Сценарий литературной гостиной Тютчев


Сценарий литературной гостиной "Я встретил вас"
по творчеству Ф.И. ТютчеваДуша, душа, которая всецело
Одной заветной отдалась любви…
Ф.И. Тютчев
(Звучит негромкая музыка. Скрябин. Желание.)1 ведущий
. В середине 19 века в Санкт-Петербурге можно было встретить странного человека. С накинутым на спину пледом, часами бродил он по улицам, не замечая прохожих. Невысокий, сухощавый и стройный, со лбом великолепной лепки, с живым и глубоким взглядом тёмных глаз, этот человек был лучшим украшением салонов северной столицы. «Его ум сверкал иронией, его душа ныла», – сказал о Тютчеве его современник и биограф. Философ, политик, дипломат, более 20 лет проведший за границей, яркий собеседник поэта Гейне, европеец по складу мысли, русский по глубокому чувству родства с землёй, где он вырос, Ф. Тютчев жил жизнью и мукой сердца.
(Звучит музыка. Скрябин. Желание)2 ведущий
После блестящего окончания университета в 18 с небольшим лет Ф. Тютчев начинает свою карьеру дипломатическим чиновником в русской миссии в Мюнхене. Он проведёт за границей 22 года лучшей поры его жизни.
Вскоре Теодор (как звали его в Мюнхене) познакомился на одном из приёмов с юной Амалией Лерхенфельд. 15-летняя графиня происходила из знатного германского рода и была двоюродной сестрой русской императрицы Марии Фёдоровны.
Золотоволосая красавица взяла под своё покровительство прекрасно воспитанного, чуть застенчивого русского дипломата. Они часто совершали прогулки по зелёным улицам Мюнхена, к прекрасному голубому Дунаю. О тех временах осталось мало сведений, но зато картину их воссоздают поэтические воспоминания Тютчева.
Я помню время золотое,
Я помню сердцу милый край.
День вечерел; мы были двое;
Внизу, в тени, шумел Дунай.
И на холму, там, где белея,
Руина замка вдаль глядит,
Стояла ты, младая фея,
На мшистый опершись гранит
1 ведущий
За год их знакомства, того самого «времени золотого», Тютчев был настолько очарован своей избранницей, что стал всерьёз подумывать о женитьбе и даже решился просить руки Амалии. Но простой русский дворянин не был выгодной партией, и родители предпочли ему барона Крюденера.
И всё же Тютчев продолжал на что-то надеяться. Несмотря на предоставленный ему в начале 1825 года отпуск на родину, он продолжал пребывать в Мюнхене и, видимо, не раз встречаясь с Амалией, рассчитывал, что она одумается, сможет уговорить родителей переменить их решение.
Чтец
. Твой милый взор, невинной страсти полный,
Златой рассвет небесных чувств твоих
Не мог – увы! умилостивить их –
Он служит им укорою безмолвной.
Сии сердца, в которых правды нет,
Они, о друг, бегут, как приговора,
Твоей любви младенческого взора,
Он страшен им, как память детских лет.
Но для меня сей взор благодеяние;
Как жизни ключ в душевной глубине
Твой взор живет и будет жить во мне:
Он нужен ей, как небо и дыханье…
2 ведущий К Амалии он, вероятно, обращается в стихотворении «К Нисе»:
Равнодушно и беспечно,
Легковерное дитя,
Нашу дань любви сердечной
Ты отвергнула шутя.
Нашу верность променяла
На неверный блеск, пустой, –
Наших чувств тебе, знать, мало, –
Ниса, Ниса, бог с тобой!
Так и чувствуешь, что поэт прощается с самым дорогим, любимым, с чем он уже сжился, но потерял.
1 ведущий
Прошедшие годы показали, что оба они не забыли о своем первом большом чувстве и где-то в самом потаенном уголке души берегли о нем самые светлые воспоминания
В июле 1870 года Федор Иванович лечился в Карлбаде. В то время туда на целебные воды съезжались европейская и русская знать, многие были знакомы Тютчеву. Но самой радостной для него была встреча с Амалией, которая с мужем тоже отдыхала в тех же местах..Встреча с пожилой, но сохранившей привлекательность графиней вдохновила поэта на одно из самых прекрасных его стихотворений, на слова которого был написан известный романс. Исполняется романс
Я встретил вас – и все былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое –
И сердцу стало так тепло…
Как поздней осени порою
Бывают дни, бывает час,
Когда повеет вдруг весною
И что-то встрепенется в нас, –
Так, весь обвеян дуновеньем
Тех лет душевной полноты,
С давно забытым упоеньем
Смотрю на милые черты…
Как после вековой разлуки,
Гляжу на вас, как бы во сне, –
И вот – слышнее стали звуки,
Не умолкавшие во мне…
Тут ни одно воспоминанье, –
Тут жизнь заговорила вновь, –
И тоже в вас очарованье,
И та ж в душе моей любовь!..
2 ведущий
Последняя их встреча произошла 31 марта 1873 года, когда у своей постели уже не встающий от болезни поэт вдруг увидел Амалию Максимиллиановну. Он долго молча на нее смотрел, не произнося от волнения ни слова.
А на следующий день Федор Иванович написал несколько слов дочери Дарье: «Вчера я испытал минуту жгучего волнения вследствие моего свидания с графиней Адлерберг, моей доброй Амалией Крюденер, которая пожелала в последний раз повидать меня на этом свете и приезжала проститься со мной. В ее лице прошлое лучших моих лет явилось дать мне прощальный поцелуй». Амалия Крюденер пережила Тютчева на пятнадцать лет.
1 ведущий
Говорят что горе и разочарование от того, что Амалия вышла замуж за другого, толкнули Тютчева на тайный брак в Мюнхене с Элеонорой Петерсон.
5 марта 1826 года Тютчев женился на Эмили Элеоноре Петерсон, урожденной графине Ботмер, вдове бывшего министра при одном из второстепенных германских дворов, которая от первого брака имела 4-х сыновей. Графиня была несколькими годами старше Федора Ивановича, лютеранское ее вероисповедание, видимо, заставляло молодых на первых порах скрывать свой брак.
Поэт Генрих Гейне писал в апреле следующего года приятелю: «Знакомы ли Вы с дочерями графа Ботмера?.. Одна из них уже не первой молодости, но неизменно прелестная, негласно повенчана с одним из лучших моих друзей, с юным русским дипломатом Тютчевым».
(Звучит музыка. Скрябин. Прелюдия, ор. 16, №5)
Об этой своей любви Тютчев написал немного. Но это немногое свидетельствует о глубине и силе его чувства.
Чтец
Сей день, я помню, для меня
Был утром жизненного дня:
Стояла молча предо мною,
Вздымалась грудь её волною,
Алели щёки, как заря,
Всё жарче рдея и горя!
И вдруг, как солнце молодое,
Любви признанье золотое
Исторглось из груди ея…
И новый мир увидел я!..
2 ведущий
Росла семья, нужно было думать, как её содержать. В1937 году Тютчев получает новый пост в Турине. Он ждал там жену и дочерей, о которых сильно тосковал. И вдруг 30 мая 1838 года он получает весть о гибели у берегов Пруссии парохода «Николай I», на котором по предположению следовало его семейство.
(Звучит музыка. Скрябин. Прелюдия, ор. 11, №10)О пожаре, случившемся в ночь с 18 на 19 мая, рассказал в своём очерке плывший на этом пароходе восемнадцатилетний И.С. Тургенев: «В числе дам, спасшихся от крушения, была одна госпожа Т…, хорошенькая и миленькая, но связанная своими четырьмя дочками и их нянюшками; поэтому она и оставалась покинутой на берегу, босая, с едва прикрытыми плечами»
В письме родителям поэт восторгается самообладанием жены: «Можно сказать по всей справедливости, что дети были дважды обязаны жизнью матери», которая «ценой последних оставшихся у неё сил смогла пронести их сквозь пламя и вырвать у смерти»
Волнения последних месяцев, а главное, простуда, нервное потрясение, способствовали ухудшению здоровья этой мужественной женщины. Она умерла 27 августа 1838 года.
Чтец
В часы, когда бывает
Так тяжко на груди,
И сердце изнывает,
И тьма лишь впереди;
Без сил и без движенья,
Мы так удручены,
Что даже утешенья
Друзей нам не смешны, –
Вдруг солнца луч приветный
Взойдёт украдкой к нам
И брызнет огнецветной
Струёю по стенам;
И с тверди благосклонной,
С лазуревых высот
Вдруг воздух благовонный
В окно на нас пахнёт…
Уроков и советов
Они нам не несут,
И от судьбы наветов
Они нас не спасут.
Но силу их мы чуем,
Их слышим благодать,
И меньше мы тоскуем,
И легче нам дышать…
Так мило-благодатна,
Воздушна и светла,
Душе моей стократно
Любовь твоя была.
1 ведущий
. Находясь у её гроба, Тютчев поседел за одну ночь. Горю и отчаянию не было предела.
(Звучит музыка. Скрябин. Прелюдия, ор. 11, № 4)
Поэт долго не может забыть свою Элеонору. Даже десять лет спустя, в одну из наиболее грустных минут, у него вырывается выстраданное поэтическое признание:
Чтец
Ещё томлюсь тоской желаний,
Ещё стремлюсь к тебе душой –
И в сумраке воспоминаний
Ещё ловлю я образ твой…
Твой милый образ, незабвенный,
Он предо мной везде, всегда,
Недостижимый, неизменный,
Как ночью на небе звезда…
2 ведущий
А тогда, вскоре после смерти жены, Тютчев встретился с Жуковским и, катаясь с ним по озеру Камо, вновь делился своим горем. «Горе и воображение», – записывает Жуковский в свой дневник о поэте. А через несколько дней новая запись: «Он горюет о жене, которая умерла мученической смертью, а говорят, что он влюблён в Мюнхене».
Ни тогда, ни после не только Жуковский, но и никто другой не мог понять полную противоречий натуру Тютчева. Поэт всю свою жизнь не был однолюбом. Страстная любовь к первой жене у него непостижимым образом уживалась с увлечением другой женщиной; то же самое, как в зеркале, повторилось у него и во втором браке. Эту мучительную раздвоенность своей «греховной» любви поэт прежде всего сознавал сам, но ничего не мог с собой поделать.
1 ведущий
На балу Тютчев встретил другую красавицу – Эрнестину, жену барона Дернберга. Их знакомство незаметно переросло в любовь. Но оба были несвободны и понимали, что так долго продолжаться не может. Поэтому Эрнестина приезжает в Италию, чтобы проститься с любимым человеком.
Так здесь-то суждено нам было
Сказать последнее прости…
Что, жизнь твою убив, её испепелило
В твоей измученной груди!..
(Звучит музыка. Скрябин. Прелюдия, ор. 16, № 4)
Жизнь же распорядилась иначе. Именно любовь этой женщины помогла поэту выжить при столь тяжёлых для него обстоятельствах. 17 июля 1839 года Тютчев венчался с Эрнестиной Дернберг.
2 ведущий
Они часто разлучаются, и поэт очень скучает о своей Нести, о сильно выросшей семье. Из письма Э. Тютчевой 14 июля 1843 года: « Милая моя кисанька! Как тяжко гнетёт моё сознание мысль о страшном расстоянии, разделяющем нас! Вот у меня под рукою, перед глазами, твой милый почерк, а любимая рука, что начертала эти буквы, – что делает она в эту минуту? Разлука представляется необъяснимой загадкой тому, кто умеет её чувствовать…»
(Звучит музыка. С. Рахманинов. Вокализ) В разлуке есть высокое значенье:
Как ни люби, хоть день один, хоть век,
Любовь есть сон, а сон – одно мгновенье,
И рано ль, поздно ль пробужденье,
А должен наконец проснуться человек…
1 ведущий
Тютчев женится на Эрнестине, не в силах забыть Элеонору, и Эрнестина утешает его. Через несколько лет он встретит Елену Денисьеву.
Их знакомство состоялось в конце 1840-х годов в Смольном институте, где учились старшие дочери Фёдора Ивановича, Дарья и Екатерина. Елена Александровна вполне могла бы стать старшей подругой дочерям Тютчева – она была на двадцать три года моложе поэта. «Природа одарила её большим умом и остроумием, – вспоминал А.И. Георгиевский, муж сестры Денисьевой, – большой впечатлительностью и живостью, глубиною чувства и энергией характера».
Чтец
Последняя любовь
О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней…
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, зари вечерней!
Полнеба обхватила тень,
Лишь там, на западе, бродит сиянье, –
Помедли, помедли, вечерний день,
Продлись, продлись, очарованье.
Пускай скудеет в жилах кровь,
Но в сердце не скудеет нежность…
О ты, последняя любовь!
Ты и блаженство и безнадежность.
2 ведущий
Скрыть свои отношения от всезнающего, пропитанного сплетнями Петербурга, в котором Тютчев продолжал блистать остроумием и светской беседой, оказалось невозможным. И поэтому Елене Александровне было отказано в приёмах в тех домах, где она ещё совсем недавно была желанной гостьей. От Денисьевой отрёкся даже родной отец. О течении этой «блаженно-роковой» любви, продолжавшейся почти полтора десятилетия, рассказывают сами произведения поэта:
чтец
Чему молилась ты с любовью,
Что как святыню берегла, –
Судьба людскому суесловью
На поруганье предала.
Толпа вошла, толпа вломилась
В святилище души твоей,
И ты невольно постыдилась
И тайн, и жертв, доступных ей…
1 ведущий. Жизнь Денисьевой складывалась несчастливо. Её двусмысленное положение привело к слезам и ссорам: ведь появилось уже трое детей. Тютчев не порывал с семьёй, он разрывался между двумя женщинами.
чтец
Не говори: меня он, как и прежде, любит,
Мной, как и прежде, дорожит…
О нет! Он жизнь мою бесчеловечно губит,
Хоть, вижу, нож в руке его дрожит.
То в гневе, то в слезах, тоскуя, негодуя,
Увлечена, в душе уязвлена,
Я стражду, не живу… им, им одним живу я –
Но эта жизнь!.. О, как горька она!
Он мерит воздух мне так бережно и скудно…
Не мерят так и лютому врагу…
Ох, я дышу ещё болезненно и трудно,
Могу дышать, но жить уж не могу.
(Звучит музыка. С. Рахманинов. Прелюдия до-диез-минор, соч. 3 №2)
1 ведущий
Кончина Елены от скоротечной чахотки оставит в его душе страшную пустоту. В одном из писем жалоба: «Не живётся, мой друг, не живётся».
Чтец
Весь день она лежала в забытьи,
И всю её уж тени покрывали.
Лил тёплый дождь – его струи
По листьям весело звучали.
И медленно опомнилась она,
И начала прислушиваться к шуму,
И долго слушала – увлечена,
Погружена в сознательную думу…
И вот, как бы беседуя с собой,
Сознательно она проговорила
(Я был пред ней убитый, но живой):
«О, как всё это я любила!»
1 ведущий
И снова верная Эрнестина поддерживает, утешает его. Из письма Тютчева: «Я не знаю никого, кто был бы менее, чем я, достоин любви. Поэтому, когда я становился объектом чьей-нибудь любви, это всегда меня изумляло».
чтец
О, не тревожь меня укорой справедливой!
Поверь, из нас из двух завидней часть твоя:
Ты любишь искренно и пламенно, а я –
Я на тебя гляжу с досадою ревнивой.
И, жалкий чародей, перед волшебным миром,
Мной созданный самим, без веры я стою –
И самого себя, краснея, сознаю
Живой души твоей безжизненным кумиром.
2 ведущий
А.Ф. Тютчева, дочь поэта, писала: «Я знала одного-единственного человека, который выражает своё чувство любви по-своему и никогда не пользуется готовыми фразами – это мой отец».
«Да, он умел любить, как редко любят в наши дни, и, как редко кто, умел выражать свои чувства» (А.И. Георгиевский).

Приложенные файлы

  • docx 11020668
    Размер файла: 31 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий