зарина асеновна 1-4


Правовая база ООН по вопросам общественно-политической активности молодежи
Мировые сообщества, начиная с 1950-60-х годов, проводят целенаправленную политику по отношению к молодежи. Особая роль в этом процессе принадлежит Организации Объединенных Наций (ООН).
В 1965 г. Генеральной Ассамблеей ООН была принята «Декларация о распространении среди молодежи идеалов мира, взаимного уважения и взаимопонимания между народами»; в 1985 г., объявленном Международным годом молодежи, были одобрены «Руководящие принципы для дальнейшего планирования и осуществления соответствующих последующих мер, касающихся молодежи: участие, развитие, мир»; согласно резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1995 г. была принята Всемирная программа действий, касающаяся молодежи, до 2000 года и на последующий период; резолюцией 54/120 от 20.01.2000 была одобрена Лиссабонская декларация по молодежной политике и программам.
В данных документах на мировом уровне определяется основная цель молодежной политики - рассмотреть активное участие молодежи и молодежных организаций в общественной жизни на национальном уровне и во всемирном масштабе. Основываясь на этом положении, в развитых европейских странах реализуется эффективная государственная молодежная политика. Формы ее проведения различны, однако общей тенденцией является широкое привлечение общественных организаций, а также активное участие федеральных органов в решении проблем различных категорий молодежи.
Представляется, что реализация эффективной молодежной политики в государстве невозможна без четкого уяснения, прежде всего субъектами реализации, самого понятия «молодежная политика».
Отправной точкой в работе ООН по молодежной политике является Мировая программа действий для молодежи до 2000 года и далее, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 14.12.1995. Программа установила следующие 10 приоритетных направлений в сфере молодежной политики:
1) образование,
2) занятость,
3) голод и нищета,
4) вопросы охраны здоровья,
5) окружающая среда,
6) злоупотребления наркотическими веществами,
7) преступность среди несовершеннолетних,
8) организация досуга,
9) положение девочек и молодых женщин,
10) полноценное участие молодежи в жизни общества и в принятии решений.
На 1-й Всемирной встрече Министров ответственных за молодежь, состоявшейся 8-12 декабря 1998 года, была принята Лиссабонская Декларация в отношении молодежной политики и молодежных программ. Министры сформулировали свои обязательства по следующим 8-ми направлениям:
1) национальные молодежные политики,
2) участие молодежи,
3) развитие,
4) мир,
5) образование,
6) занятость,
7) здоровье,
8) наркомания и токсикомания.
В соответствии с упомянутой резолюцией Генеральный Секретарь ООН во Всемирном докладе по вопросам молодежи (февраль 2003), кроме подведения итогов определил и пять новых проблемных областей:
1) Глобализация,
2) информационно-коммуникационные технологии,
3) ВИЧ\СПИД,
4) молодежь и предотвращение конфликтов,
5) отношения между поколениями.
Итоги представленных отчетов подвела Генеральная Ассамблея ООН. Эту резолюцию можно также рассматривать как иллюстрацию попыток систематизировать данную сферу с учетом современных тенденций. Среди ряда поручений и рекомендаций важно отметить следующую позицию Генеральной Ассамблеи ООН: "Генеральная Ассамблея ООН признает также большую важность расширения возможностей молодых людей через укрепление их способности достигать большей независимости, преодоление препятствий на пути их участия и предоставление им возможностей принимать решения, которые затрагивают их жизнь и благосостояние". "Участие молодежи должно стать неотъемлемым аспектом местной, национальной и международной политики в интересах молодежи и обеспечивать основу для решений и действий, которые влияют на повседневную жизнь детей и молодых людей", - также отметил Генеральный Секретарь ООН в своем докладе.
Правовая база РФ по вопросам общественно-политической активности молодежи.
В Российской Федерации система государственной молодежной политики начала складываться в 1991 году, после принятия Закона СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР» от 16 апреля 1991 г. № 2114-1. Данный закон в соответствии с п. 2 Раздела 2 «Заключительные и переходные положения» Конституции РФ является частью правовой системы РФ, однако он практически не применяется.
Формирование государственной молодежной политики в современной России на рубеже 1980-90-х гг. было связано с изменением социально-политического устройства страны, подготовкой проекта закона СССР по молодежной политике, активизацией мирового сообщества в области решения проблем молодежи. Во взаимоотношениях федеральных и региональных органов власти в процессе становления молодежной политики на протяжении 1990-2000-х гг. можно выделить три этапа, характеризующихся переходом инициативы в развитии молодежной политики либо на уровень регионов, либо на уровень центра:
1.Первый этап становления институционально-правовой базы молодежной политики (первая половина 1990-х гг.), когда инициатива данного процесса безраздельно принадлежала федеральному центру. В условиях кризиса советской и становления новой демократической политической системы в начале 1990-х гг. на федеральном уровне требовалось переосмысление принципов и направлений работы государства с молодежью, выработка новых подходов к воспитанию молодого поколения в соответствии с ценностями зарождающейся системы.
Основными вехами становления институционально-правовой базы молодежной политики на первом этапе стали:
-Закон СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР» (1991 г.);
-Указ Президента РФ «О первоочередных мерах в области государственной молодежной политики» (1992 г.);
-Постановление Верховного Совета «Основные направления государственной молодежной политики в Российской Федерации» (1993 г.);
-Указ Президента РФ О федеральной целевой программе (ФЦП) «Молодежь России» (1994 г.);
-Федеральный закон «О государственной поддержке детских и молодежных объединений в Российской Федерации» (1995 г.).
2.Вторая половина 1990-х гг. знаменует следующий этап становления молодежной политики в современной России, когда инициатива переходит на региональный уровень. Период конца 1990-х гг. обнаружил элементы стагнации режима, что выражалось в экономическом кризисе и неспособности системы с ним справиться, непрекращающейся военной кампании в Чечне, болезни президента Б. Ельцина, развитии на этом фоне феномена фаворитизма, делегировании во власть членов семьи. В данной политической ситуации становление молодежной политики на федеральном уровне существенно замедлилось, что восполнялось нормотворческой активностью в регионах.
3.Третий этап становления институционально-правовой базы молодежной политики начинается со сменой политического руководства в государстве в 2000 г. и продолжается по настоящее время. На этом этапе инициатива по формированию молодежной политики вновь переходит на федеральный уровень, что обусловлено постепенной эволюцией политического режима в сторону усиления вертикали президентской власти, централизации отношений федерального центра и регионов: введение федеральных округов во главе с полномочными представителями Президента РФ, главных федеральных инспекторов в субъектах федерации, изменение порядка формирования Совета Федерации, отмена прямых выборов губернаторов, введение пропорциональной составляющей в избирательные системы по выборам региональных легислатур, процесс укрупнения регионов.
Основные вехи становления институционально-правовой базы молодежной политики на данном этапе:
-Постановление Правительства РФ О ФЦП «Молодежь России на 2001-2005 гг.» (2000 г.);
-Концепция государственной молодежной политики Российской Федерации (2001 г.);
-Стратегия государственной молодежной политики РФ (2006 г.).
Несмотря на «маятниковый характер», основные рамки формирования и развития молодежной политики устанавливал федеральный центр. Если центр, как правило, устанавливал принципы, направления, формы взаимодействия государства и молодежи, то деятельность региональных органов власти позволяла выявить существенные проблемы в реализации основных направлений молодежной политики, сформировать представление о состоянии молодежной среды, тем самым определить приоритеты и механизмы осуществления государственной молодежной политики на федеральном уровне.
На сегодняшний день правовое регулирование государственной молодежной политики в Российской Федерации основывается на международных документах, федеральном законодательстве, законодательстве субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актах органов местного самоуправления.
Основу европейской работы с молодежью составляет Хартия Совета Европы «Европейская социальная хартия» от 3 мая 1996 г. № 163, которая подписана Россией 14 сентября 2000 г., но не ратифицирована. Большое значение для международных молодежных обменов, воспитания гражданственности имеет Европейская конвенция о содействии транснациональной долгосрочной добровольной службе молодежи от 11 мая 2000 г. № 175. Однако основополагающим документом для местных органов власти в европейских странах является Хартия об участии молодежи в жизни муниципальных и региональных образований, не подписанная Россией.
Нормативно-правовая база молодежной политики в РФ имеет внутреннюю структуру и состоит из частей, которые включают правовые акты в следующей последовательности:
1.Конституция РФ
2.Законы
Вопросы ГМП находят отражение в федеральных конституционных и обычных законах. Федеральный конституционный закон «О Правительстве Российской Федерации» относит принятие мер по реализации ГМП к полномочиям Правительства РФ в социальной сфере. Гражданский, Семейный, Трудовой, Бюджетный и Налоговый кодексы Российской Федерации содержат нормы, имеющие значение для развития законодательства по вопросам ГМП. Федеральный закон «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений» определяет общие принципы, содержание и меры государственной поддержки молодежных и детских общественных объединений, механизм их включения в систему ГМП. Правовые нормы, затрагивающие вопросы правового положения молодежи и организации работы с ней, есть в ряде других федеральных законов: «Об общественных объединениях»; «О воинской обязанности и военной службе»; «Об образовании»; «О высшем и послевузовском профессиональном образовании»; «О физической культуре и спорте в Российской Федерации»; «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»; «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»; «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации»; «О занятости населения в Российской Федерации»; «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации»; «Об альтернативной гражданской службе» и др.
3.Указы Президента РФ
В ряде указов и распоряжений Президента РФ вопросам ГПМ уделяется внимание. Принятым еще в начале 90-х годов прошлого века Указом Президента РФ «О первоочередных мерах в области государственной молодежной политики» осуществление целостной ГМП в России признано одним из приоритетных направлений социально-экономической политики государства. Необходимо выделить подзаконные акты Президента РФ, которыми установлены всероссийские молодежные праздники «День молодежи» и «День российского студенчества», предусмотрены меры в области государственной поддержки: общественных объединений, ведущих работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи; талантливой молодежи; молодых российских ученых; студентов и аспирантов образовательных учреждений высшего профессионального образования; молодых деятелей культуры и искусства. Президентские указы под одинаковым названием «О структуре федеральных органов исполнительной власти» позволяют судить о том, как менялись подходы к управлению в сфере ГМП на федеральном уровне.
В России имеет место практика подзаконного регулирования вопросов ГМП палатами Федерального Собрания РФ, которые обладают определенными полномочиями в данной сфере. Речь идет о постановлениях Совета Федерации и Государственной Думы, регулирующих вопросы, связанные с организацией работы с молодежью. В этом плане особенно важными являются постановления о создании и регулировании деятельности постоянно действующих совещательных и консультативных молодежных органов палат Федерального Собрания РФ - Молодежной парламентской ассамблеи при Совете Федерации и Общественной молодежной палаты при Государственной Думе.
4.Постановления Правительства РФ
Различные аспекты ГМП находят отражение в постановлениях и распоряжениях Правительства РФ. Они касаются: конкретизации правового статуса молодых граждан и мер их государственной поддержки; формирования молодежных программ; координации деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления в сфере ГМП; утверждения положений об органах по делам молодежи; поддержки молодых российских ученых; физического развития детей и молодежи; создания условий для укрепления их здоровья; обеспечения жильем молодых семей; содействия развитию добровольческой (волонтерской) деятельности молодежи и решения других вопросов работы с ней. В таких документах, как «Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» и «Основные направления деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2012 года» включены подразделы «Молодежная политика».
5.Законодательные акты министерств
Сегодня действует немало ведомственных правовых актов федеральных органов исполнительной власти по вопросам ГМП. При этом ведущей формой таких актов является приказ. В параграфе анализируются приказы, касающиеся различных вопросов ГМП и принятых Министерством спорта, туризма и молодежной политики РФ, Министерством образования и науки РФ, Министерством обороны РФ, Министерством внутренних дел РФ, Министерством юстиции РФ, Министерством здравоохранения и социального развития РФ, Министерством культуры и массовых коммуникаций РФ, Федеральным агентством по делам молодежи и другими федеральными органами исполнительной власти.6.Региональное законодательство
На сегодняшний день законодательство по молодежной политике на региональном уровне включает несколько компонентов: законы о государственной молодежной политике (действую более чем в 73 субъектах), законы о государственной поддержке детских и молодежных организаций (действуют в 40 регионах), региональные комплексные целевые программы по молодежной политике. На региональном уровне действует большое количество подзаконных актов органов государственной власти субъектов РФ, посвященных вопросам регулирования ГМП. Их общее количество уверенно приближается к 100000. Среди подзаконных актов органов государственной власти субъектов РФ в сфере ГМП есть:
-указы (постановления) и распоряжения высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ);
-постановления законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ;
-акты высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ;
-акты других исполнительных органов государственной власти субъекта РФ;
-акты иных органов государственной власти субъекта РФ, образуемых в соответствии с конституцией (уставом) субъекта РФ.
То есть, можно говорить о практически завершенном процессе складывания законодательных основ государственной молодежной политики в регионах России.
Как нами уже отмечалось, в реализации государственной молодежной политики на федеральном, региональном и местном уровнях широко используется программно-целевой подход. Так, Правительством Российской Федерации была утверждена Стратегия государственной молодежной политики (распоряжение Правительства РФ от 18 декабря 2006 года № 1760-р). Мы солидарны с позицией А. В. Кочеткова, по мнению которого Стратегия далека от совершенства и вызывает немало нареканий ученых и специалистов-практиков. В ней фрагментарно прописаны вопросы управления в сфере ГМП, а многие принципиальные вопросы работы с молодежью вовсе не отражены. Вместе с тем Стратегия расширяет возможности для ее самореализации и гарантирует поддержку государством молодежных инициатив.
Некоторые положения по реализации молодежной политики отражены в «Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» и «Основных направлений деятельности Правительства Российской Федерации до 2012 года».
Принятая Стратегия государственной молодежной политики определяет основную цель, приоритетные направления и принципы государственной молодежной политики. Одновременно цель и приоритеты молодежной политики увязаны с основными направлениями социально-экономического развития Российской Федерации и предполагает межведомственный характер их достижения. В Стратегии также предложены меры, механизмы и инструменты реализации.
Концепция социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года также определяет основную цель государственной молодежной политики и основные задачи для ее достижения.
Следует подчеркнуть, что на сегодняшний день на первый план вышла задача модернизации всей российской системы государственной молодежной политики - как на уровне принципов, так и на уровне деятельности государственных и муниципальных органов, общественных объединений и других субъектов. Это требует понимания правовой природы данной политики, что обусловлено тесной связью ее существования и эволюции с проблемами публичной власти, функционирующей в российском обществе как сочетание государственной власти и местного самоуправления.
Нынешняя ситуация такова, что обновляющемуся российскому социуму должна соответствовать новая, научно обоснованная стратегия ГМП, опирающаяся на эффективное законодательство о ней. Нужен новый концептуальный подход к правовому регулированию государственной молодежной политики, под которым понимается воздействие ее субъектов правовыми средствами на общественные отношения в данной сфере с целью их упорядочения. Современная ГМП должна рассматриваться как неотъемлемая часть более общей и глобальной проблемы - создания социального и правового государства, демократических институтов гражданского общества.
Актуальные требования, выдвигаемые к совершенствованию государственной молодежной политики, предполагают активное участие самой молодежи и их объединений. Исторически система молодежных объединений не только стала центром кристаллизации и формирования ГМП, но и оказалась более устойчива, чем система органов по делам молодежи, претерпевших многочисленные реорганизации. Между тем, изменения, вносимые в последние годы в нормативно-правовую базу ГМП, а также содержание деятельности органов исполнительной власти, прежде всего федеральных органов по делам молодежи, в значительной степени ослабляют роль молодежных общественных объединений и их возможности участия в общественной жизни. «Признавая на словах важность молодежных объединений, представители власти отводят им в лучшем случае роль статистов и организаторов «массовки» на проводимых мероприятиях, а зачастую мнение молодежных объединений вообще игнорируется».
Эта ситуация должна быть срочно изменена, поскольку никакая модернизация невозможна без созидательной активности и самоорганизации самих граждан, которой нужно учить смолоду, а тут не обойтись без молодежных общественных объединений. Для реализации поставленной задачи необходимо формирование нового поколения молодежных работников, умеющих работать с молодежными инициативами и способных координировать и поддерживать деятельность молодежных и детских объединений в современных условиях.
Особенности общественно-политической системы РФ. Общественно - политические институты современной России. Вовлечение молодежи в деятельность органов законодательной и исполнительной власти.
Говоря о Политических институтах в современной России, хотелось бы начать с самого определения.
Что же такое Политические институты?
Политические институты – это, в частности, государство и его структуры, избирательная система, политические партии, общественное мнение, средства массовой информации. Всякий политический институт состоит из структуры (организации) и идеи, которую эти структуры обслуживают.
Государство является наиболее значимой системой политического института.
Основными институтами Политической системой современного российского общества являются: институт президентства; институт парламентаризма, представленный в России Федеральным Собранием; институт исполнительной власти в лице правительства; институты судебной власти; институт гражданства; институт всеобщего избирательного права; институт политических партий и общественных организаций; институт местного самоуправления. Политические институты, в свою очередь, включают соответствующие организации, учреждения, решающие специфические задачи в рамках институциональных отношений.
Так же Политические институты подразделяются на институты власти и институты участия. К первым относятся институты, осуществляющие государственную власть на различном иерархическом уровне, ко вторым – институты участия, структуры гражданского общества. Совокупность политических институтов составляют политическую систему общества, представляющую собой определенную целостность, органическое взаимодействие субъектов политики, других элементов политической действительности.
Другим важным политическим институтом является гражданское общество, в рамках которого осуществляется деятельность негосударственных политических институтов.
Подводя итог хотелось бы начать с того, что поиски формализованной модели политической власти, способной воспроизводить и поддерживать идеальное общество берут свое начало в античной философии. Платон, Аристотель и другие древнегреческие философы пытались ответить на вопрос о том, какие именно политические институты в состоянии обеспечить наилучший тип общества и личности. Сравнительный анализ законодательства (конституций), типологизация политических режимов, выявление различных форм правительства, возможные сочетания политических институтов, терминологическая идентификация политических явлений и фактов -таков круг исследований политической философии того периода. Однако следует признать, что, институциональный анализ (применяя современную терминологию), у всех авторов носил достаточно ограниченный и описательный характер и не претендовал на построение строгого нормативно-понятийного аппарата. И все же следует признать, что начало институциональных изысканий было положено в эпоху античности.
Плавно переходя к политическим институтам в современной России отметим
Трансформация политической системы России может быть подразделена на три основных периода, связанных с приоритетами в развитии страны:
1. Переход от авторитарного советского режима перестроечного времени к свободному обществу с рыночной экономикой и демократическими методами формирования власти (1991-1998 гг.).
2. Переход от олигархического к государственному капитализму, укрепление государственности (1998-2004 гг.).
3. Формирование политических институтов, призванных обеспечить претензии России на статус «великой державы» и реализацию идеи суверенной демократии (с 2005 г.).
Те государства, которые, следуя историческим амбициям, стремятся поступать независимо или иметь особое мнение по тем или иным вопросам, все равно вынуждены корректировать свое поведение, исходя как из своих приоритетов, так и консолидированного международного влияния.
Вертикаль власти отодвигает демократию, но в результате повышения уровня жизни у российских граждан, формирующих гражданское общество, все в большей степени будет возникать потребность во влиянии на политические процессы, что, в конечном итоге, может стать гарантией формирования демократических политических институтов.
И современная Россия стремиться к этому.
Модели политического поведения молодежи.
Политологи уделяют больше внимания содержательной стороне поведенческих феноменов, т. е. тому, что происходит в политике, между тем как психологи видят свою задачу в том, чтобы понять, как это происходит.
В отличие от других наук о политике, политическая психология изучает прежде всего людей, исполняющих различные политические роли. Сам термин «политическое поведение» трактуется совершенно по-разному, в зависимости от взглядов на предмет исследования. Интерес к этому феномену пришел из психологии бихевиоризма, специализирующейся на изучении «наблюдаемого поведения», то есть только тех проявлений политики, которые можно регистрировать со стороны, исключая политические взгляды, убеждения и прочие субъективные компоненты действий человека в поле политики. Политические бихевиористы (Д. Истон) предложили ситуационный подход.
Ситуационные факторы включают: физическую среду; органическую среду; социальную среду. Эти факторы не связаны с тем, что думают по этому поводу сами участники политического процесса, и носят объективный характер. Их можно контролировать и наблюдать извне. Задача исследователя состоит в том, что­бы выявить корреляцию между поступками человека и факторами среды. Так, одним из важных направлений исследования демократии является установление зависимости между объективным фактором — уровнем социально-экономического развития — и утверждением демократического режима. Например, известный американский исследователь С. Липсет предложил гипотезу о прямой зависимости этих двух параметров.
Другой разновидностью той же трактовки поведения является теория политического обмена (П. Блау), согласно которой разные участники политического процесса вступают в него, соревнуясь друг с другом, как это происходит и в экономике: кто больше вносит средств, времени, сил, тот может рассчитывать на получение от политики большего вознаграждения [111]. Само политическое поведение рассматривается в качестве результата рациональных решений о том, что индивиду более выгодно. Эта модель применяется и для прогноза результатов выборов, и для анализа принятия решения лидерами. Она рассматривает человека как исключительно «рыночное существо», оставляя без внимания его эмоциональные порывы и стихийные поступки.
Для теоретиков конфликта (Г. Экстайн) характерно представление о политическом поведении как обреченном на конфликт, либо внутриполитический, либо внешнеполитический [141]. Конфликт и согласие рассматриваются как два нормальных состояния человеческого существования. Но в политике, в отличие от выяснения отношений с помощью драки, конфликт облекается в некоторые условные формы, предполагающие признаваемые обществом способы разрешения конфликтной ситуации (договор об общественном согласии, договор о ненападении, операции по под­держанию мира и т. п.)
Теоретики плюрализма также видят политику неоднородной. Они считают желательным наличие не одного, а множества центров властных отношений. Поведение участников политического процесса подчиняется законам конкуренции. Но политические соперники в нормальном обществе не уничтожают друг друга, так как между ними заключено своего рода «джентльменское соглашение», основанное на терпимости элит друг к другу и их взаимной сменяемости.
При этом наличие не одного, а многих центров принятия политических решений не означает автоматического согласования интересов и не приводит к более эффективному регулированию политической жизни. Так, например, в современной российской политике уже нет единого центра принятия внешнеполитических решений.
Более того, каждое ведомство (президентская администрация, парламент, МИД, министерство обороны) ведет свою собственную внешнюю политику, что приводит к рассогласованию национальных интересов. С одной стороны, наличие различных центров власти свидетельствует о создании системы сдерживаний и противовесов, характерной для демократического государственного устройства. С другой стороны, на нынешней стадии этого процесса плюрализм элит не дает положительного эффекта, прежде всего из-за отсутствия общих для всех участников правил игры.
В целом в политической науке под термином политическое поведение понимают как действия отдельных участников, так и массовые выступления, как активность организованных субъектов власти (правительство, мафия), так и стихийные действия толпы, как акции в под­держку системы, так и направленные против нее. Более того, голосование «против» или неявка на выборы так­же трактуются как формы политического поведения. Так, например, тот факт, что на выборы 1993 года в России не пришли 47% избирателей, — важная характеристика поведения избирателей.
Поиск причин, объясняющих содержание политического поведения, дополняется исследованиями психологической природы тех поступков, которые совершают граждане. Современные трактовки политического поведения базируются на самых разных методологических основаниях, но все они так или иначе вводят в схему «стимул—реакция» промежуточные факторы, некое «среднее звено», которым может быть установка, мотив, убеждение или ценность, принадлежащая либо отдельному индивиду, либо группе. Это означает, что никакую форму политического поведения нельзя напрямую объяснить только как результат воздействия политических стимулов. За исключением может быть самых простых проявлений политической активности, предпринятых ради выживания, все остальные акции опосредованы самой политической деятельностью, ее отражением в мышлении и чувствах людей.
В отечественной психологии сложилась продуктивная традиция анализа различных форм деятельности, связанная с именами Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурии и ряда других психологов и получившая название деятельностного подхода [74]. Эта методологическая установка успешно работает в целом ряде отраслей психологической науки и вполне может быть применена и для исследования политической деятельности.
Одним из постулатов теории деятельности является отказ от изучения изолированного индивида. Психологи школы Выготского—Леонтьева задолго до появления теории систем выдвинули тезис о необходимости изучения индивида в системе его отношений с учетом обратной связи, идущей от него к системе. Современные психологи ввели еще одно требование: изучать поведение человека в процессе эволюции порождающей его системы. Применительно к политической психологии это означает такой способ анализа, который прослеживает человеческий фактор в течение всей эволюции политической системы.
Не случайно и то, что отечественные психологи, не отказываясь от категории «поведения», предпочитают говорить о «деятельности». В данном случае «поведение» трактуется как внешнее выражение деятельности, без учета ее субъективного компонента. Для политико-психологического анализа это означает, что деятельность индивидуального политического субъекта встраивается в систему политической культуры нации или группы, которые и придают ей общий смысл и значение.
Сказанное не означает отказа от использования термина «поведение», который полезен для описания соответствующих форм политической деятельности. Но при этом, в отличие от бихевиористских подходов, человек рассматривается, во-первых, и как объект, и как субъект политических отношений. Во-вторых, деятельность в политике не сводится только к ее внешним проявлениям.
Независимо от того, каким термином пользуются психологи, они различают три формы проявления человеческой активности: инстинкты, навыки и разумные действия. Эта психологическая классификация форм деятельности полезна и в описании политики.

Приложенные файлы

  • docx 10988055
    Размер файла: 37 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий