Дом там где мама. Где мама — там твой дом.


Дом там, где мама. Где мама – там твой дом.
Фелисити Мартин vs Эрих Форм
Эпиграф:
С вашего позволения я бы хотел извиниться перед вами за мою форму общения, в частности за слово “Хуета”. Я ни в коем случаи не отношу его к материнской любви!!! Напротив - ко всему тому что по сути не является любовью. Например утверждение что “Дом там где мама”. Моя цель в связи с этим: как можно более ясно объяснить вам почему я так считаю.
Ниже приведенный текст взят из книги философа Эрика Форма “Искусство Любить” ©.
Любовь между родителями и детьми
Все переживания материнской любви кристаллизуются и объединяются в одном переживании: “Я любим”. Я любим, потому что я ребенок своей матери. Я любим потому что я беспомощен. Я любим, потому что я прекрасен, чудесен. Это можно выразить в более общей форме: “Я любим за то, что я есть”, или по возможности еще более точно: “Я любим, потому что это я”. Это переживание любимости матерью пассивное переживание. Нет ничего, что я сделал для того, чтобы быть любимым, материнская любовь безусловна. Все, что от меня требуется, это быть, быть ее ребенком. Материнская любовь это блаженство, это покой, ее не нужно добиваться, ее не нужно заслуживать. Но есть и негативная сторона в безусловной материнской любви. Ее не только не нужно заслуживать, ее еще и нельзя добиться, вызвать, контролировать. Если она есть, то она равна блаженству, если же ее нет, это все равно как если бы все прекрасное ушло из жизни, и я ничего не могу сделать, чтобы эту любовь создать.
Для большинства детей в возрасте от 8-10 лет проблема любви почти исключительно в том, чтобы быть любимым. Быть любимым за то, что они есть. Ребенок младше этого возраста еще неспособен любить, он благодарно и радостно принимает то, что он любим. С указанной поры в развитии ребенка появляется новый фактор: это новое чувство способности возбуждать своей собственной активностью любовь. В первый раз ребенок начинает думать о том, как бы дать что-нибудь матери или отцу, создать что-нибудь: стихотворение, рисунок или что бы то ни было. В первый раз в жизни ребенка идея любви из желания быть любимым переходит в желание любить, в сотворение любви. В конце концов, ребенку, может быть уже в юношеском возрасте, предстоит преодолеть свой эгоцентризм, другой человек утратит значение всего лишь средства для удовлетворения его собственных потребностей. Потребности другого человека становятся также важны, как собственные, на деле же они становятся даже более важными. Давать становится куда более приятно, более радостно, чем получать; любить даже более важно, чем быть любимым. Любя, человек покидает тюрьму своего одиночества и изоляции, которые образуются состоянием сосредоточенности на себе. Человек чувствует смысл нового единства. Более того, он чувствует возможность возбуждать любовь своей любовью, и ставит ее выше того когда его любят из-за того, что он мал, беспомощен, болен или «хорош». Детская любовь следует принципу: “Я люблю, потому что я любим”. Зрелая любовь следует принципу: “Я любим, потому что я люблю”. Детская любовь говорит: “Я люблю тебя, потому что я нуждаюсь в тебе”. Зрелая любовь говорит: “Я нуждаюсь в тебе, потому что я люблю тебя”.
Неудивительно, что все мы томимся по материнской любви, и будучи детьми, и будучи взрослыми. Большинство детей имеют счастье получить достаточно материнской любви. Взрослому человеку удовлетворить то же самое томительное желание намного труднее. При самых удовлетворительных условиях развития оно сохраняется как компонент нормальной эротической любви, часто оно находит выражение в религиозных, а чаще в невротических формах.
Связь с отцом совершенно другая. Мать – это дом, из которого мы уходим, это природа, океан; отец не представляет никакого такого природного дома. Он имеет слабую связь с ребенком в первые годы его жизни, и его важность для ребенка в этот период не идет ни в какое сравнение с важностью матери. Но хотя отец не представляет природного мира, он представляет другой полюс человеческого существования: мир мысли, вещей, созданных человеческими руками, закона и порядка, дисциплины, путешествий и приключений. Отец это тот, кто учит ребенка, как узнавать дорогу в мир.
Младенец нуждается в материнской безусловной любви и заботе как физиологически, так и психически. Ребенок старше шести лет начинает нуждаться в отцовской любви, авторитете и руководстве отца. Функция матери обеспечить ребенку безопасность в жизни, функция отца учить его, руководить им, чтобы он смог справляться с проблемами, которые ставит перед ребенком то общество, в котором он родился. В идеальном случае материнская любовь не пытается помешать ребенку взрослеть, не пытается назначить награду за беспомощность. Мать должна иметь веру в жизнь, не должна быть тревожной, чтобы не заражать ребенка своей тревогой. Частью ее жизни должно быть желание, чтобы ребенок стал независимым, и, в конце концов, отделился от нее. Отцовская любовь должна быть направляема принципами и ожиданиями, она должна быть терпеливой и снисходительной, а не угрожающей и авторитетной. Она должна давать растущему ребенку все возрастающее чувство собственной силы и, наконец, позволить ему стать самому для себя авторитетом и освободиться от авторитета отца.
В конечном счете, зрелый человек приходит к тому моменту, когда он сам становится и своей собственной матерью и своим собственным отцом. Он обретает как бы материнское и отцовское сознание. Материнское сознание говорит: “Нет злодеяния, нет преступления, которое могло бы лишить тебя моей любви, моего желания, чтобы ты жил и был счастлив”. Отцовское сознание говорит: “Ты совершил зло, ты не можешь избежать следствий своего злого поступка, и если ты хочешь, чтобы я любил тебя, ты должен прежде всего исправить свое поведение”. Зрелый человек соединяет в своей любви материнское и отцовское сознание несмотря на то, что они, казалось бы, противоположны друг другу. Если бы он обладал только отцовским сознанием, он был бы злым и бесчеловечным. Если бы он обладал только материнским сознанием, он был бы склонен к утрате здравого суждения и препятствовал бы себе и другим в развитии.
В этом развитии от матерински к отцовски привязанности и их окончательном синтезе состоит основа духовного здоровья и зрелости.

Материнская любовь
Земля обетованная – дом (земля это всегда материнский символ), описана как «изобилующая молоком и медом». Молоко это символ первого аспекта любви, заботы и утверждения. Мед символизирует радость жизни, любовь к ней, и счастье быть живым. Большинство матерей способны дать «молоко», но лишь меньшинство дает также «мед». Чтобы быть способной давать мед, мать должна быть не только хорошей матерью, но и счастливым человеком, а эта цель достигается немногими. Воздействие матери на ребенка едва ли может быть преувеличено. Материнская любовь к жизни так же заразиельна, как и ее тревога. Обе установки имеют глубокое воздействие на личность ребенка в целом.
Материнская любовь это по самой своей природе неравенство, где один полностью нуждается в помощи, а другой дает ее. Из-за бескорыстного характера материнская любовь считается высшим видом любви и наиболее священной изо всех эмоциональных связей. Представляется все же, что действительным достижением материнской любви является не любовь матери к младенцу, а ее любовь к растущему ребенку. Действительно, огромное большинство матерей любящие матери, пока ребенок мал и полностью зависим от них. Большинство матерей хотят детей, они счастливы с новорожденным ребенком и погружены в заботу о нем. И это несмотря на то, что они ничего не получают от ребенка в ответ, кроме улыбки или выражения удовольствия на лице. Эта установка на любовь отчасти коренится в инстинктивной природе, которую можно обнаружить у самок как животных, так и людей. Но ребенок должен расти. Он должен покинуть материнское лоно, оторваться от материнской груди, наконец, стать совершенно независимым человеческим существом. Сама сущность материнской любви забота о росте ребенка предполагает желание, чтобы ребенок отделилcя от матери. В этом основное ее отличие от любви эротической. В эротической любви два человека, которые были разделены, становятся едины. В материнской любви два человека, которые были едины, становятся отдельными друг от друга. Мать должна не просто терпеть, а именно хотеть и поддерживать отдаление ребенка. Именно на этой стадии материнская любовь превращается в такую трудную задачу, потому что требует бескорыстности, способности отдавать все и не желать взамен ничего, кроме счастья любимого человека. Именно на этой стадии многие матери оказываются неспособны решить задачу материнской любви.
Но только действительно любящая женщина, для которой больше счастья в том, чтобы отдавать, чем в том, чтобы брать, которая крепко укоренилась в своем собственном существовании, может быть любящей матерью, когда ребенок начинает отделяться от нее.
Материнская любовь к растущему ребенку, любовь, которая ничего не желает для себя, это, возможно, наиболее трудная форма любви из всех достижимых, и наиболее обманчивая из-за легкости, с которой мать может любить своего младенца.
Но именно потому, что это трудно, женщина может стать действительно любящей матерью, только если она способна любить вообще, если она способна любить своего мужа, других детей, чужих людей, всех людей. Женщина, которая не в состоянии любить в этом смысле, может быть нежной матерью, пока ребенок мал, но она не может быть любящей матерью, чья задача в том, чтобы быть готовой перенести отделение ребенка и даже после отделения продолжать любить его.

Заключение:
Таким образом утверждение что “Дом там где мама” является правдивым если не ложным. Оно имеет смысл только на начальных этапах развития человека как личности. Зрелый человек покидает свой дом (мать), он отделяется от него дабы сотворить свой собственный дом (жизнь). Задача любящей матери в том чтобы не то что перенести отделение ребенка она должна желать этого. И даже после отделения продолжать любить его.
Осознание того что мать не твой дом есть торжество жизни в тебе, свободы и истины.

Постскриптум:
Толик Цымбал: “Александр, потом посмотрим как это будет !”
Потом (или далее) я буду тратить все свои жизненные силы на создание собственной жизни, отделение от жизни матери. Моё поражение представляется только в том что мне не удастся это сделать. Но я не в коем случаи не буду считать что дом там где мать. Таким образом потом я все равно буду утверждать что это ерунда для детей до 14. В общем я принимаю этот вызов и через 2 года предлагаю “посмотреть как это будет” путем обсуждения. Если доживем!!!
21.08.2014 23:26Круклинский Александр Сергеевичь


Приложенные файлы

  • docx 11052549
    Размер файла: 30 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий