Семь дней с Томасом Каулитцем

АВТОР: Katrin Derden

НАЗВАНИЕ: Семь дней с Томасом Каулитцем

БЕТА:
· Snow Queen
· - до 5-ой главы включительно

СТАТУС: закончен

РАЗМЕР: midi

КАТЕГОРИЯ/ЖАНР:Slash, romance, AU

РЕЙТИНГ: R|NC-17

ПЕРСОНАЖИ: Билл Роджерс, Томас Каулитц, Майк, Энджи, Джон Каулитц

ПЕЙРИНГ: Майк/Билл, Том/Билл

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ:« - Я и подумать не мог, что за какие-то семь дней моя жизнь может так измениться. Он перевернул весь мой мир с ног на голову, понимаешь? Этот долбанный нахальный немец всю душу из меня вынул, а теперь сматывается обратно в свою Германию.
- Ты его любишь?
- Я его ненавижу.
- Врёшь.
- Вру.»




- Кстати, пап, ты же вряд ли сможешь мне за эту неделю город показать Может, выделишь мне кого-нибудь из своего персонала?

- Том, ну кого я тебе выделю? – вздохнул мужчина, потирая переносицу.

- Да мне всё равно, хоть уборщицу! – взмахнул руками парень. – Только не шестидесятилетнюю желательно. Не дома же мне сидеть, ну. Когда мне ещё представится возможность погулять по Торонто? Мать меня итак еле отпустила.

Джон задумался, мысленно перебирая все возможные кандидатуры на роль «гида» для его сына. Мужчина понимал, что Том не отстанет, да и вообще он, в принципе, прав: Джону действительно некогда будет разгуливать с сыном по городу.
В дверь постучали.

- Да! – громко произнёс мужчина.

- Мистер Каулитц, вот бумаги, которые вы просили, - в кабинет зашла миловидная девушка лет двадцати, в элегантном голубом платьице, с длинными чёрными волосами, забранными в хвост.

Брюнетка положила небольшую стопку бумаг на стол и поспешила покинуть помещение. Томас провёл девушку взглядом, улыбнувшись.

- Вот такого бы мне сопровождающего, пап, - произнёс парень, когда дверь за секретаршей закрылась.

- Не дождёшься, - безэмоционально ответил отец, просматривая документы. – Я уже придумал кандидатуру на место твоего «сопровождающего».

- Хорошо, - пожал плечами Каулитц-младший. – Всё, я домой, надо вещи разобрать. Скажешь ему или ей – пусть заедет завтра в четыре.

- Обязательно, - кивнул Джон. – Увидимся дома.

Когда Том вышел, Джон отложил бумаги и откинулся на стуле. Мужчина задумчиво смотрел в одну точку, покусывая нижнюю губу. Если честно, то он понятия не имел, кого можно записать в «сопровождающие» для Тома. Мужчина вообще не ожидал такой просьбы от сына и сейчас просто напросто растерялся.
Стук в дверь.

- Да! – снова произнёс Джон.

- Можно, мистер Каулитц? – в дверях показался высокий стройный брюнет.

- Ах да, Роджерс, заходи, - спохватился мужчина, открывая ящик стола и роясь в бумагах. – Где же они А, вот! – достав три листика, он протянул их парню. – Заполнишь эти бланки и отнесёшь Эванзу на подпись, а он там сам разберётся, что с ними делать.

- Я понял, хорошо, - кивнул брюнет. – Можно идти?

- Да-да, можешь идти.

Юноша уже почти вышел за дверь, когда голову мужчины посетила гениальная мысль:

- Хотя, подожди, Билл

Роджерс обернулся.

- У меня к тебе предложение Точнее просьба, - Джон указал рукой на кресло, приглашая парня сесть. – Это немного странно, но В общем, ко мне приехал сын на Рождество. Он пробудет в Торонто всего неделю и хочет посмотреть город, ну а я, сам понимаешь, не смогу бросить работу при всём желании.

- И вы хотите

- Да, я хочу, чтобы это сделал ты, - Джон закончил мысль парня. – Я освобожу тебя на неделю от работы, но на гонораре это никак не отразится, плюс ещё двадцать тысяч сверху, - мужчина с надеждой посмотрел на брюнета. Билл сдвинул брови, обдумывая всё, что только что услышал.

- Как-то это

- Тридцать тысяч?

- Да не в деньгах дело, - мотнул головой Роджерс. – Я не знаю вашего сына, да и как вообще

- Пожалуйста, Билл, мне больше некого попросить. Ты – молодой парень, который всю жизнь прожил в этом городе

- Ну хорошо, - согласился брюнет.

Джон облегчённо выдохнул и благодарно улыбнулся.


День 1

- Я так и не понял, что за бред у тебя с сыном начальника? – недовольно спросил шатен, обнимая Билла.

- Майки, я же сказал: мистер Каулитц попросил меня показать его сыну город, так как он сам этого сделать не может, - в который раз повторил брюнет своему парню. – И, мне кажется, помочь своему начальнику не самое плохое решение. Сам подумай, - Билл, обхватив талию Майка руками, заглянул юноше в глаза, - я ему помогу сейчас, а он, если понадобится, замолвит словечко перед директором. И вообще, я у него буду на хорошем счету, вот так вот, - брюнет с важностью кивнул и положил голову на грудь Майки. – Во всём есть свои плюсы.

- Да знаю я, знаю, - парень поцеловал Билла в макушку. – Просто мне не нравится, что ты будешь неизвестно с кем разгуливать по городу.

- Вот только не ревнуй.

Майк цокнул.

- Будет шляться непонятно где, непонятно с кем и говорит «не ревнуй» - недовольно произнёс парень.

Билл закатил глаза. Майки потянулся к лицу юноши, вовлекая того в поцелуй. Лаская губы брюнета, он пересадил парня к себе на бёдра, запуская руки под футболку и проникая языком в его рот. Неторопливый поначалу поцелуй стал превращаться в страстный и напористый, дыхание сбилось, воздуха не хватало. Роджерс неосознанно заёрзал на бёдрах шатена, трясь о его пах. Майк поцелуями перешёл на шею брюнета, засасывая и легко покусывая кожу. Возбуждение нарастало с каждой секундой, но только Майки принялся снимать с Билла футболку, как резко послышался телефонный звонок.

- Даже не думай, - на выдохе произнёс парень, прижимая Билла сильнее к себе и расцеловывая ключицы. Мелодия на телефоне продолжала играть, отвлекая брюнета от происходящего. Что-что, а не ответить на звонок он никогда не мог.

- Вдруг что-то важное - Роджерс попытался высвободиться из хватки шатена, но тщетно. – Майк, пусти, - приказным тоном отрезал он.

Майк с явным разочарованием разомкнул руки, чтоб брюнет смог встать. Парень почти ненавидел телефон Билла и мечтал выкинуть его в окно или безжалостно раздолбить молотком. Они не занимались сексом уже неделю, если не больше, и чаще всего помехой был этот чёртов мобильный, потому что, как правило, после разговора Билл срывался куда-то.

Майки откинулся на кровати, закрывая лицо руками, и устало простонал. Услышав, что Билл попрощался с собеседником, Майк повернул голову в сторону парня:

- Только не говори, что опять то же самое.

- Мистер Каулитц звонил. Уже половина четвёртого, мне надо бежать, - самого Билла совершенно не расстроило, что их опять прервали и дело не доведено до конца.

- Послушай, Билл, - обратился шатен к Роджерсу, - не знаю, как ты, а я уже не могу Моё тело нуждается в разрядке. Мне уже надоело, что тебе постоянно надо куда-то ехать, у нас дальше этих облизываний дело не доходит. Я хочу тебя. По нормальному.

Билл почему-то только раздражился после этих слов.

- Не ной. Я не виноват, что у меня дела.

- Какие? Сынка начальника по городу развозить? О да, это безумно важное и нужное дело, - вскипятился Майк, повышая голос.

- А тебе действительно надо снять напряжение, - спокойно, но с капелькой злости, произнёс брюнет. – Иди подрочи в душе и больше не смей на меня орать.

Забрав телефон и ключи от машины, Роджес вышел из квартиры парня, напоследок громко хлопнув дверью.

Сев за руль, Билл взглянул на листик с адресом и, заведя мотор, резко двинулся с места. Весь этот диалог с Майком порядком вывел его из себя. Они встречаются уже год, и всё вроде как нормально, но весь последний месяц Билл испытывает странное чувство раздражения, причём не очень-то и обоснованное. Майки ведёт себя как всегда, а Роджерс начинает нервничать и беситься. Его раздражает, когда шатен берёт его за руку, когда отовсюду встречает и провожает, а когда парень долго рассматривает его, Биллу хочется просто развернуться и уйти. Роджерс сам не понимает, что с ним происходит. Возможно, уже просто притёрлись, надоели друг другу Точнее, Майк надоел Биллу. Брюнет уже задумывался над тем, чтобы порвать с парнем, но прошлое трудно отпустить. Скорее всего, надо просто пережить этот период и всё встанет на свои места.

Подъехав к дому с номером, аналогичным тому, что указан на бумажке, Роджерс остановился, осматриваясь по сторонам.

- Мда неплохо тут, - вынес парень вердикт, глядя на богатые дома, в которых минимум по два этажа. Хотя это не удивительно, Форест Хилл – самый элитный район Торонто.

Застегнув куртку, Билл вышел из машины. Опершись на капот, брюнет достал из пачки сигарету и закурил. В салоне он никогда не позволял себе курить и категорически запрещал это делать остальным.

С неба хлопьями падал снег, мягко приземляясь на землю. Роджерс любил зиму, для него это время года всегда было каким-то особенным, даже волшебным. Он обожал наблюдать за снегом, особенно вечером, когда включают фонари. Само ощущение зимы как-то воодушевляло парня и дарило хорошее настроение.

Билл настолько погрузился в свои мысли, что даже не заметил, как сбоку к нему подошёл парень.

- Ты – Билл? – спросил он с явным немецким акцентом.

Роджерс вздрогнул от неожиданности, у юноши даже сердце заколотилось быстрее, но виду он не подал и, спокойно повернувшись к парню, кивнул:

- Да.

Роджерс невольно стал рассматривать юношу: косички на голове, чёрная повязка, серое пальто, кожаные перчатки, поверх которых на запястье красовались дорогущие часы, пирсинг в губе Но больше всего взгляд Билла приковало лицо парня: чётко выраженные скулы, родинка на щеке, пухлые губы, и глазаБезумно красивые, тёмно-карие. Взгляд парня притягивал и не давал Роджерсу даже моргнуть - что-то было в этом взгляде такое подчиняющее и манящее. Только успокоившееся сердцебиение вновь участилось, Билл не мог понять, что с ним происходит.

- Куришь, значит, - ровным тоном произнёс юноша, сделав вид, что не заметил, как Билл на него пялится.

Роджерс тут же очнулся и, прочистив горло, отвернулся, делая последнюю затяжку и выкидывая бычок.

- Ну что, гид, какие места на сегодня запланированы? – тем же ровным тоном поинтересовался Каулитц.

- Смотря, что ты хочешь: окультуриться или просто отдохнуть?

- Сегодня не до музеев.

Роджерс кивнул и, молча обогнув капот, уселся в машину. Тому тоже особого приглашения не требовалось, и он последовал примеру брюнета. Знакомство, которое даже нельзя назвать знакомством, получилось каким-то сумбурным. «Видимо, слишком гордый, чтобы называть своё имя» - подумал брюнет, косясь на Каулитца. Атмосфера была немного нагнетающей, парни всё время молчали, глядя на дорогу.

Том нажал кнопку на коробке передач и боковое стекло тихонько опустилось.

- Слишком жарко? – нервно кинул Роджерс, не отводя взгляда от дороги.

Его начал немного раздражать какой-то пофигистический настрой Каулитца. Хотя непонятно, на что он рассчитывал, когда соглашался «погулять» по городу с сыном шефа? Понятное дело, что такие люди, как этот Том, не будут раскидываться шуточками направо и налево, и рассказывать интересные истории из жизни. Тем более, мистер Каулитц заплатил за это неплохие деньги. Разгуливать по городу вместо того, чтобы протирать штаны на рабочем месте и плюс получить за это не малые деньги – не об этом ли мечтает любой человек?

Том же проигнорировал вопрос своего гида. Достав сигарету из пачки, он закурил, выпуская дым в окно.

- В машине не курят, - недовольно произнёс Билл, закрывая окно Тома и открывая пепельницу: - Туши.

- Па-а-ап, ну пожа-а-алуйста, - наигранно протянул Каулитц и струсил пепел в пепельницу, но продолжил курить.

- Я серьёзно.

- Я понял, типа «моя машина – мои правила»? Ну ок, - Том спокойно потушил сигарету и откинулся на сиденье. – А ты любишь сверху или снизу? – ровным, присущим ему тоном спросил он, окидывая оценивающим взглядом Билла.

Роджерс, кажется, даже дышать перестал от шока. Чего-чего, а такого вопроса он не ожидал. На смену шоку пришло возмущение.

- Чего? – переспросил парень.

- Ты услышал.

- А не пошёл бы ты? – выплюнул брюнет, резко сворачивая и останавливаясь на парковке.

Томас только усмехнулся такой реакции, наблюдая, как парень с нервами буквально вырывает ключ из зажигания и выходит из машины, хлопая дверью. Каулитц направился за нервным парнишкой.

- Ты чего так бесишься, неужели в яблочко? – с нотками ехидства поинтересовался юноша, нагнав Билла.

- Тебе повторить вопрос? – прорычал Роджерс.

- Да это, наверно, мне нужно повторить, чтоб ответ услышать.

- Посередине.

- Что? – не понял Том.

- Отвали, говорю, - огрызнулся брюнет, набирая скорость.

Остановились они около какого-то здания. Том поднял голову вверх, оглядывая его.

- Ну ни х*ра ж себе! – парень, откровенно говоря, офигел от увиденного.

Перед ними стояли два высотных здания дугообразной формы, а между ними – ещё одно, круглое и невысокое.

- Что это? – поинтересовался Том, рассматривая сооружения.

- Это Сити Холл* – комплекс городской мэрии, - пояснил брюнет. – А вот это небольшое и круглое, которое похоже на летающую тарелку – зал заседаний муниципального совета.

- И какая ж у них высота?

- Примерно семьдесят четыре метра, - пожал плечами Билл.

- Впечатляет, - сделал вывод Том.

- Это ничто по сравнению с Канадской национальной башней, - улыбнулся брюнет.

Справа от парней находился каток*. Народ кружился на льду под музыку: взрослые, дети, влюблённые Края катка соединяли три дуги со свисающими с них звёздами серебряного цвета, которые ещё больше придавали рождественского настроения.

- Пойдём, - скомандовал Билл, направляясь по тротуару вдоль катка. – Это новый комплекс мэрии, а с другой стороны – старое здание. Оно мне больше нравится, на него интересней смотреть, - выразил своё мнение парень.

Том молча кивнул, ещё раз напоследок оглядывая высотные сооружения.

Чем ближе парни подходили к зданию старой мэрии*, тем больше Каулитц соглашался со словами Билла о том, что оно красивее нового. Такое основательное и немного сказочное, остроугольные крыши в романском стиле и башня с часами навеивали какое-то волшебство. Немного присмотревшись, Томас увидел непонятные выступы под часами, которые были похожи на головы каких-то сказочных существ.

- А что это? Под часами.

- Это гаргульи, типа средневековые драконы. Честно, не знаю, что они обозначают Ещё в детстве мне говорили, что они вроде как охрана, или что-то типа того.

- Символично. И что там сейчас?

- Суд.


_

Они ещё часа полтора гуляли по площади Натан Филипс. Единственное, что было обидно для Тома – он не увидел фонтанов, бьющих прямо из земли. А зрелище это красивое.

На улице уже стемнело, включились фонари, а снег всё не переставал идти, кружась в воздухе. Парни остановились возле урны, достав по сигарете.

- Так, говоришь, он бесплатный? – Том выпустил дым из лёгких, глядя на каток.

Билл утвердительно промычал, затягиваясь:

- Только платишь за коньки и сколько хочешь веселишься на льду.

- Отлично. Пошли, - Каулитц зашагал в сторону катка, но понял, что Билл не сдвинулся с места и остановился, обернувшись: - Я вроде на английском сказал «пошли», так чего стоишь? Шевели конечностями.

Роджерс удивлённо изогнул бровь:

- Может, не будешь мне указывать? Я не буду везде за тобой таскаться, я не твоя мамочка.

- И слава Богу, - хмыкнул Томас. – Тебе, по-моему, заплатили немалую суму, насколько я знаю Так будь добр её отработать.

- А когда ты в туалет захочешь, мне прикажешь тоже с тобой тащиться? Жопку тебе подтереть?

- Scheisse, - закатил глаза Каулитц и, пробурчав ещё что-то на немецком, схватил брюнета за локоть, ведя к катающейся толпе.

- Ты совсем охренел? – взбесился Роджерс, пытаясь высвободиться, но Том сжал ещё сильнее. – Мне больно, твою мать! – прорычал юноша.

- По нормальному ты не понимаешь, приходится применять силу, - невозмутимо ответил немец.

Том притащил парня к прокату коньков и остановился, продолжая держать руку разъярённого брюнета.

- Говори размер, - повернулся он к Роджерсу.

- Тебе понравится, - наигранно улыбнулся тот, имея ввиду далеко не коньки, но Томас не оценил юмор канадца и повторил:

- Размер.

- Тридцать шестой

Каулитц приблизился к уху парня и, обдавая кожу горячим дыханием, прошипел:

- Я же сейчас возьму этот размер. Будешь натягивать, как хочешь, а, если не получится, это сделаю я. И поверь, лучше бы тебе это сделать самому.

Опять его ровный тон, эмоций никаких, но этот тон заставляет подчиняться. Как и взгляд.

- Сорок четвёртый, - без особого энтузиазма, всё-таки, признался Роджерс.

- Умница, - ухмыльнулся Том.

Взяв две пары коньков, парни обули их, и зашли на лёд. Том чувствовал себя уверенно на тонких лезвиях, чего нельзя было сказать о Билле. Парень только и делал, что пытался поймать равновесие в то время, как Каулитц наматывал уже второй круг. С горем пополам, брюнет достиг бортика, уцепившись за него, как за спасательный круг. Решив, что пробовать продвинуться дальше ему даже не стоит, и он просто подождёт, пока Тому надоест кататься, парень остался на месте, просто наблюдая за проезжающими мимо людьми.

Заметив бездействие брюнета, Каулитц подъехал к своему гиду, резко тормозя перед ним, соответственно обдавая его снегом из-под коньков.

- Аккуратнее, - недовольно выдал Роджерс, отряхивая снег со штанин.

- Я что, по-твоему, один тут кататься должен? – недовольный прищур.

- Сам хотел – сам катайся, я на это не подписывался. Коньки я напялил, на лёд вышел, чего тебе ещё надо?

- Значит, не умеешь, - спокойно сделал вывод Каулитц.

- С чего это?! – возмутился канадец. – Просто не хочу. Чего ты вообще пристал?

Том откатился на метр назад:

- Ну, давай, проедься до меня.

Билл тут же решительно оттолкнулся от бортика, с целью доказать этому наглецу из Германии, что он не прав, но ноги не слушались и, пошатнувшись, он просто-напросто свалился на твёрдый холодный лёд, больно ударившись локтем и коленями.

- Твою ж мать - прошипел парень, усевшись на пятую точку и потирая вмиг заболевшие колени.

Том даже не улыбнулся от увиденного.

- Ещё и врёшь, - с ноткой разочарования произнёс он, помогая Роджерсу подняться на ноги. – Зачем говорить, что умеешь, если это не так? А если бы носом щёлкнулся об лёд Хочешь всех детей перепугать кровавым зрелищем?

- В тебе есть хоть капелька сочувствия? – получилось немного обиженно.

- К глупым людям сочувствие не испытываю, - безэмоционально ответил Каулитц. – Ладно, давай на выход, - скомандовал он. Поняв, что парню надо бы помочь, он закинул руку брюнета себе на плечо и, придерживая за талию, повел пострадавшего к выходу.

- Приведи дурака на каток - покачал головой Том, когда они подошли к машине.

- Я сразу говорил, что не хочу, - недовольно отреагировал Роджерс.

Биллу уже надоело за целый вечер выслушивать какие-то подколки, сарказм весь этот, приказы Ему хотелось просто домой, расслабиться и выпить чаю.

- Давай ключи, - очередной приказ Каулитца.

- С фига ли это? – удивился брюнет.

- Из нас двоих покалеченный – ты, вот ты и будешь на пассажирском.

Роджерс не нашёлся, что ответить, да и устал уже он отвечать за целый вечер, поэтому без всяких возражений протянул немцу ключи.

- Будешь говорить мне куда ехать, так что особо не расслабляйся, - произнёс Том, когда они сели в машину. И опять этот ровный тон. Билл уже начал сомневаться, что в этом человеке вообще присутствует хоть одна эмоция.

Довезя брюнета домой, Каулитц достал телефон и повернулся к парню:

- Скажи мне номер любого такси. И свой заодно тоже назови.

- Зачем это? – не понял Роджерс.

Том перевёл взгляд с телефона на брюнета, смотря на того, как на идиота, но опять же никаких эмоций не выдавал.

- Не заставляй меня быть грубым, - ответил немец.

«Такое ощущение, что до этого ты был светящимся солнышком» - промелькнуло у Билла в голове, но озвучивать он не стал. Плюнув на выяснения, он назвал номера, и парни вышли из машины.

Спросив у Билла его адрес, Том вызвал такси и посмотрел на брюнета:

- Ну, до завтра.

- Ага, - кивнул юноша и направился к дому.

- Мне понравилось, - послышался голос немца за спиной.

Билл никак не отреагировал и зашёл в дом. Ему необходимо отдохнуть от Томаса Каулитца.



День 2.

Билл пулей сбежал по лестнице, несясь на кухню, чтобы выключить мерзко свистящий на весь дом чайник. Когда свист окончательно прекратился, Роджерс выдохнул. Он достал из шкафчика над столом две чашки, насыпал в них кофе и сахар, после чего залил кипятком. В дверь позвонили, и брюнет направился навстречу своему гостю.

- С точностью до минуты, - улыбнулся Билл, пропуская в дом девушку. – У меня такое ощущение, что ты приехала раньше и стояла под дверью, выжидая точного времени.

- Я, конечно, со странностями, но не до такой степени, - улыбнулась она в ответ и потянулась к брюнету, вставая на носочки. – Привет, - девушка коротко поцеловала юношу в губы.

- Привет-привет. Проходи, я уже кофе заварил.

Роджерс зашагал на кухню.

- Печенье будешь? – поинтересовался он у подруги.

- Что за печенье?

- Твоё любимое.

- О-о-о, спрашиваешь ещё! – обрадовалась брюнетка.

Билл поставил вазу с печеньем на стол, подавая девушке чашку с кофе.

- Ну рассказывай, Роджерс, как дела? – спросила она, отпивая горячий напиток.

- Да так, Эн - неопределённо пожал плечами юноша. – Помнишь, я тебе рассказывал о просьбе мистера Каулитца? – Энджи кивнула. – Вчера был первый раз с его сынишкой.

Подруга сначала удивлённо выгнула бровь, глядя на Роджерса широко раскрытыми глазами, а потом довольно ухмыльнулась.

- Нет-нет-нет, ты не о том думаешь! – тут же спохватился Билл. Эн хмыкнула.

- А вот ты об этом думаешь, - прищурилась она, улыбаясь, и потянулась за печенюшкой.

- Я? С чего ты вообще взяла? – не понял парень.

- Ты отвёл взгляд и облизнул губы. Мы не первый год дружим, я знаю, что это значит.

- Ничего подобного, это совпадения, - начал он отнекиваться. – И вообще, он циничный и высокомерный.

- Ну тебе всегда нравились придурки, - пожала плечами Энджи.

- Но Майки не был придуком - задумавшись, сдвинул брови юноша.

- Ты уже не помнишь просто, - отмахнулась подруга. – Это он в отношениях с тобой стал сопливым романтиком, а до этого был тем ещё расп*здяем. И заметь, ты даже не отрицаешь, что тебе нравится этот как его

- Том. И он мне не нравится. Он редкостная сволочь. А вообще отстань от меня, чего ты заладила «нравится - не нравится» - занервничал Билл.

- Ну всё-всё, забыли! – девушка примирительно выставила руки перед собой. – Расскажи лучше, как вчера всё прошло.

Роджерс поведал подруге всё, как на духу, не забыв упомянуть и их мини-ссору с Майком.

- С Майки у вас что-то совсем не ладится - сделала вывод Эн, когда Билл закончил. – Ты, кажется, ещё месяц назад говорил мне, что становишься холоднее по отношению к нему.

- Да, я помню, - утвердительно закивал парень. – Но не могу я с ним расстаться. Привычка уже даёт о себе знать, не могу заставить себя с ним даже просто поговорить на эту тему.

- Билл, я понимаю, что ты не хочешь его обижать. Но в тоже время ты морочишь парню голову, говоря, что всё нормально.

- Да знаю я, но пока даже язык не поворачивается, Эн Да и, мало ли, вдруг я потом пожалею?

- Пожалеешь. Конечно, пожалеешь. Вы же год вместе уже, - спокойно ответила девушка. – Только это будет скорее ностальгия, чем желание всё вернуть. Вот ты мне говорил, что у вас не было секса уже больше недели, причём из-за тебя. Хотя бы ответь себе на такой вопрос: ты его вообще хочешь?

Билл задумался. А ведь он и правда просто избегал близости, ссылаясь на дела по работе или ещё что-то. В принципе, их отношения зашли в тупик, всё уже приелось и стало предсказуемо. По крайней мере, для самого Билла. Что думает Майк по этому поводу Роджерс не знал, но по поведению парня можно было сказать, что его всё устраивает. Эн права, Билл просто мучает и себя и Майки.

Только брюнет открыл рот, собираясь ответить на поставленный вопрос, как зазвонил телефон. Он взглянул на подругу, поджав губы, как бы извиняясь.

- Да знаю-знаю, ты ж не можешь, - хохотнула Энджи. – Бери уже скорей трубку.

Роджерс улыбнулся и тут же схватил мобильный, глядя на экран – номер неизвестный. «Интересно» - подумал он, нажимая «Принять».

- Да?

- Открывай.

Билл не сразу понял, кто это, но немецкий акцент и ровный тон натолкнули на определённую личность. Он ничего не ответил, сбросив вызов. Глаза парня расширились от удивления, а брови поползли вверх.

- Ты чего, Билл? – поинтересовалась Энджи, наблюдая за этой картиной.

- Каулитц здесь, - не веря в сказанное, ответил юноша.

- Джон?

- Том.

- А-а-а, злой немец, - усмехнулась подруга. – Так чего сидишь, иди открывай. За окном не май месяц, а ты человека на пороге морозишь.

Роджерс как-то растерянно кивнул и, поднявшись, пошёл открывать дверь.

- У вас в Америке так принято - людей на холоде держать, или ты одевался? – съязвил Каулитц, когда дверь распахнулась.

Брюнет только обречённо выдохнул. Из-за сильного снегопада, разбушевавшегося на улице, люди с трудом пробирались сквозь сугробы, щурясь от ненастных снежинок, так и норовящих залететь в глаза. Некоторые спасались зонтиками, но и это им не особо помогало. Том же не оказался настолько смышленым, так что парня хорошенько припорошило снежком, пока он стоял на крыльце. Билл на секунду засмотрелся на снежинки, приземлившиеся на ресницы юноши.

- Приглашения, я так понимаю, от тебя не дождёшься, - сделал вывод Каулитц, наблюдая ступор парня, и бесцеремонно прошёл в дом, посторонив брюнета. – Я бы с удовольствием побыл памятником у тебя на пороге, но там немного прохладно, - пояснил он свои действия.

Билл, «очнувшись», закрыл дверь, даже не возражая. «Что-то я зависаю» - подумал юноша. К парням вышла Энджи.

- А я думал, ты гей, - усмехнулся Том, увидев девушку.

- «Думал» или «надеялся»? – подстегнул Роджерс. Эн подавила смешок.

- Как тебе удобно, - не остался в долгу немец и, улыбнувшись, протянул брюнетке руку: - Том Каулитц, очень приятно.

- Наслышана. Энджи, взаимно, - девушка ответила рукопожатием.

- Наслышана? Я не сомневался, - ехидно произнёс Каулитц, косясь на Билла.

Брюнет цокнул, закатив глаза, и пошёл на кухню. Том и Энджи последовали за ним. Девушка тут же засуетилась, убирая пустые чашки в мойку, а Билл, открыв форточку и опершись о край стола, закурил.

- Чем обязан Вашему визиту? – с ироний спросил Роджерс, выдыхая белый дым. – Вы мне вчера доходчиво объяснили, что я должен по полной отрабатывать те деньги, которые мне заплатили, то бишь: и забирать, и отвозить, и молочком поить - нагло высказался парень, припоминая слова Тома по поводу денег.

- Не хами, - спокойно отреагировал немец. – Собирайся и пошли, я сюда не дома отсиживаться приехал.

Энджи удивлённо смотрела то на Тома, то на Билла. Девушка, казалось, кожей ощущала напряжение между парнями. Больше всего её удивил лучший друг – Билл всегда был язвой, да и вообще далеко не милашкой, но таким она видела его впервые: стойка уверенная, подбородок немного приподнят, глаза блестятТом же, в свою очередь, излучал непоколебимость и спокойствие, что, по всей видимости, и задевало Роджерса.

- Ладно, Билл, я пойду. Я Джорджу обещала заехать, - начала оправдываться девушка, чувствуя неловкость. – Пока, - она поцеловала брюнета на прощание.

- Джорджу «привет», - ответил парень.

- Обязательно. Пока, Том Каулитц, была рада знакомству, - улыбнулась Энджи немцу.

- Аналогично, - кивнул тот, возвращая улыбку.

Ещё раз окинув парней взглядом, Эн вышла с кухни и, когда послышался хлопок двери, Том обратился к своему гиду:

- Я долго тут буду стоять и ждать, как Хатико, пока ты соизволишь начать собираться?

Билл потушил сигарету и, положив руку на грудь, произнёс с наигранным немецким акцентом:

- Прошу меня извинить, мой Господин. Ваш покорный слуга уже спешит переодеться, - и, поклонившись, пошёл прочь из кухни.

- Кретин, - тихо проговорил Каулитц, потирая переносицу и качая головой.

***

- И куда мы едем?

- К Канадской Национальной башне, - ответил Билл, выворачивая руль влево. – Дурацкий снег! - сдвинул он брови и включил дворники.

- Не любишь снег? – поинтересовался Каулитц, сверля взглядом парня.

- Я не люблю чувство, что вот-вот могу во что-нибудь врезаться из-за того, что ни черта не видно. А снег я люблю, - он посмотрел на Тома. – Может, ты перестанешь на меня пялиться?

Немец усмехнулся.

- Тебя это смущает? – парень выгнул бровь. – Я вот абсолютно спокойно отношусь к тому, что ты меня рассматриваешь.

- Что?! – Роджерса явно застала врасплох эта реплика. Да, бывало, что он немного зависал, глядя на Тома, но он не думал, что это так заметно.

- Почему ты постоянно переспрашиваешь, как будто ты не услышал? Не думаю, что я настолько тихий.

- Я не в этом смысле, я в смысле: какого хрена? Я не рассматриваю и не рассматривал тебя! - возмутился Роджерс. Юноше стало жарко, его всегда бросало в жар в аналогичных ситуациях. В голове тут же появилось множество всевозможных отговорок, брюнет уже приготовился к опровержению всех последующих слов Тома, но парень его удивил:

- Как скажешь, - пожал плечами Каулитц и отвернулся к окну. Опять тот же ровный тон, спокойствие безразличие.

Билл офигел от такой реакции, если честно. Парень просто не ожидал такого отрешённого ответа, хотя он не мог его не радовать. «Отстал, слава Богу» - подумал парень, облегчённо выдохнув.


Снег на улице шёл крупный и частый, повезло, что хоть ветра не было. Парни то и дело щурились, пытаясь разглядеть дорогу. Люди вокруг суетились в преддверии праздника, бегали по магазинам, скупая подарки для родных и близких. Билл на секунду задумался о том, что и ему, наверно, стоит что-то купить Майку, но никаких идей у брюнета не было по этому поводу. Но зато, оглянувшись, он понял, что идея для подарка на Рождество для Тома Каулитца у него есть. Он бы определённо подарил немцу поводок... потому что тот куда-то пропал.

- Твою мать. - сквозь зубы выругался Роджерс.

Остановившись, он начал искать взглядом своего «подопечного» среди людей. Из-за снега это было немного трудновато, потому как он постоянно норовил залететь в глаза и приходилось часто моргать.

Билл потихоньку начинал волноваться. Нигде не виднелась знакомая голова в косичках, или хотя бы пальто. Он глянул в сторону машины – никого.

- Да что ж за день - устало протянул юноша.

И тут его посетила гениальная мысль: у него же есть номер Каулитца! Моментально выудив телефон из кармана, Роджерс набрал последний входящий. Противные гудки только раздражали. «А если он не возьмёт трубку? Вдруг, что-то действительно случилось Боже, да кому он нужен?!» - крутилось у него в голове.

- А я всё думал: заметишь или нет? – саркастичная реплика Тома успокоила брюнета. С ним всё нормально.

- Как можно не заметить отсутствие наглого иностранца? – съязвил парень в ответ. Он посмотрел по сторонам, но Каулитца нигде не было видно. – Где ты вообще?

- Беспокоился? – проигнорировав вопрос Билла, продолжал Том.

- Конечно. Мамочка всегда беспокоится за своих деток.

- Ты высоковат для моей мамы.

- Может, ты всё-таки ответишь: где ты есть?!

- За твоей спиной.

Билл резко обернулся. Действительно, Каулитц стоял прямо за его спиной. Как обычно, невозмутимый, с телефоном в одной руке и новой пачкой сигарет в другой. Роджерс сдвинул брови, обдумывая то, как он мог не заметить подошедшего Тома?

- Это магия, детка, - ухмыльнулся тот, дёрнув бровями, отвечая на немой вопрос в глазах брюнета. Билл закатил глаза.

- Как же ты меня бесишь - еле слышно проговорил Билл, качая головой, и пошёл вперёд.

- Неправда.


Подойдя ближе к башне, парни остановились. Том запрокинул голову, разглядывая высотное сооружение, которое, казалось, касается неба.

- Сколько в нём метров? – как-то заворожено спросил Каулитц.

- Пятьсот пятьдесят три. А видишь тот выступ? Это ресторан. Можем подняться, если хочешь, - предложил брюнет.

- Нет необходимости, - ровным тоном ответил немец, не отводя взгляда от башни.

- Как хочешь, - пожал плечами Билл. – Но ты многое теряешь. С той высоты открывается офигенный вид.

- Предпочитаю всё рассматривать со своей высоты. Ну ладно, покажи мне здесь место, где можно выпить кофе.

Билу показалось довольно странным, что парень наотрез отказывается подниматься в тот ресторан, но ничего по этому поводу говорить он не стал. Даже язвить не было желания, как ни странно. Поэтому юноша просто отвёл Каулитца в ближайшее кафе.

- Энджи – очень милая девушка, - произнёс Том, отпивая кофе.

- У неё есть парень, - непонятно зачем, выпалил Роджерс. – Ну они уже давно вместе, - попытался он исправить ситуацию, но по хитрому взгляду немца было понятно, что не получилось. Каулитц усмехнулся.

- А твой парень что думает на счёт того, что ты разгуливаешь со мной по городу? Зима, снег атмосфера весьма романтичная. Не ревнует? – сейчас во взгляде парня не было ни насмешки, ни ехидства. Билл даже удивился.

- С чего ты вообще взял, что я – гей? – возмутился он. Роджерсу уже порядком поднадоели аналогичные вопросы.

Том ничего не ответил, а просто выгнул бровь и посмотрел на брюнета так, как будто тот сейчас задал самый глупый вопрос, который только мог. Билл же впал в некий ступор, ему казалось, что Каулитц видит его насквозь.

- Я понял, отвечать ты не собираешься, - кивнул Том. Он сделал последний глоток и отставил чашку в сторону. – Отвези меня к отцу и на сегодня всё.

- Как будет угодно, мсье, - наконец, очнулся брюнет.

- О! А я уже подумал, что ты совсем дар речи потерял.

- Не дождёшься.


- Завтра заедешь за мной вечером. Когда именно – я напишу, - сказал Каулитц, когда машина остановилась. Он кинул взгляд на Билла – парень выглядел каким-то поникшим.

- Хорошо, - просто ответил он, даже не поворачиваясь в сторону Тома.

Том сначала хотел поинтересоваться всё ли нормально, но потом откинул эту мысль и, просто попрощавшись, вышел из машины. Билл же, заведя мотор, понёсся в хорошо ему известном направлении. Ему пора кое-что сделать.



День 3.




Сделав себе кружку горячего чая, Билл уселся за ноутбук, проверяя почту. Одно входящее сообщение его ничуть не удивило - он знал, что это от Энджи.

«Ну, как с Майки?»

Тяжело вздохнув и поменяв позу на стуле, юноша набрал ответное сообщение:

«Никак. Я не смог.»

«Ты хоть понимаешь, что уже должен с ним расстаться? Ты просто тянешь время.»

«Да это он меня вчера потянул за яйца. Я и пикнуть не успел, как он на меня накинулся!»

«Вы переспали?!»

«Да.»

«Билл, это очень, очень плохо!»

Роджерс устало потёр переносицу, прикрывая глаза. Он и сам прекрасно осознавал, что секс – немного лишнее, если планируешь расстаться с человеком.

«Знаю. Я долбанный мудак. Но, Эн, у меня так давно не было секса, что мой член встал уже от того, что Майк просто укусил меня за ухо. Мне нужна была разрядка.»

«Избавь меня от подробностей про твой член. Можно было просто подрочить, зачем спать с уже почти бывшим?»

«Я я не могу объяснить. Всё было, как в тумане. Помню, что мы переспали, и я просто уехал, даже ничего не сказав.»

«Ох*енно, Роджерс! Ты красавец просто! Приехал-вы*бал-уехал. Я бы сама уже с тобой рассталась. Бедный Майки.»

«Что было - то было, я уже ничего не исправлю. Если хочешь отчитать меня или отшлёпать за этот проступок – в другой день, сейчас и так тошно.»

«Ну ладно, ты прав. Но пообещай, что до конца недели ты расстанешься с Майки. И больше не притронешься к его заднице!»

«Я постараюсь.»

«Роджерс»

«Обещаю, обещаю! (:»

«И какого чёрта ты ещё дома? Шесть вечера уже. Где твой грубиян немецкого происхождения?»

«Понятия не имею. Он сказал, что позвонит»

«А ты сидишь и ждёшь, да? Как мило (;»

«Давай вот без намёков. Тебе лишь бы какие-то скрытые чувства увидеть. Обломись, у нас с Каулитцем разве что взаимная неприязнь.»

«Ой, не скажи Попомнишь мои слова, вы ещё будете стонать в одной кровати!»

Билл ухмыльнулся, прочитав сообщение. Только он хотел отправить что-нибудь колкое в ответ, как послышался телефонный звонок. Быстро схватив мобильный, парень приложил его к уху, даже не взглянув на экран.

- Да?

- Открывай, - по ровному тону, звучавшему из динамика, невозможно было не понять, кто на проводе. Билл, ничего не ответив, нажал на «Отбой».

- Придурок, - пробурчал парень себе под нос, отправляя сообщение подруге:

«Немец на пороге. Вечер мучений объявляется открытым.»

Закрыв ноутбук, брюнет поднялся со стула и поспешил открыть дверь. Каулитц уже начинал его бесить, просто тем, что опять притащился к нему домой и просто поставил перед фактом, что уже стоит за дверью. У Билла было огромное желание не открывать и просто послать высокомерного Тома к чертям, но что-то не давало. Может то, что совсем скоро на его счету будет кругленькая сума? Да, Роджерс предпочитал скидывать всё именно на это.

Резко распахнув дверь и отойдя немного в сторону, Билл всем видом показывал Каулитцу, что он совершенно не рад, но Том может пройти. Том, прищурившись, окинул юношу взглядом, понимая, что Билл явно недоволен. Это было не сложно - у Роджерса всё раздражение на лице было отображено. Но словесного приглашения Каулитц ждать не стал и спокойно перешагнул порог, снимая перчатки.

- Ты не обязан щекотать мне ступни язычком, но хотя бы поздороваться можно, - спокойно заметил Томас.

Брюнет захлопнул дверь и, скорчив недовольную гримасу, заговорил:

- Приветствую Вас, мсье! Прошу прощения, Ваш покорный слуга Вас не ждал и поэтому не успел принять должный вид. Может, вы чего-нибудь желаете? Чай, кофе Может, яйца Вам вылизать? – он натянуто улыбнулся, нагло заглядывая в глаза Каулитцу. Но Тома это совершенно не зацепило.

- С яйцами ты не спеши, будет ещё время, - коротко улыбнулся парень в ответ с долей ехидства. – А пока собирайся и пошли.

Недовольно причмокнув, Билл ещё раз окинул взглядом невозмутимого немца и без слов отправился в свою комнату. Спокойствие Каулитца действовало юноше на нервы. Биллу хотелось вывести из себя уравновешенного иностранца, чтобы тот позлился, увидеть ярость в его тёмно-карих глазах, ему хотелось, чтобы они просто почернели от злости. Он и сам не понимал, зачем и что ему это даст. Просто хотел увидеть в Каулитце хоть что-нибудь, помимо равнодушия.

~
Снег падал на лобовое стекло машины и дворники тут же сгребали его на капот. Роджерс ехал медленно, наслаждаясь красотой зимы при свете фонарей. Том изъявил желание просто погулять в парке и, как ни странно, за всю дорогу не сказал ни слова, глядя в окно. Билла ничуть не напрягала эта тишина в машине, парень наоборот был безумно счастлив тому, что у Каулитца закрыт рот, и он был бы совершенно не против, если б рот немца не открывался до самого Рождества.

Завернув на стоянку и припарковав машину, Билл откинулся на сидении, молча глядя на Тома. Тот, в свою очередь, никак не реагировал, даже не повернулся, дав Роджерсу возможность отметить красоту своего профиля.

- И ты хочешь сказать, что не разглядываешь меня? – вдруг усмехнулся Каулитц, всё ещё не меняя положение. Брюнет и сам не заметил, как засмотрелся на парня.

- Разглядывают щенков на выставке, - фыркнул Билл. – Я выжидающе смотрел, когда же ты соизволишь выйти. Различай.

- Вместо того, что бы «выжидающе смотреть», можно было просто сказать, - Том повернулся к парню. – Или моя красота лишает тебя дара речи? – он выгнул бровь, пристально глядя на юношу, который вдруг на секунду замешкался, но до конца всё-таки не растерялся и ответил:

- Ты страшно красив, Том Каулитц. И ключевое слово тут «страшно», выводы делай сам, - явно довольный собой, Билл выбрался из машины, напоследок кинув: - Поднимай свой зад и вываливайся из машины.

Том был достаточно удивлён такой дерзости брюнета, можно сказать, она его даже развеселила. Уже шагая рядом с Биллом по аллее, засыпанной снегом, Каулитц решил высказать своё замечание:

- Сначала ты предлагаешь вылизать мои яйца, потом высказываешь неравнодушие к моему заду Попахивает сексуальным влечением, мистер Роджерс.

- Я скорее поцелую в зад павиана, чем когда-либо проявлю к Вам сексуальное влечение, - огрызнулся Билл.

- Вы хотите сказать, что я хуже, чем зад павиана? – хохотнул Том. Роджерс на мгновение отвлёкся, наблюдая за подобием улыбки на лице немца, но тут же вернулся к разговору:

- Я хочу сказать, что зад павиана не язвит и не подкалывает, поэтому я скорее предпочту его.

- Я тоже могу обойтись без подколок.

- Да ты и десяти минут не продержишься без сарказма. У тебя же ирония из всех дыр выпирает!

- Ну вот только не утрируй, - скривился Каулитц. – Я до конца прогулки могу спокойно обойтись без всего этого.

- Для тебя это, как воздух, ты не выдержишь, - отмахивался Роджерс. Он знал, что делает. Таких людей, как Том, взять «на слабо» проще простого, и Биллу это только на руку. Весь вечер без излюбленной иронии немца – дороже золота.

- Хорошо, давай так: я сдерживаю своё рвение к подколкам, а ты - Том задумался, а Билл закусил губу, прищурившись. Ему уже это не нравилось. – А ты меня целуешь, - на полном серьёзе выдал Том.

Роджерс ошалел от такого условия. Ему хотелось возмутиться, накричать на Каулитца, либо же вообще врезать по его нахальному лицу, но из-за шока брюнет не мог и двух слов связать. Билл тупо пялился на парня, хлопая глазами и пытаясь среди всех матов, что крутились сейчас в голове, выбрать хоть одно цензурное слово для отказа.

- Да ты е*анулся! – без мата, всё-таки, не получилось. – Облезешь, - он нервно зашагал, ускоряя темп. – Хренов немец - проворчал парень себе под нос. – Вообще уже обалдел, упырь.

Пока Билл бубнил разнообразные ругательства, Том шёл сзади и довольно ухмылялся. Его откровенно веселила вся эта ситуация. Каулитц не дурак и сразу понял, к чему клонит Билл. Поцелуй – это первое, что пришло в голову, и именно на такую реакцию Роджерса парень и рассчитывал. Но вдруг Билл остановился и повернулся к Каулитцу, абсолютно спокойный, только глаза хитро блестели.

- Хорошо, - отчеканил юноша, глядя на Каулитца с вызовом. – Я тебя поцелую. Но ты, мало того, что до конца вечера даже забудешь слово «сарказм», а будешь ещё отвечать на все вопросы, которые я задам.

- А ты не прих*ел ли? – удивлённо вскинул брови Каулитц.

- Ты же хочешь меня поцеловать, - коварно улыбнулся парень.

Недолго думав, Том принял правила игры. Он сам заварил кашу с поцелуем, отступать было уже глупо.

- Надеюсь, ты понимаешь, о каком поцелуе идёт речь Щёки тебе пусть собаки лижут.

- Я тебе не пятнадцатилетняя девственница, - цокнул Билл.

Закрепив свою сделку пристальным взглядом друг другу в глаза, парни направились вперёд по аллее. Людей было немного, шум дороги остался позади и только снег скрипел под ногами. Оба юноши молчали, размышляя о чём-то своём, и ни один не мог объяснить даже самому себе, зачем это затеял.

Первым «очнулся» Билл, решив, что раз уже всё решено, надо пользоваться преимуществами, пока есть возможность.

- Сколько тебе лет?

- Серьёзно? – Том сдвинул брови. – Ты можешь задать любой вопрос, и спрашиваешь мой возраст?

- Не переживай, это только начало, - брюнет расплылся в довольной улыбке. – И никакого сарказма, помни.

Том раздражённо выдохнул, но тут же взял себя в руки, обретая привычный непоколебимый вид.

- Мне двадцать один.

- Работаешь, учишься?

- Учусь на юридическом.

- Ты гей?

Вопрос застал Тома врасплох. Он, вмиг округлёнными глазами, посмотрел на Роджерса, но через секунду отвернулся и спокойно ответил.

- Нет.

- А замашки гейские - подметил Билл шёпотом. – Бисексуал?

- Не знаю.

- Как так?

- Трахаю и тех, и тех, но не разобрался, кого трахать нравится больше. Оба пола пока как-то не впечатляют.

Пока брюнет переваривал такой откровенный ответ, Том закурил.

- Почему живёшь в Германии?

- Я там родился, вырос, там мои друзья - пожал Каулитц плечами, выдыхая белый дым.

- Девушка есть?

- Не нуждаюсь.

- Парень?

- Нет.

- Сколько было половых партнёров?

- Вряд ли я смогу назвать точную цифру, - усмехнулся парень, струшивая пепел и затягиваясь снова.

- Тоже мне, половой гигант, - фыркнул Роджерс.

- Такая реакция неуместна, - произнёс немец, боковым зрением наблюдая за Биллом. – Я просто люблю секс, это нормально. Я так расслабляюсь.

- Не боишься что-нибудь подцепить?

- Я не пренебрегаю осторожностью, - юноша выкинул сигарету в ближайшую урну, не скурив и половины. – И мне кажется, у тебя нездоровый интерес к моей половой жизни.

- Надо разузнать всё. Мне с тобой до конца недели ещё гулять, - нашёл отговорку Билл.


Парни ещё часа полтора бродили по парку, играя в «Вопрос/ответ» и, к удивлению обоих, они неплохо проводили время. Правда, Том немного нарушал правила, иногда слегка иронизируя в ответах, но Билл не обращал на это внимания. Конец прогулке положил мистер Каулитц, позвонивший Тому.

- Какой самый глупый поступок ты совершил? – спросил Роджерс, когда они уже возвращались домой.

Том задумался, копаясь в памяти.

- Признался в любви девушке, старше меня на три года, - серьёзно ответил парень. Билл кинул короткий взгляд на Тома.

- И почему он глупый? – брюнет нутром чуял, что лучше не затрагивать эту тему, но любопытство брало верх.

- Ну, потому что - парень вздохнул, - она выставила меня полным идиотом перед своими друзьями-кретинами, которые потом ещё долгое время считали своим долгом подколоть меня по этому поводу. После того случая я зарёкся кому-либо ещё показывать свои чувства.

- Да, это бросается в глаза, - кивнул Роджерс, иронизируя. – И сколько тебе лет было тогда?

- Двенадцать.

Билл кивнул, больше не расспрашивая юношу по этому поводу. Теперь парню всё стало ясно насчёт поведения Каулитца, он просто все эмоции держит под замком. Но зачем из-за какого-то случая девятилетней давности так закрываться в себе Биллу было не понятно.

Брюнет припарковался возле дома и, поставив машину на сигнализацию, зашагал к двери.

- Кажется, ты что-то забыл, - обратил на себя внимание Каулитц. Билл затормозил, вспоминая.

- А, чёрт - он зажмурился. И правда, забыл.

- Я свою часть «договора» выполнил, твоя очередь, - Том пристально смотрел на Роджерса. – Или стесняешься? Нет, если тебя это смущает, я могу сделать вид, что никакого «договора» не было

Билл закатил глаза и в два шага оказался возле Каулитца, который всё ещё продолжал говорить:

- Но, я думал, ты из тех людей, которые держат своё слово.

- Закрой свой поганый рот, - цокнул Роджерс и, притянув Тома за воротник пальто, прильнул к его губам.

Билл целовал парня быстро и, можно сказать, грубо, захватывая то нижнюю, то верхнюю губу и посасывая их. Сейчас для него главное было: выполнить своё слово и просто пойти домой, где не будет приставучего немца со своими странными желаниями. Но Каулитцу такая спешка в поцелуе не пришлась по душе. Недовольный подобными действиями Билла, Том больно укусил парня за губу. Роджерс что-то промычал от неожиданности и отшатнулся назад.

- Совсем охренел? – возмутился парень, облизывая укушенную губу.

- Кто ж тебя так целоваться учил? – проигнорировав вопрос Билла, сдвинул брови Каулитц. – Коты себе жопу и то нежнее вылизывают.

- Я даже спрашивать не буду, зачем ты сравнил жопу кота и свои губы, - произнёс Билл, удивлённый такой красочной аллегорией Тома. – Может, поучишь меня ещё технике поцелуя?

- Раз ты так просишь

Том вальяжно приблизился к брюнету, обхватывая его лицо руками и, склонив голову вбок, нежно прикоснулся к губам Билла, запечатлевая на них чувственный поцелуй. Отстранившись, парень поменял положение головы и поцеловал Билла ещё раз, лаская мягкие губы языком. Но сам Билл даже и не думал отвечать Каулитцу, предоставляя Томасу свободу действий, и показывая, что он просто хочет, чтоб это всё закончилось.

Каулитц прервал поцелуй и придвинулся к уху парня, прошептав:

- Не надо делать вид, что тебе всё равно, - шея Билла моментально покрылась гусиной кожей от ощущения горячего дыхания Тома. Немец прислонился ко лбу юноши своим, прикрывая глаза: - Тебе хочется этого с самого первого дня. Так действуй.

Не долго думав, Билл подался вперёд, накрывая губы Каулитца своими, нежно посасывая. Том резко выдохнул, мысленно улыбаясь, и углубил поцелуй, скользнув языком по дёснам, зубам и «сталкиваясь» с языком Билла. Его ничуть не удивило наличие штанги у парня, наоборот, даже заинтересовало. Круговыми движениями он ласкал язык Билла, а большим пальцем руки поглаживал скулу брюнета. Роджерс заметно расслабился, позволяя Тому доминировать, и просто наслаждался тем, как умело целуется немец. Неожиданно для самого себя, он заметил, что прикосновения Майка никогда не были так же приятны и возбуждающи.

- Ну всё, хватит, - Билл резко отодвинул от себя Каулитца. Том усмехнулся, облизывая губы.

- Так быстро - с наигранным удивлением, покачал головой парень.

- Ты о чём?

- Так быстро встал

Роджерса моментально бросило в жар, а щёки налились краской. Благо, на улице уже было темно.

- Ты слишком часто себе льстишь, - огрызнулся он. – Тебе пора. Надеюсь, я удовлетворил твои желания.

- Да, почти, - согласился Том. Он двинулся вперёд, огибая парня, напоследок шепнув: - Не ври хотя бы самому себе. Ты знаешь, что тебе понравилось, - и ничего больше не сказав, зашагал вперёд, оставляя Билла так и стоять на месте.

- Твою ма-а-ать - вполголоса протянул Роджерс, закрывая руками лицо и осмысливая всё, что только что произошло. Но Каулитц был прав, Биллу понравилось.



День 4.


- Parliament Night Blue, пожалуйста, - заказал продавщице Роджерс и протянул купюру в окошко.

Получив свои сигареты и сдачу, парень развернулся и зашагал к дому. Сегодня на улице было немного холоднее, чем обычно, и нос Билла принял красный оттенок. Закурив сигарету и выкинув старую пачку, он достал из кармана телефон и набрал номер Энджи.

- Да? – послышался голос подруги в динамике.

- Привет.

- Привет, Роджерс.

- Ты там не занята? – спросил парень, выпуская дым из лёгких.

- Ну, как сказать Собираюсь на вечеринку. Меня удивляет, что ты не занят в такое время. Ты уже не с Томом?

- Нет, он не звонил сегодня вообще. Может, решил дать мне отдохнуть от себя, - размышлял Билл, мечтая, чтоб так оно и было. – А что за вечеринка?

- Как «что за вечеринка»? – удивилась подруга. – У Тэйлора день рождения сегодня! Ты, вообще-то, тоже приглашён, не припоминаешь?

- Бл*ть! – скривился Билл, вспомнив, как Тэйлор приглашал их с Энджи недели две назад. – И что теперь делать? Вдруг Том позвонит

- Роджерс, уже восемь вечера. Вряд ли он захочет в такое время по городу разгуливать. Хотя я не знаю, что в голове у твоего любимого немца, - произнесла Эн, делая ударение на двух последних словах.

Билл закашлялся от неожиданности и в голове тут же всплыл вчерашний поцелуй с Каулитцем. На секунду, почему-то, пришла мысль, что Энджи всё знает, но Билл сразу успокоил себя тем, что Том никак не сказал бы об этом девушке, а сам Роджерс и подавно.

- Ты будь поосторожней с выражениями, - строго произнес юноша, и в динамике раздался смешок. Он на секунду задумался и продолжил: - Пофиг на немца. Во сколько там вечеринка?

- Через два часа.

- За тобой заехать?

- Нет, я с Джорджем еду.

- А, ну да, точно. Тогда скажи хоть, где сие мероприятие проходить будет?

- В «Галактике».

- Окей. Там и встретимся, - брюнет кивнул сам себе и нажал на «Отбой».

«Надеюсь, Каулитц ничего не испортит» - пронеслось у Роджерса в голове.

***
Приехав в клуб, Билл сразу же отправился к имениннику, отдавая подарок, который, как оказалось, он купил давно и попросту за него забыл, как и о мероприятии вообще. Поздравив Тэйлора, парень отыскал Энджи и Джорджа, присоединяясь к ним.

- О, не прошло и полгода! – воскликнула подруга, целуя Билла в щёку.

- Да вас пока найдёшь, - ответил юноша, здороваясь с Джорджем.

- Том не звонил? – поинтересовалась девушка.

- Нет. Соскучилась? Могу дать номер телефона, - скривился Роджерс.

- Обойдусь. Я чужих парней не отбиваю, - ехидно улыбнулась Эн, а Джордж подавил смешок. Билл в ответ только закатил глаза и отвернулся от друзей, осматриваясь вокруг.

- Как вчера погуляли? – продолжила разговор Энджи.

Роджерсу снова вспомнился их поцелуй с Томом и он нехотя как-то замялся с ответом:

- Да как ну-у нормально, - наконец, выдал он. Подруга окинула парня взглядом, сощурившись.

- Что-то ты темнишь.

- Да с чего бы? – возмутился юноша.

- Ты слегка покраснел. Джордж, скажи, что он покраснел, да? – обратилась она к своему возлюбленному.

- Есть такое дело, - хохотнул Джордж.

- Ой, да идите вы! – нервно кинул Билл уже смеющимся вовсю друзьям.

В кармане завибрировал телефон. «Слава Богу! Кто же мой спаситель?» - подумал парень про себя, вытаскивая телефон. Но, как только он увидел, кто звонит, запрокинул голову назад и закрыл глаза, издавая обречённый стон.

- Да, - произнёс он в трубку.

- Где тебя носит? – послышался недовольный голос Каулитца в динамике.

- Ваше Превосходство не соизволило позвонить, так что я сейчас в клубе не дне рождения приятеля, - как всегда съязвил в ответ Роджерс.

- Я был занят, - отрезал Том. – А сейчас я хочу, чтобы ты заехал.

- Но я не могу уйти с дня рождения, - возразил Билл, надеясь, что Каулитц на сегодня оставит его в покое.

- Я не прошу тебя уходить. Я прошу тебя заехать за мной.

- Хочешь сказать, что мы потом вернёмся? – удивился Роджерс.

- Ты такой догадливый сегодня, - саркастично ответил Том. – Давай уже выдвигайся, долго мне тебя ещё уговаривать?

Билл ничего не сказал, просто сбросив вызов, и устало выдохнул. Он так надеялся, что Каулитц сегодня уже не позвонит. Но, видимо, не судьба.
Парень развернулся, намереваясь двигаться к выходу, как за спиной послышался голос Эн:

- Уже уходишь?

- Скоро вернусь, - с явным недовольством ответил Роджерс.

- Неужели с Томом? – глаза подруги загорелись. Билл скривился от такой реакции девушки.

- Именно, - раздражённо кинул он и зашагал прочь, делая вид, что не заметил, как Эн тут же что-то весело стала шептать Джорджу на ухо.



Билл заметил немца ещё даже не подъехав к дому – он курил, стоя на тротуаре, не отрывая взгляд от телефона. Том даже не заметил, как около него остановился автомобиль Билла, поэтому Роджерсу пришлось посигналить. Каулитц дёрнулся, отшатнувшись назад, и уставился на машину. Билл засмеялся от вида ошарашенного парня, таким Тома он ещё не видел. Роджерс открыл дверь со стороны Тома и, всё ещё смеясь, жестом пригласил его внутрь. Каулитц никак не отреагировал на довольную мину своего гида и с невозмутимым видом усадил свою пятую точку в автомобиль, закрывая дверь.
Билл двинулся с места, то и дело поглядывая на Каулитца, в ожидании каких-то высказываний и возмущений.

- Что-то хочешь сказать? – спросил Том, заметив поведение брюнета.

- Я думал, ты хочешь, - хмыкнул тот.

- Нет. Это было подло, но ты повеселился, всякое бывает, - пожал плечами немец.

Билл только поджал губы, не продолжая разговор. Парню стало даже немного совестно, но, вспомнив выражение лица Тома в тот момент, он снова повеселел, отодвигая в сторону свою совесть.

Всю дорогу до клуба Каулитц молчал. Роджерс уже даже заскучал, но начинать беседу не горел желанием. Том выглядел уставшим и немного расстроенным, так что Билл не решился его трогать.

Зайдя в клуб, Билл сразу повёл Тома к друзьям. Познакомив немца с Джорджем, он вызвался сходить за выпивкой и Эн под предлогом «я ему помогу» последовала за другом.

- Майки здесь, - выдала она, нагнав юношу.

- Твою ма-а-а-ать - устало протянул Билл, закатывая глаза. – Они издеваются, точно издеваются!

- Он уже спрашивал про тебя.

- И что ты сказала?

- Прости, - с виноватым видом произнесла Энджи, - я сказала, что ты скоро приедешь.

- Бл*ть, - ругнулся парень, сдвинув брови и оглядываясь вокруг.

- Я не специально, он просто застал врасплох, я даже не поняла, как это сказала, - оправдывалась девушка.

- Ладно, нормально всё, - отмахнулся Билл. – Сейчас заберу этого несносного Каулитца и мы поедем в другое место. Или просто оставлю его здесь и уеду сам, - усмехнулся он.

- Эм, Билл - прервала его подруга, кивая в сторону. Обернувшись, Роджерс увидел приближающегося Майка и тут же отвернулся.

- Дерьмо, - скривился парень. – Не успел.

- Что «не успел»? – послышался голос Майки. Он по-хозяйски обвил руками талию брюнета, целуя его в шею.

- Не успел пополнить счёт, - соврал Билл.

- Ммм понятно, - протянул Майк, положив голову Роджерсу на плечо.

- Сколько ты уже выпил? – недовольно поинтересовался Билл, скривившись от запаха алкоголя. От Майки разило за километр.

- Достаточно, - пьяно ответил парень, и прижался к Биллу сильнее.

- Иди проспись, - нервно кинул Роджерс, высвобождаясь из объятий юноши.

- Ну ты чего такой злой, Билли?

- Не называй меня «Билли».

- Пойдём, потанцуем, - Майк схватил парня за руку, утаскивая в толпу. Билл зло вырвал руку из цепких пальцев юноши.

- Мне некогда, Майк.

Майк тут же переменился в лице, пьяная улыбка превратилась в недовольно поджатые губы и взгляд посерьёзнел.

- Ты опять с ним, да? – разъярённо выкрикнул он.

- Да, - спокойно ответил Роджерс, глядя на него исподлобья.

- Хах, отлично! – продолжил Майк. – За*бись! Ты его уже на дни рождения с собой таскаешь?!

- Заткнись, Майк.

- Что ты ещё с ним делаешь, а? – не унимался парень. Он подошёл к Биллу в плотную. – Может, ты ещё и спишь с ним?

Рядом стоящие люди прервали твои танцы, наблюдая всю эту сцену.

- И как тебе? – хохтнул Майк. – Хорош он в сексе?

- Закрой рот, - Билл всё ещё пытался держать себя в руках.

- Хотя, нет это у него надо спрашивать: как ему эта упругая задница в деле? – он схватил Билла за ягодицу, грубо сжимая.

Это была последняя капля, Роджерс, не задумываясь, с размаху ударил юношу по скуле, от чего тот отшатнулся назад, хватаясь за ударенное место.

- Не смей со мной так разговаривать! – зло выкрикнул брюнет. На весь этот шум подошли и Том с Джорджем.

Майк сплюнул на пол красноватую жидкость и вновь приблизился к Биллу.

- Я так и знал, что ты шлюха, - прошипел он брюнету в лицо.

- Эй, ты потише, парень, - неожиданно вмешался Том, отталкивая Майка.

- Тебе-то какое дело? – возмутился тот. – Ты вообще сюда не лезь, - он попытался обойти Тома, но Каулитц, схватив юношу за шиворот, вернул его на прежнее место.

- Не тебе решать, куда мне лезть, а куда нет, - отчеканил немец. – Ты свободен.

Майк сощурился, пялясь на Тома.

- Не ты ли тот самый сынок начальника? – догадался парень.

- Тот самый, - подтвердил Каулитц. – Вопросы закончились? Можешь идти.

- Удачи тебе, - пьяно засмеялся Майк. – Тебе повезло с этой шлюшкой, он хорош в постели.

У Тома на скулах заходили желваки, он схватил парня за ворот кофты и дёрнул на себя.

- Слушай сюда, герой-любовник, - произнёс он на ухо ошалевшему юноше. – Либо ты закрываешь свой поганый рот и теряешься в толпе, либо всю следующую неделю будешь ходить в солнцезащитных очках. Выбирай. Но второе всё же не советую, у меня рука тяжёлая, - закончив свою речь, он оттолкнул от себя парня.

Майк нервно сглотнул и, кинув злобный взгляд на Билла, пошёл прочь. Народ вокруг стал потихоньку возвращаться к своему прежнему занятию, Энджи с Джорджем тоже поспешили оставить парней, а Билл просто стоял, как вкопанный, наблюдая за Каулитцем. Он был просто в шоке от того, что Том заступился за него. От кого - от кого, но от немца Роджерс ожидал этого в последнюю очередь. Он был горд и доволен тем, что Том только что сделал, сердце колотилось, как сумасшедшее от волнения. На какую-то долю секунды Биллу даже захотелось поцеловать своего спасителя, но это наваждение быстро испарилось.

- Пойдём отсюда, - обратился Том к брюнету, беря того за запястье и выводя из помещения.



Уже в машине Биллу стало неприятно и немного грустно. Неужели Майк действительно теперь считает его шлюхой? Обидно, что парень, с которым Роджерс провстречался год, о нем такого мнения. Чем Билл это заслужил?

- Мы так и будем стоять здесь? – поинтересовался Том, наблюдая за юношей.

- Что? – очнулся Билл. – А, нет Нет-нет.

Роджерс двинулся с места, выезжая на дорогу. В голове так и прокручивались реплики Майка одна за другой. Если он хотел задеть Билла, то ему удалось.

- Билл, а куда ты едешь?

- Эмм домой, - не задумываясь, ответил парень, но потом понял, что ему ещё надо отвезти Тома. – Чёрт, совсем забыл, - ударил он себя по лбу. – Сейчас тебя отвезу.

- Да не сворачивай уже, - махнул рукой немец. – Я от тебя на такси уеду.

- Мне не трудно

- Я говорю: не сворачивай, - приказным тоном возразил Том.

Билл не стал спорить, у него почему-то просто не было сил.
Они подъехали к дому, остановившись, но из машины никто не вышел. Роджерс повернулся к Тому, рассматривая красивые черты лица.

- Заметь, ты на меня пялишься, но я молчу, - сказал Каулитц, не поворачивая головы.

- Мне станцевать теперь? – усмехнулся Билл. – Вообще спасибо тебе.

- За что? – делая вид, что не понимает о чём речь, спросил Том.

- Ты знаешь «за что».

- Не-а - отрицательно замотал головой немец, переводя взгляд на Билла. – Даже не представляю.

Роджерса разозлило такое странное поведение Тома.

- Бл*ть, неужели нельзя сказать просто «пожалуйста» и всё? Что ты за человек такой, Каулитц? – нервно высказался Билл и вылез с машины, громко хлопнув дверью. Том усмехнулся и последовал за раздражённым юношей.

Нагнав парня, Том схватил его за руку, повернув к себе, и впился в губы брюнета. Прижав Билла к себе за талию, он углубил поцелуй, нежно лаская язык юноши своим. Билл ответил, не задумываясь, обвивая руками шею Каулитца. Том целовал не спеша, мягко, наслаждаясь происходящим. Напоследок он легонько прикусил нижнюю губу брюнета и с улыбкой отстранился.

- Пожалуйста, - произнёс Каулитц и, развернувшись, зашагал прочь по тротуару.



День 5.

Билл проснулся от громкого звонка в дверь. Противный звук не унимался и повторялся с раздражительной периодичностью. Видимо, кому-то просто не терпелось увидеть Билла.
Недовольно промычав что-то невнятное, парень встал с кровати и поплёлся к двери. Звонки, наконец-то, прекратились, но через три секунды сменились стуком.

- Да е*ись ты в рот, – пробурчал Роджерс и резко распахнул дверь.

Щурясь от белого снега, засыпавшего всё вокруг, Билл не сразу понял, что перед ним на пороге стоит Майк, неуверенно переминаясь с ноги на ногу. Брюнет сначала сильно удивился, но удивление быстро сменила злость.

- Какого чёрта ты припёрся, Майк? – недовольно спросил парень, всем своим видом демонстрируя, что юноше здесь не рады.

Майк виновато опустил взгляд.

- Билли То есть, Билл прости меня пожалуйста. Я не хотел, оно само вырвалось. Я был пьяный! А в таком состоянии я что угодно могу наговорить, ты же знаешь, - затараторил он и нелепо усмехнулся в конце.

- Ты в курсе, что опозорил меня на весь клуб вчера?

- Ну почему «на весь клуб»? На нас смотрели всего несколько человек

- Да не суть! – громко перебил его Роджерс. – Ты вообще понимаешь, что ты мне наговорил? Хотя нет, не так Ты вообще это помнишь?

Майк залился краской. Ему сейчас хотелось сквозь землю провалиться, а ещё больше ему хотелось, чтобы Билл простил его. Но Билл, похоже, не горел желанием прощать вчерашние выходки парня, он был серьёзно настроен на то, что с Майки они, если и помирятся, то будут только друзьями.

- Билл, это просто ревность, - пытался оправдаться несчастный юноша. – Я вспылил, и выпил лишнего И Том этот там ещё

- А что Том? – снова перебил Роджерс. – Майки, я тебе не раз уже объяснял, какая у меня «работа» сейчас. Да, я таскаюсь с сынком начальника по всему городу каждый день, такой у нас с его отцом договор. И мне платят очень неплохие деньги за эту незамысловатую «работу». И то, что я привёз его на день рождения Тэйлора - ещё не повод называть меня шлюхой, - он сделал ударение на последнем слове, вызывая этим у Майка очередную порцию стыда. Казалось, ещё немного и парень просто заплачет.

- Билл, я - начал он, но запнулся и вздохнул, поднимая, наконец, взгляд на Билла. – Просто скажи: есть надежда, что мы ещё будем вместе? – совсем отчаявшись, спросил юноша.

Биллу стало жаль Майки, после этого вопроса. Было заметно, что парень любит его и боится отрицательного ответа, но Биллу уже надоело обманывать. Нет смысла тянуть.

- Нет, - тихо ответил Роджерс. – Прости, Майки

Майк кивнул и улыбнулся чему-то своему. Билл вопросительно вскинул бровь.

- Я так и знал, что ни к чему хорошему эта затея с Каулитцем не приведёт, - ответил юноша на его немой вопрос. – Он красивый - как бы невзначай заметил он.

Брюнет непонимающе сдвинул брови, скрещивая руки на груди.

- Ты о чём?

- О том, что он тебе нравится. Если не больше

- Да с чего ты взял? – Билла уже раздражало, что все вокруг твердят, что ему нравится этот злосчастный немец. Майк хмыкнул.

- Ты бы видел свой взгляд, когда он подошёл вчера, - юноша грустно усмехнулся. - Ладно, мне пора, - он прочистил горло и, развернувшись, просто ушёл.

Билл ещё с минуту смотрел ему вслед, но потом всё-таки закрыл дверь, понимая, что зимой стоять на пороге в одних спальных штанах – не лучшая идея.
Он поднялся наверх, попутно схватив со стола пачку сигарет. Открыв форточку, он закурил, делая большие затяжки и глубоко вдыхая горький дым. Стало как-то больно. И непривычно. Не верилось, что всё закончилось. В голове начали всплывать хорошие моменты с Майком: прогулки, разговоры, поцелуи Билл понял, что и сам не заметил, как Майк из весёлого, немного грубоватого распи*дяя превратился в законченного романтика. Наверно, это постепенно и оттолкнуло Роджерса, ему всегда было не по душе подобное. Биллу было сейчас грустно, но в то же время легко. Он понимал, что лучше так, чем тянуть всё дольше и дольше.
Билл затушил окурок и пошёл в ванную, в надежде, что тёплые струи воды хоть как-то его расслабят.


После душа и чашки крепкого кофе, Роджес увалился на диван, включив ноутбук. Как только он появился в сети, моментально послышался звук пришедшего сообщения. И, естественно, оно было от Энджи:

«Привет! Как ты? Майки приходил?»

Билл усмехнулся, набирая ответ:

«Привет, Эн. Я так понимаю, ты всё утро сидела перед компом и выжидала меня? : D Я нормально. Майк приходил, а ты откуда знаешь?»

«Он звонил мне сегодня утром, я посоветовала поговорить с тобой лично хоть я и знала, что ничего бы не вышло. Но по голосу он был таким разбитым Вы поговорили?»

«Да. Всё кончено.»

«Жалко его»

«Эн, я тоже не бесчувственный, мне тоже его жаль. Но пора уже было.»

«Да я понимаю, я же тебя не виню (: »

«Ну спасибо! (; »

Немного задумавшись, Билл отправил следом ещё одно сообщение:

«В конце он вообще за Тома вспомнил. Сказал, что это из-за того, что у меня чувства к немцу.»

«Ну мы-то знаем, что всё шло к вашему расставанию ещё задолго до появления «немца». Но, Билл, он отчасти прав. Том на это повлиял, пусть ты этого не хочешь признавать.»

«Я уже сам в себе не разбираюсь, столько всего произошло»

«А вот отсюда поподробнее»

И тут Роджерс мысленно ударил себя с кулака. Как он так просчитался? Энджи с него теперь не слезет, и она не поверит во всякие россказни про то, что Билл просто замотался с Томом. Она слишком хорошо знает его.
Глубоко вдохнув, парень взял всю свою силу воли в кулак и отправил сообщение:

«Мы целовались.»

Рано или поздно она всё равно бы узнала, но Биллу не хотелось пока говорить. Но обстоятельства решают.
Ответ не заставил себя ждать:

«МАТЬ ТВОЮ, РОДЖЕРС!»

Билл засмеялся в голос над этим сообщением. Он просто представил выражение лица подруги в этот момент.

«Это получилось при очень глупых обстоятельствах. При встрече расскажу. (: »

«Ещё как расскажешь, жук ты эдакий!»

«Могу заехать, пока Каулитц не позвонил.»

«Я жду! И чтоб ехал быстро!»

Билл улыбнулся и, поднявшись с дивана, пошёл собираться. Только он зашёл в комнату, как раздался телефонный звонок.

- Ох, Каулитц, ты как всегда вовремя - отчаянно простонал парень. Но, когда он увидел, кто звонит, очень удивился: - Здравствуйте, мистер Каулитц.

- Привет, Билл, - послышался в динамике басистый голос мужчины. – У меня к тебе просьба насчёт Тома.

- Надо его куда-то свозить?

- Скорее, надо ему отвезти, - поправил его Каулитц-старший. – Ему нездоровится, мне надо, чтоб ты ему отвёз кое-какие лекарства. Я их уже купил, так что надо, чтобы ты заехал на работу за ними.

- Хорошо, мистер Каулитц, я уже одеваюсь.

- До встречи, Билл

Повесив трубку, Билл отправил Энджи смс-ку, что заехать не сможет и продолжил одеваться. «Когда ж ты успел заболеть, Каулитц?»

Билл подъехал к пятизвездочному отелю «Четыре сезона» и, захватив пакетик с лекарствами с пассажирского сидения, вышел с машины. Как оказалось, Том вчера не вернулся домой, а поехал ночевать в гостиницу. Причины Роджерс, естественно, у мистера Каулитца не спрашивал, но интерес всё-таки присутствовал.

Парень поднялся к номеру 109 и постучал в дверь. За дверью послышалось негромкое «угу» и Роджерс зашёл внутрь. Там на двуместной кровати, в каких-то широких спортивных штанах и с голым торсом лежал Томас Каулитц. Рядом с ним лежал ноутбук, откуда доносились звуки характерные для боевика. Том кинул взгляд на Билла и остановил фильм.

- А ты здесь какими судьбами? – спросил немец, переворачиваясь на бок и подпирая рукой голову.

- Я сегодня в роли доктора, - ответил Билл, демонстрируя пакетик с препаратами. Он невольно засмотрелся на подтянутый живот Каулитца с еле заметными кубиками пресса, и на подкачанные руки. Томас не мог похвастаться рельефными мышцами, но парень был в форме однозначно.

- О, у нас уже ролевые игры пошли? – съязвил парень, ухмыляясь. Он убрал ноутбук на тумбочку и перекатился на спину, похлопав по пустому месту на кровати рядом с собой. – Ты переоденешься в медсестру - он прикрыл глаза. – Напоишь меня чаем с лимоном А потом я измерю температуру твоего тела своим градусником.

Роджерс вздёрнул бровь и прыснул от смеха.

- Знаешь, исходя из того, что медсестрой буду я – градусник будет у меня, и температуру мы будем мерить тебе, - заметил брюнет. Он прошёл дальше в номер и стал выкладывать упаковки с таблетками на стол возле окна.

Том хмыкнул.

- То есть, в принципе ты не возражаешь - произнёс он, всё ещё не открывая глаз.

- В смысле? – не понял Роджерс, поворачиваясь к Каулитцу. Сейчас, когда «противный немец» был с закрытыми глазами, парень мог нормально рассмотреть его. И да, Майки был прав, Том очень красивый. Что-что, а это Билл просто не мог отрицать.

- В смысле: не возражаешь против ролевых игр, медсестры и всей остальной чепухи, - пояснил Каулитц. – Ты ведь меня поправил только с градусником.

Билл цокнул, закатывая глаза.

- Вот я только пришёл, а ты меня уже бесишь, - беззлобно вынес вердикт он.

Том усмехнулся, потягиваясь, и открыл глаза.

- Ну и что стоим? Лечить меня собираешься? – он вопросительно посмотрел на Билла.

Билл немного замешкался, но потом сообразил:

- Температуру мерил?

- Да.

- Давно?

- Часа три назад.

- Меряй сейчас.

Том послушался, вставив градусник в рот. Через минуту устройство запикало.

- Тридцать семь и шесть, - сказал Том, посмотрев на результат. Билл кивнул, закусив губу.

- У тебя что-то вообще болит?

- Нет.

- Тогда - брюнет просмотрел все коробочки и достал нужную пластинку, протянув Тому. – Вот, выпей одну капсулу. Сейчас воды дам

Каулитц выдавил себе на руку красно-белую капсулку и закинул в рот, запивая водой.

- Я так понимаю, у тебя ничего серьёзного, просто температура немного повысилась - вынес вердикт Билл.

- Всё верно, медсестра Роджерс, - Том подмигнул и как-то похотливо облизал губы. Билл скривился от этой картины.

- Видимо, температура в голову бьёт Может, хватит уже? Что с тобой сегодня?

- Так и представляю тебя в этом белом халатике - продолжил Том на своей волне.

- Короче, - Билл развернулся, направляясь к двери, - дальше сам разберёшься. Выздоравливай.

- Ну всё, хорошо, про медсестру забыли, - засмеялся Том, примирительно выставляя руки. Билл остановился и подозрительно прищурился, глядя на Тома.

- Каулитц, у тебя вроде и температура не под сорок, и таблетки без наркотического воздействия А ты улыбаешься, смеёшься, шутить пытаешься Меня это настораживает.

Том только отрешённо пожал плечами, поджав губы.

- Просто заскучал за утро в одиночестве, а тут ты. Вот как-то на улыбку и потянуло.

Билл даже немного умилился такому ответу. Том был сегодня, действительно, странным. Каким-то расслабленным.

- Ты либо садись на кровать, либо иди, куда шёл, - предложил варианты Каулитц.

Роджерс, недолго думая, остался, присаживаясь на кровать рядом с Каулитцем.
Оправдавшись перед самим собой, мол, делать ему всё равно нечего, а дома слишком скучно. Том положил между собой и Биллом ноутбук, нажимая на «Play». Парни устроились поудобней, наблюдая за событиями на экране.

- Что хоть я смотрю? – поинтересовался Роджерс.

- «Моя вина». Говорят, фильм со смыслом.

Хоть сам боевик и шёл всего-то полтора часа, Биллу показалось, что прошла целая вечность. Фильм, в общем-то, неплох, но как-то всё нудно, даже вся эта стрельба усыпляла. И к теме об «усыпляла»: Том уснул ещё на середине фильма. Билл это понял по размеренному дыханию, изредка сопению и руке Каулитца на его плече, которую Роджерс тихонько сдвинул. Вообще, Биллу понравился спящий Каулитц – ни тебе подколок, ни сарказма, ни странных вопросов Одно только удовольствие.

Каково же было разочарование Билла, когда Том всё же проснулся. Каулитц забавно сморщил нос и уткнулся им в подушку, резко выдохнув. Билл подавил смешок.

- Доброе утро, принцесса, - прошептал Роджерс на ухо юноше.

- Scheisse! – Том дёрнулся, как ошпаренный. – Я уже забыл, что ты здесь.

Билл заржал во весь голос, а немец только цокнул и снова уткнулся лицом в подушку.


По большому счёту, парни провалялись на кровати весь день. Заказав в номер ужин, они плотно поели, а через час решили, что как-то совсем не весело сидеть просто так и Том заказал бутылку виски, лёд и лимон.
Стрелки на часах показывали половину двенадцатого ночи. Билл пододвинул к себе пепельницу и закурил.

- Достаточно неплохой виски, - Том оценивающе разглядывал этикетку на бутылке, жидкости в которой уже было меньше половины.

- Раньше меня от него воротило, а этот хорош, да, - подтвердил Роджерс. – Но я больше уже не хочу.

- Так быстро развезло? – удивился Том. – Слабенько. Девчонки и то больше выпивают.

Билл цокнул, отмахнувшись от немца.

- Кстати, - начал брюнет, выпуская дым из лёгких, - а почему ты вообще здесь?

Каулитц вздёрнул брови, кинув на Билла быстрый взгляд, и отпил из стакана.

- Думаешь, для разговоров по душам со мной достаточно просто выпить?

- Вообще, у людей так и происходит, - кивнул Роджерс. – Но, прости, я забыл, что ты не просто человек, ты – Томас Каулитц!

Том усмехнулся, наблюдая за ёрничающим парнем.

- Мне понравилось, как ты произнёс моё имя. Как какого-то Бога.

- Ты просто себя так преподносишь

- Как Бога? Не думаю, - Том отрицательно замотал головой. – То, что я не открываюсь людям – не значит, что я себя возвышаю.

- Ну вот и поговорили по душам, - улыбнулся Билл и потушил сигарету.

Брюнет встал с кресла и лёг на кровать, утыкаясь взглядом в потолок. Нельзя сказать, что парни были пьяными, но расслабленными точно. Том решил, что ему тоже уже хватит, плюс он ещё и на таблетках вообще-то, поэтому он отставил стакан и прилёг рядом с Биллом, укладывая руки на животе.
В комнате воцарилось молчание. Оно никого не напрягало, каждый размышлял о чём-то своём. Билл уже чувствовал, что постепенно проваливается в сон, но Том пока спать не планировал, поэтому быстро разбудил Роджерса своим вопросом:

- О чём ты думаешь?

Билл хмыкнул.

- Почему я с тобой не могу поговорить по душам, а ты со мной можешь?

- Я просто спросил, ты не обязан отвечать.

Брюнет сделал глубокий вдох и медленно выдохнул.

- Я думаю о том, как сегодня расстался с Майки, - всё-таки ответил Роджерс.

Том задумался, вспоминая, где он мог слышать это имя. И, наконец, вспомнил, что Джордж именно так назвал того парня в клубе.

- А, это вчерашний придурок? – решил он уточнить.

- Он не придурок, - возмутился Билл. – Просто слегка перебрал, приревновал

- К кому бы?

Билл засмеялся, на секунду задумавшись, в каком он сейчас глупом состоянии и с кем он в нём вообще находится.

- К тебе, - честно ответил брюнет, замолчав в ожидании реакции Тома.

Каулитц перевернулся на бок, лицом к Биллу так близко, что если Билл повернёт голову, их носы будет разделять несколько сантиметров.

- А есть повод? – задал вопрос немец, рассматривая лицо юноши.

- У него спроси.

- Я спрашиваю у тебя, - настойчиво продолжил Том. Билл повернулся, встречаясь взглядом со стеклянными глазами напротив. Парень даже не обратил внимания на близость их лиц, а просто ехидно заметил:

- Вот сейчас ты меня рассматриваешь.

Но Тома это не отвлекло от темы:

- Ну я жду.

- Ты же меня поцеловал, - недолго думая, выдал Роджерс.

- Только не надо говорить, что ты этого не хотел, - Каулитц смотрел прямо в глаза брюнету, и в его тоне не слышалось даже намёка на сарказм или поддёвку.

- Может, и не хотел, - нагло и резко ответил Билл. Он и сам не понял, почему ответ получился таким недовольным, просто взгляд Тома, как будто, пронзал насквозь, как будто, Том смотрел прямо в душу, и Биллу стало как-то не по себе.

- Хорошо, - просто ответил Каулитц и рывком поднялся с кровати. Билл тут же принял сидячее положение, наблюдая за действиями Тома. – Сам поцелуешь, если захочешь, - закончил свою фразу немец, убирая выпивку в бар.

Выключив свет, парень плюхнулся в кровать, поворачиваясь к Роджерсу спиной. А Билл так и сидел, размышляя над последней фразой. То есть, Том хочет его поцеловать, но не будет, пока Билл сам не полезет? «Бред какой-то» - подумал Роджерс. Он стянул с себя одежду, оставшись в одних боксерах, и забрался под одеяло. Спать уже вообще расхотелось, в голове только крутились слова Тома, и, сколько бы парень не пытался думать о чём-то другом, ничего не получалось. В мозг как-то ещё пробрались те ощущения при поцелуе с немцем, от чего до зуда в губах хотелось повторить это ещё раз. Брюнет сам не заметил, как сравнил Тома и Майка конечно, Майк туда и не вписывался. Каулитц чем-то цеплял Билла. Может, своей наглостью, грубостью, у Роджерса всегда в этом были странные вкусы.

Каулитц закашлял и перевернулся на спину. Шторы на окне были не задвинуты, так что свет фонарей частично попадал на кровать, охватывая только торс. Лицо так и оставалось в темноте. Билл понятия не имел, спит Томас или нет, поэтому аккуратно, боясь разбудить, повернулся к Каулитцу, придвигаясь к его лицу в надежде узнать: видит немец десятый сон, либо бодрствует, как и Билл. Он долго пытался высмотреть что-то, но ничего не вышло.

- Ты что-то хотел? – вдруг заговорил Каулитц. Билл дёрнулся от неожиданности, но не отстранился. Том вздохнул: - Ты или действуй, или дай мне поспать.

Дважды повторять не пришлось. Билл подался вперёд, накрывая губы Каулитца своими, засасывая и проводя по ним языком. Том улыбнулся сквозь поцелуй. Он ждал этого, он знал, что Билл потянется к нему. Каулитц обхватил шею брюнета рукой, поворачивая голову и углубляя поцелуй, проходясь языком по зубам, нёбу, лаская язык Билла. Роджерс как-то размяк от такого напора, парень почувствовал себя удовлетворённым, он хотел этого и он сделал это. Том целовал его с упоением, как в последний раз, будто Билла слишком мало и он не может им насладится. Билл отвечал тем же.

Подобравшись ближе, Билл прижался всем телом к Каулитцу, лаская рукой всё, что только можно на этом сексуальном теле немецкого происхождения: живот, спину, руки

- О, да у вас стояк, мистер, - заметил Том, пройдясь рукой по возбуждению. Билл ахнул.

- Бывает, - кинул он в ответ. – Ты тоже не отстаёшь, - вторил Роджерс, залезая к Каулитцу в штаны и лаская твёрдый член через боксеры.

Том только усмехнулся, захватывая в плен губы юноши, и рывком оказался сверху. Разорвав поцелуй, он стянул с Билла боксеры и прильнул к внутренней стороне бедра, лаская нежную кожу, но не переходя к уже стоявшему колом члену Роджерса, чем почти доводил его до безумия.

- Ты там стесняешься, что ли? – прорычал брюнет, потеряв остатки терпения.

Том довольно ухмыльнулся, этого он и добивался, а теперь можно и к сладкому приступить. Он полностью вобрал в себя член Билла, пропуская головку глубоко в горло, и протяжно застонал, чем довёл Роджерса до полукрика. Довольный своей работой, он выпустил член изо рта и, облизнувшись, вернул его обратно, вбирая чуть больше, чем наполовину и ритмично двигая головой. Билл тихо постанывал и тяжело дышал, широко раздвинув ноги. Такого кайфа от минета он ещё никогда не получал. Движения Каулитца ускорились и брюнету пришлось просто остановить парня, чтоб не кончить раньше времени, ведь он не планировал кончать от обычного минета.

Поменяв друг друга местами, Билл избавил Тома от оставшейся одежды и устроился у него между ног, обхватывая рукой член внушительных размеров. Он решил тоже немного подразнить Каулитца, поэтому принялся вовсю вылизывать кожу где угодно, но только не затрагивал член. Наконец, он решил немного сжалиться над Томом и перешёл на гладко выбритые яички, всасывая сначала одно, потом другое.

- Мстишь, да? – со сбившимся дыханием произнёс Каулитц. – Ну ладно.. аааахх - протянул он, когда Билл прошёлся языком по всему стволу, обхватывая губами головку.

Роджерс, поиграв языком с набухшей головкой, заглотил член полностью, выпуская изо рта и заглатывая снова, чем вырвал из Каулитца два громких стона. Потом взял член в руку, упирая его в щёку, после чего снова засосал наполовину и продолжал сосать с определённым темпом. Почувствовав, что Том дёрнул бедрами вверх, Билл остановился, нависая над пахом Тома и оставляя во рту только головку, как бы позволяя Каулитцу самому двигаться у себя во рту. Тому это объяснять не пришлось, и он начал вдалбливаться в Билла по самые гланды. От бешеного темпа и от ощущения ствола Каулитца во рту, Билл заводился ещё больше. Ему так давно хотелось подобного секса, что, казалось, вот-вот и он кончит от прелюдии, ещё и без рук. Том, всё-таки, затормозил, притягивая за подбородок Билла и впиваясь страстным поцелуем в распухшие губы.

Выудив из какого-то ящичка презерватив и что-то похожее на гель, Каулитц ловко надел презерватив на член и хорошенько смазав гелем пальцы и анус Билла, вошёл в брюнета сразу двумя пальцами. Билл болезненно поморщился, но не соскользнул, наоборот, начал насаживаться сам, чтоб быстрее уже почувствовать в себе член Тома, а не пальцы. Почувствовав, что Билл уже достаточно растянут, Каулитц поставил парня не четвереньки, пристраиваясь сзади. Он вошёл резко, полностью. Билл закричал от волны удовольствия, которая вмиг захлестнула его, колечко мышц невольно сжалось, от чего у Тома помутнело в глазах. Выйдя почти полностью, Том рывком снова вошёл в Билла. Не в силах больше терпеть, Каулитц задвигался быстро, прижимаясь к спине Билла и обхватывая шею рукой. Нельзя было даже сказать, что они занимались сексом, Том просто его трахал, и трахал так, что у Билла чуть ли не искры из глаз летели. Движения стали быстрыми и обрывистыми, стоны стали громче и чаще первым кончил Билл, крича и содрогаясь всем телом. Том кончил следом, так же бурно.

Парни без сил упали на кровать, пытаясь отдышаться.

- Надеюсь, ты понимаешь, что это просто секс?... – произнёс Каулитц. Билл прыснул.

- Нет, бл*ть, я тебя завтра же расписываться потащу.

- Так и думал, - усмехнулся Том.


День 6.

Билл уехал от Тома ещё утром. Не смотря на то, что произошло ночью, между парнями не было и намека на неловкость и вели они себя друг с другом как обычно. Билл был не из тех, кто воспринимает занятия сексом близко к сердцу, а Том так и подавно. Они просто удовлетворили друг друга, расслабились и никто никому ничего не должен.

Приняв дома душ, Роджерс развалился на кровати и закрыл глаза, прокручивая в голове проведённую ночь с Каулитцем. Такого оргазма парень давно не испытывал, с Майки было всё совсем не так, как-то больше нежности. Хотя случалось такое, что страсть охватывала парней и они просто имели друг друга, другим словом не назовёшь, но секс с Томом совсем несравним с этим.

Билл сам не заметил, как провалился в сон. Его разбудил звонок в дверь, кто-то был слишком настойчивым, так как палец с кнопки долго не убирался, раздражая Роджерса долгим громким звуком.

- Надо убрать к чёрту этот х*ров звонок, - злился парень, спускаясь по лестнице.

Недовольный и нервный он открыл дверь, впуская холод в дом. На пороге стоял никто иной, как Томас Каулитц. Увидев юношу в одних спортивных штанах, заспанного и со взъерошенными волосами, Том ухмыльнулся.

- Отсыпаешься после бурной ночи? – ехидно поинтересовался он. Билл скривился.

- Чего тебе, Каулитц?

- Да так, заехал в гости, - пожал плечами немец. – Пригласишь?

Билл недовольно сложил губы, но, недолго думая, отошёл в сторону, пропуская в дом незваного гостя. Брюнет прошёл на кухню и включил чайник, потом достал из шкафчика баночку с кофе, насыпав в чашку одну ложку, и убрал обратно.

- Так чем, всё-таки, обязан визиту? – Роджерс повернулся к парню.

- Оплаченное время за номер закончилось, а больше я оставаться там не планировал, - ответил Том, присаживаясь на стул.

- А домой почему не поехал?

Каулитц в ответ просто посмотрел Биллу в глаза, всем своим видом показывая, что отвечать он не намерен.

- Ах, ну да - махнул тот рукой на немца, вспомнив, что парень не по части личных разговоров.

Чайник щёлкнул, оповещая о том, что вода закипела, и Билл отвернулся, заливая свой кофе кипятком.

- Мы с отцом поссорились, - вдруг послышалось за спиной, Билл аж замер от удивления, но, ухмыльнувшись, продолжил своё дело.

- Секс развязывает язык? – с сарказмом спросил Роджерс и, встав на носочки, потянулся, чтобы открыть форточку. – Теперь меня ожидают разговоры по душам с Томасом Каулитцем?

Билл отпил из чашки кофе и достал из пачки, лежащей на столе, сигарету. Парень стоял к Тому спиной, так что никак не ожидал, что Каулитц подойдет сзади, кладя руки ему на бёдра.

- Не дождёшься, - прошептал немец, скользя руками по животу Билла. У Роджерса волнительно забилось сердце, он резко выдохнул, но к Тому не повернулся, ожидая, какие же будут следующие действия Каулитца. – Ничего не болит? – продолжил Том, кусая юношу за ухо.

- Ты был не на столько хорош, - съязвил брюнет, с трудом поборов желание застонать. От такой близости с Каулитцем возбуждение нарастало молниеносно.

Понятное дело, что Билл откровенно соврал, поэтому Том тихо засмеялся.

- Поэтому ты так стонал? – он поцеловал юношу в шею, оставляя влажный след.

- Не хотел тебя обидеть, - Билл прикрыл глаза и невольно опустил голову.

- Повторим? – игриво спросил Каулитц, плавно перебираясь рукой с живота парня к паху и сжимая член через штаны. Билл ахнул, вжимаясь в Тома и чувствуя возбуждение юноши.

Каулитц резко развернул к себе Билла, впиваясь в губы и сразу проникая языком в его рот. Поцелуй со вкусом кофе. Это придавало некой пикантности и полностью вскружило голову немцу.
Они целовались долго и страстно, доводя до того, что воздуха уже просто не хватало – и только тогда они отрывались друг от друга, чтобы вдохнуть поглубже, и продолжали снова.

Том не выдержал первым и, чмокнув напоследок Билла в губы, повернул его в исходное положение, стянув с парня штаны с трусами до колен. Он начал расцеловывать спину брюнета, попутно поглаживая круговыми движениями его ягодицы. Билл промычал что-то невнятное и прогнулся в пояснице, опираясь на стол, когда Каулитц пальцем помассировал дырочку.

- Либо ты признаёшь, что я - твой лучший партнёр, либо я сейчас же всё прекращаю - томно произнёс немец, слегка надавливая на колечко мышц.

- Пошёл ты м-м-м - снова замычал Роджерс, когда Том обхватил член парня, быстро надрачивая.

- Ещё одна попытка, - Том вжался своим возбуждением в пятую точку Билла, не прекращая движений рукой. Билл как-то отчаянно застонал, закусив губу.

- Ты не плохо делаешь минет, - между стонами ответил парень.

Том ухмыльнулся. Решив, что и этого ему хватит, плюс он и сам уже не сможет бросить начатое, он расстегнул ширинку, спустив джинсы вниз. Высвободив из боксеров, вовсю сочащийся смазкой член, он размазал прозрачную жидкость по стволу и, зажав его между ягодиц Билла, начал имитировать половой акт.

- Моя очередь ставить условия, - подал голос брюнет, - либо вставишь мне сейчас по самые яйца, либо я сам тебя оттрахаю, - недовольно прорычал Роджерс. Том только улыбнулся этому заявлению, поиграв колечком в губе.

Каулитц достал презерватив из кармана джинс, надев на себя, и очень медленно вошёл в парня. Билл скорчился от неприятного ощущения, сжав зубы. Том просто не смог дать парню привыкнуть, узкий проход брюнета дарил такое наслаждение, от которого потемнело в глазах. Он начал двигаться, но не спеша, чтоб не причинить Биллу боль. И только после того, как услышал протяжный стон, ускорился, просто вбивая в юношу свою плоть. Том двигался отрывисто, входя полностью и немного меняя угол вхождения при каждом толчке, выбивая из Роджерса громкие стоны. Набрав нужный темп, Том дрочил Биллу в такт своим движениям, доведя этим его до оргазма, после чего и сам, зарычав, излился внутри брюнета.

- Где у тебя тут душ? – пытаясь восстановить сбившееся дыхание, спросил Каулитц.

- Я покажу, - на выдохе ответил Билл.

Натянув одежду, парни направились в душ, где всё повторилось снова.

***
Каулитц пробыл у Билла недолго. Поговорив по телефону на повышенных тонах, он уехал часа два назад. Билл предположил, что парень разговаривал с отцом, но решил не лезть с вопросами.

Сейчас Роджерс сидел в кресле с ноутбуком в поисках какой-нибудь интересной книги. Парню дико захотелось что-нибудь почитать, так как последнее, что он читал – «Бойцовский клуб» Паланика, два месяца назад.

В дверь позвонили. Закатив глаза, брюнет нехотя поднялся с кресла и поплёлся открывать неизвестному гостю, проклиная все дверные звонки в мире, а особенно – того, кто их вообще придумал. Что-то ему подсказывало, что это опять

- А, это ты - произнёс Билл, открыв дверь.

- Я тебя тоже очень рада видеть, Роджерс, - на пороге стояла Энджи. Парень отошёл немного в сторону, тем самым приглашая девушку в дом.

Эн прошла внутрь и Билл захлопнул дверь.

- Ждал не меня? – хитро прищурилась подруга, поцеловав брюнета в щёку.

- Да, думал, Санта с подарками. Рождество же завтра, - съязвил в ответ юноша. – А тут ты, я даже немного расстроился.

Они зашли на кухню. Билл занял своё привычное место под форточкой, закуривая, а Эн села на стул, закидывая ногу на ногу и выжидающе глядя на парня.

- Ты хочешь засмотреть меня до смерти? – вскинул бровь Роджерс.

- Ты знаеш, что я хочу, - уверенно ответила подруга.

- Чай, кофе? – издевался юноша.

- Роджерс, я тебе сейчас яйца оторву, если будешь и дальше дурачком прикидываться, - зло прошипела Энджи. – Как так получилось, что Каулитц вылизывал твой рот?

- Фу, как некрасиво, - скривился Билл. – Так обозвать поцелуй

- Ближе к делу, - перебила подруга.

Билл усмехнулся, выпустив дым из лёгких, и покачал головой. От Эн ему уже не отвертеться.

- Мы поспорили, - начал он.

- Поспорили?!

- Да.

- Вы что, в пятом классе? – удивилась девушка. Билл недовольно сложил губы. – Ну всё-всё, я не перебиваю, - она примирительно выставила руки перед собой.

- Так вот, мы поспорили Что-то типа: если он обойдётся без сарказма и всяких подолок до конца вечера, а ещё и будет отвечать на все мои вопросы – я его поцелую.

- И чьи это были условия?

- Про поцелуй – его.

- Ммм - Энджи довольно улыбнулась. – Как интересно И что, ты поцеловал?

- Пришлось, - пожал плечами Роджерс и, потушив окурок, сел на стул рядом с подругой. – Таков был уговор, а он свою часть выполнил.

Девушка долго всматривалась в лицо лучшего друга.

- Да тебе понравилось! – вдруг воскликнула она. Билл от неожиданности еле заметно покраснел.

- Я этого не говорил, - возразил парень.

- Ой, да у тебя на лбу всё написано, - отмахнулась Эн.

- А слов «отвали от меня» там не написано?

- Не-а, - с довольной улыбкой на лице, покачала головой подруга. – И всё? Один раз только поцеловались?

Билл с минуту думал, что ответить на этот вопрос, и в конце концов решил вывалить Энджи всю правду. Смысла скрывать, в принципе, не было, да и Энджи не тот человек, от которого у Билла были бы какие-нибудь секреты. Так что, Роджерс рассказал и про то, что у них с Томом был секс.

- Три раза?! – неверяще переспросила девушка, округлив глаза. – Ё* твою мать, Роджерс Да вы, как Да как вы вообще умудрились?

Билл только пожал плечами.

- Я и сам не въехал, - задумчиво протянул он. – Всё как-то само собой получилось да и выпившие были

- Ну это ладно, это первый раз. А ещё два?

- А на счёт этих даже не знаю, что сказать, - признался парень.

- Да у вас любовь, ребятки, - вынесла вердикт Энджи, ей не хватало только ещё присвистнуть в конце.

Биллу такой вывод не пришёлся по душе, парень раздражился моментально.

- Бл*ть, да причём здесь любовь?! – громко выдал он. – Мы просто несколько раз потрахались, Эн. Просто секс. Почему тебе везде мерещатся какие-то чувства?!

Злобный взгляд Роджерса дал Энджи ясно понять, что парень явно не хочет больше разговаривать на эту тему, поэтому девушка в дальнейшем уже не заикалась о немце. Но, хоть Биллу Эн доказывать ничего и не собиралась, сама же знала прекрасно, что она права.




День 7.

Билл не спал с самого утра. Энджи с Джорджем приехали к нему ещё часов в восемь, чтобы помочь украсить дом. Они всегда украшали дом чуть ли не за неделю до Рождества, но в этом году получилось, что непосредственно в сам праздник парни лазили по крыше, растягивая огоньки, а Эн занималась деревьями у дома. Соседи Билла уже давно понавешали светящиеся гирлянды, канадцы вообще очень любили этот праздник, по крайней мере, в Торонто, в Ванкувере всё было иначе – люди были более равнодушны к нему.

Наконец развесив все огоньки, ребята зашли в дом, заваливаясь на диван.

- Ну всё, Роджерс, теперь и в твоём доме официально поселилось Рождество*, - улыбнулась подруга.

- Да-а-а - на выдохе протянул брюнет. – Спасибо за помощь, а то с этим немцем совсем забыл про праздник.

- Как тут не забыть! – дёрнула бровями Эн, лукаво глянув на друга. Джордж кашлянул в кулак, пытаясь скрыть улыбку, а Билл кинул злобный взгляд на этих двоих.

- Так, помогли и хорошо, идите отсюда.

Недовольное выражение лица Роджерса заставило парочку засмеяться в голос.

- Вот она – истинная благодарность! – сквозь смех произнёс Джордж. – Ни тебе чаю, ни печенья Ладно, пойдём, Эн. Нам ещё в магазин заехать надо.

Энджи кивнула, соглашаясь, и они поднялись с дивана, направляясь к выходу.

- Пока, неблагодарный засранец, - напоследок сказала Энджи, поцеловав Билла в щёку. – С Рождеством.

- И вас с Рождеством, - брюнет обменялся с Джорджем рукопожатием и закрыл дверь, когда друзья ушли.

Парень вернулся в гостиную, усаживаясь на прежнее место, и включил телевизор. Почти на каждом канале показывали Рождественские шоу и фильмы. Билл любил этот праздник, но в последние три года, когда он стал жить отдельно от родителей, этот день для парня особо не отличался ничем от остальных дней в году. Более-менее праздничную атмосферу создавали только украшения во дворе и ёлка в гостиной, которую в этот раз он даже забыл купить. Роджерс считал Рождество семейным праздником, но так как из-за работы частенько не мог вырваться – отмечал он его в одиночестве, поэтому особой радости он парню не приносил. Билл мечтал в этом году навестить родных в Колумбии, но, видимо, не судьба.

Посмотрев на часы, юноша удивился, что Каулитц до сих пор не звонил и, как по взмаху волшебной палочки, заиграла песня на телефоне.

- Как будто, мысли мои читает, - усмехнулся брюнет. – Да!

- Счастливого Рождества, - послышался голос в динамике, - или как тут у вас говорят

- Именно так, - улыбнувшись, ответил Роджерс. – С Рождеством, Каулитц.

«Немецкое ты отродье», - про себя подумал Билл.

- Мне нужно купить подарки, отвези меня в ювелирный магазин.

- Сейчас за тобой заехать?

- Да.

- Хорошо.

Билл скинул вызов и, глубоко вдохнув, отправился наверх, одеваться.

***

Несильный ветерок, с неба ничего не сыпалось, но вокруг было всё завалено снегом. В Торонто такое не каждый год бывает, а тут прям настоящая зима! В шесть вечера на улице уже стемнело, так что для Билла было одно удовольствие – ехать между, светящимися разноцветными огоньками, домами.

Дом Каулитца тоже был украшен*. Пусть он не искрился всеми цветами радуги, но Роджерсу он очень понравился. Жёлтый цвет гирлянд, больше похожий на золотистый, придавал дому богатый вид.
Билл остановился у тротуара, дожидаясь Каулитца. Том вышел буквально через минут пять – поправив ворот пальто, он не спеша направлялся к машине, по пути натягивая перчатки. Роджерс сам не понял, как засмотрелся на немца, он как будто видел всё в замедленной съёмке: как Том, надев перчатки, поправил повязку на голове, с важным видом дошёл до машины и вальяжно приземлился на сидение.

Том покосился на парня, пытаясь понять, почему у того такое отмороженное выражение лица и почему Билл смотрит на него, не отрываясь.

- У тебя же так глаза высохнут, ты хоть моргай, - обратился он к Роджерсу.

Билл на автомате быстро захлопал ресницами и отвернулся.

- Кхм задумался что-то, - оправдывался он.

- Ну да, - наигранно согласился с ним Каулитц, ухмыльнувшись. – Поехали уже, задумчивый. Мне через час-полтора надо уже дома быть.

Билл кивнул и, заведя мотор, двинулся с места.

- Праздничный ужин? – поинтересовался парень.

- Типа того. Отец даже не поехал на какую-то свою важную тусовку ради этого, - последнее предложение Том произнёс с насмешкой.

- Вы из-за этого ссорились? – Билл даже не успел сообразить ничего, как этот вопрос сам вырвался наружу.

- В смысле?

- Ну ты тогда поссорился с отцом потому что он сказал, что не сможет провести с тобой Рождество?

- Как будто фраза из какого-то детектива, - хохотнул Том. – Логика присутствует, но нет, поссорились не из-за того.

Билл только поджал губы, но в ответ ничего не сказал. Всё равно Каулитц вряд ли ответит, этот немец вообще не любит, когда его о чём-то спрашивают.

- И всё? Вопросов больше не будет? – удивился Том, глядя на своего гида.

- Ты на них всё равно не отвечаешь, - пожал плечами Билл, выворачивая руль вправо.

- Попытка – не пытка.

Билл усмехнулся. Притормозив на стоянке, он выключил зажигание, вытащив ключ, и повернулся к Тому:

- Ну хорошо, почему ты поссорился с отцом?

- А вот это уже не твоё дело, - Том подмигнул парню и, довольно улыбнувшись, вышел с машины.

- Кретин, - покачал головой Билл, но тоже не сдержал улыбки.


Парни зашли в ювелирный, направляясь к прилавкам. Украшения тут были красивые, качественные, но и за очень хорошую цену. Билл не спрашивал у Каулитца на какую суму тот рассчитывает, так что просто привёз его в самый лучший магазин Торонто. И, честно сказать, Билл порядком прифигел с того, что приобрёл Каулитц. Не долго думая, Том выбрал комплект, состоящий из колье* и серёжек* за шесть с половиной тысяч долларов. Для Билла, разумеется, это была заоблачная цена, но, как бы там ни было, украшения того стоили – белое золото, бриллианты. Роджерс сразу сообразил, что это подарок для мамы Тома. А вот кому Томас купил браслет* из белого золота, украшенный сапфирами и бриллиантами, и стоимостью в четыре с лишним тысячи долларов – Билл понятия не имел.

Красиво упаковав украшения, парни вышли из магазина.

- Тебе денег, я смотрю, не жалко, - удивлённо заметил Роджерс.

- Отец выделил пятьдесят тысяч мне, когда я приехал. Я даже половины не потратил, - пожал плечами Том. – Стоп ты постой здесь, держи вот, - он всучил небольшие пакетики брюнету, - а я сейчас.

Билл, сдвинув в непонятке брови, проводил взглядом немца, которому приспичило вернуться обратно в магазин. Решив не заморачиваться над этим, Роджерс достал из кармана пачку сигарет и закурил. Как-то незаметно в голову парня пробрались мысли о том, что он видит Каулитца в последний раз, наверное, в жизни. Но как-то его это не радовало. Ещё в первые дни, Билл бы всё отдал за то, чтобы несносный немец вернулся к себе на родину, а сейчас сейчас как-то немного грустно от осознания того, что Том уезжает. Как ни крути, Билл даже ловил кайф от всего того моря сарказма и иронии, и вот это море завтра летит домой. Билу просто будет скучно.

- Эй, ты спишь тут, что ли? – послышался голос того самого моря за спиной.

- Ещё чуть-чуть и засну, - ответил Роджерс, выкидывая бычок. – Что ты опять купил? – поинтересовался он, заметив у немца в руке ещё один подарочный пакетик.

- Да это так отцу. Всё, вези меня домой, - отрезал парень и направился к машине.

- Есть, сэр! – саркастично выкрикнул Билл и пошёл следом.

***

Роджерс припарковался возле дома Каулитца, но выходить Том не спешил. Он просто откинулся на сидении, глядя в окно.

- Тебе правда интересно, почему я поссорился с отцом? – вдруг спросил Томас. Билла немного ошарашил такой внезапный вопрос.

- Эмм да, - честно ответил брюнет. Том резко выдохнул.

- Мы ссорились из-за его новой любовницы как там её Линды. Мерзкая особа, - скривился юноша. – Вечно суёт нос куда не надо, - Билл молчал, предоставляя Тому возможность выговориться. – Мало того, что эта тварь живёт на деньги моего отца, спит с ним, так она ещё и ко мне полезла, - парень хмыкнул. – Знала ведь, что отец увидит. А потом начала лапшу вешать, мол, я её домогался Хотела выжить меня. Хотя зачем? Я и так уеду, где смысл?

- Отец поверил ей? – всё-таки, подал голос Роджерс.

- Не поверил, конечно. Ну по большому счёту. Мы из-за того и поссорились, что он начал наседать с вопросами, как-то ещё так недоверчиво я и психанул. Вот так мы и поссорились, - он повернулся к Биллу, глядя тому в глаза. – Если честно, я не хочу туда идти. Но последний день с папой неизвестно, когда я ещё приеду.

Билл с пониманием кивнул. Парень совершенно не ожидал такой откровенности от Тома Каулитца, но решил не портить момент своими саркастическими замечаниями. Он тоже откинулся на сидении, не отрывая глаз от немца. Эти скулы, родинка на щеке, пухлые губы так хотелось прикоснуться.

- Когда у тебя самолёт? – спросил Роджерс.

- В полшестого утра.

И опять молчание. Но тишина не напрягала, они просто смотрели друг другу в глаза, не говоря ни слова. Первым подал голос Том:

- Мне пора.

- Иди.

Каулитц разорвал их зрительный контакт. Он протянул Биллу один из пакетиков, в котором, по идее, лежал браслет.

- Эмм зачем? – не понял Билл.

- Это не тебе. Передашь завтра Энджи, - серьёзно ответил Том. У Роджерса вмиг округлились глаза.

- Да ты рехнулся! – он сел ровно. – Он стоит почти пять штук!

Билл был настолько ошарашен, что Тому пришлось закусить губу, пытаясь скрыть улыбку.

- Какая разница сколько он стоит? Просто отдай его Энджи. Давай, Роджерс, ну что ты как девчонка?... – он сунул Биллу пакет. – Это всего лишь браслет.

- Да, с бриллиантами – «всего лишь браслет», - иронично согласился Билл.

- Девушки любят бриллианты, - пожал плечами Каулитц. – Ладно, - он вновь заглянул Роджерсу в глаза, - мне всё ещё пора.

Билл не говорил ни слова, просто пялясь на Тома. Ему не верилось, что немец уйдёт и не вернётся, время пролетело слишком быстро.

- Я понял, ты всё ещё в шоке от браслета, - хохотнул Каулитц. «Да если бы от браслета» - промелькнуло у Билла в голове.

Том потянулся к брюнету, запечатлев на его губах короткий, но нежный поцелуй, и отстранился.

- Прощай, Билл Роджерс, - произнёс Том и, по-доброму улыбнувшись, вышел с машины.

Билл так ничего и не сказал, как будто речь просто отняло. Хотелось вылететь с машины, остановить Каулитца и а вот что дальше? Этого он не знал. Парень ещё с минуту сидел в каком-то непонятном ступоре, пялясь в одну точку. В голове творилось непонятно что, столько разных мыслей Как будто, он спит, а утром проснётся и заносчивый Каулитц снова припрётся без приглашения. Но грустно от того, что это вовсе не сон.

Билл глубоко вдохнул и, заведя машину, поехал домой. На соседнем сидении лежал пакетик для Энджи. Билу не верилось, что Том решил просто сделать приятно кому-то Видимо, Роджерс ещё много чего не знает о Томе. Может, тот на самом деле не такая уж и зараза? А вполне милый молодой человек Но, как Билл не пытался, представить себе «милого Тома» у него так и не получилось.




Приехав домой, брюнет первым делом пошёл к бару в гостиной, где стоял виски. Точно такой же, который они с Томом пили тогда в номере. Билл купил его на следующий день, уж очень он пришёлся по вкусу парню. Налив себе виски в стакан, Роджерс сел в кресло, запрокидывая голову.

Вот и всё, всё возвращается на свои места. После праздников он вернётся к работе, и начнутся привычные будни. За эти семь дней Билл порядком расслабился, пора уже брать себя в руки. Роджерс поднял голову, чтобы сделать глоток виски, и опять принял исходное положение. Вот именно сейчас он задумался, что за эти семь дней произошло много чего Бывало, что и за месяц столько событий не соберётся, а тут всего неделя. Но брюнет ни о чём не жалеет, даже наоборот.

«И тебе спасибо, Том Каулитц х*ров ты немец».



День 8.

Pov Энджи.
Чёрт, где это играет? М-м-м Твою мать, какого хрена кому-то приспичило? Фу, я уже ненавижу Майли Сайрус. Поменяю мелодию к чертям. О, ну наконец-то, как я вообще его туда запихнула?!

- Алло, - отвечаю сонным голосом, даже не разлепляя глаз.

- Эн, ты спишь? – хм, знакомый голос Роджерс?

- Ты охренел, гадёныш?! – зло выкрикиваю в трубку. – Естественно, я сплю. Все спят. Все нормальные люди спят, а тебе психу чего надо?

Молчит. Позвонил среди ночи и молчит, вообще офонарел, я ему завтра телефон в задницу вставлю. Хотя это вряд ли поможет, а то, гляди, ещё и кайф словит.
Усмехаюсь собственным мыслям.

- Ох, Роджерс, ты так и будешь молчать? – если сейчас не скажет, что ему надо, я положу трубку и выключу телефон.

- Я даже и не знаю, как сказать, - какой-то голос у него растерянный. Устало выдыхаю и открываю глаза. Ну всё, он меня разбудил окончательно.

- Ты можешь сказать, что случилось?

- Том улетает И я не знаю я не спал всю ночь мне просто не верится, - как-то отрывками выдал он. Ох, опять этот Каулитц, кто бы сомневался!

Если честно, я и сама как-то растерялась. Вообще не знаю, что говорить. Но Билл продолжил:

- Я и подумать не мог, что за какие-то семь дней моя жизнь может так измениться. Он перевернул весь мой мир с ног на голову, понимаешь? Этот долбанный нахальный немец всю душу из меня вынул, а теперь сматывается обратно в свою Германию, - произнёс на одном дыхании. Какой-то голос у него

- Ты пьяный, что ли?

- Ну я бы не сказал - хмыкнул он с того конца.

- Мда - тру переносицу. И вот, что мне с ним делать - Ты его любишь? – спрашиваю уже напрямую.

- Я его ненавижу, - прошипел он в ответ.

- Врёшь.

- Вру.

- Хотя бы честно врёшь.

- Ну я бы не сказал, что прям люблю его - продолжил он. – Просто как-то Я не знаю, как это называется. Он меня бесит, но я не хочу, чтобы он улетал, - признался Билл.

- А когда у него самолёт?

- Через сорок минут.

- Твою мать! Какого чёрта ты ещё дома, Роджерс?! – нет, ну не понимаю я его, вот никак. Эта гордая сволочь даже с места не сдвинется ради своего счастья, всё за него всегда надо делать.

- Я не могу сесть за руль, я же выпил, - оправдывается он.

- Существуют такси, скажу я тебе, - тишина. – Ладно, я возьму папину машину и приеду сейчас, а ты собирайся. Мы должны успеть.

Билл «угу-кнул» в ответ и я сбросила вызов. Нет, ну что с ним не так? Как дитя малое.
Быстро натягиваю джинсы, кофту, сверху куртку и вылетаю из дома, захватив с тумбочки ключи от отцовской BMW. Надеюсь, он проснётся позже, чем я приеду.


Я забрала Роджерса, и мы поехали к аэропорту. Благо, что он не так далеко и у нас ещё было двадцать минут, когда мы подъехали.

- Давай, беги, - выталкиваю Билла из машины. – Ты должен успеть. Поцелуй его там от меня!

Наблюдаю за тем, как это чудовище забегает в здание. Фух, ну вот как с ним быть? Надеюсь, он успеет. Ну вот почему до него доходит, как до жирафа? Ещё ж и упёртый: говоришь ему одно, а он тебе совершенно другое, и ведь не переубедишь! Овен он и в Африке Овен. А ведь было с самого начала заметно, что эти двое созданы друг для друга – два ходячих сарказма

Смотрю на дверь. О, похоже, Билл. Хм, а где немец? Неужели опоздали? Да не может быть, ещё время есть. А Роджерс ещё и такой изворотливый, что заговорил бы стюардессу так, что та его бы и в самолёт пустила. Странно

- Где Каулитц? – удивлённо спрашиваю, когда Билл садится в машину. Да уж, вид у него не очень

- Он улетел, - поджимает губы, глядя куда-то вдаль.

- Как улетел? – не понимаю.

- Вот так, - пожимает плечами. – У них там что-то поменялось и самолёт вылетел час назад, - дёргает бровями. – Не судьба.

Закусываю губу, не знаю, что сказать. На Билла смотреть больно, такой разбитый

- Ладно, поехали. Тебе надо поспать.

Он молчит. Завожу машину и везу его домой. Бедный, что ж у него внутри сейчас творится? Том его зацепил конкретно Кто бы знал, что так всё может повернуться.


Останавливаю возле его дома и поворачиваюсь к нему. Всё ещё молчит, глаза закрыты.

- Билл, иди отдыхай.

Он кивнул.

- Пойдём со мной.

- Зачем? – удивляюсь.

- Мне надо тебе кое-что отдать.

Хм, ну хорошо. Выходим из машины и идём к дому.

- Это ещё что? – Билл сдвинул брови и поднял, стоящий на крыльце, подарочный пакетик.

Вынув из него содержимое, Роджерс сунул его мне. О, а там ещё бумажка какая-то Достаю эту бумажку, разворачиваю. Усмехаюсь от того, что там написано и читаю вслух:

- С Рождеством, Билл. Благодаря тебе, в Торонто мне понравилось. Спасибо за эту неделю. Том.

Поднимаю глаза на Билла – тот стоит и улыбается, глядя в небольшую коробочку.

- Вот же придурок, - качает головой и достаёт оттуда дорогущие часы*.

Ох, Каулитц – щедрая душа.

- Ничего себе подарочек, - чуть ли не присвистываю. Билл смотрит на меня и усмехается.

- Ты ещё свой не видела.

The End
 VX
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·ІЄљњ
·
·
·
·
·
·ъ15

Приложенные файлы

  • doc 10940438
    Размер файла: 270 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий