Аль-Каида (дип)




УСАМА БЕН ЛАДЕН – КЛЮЧОВА ФIГУРА СУЧАСНОГО ДЖИХАДУ

План
I. Джихад:
I.1. Основы современного джихада
I.2. Исламский фундаментализм в ХХ веке

II. Усама бен Ладен
II.1. Формирование «борца за веру”
II.2. Личность террориста


III. “Аль-Каида”
III.1. Организация “Аль-Каида”
III.2. Террорстическая деятельность “Аль-Каиды”











I. Джихад
I.1. Основы современного джихада
В отношении к исламу люди делятся на две категории: исламофилы и исламофобы. Первые утверждюат, что ислам - это религия мира и терпимости, а те, кто называют себя "бойцами джихада за веру на пути Аллаха" (муджахидами) и обосновывают свои действия ссылками на отдельные положения Корана и Сунны, не имеют отношения к исламу, а исламом "прикрываются". Второе распространенное утверждение состоит в том, что ислам является религией вражды, насилия и нетерпимости, поскольку люди, называющие себя "бойцами джихада", обосновывают свои действия ссылками на положения Корана и Сунны.
Что же такое джихад, каковы его цели и правила с точки зрения исламских богословов?
Джихад считают шестым «столпом» мусульманской религии. Пять первых включают:
веру в единого бога Аллаха и пророка Мухаммеда
каждодневную пятикратную молитву (намаз)
пост (обязательный в священный месяц Рамадан)
налог в пользу церкви, часть которого может быть использована на нужды бедняков (аналог социального страхования),
паломничество в Мекку.
Джихад понимается немусульманами как священная война. На самом деле это понятие гораздо шире и в буквальном смысле означает «старание, стремление, усилие, отдача всех сил ради распространения и торжества ислама». [26]
Посмотрим как определяют это слово и его значение ученые в различних изданиях:
Джихад - священная война на пути Аллаха которая объеденяет борьбу с дьяволом, неверующими и собственными страстями Мусульманин должен вести эту борьбу своей жизнью, имуществом, языком.
Джихад- любое усилие направленное на распространение Истины. (Из комментария к Корану Мауланы Мухаммада Али)
Джихад ( священная война ) – вершина столпов религии и его ведение обязательно для каждого дееспособного мусульманина. Если же имеющий силы человек уклоняется от Джихада, то тем самым он подвергает опасности свою веру. ( Из книги аль-Аджвиба аль-Муфида)
Понятие "священной войны" вошло в Коран в период пребывания пророка Мухаммеда в Медине, то есть между 622 и 632 годами, и первоначально подразумевало главным образом военные действия. Пророк Мухаммед, занимающий в это время жёсткую позицию по отношению к своим противникам и озабоченный проблемами единства общины правоверных, сказал: «Смута – хуже, чем убиение, смута – больше, чем убиение». [65]
Священная война занимает в исламе значительное место. Но носит ли действительно религия ислама агрессивный характер?
Логика джихада основывается на противоречии «свой – чужой». Вся земля делится на дар аль-ислам (земля ислама) – территория, где господствует ислам, и дар аль-харб (земля войны) – территории, которые не входят в дар аль-ислам. Землей ислама традиционно называют территории, где действует мусульманский религиозный закон, где политически господствуют мусульмане. Дар аль-харб – територии, где ислам не господствует, где не действуют в качестве главного мусульманский религиозный закон, где мусульмане подвергаются притеснениям и где ислам ещё не распространился. Страны, в которых мусульмане лишены возможности соблюдать исламские законы, считаются неисламскими, вражескими. Мусульмане обязаны покинуть страну, в которой у них нет возможности вести исламский образ жизни. В принципе дар аль-ислам должен распространиться на весь мир, поэтому естественной формой отношений между дар аль-ислам и дар аль-харб является джихад. В VIII-IX вв. появилось понятие дар аль-сульх (земля мирного договора) – промежуточная категория между землей ислама и землей войны: территория, где при политической власти немусульман мусульмане находятся под защитой и пользуются религиозной свободой, живут по своему религиозному закону, где власти мусульманских стран имеют определенные политические права, определяемые специальными договорами [26]. Таким образом, если конечная цель ислама – гегемония во всем мире, можно говорить об агрессивном характере данной религии по отношению к другим. Но ислам, будучи радикальным на начальных этапах своего развития, с IX–X вв. начинает наполняться новым содержанием. Появляется понятие джихада духовного – внутреннего самоусовершенствования на пути к Аллаху [26]. Как часто бывает, новые учения вступают в конфликт с ортодоксальными догмами. Таким образом, если история ислама насчитывает более тринадцати столетий, то и исламский фундментализм имеет не менее, чем тысячелетнюю историю.
Религиозный фундаментализм – вытекает из понятия «фундамент» - это учение, направленное на критическое переосмысление религиозных традиций с целью установления первоначальных основ, фундамента данной религии. Возник фундаментализм как противопоставление «традиционализму». Если традиционализм формирует некий стереотип поведения, то фундаментализм напоминает, что это стереотип, а не воля творца. Большинство мусульман являются традиционалистами. [47]
Идея исламского фундаментализма лежит в основе деятельности многих террористических организаций, в том числе «Аль-Каиды». Буквально это понятие означает стремление точно следовать неизменным предписаниям, нормам Корана и Сунны . Первоначально термин «религиозный фундаментализм», американского происхождения, применялся к протестантским организациям. Затем его перекинули на ислам и получился «исламский фундаментализм». [8] Хотя и сейчас фундаментализм свойственен не только миру ислама, но среди современных фундаменталистов мусульмане составляют более 90 %, особенно мусульмане шиитского толка (шиизм – наиболее радикальное из мусульманских течений).
Понятие «исламский фундаментализм» тесно переплетается с такими как «исламизм», «панисламизм», «мусульманский радикализм». Сторонники мирного ислама считают такое отождествление некорректным. Исламские теологи доказывают, что так как суффикс –изм – означает доктрина (учение),то последователи не могут противоречить своим корням, что исламизм имеет к исламу такое же отношение, как марксизм к Марксу, а католицизм к католичеству. Следовательно, те, кто пытается привить Коран насильственным путем – не есть исламисты, так как в Коране сказано: «Творец учит все человечество: нет принуждения в религии» (2:256). В Сунне Пророка Мухаммеда говорится:
- перестает быть мусульманином совершающий кражу,
- перестает быть мусульманином совершающий убийство,
- перестает быть мусульманином совершающий прелюбодеяние,
- перестает быть мусульманином лжесвидетельствующий.
Таким образом, террористы являются самозванцами – мусульманами по самоназванию, а не по Корану. Или как сказал в одном из интервью президент Российской Федерации Владимир Путин: «бандиты не имеют ни религии, ни национальности». В данном случае корректней использовать понятие «экстремизм», который эксплуатирует религиозную символику так как в первоосновах, в «фундаменте» ислама нет и намека на возможность принуждения в вопросах веры. А религиозный экстремизм, следовательно, является политическим экстремизмом, который использует религиозную символику. [47]
Многие исламские богословы считают трактовку ислама радикалами слишком примитивной, а подход не творческим. Коран, как и Библия, может трактоваться по-всякому. Ибн Каййим аль-Джузийя ещё в XIV веке писал: «Шариат целиком построен на мудрости и учете интересов людей в их земной и будущей жизни; он - олицетворение абсолютной справедливости, милосердия, заботы об интересах и наивысшей мудрости; если какое-нибудь решение отходит от справедливости и обращается к произволу, отклоняется от милосердия в противоположную сторону, отказывается от мудрости и тяготеет к порче, то оно не принадлежит шариату». Авторитетный современный мусульманский правовед и теолог Юсуф аль-Кардави считает Коран и сунны Пророка «светом, показывающим верный путь, а не оковами, препятствующими движению». Исламские же радикалы выбирают из предписаний шариата лишь то, что подтверждает их тонельное видение. [61]
[8] Русский востоковед Л. Васильев считает, что фундаментализм – это не просто возвращение к истокам ислама. Это ответ мусульман на вызов современности, требование единства. Такого мнения придерживается большинство исследователей: исламский фундаментализм является результатом, точнее сказать побочным эффектом, европейской колониальной политики.
Было сказано, что в своем развитии джихад получает новые толкования. В коране выделяется четыре типа «священной войны»:
джихад сердца (направлен на внутреннее самосовершенствование мусульманина; только очистив своё сердце и свои помыслы в суровой борьбе со злом, мусульманин может считать себя вправе поучать других)
джихад языка (это пропаганда ислама, попытка убедить в верности исламского пути)
джихад руки (предполагает целый ряд конкретных мер, обеспечивающих соблюдение исламских норм)
джихад меча, который и означает священную войну против неверных, причём павшему в этой борьбе уготовано вечное блаженство в раю.
Критерием такой «классификации» является метод, которым ведется священная война. Кроме того существует деление в зависимости от цели, объекта (субъекта, так как это может быть внутренняя борьба), с которым надо вести войну мусульманину. Аль-Аджвиба аль-Муфид называет такие:
Джихад Ан-Нафс, т.е. борьба души ради знания религии, соблюдения ее правил, распространения ее и терпения ради нее.
Джихад Аш-Шайтан, т.е. борьба против страстей.
Джихад Аль-Куфар ва Аль-Мунафикин, т.е. борьба против неверующих и лицемерных. Это осуществляется сердцем, языком, богатством и рукой.
Джихад Ас-Схаб Аз-Зулм Аль-Бидаа ва Аль-Мункарат , т.е. борьба против угнетения, новшеств и греха. Совершение этого вида Джихада желательно рукой и если это не удается, тогда языком, а если и это не удается, тогда сердцем.
Выделяют также великий и малый джихад. Малый джихад предполагает прежде всего защиту исламских земель от вторжения неверных, войну за веру, но не поход в чужие земли с целью обращения. В Коране сказано: «Сражайтесь на пути аллаха с теми, кто сражается против вас, но не преступайте. Воистину, Аллах не любит преступающих» (Коран 2:190).
Понятие же великого джихада связано с коллективной безопасностью, присущей исламскому миру. Вся совокупность верующих в исламе называется умма. По мусульманскому праву, если один народ не справляется с внешней угрозой, ему должны оказать помощь соседи (военную – ближние и финансовую – дальние). Именно поэтому проблемы Афганистана и Палестины становятся проблемами всего мусульманского мира. Такой джихад направлен вовне и обусловлен обстоятельствами, чем отличается от третьего варианта – радикального джихада, который предполагает постоянное ведение войны.
( Из книги аль-Аджвиба аль-Муфида) Многие мусульманские ученые, среди которых и шейх-уль-ислам Ибн Теймиа, считали, что ведение джихада зависит от того, насколько это возможно. Таким образом, в этом вопросе соблюдается дифференцированный подход с тем, чтобы участие в джихаде было посильным и не угрожало бытию людей. Как в Мекке, так и Медине Аллах повелел Своему посланнику вести джихад. В Мекке Всевышний повелел пророку ( да благословит его Аллах и ниспошлет ему мир ): ”И ведите против них великий джихад с помощью Корана ” ( аль-Фуркан, 53). Всевышний также сказал : ” Но не подлежат упреку те, кто защищается после того, как они были обижены" .(аш-Шура, 41).
Согласно исламскому праву, священную войну против врагов ислама нельзя начинать без предварительного объявления войны, то есть сначала исламское государство должно официально обратиться к неверным с призывом перейти в мусульманство. Это правило выводится из Корана, в котором говорится: "И никогда никто не был наказан Нами, Пока Мы не послали (к ним) Посланника (с предупреждением о каре и наставлением на правый путь)". Этого правила придерживался и пророк Мухаммед и халифы. Иудейские и христианские общества в такой ситуации оказываются в более выгодном положении, в отличие от политеистических или атеистических. Для христиан и иудеев, которых ислам считает "людьми Писания", предусматривается возможность сохранить свою веру, но выдвигается требование подчиниться исламской общине, встав под защиту ислама и начать выплачивать дань (джизию).
Раз направленный кому-либо призыв остаётся в силе навсегда. Тем, кому направляется официальный призыв, даётся срок отреагировать на него. Этот срок может быть использован и для мирных переговоров. Только после того, как призыв был отклонён, а переговоры остались безрезультатными, следует официальное объявление войны. Объявить войну имеет право только имам исламской общины. Такое объявление войны является правовым актом, то есть правовым обоснованием враждебных отношений между исламской территорией и территорией врага. Священная война ведётся не для того, чтобы разбить или уничтожить врага и захватить его земли, а с целью распространения ислама.
В исламизации мира мусульманские богословы видят ряд преимуществ и воинственные цели джихада обосновывают так: 1) Чтобы слово Аллаха стало самым высоким и чтобы поклонялись только ему одному. 2) Ради счастья всего человечества и выхода людей из темноты в свет. 3) Чтобы установилась справедливость на земле благодаря осуществлению прав, исчезновению лжи, гнета и порочности. 4) Ради распространения религии, защиты мусульман и противостояния врагам.
Священная война является долгом не каждого отдельного мусульманина, а всего исламского мира, рассматривающего себя как единую общину. Поэтому джихад не является индивидуальным обязательством каждого мусульманина. Если совершают его некоторие мусульмане, это значит, что остальние свободны от этого обязательства. Если где-либо в мире осуществляется акция по распространению влияния ислама, то, тем самым, считается, что свой долг выполняет вся исламская община, и это как бы освобождает другие мусульманские страны от необходимости действовать. Таким образом, исламскому миру не нужно превращать всё взрослое мужское население в активных участников священной войны. Джихад является долгом мусульманина в следующих случаях: 1. Если он находится в отряде борцов; 2. При блокаде врагами страны; 3. Если Имам, т.е. руководитель объявил мобилизацию. Федаем – воином ислама человек может стать только при следующих условиях: - Ислам, т.е. джихад осуществляется только мусульманином;
Ум, т.е. дееспособным;
Совершеннолетие;
Мужчинами;
Отсутствие болезней;
Наличее материальных средств.
Любая война предполагает убийство, поэтому мусульманам в принципе, позволено убивать солдат врага. Но и здесь существуют определенные правила: 1) не предавать 2) не убивать неверующих женщин и детей 3) отстранятся от самолюбия 4) не желать встречи с врагом 5) просить у Аллаха победы и поддержки.
Ведя священную войну, федаи должны помнить, что в Коране говорится: "Но пусть он не излишествует в убиении". Бой должен быть честным, ибо, согласно преданиям, Мухаммед был против коварства. Шпионов, действовавших на исламской территории, обычно приговаривали к смерти и распинали на кресте. Женщину же, занимавшуюся шпионажем, можно было убить, но не распять. Если шпионом оказывался мусульманин, его следовало наказать, но не казнить.
Гражданское население - женщин, детей, стариков, монахов, отшельников - следует щадить (дети обычно считались военной добычей). Однако Коран санкционирует убийство стариков и монахов, участвующих в боях. Некоторые исламские правоведы считают, что крестьян и купцов, не участвующих в боевых действиях, также не следует наказывать.
В сражениях мусульмане не должны проявлять жестокость. Они не должны уродовать трупы убитых врагов, например, отсекать им головы. В ходе боёв следует избегать бессмысленных разрушений и уничтожения имущества врага. Правда, здесь мнения правовых школ расходятся. Одна из них запрещает убивать скот и уничтожать ульи. Другая считает, что следует уничтожить всё, что невозможно переправить на мусульманскую территорию - дома, церкви, деревья, стада и домашних животных. Павших на поле боя врагов следует похоронить, поскольку так, согласно преданиям, поступил Мухаммед после победы над жителями Мекки в 624 году. Причём для этого не обязательно использовать гробы.
Согласно исламскому праву, с пленными можно было поступать трояко: немедленно казнить (перед казнью им предлагается перейти в мусульманство и тем самым спасти себе жизнь); отпустить на свободу за выкуп (некоторые правовые школы категорически отклоняют эту возможность) или без выкупа, если они обяжутся никогда больше не воевать против мусульман, а также обменять на оказавшихся в плену мусульман (освобождение мусульман из плена считается обязанностью мусульманской общины); наконец, пленные могут быть просто превращены в рабов.
Руководит военными действиями имам. Перед уходом армии на войну ему необходимо убедится в готовности армии. Армия обязана выполнять указания имама, иметь терпимость и не воевать без указания (разрешается только в случае внезапного нападения). Побег с поля боя возможен только в случае, если воин переходит в другую группу бойцов или если исламская армия движется назад по тактике. Если враг просит перемирие, то мусульмане имеют право заключить его. Но прекращение боевых действий всегда означает только временное перемирие, которое следует использовать для подготовки к следующему этапу войны. Окончательное прекращение войны возможно только после полной победы ислама над врагами, когда страна врага будет захвачена, а неверные перейдут в мусульманство. Интересно, что исламские правоведы практически исключают возможность поражения мусульман в священной войне. Если враг оказывался слишком сильным, то прекращение войны было оправданным. В этом случае глава исламской общины имел право заключить с врагом временный мирный договор. Срок действия этого договора не должен превышать 10 лет, поскольку именно на такой срок в 628 году Мухаммед заключил мирный договор с жителями Мекки. По истечении этого срока мусульмане обязаны либо возобновить войну, либо заключить новый мирный договор. Заключение мирного договора с внешним врагом допустимо также в случае начала гражданской войны на исламской территории.
Таким образом, исламский мир обязан непрерывно проявлять инициативу в отношениях с немусульманами с целью укрепления и распространения ислама. Священная война может быть прекращена только по достижении конечной цели, когда весь мир либо переходит в ислам, либо подчиняется исламу. Священная война является постоянным долгом всего исламского сообщества, которое считает ислам универсальной религией, а джихад - перманентным состоянием.










I.2. Исламский фундаментализмм в ХХ веке
Обращение к первоистокам ислама – явление не новое. Первый подъем исламского фундаментализма произошел в ХII-XIII веках, когда исламу угрожали европейские крестоносцы с одной стороны и монгольские вторжения с другой. Тот период связан с именем известнейшего мусульманского алима, суфия и правоведа Таки ад-дин Ахмада Ибн Таймийи (1263-1327). Он вел борьбу с новшествами бид’а, искажавшими, по его мнению, ислам и выступал за единство государства и религии, полагая, что без могущественного государства ислам в опасности, а без шариата государства скатывается к тирании. Он утверждал, что вершить государственные дела должны не только правители, но и улемы (священники), причем в этом союзе улемам принадлежит особая роль, поскольку к их знаниям должны обращаться власти всякий раз, когда сами не в состоянии найти нужный ответ в Коране или Сунне Пророка. Подобно Моххамеду, ибн Темийя считал смуту худшим из зол. Он отмечал, что если правитель не следует Корану и сунне Пророка, то мусульманам надлежит подчиняться тем из его приказов, которые все же соответствуют воле Аллаха. «Шестьдесят лет с имамом-деспотом – лучше, нежели одна ночь безвластия». Эту идею поддерживал другой крупный исламский мыслитель XIV векаИбн Каййим аль-Джаузийя (1292-1350), который считал, что «пресечение несправедливости властей путем выступления против них является основой всякого зла и смуты до окончания века». [61]
В XVIII веке идеи Ахмада Ибн Таймийи были возрождены шейхом Муххаммедом ибн Абу аль-Ваххабом в духе ещё большей нетерпимости к бид’а и легли в основу ваххабизма.[67] Главный постулат ваххабизма, строго монотеистического движения, является последовательное единобожие. Шейх отстаивал идеи таухида (единобожия) и возврата к образу жизни первых поколений мусульман. Придаванием Богу сотоварищей (ширк) для ваххабитов неприемлемо. Впоследствии идеи Ваххаба были развиты и легли в основу государственной концепции Саудовской Аравии (так называемый нео – ваххабизм).
В начале ХХ века Джамаль ад-дин аль-Афгани и египетские мусульманские реформаторы Муххамед Абдо и Рашид Рид также обратились к первоистокам ислама, с одной стороны стараясь очистить его от позднейших искажений, с другой – представить мусульманское вероучение в духе времени. Это был своеобразный ответ исламского мира на европейскую экспансию в мусульманские страны в конце XIX -начала ХХ века.
Формирование современного исламского фундаментализма в его наиболее экстремистском выражении было связано с созданием в Египте Хасаном аль-Банной в 1928 году организации «Братья-мусульмане», которая предпочла джихад всем другим формам борьбы за воцарение в обществе законов, основанных на «подлинном исламе». Идеологические доктрины «Братьев-мусульман» связаны с именем одного из главных его идеологов Сайеда Кутба. В книге «Ма’алим фи-т-тарик» («Вехи пути») он заявлял: «Джихад – война не оборонительная, а наступательная. Ислам обязан атаковывать джахимийю, независимо от того, угрожает она ему или нет». (Джахимийя переводится с арабского как язычество, доисламская эпоха. В современной арабской литературе широко используется применительно к характеристике любого неисламского общества и выражает резко отрицательное отношение к нему).[17] Многие нынешние группы экстремистского толка копируют организационную структуру «Братьев - мусульман». [62]
Новая эпоха исламизма наступает после арабо - израильской войной войны 1973 года, считает французский исламовед Жиль Кепель. [64] . Именно тогда начался "нефтяной бум" и широкомасштабное вложение денег в распространение ислама. Хотя и до этого исламизм существовал в виде теоретических разработок и радикальных движений, все же в большинстве мусульманских стран ведущей идеологией был национализм. Нефть также здесь была и раньше, но только теперь, после крайне болезненного для мусульман поражения, её добыча в арабских нефтедобывающих монархиях стала целенаправленной во имя распространения ислама и в качестве средства давления на западные страны [2].
Период исламизма последней четверти ХХ века делится на три фазы [64]. Первая, переломная фаза, закончивается исламской революцией в Иране в 1979 году. Национализм как основная идеология сменяется консервативным исламом. Исламская революция явилась сигналом для многих правительств, которые подняли престиж исламских ученых - правоведов и богословов, улемов по сравнению со светской интеллигенцией. Исламская идея становится значимой.
Большинство исследователей считают, что с 70 - х гг. ислам стал активно использоваться в ряде арабских стран в качестве противоядия против левых идей и возникновения соответствующих организаций и даже государств ( например Народно - Демократическая Республика Йемен, НДРЙ, официальной идеологией которой был провозглашен научный социализм). «Холодная война», проникнув в Азию, коснулась и мусульманских стран. Процесс создания коммунистических партий стал в 70-х гг. массовым, хотя эти партии и были крайне немногочисленными. В условиях противостояния левым идеям требовался сильный ислам, как политическая альтернатива Таким исламом стал радикальный ислам шиитского толка.
Вторая фаза развития исламского фундаментализма в данный период - это время стремительного его распространения и обострения внутренних противоречий. Рассмотрим несколько наиболее ярких примеров заражения государств фундаментальными идеями.
[23] В Египте, родине «Братьев-мусульман» радикальный ислам приобрел архитипичные черты, которые затем воспроизводились в Алжире, Судане, Палестине, Ливане и др. С начала 70 - х гг. после "социалистической ориентации" времен Гамаля Абдель Насера стала набирать обороты исламизация государства, когда к власти пришел Анвар Садат. Именно в этот период в стране появились радикальные группировки - "Молодежь Мухаммада", "Обвинение в неверии и уход от мира" (Ат - Такфир ва - ль - хиджра), "Исламская группа", "Джихад", которые встали в жесткую оппозицию к режиму. (Боевики последней и убили Анвара Садата в октябре 1981 г. ) В 1971г. египетский президент пошел навстречу "Братьям - мусульманам", находившимся в изгнании. Вскоре "Братья" стали возвращаться на родину, восстанавливать структуры своей ассоциации, вливаться в новые радикальные организации. Большинство радикальных групп не приняли светский режим Садата. Они подвергли "тирана" и его государственный аппарат такфир’у т. е. объявили неверными (куффар или кафир в единственном числе). С позиций шариатского права существует принципиальная разница между от рождения неверным и тем, кто был верующим, а потом стал неверным. Этот человек считается вероотступником (муртадд), и "его кровь разрешена", т. е. снимается право на запрет на убийство мусульманина (халяль). Причем вероотступниками объявляются не только те, кто непосредственно поддерживает "тирана", но и те, кто не восстает против него, т.е. все мусульмане, кроме радикалов. Эти идеи, подтверждаемые ссылками на отдельные положения Корана и Сунны, обнаруживаются у руководителя "Молодежи пророка Мухаммада" Салиха Сиррийи и идеолога "Джихада" Абд - ас - Саляма Фарага (оба казнены - первый за покушение на жизнь Анвара Садата в 1974 г., второй - за участие в его убийстве в 1981 г.). Новые радикальные группировки выступали против официального духовенства, и даже против достаточно традиционных для страны "Братьев - мусульман", обвиняя их в сговоре с неверными.
В Алжире аналогичные процессы происходили с отставанием в 7 - 10 лет и начались, насколько можно судить, сразу после смерти Хуари Бумедьена в 1979 г. Первым признаком стало увеличение количества соответствующей литературы на книжном рынке , страну заполонили преподаватели арабского языка из Египта, в частности приглашенные президентом Шадли Бенджедидом, сменившим Хуари Бумедьена, идеологи салафизма Мухаммада аль - Газали и Юсуфа аль - Кардави на работу в религиозном комплексе Алжира в качестве исламских авторитетов. "Ислам - вот решение!" - высказывание, авторство которого принадлежит аль - Кардави - стало лозунгом радикалов Алжире в конце 80 - х - начале 90 - х гг. 1988 г. в октябре произошли массовые антиправительственные выступления, жестоко подавленные армией (500 убитых и несколько тысяч раненых), которые стали первой открытой широкомасштабной демонстрацией того влияния в обществе, которое приобрели исламисты. На рубеже 80 - х и 90 - х гг в Алжире возникла Вооруженная Исламская группа (ВИГ). При создании ВИГ один из ее основателей шейх Абдельхак Лайяда издал фетву (шариатско - правовое заключение) этой организации. В ней все алжирские руководители провозглашались неверными (куффар), а также те, кто им не противостоит, также объявлялся халяль.
Ситуация войны мусульман против мусульман прослеживается и в Афганистане. Сейчас войну 1980-1989 гг. рассматривают не только по красно - зеленой схеме ( как агрессию Советского Союза против исламского народа Афганистана, который в ответ на эту агрессию начал джихад ). Эта схема была бы верной, если бы война в Афганистане закончилась с выводом советских войск. Реальность в том, что война была, кроме прочего, внутриафганской, в которой советские войска воевали бок - о - бок с афганцами - мусульманами против других афганцев - мусульман, которых поддерживали в разных формах США, Великобритания, Пакистан, Китай, Саудовская Аравия, Израиль, Франция. Этот взгляд подтверждают последующие события – приход к власти режима «Талибан» – одного из самых консервативных арабских режимов, который открыл страну для террористов со всего мира. Несомненна связь талибов и организации бен Ладена, причем она носила военно-экономический характер, подкрепленный личными отношениями лидеров. Когда Организация Объединенных Наций потребовала у талибов выдачи бен Ладена по обвинению в организации восточно-африканских событий 1998 года, они заявили, что несомненных доказательств его вины не существует, и что ни он, ни его организация не будут выданы. Один бывший государственный служащий так описал взаимосвязь режима «Талибан» и террористической организации «Аль-Каида»: «Это две стороны одной медали, ни бен Ладен не может существовать в Афганистане без талибов, ни талибы не могут существовать без него». [28] + см Жак, с 104
С 1983 года исламским вирусом всерьез и надолго заражен Судан. Тогда в государстве было введено исламское законодательство (законы шариата объявлены обязательными для всего, в том числе немусульманского, населения). В июне 1989 года в Судане произошел военный переворот, в результате которого к власти пришли исламисты, а главной целью провозглашено создание теократического государства. Хотя формально руководил страной генерал Омар Хасан аль-Бешир, идеологом политической и общественной жизни был Хасан аль-Тураби, которого называют «черным папой». Созданная им в 1958 г. партия, в 1985 г. переименованная в Национальный Исламский Фронт, была движущей силой исламской революции в Судане. Именно он подготовил и профинансировал государственный переворот. Соответствующими декретами была запрещена деятельность всех политических организаций, за исключением НИФ. Именно Судан был выбран Усамой бен Ладеном для эмиграции в 1991г.
С начала 70 - х гг. в возрождении исламизма все более четко прорисовывается роль Саудовской Аравии, что естественно: ваххабизм является официальной идеологией монархии, которой правит династия Саудидов (Аль Сауд). Игнатенко А. [Александр Игнатенко. От Филиппин до Косово. Исламизм как глобальный дестабилизирующий фактор//Независимая газета, 12 октября 2000 г.] даже формулирует правило для историка - исследователя последней трети XX века: если где - то обнаруживается салафитское возрождение, ищи саудовский след (салафизм –радикальный ислам). Выясняется, что Саудовская Аравия финансирует широкий спектр исламистских организаций: от созданного в 1989 г. Исламского фронта спасения (ИФС) до явно экстремистской "Вооруженной исламской группы" (ВИГ) . В контексте "холодной войны" саудовская игаса (помощь) в идеологическом отношении представляла собой распространение саудовской модели как альтернативы коммунистической, с одной стороны, и либеральной ("западной"), с другой стороны. [68]. Но саудовская модель не выдержала экспорта так как благосостояние Саудовского королевства основывается не столько на исполнении норм ислама , сколько на фантастических сверхприбылях от экспорта углеводородного сырья . Многие мусульмане в мире считают благосостояние Саудовской Аравии проявлением Божественного расположения. Но непонятно тогда, почему в других страны, которые демонстирируют искреннее следование исламским нормам, таких как Пакистан, Бангладеш, Афганистан и Мавритания, уровень жизни один из самых низких в мире.
К 1989 году исламское движение находилось в апогее. «Хамаc» оттеснил Организацию Освобождения Палестины (ООП), в Алжире выборы выиграл Исламский Фронт Священной войны (ФИС), в Судане совершил путч Хасан Тураби.
С крушением социализма в Восточной Европе исламская цивилизация распространилась вплоть до Центральной Азии. В русле этого появилась новая концепция джихада во имя освобождения исламских территорий, по которой обязанностью каждого мусульманина (в шариатских терминах фард айн) является вести джихад за освобождение исламских земель. В списке, который приводит один из разработчиков концепции Абдалла Аззам, кроме прочего, приводятся Болгария и Кавказия (имеется ввиду Кавказ) - те земли, которые когда-то являлись исламскими, но перестали ими быть. Примером удачной реализации этой концепции является Чеченская республика – плацдарм терроризма в СНГ. Как следует из российских архивных документов [51] подготовка и переправка в Чечню наемников осуществлялась по каналам исламской организации «Интернешнл исламик релиф», а также йеменской террористической организации «Братья-мусульмане», движения «Хезболлах» и др.
С окончанием «холодной войны» начинается третья фаза подъема исламского фундаментализма – фаза окончательного упадка [64]. Толчком для нее послужила иракская оккупация Кувейта в августе 1990 года. Последовавшее за этим размещение военных подразделений «неверных» разрушило притязания саудовской династии быть хранительницей святейших мест ислама. Ирак выступал против проамерикански настроенных саудовцев, после чего в исламистском лагере произошел раскол. В самой Саудовской Аравии также развивался исламизм, оппозиционный саудовской правящей династии. «Джихадисты» откололись, а с апреля 1992 года - после того, как Кабул попал в руки групп моджахедов, - переселились в Афганистан. Позднее они рассеялись по Боснии, Алжиру и Египту. Основную причину упадка Кепель, который считает основным фактором подъема фундаментализма поддержку различных социальных групп, видит в ослаблении союза между бедной городской молодежью и набожными средними слоями.
Если «афганский джихад» локализировался и превратился в террористическое движение, то исламистские движения в других странах (на государственном уровне) не выдержали проверку временем. В Алжире и Египте исламизм исчерпал себя в терроре, в Судане и Афганистане он оказался несостоятельным в политическом и экономическом плане уже вскоре после прихода к власти, в Малайзии и Индонезии он был «кооптирован», а в Турции потерпело неудачу правительство лидера исламской партии Некметтина Эрбакана. Наконец, произошло вырождение революции в Иране, и муллы все в большей степени испытывали давление со стороны освободившегося от иллюзий поколения. Кепель так пишет об упадке исламизма: «Морального кредита, которым пользовалось движение, желавшее сломать коррумпированные и жестокие политические нравы, хватило меньше, чем на тридцать лет». Он также оптимистично считает , что «самые светлые головы среди исламистов» уже извлекли урок из этого упадка. Они говорят о демократии и правах человека и стараются достичь взаимопонимания со светской частью средних слоев. Исламский мир, несомненно, «прямиком войдет в новое время и при этом с неслыханной силой сольется воедино с западным миром - особенно в результате эмиграционных потоков, а также революции коммуникационной и информационной технологии».
Схожая позиция и у русского востоковеда ? Васильева. Турция , Египет, Пакистан, Алжир окончательно встали на капиталистический путь развития, ненависть к чужим стандартам ушла в прошлое и исламизм не имеет серьезных шансов на успех, - считает историк, хотя такой возможности нельзя отрицать категорично. В Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратах, где высокий современный уровень сочетается с исламо-бедуинским образом жизни, социальную и экономическую напряженность снимают деньги, получаемые от продажи нефти. Сирия и Ирак также компенсируют ослабленность от экспериментов социалистического характера нефтедолларами, но остаются в резерве фундаменталистов. В Афганистане, где нет нефти и живуче свободолюбие горцев, фундаментализм получил реальные шансы на успех. Из государств Магриба заражен вирусом фундаментализма только Судан.
В наши дни исламские экстремисты группируются вокруг множества религиозных проповедников, которые подчас отрицают свою роль в совершаемом под их влиянием насилии. Среди духовных лидеров современного джихада выдающимися являются фигуры шести проповедников, определяющих поведение исламской вселенной.
Такой наиболее известной фигурой является египетский шейх Омар Абдул Рахман, слепой имам бруклинской мечети, арестованный за диверсию в МТЦ в 1993 г. и вдохновитель убийства Анвара Садата. В число религиозных лидеров входит шиит Мохаммед Хусейн Фадлалла, руководитель ливанской «Хезболлах» («Хезболлах», кстати, переводится как «Партия Аллаха», а само это слово встречается в одном их стихов Корана: «Ва инна хезболлах хум аль-галибун», то есть «воистину партия Аллаха станет семьей-победительницей», с 193). В Ливане насчитывется около 20 организаций, подотчетных «Хезболлах», например, «Исламский джихад» или «Организация революционной справедливости». У североафриканских исламистов есть собственный лидер: Рашид Ганнуши, влияние которого выходит за границы Туниса, его родной страны, и который представляет собой своего рода движущую силу исламистов Магриба. Гульбеддин Хекматиар, лидер «Хезб-и-ислами», - ещё один столп исламской идеологии наших дней. Он не просто духовный лидер, но также военачальник и довольно хороший дипломат. После ухода советских войск из Афганистана, он стал политическим деятелем Афганистана первого плана и даже занимал пост премьер-министра. В близких отношениях с лидером «Аль-Каиды» находится Хасан аль-Тураби, лидер суданского исламизма и организатор НАИК (Народной арабо-исламской конференции) в 1995 г. в Судане, которая явилась попыткой создания международной исламской организации на федеративных основах. Наконец, мулла Омар, лидер движения «Талибан».
В списке имен духовных лидеров мы не встретим Усамы бен Ладена, так как он не имеет богословского образования, но его роль вдохновителя джихада несомненна.
Наконец рассмотрим причины подъема исламского экстремизма в наши дни. Выделяют экономический, политический и культурный блоки причин.
Экономические процессы, наблюдаемые сейчас в странах традиционного распространения ислама, сравнивают с теми, которые происходили в странах Западной Европы в начале Нового времени, объясняя их переходом от доиндустриального общества к индустриальному[14].
Крайне низкий уровень жизни населения арабских государств напрямую связан с высоким уровнем рождаемости. Мусульманское население увеличивается быстрыми темпами. Огромную роль в этом играет не столько многоженство, сколько определенное шариатом приниженное положение женщины, главное дело которой – рожать новых мусульман. Статистика насчитывает их в мире около миллиарда - это шестая часть человечества. Демографические прогнозы утверждают, что в 2030 г. будет два миллиарда мусульман. [8].
Важным фактором является политический фактор, а именно тесная взаимосвязь политики и религии, определенная шариатом. [6]
В странах с зыбким законодательством, колеблющимся между шариатом и римским правом, отсутствует гражданское общество (в европейском смысле) с ориентацией на потребности индивида. Помимо ориентации на коллективизм как на ценность ислама, политическая нестабильность связана со сравнительно высоким стандартом жизни на Западе, который, хотя и отрицается, но является негласным ориентиром. Понимая, что для преодоления экономического разрыва понадобиться очень много времени, политики внутри мусульманской уммы часто обвиняют в разжигании религиозной розни Запад, в частности Америку, записавшую в страны-изгои половину арабских стран и тем самым провоцирующую их на экстремальное поведение.
Культура, основанная на традициях ислама требует особого рассмотрения. Главный различие между восточным и западным менталитетом – отношение к свободе личности, которые отличаются по природе своей. Личность, главная ценность европейцев, в мусульманском мире обладает инструментальной ценностью. Христианское представление о предельности личности в пространстве и времени побуждает ценить её каждый миг, любое проявление жизни. Ценность отдельной жизни и красота в буддизме, также как в исламе осознаются лишь в свете смерти: для ислама личность ценна лишь своим устремлением к Высшему и растворением в Нем. В психологическом аспекте это противостояние принимает форму индивидуализма - коллективизм.
Понимание философии рядового мусульманина очень важно для понимания формирования личностей «борцов за веру», в том числе главного героя, бен Ладена, поэтому остановимся на ценностях, которые воины джихада всегда готовы страстно защищать. [8] В мире ислама сфера человеческих отношений строго регламентирована, возможность самореализации минимальна. Личность подчинена обществу, общество государству, государство религии. Мусульманин должен вести войну против неверных, но с детства его учат смиряться с собственной участью. Арабская культура, прославленная именами аль-Газали и Авиценны, сама немало внесла в мировую сокровищницу культуры. Но это мало отразилось на жизненном и интеллектуальном стандарте мусульман, потому что в основе стандартизированного исламского знания лежат не вершины арабской средневековой мысли, а Коран (священная книга мусульман), хадисы Сунны (устного предания) и заповеди шариата. [46] О равнодушии к эстетике воинов джихада говорит хотя бы факт вандализма талибов -уничтожение в феврале 2001 г. памятников доисламских эпох, в частности гигантских статуй Будды , высеченных в скальных глыбах, высотой в 53 и 36 метров, которые относятся к III и V векам н.э. Мулла Омар решил их уничтожить, ссылаясь на исламскую доктрину, отрицающую идолопоклонничество. Ему возражали грамотные мусульманские богословы, что изваяния были сотворены за века до возникновения ислама и что в Афганистане, где физически нет буддистов, об идолопоклонстве речи быть не может. Он игнорировал также совет продать эти памятники Западу и тем самым хоть немного облегчить экономическое положение Афганистана.
Нарушение суровой морали предполагает в шариате жестокое наказание. Так, в Афганистане, во времена талибского режима каждый день на кабульском стадионе перед толпой палачи «аккуратно» отсекали скальпелем руки и ноги у мелких карманников, чтобы потом показать это по телевидению. Показательные казни не прошли даром. Шариат действительно положительно подействовал на уровень преступности. Хотя мораль в экономически неразвитом теократическом государстве оказывалась двойственной. Сурово наказывая за мелкое воровство, талибы закрывали глаза на деятельность героиновых магнатов, а торговцы опием на рынках мирно соседствовали с торговцами овощами [20]).
Люди, придерживающиеся идеологии радикального ислама, жертвуют чужими и даже своими жизнями за идеи, которые рядовому европейцу кажутся варварскими. Так, шариатские нормы предполагают: обязательное ношение бороды мужчинами, паранджи - женщинами, Коран запрещает женщинам работать, учиться и выходить на улицу без мужа или братьев, запрещается также совместный прием пищи мужчиной и женщиной. За супружескую измену, гомосексуализм и проповедование другой религии полагается смертная казнь. По логике европейца, следовать такой религии может только фанатик. Но то, что нам кажется «маниакальным» - вполне осмысленно и укладывается в каноны их веры: «Рядовой исламский террорист скорее всего даже не помышляет о таких дорогих для нас украшениях, как демократия, свобода, права человека. Там, где мы видим государство с современной экономикой, свободой, равенством, терпимостью, он видит безбожие, разврат, плутократию, пьянство, порнуху. Но для нас это не главное. А он так не считает»[50].
Проанализировав мусульманское мировоззрение, можем сделать определенные выводы: ислам находится на пике своей воинственности. Если христианство уже прошло период своего радикализма, то ислам только её проходит, так как сформировался на 6 веков позднее [47]. Несовпадение исторических параллелей объясняют в русле концепции Освальда Шпенглера: история есть совокупность культур, каждая из которых проходит три стадии в своем развитии: "созревание-расцвет-увядание". Шпенглер выделяет восемь культурно-исторических циклов. Его последователь Арнолд Джозеф Тойнби - 23. Среди культур, описываемых Шпенглером, называется и византийско-арабская. Уникальной «душой», прасимволом, присущим каждой культуре, здесь является магия. Но! Исламский мир уже проходил и через период расцвета в период Средневековья (его ресурсом была транзитная торговля между Европой, с одной стороны, и Индией и Китаем - с другой стороны, а также между Европой и "черной" Африкой), и через период наступившего затем упадка (эпоха Великих географических открытий, а самое главное - открытие Америки и морского пути в Индию и Китай). Арабская культура уже находится в состоянии цивилизации т.е. упадка. Как же быть с исламской агрессией в глобальном масштабе? Жиль Кепель, спустя 80 лет после публикации «Заката Европы», также придерживается мнения, что исламизм находится на стадии упадка. А новая волна террора, в частности взрывы в Нью-Йорке 2001 года – это не начало третьей мировой войны, а «лебединая песня» Усамы бен Ладена и его сподвижников.
Даже если нынешняя исламская агрессия является началом новой войны, она когда-нибудь закончится, чтобы затем, возможно, начаться снова. Фанатизм (религиозный, политический, идейный) вечен, как проституция, наркомания и воровство. Экономическими и политико-дипломатическими методами можно снизить опасность религиозного фанатизма, но не устранить его. Дело не в том, чтобы сблизить эпохи 1382-го ( нынешнего исламского) и 2003-го годов, а в том, чтобы понять и принять чужой 1382-й, как свой 2003-й.



II. Усама бен Ладен
II.1. Формирование «борца за веру»
Бен Ладен – террорист нового типа – террорист-спонсор, таких называют банкирами джихада. Богатый наследник, он мог бы вести более размеренную жизнь бизнесмена на востоке, вкладывать деньги в недвижимость или кино, но он выбрал путь войны. В этой главе мы проследим его путь: младенец восточного племени – молодой воин идеалист – политический изгнанник, мечтающий о воцарении ислама на земле – глава разветвленной террористической организации. Один из основателей “исламского легиона”, призрачной армии, раскинувшейся от Пакистана до границ Европы, саудовец Усама бен Ладен стал её предводителем.
Родился Усама бен Ладен в 1957 году в семье Муххамеда бен Ауд бен Ладена, крупнейшего строительного магната Саудовской Аравии, прошедшего путь от простого инженера до владельца империи «Бен Ладен констракшн». Муххамеду было доверено строительство в священных городах Мекке и Медине, он был другом короля Фейсала и даже пребывал некоторое время на посту министра общественных работ. Усама является 17-м из 54 детей Муххамеда и получил в наследство после его смерти в 1968 г. – 300 млн.долл. Успехи и личные связи бен Ладена старшего стали базисом для карьеры его сыновей, связанной, естественно, с компанией отца, унаследованной в 1972 г., которая уже тогда вышла за пределы строительной сферы. В 1976 г. концерн был модернизирован и стал называться «Бен Ладен бразерс фор контрактинг энд индастри». Это предприятие занимает тридцать второе место в Саудовской Аравии по оборотам капиталов и помимо строительства ( квартир, дорог, сельскохозяйственных объектов – ферм и ирригаций), представляет в королевстве Саудидов крупные европейские фирмы, такие как «Ауди», «Порше» и др. [20] У Муххамеда бен Ладена было 11 спутниц жизни разных национальностей, поэтому при разделе наследства филиалы семейного концерна за границей создавались сообразно родственным связям: Так, братья Бакр и Яхья бен Ладены составляют сирийскую ветвь семьи, Ислам – ливанскую, Абдель-Азиз – представитель египетской, наиболее крупной, фирмы, есть также иорданская ветвь и, наконец, саудовская, единственным представителем которой является Усама бен Ладен. [20]
Сыновья бен Ладена посещали те же школы, что и дети короля Абдель-Азиза, в частности колледж Виктории в Александрии, а впоследствии бен Ладены стали наставниками королевских детей в мире бизнеса. Усама бен Ладен окончил среднюю школу в 1969 г. в Мекке. Хотя, по сведениям американских профайлеров с 1968 по 1970 гг. он обучался в престижном пансионе в Бейруте в обществе своих братьев Омара, Халеба и Бакри. [20] В 1973 г. он завершил среднее образование в колледже в Джидде.
В 1975 г. Его первой женой стала сирийка, которая приходится ему дальней родственницей. В том же году он поступил на экономический факультет Университета имени короля Абдель Азиза. Профессиональные знания позволили ему войти в управление «Бен Ладен корпорейшн».
Усама не был любимчиком в семье: он был один из самых младщих сыновей, и, по слухам, его мать никогда не была любимой женой старого Моххамеда. [20]. Позже, в связи с нелегальным положением преступника, он утратил связь с семьей. Но Усама был не единственной паршивой овцой в многочисленном клане бен Ладенов. Ещё в 1979 году один из его старших братьев Махрус, связанный с “братьями-мусульманами” оказался косвенно причастным к захвату Большой мечети в Мекке. Как тогда, так и сейчас, королевская семья проявила понимание и темные дела Махруса, а затем Усамы не нарушили тесных связей с бен Ладенами. [20]
Учился легко. Отличался от сверстников чрезмерной религиозностью и амбициозным характером. Проявлял интерес к основам исламской религии и истории развития шариатского права. В целях углубления религиозных знаний занимался с известными теологами Саудовской Аравии, которые отмечали его неординарные способности. Интересовался международной политической жизнью. Болезненно воспринимал разобщенность арабов и поражения арабской стороны в конфликте с Израилем. Как личностную черту можно выделить презрение к любым проявлениям слабости, пассивности, беспомощности в окружающих людях. [33]
Формирование политических идеалов в голове бен Ладена происходило под влиянием внешних обстоятельств и людей, с которыми его свела жизнь. Так, сильное влияние на взгляды и мировоззрение террориста оказал принц Турки ибн Фейсал ибн Абд аль-Азизом, глава спецслужб Саудовской Аравии и Абдалл Аззам – палестинский проповедник, видный деятель «Братьев-мусульман», которого называют духовным отцом Усама бен Ладена. [3]. В 1977-78 гг. он пребывал под влиянием учения аятоллы Хомейни – его стремлением осуществить великую исламскую революцию в Иране. После того, как в феврале 1979 г. революция была осуществлена, бен Ладен приходит к выводу, что такая революция нужна всему исламскому миру. Повлияли на формирование его политических убеждений и впечатления от палестинских беженцев из захваченных Израилем земель, а также события в Саудовской Аравии 1979 года, когда король Саудовской Аравии, чтобы отразить нападение на Великую мусульманскую мечеть в Мекке борцов за чистоту веры, привлек французских парашютистов. Бен Ладен расценил эту акцию как осквернение мусульманских святынь. [56]
Военная карьера бен Ладена началась в 1980 году, когда в Пешаваре (Пакистан) он возглавил движение «Мактаб аль-Хидамит» («арабские афганцы») и отряд из 2 тысяч арабов [31] (по другим данным - 20 тысяч [36]), собравшихся на «священную войну» против советской армии. Сделал он это по поручению принца Тюрки аль-Фейсала [20]. Таким образом движение поддерживалось Пакистаном и Саудовской Аравией, а также, как выяснилось позже, Центральным Разведывательным Управлением США. Прибыв в Пакистан, бен Ладен обнаруживает, что у муджахидов нет настоящей организованной армии и революционного аппарата. Он начинает практически с нуля организовывать инфраструктуру для афганского джихада: строит жилища, больницы, школы, мечети для беженцев, открывает госпитали для раненых, детские дома для сирот и приюты для семей погибших «борцов за веру» и стариков, для бойцов оборудует лагеря и организует каналы их вербовки, переброски людей и военной техники. Крупная военно-учебная база «Маасида аль-Ансар» была построена в 1983 году в горах Афганистана, чтобы доказать афганским полевым командирам, что арабы могут оказывать действенную помощь в войне с СССР [33].
В Пешавар Усама бен Ладен прибыл с семьей – четырьмя женами, две из которых жительницы Саудовской Аравии, одна – палестинка из Сирии, одна – филиппинка, и детьми, число которых тогда составляло около пятнадцати.
Завершение формирования его духовного мировоззрения происходило в середине 80-х после встречи с Муххамедом Айманом Завахиром – руководителем экстремистской группы джихада в Египте. Он пронимается страстной верой Завахиру в силу и будущее воинственного ислама. За годы афганской войны (1980-1989) приобрел широкие связи в международных кругах радикальных исламистов. Так, известно, что он поддерживал тесные контакты с Б. Раббани – популярным лидером моджахедов. [56]
С завершением вывода советских войск из Афганистана бен Ладен становится нежелательной для Вашингтона политической фигурой как лидер окрепшего движения исламских фундаменталистов. Муджахиды не считали войну оконченной: при власти в Кабуле по-прежнему находился коммунистический режим. Но в 1990 г. Саудовская Аравия по требованию США прекратила помощь «арабским афганцам», давая понять, что официально миссия Усамы бен Ладена окончена. Тогда у него возникло чувство, что его предали, что он впустую потратил 10 лет своей жизни. С того момента Усама бен Ладен принял решение продолжать джихад по собственной инициативе и на свои деньги.
Позволив себе ослушаться приказов короля, Усама тайно вступает в союз с противниками эр-риядского режима, превратившись таким образом в противника ваххабитской монархии. Некоторое время его военные заслуги и происхождение служат ему своеобразным иммунитетом.
После иракской оккупации Кувейта в 1990 году, активизации антииракской коалиции, привлечения США в этот конфликт, проведения военной операции «Буря в пустыне», которая вылилась во ввод иностранных, в основном американских, войск в Саудовскую Аравию (и зону Персидского залива) по запросу королевской семьи, - в этот период исламская воинственность бен Ладена становится для США и вовсе нежелательной. Предложенную бен Ладеном помощь правительство саудов отвергло, и теперь его помощники пытаются наладить контакты с Багдадом. Режим начинает относиться к нему так же, как к другим оппозиционерам, подвергая политическим репрессиям: берут под опеку за «антигосударственные высказывания», а в 1991 году выдворяют из королевства Саудов под давлением США. За этим стоит стремление династии Аль Саудов не допустить чрезмерного влияния религиозных институтов в сфере решения государственных вопросов, так как они считают постулаты ваххабизма слишком архаичными для саудовского государства. Но отношение бен Ладена к Саудам взаимно: приглашение иностранных военных он расценивает как предательство высокой миссии опеки над святыми местами. Создается ореол «борца за идею», который преследуется сверхдержавой. По свидетельствам его сторонников, всякий раз, когда он видел на страницах журналов и экранах, как американские солдаты оскверняют оружием святую землю Саудовской Аравии, его охватывал ужас. [20]. В борьбе за очищение королевства от скверны бен Ладен сотрудничает с КПРП (Комитетом по проведению реформ и преобразований), научно-исследовательской ассоциацией, доктора веры из которой категорично выступают за джихад против монархии, которую рассматривают как незаконную. [20]
Корни ненависти к Америке надо также искать в отношениях бен Ладена с королем Фадхом. Она является следствием противостояния бен Ладена саудовскому режиму. Отношения саудовца с королевской семьей в принципе служат особо мощным двигателем его поведения.
С этого времени джихад находит себе другого врага, бывшего союзника – Америку. Сам бен Ладен считает сотрудничество в афганской войне временным совпадением стратегических интересов, где мусульманские борцы действовали не как пособники США, а противники советского атеизма. Таким образом, созданная при помощи ЦРУ сила оборачивается против самой Америки. Это явление аналитики называют феноменом «джина из бутылки».
С 1991 года бен Ладен находит убежище в Судане, где к нему относятся лояльно и обеспечивают паспортом. Выбор страны не случаен. Террорист давно внимательно следил за развитием внутриполитической ситуации. Он приветствовал переворот 1989 г. Хотя Хартум тех лет представлял собой шпионское гнездо: множество секретных агентов из Египта, Израиля, США и Великобритании старались выявить осевших тут экстремистов, - относительно спокойную деятельность бен Ладена обеспечили общие интересы и родственные связи с лидером Хасаном Тураби, племянница которого замужем за Усамой бен Ладеном с 1984 года. Прибыв в 1991 г. в Хартум, бен Ладен быстро сближается с Х. Тураби. Именно благодаря его посредничеству бен Ладен получает суданское гражданство, должность советника при Исполнительном комитете Национального исламского фронта, пользуется привилегиями в сфере коммерческой деятельности. По сути, он получил политическое убежище в обмен на использование его капиталов. Здесь он ведет деловой образ жизни: строит дороги, сельскохозяйственные кооперативы, проводит экспортно-импортные операции. По мнению западных секретных служб,[20] его фирмы в это время – не более чем ширма для операций по закупке оружия, в которых участвовали многочисленные члены «Аль-Каиды». В Судане бен Ладен мало общается с местным населением, не ведет активной светской жизни. Кроме того, Усама бен Ладен издает свои первые фетвы, в которых призывает к свержению королевской семьи. Скандальная слава присутствия Усамы бен Ладена в Судане дорого обошлась этой стране: в 1998 г. американские ракеты «Томагавк» стерли в порошок завод в северной части Хартума.
[20] В 1996 г. под давлением Вашингтона Эр-Рияд выдал ордер на арест: его обвинили в поддержке фундаменталистских группировок, а также в связях с религиозными оппозиционерами, пытавшимися в начале мая 1996 г. создать в Саудовской Аравии независимую организацию по правам человека. Арест был формальностью. Он никак не повлиял на отношения между королевской семьей и кланом бен Ладенов. Его непримиримость к американской экспансии, в частности к союзу Америки и Саудовской Аравии стоила ему семьи: от него отреклись родные. Провокации бен Ладена заставили ваххабитскую монархию принять в отношении него исключительную меру – в 1994 г. его лишают подданства Саудовской Аравии. Войдя в роль оппозиционера, Усама бен Ладен завязывает сеть дружественных контактов в международной исламистской среде: с шейхом Омаром абдулом Рахманом из египетской «Джамаа Исламия» и с рядом саудовских оппозиционеров, живущих в изгнании, поддерживает дружескую связь с Айманом аль-Завахири из «Исламского джихада». Он искусно закладывает фундамент братства бен Ладена – организации-последовательницы «Аль-каиды». В мае 1996 г. нажим на хартумское правительство со стороны Саудовской Аравии и Запада усилился. Чтобы избежать возможного выдворения или выдачи, о которой информировало Усаму само семейство аль-Тураби, он покидает страну. Возможно, имела место сделка: за экстрадицию бен Ладена Саудовская Аравия отказалась от поддержки Джона Гаранга – мятежника с юга Судана. Как бы то ни было, Хартум решил следовать принципам realpolitik - политики, проводимой в соответствии со сложившимися обстоятельствами, отчасти ради того, чтобы реабилитировать себя в международном сообществе. На грузовом самолете «Геркулес С-130», в компании жен, детей и примерно ста пятидесяти сопровождающих, бен Ладен покидает Судан.
С этого времени он находит укрытие у афганских талибов. Сначала временно поселяется недалеко от пакистанской границы, где налаживает сеть наркоторговли, чтобы пополнить кассу организации, пострадавшей после поспешного отъезда. После того, как талибы в сентябре 1996 года вошли в Кабул, Усама бен Ладен ведет жизнь кочевника, перемещаясь из одного убежища в другое. Уже с июля он на передовой джихада, руководит Братством бен Ладена и активно продолжает антиамериканскую компанию. Известно, что в это время в одном из убежищ бен Ладена в огромном шатре состоялось совещание крупных лидеров исламских фундаменталистов, на котором они обсуждали необходимость создания единого исламского фронта. А 23 августа 1996 г. весь мусульманский мир обошла речь, подписанная бен Ладеном, которую американцы расценили как объявление войны. Она появилась в СМИ арабских государств и на многочисленных сайтах в Интернете. Этот призыв озаглавлен «Против американцев, оккупирующих Святые места, - изгнать неверных с Аравийского полуострова». Ролан Жаккар приводит отрывки из этого документа, дающие представление о его содержании [20]:
«Нельзя более скрыть, что народ ислама страдает от агрессии, беззакония и несправедливости со стороны сионистов и крещеных, а также их приспешников; кровь мусульман льется зря, в то время как их имущество становится добычей врага. Этой кровью залиты Палестина и Ирак. Страшные картины бойни в Кане Ливанской ещё свежи в нашей памяти, так же как массовые убийства в Таджикистане, Бирме, Кашмире, Ассаме, на Филиппинах, в сомалийском Огадене, в Эритрее, Чечне, Боснии и Герцеговине. Эти убийства леденят кровь в жилах и взывают к нашей совести
Мы, я и моя группа, также страдали от несправедливости. Нам не давали обращаться к мусульманам. Нас преследовали в Пакистане, в Судане и Афганистане, где я так давно не был. Милостью аллаха сейчас у нас есть надежная база высоко в горах Гиндукуша, в Хорасане, где – милостью Аллаха - была сокрушена самая большая армия неверных. Миф о сверхдержаве развеялся, когда муджахиды грянули «Аллах акбар», в тех же горах мы работаем над тем, чтобы устранить несправедливость, которую чинит мусульманскому обществу альянс христиан и сионистов, особенно после оккупации благословенной земли Иерусалима, дороги, по которым шел Пророк (благослови и спаси его Аллах), обоих святых мест. Мы просим Аллаха, всемилостивейшего и всемогущего, даровать нам победу. В этих условиях преследовать врага за пределами страны – наш первейший долг
Молодые люди, которых вы называете трусами, соревнуются друг с другом за право сражаться с вами и убивать вас Эти молодые люди в Афганистане более десяти лет носили оружие за плечами; они дали обет Аллаху, пока живы, не выпускать оружие из рук до тех пор, пока вы – по воле Аллаха – не будете изгнаны, сокрушены и унижены»
Как видим, бен Ладен не делает различия между американскими или советскими врагами, для него все – неверные. Чтобы привлечь сторонников, он, подобно большинству радикальных лидеров, представляет мусульман жертвами. В конце документа он призывает сохранять единство, не развязывать гражданских войн в Саудовской Аравии, чтобы не ставить под удар нефтепромышленные инфраструктуры полуострова.
В августе 1998 года один из лагерей бен Ладена подвергся бомбардировке. Усама бен Ладен не пострадал, но после этого американское правительство заявило, что «Вашингтон оставляет за собой право нанести удар по любому месту в Афганистане, где могут скрываться террористы».
После атаки, которая произошла по неосторожности - из-за использования спутникового телефона, который легко засечь современными системами наведения, бен Ладен переходит на более безопасный способ связи: он использует ручных соколов с радиопередатчиками.[20]
В марте 1997 г. Усама поселяется в окрестностях Джелалабада на базе “Наджам уль-джихад” (“Звезда священной войны”). Его охраняет группа алжирских фундаменталистов, бывшие воины Абдалла Аззама, духовного наставника бен Ладена. Он близко общается с Муллой Омаром (лидером талибов ), финансирует ряд талибских проектов, делает Омару богатый подарок – дом в Кандагаре, устанавливает специальную “красную” телефонную линию для экстренной связи с вождем талибов. [20].
В этом не поддающимся контролю регионе бен Ладен чувствует себя как рыба в воде. Сейчас ходит много слухов о его местонахождении, многие из которых пущены самими экстремистами. Талибы в своих заявлениях по поводу бен Ладена отвечали уклончиво: ”Усама бен Ладен в Афганистане, но мы не знаем где”. Наверняка известно лишь то, что он живет где-то в труднодоступном районе афганских гор, а каждый его выезд сопровождает колонна, вооруженная “стингерами”.[20]














II.2. Личность террориста
Что же представляет из себя Усама бен Ладен? Розыскная ориентировка ФБР описывает его как гиганта более 190 см ростом, худого и сутулого, пользующегося при ходьбе тростью, с исхудалым лицом, обрамленным темными волосами, с карими глазами, оливково-смуглой кожей и густой бородой с проседью. В рубрике «род занятий» значится – «неизвестен».
Психологические портреты в среде исламистов изображают его человеком застенчивым и немногословным, очень серьезным. Говорят, он умен и наблюдателен, но при этом нерешителен, долго думает, прежде чем принять решение. Но сторонники бен Ладена объясняют медлительность шефа его великой мудростью [20]. Он пользуется популярностью среди своих людей, поскольку их не подавляет харизма, которой он обладает. Хотя у него есть несколько жен, он живет преимущественно со своими последователями.
По словам его бывшей жены, с которой он развелся в 2001 г., Усама бен Ладен уже не тот человек, за которого она выходила замуж. Он спит по 2-3 часа в сутки. Ест чрезвычайно мало. У него развилась мания преследования. Он не носит часы на батарейках, опасаясь, что их могут засечь американские спутники-шпионы. Кроме того она говорит о демонстративном самоубийстве, которое он якобы собирается совершить перед телекамерами.
Если взять личность абстрактного террориста, можно выделить некоторые характерные черты. Терроризм в любом виде подразумевает убийство или возможность убийства. Анализ действий террориста укладывается в схему психологического механизма убийства убийцы-одиночки [7]. Во-первых, возникновение ситуации отвергания, - в террористические группы часто попадают социально неадаптированные люди. Так, система вербовки в лагеря во многом основана на уязвимом общественном положении. Затем следует стадия персонификации угрозы жизненно важной ценности: предписания Корана есть основа мусульманской идентичности и если ислам находится в опасности, то месть врагу является общей и обязательной. Ещё до поступления в тренировочный лагерь террорист уверен, что опасность его религии исходит от Запада, там его уверенность в этом ещё укрепляют дополнительной пропагандой.
Первоочередную роль играют такие личностные качества, как нетерпимость и жестокость. Большим уважением пользовался в среде исламистов боснийский командир Абу Абдель Азиз по кличке «Рыжая Борода». Выставляя напоказ свою жестокость, он любил фотграфироваться с отрубленными головами сербов [20]. Склонность к садизму Усамы бен Ладена проявилась в Афганистане: он, имея вооруженную группу, лично исполнял казни [31] .
Истинно восточным является «шахидство» - самопожертвование во имя веры. Смертники проходят специальную подготовку в лагерях. Роллан Жаккар описывает процесс подготовки смертников: сопровождаемые до последнего дня имамом, духовным наставником, будущие смертники в конце концов начинают сами умолять отправить их на задание - возможно, сказывается нервное напряжение, и они хотят поскорее покончить со всем этим. Смертники проходят элементарную военную подготовку и живут в суровых условиях. За два часа до планируемой операции имам будит их и предлагает помолиться в последний раз. Затем смертники садятся в машину, двери которой заваривают (возможны и другие варианты). На каждой тренировке инструкторы приносят в жертву одного добровольца, который, прикрепив к телу взрывчатку, врезается на машине в стену со скоростью 50 км/ ч. Других «одержимых Аллахом» это зрелище не обескураживает, а ужасная смерть их товарища лишь придает им силу отчаяния. Арабские террористы-самоубийцы – шахиды – верят, что после смерти попадут в рай. Несомненно, их существование пронизано верой, а их подвиг одобряется и благословляется семьей. «Родители палестинских смертников счастливы, когда те взрывают на себе бомбы. Потому что семья камикадзе сразу становится уважаемой, а потеря сына для неё, как правило, ничего не значит, ведь в доме полно других детей»[25]. Лагеря смертников организует движение «Хамас», «Исламский джихад» и др. [20] Интересно то, что в этом явлении можно проследить черты традиционной восточной деспотии: на лидеров самопожертвование не распространяется, от них его никто не станет требовать по принципу «можно перебить все войско, но султан важнее».
Какие причины побудили бен Ладена встать на путь терроризма? Социальная неадаптированность? Если не считать того факта, что он не был любимым сыном и не отличался коммуникабельностью , он являл собою образец благоустроенности: у него была работа в отцовской фирме и 300 млн. $ (сейчас гораздо меньше). Направь он свою бунтарскую энергию в мирное русло, он мог бы, по крайней мере, иметь собственный бизнес. Если в 80-е его деятельность в Афганистане была санкционирована и укладывалась в рамки политического курса семейства Саудов, то в 90-е его энергия и деньги выходят из-под контроля саудовской монархии. Почему Усама бен Ладен ослушался власть и не сдал своих позиций? Как уже говорилось, он испытывал чувство, будто его предали. Есть другая точка зрения.
По мнению Д. Ольшанского афганская война явилась основным психологическим узлом в биографии бен Ладена, а его последущее поведение является результатом так называемого «афганского синдрома». Этим же психологическим феноменом Д. Ольшанский объясняет причины всплеска терроризма после вывода советских войск из Афганистана. Если советские афганцы стали социальной базой для криминальных структур СНГ в 90-е, то муджахиды пополняли собой различные исламские террористические группы. «Афганский синдром» един независимо от того, по какую сторону находились воевавшие там. Причем это частный случай: военная психология давно занимается изучением приспособления военных к мирным условиям: недовоевавшим людям всегда трудно адаптироваться. [42] [44] Мировосприятие солдата отличается от психологии мирного жителя. «Фактор смерти» постепенно начинает восприниматься как привычный и даже начинает нравиться. Ситуация угрозы жизни со временем начинает восприниматься как единственно настоящая.В боевых ситуациях человек получает возможность проявить свою индивидуальность «в чистом виде». Он не зависит от условностей и социальных ролей. Он исходит не из того, как надо делать «по правилам», а из того, что необходимо делать для того, чтобы выжить. Как преступников, «афганцев» внутренне постоянно тянет на «место совершения преступления».
Усама бен Ладен не просто террорист - постафганец, а террорист № 1, так как придал новый смысл борьбе множества людей, готовых к любым жертвам, но лишенных противника. Он подарил своему “легиону” нового врага, недвусмысленно указав на Запад (в первую очередь на США).
[20]. То, что бен Ладен во время афганского сопротивления, будучи не рядовым, присутствовал на театре военных действий, способствовало его личной популярности. Ходят легенды, что он непосредственно участвовал в боях против советских солдат, где и получил боевое крещение – легкое ранение и значок муджахида [20]. Легендарности бен Ладена способствует его таинственность, обусловленная потребностью в безопасности. Он живет замкнуто, редко общается с журналистами, использует соколиную почту.
За годы своей известности у бен Ладена сформировался определенный политический имидж. Выступления и речи бен Ладена предельно просты, четки и доступны для мусульманского восприятия. Если его отдельные фразы, обороты и выражения носят для европейского уха чересчур витиеватый характер, это происходит по одной прагматической причине: он стремится не дать противникам прямых оснований для обвинений в подготовке конкретных террористических акций. [20] Отказавшись от авторства взрывов в Восточной Африке, но одобрив их, бен Ладен создает себе образ мыслителя, который вдохновляет, но не принуждает. Он не занимает никакой официальной должности в качестве военного, идеологичекого или религиозного лидера. Но ему никогда не приходится ничего требовать, чтобы добиться своей цели. [18]. В своих заявлениях бен Ладен подчеркивает сугубо политические мотивы. Нигде нет речи о развращенности, неверии или ложной вере Запада, он нигде не обличает кока-колу, Макдоналдс или Мадонну. Он говорит, что Америка – агрессор и оккупант. Америка виновата тем, что держит войска в Саудовской Аравии, поддерживает Израиль, оккупирующий в свою очередь Палестину, и режимы в Египте и Саудовской Аравии, которые бен Ладен считает «отступниками».
Террорист не верит в гуманизм и не видит в уничтожении людей, которых он считает еретиками трагедию и потерю для человеческой цивилизации. То, что неверных надо подчинять, вопрос для мусульманского радикала уже решенный. Джихад –это наказание тем, кто не желает видеть истину. "Аллах настигнет вас наказанием от Него или нашими руками" (Коран 9:52). [54]
















III. «Аль-Каида»
III.1. Организация «Аль-Каида»
В 1998 г. Большое жюри Нью-Йорка, расследуя организацию взрывов в Восточной Африке, подвело итог предполагаемой жизни Усамы бен Ладена и его окружения. :
«С 1989 г. по настоящее время, когда вынесено обвинительное заключение, существует международная террористическая организация, которая ставит своей основной целью борьбу с неисламскими правительствами насильственными методами. Эта организация родилась в недрах «Мехтаб аль-Хидемат» (Бюро помощи») Группировка была основана обвиняемым Усамой бен Ладеном и Моххамедом Атефом, при участии Абу Убайды аль-Баншири и других. С того времени, т.е. приблизительно с 1989 г., до настоящего момента группировка носила название «Аль-Каида». С 1989 до 1991 г. штаб-квартиры группировки находились в Афганистане и в Пешаваре, Пакистан. В 1991 г. или незадолго до этого руководящее звено «Аль-Каиды», в том числе и эмир, обвиняемый Усама бен Ладен, обосновалось в Судане. Штаб-квартиры «Аль-Каиды» находились в Судане приблизительно с 1991 до 1996 г., но её отделения во многих странах до сих пор не закрыты. В 1996 г. обвиняемый бен Ладен, Моххамед атеф и другие члены организации вновь обосновались в Афганистане» [20]
Требования «Аль-Каиды», как и любой исламистской организации неконструктивны. В отличие от националистов и сепаратистков 80-х годов (баскской ЭТА, ирландской ИРА), тезисы исламистов не ссылаются на труды признанных богословов, философов или экономистов, только на Коран. Они обращаются к всеобщим ценностям, в частности к общей идее всех исламистов - установление арабского халифата во всем мире, и как следствие этого отказ от американской культуры. Ни экономическая, ни социальная программы не выработаны. Нет манифеста или хартии, определяющих их цели. Ключевое слово фундаменталистов – несправедливость. Существует круг нерешенных проблем, в которых обвиняют власть. Единственным правительством, приемлемым для мусульманских стран, является чистое мусульманское правительство, которое опирается в своей деятельности на нормы Корана. Светские арабские режимы, подобные режиму Хусейна в Ираке полностью отбрасываются в качестве модели (но не исключаются в качестве временных партнеров, так, по некоторым сведениям, Усама трижды направлял в Ирак дипломатов, с 198-200). Как именно будут преодолевать кризис в исламском обществе после установления теократического государства бен Ладен не уточняет [56], хотя в одном из интервью и дает примерный набросок экономической программы истинно-мусульманского мира. [5] Её можно охарактеризовать словом автаркия (политика, направленная на создание замкнутого хозяйства, обособленного от экономики других государств). Как правило, к этому сводились все экономические программы на основе ислама. За образец принята концепция таухидной (единобожной) экономики в Иране. Исламское общество – умма – целостный организм, экономика – его часть. Принцип тоухида – единство содержания власти и экономики. В современном мире примером реализации этого принципа является шиитский Иран. [11]
Лучше политического, экстремисты понимают язык военный стратегии. Поэтому конкретные цели – нанести обиду врагу, негативы которого всячески подчеркиваются – более популярны и помогают вербовать новых сторонников. Отстранение от власти короля Фахда, вывод американских войск с территории Саудовской Аравии, признание правительства талибов – это более реалистическая программа, чем идея об установлении исламского общества во всем мире. В начале 90-х годов была поставлена цель вытеснить американцев из Африки, она и была частично выполнена путем террористической деятельности в Восточной Африке (взрывы посольств в Танзании, Кении, теракты в Сомали), после чего американские военные больше не решались участвовать в постоянных операциях в Африке. Вторая конкретная цель – вытеснение американских войск с Ближнего и Среднего Востока в начале 90-х потерпела неудачу. Поэтому во второй половине 90-х бен Ладен объявляет мобилизацию, активно используя идеологию.
23 августа 1996 г. он провозглашает джихад, официально заявив о своем намерении встать на путь терроризма. В убежище в горах Гиндукуша в Афганистане он написал декларацию, опубликованную под названием «Послание Усамы бен Ладена его мусульманским братьям во всем мире и особо на Аравийском полуосторове; объявление священной войны американцам, захватившим землю двух священных мечетей; выдворение неверных с Аравийского полуострова» [20]
В первой фатве (декрете) от 12 октября 1996 года [28] он следующим образом объявил о начале священной войны: «Мусульмане страдают от несправедливостей и злодеяний, исходящих от Союза сионистов и крестоносцев и предателей, сотрудничающих с ними. Сейчас каждый род на Аравийском полуострове обязан вести джихад и очистить нашу землю от этих оккупантов. Их богатство достанется тем, кто будет убивать их. Мусульмане, ваши братья в Палестине и в земле двух святых мест, то есть в Саудовской Аравии, призывают Вас помочь им и принять участие в войне против врагов – американцев и израильтян». Если в первой фетве преобладает тема освобождения трех священных городов (Мекки, Медины и Иерусалима) «от американских и сионистских агрессоров», то во второй, выданной в феврале 1998 года имеется уже прямой приказ убивать американцев по всему миру. Таким образом, бен Ладен предъявляет своей армии конкретного врага. В нем говорится [28]: «убийство американцев и их гражданских и военных союзников – религиозный долг, который каждый мусульманин должен выполнять, в какой бы стране он не находился, до тех пор, пока мечеть Аль-Акса не будет освобождена и их армии не покинут земли мусульман». Угроза Америке звучит и в знаменитом телеобращении, транслировавшемся катарской телекомпанией «Аль-Джазира», в котором бен Ладен призывает арабов к войне. Заканчивается оно словами [25] «клянусь Аллахом, что американцы никогда не будут ощущать себя в безопасности, пока на палестинской земле не установится мир и все войска не покинут земли Муххамеда». («Аль-джазиру» считают «рупором» бен Ладена и «Аль-Каиды», но руководитель Ахмад Шейх и работники «Аль-джазиры» оценивают себя как независимый канал, цель которого показывать миру обе стороны медали. [66])
В обвинительном акте Большого жюри указывается, что «Аль-Каида» ведет свои истоки от «Махтаб уль-Хедамат Муджахидинз» («Бюро помощи муджахидам») - организации Абдаллы Аззама, духовного учителя Усамы бен Ладена. Официально за дату основания принят 1989-й год. Хотя по разным источникам, дата создания «Аль-Каиды» варьируется от 1985[20] до 1990 гг.[31]. Название «Аль-Каида» (Al-Qaeda) переводится с арабского как «основа, база». Она была создана бен Ладеном в период афганского сопротивления как отряд, занимающийся, в числе прочего, вербовкой и переброской боевиков. «Аль-Каида», на старте выглядевшая весьма скромно, со временем стала передовым отрядом. Предусматривалось, что новая структура должна иметь за рубежом многочисленные филиалы, опирающиеся на местные исламские общины. В рамках этого замысла эмиссары бен Ладена выезжали в страны Ближнего Востока, США и Европы, где с помощью подставных лиц были зарегистрированы различные учреждения и фонды, представляющие его интересы. Организация «Каида» получила в дальнейшем несколько новых названий, распространенных в настоящее время в исламистских кругах. Наиболее часто встречающееся – «Исламская армия», «Исламская армия освобождения святынь», «Фонд исламского спасения», «Группа сохранения святынь».[33]
Костяк «Аль-Каиды» составляют арабы, так называемый «исламский легион» - бывшие боевики-афганцы. Это выходцы с Северного Кавказа, государств Центральной Азии, Китая, наемники из стран Ближнего Востока, Северной Африки и даже США. Одни после вывода советских войск продолжили джихад против правительства Кабула: так, в Афганистане сейчас сосредоточено около 20 тысяч наемников из Алжира, Бангладеш, Египта, Иордании, Йемена, Марокко, Сирии, Судана, Туниса, а также пакистанских «добровольцев» из радикальных организаций [63]. Другие, возвращаясь в свои страны, развернули борьбу с собственными правительствами (например, в Алжире, Тунисе, Марокко). Имея хорошую боевую подготовку, «воины тьмы» сражаются за великую исламскую идею. Выяснить принадлежность к той или иной организации, составить солдатский реестр чрезвычайно сложно. Хотя члены сети бен Ладена – настоящие бюрократы и хранят документы о сделках, покупках и даже теефонных преговорах, они не афишируют свою статистику. По приблизительным данным, число членов «Аль-Каиды» [31] варьируется от 3 до 20 тысяч. По данным правоохранительных органов ФРГ [63] «Аль-Каида» имеет 3 тысячи активных членов и около 27 тысяч сторонников. Назывется также цифра 13 тысяч [51].
Четкой схемы сети «Аль-Каида» до сих пор нет. Она не видна и не функционирует постоянно, но всегда готова быть задействованной. Известны имена ближайших помощников бен Ладена, существует несколько мнений о структуре организации, о связанности её элементов.
Главой и спонсором организации является Усама бен Ладен. Ему подчиняется руководящий совещательный орган – шура. Первый круг его соратников (ближайшее окружение) является самым закрытым. Он ограничен несколько самыми преданными приверженцами. Второй человек в «Аль-Каиде» - Абду Афез аль-Масри аль-Хабир, известный в ФБР также под именем командира Атефа или Мухаммеда Атефа, занимается организацией военных и террористических операций. Он также несет основную ответственность за подготовку кадров. [50]. До 1996 года он занимался военными операциями вместе с Абду Убайдой аль-Баншири. В соответствии с программой ФБР «Герой» голова Муххамеда Атефа оценивается в пять миллионов долларов. Другой приближенный Усамы – шейх Тасир Абдулла. В феврале 1998 г. на конференции, посвященной созданию Международного исламского фронта в поддержку джихада, бен Ладен представил шейха Тасира как своего первого помощника. Вероятно, это связано с арестом Вадих аль-Хадж - секретаря Усамы, исполнявшего роль последней инстанцией и бывшего в курсе всех его дел до 1994 г. В первом круге верховных руководителей находится и Айман аль-Завахири, создатель и вдохновитель египетского «Джихада». Два других активиста, пользующихся меньшим влиянием, но известных благодаря своему происхождению, Ммоххамед и Абду Азим – сыновья шейха Омара. Ещё два менее известных деятеля – Абу Ясир Рифай Ахмед Таха, египтянин, и Шавки аль-Истамбули, брат убийцы президента Садата. [20].
Помимо шуры в состав Аль-Каиды входят несколько групп, занимающихся военными, информационными и исламскими вопросами – так называемый второй круг братства бен Ладена.
Одни называют «Аль-Каиду» террористическим конгломератом. Государственный секретарь США К.Пауэлл охарактеризовал её как своего рода транснациональную корпорацию, в которой бен Ладен возглавляет «холдинговую компанию», имеющую отделения в различных странах. По оценке министра обороны США Д. Рамсфела «Аль-Каида» действует в 60 государствах [51]
Возможно, «Аль-Каида» не является организацией в традиционном понимании этого слова: это боевая группа, цель которой воспитать воинов джихада – «орден исламских меченосцев», не имеющий четкой структуры [3]. Так, бывший руководитель антитеррористического центра ЦРУ Винсент Каннистрато считает, что «Аль-Каида» состоит из ячеек, составляющих мощную всемирную сеть Принцип работы таков, что раскрытие одной ячейки не приведет к распутыванию всей сети. Как правило они не знают друг друга». [36]
О том, какое место «Аль-Каида» занимает в структуре всемирного исламского движения, также существует несколько версий. В суданский период говорили о тесной связи «Аль-Каиды» и «Зелёного интернационала» (Арабо-исламского народного конгресса, финансово поддерживаемого бен Ладеном). Возможно, обе организации действовали паралельно, или же первая подотчетна второй, помогает ей материально [3]. Много говорят о связи «Аль-Каиды» и «Египетского джихада». Питер Берген [18] считает, что слияние произошло в 1998 году , причем именно «Джихад» («Эль-Джихад») поглотил организацию бен Ладена, а не наоборот так как теперь организация и тактика «Аль-Каиды» копирует «Эль-Джихад» и Айман аль-Зауахири влияет на бен Ладена, а не наоборот. Формально он второй человек в его организации, а по существу, скорее всего, первый. В этом вопросе ещё много пробелов.
В 1998 году бен Ладеном создан альянс исламских террористических организаций «Исламский международный фронт борьбы с евреями и крестоносцами» («Всемирный исламский фронт борьбы с иудеями и христианами»), куда кроме «Аль-Каиды» и группы «Египетский джихад» входят две пакистанские организации: «Организация улемов Пакистана» и «Движение моджахедов», а также движение «Джихад» в Бангладеш. Конечной целью этого союза является провозглашение создания Объединенного исламского государства путем установления «нового исламского порядка» в различных районах мира, основанного на верховенстве духовной власти и шариатского права. Самым интригующим является соотношение «Аль-Каиды» и братства бен Ладена. Братство – это не образное название «Аль-Каиды». Возможно, что «Аль-Каида» была создана бен Ладеном как отряд Братства бен Ладена [33]. Но скорее всего это иная, новая, особого типа организация, созданная после того как “Аль-Каида” исчерпала возможности своего развития и послужила его основой, предав свой опыт. И хотя в СМИ про Братство бен Ладена можно услышать значительно реже, но оно, по мнению Р. Жаккара внушает гораздо большую тревогу, чем агонизирующая “Аль-Каида”.
Афганистан, не поддающийся никакому контролю, особенно в период режима талибов, называют пороховой бочкой. Помимо того, что он представлял собой театр военных действий, Афганистан можно назвать всемирным учебным центром терроизма. [63] «Аль-Каида» руководит сетью из 28 лагерей по подготовке боевиков, из которых 12 действуют [48] в самом Афганистане, в горах вблизи Кабула, Кандагара и Джелалабада. Большинство лагерей сосредоточено на границе с Пакистаном (провинции Нангархар, Пахтия, Логар и Кунар). В провинции Пахтия находится Хост, одна из главных баз террористов. Недалеко от Хоста расположены два важнейших учебных центра – Аль-Бадр I и Аль-Бадр II, в которых постоянно проходят обучения около 350 бойцов, направляемых затем в Кашмир, Чечню и Боснию. В других лагерях на границе – Омаре, Аль-Хульдане и Фаруке – находятся в основном наемники для Чечни. По свидетельству «Лос-Анджелес таймс» от 25 сентября 2001 г. организация бен Ладена переправляла боевиков в Чечню через «благотворительный фонд» в Баку, при этом переброска одного боевика стояла около 1,5 тысяч долл. Связь Чечни с «Аль-Каидой» неоднократно подтверждается. Так, документы уничтоженного в июле 2001 года в Чечне полевого командира Абу-Умара Муххамед Ас-Сейфа подтверждают, что он был лично знаком с бен Ладеном. Саудовская газета «Эль-Ватан» от 17 сентября 2001 года сообщает: в Чечне воевал по меньшей мере 1 из участников террористической атаки в Нью-Йорке - Ахмед аль-Хамади (его самолет и его брата – первый врезался в Южную башню Всемирного торгового центра). Еще в сентябре 2000 года инструктор по боевой подготовке «Аль-Каиды» Абу Дауд в интервью Ассошиэйтед Пресс с согласия талибских властей заявил, что его руководитель – бен Ладен – заслал в Чечню 400 человек со взрывчаткой и оружием [22].
Лагерь Абу-Бакр вблизи Хоста специализируется на минном деле. Некоторые из лагерей – простые палаточные городки, которые постоянно перемещаются. Например, часть лагерей, первоначально находившиеся в районе Пешавара, были перебазированы в горы Афганистана. Главными на сегодняшний день являются лагеря Джали, Спин-Шага и Шепули в провинции Пахтия. В провинции Нангархар четыре крупных лагеря, где проходят подготовку в основном кашмирцы: Тераки-Танги, Музаффарабад, Дехбала и Назиан-Шинвар. Список афганских лагерей можно продолжать долго.
С 1996 года, время появления бен Ладена в Афганистане, через лагеря прошло 15-20 тысяч человек из 50 стран. Программа обучения включала: стрельбу из оружия, подрывное дело (изготовление бомб из тротила и пластической взрывчатки), ведение разведки и другие диверсионные навыки. Кроме того существуют специализированные лагеря: по уничтожению воздушных целей, изготовлению ядов, отравлению, взрыву зданий, угону самолетов. Военная подготовка сопровождается психологической обработкой: культивируется ненависть к Западу и отрицание материальных ценностей. Моральная подготовка основывается на усиленном изучении Корана и долгих самокритических выступлениях по возвращению с боевых заданий. Обучение продолжается и во время погребения тел погибших: похороны превращаются в нескончаемые церемонии, на которых звучат религиозные речи. [20]
Но энтузиазм и вера в Аллаха – не единственное оружие джихада. Если для военных действий в горах хватает советских автоматов, то чтобы поражать крупные мишени - города и даже целые страны, нужны новейшие технологии. Сам бен Ладен на вопрос, имеется ли у него в наличии оружие массового уничтожения, как всегда не отвечает однозначно: «Приобретать оружие для защиты мусульман- это наш долг. Если правда, что я купил оружие (химическое или ядерное), я благодарю Аллаха, который мне это позволил. И если я стараюсь получить такое оружие, то это – долг. Для мусульман было бы грехом не попытаться завладеть тем оружием, которое могло бы помешать неверным причинить зло мусульманам» Жак, с 237
Важным вопросом является финансирование организации. Немецкие правоохранительные органы [63] оценивают общее состояние «Аль-Каиды» в 5 миллиардов долларов США про годовом доходе в 30-50 миллионов долларов. Но Усама бен Ладен не является единственным источником финансирования. Более того, Братство бен Ладена является самоокупаемой организацией, которая смогла бы существовать независимо от капитала бен Ладена. [56] Организация имеет как минимум 6 источников финансирования:
собственный капитал Усамы бен Ладена 2) американские и южноаравийские фонды, которые сохранились
у него со времен афганской войны против Советского союза
3) вклады различных исламских групп в арабских государства
4) такие же фонды в странах Запада (США, Британия). Например, на счетах британских банков есть огромные вклады арабов-мусульман 5) благотворительные фонды, руководимые представителями разнообразных дотаций государств Персидского залива
6) деньги, поступающие от отдельных богатых арабов из зоны Персидского залива
Но, как отмечает большинство авторов, основным источником финансирования террористической организации являются все же доходы от торговли наркотиками. Связь терроризма с наркобизнесом является характерной чертой современного терроризма. По данным [63] от торговли наркотиками на счета «Аль-Каиды» поступает около 40% доходов, а еще 30% составляют пожертвования религиозных групп, отдельных лиц и даже правительств некоторых исламских государств.
По оценкам экспертов, личное состояние бен Ладена составляет порядка 250-300 млн. долларов. Часть этих средств находится в непрерывном обращении и контролируется 70-80 легальными фирмами, оформленными на доверенных лиц бен Ладена. [33] Так, ширмой для покупки взрывчатки, оружия, а также для свободного передвижения агентов организации являются официально зарегистрированные предприятия, организованные Усамой бен Ладеном с 1989 года. Это холдинговая компания «Вади Аль Акик», строительная компания «Аль Хиджра», сельскохозяйственная фирма «Аль Темар Аль Мубарака», инвестиционные компании «Ладин интернешнл» и «Таба инвестментс». [28]
[18] Обозреватель Си-эн-эн Питер Берген полагает, что слухи о бенладеновских миллионах могут быть сильно преувеличены. Никто никогда их не видел. Он вложил много в дорожное строительство в Судане, в Исламский банк и ряд сельскохозяйственных проектов. Эти деньги (может быть, миллионов 150) он как будто бы потерял, когда в 1996 году его выгнали из Судана. В его кругу много было разговоров о том, что денег нет и надо экономить. В то же время он, скорее всего, продолжает получать деньги от семьи и от сочувствующих бизнесменов, в особенности в Саудовской Аравии и в районе Залива. А проводимые им операции на самом деле не так уж дороги. На теракт «11 сентября» он потратил по разным оценкам от 200 до 500 тысяч долларов.
В так называемых «черном списке» - списке иностранных террористических организаций, состоящем из 28 организаций, опубликованном Госдепартаментом США от 5 октября 2001 года особо выделено 5 организаций из-за своей связи с «Аль-Каидой». Это Исламское движение Узбекистана (ИДУ - 10-я в списке), Аль-джихад (Египетский исламский Джихад – 11-й), Гамая-аль-Исламия из Египта (6-я), Харакат ул-Муджахидин (ХУМ) из Пакистана (8-й) и Абу Сайяф из Филиппин (2-й)[48]. Сама «Аль-Каида» занимает в «черном списке» лишь скромное 21-е место, в связи с тем, что была включена в него только в 1999 году [53].



III.2. Террористическая деятельность «Аль-Каиды»
Понятие современного «терроризма» не совсем соответствует своему изначальному значению («террор» с латинского переводится как «страх, ужас», а «терроризм» буквально означает « устрашение смертными казнями, убийствами и всеми ужасами неистовства»). Современные определения добавляют к этому политический аспект, который отличает терроризм от уголовного преступления. Большая советская энциклопедия [59] определяла террористический акт как «убийство или причинение тяжкого телесного повреждения государственному или общественному деятелю, совершаемое с целью подрыва или ослабления власти». Современное международное право включает в понятие террористический акт: убийства или иные посягательства на глав государств, глав правительств, членов дипломатических представительств, организуемые в целях оказания влияния на политику той или иной страны. Такие определения отталкиваются от старой схемы одиночного убийства, имевшей грандиозное значение до последней четверти ХХ века (так, убийство эрцгерцога Фердинанда стало поводом к началу I мировой войны, а убийство С. Кирова вызвало волну репрессий в СССР).
Особенностью исламского терроризма является массовый террор, который имеет целью не конкретные ультимативные требования с угрозами убить определенных людей, а коллективные убийства с целью запугать население. Сюда как нельзя более подходит определение, данное Ожеговым: «терроризировать - запугивать чем-нибудь, держа в состоянии постоянного страха». [41] Терроризм использует психологические механизмы страха. То, что испытывают люди, находясь в неизвестности – не животный страх, ужас, который мы испытываем непосредственно в момент опасности, а скорее состояние тревоги, которое переходит в панику. Известно, что неведомое пугает больше, чем реальный фактор страха. Даже солдаты на поле боя чувствуют себя спокойнее, когда идут в атаку, чем до её начала [27]. После того или иного взрыва обычно следуют телефонные звонки в СМИ. Таким образом, террористические организации берут на себя ответственность за совершенное. Это делается с расчетом на страх, вызванный домыслами, означающий утрату рациональной оценки ситуации. Убийство не конкретного человека, а некоторого случайного множества – особенно сильный прием террора, потому что тогда у человека возникает ощущение, что членом этого множества может стать он сам [43]. Такой страх раскалывает общество, что и нужно террористам.
Методика разрешения конфликтов, когда каждой из сторон есть что терять (жизнь, свобода, частная собственность), оказывается непродуктивной с исламскими террористами, когда приходится вести переговоры с людьми, которые легко расстаются с жизнью.
Парадокс, но терроризм – порождение демократии. Он возможен только в демократическом государстве, где каждый имеет право быть услышанным. Террористы, следовательно, хотят добиться этого права хотя их действия сами по себе и противоправны. В государстве, где интересы государства выше интересов человека, подобный шантаж не возможен. Кроме того важен фактор политической цензуры. Теракты носят театральный характер. Происходит это вследствие резонанса, который они вызывают благодаря освещению СМИ (атрибуту демократии), и призваны привлечь внимание общественности, дестабилизировать обстановку, ослабить политический авторитет.
Во второй половине ХХ века развитие такого явления как терроризм имеет определенные тенденции: во-первых, устойчивый рост количества терактов (если в 80-е годы ежегодно совершалось около 500-800 крупных терактов, то в 90-е это число возросло до 900), во-вторых, изменение форм терроризма. Так, в 70-е годы широко был распространен захват посольств, потом эта форма терроризма исчезла так как были приняты повышенные меры безопасности. Тоже касается одной из распространенной формы палестинского терроризма – захвата заложников, который в силу ужесточения позиции и прекращения уступок также пошел на спад. В настоящий период возросло число безадресных взрывов большой мощности (автомобили в местах большого скопления людей, административные, торговые и жилые здания, пассажирские самолеты). Эти теракты совершаются фанатиками-камикадзе в целях устрашения или устранения.
Основные характеристики современной террористической деятельности таковы [12]:
широкий размах именно международного терроризма, отсутствие явно выраженных государственных границ
жесткая организованная структура (как правило террористические группы имеют подразделения: руководящее звено, оперативное звено, разведка и контрразведка, материально-техническое обеспечение, боевые группы, прикрытия)
жесткая конспирация и тщательный отбор кадров
наличие агентуры в правоохранительных и государственных органах
хорошее техническое оснащение
разветвленные сети конспиративных укрытий, учебных баз и полигонов
современные средства информации (пропагандистское обеспечение)
срастание с наркобизнесом и незаконной торговлей оружием
создание сети фирм, кампаний, банков. Фондов, которые используются в качестве прикрытия террористов, финансирование и всестороннее прикрытие их операций
увязывание террористической деятельности с национальными, религиозными, этническими конфликтами, сепаратистскими и освободительными движениями
К этому можно добавить [63]:
- циничность и жестокость исполнения
масштабность акций, большое количество жертв
распространение влияния террористических организаций на природно богатые районы
попытки овладения оружием массового поражения
появление новых видов терроризма (информационного, электронного и др.)
Кроме того, политический терроризм сейчас все больше сливается с уголовной преступностью. Их можно порой различить лишь по целям и мотивам, а формы и методы идентичны (убийства крупных деятелей бизнеса, журналистов, захват заложников, угон самолетов и др.) Часто террористы, совершая теракты, не выдвигают никаких требований и не берут на себя ответственность за совершенные преступления. Их задача – нанести наибольший ущерб, посеять панику, вызвать недоверие к властям, неверие в их способность контролировать ситуацию, обеспечить безопасную жизнь.
Все эти черты присущи «Аль-Каиде» , как никакой другой организации. В силу законспирированности организации и засекреченности противодействующих ей органов, трудно получить наиболее полные сведения о террористической деятельности «Аль-Каиды». Даже нижеприведенные сведения не являются полностью доказанными.
Первым громким терактом, связанным с именем бен Ладена является теракт во Всемирном торговом центре в Нью-Йорке 1993 года.
3 и 4 октября 1993 года агенты «Аль-Каиды» приняли участие в нападении на американских военных, служивших в Сомали в рамках операции «Возрожденные надежды». В результате погибло 18 человек. Эта операция была проведена одними из главных членов «Основы» - Муххамедом Атефом и Саиф аль Аделем. Усама в это время находился на своей базе в районе города Эр-Рияд провинции Хартум. [28]
В 1996 году бен Ладену было предъявлено обвинение в организации взрыва на американской военной базе в Эль-Хобаре (Саудовская Аравия). Однако Вашингтон нашел позже истинного виновника и обвинение снято.
До сих пор подозревается в покушении на президента Египта – Хосни Мубарака в Аддис-Абебе в 1995 году. [36]
Несомненна причастность «Аль-Каиды» к взрывам американских посольств в Кении и Танзании в 1998 году, через 2 месяца после издания последней фетвы. Непосредственными исполнителями взрыва в Найроби (Кения) 7-го августа были агенты «Аль-Каиды» националиcты Ассам и Мохамед Рашид Дауд аль-Овхали (оба выходцы из Саудовской Аравии). В результате взрыва было полностью разрушено многоэтажное здание Школы секретарей и сильно повреждены здания посольства и Кооперативного банка. Было убито 213 человек, а 4500 получили ранения. Ассам погиб при взрыве. Аль Овали спасся и выдал себя, связавшись по телефону с бен Ладеном. По другой версии он был арестован благодаря сведениям, полученным от медиков больницы Найроби, лечивших подозрительные раны. Он показал, что в последнюю минуту отказался играть роль жертвы, выскочил из грузовика, начиненного взрывчаткой и подорвал заряд гранатой. В связи со взрывом в Найроби был арестован человек по имени Мохаммед Садик Одех (его выдал некачественный фальшивый паспорт). Он участвовал в теракте, и опознал его главных исполнителей, а также назвал имена других участников: Фаззама и Фазула Моххамеда, Моххамеда Салеха, Абдаллу. [20]. В тот же день и почти в то же самое время агенты «Аль-Каиды» взорвали бомбу у американского посольства в Дар-эс-Салам, убив 11 человек. Исполнители теракта – Мустафа Фадхил и Хафлан Хамис Мохамед. Последний был арестован по обвинению в организации взрыва. Он сознался, что является членом «Аль-Каиды», и выдал и других её членов, участвовавших в теракте. [28]. Сам бен Ладен в двух интервью от 1998 г. заявляет, что не отдавал приказа о терактах в Восточной Африке, но очено доволен тем, что сталось с американцами в этом регионе [20]. Доведя расследование до конца, ФБР выдало в шести странах международный ордер на арест участников терракта. Все они были членами «Аль-Каиды» и «Египетского исламского джихада».
В декабре 1999 года была обнаружена связанная с «Аль-Каидой» террористическая ячейка, пытавшаяся организовать теракт в США. На американо-канадской границе был задержан алжирец Ахмед Рессам, в его машине было найдено более 100 фунтов взрывчатки. Рессам признался, что планировал на Новый год взорвать бомбу в международном аэропорту Лос-Анджелеса. Он сказал, что он прошел подготовку в лагерях «Аль-Каиды» в Афганистане, а потом получил указание выехать за границу и организовать убийство американцев, как военнослужащих, так и гражданских лиц.
3-го января 2000 года группа членов «Аль-Каиды» и других террористов, проходивших подготовку в лагерях организации в Афганистане, попытались при помощи небольшой лодки, начиненной взрывчаткой, устроить нападение на американский эсминец. Попытка оказалась неудачной: лодка затонула.
Однако 12-го октября 2000 года было совершено нападение на американский корабль «Коул», эскадренный миноносец длиной 145 метров. Пока тот заправлялся горючим в порту Адена, к нему приблизилось судно на воздушной подушке, начиненное взрывчаткой. Взрыв проделал пробоину размером 12 на 12 метров по левому борту между двумя машинными отделениями. 17 членов команды погибло, 38 ранено. ЦРУ установлено и несомненное участие «Аль-Каиды» в организации данного взрыва. [28] Эта диверсия была показательной реакцией на драматические события на Ближнем Востоке в период крайне напряженных отношений между Бараком и Арафатом.
Кроме того американской разведке было известно о планах бен Ладена направить самолет на штаб-квартиру ЦРУ в 1995 г., а также о попытке использовать самолет для теракта против участников саммита «Большая восьмерка» в Генуе в июне 2001 года. [51]
Убийство Ахмад Шаха Масуда (за 2 дня до 11 сентября) – авторитетного лидера Северного альянса – тоже считается делом его рук. [48]
Также его подозревали в сотрудничестве с фармацевтической фабрикой в Судане, где он производил якобы отравляющие химические вещества. Америкой был произведен ракетно-бомбовый удар по фабрике, но реальных доказательств данного обвинения обнаружено не было. [31] Есть версии , что Усама бен Ладен владеет ядерным оружием. Так, в издающейся в Лондоне арабской газете «Аль-Хайятт» была опубликована статья, согласно которой бен Ладен уже несколько лет обладает ядерным зарядом малой мощности: компоненты для этой бомбы были закуплены в Казахстане, на Украине и в Германии.
Неудачное покушение на экс-премьер Пакистана Беназир Бхутто, которая считается одним из основных врагов бен Ладена, по её утверждению обошлось ему в 10 млн.долл. и было поручено доверенному лицу бен Ладена Рамзи Юсефу, который организовал и взрыв во всемирном торговом центре в 1993 г. [21]
Но наиболее громким является теракт 11 сентября 2001 года . Из списка пассажиров четырех самолетов, угнанных 11 сентября, 19 человек были признаны угонщиками. По крайней мере, троих из этих 19 однозначно признали сообщниками «Аль-Каиды». После 11 сентября стало известно, что один из самых близких и главнейших помощников Бен Ладена занимался детальной разработкой плана атак. Специфическим доказательством причастности «Аль-Каиды» являются характер нападений, их почерк: тщательное долгое планирование, стремление к причинению наибольшего ущерба, многочисленные одновременные атаки (как в Восточной Африке), полное пренебрежение жизнями ни в чем не повинных людей, в том числе и жизнями мусульман.





Библиография:
1) Агеев А. Великая репрессия //Профиль – 2001. - № 36. – С. 19
2) Александров И. Монархии Персидского залива. Этап модернизации. М., 2000. - С. 19.
3) Бабкин С. Усама бен Ладен - миллионер-террорист//Азия и Африка сегодня 1999 - №5. - С. 30-33
4) Безыменский Л. Исламский джихад и арийский дух // Новое время – 2001. - №45. - 11 ноября
5) Богомолов А., Данилов С., Семиволов И. Круг джихада // Зеркало недели – 2001. - № 39. - 6 октября. - С.5.
6) Буйда Ю. Камикадзе против травоядных // Новое время – 2001. - №42. - 21 октября
7) Васильев В. Юридическая психология.- М., 1991.- С. 236-237, 262-263
8) Васильев Л. История Востока. В 2-х т. Т. 2, М.: «Высшая школа», 2001. – С. 185-189, 383-386, 500 , 541-543
9) Грачев А. Джихад в Европе // Новое время – 2003. - № 5. -
2 февраля
10) Гуляев Ф. Нет пророка в своем отечестве // Профиль – 1999. - № 35. - С. 76.
11) Гусаров В. Ислам и современные международные отношения // Восток – 2001. - № 2. - С.160-164.
12)Гушер А. Чума ХХI века // Азия и Африка сегодня – 2001. - №10.- С. 3-10.
13) Гушер А. Уроки «втрого Перл-Харбора» // Азия и Африка сегодня – 2002. - № 3. – С. 40-45.
14) Девяткин В. Будь он не ладен // Новое время – 2001. - №38. - 23 сентября
15) Джалагония В. 11 сентября. Первая годовщина // Эхо планеты – 2002. - № 37. – 6-12 сентября. – С. 5-8
16) Джалагония В. Ислам на перепутье // Эхо планеты – 2002. - № 7. - 8-14 февраля. – С. 6-7
17) Долгов Б. Феномен исламского фундаментализма (на примере Алжира) // Восток – 2001. - № 2.- С.55-64.
18) Донде А. Житие бен Ладена // Новое время – 2001. - №48. - 2 декабря
19) Дубовик О. Принятие решения в механизме преступного поведения и индивидуальная профилактика преступлений – М, 1977
20) Жаккар Р. Именем Усамы бен Ладена. Секретное досье на террориста, которого разыскивает весь мир. М. : ОЛМА-ПРЕСС, 2002. –С. 28, 39-40, 42, 44, 50, 55-56, 64, 75-77, 87-89, 92-95, 99, 104, 117, 122-123, 130, 143, 146-147, 161, 163, 171, 173-174, 181-183, 219, 294, 381
21) Зотов Г. Беназир Бхутто о бен Ладене, «Талибане» и терроризме // Аргументы и факты – 2001. - № 41.- С.3.
22) Иванов И. Афганистан и Чечня – сообщающиеся сосуды терроризма // Эхо планеты – 2001. – 23 ноября. – С.14-15.
23) Игнатенко А. Халифы без халифата. Исламские неправительственные религиозно - политические организации на Ближнем Востоке. История, идеология, деятельность. М.: "Наука", 1988. - С. 68, 128-130.
24) Игнатенко А.А. Эндогенный радикализм в исламе//Центральная Азия и Кавказ - 2000. - № 2
25) Именем Аллаха (телеобращение бен Ладена) // Аргументы и факты – 2001. – № 41. – С.5.
26) Ислам. Краткий справочник М: “Наука”, 1983. – С. 47-48, 50-51
27) Коупленд Н. Психология и солдат – М.: Воениздат. 1960. – С. 33-34
28) Кто несет ответственность за террористические акты 11 сентября 2001 в США. Официальное письмо Тони Блэйера главе Пакистана генералу Парвезу Мушаррафу // www.islam.ru/pressclub/actual/
29) Летописец Усамы // Труд – 2001. – № 77. – С.4.
30) Личная жизнь в эпоху террора // Профиль – 2001. – 5 ноября. - № 41
31) Луков В. Усама бен Ладен. Союз террора и бизнес // Азия и Африка сегодня – 2001. - № 10. – С.10-11.
32) Майк Уильямс «Аль-Каида» будет возрождаться вновь и вновь // vip.lenta.ru/bigcolor/2001/11/29/alkaeda/
33) Макаров О. Усама бен Ладен // Восток – 2001. - № 1. – С.120-130
34) Массэ А. Ислам. М., 1982. - С. 160
35) Мунчаев Т. Геополитическая ситуация в Азии и проблемы безопасности // Восток – 2001. - № 5. – С.150-153.
36) Мачульский К. Усама бен Ладен без грима // Эхо планеты – 2001. – 21 сентября. – С.7-9.
37) Мельков С. Почему происходит военный джихад? // Независимая газета - 2003. – 5 февраля
38) Мильштейн И. Охота за бородой // Новое время – 2001. - № 50. - 16 декабря
39) Мильштейн И. Презумпция невиновности по бен Ладену // Новое время – 2001. - №45. - 11 ноября
40) Набиев З. Арунова М. Как создавалась цитадель мирового терроризма // Азия и Африка сегодня – 2002. - № 8. – С. 19-24
41) Ожегов С. Словарь русского языка. – М., 87. – С.649
42) Ольшанский Д. «Афганский синдром» // Литературное обозрение. 1990. № 3. С 9-18
43) Ольшанский Д. Психология терроризма. – Спб.: Питер, 2002. – 288 с.
44) Ольшанский Д. Смысловые структуры личности участников афганской войны // Психологический журнал. – Т. 12. – 1991. - № 5. – С. 120-131
45) Ослон А. 10 тезисов о Новой Эпохе // Америка: Взгляд из России (до и после 11 сентября). – М.: Фом, 2001 – С.14
46) Плешов О. Джинн на свободе // Новое время – 2001. - №14. - 8 апреля.
47) Полосин Али Вячеслав Нет принуждения в религии // Независимая газета – 2000. – 12 октября
48) Поляков Л. Военное измерение антитеррористической операции // Зеркало недели – 2001. - № 40. - 13 октября. - С.3.
49) Пядышев Б. В Вашингтоне и Нью-Йорке после взрывов // Международная жизнь – 2001. - № 9-10. – С.3-17.
50) Решетников М. Исламские истины терроризма // Аргументы и факты – 2001. – № 42. – С.3.
51) Рогов С. 11 сентября 2001 года: реакция США // США – Канада – 2001. – № 11. – ноябрь. - С.3-25.
52) Ротарь И. Ислам и война. - М.: АИРО-XX. 1999. - 70 с.
53) Сапрыкин В. Ядерная угроза со стороны террористов реальна // Зеркало недели – 2001. - № 47. - 1 декабря. – С.4.
54) Сейф аль-Дин аль-Ансари // Независимая газета - 2002. – 18 сентября
55) Сикоев Р. Несостоявшийся всемирный халифат // Азия и Африка сегодня – 2002. – № 10 – 11. – С. 33-40, 8-14
56) Сірко І. Страховище, святий мученик, некоронований король світового тероризму // Політика і культура – 2001. - № 34. – С.12-16.

57) Славутинская И. Без Усамы – с усами // Профиль – 2001. – 15 октября – № 38
58) Слісаренко І. Війна за Америку? Нi, війна за наші душі // Політика і культура – 2001. - № 34. – С.6-10.
59) Советский энциклопедический словарь. – М.: Советская Энциклопедия. 1980. – с 1335
60) Супонина Е. Список ненависти // Новое время – 2001. - №17. - 29 апреля
61) Сюкияйнен Л. Война с террором. Ислам против исламского экстремизма // Азия и Африка сегодня – 2003. - № 12. - С. 8-14
62) Трофимов Д. Исламский фундаментализм в арабских странах: истоки и реалии // Восток – 1992. - № 1. – С. 117
63) Успенский Н., Вдовиченко Л. Угроза каждой стране, всему мировому сообществу // Международная жизнь – 2001. - № 12. – С.46-53.
64) Уфен Андреас Жиль Кепель «Черная книга» джихада. Подъем и упадок исламизма // Международная политика – 2002. - № 3
65) Фадеева И. Ислам и политический конфликт // Азия и Африка сегодня – 2002. - № 4. – С. 55-60
66) Шехаб Ш. Один в поле воин // Новое время – 2001. - №51. - 23 декабря
67) Эткин М. Ваххабизм и фундаментализм - термины - "страшилки". Лексикологические изыски противников ислама // Центральная Азия и Кавказ – 2000. - № 1
68) Яковлев А. Социально - политические реформы на родине ислама и Дом Саудидов // Ислам и исламизм. М.: Российский институт стратегических исследований, 1999.

Заголовок 1 Заголовок 2 Заголовок 4 Заголовок 615

Приложенные файлы

  • doc 10942896
    Размер файла: 270 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий