других. При этом линии этническ
их и религиозных разломов, в о
т-
личие от экономических, до поры бывают незаметны. «Кровь и пр
о-
исхождение

в душе, а не в теле. Вопрос не в том, “кто принадл
е-
жит к нам”, а в том, что само понятие “мы” часто означает нечто с
у-
щественное, но невидимое др
у
гим»
(
см.:
Туроу, 1999, с. 285).

Осознание существования этих разломов может быть испол
ь-
зовано для обоснования интересов безопасности и сохранения г
е-
гемонии государств Запада и призыва к единению перед лицом н
о-
вой угрозы. Как пишет
Я
.
Питерсе,
«концепция
С. Ха
н
тингтона

(

Столкновения цивилизаций

.


Прим. авт.
)

это политич
е
ское
восприятие культуры, изложенное стандартным языком национал
ь-
ной безопасности. Культура политизирована, разложена в цивил
и-
зационные пакеты, совпадающие с геополитическими един
и
цами…
Оче
видно, в основу положен образ “нового врага”. На деле Хантин
г-
Международные политические процессы


___________________________________________________________

ПОЛИТЭКС. 2009. Том 5. № 1

168

тон соединяет два нынешних дискурса о врагах

“угрозу фу
н
д
а-
ментализма” ислама и “желтую опасность”, и вся новизна заключ
а-
ется в этой комбинации» (Питерсе, 2000, с. 320). Леворад
и
кальные
авторы е
ще более категоричны
.
«№ассуждения о “столкновении ц
и-
вилизаций”,

пишет С. Амин,

целиком и по
л
ностью призваны
утвердить “западный” расизм и вынудить общественное мнение с
о-
гласиться с установлением режима апартеида в глобальных ма
с-
штабах» (Амин, 2007, с.
37

38).

Существует, как уже отмечалось, устойчивая корреляция между
подъемом национализма и религиозного фундаментализма и пер
е-
ходным состоянием общества. Сегодня появилась целая группа н
о-
вых государств, чаще всего экономически слабых, неконсолидир
о-
ванны
х и политически нестабильных. Именно они с наибольшей в
е-
роятностью становятся зонами развертывания старых и вновь п
о-
рожденных гражданских конфликтов и войн, освящаемых идеями
религиозного фундаментализма и этнического национализма и в
е-
дущихся с исключитель
ной жестокостью.

Не менее важным фактором возрождения этнического национ
а-
лизма стало окончание «холодной войны». Сегодня уже очевидно,
что геополитическое противостояние двух сверхдержав США и
ССС№ определяло содержание многих конфликтов в странах
«третье
го мира». С устранением этого глобального внешнеполит
и-
ческого фактора на первый план вышла «этническая» составля
ю-
щая конфликтов в государствах мировой периферии.
Действител
ь-
но, распад системы мирового социализма и окончание «холодной
войны» привели к дискр
едитации идеологий, апеллирующих к кла
с-
совой идентичн
о
сти, поэтому политические элиты стали активно
использовать для легитимации своих дейс
т
вий и для политической
мобилизации масс этническую и националистическую фразеологию.
Подобно тому как понятия «демок
ратия» и «коммунизм» использ
о-
вались во внутренней борьбе за власть в эпоху «холодной войны»,
отмечает №. Липшуц,
так
функционируют в современном мире рел
и-
гиозные, этнические и культурные цели (
Lipschutz
, 1998, р. 72).
Д.
Снайдер
обращает внимание еще на од
ну зависимость: практ
и-
чески всегда рост массового национализма бывает обусловлен ро
с-
том демократии и расширением свободы слова и прессы. Незр
е-
лость и неэффективность институтов демократии, неизбежн
ые
на
н
а
чальном этапе транзита, созда
ю
т благоприятные предп
осылки
для подъема национ
а
лизма (
Snyder
, 2000, р. 54).

Периоды радикальных перемен

это периоды всеобщей н
е-
уверенности. И потому люди, проигрывающие от перемен, испыт
ы-
вающие страх перед новым незнакомым и глобализирующимся м
и-
ром, обращаются к «заветным»,
фундаментальным ценностям


Ачкасов В. А., Еремеев С. Г.
Страны «третьего мира»: столкновение
c
глобализацией?


__________
_________________________________________________

ПОЛИТЭКС. 2009. Том 5. № 1

169

этническим и религиозным. «Люди спасаются от экономической н
е-
уверенности своего реального мира, отступая в уверенность к
а
кого
-
нибудь религиозного мира, где им говорят, что если они будут п
о-
виноваться предписанным правилам, то б
удут спасены» (Туроу,
1999, с. 278).

Свой способ спасения предлагает и национализм, поскольку
берется компенсировать издержки «процесса освобождения», п
о-
рожденного модерниз
а
цией и глобализацией. При этом ни один из
порожд
енных национализмами конфликтов
не
был, по мнению
Снайд
е
ра, логическим следствием длительной культурной вражды
или воен
ной необходимости. Конфликты возникали
в результате
использования политическими элитами националистических лозу
н-
гов для обретения массовой поддержки на «начальном этапе де
м
о-
кр
а
тизации, когда институты, регулирующие политическое участие,
н
а
ходились еще в зачаточном состоянии». По мнению Д. Снайдера,
вероятность возникновения националистических конфликтов в р
е-
зультате демократизации особенно велика в тех случаях, когда
элиты
воспринимают быстрые политические перемены как угрозу
собственному положению, когда ра
с
ширение политического участия
масс предшествует созданию институциональных структур гра
ж-
данского общества и когда массовая политическая мобилизация
осуществляется на осн
ове дискриминации по этническим признакам
(
Snyder
, 2000, р. 181, 311). К факторам, которые препятствуют во
з-
никновению этнических конфликтов, он относит политику элит, н
а-
правленную на создание и укрепление либеральных институтов, а
также формирование «гражд
анского национализма». Второй из н
а-
званных факторов способствует успеху демократических тран
с-
формаций даже при слабых либеральных институтах.

Символичен практический вывод Снайдера. Вместо того чтобы
неосмотрительно подталкивать «сомнительные страны» к ск
оре
й-
шему внедрению атрибутов «электоральной демократии» и «своб
о-
ды прессы», международному сообществу следует проводить б
о-
лее осторожную и опосредованную политику, преследуя, прежде
всего, долгосрочные цели

создание социально
-
экономических
условий либера
лизации и институциональных предпосылок гра
ж-
данской демократии, что отодвигает мечту о глобальной демокр
а-
тизации и опасность «конца истории» в неопределенно далекое
завтра (
Ibid
.
, 2000, р. 260

261).

Антизападный мятеж в «третьем мире» все чаще направляетс
я
против секулярного национального государства, которое, в конце
концов, осталось чуждым институтом для большинства нез
а
падных
культур. «Многие государства, возникшие в результате освобожд
е-
ния от колониальной зависимости, являются, по сути, псевдогос
у-
Международные политические процессы


___________________________________________________________

ПОЛИТЭКС. 2009. Том 5. № 1

170

дарст
вами, у которых отсутствуют устоявшиеся институци
о
нальные
структуры, внутреннее единство и, наконец, национальное сам
о-
сознание» (
см.:
Хоффман, 2003, с. 78). В Азии и Африке за фас
а-
дом заимствованных и слабых политических институтов и наци
о-
нальных символов
зачастую скрывается традиционный мир племен
и народностей, который не смогло трансформировать квазинаци
о-
нальное государство. «№ост популизма, манипуляции неотрадици
о-
налистскими символами, развитие авторитаризма

все это отл
и-
чительные особенности не стольк
о развития политического проце
с-
са ( странах «третьего мира».


Прим
еч
. авт.
), сколько состояния
напряженности между импортированным продуктом (
и
нституты н
а-
ционального государства.


Прим
еч
. авт.
) и общественными стру
к-
турами

носителями иной политической л
ексики»
(
см.:
Бади,
Бирнбаум, 1994, с. 21)
.
Лидеры таких стран действуют (или имит
и-
руют действия) в соответствии с западными принципами только в
отношениях с западными же государствами, от которых ждут эк
о-
номической или военной помощи, а при решении внутре
нних пр
о-
блем опираются на традиционные стандарты поведения и стере
о-
типы.

В своей освободительной борьбе страны «третьего мира» ст
а-
вили своей целью пол
у
чение статуса национальных государств и
принятие их в межд
у
народное сообщество в качестве суверенных и
по
лноправных членов. Как писал в начале 1960
-
х годов №. Арон
,

«
е
вропейцы во все страны мира импортировали скорее национ
а-
лизм, чем нации. Государства, вновь созданные вследствие разв
а-
ла европейских (
к
олониальных.


Прим
еч
. авт.
) империй, являю
т-
ся националисти
ческими, противостоящими своим бывшим хозя
е-
вам, и пока не являются национальными или они решительно мн
о-
гонациональны. В Европе, вообще на Западе, не задаются вопр
о-
сом, окончательно ли преодолели национальные государства н
а-
ционалистическую фазу. В Азии, на
Ближнем Востоке, в Африке з
а-
даются вопросом, будут ли формироваться нации на базе национ
а-
лизма» (Арон, 2004, с. 130).

В начале третьего тысячелетия появились еще большие сомн
е-
ния относительно того, будет ли существовать и в наступившем
столетии международ
ный порядок, созданный по западным ста
н-
дартам.

С одной стороны, уже многие авторы считают важнейшей те
н-
денцией современного мира рост интенсивности взаимосвязей,
прежде всего экономических, между рядом стран, не входящих в
«западный блок». Из этого дел
а
ет
ся радикальный вывод о том, что
глобальный центр постепенно переместится в «мир без Зап
а
да», в
Азию, вследствие чего отойдут на задний план многие «правила и
г-
Ачкасов В. А., Еремеев С. Г.
Страны «третьего мира»: столкновение
c
глобализацией?


__________
_________________________________________________

ПОЛИТЭКС. 2009. Том 5. № 1

171

ры», закрепленные в международном праве и основанные на либ
е-
ральных принципах (см.:
Барма, Вебер,
№атнер, 2008)
. Так, а
в
тор
нашумевшей книги «Новое азиатское полушарие: неотвратимое
смещение центра мировой власти на Восток» (2008) Кишоре Ма
х-
бубани утверждает, что потребность в классической, либеральной
демократии в странах Азии не просматривается. Здес
ь возникла и
закрепилась своя авторитарная модель договора власти с общес
т-
вом, которая основывается на основополагающей роли справедл
и-
вости в управлении социумом
,


модель предоставления услуг н
а-
селению со стороны правительства, исходя из подотчетности ч
и-
н
овников гражданам, она эффективна и адекватна реалиям этих
стран (
Mahbubani
, 2008).

С другой стороны, так называемые «страны глубокого Юга»

(А. Неклесса), не выдерживающие прессинга нового глобального
экономического порядка, деградируют, коррумпируются и
разруш
а-
ются, фактически оказываясь во власти кланово
-
мафиозных и э
т-
ноцентричных сил, по
-
своему включающих деградирующий низк
о-
эффективный потенциал этих стран в мировой хозяйственный об
о-
рот. В них нарушено экономическое равновесие и действует инв
о-
люционный
механизм интенсивной «трофейной» экономики. №аст
у-
щее число людей в этих странах в той или иной форме охвачен
о

л
и
хорадкой тотального грабежа… самих себя, поскольку здесь это
зачастую единственный способ добычи средств для поддержания
минимального уровня сущ
ествования. Однако львиная доля пол
у-
ченной таким образом прибыли уходит на жизнеобеспечение и
предметы избыточной роскоши для руководителей кланов и пер
е-
мещается в сферу мирового спекулятивного капитала. Для такого
рода государств вполне реальна опасность
полной утраты соц
и-
альной и м
о
билизационной функций, контроля над происходящим
на их терр
и
тории.

Не случайно в теории международных отношений акцентируе
т-
ся сегодня различие между «негативным» и «позитивным» опред
е-
лением суверенитета: негативное определение
суверенитета отр
и-
цает право других государств вмешиваться во внутренние дела с
у-
веренного государства; позитивное же делает акцент на верховной
суверенной власти государства на его территории. Государство,
обладающее только негативным суверенитетом, но не
способное
обеспечить позитивный, определяется как «несостоявшееся» и п
о-
этому, по мнению ряда авторов, должно быть лишено и негативного
суверенитета (см.:
Zartman
, 1995). Однако оппоненты концепции
несостоявшихся государств утверждают, что, напротив, госуда
рс
т-
воподобные образования (так называемые «непризнанные» гос
у-
дарства), де
-
факто обладающие позитивным суверенитетом, дол
ж-
Международные политические процессы


___________________________________________________________

ПОЛИТЭКС. 2009. Том 5. № 1

172

ны быть признаны «несостоявшимися» государствами (субъе
к
тами
международного права) и соответственно наделены отрицател
ь
ным
суверенитето
м (см.:
Hill
, 2004, р. 65

81).

Многие авторы приходят сегодня к заключению о неприменим
о-
сти западных государственных институтов в большинстве стран м
и-
ра. Так, испанский исследователь Ж. Коломер считает, что в мире
насчитывается только три десятка суверенн
ых национальных гос
у-
дарств (помимо империй), остальные проекты государственного
строительства, по его мнению, закончились неудачей, поскольку
«не удалось добиться ни внутренней монополии на власть, ни
внешнего суверенитета» (
Colomer
, 2007, р. 11).

По мнени
ю ряда исследователей, так называемый «исламский
вызов» Западу

это «вовсе не нападение террористов или парт
и-
зан на силы коалиции в Ираке, не взрывы в Испании или в №оссии,
не убийства европейцев в Саудовской Аравии или в Индонезии.
Ислам бросил вызов Зап
аду на более глубинном уровне, когда р
а-
дикальные исламские идеологи заявили, что мусульманское общ
е-
ство не будет развиваться по тому пути, который Запад предложил
остальному миру как путь процветания и благоденствия» (
см.:
Аб
а-
шин, 2007, с. 207). Действител
ьно, современные исламские авторы,
пр
и
верженцы идеологии панарабизма, представляющие группу
стран района Индо
-
Тихоокеанской дуги, добывающих сырьевые р
е-
сурсы, не принимают существующий миропорядок, возникший, по
их мн
е
нию, в результате западной колонизации
. Их негодование
подпитывают несправедливый характер экономической глобализ
а-
ции и навязывание западных культурных стандартов, в чем они в
и-
дят угрозу для ислама и мусульманской культуры. «С точки зрения
нынешних исламистов или фундаменталистов, неудачи и не
доста
т-
ки современных исламских стран вызваны тем, что последние п
е-
реняли чуждые понятия и обычаи. Они отделились от истинного и
с-
лама и т
а
ким образом утратили свое былое величие» (
см.:
Льюис,
2003, с 98). Поэтому они отрицают секулярное национальное гос
у-
дар
ство и требуют вернуться к идее халифата

«исламского ид
е-
ального государства». Отсюда


рост политического влияния и
с-
ламского фундаментализма, который тотально отвергает западную
модель пол
и
тического развития.

Однако «причина кроется не в исламе как рели
гии, а в повсемес
т-
ной
утрате иллюзий, особенно среди молодежи, охватившей нас
е-
ление стран, уже вкушающих соблазнительные плоды модерниз
а-
ции, но неспособных обеспечить ими всех граждан» (
см.:
Даре
н-
дорф, 2005, с. 10). Более того, государства Азии и Афр
и
ки, п
режде
всего мусульманские, переживают сегодня процесс з
а
паздывающей
модернизации и этнизации одновременно, а в большинстве м
у-
Ачкасов В. А., Еремеев С. Г.
Страны «третьего мира»: столкновение
c
глобализацией?


__________
_________________________________________________

ПОЛИТЭКС. 2009. Том 5. № 1

173

сульманских стран модернизация оказалась направле
н
ной и против
с
е
куляризации, что, в частности, и породило феномен исламского
фунда
ментализма. «На Западе национализм возникает в
результ
а-
те того, что высокая культура

культура грамотного мен
ь
шинства


распространяется до границ всего общества и становится отлич
и-
тельным признаком принадлежности к нему каждого чл
е
на. То же
самое происхо
дит и в исламе, только здесь это находит выражение
скорее в фундаментализме, чем в национализме, хотя порой эти
два течения объединяют свои усилия. Для масс высокая форма и
с-
лама служила сертификатом, по
д
тверждающим их новый статус,
пропуском в число горожа
н. Она также определяла их в о
т
личие от
пришельцев, с которыми пришлось столкнуться в ходе колониал
ь-
ных конфликтов (новые колониальные нации складывались зача
с-
тую просто из всех мусульман, проживающих на произвольно в
ы-
деленной территории, и не имели до это
го никакой коллективной
идентичности)» (
см.:
Геллнер, 1995, с. 32). Это обстоятельство ус
у-
губляеся тем, что «на Ближнем Востоке границы были проведены
благодаря дипломатическим соглашениям, временным успехам а
р-
мий, а не исходя из общности культур или желан
ий народов. Ни о
д-
но из этих государств не было однородным; языки, религии, культ
у-
ры перемешались как в Сирии, так и в Ливане или Ираке. В Пал
е-
стине рост численности еврейского меньшинства начал постепенно
пор
о
ждать скрытую гражданскую войну, которую уполно
моченные
властью не могли
ни
усмирить, ни пресечь. Арабские государства
похожи на прошлые мусульманские государства, созданные с п
о-
мощью оружия и населенные разными племенами, но не имею
щие

эквивалента средних классов Европы, состоявших из буржуа, ч
и-
новник
ов или интеллигенции, способных взять на себя ответстве
н-
ность за ко
н
ституционное государство» (
см.:
Арон, 2004, с. 124).


Политические реформы, осуществленные в ряде исламских г
о-
сударств в 1990
-
е годы
,

это
«выборы, расширение парламен
т-
ского представитель
ства и создание неправительственных орган
и-
заций в подавляющем большинстве случаев имеют целью коопт
а-
цию во власть представителей патримониальных структур ради
подде
р
жания национальной консолидации “без размежевания” …
Однако реально действующими социальным
и организациями, кот
о-
рые м
о
гут обеспечить лояльность индивидов, служить надежными
сетями политической коммуникации и участвовать в
урегулиров
а
нии
возникающих конфликтов, остаются мусульманские общины»,


ко
н-
статирует российский исследователь (
см.:
Кудряшов
а, 2008, с. 163).

Поэтому именно этническая и конфессиональная солидарность
приходит в мир ислама на смену национально
-
государственной
идентичности, заимствованной у бывших стран
-
метрополий. Глоб
а-
Международные политические процессы


___________________________________________________________

ПОЛИТЭКС. 2009. Том 5. № 1

174

лизация в формах, навязываемых Западом, во
с
принимается в эти
х
регионах мира как угроза дальнейшему сущес
т
вованию, которая
преодолевается посредством призыва к возвращению к традицио
н-
ным формам общности

религиозной и этн
и
ческой. Тем самым, с
одной стороны, обостряются этнические различия между локал
ь-
ными культурам
и, а с другой стороны, обостряется цивилизацио
н-
ный конфликт между исламскими странами и Западом. Пример С
о-
мали, Ирака, Ирана, Судана и Афганистана н
а
глядно доказывает
справедливость данного утверждения.

Агрессивная энергия этнополитической и фундаменталис
тской
мобилизации может быть канализирована в следующих основных
направлениях: а) против поддающихся идентификации мен
ь
шинств,
проживающих среди большинства; б) против соседних этнотерр
и-
ториальных образований

… с целью пересмотра границ; в) против
имперско
го центра или главенствующей национальной гру
п
пы;

г) против соседнего народа/страны, принадлежащих к другой цив
и-
лизации/конфессии; д) против персонификации «зла глобал
и
зации»
Соединенных Штатов Америки и «Запада» в целом.

Исходя из вышесказанного, можно у
тверждать, что мировое с
о-
общество вступило на рубеже веков в фазу глобальной активиз
а-
ции исламского мира, что чревато новыми противоречиями и ко
н-
фликтами. С начала 1960
-
х годов идет по нарастающей миграция
населения из стран «третьего мира» в Европу и Амер
ику. Этноп
о-
литическая мобилизация и миграция накладываются друг на друга,
«поскольку значительная и весьма активная часть мигрантов пре
д-
ставляет исламский мир. Исламский сектор западноевропейских
обществ пополняется как выходцами из исламского мира, так и
пр
о-
зелитами… Налицо процесс исламского натиска на евро
-
атлантическую

цивилизацию» (
см.:
Якове
н
ко, 2006, с. 94, 95).

Сегодня капиталистическая мир
-
экономика достигла в своем
развитии той точки, которая делает, по мнению И. Валлерста
й
на,
неизбежной скорую ги
бель капитализма. Большая часть причин
связана с издержками «последней стадии» эволюции этой мир
-
системы, то есть с глобализацией как процессом всепланетного
торжества капитализма. Среди причин, ограничивающих дальне
й-
шие возможности ускоренного накопления
капитала, следует н
а-
звать необратимое исчерпание ресурсов дешевой рабочей силы
(сельского населения), долгосрочную тенденцию к росту доли опл
а-
ты труда в стоимости продукции, ставшую результатом постепенной
демократизации политических режимов, увеличение по
литического
влияния представителей наемного труда. Последняя из названных
тенденций ведет к предельному уменьшению нормы прибыли, что
усугубляется обострением экологических проблем и издержек, п
о-
Ачкасов В. А., Еремеев С. Г.
Страны «третьего мира»: столкновение
c
глобализацией?


__________
_________________________________________________

ПОЛИТЭКС. 2009. Том 5. № 1

175

скольку в глобальном мире остается все меньше мест, в кот
о
рых

можно было «бесплатно» сбрасывать токсические отходы капит
а-
листического затратного производства
,
и др. «Сегодняшняя форма
существования капитализма, по иронии предвиденная Карлом Ма
р
ксом

и Фридрихом Энгельсом, выдвигает в качестве основной
д
и
леммы
противо
речие между эффективностью и справедливостью,

отм
е-
чает Стэнли Хоффман. Специализация и интеграция фирм д
е
лают
возможным увеличение совокупного капитала, но логика чи
с
того
капитализма не поощряет социальную справедливость. Экономич
е-
ская глобализация, таки
м образом, стала причиной нераве
н
ства
между странами и внутри самих стран, а забота о междун
а
родной
конкурентоспособности ограничивает возможности гос
у
дарств и
других участников международной политики заниматься этой пр
о-
блемой» (Хоффман, 2003, с. 82). И ес
ли даже не согл
а
шаться с
взглядом Валлерстайна на современный этап глобализ
а
ции как на
последнюю «летальную» стадию капиталистической мир
-
системы,
то невозможно отрицать неизбежность радикальных перемен мир
о-
вого масштаба в не столь отдаленном будущем. «И э
то будет не
просто перестройка, а реконструкция общего планетарного поря
д-
ка» (
см.:
Моисеев, 1997, с. 9). Только вот нет согласия о стратегич
е-
ском плане этой глобальной реконстру
к
ции…


Литература

1.
Абашин С.
Национализмы в Средней Азии: в поисках идентично
сти. СПб.,
2007.

2.
Амин С.
Вирус либерализма: перманентная война и американизация мира.
М., 2007.

3.
Арон №.
Избранное: Измерения исторического сознания. М., 2004.

4.
Бади П., Бирнбаум П.
Переосмысление социологии государства // Междун
а-
родный журнал социа
льных наук. 1994. Ноябрь. № 4 (7).

5.
Барма Н., Вебер Ст., №атнер Э.
Мир без Запада: глобализация в обход
Америки // №оссия в глобал
ь
ной политике. 2008. № 4.

6.
Богатуров А.
Лидерство и децентрализация в международной системе //
Международные процессы. Жу
рнал теории международных отношений и мировой
политики. 2006. Т. 4. № 3 (12).

7.
Валлерстайн И.
Анализ мировых систем и ситуация в современном мире.
СПб.,2001.

8.
Валлерстайн И
. После либерализма. М., 2003.

9.
Геллнер Э.
Условия свободы: Гражданское общест
во и его исторические с
о-
перники. М., 1995.

10.
Гудков Л.
Негативная идентичность. Статьи 1997

2002 годов. М., 2004.

11.
Дарендорф №.
Искушение авторитаризмом // №оссия в глобальной полит
и
ке.
2006. Т. 3. № 5. Октябрь.

12.
Иноземцев В. Л., Карагамов С. А., Н
иконов В. А.
№оссия в условиях глоб
а-
лизации:
Тезисы для обсу
ж
дения на
I
Х Ассамблее СВОП. М., 2001.

13.
Иноземцев В. Л., Кузнецова Е. С.
Глобальный конфликт
XXI
в. №азмышл
е-
ния об истоках и перспект
и
вах межцивилизационных противоречий // Полис. 2001.
№ 6.

Международные политические процессы


___________________________________________________________

ПОЛИТЭКС. 2009. Том 5. № 1

176

14
.
Кудряшова И. В.
Нациестроительство на Ближнем Востоке: От мусул
ь
ма
н-
ской уммы к нации
-
гос
ударству? // Политическая наука.
2008. № 1.

15.
Лебедева М. М., Мельвиль А. Ю
. «Переходный возраст» современного м
и
ра
// Внешняя политика и безопасность современной №
оссии (1991

2002
): В
4 т. Т. 1.
М., 2002.


16.
Льюис Б.
Ислам: что пошло не так? // №оссия в глобальной политике. 2003.
Т
.
1. № 1.

17.
Моисеев Н. Н.
С мыслями о будущем №оссии. М., 1997.

18. Обзор мирового экономического и социального положения, 2006 г.: д
иве
р-
генция темпов роста и развития //
http://daccessdds.un.org/doc/UNDOC/GEN/N06/

330/63/PDF/N0633063.pdf?OpenElement, 30.07.2006

19.
Панарин А. С.
Искушение глобализмом. М., 2000.

20.
Питерсе Я.
Н.
Глобализация и культура: три парадигмы // Этнос и полит
и
ка.
М., 2000.

21.
Тоффлер Э.
Метаморфозы власти. М., 2003.

22.
Туроу Л.
Будущее капитализма
.
Как сегодняшние экономические силы фо
р-
мируют завтрашний мир. Новосибирск, 1999.

23.
Хоффман С.
Столкнов
ение глобализаций. Как сделать мир более приго
д-
ным для жизни // №оссия в глобальной политике. 2003. Т. 1. № 1.

24. Эксперт. 2003. № 38. 13

19 октября.

25.
Яковенко И. Г
. №оссийское государство: национальные интересы, границы,
перспективы. М
., 2006.

26.
Col
omer J. M.
Great empires, small nation: The uncertain future of the sove
r
eign
state. London; New York, 2007.

27.
Friedman Th.
Understanding Globalization. The Lexes and the Olive Tree. New
York, 2000.

28.
Hill J. N. C.
State
-
Islamic Relation in Post
-
Indepe
ndence Algeria // Borders, Ide
n-
tities and Nationalism: Understanding the Relationship / Ed. by K. K. Khudoley and D.
Lanko. St. Petersburg, 2004.

29.
Kaplan R.
The Coming Anarchy: Shattering the Dreams on the Post Cold War.
New York, 2000.

30.
Lipschutz R.
D.
Seeking a State of One`s Own: an Analytical Framework for A
s-
sessing Ethnic and Sect
arian Conflicts //
The Myth of
«
Ethnic Conflict
»
: Politics, Ec
o-
nomic and
«
Cultural
»
Violence / Ed. by B. Grawford and R. Lipschutz. Beverly, Cal
ifo
r-
nia
, 1998.

31.
Mahbub
ani K.
The New Asian Hemisphere: The Irresistible Shift of Global Power
to the East. New York, 2008.

32.
Snyder J.
From Voting to Violence: Democratization and Nationalist Conflict. New
York; London, 2000.

33.
Zartman W. I.
Collapsed States: The Disintegra
tion and Restoration of Legit
i
mate
Authority. London
;

Boulder
, 1995.



Приложенные файлы

  • pdf 10849477
    Размер файла: 506 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий