Мой Познер

ВЛАДИМИР ПОНЕР И ЕГО ВРЕМЕНА Он родился в Париже. Вырос в Соединенных Штатах Америки , некоторое время жил в Германии. Когда Владимиру Познеру было 18-ть, его семья переехала в Москву. Это странная история российских эми грант ов , на удивление, закончилась д ля Познеров благополучно. Впрочем, я неточно выразилась: она, конечно же, н е закончилась, и, как говорит сам Владимир Владимирович, все интересное т олько начинается. В Москве, в Клубе региональной журналистики при обществе «Открытая Росс ия», мы говорили с Владимиром Познером о профессии. Собственно, это и было целью встречи. Сегодня я решила опубликовать небольшую часть разговора. Познер – замечательный собеседник, не сноб и не «заумник», хотя, безусло вно, человек глубокий и непростой. Впрочем, вы поймете это сами. Свидание с Родиной - Владимир Владимирович, сегодня уже трудно представит ь наше телевидение без Познера. Ну а могло так получиться, чтобы вы выбрал и не журналистику, а любую другую профессию? - Так и было поначалу. Наша семья долго жила за границей. До отъезда из Росс ии, в 1922 году, мой отец входил в литературную группу «Серапионовы братья», а во Франции постепенно ста л симпатизировать коммунис там. После США, где наша семья прожила до окончания войн ы, отец еще несколько лет проработал в Восточном Берлине и в 1952 году переве з на с в СССР . Все это не м огло не отложить отпечаток на мою биографию. С одной стороны я был очаров ан иде ями социализма – меня папа та к воспитал. С другой – столкнулся с тем, что родина была не очень гостепри имна. Меня, например, не хотели брать в МГУ. «С такой фамилией?» - язвительно смотрели в приемной комиссии. Да и, признаться, русский я тогда знал гораз до хуже английского. - И что же? - А то, что, здесь у нас было много неприятностей. Думаю, если бы Сталин не ум ер через два месяца после нашего приезда, отец бы, конечно, сидел, и я бы сид ел, да и мама, наверное. Брат на 11 лет меня моложе, наверняка, попал бы в какой- нибудь дом для детей врагов народа. - Но вы все-таки поступили на биолого-почвенный факультет. - Да, но прежде меня пригласили в военко мат и объявил и : «Ну, что же, молодой чел овек, отправим вас в разведшколу». Я отказался, и за это меня решили заслат ь во флот на пять лет. Но мой отец был отчаянным человеком, и пошел стучать кулаком в ЦК, и, в конце концов, меня все-таки приняли в университет. Кто Галилея не глупее - Не очень известный факт из вашей биографии: вы были лит ературным секретарем поэта Самуила Маршака. - Да, Самуила Яковлевича привлекло то, что я отлично знал французский и английский . А после его смерти я стал работать в редакции радиовещания на зарубежные страны. Опять же с ыграли роль языки. Из меня стали делать советского пропагандиста. Вы зна ете, на самом деле мой путь к журналистике был очень долгим. Меня выпустил и на советский телеэкран только в 1986 г оду. Мне было 52 года! Но если бы я не пришел к этой профессии, то просто исчез бы. Да, может быть, стал кандидатом ка ких-нибудь наук. Но когда жизнь тебе дает шанс, и ты его берешь, то сразу понимаешь – вот что на самом деле я хочу! - Ваша карьера удачнее складывалась в США чем в Советском Союзе? - Меня сюда привезли по идеологическ им соображениям, а жить и работать с таким грузом ответственности… Внутр енние страдания начались, когда наши войска вошли в Прагу. А когда на моги ле моих родителей появилась свастика, это переполнило чашу терпения. Я у шел из партии и д ействительно удачно работал в США, и, может быть, работал бы и дальше. Но мен я пригласили про вести телемост с Фи лом Донахью и я согласился. - Это в вашей передаче прозвучала ста вшая уже хрестоматийной фраза: в нашей стране секса нет? - Да, во время прямого эфира между жен щинами Петербурга и Америки. Ну, тогда такие были времена… - К стати, о временах . Вот вы говорите: вам то не нравилось, это не устраивало. И вы всегда об этом прямо заявляли? - Старался, по крайней мере. Но помнит е у Евтушенко, я очень люблю эти четыре строчки: сосед-ученый Галилея, он Г алилея не глупее, он знал, что вертится Земля, но у него б ыла семья. Вот этот фактор тоже, знаете ли, немаловажен. В конце концов меня постигло горькое разочарование и я уеха л. - Почему же вернулись? - Потому что, к огда , наконец , понимаешь , что все, что с тобой происходило, это вранье, и ты, как честный человек, должен либо застрелиться, либо искупить свою вину , то нужно делать первое или второе. Я предпочел второе . Ничего личного - Чего вы никогда не будете делать ни п ри каких обстоятельствах – ни как человек, ни как журналист? - Ну , во-первых, это разные вещи. Как журналист я могу ошибаться, заблуждатьс я. Но я никогда не буду врать в эфире. Н е буду служить никакой партии, никакому государ с тву. Именно потому , что я очень много это делал, когда был пропагандистом и защищал советский стро й и коммунисти ч ескую партию. - Ну а сегодня вам не приходится лукавить? - А кто сегодня мне может сказать: гово ри неправду? Мне могут сказать: Познер, дорогой, не приглашай того-то и тог о-то. Например, Гарри Каспарова. Потому что я на первом канале не работаю, и канал п о купа е т у меня товар – программу. Но дальше я вс е решаю сам. Если мне для программы н ужен этот человек , я его все-таки зову. Е сли же могу пойти на компромисс, то делаю это . Жизнь без компромиссов не бывает. Ни замужняя, ни какая. - Можно ли подробнее о «запрещенных»? - В начале года у нас с Константином Эрнстом сост оялся разговор: либо я делаю программ у , как я хочу, либо я ее не делаю. Потому что своей программой в прошло м год у я остался недоволен по тем причинам, о котор ых мы с вами говорили. « Нет, делайте, - сказал Костя . - Но только у меня просьба: не приглашать трех человек » . И назвал имена. - Какие? - Ну этого вам не скажу, потому что, есл и даже попрошу «не для печати» вы все равно напишите: Познер это сказал. - Три человека и в се? - Я бы даже сказал – один человек. П ро себя я знаю трех. Ну об ойдусь я без них , тем более, что они не особо важные - пр осто дико раздражают власть. - А Явлинского можете пригласить? - Могу . Но для чего? Ч то он мне нового скажет? Они все проиграли, что только можно было п р о и гр ать. - А м ожет ли случится так, что вы пригласите к себе на эфир неприятного не д л я власти, а для вас человека? - Ну, из тех, кто уже побывал в моей передаче, многие мне не приятны. Но здесь , как говорят американцы, ничего личного. И если бы я мог пригл а сить, например, т еррориста номер один, Бен Ладена, то пригласил бы. Это же информация, а инф ормация для журналиста – это самое важное. Я прекрасн о понимаю, что х ожу по тонкому льду. Но моя задача не показывать кукиш – это мальчишество – моя задача постаратьс я сделать так, чтобы зритель понимал, что происходит в его стране. Вот моя задача. Не показать, какой я отчаянный, смелый и т.д., а, пригласив соответст вующих людей и задавая им вопросы, которые хотел бы задать тот же самый зр итель, помочь ему получить ответы на эти вопросы. И если мне покажется, что они врут, значит еще задавать вопросы. Вот, собственно, и вся задача. Вроде очень простая , хотя я прекрасно отда ю себе отчет в том, что завтра могут мне сказат ь: «Спасибо». П ривыка йте наступать на мозоль - А почему у вас нет прямых эфиров? - Прямые эфиры идут на Дальний Восток, на центральную же Россию программа выходит в записи. А вы посоветуйте, как мне два раза на дню собрать всю эту занятую публику ? - И никогда у руководства телеканала не было попыток, мягко говоря, убрать из записи что-либо неугодное? - Были случаи, два-три, когда мне кое-чт о рубанули. Был случай, когда кое-что попросили убрать. Это было, когда раз говор в прямом эфире пошел о Рогозине и партии «Родина». Я сказал, что мне эта ситуация напоминает роман о Франки н штейне, когда чудовище его сначал а любило, а затем убило. После прямого эфира раздался истериче с кий визг: «Убрать это программы ! » Я с казал: е с ли вы это уберете , т о уберете, тут я ничего поделать не могу. Но т огда нашему сотруднич е с т ву ко нец. Это было один раз. Хотя этим эпизо дом я не хочу сказать: вот какой я герой! Вообще н е надо и з себя делать героев. Журналистика – это профессия, благодаря которой м ы все время наступаем кому- нибудь на мозоль. Ну не нравится это тем, кому наступаем. И что? Мы все работаем в коридоре , в нем есть стены, и попробуйте расшибите их . Е сли это получится, вы окажетесь вне этого коридора , честь вам и хвала. - Как вы выбираете темы для передачи? - Смотрю, ч то на этой неделе было такого , что могло бы стать достойн ым внимания страны . У меня есть команда, которая читает все газеты, сидит в интернете. Вместе мы и выбираем тему. - А по какому принципу выбирается «свежая голова»? - Как правило, это ч еловек, который не является специалистом, но представ л яет интерес для зрителя, потому что он сам по себе интересен. ВВ в квадрате - Вы упомянули о президенте. Известно , что вы встречались с ним с глазу на глаз. Бывали у него в гостях в Сочи. О чем , кстати, два Владимира Владимировича г оворили в Сочи? - Ни о чем таком, что мне имело бы смысл скрывать. Но если президент н е счел нужны м об этом высказаться, то и я не буду. Это было бы некорректны м. - Бу дет ли Путин выдвигать свою кандидатуру на выборы? - Точ но не будет. Он уже столько раз сам об этом заявлял публично, что и так поня тно. А вот кто будет, мне тоже очень интересно. - Ну и кто по-вашему? П очему вы об этом не говорите? - Отк уда я знаю, кто будет, я что – Кассандра? Ну, начну говори ть: Иванов, Медведев, Лавров. Но я не знаю, кто именно. Тогда зачем об этом го ворить? Одно я знаю точно: должность меняет человека. Путин до президентс тва, и Путин сегодня – это разные люди, так же, как и любой другой президен т. И даже будущий президент не может сегодня знать, каким он будет, заняв э то кресло. - Ходят слухи, что Путин просто устал… - Он не устал совершенно и в прекрасной форме. Ему нравится то, что он де лает. А возвращаясь к вопросу о том, почему же он все-таки не идет на выборы, то могу сказать: он правильно делает, что не нарушает конституцию. Улыбайся: людям это нравится - Вы активный человек. С легкостью нач инаете новые проекты. Расскажите о некоторых. - Я очень давно мечтаю повторить путе шествие Ильфа и Петрова « О дноэтажна я Америка» и с помощью архивных материалов 1935 года снять многосерийный фи льм – 14-15 серий с таким же названием . Э то один из проектов, который потихоньку продвигается. О другом пока гово рить не буду. - Су ществует ли формула успеха Владимира Познера? - У меня нет такой формулы. Просто есть предст а вления о том, как надо работат ь. Ну такие профессиональные вещи: разговаривая с человеком, смотри ему в глаза, говори доверительно - так, как б удто беседа, например, происходит на его кухне, чтобы ему было понятно и ка залось, что ты говоришь только для него. Иногда улыбайся – людям это нрав ится. И вообще сделай все так, чтобы ты стал частью их жизни. И тогда возникает то, что вы называете формулой успе ха. А вообще, сегодня – успех, завтра – не успех . С уществует мода на опреде ле нных людей. Но она очень скоро прохо дит, и это хорошо видно на экране. Не хочу быть модным, пр осто надеюсь быть нужным. Трудно поверить (по крайне й мере , мне это было трудно), что энерг ичному, симпатичному и ле гкому на подъем Владимиру Познеру перевалило за седьмой дес яток. История отечественного телевидения в после днее время не знала похожих примеров. И, удивительное ощущение, в разговоре кажется, что перед тобой - твой ровесник . Он блестяще острит, любит женское общество и в ыглядит, как настоящий франт – даже вне телеэкрана. И п осле первых же фраз, сказанных в свойственной ему интеллигентно- небрежной манере , кажется, что вы знакомы сто лет… А вто р и ведущий программы на 1 канале, кавалер Ордена Почета, - ка залось бы, Владимир Познер обласкан властью. Однако…

Приложенные файлы

  • rtf 10987724
    Размер файла: 73 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий