Сергей Михалков. Редкие стихи


Сергей Михалков
Песнь о Павлике Морозове
Залегла тайга в тумане сером
От большого тракта в стороне.
Для ребят хорошим был примером
На деревне Паша-пионер.
Был с врагом в борьбе Морозов Павел
И других бороться с ним учил.
Перед всей деревней выступая,
Своего отца разоблачил!
За селом цвели густые травы,
Колосился хлеб в полях жнивья.
За отца жестокою расправой
Угрожала Павлику родня.
И однажды в тихий вечер летний,
В тихий час, когда не дрогнет лист,
Из тайги с братишкой малолетним
Не вернулся Паша-коммунист.
Собирала ночь седые тучи,
Расходился ливнем дождь прямой.
Пионер, один из самых лучших,
Не вернулся в эту ночь домой...
Поднимал рассвет зарницы знамя.
От большого тракта в стороне
Был убит Морозов кулаками,
Был в тайге зарезан пионер.
И к убийцам ненависть утроив,
Потеряв бойца в своих рядах,
Про дела погибшего героем
Не забыть ребятам никогда!
1934
Счастье
В день парада,
В утро Первомая,
В майский день весенней чистоты,
Девочку высоко поднимая,
Принял вождь
Из детских рук цветы.
Тот, кто был тогда у стен кремлёвских, —
Тот душой и сердцем понимал:
В этот миг
Наш Сталин по-отцовски
Всех детей на свете обнимал!
Всех детей на свете:
Честных, дружных,
Тех, кто счастлив,
Тех, кто угнетён,
Белых,
Чёрных,
Северных и южных,
Всех народов, наций и племён.
1935
Шпион
Он, как хозяин, в дом входил,
Садился, где хотел,
Он вместе с нами ел и пил
И наши песни пел.
И нашим девушкам дарил
Улыбку и цветы,
И он со всеми говорил,
Как старый друг, "на ты".
„Прочти. Поведай. Расскажи.
Возьми меня с собой.
Дай посмотреть на чертежи.
Мечты свои открой".
Он рядом с нами ночевал,
И он, как вор, скрывал,
Что наши ящики вскрывал
И снова закрывал.
И в наши шахты в тот же год
Врывалась вдруг вода,
Горел химический завод,
Горели провода.
А он терялся и дрожал,
И на пожар бежал,
И рядом с нами он стоял,
И шланг в руках держал.
Но мы расставили посты.
Нашли за следом след.
И мы спросили:
— Это ты?—
И он ответил: „Нет".
Мы указали на мосты,
На взрыв азотной кислоты,
На выключенный свет,
И мы спросили:
— Это ты? —
И мы сказали:
— Это ты.—
Но трус ответил: „Нет".
— Гляди, и здесь твои следы,
Сказали мы тогда: —
Ты умертвить хотел сады,
Пески оставить без воды.
Без хлеба — города.
Ты в нашу честную семью
Прополз гадюкой злой,
Ты предал родину свою,
Мы видим ненависть твою,
Фашистский облик твой!
Ты занимался грабежом,
Тебе ценой любой
Твои друзья за рубежом
Платили за разбой.
Чтоб мы спокойно жить могли.
Ты будешь стерт с лица земли!
Есть в пограничной полосе
Неписанный закон;
Мы знаем все, мы знаем всех:
Кто я, кто ты, кто он.
Чтоб в нашу честную семью
Не проползли враги,
Будь зорче! Родину свою,
Как око, береги!
Будь рядовым передовым
Бойцом,
Чекистом,
Часовым!
1937
Скорбь
Февраль. Склоненные знамена.
И черный креп, и белый снег.
И молча входят в зал Колонный
За человеком человек.

У нас у всех одна утрата,
Одна печаль и скорбь одна.
С бойцом, товарищем и братом,
С вождем прощается страна.

Печаль словами не измерить –
Так наше горе велико.
И больно знать, и трудно верить,
Что мы прощаемся с Серго.

Беспомощно перо поэта,
Слова печальные глухи,
И скорбь, которой равной нету,
Не в силах выразить стихи.
1937
Спит Москва. В ночной столице
В этот поздний звездный час
Только Сталину не спится -
Сталин думает о нас.
Много верных и отважных
Храбрецов стоит в строю -
Сталин думает о каждом,
Кто хранит страну свою.
Тот - плывет на ледоколе,
Этот - пробует летать,
Тот - еще в начальной школе
Книжки учится читать.
За горами, за долами,
В кишлаке своем родном,
Мальчик смотрит за стадами -
Сталин знает и о нем.
Даже песню Сталин слышит,
Что в степи пастух поет.
Мальчик Сталину напишет -
Из Кремля ответ придет.
За Уралом, на Байкале,
Ты больной лежишь в избе,
Ты не бойся - знает Сталин,
Помнит Сталин о тебе.
Он пошлет людей надежных,
Чтоб тебя в тайге найти,
Отыскать в глуши таежной
И от гибели спасти.
Сталин знает неизвестных
Дочерей и сыновей,
Всех людей прямых и честных,
Верных Родине своей.
1937
Дядя Стёпа в Красной Армии
На заставе смех и шёпот,
Разговоры у крыльца, —
Примеряет дядя Степа
Форму красного бойца.
Но бойцу такого роста
Подобрать шинель не просто
Он затянется ремнём,
А шинель трещит на нём,
Гимнастёрка коротка, —
До локтя видна рука.
Сапоги несут со склада,
Для степановой ноги,
Даже мерить их не надо —
Не годятся сапоги.
Интендант стоит — смеётся:
— Не предвиден рост такой.
Все довольствие придётся
Шить в военной мастерской.
На границе есть застава,
О заставе этой — слава.
Дядя Степа скоро год
На заставе той живёт.
Он живёт на всём готовом,
Он привык к порядкам новым,
Он всегда стоит в строю
Самым первым, на краю.
Знают лично дядю Степу
Все начальники застав.
Уважает дядю Степу
Пограничный начсостав.
Он зелёные петлицы
Носит с гордостью большой,
Срочной службе на границе
Отдаёт себя душой.
Тёмной ночью, в поздний час
Объявил майор приказ.
В темноте на правом фланге
Раздаётся Стёпин бас:
«Я готов служить народу,
Нашим братьям, землякам,
Чтоб навечно дать свободу
Батракам и беднякам.
Я возьму сегодня в бой
Пограничный столб с собой,
И он в землю будет врыт,
Где мне Родина велит».
Наступают наши части,
Отступает, польский пан.
Мы несём с собою счастье
Для рабочих и крестьян.
Занят Львов, и взято Гродно,
За спиной бойцов Столбцы.
Мощной силою народной
В бой бросаются бойцы.
Вот идёт, нахмурив брови,
Дядя Степа — рядовой.
На лету гранаты ловит
У себя над головой.
Взял вельможный офицер
Дядю Степу на прицел.
Залп.
Рассеял ветер дым —
Стёпа цел и невредим.
Поднял руки бледный пан,
Перед ним стоит Степан.
Дядя Стёпа, как игрушку,
Отпихнул ногою пушку:
«Прóшу, пане, сдать наган,
Прóшу в плен, вельможный пан».
Не хотят солдаты драться,
А хотят идти сдаваться.
Офицер кричит: «За мной!»
А солдат кричит: «Домой!»
Вылезает из окопа
Офицер-парламентёр.
А навстречу дядя Стёпа —
Бывший слесарь и монтёр.
Офицер идёт к монтёру:
«Что вы просите от нас?»
А в ответ парламентёру
Раздаётся Стёпин бас,
Говорит Степан: «Солдаты,
Украинцы-земляки,
Белорусские ребята,
Польских панов батраки,
Мы пришли не с вами драться, —
Мы несём конец панам,
Выходите к нам брататься,
Подходите, братцы, к нам!
Вас в деревне ждёт работа,
Вам домой давно пора!»
И пятьсот солдатских глоток
Громко крикнули: «Ура!»
И пятьсот солдат вздохнули,
Что идти не нужно в бой,
И пятьсот штыков воткнули
Прямо в землю пред собой.
На вагонах всюду пломбы,
А в вагонах всюду бомбы,
В длинных ящиках патроны,
На платформе броневик.
Тянет польские вагоны
Очень старый паровик.
Паровик ползёт, гудит,
Машинист вперёд глядит,
Машинист — рабочий парень –
Офицеру говорит:
«От вокзала до вокзала
Сделал рейсов я немало.
Но готов идти на спор,
Это — новый семафор».
Подъезжают к семафору,
Что такое за обман? —
Никакого семафора,
На пути стоит Степан,
Он стоит и говорит:
«Не спешите, не горит!
Я нарочно поднял руку
Показать, что путь закрыт.
Руки вверх! Оружье вниз!
Выходите, машинист.
Вылезайте, офицер —
Этот груз для СССР!»
Офицер стоит, трясётся,
Машинист над ним смеётся,
И в душе доволен он,
Что задержан эшелон.
Без бензина, без резины,
В чистом поле, вдоль шоссе
На боку лежат машины
Покалеченные все.
Мимо них идут солдаты
Без начальства, без штыка,
Без винтовки, без гранаты —
Их дорога далека:
Кто к жене, а кто к невесте,
Чтобы жить с родною вместе,
Чтобы хлеб не сеять панский
А рабочий и селянский,
Печи класть, коней ковать,
Жить, ни с кем не воевать.
Украинцы и евреи,
И поляки — батраки...
Рядом катят батареи
Наши красные полки.
Громыхают наши танки,
Пулемётные тачанки,
Тягачи, грузовики,
Кухни и броневики.
И ведут их командиры
И бойцы — большевики.
Ясный день. Не видно дыма,
Не слышна нигде стрельба.
Вот идут связисты мимо
Телеграфного столба,
Посмотрели: «Вот беда!» —
Перебиты провода,
Это значит, нету связи
Ни туда и ни сюда.
Командир наверх глядит,
Командир полка сердит,
Командиру, как нарочно,
Этот провод нужен срочно.
Обратились к дяде Стёпе:
«Помогите нам в беде».
Отвечает дядя Степа:
«Нужен провод? Срочно? Где?»
Заработал телефон.
И никто не удивлён —
Дяде Степе из-за роста
Быть связистом очень просто.
Старый граф магнат, помещик
В чемодан бросает вещи —
На рассвете он бежит,
Путь в Румынию лежит.
Панский пёс — лохматый, сонный —
Чешет спину у крыльца...
С командиром отделённым
Шли в именье два бойца,
Вдруг забор, а на заборе
Стёкла вставлены торчком,
И ворота на запоре,
И калитка под замком.
Заглянул Степан во двор
Через каменный забор,
Руку сверху протянул,
Все запоры отомкнул,
И повёл Степан бойцов
Прямо к пану на крыльцо.
Задохнулся пан от злости:
«Что за люди? Что за гости?
Безобразие в стране!
Гайдуки, скорей ко мне!»
Арестован польский пан,
Говорит ему Степан:
«Вы в Румынию спешили,
Только нам не по пути.
Мы, бойцы, сейчас решили
Вас поближе отвезти.
Мы поедем налегке
На простом грузовике,
Мне в такой малолитражке
С вами рядом негде сесть.
И надел шофёр фуражку,
И Степану отдал честь.
У реки камыш дрожит,
В камышах боец лежит.
Он лежит, и встать не может —
Помогите! С ним беда!
Только врач ему поможет,
Санитары, все сюда!
Прибежали два бойца,
А на Стёпе нет лица:
«Поскорей сапог снимайте
Рана свежая горит,
Поспокойней поднимайте!»
Дядя Стёпа говорит:
«Я упал куда попало —
Не хватило больше сил,
Я живого генерала
При паденье придавил.
Как бы этот генерал
В суматохе не удрал».
Дядя Стёпа в ногу ранен,
Он лежит без сапога,
Двадцатью двумя бинтами
Забинтована нога.
Громко хлопнула калитка,
Это — почта в лазарет.
Дяде Стёпе есть открытка,
Три газеты и пакет.
Развернул Степан газету
И приятно удивлён —
На странице два портрета,
На одном портрете он.
Прочитал Степан бумагу
И приятно удивлён —
Он узнал, что за отвагу
Он медалью награжден.
И забыв, что ноет рана,
Что вставать запрещено,
Поднялся боец с дивана,
Отворил во двор окно.
И вошёл в палату ветер,
Солнце львовское вошло,
Заиграло на паркете
И на стенах расцвело.
И сказал Степан: «Ребята,
Хорошо на свете жить!
Хорошо у нас, ребята,
В Красной армии служить!»
1940
Артек
Мы - пионеры Родины великой,
Заботой Партии всегда окружены,
Мы скажем все - горячее "Спасибо!"
Родному Сталину, вожатому страны!-

Здесь - воздух голубой,
У берегов шумит прибой,
Кто был хоть раз,
Тот будет помнить всех,
И силуэт горы,
И под горой - костры,
Артек! Артек!
И помнит каждый час
Великий Молотов о нас!
Как много сделал этот человек!
Мы во дворце живём,
И мы всегда поём -
Артек! Артек!
Отдых весёлый наш с песней проходит,
Дружной семьёй мы в Артеке живём.
Время придёт - песня в путь нас проводит,
Дружбу на память с собой мы возьмём.
1940
Край, в котором ты живешь
Летней ночью, на рассвете,
Когда мирно спали дети,
Гитлер дал войскам приказ
И послал солдат немецких
Против всех людей советских,
Это значит — против нас.
Хочет он людей свободных
Превратить в рабов голодных,
А борцов, поднявших меч,
На колени не упавших
И служить ему не ставших
Расстрелять, повесить, сжечь!
Чтобы мы роптать не смели,
Умирали и болели
От нужды и нищеты,
Чтобы только по-немецки
Даже дома, по-немецки
Говорили я и ты.
Красный галстук не носили,
Хлеб на улицах просили
У окон и у дверей,
Чтобы мы узнали горе,
Чтобы не было у моря
Пионерских лагерей.
Чтобы жили мы не в доме,
А в сарае на соломе,
Без воды и без огня,
Чтобы в детские больницы
Не пускали нас лечиться —
Ни тебя и ни меня!
Чтоб зимой, морозом лютым
Мальчик Ваня был разутым,
На снегу замерзнуть мог,
Чтобы все досталось Фрицу:
Шуба, шапка, рукавицы,
Ванин валеный сапог.
Гитлер хочет, чтобы в классы
Допускались на урок
Только дети «высшей расы»,
Остальные — за порог.
Могут грамоте учиться
Максы, Морицы и Фрицы:
Сын фашиста, сын убийцы,
Сын начальника тюрьмы.
Остальные - это дети:
Вани, Саши, Маши, Пети.
Остальные - это мы.
Все, что дружно мы хранили
И в музеях берегли,
Гитлер хочет, чтоб разбили,
Растоптали и сожгли.
Чтобы Пушкина забыли,
Не читали, не любили,
Не слыхали про него.
Чтобы было все для немцев,
Для фашистов-иноземцев,
А для русских и для прочих
Для крестьян и для рабочих
Ничего!
Но от моря и до моря
Поднялись большевики,
И от моря и до моря
Встали русские полки,
И от моря и до моря
Люди подняли штыки,
И от моря и до моря
Взмыли в небо «ястребки».
И сказал народу Сталин:
— В грозный час за мной, друзья! —
И от немцев люди стали
Очищать свои края.
Все, что вечно было нашим,
Мы назад себе вернем.
Мы опять поля запашем
И засеем их зерном.
Мы вернем себе назад
Каждый дом и каждый сад,
Каждый кустик на дороге,
Над которым выл снаряд.
Мы с тобой починим парты
И покрасим в новый цвет,
Склеим порванные карты,
Склеим Пушкина портрет,
Мы побелим стены в хате
И проветрим города.
Все вернет, за все заплатит
Побежденная орда —
За родные пепелища —
Наши бывшие жилища,
За расстрелянный народ,
За замученную Нину,
Веру, Валю и Марину,
И за сотни жизней детских,
За судьбу детей советских,
Многих маленьких сирот.
Будут снова жить в Артеке
Наши старые друзья —
Украинцы и узбеки,
Ты с Днепра, с Урала — я.
Будут на море купаться,
Бить футбольные мячи,
Поправляться ленинградцы,
Закаляться москвичи.
И шагая дружно в ногу,
Вместе вспомним мы с тобой
С отвращеньем про «тревогу»
И с улыбкой про «отбой».
И о том, что затемненья
В нашем доме больше нет,
И что только для леченья
Нужен людям синий свет.
Как мы жили, как дружили,
Как пожары мы тушили,
Как у нашего крыльца
Молоком парным поили
Поседевшего от пыли,
Утомленного бойца.
Мы с тобой о партизане
Сами песню сочиним.
Перед памятником Тане,
Мы с тобою молча встанем,
Шапки снимем. Постоим.
* * *
Кто сегодня не известен,
Но бесстрашен, смел и честен,
Тот, кто любит свой народ,
Кто хоть что-то делать может,
Тот стране своей поможет
В том краю, где он живет.
И учась отлично в школе,
И трудясь с другими в поле,
Становясь в цехах к станкам,
Потому что это счастье
Помогать советской власти,
Помогать большевикам.
1942
"Быль для детей" (ранняя версия).Эту быль пишу я детям.* * *Летней ночью, на рассвете,Гитлер дал войскам приказИ послал солдат немецкихПротив всех людей советских,Это значит против нас.Он хотел людей свободныхПревратить в рабов голодных,Навсегда лишить всего,А упорных и восставших,На колени не упавших,Истребить до одного!Чтоб хозяйничали всюдуГансы, Фрицы и Гертруды,Остальных — на скотный двор!Чтобы братья, сестры наши —Вани, Миши, Пети, Маши —Жили в рабстве с этих пор.Он велел, чтоб разгромили,Растоптали и сожглиВсе, что дружно мы хранили,Пуще глаза берегли.Чтобы мы нужду терпели.Наших песен петь не смелиВозле дома своего,Чтобы было все для немцев,Для фашистов-иноземцев,А для русских и для прочих,Для крестьян и для рабочих —НИЧЕГО!* * *НЕТ! — сказали мы фашистам.Не потерпит наш народ,Чтобы русский хлеб душистыйНазывался словом “брот”.Мы живем в стране советской,Признаем язык турецкий.Итальянский, датский, шведскийИ японский признаем,И английский, и французский.Но в родном краю по-русскиПишем, думаем, поем.Мы тогда лишь вольно дышим,Если речь родную слышим,Речь на русском языке,И в своей столице древней,И в поселке, и в деревне,И от дома вдалеке.Где найдется в мире сила.Чтобы нас она сломила.Под ярмом согнула нас,В тех краях, где в дни победыНаши прадеды и дедыПировали много раз?Видно, немцы позабыли,Сколько раз мы немцев били,Позабыли — как и где,Что вступили в бой кровавыйС нашей вольною Державой,В бой на суше и воде.* * *И от моря и до моряПоднялись большевики,И от моря и до моряВстали русские полки.Встали, с русскими едины,Белоруссы, латыши,Люди вольной Украины,И казахи, и грузины,Молдаване, чуваши —Все советские народыПротив общего врага,Все, кому мила свободаИ Россия дорога.И когда Россия всталаПротив немца в грозный час, —“Все—на фронт!” — Москва сказала,“Отдадим!” — сказал Кузбасс.“Никогда, — сказали горы, —Не бывал Урал в долгу.Хватит нефти для моторов.Помогу!” — сказал Баку.“Я богатствами владею,Их не счесть, хоть век считай!Ничего не пожалею!” —Так откликнулся Алтай.“Мы оставшихся без кроваВ дом к себе принять готовы,Будет кров сиротам дан!” —Обездоленных встречая,Казахстану отвечая,Поклялся Узбекистан.“Будет каждый верный воинИ накормлен, и напоен,Всей страной обут, одет.“Все—на фронт!” —- Москва сказала,“Все! — страна ей отвечала. —Все — для будущих побед.”* * *Не расскажешь в детской сказкеНи словами, ни пером,Как летели с немцев каскиПод Москвой и под Орлом.Как на немцев наступая,Бились красные бойцы —Наша армия родная,Наши братья и отцы.Как сражались партизаны,Как стояли, как стоятИ залечивают раныБоевые великаны —Ленинград и Сталинград.Не опишешь в этой былиВсех боев, какие были.Что сейчас еще идутНа земле и над землею,На воде и под водою.Немцев бьют и там и тут,Как побили, так — салют!Из Москвы салюты этиВсем слышны на белом свете —Слышит Друг и слышит враг.Потому что значит это —Над какой-то крышей, где-тоСнова взвился красный флаг.* * *Все, что вечно было нашим.Мы назад себе вернем!Мы поля опять запашемИ засеем их зерном!Мы вернем себе назадКаждый дом и каждый сад.Каждый кустик на дороге,Над которым выл снаряд.Зарастут травой траншеи.На местах былых боев,С каждым годом хорошея,Встанут сотни городов.И не будет затемненья,И вперед на много летЛюдям только для леченьяБудет нужен синий свет.Мы в музей поставим знамя,Что вело в последний бой.Эти дни не за горами, —Их дождемся мы с тобой!И в хорошие минутыВспомнишь ты и вспомню я.Как от вражьих полчищ лютыхОчищали мы края,Наши радости, печали,Наших близких и родных —Провожали их, встречали.Ждали весточки от них.Вспомним все: как мы дружили.Как пожары мы тушили.Как у нашего крыльцаМолоком парным поилиПоседевшего от пылиУтомленного бойца.Не забудем тех героев.Что лежат в земле сырой,Жизнь отдав на поле бояЗа народ — за нас с тобой. . .Кто сегодня неизвестен.Но бестрашен, смел и честен,Тот, кто любит свой народ,И за Сталиным идет.Кто хоть что-то делать может, —Тот стране своей поможетВ том краю, где он живет!
1944
(без названия)***
Он войдёт – и люди встанут,И "ура" и "славу" грянут.Это он – народный гений,Полководец и солдат,Нас ведёт, как вёл нас Ленин,Двадцать восемь лет назад!Это он – великий Сталин –В дальней дали видел то,Что другие не видали,Предсказать не мог никто!Это он без колебанийРазгромил и смёл с путиВсех, кто в годы испытанийНам вперёд мешал идти!То, что мы завоевали,Мы другим не отдадим!С нами – Ленин, С нами – Сталин!Наш народ непобедим!За него, за мир и счастьеГородов и деревень,За победу нашей властиОпустил я бюллетень.1945
Сталин думает о нас
Новый год! Над мирным краем
Бьют часы двенадцать раз...
Новый год в Кремле встречая,
Сталин думает о нас.
Он желает нам удачи
И здоровья в Новый год,
Чтоб сильнее и богаче
Становился наш народ.
Чтобы взрослые и дети -
Нашей Родины сыны -
Жили лучше всех на свете
И не ведали войны.
Сталин знает неизвестных
Дочерей и сыновей, -
Всех людей прямых и честных,
Верных Родине своей.
Тот плывет на ледоколе,
Этот пробует летать,
Тот еще в начальной школе
Книжки учится читать.
За горами, за долами,
В кишлаке своем родном,
Мальчик смотрит за стадами -
Сталин знает и о нем.
Даже песню Сталин слышит,
Что в степи пастух поет.
Мальчик Сталину напишет -
Из Кремля ответ придет.
Новый год! Над мирным краем
Бьют часы двенадцать раз...
Новый год в Кремле встречая,
Сталин думает о нас.
Он желает нам удачи
И здоровья в Новый год,
Чтоб сильнее и богаче
Становился наш народ.
1946
В музее Ленина (1-й вариант)
В воскресный день с сестрой моей
Мы вышли со двора.
„Я поведу тебя в музей" —
Сказала мне сестра.
Вот через площадь мы идём
И входим наконец
В большой, красивый, красный дом,
Похожий на дворец
Из зала а зал переходя,
Здесь движется народ.
Вся жизнь великого вождя
Передо мной встаёт.
Я вижу дом, где Ленин рос,
И тот похвальный лист,
Что из гимназии принёс
Ульянов - гимназист.
Здесь книжки выстроились в ряд
Он в детстве их читал,
Над ними много лет назад
Он думал и мечтал.
Он с детских лет мечтал о том
Чтоб на родной земле
Жил человек своим трудом
И не был в кабале.
За днями день, за годом год
Проходят чередой,
Ульянов учится, растёт.
Но сходку тайную идёт
Ульянов молодой
Семнадцать минуло ему,
Семнадцать лет всего,
Но он — борец! И потому
Боится царь его!
Летит в полицию приказ:
„Ульянова схватить!”
И вот он выслан в первый раз,
В деревне должен жить.
Проходит время, и опять
Он там, где жизнь кипит
К рабочим едет выступать,
На сходках говорит.
Идёт ли он к своим родным,
Идёт ли на завод
Везде полиция за ним
Следит, не отстаёт...
Опять — донос, опять — тюрьма
И высылка в Сибирь...
Долга на севере зима,
Тайга и вдаль и вширь.
В избе мерцает огонек,
Всю ночь горит свеча.
Исписан не один листок
Рукою Ильича.
А как умел он говорить,
Как верили ему!
Какой простор он мог открыть,
И сердцу к уму!
И люди слушали вожди
И шли за ним вперёд,
Ни сил, ни жизни на щадя
За правду, за народ!..
В то время Сталин молодой,
Настойчив, прям и смел,
На трудный путь перед собой
По-ленински смотрел.
И вот настал желанный миг,
Желанный день настал
И руку верный ученик
Учителю пожал.
Согласно бьются их сердца,
И цель у них одна
И этой дела до конца
Вся жизнь посвящена!
Мы переходим в новый зал,
И громко в тишине
„Смотри, Светлана — я сказал: —
Картина на стене!"
И на картине — тот шалаш
У финских берегов
В котором вождь любимый наш
Скрывался от врагов.
Коса, и грабли, и топор,
И старое весло...
Бок много лет прошло с тех пор,
Как много зим прошло!
Уж в этом чайнике нельзя,
Должно быть, воду греть,
Но как нам хочется, друзья,
На чайник тот смотреть!
Мы видим город Петроград
В семнадцатом году:
Бежит матрос, бежит солдат,
Стреляют на ходу
Рабочий тащит пулемёт.
Сейчас он вступит в бой.
Весит плакат: „Долой господ!
Помещиков долой!"
Несут отряды и полки
Полотна кумача,
И впереди — большевики,
Гвардейцы Ильича.
Так в Октябре упала власть
Буржуев и дворян.
Так в Октябре мечта сбылась
Рабочих и крестьян.
Далась победа нелегко,
Но Ленин вёл народ,
И Ленин видел далеко
На много лет вперёд.
И правотой своих идей —
Великий человек —
Он всех трудящихся людей
Объединил навек.
Как дорог нам любой предмет.
Хранимый под стеклом!
Предмет, который был согрет
Его руки теплом!
Подарок земляков своих,
Красноармейцев дар —
Шинель и шлем. Он принял их
Как первый комиссар
Перо. Его он в руки брал
Подписывать декрет.
Часы. По ним он узнавал,
Когда идти в Совет.
Мы видим кресло Ильича
И лампу на столе.
При этой лампе по ночам
Работал он в Кремле.
И здесь со Сталиным не раз
Советовался он..,
Весь кабинет его сейчас
В музей перенесен.
Вот фотографии висят,
Мы снимок узнаём, —
На нём товарищ Ленин снят
Со Сталиным вдвоём.
Они стоят плечом к влечу,
У них спокойный вод,
И Сталин что-то Ильичу
С улыбкой говорит.
И вдруг встречаем мы ребят
И узнаём друзей:
То юных ленинцев отряд
Пришёл на сбор в музей
Под знамя Ленина они
Торжественно, встают,
И клюву Партии они
Торжественно дают:
„Клянёмся так на свете жить
Как вождь великий жил,
И так же Родине служить
Как Ленин ей служил!
Клянёмся ленинским путём —
Прямее нет пути!
За нашим другом и вождём —
За Сталиным идти!"
1949
Рубль и доллар
Американский доллар важный,
Который нынче лезет всем в заем,
Однажды
C советским встретился рублем.
И ну куражиться, и ну вовсю хвалиться:
"Передо мной трепещет род людской,
Открыты для меня все двери, все столицы,
Министры и купцы, и прочих званий лица
Спешат ко мне с протянутой рукой.
Я все могу купить, чего ни пожелаю,
Одних я жалую, других - казнить велю,
Я видел Грецию, я побывал в Китае, -
Сравниться ли со мной какому-то рублю?.."
"А я с тобой не думаю равняться", -
Советский рубль сказал ему в ответ.
"Я знаю, кто ты есть, и если уж признаться:
Что из того, что ты увидел свет?!
Тебе в любой стране лишь стоит появиться,
Как по твоим следам нужда и смерть идут.
За черные дела тебя берут убийцы,
Торговцы родиной тебя в карман кладут.
А я народный рубль, и я в руках народа,
Который строит мир и к миру мир зовет,
И всем врагам назло я крепну год от года.
А ну, посторонись – Советский рубль идет!"
1952
В почетном карауле
Нет, не могла в те дни вместить столица
Всех тех, кто шел со Сталиным проститься!
Неимоверно тяжела утрата...
Так шли прощаться с Лениным когда-то...
С друзьями я вошел в Колонный зал,
Где в караул почетный молча стал
От постамента с гробом в двух шагах,
И пост наш был у Сталина в ногах.
Мы видели вблизи, перед собою
Его лица знакомые черты,
Исполненные строгого покоя,
Величия и мудрой простоты.
И нам казалось, что не умер он,
А погружен в глубокий, долгий сон, -
Так он лежал среди цветов, в гробу,
Решивший человечества судьбу...
А мимо шли посланцы всех народов,
Посланцы шахт, совхозов и заводов,
Посланцы городов, посланцы сел -
Все те, кого он к коммунизму вел.
И все это была одна семья -
Все дочери его и сыновья!
В безмолвии к нему несли венки
Из разных стран его ученики,
Из тех ударных боевых бригад,
Что на земле за прочный мир стоят.
И это все была одна семья -
Помощники его, его друзья!
И я увидел в блеске влажных глаз,
Что в тяжкий час объединяет нас
Не только горе, не одна беда,
А боевая дружба навсегда!
Товарищ Сталин! Горе велико,
И жить без Вас нам будет нелегко.
Но наша вера в Партию крепка,
И в наш народ, и в сталинский ЦК.
И в этот трудный, очень трудный час
Вы положиться можете на нас!
1953
Нобелевское блюдо
Антисоветскую заморскую отраву
Варил на кухне наш открытый враг.
По новому рецепту, как приправу,
Был поваром предложен пастернак.
Весь наш народ плюет на это блюдо:
Уже по запаху мы знаем, что откуда!
1958
Гигант и цитата
Один Гигант районного масштаба
Прославился на всю округу тем,
Что на любую из насущных тем
Мог прочитать доклад - на пять минут хотя бы,
Но мог и растянуть на пять часов подряд -
За счет цитат…
Вот как-то при одном из выступлений,
Уже почти кончая свой доклад
Набором исторических сравнений,
Гигант запнулся… Люди говорят,
Что как бедняга ни старался,
Как за стакан с водой ни брался,
Но как дойдет до места: "…фараон,
По имени Тутанхамон…" -
На этом слове спотыкался,
Произносил невнятно первый слог,
А три других совсем сказать не мог.
Так фараон безвестным и остался!
А виноват
Во всем был аппарат
И тот, кто сочинил сей каверзный доклад,
Кто в глубине души таил надежду,
Что выведет на свет невежду!
По мне, уж если прибегаешь
К чужим и мыслям и трудам, -
О чем с трибуны "докладаешь",
Ты заучи хоть по складам! аш советский образ жизниИ величествен и прост - Помогает он ОтчизнеПодниматься в полный рост.И недаром днем и ночьюПо программам новостейНас бессовестно порочатОтщепенцы всех мастей.В политических салонах,Где "успех" у них большой,Что у этих пустозвонов,Диссидентов и пижонов,Кроме фальши за душой?!- Нас кликуши не пугают! -Говорит про них народ. -Пусть себе собака лает -Караван идет вперед!..Мир тревожен: Ольстер... Чили...Снова казни без суда...Тот - похищен... Тех - убили...Эти - в тюрьмах навсегда...На фронтах боев идейныхРавнодушным места нет:Невозможно жить келейно - Соблюдать нейтралитет!А конгрессам и сенатамСкажем ясно, как всегда:"Занимайтесь вашим братм,Нас оставьте, господа!""Коммунизм"! Какое слово!Сколько в нем заключено!Где с надеждой, где суровоПроизносится оно.Хлеб для всех. Сады в пустыне.Торжество больших идей.Все равны! И нет в поминеОбездоленных людей...Пусть враги за океаномНе кривят с усмешкой рот -Это поздно или раноВсе равно произойдет!СОНМне снился сон, что я плыву - Плыву во сне, как наяву:В далекий край, к чужой земле,На океанском корабле,Везут, везут меня туда,Чтоб там оставить навсегда!. . .Не знаю как,Не знаю гдеЯ в этот трюм попал,А только знаю: быть беде!И я теперь пропал - Без папы с мамой,Без друзей,Без Родины моей!Смеется кто-то надо мной:"Попался, пионер!"А я хочу домой!Домой!!Домой в СССР!!И если только я смогуВ чужом порту сбежать, - Я убегу!Я убегу!!Меня не удержать!!!И вдруг над самой головойТакой знакомый звон:Звонит будильник, сам не свой! -Меня спасает он...Как хорошо, что наявуЯ не в Америке живу!

Приложенные файлы

  • docx 10987112
    Размер файла: 52 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий