Чикинда Виктория Александровна


Где бы мы ни находились, нас окружают люди разных национальностей. Каждый народ интересен, самобытен. Каждый имеет свою ту особую, присущую только ему духовность, нравственность, свое межнациональное сознание.
Эти коротенькие рассказы – о дружбе и понимании детей разных национальностей. Рисунки к рассказам Виктории Чикинды сделала Виктория Меркулова.
Чикинда Виктория – 17 лет МОУ «СОШ №2» г. Воскресенск, Меркулова Виктория – 17 лет МОУ «СОШ №2» г. Воскресенск
Адрес школы:140200, Московская область, г. Воскресенск, ул. Октябрьская 21
Рассказ первый. Седа.
- Сколько денег осталось? – спрашиваю я у Катьки.
- Десять рублей.
- Всего десять? Что делать будем?
В это лето мы впервые поехали отдыхать без родителей. Нам взяли путевки в пансионат под Керчью. Время пролетело радостно и стремительно. Отдых подходил к концу. Тогда-то и решили мы с Катькой (взрослые же! ) пойти на самую крутую и модную
дискотеку в Клуб моряков.
Место дорогое, пафосное. Провеселившись в клубе всю ночь ( выбирали самую вкусную и необычную еду: черную икру, запеченных морских гребешков в соусе, коктейли.) О Боже! Денег едва-едва хватило расплатиться. Оторвались, называется! Ну и приключение. А завтра домой. Денег-то совсем нет!
Срочно послали смс брату Андрею: «Встречай на вокзале обязательно, родителям ничего не говори».
Подбадривая друг друга, так и шли мы с Катькой до железнодорожного вокзала вокзала из пансионата пешком двенадцать километров. А что делать?
- Продержимся до Москвы?
- Конечно, - сказала Катька, но голос был уже грустный, в нем чувствовалась тревога. Сели в поезд. Плацкарт. Душно. Ехать целых 38 часов! (Но ничего! Продержимся! А впереди Москва – Андрей встретит!)
Есть хотелось отчаянно. Так хотелось есть, что неприлично урчало где-то в животе. Как нарочно (и как это принято!) соседи стали вытаскивать разную снедь.
- Смотри, Катька, обязательная в таких случаях курица. Конечно, жареная. Конечно, завернутая в фольгу. Катька отвернулась к окну.
Что это? Чем так пахнет вкусно? О! О! О! Завернутые в промасленную бумагу не то лепешки, не то пончики. Краем глаза вижу – посыпаны маком, изюмом (сейчас бы к ним чайку!). Но я из-за обозрения еды не пригляделась к соседям. А стоило.
Это оказалось большое и шумное семейство. Похоже, армяне? Или азербайджанцы? Высокая грузная женщина, темноволосая, с черными печальными глазами внимательно посмотрела на нас. Я подумала, что мы ей не понравились: две фифы – москвички, шорты слишком короткие, каблуки слишком высокие. А сама женщина одета по-восточному: просторное темное платье, яркий платок на голове, руки унизаны кольцами. Я еще отметила про себя: «Ого, а кольца-то старинные, серебряные, тяжелые. Дорогие видно».
Движения женщины полны достоинства и неспешной грации: руки умело разломали пончики-лепешки, порезали сочащиеся дивные помидоры, явили на стол тронутые легким пушком персики. Она молчала, пытливо глядела на нас. Мы тоже молчали, не знакомились. Да и зачем? Что мы? Подумаешь! Доедем…
- Девочки, меня зовут Седа. Я приглашаю вас с нами поужинать.
Сказано было так просто, так искренне, что нам с Катькой стало неловко.
- Нет, нет! Спасибо! Мы вовсе не голодны. Спасибо.
Лицо у Седы милое, улыбающееся, с ласковой хитринкой.
- Девочки, я столько матнакашей (это маленькие армянские пирожки) испекла, что нам не съесть. Пожалуйста, попробуйте.
Отказываться было бы глупо. Да и есть хотелось так, что скулы сводило. И мы принялись уплетать дивные матнакаши (ну надо же!) и плацинды. Проводник принес горячий чай. Мы пили чай, разговаривали, слушали рассказ Седы о ее семье, о том, как пришлось им переехать из Баку в малюсенький поселок Аргинское, что у самого моря. Как строили дом на новом месте, как постепенно обживались. Лишь спустя долгое время нашли приют и спокойствие эти люди в маленьком доме с садом у большого моря. Мне до сих пор стыдно вспоминать, когда Катька спросила: «Седа, а как мы с вами расплачиваться будем?»
Женщина как-то сразу расстроилась, подобралась. И я никогда не забуду ее слова: «Добро должно быть бескорыстно, разве вы не знаете? Разве люди за любую помощь должны брать деньги? Тогда это не помощь, а торговля – баш на баш, магазин какой-то, так ведь? Поможешь людям, если сможешь, и на душе так легко-легко… а добро потом к тебе птицей быстрой вернется…»
Потрясли меня ее слова! Удивительная женщина!
Андрей нас встретил на перроне. Любезно представился Седе и ее семейству, поблагодарил. И знаете, мы теперь дружим: постоянно перезваниваемся, в скайпе общаемся, в Вконтакте. Очень хорошие и отзывчивые люди.

Рассказ второй. Кайти.
Самая обаятельная, на мой взгляд, девчонка в нашем классе, да что там в классе, во всей школе – Катя Саманова. Она ненка. Настоящее имя ее – Кайти. «Почему – говорю, - не называешь себя Кайти? Это ведь красиво и необычно. Кайти… как перекат горной речки по камушкам».
У Кати есть такая особенность: если задаешь вопрос, на который она не хочет отвечать, то она просто молчит. Кайти никогда не скажет: «Мне не хочется это обсуждать». И уж тем более не скажет: «Отойди! Не твое дело!». Нет, она просто молчит и продолжает делать то, что делала до того, как ты задал вопрос. Признаюсь, меня это всегда так обескураживало, вроде стоишь и чувствуешь себя абсолютным идиотом. Потом вдруг разговор продолжается как ни в чем не бывало. При этом еще посмотрит своими лучиками – щелочками из-за пухлых щечек. Но как сердиться-то? И все-таки я зову ее Кайти, когда мы вдвоем.
Наша дружба началась с того, что я принесла вышитую бисером куклу – это мое хобби. Принесла показать подружкам и похвастаться (см. фото),вот, мол, я какая. Вы бы видели реакцию Кайти! этот прыткий зверек причмокивал губами, что-то быстро и радостно лопотал на своем языке, улыбка при этом - до ушей. Она только приговаривала: «Карашо… оченна карашо». «Нравится, Кайти?» - спросила я. Девочка в ответ часто-часто закивала головой: «Очень красивая, да…». «Кайти, я подарю ее тебе, хочешь?» Смотрит недоверчиво, перестала улыбаться: «Как можно? Нельзя». «Бери, это тебе, Кайти», - и я вручила ей куклу. Она осторожно, как хрустальную, взяла в руки, радостно улыбнулась: «Спа – си – ба».
Вы не представляете, что было дальше! В воскресенье мы дома с мамой затеяли генеральную уборку. Вдруг раздался не звонок даже, а какой-то перезвон. «Кто это так некстати?» - удивилась мама. Открыли двери и увидели Кайти. Она держала в руках огромный сверток. Интересно, что это завернуто в несколько слоев серой бумаги? Кайти счастливо улыбнулась: «Тебе!».
Мы пригласили Кайти войти. Я надорвала кусок бумаги… Боже мой! Я держу в руках просто невероятной красоты дубленку моего размера. Но какую! И это, считаю, что умею вышивать бисером! Ха – ха! Я держу в руках чудо: по темному полю удивительной красоты вышивка золотым, серебряным, желтым и красным бисером! Так вышивать – еще уметь надо! «Кухляночка – для тебя», - лопочет Кайти. Кухляночка? Так называют верхнюю женскую одежду (как дубленка, по-нашему). И к ней прилагается «Лача». Это очень шикарное национальное украшение в виде манишки из бисера, унизанное колокольчиками. Глаз не отвести! Как красиво! «Нравицца… да», - радуется Кайти.
Представляете ее бабушка – мастерица из Надыма специально для меня изготовила эту прелесть. Молодец, Кайти. Друзья при счастливых обстоятельствах приходят не по приглашению, как и в беде, приходят сами. Мама позвала пить чай с пирожными. Ну, когда же уже зима? Я надену это чудо, буду самой крутой! Да.

Рассказ третий. Тумен.
Ах, как здорово жарким летним днем плескаться в холодной речке! И вдруг что это?
- Девчонки, а кто мое мыло взял?
- Кому нужно твое мыло?
- Но ведь нет его…
Мы вылезли на бережок и огляделись. Странно. Аккуратно разложенные вещи: полотенца, солнечные очки, шлепки - перевернуты. Мыла нет. Исчезла и начатая пачка чипсов. Тут мы увидели совсем еще крошечного щенка, грязного, скулящего.
- Так вот кто похозяйничал у нас!
- Смотрите, какой он голодный, раз кусочек мыла проглотил.

Мы взяли щенка с собой. Принесли к бабушке в дом, налили в миску теплого куриного супа, покрошили вареное яйцо. Щенок ел жадно, лапами вставал в миску. Голодный, сразу видно!
- Маленький, хорошенький. Не прогоним тебя. Иди играть.
- Ой, девчонки, зря собачку привели. Это Коляна – скандалиста песик. Злой человек, конечно, не похвалю его, - сказала наша бабушка.
-А как мы оставим щенка, если сами только на два летних месяца приезжаем, а осенью совсем не ездим. Дома возможности держать собаку нет – силы не те, да и дед болеет. А вы в Москву свою укатите. Там свои дела, учеба. Да и Колян сейчас прибежит, скандалить будет.
- Жалко собачку, бабушка.
Колян, угрюмый, какой-то неуклюжий мужик, с выпученными глазами, явился и забрал щеночка. Тот не хотел уходить, скулил, не понимая, почему его забирают от хороших людей и ведут к плохому человеку. Он только ругает, не играет, плохо кормит. Мы сидели, удрученные.

Решили на следующий проведать песика, пока Колян на рыбалке. Прокрались к нему во двор, обошли дом. Щенок стоял привязанный за шею крепкой веревкой так коротко, что не мог не то что лечь, даже сидеть! В миске не было еды. В миске даже водички не было.
- Вот гад! Замучает щенка!
Вдруг затрещали густые кусты сирени, и оттуда выкатился чумазый мальчишка, подмигнул нам.
- Ну что вы? Развязывайте веревку.
Мы с удивлением уставились на него.
- Ты кто?
- Ктокай побольше! Колян скоро вернется!
Он проворно потянул за веревку:
- Ого! Как закрутил! Самого бы так привязать! Никак, черт.
- А, может, мы сбегаем за ножом к бабушке?
- Нет! Ищите у забора какую-нибудь стекляшку.
Я нашла большой осколок острого шифера. Мальчишка перепилил веревку, сгреб щенка, который так измучился, что даже не скулил, засунул его под рубаху и сделал нам знак, чтобы мы уходили.
Мы ушли. И вовремя. Явился Колян, а щенка нет. Он прибежал к бабушке, скандалить было начал, но та его выпроводила:
- Нечего на девчонок наговаривать, нет у нас собаки. Иди, иди, а то соседей позову.
Вечером мы пошли гулять, забрели в самые дальние уголки поселка. Там и состоялось наше знакомство с Туменом, тем самым загадочным мальчиком. Полное имя Тумен-бай. Семья переехала в маленький поселочек из далекой Туркмении. Тумен рассказывал, что жили они у подножия Копетдага.
- Что помню из детства? Высокий – высокий дуван, так у нас забор называется. Очень жарко, особенно, когда солнце в зените. Тени короткие. Большая акация, что у самого дома, тени не дает. Еще помню глубокий колодец, но он уже давно без воды.
- Ух ты! Колодец без воды! Вот жара-то!
- Да. Там хранили мы продукты. И вот хожу целый день, хожу. Страшно от одиночества, хочется плакать.
- А мама где?
- Мама долго и много работала, особенно когда отца не стало, - он помолчал, сдерживая слезы. - Всегда хотелось есть. И всегда очень хотелось пить. Мама, помню, оставляла воду в банке под крыльцом, пряча от солнца. Достаю – а вода почти горячая! А холодная такая вкусная!
- Потому ты и собачку пожалел, что помнил, как хотел пить сам.
- Грубый человек этот Колян! Разве так можно. Собака ведь все понимает.
Мы еще долго сидели с Туменом на качелях, он рассказывал нам про Туркмению, про пустыню, про необыкновенно вкусные (здесь таких нет!) дыни. Он рассказывал про свой крошечный поселок по другую сторону Каспийского моря, про крошечную мазанку, лучше которой нет на свете. Потому что когда встанешь утром, то мир, окружающий тебя, приветствует легким ветерком, шелестом серебряных тополей.
Семейство Тумен-бая покинуло поселок в начале осени. Тоска ли по родине, или позвали к себе родные, или мама нашла другую работу – не знаю. Только Тумен не успел попрощаться с нами и адреса не оставил. Жаль. Хороший мальчишка, отзывчивый человек. Мы скучаем, Тумен-бай. Мы ждем тебя, Тумен. Приезжай. Друзья ведь не растворяются во времени, правда?

Приложенные файлы

  • docx 11022665
    Размер файла: 2 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий