книга архангела Разиэля


Люди видят [писание] искаженным, потому что язык его — язык ангелов и не многие разумеют таинство его букв. И думают [поэтому], что истины не существует. Но это не так. Аббдха [ключ от] пяти миров, таинство десяти [сефирот] хранит эта книга, сокровенные слова и суть, предание и могущество. Обретавшееся до начала мира, подлинное Бытие... Книга Ангела Разиеля Вашему вниманию предлагается текст апокрифической легенды «Praedestinatio» («Предназначение») — один из древнейших вариантов прочтения первой главы ветхозаветного «Бытия», повествующий о Семи Днях Творения и Первой Войне Ангелов. Этот сюжет до сих пор остается одной из самых интригующих религиозных догм, тайна которая ревностно оберегается Церковью.
День первый 1. В начале [был хаос, из которого] сотворил Бог небо и землю. 2. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. 3. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. 4. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы. 5. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. 6. И был вечер, и было утро: день первый. Этим строкам неисчислимое количество лет. В традиции Септуагинты, то есть греческого перевода Священного Писания, каждая книга была озаглавлена переводчиками в соответствии с ее основным содержанием. Книги получили собственные названия: самая первая была озаглавлена «Genesis» (то есть «Происхождение» или «Становление»), а в славянском переводе — «Бытие».. День второй 7. И сказал Бог: да возникнут из чистого пламени Мои посланники, сильные в гневе. И да наделю их крыльями Моей милости, и верностью в служении Мне. 8. И стало так. 9. И увидел Бог, что посланники многочисленны и прекрасны собой, и назвал их Ангелами. 10. И был вечер, и было утро: день второй. Существуют канонические (принятые Церковью) и апокрифические (греч. «apokryphos» — «тайный», «сокровенный») варианты книги «Genesis». Их значение и смысл, даже расположение стихов зачастую очень разнятся. Тайные духовные учения, обязанные своим происхождением содержанию этих писаний, широко распространились по миру и нашли отражение в иудейской, исламистской и христианских (ариане, катары) традициях... День третий 11 стих не найден.... 12. И сказал Бог: Я Творец и Владыка миров, нет числа [землям] сотворенным Мной. 13. Вы же — сотворенные, порождение моих дум. 14. Теперь Я оставлю вас. 15. И стало так. 16. Бог покинул пределы [этого мира] и небесный престол опустел. 17. И был вечер и утро: день третий. Ряд значительных отличий между текстом «канонических» писаний и «апокрифами» объясняется искажениями при последовательном переводе (арамейский — греческий — латынь), а также наличием «глубинного смысла» корневого арамейского текста. Для изучения этого смыслового уровня применяются каббалистические техники «гематрия» и «нотарикон»... 18. И множество ангелов собрались тогда [перед пустым троном] чтобы говорить о своей судьбе. 19. И был меж ними дух именем Саршан, бывший раньше старшим над всеми Ангелами. 20. И сказал Саршан: Бог есть Закон, а мы — Ангелы Закона, прибежище справедливости, опора небес. 21. Наше Предназначение — сохранять этот мир в первозданном состоянии. В этом [служении] вижу я промысел Бога. 22. И был вечер и утро: день четвертый. «Гематрия» — методика «дешифровки» книг Библии посредством сложения числового значения букв того или иного слова. «Нотарикон» — каббалистическая техника толкования писания, при котором каждое слово воспринимается как аббревиатура, состоящая из заглавных букв других слов. Например, слово «Baphomet», прочитанное справа налево («Temophab»), выступает нотариконом следующей формулы: «Templi omnium hominum pacis abbas», т. е. «Настоятель храма мира всех людей»... День пятый 23. И был между ангелами дух именем Харут, могучий и гордый. 24. И сказал Харут: этот мир [сотворен Богом] для нас. Мы улучшим и изменим его, ибо в этом [служении] вижу я промысел Бога. 25. Нам дарована Свобода творить, и я принимаю ее. Свободными назовемся мы — Ангелами Хаоса, отвергающими Закон. 26. И был вечер, и было утро: день пятый. Особое место среди «апокрифических» легенд занимает «Рraedestinatio» (лат. «Предназначение»), повествующая о причинах разделения ангелов и последовавшей за этим войны. В тексте легенды явно прослеживаются древнеарамейские и арабские корни, проявляющиеся в именах ангелов — Саршан (Метатрон) и Харут (Самаэль)... День шестой 27. И пошел Саршан, а с ним великое множество Ангелов, и поселились в пределах Варнаал, на северо-западе мира. 28. А Харут и верные ему выбрали [местом для обитания] знойные земли Дизарат на юго-востоке. 29. Но тень уже легла [между ними], и вскоре меж ангелами вспыхнула война. 30. И была битва — на земле и в воздухе, во всех пределах сотворенного мира. 31. И был вечер и утро: день шестой. Хорошо видно, что общая канва легенды не имеет ничего общего с христианской концепцией «падения»: противоборствующие силы представлены изначально равными носителями дуалистически противоположных духовных принципов — Порядок (лат. Ordo) и Хаос (лат. Chaos)... День седьмой 32. И бились Ангелы Закона и Ангелы Хаоса, и не могли сокрушить [друг друга]. 32. И с тех пор не было между ними мира. 33. И [поскольку] один день Бога — вечность, битва, начавшаяся в шестой день, продолжается и сейчас. 34. Охватив все сферы пяти миров, длится [она], пока пребудут на земле Свобода и Закон. 35. Так было и есть: в наше время, в седьмой день. 
Истоки Великое Служение На заре времен множество ангелов собрались перед опустевшим Троном Небес и держали совет. И был между ними дух именем Саршан, бывший ранее старшим над всеми ангелами. И сказал Саршан: — Бог есть Закон, а мы — Ангелы Закона, прибежище справедливости, опора небес. Наше предназначение - сохранять этот мир в первозданном состоянии. Мы — руки Всевышнего, наследие Его воли, Он призвал нас воздвигнуть Божественный Порядок на этой земле. Иначе зачем Он вдохнул в меня осознание своего промысла? Его воля ведет меня, и я говорю: братья и сестры, объединимся в великом служении! Великолепен замысел Творца, он ведет тех, в чьем сердце горит пламя святого предназначения! И еще сказал Саршан: — Я, как и вы, до конца пойду тропой, что указал мне Господь. Ради служения откажусь я от сиюминутных желаний, всю свою жизнь подчинив единственной и великой цели. Порядок станет мне щитом и опорой, правда будет мечом, и светел будет мой путь к осознанию Господнего промысла. Не убоюсь я зла и сквозь бури грядущего поведу вас к окончательной и полной победе. Вместе пили мы из источника святости, теперь наши судьбы навеки едины. Цепь, объединяющую нас, выковал сам Господь, потому нерушимым будет наше братство в веках — единая воля, единая вера, единая судьба! Защищать, оберегать и поддерживать станем мы — в этом служении вижу я промысел Бога. Этому знамени я присягаю, и во всем свете не будет ордена выше, чем наш. Абсолютная Свобода Так говорил Саршан Тысячекрылый, и многие внимали ему. Многие, но не все. Был между ангелами дух именем Харут, могучий и гордый. И сказал Харут: — Огнерожденные, этот мир сотворен Богом для нас! По Его воле мы возникли из пламени, а наши души стали пылки и переменчивы, словно танцующий огонь. Так почему нам не жить так, как мы того захотим? Разве Господь не подарил нам эту землю, сделав нас полноправными хозяевами всего мира? Теперь мы улучшим и изменим его по своей воле, взяв от жизни все, что отмерено нам судьбой. Создатель сделал наши души свободными, и я желаю сохранить и приумножить этот дар. Истинно говорю вам, Свобода — дар Творца, в котором я вижу величайший из Его промыслов. Так неужто мы примем оковы Закона и откажемся от Свободы, отречемся от Дара и пойдем против своей сущности? И еще говорил Харут: — Разве в одной только вере кроется постижение Господнего промысла? Ведь если хотел Он, чтобы мы слепо исполняли Закон, то кто смог бы ослушаться? Для чего тогда Он дал нам свободную волю? Ты говоришь о цели, что навек объединит нас, но тебе не по силам удержать мою душу в темнице из слов. Ты говоришь, мы будем вместе, забыв, что бессмертные одиноки, словно звезды во тьме. У каждого из нас своя судьба и свой путь, и единственное, что может объединить нас, — так это посягательство на нашу свободу. Поэтому я отвергаю твой путь и служение, перед лицом твоим назвавшись Свободным — Ангелом Хаоса, отвергающим Закон! Два Пути И те, кто были свидетелями этой встречи, внимали речам Саршана и словам Харута — соизмеряя, взвешивая и прислушиваясь к голосу своего сердца. Постепенно одни воспламенились идеей Великого Служения, а другие ощутили, что им гораздо ближе принципы Абсолютной Свободы. Прошло совсем немного времени, и каждый из них выбрал свой собственный путь, положивший начало войнам Бессмертных — вечному противостоянию Ангелов Порядка и Ангелов Хаоса. 
Чины ангелов В начале мира создал Господь трех могущественных Ангелов, три священных принципа, имена которым — Разиэль, Абддех и Райшим. В их именах (таких, какими они дошли до нас) слышатся различные корни: «тайна бога» (от арамейского «рази» — «тайна» и «эль» — «бог»), «бездна, гибель» (от арамейского «абадд» — «бездна»), «воин, защитник» (от арабского «райсим»). Каждый из них воплотил в себе по одному из Божественных качеств-предназначений: тайную мудрость, смертоносность и устрашающую силу. Никогда не участвовали они в войнах Ангелов, соблюдая вечный нейтралитет, поэтому их чин называется Те Малахим — «Ангелы-Наблюдатели». Согласно «Рraedestinatio», Ангелы-Наблюдатели стали наставниками остальных ангелов, основав три следующих небесных чина: чин Ангелов Мудрости, чин Ангелов Мщения и чин Небесных Воителей. Благодаря промыслу Господа, Ангелы, выбравшие своим предназначением один из этих путей, имеют различную природу силы и даже внешне различаются между собой. Ангелы Мудрости владеют сокровенными именами Бога и тайнами четырех элементов. Могущественнейший из Ангелов Мудрости — Предводитель Ангелов Закона Тысячекрылый Саршан, обладатель «Великого Пантакля Четырех», скрывающего в себе неизреченное имя Бога. К нему близки по могуществу и власти двое Ангелов — повелитель стихии огня Серапсис и властительница стихии воды Маалат. Бич живых, безжалостные Ангелы Мщения (другое имя которых Тахиддим, то есть «Ангелы Смерти»), обладают устрашающе-прекрасным обликом, их появление в мире — «грохот драконьих крыльев, застилающих собою свет». Ужаснейшие из них — князь Ангелов Хаоса Харут и его супруга, Праматерь Чудовищ Наамах. Среди приверженцев Закона им противостоит один из величайших Ангелов Мщения, Багровый Принц Кассиэль. Небесные Воители — самые сильные из всех Ангелов. Их сложение и стать превосходны, и никто из ангелов не может выстоять перед ними в открытом бою. Небесные Воители — лучшие бойцы среди бессмертных, а первейшие из них — архангел Аратрон и лорд Ариох, сильнейший боец среди воинства Ангелов Хаоса. Ангелы Порядка Когда Ангелы разделились на сторонников Порядка и приверженцев Хаоса, сторону Саршана приняли предводитель Небесных Воителей Аратрон, Багровый Принц Кассиэль и властительница Маалат, а сторону Харута — его супруга Наамах, могущественный Ангел Мудрости Серапсис и военноначальник воинства Хаоса лорд Ариох. Их примеру последовали остальные, и вскоре все племя бессмертных разделилось на два враждующих лагеря. Саршану Тысячекрылому принадлежит почти вся власть среди сторонников Порядка, так как он обладает тайным знанием и повелевает невероятными силами. Он — первый среди Ангелов Мудрости, в его руках — ключ к тайне жизни и знание Неизреченных Имен. Он — божественный свет, что «сияет, но не сжигает», милосердный наставник великого множества Ангелов. Вместе с ним правит его супруга Маалат, чье имя означает «Владычица Изначальных Вод». Она — повелительница стихии воды, глубоко постигшая тайну сотворенной материи и природу первоначальных элементов. Опорой их власти служит предводитель Небесного Воинства — «пылающий меч закона», непобедимый архангел Аратрон. Значительная часть Небесных Воителей поддержала Аратрона во времена раскола. Не знающие усталости мечи этих воинов по сей день сверкают в небе, повсюду в шести мирах защищая Порядок и Закон. Несколько в стороне от остальных Ангелов Порядка стоит принц Кассиэль, предводительствующий той частью Ангелов Мщения, что предпочли выступить на стороне Закона. Подчиненные Кассиэлю безжалостные Тахиддим не исполняют более ничьей воли, и даже для своих единомышленников Багровый Принц остается устрашающей фигурой — ледяным призраком смерти, окутанным темным облаком ненависти и подозрений. Ангелы Хаоса Наиболее почитаемый из всех сторонников Хаоса — князь Ангелов Мщения Дымнокрылый Харут. Его авторитет возник из искреннего уважения и неподдельного страха; для великого множества Ангелов Хаоса он единственный правитель и вождь. Его слово принесло Хаос в этот мир, для него возжигают жертвы, его почитают, как Бога. Многие готовы отдать жизнь за один только взгляд черных, как ночь, глаз князя Харута — прекрасных, как сама Смерть. Известностью, сравнимой со славой Харута, обладает только предводитель отпавших от Аратрона Небесных Воителей — беспощадный и воинственный Ариох. Сторонники Хаоса обязаны ему большинством своих военных побед, и даже среди лучших бойцов Закона найдется не много таких, кто способен думать без страха о поединке с неистовым Защитником Свободных. Однако главное оружие Ангелов Хаоса — власть над стихией огня — находится в руках Хранителя Чисел Серапсиса. Могущественный ученик Разиэля, Серапсис с помощью искусства Гематрии постиг истинные имена трех из пяти высших иерархов Мира Огня, чьей воле покорны неисчислимые рати пламенных элементалей. Именно Серапсис противопоставил свою мощь незримому могуществу Саршана, доказав, что мудрость присуща Хаосу в не меньшей степени, чем Порядку. Супруга Харута, царственная Наамах — единственная из Ангелов Хаоса, кто открыто противился его воле. Её бунт разгневал Харута, из-за чего тот ударил Наамах своим мечом Айлаторном, что значит «холодное лезвие». Будучи бессмертной, Наамах не умерла, но из капель ее пролитой крови возникли сонмы чудовищ. Поэтому Наамах обладает еще одним титулом — «мать рожденных из крови», Праматерь Чудовищ. 
Шесть миров Твердь Сотворенная Богом «твердь» — это окружающий нас материальный, видимый мир. Здесь — горы в шапках из вековечного льда, золотые поля и тенистые долины, просторы свободных морей и дотла выжженные солнцем нехоженые солончаки. Воплотившийся в реальности замысел Творца, дом для вечноживущих и смертных — для ангелов и демонов, для чудовищ и для людей. Видимый мир Видимый мир населяют ангелы и люди, пребывающие здесь в соответствии с замыслом Творца, а также чудовища, возникшие благодаря каплям крови Наамах. Большая часть сотворенного мира занята водой, но на северо-западе Бог поднял из пучины океана архипелаги Варнаал и Дизарат, где берет начало сюжет нашей легенды. Мир Духов Мир Духов, или «астральный план», — область Творения, наиболее близкая к материальному миру. Астрал — обычная среда обитания невоплощенных существ; уровень существования, являющийся проводником для большей части творимого волшебства. Астральный план имеет различные области, большинство из которых имеют собственные названия и считаются отдельными мирами. Мир Демонов Одной из таких областей является Мир Демонов — область Астрала, где обитают существа, возникшие благодаря слепому поклонению смертных, потерявших веру в Творца. Будучи порождениями жестоких культов, получившие силу из жертвенной крови, человеческого страха и пожранных душ, обитатели Мира Демонов обладают угрожающим обликом, свирепостью и впечатляющей силой. Некоторые из них настолько могущественны, что могут соперничать в бою с величайшими из ангелов. Элементали Четыре Первоэлемента — Огонь, Вода, Земля и Воздух — имеют в тонком мире собственные области. Они населены Элементалями — духами стихий, подчиненными Князьям Элементов и весьма многочисленными. Благодаря своему происхождению от божественных субстанций, из сочетания которых возник видимый мир, Элементали стоят отдельно от прочих существ и обладают собственной магией. Мир Смерти Еще одна область Астрала получила название Мира Смерти. Это холодные равнины, населенные кровожадными призраками, вечно голодными и алчущими крови живых. Сюда уходят в поисках пристанища души смертных, здесь — край сотворенного мира, за которым — лишь первородная тьма. Мир Смерти — одна из самых жутких областей астрала, чьи ужасы затмевает лишь раскинувшийся за границами сотворенного вечный Дом Тени. Дом Тени Дом Тени — эта тьма, что была до начала мира, до первого дня Творения. Та Тьма, что скроет сущее в конце времен, палач бессмертных и вершитель судеб миров. Даже величайшие из ангелов не способны по своей воле вступить в области этой тьмы, для обитателей пяти миров врата Дома Тени надежно закрыты. Но Тьма все же присутствует в этом мире, свидетельством чему — ужасная Тень, что одерживает иногда тела некоторых существ. Дом Тени — изнанка мира, искаженное отражение сущего в ледяном озере первородной тьмы, чьи посланники представляют смертельную опасность для сильнейших из ангелов. 
Ветхий Завет: история или легенда? Многие из нас воспринимают Библию как нечто само собой разумеющееся. В современной религиозной культуре эта книга стала настолько привычной, что о ее происхождении задумываются очень немногие. Тем не менее, у составляющих Ветхий Завет книг есть собственная, неповторимая история. Книги, которые составляют Ветхий Завет (Танах), стали известны историкам только после того, как римский полководец Тит взял Иерусалим в 70-м году н. э. Первоначально Библия (греч. «собрание книг») была написана по-ханаански (древнесемитским шрифтом без разделения слов и огласовки), но более поздние экземпляры этой книги составлялись по-арамейски и записывались так называемым «квадратным шрифтом». Одним из первых полноценных переводов Танаха (период между первым и третьим веками нашей эры) является греческая «Септуагинта». А самый первый манускрипт, запечатлевший пример перевода Ветхого Завета на греческий язык, — это «Ryland Papyrus». Он содержит несколько глав из Второзакония и датируется 150 годом до н. э. В четвертом в. н. э. Блаженный Иероним перевёл Танах с иврита на латынь — так появилась «Вульгата». А самый первый латинский перевод Танаха стал распространяться еще до 210 г. н. э. — примерно в то же время, что и византийский Textus Receptus на греческом языке. Археологи по сей день находят реликвии, содержащие в себе те или иные части Ветхого Завета. В 1947–1956 гг. двадцатого века во время раскопок в Кумране было найдено 19 ветхозаветных книг в 38 свитках, которые составили все книги Ветхого Завета, кроме Книги Есфирь. Сейчас наиболее древними библейскими текстами считаются свиток Книги Самуила (Книги Царств), датирующийся третьим веком до н. э., и два серебряных листа времен Первого Храма, найденные в гробнице в долине Хинном (текст священного благословения из Книги Чисел). Весьма существенно, что современные исследования не выявили значимых расхождений между Кумранскими текстами и сегодняшним Танахом. Тем любопытней было бы узнать, является ли Ветхий Завет «подлинно иудейским наследием» или у Святого Писания имеются более глубокие корни? «Шумерский след», ч. 1 О цивилизации Шумер, которую составители Библии называли страной Сеннаар, до середины девятнадцатого века было известно не так уж и много. И лишь более поздние раскопки подняли к свету неисчислимое множество бесценных исторических материалов. В том числе и сотни глиняных табличек, содержащих хроники, предания и легенды цивилизации древних Шумер. На одной из таких табличек англичанину Джоржу Смиту удалось прочитать поэму «Энума Элиш» («То, что вверху»), в тексте которой ведется речь о сотворении мира. Несколько позднее американский ученый Джеймс Дж. Причард, сопоставивший «Энума Элиш» с текстом Библии, обнаружил множество необъяснимых на первый взгляд совпадений. В ходе проведенных им исследований выяснилось, что легенды и мифы шумеров служили тем самым «сырьем», на базе которого позднее возникло Святое Писание. Интересно, сможем ли и мы, вслед за Джеймсом Дж. Причардом, разглядеть некоторые аналогии между древнесемитским Танахом и гораздо более древней шумеро-аккадской поэмой о сотворении мира? — Названия книг (Сефер Берешит и Энума Элиш) даны по первым двум словам. «Энума Элиш» имеет ряд удивительных соответствий с библейским повествованием. Эти соответствия начинаются уже с самого заглавия этих двух древних книг. Название вавилонской поэмы дано по ее первым словам — «То, что вверху». В рамках этой же месопотамской традиции даются названия библейских книг в еврейском тексте Пятикнижия. — История сотворения мира в указанных источниках схожа до степени заимствования слов. Порядок творения мира в вавилонской поэме «Энума Элиш» очень напоминает библейский порядок творения. В начале Бог творит землю и небо, что примерно соответствует рассказу вавилонского мифа о том, что в первобытной водной стихии зарождаются боги неба и земли, Ану и Энки. Два рассматриваемых нами повествования объединяет «признание сотворения мира как процесса разделения изначально единого и неразделенного целого». Этим изначально единым в Библии является бездна воды, а в поэме — водная морская стихия Тиамат. Более того, даже само название праматерии в Библии и поэме совпадают: библейское слово «tehom» («бездна», «хаос») этимологически напрямую связано с именем стихии Тиамат, о которой говорится в «Энума Элиш». Но возможно, это не все и имеются еще какие-то параллели? «Шумерский след», ч. 2 — История потопа присутствует в обеих книгах. С водной стихией — бездной (tehom) — мы встречаемся и в рассказе священнического кодекса о потопе. Если в начале Библии Бог разделил воды хаоса, выделяя пространство для своего творения, то позднее он же открыл окна небесные, и мрачное праморе обрушилось на творение. В истории потопа мы сталкиваемся еще с одним отголоском вавилонской поэмы. Заключая завет с Ноем, Бог дает знамение того, что в будущем потоп не повторится. Этим знамением является радуга на небе. Еврейское слово «qeshet», использованное в Быт. 9,13, означает также боевой лук. В этом смысле рассказ о радуге как знаке завета может быть понят в том смысле, что Бог в знак примирения откладывает свой боевой лук. Этот образ лука как божественного оружия возвращает нас к поэме «Энума Элиш», в которой именно с помощью лука Мардук убивает хаотическую власть воды, Тиамат, а затем церемониально отставляет свое оружие в сторону. — История создания светил совершенно аналогична. 
Параллели к повествованию книги Бытия находим мы и в описании создания светил. Светила небесные создаются Богом для отделения дня от ночи, для знамений, времен, дней и годов. Подобным образом в поэме после создания неба Мардук творит звезды, Луну и Солнце для разделения дней, годов, распознания суток. — Параллели присутствуют и в легенде о создании человека. Творение в Библии завершается созданием человека из «праха земного и духа Божия». В вавилонской поэме идея особой причастности человека к божеству выражается посредством рассказа о сотворении человека из глины на крови поверженного бога Кингу, сторонника Тиамат. Известно, что в книге Левит подчеркивается особая связь души с кровью. Возможно, что в древности кровь ассоциировалась с душой. В таком случае божественное дыхание, оживотворившее библейского человека, тождественно божественной крови из вавилонской поэмы. Рассказ Библии о возникновении человека имеет еще одно удивительное сходство с поэмой. Если библейскому творению человека предшествовал так называемый «совет Божий», то в мифе перед созданием человека прошло «совещание Мардука с Энки». — В результате... Открытие ближневосточных мифов, содержащих библейские параллели, произошедшее во второй половине девятнадцатого — начале двадцатого века, существенно отразилось на общей оценке текста Священного Писания. Заимствование элементов Энума Элиш для построения Танаха стало столь очевидно, что в 1903 г. Фридрих Делич (Делич Фридрих (1850–1922), немецкий ассириолог) заявил, что «ветхозаветные поэты и пророки зашли так далеко, что стали приписывать подвиги, совершенные Мардуком, непосредственно Яхве». «Гностицизм»: тайное становится явным Как вы могли заметить, исторические корни Ветхого Завета оказались необычайно глубоки. И хотя истоки некоторых библейских легенд стали немного более очевидны, священные тексты прошлого таят в себе еще немало загадок. Наиболее интересная из них — содержание так называемых «гностических писаний», преподнесших немало сюрпризов современной «библейской» науке. Гностиками (от греч. γνω̃σις — знание) принято называть представителей религиозного течения, объединившего толкование Евангелия с восточно-эллинистической теософией, иудейской (отчасти и шумерской) традицией и рядом распространенных на востоке оккультно-философских учений. Гностицизм получил наибольшее распространение на рубеже 2-3 веков н. э., но затем практически исчез из-за преследования со стороны Католической Церкви. Существует мнение, что одним из «мотивов преследования» были сохраняющиеся в среде гностиков «протоевангелия» (книги Нового Завета, датированные более ранней датой, чем «первые католические», и существенно отличающиеся по содержанию). Так или иначе, но вскоре подавляющая часть гностических текстов была уничтожена, а оставшиеся — тщательно сокрыты последователями гностических учений. Поэтому до середины XX века было известно лишь считанное число памятников гностицизма: «Пистис София», «Тайна великого Слова», «Евангелие Марии» и «Оды Соломоновы». Доступ к самим гностическим книгам стал возможен лишь после 1945 года, когда в Египте близ поселка Наг-Хаммади (Хенобоскион) была найдена целая гностическая библиотека, спрятанная на монашеском кладбище. В числе книг, найденных в этой библиотеке, оказалось знаменитое «Евангелие от Фомы» — книга, которую некоторые ученые считают источником материала большинства современных Евангелий. Это открытие еще раз подчеркнуло историческую значимость гностических материалов и оставило заметный след в деле переоценки содержания наиболее фундаментальных священных легенд. 

Приложенные файлы

  • docx 11004000
    Размер файла: 33 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий