семинар ивц индия


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте файл и откройте на своем компьютере.
Глава 30. «ВЕДИЙСКИЙ ПЕРИОД». СТАНОВЛЕНИЕ РАННИХ ГОСУДАРСТВ В СЕВЕРНОЙ ИНДИИ (XIII — VI ВВ. ДО Н. Э.) Основными источниками по истории Северной Индии конца II — первой половины I тысячелетий до н. э. являются веды . Сам факт их составления свиде тельствует о появлении в Индии индоевропейских племен. По языку, религии и мифологии веды обнаруживают особое сходство с иранской «Авестой». Предки древних индийцев (создателей вед) и иранцев, очевидно, длительное время представляли собою группу близкородс твенных племен, живших на общей территории. Тех и других в науке принято именовать ариями (слово арья — «благородный» — было самоназванием господствующих родов в древнеиндийских и древнеиранских племенных союзах). Арийские племена, расселившиеся во второй половине II тысячелетия до н. э. в Северной Индии, рассматриваются как индоарийские, отличая их таким образом от иранских собратьев. Развитие Индии от ранневедийской к поздневедийской эпохе может быть обрисован о лишь в самом схематичном виде . Период, опре деляемый обычно как « поздневедийский» (примерно IX — VI вв. до н. э.), с известным основанием може т именоваться также «эпическим» . Эту область они стали считать «Срединной страной», или «Землею ариев», как особо священной и наиболее пригодной для совершения своих ритуалов. К жителям более восточных районов ведийские племена долгое время относились с предубеждением, считая их варварами. Арии пользовались изделиями из меди и бронзы, жилища строили из тростника и глины. Встречается и слово, обозначавшее Деревню, — полагают, однако, что первоначально оно относилось не к постоянному поселению, а к скоплению кибиток, временной стоянке скотоводов. Городов они не знали вовсе и тем словом, которое впоследствии значило «город», называли ограды, предназначенные главным о бразом для охраны скота . Многие гимны «Ригведы» посвящены подвигам воинственного бога Индры, который на легкой колеснице теснит своих противников и разрушает их ограды и укрепления, выгоняя бесчисленные стада тучных коров. Этот типичный д ял ведийской сакр альной поэзии образ навеян земными порядками. Упоминания боевых колесниц и оружия из бронзы заставляют предполагать наличие профессиональных ремесленников . Социальная организация индоариев в период их расселения в Пенджабе была племенной . Во главе каждого племени стоял раджа — военный вождь и предводитель, опиравшийся на помощь сородичей и сравнительно немногочисленных слуг. Рядовые члены племени, носившие оружие, принимали активное участие в сходках, созывавшихся для решения общих дел. Среди полноправных п редставителей «народа - войска» распределялась и масса добычи, получаемой в результате постоянных межплеменных войн. Уже в ранневедийскую эпоху засвидетельствован институт рабства . Впрочем, мужчины - рабы не только в ведах, но и в эпосе упоминаются довольно ре дко. Значительно чаще речь идет о женщинах - рабынях, которых захватывали как военную добычу и превращали в наложниц и домашнюю прислугу . В поздневедийскую эпоху происходили радикальные перемены в экономике, социальном и политическом строе Северной Индии. Зн ачительно развитие получило земледелие . социальной структуре ведийского общества — на колесницах сражалась знать, а народ составлял ополчение. В поздневедийский период место племенных союзов постепенно начинают занимать ранние государственные образования. Общинников объединяли не только соседские, но, как правило, и родственные связи, так как расселение происходило целыми кланами. Старейшины их тр адиционно р пользовались огромным авторитетом. Наиболее важные дела решались на сходе, а главные обряды соверша лись от имени всей общины. Часть деревенских жителей не обладала полнотою прав и потому не могла участвовать в сходах — люди, чуждые коллективу, не связанные с ним отношениями родства или свойства. Как правило, это были те, кто поздно появился на его терри тории. Религиозным выражением такой обособленности служило отстранение их от участия Развитие земледелия в поздневедийскую эпоху значительно расширило возможности для эксплуатации чужого труда. Домашние рабы (как женщины, так и мужчины) стали использоватьс я в хозяйствах знати. В деревне резкому имущественному расслоению препятствовала прочность внутриобщинных связей, но тем, кто не входил в общину, постоянно грозила опасность порабощения. Развитие социальной дифференциации в поздневедийскую эпоху выражается не только в появлении низших, бесправных и эксплуатируемых слоев. Меняется и положение осн овной массы народа. Его са моуп равление ограничивается пределами отдельной сельской общины, а дела всего племени и возникающего территориального государства переходят в исключительную компетенцию вождей и правителей. Между разными группировками знати шла беспрерывная и ожесточенная борьба за власть. Приход к власти - возможность собирать подати с народа. Регулярное налогообложение возникло не сразу . Первоначально речь шла о добровольных взносах, значительная часть которых тратилась на общие жертвоприношения, или о дани с общин, покоренных военною силою. Собирал подати сам правитель - раджа, его родичи или слуги, объезжая подвластные территории и попутно завоевывая новые в ладения. Крупные жертвоприношения сопровождались обильными угощениями и раздачами, что, в свою очередь, способствовало распространению славы царя, его престижу в среде как знати, так и простого народа. Власть вождя и правителя осмыслялась как сакральная. « Царь» олицетворял всю общину («народ», пле мя, складывающееся государство) . Его часто сравнивали с быком , неустанно стремящимся покрывать коров Социальное и поли тическое развитие Северной Индии конца II — первой половины I тысячелетия до н. э. привело к обр азованию четырех основных слоев общества: жречество; племенная военная аристократия; полноправный народ — общинники; низшие, неполноправные категории населения, включая рабов. Каждый из этих слоев превращался в замкнутое сословие — варну . О бязанности жрецо в и учителей лежали на варне брахманов, кшатрии должны были воевать и править, вайшьи — трудиться, а шудры — смиренно служить трем высшим варнам. Эта схема общественного строя прилагалась ко всем областям, где распространялась индийская культура, несмотря на многообразие социальной действительности того или иного региона . Сословная идеология варн, развивавшаяся в поздневе - дийский период, стала отличительным признаком Индии и намного пережила ту эпоху, когда она в основном правильно отражала реальную структ уру общества. Итогом «ведийского периода» явилось распространение пахотного земледелия на Индо - Гангской равнине, развитие социального расслоения и возникновение варнового строя, становление ранних государств . В результате при активном взаимодействии арийск их и местных культурных традиций к середине I тысячелетия до н. э. здесь сложились основы древнеиндийской цивилизации. Глава 31. «БУДДИЙСКИЙ ПЕРИОД». СОЦИАЛЬНО - ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ В V — III ВВ. ДО Н. Э. И ОБРАЗОВАНИЕ ОБЩЕИНДИЙСКОЙ ДЕРЖАВЫ Но постепенно северо - восток становится наиболее передовой частью страны и в экономическом, и в политическом отношении. Развитие земледелия в центральной части долины Ганга и далее на восток — вплоть до низовьев реки — было сопряжено со значительными трудно стями. Климат здесь жаркий и отличается повышенной влажностью, в древности долину Ганга покрывали густые заросли тропического леса. Не меньшие сложности, чем борьба с джунглями, представляла и распашка твердой, изобилующей корнями почвы. В условиях поливно го земледелия на северо - востоке Индии основной зерновой культурой стал рис, и само слово «пища» уже в древнеиндийских языках имело конкретное значение — «отварной рис». К середине I тысячелетия до н. э. стали применяться совершенные методы рисоводства — ис пользование рассады, отбор сортов и т. д. .Развитие сельского производства во всей Северной Индии способствовало бурному росту населения . Н ачало урбанизации . Главной причиной роста городов как торгово - ремесленных поселений стал прогресс в разделении труда . Показателем развития товарно - денежных отношений служит появление в середине I тысячелетия до н. э. монетной чеканки . Обычаи . Женатые сыновья оставались под родительской властью. После смерти отца раздел происходил не всегда — место главы семьи занимал час то старший из братьев. В случае, если братья требовали раздела, то старший претендовал на дополнительную долю, ибо он был основным продолжателем рода. Наследовали имущество лишь сыновья и внуки, а дочь имела право только на свадебные дары, дававшие ей неко торое материальное обеспечение в доме мужа. Сыновья должны были проявлять почтительность по отношению к матери, но полноправной хозяйкой она не становилась и после смерти мужа домом управлял мужчина. Женщина оставалась до известной степени чужою в большой патриархальной семье. Даже прав на наследство, оставшееся после мужа или сына, она не имела и сохраняла лишь то имущество, что получено из дома ее отца. Если и те, кого связывали узы близкого кровного родства, не занимали одинакового положения в большой па триархальной семье, тем более это относится к принятым в семью чужакам. Распространена была, например, практика усыновления. В какой - то мере ее можно рассматривать как форму призрения сирот, помощи далеким родственникам, но, как правило, усыновленные не вп олне уравнивались с родными сыновьями и имели ограниченные наследственные права. Внутри самой семьи складывались отношения патриархальной зависимости и эксплуатации. Хозяин от имени всех домочадцев совершал заупокойные жертвоприношения, которые считались о сновой семейного благополучия. Культ предков объединял все семьи, связанные между собою родством по мужской линии. Поддерживались между ними и другие узы. Строго соблюдались передававшиеся из поколения в поколение семейные обычаи. Наиболее важные вопросы с тавились на собраниях родственников, где, видимо, решающее слово принадлежало семьям и отдельным лицам, пользовавшимся особым авторитетом. Между родственниками и соседями складывалась традиционная система отношений, которая лишь частично может найти отраже ние в письменных источниках. Терминология литературных текстов крайне неотчетлива, но есть основания говорить о том, что наиболее влиятельные семьи оказывали другим покровительство, а взамен широко пользовались их услугами. Развитие частной собственности с пособствовало не только имущественному расслоению, но и прямой эксплуатации чужого труда. Настоящим бедствием становилась задолженность, приводившая к закабалению свободных, к продаже членов семьи или самопродаже. Лишь прочность общинных традиций взаимопом ощи препятствовала повсеместному распространению долгового рабства Важнейшей опорой правителей государств являлась армия. Иным стало ее оснащение: легкие колесницы сменились тяжелыми квадригами, шире применялись конница и особенно боевые слоны . Еще важнее было существенное изменение ее комплектования и характера в сравнении с поздневедийским периодом. Ядро армии теперь составляли отряды, находившиеся на постоянном царском довольствии, — профессиональное войско , таким образом, пришло на смену старинной дружи не. Временные ополчения формировались обычно на основе городских ремесленных корпораций, а привычное для ведийской эпохи понятие «народа - войска» совершенно вышло из употребления. В середине I тысячелетия до н. э. сельское население было, как правило, безор ужно и обязано лишь исправно платить налоги, которые и позволяли содержать государственный аппарат, включая постоянную наемную армию. 2. Система древнеиндийских государств. Образование общеиндийской державы Многие государства середины I тысячелетия до н. э. занимали обширную территорию (часто далеко за пределами области расселения первоначально основного племени). В большей части из них правили царские династии, но существовали и олигархические государства. Власть в последних принадлежала обычно более или менее узкому кругу знати, из среды которой выбирали главу государства. Каждый представитель этого правящего слоя аристократии носил царский титул «раджа», и все государство составляло как бы федерацию отдельных княжеств. Бюрократический аппарат в таких го сударствах складывается медленнее, чем в монархиях. Сама форма политического строя, очевидно, зависела от уровня и характера социальных отношений, складывавшихся в различных частях страны. Олигархические государства располагались главным образом на перифер ии: на крайнем северо - западе — в Пенджабе, и на крайнем северо - востоке — в районе, прилегающем к Гималаям. Крупных государств в это время насчитывалось около двух десятков, но в отдельных регионах еще господствовала раздробленность. Особой пестротой отлича лся район Пенджаба. В конце VI в. до н. э. многочисленные племена и небольшие государственные образования в бассейне Инда подчинились Дарию I, и персидские цари приобрели таким образом две новые сатрапии, названные Гандхара и Хинду. Это позволило установит ь более тесные связи между Индией и странами ближневосточного и греческого мира. Но наиболее значительные индийские государства располагались намного восточнее границ державы Ахеменидов. Это были Магадха и Кошала по среднему и нижнему течению Ганга, Ватса со столицей Каушамби в междуречье Ганга и Ямуны, а также Аванти со столицей в Уджаине. Борьба за гегемонию между этими четырьмя крупнейшими центрами и составляет главное содержание политической истории V в. до н. э. К IV в. до н. э. наибольшее влияние прио брела Магадха, правителям которой и было суждено спустя столетие создать первую общеиндийскую державу. О магадхской династии Нандов, которой подчинялась большая часть Северной Индии, сохранились лишь смутные исторические предания. Несколько лучше известны события конца IV B. ДО Н. Э., когда на территории Пенджаба появились войска Александра Македонского, уже сокрушившего власть Ахеменидов. Некоторые местные племена и с го ударства покорились греко - македонцам добровольно (например, Таксила) или были сокрушен ы силою. Античные источники сообщают о знатном индийце Сандрокотте, который прибыл ко двору Александра, чтобы убедить его продолжать поход на восток и низвергнуть с престола царя из династии Нандов. Расцвета держава Маурьев д э остигла в середине III в. д о н . ., при внуке Чандрагупты Ашоке. Надписи Ашоки (так называемые эдикты), высеченные на камне по приказу царя. Эдикты Ашоки посвящены изложению благочестия государя и содержат наставления ко всем подданным подражать в этом отношении своему владыке. Уже с амые места находок надписей Ашоки позволяют очертить примерные границы его державы от устья Инда до устья Ганга и от Кабула до южной оконечности Декана (в нее не входили лишь области крайнего юга Индостана). Эдикты, составленные на местных языках и диалект ах, позволяю т оценить разнообразие населяв ших Индию народностей (включая ираноязычные и греческие колонии на северо - западе). Вошедшие в Маурийскую державу страны образовали несколько обширных провинций . Главные из них соответствовали прежним независимым го сударствам — Северо - Западная провинция с центром в Таксиле, Западная со столицей в Уджаине. Восточная провинция представляла собою Калингу, завоеванную Ашокой в ходе жестокой войны (о своем раскаянии в этом кровопролитии царь сообщает в нескольких надписях ). Правитель общеиндийской державы скромно называет себя царем Магадхи и явно отделяет свои исконные владения от провинций — огромной периферии . Завоевания не приводили к смене административного аппарата и ликвидации прежнего политического строя. Лишь раз в три — пять лет царь Магадхи или стоявшие во главе провинций «царевичи» отправляли специальных чиновников для контроля положения на местах и демонстрации прав на подвластную им территорию. Структура державы в целом была крайне рыхлой, децен трализованной. В отдельных ее областях продолжали править местные династии или олигархические объединения. На обширных территориях население п родолжало жить в условиях племен ного строя, и представителям государственной власти приходилось вступать в тесные контакты с плем енными вождями, нередко приглашая их на службу. Политическое объединение способствовало известной унификации материальной и духовной культуры различных областей, но особое значение оно имело для ускорения процессов экономического развития и социального рас слоения отстававших прежде районов. Власть правителя в столице была ограничена царским советом . Традиция крайне неодобрительно отзывается о Нандах. Им отказывают в знатности происхождения, подчеркивают их жадность и жестокость. Аналогичные оценки встречаю тся и в позднейших повествованиях о правителях из династии Маурьев. Есть основания предполагать, что цари кру пных держав ограничивали приви легии старинной аристок р атии — кшатриев. Видимо, они стремились сосредоточить в своих руках финансовое управление и увеличить доходы государственной казны, сурово подавляя всяческое недовольство . Другой отличительной чертою политики Нандов и было покровительство нетрадиционным религиям , главным образом буддизму . Царь призывает народ к терпимости, говоря: «Кто из приверж енности своей вере хулит чужую, на самом деле лишь вредит своей вере». Провозглашая себя отцом подданных, он обещает поддержку всем религиозным общинам. Носитель верховной власти выступает с истолковани ем, что такое истинное благоче стие и праведность, выск азывает суждения по вопросам буддийского вероучения и настойчиво вмешивается в жизнь монашеской общины. Признание праведности царя становится как бы проявлением политической лояльности. Общеиндийский правитель настойчиво провозглашал и свое стремление к «з авоеванию праведностью» всего мира . В эдиктах говорится о том, что Ашока отправил гонцов даже в самые отдаленные известные ему страны запада — к греческим правителям государств Сирии, Египта, Македонии, Коринфа и Кирены. Наиболее распро страненный ныне на Ш ри - Ланке индоевропейский — сингальский — язык несомненно принесен пришельцами с Севера. Археологические раскопки также свидетельствуют о том, что в середине I тысячел етия до н. э. на острове внезапно появилась культура железного века, сходная с североиндий ской. Этот период характеризуется развитием частной собственности и эксплуатации, городского ремесла и торговли . В IV — III вв. до н. э. постепенно сложилась первая общеиндийская держава , которая имела огромное значение для более быстрого становления цивилизации во всех районах Южной Азии. Непрочное политическое объединение распалось уже в начале II в. до н. э., но память о нем осталась. Недаром львы с капители Ашоки являются национальной эмблемой Глава 32. «КЛАССИЧЕСКАЯ ЭПОХА». ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ЮЖНОЙ АЗИИ ВО II В. ДО Н. Э. — V В. Н. Э. ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ Политическая история. В начале II в. до н. э. последний представитель династии Маурьев был убит собственным военачальником. С этог о времени начался длительный период политической неустойчивости и постепенного распада державы. В I в. до н. э. власть правителей Магадан уже не распространялась за ее пределы. Между тем Северо - Западная Индия испытывала мощный напор извне — вторжения инозе мцев . Первыми появились греко - бактрийцы . Вслед за греко - бактирйцами в I в. до н. э. в Индию проникли восточноиранские племена — саки (шаки). На северо - западе образовалось несколько мелких индо - сакских государств. Сакские правители, получавшие гегемонию над небольшими соседними царствами, начинали именовать себя «великими» и «царями царей». В более крупных государственных образованиях вводилась система наместничеств — сатрапий. Сатрапы (кшатрапы) пользовались значительной самостоятел ьностью. Первые века ново й эры характеризуются политическим преобладанием в Центральной Азии Кушанской державы . Прочно Кушаны обосновались лишь в северо - западной части Индии, но в некоторые периоды распространяли свою влас ть и на значительные территории. В IV — V вв. новый подъем пе реживала Магадха под властью династии Гуптов (все правители этой династии носили имена, оканчивающиеся на - гупта, — очевидно, обозначение всего рода). Один из первых Гуптов в начале IV в. заключил союз с самым могущественным немонархическ им объединением Сев ерной Индии. Настоящим основателем крупной державы был Самудрагупта, правивший в середине IV в. В нем утверждается, что Самудрагупта «искоренил» в Северной Индии власть девяти правителей, а в Декане — пятнадцати. Впервые после Маурьев основная территория С еверной Индии была объединена, а ядром государства вновь стала Магадха . Расцвет Гуптской державы относится ко времени правления Чандрагупты II (380 — 415 гг.), но уже вскоре после смерти этого царя усилилась тенденция к ее распаду . Ослабленное внутренними у собицами государство не могло противостоять внешней опасности. В конце V — начале VI в. страшное разорение было вызвано нашествием так называемых гуннов - эфталитов, пришедших из Центральной Азии. Северная Индия затем распалась на множество мелких государств , в которых правили местные династии (одной из таких династий оставались и Гупты). \ Касты и жизнь Довольно значительный слой составлял и обслуживающий персонал — прачки, уборщики, сторожа, а также деревенские ремесленники — плотники, горшечники и т. п. Статус лиц каждой категории был в принципе наследственным и неизменным, а различные формы социального общения ограничивались главным образом кругом лиц того же положения. В пределах каждой местности семьи одного общественного статуса образовывали замкнутые сообщ ества — касты. Каждая каста была эндогамна, и потому все ее члены находились между собою в родстве или свойстве (или хотя бы могли рассматривать друг друга как потенциальных свойственников). Членов касты связывали как экономические интересы, так и религиоз ные обычаи и обряды. Традиционные отношения между жителями деревни оформлялись в виде кастовой иерархии. Деревенские ремесленники, например, были обязаны обслуживать представителей земледельческих каст, но в свою очередь имели право на долю собранного посл едними урожая. Такая система разделения труда, взаимных прав и обязанностей не только придавала индийской деревне необычайную устойчивость, но и гарантировала господство высших каст. В экономическом отношении каждая деревенская община сама себя обеспечивал а и потому не нуждалась в широких внешних контактах. Междеревенские связи имели частично административный характер (несколько крупных поселений составляли территориальное объединение), частично кастовый — члены каждой касты поддерживали тесные отношения др уг с другом в пределах порою весьма обширных областей. Сложившиеся и складывавшиеся к концу древности многочисленные местные касты получали оценку в свете старинных представлений об обществе, разделенном на четыре варны. Высшие касты землевладельцев, как п равило, причисляли себя к брахманам или кшатриям. Вайшьями часто считались городские торгово - ростовщические касты. Основная масса трудящихся, не только ремесленников, но и крестьян, к концу древности рассматривалась как варна шудр. Еще ниже шудр находилис ь касты неприкасаемых, занятые самыми тяжелыми и ритуально нечистыми работами. Жили они за пределами деревни или на окраине города, чтобы своим присутствием не осквернять представителей высших каст. Городские свободные ремесленники составляли корпорации. Н аследственность занятий и положения и здесь способствовала появлению замкнутых профессиональных каст. Ремесленные объединения осуществляли контроль не только за деятельностью, но и за образом жизни своих сочленов. Социальн ый престиж разных профессий, а также место, занимаемое в обществе той или иной кастой, были не одинаковы — например, золотых дел мастера, некоторые оружейники, изготовители благовоний находились в более привилегированном положении, чем простые каменщики, к узнецы или ткачи. Работали ремесленники, как правило, не на рын ко , а на заказ. В качестве заказчика, впрочем, мог фигурировать и богатый торговец, скупавший изделия для продажи в далеких странах. В результате подобных операций купцы не только обогащались , но и приобретали значительное влияние на развитие городского ремесла. Трудно сказать, насколько широкими были экономические связи города с сельской округой. По - видимому, городское ремесло обслуживало прежде всего нужды политической элиты — царского двор а, провинциальной знати, чиновников, а товарообмен города и деревни оставался ограниченным. Внешняя торговля была значительно более развитой, нежели внутренняя. Квалифицированные ремесленники пользовались трудом подмастерьев и учеников, а работы особо тяже лые и грязные были уделом рабов. Состоятельные купцы нанимали приказчиков и розничных торговцев, выплачивая им постоянное жалованье или гарантируя долю прибыли, а в домашнем быту также использовали рабов. Сожительство между рабами и рабынями не запрещалось , и естественное воспроизводство было одним из основных источников рабства. Теоретически рабы не должны были иметь никакой собственности, ибо сами принадлежали хозяевам, однако фактически они могли владеть имуществом, и потому в «Артхашастре» содержит тся предписание, чтобы хозяин не присваивал наследство своего раба, если у того остались родственники. Помимо полного рабства были распространены и другие формы эксплуатации. К рабам в широком смысле слова часто причисляли и лиц, отрабатывавших долг в течение определенного срока. В пер иод пребывания в кабале должники работали на хозяина вместе с урожденными рабами, однако их положение несколько отличалось от собственно рабского. Хозяин не мог их продать или заложить, не мог наказывать по своему произволу или заставить выполнять нечистые работы, если выполнение таковых было запрещено их кастой. Семейство такого должника оставалось свободным, а сам он не терял принадлежности к своей касте. В данный период получил распространение и наемный труд. Многие наемники — поденщики, батраки — почти не отличались по своему социально - экономическому положению от кабальных должников и других лиц, выполнявших рабскую службу. Использование их представляло особые выгоды во время сезонных работ. Систематический труд по найму являлся уделом низших каст, не им евших собственных средств производства, и для них это стало не только экономической необходимостью, но и религиозным, кастовым долгом. По договору найма они выполняли те грязные работы, которые нельзя было заставить выполнять кабальных должников, принадлеж авших к более высокой касте. Как и в с ь других древних обще твах, большую част населения составляли землевладельцы - налогоплательщики. Традиционный размер налога составлял шестую долю урожая, однако разного рода дополнительные и экстраординарные сборы зна чительно повышали эту норму. Земли, принадлежавшие ученым брахманам, храмам и монастырям, как правило, от уплаты налогов были освобождены. В источниках данного периода встречаются упоминания о «хозяевах деревень», имевших права на получение податей. Происх ождение и оформление таких прав было различным. Порою речь идет о старинном господстве аристократической фамилии в той или иной местности. Известно, что в процессе образования классового общества и государственности племенные вожди и родовая знать сосредот очивали в своих руках распоряжение общественными богатствами. В крупных государствах подобное владение, иногда обширной территорией, требует утверждения со стороны верховного правителя. Последний редко решается полностью уничтожить привилегии знатной семьи или династии — это грозило бы опасным возмущением наиболее влиятельного социального слоя. Однако центральная власть стремится закрепить наследственные права за наиболее лояльными ее представителями, а порою проводит политику перемещения местных правителей , с тем чтобы ослабить их сложившиеся связи с населением определенной области. При таких перемещениях на самые доходные места выдвигаются родичи и сподвижники правителя - гегемона, а предоставленные им земли рассматриваются как временное «кормление», которое всегда может быть отобрано. В то же время действует и противоположная тенденция — земли, полученные лишь на время, под условием несения службы, царские сановники стремятся превратить в свои наследственные владения и в конечном счете укрепить свою власть в плоть до получения полной независимости. Распространенная практика «кормлений» способствовала таким образом политической нестабильности . Конец эпохи древности характеризуется ростом крупного землевладения. Деревни — путем пожалований или покупки — переходи ли в собственность монастырей, храмов и отдельных брахманов . Владельцами селений могли стать и разбогатевшие купцы. Сосредоточившие в своих руках землю деревенские старосты из представителей самоуправления превращались в мелких помещиков, в деревне распрос транялось кабальное должничество и аренда. Эти процессы роста крупного землевладения и расширения крестьянской зависимости в конце периода древности рассматриваются в историографии как главные признаки перехода к новому периоду — средневековью. Послемаурий ский период характеризовался расцветом экономики, городского ремесла, торговли, культуры. Самостоятельные государства складывались в отсталых прежде областях Декана, а также на крайнем юге Индостана. Оформившаяся к концу древности общинно - кастовая структур а деревни послужила основой социального развития Индии в средние века. Сравнение с мифологией других народов показывает иногда далеки е индоевропейские истоки ведийской религи и. Прослеживаются, между прочим, и славянские параллели: например, божество грозы Парджанья соответствует Перуну, бог огня именуется Агни (ср. русское «огонь»), бог ветра — Ваю (ср. русское «веять»). Особую близость обнаруживают веды к религии и культуре Древнего Ирана, так как индийская группа арийских племен довольно поздно отделилась от своих иранских собратьев. И в Индии, и в Иране поклонялись, например, богу Митре, во время религиозных церемоний пили сому — свящ енный напиток, обладавший, видимо, наркотическим действием. Даже некоторые мифы у древних индийцев и иранцев были общими. Мифологические описания в гимнах «Ригведы» часто связаны с явлениями природы. Устойчивой иерархии богов не наблюдается (как не видно е е и в обществе той эпохи), однако некоторые персонажи были излюбленными героями мифов. Так, многие гимны «Ригведы» повествуют о подвигах бога бури Индры, который во главе дружины ветров на колеснице с «молнией» в руке сражался с бесформенным чудовищем. Ког да дракон был побежден, потоки вод помчались, как стада коров, — это дождь пролился на поля. Большая часть гимнов «Ригведы» была связана с ритуалом, и повествование о сражении Индры с драконом, видимо, пели на празднестве Нового года. Считалось, что боги об итают на небесах, и само их название — дэвы — ассоциируется со словами, означавшими небо, дневной свет. Отдельные черты в ведийских текстах указывают на их антропоморфный облик, но конкретного описания этого облика нет, и в науке принято считать, что арии не поклонялись изображениям богов. Большинство мифологических персонажей ведийской религии мужского пола, но есть и женские (Утренняя Заря, Ночь, Земля и др.). Обычное жертвоприношение состояло в том, что богов приглашали сесть на подстилку из священной тр авы у костра и угощали едой и питьем как почетных гостей. В огонь лили масло, бросали ячменные зерна, обращаясь при этом к богу Агни как к посланцу богов. Полагали, что жертвы вместе с дымом уносятся на небеса, а насытившиеся боги посылают затем еду своим земным почитателям. Происходил, таким образом, как бы «круговорот материи», а в центре этого космического процесса стоял жрец — посредник между миром людей и богов, от которого небожители принимали пищу. Постоянных мест сосредоточения культа — храмов — пер воначально, видимо, не было, но ведийские арии для особо значимых ритуальных церемоний сооружали специальные алтари . Жертвоприношения на нескольких огнях такого алтаря совершались в течение многих дней, а некоторые циклы обрядов продолжались более года. В них принимали участие целые группы жрецов, каждый из которых выполнял особые функции. Всякое действие, имевшее магический характер, детально регламентировалось. Не меньшее значение имело и произнесение при этом обращений к богам. Иногда это простые просьбы, выражающие нехитрую мысль: «Я — тебе, ты — мне», или намеки на щедрость божества, которое, не скупясь, вознаграждает того, кто его восхваляет. Порою настойчиво повторяется имя бога, с тем чтобы получить над ним магическую власть и заставить выполнить просьбу, само заклинание тогда приобретает характер требования. В представлении участников ритуала обряд не символизирует космические явления, а вызывает их: солнце не встанет, если жертвователи перестанут зажига ть в конце ночи огонь на алтаре. Жертва осмысляется как движущая пружина мировых процессов. Боги ничего не решают по произволу, они лишены свободы воли и в этом смысле не отличаются особым могуществом. Ритуальные действия менее всего предполагают живые эмо ции. Богов не умоляют, ими скорее управляют. Иногда они выглядят как простые статисты в литургическом действе. Для поздневедийских текстов характерно представление о материальности всего мира (включая область духа и абстрактные понятия) и в то же время ожи вление этой материи в виде особых «божеств». Ведийские жрецы — сторонники жесткого детерминизма. Они исходят из того, что все в мире взаимосвязано — поэтому одно можно сделать орудием воздействия на другое. Необходимо лишь осознать, выразить и воспользоват ься этим соответствием. Непреложным законам мира подчинялись сами боги. Огромные жертвоприношения могли позволить себе только люди очень богатые. Связь понятий «бога» и «богатства» в древнеиндийском языке прослеживается так же ясно, как и в русском: богаты й тот, кто с богом, а без бога — убогий. Но в ведийскую Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru 319 История Древнего Востока: Под ред. В.И. Кузищина. — 3 - е изд. — М.: Высш. шк., 2003. — 462 с. 351 Культовая пещера Бхаджа эпоху речь может идти л ишь о богатстве знати, ибо основу его составляла не коммерция, а обладание властью. Первоначально предводитель, заказывавший жрецам совершение жертвоприношений, выступал от имени всей общины. Царь - вождь (раджа — ср. латинское «рекс») рассматривался как лиц о сакральное и в этом смысле близкое богам. Во время ритуала коронации говорилось, например: «Он стал одним из вас» (т. е. из богов). Это не мешало, впрочем, тому, что недовольные подданные могли лишить царя власти, а то и жизни. Один из важнейших царских ритуалов назывался «питье могущества» и имел целью омоложение вождя. Дряхлость последнего представлялась крайне опасной для его подданных. Функции жрецов имели право выполнять только знатоки ритуала и тайных магических формул. Издавна они представляли собо ю замкнутую группу, принадлежность к которой определялась происхождением (это не зна - чит, что не было пополнения жречества извне — в процессе расселения ариев в Индии местное жречество иногда приобщалось к ведийскому культу). В поздневедийский период жрец ы составили особое сословие — варну брахманов, которая претендовала на превосходство над другими варнами — над кшатриями, вайшьями и шудрами. Чтобы стать полноправным членом одной из первых трех варн, необходимо было не только родиться в ней, но пройти цер емонию посвящения и специальное обучение в доме учителя - брахмана. Во время этого по - священия на мальчика надевали священный шнур, что рассматривалось как «второе рождение». Шудрам не дозволялось проходить посвящение. Обряд «второго рождения» означал право на приобщение к таинствам и чтению текстов вед. «Дваждырожденные», и особенно брахманы, старались тщательно соблюдать строгие предписания ритуальной чистоты. Ведийские тексты нельзя было сообщать непосвященным, и их передавали в устной форме от учителя к ученику во избежание случайного осквернения. Постепенно сложилось учение о стадиях жизни, которые рекомендовалось проходить всем «дваждырожденным», в особенности брахманам. После ученичества должен был наступать период мирской жизни домохозяина. Брахманы н е были жрецами - профессионалами, они лишь имели право на совершение жертвоприношений. В обыденной жизни брахманы могли приобретать средства различными занятиями, но по случаю, например, свадьбы, наречения имени новорожденному, похорон и т. п. их приглашали для исполнения обрядов. После принесения жертв брахманам преподносили традиционные дары, и эти дары составлял и существенную часть их доходов . Когда наступала старость, благочестивый бра хман должен был расстаться с мирским образом жизни, став отшельником и странствующим аскетом. Он поддерживал свое существование сбором лесных плодов и нищенством, предаваясь самоистязанию и как бы принося в жертву свою телесную оболочку, с тем чтобы достич ь сверхъестественного знания и мистической силы, а затем и наилучшей судьбы после смерти. Поведение, соответствующее социально - религиозным нормам, по представлениям древних индийцев, приводило к накоплению религиозной заслуги. Закон воздаяния (карма) обесп ечивал тем, кто накопил религиозную заслугу, новое рождение в более высокой варне, а грешникам — в более низкой. Закон перерождения не ограничивался только человеческим обществом. За грехи человек мог родиться животным, червем, насекомым, а наградой за пра ведность служило рождение божеством. Таким образом, и сами боги не были свободны от круговорота перерождений и воздаяния — кармы. Буддизм. Середина I тысячелетия до н. э. ознаменовалась появлением новых религиозных течений. Наиболее важным из них был будди зм, впоследствии превратившийся в первую мировую религию. Традиционная формула называет «три драгоценности» буддизма — это сам Будда, дхарма — его учени е, и сангха — община его после дователей. Основателем буддизма считается царевич Сиддхартха из знатного рода шакьев. Мысль о страдании живых существ обратила его к подвижничеству . Буддизм В то же время не без оснований отмечалось в научной литературе, что буддизм — религия без Бога. Здесь действительно не было места для Бога - творца, хотя неоднократно в буддийских текстах упоминаются божества — сверхъестественные существа, которые с пособны оказывать помощь людям в их земном существовании. Они представляются даже восторженными слушателями проповедей Будды, но в основном для данной религии — достижении нирваны — эти боги не способны ни повредить, ни помочь. Если жрецы - брахманы выступал и в роли посредников для людей в их общении с богами, то в деле спасения, согласно представлениям раннего буддизма, помощников быть не может. Внешняя обрядность оказывается бесполезной, а кровавые жертвоприношения даже греховны, ибо в буддизме распространя ется идея непричинения вреда живым существам. Не имеет существенного значения также соблюдение ритуальной чистоты, и, хотя существование сословно - кастовой иерархии в миру не подвергается сомнению, религиозное освобождение не ставится в зависимость от соци ального положения человека. Буддизм не придает большого значения различию между людьми по их племенной или кастовой принадлежности и не препятствует общению между ними. Для достижения спасения считалось необходимым отказаться от мирской жизни — от собствен ности и семьи, традиционных внешних уз и душевных привязанностей. Бритоголовые, в оранжевых одеждах, с горшком в руке для милостыни скитались по городам и селениям последователи Просветленного — Будды. Они именовались словом «бхикшу», т. е. нищие. Нищенств ующая братия четыре месяца в году — сезон дождей — проводила в пещерах, а впоследствии — и в специально построенных для них помещениях монастырей. Бхикшу составляли монашескую общину — сангху. Внутренняя организация монастыря отвечала общим принципам древн еиндийских объединений — будь то деревня или городская ремесленно - торговая корпорация. Наиболее важные вопросы решались общим голосованием, повседневную жизнь регулировал выборный совет. Мальчики с восьми лет считались послуш - никами, а после двадцати стан овились монахами. Обязанностью их являлось постоянное исполнение монастырского устава и повторение многочисленных заповедей. Периодически устраивались коллективные покаяния, во время которых каждый монах признавался в своих прегрешениях и принимал назначен ное ему искупление. Монахи могли работать по благоустройству своей обители, часто занимались врачеванием, обучением, но главным их делом были неустанные тренировки психики, которые должны были способствовать полному самоконтролю и в конечном счете вести к освобождению — нирване. В первоначальном буддизме не было традиции изображения Учителя, поклонялись символам Будды. Некоторые из этих символов и священных предметов значительно древнее самого буддизма. Почитание смоковницы, например (под которой Сиддхартха достиг просветления), очевидно, восходит к древнему культу деревьев. Колесо — старинный символ Солнца и царской власти — в буддизме стало олицетворением Учения (сама буддийская проповедь именовалась «поворот колеса дхармы»). Основным культовым сооружением являлась ступа — искусственный холм, как правило, увенчанный зонтом. Верующие поклонялись ступе и заключенной в ней реликвии (волос Будды, зуб Будды и т. п.), обходя ее слева направо (по Солнцу). Монахи жили собирая подаяния с благочестивых мирян. Со врем енем появились и пожертвования, приносившие постоянные доходы. Запрет иметь собственность распространялся лишь на отдельных монахов, но не на целые общины. Монастырям не возбранялось получать в пожалование деревни, с которых они могли собирать подати. Отде льные монастыри играли значительную роль в политической жизни. Буддизм, как правило, пользовался покровительством царей крупных держав. С другой стороны, и в буддийских текстах выдвигался идеал мирового владыки, от которого зависит основание царства праведности. Распространение праведности («поворот колеса дхармы») одновременно означало усиление власти правителя, отвечающего этому религиозному идеалу. Стрем ление к обращению все большего количества людей в буддийскую веру принципиально отличает эту религию от ведийской — пос ледняя, напротив, была предназ начена лишь для тех, кто по происхождению принадлежал к какой - либо из варн «дваждырожденных». Все большее распространение буддизма способствовало появлению новых его школ и направлений, эволюции всего религиозного учения. Первоначально считалось, что миряни н, исполняющий заповеди правди вости, трезвости, непричинения вреда живым существам, не скупящийся на п одаяния монастырям, заслуживал таким образом для себя лучшее перерождение, однако спасение — нирвана — для него оставалось недоступным, являясь уделом только монахов. Но постепенно некоторые буддийские школы стали признавать возможность спасения и для миря н, не отрекшихся от земных уз — от семьи и собственности. Такой «широкий путь» спасения, естественно, казался более привлекательным для состоятельных мирян, которые могли себе позволить щедрые даяния монахам, но сами не проявляли склонности к суровому подв ижничеству. Более того, сторонники «широкого пути» спасения обвиняли своих оппонентов в эгоизме, говоря, что монах, стремящийся лишь к ли чному спасению, еще не отрешил ся от собственного «я». Новым религиозным идеалом становится сострадание к близким, и п оявляется представление о великодушном бодхисаттве, который жертвуя собою и отказываясь от нирваны, способствует освобождению людей от мучений и цепи перерождений. Таким образом, вопреки первоначальному учению складывается представление о святых как помощн иках в деле спасения. Пышный культ бодхисаттв, к милосердию которых взывают верующие, сближает буддизм с более традиционными религиями и способствует ассимиляции местных верований в процессе распространения мировой религии. Меняется отношение и к самому Бу дде. Появляются его изображения, посвященные ему храмы, устанавливается культ его как божественного существа, развиваются идеи о конце света и пришествии будущего Будды - Спасителя. Множество буддийских школ подразделяется на два основных направления: «малая колесница» (или «узкий путь спасения») и «великая колесница» (или «широкий путь спасения»). Первое из них претендует на большую древность как «учение старцев» (тхеравада) — еще во времена Ашоки буддизм в этой разновидности утвердился на Ланке, а затем и в Юго - Восточной Азии. Школы «великой колесницы» пользовались более значительным успехом. Под покровительством, в частности, кушанских царей они активно распространялись в Восточном Иране и в Средней Азии, затем в Китае, а позже в Японии, Тибете и Монголии. В каждой из этих стран создавались свои канонические тексты, и в целом буддийская религия обретала весьма своеобразные чер - ты. На Ланке и поныне господствует буддизм тхеравады. На севере Индии еще в древности особое влияние приобрели школы «великой колесн ицы», а затем буддизм, все более сближаясь с индуизмом, в конце концов был им почти полностью вытеснен. Индуизм. Основу индуизма составили архаические верования многочисленных народов Древней Индии, культы деревьев, гор, водоемов, животных (таких, как змея , корова, обезьяна, слон). И поныне в индуизме огромную роль играет восходящее к глубочайшей древности поклонение богине - матери, распространены весьма прими - тивные суеверия. В то же время для индуизма характерна Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://y anko.lib.ru 323 История Древнего Востока: Под ред. В.И. Кузищина. — 3 - е изд. — М.: Высш. шк., 2003. — 462 с. 355 идея всевышнего, вездесущего Бога - творца, являющегося основой мироздания. Все иные божества и сверхъестественные создания являются лишь его воплощ ениями или свитой. Культ его не сводится к простому жертвоприношению — кормлению к обоюдной выгоде бога и человека, он состоит в безусловном почитании, самозабвенном служении и преданности. Для многих индуистов таким верховным божеством является Вишну, кот орый может воплощаться в облике животного (вепря, рыбы, черепахи) или человека (обычно темнокожего царя и пастуха Кришны). Учение о воплощениях Вишну позволило слить в едином образе несколько разных по происхождению культов. Вопло - щением Вишну признается и Рама — герой популярной эпической поэмы «Рамаяна», и Будда (что способствовало ассимиляции буддизма). Изображается Вишну обычно в царской короне, порою возлежащим на мировом змее. Другие индуисты полагают, что верховным богом является Шива, изображаемый часто в виде аскета, увешанного черепами, или танцора. Часто сопровождает Шиву посвященный ему священный бык. В конце древности (как и в наши дни) индуисты разделяются таким образом на почитателей Вишну и почитателей Шивы (вишнуитов и шиваитов), однако при нципиальных расхождений между ними не было и нет — основное различие сводится лишь к тому, кого из двух великих богов считать главным. Священными текстами индуизма продолжают считаться веды, но фактически гораздо большее значение приобретают эпические поэм ы и так называемые пураны — «сказания о древности», включившие колоссальное количество мифов. В отличие от вед эти произведения не содержатся в тайне, они доступны для всех, а научный анализ показывает, что мифология пуран часто связана по происхождению с неарийскими народами Индии. В индуизме развилось храмовое богослужение. Важнейшей частью праздничных Церемоний являлись торжественные шествия и процессии, во главе которых несли изображение божества. Кровавые жертво - приношения понемногу выходили из употре бления, заменяясь ритуалом «почитания» божества: надевание на его изображение Цветочных гирлянд, курение благовоний, зажигание светильников и возлияние воды. Эти действия часто сопровождались танцами, музыкой, пением эпических поэм. Помимо жрецов при храма х жили танцовщицы и музыканты и разного рода обслуживающий персонал. Содержание храмов обеспечивалось не только доброхотными подаяниями жителей данной местности и паломников, но и доходами с принадлежавших храмам земель. Основные черты идеологии индуизма я рко проявляются в «Бхагавад - гите» — поэме, включенной в состав «Махабхараты». «Бхагавад - гита» (букв. «Песнь Господа») повествует о том, как собрались войска двух враждующих группировок знати на поле боя и, увидев в стане противников множество родственников и друзей, один из героев устрашился предстоящего кровопролития. И тогда Кришна (который был воплощением Господа - Вишну) произнес пространную речь о значении долга (дхармы). Он говорил о том, что лучше встретить смерть в бескорыстном служении долгу, нежели уклоняться от его выполнения, а долгом кшатрия является сражение, и потому героям надлежит сражаться. Идея долга была источником вдохновения для многих индийцев, знавших наизусть знаменитую «Гиту». Но «Гита» важна и с другой точки зрения. Уговаривая собесе дника, Кришна заявляет о том, что мораль относительна и определяется происхождением человека. У каждого человека в этой жизни свое предназначение и свой долг, и то, что для одного является добродетелью, для другого — грех. Для индуистской этики характерна беспредельная терпимость, ибо каждому человеку надлежит следовать тому порядку жизни, который принят в его местности и деревне, в его касте и семье, соблюдать те правила, что диктуют ему обычаи его религии. Однако эта свобода распространяется лишь на отнош ения между представителями разных общественных групп, в ы нутри же групп , напротив, господствует жесткая дисциплина, определяемая необходимостью исполнять свой общинный или кастовый долг. Пестрота и противоречивость идей индуизма настолько значительна, чт о некоторые исследователи отказывались считать его единой религией. Однако вопросы вероучения не имели такого большого значения, как соблюдение обрядовых пра - Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru 324 История Древнего Востока: Под ред. В.И . Кузищина. — 3 - е изд. — М.: Высш. шк., 2003. — 462 с. 356 вил и социальных норм. Общие принципы индуизма в области общественных отношений сводились к следующему: общение должно быть ограничено своим социальным кругом — запрещены браки и совместное принятие п ищи между членами разных каст, а также смена кастовой профессии. Убиение животных, в особенности коров, считалось страшным грехом. Распространялись обычаи заключения браков в детском возрасте (преимущественно для невесты — порою жених не вел невесту вокруг алтаря, а нес ее, так как она еще не умела ходить). Осуждались браки вдов (даже если девочка овдовела фактически и не став женою), наиболее благочестивым делом считалось самосожжение вдовы на погребальном костре мужа. Семьи и отдельные лица, особенно из в ысших каст, которые не соблюдали необходимых правил, подвергались самому страшному наказанию — изгнанию из касты. Так как безопасность человека и место его в обществе зависели от принадлежности к той или иной социальной группе, исключенные из касты либо до лжны были вымолить и заслужить прощение, либо пасть на самое дно социальной иерархии. Освященная религией индуизма кастовая система обеспечивала устойчивость общества, его способность противостоять любому чуждому влиянию, но она же в конечном счете придава ла ему чрезвычайно консервативный характер. История религий может быть в основных чертах соотнесена с этапами эволюции древнеиндийского общества. В ведийской литературе нашли отражение как древнейшие арийские племенные культы, так и сложившаяся постепенно система мировоззрения, основу которой составляло осмысление ритуала жертвоприношения. Социальный переворот середины I тысячелетия до н. э., связанный с бурным развитием частной собственности, городов и крупных территориальных государств, привел к возникнов ению религии принципиально нового типа — буддизма. В той или иной форме буддизм получил широкое распространение во многих странах Азии, но на своей родине со временем вынужден был уступить место индуизму. Последний можно рассматривать как комплекс разнообр азных верований многочисленных народов Индии, централь - ное место в котором принадлежит общинно - кастовым традициям и освящаемым религией социальным нормам. 2. Культура Древней Индии Литература. Из того, что уже было сказано в предшествующих главах, ясно, ч то центральное место в древнеиндийской культуре принадлежит памятникам религиозной литературы. Древнейшие из них — веды — не только были поздно записаны, но и впоследствии передавались преимущественно от учителя к ученику в устной форме. При этом за многие столетия язык стал настолько отличаться от разговорного, что нередко заучивались наизусть обширные книги практически без всякого понимания их смысла. Сложившаяся среди брахманов сложная система запоминания и точного воспроизведения литературных текстов ок азала значительное влияние на весь характер образования и науки в Древней Индии. Комментарии поздневедийского периода призваны были объяснить связь между ритуальным действием и произносимыми при этом формулами, нередко давая при этом аллегорическое истолко вание древних обрядов. Разъясняя магический смысл ритуала, приходили, например, к отождествлению частей жертвенного животного со всею Вселенной. В связи с «жертвоприношением коня» давалось такое разъяснение: «Голова жертвенного коня — это утренняя заря, гл аз — солнце, дыхание — ветер, хребет — небо, копыта — земля» и т. д. Раскрытие смысла жертвы в словах и даже мысленное воспроизведение ее стало уподобляться действительному жертвенному ритуалу, в особенности для тех, кто — как лесные отшельники — не мог сл ужить богам у алтаря. Из подобных умозрительных построений возникали древнейшие памятники древнеиндийской философии. Огромное внимание, которое уделялось точности передачи и истолкованию священных ведийских текстов, привело в конечном счете к появлению так их специальных дисциплин, как фонетика и этимология. На этой основе впоследствии развивалась древнеиндийская лингвистика. Определение времени для жертвоприношений требовало наблюдений над небесными светилами, а строительство сложных алтарей Общий вид ступы в Санчи геометрических познаний . Так уже в поздневедийской литературе появились зачатки наук, хотя и весьма своеобразных и не совпадающих с современными не только по своим целям, но и по методам. Наряду с ведийской литературой оформлялась и эпическая традиция — две поэмы, «Махабхарата» и «Рамаяна», каждая из которых включает несколько десятков тысяч сти хов. Основной сюжет «Махабхараты» сводится к борьбе за власть между двоюродными братьями, принадл к одному царскому роду Куру. «Рамаяна» же повествует о том, как царевич моном Рама боролся с де Раваной, похитившим и унесшим на Ланку его жену Ситу. Однако более половины «Махабхараты» прямо не связано с основным сюжетом. В нее включено изложение мифов и старинных легенд, восходящих иногда к глубокой (возможно, даже индоиранской) древности. В течение веков до создания последних редакций поэм (примерно в Гуптскую эпоху) их текст все более разрастался за счет назидательных глав и целых самостоятельных трактатов (как упомянутая выше «Бхагавад гита»). В своем окончательном виде «Махабхарата» и «Рамаяна» стали подлинной энциклопедией индуизма и неисчерпаемо й сокровищницей образов для последующих поэтов и художников. Эпос, можно сказать, и доныне бытует в устной форме, будучи доступен для миллионов неграмотных индийцев и оказывая огромное воздействие на их мировоззрение. Ко второй половине I тысячелетия до н. э. относится формирование и буддийской литературы. Некоторые канонические тексты упомянуты в эдиктах Ашоки и таким образом уже в III в. до н. э. обладали авторитетом. Согласно буддийским преданиям, в I в. до н. э. на Ланке записан весь канон тхеравады, де сятки книг на пали — языке, близком разговорному диалекту Северо - Восточной Индии, на котором проповедовал Будда. Суждения о первоначальном буддизме до сих пор основываются главным образом на данных произведений, входящих в палийский канон. Запись его — нео ценимый вклад Ланки в мировую культуру. Канон называется «Типитака», что буквально значит «Три корзины».

Приложенные файлы

  • pdf 10987890
    Размер файла: 395 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий