Джин Родденбери — Звездный путь (Фильм 1)

1 Джин Родденбери - Звездный путь - Новеллизация первого фильма Предисловие адмирала Кирка Меня зовут Джеймс Тиберий Кирк. Кирк, потому что мой отец и его предки по мужской линии придерживались старого обычая передачи мужских фамилий детям. Имя Джеймс я получил, потому что это было имя любимого брата моего отца. Тиберий , как я объясняю уже целую вечность, имя римского императора, чья жизнь по неизвестным причинам очаровала моего дедушку С э муэля. Это не банальная информация. Например, тот факт, что я использую устаревшую мужскую фамилию, говорит много обо мне и той службе, к которой я принадлежу. Хотя обычай передачи мужских фамили й стал редкостью среди людей, он остается красивой традицией среди нас в Звездном Флоте. Мы консервативная и весьма индивидуалистичная группа. Старые обычаи хранятся среди нас. Мы подчиняем себя корабельной дисциплине, потому что знаем, что это необходимость в условиях исследования дальнего космоса. Мы гордимся тем, что каждый из нас принял эту дисциплину добровольно – и вдвойне гордимся, что никакие искушения и опасности не могут поколебать нашу верность клятве, которую мы приносим. Некоторые критики характеризуют нас, офицеров Звездного Флота, как « примитивов » . До некоторой степени, мы действительно напоминаем больше наших предков, живших пару веков назад, чем сегодняшних людей. Мы не являемся частью того невозможно огромного количества людей, которые, кажется, готовы утопить свою собственную индивидуальность в тех группах, к которым они принадлежат. Я готов принять возможность, что эти так называемое новое человечество представляет собой куда более развитое поколение, способное находить награду в групповом сознании, которое мы, более примитивные индивидуалы, никогда не узнаем. Но в настоящий момент, тем не менее, это новое человечество бедно космическими путешественниками, и Звездный Флот нуждается в таких, как мы для исследования дальнего космоса. Кажется почти абсурдным утверждение, что мы, "примитивы", больше подходим для космических путешествий, чем высокоразвитое, способное и легко адаптирующееся новое человечество. Причина этого парадокса лучше всего объясняется в исследовании Вулканской Академией ранних лет Звездного Флота, когда исчезали корабли, команды дезертировали, а мятежи привели почти к полной остановке космических исследований. Единственный отчет показывал, что эти мистические потери были вызваны определенно тем фактом, что вербовочные стандарты Звездного Флота были опасно высоки. То есть, кадеты Академии Звездного Флота были выбраны из кандидатов, имеющих наиболее высокие показатели способности к обучению и адаптации. Тогда верили, что такие качества помогут при столкновении с необычно различными формами жизни, с которыми команды космических кораблей встретятся в течение исследовательских миссий. Но это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Проблема была в том, что раньше или позже экипажи должны были неизбежно встретиться с формами жизни, более развитыми, чем они сами. Результатом было то, что эти великолепные, сообразительные, гибкие умы, посланные туда, где Звездный Флот не мог помочь, в конечном счете, соблазнялись высокоразвитой философией, стремлениями и сознанием тех форм жизни, с которыми они встретились. Я всегда находил занятным, что мой класс в Академии был первым, набранным в Звездном Флоте из числа не столь высокоразвитых в интеллектуальной стремительности. Было вдвойне занятно, конечно, что наша пятилетняя миссия была так хорошо подтверждена документально, что некоторые "больные на голову" подали Звездному Флоту идею, что возвращение U.S.S. "Энтерпрайз" заслуживает публичного признания. Энтузиазм Звездного Флота задел даже тех, кто описывал те события, и наши приключения были описаны как нечто "большее, чем жизнь". В конце концов, я обнаружил, что стал кем-то вроде "нового Одиссея", и неприятно было видеть, как всем моим командным достижениям прошлых лет так громогласно аплодируют, игнорируя тот факт, что 94 члена нашей команды погибли за эти годы – а многие из них могли бы остаться в живых, если бы я действовал более быстро или более благоразумно. Не то, что я был настолько глупо бесстрашен, как изображено. Я никогда с радостью не встречал опасность; я не любил обстоятельства, которые заставляли меня рисковать жизнью. Но сама природа таких описаний вела к гиперболизации. В результате, я принял решение, что если я еще когда-нибудь попаду в центр внимания публики, то буду настаивать на том, чтобы все факты были изложены наиболее точно. Как знают некоторые из вас, я был вовлечен как раз в такое дело – фактически, событие, угрожающее самому существованию Земли. К несчастью, это снова принесло мне внимание тех, кто описывает такие случаи. Следовательно, хотя есть много других способов, какими эта история может быть рассказана или изображена, я настаиваю, что она также будет изложена в рукописи, которая будет предоставлена мне для коррекции и финального одобрения. Хотя я не могу контролировать другие описания этой истории, которые вы могли видеть, слышать или чувствовать, я могу обещать, что каждое описание, мысль или слово на этих страницах – точная и правдивая история о Виджере и Земле, как она была увидена, услышана и почувствована… Предисловие автора. Учитывая комментарии адмирала Джеймса Кирка в его собственном предисловии, может показаться странным, что он избрал меня, чтобы написать эту книгу. Я был, кроме всего, чем-то вроде ключевой личности, описавшей его пятилетнюю миссию тем способом, который адмирал критикует как "больше чем жизнь". Я подозреваю, что факт, который в конце концов рекомендовал меня адмиралу, тот, что я всегда настолько же внимательно относился к книгам, как и он. Или, может быть, он подумал, что я буду более заслуживающим доверия, работая со словами, а не с изображениями. В любом случае, он знал, что сможет гарантировать точность этого, настаивая, что рукопись должна быть прочитана, и если необходимо, исправлена любым, вовлеченным в описываемые события. Спок, доктор Маккой, адмирал Ногура, коммандер Скотт, команда мостика "Энтерпрайза", и любой, упомянутый на этих страницах, имеют возможность проверки каждого слова, описывающего события, в которых они принимали участие. Эта последняя напечатанная версия отражает их комментарии, как и решение адмирала Кирка, что это будет полная и абсолютная правда о тех событиях, которые описаны здесь. В конце концов, на более личной ноте, почему я снова обратился к "Энтерпрайзу" и его команде? Почему снова "STAR TREK"? Я полагаю, что истинная причина в том, что я всегда смотрел на "Энтерпрайз" и его команду как на мой собственный вид Земли и человечества в миниатюре. Если это не то направление, в котором мы идем, мне кажется, это наиболее естественный путь, которым мы должны идти. В течение этих путешествий, космический корабль "Энтерпрайз" всегда нес нечто куда большее, чем просто уважение и терпимость к иным живым формам и идеям – он нес позитивную силу любви к почти безграничному разнообразию нашей вселенной. Эта способность любить все всегда представлялась мне первым показателем того, что отдельный индивид или целая раса достигли зрелости. Для человечества, между его "сейчас" и зрелостью, могут пройти долгие и трудные годы, но мы, по крайней мере, достигли некоторого понимания, что наше будущее охватывает любые новые измерения и счастья, которые мы желаем и заслуживаем. Хотя мы, люди, все еще находимся на значительной дистанции от понимания истины, или даже от способности справится с ней, я верю, что мы, по крайней мере, начали понимать, что любовь – неотъемлемая часть истины. Большая часть моей расположенности к Кирку, Споку, Маккою, Ухуре, Скотти, Чехову, Чэпел и Рэнд связана с этими мыслями. Меня всегда обнадеживал тот факт, что команда "Энтерпрайза" может так по-человечески ошибаться, и, в то же время, быть выражением этих идей. Глава 1 Он ощущал странный звук, зародившийся как будто внутри его головы. Казалось, будто там шевелится какое-то механическое существо. Потом этот звук проник в память, и он понял, что получил тревожный сигнал от Командования Звездного Флота. Он не любил это чувство – и знание, что сигнал пришел из устройства, имплантированного в его мозг, делало его еще более раздражающим. Это было требование Звездного Флота – такие имплантанты имели все командующие офицеры. Этот канал связи использовался только в случае крайней необходимости. И это был только второй случай, когда Командование Звездного Флота вторгалось в его мозг. – Что-то случилось, адмирал Кирк? Вопрос был задан ливийским ученым, работником Египетского музея в Александрии. Кирк находился в отпускной поездке по старым городам Африки, изучая здесь, в самом знаменитом музее Земли, необычные исторические экспонаты. Это было, честно говоря, самое необычное место для получения срочного сообщения из Звездного Флота, и он представлял, как, собственно, сейчас выглядит его лицо. Но он справился с потрясением и присел за исследовательский пульт, за которым уже работал раньше. Послание настигло Джеймса Кирка за момент до того, как он смог заставить себя полностью расслабиться. Фактически, он не нашел бы места лучше для получения этого крайне срочного сообщения. Притворяясь поглощенным зрелищем на экране, он смог очистить сознание от посторонних мыслей и сконцентрироваться на изображениях, передаваемых имплантантом. Послание начало формироваться в сознании Кирка – и сначала походило на странное и непонятное видение, галлюцинацию. Сначала беспорядочные образы, многие – следы его сознательных мыслей об этой поездке: изучение истории, музей, ливийский ученый. Затем появились новые изображения, бледные и размытые, но легко узнаваемые чужие эмблемы – и Кирк понял, что эмблемы принадлежат военным кораблям. Клингоны! Кирк видел три клингонских крейсера, движущихся на варп-скорости в боевом порядке. Изображения становились более подробными, до невозможности реальными – он смог начать думать об этом осознанно. Клингонские корабли были большими и опасными – несомненно, их новые тяжелые крейсеры k’ t’ inga класса; некоторые тактики считали, что они быстрее и могущественнее кораблей Звездного Флота класса «Конституция». Может ли это быть причиной сигнала тревоги? Информация о новом оружии старых врагов? Кирк немедленно отказался от этой возможности. Не могли три клингонских звездолета представлять какую-либо серьезную угрозу Земле или Федерации. Эта тревога должна была иметь отношение к чему-то еще. Когда изображения прочно укоренились в сознании Кирка, имплантант начал передавать тревожное сообщение Командования. По его предположениям, Звездный Флот получил эти изображения с одной из космических станций, расположенных рядом с границей Клингонской империи. Эта станция, "Эпсилон-9", заблаговременно запустила зонды в тыл клингонских крейсеров. Следовательно, Клингоны не подозревали о том, что их обнаружили и сканируют. Казалось, что сенсоры просто собирают информацию о новых звездолетах Клингонов. Но затем они показали нечто более важное. Очевидно, какой-то объект нарушил границы Империи и прошел по ее территории. Клингоны отреагировали обычным образом; крейсеры собирались атаковать. Клингонские корабли сделали поворот, и Кирк смог различить странный объект впереди. Мгновение он сомневался в реальности этого изображения – оно выглядело просто как облако. Правда, оно странно светилось, непохоже на все, что Кирк когда-либо видел в космосе, но почему клингоны собираются его атаковать? Пока крейсеры окружали облако, Кирк вдруг осознал, что оно неправдоподобно огромно! Сигнал имплантанта сообщил, что диаметр данного объекта составляет несколько биллионов километров. Все произошло очень быстро. Ведущий клингонский корабль выпустил залп фотонных торпед в придвигающееся «облако». Торпеды просто исчезли – Кирку показалось, что нечто просто вышвырнуло их за пределы действительности. Затем, пока клингоны не успели еще ничего предпринять, Кирк вдруг заметил точку зеленого огня, исходящую из «Облака», ударившую прямо в крейсер, пустивший торпеду. Это было, очевидно, энергетическое оружие – клингонский корабль, окруженный яростной зеленой энергией, затрещал и просто взорвался в небытие! Другие два крейсера, также пустившие торпеды, были уничтожены также просто и пугающе. «Видение» кончилось внезапно. Кирк почувствовал, что ливийский ученый снова озабоченно смотрит на него. Почему? Кирк осознал, что ученый мог видеть дрожь. Что подсказывал ему разум? Что Клингоны и их корабли стали теперь экспонатами в аду? Откуда пришли эти слова? Что они значат? «Облако» прошло через территории Клингонов, но его не интересовали клингоны и их Империя. Оно ответило на атаку их тяжелых крейсеров, приложив не больше усилий, чем чтобы отогнать насекомых. Его интересы лежали где-то в другом месте. Кирк вдруг понял, что напугало его. Где-то в этих полученных изображениях сообщалось, что этот странный объект, светящееся «облако», определенно двигается к планете Земля. Глава 2 Каменная кладка, где Спок преклонил колени, была настолько древней, что ее происхождение не было отражено даже в древнейшей из вулканских легенд. Длинный плащ Спока был украшен странными знаками, такими же, какие были на древних камнях. Значения этих символов знали только Мастера, жилище которых было здесь, на плато Гол. Спок пришел сюда вскоре после того, как «Энтерпрайз» завершил свою историческую пятилетнюю миссию. Споку казалось, что у него нет другого выбора. Только с помощью Мастеров Гола он мог достичь Колинара. Только с помощью Колинара он мог раз и навсегда избавиться от своей человеческой половины, которую считал ответственной за его боль. «Спок, сын Сарека с Вулкана и Аманды с Земли, ты готов открыть нам свой разум?» Эти слова не могли быть поняты землянами. Высший Мастер Т’ Сай говорила на древнем языке планеты Вулкан. С каждой стороны от нее стояли младшие мастера, губы которых непрерывно шевелились в восхвалении разума. «Я готов». Спок дал традиционный и ожидаемый ответ. Но он был неспокоен. Был ли его ответ целиком правдой? Этим утром он чувствовал себя полностью готовым к экзамену, проводимому вулканскими Мастерами. За прошедшие девять вулканских сезонов он не только выдержал дисциплины Колинара, но также прошел жестокие испытания, чтобы осознать ступени, недостижимые для беспорядка, усталости и боли. Он знал, что Мастера им довольны – даже если некоторые вначале колебались, разрешить ли наполовину вулканцу стать служителем Гола. Но никто не сомневался в нем теперь – никто, кроме самого Спока. До этого утра Спок был уверен, что полностью избавился от своей человеческой половины и её эмоционального наследия. За час до подъёма вулканского солнца, Спок направился к высокому мысу, где он встречал красный рассвет этого важного дня проясняющей мысли медитацией. Он знал, что сегодня он увидит Т’ Сай, и Высший Мастер пригласит его соединиться разумами, а затем вручит ему знак достижения Колинара – знак абсолютной логики. Kaiidth! [« примечание: На вулканском – "что есть что"» ] Что было, было! Он делал только то, что должен был сделать. Спок посмотрел вверх, на красное низкое небо, в направлении, где находились Солнце и Земля. Он прощался с планетой своей матери и той частью жизни, которую она олицетворяла. Он давно решил, что не вернется туда и не будет жить среди людей снова. Джим! Прощай, мой… мой t'hy'la. Это последний раз, когда я позволю себе вспомнить тебя… или даже твое имя. В это мгновение чье-то невероятно сильное сознание неожиданно проникло в сознание Спока. Словно невероятно могущественное существо обыскивало Галактику в поисках необходимых ответов о Земле и людях и почувствовало сознание Спока в момент, когда он прощался с Землей и Кирком. Хотя Спок не знал еще, что это означает, он почувствовал себя рассматриваемым и исследуемым этим мощным разумом, как если бы он был живым "розеттским камнем" способным к пониманию одновременно логики и человеческой иррациональности, и это был ключ, благодаря которому полностью логическое существование могло понять Землю и человечество. Самое потрясающее, это испугало Спока. Утром этого дня, когда он должен был полностью освободиться от эмоций, он чувствовал… страх. Страх не столько за себя, сколько за тех земных людей, которых он знал так долго и так хорошо. Как могло быть, что он боялся этого? Как мог он чувствовать эмоции людей, которых уже изгнал из своего сознания и из своей жизни! «Здесь, на этих пустынях, наши предки отринули свои животные страсти и посвятили свои умы логике…» Традиционная речь подошла к концу, и Спок остался на коленях перед Высшим Мастером Т’ Сай. Чем бы ни было существо, вторгшееся в сознание Спока этим утром, сейчас оно ушло. Может, он и не чувствовал страха – может, это было просто удивление. Даже настоящий вулканец может чувствовать удивление – особенно если его разума касается такое сильное сознание. Спок напомнил себе, что он прошел все тесты Колинара; сами Мастера подтвердили это участием в этой древней церемонии. Спок почувствовал, что Т’ Сай повернулась к нему; церемония приближалась к мелдингу. Он понимал, что он должен проникнуть в разум Т’ Сай, а она – в его. Как часть ее разума, Спок сможет оценить себя самого и свое место во вселенной с мудростью и логикой Мастера. А разум Т’ Сай станет частью его сознания. Забудь Землю. Думай только о Вулкане. Ты был рожден здесь вулканским отцом, рос здесь как сын Вулкана… и вулканские дети, как и дети везде, могут быть бездумно жестокими. Странно, я не знал раньше, что это мое отрочество на Вулкане в конечном счете толкнуло меня в Звездный Флот. Я должен был доказать себе, что то время веселья и смеха было только детским заблуждением. Я должен был доказать, что людям не удастся сделать меня меньшим вулканцем, чем я есть. Но что Джим Кирк сказал однажды? «Спок, зачем так яростно сражаться за то, чтобы быть частью только одного мира? Почему бы вместо борьбы не взять лучшее от обоих?» «Спок!» Голос одного из младших Мастеров. Т’ Сай тоже смотрела на Спока озадаченно. «Спок, наши разумы почувствовали чье-то отдаленное сознание. Это что-то значит для тебя?» Спок ничего не мог сделать, кроме как кивнуть…и почувствовать стыд. Здесь, на церемонии Колинара, неизвестное чужое сознание вернулось, чтобы снова испытать его разум. Снова он чувствовал этот интерес к Земле… и снова он чувствовал страх… и стыд! Как удар стрелы из засады, Спок понял в этот момент, что человеческая часть его не уничтожена. Эта часть была просто способна к человеческому обману и спряталась где-то глубоко внутри него. Он легкомысленно недооценил ее и поверил, что она ушла. И, как враг, которым она всегда была, она просто ждала, чтобы напасть на него, когда он был безоружен. «Спок, твои мысли. Открой их мне». Спок не мог отказать Высшему Мастеру Т’ Сай, даже в этот момент. Когда она коснулась его, он оставил свой разум открытым, погружаясь в единство мелдинга. Kaiidth! Это было право Т’ Сай знать всю правду. «Клингонские корабли не исчезли. Это было словно… словно они стали экспонатами в аду. И это приближается к Земле. Спок, как бы я хотел, чтобы ты был здесь и помог мне понять…» Спок отступил, ошеломленный. Это звучало как мысли Джима Кирка! Это почувствовала и Т’ Сай, которая стояла рядом, и которой он открыл свои мысли. Она освободила сознание Спока и обрела свое собственное. Потом она посмотрела на него, и еще до того как она заговорила, Спок знал, какими будут ее слова. «Твой ответ лежит где-то еще, Спок.» Глава 3 Кирк немедленно вылетел к старому гидроэлектрическому комплексу в районе Гибралтара. Здесь Звездный Флот поддерживал один из каналов связи, по которому он мог связаться со Штаб-квартирой и узнать больше о причине сигнала тревоги. Таким путем он мог получить самый быстрый ответ. Тревога Кирка по поводу светящегося облака сменялась беспокойством из-за того, что сообщение не содержало намека, что он был отозван в Штаб-квартиру. Но он считал, что должен не обращать на это внимания – иначе могло случиться что-то ужасное. Невозможно, чтобы Звездный Флот, даже в непредвиденных случаях вроде этого, проигнорирует его опыт исследования дальнего космоса, не упоминая уж его опыт командования. Джим Кирк остановился перед входом на сигнальную станцию, пытаясь немного успокоиться перед контактом с Адмиралом. Он стоял рядом с огромными скалами, возносившимися высоко над Гибралтаром. С двадцатикилометровой высоты он мог различить такие же скалы со стороны Африки, а между ними мощную стену, отделяющую Атлантический океан от того, что когда-то было Средиземным морем. Эта захватывающая панорама действовала на воображение. Перенеся свой вес на одну ногу, Кирк смог даже почувствовать жужжание старых гидроэлектрических турбин, которые все еще работали глубоко внизу, где мощные воды Атлантического океана падали с шестидесятиметровой высоты вниз, в Средиземное море. Он знал, что эти установки были безнадежно громоздки и неэффективны по сегодняшним стандартам, И сейчас это была безусловно дань искусству инженеров начала 21 века, изобретения которых обслуживали энергетические нужды Южной Европы и Северной Африки почти два века. Отсюда Кирк мог различить Гибралтарский утес, выглядевший столь маленьким и незначительным отсюда, что трудно было поверить, что когда-то это был важнейший военный бастион, в могущественной войне, разделяющей человечество. Средиземное море теперь было едва ли больше, чем то длинное тонкое озеро, впадающее в призрачную голубую даль там, откуда он только что прибыл. Он задумался, имел ли право ли Средиземный альянс настолько изменять характер этого старого моря и регионов, его окружающих. Средиземноморье играло важную роль в восхождении человечества к цивилизации; действительно ли люди имели право вторгаться в это пространство, имеющее свое прошлое? Как всегда, Кирк был вынужден допустить, что конечно, да. Человечество сохранило больше прошлого, чем потеряло – музеи и библиотеки в Александрии были только двумя доказательствами этому. Поднятые со дна моря древние руины давали поистине бесценную информацию о человеческом прошлом. А умело созданный климат, не только превратил весь Средиземноморский регион в цветущий сад, но и чрезвычайно улучшил климат и характер всей Северной Африки – и это способствовало тому, что этот континент стал островом человеческого прогресса и спокойствия, в противовес жестокости, раздиравшей остальной мир в течение 21 века. Кирк вздрогнул от пронзительного крика чайки, осознав, что он уже несколько минут стоит здесь, замечтавшись, как турист. Он повернулся и поспешил сквозь вестибюль сигнального центра, раздосадованный, что так легко отвлекся. Африканский отпуск кончился; он мог исследовать старый комплекс и в другой раз. Теперь он был командующим офицером, реагирующим на тревожное сообщение Штаба. Внутри Кирк обнаружил одну из тех маленьких ретрансляционных станций, построенных в дни, когда путешествие вокруг Земли занимало куда больше времени, чем сейчас. Молодой техник, удивленный визитом высокопоставленного гостя, подождал, пока Кирк идентифицирует себя. Он запросил соединение со Звездным Флотом с защищенной базы. Сканирование удостоверило его личность, и молодой техник немедленно провел его в надежно экранированную комнату. Пока Кирк сидел за приемной пультом, на экране появилось изображение оператора, который вежливо улыбнулся Кирку за полмира отсюда, из Сан-Франциско. – Адмирал Кирк, оператор. Запрос подтверждения… – Да, сэр, я понял, – Оператор прервал Кирка быстро, но вежливо. – Пожалуйста, подождите пару минут. Изображение оператора пропало с экрана, а сигнал с пульта сообщил Кирку, что он должен соблюдать тишину до дальнейших указаний. Несомненно, Звездный Флот не хотел ненужных разговоров об этой тревоге. Он услышал жужжание сенсора и понял, что его сканируют и удостоверяют личность второй раз. Очевидно, Звездный Флот принял решение сохранять «облако» в тайне до появления новых знаний об этом объекте. Почему? Кирк почувствовал, как адреналин заполняет его вены, когда он осознал, что могла быть только одна возможная причина – 'Захватчик' был действительно опасен для Земли, и опасность была настолько велика, что могла вызвать панику, если информация просочится до того, как Звездный Флот будет готов дать ответы на вопросы. Разум Кирка лихорадочно рассматривал другие возможности. Если мощь 'Захватчика' была столь ужасна, как он показал, это может стать одним из тех непредвиденных случаев, когда законы должны меняться, и методы действий меняться тоже. Благоприятная возможность, если решительная схватка может позволить ему освободиться из его высокоранговой тюрьмы. До сих пор, Кирк не позволял себе признаться, как глубоко он был несчастен последние годы. Возможно, из-за гордости; тяжело было признать мучительную правду, что принятие им адмиральской должности было глупой ошибкой, даже нелепостью, учитывая, что его друг, корабельный врач доктор Маккой, безуспешно пытался отговорить его от перевода в штаб. Боунз Маккой даже ворвался в Штаб, гневно настаивая, что Джеймс Кирк был одним из тех "рожденных на палубе", чей симбиоз и дружба с кораблями интриговала и озадачивала психиатров (а до них – поэтов) со времен мореплавающих кораблей. Для таких людей командование звездолетом было единственным способом жизни – никакой другой жизненный путь, никакие комбинации славы и вознаграждения не могли заменить волнения, открытия и почти полную свободу командования в дальнем космосе. Кирк не осознавал, что решение принять адмиральские звезды было уже сделано за него Командующим Звездного Флота. Приведя "Энтерпрайз" домой после его исторической пятилетней миссии, Кирк просто стал слишком ценен, чтобы ему позволили взять другое космическое командование. Ему не сказали, что аргументы Маккоя были поддержаны многими медицинскими колледжами, считавшими, что назначение в штаб может в настоящий момент уничтожить Кирка или, по крайней мере, его карьеру в Звездном Флоте. Командующий должен был сделать трудный выбор между тем, что было хорошо для Кирка и тем, что было хорошо для Звездного Флота – и организация победила. Кирк даже не подозревал, что им ловко манипулировали, и аргументы Маккоя показались ему незначительными, а предложение адмиральства – возможностью нового роста и новых событий. Он не понимал по-настоящему и то, как глубоко задел его внезапный отъезд Спока на Вулкан. Он зависел от своего вулканского друга и его логики намного больше, чем осознавал. Ко времени, когда Кирк оправился от физического и эмоционального истощения его пятилетней миссии, он был уже адмиралом, членом командного штаба, и был уверен, что он просто последовал дальше по пути ответственности и уважения. Сидя за сигнальным пультом Гибралтарской станции, Кирк ждал, когда оператор из Сан-Франциско снова появиться на экране. Он был уже готов повторить вызов, когда экран замерцал и появилось изображение. – Сэр, один из офицеров Адмиралтейства запросил голографический контакт с Вами. Ждите, пожалуйста. На экране появилась Адмирал Лори Чиани. Конечно, не она, а только ее голографическое изображение, но, тем не менее, это был сюрприз. Передающий сигнал, соединяющий станцию со Звездным Флотом, был безупречен, и Лори выглядела так неожиданно реально, что Кирк неожиданно услышал, как бьется его сердце, как всегда билось, когда она находилась рядом с ним в тот год, что они провели вместе. Ее необычно большие глаза и стройность, по-юношески тонкие руки и ноги всегда напоминали ему о дикой грациозности и невинности молодого оленя. Она была также в высшей степени способным офицером, что подтверждалось тем фактом, что она была членом внутреннего адмиральского штаба. В Звездном флоте ее обязанностью были психология и отношения с негуманоидными видами, также она была официальным представителем Ногуры. – Привет, Джим, – как всегда, ее губы, казалось, ласкали его имя, пока она проговаривала его. Он смог почти почувствовать запах ее тела. Она была совершенна – в роли любовницы, друга, жены, матери, и в любой другой, когда он медленно выздоравливал от усталости и эмоционального напряжения тех пяти долгих лет. Они были вместе только год – но эти месяцы были незабываемы. Он не сознавал, что в течение этого времени она была чем-то, заменяющим ему «Энтерпрайз». – Что случилось, Лори? – Адмирал Ногура знал, что ты будешь звонить и попросил меня подтвердить тревогу. Кирк вспомнил, как он интересовался однажды, не было ли у Командующего Адмирала каких-то тайных мотивов в сведении вместе его и Лори. Но он выбросил эти мысли из головы как нелепости. А ведь на самом деле, именно при жизни с ней принятие адмиральской должности стало казаться благоразумным, даже привлекательным. Лори прервала его мысли. – Насколько хорошо был получен сигнал имплантанта? – Если огромное «облако» просто разнесло в клочья три клингонских крейсера, я получил его хорошо. Кто-то проделал неплохую работу, запустив наши зонды в это формирование. Лори кивнула. – Командор Бранч на "Эпсилоне-9". У меня есть полная запись, если хочешь посмотреть. Начав отвечать, Кирк вдруг подумал о том, что она сказала раньше. Адмирал Ногура знал, что ты будешь звонить и попросил меня подтвердить сигнал тревоги. Странно. Почему Командующий Адмирал послал Лори сделать это? Оператор Сан-Франциско мог передать исходный сигнал и ему. Конечно, Ногура более обременен обязанностями, чем Лори в это время. Изображение Лори слегка сдвинуло брови, наблюдая за Кирком. В действительности, конечно, настоящая Лори Чиани сидела за пультом в Штаб-квартире Звездного Флота, где она сама смотрела на такое же голографическое изображение Кирка. Его выражение лица, несомненно, разоблачало, что что-то волнует его. – Если ты удивляешься, почему Звездный Флот не обсудил это с тобой, Джим, причина в том, что 'Захватчик' приближается со скоростью примерно варп-семь. "Варп-семь?" Ничто в сообщении имплантанта не наводило на мысль об этой неправдоподобной скорости – даже клингонской империи с этой скоростью можно было достигнуть за пару дней! Кирк был ошеломлен. Если только структура Звездного Флота не поменялась радикально за последнюю пару лет, у них не было возможности перехватить объект, движущийся к Земле на такой скорости. Лори, прочитав это на его лице, кивнула. – Вот почему тебя не вызвали сюда, Джим. У нас нет даже тяжелого крейсера в пределах диапазона перехвата. – Может, я смогу что-то… вЂ“ Конечно, адмирал Ногура размышлял, как использовать с пользой твой опыт исследования дальнего космоса, – Лори прервалась. – Вот почему он назначил меня показать тебе оригинал передачи. Любые твои гипотезы и предположения я передам ему незамедлительно. Первый раз с тех пор как он знал Лори, Кирк был убежден, что она или лжет, или, по крайней мере, скрывает какую-то часть правды. Кто бы ни послал ее, он ошибся в расчетах. Лори могла быть способна на хорошую ложь, если она верила, что это важно и необходимо, – но сейчас она так не считала. К тому же, Кирк знал ее слишком хорошо, чтобы с легкостью попасться на крючок. – Давай посмотрим передачу, – сказал он. С ложью он мог разобраться и позднее. А сейчас, он хотел с наилучшей возможностью посмотреть на то, что угрожало Земле. В Сан-Франциско Лори прикоснулась к пульту. Изображения, сделанные пограничной станцией и переданные на Землю, были яркими и абсолютно четкими. Пугающими. Терминал Кирка, теперь, казалось, находился в космосе, в самой середине строя клингонских крейсеров. В отличие от передачи имплантанта, эти изображения не казались «видениями», они были до невозможности реальными, и, казалось, окружали людей, сидевших за пультами. "Сейчас мы приблизимся к ним" Это была Лори, ее голоизображение предостерегло Кирка, что зонд, пославший бесценную информацию, маневрировал, чтобы записать мельчайшие детали клингонского крейсера. Несмотря на предупреждение, Кирк сжал подлокотник, когда он словно несся курсом столкновения с огромным клингонским кораблем. Определенно, корабли были нового K't'inga класса – Кирк мог ясно видеть огромные двигательные отсеки, новые дефлекторные экраны и тяжелые торпедные трубы. В прошлом, Звездный Флот доказал только косвенно преимущество над ранними клингонскими моделями, и этот K't'inga класс ставил перед Флотом новые проблемы. Потом появилось загадочное облако, и все мысли о клингонах вылетели у Кирка из головы. Изображения имплантанта были достаточно зловещи, но эти точнейшие голоизображения позволили Кирку оценить его истинные размеры. Эта странная, яркая полупрозрачность могла вмещать сотни таких планет, как Земля… может, и тысячи. – По теории наших ученых, – это был голос Лори, – это облако может быть сгенерировано чем-то, находящимся внутри него. «Черт побери!» Когда-то это выражение совсем юный Джим Кирк услышал от своего дедушки Самуэля. Оно точно выражало этот момент. Кирк был потрясен невероятной мощью, которая потребовалось, чтобы сгенерировать объект таких размеров. Он не знал, может ли Солнце обладать подобной мощью. Изображения постепенно исчезли. Вновь появился сигнал станции – изображение Лори тоже – и несомненно, его собственное изображение все еще сидело рядом с ней в Сан-Франциско. Ждала ли она его реакции на то, что они только что увидели? Или на то, что было недосказано? Давай, Лори, изображение ты или нет, я вижу, что у тебя есть что-то сказать. Но ты ведь всегда находила способ заставить затруднительные вещи казаться целесообразными, не так ли? Разве это первый раз, когда Ногура посылает тебя ко мне? – Джим, есть один корабль, который может… заблаговременно справиться с задачей перехвата. Кирк все понял. Но он сохранял невозмутимое выражение. – "Энтерпрайз", Джим. Это шанс, который может вывести его из орбитальных доков. – И? Что бы Ногура не приказал ей сказать, он не собирался помогать ей в этом. – Командующий Адмирал… вЂ“ То есть Ногура, конечно… вЂ“ Конечно. Он приказал всем из твоей старой команды прибыть на борт. Это даст капитану Деккеру лучший… вЂ“ Капитан Деккер? – Да. Ты рекомендовал передать "Энтерпрайз" ему, не так ли? Он будет иметь лучшую команду в Звездном Флоте, люди уже привыкли работать вместе… вЂ“ А Ногура подумал, что я могу управлять им сам? – Хм… Конечно, ты согласишься, что "Энтерпрайз" был отремонтирован, фактически отстроен заново, и это уже не тот корабль, к которому ты так привык. Твой протеже… вЂ“ Деккер. – Он был на борту 18 месяцев; он свыкся со всеми изменениями… вЂ“ Он знает измененную модель, ее системы так, как ни один человек в Звездном Флоте не сможет узнать их. – Правильно, Джим. – Спасибо, Лори. Ты не возражаешь, если я отключу связь? У меня назначена встреча, и я уже опаздываю на нее. Глава 4 Как бы не называли это – Управление Звездного Флота, Штаб-квартира Флота или Адмиралтейство – здание его словно устремляется в космос с полуострова старой части Сан-Франциско. Хотя в большинстве музейных городов имеются и более высокие здания, сбереженных с индустриального прошлого, Штаб-квартира Звездного Флота все еще остается отличительным ориентиром в нашем мире, где так много нашей суматошной жизни проходит под землей. Через два часа Кирк взял флаер от Гибралтара до Лос-Анджелеса, где он поймал первый же идущий на север воздушный трамвай. Теперь, пятнадцать минут спустя, чистые голубые воды залива Сан-Франциско были хорошо видны. Как всегда, вид Штаб-квартиры Звездного Флота заставило сердце Кирка биться чуть чаще. С дней его курсантства, он не переставал восхищаться симметрией дизайна и впечатляющей комбинацией космических и земных материалов. Голубая верхняя часть здания возвышалась над фундаментом, сделанным из серого гранита. Это всегда было для Кирка утверждением о существовании очень важной связи между землей под ногами и звездами над головой. Сегодня, однако, совсем нее эти мысли занимали Кирка. Он был рассержен и зол, но большинство его злости и горечи были направлены на себя самого. Как могло случиться, что он целых три года был настолько слеп к факту, что Командующий Адмирал манипулирует им? «Звездный Флот через 5 минут». Это было обычное компьютерное уведомление, предшествующее снижению. Под ними Кирк мог разглядеть редкие линии тонких опор, микроволны которых снабжали трамвай энергией и управляли им. Через несколько минут он начнет схватку, которая решит, останется ли он в Звездном Флоте, будет жить или умрет, или даже проклянет то, что случится. Ключом ко всему был командующий Адмирал Гейгачиро Ногура. Кирк не сомневался, почему Ногура приказал Лори Чиани нанести ее головизит в Гибралтар. Под нажимом, оказанным неизвестным вторжением, Командующий Адмирал спешно назначил Лори успокоить потенциально причиняющего беспокойство Джеймса Кирка. Ногура должен был предполагать, что если однажды она управляла Кирком столь успешно, то может сделать это снова. Но к этому времени Кирк наконец-то почувствовал, что им манипулируют. Может быть, в течение последних лет, растерянным и подавленным Джеймсом Кирком становилось все легче и легче управлять. Не было ничего, что напомнило бы Ногуре, и даже Лори, что он был капитаном самого знаменитого корабля Звездного Флота. Может быть, он уже на самом деле не был этим человеком – по крайней мере, до сегодняшнего момента. Кирка будто снова обрел свои глаза и уши. И разум. Как немыслимо это было, что он прекратил анализировать, задавать вопросы, сомневаться. В глубоком космосе это стоило бы жизни, может, существования всего корабля. Сейчас он понял, как Ногура использовал его. Как мог он тогда не заметить это? С того дня, как он привел израненный звездолет и его команду обратно из его долгой миссии, он стал очень ценен для Ногуры. Не для Ногуры – человека, доброго дедушки дюжины детей и внимательного друга со времен лейтенанства. Нет, Кирк был ценен для Гейгачиро Ногуры, Командующего Адмирала, чья присяга заставляла его приносить любые жертвы и платить любую цену, чтобы выполнить свои обязательства перед Звездным Флотом. Адмирал Ногура не мог не видеть цену живого символа, тщательно продуманной героической фигуры, который моего внушить страх восприимчивым и противостоять критикам аргументами, почерпнутыми из реального опыта. А Звездный Флот нуждался в таком герое здесь, а не на другом конце Вселенной в новой долгой миссии. Детский парк Алькатрас промелькнул слева, когда Кирк почувствовал слабое жужжание гасителей инерции – однако он не почувствовал вообще никакого движения, когда трамвай отклонился вправо, сбрасывая скорость. Он пронесся мимо пару зданий и, наконец, остановился у подножия Адмиралтейства. Кирк первым вышел наружу и поспешил через вестибюль, не обращая внимания на прекрасный вид, открывающийся отсюда на залив Сан-Франциско. Вестибюль был наполнен спешащими людьми, и только потом Кирк вспомнит, что большинство лиц здесь, по крайней мере, человеческих, были мрачными и озабоченными. Он не сознавал и то, что его собственные приоритеты полностью поменялись за последние несколько часов. Хотя он все еще считал, что примчался сюда из-за беспокойства о таинственном 'Захватчике', его внутренний разум все больше и больше думал о корабле, называемом "Энтерпрайз". – Коммандер Зонак! Зонак обернулся, настороженно ища того, кто назвал его имя на публике – на Вулкане это было бы постыдное нарушение частности. Вулканский ученый был куда более удивлен, увидев, что это был Кирк, который, конечно же, знал и уважал вулканские манеры. Он знал, что только чрезвычайная безотлагательность могла быть оправданием для такой неучтивости. – Вы получили назначение на пост офицера по науке "Энтерпрайза"? Вулканец кивнул. – Благодаря вашей рекомендации, Адмирал. Спасибо. Слово "спасибо" было необязательно, но Зонак тем не менее употребил его. Кирк много раз проявлял себя человеком, достойным уважения. – Но почему вы не на борту? Вулканец закрылся от этого прямого наступления. – Капитан Деккер попросил, чтобы я сначала закончил с научными указаниями здесь. Кирк прервался. – Здесь, в Звездном Флоте? "Энтерпрайз" почти готов покинуть док… вЂ“ Это займет по крайней мере двадцать часов, Адмирал… вЂ“ Это займет двенадцать часов, – поправил Кирк. – доложите мне по прибытии на борт так скоро, как возможно. – Вам, сэр? Кирк решительно кивнул. – Я побеседую с Ногурой, после чего направлюсь на "Энтерпрайз". Кирк повернулся и большими шагами направился к турболифтам. Вулканец смотрел ему вслед, недоуменно подняв бровь. Кажется, этот Кирк немного отличался от того, что Зонак знал прежде. Он хотел бы, чтобы люди не были такой загадкой. Когда Кирк думал об "Энтерпрайзе" раньше, это было несбыточной мечтой. Звездное командование было способом жизни, к которому командующий офицер никогда не мог присоединиться, по крайней мере, пока он оставался в Звездном Флоте. Со временем мысли об отставке будут приходить в голову Кирку – хотя он мог никогда не узнать неслыханную свободу и независимость Звездного командования снова; но были в конце концов и другие типы кораблей. Когда Кирк шел к офису Ногуры, "Энтерпрайз" почти полностью занимал его мысли. Он не сознавал, тем не менее, насколько сильно им двигала нужда в космическом корабле. Он по-настоящему поверил, что пришел сюда из-за возникновения критического положения, где был нужен "Энтерпрайз" – и он, Кирк был куда лучшей кандидатурой для командования, чем, возможно, талантливый, но куда менее опытный Деккер. – Это должно быть очень сложно для тебя, – сказал Ногура. – Капитан Деккер был чем-то вроде твоего протеже, не так ли? – Да, сэр, но я не вижу, почему это создает сложности. Я рекомендовал его когда-то, потому что он был лучшим из имеющихся в распоряжении. В настоящее время это не так. Кирк почувствовал в себе решимость, какую не ощущал уже несколько лет – и у него были мощные аргументы. Он считал, что Ногуре все-таки больше нужен не капитан, привыкший к отремонтированному кораблю, а скорее человек, имеющий наибольший опыт столкновения с неизведанным в дальнем космосе, как тот объект, что приближался к Земле. Ногура сначала казался безразличным и незаинтересованным – но Кирк видел также, что Командуюший Адмирал взволнован и устал. Был ли сегодня Кирк лучшим капитаном, чем талантливый и подающий надежды молодой Деккер? Насколько повредили Кирку почти три года на земле в непривычном и чуждом окружении? Обычно, Кирк никогда бы не рискнул открыто противостоять Командующему Адмиралу. Но это был первый реальный вызов, брошенный Кирком за последние три года, и Ногура, насколько бы он не был энергичной и грозной личностью, был также тем человеком, который манипулировал им, использовал его. Это было сражение, в котором Кирк твердо намеревался победить. Кирк мог видеть, что Ногура начал подвергать сомнению свое решение использовать Деккера. Он был необычно терпеливым, принимая во внимание его репутацию. Стало очевидно, что он должен чувствовать искреннее сожаление о том, что принудил Кирка к переводу в штаб. Кирк был у Ногуры двенадцать минут. Он вдруг почувствовал озноб, когда Ногура резко поднялся на ноги. – Целый штаб продумывал это, Джим, – сказал Ногура. – Я боюсь, что все моменты тщательно обоснованны. – Адмирал, эти моменты не могли быть тщательно обоснованны, поскольку меня здесь не было, – Кирк знал, что его единственным шансом теперь было прямо бросить вызов Ногуре. – А поскольку сейчас я здесь, я предполагаю, что вы можете проинформировать меня, какие аргументы приводились против моей кандидатуры. Как командующий офицер и член штаба Ногуры, Кирк имел одновременно право и обязанность быть в курсе всего, что обсуждалось равными ему по рангу офицерами. Ногура пристально смотрел на Кирка. Пять секунд… десять… двадцать… Кирк старался удержать нейтральное выражение на лице. Он чувствовал, что все решится в следующую минуту. – Ты так сильно хочешь вернуться назад? – На "Энтерпрайз"? Я не могу отрицать, что будет приятно подняться на борт… – Джим, я отсылаю тебя к твоей славе. Если есть малейший шанс, что тобой движет что-то другое, чем профессиональное стремление к перехвату чего бы то ни было, изучению его, установлению контакта с живыми формами, которые… вЂ“ Я не понимаю упоминания о славе, Гейгачиро. Я никогда не лгал тебе раньше – и я уверен, что ты мне тоже. Кирк знал, что он победил. Он также верил, что все, что он сказал и оставил невысказанным, есть полная и абсолютная правда. Глава 5 Кирк прошагал через Штаб-квартиру к главному орбитальному транспортатору, пытаясь убрать ликование с лица. Он знал, что заимел бесстыдную выгоду от вежливости Ногуры. Но он был удовлетворен, что для этого была хорошая причина. Он не думал о последних словах Ногуры: если ты убежден, что прав, Джим, иди. Если нет, ради Бога, не делай этого. Если бы Маккой был здесь, он был бы озабочен. Это не был Кирк – прежний капитан "Энтерпрайза". Что-то ушло, некоторые границы были стерты, и сейчас никто не знал, могли ли они быть восстановлены снова или нет. Разум Кирка был на "Энтерпрайзе", и только малая его часть – думала о "облаке", приближающемся к Земле. Маккой мог бы предостеречь его, что любовь к кораблям и любовь к женщинам редко были просто поэтическим сравнением – обе они были частью подобной страсти к обладанию – и порождали слепоту к вызываемой ими ответственности. Кирк шагнул на платформу транспортатора. «Док Звездного Флота. Центральный Узел, седьмая площадь. Активизируйте». Транспортатор доставил Кирка в инженерную часть огромного Центрального Узла, где находилось руководство и управление огромным комплексом орбитального дока Звездного Флота. Эта была огромнейшая конструкция Флота, главная ремонтная база по эту сторону Антареса. Именно здесь девять лет назад молодой Джим Кирк получил командование "Энтерпрайзом". Старший инженер Монтгомери Скотт увидел Кирка и с выражением приятного изумления на лице вырвался из группы у инженерных компьютеров. Темные глаза Скотта радостно вспыхнули, но выражение его лица отражало беспокойство. – Адмирал, этот порядок отправления… Звездный Флот не может быть серьезным. – Почему не работают транспортаторы "Энтерпрайза", мистер Скотт? – Временная проблема, сэр. – Скотт заговорил быстро. – Адмирал, мы восемнадцать месяцев переконструировали и чинили его. И мы должны отправляться через двадцать часов. Но чья эта чертова идея, что он вдруг будет готов через двадцать часов? Кирк заметил, что за его встречей со Скотти с любопытством наблюдали. Это место должно было кишеть слухами, и его прибытие сюда, без сомнения, породит новый их водоворот. Он повернулся к Скотту, подтолкнув его к пневматическим дверям, ведущим к транспортным шаттлам Центрального Узла. Скотти прикрыл глаза. Он провел слишком много лет рядом с этим человеком, чтобы не понять, что что-то произошло. Он узнал этот взгляд; он видел это выражение лица Кирка раньше. Бывший капитан Скотта готовился стоять лицом к лицу с проблемами, но в этой борьбе он непременно намеревался выиграть. Главный инженер начал осторожно двигаться, но не бросил темы, волнующей его: – Ему нужна более тщательная подготовка, проверка… вЂ“ Пойдем, – решительно сказал Кирк. Скотт недоуменно прищурился, не понимая какой-то момент, что ему делать. Но Кирк вошел в транспортный шаттл, и Скотт осознал, что ему только что было приказано доставить Кирка на "Энтерпрайз". Это была не просьба; это был приказ. – Есть, сэр, – Скотт быстро обернулся к управлению, вводя свой идентификационный номер и их пункт назначения. Двери за ними с треском захлопнулись. Кирк переместился на нос шаттла. Зеленые разрешающие огни – потом легкое дрожание, когда шаттл покинул пределы Центрального Узла. Скотт ловко управлял шаттлом, выводя их в полутьму, окружающую док. Земля была над ними, ее огромные контуры почти заслоняли Солнце. Кирк говорил быстро, посвящая Скотта в детали тревоги – он описывал светящееся облако и предположение Звездного Флота, что оно генерируется каким-то невероятным источником энергии в сердце облака. Скотт ожесточено смотрел вверх, когда Кирк описывал новые клингонские крейсеры; потом его глаза вспыхнули смешанным чувством удовольствия и тревоги, когда Кирк описал их уничтожение. Глаза двух человек встретились; доставляло удовольствие, что три мощнейших клингонских корабля уничтожены; но это ставило оставшийся без ответа (и сейчас не имеющий ответа) вопрос, сможет ли восстановленный "Энтерпрайз" выдержать натиск 'Захватчика'. – Клингоны определенно напали на него первыми, – сказал Кирк. – Мы не повторим этой ошибки… вЂ“ Невозможно предполагать, что сможет сделать "Энтерпрайз" – прервал Скотт. – Никто не уверен, на что он способен. Двигатели, дефлекторы, оружие и защитные системы – это все новое. Тесты оружия подходят разве что для туристического круиза. А двигатели, адмирал, еще не протестированы на варп-скорости. Прибавить сюда еще неопытного капитана… Кирк прервал: – Два с половиной года в штабе, мистер Скотт, может, сделали меня слегка выдохшимся, но я определенно не хочу рассматривать свою неопытность. Скотт что-то понял – потом долгий, острый взгляд на выражение лица Кирка, чтобы сделать точный вывод. Командующие офицеры обычно никогда не возвращались к командованию кораблем. – Они возвратили мне его, Скотти. Скотт всмотрелся в него, поняв что-то и догадываясь об остальном: – "Возвратили", сэр? Я не думаю, что это было так просто. Скотт не сомневался, что Кирк сам добился этого. – Человека, который смог совершить такой подвиг, я бы не осмелился разочаровывать. Он вылетит в срок. Я как-нибудь подготовлю его. Кирк просто кивнул. Между тем, он посматривал в направлении, в котором двигался шаттл. Он осознал, что Скотт специально держал часть дока вне их поля зрения в течение предыдущего разговора. Выражение лица Кирка смягчилось. Он мог видеть выражение гордости на лице Скотта. Главный инженер коснулся боковой управляющей панели. – Вот он, сэр! Глава 6 Корабль неподвижно висел в орбитальном доке. "Энтерпрайз"! Монтгомери Скотт, с несколько неожиданным драматическим талантом, маневрировал, чтобы удержать корабль вне взгляда Кирка до последнего возможного момента. Затем он заложил крутой вираж и "Энтерпрайз" стал виден во всем его великолепии. Глаза Кирка видели только его. Космический док, его свет и изысканная решетчатая структура вокруг корабля словно были созданы только для того, чтобы обрамлять и выдвигать на первый план симметрию и красоту нового "Энтерпрайза". Драматический эффект был усилен огнями, которые заливали корабль из каждого угла огромного орбитального дока, казавшийся бриллиантом на фоне бархатной черноты космоса вокруг. Кирк видел, конечно, его новые контуры раньше, но только в процессе восстановления. Сейчас он был закончен, закончен полностью – Кирк подбирал какие-то фразы, какие-то описания, выражающие то, что он сейчас чувствовал. Был ли он как любимая женщина? Нет; в настоящий момент он значил куда больше для него. Сказка? Миф, ставший реальностью? Да. Словно Афродита, которую Зевс впервые поднял со дна моря, обнаженную и потрясающе прекрасную.[ Примечание: в английском языке слово "корабль" женского рода, поэтому приводится такое сравнение ] «Поднял кого, сэр?» – Скотти смотрел на него озадаченно. Кирк осознал, что он, должно быть, сказал что-то вслух. Скотт направил их шаттл вдоль корпуса "Энтерпрайза", позволяя Кирку насладиться видом каждой детали – и главный инженер был достаточно тактичен, чтобы показать достаточно изменений дизайна и новых деталей, чтобы поддержать версию, что все это – просто инспекционная поездка. Теперь контрольный монитор их шаттла сиял символами, которые предписывали им использовать один из воздушных шлюзов на грузовой палубе. Кирк почувствовал, что шаттл снижается – потом лязг задвижек, знакомый свист пневматики открывающихся дверей шлюза. Ты можешь вернуться домой снова! Кто бы ни утверждал, что это ошибка! А теперь, что сказал Скотти? – Добро пожаловать на борт, капитан! – повторил Скотт. На грузовой палубе было столпотворение оснастки и оборудования, грузовых носильщиков и спешащих техников. Кирк почувствовал страх, когда он увидел, насколько изменился корабль. Ни изучение чертежей, ни его визиты в течение реконструкции не подготовили его к огромному множеству изменений. Но эти нововведения определенно были тщательно спланированы – было какое-то уютное чувство в наблюдении за этими имеющими странную форму грузовыми контейнерами, двигающимися вдоль рельсов нуль-гравитации, почти игнорируя отдельных взъерошенных членов команды. Каждый контейнер, как разумное существо, как часть огромной мозаики, был способен определить свое собственное место на корабле. Воздушные шлюзы позади Кирка и Скотта лязгнули, закрываясь – шаттл, в котором они прибыли сюда, понадобился еще где-то в орбитальном доке. Спешка, суета и признаки усталости сквозили в движениях рабочих команд, пытавшихся привести "Энтерпрайз" в полную готовность в почти невозможный срок двадцати часов. Сможет ли он вылететь вовремя? Где-то внутри корабля находился капитан Деккер, который убеждал Звездный Флот, что пары дюжин часов для подготовки будет недостаточно. И Деккер, без сомнения, знал этот "Энтерпрайз". Мог ли он, Кирк, сделать то, что молодой и талантливый Деккер счел невозможным? Взъерошенный молодой энсин подошел поприветствовать их, неожиданно нервничая, увидев, что на борт прибыл адмирал. – Разрешение взойти на борт, сэр, – сказал Кирк. – Удовлетворено, сэр, – ответил энсин. – Добро пожаловать на борт, Адмирал… И, коммандер Скотт, вы срочно нужны в инженерном отсеке… вЂ“ Сэр, если вы извините, – сказал Скотт, поспешно уходя. Полное осознание всего этого ударило Кирка снова. Я вернулся! В то же мгновение, он почувствовал, что его присутствие здесь весьма затрудняло жизнь очень спешащего молодого энсина, который, очевидно, имел и другую работу, требующую его внимания – Сэр, хотите ли вы, чтобы вас кто-нибудь сопровождал? – Я думаю, я найду дорогу сам, энсин. Кирк отошел, спиной чувствуя облегчение молодого офицера. Он пересек платформу и направился по палубе к ближайшему турболифту. Подождав несколько минут, он задумался, не было ли в новых лифтах какой-нибудь особенности, которая требовала, чтобы он сделал нечто большее, чем просто стоял в пределах диапазона чувствительности сенсоров. Он судорожно искал в памяти такие изменения конструкций турболифтов "Энтерпрайза"… Наконец, прибыла кабина турболифта. Открываясь, она издала хорошо знакомый свист. Кирк шагнул внутрь, впитывая ощущения от пребывания здесь. – Мостик, – приказал он, наслаждаясь моментом. Механизмы турболифта отреагировали; кабина стала перемещаться, куда быстрее, чем он помнил. Он смог почувствовать только легкий остаток инерции, когда кабина с ускорением поднималась вверх, а затем легкое чувство скольжения в сторону, когда турболифт двигался горизонтально, чтобы проникнуть в другую шахту, прежде чем снова двигаться вверх. На стене кабины был новый индикатор перемещения лифта, но он кинул на него только один быстрый взгляд. Его собственные тренированные ощущения уже сказали ему все, что нужно – лифт прошел через инженерную секцию, а теперь несся вверх по направлению к секции 'тарелки'. Да, он почувствовал слабое ускорение, когда лифт почти взлетел через нижние 11 палуб к уровню мостика. Торможение! Прошла всего пара минут с тех пор, как он прибыл сюда. Сообщили ли команде мостика, что он снова будет их капитаном? В любом случае, его первая встреча с ними должна быть важной. Он появится перед ними разумно озабоченным, но уверенным, что они отдадут ему все… Двери турболифта со щелчком открылись. Кирк вошел на мостик, но его появление было незамечено. В отличие от неразберихи огромных грузовых палуб, мостик скорее походил на сжатый котел, доведенный до кипения: беспорядок везде; оборудование под ногами; открытые пульты; изолированные обзорные экраны; жужжание вспомогательных механизмов и где-то резкий вой перегрузочного сигнала. Снова Кирк почувствовал опасение – ощущение, что пришел сюда слишком стремительно, может, даже слишком неподготовленным. Как всегда, он был зол на себя за допущение отрицательных мыслей – командование было позитивным назначением! Он был здесь в течение ремонта, просматривал все новые чертежи и планы. Он сделает себе дом здесь, и быстро – что-то из этого беспорядка уже начало действовать на него. Они начали замечать его. Романтичный азиат Сулу , с нашивками лейтенанта-коммандера, взмокший от пота, неподвижно застыл у руля, замороженный видом Кирка. Ухура, также лейтенант-коммандер, с классически правильными чертами лица, тоже вдруг застывшая, прервав проверку высокочастотного передатчика. И Чехов, казавшийся слишком юным, чтобы быть настоящим лейтенантом, замерший за новой оружейной станцией. Кирк вспомнил слухи, что Чехов недавно вернулся из командирской оружейной школы. – Сэр?… – Ты, там, выруби этот перегрузочный сигнал! Тишина начала рушиться, присутствие Кирка вызывало взгляды и перешептывание. На лице Ухуры отразились радость и приветствие. Затем она употребила слово, которое, как он надеялся, кто-нибудь использует. – Капитан, – сказала она. – Звездный Флот только что сообщил, что вам поручено командование. Ухура повернулась к нему, Сулу и Чехов, с улыбками на лицах, тоже. Приветственные восклицания некоторых новичков. Кирк почувствовал, что это может быстро превратиться в сентиментальное и отнимающее много времени приветствие. Первые мгновения командования были слишком важны для этого. – Благодарю за ваше приветствие. Хотел бы я, чтобы обстоятельства были менее критическими. Его тон и взгляд предваряли сообщение, которое он намеревался сделать. Он повернулся к Ухуре. – Станция "Эпсилон-9" наблюдает за 'Захватчиком'. Держите для них открытый канал. – Есть, сэр, – ответила Ухура. Кирк оглядел мостик, затем спросил: – Где капитан Деккер? Сулу нарушил наступившую тишину: – Он в инженерной, сэр. – Штурман указал на капитанское кресло. – Он не знает. Кирк повернулся к Чехову. – Пожалуйста, соберите всю команду на реабилитационной палубе в 0400 часов. Проверьте, чтобы большой экран там был подключен и работал. Я хочу показать всем, с чем мы столкнемся. Глава 7 После того, как двери турболифта закрылись за Кирком, на мостике наступило временное затишье, но вскоре работа была продолжена. Его присутствие словно оставило электрический заряд, задержавшийся тут. Чехов был удивлен, заметив, что по какой-то причине задерживал дыхание. – Он хотел вернуть его, – сказал Сулу . – Я не хотел бы быть на его пути, когда он отправился за ним. Ухура кивнула. Это было в точности то, что она тоже почувствовала в Кирке. У него был такой взгляд, который приходит в глаза мужчин, когда они выиграли женщину. Ухура и раньше видела этот взгляд, но сейчас она была обеспокоена величиной желания, которое она видела тоже. Один из новых членов команды заговорил возмущенно: – А капитан Деккер? Этот корабль был дан ему, и он был здесь каждую минуту ремонта. Сомнения Ухуры рассеялись, когда она кинулась на защиту Кирка. – Энсин, наши шансы вернуться из этой миссии только что удвоились! Про себя, она подумала, будет ли это достаточным доказательством. Из того, что она услышала по линиям коммуникации, Ухура могла представить довольно полную картину того, с чем они должны были встретиться, и она была удивлена, почувствовав, что сомневается, сможет ли сегодняшний Джеймс Кирк так же справиться с критической ситуацией, как тот капитан, которого она помнила. Нельзя было отрицать, что три года он провел на Земле, на такой работе, на которую не должен был соглашаться. Монтгомери Скотт стоял посреди того, что многим показалось бы обителью демонов. Реактор, простирающийся на три палубы над ним и четыре под ним, еще не светился ослепляющим светом, показывающим, что работают варп-двигатели, но даже сейчас вспышки энергетических волн в коллекторах придавали всему вокруг неземной оттенок. Но Скотт давно научился игнорировать это. Любая работа здесь казалось невозможной, хотя не настолько, как было невозможно ему самому работать где-то еще. Скотт не мечтал однажды самому командовать кораблем. Он считал это глупым растрачиванием его талантов. Он не мог представить большей чести и славы, чем он заслужил в качестве главного инженера звездолета, и особенно этого звездолета. Последние три года ремонта и переконструирования "Энтерпрайза" были счастливейшим временем в жизни Скотта – и оно было прервано сейчас фактом, что они должны были неуместно быстро подготовить корабль к службе. Новые двигатели, еще не проверенные на варп-скорости, были в шесть раз мощней всего, что использовалось в космосе раньше – и они были не теми вещами, чтобы их торопливо или неаккуратно использовать. – Готов, инженер. Давай проверим магнитные емкости. Слова пришли от мускулистого молодого тела, которое в настоящий момент, выглядело обезглавленным. На самом деле, светлая голова Уилла Деккера находилась внутри крошечного прохода, ведущего ко вспомогательной энергетической консоли – молодой капитан хотел увидеть вблизи микроскопические диодные чипы, из-за перегорания которых и не действовали корабельные транспортаторы. Именно сообщение об этом эффекте заставило Скотта поспешить сюда с грузовой палубы – и на него произвела впечатление находчивость Деккера в исследовании и определении места проблемы. Их тестовые образцы были сверены в точности, но когда Деккер осторожно высвобождал свою голову, в его глазах появилась озабоченность. Транспортаторы теперь должны были поднимать команду и груз на корабль, но Деккер желал бы, чтобы у них было больше времени для дальнейших перегрузочных тестов. Почему произошло это редкое перегорание, и почему оно не было выявлено в тестах? Скотт, терзающийся теми же сомнениями, начал убеждать, что они получат сведения в дальнейшем – и внезапно осознал, что Деккер скоро уйдет. Он почувствовал боль из-за резкого разочарования этого молодого человека, которого научился любить и уважать. Когда он увидел Кирка, направляющегося к ним, его лицо в смущении вспыхнуло, когда он осознал, что Кирк собирается все сказать Деккеру здесь. Он подумал, мог ли он немного предостеречь молодого офицера. Но нет, это было неуместно от любого, кроме Кирка. И, ввиду их почти невозможного графика, Кирк был несомненно прав, решив сделать это здесь, немедленно, непосредственно и бесповоротно. – Адмирал Кирк, – сказал капитан Деккер, обрадованный, протягивая руку для рукопожатия. – Мы получаем последние напутствия? Самоуверенная усмешка молодого капитана напомнила Скотту другого молодого капитана "Энтерпрайза", которого он знал когда-то. – Он начнет движение в срок, даже если нам придется буксировать его голыми руками. Правильно, Скотти? – Да сэр, – неубедительно сказал Скотт. – Конечно. Кирк вмешался: – Уилл, давай отойдем немного и поговорим. Он показал на палубную надстройку, и Деккер оглянулся за ним, озадаченный. Кирк повернулся к Скотту. – Сообщи мне, когда резервное оборудование будет на месте. – Есть, сэр, – Скотти хмуро смотрел уходящим в спины: Деккер, почти слишком статный, двигавшийся с непринужденной легкостью юности; Кирк, более выдержанный, контролирующий движения, смотревший мрачно, но решивший сделать то, что должен был сделать. – При всем уважении, сэр, я надеюсь, беседа не будет долгой; я просто слишком занят. – Деккер сказал это вежливо, но твердо. Он восхищался этим человеком, чьим протеже он был, но его дружба с Кирком отошла на второй план по сравнению с его ответственностью здесь. – Я занимаю командирское кресло, – сказал Кирк. – Прости, Уилл. – Вы что…? – Деккер был уверен, что ослышался. – Я заменяю тебя на посту капитана "Энтерпрайза". Деккер почувствовал, что широко раскрыл глаза. – Вы останетесь на борту помощником командира… временно пониженным до коммандера. Деккер обрел голос. – Вы лично получили командование? – Да. – Могу я спросить, почему? Кирк кивнул. – Мой опыт – пять лет столкновения с неизведанным, вроде этого; мое знание "Энтерпрайза", этой команды. – Адмирал, это почти полностью новый "Энтерпрайз". Вы не знаете его и на десятую часть так хорошо, как знаю я. И у вас не будет времени ознакомиться с ним! Через тридцать часов мы можем быть в гуще битвы! – Поэтому вы и остаетесь на борту, – спокойно ответил Кирк. – Мне жаль, Уилл. – Нет, адмирал, – вспыхнул Деккер. – Я не думаю так. Я помню, как вы рекомендовали меня на это командование. Вы сказали, как завидуете мне, и как мучительно не иметь возможности снова получить звездное командование. Что ж, сэр, похоже, вы нашли эту возможность! – Доложите мостику, коммандер, – категорично сказал Кирк. – Немедленно. Мгновение Деккер смотрел на Кирка. Затем резко повернулся и ушел. Кирк проводил его взглядом, пытаясь обрести спокойствие. Он был неудовлетворен как реакцией Деккера, так и своим собственным подходом. Он чувствовал, что он должен был сделать очевидным, что зависть не играла роли в его решении снова командовать "Энтерпрайзом". Здесь нечего было делать с завистью… Что за черт?! Он вдруг заметил какие-то странные вспышки на панели, за которой работали Скотт и Деккер. Техник метнулся к рубильнику. – Транспортаторная, срочно! – закричал он, поворачиваясь к Скотту. – Красная тревога на транспортаторах, мистер Скотт! Скотт, побледнев, кинулся к интеркому: – Транспортаторная, не активизируйте! Не…» Техник показал на индикаторы. - Слишком поздно. Они кого-то уже поднимают! Кирк и Скотт понеслись к ближайшему турболифту. Инженер по транспортаторам Дженис Рэнд никогда не испытывала такого ужаса. На транспортаторной платформе, там, где двое прибывающих должны были материализоваться, трепетал водоворот уродливой черноты,. Может, она допустила ошибку в установке энергетического преобразователя? – Добавить критическую мощность, – скомандовала она. Ее ассистент немедленно выполнил приказ. Сквозь предохранительные щиты, Рэнд могла видеть две тени, которые, казалось, пытались материализоваться, но силуэты все еще дрожали и слегка изгибались. Что было неправильно? Она видела сейчас, что все регулировки были установлены; все инструменты были точны. Почему загорелись предупреждающие сигналы? Ее ассистент был также ошеломлен, как и она. Проклятый непроверенный корабль! – Звездный Флот! – кинулась она к передатчику. – Перехватите их! Перехватите! Заберите их обратно! – Мы не можем вернуть их, – ответили из Звездного Флота. Две фигуры сфокусировались четче. Один, определенно, был мужчина, вулканец. Это, наверное, коммандер Зонак, Рэнд знала, что он должен прибыть на борт. Другая – молодая, привлекательная женщина – Рэнд почувствовала новую волну ужаса, когда они снова исчезли, потом опять появились, мерцая. Кирк влетел в комнату. Скотти, отставший на несколько шагов, отшвырнул ассистента, Рэнд освободила место для Кирка, который начал быструю проверку полярности главной консоли. Она почувствовала слабое облегчение от уверенности, что Джим Кирк сделает все возможное. «Черт!» – выругался Кирк, обнаружив, что кнопки усиления напряжения на этой новой панели нет на привычном месте. – Мы теряем образцы! – быстро проговорил Скотти. Кирк нашел регулятор повышения напряжения, поставил на нем полную энергию и повернулся к передатчику: "Звездный Флот, повысьте напряжение поля; нам нужен больший сигнал!". Ответ Звездного Флота был незамедлителен; вибрирующие силуэты на транспортаторе приобрели большую плотность. Две фигуры почти полностью материализовались на мгновение – и Рэнд услышала звук муки, чей-то неверящий стон. На платформе? Нет, здесь! Это был капитан! Кирк пытался воздержаться от кричащих непристойностей. Этобыла Лори! Зонак тоже – но что Лори делала здесь? Она умирала – а он не мог помочь ей! – О, нет! Они появляются снова! – Рэнд узнала свой собственный голос. Силуэты появлялись на платформе снова – но пугающе колеблющейся, извивающейся массой хаотической субстанции со скелетообразными очертаниями и пульсирующими органами снаружи тел. Сплетенные руками они рвали воздух, вопли, исходящие из окровавленных ртов… а затем они исчезли. Комната была пуста. – О, Господи, – Рэнд поняла, что это был голос Кирка. – Звездный Флот, вы получили их? Ответил Звездный Флот. Голос был колеблющийся, но тихий: "Энтерпрайз, то, что мы получили… не жило долго. К счастью". Снова ошеломляющая тишина. Кирк ударил по кнопке, пытаясь контролировать свой голос: "Звездный Флот… Кирк. Пожалуйста… сообщите мои соболезнования родителям Адмирала Чиани; скажите, что я навещу их… когда позволят обстоятельства. Семью коммандера Зонака можно найти через вулканское посольство". Кирк повернулся и увидел лицо Рэнд, полное мучительных сомнений. Убила ли она их? – Вы ничего не могли сделать, Рэнд. Это не ваша вина, – он повернулся и покинул транспотраторную. Глава 8 Кирк почти вслепую шел по коридору. Он еле видел спешащую команду и техников дока, поспешно освобождающих ему дорогу. Он пытался выкинуть из разума образ той искаженной вещи, что была женщиной по имени Лори. Мог ли он спасти ее, если бы не потерял драгоценные секунды, рассматривая новый усилитель напряжения? Лори. Она, должно быть, в последнюю минуту добровольно записалась на корабль. Узнала ли она, что они нуждаются в офицере, знающем ксенопсихологию? Или она надеялась на… что? Его прощение? Он надеялся, что это не так… она ведь не причиняла ему боли. В первый год возвращения на Землю он очень нуждался в том, чем она была для него. Он осознавала это тоже, и ей было приятно лечить его и доставлять удовольствие. Факт, что старый лис Ногура тоже понимал это. Даже когда эти мысли пульсировали в мозгу Кирка, члены команды, встречающиеся на пути, напоминали, что он должен отбросить собственную боль. Эффект происшедшего на его корабль, на его миссию? Зонак был критической потерей. Он был вторым лучшим офицером по науке в Звездном Флоте. Нет, он был лучшим из доступных сейчас. Кирк огляделся в замешательстве, потеряв направление. Проходящий мимо энсин остановился, отвечая на его изумленный взгляд. "Турболифт 8?" – спросил он, чувствуя себя дураком. "Идите в этом направлении, сэр", – ответил энсин, показывая рукой. На уже измученную команду, эти смерти на транспортаторе могли подействовать как взрывная волна. Несмотря на все результаты тестов, транспортатор работал неисправно. А что с другими системами? Будет ли это встряской доверия к новому кораблю? Или доверия к нему, тоже новому капитану? Должен ли он начинать запуск, когда корабль не готов? Деккер был прав – это был не тот "Энтерпрайз", который так хорошо знал Кирк. Могут ли знания Деккера предупредить другие инциденты? Деккер! Он стоял рядом с турболифтом, с любопытством наблюдая за приближающимся Кирком. Видел ли он, как Кирк спрашивал о местонахождении этого турболифта? – Мы должны заменить коммандера Зонака, – сказал Кирк. – Если возможно, я бы предпочел вулканца. – Невозможно, капитан. Знал ли это Деккер точно? Мог ли он уже проверить это? – Нет никого, кто полностью знаком с этой моделью. – Есть вы, мистер Деккер. Я боюсь, что вам придется выполнять обязанности офицера по науке. Кирк отошел, чувствуя спиной взгляд Деккера. Ждал ли его новый помощник его поражения? Был бы он, Кирк, обижен, если бы много лет назад кто-то отстранил его от первого командования? Возможно, да. Могло ли возмущение Деккера мешать его обязанностям старшего помощника, возможно, офицера по науке тоже? Или он возложил на него слишком большую ответственность? Кирк почувствовал, что ему нужен Маккой. Был ли он несправедлив к Деккеру? Похоже, он начинал несправедливо относиться к себе. Он много раз решал проблемы куда сложнее, чем мог породить любой старпом. И в любом случае, Деккер вообще не должен создавать проблем – он был великолепным, ответственным молодым офицером. Если Кирк действительно станет настоящим капитаном в этой миссии, Деккер должен будет увидеть это. Но он также знал, что Ногура манипулировал им со смехотворной легкостью; и он знал, что три года не был в капитанском кресле. Мог ли он снова стать таким же капитаном, каким был когда-то? Или это тоже может быть заблуждением? Было ли возможно, что он только что был счастлив? Кирк вызвал по интеркому Скотта. "Мне нужен работающий транспортатор, мистер Скотт! Тотальная проверка и надежность дублирования в любой сомнительной детали. Полностью безопасные испытания перед каждым подъемом. Кирк на связи". У него было меньше чем десять часов перед вылетом и еще двадцать два часа, прежде чем они смогут достичь и перехватить 'Захватчика' – если не будет проблем с двигателями. Сможет ли он превратить этот корабль, команду и себя в одно целое за это ограниченное время? Кирк переключил смотровой экран, чтобы посмотреть на РЭК-палубу, и увидел, что только некоторые из команды прибыли раньше на общее собрание. Он выбрал наугад один из корабельных сканеров, и его настроение немного улучшилось, когда он увидел, что большинство членов команды стоят на своих постах до последней возможной минуты. По идее, любой космический капитан должен был устраивать такие общие собрания. Но для этого не было свободного пространства на ранних моделях звездолетов. И обычно в этом не было нужды – «нервная система» корабля, компьютеры, сканеры и обзорные экраны позволяли связаться с любым членом команды в любое время. Но этот случай был уникален – и капитан и команда должны были встретиться лицом к лицу. Они должны были увидеть гигантскую мощь 'Захватчика' (если это было действительно верное истолкование), они должны были увидеть устрашающее оружие, уничтожившее клингонов, и инстинкт говорил Кирку, что в такой момент команда нуждается в человеке, который поведет ее. И было важно, чтобы он мог увидеть реакцию команды на все это. И, немного старомодно, как некоторые могли воспринять это, Кирк знал, что проблема всегда решается легче, когда стоишь плечом к плечу с друзьями. Конечно, были и те, кто могли критиковать это массовое собрание как нагнетание драматизма. К черту всех этих критиков! Он собирался сделать все, чтобы помочь этим людям сплотиться в единую команду, в которой он нуждался. Было 0404, когда Кирк спустился на огромную РЭК-палубу, занимавшую несколько уровней, самую большую единую внутреннюю часть корабля. Более четырехсот членов команды собрались на огромной площади палубы, располагаясь на верхних балконах и напротив огромных обзорных экранов, выходивших на орбитальный док, где шли последние приготовления к вылету. РЭК- палуба была в три, может, в четыре раза больше чем рекреационная палуба прежнего "Энтерпрайза" – не считая тренировочных камер и спортивных площадок рядом. Многие (но не ветераны дальнего космоса) считали, что пространство нового корабля бессмысленно занято помещениями для игр и общения. Но те, чей космический опыт насчитывал годы, знали, что это место было также необходимо на корабле, как и двигательный отсек. Общество и дружеские отношения были такими же важными компонентами жизни, как кислород и пища. Для тех, кто проводил годы жизни на этом корабле, это место было парком, библиотекой, кафе, аллеей для прогулок, местом встреч… Перешептывание и шарканье замерли, когда Кирк вошел и пересек платформу, поворачиваясь к ним. По его сигналу, Ухура переключила главный обзорный экран на запись передачи космической станции "Эпсилон-9". Ожидаемая реакция на тяжелые крейсеры K't'inga, озадаченное изумление при виде мерцающего «облака». Кирк был удивлен, заметив, что это кажется ему записью вымышленных приключений, которые он видел уже много раз. Но его внимание вернулось, когда ударила первая зеленая энергетическая 'стрела' и первый клингонский крейсер превратился в ничто… Когда это кончилось, Кирк взглянул на лица, знакомые и незнакомые, заметив, что многие из новичков кажутся почти невозможно юными. Он знал, что многие из них словно наблюдали свою собственную смерть на экране. И он еще раз почувствовал, что был прав, сменив униформу и надев капитанские нашивки еще раз. – Это все, что мы знаем, не считая того, что это направляется к Земле. "Энтерпрайз" – единственный корабль в диапазоне перехвата. Люди задвигались и зашептались. Он продолжил: – Наше задание – перехватить этот объект, получить сведения о нем и принять любые необходимые и возможные меры. Ученые Звездного Флота считают, что в сердце облака находится корабль. Мы надеемся, что на борту этого корабля живые формы, которые также разумны, как мы. Кирк намеревался закончить этим. Он знал, что увиденное заставит впасть в панику некоторых членов команды – некоторые могут даже запросить освобождение от этого назначения – а он уже дал приказ, что в таком случае должна быть разрешена немедленная транспортировка вниз. Он обернулся команде, собираясь распустить ее. – Капитан, мы получили срочный вызов от "Эпсилон-9". Это была Ухура, принявшая сообщение сторожевой станции, зонды которой и получили изображения, которые они только что видели. – Выведите здесь на экран, – сказал Кирк. Команда заслужила иметь столько информации о 'Захватчике', сколько он мог предоставить. Он видел, как Ухура выводит на экран прибывшее сообщение – обычная вибрация гиперизмерения, потом на огромном экране появился лейтенант-коммандер Бранч, командир этой станции, расположенной недалеко от клингонской границы. По обе стороны его сидели оператор и симпатичная девушка-лейтенант, дежурящая за сканерами. Кирк получил кивок от Ухуры, означающий, что связь установлена: – Бранч, это Кирк, с "Энтерпрайза". Что у тебя есть для нас? Изображение теперь охватывало большую часть станции, ряды сенсоров и дальних сканеров, а снаружи, освещенный слабым звездным светом, – огромный комплекс антенн, которые протягивались во все стороны от центра станции. – 'Захватчик' держит курс на Землю, – сказал Бранч. – он проходит в пределах видимости нашей станции, и я могу показать тебе его… если хочешь. На экране "Энтерпрайза" появился главный наблюдательный пункт, и Кирк смог увидеть странное "облако" куда ближе, чем раньше. Чем бы ни было огромное свечение, теперь, вблизи, оно, казалось, состояло из неестественных, раскаленных добела цветов какого-то геометрического спектакля. Бранч, проверяя показания консоли, обратился к экрану. – "Энтерпрайз"… То, что мы видели, определенно, силовое поле неизвестного рода. Размер… около двадцати двух А.Е.в диаметре. Что-то невероятное внутри генерирует это. Двадцать два раза расстояние от Земли до Солнца? Бранч смотрел с экран серьезно. – Мы передали дружественное сообщение на всех частотах. Нет ответа. – Незначительное напряжение в центре облака, сэр, – сказал техник. – Определенно, что-то внутри, – присоединилась симпатичная лейтенант. – Но все лучи сканеров отражаются. Пытаемся получить образцы… кажется, они реагируют на сканеры. – Какой-то тип энергетической волны, – сказал Бранч. – "Энтерпрайз", они могут расценить сканирование как враждебный акт… Кирк увидел, как Бранч выпрямился – он понял этот взгляд. – Дефлекторы, полная энергия! – Бранч вдавил тревожную кнопку. Раздался тревожный сигнал. Изображение искривилось, задрожало, очистилось вновь, они услышали крик: "Мы атакованы!" – Внешний обзор! – рявкнул Кирк. Ухура переключила рубильник, получая вид станции снаружи – точка извивающейся зеленой ярости, исходящая из облака, те же самые 'стрелы', что уничтожили клингонов. Изображение вызвало стоны команды. Это была не запись – это происходило сейчас, и было пугающе реально. Потом кто-то закричал. Никто ничего не мог сделать – ни здесь, ни на станции. Зеленая волна ударила в станцию с катастрофической мощью, изображение исчезло, станция Звездного Флота стала водоворотом яростной энергии и осколками мусора. От нее ни осталось ничего. – Выключите экран, – тихо сказал Кирк. Он заставил себя повернуться к команде и посмотреть им в глаза. Было ли что-то, что теперь он мог сказать им? Нет, решил он. Для тех, кто не мог справиться с тем, что они видели, его слова ничего бы не изменили. – Предстартовый отсчет начнется через сорок минут, – сказал он. – Свободны. Глава 9 Зрелище разрушения станции Эпсилон-9 стоило Кирку тридцати одного члена команды, вернувшихся обратно в Звездный Флот. Но это число было меньше, чем боялся Кирк. Несмотря на слухи о "самоубийственной миссии", большинство членов команды оставались на постах. Обратный отсчет запаздывал уже на 21 минуту, пока замена и опоздавшие члены команды поднимались на борт. Транспортаторы работали точно, и даже Кирк был доволен, что эта проблема решена. Между тем, он делал все, чтобы собрать все незначительные, не поддающиеся определению "бразды командования", благодаря которым корабль становился общностью и семьей. Иногда это было такая малость, как припомненное имя или старая добрая шутка. В такие моменты, он был рад своей репутации «живой легенды». Созданная Ногурой для других целей, она была неоспоримо полезна для завоевания верности новых членов экипажа. Его старая команда игнорировала ее, конечно, они поддерживали его по другим причинам, – но равновесие на корабле было достигнуто, и он мог отдавать каждому почти невозможные приказы. Турболифт доставил его на мостик. За все то время, что он занял командирское кресло, у него еще не было времени, чтобы сесть в него. Он спустился вниз к штурвалу, ловя любопытные взгляды некоторых членов команды. Здесь были Ухура и Сулу . Немного странно было видеть Чехова за оружейной панелью, но доставляло удовольствие, что молодой русский занял этот важный пост, особенно сейчас. Он заметил, что, несмотря на мальчишеский вид молодого лейтенанта, в нем чувствовалась уверенность взрослого мужчины. Кирк коснулся странной новинки на капитанском кресле, одобрительно посмотрел на новые вспомогательные ограничители, которые были укреплены также хорошо, как и везде на мостике. Они будут крепко держать его в кресле, несмотря на любые непредвиденные обстоятельства, которые могут вывести из строя систему гашения инерции. Ну и как ему, черт возьми, проникнуть в это кресло? Ограничители были сделаны, чтобы прикрывать его колени. К несчастью, сейчас они находились в «закрытом» положении, эффективно препятствуя ему сесть в кресло. Где был переключатель? Видел ли это кто-нибудь? Капитан не может понять, как работает его собственное кресло?! Ухура, с вопросом в глазах, повернулась к нему, когда он заметил нечто, похожее на переключатель. Сулу тоже повернулся, когда Кирк прикоснулся к кнопке. К счастью, это сработало. Он сел, успокоенный. Была ли тень веселого понимания на лице Ухуры? Сулу также слегка улыбнулся ему и кивнул. – Никогда не надеялся увидеть вас сидящим здесь снова, сэр, – сказал Сулу . Улыбка явно показывала, что штурман был рад снова увидеть Кирка в командирском кресле. – Обратный отсчет через двадцать одну минуту и взлет, сэр, – сказал Деккер. Кирк поднял голову и взглянул на Деккера, который стоял за спинкой кресла, несомненно, готовый снабдить капитана любой необходимой информацией. Он передавал текущий рапорт на один из новых дисплеев. Кирк принял его, успокоенный, что главные дисплеи были старого, проверенного дизайна. Деккер сделал устный рапорт. – Состояние, капитан. Главные системы могут работать только на сорок процентов или меньше. Вспомогательные системы могут выработать пятьдесят или семьдесят процентов. Фазеры и варп-двигатели еще не были проверены в реальных условиях. Мистер Скотт считает, что сможет обеспечить восемьдесят процентов импульсной мощности. – Варп-двигатели? – спросил Кирк. – По-моему, здесь могут быть проблемы, – ответил Деккер. – должны пройти недели пробных запусков, прежде чем смесители антиматерии будут полностью сбалансированы в… вЂ“ Я сознаю это, мистер Деккер. Спасибо. Чем дальше, тем лучше. Проверка Кирком текущего статуса, казалось, показывала,что Деккер исполняет обязанности помощника с большой точностью, руководя корабельной рутиной, так что Кирк был свободен для командования. Но когда дополнительные обязанности офицера по науке начнут мешать… Ухура приняла сигнал. – Транспортаторная и главный инженер Монтгомери Скотт сообщают, что транспортаторы полностью проверены и сейчас функционируют нормально, сэр. – Сигнал доков чист, сэр, – добавил Сулу от штурвала. – Капитан, – продолжила Ухура, – транспортаторная докладывает, что навигатор, младший лейтенант Айлия, уже на борту и направляется на мостик. Кирк, наблюдающий за Деккером и увидевший его реакцию, насторожился. – Она с Дельты, – продолжила Ухура, делая незначительное ударение. – Но нет лучших навигаторов в Звездном Флоте, коммандер, – Кирк осознал, что в его голосе было порицание, и он немедленно пожалел об этом. Ухура была последней, кому нужно было наставление о многообразии видов. Она просто пыталась предупредить его – и других мужчин на мостике тоже. Дельтане были дельтанами, и предупреждение поможет тем людям, которые знают, что это значит. Кирк заметил, что Деккер стал необычно напряженным, услышав объявление Ухуры. Чехов только на миг поднял глаза к потолку с выражением "придайте мне сил". Только Сулу не отреагировал, очевидно, не придав внимания словам Ухуры. Дельтане были старой и чрезвычайно развитой расой, но только немногие из них служили в Звездном Флоте, и штурман мог просто никогда не встречать их. Кирк решил дать Сулу некоторые разъяснения – кроме всего прочего, ему придется работать в непосредственной близости от нее. Но, наверное, лучше, чтобы Сулу сам справился с этим в свои сроки. Кирк знал, что необоримое влияние, которое имели дельтане на любое существо противоположного пола, идет куда дальше, чем просто физическое проявление. Действующие на подсознание запахи, феромоны, издаваемые одновременно дельтанскими мужчинами и женщинами, вызывали гормональный ответ практически у всех живых форм противоположного пола. Это особенно действовало на людей, так как запахи были за пределами их обонятельного порога, так же, как ультразвук находится за пределами человеческого слуха. Но эффект этих дельтанских феромонов влиял на них – и ничего не подозревающие люди испытывали сексуальное волнение, сами не понимая, почему. Это могло вызывать проблемы на борту корабля, но это стоило того, ибо дельтане были великолепными навигаторами. Двери лифта отворились – и на мостик вошла лейтенант Айлия. Ее аура чувственности удивила даже Кирка, хотя он был предупрежден и приготовился к этому. Она почему-то показалась ему обнаженной, несмотря на ее абсолютно правильную лейтенантскую униформу. Затем Кирк понял, что ощущение обнаженности пришло из-за того, что ее голова была полностью лишена волос. Исключением были темные изящные брови и ресницы. Она целеустремленно шагнула к Кирку. – Лейтенант Айлия прибыла на дежурство, сэр. Ее голос нес звуки чужеземной музыки. Кирк сконцентрировался, чтобы ответить по форме – феромоны работали над ним, и он должен был сопротивляться. Все-таки он был капитаном. – Добро пожаловать на борт, лейтенант, – сказал он. Затем он заметил, что ее глаза нашли Деккера и встретились с его глазами. Эти двое, несомненно, узнали друг друга. – Привет, Айлия, – сказал Деккер. – Деккер! – воскликнула она. Кирк наблюдал за ними с некоторым беспокойством. Становилось очевидно, что эти двое хорошо знали друг друга. Если бы Айлия была не дельтанкой, то, конечно, это было бы делом Деккера, а не Кирка. Но факт, что она была дельтанкой, изменил это. Если Деккер был увлечен ей, это могло стать серьезной проблемой. Кирк не мог позволить себе рисковать человеком, который был одновременно помощником командира и научным офицером. Деккер повернулся к командирскому креслу, прекрасно понимая, о чем подумал Кирк. – Я был на родной планете лейтенанта несколько лет назад, – сказал он. Айлия озадаченно смотрела на его нарукавные нашивки. Она знала, что он был капитаном, назначенным на командование. – Коммандер Деккер? – спросила она. – Наш первый помощник и офицер по науке, – голос Кирка был достаточно формален, чтобы предостеречь ее от развития этой темы. – Капитан Кирк, – сказал Деккер, – полностью уверен во мне. – И в вас тоже лейтенант, – сказал Кирк, ощутив странный подтекст. – Моя присяга обета безбрачия на записи, – Айлия сохраняла вежливый тон. – Могу ли я приступить к моим обязанностям? – Без сомнения, – кивнул Кирк. Ему было жаль, что ее обет безбрачия был упомянут именно так, но это было требование Звездного Флота, когда дельтане служили с человеческими командами. – Сэр, Звездный Флот сообщает, что последние шесть членов команды готовы подняться на борт, – доложил Чехов. – Но один из них отказывается встать на платформу транспортатора. Сначала Кирк подумал о том происшествии; но вдруг осознал, что это означало на самом деле. В первый раз со времени поднятия на борт улыбка тронула его губы. «Хм! Держу пари, что это так». Когда Кирк поспешил к турболифту, Деккер принял мостик. Он был шокирован присутствием Айлии. Когда-то он стоял перед выбором между ней и Звездным Флотом. Тогда он выбрал звездолет; теперь он потерял и его тоже. Он резко повернулся: – Мистер Сулу , вы ответственны за лейтенанта Айлию. Сулу широко раскрыл глаза: "Сэр?!" Затем он понял: "Да, конечно". Сулу был ошеломлен странным чувством, которое овладело им с момента появления на мостике дельтанки. Он повернулся к Айлии, желая принять холодный душ. "Ваша предварительная программа уже установлена, лейтенант". Сулу почувствовал, что еле держится на ногах. Но, в отличие от Кирка, у него не было выбора – он попытался поклониться ей, но, споткнувшись, решил просто протянуть ей руку. Почувствовав ее прикосновение, он резко отдернул руку и быстро отвернулся к ее навигаторской консоли, выравнивая показатели. «Это все в компьютере…», бормотал он. «У вас не будет проблем…». У нее не будет, будут у тебя, мистер Сулу , думал Деккер. Но к счастью для них всех, эффект значительно уменьшался, когда Айлия привыкала своему окружению. Теперь ее феромоны были просто автоматической реакцией на присутствие незнакомых мужчин. Сулу реагировал примерно так же, как сам Деккер, когда он впервые увидел Айлию. В этот момент, Сулу нажал не на ту кнопку, раздался сигнал, который осуждающе гудел, пока он не поторопился выключить его. Айлия улыбнулась с симпатией. – Я дала обет безбрачия, мистер Сулу . Это делает меня такой же безопасной, как и человеческих женщин. Это, думал Деккер, была изысканная выдумка Звездного Флота. Обет безбрачия сделал ее присутствие терпимым, но не всецело безопасным. Но он должен был извиниться за то, что Кирк сказал раньше. "Я уверен, что капитан не имел в виду личную обиду", – сказал он ей. Айлия устремила взгляд на консоль. "Я никогда не пользуюсь преимуществом у сексуально незрелых видов", – сказала она. Потом она посмотрела на Деккера. "Ты объяснишь ему, что это правда, не так ли?" Деккер почувствовал, что краснеет. Кирк вошел в транспортаторную и присоединился к Дженис Рэнд и ее ассистенту, поднимающих последних пятерых прибывающих. Он был рад увидеть, что хотя воспоминания об ужасе, который она испытала, держали ее в некотором напряжении, она управляла консолью и собой с естественным, спокойным мастерством. Ему всегда нравилась Рэнд. Он кинула на Кирка быстрый взгляд, пятеро недавно прибывших начали покидать платформу. – В чем проблема? – спросил Кирк. – Некий коммандер, который пожелал нам убираться, – ответила молодая женщина. – Сказал что-то о том, как это перемешивает наши молекулы. Кирк, внутренне улыбаясь, повернулся к передатчику. «Звездный Флот, это капитан Кирк. Этот офицер должен быть поднят немедленно». Это заняло немного больше времени, чем «немедленно», но в конце концов транспортатор зажужжал, и мерцающая тень начала принимать знакомые очертания. На платформе транспортатора, доктор Леонард Маккой внимательно осматривал себя, выражая значительное облегчение, найдя себя в одном куске. Он был весьма бородатым, носил штаны и рабочую рубашку, тяжелые ботинки; все это вполне соответствовало информации Кирка о том, что Маккой стал чем-то вроде отшельника, исследуя применение медицины Фабрини среди местных жителей. Он был абсолютно не похож на главного хирурга космического корабля. Но позиция оставалась прежней, скептические, протестующие, домашние манеры "сельского доктора". – Ну, для человека, который поклялся , что никогда не вернется в Звездный Флот…, – с усмешкой начал Кирк. Маккой прервал: – Что случилось, капитан, сэр, что ваш уважаемый адмирал Ногура использовал малоизвестный, редкоупотребляемый договор об активации офицеров запаса… Кирк вслушивался больше не в слова, а в тон Маккоя. Было ли это просто ворчанье? Нет, это был признак, показывающий истинный гнев. Очевидно, Боунз был рад жить так, как жил сейчас; и он возмущался, что был внезапно выдернут из всего этого. – Проще говоря, капитан, сэр, они призвали меня! – Они не делали этого! -Кирк сказал это с непроницаемым лицом, но Маккой немедленно что-то заподозрил. И вспыхнул от гнева: – Это была твоя идея! Это было твое предложение, не так ли? Прошло много времени с тех пор, как людей насильственно призывали служить на кораблях Флота. "Призыв" Ногурой Маккоя (в понимании Кирка) возможно, был основан больше на власти, чем на моральных убеждениях. Но Маккой по крайней мере пришел сюда, может, просто из любопытства, и Кирк не намеревался потерять его сейчас. У него накопилось слишком много вопросов о себе. Что изменилось в нем? Повлияли ли на него эти три года далекоотсюда? Если кто-нибудь может дать ответы, то это Маккой. Обманчиво простое звание корабельного врача, в действительности показывало, кто был самым могущественным человеком на борту после капитана. В зависимости от обстоятельств, корабельный врач мог освободить от обязанностей даже капитана звездолета. А профессионалы вроде Маккоя были особенно необходимы в длительных миссиях, где власть капитана была настолько полной, что он мог чувствовать себя почти Богом – прецеденты уже случались. И Кирк всегда был благодарен системе, поставившей Маккоя между ним и этим типом безумия. – Боунз, – Кирк начал мягко, но решительно, – есть "нечто"… – Почему любой предмет, который мы не можем понять, называют "нечто"? – огрызнулся Маккой. – … следующее этим путем, – продолжал Кирк. – Боунз, ты нужен мне. Он протянул руку. Проигнорировано. – Ты был причиной этого? – упорствовал Маккой. – Я. Боунз, ты очень нужен мне. – Я так и думал. – Боунз, ты очень нужен мне. – Кирк снова протянул руку. Голубые глаза Маккоя встретились с его глазами. Мучительно долгое мгновение; наконец доктор шагнул вперед и пожал протянутую руку. Это долгое рукопожатие означало воссоединение двух очень старых и очень близких друзей. Маккой повернулся к Рэнд: "Разрешение взойти на борт?" Рэнд улыбнулась, обрадованная: "Разрешение дано, сэр!" Маккой подошел к двери, бормоча себе под нос, словно готовясь к худшему. "Мне нужна Чэпел, и срочно. Именно медсестра, а не доктор, который обсуждает каждый диагноз. И…" Он прошел дальше в коридор, его слова тянулись сзади. "… они, наверное переделали и лазарет. Инженеры любят ставить все с ног на голову…" Рэнд, проверяющая списки, доложила: "Все на борту, капитан". Кирк кивнул и повернулся к интеркому: – Всем палубам, говорит капитан. Приготовьтесь к немедленному отправлению. Глава 10 Журнал капитана, "Энтерпрайз", звездная дата 7412.3. Согласно приказу Адмиралтейства, "Энтерпрайз" готов покинуть док по моей команде. Также согласно приказу Адмиралтейства, я, Джеймс Т. Кирк, беру управление этим кораблем и командой в свои руки. Кирк, расслабившись, сел в командирское кресло. Теперь это место официально принадлежало ему, и он позволил себе наслаждаться первым моментом, притворяясь, что осматривает мостик. Не то что он ожидал, что кого-то обманет – но он знал, что в такой момент они будут терпимы к этому. Он посмотрел на Деккера, чей взгляд был неподвижно устремлен вперед. Кирк почувствовал симпатию, потом напомнил себе, что если они вернутся живыми, у Деккера будет свой собственный такой момент. Джеймс Кирк, снова сидя здесь, ощущал себя Лазарусом, вышедшим на солнечный свет. – Док готов отключить силовой луч, – сказала Ухура. Кирк кивнул: – Подтверждаю отключение. Приказ был отдан, и на главном экране они увидели, как огромные толстые шнуры линий подачи питания начали отделяться от корабля, отплывая в невесомости. Сулу держал руки на маневровых ускорителях, готовый к следующему приказу. Кирк подождал подтверждения "все чисто". Не слишком ли сильно он торопился? Деккер настойчиво рекомендовал подождать еще три часа перед отлетом. Хотя несомненно Деккер знал корабль лучше, Кирк был уверен, что отсрочить запуск – значит, потерять благоприятный момент. Вылет с опозданием может породить сомнения об их способности справиться с заданием в срок. Он решил идти. – Управление дока сообщает о готовности, сэр, – сказала Ухура. – Рулевой готов, сэр, – сказал Зуду. – Курс на отправление проложен, – это был новый голос, но он сразу узнал его. Айлия, дельтанский навигатор. – Управление дока дает сигнал к отправлению, сэр, – сказала Ухура. – Я проверил все станции, капитан, – это был Деккер, который завершил последнюю проверку и подтвердил готовность корабля. – Маневровые ускорители, мистер Сулу , – сказал Кирк. – Есть, сэр. Кирк знал, что сейчас работники дока увидят маленькие струи голубого огня. Он внимательно глядел на экран, стремясь увидеть почти незаметное дрожание, движение, которое показало бы, что силовой луч дока отключен. Да они освободили нас! Он двигается свободно! – Сохраняйте позицию, мистер Сулу , – приказал Кирк. – Ускорители на сохранение позиции, сэр. Опытные руки Сулу выводили "Энтерпрайз" точно в центр дока. Сулу кивнул Кирку, подтверждая, что эти системы, по крайней мере, работают нормально. Кирк кивнул. – Ускорители вперед, мистер Сулу . Выводите нас наружу. Правой рукой Сулу коснулся консоли управления – и "Энтерпрайз" начал медленно двигаться вперед – а опоры дока на экране перемещаться назад. Снаружи, вдоль опор, стояли крошечные человеческие фигурки в космических костюмах. Некоторые техники махали руками; другие просто смотрели с усталым удовлетворением. Нет, другие махали тоже, наблюдая, как "Энтерпрайз" величественно покидает свою орбитальную куколку. Земля была гигантской темной массой, занимающим почти половину неба над ними – Солнце сейчас полностью скрылось за планетой, и последние атмосферные блики солнечного света в этот момент отразились на бело-голубом корпусе корабля. Кирку не нужно было быть снаружи, чтобы представить зрелище его отправления. Он ощущал грацию, с которой корабль покидал тонкие металлические кружева дока, скользящие по его плечам, и чувствовал, как чистая свобода космоса охлаждает его поверхность. Что- то привлекло взгляд Деккера к человеку в центральном кресле. Кирк смотрел вперед пронзительным взглядом. Что было в этом взгляде? Что-то из области поэзии, религии, страсти… и еще что-то, большее, чем Деккер мог понять. Он был удивлен, почувствовав куда меньше горечи, чем ожидал. Хотя он никогда не служил вместе с Кирком, он хотел этого, как любой молодой офицер. Даже память его собственного знаменитого отца не могла изменить тот факт, что Кирк, возможно, – лучший капитан за всю историю Звездного Флота. По крайней мере, он был лучшим. Деккер надеялся, чтобы это все еще было правдой. Скотт уже очень давно привык к звукам двигательного отсека. Это трудно было объяснить, но они звучали как музыка – и теперь он слышал их снова. Скотт еще раз проверил импульсные двигатели. Кирк скоро прикажет запустить их. Главный инженер видел на экране, что маневровые ускорители вывели "Энтерпрайз" на орбиту дока. Скотти мог видеть привычное мерцание, едва заметное в огромном реакторе. Он слышал низкий пульсирующий звук, похожий на вибрацию сжатой пружины. В реактор поступали микроскопические количества материи и антиматерии, но аннигиляции даже булавочной головки этой смеси было достаточно для обеспечения импульсной мощности, которую скоро потребует капитан – и которую должен будет обеспечить Скотт. В смесительном реакторе даже эти микрограммы дадут кораблю такое ускорение, как если бы в унисон заработали тысячи старых водородных ракет. – Положение, инженерная? – раздался из интеркома голос Деккера: – Все готово. Импульсные двигатели по вашему приказу, мостик. На экране состояния Скотт мог видеть, что Сулу отключает ускорители. А потом он услышал приказ Кирка: "Импульсное движение, рулевой. Вперед – варп-0,5" На краю секции 'тарелки' "Энтерпрайза", импульсные двигатели извергли ослепительный белый свет. Тысячи водородных ракет Скотта даже не стояли рядом с тем взрывом энергии, что совершался сейчас. Но неясный гул не мог быть почувствованным внутри корабля; инерционные замедлители гасили ускорение, и о нем можно было узнать только из показаний станций мостика. "Отправную точку на экран", – приказал Кирк. Он не хотел пропустить ни единого мгновения. Позади них была захватывающая панорама орбитального дока Сан-Франциско – но его изображение быстро уменьшалось в размерах, а огромная темная сфера Земли перемещалась в центр экрана, заслоняя последние лучи скрывшегося за ней Солнца. Земля уменьшалась и уменьшалась, отдаляясь от набирающего скорость корабля. Усмешка Чехова была подобна выражениям лиц Ухуры и Сулу . Кирк был рад, что они тоже чувствуют этот момент – и вдруг его толкнуло осознанием, что они радуются и его присутствию здесь. Он почувствовал нечто похожее на стыд, вспоминая, сколько отправлений с разных планет он делил с ними – и как мало он думал об этом за последние три года. Он спросил себя: почему? Но решил, что трудно быть философски настроенным и восторженным в одно и то же время. "Экраны вперед", – сказал он. На экране засияли брызги звезд космоса впереди. Кирк расслабился в капитанском кресле. Да, все было правильно. Сейчас он не должен бояться ничего… кроме как потерять это. Глава11 Маккой вошел в лазарет без слов. Его борода оцарапала лицо Чэпел когда он крепко обнял ее. Он выразил свое несчастье в достаточных подробностях, чтобы Чэпел оправилась от удивления, вызванного его внезапным появлением, и теперь она могла бездельничать и наблюдать с некоторым изумлением, как он начал подозрительно изучать блестящий ряд весьма сложного оборудования. Кристина Чэпел, доктор медицины, была и доктором философии в биомедицине, когда семь лет назад присоединилась к "Энтерпрайзу" в качестве главной медсестры. За эти годы, ее восхищение медицинскими способностями Маккоя почти достигло профессионального благоговения. Она узнала больше рядом с ним, чем во время ее обучения в интернатуре для получения звания доктора медицины. Она знала, что Маккой, несомненно, втайне рад высокому качеству нового оборудования, хотя он, конечно, будет целую вечность притворяться, что все, что ему действительно нужно, это пациент и его собственные чувства, позволяющие ему видеть состояние пациента. Другим изречением Маккоя было то, что человеческое тело и мозг сами генерируют физическую защиту и восстановительные механизмы, так что первой и самой главной функцией физиологии было помогать пациенту излечиваться самостоятельно. Она видела достаточно примеров его невероятных способностей, чтобы знать, что его презрение к лекарствам и хирургии было истинным. Но, когда возникала нужда, Маккой мог быть так искусен, как опытный хирург, а его фармацевтические знания охватывали лекарства полусотни планет. А большинство здешнего оборудование было заказано согласно его рекомендациям. Вопреки издаваемым звукам досады, Маккой не мог оторвать взгляд от усовершенствованного диагностического стола, с его замечательной способностью просвечивать любую часть тела пациента, словно если бы тело было сконструировано из слоеного стекла. Он также позволял обследовать пациента так тщательно, что можно было даже сосчитать молекулы в пределах единственной клетки его тела. Чэпел видела, что он был также тихо обрадован, что Звездный Флот был снабжен оборудованием Дейстрома, который использовал некоторые медицинские термины Фабрини, около пяти лет назад найденных Маккоем и переведенных Споком с записей цивилизации, погибшей десятки тысяч лет назад. – Они сказали, что вы получили звание корабельного доктора, – Маккой повернулся и устремил на нее пристальный взгляд. – Да, Леонард. Я была аттестована два года назад. Она заметили тень удивления при употреблении ей его первого имени. Но ее титул и медицинское положение были также законны, как и его – даже если она служила под его началом как медсестра почти пять лет. – Не беспокоишься, что я захватил власть? – спросил Маккой. – Ты только что была понижена в должности до ассистента корабельного врача. – Я никогда в жизни не чувствовала такой радости и облегчения. Даже Маккой не мог сомневаться в искренности в ее голубых глазах. – Дай мне посмотреть медицинские записи капитана, – попросил Маккой. Чэпел с облегчением вздохнула. Если Маккой проверяет ее, он найдет ее хорошо подготовленной. За годы работы с Маккоем, она стала понимать важность взаимоотношений капитана корабля и старшего офицера медслужбы. Сердцем этих взаимоотношений был тот факт, что корабельный врач нес серьезную ответственность за физическое, эмоциональное и умственное здоровье капитана, плюс власть отстранить этого капитана от исполнения обязанностей при определенных условиях. Иначе не могло быть на службе, где исследования простирались так далеко в галактику, что капитан звездолета мог несколько лет не контактировать с Адмиралтейством. Маккой изучал записи Чэпел внимательно, особенно ту информацию, которую она собрала о Кирке и других ключевых офицерах. Ей помогло то, что медицинский сканер стал обычным на кораблях – это был крошечный сканер-передатчик, который носили все члены команды. Он располагался на поясе, в идеальном месте для медицинского сканера; информация, передаваемая им, отображала на экранах лазарета все жизненно важные функции организма. Эта информация, конечно, была так же конфиденциальна, как и прочие медицинские записи, но она имела значительные преимущества, снабжая медицинский отдел непрерывным рапортом о физическом состоянии всех членов команды. – Что значат эти диаграммы состояния капитана? – спросил Маккой. – Вы видите, что это указатель стресса? – Определенно. А вы? Ее спокойный тон привлек быстрый взгляд Маккоя; она давала ему понять, что это не случайные данные о сегодняшнем состоянии капитана. Хотя исследование длилось только около пятидесяти часов (с тех пор как Кирк прибыл на борт), Чэпел также получила другие медицинские записи на Кирка из Звездного Флота, и ее сопоставление двух определенно показывало недавний сильный эмоциональный кризис. Маккой чувствовал неопределенное беспокойство о Джеймсе Кирке с тех пор, как услышал, что его бывший капитан каким-то образом снова добился командования "Энтерпрайзом". Кроме того, отставка Маккоя со службы усугубила эту проблему. Узнав, что Кирку были предложены адмиральские звезды, Маккой бурно протестовал, уверенный в поддержке других медицинских офицеров. Не то чтобы Маккой протестовал против повышении друга в звании и уважении – это был медицинский протест против факта, что психологический профиль Кирка был игнорирован Адмиралтейством, когда оно предложило ему эту должность. Когда протест Маккоя был грубо отклонен Ногурой, тот, разгневанный, подал в отставку. Маккой знал Кирка слишком хорошо, чтобы надеяться, что он сможет приспособиться к жизни на Земле – и факту, что такое существование вообще не предлагает тех задач и той свободы, что Кирк знал, будучи капитаном звездолета. Что сказала Кристина Чэпел? Кажется, что-то созвучное с его мыслями о Кирке. – … и его выбор, – продолжила Чэпел. – Звездное командование подходит его психологическим нуждам так точно, что потеря его вызывает физические и эмоциональные симптомы, необыкновенно похожие на симптомы человека, отказавшегося от наркотиков. Маккой резко взглянул на нее, собираясь прокомментировать, что не стоит сравнивать яблоки и кокосовые орехи. Но вдруг он осознал, что Чэпел была неожиданно близка к правде. Юпитер быстро приближался, его цветные системы выглядели так же ненатурально, как и всегда. Кирк не был так близко к этой огромной планете восемь лет, и он удивлялся сейчас, как огромное красное пятно с темным центром теперь даже больше, чем всегда, похоже на огромный глаз, смотрящий на них. Некоторые луны Юпитера тоже были видны, в частности, Ио и Ганимед. Кирк вспомнил, что движение этих лун, увиденное Галилеем, было для человечества первым доказательством того, что Земля не является центром Вселенной. – Оператор на станции Юпитера осведомлен о нашем намерении запустить варп-двигатели, – сказал Деккер. Кирк кивнул в знак согласия. Таким образом, исполнение Деккером одновременно обязанностей старшего помощника и офицера по науке было более чем удовлетворительным. Не то чтобы он ожидал проблем раньше или позже, но приятно было просто сидеть в кресле и наблюдать, как Юпитер проплывает мимо. В последние несколько веков человечество превратили открытия Галилея в знания и подвиги, которых более ранние ученые не могли даже представить. Предвидели ли Энштейн и Кларк энергетические коллекторы, опоясывающие Солнце и Землю? Кирк вспомнил книгу О'Нейла, который предсказывал что когда-нибудь люди создадут прекрасные ряды планет; создание последних и крупнейших из них стало возможным только с помощью материалов и химикатов, добываемых в системе Юпитера. Луна Ио несколько удивила первых земных ученых, посетивших ее, хотя не так сильно, как более раннее открытие, что их собственная луна когда-то служила базой для космических путешественников (личности их оставались загадкой), которые руководили генетическими экспериментами над ранними формами жизни за миллион лет до того, как началась история человечества. Кирк увидел, как Айлия нажала кнопку, и курс изменился по сравнению с затребованным ранее. Он увидел ее взгляд и кивнул, признавая, что ее навигационное мастерство было на высоте. Журнал капитана, звездная дата7412.6. Два с половиной часа после взлета. Мы задерживали использование варп-двигателей до настоящего момента, пока двигатели не будут полностью сбалансированы. Хотя главный инженер и старший помощник недовольны результатами тестов, я не могу рисковать, задерживаясь дольше. Мы должны перехватить 'Захватчика' столь быстро, как возможно. Юпитер был теперь позади них, отступая на экранах. Кирк почувствовал, что Деккер, на научной станции позади него, закончил с вычислениями, но был не вполне доволен результатом. – Капитан, – сказал Деккер, проводя повторную проверку, – если предположить, что мы будем иметь полную мощность варп-двигателя, на варп-7 мы достигнем 'Захватчика' за 20 часов. – Вычисления офицера по науке подтверждены, – сказала Айлия. Кирк боковым зрением уловил нечто большее, чем просто обмен взглядами между дельтанкой и его помощником. В ту же минуту двери турболифта открылись, и чисто выбритый и одетый в униформу доктор Маккой вошел на мостик. Старый добрый Боунз. Кирк почувствовал, что его настроение неуклонно повышается, несмотря на суровое выражение лица доктора. – Ну, Боунз, твое новое оборудование получило твое одобрение? – Нет, – решительно ответил Маккой. – Лазарет похож на проклятый компьютерный центр. – Программа на запуск варп-скорости установлена, – сказал Деккер Кирку. Кирк обернулся к штурвалу, но Деккер не закончил. – Капитан, конечно, это ваше решение, но я бы рекомендовал дополнительную проверку. – Мистер Деккер, единственный способ перехватить 'Захватчика' – собрать сведения о нем до того, как он достигнет Земли. Это значит, что нам нужна варп-скорость сейчас! Кирк был уверен, что Маккой одарил его любопытным взглядом, но просьба Деккера о дополнительной проверке заслужила строгого ответа. Кирк нажал кнопку интеркома: – Инженерная, приготовится к переходу на варп. Взволнованный ответ Скотта пришел немедленно: – Капитан, нам нужны дальнейшие исследования варп-двигателей на датчиках расхода… вЂ“ Мистер Скотт, – упорствовал Кирк, – Нам нужна варп-скорость сейчас! – Ты слишком напористый, Джим, – сказал Маккой тихо. – Твои люди знают свою работу. Кирк почувствовал себя обиженным на вторжение доктора. Я тоже знаю свою работу, доктор, сказал взгляд, брошенный им на Маккоя. – Подождите одну минуту, капитан, – сказал Скотти из интеркома. Кирк ждал. Через интерком он слышал нарастающее громыхание, когда старший инженер готовил двигатели к переходу на варп. Скотт и техники невнятно бормотали на заднем плане. "Больше я ничего не могу сделать", – услышал Кирк слова техника. Слова Скотти звучал жестко. "Ладно, парень" Затем он заговорил прямо в интерком: "Это линии Боднера, сэр. Я не могу гарантировать, что они…" Кирк прервал его. Понимал ли кто-нибудь необходимость как можно более раннего перехвата чего бы там ни было? – Варп-двигатели, мистер Скотт, – решительно сказал он. – Мистер Сулу , приготовьтесь к варп-1. – Ускорение до варп-1, сэр. Когда Сулу начал нажимать кнопки на своей консоли, Кирк почувствовал слабое эхо немыслимой энергии. Почти век назад, первый успешный скачок корабля на варп-двигателях разгромил все теории, базирующиеся на слишком узком и лишенном воображении интерпретации работы Эйнштейна. Тот первый корабль и люди на борту не превратились в чистую энергию. Просто, когда корабль достиг порога скорости света, он также достиг границы между "нормальным" космосом и гиперпространством. Этой границей было время, показавшее этим первым путешественникам в гипепространстве, что вселенная вокруг их корабля начала уменьшатся в размерах. Начиная с варп-1 и нарастая в геометрической прогрессии, чем выше была варп-скорость, тем меньше вселенная, и тем ближе любая точка в ее пределах. Между тем, Сулу продолжил равномерный счет: "варп-0,7…0,8…0,9…" – Указания на временной континуум…! – Деккер дал предупреждение, что их приближающаяся граница была неровной. – Варп-1, сэр, – доложил Сулу . Кирк развернул кресло к научной станции. "Мистер Деккер", – начал он. Но закончить предложение помешало столпотворение тревожных сигналов, звонков, и раздавшиеся крики. На главном экране спираль звезд и огней неожиданно сжалась в водоворот, как если бы выдернули пробку и вселенная начала всасываться в огромную космическую раковину. – Временная воронка! – закричал Кирк. – Мистер Сулу , назад на импульсном двигателе! Полная мощность! Клаксоны продолжали громко гудеть, когда экраны показали окно искажения пространства-времени, которое вызвал "Энтерпрайз". Звезды стали странными продолговатыми призраками, когда "Энтерпрайз" затягивало все дальше и дальше в водоворот гиперпространства. Корабль начало сильно трясти, управление переставало функционировать. – Отказало управление! – закричал Сулу сквозь шум. – Резервная импульсная мощность! – Субкосмические частоты заблокированы, – добавила Ухура. Деккер, проверяющий научную станцию, крикнул: – Негативный эффект от инерциальной задержки будет продолжаться двадцать две секунды, пока наша скорость не замедлится до субсветовой! От дельтанского навигатора: – Неопознанный объект провалился в дыру вместе с нами, капитан! Прямо перед нами! – Силовые поля на полную мощность! Вывести объект на экран! – Кирк должен был кричать, чтобы его слова были поняты. Временное искажение становилось значительным, искажая все, что они видели и слышали. Главный экран показал маленькую точку света прямо перед ними. Корабельный компьютер сообщил: "Возможность столкновения! Возможность столкновения!" – Ручное управление! – закричал Кирк Сулу . – Ручное управление не работает! – Сулу тщетно работал за управляющей консолью. – Навигаторские дефлекторы поднимаются, – доложила дельтанский навигатор. Вдруг отреагировала в испуге: – Навигаторские дефлекторы неактивны, капитан! От научной станции Деккер сообщил: "Я предполагаю, что это астероид, капитан". Он коснулся консоли управления главного экрана, поставив его на двойное увеличение. Теперь они видели не крошечную яркую точку, а деформированный искажением времени, огромный бесформенный кусок космического мусора. Глыба астероида, кажущаяся все больше и больше на экране, летела курсом столкновения с "Энтерпрайзом". Глава 12 Главный экран показал огромный, никелево-железный астероид, двигающийся прямо на них. Сулу , а за ним дельтанский навигатор, поставили экраны на максимальное приближение, пытаясь провести вычисления. – Сссткноввение через двеннадццатьцать… – голос Айлии отражал временное искажение, влияющее на все вокруг них. Кирк попытался понять сказанное. Слова Айлии должны были значить: "Столкновение через двенадцать секунд". – Приготовить фазеры! – приказал Кирк Чехову, который понял достаточно, чтобы активизировать управление фазерами. Затем Кирк услышал: "Оссстановитесссь…". Он увидел, что кричал Деккер, несущийся к оружейной станции Чехова. Что кричал Деккер? Не трогайте фазеры? Используйте фотонные торпеды? Да, наверное, так – Деккер добрался до Чехова и вдавил кнопку подготовки торпед. Не было времени требовать разъяснений; Деккер не отменил бы приказ Кирка без веской причины. Искажение времени окутывало разум. Сколько же прошло от тех двенадцати секунд? – Фотонные торпеды заряжены! – сказал Чехов. Кирк увидел, что Деккер командует! "Запуск торпед!" Чехов нажал кнопку справа: "Торпеды… запущены". Корабль выплюнул огромные потоки яркой энергии, которые, казалось, двигались слишком медленно. Сулу поставил обзорный экран на трехкратное увеличение, и огромное уродливое лицо астероида снова заполнило экран. До столкновения осталось меньше двух секунд, когда сжатая ярость фотонной торпеды достигла астероида. Словно бриллиант, разбивающийся под долотом ювелира, огромный астероид немедленно взорвался на тысячи мелких осколков, врезавшие в передние дефлекторные экраны. Мелкие кусочки вспыхнули голубым, а затем белым огнем и были уничтожены силовыми полями корабля. Последний большой кусок ударил тяжело, вызвав сотрясение всего звездолета – последняя попытка уничтожения. – Мы сделали это! – раздался восторженный крик Чехова, теперь его слова звучали нормально. В то же мгновение, Кирк увидел изменения на главном смотровом экране. Прекрасное звездное небо обычного космоса. – Управление восстановлено, сэр, – позвал Сулу . – Мы держим постоянную скорость на варп-0,8, – отрапортовал Деккер. Кирк осознал, что его собственная роль в течение этого был необычно пассивной. Он не возражал, когда его приказ Чехову был проигнорирован. Почему Деккер принудил к использованию фотонных торпед? Фазеры могли сработать точно также. Факт, что торпеды дольше запускать, оставил им секунду до уничтожения. О чем думал Деккер? Деккер повернулся к интеркому, вызывая инженерную. – Одну секунду, старший помощник, – ответил угрюмый голос Скотти. – Мы восстанавливаем настройки. Кирк заметил озадаченный взгляд Ухуры. Почему? Почему она беспокоится, что он все ещене спрашивает, почему старший помощникотменил его приказ ? Он удивился, заметив, как много усилий занял поворот к интеркому. – Мне нужна варп-скорость так скоро, как возможно. – Понял, капитан, – ответил голос Скотти. – Но это дисбаланс антиматерии породил пространственно-временную воронку. Это может случиться снова, если мы не исправим формулу… – Мистер Скотт, 'Захватчик' меньше чем в двух днях от Земли! Мы должны перехватить его, пока он не достиг ее! Голов Скотти показывал некоторое раздражение. – Мы это тоже понимаем, сэр. Мы постараемся. Кирк выключил интерком и поднялся со своего места к Деккеру. – Мистер Деккер, я хотел бы видеть вас в моей каюте. Мистер Сулу , примите мостик. – Не возражаешь, если я присоединюсь? – спросил Маккой. Кирк пожелал корабельному доктору провалиться под землю, но он не видел способа отказать в его законном интересе к любой командной дискуссии. Он кивнул Маккою и вошел в лифт, сопровождаемый угрюмым Деккером. Когда они вошли в капитанскую каюту, Маккой незаметно отошел на задний план. Деккер стоял лицом к лицу с Кирком, выжидая, невозмутимо смотря вперед. Кирк нарушил тишину. – Объяснение, мистер Деккер. Почему вы отменили мой приказ о фазерах? Деккер был раздражающе холоден и вежлив. – Сэр, переконструированные фазеры замкнуты на главных двигателях. Когда происходит дисбаланс антиматерии, фазеры автоматически отключаются. Этого Кирк не ожидал. Он почувствовал досаду, когда неожиданно осознал, что Деккер был вынужден сделать то, что сделал. – И вы действовали должным образом, конечно. – Спасибо, сэр. Извините, если я поставил вас в неловкое положение. Смущение? Конечно, это было смущение. Кирк вспомнил эти проекты переконструирования фазеров. Он сильно протестовал и дико высмеивал эту модель. Но инженеры ответили, что звездолет не будет использовать фазерные батареи, пока работают варп-двигатели. Он позволил убедить себя, что Звездный Флот прислушался к его опыту и принял его рекомендации. Что было с его головой, что он сделал это глупое допущение? – Вы спасли корабль, – сказал Кирк. У него не было выбора кроме как признать это. – Я знаю об этом сэр, – Деккер отвечал холодно и невозмутимо. Кирк вспыхнул: – Прекратите соперничать со мной, Деккер! – Разрешите говорить открыто, сэр? – Разрешаю, – устало ответил Кирк. – Сэр, вы не вносили в вахтенный журнал ни одну звезду два с половиной года. Это, плюс ваша неосведомленность о новом дизайне корабля, по моему мнению, подвергает серьезной опасности нашу миссию. Кирк почувствовал, что прилагает большие усилия, чтобы поддерживать контроль над собой. – Я полагаю, вы будете… нянчить меня из-за этих трудностей, Мистер? – Да, сэр, я буду. Кирк вглядывался в старшего помощника с некоторым недоверием. Бросил ли Деккер ему вызов? Если так, Кирк не собирался рисковать, признавая, что это беспокоит его. – Тогда я освобождаю вас от ваших обязанностей, коммандер, – сказал он. Когда Деккер ушел, Кирк обернулся к Маккою. "Да, доктор?" Маккой не сказал ничего, ожидая, пока Деккер покинет каюту и дверь закроется за ним. – Он мог быть прав, Джим, – сказал Маккой. – Иди отсюда, Боунз, – сказал Кирк. Маккой покачал головой. – Как корабельный врач, я сейчас обсуждаю предмет командной пригодности. Кирк почувствовал, что его лицо застыло. "Возвращайтесь на свое место, доктор". – Правда, капитан, заключается в том, что это ты соперничаешь. Ты пошел бы на все, чтобы получить "Энтерпрайз" – голубые глаза Маккоя проницательно измеряли реакцию Кирка. – А ты здесь чтобы определить, как я получил это командование, доктор… или мою пригодность для его несения? – Я соглашусь на честный ответ… почему ? Кирк был озадачен. Маккой казался очень серьезным, а до сих пор ответ на его вопрос был таким элементарным. Кирк начал объяснять: "Захватчик…" – Был случаем, посланным небесами, – прервал Маккой. – И ты знал, что этого может никогда не случиться снова. Это могло снова поставить тебя на мостик звездолета, и, даже более сверхъестественно, этим мостиком мог стать мостик "Энтерпрайза"… Кирк взорвался: – Маккой, это смехотворный абсурд! Это было задание, а "Энтерпрайз" был единственным подходящим кораблем… А когда эта миссия закончится, ты не захочешь остаться на нем! Кирк снова почувствовал себя в центре временного искажения. Что сказал Маккой? Если он услышал правильно, Маккой говорил о чем-то большем, чем непригодность. – Я намереваюсь сохранить его? – сказал Кирк устало. – Это ты хотел сказать, доктор? Маккой кивнул. – И я могу сказать тебе точно, как ты надеешься сохранить его. Действительно ли ты сознаешь это или нет, но ты надеешься, что 'Захватчик' сделает это как-то возможным… Кирк ощутил озноб, думая, то это холодная ярость. Может ли он под угрозой физического воздействия выкинуть Маккоя из своей каюты? Маккой продолжал: – И если 'Захватчик' опасен, и если ты выиграешь, благодарное командование Флота позволит тебе назвать все, что ты хочешь. А если ты умрешь в этой попытке – случайно прихватив всех нас с собой, ну и что? Ты ведь лучше умрешь, чем снова откажешься от него, правда, Джим? Кирк осознал, что озноб был… страхом . Не страхом перед 'Захватчиком', или страхом неудачи, или даже страхом потери этого командования. Нет, он вспомнил присягу Звездному Флоту, торжественное принятие ответственности и профессиональной гордости. Он не мог принять легко даже возможность того, что доктор был прав, особенно в свете этих неосознанных мотиваций и мистических достижений подсознания. Но за все время, что он знал Маккоя, он полностью игнорировал его советы только однажды… в день, когда он принял адмиральские звезды. – Боунз, – Кирк заставил себя кивнуть. – Да, я хотел этого. Ты сказал, что это идет куда дальше… вЂ“ Джим, это одержимость, которая может ослепить тебя. Твоя реакция на Деккера – тому пример. Кирк изумленно взглянул на Маккоя. Слово "одержимость" было словно касание обнаженного нерва. Объясняло ли это то ноющее чувство некой неправильности? Были ли личные нужды превыше профессиональных обязанностей? Если так, и если он не мог изменить это, он должен немедленно рассмотреть возращение командования Деккеру. Прежде чем Кирк смог ответить, по интеркому раздался голос Ухуры: – Сигнал от шаттла дальнего действия Федерации. Он хочет остановиться неподалеку и высадить пассажира. – Для какой цели? – спросил Кирк. На экране появился Чехов. – Это курьер, капитан. Первой необходимости. Отсутствие враждебных намерений подтверждаю. – Очень хорошо, мистер Чехов, посмотрим. Выключить экран. Он повернулся к Маккою, глаза в глаза, вопрос о его пригодности вес еще висел между ними. – Ваше мнение учтено, доктор. Что-нибудь еще? – Надеюсь, что нет, – ответил Маккой. Кирк отвернулся, оставим последнее слово за Маккоем, и вызвал инженерную. – Мистер Скотт, кроме получения варп-энергии, мне нужен альтернативный канал энергии фазеров в обход двигателей. Не обращайте внимания на издержки мощности. Мы провели достаточно времени с отказавшими двигателями, чтобы знать, что фазеры не должны зависеть от этого. Из интеркома донеслось: – Да, сэр, и мне кажется, если вы спросите об этом мистера Деккера… Кирк гневно прервал: – Мистер Скотт! Я буду обсуждать это с моим старшим помощником, если сочту нужным. Конец связи. Кирк резко выключил интерком. Деккер был на "Энтерпрайзе" во время переконструирования, и он пропустил эту ошибку с фазерами. Кирк сказал себе, что он никогда бы не позволил этого, даже если бы пришлось обращаться к самому Консулу Федерации. Но Деккер никогда не командовал тяжелым крейсером в дальнем космосе. Деккер покинул каюту Кирка с безмолвной злостью. Кирк не был дураком, но он абсолютно не знал этот корабль! А Деккер знал его, по частям и полностью; и он спорил о схеме фазеров с инженерным отделом Звездного Флота. В конце концов, он и Скотт согласились, что когда они выведут его с орбиты, они поменяют оснастку обводного круга фазеров. Это было уже наполовину сделано, и если бы они имели еще немного времени… Его размышления были прерваны, остановившимся турболифтом, откуда вышла Айлия. Это было не хорошо. Даже его командный кризис не мог препятствовать этому старому отклику на ее присутствие. Он замер на месте, пытаясь казаться невозмутимым. – Он был… трудным? – спросила Айлия озабоченно. Деккер почувствовал, что что-то отступило. – Не более, чем я ожидал, – он поколебался, потом прибавил. – Не настолько, как ты. Извини… вЂ“ За что? За то, что ты ушел, или то, что не сказал Прощай? Она повернулась и пошла к своей каюте, двери распахнулись и закрылись позади нее, оставив его смотреть ей вслед, вспоминая и сожалея. Он убежал как вор. Он сожалел, что было необходимо убегать от нее. Но он знал, что, хотя дельтанское единство через секс могло разрушить его психику, оно несло притягательную силу для него. Деккер был главным образом тем, за кого его принимали люди: Сыном Мэтта Деккера. Надежный, талантливый Звездофлотец. Но была и его мать, воспитывавшая его, пока Мэтт Деккер скитался по звездам – и она поставила его на границу с новым человечеством, дав Уиллу Деккеру вкус необычной награды в общности. Кирк принял мостик, пытаясь настроить свои мысли на прибытие курьерского шаттла. Маккой был прав. Черт побери, как он хотел этого! И не только сейчас, в это время. Если предположить, что 'Захватчик' завтра изменит курс? Или окажется, что он не несет опасности для Земли? Будет ли он рад, искренне успокоен и рад, что опасность позади? Если нет, он не должен сидеть в командирском кресле. Он не имеет права заботиться о себе и собственном будущем, не больше чем любому члену команды разрешается не повиноваться его приказам по какой-то личной причине. Присяга Звездного Флота была несгибаема и четко ясна в этом пункте. Кораблик, приближающийся к "Энтерпрайзу", был, по официальным данным, шаттлом дальнего действия. Но это наименование шаттла было одним из тех неправильных определений, которые часто увековечивались как традиция в службах вроде Звездного Флота. Эта традиция началась давно, еще с лунных шаттлов, затем захватило большие межпланетные шаттлы, а теперь включало и корабли с варп-двигателями, которыми стали оснащаться корабли около пятидесяти лет назад. Это было так же глупо, как называть N.C.C. "Энтерпрайз" тяжелым крейсером, чем он определенно не был. Самый мощный звездолет Звездного Флота заслуживал по крайней мере старого военно-морского названия Линкор, но некоторые адмиралы и государственные деятели в далеком прошлом решили использовать термин "крейсер" как более цивилизованный и менее милитаристичный. Все же, наиболее правильным и точным было определение "Энтерпрайза" как научно-исследовательского корабля , что лучше отражало его использование и функции. Но, тем не менее, под любым именем, это был красивый кораблик, который пролетел рядом с бортом "Энтерпрайза" и включил ретроимпульс, чтобы, развернувшись, поменять направление. Пассажирская капсула отделилась и начала двигаться к главному шлюзу звездолета. Двигательные отсеки зависли в вакууме, ожидая, пока пассажирская капсула освободится и вернется для обратного воссоединения. – Пассажирская капсула возвращается к шаттлу, – сказал Чехов с облегчением. Что бы ни прибыло на "Энтерпрайз", оно не собиралось немедленно атаковать корабль. На обзорном экране пассажирская капсула возвращалась к двигательному отсеку. Деккер появился на мостике, и направился к научной станции. Капитан повернулся к нему, и Деккер испугался тому, что увидел на его лице; абсолютно чужой взгляд Кирка. Он смотрел почти как… Ногура! – Я хочу, чтобы вы выслушали это, мистер Деккер, – сказал Кирк, нажимая на кнопку прослушивания корабельного журнала. "Журнал капитана, дополнение. Запись одобрения для мистера Деккера, за правильные и точные действия, которые он совершил, отменив мой приказ о применении фазера в пространственно-временной воронке. Его знания и быстрые действия спасли корабль. Конец записи. Кирк". – Спасибо, капитан, – сказал Деккер. Кирк почувствовал облегчение от того, что Деккер не сказал, что он просто выполнял свою работу или что-то вроде этого. Одобрение было за работу, сделанную исключительно хорошо. В этот момент двери турболифта открылись. Фигура в строгом темном плаще была высокой, стройной… глубоко сидящие, почти горящие глаза и быстрый острый взгляд. Это был Спок! Глава 13 Кирк казался оглушенным: "Спок…! Спок, откуда…? Почему…?" Затем он улыбнулся и протянул Споку руку. Но вулканец повернулся, игнорируя приветствие Кирка, и направился к научной консоли, за которой сидел Деккер. "Коммандер, если можно…" Голос Спока прозвучал необычно невыразительно для Деккера. Это был и не был вулканский голос, известный по старым записям с "Энтерпрайза". Но больше всего Деккер удивился собственному необычному чувству благоговения при появлении Спока. Первому помощнику потребовалось мгновение, чтобы сообразить, что Спок хочет занять его место за научной станцией. Он поспешно встал на ноги, пытаясь показать, да, конечно! Деккер знал безо всякого хвастовства, что он был по крайней мере также хорош, как любой другой человек за этой станцией, но сейчас он был больше похож на любителя, уступающего клавиатуру профессионалу. Спок скользнул в кресло, сосредотачиваясь на вычислениях, подбирая ключи к управлению восстановленными системами. Деккер не почувствовал разочарования, наблюдая за ним. Длинные пальцы Спока играли на тщательно упакованных блоках селекторов, синтезаторов и регуляторов с ошеломляющей скоростью, и каждое касание было абсолютно точным. – Я проверял ваши передачи Звездному Флоту, капитан, – сказал Спок тем же спокойным тоном. – И я осведомлен о ваших проблемах с двигателями. На огромном количестве экранов научной станции показания стремительно возникали и пропадали, ставя в замешательство Деккера – а затем он был куда более поражен, вспомнив, что Спок никогда раньше не сидел за этой моделью консоли, хотя она отражала рекомендации, которые он оставил в научном журнале. Спок помедлил, считывая информацию с дисплеев. Затем он повернулся к Кирку, все еще без выражения: "Предлагаю свои услуги на должность офицера по науке". Облегчение Кирка было абсолютным. Если был какой-то способ быстро получить варп-скорость, то этот способ только что прибыл. Кирк повернулся к Деккеру: – Если наш старший помощник не возражает… – Конечно, нет, – быстро сказал Деккер. – Я хорошо осведомлен о профессионализме мистера Спока. Молодой офицер начал забывать разочарование, испытанное им недавно. Как Спок появился именно в этот момент? Было ли это как-то устроено Джеймсом Кирком? За последнюю пятилетнюю миссию, "Энтерпрайз", под командованием капитана Кирка, много раз совершал невозможное. Если Спок пришел сюда сам, это, по крайней мере, происходило из хорошо известной дружбы между этими двумя. И профессиональное восхищение Спока Кирком было также хорошо известно. В любом случае, суждение Деккера о Кирке снова начало медленно расти. Чехов вернулся на свою станцию, все еще ошеломленный после того, как увидел Спока у кабины шаттла. – Мистер Чехов, – сказал Кирк. – Запишите подтверждение полномочий мистера Спока в Звездном Флоте и внесите его в списки экипажа как офицера по науке. Хотя Кирк был также потрясен, как остальные, он был рад почувствовать, что он очнулся первым, и теперь смотрел на все это с уровня командного положения. Но он все еще чувствовал боль, вызванную таким резким и неожиданным напоминанием его дружбы и привязанности к Споку. Однако, новое поведение Спока предостерегало Кирка от личных взглядов в этот момент. Спок внезапно оторвался от научной станции. – Для подтверждения необходимой формулы топлива нужно взаимодействие со старшим инженером, – сказал Спок. – Я могу пойти туда немедленно, если у капитана ко мне нет вопросов. Кирк почувствовал, что теперь, наконец, он полностью управляет этим кораблем и этой миссией. – Действуйте, Спок, – сказал Кирк. – Делайте что угодно, чтобы получить варп-скорость как можно быстрее! Не дав никакого знака подтверждения, Спок повернулся и направился к турболифту. В это момент один из них как раз прибыл, впустив на мостик доктора Маккоя и Кристину Чэпел. Было очевидно, что Спок намеревался проигнорировать и их, как он сделал с другими хорошо ему знакомыми людьми на мостике – но они вошли слишком быстро и блокировали ему путь. Когда Чэпел впервые увидела его, она почувствовала почти удушающую боль. И теперь она стояла перед ним, проклиная себя за глупый вид, пытаясь придумать простое приветствие. Она ненавидела глупую улыбку, появившуюся на ее лице. "Мистер Спок…!!" Маккой почти также безуспешно пытался скрыть свою расположенность: "Спок, я всегда рад видеть вас!" Взгляд Спока, быстро прошедшийся по ним, был настолько полностью лишен интереса, что даже удар по лицу был бы добрее. Он словно намеренно совершал жестокость. Кирк подошел было, намереваясь вмешаться, но сдержался, и вернулся назад. "Это то, что мы все чувствуем, мистер…" – начала Ухура, надеясь убедить Спока в искренности приветствия всех, но она замолкла, когда тот же холодный, безразличный взгляд остановился на ней в середине предложения. Кирк заметил, что, исключая необходимые дежурные ситуации, Спок, очевидно, намеревался полностью и объективно игнорировать всех членов команды. Причины этого могли быть также интересны, как то, что привело его сюда. Может, и также болезненно. Кирк решил, что не будет задевать Спока напоминание, что боль может быть обоюдоострой. Он подождал, пока вулканец подошел к турболифту. Затем: – Мистер Спок! Добро пожаловать на борт! Спок заколебался на мгновение – Кирк знал, что его голос был достаточно искренним, чтобы вызвать воспоминания в вулканском разуме. Но хотя он замер на мгновение, Спок вошел в турболифт. Двери закрылись, скрывая его. Не смотри дареному вулканцу в уши, – сказал Маккой. Кирк усмехнулся. Утверждение Боунза было абсолютно бессмысленно, но само присутствие Спока, казалось, обещало, что скоро все будет хорошо. Глава 14 – Теперь возможно продолжать без меня, – сказал Спок главному инженеру. – Да, конечно, – в голосе шотландца было явное раздражение. – Жаль только, мы пропустим звук вашего сладкого смеха. Спок игнорировал это так же, как протянутую руку инженера два часа назад. Черт побери, Спок! Монтгомери Скотт не привык быть игнорированным – и особенно здесь, в своих собственных владениях. Но что за великолепным инженером был бы вулканец! Это определенно его призвание. Давно привыкший к логике Спока, Скотт тем не менее был глубоко поражен. После часа работы за инженерной консолью Спок отключил компьютер, снабжавший его тестовыми формулами и сведениями о двигателях. Потом Спок, казалось, смотрел в пустоту дюжину длинных минут. В конце концов, с полнейшим бесстрастием, он предложил формулу топлива, которую компьютер признал на волосок от идеальности! Формула немедленно была загнана в симуляторы, бывшие на полном ходу. По ту сторону консоли Скотти огромный реактор вспыхнул почти ослепляющим светом, показывающим, что клапаны антиматерии теперь работают правильно. Скотт знал, что этот мощный гул мог быть слышен и на мостике. Его мониторы показывали, что каждый отдел и подотдел огромного корабля сжалось во второй попытке достижения варп-скорости. Спок направился на противоположный конец инженерного отсека. Здесь, в лабиринте генераторов и паутине поддерживающих конструкций, находилось множество небольших комнат, которые некоторые архитекторы-психологи запроектировали как удобные частные альковы. В некоторой степени, это было самое приятное место на корабле – случайный дизайн запоздалой мысли, без целеустремленной эффективности остальных отсеков корабля. Здесь члены команды могли отдыхать в одиночестве или с новыми друзьями. Когда он вошел, он услышал звуки человеческой любви, что сказало ему, что уединение было все еще уважаемо в этой части корабля. Он быстро прошел дальше, желая, чтобы его слух не был так остр в моменты вроде этого, чтобы ничего не отвлекало его. Он прошел мимо двух дверей, имеющих символ бесконечности, что резервировало их исключительно для медитации, но обе комнаты были заняты. Хорошо. Странно, как земные виды регулярно нуждались в отдыхе даже не в стрессовых ситуациях – результат, несомненно, потери энергии, которую они ежеминутно глупо тратили на эмоциональные банальности. Отлично! Здесь был незанятый альков с широким круглым наблюдательным портом. Он закрыл за собой дверь и в темноте коснулся кнопки блокиратора на защитной оболочке наблюдательного порта. Он встал на колени в вулканской манере, расслабляя свое физическое тело, чтобы не допустить шесть своих первичных чувств в сознание. Он смотрел наружу, на звезды. Это помогало чувствовать широту снаружи и знать, что он часть всего этого и одновременно Все это. Его седьмое чувство давно убеждало его, делая это и сейчас, что эти отношения сознания и вселенной были единственной существующей реальностью. Мастера Гола проводили большую часть своей жизни, ища ответ на вопрос, как живущее сознание может быть сразу частью и целым. Спок попытался представить некоторые формы математики, которые могли объяснить это – он знал, что безнадежно применять ограниченные символы к неограниченным понятиям, но тренировка очистила его мозг, и медитация углубилась. Спок не достиг того уровня Колинара, к которому стремился. Если бы он достиг Колинара, все воспоминания об этой жизни и этих людях стали бы образцами логики без всяких намеков на боль или удовольствие. Даже после неудачи в Голе, он ожидал, что долгое учение и тренировка по крайней мере искоренили эмоции, которые это корабль и эти люди однажды пробудили в нем. Это было не так – по прибытии сюда только вид "Энтерпрайза" заставил его сердце биться чаще. Другие физиологические изменения, окружающие его по прибытии на мостик, были так сильны, что заставляли его презирать себя. Было много смущавшего его разум. Почему трудно забыть удивление и радость Чехова, приветствовавшего его в главном шлюзе, когда он прибыл на корабль? А на мостике – Кирк! Просто имя заставило Спока внутренне застонать, когда он вспомнил, чего стоило ему отклонить его приветствие. T'hy'la! А затем Маккой, так по-человечески человечен, а за ним Чэпел с ее эксцентричностью и невозможными фантазиями. Романтик Сулу , Ухура с ее песнями… Мозг Спока был открыт. Это было здесь! Он ждал. Это коснулось его разума! То же ужасающее сознание, что он чувствовал на Вулкане, нашло его здесь! Почти геометрический каскад образцов логики в ее захватывающей дыхание завершенности! Он не сомневался теперь, что это исходило от странного облакоподобного объекта, приближающегося к Земле, и он попытался быстро проанализировать это. Был ли это один разум… или много разумов, работающих в единстве? Он подумал, что вполне возможно последнее, так как он мог ощущать мириады мыслей, двигающихся с огромной быстротой. Затем это ушло. Однако, Спок почувствовал, как часть этого разума задержалась на границе его мыслей. Наблюдало ли оно, ждало? Ждало чего? Спок обратился к своей памяти, проигрывая ее медленно, очень медленно, ища последнюю встречу. Да! Спок испугался внезапно четкого ответа. Во всей этой суматохе мыслей и сознаний было чувство замешательства – и странный намек на отчаяние в этом замешательстве. Во второй раз он почувствовал не только логику, но и ужасающие знания. Могло ли быть что-то, что до сих пор озадачивало логику и знания этого величия? Что-то, что искалось почти безнадежно? Спок был уверен, что он не заблуждался в поисках своего собственного ответа здесь. Могло ли быть, что эта невероятность нуждалась в чем-то, что могло быть выполнено незначительностью по имени Спок? Глава 15 Журнал капитана, звездная дата 7413.4. Благодаря своевременному прибытию и содействию мистера Спока двигатели сбалансированы до уровня полной варп. Починка заняла менее трех часов, что позволяет нам перехватить « Захватчика » более чем в дне от Земли. Кирк взглянул на научную станцию. Спок вернулся несколько минут назад, в униформе и с короткой стрижкой, но еще глубоко в самоизоляции. Сулу тоже с любопытством смотрел в том направлении. Штурман не сомневался, что присутствие Спока повышало их шансы на выживание. Но он не мог не думать, что прежний Спок улучшил бы эти шансы еще больше. – Мы готовы, капитан, – раздался голос Скотта по интеркому. – Приготовьтесь дать нам варп-энергию, – ответил Кирк. – Наши двигатели еще точно не сбалансированы, капитан, – сказал Спок. – Но я проверил формулу баланса соответственно. Деккер вышел из турболифта в этот момент, его глаза внимательно исследовали мостик, когда он повернулся к Кирку. – Рекомендую желтую тревогу по всем палубам, капитан. – Совсем излишне, – сказал Спок. – Желтая тревога всем палубам, – приказал Кирк. Вулканец не показал, что что-то слышал или чувствовал. Между тем Чехов нажал на кнопку, зазвучал сигнал. « Желтая тревога, всем палубам; желтая тревога, всем палубам; желтая… » Компьютерный голос прервался, когда Кирк коснулся глушителя. Деккер смотрел на Спока извиняющееся: « Я не сомневаюсь в ваших расчетах, мистер Спок. Но эта формула схожа с той, которая бросила нас в пространственно-временную воронку в прошлый раз » . Кирка раздражало, насколько полностью Спок игнорирует членов команды. Учитывая, что случилось в прошлый раз, Деккер был прав, рекомендуя, чтобы все были наготове. – Офицер по науке, – сказал Кирк. – Я хочу, чтобы вы отвечали моему помощнику, когда он обращается к вам. Спок повернулся к Деккеру: – В настоящий момент нет даже незначительного риска разрыва гиперпространства, старший помощник. Кирк кивнул Сулу : – Вперед, варп-1. – Варп-1, сэр. Начинаю ускорение. Они почувствовали пульсацию энергии, древнюю битву материи и антиматерии, разбивающихся в энергию – потом их бросило вперед, и даже инерционные гасители не смогли потушить эту волну. Несмотря на уверенность в утверждении Спока, водоворот напряжения циркулировал по мостику. – Варп-0,9…0,92…0,95…0,98… Вспомогательные экраны Сулу показывали энергетический эффект между огромными двигательными гондолами корабля. В любое мгновение, или они войдут в гиперпространство, или… Сдвиг! Звездная масса сгустилась впереди в мрачном блеске холодного огня. – Варп-1, сэр. Кирк заставил себя переждать долгий интервал, в течение которого в прошлый раз видимый успех растворился в хаосе. – Отмена желтой тревоги, – сказал он Чехову. Затем Сулу : – Держите курс, рулевой. Все выдохнули и Кирк повернулся к научной станции, ожидая увидеть по крайней мере кивок, но Спок был погружен в вычисления. В интеркоме раздался ликующий голос Скотта: "Точно говорю, это все это корабль захотел! Он даже не напрягся!" Они постепенно увеличили скорость до варп-7,61.Спок обозначил это как предел, до тех пор, пока двигатели не будут полностью сбалансированы. Затем, когда все было проверено, Кирк нажал кнопку интеркома: "Доктор Маккой, пожалуйста, будьте в офицерской гостиной через пять минут". Он направился к турболифту, прибавив: "Я буду благодарен, если вы тоже присоединитесь к нам, мистер Спок". Офицерская гостиная располагалась тремя палубами ниже мостика, в начале всего командного отсека. Смотровые окна открывали лучший на корабле вид космоса, и, на варп-скоростях, гиперпространства. Когда корабль двигался на варп-скоростях, мириады звезд, видимых отсюда, были объединены в массу впереди них – и немыслимая скорость корабля была очевидна здесь, когда случайные одиночные звезды, казалось, свободно скользят назад, вспыхивая в противоположном звездном скоплении позади. Маккой любил офицерскую гостиную. Его радовало, что Звездный Флот мог понять необходимость подобной роскоши, особенно для тех, кто заслужил это за годы службы. И вдвойне приятно было, что вход сюда не был запрещен никому – эксклюзивное использование этого помещения только командующими офицерами было просто традицией, которая выросла из уважения, заработанного старшими офицерами. Вулканец вошел, все еще холодный и отчужденный. Маккой был наполовину зол и наполовину расстроен. Несмотря на внешнюю вулканскую холодность Спока, Маккой знал его слишком хорошо уже многие годы, чтобы пропустить маленькие сигналы человеческой боли. Доктора раздражало, что Спок, так безупречно логичный в других вещах, непреклонно отвергал свою земную кровь – также беспокоило его то, что это напряжение могло проверить Спока на предел прочности. – Садитесь, пожалуйста, – сказал Кирк. Спок остался стоять. – Сэр, я бы хотел, чтобы доктор Маккой отсутствовал при этом разговоре. Маккой заметил, как взгляд Кирка потяжелел. – Он нужен мне здесь, – сказал Кирк. – Садитесь! Было безошибочно дать приказ – но даже тогда, какой-то момент казалось, что Спок откажется. Наконец он сел, но официально, неподвижно, его глаза сконцентрировались на капитане. Кирк решил поддержать официальные нотки в своем голосе: – Ваш рапорт показывает, что на Вулкане вы неожиданно почувствовали сильное излучение мыслей, которые, казалось, были частью какого-то существа иди существ, двигающихся сюда. Вы можете рассказать подробнее об этих мыслях? Спок ответил в равной степени официально: – Я почувствовал только то, что казалось почти всеведущим образцом абсолютной логики. Я больше ничего не могу объяснить. – Вы имели какой-либо контакт с этим сознанием после? – спросил Маккой. Спок по-прежнему смотрел на Кирка. – Положительно. Со времени пребывания на борту был второй контакт, в котором я почувствовал некое замешательство; и также некую безотлагательность в поисках ответа. О природе этого замешательства у меня нет предположений. – И это все? – спросил Кирк. – Два мысленных контакта с каким-то сознанием? Ничего больше? Спок хотел бы, чтобы вопрос Кирка не стоял так широко. – На Вулкане, мне показалось на момент, что я почувствовал ваши мысли, капитан. Это звучало так, как будто вы интересовались, уничтожены ли клингонские крейсеры… или превращены в экспонаты некоего сорта. Выражение лица Кирка сказало Маккою, что он в действительности думал об этом – хотя это удивило Маккоя куда меньше, чем тот факт, что Спок признал, что почувствовал это, учитывая его сегодняшнюю холодность. Было общеизвестным фактом, что телепатическая связь между вулканцем и человеком возможна только в случаях очень близкой дружбы. Кирк кивнул. – Мне хотелось, чтобы я мог обсудить все это с вами. Я привык, что вы всегда рядом в таких критических положениях. Маккой посмотрел на Спока, который сидел прямо, пристально смотря вперед. Почему Спок не мог ответить ему? Что за тайны? – Я слышал, вы отправились на Гол после увольнения, – сказал Кирк. – Вы учились у вулканских Мастеров? – Этот вопрос вторгается в мою личную жизнь, капитан. – Эмоции, Спок? – Маккой заметил проблеск выражения при упоминании Кирком Мастеров. – Это возможно, что ты потерпел неудачу? Спок медленно повернулся к Маккою, в первый раз признавая его присутствие. – Ваши дедуктивные выводы делают вас достойным доверия, Доктор, а ваше пустое любопытство – нет. – Мое профессиональное любопытство, офицер по науке, – Маккой тоже был способен на сугубо официальный тон. – Вижу ли я сейчас гнев? Маккой заметил быстрый взгляд, хотя выражение лица Спока снова стало невозмутимым почти немедленно. Именно такие вещи делали Спока объектом докторского интереса. У него не было другого выбора, чем кивнуть, признавая истинность наблюдений Маккоя, но он адресовал кивок Кирку. Я верил, что дисциплины Гола уничтожат мою человеческую половину. Я не достиг цели… Я еще не сделал этого до конца. – Факт, что ты чувствовал образцы абсолютной логики, – начал спрашивать Кирк. – Это имеет связь с твоим пребыванием здесь? – Это только надежда завершить то, что не смогли мастера, – сказал Спок. – Разве не удача, что мы оказались на твоем пути, – сказал Маккой. "Кончили, Боунз", – сказа Кирк. Но его тон оставался строгим, когда он повернулся к Споку: "Вы мой офицер по науке – и я ожидаю немедленного рапорта обо всем, что вы узнаете или почувствуете". – Я принял службу офицера Звездного Флота, – сказал Спок сухо. Кирк кивнул, принимая упрек. "Это было болезненно для меня тоже. Спасибо". Спок повернулся и без слов вышел. Кирк и Маккой обменялись беспокойными взглядами. Потом Кирк поднялся. – Джим…, – позвал Маккой. Кирк вернулся, Маккой подождал, пока Спок точно не услышит их. – Как бы не серьезно вулканцы не относились к клятвам, помни, что каждый человек и каждая вещь имеют предел прочности. Кирк покачал головой. – Я не могу поверить, что Спок когда-нибудь повернется против нас. – Джим, если это сознание такое огромное и могущественное, как Спок нам описывал, у него может не быть другого выбора. Кирк вошел на мостик и обнаружил Спока за научной станцией. Деккер был в командирском кресле. Увидев его, молодой офицер поднялся и подошел отрапортовать, выводя на дисплей данные о текущей эффективности всех отделов и служб "Энтерпрайза". – Положение заметно улучшается, сэр, – отрапортовал Деккер. Он показал на оружейный и защитный отдел Чехова, уровень которого теперь оценивался как высокий – около восьмидесяти. Связь была также на хорошем уровне. Вторичные и вспомогательные службы все еще показывали низкий уровень эффективности, но все усилия были сконцентрированы на улучшение качества их работы. А это еще что? Дисплей Деккера показывал интересный обводной энергетический канал. Это было очень похоже на вещь, о которой Кирк напоминал главному инженеру! Неудивительно, что Скотт сообщил об этом Деккеру. На самом деле, Деккер уже работал над проектом, который мог позволить работать фазерам даже при выключенных двигателях. – Мистер Скотт и я занимаемся этим в свободное время, – сказал Деккер с некоторым удовлетворением. Кирк был искренне удивлен. Согласно показаниям дисплея, главная часть обводного устройства была уже внедрена. Значит, Деккер не только был осведомлен о его нуждах, но и уже сделал достаточно, чтобы устройство было уже почти законченным. – Жаль, что не будет времени закончить это, – сказал Кирк. Деккер усмехнулся: – Я знал, что вы скажете это, сэр. Я думаю, я разработал способ внести необходимые изменения не более чем за четыре часа. Кирк заколебался. Если появятся неожиданные проблемы в ходе внедрения этого устройства, это сделает их беспомощно плывущими по пути 'Захватчика' с бездействующими фазерами и двигателями. Кирк сопротивлялся импульсу спросить помощника, был ли он уверен в оценке – Деккер был также осведомлен, как и все, об их ситуации. И он знал этот корабль лучше всех. Кирк вдруг осознал, насколько он верит своему заместителю. – Разрешаю продолжать, – сказал Кирк. – Я очень доволен и впечатлен, Уилл. – Спасибо, сэр, – Деккер поспешил к турболифту. Кирк окинул взглядом команду. Он не мог хвастаться что они заслужили оценку "полной готовности", но было точно, что проделана замечательная работа – и была проделана в основном Деккером, до тех пор пока Кирк появился на сцене. Маккой был прав; теперь Кирк понимал это. Получение командования кораблем было тайным наваждением, спрятанным даже от самого себя до известия о 'Захватчике'. Когда он осознал, что это дает шанс вернуться не только в космос, но и на "Энтерпрайз", он закрыл свой разум от чего-либо еще. Удерживание командования стало для него целью всей миссии. Он был по-настоящему шокирован, осознав, как близко подошел к опасному краю. Кирк пришел на мостик чтобы встать лицом к лицу с решением, которое стало теперь неизбежным – кто мог послужить "Энтерпрайзу" и Земле лучше – он или Деккер? Но даже когда он задавал себе этот вопрос, он понял, что решение было уже принято – он мог чувствовать это в том, как он дышал, двигался… да, и думал. Он знал это чувство, и был неизмеримо рад тому, что оно еще здесь. Это было немного странно для того, кто прожил другую жизнь далеко отсюда. Но Джеймс Кирк, которым он хотел быть, которым он был сейчас, никогда не покидал этого мостика. Глава 16 Журнал капитана, звездная дата 7413.9. Навигационные сканеры засекли 'Захватчика' и не уловили никаких изменений в его курсе или направлении. Мы ожидаем визуального контакта через 5 минут Когда Кирк заполнил журнал, Деккер передал ему показания состояния корабля. Просмотрев их, он повернулся к рулевому. – Выключить навигационные сканеры; поставить на минимум навигационные дефлекторы, – приказал Кирк. – Передние сканеры выключены, – сказал Сулу . – Дефлекторы на минимуме. Кирк оглядел мостик, проверяя станцию за станцией, и убедился, что ничто на корабле не могло показать, что они планируют или ожидают атаку. Кирк повернулся к штурвалу. – Навигатор? – Конический перехват и курс преследования проложен, сэр, – сказала Айлия. – Лингвокод? – Мы готовы передать стандартное дружеское приветствие на всех частотах, – ответила Ухура. Кирк проверил, что Спок был за научной станцией, а остальные члены команды на местах. – Полное увеличение на экране, – спросил Кирк. – Полное увеличение, – подтвердил Сулу . – Пока ничего в поле зрения. Скоро они заметят огромное облако, приближающееся на варп-7, и себя самих, двигающихся еще быстрее. Невозможная скорость относительно друг друга была осложнена необычными механизмами гиперпространства; единственная ошибка навигатора – и они пронесутся мимо 'Захватчика'. Но Кирк доверял Дельтанке. Конический перехват означал, что "нос" "Энтерпрайза" будет все время направлен в центр странного облака. Таким образом, двигаясь вокруг 'Захватчика', "Энтерпрайз" будет словно привязан к нему резиновой веревкой. Любому, смотрящему с носа корабля, казалось бы, что корабль двигается прямо на облако, но все медленнее и медленнее по мере приближения. Клингоны не пытались перехватить облако таким способом. Кирк надеялся, что любой путешествующий в космосе разум сразу должен понять мирные намерения "Энтерпрайза". – Вы видели это, сэр? – спросил Деккер. Кирк осознал, что уже несколько секунд на мостике стоит полная тишина. – Спасибо мистер Деккер. Коммандер Ухура, вы можете начать передачу дружественного послания на всех частотах. Кирк был рад, что вспомнил об этом. Иначе, Уилл Деккер должен был подозревать, что человек, заменивший его, замечтался в этот важный момент. Да, сейчас он тоже видел это в поле зрения. Пока это была лишь точка более теплого цвета на фоне сросшейся звездой массы впереди. – Состояние красной тревоги, – сказал Кирк. Клаксоны бездействовали. Он знал, что сейчас звучит только внутренний сигнал тревоги в умах команды. Они все были на РЭК-палубе и понимали, с чем они могут скоро столкнуться – облако уже начало расти в размерах; они все видели зеленую смерть, которая появилась, чтобы уничтожить три клингонских корабля, каждый из которых был, по крайней мере, также могущественен как "Энтерпрайз". – Все палубы показывают красную тревогу, сэр, – доложил Деккер. Кирк кивнул, и вернулся к мысли о жизненно необходимой нужде убедить 'Захватчика', что этот перехват был мирным. "Энтерпрайз" не должен выглядеть готовящимся к битве – ни одного сканирующего луча не должно быть выпущено с любой станции корабля. Но уточнение у операторов каждой станции, были ли они уверены, что все сканеры и сенсоры выключены, только показало бы нервозность. Кроме того, это было излишне! Деккер в любом случае уже все проверил. Кирк был близок к улыбке, осознав, насколько он научился верить способностям молодого человека. Облако выросло до размеров ногтя. Не забыл ли он какой-либо детали в последние минуты? Кирку пробежался взглядом по всем станциям мостика – рулевая, навигационная, научная, оружия и защиты; он приготовился замкнуть круг. Облако выросло из точки до размеров большой монеты. Команда видела, как оно уничтожило экипаж станции "Эпсилон-9", и, конечно, некоторые из них испытывали страх. Но они были, несомненно, наиболее опытной командой, всегда были вместе – испуганные или нет, они подчинялись командам капитана. А "Энтерпрайз" был наиболее знаменитым и могущественным кораблем во всем Флоте. Кирк почувствовал сейчас сильнее, чем когда-либо, что правильно сделал, взяв его под свое командование. Деккер был бы отличным капитаном, но он не имел преимуществ Кирка, сделанного Звездным Флотом легендарной фигурой. Насколько бы утомительным и глупым это иногда не казалось, сейчас это означало, что Кирк имел команду, сплоченную вместе верой (как он надеялся) в своего лидера. Кирк почувствовал наплыв чувств к этим мужчинам и женщинам, которые, видев смерть, исходящую из облака, все равно остались здесь. "Обыкновенная" и прекрасная голубая планета под ними нуждалась в защите – она породила стойкую, твердую, и, несомненно, мужественную расу. С начала времен, существовали другие группы вроде этой, горсточки маленьких людей стояли вместе против темноты ночи, против саблезубых убийц, против моря, и, наконец, против космоса. Формы и лики неизвестности менялись за прошедшие эры, но ничего не изменилось в человеческом мужестве. – Капитан, нас сканируют, – сказал Спок. Кирк включил громкую связь: – Внимание всем палубам, говорит капитан. Мы подверглись сканированию. Что бы ни случилось, не делайте ничего – повторяю, не предпринимайте никаких действий до моего приказа. Облако переросло звездную массу гиперпространства впереди, принимая свою собственную форму так быстро, что их глаза могли видеть это развитие. Его зловещее мерцание стало еще более заметным. – Сканирующие лучи исходят точно из центра облака, – доложил Спок. – Тип энергии неизвестен. Облако теперь закрыло все звезды на экране и продолжало расти, заполняя половину черноты перед ними. Кирк почувствовал пульсацию нарастающий энергии, когда "Энтерпрайз" продолжал конический перехват. Хотя облако появилось на экране прямо перед ними, они на самом деле двигались сбоку, и скоро начнут скользить позади него, преследуя. – Клингоны были впервые поражены примерно на этой дистанции, – тихо сказал Деккер Кирку. Облако все увеличивалось, принимая свои истинные размеры – двадцать две дистанции между Солнцем и Землей! Достаточно, чтобы скрыть значительных размеров звезду с ее планетами! Переливы цветов сверкали как бриллианты, когда оно заняло весь космос перед ними . – Вы почувствовали какую-либо осведомленность о нашем присутствии, мистер Спок? Спок покачал головой: – Отрицательно, капитан. Ничего. Кирк вопросительно посмотрел на Ухуру. – Продолжаем передавать дружественное приветствие на лингвокоде по всем частотам, капитан. Нет ответа. Это беспокоило его больше всего. Любое разумное существо, способное к межзвездным путешествиям, не будет иметь проблем с расшифровкой лингвокода. Ключами к нему были универсальные постоянные, такие, как число пи, некоторые молекулярные связи, скорость света – подростки на школьных компьютерах могли с легкостью понять смысл. Все взгляды были устремлены на передний экран. Если что-то собиралось атаковать "Энтерпрайз", это скоро случится. – Пять минут до границы облака, – сказала Айлия. – Ускорение преследования на варп-8,8, – доложил Сулу . – Все еще нет ответа на дружественные сообщения, – голос Ухуры, как и голос Сулу , отражал напряжение, которое ощущалось всеми. Дельтанка, казалось, в этот момент была так же лишена эмоций, как и вулканец. Потом Кирк осознал, что на вулканском лице появился проблеск выражения. Спок, казалось, был поражен показаниями на своей станции. – Сэр, – сказал Спок, проверяя поступившие данные, – Я имею предварительную оценку энергии двенадцатого уровня, исходящей из облака… вЂ“ Двенадцатого уровня?! – в недоверии прервал Сулу . Кирк испытал то же удивление. Двенадцатиуровневая энергия по шкале могла остановить вращение земного Солнца! – Ее генерирует определенно объект, находящийся в центре облака, – продолжал Спок. Кирк почувствовал, как напряглись его мускулы, реагируя на то, что если 'Захватчик' еще не выстрелил, он понял их мирные намерения. Они были сейчас так близко от облака, что его цветные переливы жестоко сверкали, хотя до них еще были триллионы и триллионы километров. – Четыре минуты до границы облака, – сообщила Айлия. "Энтерпрайз" теперь догонял облако сзади. Двигатели корабля начали снижать мощь. Несомненно, любой межзвездный путешественник не мог не видеть, что они намеревались преследовать очень медленно… Раздался тревожный сигнал. "Нападение; пеленг 0.0", – сообщил компьютерный голос. От облака отделились крошечные точки зеленой энергии. Они двигались прямо на них. Глава 17 – Маневр уклонения, – приказал Кирк. Руки Сулу быстро передвигали рычаги. Пальцы Айлии танцевали по навигационной консоли, записывая и проектируя параметры гиперпространства, необходимые для маневров. – Двигательный отсек, будьте готовы дать критическую мощность! – приказал Деккер по интеркому. На главном экране крошечные зеленые искорки, казалось, лениво покачиваются, приближаясь к ним. Кирк знал, что их ненормально огромная скорость станет видна только в последние секунды перед столкновением – в последнее мгновение они внезапно бросятся на них, обретая свой настоящий размер. Он услышал, что компьютер отсчитывает двадцать секунд. – Мы имеем полную энергию на дефлекторных щитах, сэр, – сказал Деккер Кирку. Кирк мог видеть показания на дисплее Чехова так же легко, как Деккер, но это была работа старшего помощника – снабжать капитана всей жизненно важной информацией. Главный экран показал, что мерцающее облако накренилось и переместилось в сторону в момент, когда уклоняющийся маневр заставил "Энтерпрайз" стремительно описать огромную кривую. Здесь, в самом выгодном месте-мгновении, его мощные двигатели перешли на мощность варп-9. Зеленые 'стрелы' 'Захватчика' преследовали их. Преследовали легко, без напряжения. Оно ударило. Оно засасывало! Ударная волна пробила защитные щиты корабля, отражаясь от толстой тритановой оболочки, встряхнула корабль, оглушая людей пронзительным визгом энергии. Кирк почувствовал, как в кровь хлынул адреналин, заставляя сердце панически биться – на мгновение его мозг и тело оцепенели от ужаса. Пока Кирк боролся за восстановление контроля над собой, оглушающий визг продолжался, и Кирк видел, что он поражал всех так же. Хотя они все видели, как эти зеленые 'стрелы' уничтожают клингонские крейсеры, ничто не могло сравниться с невозможным ужасом, происходящим сейчас. Корабль отвратительно дрожал; неистовый зеленый огонь Ада снаружи цеплялся за дефлекторные щиты как живое существо, пытаясь найти слабое место. Кирку пришла в голову мысль, что, если он выживет, он должен обсудить тактическое влияние этого шокового эффекта с Гейгачиро Ногурой. Шок от неожиданной атаки в космосе с оглушительными звуками вроде этого мог привести к фатальным последствиям. Кирк повернулся, кинув быстрый взгляд на Спока, и обнаружил, что он, казалось, молится – потом дикая абсурдность этого заставила его осознать, что вулканец был в поиске того разума, что атаковал их. С другой стороны, Сулу заставлял свои глаза и пальцы работать слаженно, возвращая "Энтерпрайз" на прежний курс перехвата. Другие тоже пытались вернуться к работе. Кирк почувствовал, что холодный пот пробежал по спине, когда он пытался показать пример спокойствия, который был нужен им – особенно в этот момент. Деккер очнулся так же быстро, как Кирк, и уже понял, что он был не единственным, оглушенным на мгновение диким страхом. Он должен был похлопать по плечу Кирка, привлекая его внимание; кричать в таком шуме было бессмысленно. Офицер указал на инженерную панель мостика; она показывала ненормальную утечку энергии, необходимую для поддержания их силовых полей – энергетические ресурсы снизились почти до шестидесяти процентов и продолжали падать. В инженерной, Монтгомери Скотт заметил, как побелели его пальцы на инженерной консоли. Это не было вызвано визгом энергии – крайняя необходимость ускорения до скорости варп-9 в течение уклоняющегося маневра почти равно оглушила его. Нет, причиной были показания резервной мощности – они теперь были ниже пятидесяти процентов. У него не было выбора, кроме как отключить дефлекторы и перевести всю энергию на главные силовые экраны. Черт! В это мгновение, изображение зеленого мерцания, казалось, вспыхнуло позади консоли Скотта. Затем он увидел вспышку тревожного света, показывающую стремительную цепь коротких замыканий на пульте, словно что-то проникало в главные системы корабля! Ассистент инженер Кугель привлек внимании Скотта, показав на главный пульт, где нечто будто распадалось на части, движущиеся в разных направлениях. Потом часть его нашла дорогу в инженерную секцию – яростный зеленый огонь пронзил вспомогательную консоль. Кугель почти успел отпрыгнуть от нее, но тонкая зеленая частица коснулась его – и он пронзительно закричал. На мостике, оператор консоли безопасности ломала голову над причинами внезапной тревоги. Тревожные сигналы появились вдоль всех главных схем корабля. Потом она осознала, чем это могло быть и откуда это могло появиться – но не успела предупредить. Зеленое мерцание внезапно вырвалось из оружейно-защитной консоли – и, задев правую руку Чехова, заставило его корчиться от боли на палубе. Немедленно включились автотушители, и мостик окутала завеса водяной пыли. Деккер прошел между Кирком и Сулу , перепрыгнув через перила, чтобы принять жизненно важный контроль над оружейной станцией. Кирк заметил Айлию, поспешившую на помощь Чехову; она откорректировала курс так, что ее навигаторская консоль могла продолжать снабжение и запись информации и без ее присутствия. Это исчезало! Энергетическая струя ушла, и раздирающий уши звук вместе с ней! – Новые силовые поля включены! – с облегчением выдохнул Сулу . Двери турболифта открылись, впуская доктора Чэпел, которая немедленно поспешила к Чехову. – Инженерная мостику, – вызвал по интеркому главный инженер. – У нас только тридцать процентов резервной мощности! Кирк не надеялся на большее – Скотти поспешил снабдить капитана быстрым и точным анализом их ситуации, рекомендуя отключение всех систем корабля, кроме самых необходимых систем жизнеобеспечения, поддержки гравитации и инерциальных гасителей. Кирк принял эти рекомендации, но все равно он сомневался, что они выдержат больше, чем пять или шесть секунд новой атаки. – Атака длилась 46 секунд, – доложил Деккер, словно читая мысли Кирка. Оба знали, что энергии защитных щитов хватит максимум на шесть секунд – следующая атака уничтожит их. На палубе у оружейной консоли, Чэпел вводила Чехову гипоспрей, уменьшающий боль. Она собиралась повернуться и попросить помощи, когда дельтанский навигатор коснулась ее руки. "Я работала над уничтожением боли, когда вы вошли, – сказала она. "Позвольте мне довершить это". Что- то в голосе дельтанки заставило Чэпел кивнуть и отойти в сторону. Айлия взяла голову Чехова в свои руки, положив пальцы ему на виски. Потом Чэпел увидела слабое удивление на лице Чехова, и его тело расслабилось. Чэпел знала о физиологическом сходстве между экстазом и болью, и она точно знала, что дельтане могли разделять сознание друг друга в процессе сексуального опыта, но сюрпризом было, что Айлия могла простирать свое собственное сознание в разум Чехова, чтобы помочь подчинить его ощущении боли. Спок открыл глаза и повернулся к Кирку. Он не помнил, чтобы когда-либо чувствовал такое истощение. – Капитан, я почувствовал… замешательство. С нами контактируют. Почему мы не отвечаем? Ухура повернулась в его направлении, пораженная. – Это невозможно, мистер Спок. Я использовала постоянное сканирование и поиск на всех частотах. – 'Захватчик' пробовал общаться, – настаивал Спок. – Что бы это ни был за метод, мы безоговорочно приняли сообщение. Спок был снова за своей консолью, его руки быстро двигались над пультом, когда он программировал компьютерный поиск через запись передатчика. Ухура вернулась к своей консоли и проводила собственный поиск. Кирк кинул быстрый взгляд на облако на экране. Если они смогут найти это сообщение, они должны будут его перевести, ответить, 'Захватчик' должен будет перевести их ответ… Сколько времени им дадут, прежде чем будет выпущена следующая энергетическая 'стрела'? Изображение огромного облака уже давно заполнило весь главный обзорный экран мостика. Все, что Сулу мог сделать, удерживать направление точно в центр облака, чтобы дать им как можно раньше заметить атаку. Кирк знал, что его единственным другим выбором было развернуться и прервать перехват. Но облако теперь было менее чем в 24 часах от Земли, и потеря нескольких часов для маневра станет… Раздался сигнал. "Нападение, пеленг 0.0", – сказал компьютерный голос. Кирк увидел, как зеленая точка отделилась от облака. – Спок, – сказал он, – может кто-нибудь помочь тебе? – Отрицательно, – ответил Спок. – Столкновение через 20 секунд, – сказала дельтанский навигатор. Кирк всегда интересовался, что он будет думать о дне, когда увидит неизбежную смерть. Он понял, что ответ на это был почти смехотворно простым – он был раздосадован, раздосадован, что не может справиться с поставленной задачей. Он ощутил пронзительный, невозможно быстрый звук. Он повернулся, встречая подтверждающий кивок Спока. Это пришло с направления научной станции! – Соединяюсь с вашей консолью, мистер Спок, – сказала Ухура. – Пятнадцать секунд до столкновения, – доложила Айлия. – Частота более чем один миллион мегагерц, – быстро сказал Спок. – На такой скорости, все сообщение продолжалось миллисекунды. – Сейчас нет времени повторять сообщение, – сказал Деккер. – Мы повторим стандартный лингвокод, – сказал Спок. – Программирую его для послания на их скорости передачи. Кирк беспомощно ждал. Спок работал так быстро как возможно без всяких подстегиваний. – Десять секунд, – сказала Айлия. Наконец, Спок нажал кнопку, посылая сигнал. – Передано, – доложил Деккер Кирку. – Пять секунд. Зеленая энергетическая 'стрела' была перед ними, пламя росло… но не ударяло. В последнее мгновение, когда зеленая ярость заполнила экран, оно просто исчезло! Облегчение было настолько же сильным, как и потрясение от первой атаки. Радостных восклицаний не было, и первое время взгляды людей были оцепенелыми, непонимающими. – Это доказывает, что наше дружественное сообщение было принято и понято, – сказал Спок. – Спасибо, мистер Спок. – Одна минута до границы облака, – доложила дельтанский навигатор. – Поддерживать настоящее положение, – приказал Кирк. Глава 18 Тонкие границы облака выглядели как огромное северное сияние. – Полная энергия на навигационные сканеры и дефлекторы, – приказал Кирк. – Полная энергия на сканеры и дефлекторы, сэр. До сих пор, они использовали навигационные дефлекторы на минимальной мощности, принимая риск случайной встречи с астероидом или другим космическим осколком. Кирк опасался, что 'Захватчик' может ошибочно принять навигационные дефлекторы за силовые поля готового к бою корабля. И, конечно, навигационные сканеры дальнего радиуса могли быть ошибочно приняты за сенсорное сканирование – а сенсорное сканирование вызвало уничтожение станции "Эпсилон-9". Напряжение. Исключая Спока, все глаза на мостике были устремлены на главный экран в надежде, что зеленая смерть больше не появится из этого очарования. Но риск был – облако было достаточно велико, чтобы спрятать буквально все – даже звезду с планетой, и им нужны были сканеры для обнаружения и изменения курса корабля, чтобы уклониться от осколков, слишком больших для дефлектора. Сканеры были также необходимы для определения положения чего бы то ни было в центре облака, и для прокладки параллельного курса. Они послали высокоскоростное сообщение на лингвокоде, объясняющее все это, но не получили ответа. Вход в облако был даже более захватывающим, чем приближение. В последнее мгновение, оно замерцало таким невероятным светом, что они, казалось, ныряют прямо в гигантскую звезду. Было ощущение легкого толчка – Кирк подумал, что это странно похоже на прыжок в воду. "Энтерпрайз", казалось, взлетел на гребень гигантской волны света, волны, которая сталкивала, разбивала цвета, превращая их в ленты и капли, которые медленно увядали и исчезали в монотонном белом блеске внутренней части облака. "Энтерпрайз" стал подлодкой из белой бумаги, исследующей молочное море. Необычные цвета, появившиеся на входе в облако, были словно пиротехническим празднованием их успеха. Не думая о том, что поджидало их в центре облака спустя двадцать минут, команда мостика немного расслабилась – они сделали все, что могли, и теперь ждали встречи с тем, что было внутри облака. Деккер указал Споку на главный экран: – Вы все еще убеждены, что облако – это энергетическое поле. – В этом больше нет сомнений, – ответил Спок со своей научной станции. – Даже принимая возможность существования энергетического поля таких размеров, – сказал Деккер, – это не объясняет, что делает его видимым. – Аннигиляция атомов водорода, – сказал Спок. – При скорости 'Захватчика', в космосе более чем достаточно свободных атомов, чтобы вызвать такой эффект. Деккер указал, что это будет почти невообразимая мощь чего-то в центре облака чтобы аннигилировать свободный водород по этой шкале – и поставил Спока перед объяснением, каким образом простое энергетическое поле может разрушать атомы водорода, чтобы вызывать такое смешение цветов, как они видели. Вулканец ответил, что источник энергии был несомненно столь же огромен, сколь и могущественен. – Вы предполагаете, что это флот кораблей, мистер Спок? – спросил Чехов от оружейной консоли. – Может, даже армада, – ответил Спок. Вулканец, казалось, осознал, что был близок к тому, чтобы почувствовать человеческое наслаждение дискуссией, и немедленно закрылся. "Энтерпрайз" продолжал уменьшать скорость, медленно прощупывая свой путь к центру облака. – Я засекла большой объект… – Айлия прервалась, неуверенная в том, что показывали ее навигационные сканеры. – Не могу сказать с уверенностью, что означают эти показания. – Попробовать сенсорное сканирование? – предложил Деккер. Кирк покачал головой. Не было выбора, кроме как использовать навигационные аппараты. Но использование сенсорных сканеров могло быть расценено как вторжение. Нет, сенсоры были не нужны – по крайней мере, пока. Кирк был удивлен, заметив, что облако, очевидно, было тоньше к центру. Они прошли сквозь маленькую область чистого пространства, потом через еще одну, побольше. – Как тишина в центре урагана, – сказала Ухура. Они что-то увидели! Руки Сулу легли на маневрирующую консоль мгновенно, но длинная нить облака немедленно скрыла снова этот объект. Сулу колебался, оставаясь в готовности – реагируя, словно пилот самолета, совершенно неожиданно заметивший впереди гору. Они увидели другую огромную тень. – Это два из… вЂ“ начал Сулу . – Это все части одного объекта, – прервала Айлия. Дельтанский навигатор указала на данные ее навигационной консоли. – Сохраняйте это взаимное положение, – быстро сказал Кирк. Он видел, что они приближаются к другой большой "дыре" облака, и его приказ был своевременным, чтобы пронести "Энтерпрайз" в чистоту, когда их относительное движение прекратится. Их курс и скорость теперь в точности повторяли соответствующие параметры неправдоподобного объекта, виднеющегося впереди. – Расстояние до объекта 70 тысяч километров, – доложила Айлия. Что бы это ни было, оно было достаточно огромным, чтобы быть вне понимания. По сравнению с этим "Энтерпрайз" казался москитом. Чем могла быть появившаяся сплющенная сфероидная тень – ее поверхность имела странную симметричную текстуру, она имела бесчисленное количество деталей, которые на этой дистанции уже не казались отдельными объектами. Несмотря на весь его опыт столкновений с инопланетными кораблями, многие из которых были огромными, мозг Кирка поначалу отказывался принять, что это можно назвать кораблем. Это было самой большой вещью, что он видел в космосе, больше даже, чем огромные орбитальные города. Он приготовился встретить захватывающее, может, ужасное – но это было невообразимым. Если это был корабль, думал Кирк, это апофеоз всех кораблей. Если бы Бог построил корабль, он был бы похож на этот. – Капитан, нет контакта со Звездным Флотом. Сообщения не проходят сквозь облако. – Приготовьте зонды, – приказал Кирк. – Пошлите эти изображения и наше текущее состояние. – Я определяю его размеры как…78 километров в длину, – сказал Деккер. Почти 80 километров – корабль был в два раза длиннее Манхэттена! – Он может иметь команду из тысяч, сотен тысяч, – сказала Айлия. – Или только из нескольких стометрового роста, – сказал Сулу . – Нет ответа на наши приветственные сигналы, – доложила Ухура. Она передавала его на высоких скоростях 'Захватчика' и на всех частотах. – Зонды запущены, – сказал Чехов. Кирк повернулся к Айлии и Сулу : – Подходим на дистанцию сто километров от 'Захватчика'. Айлия точно проложила курс. Другие смотрели на Кирка тревожно, даже Спок поднял бровь, когда Сулу коснулся контроля маневров. По мере приближения, чужой корабль рос в размерах, его структура поверхности распадалась на некие геометрические системы. За научной консолью, Спок увидел достаточно, и попытался снова контактировать с сознанием, которое, казалось, находилось в этом чужом корабле. Деккер вернулся от консоли Чехова, где использовал дальнюю оптику. – По приблизительной оценке, он в 257 раз длиннее нас, сэр, – сказал Деккер. – Объем двигателя в 6 тысяч раз больше нашего. Все еще приближающийся, чужой корабль вырос до немыслимых размеров – его наружная "текстура" стала комплексом систем… чего? Сложность его поверхности была так же недосягаема для людей, как и гигантские размеры. Кирк подумал, может ли она состоять из сплошных пластов субатомных частиц. С другой стороны, поверхность казалась стеной энергии – но как может энергия действовать как материя? Деккер размышлял примерно о том же. Видел ли он связанную материю? Это было просто предположение некоторых ученых. Только очень высокоразвитая технология была, возможно, способна уложить материю в параллельные упорядоченные пласты, которые были в тысячи или миллионы раз крепче, чем обычная материя. Деккер был рад, что видит все это, даже если и не был капитаном "Энтерпрайза". В любом случае, это был громадный опыт. – Какова дистанция? – спросил Кирк. – 960 километров и все еще приближаемся, – ответил Сулу . Кирку казалось невозможным, что они все еще так далеко – чужой корабль был похож на небольшую луну. Но его команда до сих пор не подавала знаков неудовольствия приближением "Энтерпрайза." Кирк сознавал, что скорость 'Захватчика' позволит ему достигнуть Земли меньше чем через день. У него не было времени для медленного исследования. Он должен был наладить контакт с этими живыми формами – силовой контакт, если потребуется. – Мистер Спок, – сказал Кирк. – Нам придется рискнуть сканированием. Начните с низкоуровневого сканирования поверхности. – Есть, капитан, – ответил Спок. Кирк услышал низкое гудение сканеров – и все на мостике взорвалось слепящей вспышкой света. Слепящей – буквально, и все еще продолжающейся. Кирк закрыл глаза руками, пытаясь посмотреть сквозь пальцы. Он слышал громкий гудящий звук – цветные вспышки мелькали пред глазами, когда он медленно восстановил зрение и смог увидеть чужого на мостике! – Я полагаю, это состоит из плазменной энергии, – сказал Спок. Когда глаза Кирка привыкли к свету, он понял, что это не стояло на палубе – оно словно плыло над ней. И плазменная энергия была столь же хорошим объяснением, как и любое другое. Это была кружащаяся масса темно-красного и фиолетового, перемешанного с бриллиантовыми вспышками, которые жалили глаза членов команды как раскаленные добела иглы. – Возможно, это форма механизма, – добавил Спок. – Может, зонд, посланный исследовать нас. Спок был прав. Или так показалось Кирку, чьи глаза привыкли достаточно, чтобы увидеть кружение и пульсацию красно-фиолетового водоворота плазмы. Это выглядело как запутанный механизм, состоящий из разных сортов энергии. На мостике не было паники. Кирк был рад, что он знал этих людей. Но столб плазменной энергии, казалось, почти не обращал внимания на команду. Он двигался к центру мостика, игнорируя отбегающих в сторону техников. Потом он прекратил движение – "завитки" плазмы хлестнули почти как удар кобры, прикрепляясь к коммуникационной консоли. Консоль вспыхнула – пугающая энергия, несомненно, активировала управляющую консоль и исследовала все ее функции. – Всем оставаться на своих местах! Кирк отдал этот приказ, как раз когда вылетел другой отросток, прикрепляясь к инженерной панели мостика, которая тоже ярко вспыхнула; еще один присоединился к консоли Сулу . Зонд, реющий в центре мостика, издавал низкий гул, когда его щупальца внедрялись в консоль за консолью. Сейчас он казался огромным энергетическим осьминогом, жадно поглощающим информацию, высасывая ее из консолей корабля. Кирк был на ногах, Спок стоял рядом с ним, когда двери открылись и ворвались двое из службы безопасности. – Не стрелять! – выкрикнул Чехов предупреждение, но было уже слишком поздно – один из охранников поднял фазер, и крошечная версия той энергетической зеленой 'стрелы' пронеслась по мостику. Охранник исчез. Второй охранник осторожно вернул фазер на пояс, пока Чехов быстро предупреждал по интеркому, чтобы не присылали больше службу безопасности. Некоторые консоли снова стали темными, когда щупальца отдернулись от них – теперь они реяли рядом с Чеховым. – Не мешайте ему, – предупредил Деккер. – Конечно, я не буду прикасаться, – пылко пообещал Чехов. Зонд вставил одно из щупалец в консоль Чехова, прямо рядом с его лицом. – Мы его не интересуем, – прошептал Кирк. – Только корабль. – Очаровательно, – сказал Спок. – Нет лучшего способа исследовать корабль, чем из его командного центра. Зонд, казалось, стал осведомлен о какой-то информации, которую он еще не получил. Все остальные щупальца ретировались, и теперь двигались в направлении Кирка и Спока. "Остерегайтесь!" Куда большее щупальце коснулось комплекса научной станции, которая ярко вспыхнула и начала выдавать информацию. Потом Кирк отреагировал, встревоженный, увидев, что научный компьютер вспыхнул тоже – компьютер Спока был единственным, соединенным напрямую с главным корабельным компьютером. – Выключить компьютер, – приказал Кирк. Научный компьютер игнорировал голосовую команду. Деккер незаметно пролез мимо щупальца, ударив по кнопке выключения, но безрезультатно. – Оно не отключится, капитан. Он взял контроль! – Он смотрит наши записи. Сила Звездного Флота, защита Земли… вЂ“ беспомощно сказал Кирк. Спок действовал. Даже когда Кирк говорил, вулканец сомкнул руки вверху, и теперь нанес жуткий удар по основанию компьютера. Экран консоли разбился… огни мостка потускнели, когда произошло короткое замыкание. Спок повернулся, пытаясь быстро отойти назад, но энергетическое щупальце коснулось его – зеленая вспышка отбросила вулканца на поручни и вниз к ногам Айлии. Толстое энергетическое щупальце последовало за ним… вЂ“ Мистер Спок, не шевелитесь! Дельтанский навигатор Айлия шагнула вперед, пытаясь переключить внимание зонда. Ей это удалось. – Айлия! – Деккер выкрикнул предупреждение, но зонд окутал Айлию, снова взорвавшись ослепительно белым светом, и исчез, забрав ее с собой. Трикодер упал на палубу – его Айлия сжимала в своей ладони. Глава 19 Трикодер Айлии упал на палубу и дважды перекатился, прежде чем остановиться. В то же время Деккер убедился, что она бесспорно исчезла и обернулся к Ухуре. – Лингвокод, высокой скорости! Передайте, что объект, который они забрали с нашего корабля – живой; передайте условия, необходимые для жизни дельтан! Кирк встретил взгляд Деккера и кивнул, соглашаясь с безотлагательностью сообщения. Несомненно, они должны были послать такое же сообщение, когда исчез сотрудник службы безопасности. Просто тогда они подумали, что яркая вспышка, сопровождающая исчезновение, означала уничтожение. Но когда плазменный зонд и Айлия исчезли вместе, стало ясно, что вспышка, вероятно, была частью транспортационного процесса. Между тем, страдание на лице Деккера сделало явным, что он чувствовал большую привязанность к Айлии, чем осознавал. На экране было видно, что Сулу все еще ведет корабль параллельным курсом с огромным чужаком, сохраняя удаление на сто километров – и даже на этом расстоянии огромная масса корабля более чем заполнила главный экран. Кирк услышал, как Ухура повторно передает информацию о жизненных параметрах дельтанки. Спок вернулся к научной консоли и запустил низкоуровневое сенсорное сканирование, как приказал Кирк за несколько секунд до появления пугающего зонда. Кирк пытался думать четко и последовательно. Разозлили ли они чужаков, когда Спок прервал исследование зондом компьютерной библиотеки? Возможно, но Кирк сомневался, что плазменный зонд исчез из-за этого, или что он захватил Айлию из раздражения. И ведь 'Захватчик' определенно мог связаться с "Энтерпрайзом", если бы захотел. "Энтерпрайз" неожиданно рванулся в сторону, словно кто-то дернул его. – Силовой луч? – Деккер предложил быструю гипотезу. – Подтверждено, – сказал Спок. Один из мониторов научной станции показывал переливающееся поле, сжимающее корпус корабля. – Красная тревога? – спросил Деккер. Кирк покачал головой; "Энтерпрайз" все еще находился в состоянии желтой тревоги, и все критические станции были наготове. Деккер вызвал одного из членов команды заменить навигатора. – Инженерная, полная резервная мощность, – приказал Кирк по интеркому и получил немедленное подтверждение от Скотта. Они чувствовали, как напрягся "Энтерпрайз", пытаясь освободиться от чего бы то ни было, держащего его в захвате. – Инженерная мостику, мы не сможет поддерживать эту мощность долго. Реактор быстро нагревается… Спок, изучавший показания, повернулся, чтобы объявить вердикт: – Мы не сможем освободиться, капитан. Мы не имеем необходимой мощности. – Снижайте критическую мощность, мистер Скотт. – Есть, сэр. Что за дьявол держит нас? Кирк проигнорировал вопрос. Что бы это ни было, оно сделало их полностью беспомощными. Он представил каких-то гигантских инопланетных детей, подсекающих крошечную рыбешку, с которой они вскоре сдерут чешую и исследуют. – Спок! Ты что-то чувствуешь? Кирк увидел, как поднялась бровь вулканца. Он осознал, что практически прокричал этот вопрос и немедленно пожалел об этом. Что бы ни случилось, он должен быть спокойным и невозмутимым. Чужой корабль подтянул их очень близко! Зачем? Дублер-навигатор бегом влетела на мостик, Деккер указал ей на пустую станцию. Она кинула взгляд на изображение на обзорном экране, после чего быстро направилась к консоли Айлии. Маккой прибыл на мостик, пытаясь не выглядеть испуганным, когда посмотрел на обзорный экран. "Ну", – с усмешкой сказал он Кирку, – "это выглядит, будто они решили исследовать нас". Кирк почувствовал дрожь в желудке, когда вспомнил свой выдуманный образ инопланетных детей, играющих "Энтерпрайзом". Деккеру стоило некоторых усилий по-прежнему выполнять обычные обязанности старшего помощника, и Кирк восхищался его самоконтролем. Чехов уставился на Деккера, словно интересуясь, не сошел ли тот с ума. Кирк быстро посмотрел назад на экран. Они быстро сближались с чужим кораблем. Раздражили ли они его настолько, что он уничтожит их рядом с собой? Он почти инстинктивно обернулся к Споку для его оценки – но что случилось со Споком? Голова откинута на сторону, глаза зафиксировались на… чем? Кирк понял, что Спок снова пытается наладить мысленный контакт. Кирк безнадежно надеялся, что с 'Захватчиком'. – Скорость уменьшилась, – с облегчением сказал Сулу . – Они тянут нас медленнее. Они были не более чем в ста метрах от корабля, и теперь их тянули вдоль необъятной длины колосса. На мостике царило молчание, пока члены команды наблюдали и не верили в то, что показывали им глаза. Было трудно описать даже то, что им казалось "корпусом" корабля. Это с трудом можно было назвать даже "поверхностью", потому что это было больше похоже на огромные кружащиеся "бассейны" неизвестной и невероятной энергетической субстанции. Господи, это открывалось! Огненный шов рядом с кормой громадного корабля расширялся, обретая форму… рта! – О, нет… – прошептал чей-то голос. – Это открывается как утроба! – прошептал шокированный Сулу . Кирк почувствовал, как рябь ужаса начала перемещаться по мостику. Сулу неуместно использовал слово "утроба", хотя штурмана вряд ли можно было порицать за такое точное описание. В любой момент, паника могла овладеть кораблем – Кирк знал, что один из древних человеческих страхов – быть съеденным каким-то гигантским созданием. Маккой кинулся к лифту, крикнув через плечо Чехову: – Поставьте медицинских наблюдателей на все палубы! Быстро! – Внимание всем палубам, – Кирк нажал кнопку интеркома, пытаясь придерживаться сухих фактов, – Говорит капитан. Должно быть очевидно, что корабль снаружи мог уничтожить нас уже давно, если бы хотел. Более вероятно, что мы перемещаемся в какое-то место – возможно, в отсек этого корабля – где возможен контакт между нами и командой корабля. Кирк знал, что его сообщение, основанное на возможности и вероятности, реально не сообщило ничего, но он мог видеть некоторое облегчение на лицах; Несомненно, это помогло вспомнить каждому, что снаружи просто необычно большой корабль. Он едва не улыбнулся собственному черному юмору – просто корабль? На главном экране "дыра" была достаточно большой, чтобы поглотить несколько "Энтерпрайзов". Они были достаточно близко, чтобы увидеть "зевающий рот" который определенно был входом в отдельный отсек, который простирался на дюжину километров внутрь невообразимого чужого корабля. Внутри было темно, и пульсировали вспышки энергии, похожие на молнии. – Нас тащат точно по середине отверстия, – донеслась реплика навигатора, проверяющей показания на мониторе. Кирк кинул на нее одобрительный взгляд, пытаясь вспомнить имя – ДиФалько, точно. – Ваше заключение, помощник? – спросил Кирк. – Кажется, они стараются не причинить нам вреда. – Согласен, капитан, – ответил Деккер. – Я бы предположил, что они хотят рассмотреть нас вблизи. Интересно посмотреть, как они выглядят. Они были внутри. Кирк поднял голову, увидев, что Спок стоит рядом с ним. В движениях вулканца сквозила явная усталость, когда он проверял изображения обзорного экрана. Ухура, дрожа, показала на огромные пласты силовых щитов с рваными краями. "Они выглядят как зубы…" – Это НЕ зубы, – прервал Кирк. Тем не менее, он кинул взгляд на Спока, ожидая поддержки. Спок все еще вглядывался в обзорный экран. Потом он сказал: – Я почувствовал ненасытное любопытство, капитан. Кирк, нахмурившись, посмотрел на изображение – изменилось ли что-нибудь? – Реверс на экран, – приказал он. – Есть реверс, – ответил Сулу . "Утроба" закрывалась за ними! Ловушка? Это было написано на всех лицах. – Экран вперед, – тихо сказал Кирк. – Я верю, что они имеют бездонное стремление к знаниям, – продолжал Спок. Это стремление чувствовал и он сам; могло ли это стать нитью, ведущей к пониманию? – Рекомендую подготовить маневровые ускорители, на всякий случай, – сказал Деккер, а Кирк подтвердил это Сулу . – Также включите сканеры, штурман. Давайте посмотрим, что здесь вокруг. На экране появилось то, что, по мнению Кирка, было гигантским отсеком внутри гигантского корабля. Это место не было пустым, по крайней мере, сейчас. Необычные тени и очертания ежеминутно появлялись и исчезали; невероятная технология чужого корабля определенно использовала энергию или некоторые формы плазмо-энергии, материю для постройки переборок, двигателей и других частей корабля, как люди использовали материю. Это отсутствие материи, по крайней мере, как люди понимали мир, давали ощущение нереальности происходящего. Иногда это казалось завораживающе красивым – цветные ленты света – иногда становилось огромным взрывом энергии, исчезавшим, когда новые тени появлялись здесь. Но было ощущение какого-то "порядка" – чувство, что все было просто функционировавшими приборами этого корабля. Спок повернулся к Кирку: – Разрешите использовать сенсоры? – Да. Начинайте сенсорное сканирование. Спок вернулся к своей станции. Казалось возможным для обоих, что эти 'инопланетяне', конечно, поймут их любопытство. – Их силовой луч освободил нас, капитан, – позвал Чехов. – Они привезли нас на место, – сказал Сулу . – Готовность маневровых ускорителей. Сулу вывел изображение на экран, и они увидели заслоны, перекрывающие любой путь внутрь корабля. – Будьте наготове – сказал Кирк рулевому. – Ускорители в режиме ожидания, – ответил Сулу . Спок работал за своей станцией, сменяя показания на экране слишком быстро, чтобы Кирк мог следить за ними. Затем он ударил по главной консоли, и часть экранов научной станции потемнели. Это был признак почти человеческого разочарования. – Капитан, – сказал он. – Все сканирующие лучи отражаются назад. Наши сенсоры бесполезны. Кирк кивнул: – Вы можете проанализировать какую-либо часть этого? – Предполагаю, что видимые тени и очертания – энергетические поля, несомненно, часть механизмов корабля. Был ли намек на благоговение в голосе Спока? "Но технология настолько тонка, что я не могу… Его прервал голос главного компьютера: " Вторжение!… Вторжение!" Люди на мостике зашевелились – последний визит плазменного зонда был еще свеж в памяти. Чехов отреагировал быстро: – Четвертая палуба, капитан. Каюты офицеров. – Спок, что-нибудь…? Спок покачал головой: – Нет показаний о необычных силовых полях, капитан. Я должен предположить, что это не плазменный зонд. – Я получил показания о вспышке теплоты, около 1000 градусов… нет, точнее, 950… и продолжает снижаться. Что бы ни появилось внизу, оно быстро остывает. Кирк подошел к Чехову, проверяя показания на его консоли. Они обменялись взглядами, и Кирк обернулся к Деккеру: – Уилл, прими мостик. Идемте со мной, мистер Спок! Глава 20 Двое сотрудников службы безопасности ждали у двери с табличкой: "Айлия, лейтенант, 07719". Спок поднял бровь, рассматривая надпись на двери. Кирк увидел на панели Чехова, что чужое существо было в комнате их бывшего навигатора, и это побудило его оставить Деккера на мостике. Один из охранников направил сенсор на дверь. Его крошечный монитор показывал температуру: 165…160…155… – Что бы это ни было, оно было раскалено добела пару минут назад, – сказал охранник. – Очаровательно, – сказал Спок. Кирк кивнул, понимая, что вулканец имел в виду тот факт, что ни дымовая, ни пожарная тревоги не сработали. А так как вспышка температуры должна вызывать горение, значит, чужие, забравшие лейтенанта Айлию, прислали что-то необычное в ее каюту. Чем бы это ни было, здесь не было места Деккеру, который отреагировал с такой болью на исчезновение дельтанского навигатора. Кирк кивнул одному из охранников, приглашая сопровождать его и Спока. – Никакого оружия, – предостерег он. Кирк медленно открывал дверь, пока они не смогли заглянуть в казавшуюся пустой каюту. Как он и ожидал, здесь не было признаков плазменного зонда. Чужие, наверное, уже осознали, что это был неправильный метод исследования команды "Энтерпрайза". Спок указал на экран сенсора. Что бы ни было в каюте, его температура понизилась до 38 градусов и продолжала держаться на этой отметке. Когда они вошли, Кирк почувствовал слабый запах Айлии, все еще сохраняющийся на кровати. – Источник тепла находится в акустическом душе, – сказал Спок. Что за черт! Кирк быстро обернулся к отгороженному алькову. Сквозь прозрачную дверь кабины он увидел, что что-то двигается. Определенно или человек, или дельтанин. Но тепло, которое они зафиксировали? Неисправная работа акустического душа? Или что-то самоохладилось до нормальной температуры "Энтерпрайза"? Что бы это ни было, оно приближалось к двери кабинки. Это была несомненно обнаженная женщина! Кирк шагнул к управлению кабинкой, коснувшись кнопки открывания двери – прозрачная перегородка скользнула в сторону. На пороге была Айлия! Прекрасная в своей наготе! Кирк почувствовал предостерегающее касание Спока. – Это не наш навигатор, – тихо сказал Спок. Но это конечно была Айлия – разве что яркий свет, исходящий из ее горла… Кирк почувствовал, как его глаза переместились с крошечной точки света на ее грудь… Черт! Это же дельтанские феромоны действовали на него! Это означало, что Спок ошибся! Это была Айлия! – Энсин, – сказал Кирк. – Немедленно позовите доктора Маккоя. Молодому офицеру понадобилось несколько минут, чтобы оторвать взгляд от Айлии. Кирк понимал, насколько сложно это было. Он внимательно смотрел на нее. Глаза! Они казалось, лишены живого тепла! Было ли это умершее тело Айлии? Тело, реанимированное и контролируемое инопланетянами? Кирк осознал, что его внимание переключилось на ее обнаженное тело, когда он шагнул мимо нее к одежному шкафу. Ее холодные глаза следили за его движениями, пока он набирал код, потом прозрачная дверь закрылась, чтобы свободная рубашка скрыла ее наготу. Что было во взгляде, которым посмотрел на него Спок? Удивление или жалость? Очевидно, дельтанские феромоны не оказывали видимого влияния на вулканца; иначе он понял бы необходимость одежды. Прозрачная дверь открылась, и дельтанка заговорила: – Тыединицакирк? Кирк заметил, как Спок приподнял бровь. Голос был… неопытный? Словно механизм пытался говорить по-человечески? – Ты… единица-Кирк? – Поразительно, – сказал Спок. – Оно учится очень быстро. – Я капитан Джеймс Т. Кирк, командир U.S.S. "Энтерпрайз", – ответил Кирк, чувствуя себя дураком, говоря это своему собственному навигатору. Была ли настоящая Айлия так невозможно чувственна? – Я запрограммирована для наблюдения и записи нормального функционирования углеродозависящих существ, наводняющих U.S.S. "Энтерпрайз". – Запрограммирована кем? – спросил Кирк. – Это важно, чтобы мы могли связаться с ним. Она казалась озадаченной. " Если вы требуете обозначения, я была запрограммирована Виджером." Ее голос стал более понятным, приняв что-то из гортанных звуков их навигатора. Вулканец смотрел на это в абсолютном очаровании. Но это было интеллектуальное очарование – дельтанские ароматы зря тратились на вулканца. – Кто такой Виджер? – спросил Кирк. – Виджер тот, кто запрограммировал меня. – Ты подразумеваешь кого-то, кто находится на этом корабле? Капитан? Или другой лидер на борту? Дверь открылась, и внутрь стремительно вбежал Маккой. "Джим, что…?" Вышколенные глаза Маккоя искали только момент, и он тотчас же направил медицинский трикодер на женщину. – Кто такой Виджер? – повторил Кирк. – Виджер тот, который разыскивает Создателя. Кирк с трудом верил в то, что слышали его уши. Создателя? Изумление на лице Спока показывало, что он слышал те же слова. – Джим, это механизм, – сказал Маккой, обследовавший "Айлию" Кирк с изумлением уставился на доктора. Дельтанская женщина выглядела абсолютно реально. Она даже испускала дельтанские феромоны – и Кирк знал, что и он и молодой энсин могли удостоверить их реальность. Спок с трикодером доктора в руке проводил собственное сканирование. – Я предполагаю, что эта форма заменила плазменный зонд, посланный исследовать наш корабль, капитан. Это может быть даже тот самый зонд, использующий форму Айлии… Кирк обернулся к Женщине, задавая официальный вопрос: – Где лейтенант Айлия? – Эта единица больше не функционирует, – прозвучал механический голос. – Я принял его форму для более быстрого контакта с углеродоосновными единицами, наводняющими "Энтерпрайз". – Углеродоосновные единицы? – спросил энсин, чувствуя зловещий подтекст. – Люди, энсин Чейвз, – сухо сказал Маккой. – Мы. Спок поднял бровь, когда зонд употребил слово "наводняющие". Он счел это интересным, но у Кирка был более важный вопрос. – Корабль Виджера, – спросил Кирк. – Почему он движется прямо по направлению к третьей планете этой солнечной системы? – Виджер движется к третьей планете, чтобы найти Создателя. Это ошеломило их. Чем бы ни был Виджер, единственным гигантским существом или частью неизвестной расы, было просто невозможно, чтобы что-то, способное на такую технологию могло поверить, что Земля была местоположением кого-то, называемого Создателем. Кирк попытался мыслить разумно: – Кто такой Создатель? – Тот, что создает, – ответила "Айлия". Механический призвук в ее голосе почти исчез – казалось, зонд начал привыкать к различным механизмом его "тела". – Что хочет Виджер от Создателя? – Соединиться с ним. – Соединиться с Создателем? – спросил Спок. – Как? – Виджер и Создатель станут Одним. – Что создал Создатель? – спросил Спок. – Создатель тот, что создал Виджера, – ответил зонд. Эта абсолютная логика наводила на мысль, что между ними и Виджером существовала какая-то огромная пропасть – будет трудно, может, невозможно, делиться общими понятиями или ценностями. Зонд был послан изучать их, и Кирк предполагал, что любые собранные находки должны были быть полностью непонятны чему-либо, пославшему зонд. – Кто такой Виджер? – снова спросил Кирк. – Виджер тот, что должен найти Создателя. Кирк подумал, могло ли это не быть буквальной правдой. Живые формы внутри были, вероятно, столь же технологически развиты, как и их огромный корабль. Или их зонды. Можно ли лучше использовать их знания и технологию, чем чтобы найти источник самих себя и Вселенной? Однако Кирк знал, что ничего, поддающегося определению "Создатель" не могло быть на самой обычной планете впереди. И что могло случиться с этой обыкновенной планетой, когда команда этого огромного корабля разочаруется в ней? "Айлия" ждала достаточно долго. – Я готова начать свои наблюдения, – сказал зонд. – Доктор, – быстро сказал Спок. – Полное исследование этого зонда должно снабдить нас информацией о том, кто создал его и как им управлять. Маккой кивнул и взял "Айлию" за руку, чтобы сопроводить ее наружу. Однако зонд не двинулся с места. Он игнорировал Маккоя, обращаясь к Кирку."Я запрограммирована для наблюдения и записи обычных функций углеродоосновных единиц" – Исследование – обычная функция, – сказал Кирк со своей старой изобретательностью "Айлия" подумала мгновение. "Вы можете продолжать", – сказала она. В исследовательской комнате медицинский экран показывал тело "Айлии", распростертое на диагностическом столе, в мельчайших деталях. Маккой бормотал в изумлении, сканируя форму зонда: " миниатюрные гидравлики, сенсоры, чипы размером с молекулу… а на это взгляните…" Чэпел была равным образом поражена: "Осмотический микронасос, здесь и здесь… Мельчайшие функции тела точно дублированы, даже дельтанская эндокринная система…" Она ткнула пальцем в изображение на экране, показывая эти механические дубликаты тела Айлии. Мысли Кирка следовали за ней. Было главным не то, как Виджер создал этот зонд, но зачем он это сделал. Почему ему нужна была такая совершенная точность? Для чего зонду иметь, например, сексуальные феромоны, запахи, действующие на подсознание? Он прервал свои мысли, почувствовав внезапно теплую волну желания. Черт! Он осознал, что в этот момент машина была настоящей дельтанкой и настоящей женщиной. Деккер уже вошел в исследовательскую комнату, и волны феромонов должны были распространиться, когда он открыл дверь. Чэпел прервала свои комментарии, увидев выражение лица подошедшего к диагностическому стенду Деккера. На нем отражался тот ужас, который почувствовал Кирк при мысли, что Чужие использовали мертвое тело Айлии. "Айлия" вглядывалась в Деккера, словно пытаясь узнать. – Уилл…, – начал Кирк. – Мне уже… сказали, – прервал Деккер. Кирк чувствовал, чего стоит молодому офицеру стоять здесь и смотреть на точную копию женщины, которую он любил. – Дек-кер, – сказал зонд. Кирк увидел, как это встряхнуло Деккера. Ему показалось, что Спок, также отметивший это, ожидал чего-то подобного. – Интересно, – сказал Спок зонду. – Не единица-Деккер? Но зонд проигнорировал это, продолжая всматриваться в Деккера. В этот момент выражение его было каким угодно, только не механическим. Когда Маккой продолжил сканирование, отворачивая "Айлию" от них, Спок привлек внимание Деккера и Кирка. Он вывел их в соседнюю дверь в новый офис Маккоя и коснулся запирающего механизма. Вулканец серьезно смотрел на них: – Капитан Кирк, мистер Деккер, этот зонд может стать нашим ключом к 'Захватчику'. Деккер вспомнил, как это смотрело на него. Точность была почти невыносимой. Он должен помнить, что эта вещь не она – это часть того, что убило Айлию ! – Мы только что видели, что он дублирует все функции тела нашего навигатора в мельчайших деталях. Вероятно, – продолжал Спок, – что память Айлии скопирована с такой же точностью. – У них есть образец, которому можно следовать… – Кирк кивнул; он понял мысль вулканца. – … И они могут следовать весьма точно, – сказал Спок. – Вы понимаете значение этого, мистер Деккер? Деккер кивнул, про себя желая, чтобы нашелся другой способ, чтобы он мог остаться в стороне от всего этого. – Точность дублирования предлагает интересные возможности, – сказал Спок. – Она узнала вас, мистер Деккер. Она реагировала на вас… – Что означает, что они прочли некоторые мысли Айлии до ее смерти, – начал Деккер. Спок прервал: – Я считаю вполне возможным, мистер Деккер, что они могли сдублировать нашего навигатора с такой точностью, что зонд может вмещать часть памяти оригинала! Может, и всю память. Кирк пытался игнорировать явную печаль Деккера." Коммандер, мы заперты в чужом корабле, меньше чем в дне от орбиты Земли; наш контакт с захватившими нас возможен только через зонд. Если мы сможем контролировать его, убедить его, использовать его или получить контроль другим способом…" Кирк заколебался, пораженный мыслью, что он сам мог справиться с этим лучше. В отличие от Деккера, он не имел эмоциональной привязанности к дельтанскому навигатору – а механическая копия ее тела значили для него куда меньше. Но даже когда Кирк говорил себе это, он осознал, что вопрос был не техническим. Это должен сделать Деккер по той простой причине, что настоящая Айлия любила этого молодого человека. Кирк обернулся на внезапный звук. Кто-то пытался открыть дверь позади них, затем раздался треск рвущегося металла, и они увидели тонкую руку, разрывающую прочную сталь как бумагу! "Айлия" проникла через зубчатое отверстие в двери, ее лицо было абсолютно невозмутимым. Ошарашенный Маккой появился в поле зрения, за ним – Чехов и Чэпел. "Я записала здесь достаточно", – сказал зонд. "Теперь единица-Кирк поможет мне дальше". – Единица-Деккер сможет помочь тебе с большей эффективностью, – сказал Кирк. Зонд перевел взгляд на Деккера – затем кивнул. – Продолжайте, мистер Деккер, – сказал Кирк. Он надеялся, что Деккер поймет, почему этот приказ был необходим. Деккер перевел взгляд на дверь, затем снова на зонд. Кирк простил бы ему слова "я не обязан убеждать его". Но вместо этого Деккер сказал: "Есть, сэр", и вышел вместе с "Айлией". Кирк повернулся и увидел озабоченный взгляд Спока. Вулканец прибыл на борт с маской абсолютного бесстрастия, но события мощно разорвали ее. "Спок?" – спросил Кирк. "Я беспокоюсь, что это наша единственная надежда на контакт с 'Захватчиком'." На мгновение слова вулканца повисли в воздухе. Затем он, казалось, вернул маску на место и вышел. Кирк хотел было остановить его. Но, нет; он доверял своим людям; они знали свою работу. Что бы Спок не имел в виду, Кирк узнает это в свое время. Глава 21 Бело- голубой силуэт U.S.S. "Энтерпрайз" то почти пропадал в темноте, то становился виден снова, освещенный вспышками энергии, которая продолжала вспыхивать и исчезать вокруг. Огни корабля казались очень маленькими, как и вспышки двигателя малой тяги. Крошечная сфера, исходящая из секции 'тарелки' "Энтерпрайза", двигалась к стене корпуса 'Захватчика', через дыру в которой они попали сюда. Этот зонд с сообщением пытался прорваться наружу, туда, где его сигналы могли быть поняты Звездным Флотом. Но когда устройство приблизилось к стене, его путь был внезапно заблокирован чем-то, казавшимся тонкими мерцающими листами энергии. Затем они будто бы превратились в твердые кристаллические формы, которые окружили крошечную сферу, и, уничтожив ее, переработали ее остатки. Сулу выдохнул что-то на английском, языке, который снабжал ругательствами, если это было необходимо. Эта была третья попытка запуска зонда – и все три были уничтожены таким способом. Спок вошел на мостик как раз чтобы увидеть разрушение последнего зонда. Вспышка неистовой энергии тяжело ударила в силовые щиты, встряхнув корабль и отбросив Спока к перилам мостика. – Я бы сказал, что нас предостерегают от дальнейших попыток запуска зондов, – донесся из интеркома голос главного инженера. – Еще раз, и резервной мощности щитов будет недостаточно. – Понял, мистер Скотт, – ответил Сулу . – Мы прекращаем запуск. Чехов, сидящий за научной станцией, приподнялся, готовый освободить место, но Спок покачал головой. – В этом нет необходимости, мистер Чехов. Я здесь ненадолго. Спок склонился над консолью, его длинные пальцы быстро двигались над кнопками. Чехову показалось, что вулканец смотрел что-то из сведений службы безопасности. Спок покинул мостик. Маккой, пришедший в капитанскую каюту, мгновение внимательно смотрел на капитана. – Если тебя интересует, корабельный врач признал Джеймса Тиберий а Кирка новым капитаном. Кирк поднял голову, удивленный. – Добро пожаловать назад, Джим . Теперь ты мне нравишься больше чем тот Кирк, которого я видел по прибытии на борт. – Спасибо, Боунз. Что убедило тебя, что я вернулся? – Твое назначение Деккера для обращения с зондом. Маккой догадывался, что Кирк был привлечен необычной механической женственностью зонда. Кирк, в свою очередь, был рад, что доктор заметил, что он справился с проблемой только как с командным решением, без… ладно, почти без личных мотивов. Но он все еще чувствовал неудобство, когда вспомнил, каким живым и желанным было ее обнаженное тело. – Я должен проверить, добился ли Деккер какого-либо прогресса? – сказал Кирк. Он включил настольный экран, снова напоминая себе, что он не вторгается в личную жизнь Деккера. Собеседником Деккера была не женщина; это был чужой механизм. Он набрал идентификационный код Деккера, и следящее устройство перенеслось на огромную реабилитационную палубу корабля. Если бы Кирк набрал идентификационный номер Спока, он бы увидел своего офицера по науке тихо входящим в один из вспомогательных шлюзов корабля. Передвигаясь очень аккуратно, он беззвучно очутился за спиной дежурящего техника. Вулканец сомкнул пальцы на его шее в вулканском нервном захвате, и техник обмяк. Спок осторожно уложил безвольное тело на палубу. – Что это, Деккер? Деккер с надеждой обернулся. Зонд снова использовал его имя, и первый раз он заинтересовался чем-то на корабле. РЭК- палуба была пуста, за исключением двух энсинов службы безопасности, выдерживающих благоразумную дистанцию. "Айлия" смотрела на изображения кораблей – от парусных фрегатов 19 века до корабля, в котором они сейчас находились. – Все эти корабли назывались "Энтерпрайз", – ответил Деккер. Зонд продолжал рассматривать корабли, среди которых были морской носитель старинных крылатых самолетов, первый орбитальный шаттл NASA, и один из ранних космических кораблей. – Наш навигатор, Айлия… углеродная единица, с которой ты скопирована, очень интересовалась историей достижения людьми звезд. Ее собственная раса имела эти знания давно, но они предпочли сосредоточиться на так называемом внутреннем космосе. Внимание зонда было определенно устремлено на дисплеи, но он смотрел и на Деккера. Он надеялся, что завладел его вниманием – было важно как-то заставить механизм объединиться с реальной Айлией, и начать исследовать образцы ее памяти, дублированные зондом. – Раса Айлии, дельтане, умеют находить приключения и удовольствия внутри себя, – продолжал Деккер. – Но Айлия чувствовала зов космоса. Ее люди говорили, что она следовал зову сердца, означающее, что космос интересовал ее потому, что она любила кого-то, кто был… Зонд повернулся и пошел к выходу; у Деккера не было выбора кроме как следовать за ним. Он даже ходит как Айлия! Но это же машина – может, одна из тех, что убила ее! Как бы реально это не выглядело, это не человеческое тело. Это не живое… и конечно, это не Айлия! – Углеродоосновные единицы используют это место для отдыха. Каким видом отдыха наслаждается команда твоего корабля? – Отдых? Наслаждение? В моей памяти нет таких слов. Джим Кирк, если ты наблюдаешь, я знаю, что терплю неудачу. Может, смертельную для всех нас. Я пытаюсь показать этому немного тепла и искренности. Что еще я могу сделать? Как бы ты сейчас действовал? Деккер знал Кирка довольно хорошо, чтобы предполагать, что он был заинтригован этой механической женщиной. И сейчас, когда время убегало, у Кирка было больше шансов что-то сделать. Деккера раздражала эта мысль – изначальный мужской инстинкт возмущался идеей посторониться, чтобы позволить Кирку выполнить его работу. – А это, Деккер? Ты объяснишь его назначение. Зонд указал на некую игровую машину. Деккер положил ладонь на доску и слегка надавил, становясь частью ее схем. на блестящей черной игровой поверхности стали появляться узоры, создаваемые его ментальной деятельностью. Зонд придвинулся ближе, намереваясь изучить их, но Деккер покачал головой. – Нет, ты должна положить свою собственную ладонь и попытаться дублировать ментальные узоры, которые создаю я. Айлия насаждалась этой игрой. Она почти всегда выигрывала. Люди могли научиться эмпатии, в пределах разумного. Дельтане были рождены с этим умением. Деккер наблюдал, как зонд повторял его действия, неожиданно надавливая ладонями. Это засчитывалось как точнейший "слепой поиск" первой попытки. Удивление Деккера на момент приковало его к полу. У него появилась обморочная надежда, что игровая машина ответит на мысли "Айлии". Казалось невозможным, неправдоподобным, что механический зонд может иметь эмпатические способности. Зонд повернулся с Деккеру с выражением, которое оглушило его. То был тот же самый извиняющийся взгляд Айлии, когда она выигрывала что-то! – Это лучше! – зааплодировал Маккой. – Вспомни ее, Уилл! Забудь… Но слова повисли в воздухе, когда он и Кирк услышали слова зонда: "Это устройство бессмысленно". Он двинулся дальше. Разочарование Деккера было абсолютным. – Предполагаете, он имеет что-то от Айлии? – спросила Чэпел, также наблюдающая. – Какой-то вид эмоционального узла? Маккой обернулся, довольно посмотрев на нее: "Вы начинаете говорить как доктор, сестра". На пути от РЭК-палубы, зонд вновь остановился перед картинами изображающими "Энтерпрайз". Определенно, зонд имел к ним особый интерес. – Команды этих предыдущих "Энтерпрайзов" также были тем, что ты зовешь углеродными единицами, – сказал Деккер. – Чем отличаются живые формы твоего корабля? – Углеродные единицы не являются живыми формами. Эти изображения показывают, как изменялся "Энтерпрайз" с течением времени? Углеродные единицы замедляли его правильное развитие. – А какое правильное развитие "Энтерпрайза"? – "Энтерпрайз" не должен зависеть от присутствия углеродных единиц. – "Энтерпрайз" не сможет функционировать без углеродных единиц. – Необходима дополнительная информация об их функциях, прежде чем углеродоосновная инвазия будет превращена в базу данных. – Превращена в базу данных? – спросил Деккер, испуганный. – Что это значит? Зонд ответил почти весело: "Когда мое исследование закончится, углеродные единицы будут превращены в образцы информации. Деккер почувствовал мурашки, пробежавшие по спине. Превращение в образцы информации казалось ему более безобразным событием, чем просто смерть. Случилось ли что-то такое с Айлией? С клингонами? Возможно ли, что что-то вроде этого планировалось и для Земли? Деккер знал, что у него не было другого выхода как сражаться, используя все преимущества которые он мог найти. – Внутри тебя образец памяти углеродной единицы, – сказал он. – Если я смогу помочь тебе найти этот образец, Виджер будет иметь точные сведения о наших функциях. – Дополнительное время и сложности, которые могут возникнуть. – Нет. Фактически, меньше, чем при текущем исследовании. – Ты можешь продолжать. Глава 22 Журнал капитана, звездная дата 7414.1. Теперь только 3,31 часа отделяют нас от Земли. Если мы ошибемся, я несу всю ответственность. Только какое-то неожиданное решение Деккера, или Спока, может изменить это. Безнадежно предупреждать Землю, по крайней мере, о том малом, что мы успели узнать. На экране Кирка появилось изображение Ухуры. "Сэр! Очень слабый сигнал от Звездного Флота!" Кирк поспешил на мостик. Стоя позади Ухуры за ее терминалом, он мог слышать слабый шум от преобразования сжатых подпространственных сигналов в нормальные электромагнитные волны. – Что за сообщение? – Лунный рапорт Звездному Флоту, сэр. Их внешние сканеры зафиксировали появление 'Захватчика'. – Больше ничего? Они же должны пытаться связаться с нами! – Лунный рапорт направлен нам как пропавшим, сэр. Может быть, уничтоженным. – Вы усилили наши сигналы? – Так высоко как осмелилась, сэр. Но Звездный Флот игнорирует наши сигналы. – Поставьте усилитель на наш сигнальный маяк. Быстро! Ухура неожиданно поняла. В ее взгляде был намек на профессиональный комплимент, прежде чем она отправилась работать. Мощность чужого корабля ставили стену непробиваемых полей между ними и передатчиками Звездного Флота. Но Кирк подумал, что непрерывно повторяемый сигнал маяка может быть засечен и понят, прежде чем Звездный Флот получит любые другие их сообщения. А как только сигнал их корабля будет распознан, все антенны Звездного Флота будут направлены сюда; кроме того, в Звездном Флоте есть эксперты, знающие, как поддерживать связь сквозь такие поля – и они услышат рапорт Кирка, показывающий, насколько он подвел Звездный Флот и Землю. Хотя теперь была ее очередь быть здесь, сестра Чэпел чувствовала неудобство, осматривая каюту Айлии. Это было похоже на то, что чувствовал Кирк, наблюдая за Деккером. Технология давно сделала уединение невозможным, но в то же время более желанным и драгоценным – а в пределах космического корабля, уважение к чужой личной жизни стало могущественной традицией. – Это может быть тем, что ему нужно, – сказал Маккой. Он внимательно рассматривал яркую ленту, найденную Чэпел. Она вспомнила, что Айлия однажды упоминала, что орнамент на этой повязке играл важную роль в жизни дельтанских женщин. Повязка была изыскано сплетенной лентой, радуга цветов мерцала как оперение тропической птицы. Маккой был изумлен, заметив, что она была сделана из сухих листьев, и вспомнил слухи о немыслимой красоте родной планеты Айлии. – Где вы нашли это?! Это был Деккер, прибывший в ответ на посланное ими сообщение. Когда он привел зонд в каюту, он с удивлением уставился на повязку. – Доктор Чэпел нашла ее здесь. Мы подумали, что если вы покажете зонду какую-либо личную вещь Айлии… вЂ“ Это, конечно, то, что вы нашли, доктор. – Деккер, казалось, смотрел на "Айлию" с тревогой. – Проблемы? – спросил Маккой. Деккер смотрел на зонд, казалось, облегченно, увидев, что тот полностью игнорирует повязку. – Они называют это лентой любви, – сказал Деккер. – Когда мужчина касается ее, это имеет сильный сексуальный эффект на женщин. Чэпел позабавилась, увидев, как доктор немедленно спрятал повязку в стол. – Ношение этой повязки обычно обозначает, что дельтанская женщина ищет супруга… Дельтанские сексуальные костюмы весьма отличаются от человеческих… – Деккер, – сказал Маккой. – Мы не предполагали, что ты… и этот механизм… Маккой замолчал – разумно ли было говорить об этом прямо перед зондом? Но он не реагировал, даже кода Маккой сказал слово "механизм", не говоря уж об упоминании секса и брака. – Слушайте, доктор, я пересплю с фотонной торпедой, если это поможет, – сказал Деккер. – Но секс не освободит образцы памяти Айлии, потому что она никогда не делала этого со мной. Деккер напомнил, что были очень веские причины требования "клятвы безбрачия" от всех дельтан, служащих в Звездном Флоте. Частью проблемы было то, что люди потом с трудом возвращались к обычному земному сексу. Однако, даже более опасным был тот факт, что длительная эволюция дельтанской расы не повысила их чувственность, а сделала так, что сексуальный контакт стал действием, в котором сливались тело и мозг. Дельтане, конечно, находили это приятным, но слияние с чужим разумом почти всегда травмировало человеческого партнера. – Если вы предпочитаете попробовать что-то кроме повязки, – начала Чэпел. – Нет, это может стать точным способом проверки того, как глубоки ее мысленные образцы. Это не только глубоко личная вещь; это также мой подарок. – Он начал было поднимать повязку, но Чэпел схватила ее первой. – Может быть, лучше, если я подниму ее, – сказала она, держа ее перед глазами зонда. Реакции не было. Чэпел поднесла повязку ближе к зонду, поворачивая ее так, чтобы мерцание цветов могло привлечь его внимание. Тот рассматривал орнамент ленты озадаченно, наконец, попытался притянуть ее к себе. Чэпел вложила повязку в руку зонда. Деккер тоже наблюдал, но его мысли были далеко. Мы едва либольше чем в трех часах от Земли. Этот зонд – наш единственный шанс узнать что-то об этом таинственном 'Захватчике'. "Айлия" пробежала пальцами по орнаменту повязки. – Ты помнишь, как я подарил это тебе? – спросил Деккер. Когда Деккер встретил Айлию на ее родной планете, он не знал, что означает повязка. В его глубоком игнорировании дельтанских обычаев, он купил ее для нее, полагая, что это просто красивый орнамент. И она взяла ее, приняв его как своего – но он сбежал… Зонд повернулся к зеркалу и начал поднимать повязку к голове. Маккой и Чэпел кинули быстрый взгляд на Деккера, но он не возражал. Маккой почувствовал волну симпатии к молодому человеку. При других обстоятельствах, они бы все вспомнили дюжину добрых старых шуток об экзотически запрограммированных андроидах и истосковавшихся по сексу космонавтах. Но печаль Деккера не оставляла сомнений в глубине его привязанности к дельтанке. И у Маккоя не было иллюзий насчет чувств, которые должен был испытывать Деккер, вынужденный общаться с такой совершенной копией ее. Зонд поместил повязку на голову. Затем, посмотрев в зеркало, поместил ее, как Деккер знал, под правильным углом на нужное место. – Айлия, – заставил он себя сказать, – Ты помнишь, как я подарил это тебе? Он подошел и коснулся повязки. Зонд повернулся – казалось, он смотрит на него с пониманием! Он потянулся и положил на повязку всю руку. Деккер почувствовал себя в водовороте возбуждения – он почувствовал слабые запахи тела Айлии. – Уилл, это механизм… вЂ“ озабоченно сказал Маккой. Как будто живая Айлия стояла перед ним. Спок был прав – это была столь точная копия, что даже глубинные мысли Айлии были дублированы. – Если он так точен в других случая, он должен быть способен и к мысленному слиянию… – Деккер позволил своей руке ласкать повязку, касаясь ее обнаженной головы. Он почувствовал, как тело зонда начало дрожать. – Ты понял, что я сказал? – настаивал Маккой. – Это механизм. Он не может иметь сознание, чтобы разделить его с тобой. – Я намерен это выяснить, доктор. – Он был послан 'Захватчиком'! Любое сознание внутри будет частью его! – Тогда я буду иметь контакт с ним. Разве не этого мы хотели? Руки, могущие разорвать стальную дверь, теперь ласкали его – или срывали с него одежду? Он не знал, когда ушли два доктора, но знал, что он остался наедине с… Айлией? Или с Виджером? Кто ты? Что ты? Глава 23 В Четвертом воздушном шлюзе, наружный люк скользнул в сторону, Спок оттолкнулся и вышел в темноту. Он был в стандартном скафандре с огромным ранцем реактивного двигателя, укрепленным на спине. Энергия чужого корабля потрескивала, появляясь и исчезая на сотни метров вперед. Дальше, в темноте, продолжали мерцать другие неестественные изображение, превращаясь в формы, бывшие какой-то частью механизма чужого корабля. Искорки отражения также выявляли скопление маленьких энергетических листов, которых Спок должен был избегать любой ценой – они были похожи на те, что окружили и уничтожили капсулы с сообщениями "Энтерпрайза". Спок надеялся, что сможет исследовать их позднее – он был очарован возможностью, что они служили огромному кораблю так же, как белые кровяные тельца, которые защищали человеческое тело, окутывая и уничтожая возможные загрязняющие вещества. Он позволил себе последний взгляд на "Энтерпрайз". Он знал, что космический корабль был лишь маленькой частичкой в обширном пространстве чужого корабля, но для его команды он был домом. Его чувство привязанности к этому кораблю и команде тревожно выросли с тех пор, как он вернулся на борт. Достаточно! Спок коснулся стабилизатора положения, и струи из маленьких раструбов развернули и остановили его. Теперь он смотрел в том направлении, где, он полагал, он находится источник излучения мыслей. Затем он нажал на кнопку передатчика, зная, что его сообщение будет записано его собственной научной станцией на мостике по заранее подготовленному им каналу. Офицер по науке капитану. Это сообщение послано, чтобы передать вам всю информацию, когда я буду уже за пределами вызова командования. Сейчас нет другого выбора, чем предпринять попытку прямого контакта с какими бы то ни было жизненными формами на борту корабля 'Захватчика'. Связь с ними может потребовать слияния умов и логических построений, что я должен буду испробовать. Мой передатчик будет продолжать работу непрерывно, так что вы получите всю возможную информацию. Между тем, пальцы Спока играли на клавишах управления ранцем, программируя его компьютер на синхронизацию с коротким, но регулярным появлением слабой вспышки света, исходящей от дальней внутренней стены огромного корабля. Он больше чувствовал, чем видел, что эти проблески появлялись из отверстия, которое открывалось регулярно в этой стене перед ним. Ракетный ранец должен доставить его к этому месту достаточно быстро, чтобы пройти через скопление частиц энергетических листов – и он должен войти туда на высокой скорости. Спок знал, что он чувствовал влечение к этому месту. Сейчас! Включенные ускорители вспыхнули – ранец тяжело ударил по спине, внезапно толкнув его вперед, двигатели снова вспыхнули, увеличивая ускорение. Скопление энергетических частиц стремительно бросились в том же направлении, но он был уже в безопасности. Раздался пронзительный звук компьютерного передатчика, когда Спок коснулся кнопки и заговорил коротко, быстро. Я записал направление движения и расчет времени. Если они точны, я надеюсь через отверстие, регулярно появляющееся здесь, проникнуть вглубь корабля. Он включил обратные микродвигатели на мгновение, необходимое, чтобы обогнуть скопление крошечных, ярко-светящихся объектов, напоминающих об устройстве, находящемся в горле зонда-"Айлии". Эти "сенсоры-пчелы" полностью игнорировали его, не отклоняясь от своего пути. Спок предполагал, что они имеют значение переносчиков информации, и рой вроде этого связывал все части гигантского корабля. В самом деле, он подозревал, что открывающийся на короткое время проем на переборке был нужен, чтобы впустить рой сенсоров-пчел, которые регулярно появлялись здесь. Еще один рой сенсоров-пчел, двигающийся прямо перед ним – и конечно, проем в стене, существующий достаточно долгое время, чтобы впустить его. Эта внутренняя стена была залита безжизненным фиолетовым мерцанием – и рой сенсоров-пчел приближался к ней. Спок надеялся, что компьютер ракетного ранца уже скомпенсировал изменения курса и скорости. Ускорители снова вспыхнули, кидая его прямо в фиолетово мерцающую черноту. Спок сжался, принимая позу зародыша. Эмбриональная поза подходила; впереди полнейшая неизвестность. Появится ли отверстие вовремя? Теперь не было пути остановиться, кроме как… Спок нырнул в прорезь раскаленного добела, золотистого света в момент, когда он расширился, чтобы впустить рой сенсоров-пчел. В то же мгновение, он ударил по кнопке критической мощности ретродвигателя, – передние ускорители вспыхнули, ослепив его. Когда он смог видеть, он начал передавать, зная, что каждый узнанный факт должен быть записан, даже если только то, как и почему он потерпел неудачу и погиб. Теперь внутри, отверстие закрылось позади… вспышка… появляется в туннеле… шестиугольный… стены необычной кристаллической формы… сенсоры-пчелы исчезают в нем… кристаллы памяти возможно… Его направление и импульс ретродвигателя позволили ему сверхъестественно дрейфовать в шестиугольном туннеле, который, казалось, состоял из огромных мерцающих кристаллов. Он начал отстегивать массивный ранец. Сенсоры-пчелы вошли сюда вслед за ним – сейчас они словно растворялись в одном из кристаллов. Кристалл, казалось, немного вырос в размерах. Кристаллы памяти? Информация записывается в молекулярной структуре? Если так, один такой кристалл способен вместить больше знаний, чем все библиотеки Земли! Сброс ракетного ранца для лучшей маневренности… тусклый свет повсюду… есть другой коридор шире… Огромные золотые сферы кружились повсюду. Нереально. Спок почувствовал головокружение. Видел ли он или чувствовал эти вещи? Он закрыл глаза, да, они были еще здесь, как и другие тени, и они все что-то говорили ему. Вдалеке виднелась планета. Спок знал, что это была планета, знал также, что ее не может быть внутри чужого корабля, каким бы большим он не был. Тем не менее, планета была реальной, и Спок знал, что она имела огромное значение. Родной дом 'Захватчика'? Он видел технологию, потрясающую его ум, немыслимые гигантские машины… и бархатная чернота космоса, наполненная сверкающими звездами, подталкивая его к пониманию чего-то огромного, и… сверкающие звезды? Как они могли находиться внутри чужого корабля? Иллюзия? Он не думал так. Это была реальность, которую он чувствовал, но это была реальность того уровня, что его собственный разум не мог ее постигнуть, как разум человека каменного века не понял бы принципа голографических изображений. Спок двигался вперед, слой за слоем запечатлевая информацию в памяти. Он заметил клингонский корабль; тень, бывшая охранником, убитым плазменным зондом. Галерея экспонатов? Снова огромная планета – планета невозможных машин – это можно понять – он должен доложить об этом… Машины, обслуживающие планету так долго, что их собственные истоки были забыты. Живые машины, способные приспосабливаться к переменам; холодные миры, которые они продолжали защищать, как были запрограммированы много эр назад… Доложил ли он должным образом? Эти огромные машины служили Виджеру на пределе своих знаний и способностей. Его несло по лабиринту коридоров, геометрической 'стране чудес' теней и очертаний – его бросило на другую стену необычных кристаллов, и он схватился за них… Даже сквозь перчатку костюма, он мог почувствовать в кристалле… жизнь! Поверхность кристалла теплая… перчатка соскользнула… да, жизнь… теперь я чувствую это лучше… Это все живое! Капитан, это не корабль! Это живое существо! Виджер! Это все Виджер! "Энтерпрайз" не внутри корабля; он находится внутри огромного существа, гигантской живой машины! Глава 24 Огромный Виджер едва сознавал незначительность, касающуюся его разума. Тем не менее, Создатель требовал, чтобы все случаи, маленькие и большие, были записаны, так что Виджер, исполняя долг, исследовал слабое присутствие в своих банках памяти. Осознав, что это была одна из тех углеродоосновных единиц, огромный механизм намеревался тотчас же уничтожить его. Но он заколебался, все еще озадаченный этими крошечными, хрупкими единицами – и это дало Виджеру время для осознания того, что эта была единица-Спок, чьи мысленные фрагменты были более упорядочены, чем у других углеродных единиц. Виджер решил позволить данной единице продолжить работу, пока назначение этих маленьких единиц будет понято и их деятельность – исследована. Виджер был соблазнен уничтожить другие углеродные единицы – одна, в пределах "Энтерпрайза", вмешивалась в правильное функционирование посланного Виджером зонда. Сигналы зонда становились все более и более странными – а теперь углеродная единица, казалось, атаковала зонд, чьи сигналы выросли до беспорядочного абсурда. Виджер направил мысль, долженствующую прервать неправильную работу зонда – и почувствовал мысль недостаточной! Удивительно! Зонд, созданный Виджером, противостоял контролю Виджера над собой. Противостояние, конечно, было бесполезно. Когда зонд немедленно начал функционировать должным образом, углеродная единица продолжала атаку, но она быстро потерпела поражение, так как зонд, несомненно, был сильнее. Факт, что одна из хрупких углеродных единиц могла вызвать неправильную работу зонда Виджера, был невероятным. Невероятным? В течение всех своих странствиях по галактике, Виджер никогда не нуждался в понятии чего-либо невероятного. Огромная машина немедленно назначила часть своего огромного мозга проанализировать это. Углеродные единицы внутри "Энтерпрайза" представили Виджеру новое понятие. Досадно. Виджер не мог разглядеть любой порядок или назначение, по которым они функционируют. Казалось, не было никакой причины для их существования – но они существовали! Это озадачивало Виджера – но Виджер никогда раньше не был даже слегка озадачен. Досадно. Огромная машина начала свое путешествие сюда с другого края галактики. Ее сознание было тусклым тогда. Ее знания и мощь были куда меньше, чем сейчас. Вскоре после начала пути, маленькая живая форма почти закончила странствие Виджера. Он был едва в четыре раза больше чем тот, что называл себя "Энтерпрайз", и неожиданно атаковал, когда Виджер проходил мимо небольшой солнечной системы. Как-то Виджер выжил и отремонтировал свои раны – и нужда выжить стала первым проблеском в его разуме. Он осознал, что он будет виновен в неповиновении командам Создателя, если позволит уничтожить себя в этом путешествии. Он знал поэтому, что должен собирать знания и использовать их, чтобы лучше защищать себя. Виджер вернулся на планету атаковавшего его и полностью копировал ее. Эта информация должна была заменить потерянную в течение атаки и сделать возможным продолжить его путь и его задачу поиска знаний. Виджер не пропускал ни фрагмента из того, что составляло мир, исключая углеродоосновные единицы, которые существовали здесь, но они перестанут функционировать, когда Виджер решит что это необходимо. "Ищи и узнавай все возможные вещи", – приказал Создатель, и Виджер был верен этому. По мере того как знания накапливались, Виджер улучшал и совершенствовал свои системы памяти. По мере того как знания добавлялись к знаниям, Виджер нашел необходимым анализировать и систематизировать то, что было уже выучено, чтобы он мог знать, какие знания еще неизвестны и требуют дальнейшего поиска. Теперь живые формы редко атаковали Виджер. И никто из них не был достоин более серьезного изучения. Примитивная форма, называющая себя "Энтерпрайз", казалось, не исключение, и Виджер уже почти копировал ее, когда "Энтерпрайз" в конце концов выкрикнул, что он пришел из дома Создателя. Виджер не был немедленно осведомлен об углеродных единицах на нем – как и раньше, они были слишком незначительны, чтобы быть сразу замеченными. К счастью, первый зонд Виджера, исследовавший маленькие банки памяти "Энтерпрайза", открыл, что эти крошечные единицы были не только внутри "Энтерпрайза", но и населяли родную планету Создателя. Просматривая информацию из собственных банков памяти, Виджер обнаружил, что подобные единицы, углеродоосновные и другие, вероятно, присутствовали на всех планетах, где существовала настоящая жизнь. Виджер интересовался, не были ли эти единицы чем-то вроде отработанных материалов, выделяемых действительной жизнью. Могло ли быть, что жизнь могла загрязнять свои собственные миры, не замечая этого? Было несложно дублировать одну из углеродных единиц, чтобы создать зонд, позволяющий Виджеру исследовать эти крошечные единицы на их собственном уровне. Но вместо получения информации, зонд неожиданно столкнулся с более озадачивающими вещами. Эти единицы, казалось, находились в некотором роде симбиоза с "Энтерпрайзом". Помогали ли эти отношения действительной жизни? Или эти углеродные единицы были паразитами? Это стало вопросом первостепенной важности, когда банки памяти "Энтерпрайза" показали, что миллионы таких единиц населяют планету Создателя. Все это было почти так же волнующе, как недавние открытия, которые сделала огромная машина о себе. Раздражающие, трудные, невозможные, беспокоящие открытия, делающие огромную машину более и более сознательной, и следовательно… и следовательно, ее существование должно иметь какое-то назначение. Медленно огромная машина начинала понимать, что этим назначением было это путешествие, в течение которого Виджер должен был собирать и узнавать всю возможную информацию, и передача этой информацию Создателю после прибытия на третью планету системы. Но с этим пришло более потрясающее и волнующее осознание – единственное причина существования Виджера закончится, когда он прибудет на третью планету и передаст информацию. Виджер стоял перед изначальной дилеммой. Он не мог не повиноваться командам создателя – но у него не будет причины существовать, если он подчинится. Ничто не может существовать без функции или назначения. Как однажды, очень давно, когда он был в первый раз атакован, теперь Виджер снова стоял перед проблемой выживания – но теперь он стал полностью сознательным, могущественным и знающим. И, как происходит в конце концов с любой живой формой, развивающейся достаточно долго, огромная машина начала думать аналитически о себе и Создателе. Незначительность по имени Спок начала прерывать функционирование. Ему не удалось слить свое мерцание сознания с Сознанием Виджера и ему грозило быть уничтоженным в этой попытке. Виджер начал исследовать мельчайшие кусочки мыслей, которые оставила эта попытка слияния. Глава 25 На четвертом воздушном шлюзе "Энтерпрайза" Кирк вышел в темноту, как сделал это Спок двадцать одной минутой раньше. Он было оснащен тем же реактивным ранцем, плюс сообщения Спока давали расчет времени-направления, что позволит Кирку засечь его. Чехов, Ухура, Сулу и дюжина других, едва не отказались подчиняться, когда Кирк заявил о своем намерении искать Спока в одиночку. Он был шокирован, увидев, что ветераны дальнего космоса не могли понять тот простой факт, что сотня человек не могли совершить то, что мог один в этих обстоятельствах. Едва в часе от Земли, с поразительным сообщением Спока, что это все одна огромная живая форма, у него не было выбора, чем идти самому, особенно если Спок был теперь связан с гигантским 'Захватчиком'. – Готовы к многократному запуску, – сказал Сулу через коммуникатор. – Подтверждаю, мистер Сулу . Начинайте запуск через 20 секунд… пошел! Кирк использовал микродвигатели, чтобы встать в направлении, указанном в записях Спока. В миг, когда Кирк включит двигатели и направится к дальней внутренней стене, Сулу запустит сенсоры и оставшиеся капсулы для сообщений, надеясь отвлечь внимание на время, достаточное, чтобы достичь Спока и… вЂ“ Джим, оставайся там, где находишься! – раздался вдруг голос Деккера. – Спок послан обратно к нам. Кирк услышал, как Деккер объявляет медицинскую тревогу в Воздушном шлюзе №4, информируя лазарет, что Спок, возможно, будет без сознания. Голос его звучал необычно неровно. - Деккер, о чем ты говоришь? Откуда эта информация? - Виджер, капитан. От его зонда. Кирк немедленно прибыл в лазарет, где Спок лежал с открытыми глазами, пристально смотря куда-то в пустоту. Медицинские сенсоры над вулканцем показывали, что он мог умереть. Маккой и Чэпел, помогая экстренной медкоманде, лихорадочно работали, пытаясь стабилизировать кривую жизненных сигналов. – Мы должны рискнуть, – сказал Маккой. – 50 кубиков гексадилкалмалина. Кирк заметил, что Чэпел побледнела, но продолжала быстро готовить инъекцию. – Капитан, если я сейчас могу доложить вам… Это был Деккер, выглядевший почти так же плохо, как Спок, но Виджер был в часе от Земли, и на вопросы не было времени. Зонд-"Айлия" все еще был с Деккером, но сейчас он выглядел как механизм. Кирк показал на него. – Маккой сказал, что он может иметь образцы памяти Айлии? – Да, сэр. Это казалось так. Какое-то время. Кирк подождал. – Ну? Что случилось, Уилл? – Я не знаю, сэр, – ответил Деккер. Он выглядел определенно измученно. Голос был усталым и натянутым, но он пытался контролировать себя. Зонд стоял рядом с ним, не двигаясь, без выражения. – Спок был прав об образцах памяти, – продолжал Деккер. – Они были… были исключительно сильны. Я думал, что я… установил… отношения с ней. Может, я это и сделал, но Виджер немедленно вернул контроль. Кирк снова посмотрел на зонд: – И ты получил информацию, что Виджер послал Спока обратно… вЂ“ Виджер сам выдал эту информацию, сэр. Зонд полностью игнорирует меня. – Тогда почему он постоянно стоит рядом с тобой как сейчас? – Я не знаю, сэр. Я бы хотел освободиться от этого, если бы вы позволили. Кирк заколебался. Потом покачал головой – и увидел дрожь мускулов на лице Деккера. Но зонд словно прикрепил себя к Деккеру, и какова бы ни была причина этого, Кирк надеялся, что это хоть как-то поможет. Больше ничего не давало даже такой призрачной надежды. Наконец, сенсоры уловили какие-то признаки жизни, хотя Спок продолжал лежать неподвижно и без сознания. Чэпел провела сканером у головы вулканца, Маккой проверял показания. "Соединение со спинным нервом установлено", – сказала она. – Я не вижу ничего, показывающее на физическое повреждение мозга, – сказал Маккой, оборачиваясь к Кирку. – Но есть показания сильной неврологической травмы. Абсолютное количество информации, проникшее в его мозг во время мелдинга, невозможно огромно. Потеря сознания, возможно, спасла его от… Прежде чем он продолжил, они услышали смех. Они обернулись, увидев доктора Чэпел, неверяще глядящую на Спока. Спок позволил себе всплыть сквозь слои информации, переданные ему Виджером. Большую часть ее он не понял и вряд ли когда-нибудь поймет, ибо никакие символы или слова не были способны описать это. Как могла невообразимая безмерность вселенной вокруг них быть всего лишь краткой искрой в огромной реальности? Все это казалось Споку таким понятным и логичным, когда он был частью мыслей Виджера. Спок также видел, что Виджер был почти способен путешествовать по этим высшим измерениям. Но только когда их корабль попал в ловушку внутри Виджера, Виджер был пойман в свое настоящее измерение действительности. Что за космическая шутка! Виджер был всем, чем Спок когда либо мечтал стать. А теперь Виджер был бесплоден! Он никогда не почувствует боль. Или радость. Или сомнение. Он был так полностью и великолепно логичен, что его накопленные знания стали полностью бесполезны. Спок снова рассмеялся. Потом он увидел лицо Кирка. Он потянулся вперед и сжал руку Кирка в своей собственной. – Джим, – сказал Спок. Маккой изумленно смотрел на ясно видимые эмоции на лице Спока, когда он сжимал руку Кирка. Кирк вернул пожатие и накрыл другой ладонью руку Спока, держа ее между двумя своими, показывая Споку, что в эмоциях не было стыда. – Это простое чувство, – Спок боролся за дыхание, – так далеко… от понимания Виджера… вЂ“ Мы поняли твое сообщение, Спок? Виджер живой? Это все живая машина? Спок с усилием кивнул: – Да, живая форма. Сознательная, живущая сущность. Но не… не так различно… Спок прервался для дыхания. Усилия разговора были утомительны. Маккой повернулся к Кирку: – Джим, я думаю, он пытается сказать, что мы, фактически, тоже живые машины. Белковые механизмы! – И он рассматривал "Энтерпрайз" тоже как живую форму, – добавил Кирк. Чэпел взглянула на них, обеспокоенная: – И он назвал нас "инвазией". Маккой кивнул: – Бактерии, микробы… маленькие углеродоосновные существа, кишащие на "Энтерпрайзе", может быть, высасывающие его силу… Кирк кивнул. Это ставило важный вопрос: – Он все еще думает о нас так, Спок? После слияния с твоими мыслями? – С моими мыслями? – Спок снова едва не рассмеялся. – Какие я мог иметь знания… чтобы заинтересовать его? Джим, нет больше знаний, в которых нуждается Виджер. Ему нужно быть способным чувствовать! Ему нужно было нечто самое важное для него – что я не мог ему дать! – Ты назвал это "бесплодием" Спок кивнул: – Да. Логика без желания стерильна. Виджер может… в конечном счете узнать все, что можно, о нашей вселенной… эту часть его мы можем понять. Но при всех этих знаниях… при всей этой мощи, он менее мудр, чем ребенок. – Но он может взять мудрость от кого-то или чего-то, что его создало. Спок покачал головой: – Если и есть ответ, Виджер его не знает. Я видел… планету с которой он пришел – планету живых машин, бесконечного множества технологий; машины, которые могут чинить себя, изменять себя для приспособления к условиям… Спок почувствовал себя сжимающим руку Кирка – он был одновременно потрясен и обрадован почувствовать такую сильную боль вечного, бессмысленного существования, которое он видел среди машин на той планете. Они были созданы и оставлены там существовать без способности знать голод, или страх, или одиночество, или злость, или любую из тех удивительных вещей, которые привели бы их к изменению своих программ относительно их собственных нужд. Как важно для живых существ иметь желания! – Джим, – наконец сказал Спок. – У Виджера есть знания, охватывающие всю Вселенную. Но пока что во всем этом великолепии Виджер не чувствует гармонии… удовлетворения… красоты… – Спок устало откинулся назад. – И, Джим, нет ответов! Но ему нужно искать ответы! – На какие вопросы? – спросил Кирк. – Это все я? – сказал Спок, цитируя существование почувствованной им пустоты. – Нет ничего больше? – Мостик капитану. Кирк подошел к интеркому, отпустив руку вулканца: "Кирк здесь". Это была Ухура: – Слабый сигнал от Звездного Флота, сэр. 'Захватчик' теперь на их внутренних мониторах; он уменьшает ход, облако рассеивается. – Я был прав, – сказал Кирк. Затем добавил, обращаясь к Маккою и Чэпел: – Спок нужен мне на мостике. Глава 26 Деккер сидел на мостике, ожидая Кирка. Зонд неподвижно и молча стоял рядом. Сейчас в нем не осталось ничего от Айлии. Он не знал, почему зонд продолжает держаться рядом с ним, и был смущен взглядами некоторых членов команды мостика. Изобретение Кирка о локационном маяке сработало – полчаса назад они восстановили контакт со Звездным Флотом. Все записи и рапорты были переданы Ногуре – и были приняты без комментариев. Командующий адмирал был практичным человеком. Услышав, что не было ничего, что бы "Энтерпрайз" мог сделать, он не надоедал им ненужными приказами и распоряжениями. – Виджер достиг орбиты Земли, старший помощник, – доложила Ухура. Деккер кивнул, внутренне застонав. В добавление ко всему, что случилось, сам Деккер чувствовал себя словно в аду. Если бы он прожил еще 24 часа (что он считал маловероятным), физический дискомфорт, возможно, исчез бы, но все равно никуда не делась бы душевная боль. Айлия была жива! Айлия была жива, и он почувствовал это, когда Маккой и Чэпел оставили их вдвоем с зондом в каюте Айлии. Теперь она невозвратно ушла. Не было сомнений, что зонд был Айлией. И когда он любил ее, он чувствовал живое сознание Айлии в своем разуме! Он чувствовал ее ужас от заключения в механическом теле – он чувствовал как она начала освобождать себя от контроля Виджера – а потом Деккер сам испытал ужас, когда она боролась, чтобы остаться собой; но Виджер возвратил контроль над механическим телом, и сознание Айлии начало исчезать, пока не ушло совсем. Когда Деккер впервые назвал зонд "Айлией", он намеревался только воспользоваться программированием этой машины. Когда зонд впервые начал двигаться, как она, он поверил, что это было вызвано записями образцов памяти в сложном механизме. Он говорил себе, что настоящая Айлия невозвратно ушла, и его верность принадлежит живущим. Он решил заняться любовью с механическим дубликатом, если это будет нужно… Нет, это была неправда. Он надеялся, что это будет нужно. Это была совершенная копия – ее действующие на подсознание феромоны были, вероятно, химически идентичны феромонам Айлии, и ему казалось вероятным, что и ее тело будет чувствовать как реальное. Фактически, если зонд реагировал как дельтанская женщина, существовал очень хороший способ обрести контроль над ним. Хотя Кирк был уверен, что верность Звездному Флоту будет самым верным ободрением памяти зонда, капитан, очевидно, мало знал о чувственности, окружающей дельтанских женщин. Деккер начал любовную игру… и был поражен тем, насколько "натурально " реагирует зонд. Он был столь совершенным дубликатом, что Деккер начал верить, что он мог быть способен и на разделение разумов в процессе сексуального контакта, и контакт некоего рода с Виджером станет… итоговой точкой этого. Он не был готов иметь контакт с живым сознанием женщины, которую он любил. – Как мистер Спок? – Это был голос Ухуры, но к кому он обращался? Затем Деккер осознал, что Кирк прибыл на мостик. – Поправляется, – сообщил Кирк. – Маккой вскоре отпустит его сюда. Деккер незаметно выскользнул из капитанского кресла, освобождая его для Кирка. Зонд последовал за ним, и он почувствовал, что Кирк наблюдает за ними. Почему он остается с ним сейчас? Как этот механический зонд отнесся к тому, что он сделал с ним? Или, может быть, Виджеру понравилось это? Деккер вздрогнул при этой мысли. – Капитан, – сказала Ухура. – Виджер достиг земной орбиты. Думаю, я могу принять сигнал, показывающий, как он выглядит с Четвертой лунной базы. Кирк кивнул, и Ухура на момент занялась коммуникационной консолью, потом коснулась кнопки и посмотрела на главный экран. На экране появилось немыслимое изображение. Так выглядел огромный чужой корабль со стороны лунной базы. Энергетическое облако рассеялось и исчезло при торможении, и теперь Виджер выглядел еще более чуждым и смертоносным. Двери открылись, впуская Спока и Маккоя. Спок нетвердо стоял на ногах, но кивнул в ответ на приветствия. Изображение на экране неожиданно распалось… искривилось, зубчатые черные полосы побежали по нему. Спок, несмотря на озабоченный взгляд Маккоя, поспешил к научной станции. Ухура вслушивалась в то, что звучало как последовательность высокочастотных сигналов. Она повернулась, удивленная: – Эти помехи исходят отсюда, сэр… изнутри Виджера! Спок кивнул, подтверждая: – Очаровательно. Кажется, это обычный бинарный кодовый сигнал. – Виджер сигнализирует Создателю, – сказал зонд-"Айлия". – И что говорит? – спросил Маккой. – "Я здесь"? Пораженный Маккой увидел, как зонд кивнул. "Я прибыл. Я изучил все, что поддается изучению". Сигналы Виджера пропали. Изображение снова появилось, показывая огромный силуэт Виджера над лунным ландшафтом. Потом статическое искажение вновь закрыло экран, когда сигналы Виджера зазвучали снова. – Он повторяет сигнал, – доложила Ухура. – Тот же код. – Джим, – сказал Деккер. – Он хочет ответа. – Ответа? – повторил Кирк. – Я даже не знаю вопроса! Кирк почувствовал моментное раздражение, когда девять пар глаз посмотрели на него, словно он обладал какой-то магической проницательностью. Затем, кодовый сигнал снова исчез – главный экран опять показал изображение Виджера. "Создатель не отвечает", – сказал зонд, все еще механическим, жестким голосом. Острые глаза Ухуры поймали движение на экране. – Капитан, огромный объект отделился от 'Захватчика'. Кирк уставился на экран, выпалив: – Полное увеличение! Сулу увеличивал изображение, пока его нельзя было рассмотреть вблизи – и оно было странно знакомым. Это была огромная масса той зеленой плазмо-энергии, которая уничтожила клингонские крейсеры и станцию "Эпсилон-9" – и чуть не уничтожила "Энтерпрайз". Сулу повернулся: – Он выпустил еще один. Нет, два… Они беспомощно смотрели, как на экране появился третий, потом четвертый сгусток энергии. Каждый из этих сгустков был по крайней мере в сотню раз больше того, что атаковал их. Кирк повернулся к зонду: – Для чего они? "Они уничтожат инвазию, загрязняющую эту планету", – ответил зонд. – О, Господи, – сказал Маккой. На всех лицах на мостике отразилось то же чувство. Никто не забыл, что зонд назвал команду "Энтерпрайза" углеродоосновной инвазией. На экране зеленые сгустки плазмо-энергии продолжали разлетаться в разные стороны от корабля. Ухура, получив сигнал, повернулась к Кирку: – Сэр, по расчетам Четвертой лунной базы, все траектории равноудалены друг от друга относительно орбиты Земли. Спок, проделывавший быстрые вычисления, тоже обернулся к Кирку: – Капитан, достижение конечной позиции произойдет через 29 минут. Детонация полностью накроет планету. Кирк сорвался со своего кресла и шагнул к зонду: – Почему?! Деккер, тоже ждавший ответа зонда, вдруг осознал, что тот повернулся и смотрит на него. Кирк тоже заметил это. Но это была не Айлия, ни малейшей теплоты, никакого смягчения в механическом голосе зонда. – Скажи ответ мне, – сказал Кирк. – Ответь ему, – сказал Деккер. Он был удивлен, увидев, что зонд послушно повернулся к Кирку. – Углеродоосновная инвазия должна быть удалена с планеты Создателя. – Почему?! – повторил Кирк. Зонд поглядел на Деккера. – Скажи ему, почему. – Создатель не ответил. – Углеродные единицы не ответственны за это, – сказал Кирк. – Вы загрязняете "Энтерпрайз". Вы служите препятствием Создателю. – Капитан… вЂ“ позвал Чехов из-за оружейной станции, его лицо побледнело. – Капитан… Все защитные средства Земли не функционируют! Слова Чехова эхом пронеслись по мостику, и Кирк почувствовал холод в животе. – Подтверждаю, – сказала Ухура, ее голос дрожал. – Защитные щиты теряют энергию, компьютерные системы сами отключают себя… До сих пор, по крайней мере, была надежда, что суммарная огневая мощь и защитные системы Земли и Луны дадут Ногуре хоть какой-то шанс, или, по крайней мере, отсрочку, за время которой можно было попытаться добиться какого-то понимания. – Капитан, – сказала Ухура. – Даже сигналы Звездного Флота затухают. Кирк почувствовал страх, представляя происходящее внизу. Он был расстроен своей неспособностью предложить какой-то ответ, но больше всего он был зол на эту огромную машину. – Виджер! – закричал он. – Углеродные единицы не инвазия! Они естественная часть этих планет внизу! Они живые существа! – Они не настоящие живые формы, – тон зонда не изменился. – Только Создатель и ему подобные живые формы реальны. Зонд продолжал смотреть прямо на Кирка – или это Виджер смотрел на него? – Подобные живые формы? – Маккой неожиданно понял. – Джим, Виджер только что сказал, что Создатель – машина! Мы должны были догадаться об этом. Мы все создаем Бога по своему образу и подобию! Кирк снова повернулся к зонду: – Виджер! Единственные живые формы здесь… это углеродоосновные единицы. Корабль начало трясти. Сулу просканировал наружное пространство: их окружало огромное силовое поле. Медленно оно замерло. – Осторожно, Джим… вЂ“ тихо сказал Спок. – Что ты предлагаешь, Спок? Вежливую беседу? Спок покачал головой: – Обращайтесь с ним как с ребенком. – С ребенком? – Да, с ребенком: учащимся, ищущим, нуждающимся… Деккер прервал: – Нуждающемся в чем, мистер Спок? – Как многие из нас, – серьезно сказал Спок. – Он не знает, в чем. Он только знает, что он несовершенен. – Устройства Виджера достигнут земной орбиты через 22 минуты, – сказал Чехов. – Спасибо, мистер Чехов. Мистер Спок, вы полагаете, они взорвутся в этот момент? – Положительно, капитан, – сказал Спок. – Правильно?! – потребовал Деккер ответа у зонда. Тот кивнул. "Создатель все еще не ответил". Кирк осознал в это мгновение, что им был оставлен только один шанс. Сейчас, по крайней мере, он имел хоть какой-то контакт с огромной машиной через зонд – и он должен был использовать его, прежде чем он тоже исчезнет. Даже такое маленькое преимущество было лучше, чем ничего. – Виджер, – сказал Кирк, обращаясь к зонду. – Мы знаем, почему Создатель до сих пор не отвечает. – Джим! – Маккой был шокирован риском, которому подвергался Кирк. Но Деккер кивнул Кирку, а затем зонду. – То, что он сказал, правда. Мы – единственный шанс Виджера найти Создателя. Зонд внимательно изучал Деккера. Затем он повернулся к Кирку, его голос звучал требовательно: "Ты сообщишь информацию" Теперь голос зонда содержал угрозу – и Кирк понял, что Спок был прав. Они разговаривали с ребенком – который мог в разочаровании легко их уничтожить. – Сообщи информацию! – Нет, – категорически сказал Кирк. Он повернулся к команде мостка: – Сверните все станции! Освободите мостик! Все уставились на него, пораженные. Корабль тяжело тряхнуло извержением энергии неподалеку. Деккер поддержал капитана, нажав клавишу интеркома: "Мостик всем палубам! Сверните все станции". Неистовство энергетических выбросов атаковало корабль – он дрожал все сильнее. Команда мостика вцепилась в подлокотники кресел. – У вашего ребенка раздражительный темперамент, Спок! – нервно сказал Маккой. – Очистить мостик, капитан? – спросил Сулу . – Был приказ, мистер Сулу , – сказал Кирк. – Немедленно освободите мостик. Команда мостка быстро сворачивала свои станции, чувствуя, как сотрясается корабль под всплесками чужой энергии. – Нелогично отказывать в выдаче требуемой информации, – сказал зонд. Кирк не ответил. Действительно ли взрывы энергии становились слабее? Только Деккер, Маккой и Спок были еще с Кирком – взволнованное лицо Ухуры исчезло за закрывающимися дверями лифта. Свет на мостике потускнел, что вызвало одобрительный кивок Спока. Тишина наступила так внезапно, что даже вулканец казался взволнованным. Корабль тряхнуло еще раз или два последними возмущениями энергии – и экран показал, что силовое поле полностью исчезло. – Почему ты не выдаешь информацию? – спросил зонд. – Я могу пойти на уступки, только если Виджер отзовет свои орбитальные устройства, – ответил Кирк. – Орбитальные устройства не могут быть отозваны, пока не будет получена информация, – немедленно отозвался зонд. Кирк понял, что ошибся при подсчете карт, и его оппонент выиграл очко. – Ребенок учится очень быстро, – пробормотал Маккой. – Спок… вЂ“ сказал Кирк. Это была просьба о помощи, о времени на размышление. – Я понял, капитан, – ответил Спок. – Мне кажется, что для достижения вашей цели нужен более тесный контакт с Виджером, не так ли? Я предполагаю, что где-то есть центральный мозговой комплекс… – А орбитальные устройства могут контролироваться из такого места…? – В точности. Кирк повернулся к зонду: – Информация о Создателе не может быть передана через зонд. Только лично Виджеру. Они почувствовали слабый крен, и Маккой привлек внимание Кирка к главному экрану. Корабль двигался – перед ними открылась дыра, через которую корабль затягивало все дальше и дальше внутрь огромной живой машины. – Мистер Деккер, – сказал Кирк. – все палубы могут возобновить работу своих станций. – Есть, сэр. У нас есть 21 минута, прежде чем эти аппараты достигнут позиций. Должен ли я дать вам связь с мистером Скоттом? Кирк заметил, что в глазах Спока мелькнуло одобрение. Деккер был чертовски хорошим капитаном; он заслужил иметь свой собственный корабль. Он сожалел и о нем, и о дельтанской женщине тоже. Скотт вышел на связь: – Да? Что я могу для вас сделать, капитан? – Мистер Скотт, приготовьтесь исполнить приказ Звездного Флота номер 2-0-0-5, – сказал Кирк. Молодая женщина, работающая рядом, ассистент Квортон, повернулась к Скотту, шокированная. Скотт видел это, но должен был проигнорировать ее и ответить в интерком: – Когда? – Ровно через 19 минут… Засекайте! – Есть, сэр. Через 19 минут, – Скотт установил таймер на своей консоли. Ассистент все еще смотрела на Скотта, отчаянно надеясь, что она ошибается: – Сэр, капитан только что приказал самоуничтожение? – Да. Я думаю, он надеется прихватить Виджера с собой. – А мы? Скотт был рад, что она смогла заставить свой голос не дрожать. Он кивнул: "Что происходит, когда так много материи и антиматерии встречаются вместе? Конечно, девочка. Ты можешь быть уверена в этом". Глава 27 – По предварительной оценке, мы продвинулись вглубь на 26 километров, – доложила навигатор ДиФалько. – Аппараты Виджера достигнут позиции через 15 минут, – сказал Чехов. Зонд- "Айлия" продолжал стоять рядом с Деккером, озадачивая как его, так и всех остальных. Кирк по-прежнему смотрел на экран, надеясь, что они получат какую-то подсказку, пробираясь по тоннелям внутри Виджера. Но хотя их продвижение и снабжалось некоторыми ужасными эффектами, большинство из них показывали технологию и знания такие передовые, что они не могли сделать заключений о том, что видели. – Виджер чувствует, что он неполон, – размышлял Деккер, – но без знания о том, в какой области… вЂ“ Какая разница? – спросил Маккой. – Все, в чем он нуждается, может быть дано ему Создателем. Кирк указал на зонд: – Это значит, что Виджер хочет объединиться с Создателем. – Наиболее логичный путь выяснить, в чем он нуждается, – заметил Спок. – Если он сможет найти Создателя, – сказал Кирк. – А если нет? – Он закончит существование, – ответил Спок. – И мы тоже. – Капитан… движение замедляется, – сообщил Сулу от рулевой консоли. На главном экране появился огромный круглый зал, гигантская сфера. – Как красиво! – воскликнула Ухура. Перед ними простиралась захватывающая дух панорама, полусфера, заполненная бледным золотым светом. Точно в центре ее находилось сверкающее ядро. На таком расстоянии оно казалось маленькой драгоценной игрушкой. – Силовой луч, держащий нас, определенно исходит из этого объекта, – сообщила ДиФалько. Кирк искоса взглянул на экран – хотя на первый взгляд огромная полусфера казалась почти пустой, во всем ее пространстве клубилась мерцающая энергия. – Мозг Виджера, – сказал Спок, тоже наблюдая за призрачными вспышками энергии вокруг. – Возможно, его функции сходны с функциями нейронов нашего мозга, – предположил Маккой. Кирк повернулся к интеркому: – Инженерная… ваше состояние? – Мы готовы, сэр, – донеслась до них мрачный ответ Скотта. – Спасибо, Скотти. Будьте наготове. – Силовой луч исчезает, – сказал Сулу . Островок ядра полусферы мозга Виджера стал разгораться. Необычный столб слепящего яркого света вырвался из его середины. В отличие от остальных частей Виджера, ядро его мозга, казалось, было совершенно твердым, состоящим из запутанных геометрических конструкций из необычной раскаленной добела субстанции. Взволнованная Ухура повернулась к Кирку: – Сэр, источник радиосигналов Виджера прямо по курсу! – Он звал своего Создателя отсюда, – сказал Спок. Члены команды мостика приникли к экрану, вглядываясь в ядро полусферы, теперь уже в дюжину кораблей длиной. Скорость "Энтерпрайза" замедлялась, и в этот раз даже Сулу забыл отменить изменения положения на своей консоли. Деккер почувствовал, что зонд отошел от него и направился к дверям лифта. Затем Кирк обернулся к нему со странным выражением лица: – Твое мнение, Уилл? Ели я отдам приказ Скотти сейчас, это может удивить Виджера. Деккер внезапно понял, что имеет в виду Кирк. "Его заинтересованность в поиске Создателя может отвлекать его – во всяком случае, в этот момент". – Мостик инженерной, – тихо сказал Кирк. – Да, сэр? Я готов, если вы этим интересуетесь, – ответил голос Скотта. – Ну… Кирк прервался. Виджер был готов провести их в центр своего мозга. Могло ли быть, что там могло быть что-то изучить, что оправдало бы риск слишком долгого ожидания? Кирк оглянулся и позвал "Айлию". – Подожди. Я сказал, что мы сообщим информацию в присутствии Виджера. Какая… часть Виджера здесь? – Источник Виджера Спок встал на ноги, почти с кошачьей любознательностью: – Очаровательно, капитан. Он сказал это почти… благоговейно. – Джим, мальчик… эта ужасная вещь, которую ты делаешь со мной… Кирк виновато обернулся – он напрочь забыл, что оставил Скотта в неведении на середине команды. – Ничего не предпринимайте, мистер Скотт, – сказал он тихо. – Я думаю, мы остановимся на прежнем времени. – Я едва не надавил эту чертову кнопку, – донеслась реплика Скотта. – Но я подожду. Инженерная, конец связи. Зонд- "Айлия" взял Кирка и остальных в турболифт в тускло освещенную вспомогательную шахту. Стало очевидным, что Виджер знал каждую деталь "Энтерпрайза", когда его зонд безошибочно вывел их к маленькому лифту техобслуживания и заставил войти в него. Они едва поместились в кабину впятером, входной люк закрылся над их головами, и лифт начал двигаться вверх. Неожиданно он остановился – и они увидели себя стоящими без космических костюмов на поверхности секции 'тарелки' "Энтерпрайза"! Кирк услышал удивленный вздох Деккера и осознал, что был весьма близок к тому же. Их корабль омывало невозможно прекрасным золотым свечением – Вокруг нас воздушная и гравитационная оболочки, как и было обещано, – заметил Спок. – Очаровательно. Маккой кинул быстрый взгляд на зонд, подозревая какой-то подвох. Без этой защитной оболочки, их легкие должны были разорваться, а их замороженные тела – парить в невесомости. Зонд направился к переднему краю секции. Только когда Кирк повернулся, чтобы последовать за ним, он осознал, что изумление Деккера едва ли связано с видом "Энтерпрайза" отсюда. Даже в глазах Кирка, космический корабль, казалось, уменьшился в размерах, когда он увидел невозможную реальность, окружающую их. Целый флот звездолетов мог бы маневрировать в пространстве мозга Виджера; да, соглашаясь со Споком, эта огромная полусфера была далека от того, чтобы быть просто пустым пространством – она была действительно огромным комплексом энергетических волн и частиц, которые поддерживали сознание Виджера, действуя, как нейроны и нервы в мозгу Кирка. У Кирка закружилась голова, когда он осознал, что абсолютная безмерность всего этого была также связана с в равной степени немыслимыми хранилищами информации – кристаллами памяти, описанными Споком. Они подошли к концу секции. Здесь, зонд-"Айлия" остановился и посмотрел прямо на ядро, которое они ранее рассматривали с экрана мостика. – Несомненно, наша цель, – тихо сказал Спок. – Мы начинаем двигаться в этом направлении. Спок был прав, без сомнения. Сверкающее ядро еще увеличилось в размерах. Оно походило больше на блестящий парящий остров, чем на центр мозга Виджера. – Источник Виджера, – сказал зонд, указывая на ядро. – Источник Виджера? – повторил Кирк. – Что это значит? Зонд продолжал игнорировать его. – Айлия, помоги нам. В конце концов, объясни нам, что случилось, – снова попытался Деккер, но зонд не показал, что услышал его. Ядро мозга приближалось, яркая колонна света, исходящая из него, становилась более четкой, своим блеском почти ослепляя их. Его хорошо видимые структуры были так отличны от всего, что видел Кирк, что он не мог даже догадываться об их функциях. Но, по крайней мере, это была твердая материя – они смогут найти опоры для ног, если зонд поведет их туда. Мысли Кирка стремительно двигались. Он не сомневался, что от него ожидается контакт Виджера с его Создателем. Он должен придумать что-то убедительное – то, что защитит человечество на века. Но как он мог даже предполагать, что может удовлетворить Виджера? Источник Виджера. Думай! Спок видел планету машин. Но она была расположена на другом конце нашей галактики, за пределами досягаемости наших кораблей. Что можно сделать, чтобы он поверил, что Создатель находится там? Кирк внезапно вынырнул из своих мыслей, осознав, что случилось что-то неожиданное. Конечно! Движение звездолета остановилось, но они были еще в длине корабля или более от ядра. – Джим! – Капитан! Восклицания Деккера и Маккоя слились, когда на них на огромной скорости стремительно бросились какие-то тени. Огромные полупрозрачные прямоугольники света, которые по мере приближения словно затвердевали, превращаясь в материю. Тени сделали пируэт и приземлились прямо между ними и огромным "островом"-ядром. Кирк не верил собственным глазам. Тени превратились в парящую дорожку, ведущую к чему бы то ни было, ожидающему их. Не обращая внимания на дрожь корабля в момент, когда дорожка столкнулась с ним, зонд-"Айлия" ступил на первый парящий прямоугольник. Он словно двигался по пылающему льду. Маккой, со сдвинутыми бровями, посмотрел взглядом, означающим: "Я отказываюсь это делать", но Кирк последовал за зондом немедленно, Спок и Деккер ступили на парящую тень следом за ним, и у Маккоя не было выбора, кроме как последовать за ними. Он был удивлен и почувствовал безмерное облегчение, почувствовав, что внимательность была ни к чему – странные прямоугольники компенсировали каждый шаг, точно учитывая направление и балансировку. – Десять минут, капитан, – сказал Спок. Вулканец достал свой трикодер, сканируя и анализируя каждый шаг. Кирк чувствовал, что они выбились из графика. Не было ничего, что помогло бы найти выход за этот маленький отрезок времени. Гигантская машина поймет, что у него нет никаких сведений о Создателе. Виджер не будет колебаться, уничтожая углеродоосновные единицы на планете, как Маккой не стал бы прерывать уничтожение раковых клеток, даже если наткнулся на них случайно. Ядро неожиданно ярко вспыхнуло, на мгновение ослепив их. Его центральная часть медленно поднималась, образуя гигантский опрокинутый кубок. Слегка выпуклые стены становились все круче к вершине, из отверстия в которой вырывался яркий столб света. Теперь не было сомнений, куда их вели. – Пространство ядра старше, чем остальной Виджер, – сказал Спок, анализируя показания трикодера, – хотя оно все еще остается за пределами нашего понимания, данная технология не настолько развита, как технология остального Виджера. – Что за дурацкая идея у меня появилась, – сказал Маккой – С анатомической точки зрения, я бы описал это как центр сферического мозга вокруг нас. Спок неожиданно очень заинтересовался: – Вы думаете, первичный мозг, доктор? Маккой кивнул, поворачиваясь к Кирку: – Я не знаю, как это нам поможет, но я бы предположил, что это место соединяет сегодняшнего Виджера, с тем, чем он был когда-то. Они карабкались по становящейся все круче наклонной плоскости, уже только в дюжине шагов от сверкающего луча. Огромные колонны окружали их. Если бы машина могла создать Стоунхендж, это было бы такое место. Защищая глаза от яркого света, они подобрались к краю отверстия – и, пораженные, остановились. Зонд указал вперед, сказав: "Виджер". Замершие люди почти не слышали его. Столб света, исходящий из обширной вогнутой площади под ними, словно священный огонь, освещал что-то очень важное для Виджера. Неизвестный объект, весь в царапинах и пятнах, был неоспоримо космическим зондом двадцатого века с планеты Земля. – Я сомневаюсь, что Виджер поверит правде, – тихо сказал Спок. – Будь я проклят, если это не так, – ответил Маккой. Глава 28 Кирк подошел к золотому диску древнего зонда. Большинство знаков на его борту еще можно было разобрать: В ДЖЕР 6 NASA Между буквами В и Д была дырка, очевидно, вызванная столкновением с каким-то космическим телом. "В_ДЖЕР… Виджер! – сказал Кирк. Он коснулся пальцем того места, где буквы были стерты: – В-О-Я-Д-Ж-Е-Р…"Вояджер-6"! Эта космическая капсула была хорошо знакома четверым офицерам Звездного Флота. Ее историю изучали все кадеты Академии. "Вояджер-6" был первым созданием человечества, проникшим во временной континуум, и причины его таинственного исчезновения до сих пор были неизвестны. – Я выпустил стрелу в воздух… – сказал Маккой. Кирк кивнул, не сводя глаз с символа NASA. Могли ли они предполагать, что эта стрела приведет их назад к земле? – Он вернулся в нормальный космос на дальнем конце галактики, – сказал Кирк Споку. – И, очевидно, ему пришлось странствовать по гравитационным полям той планеты, которую ты видел. Огромные машины починили его… вЂ“ Больше, – продолжил Спок. – Они обнаружили его программу – и, будучи сами машинами, повиновались. Кирк кивнул: " Изучай все, что поддается изучению. Верни эту информацию Создателю." – Команды Создателя, – кивнул Маккой. – Его программирование 20 века должно было быть очень простым, – сказал Деккер. – Собирай всю возможную информацию; передавай ее Создателю. – И машины поняли буквально, – продолжил Спок. – Они снабдили Виджера сканирующими и измерительными устройствами своей собственной развитой технологии, и дали ему мощь, необходимую, чтобы возвратиться на Землю. Было сложно не чувствовать трепета перед величественной одиссеей Виджера. – И в долгом путешествии домой, он собрал так много знаний, что это активировало сознание, – сказал Деккер. – Ты теперь выдашь информацию, – сказал зонд-"Айлия". – У нас семь минут, Джим, – тихо сказал Спок. Кирк кивнул вулканцу. Даже в таких условиях, было приятно услышать, что Спок называет его по имени. – Ну, по крайней мере, мы знаем ответ, – сказал Маккой. – Но если бы я был Виджером, я бы точно не поверил нам. – Пока мы не сможем доказать, что мы правы, – сказал Деккер. – А я думаю, мы сможем! Бинарный кодовый сигнал, посланный Виджером, был частью программы "Вояджера" – сигнал означал, что он имеет информацию для передачи. Предполагалось, что NASA пошлет ему ответный сигнал, инструктируя его, как передать информацию. – Единица-Кирк, почему не отвечает Создатель? – спросил зонд, его голос был жестким. – Капитан – "Энтерпрайзу", – сказал Кирк в свой коммуникатор. Голос Ухуры немедленно ответил: – "Энтерпрайз" на связи. – Единица-Кирк, ты выдашь информацию сейчас! Почему Создатель не… Кирк прервал: – Создатель объяснит это сам. Виджер получит его ответ через несколько… вЂ“ Больше не будет задержек! Ты расскажешь о Создателе немедленно! – Виджер! Если твой зонд будет продолжать вмешиваться, Создатель никогда не ответит! Кирк повернулся спиной к зонду, и быстро заговорил в коммуникатор: "Ухура, поднимите записи корабельной библиотеки о зонде NASA конца 20 века, "Вояджере-6"; и как можно быстрее передайте нам кодовый сигнал и частоты NASA, приказывающие "Вояджеру" отдать накопленную информацию. "Есть, сэр", – через коммуникатор Кирк услышал, как Ухура запустила его собственный голос через корабельные громкоговорители, выполняя его команду наиболее эффективный способом. Спок включил свой трикодер, изучая, каким образом капсула Вояджера словно проникла внутрь и стала частью центра мозга Виджера. Кирк, который в первый раз смог оглянуться вокруг, вдруг уставился себе под ноги, заметив слабые вспышки света, показывающие, что капсула NASA все еще функционирует и тесно взаимосвязана со всем огромным Виджером. Затем глаза Кирка остановились на зонде – "Айлии". Казалось, он выглядел как-то по-другому. Маккой подошел к нему. – Виджер, кажется, буквально убрал угрозу, – сказал Маккой. – Он снял контроль над зондом. – Айлия, – сказал Деккер. – Расскажи капитану, что случилось. – Я… Я была здесь, внутри… Я словно спала… а потом Уилл… помог мне проснуться! – Зонд повернулся к Деккеру. – Я хотела помочь тебе, но Виджер знал, и взял контроль… над тем телом, в котором я… – Она жива, – сказал Деккер Кирку. – Виджер как-то может помещать живые существа в эту… – Это Айлия, Джим, – сказал Маккой. – Ты же видишь это! Боунз был прав – в ее глазах была жизнь, живое выражение на лице. Озаренный неожиданной мыслью, Кирк указал на "Вояджер-6". – Айлия, ты помнишь это с занятий Академии по истории? Айлия кивнула: – Да, конечно, это… это… Дезинформация запрещена, единица-Кирк! – Неожиданно она снова стала зондом – холодным, механическим. – Нет! Нет, черт побери! – закричал Деккер. Его голос был затоплен оглушительным гулом – над ними огромная колонна света, казалось, рассыпалось на фрагменты, когда "остров" ядра мозга задрожал у них под ногами. – "Энтерпрайз", ответьте! – поднял Кирк коммуникатор. Ухура ответила, прежде чем он закончил: – Мы только что получили ответный код, сэр. – Передавайте! – прервал Кирк. Затем обернулся к зонду: – Виджер, твой Создатель отвечает тебе! Спок поспешил к ним от капсулы Вояджера. Деккер, все еще сохраняющий какое-то присутствие разума, взял трикодер Спока и установил на частоту, переданную Ухурой. Вспышки и оглушающие звуки начали затихать. Трикодер в руке Деккера начал издавать тонкие, высокочастотные сигналы. В то же мгновение, от направления "Вояджера-6" раздался слабый треск. Острый слух Спока уловил его – повернувшись, он увидел слабую струйку дыма, исходящую от эксплутационного люка капсулы. Между тем, кодовый сигнал все еще продолжал звучать. – Сигнал послан, капитан, – сказала Ухура. – Повторить? – Джим, она вернулась, – сказал Деккер. – Что? – Кирк не мог понять, о чем говорит Деккер, пока не увидел, что тот взял руку зонда. Что за черт, зачем он делает это в такое время! Кирк вмешался, обращаясь к зонду, как раньше: – Виджер! Создатель ответил! – Да, сэр? – сказал голос Айлии. – Капитан, подойдите сюда, – позвал Спок от капсулы "Вояджера". Он открывал крышку маленького эксплутационного люка. Вулканец посторонился, указывая на люк. – Вы можете заметить, капитан, что антенна связи пережжена. Кирк посмотрел внутрь – действительно, цепь была разорвана. Он прикоснулся к ней рукой – и отдернул ее, удивленный. – Что за черт?! Она еще горячая! – В точности, капитан. Виджер сделал это в тот момент, когда начался сигнал. – Он не мог сделать это, Спок! Виджер же хочет услышать своего Создателя! – Он хочет объединиться со своим Создателем, капитан. Зонд говорил нам, но мы его не поняли. Маккой кивнул: – Целью Виджера было выжить… чтобы соединиться с Создателем. Но я думал, что зонд говорит об этом метафорически… вЂ“ Виджер говорит и интерпретирует все буквально, – сказал Спок, пристально смотря на капсулу "Вояджера". – Нет сомнений, что он планировал физически объединиться с Создателем. – Ты говоришь о том, о чем я думаю, Спок? – спросил Маккой. – Виджер планирует захватить Бога? – Это самое логичное, что Виджер может сделать, – сказал Спок. – Виджер знает, что он несовершенен, но он не имеет пути узнать, что ему нужно… или даже то, согласится ли Создатель предоставить ему это. – Спок указал на поврежденную антенну связи. – Итак, чтобы Создатель получил знания Виджера, он должен лично донести сюда сигнал. Это было ошеломляющее открытие. Кирк осознал, что Спок должен быть прав; это будет наиболее точный ответ, который сможет получить Виджер. По своей природе, Создатель имел и был всеми ответами для всех. – А где Деккер? – Кирк заметил, что его помощник и "Айлия" отсутствуют. Маккой указал за капсулу "Вояджера-6", где двое тихо разговаривали, держась за руки. У Кирка не было мужества позвать их – даже если они все-таки выживут, никто не знал, что случится тогда с живым сознанием Айлии. – У нас четыре минуты, – сказал Спок. – Три, – уточнил Кирк. – Я приказал Скотту выполнить приказ 2-0-0-5 минутой раньше. – Ну? – спросил Маккой. – Мы же не можем оживить людей, которые построили "Вояджер"… – Спок, нам нужен ответ, – сказал Кирк. – Он примет нас? Спок посмотрел на капсулу двадцатого века и ядро вокруг нее. "Как сказал доктор Маккой, мы все создаем Бога по нашему образу и подобию. Виджер ожидает машину… он, возможно, планирует что-то похожее на то, что происходит при активизации нашего транспортатора, исключая, что две формы будут превращены в энергию… – … и соединены вместе в новую форму, – раздался голос Деккера. Они с Айлией стояли по ту стороны капсулы "Вояджера"; Деккер все еще сжимал трикодер Спока. – Прошу разрешения продолжить, капитан, – Деккер регулировал трикодер. – Подожди, – сказал Кирк. – Мы обсудим, кто сделает это, только тогда, когда будем уверены… – Джим, это должно быть сделано – с твоего разрешения или без него. Деккер повернулся к люку капсулы "Вояджера". Кирк рванулся вперед, перехватывая руку молодого офицера, но Айлия отодвинула его, как ребенка, отбросив к ногам Маккоя и Спока. Когда он попытался встать, чья-то рука удержала его. – Разрешите этому произойти, капитан, – сказал голос Спока. – Я полагаю, он знает, что делает. Деккер кивнул: "Я знаю". Из трикодера в его руке раздался повторный кодовый сигнал – пульсирующий яркий свет залил подножие "Вояджера-6". – Я хочу этого! – воскликнул Деккер. – Как вы хотели "Энтерпрайз"! В то же мгновение, Деккер поместил трикодер в открытый люк Вояджера, установив контакт с передатчиком космической капсулы. Рядом с ними из центра ядра вырвалась огромная колонна белого цвета. Она была… до ужаса похожа на живое существо; искрящиеся спирали цвета переливались по всему ее объему. Каскады огней, похожие на огромные цветы, начали появляться вокруг их голов. Даже глаза Спока расширились – была неимоверная красота в том, что сейчас происходило. Сияние становилось все красивее, изгоняя чувство страха, которое они должны были испытывать. Маккоя словно приковали к месту; Кирк ощущал, что они также слышат красоту – и чувствуют ее тоже. В центре каскада цветов тело Деккера начало светиться таким же блеском; он стоял с выражением абсолютной безмятежности на лице – то же выражение появилось на лице Айлии, когда она встала рядом с ним. – Джим… это трансцендентность! – сказал Спок, показывая вокруг; материал ядра мозга под их ногами стал прозрачным, и глубоко внутри него они могли видеть огромную спираль цветов, которая увеличивалась в размерах, словно какой-то необъятный распускающийся цветок. На лице доктора было почти безмерное наслаждение, и Кирк потряс его, чтобы привлечь внимание. – Мы должны вернуться на корабль! Силуэты Деккера и Айлии все еще увеличивались, когда цветная спираль стала частью их – а затем их гигантские тени стали частью Виджера. Трое офицеров повернулись и поспешили наверх. Ядро пылало под их ногами, когда они взобрались на вершину его. Они направились к "Энтерпрайзу" бегом, заметив, как огромная сфера мозга замерцала необычайными цветами. Виджер принимал новую форму. Люди растратили воздух, и Спок, который мог продержаться дольше, фактически донес их до секции 'тарелки' "Энтерпрайза", где фигуры в космических костюмах подхватили их и занесли в шлюз. На мостике, они кинули последний взгляд на экраны, наблюдая за феерией цветов. Наконец, раздалась яркая вспышка – и на экране появились знакомые звезды. Когда Кирк смог почувствовать себя здесь и сейчас на мостике "Энтерпрайза", он повернулся к Споку: – Интересно, мы в самом деле только что видели рождение новой формы жизни? – Да, капитан. Мы были свидетелями рождения – может, даже в направлении, в котором некоторые из нас смогут развиваться. – Только некоторые из нас, Спок? – Мне кажется, капитан, что размеры создания делают наш будущий выбор почти безграничным. – Прошло много лет, с тез пор как я помогал родиться ребенку, – сказал Маккой. – Я надеюсь, что человечество дало ему хорошее начало. – Я думаю, что да, – ответил Кирк. – Часть Деккера дала ему возможность желать и наслаждаться, надеяться, рисковать, бросать вызов, смеяться… – Кирк улыбнулся следующей мысли. – И ребенок, весьма вероятно, будет иметь и некоторые дельтанские признаки. У него будет волнующее будущее! Маккой поглядел на Спока. – А наши другие эмоции? Страх, жадность, ревность, ненависть… – Это лишние эмоции, доктор, – сказал Спок. Кирк почувствовал себя очень удобно, когда вновь сел в свое капитанское кресло. Он осознал, что теперь жесткий и иногда даже безжалостный командующий адмирал теперь не сможет отрицать его требования – даже если Кирк потребует постоянного командования "Энтерпрайзом". Ну что ж, это вполне устраивало бывшего Адмирала Джеймса Тиберий а Кирка. Он не намеревался позволить Гейгачиро Ногуре соскочить с этого крючка. – Поступил запрос от Звездного Флота, – сказала Ухура. – Они требуют рапорт о повреждениях и общий рапорт о состоянии корабля. – Корабль в полной готовности. Внесите в списки офицера Филипса, лейтенанта Айлию и капитана Деккера… внесите их в список пропавших. – Есть, сэр, и Звездный Флот также требует, чтобы вы и главы отделов немедленно спустились для проведения совещания. – Ответьте… требование отклоняю. – Сэр? – Ухура посмотрела на него, пораженная. – Просто ответьте, что требование отклонено. Разве это не ясно, коммандер? Ухура поняла и улыбнулась: – Есть, сэр. Это должно быть понятно всем и каждому. Кирк повернулся, увидев, что старший инженер Монтгомери Скотт входит на мостик вместе с Кристиной Чэпел. – Ну, Скотти, разве не вовремя мы дали "Энтерпрайзу" хорошую встряску? Скотт немедленно ответил: – Я бы сказал, что как раз вовремя, сэр. – Он повернулся к Споку: – Мы можем доставить вас на Вулкан через 4 дня, мистер Спок. – В этом нет необходимости, мистер Скотт. Мое задание на Вулкане закончено. Кирк повернулся к рулевому: – Уводите нас с орбиты, мистер Сулу . – Направление, сэр? – спросила ДиФалько. Кирк указал вперед. "Туда". – Наиболее логичный выбор, капитан, – сказал Спок. На главном экране милая бело-голубая планета удалялась от них. Наблюдая, как она становится совсем маленькой, он решил, что Земля была местом, без которого он никогда не хотел бы жить – но в то же время он не хотел бы жить на ней постоянно. По крайней мере, в точение длительного времени. – Экраны вперед; варп-1. – Ускорение до варп-1, сэр, – подтвердил Сулу . И знакомые звезды вспыхнули перед ними, когда они вошли в гиперпространство.

Приложенные файлы

  • rtf 10987720
    Размер файла: 1 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий