Распространение современной модели дипломатии в условиях системы равновесия сил


Первой, хотя и весьма несовершенной моделью системы международных отношений, считается Вестфальская. Её оформление было связано с завершением Тридцатилетней войны (1618-1648 гг.)  и заключением в 1648 г. Вестфальского мира. Ее итогом стало формирование в Западной Европе ряда крупных, национальных государств. Вокруг них группировались более слабые государства, и таким образом в Европе возникли первые сравнительно устойчивые центры силы, противоборство между которыми определяло общую динамику международной жизни.
Вестфальский мир имел следующие условия и итоги:
1. Швеция получила Западную Померанию с портом Штеттин, некоторую часть Восточной Померании, право на Померанский залив с прибрежными городами. Под фактический контроль Швеции перешли устья крупнейших рек северной Германии. На какое-то время Швеция превратилась в великую европейскую державу, осуществляющую господство над Балтикой и оказывающую влияние на немецкие государства.
2. Франция получила Эльзас (кроме Страсбурга) и опеку над рядом городов.
3. Голландия стала признанным независимым государством.
4. Был признан суверенитет Швейцарского союза.
5. Значительно расширил свои владения и влияние Бранденбург - Пруссия, усилились Бавария и Саксония. В то же время Вестфальский мир закрепил раздробленность Германии.
6. Вестфальский мир уравнял в правах католиков и протестантов (кальвинистов и лютеран), узаконил конфискацию церковных земель, осуществлённую до 1624 г., и отменил ранее действовавший принципcujus regio («Чья область, того и вера»), вместо которого провозглашался принцип веротерпимости, что в дальнейшем снизило значение конфессионального фактора в отношениях между государствами.
7. Вестфальский мир положил конец стремлению Габсбургов (императорской династии Священной Римской Империи) расширить свои владения за счёт территорий государств и народов Западной Европы и подорвал авторитет Священной Римской империи: с этого времени старый иерархический порядок международных отношений, в котором германский император считался старшим по рангу среди монархов, был разрушен и главы независимых государств Европы, имевшие титул королей, были уравнены в правах с императором.
8. Согласно нормам, установленным Вестфальским миром, главная роль в международных отношениях, ранее принадлежавшая монархам, перешла к суверенным государствам.
Вестфальский мир, достигнутый в 1648 г., ознаменовал собой важный этап в эволюции международных отношений. Подписание Вестфальского мира по окончании Тридцатилетней войны  положило начало созданию новой международной политической системы, в основу которой  была положена идея «национального государства» (nation-state). Исключительная важность произошедших в середине XVII в. трансформаций состоит в том, что возникла система отношений, основные принципы которой, пусть и с существенными изменениями и некоторыми оговорками, продолжают существовать и функционировать до сих пор.
Признание в качестве одного из ключевых «принципа национального государственного суверенитета» (state sovereignty) положило начало новой системе отношений, которая впоследствии получила название Вестфальской, или «государственно-центристской» модели (системы) мира. Принцип национального суверенитета предполагал, что каждое государство обладает всей полнотой власти на своей территории. 
Этот принцип не предполагал наличия еще какой-либо высшей власти.
В основе идеи национального государства, обладающего суверенитетом, были четыре главные характеристики:
· наличие территории;
· наличие населения, проживающего на данной территории;
· легитимное управление населением;
· признание другими национальными государствами.
При отсутствии хотя бы одной из этих характеристик государство перестает существовать, или становится резко ограниченным в своих возможностях.
Основой государственно-центристской модели мира стали «национальные интересы», по которым возможен поиск компромиссных решений (а не ценностные ориентиры, в частности религиозные, по которым компромиссы невозможны). Суверенные национальные государства, взаимодействовали между  собой, образуя «систему международных отношений».
Ключевыми особенностями возникшей системы международных отношений стали доминирование в ней современных «национальных» государств (обладавших полным суверенитетом, едиными механизмами административного управления, постоянными профессиональными армиями, рациональной в веберовском смысле бюрократией, определенными и международно-признанными границами и т.д.), своеобразная деидеологизация, т.е. устранение конфессионального фактора как одного из основных факторов политики, а также  постепенное формирование баланса сил (равновесия сил) в отношениях между наиболее сильными европейскими державами или их коалициями.
С Вестфальского мира система международных отношений окончательно оформилась как государство-центристская система. Главным субъектом международных отношений с этого периода становится суверенное государство. Каждое из государств обладало полным внутренним  суверенитетом, самостоятельно определяя собственную форму правления, принципы внутренней организации, отношения с религиозными конфессиями и т.д., и не признавало над собой никакой иной верховной власти. Постепенно принцип суверенного равенства государств  стал общепринятым в системе международных отношений, регулируя поведение государств в отношениях друг с другом вне зависимости от господствующих в каждом из них форм правления и преобладания тех или иных конфессий. Данный принцип  постепенно превратился в стержневой элемент современного международного права.
Вестфальский мир 1648 г., положивший конец Тридцатилетней войне, не привел к коренной перекройке политической карты Европы. Вместе с тем Вестфальским миром были зафиксированы глубокие сдвиги во всей системе международных отношений.
Только после Вестфальского мира из внешнеполитических целей правительств окончательно исчезли «идеологические», связанные с вопросами подавления «ереси», «спасения души» и «защиты веры» задачи, объективно прикрывавшие стремление определенных политических кругов и социальных сил в Европе того времени к экспорту социальной и политической реакции, к созданию универсальной империи. Одновременно, вместе с фактическим распадом единого европейского лагеря контрреформации естественным образом исчезла необходимость обеспечения противодействия этим стремлениям. В результате определяющим мотивом деятельности государств на международной арене становится raison d’etat, государственный интерес, вне всякой религиозной или иной идеологической оболочки.
Деидеологизация привела к существенной трансформации поведения участников системы международных отношений. Если до Вестфальского мира всевозможные католические или протестантские лиги и входившие в их состав государства были нацелены на непримиримую борьбу со своими противниками до победного конца, до полного их сокрушения (достаточно вспомнить здесь пример императора Священной Римской империи Фердинанда II), то в новых условиях речь не могла уже идти об установлении абсолютного господства в Европе одного государства.
Внешнеполитические цели сторон потеряли максималистский характер, стали более реалистическими. Не только религиозно обоснованные претензии на мировое господство, но даже планы утверждения относительно преобладающего положения в Европе одной державы неизменно встречали быстро нараставшее дружное противодействие со стороны государств, еще недавно находившихся в разных (протестантском и католическом) лагерях. В результате в Европе совершенно спонтанно, т.е. не на зыбкой почве неких умозрительных конструкций или чьей-то целеполагающей деятельности, а на базе «естественного порядка вещей» начал складываться тот самый «баланс сил», который впоследствии был положен в основу целого ряда систем международных отношений на континенте. Как отмечал в этой связи Государственный секретарь США Генри Киссинджер: «Само равновесие сил редко возникало в результате продуманных расчетов. 
Обычно оно становилось результатом противодействия попыткам какой-либо отдельной страны господствовать над другими».
Межгосударственные союзы в новых условиях становились более гибкими и ситуативными. Смена партнера по коалиции стала,  в общем, не таким уж редким явлением в случаях, когда усиление одной из держав грозило всему «европейскому равновесию». Собственно, сама возможность перманентных политических рокировок и эволюции межгосударственных союзов была частью политики равновесия. Суть ее сводилась к тому, чтобы политическим или дипломатическим маневром не позволить какому-либо одному европейскому государству или коалиции государств аккумулировать силы, значительно превосходящие мощь их вероятных соперников. Как сформулировал правило европейского равновесия французский социолог Р. Арон, «всякое государство, желающее сохранить равновесие, выступит против государства или коалиции, которое или которая покажется ему способным обеспечить себе такое превосходство».
Концепция «баланса сил», доминировавшая в общественно-политической мысли Европы, по крайней мере, с конца XVII в. способствовала заметному изменению характера войн и в целом международных конфликтов на континенте. Даже в наиболее крупных и кровопролитных конфликтах рассматриваемого периода цели сторон неизменно оказывались сравнительно ограниченными, не предусматривавшими полного разгрома противника.
Эволюция, расцвет и упадок Вестфальской системы
 
Начиная с 1648 года, Вестфальская система международных отношений претерпела шесть модификаций, каждая из которых была результатом крупных военных потрясений. После Тридцатилетней войны первым из таких потрясений, гораздо более масштабным и кровопролитным, стали наполеоновские войны. Они завершились разгромом Наполеона коалицией европейских держав при доминирующей роли Российской империи, которая внесла основной вклад в победу коалиции. Венский конгресс 1815 года закрепил очередной передел мира и образовал «Священный Союз» при фактическом лидерстве России. В 1830 году Союз развалился — не в последнюю очередь в результате антирусских интриг Австрии и Англии.
Следующим потрясением Вестфальского мирового порядка стала Крымская война 1854-56 гг., закончившаяся поражением России и Парижским конгрессом 1856 года. Конгресс закрепил новый передел мира на Балканах и в акватории Черного моря не в пользу России: она была вынуждена вернуть Карс, согласиться с нейтрализацией Черного моря и уступить Бессарабию HYPERLINK "http://www.zlev.ru/125/125_36.htm" \l "_ftn4" \o "" [4]. Впрочем, Россия довольно быстро — в течение 13-15 лет — восстановила геополитический статус-кво.
Франко-прусская война 1870-71 гг., закончившаяся поражением Франции и триумфальной победой бисмарковской Германии, привела к установлению недолгого Франкфуртского мира, ставшего четвертой модификацией Вестфальской системы международных отношений.
Эта модификация была разрушена Первой мировой войной 1914-18 гг., в которой поражение потерпели Турция и Германия, а также Россия, которая в военном отношении войну, безусловно, выиграла, но ее победу украли большевики. В результате сложился хрупкий Версальский мир, в котором впервые в истории была предпринята серьезная попытка создать универсальную международную организацию — хотя бы и в масштабе европейского континента — несущую ответственность за мир и безопасность в Европе: Лигу Наций. Версальский мир был основан на широкой и разветвленной договорно-правовой базе и включал в себя хорошо отлаженный механизм принятия и исполнения коллективных решений. Это, однако, его не спасло от полного крушения уже в преддверии Второй мировой войны. Кроме того, Версальский мир был недостаточно универсален: он не включал в себя не только такие крупные азиатские страны, как Китай, Индию и Японию, но в полной мере и США, которые, как известно, так и не вступили в Лигу Наций и не ратифицировали Версальский Договор. СССР был исключен из Лиги Наций после вторжения в Финляндию.
Вторая мировая война вовлекла в военные действия и те страны, которые не были частью Версальского мира. Эта война, закончившаяся тотальным поражением Германии, Японии и их союзников, создала шестую и до сего времени последнюю модификацию Вестфальской системы международных отношений — Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, который, как уже говорилось выше, был одновременно ее расцветом и началом ее заката как международной системы объединенных национальных суверенитетов.
Главным отличием Ялтинско-Потсдамского мирового порядка от Версальского было формирование — взамен рухнувшего многополярного — биполярного мироустройства, в котором доминировали и соперничали друг с другом две сверхдержавы — СССР и США. А поскольку они были носителями двух разных проектов мирового развития (и даже двух разных исторических проектов) — коммунистического и либерального — их соперничество с самого начала приобрело острый идеологический характер противостояния и борьбы между «миром победившего социализма» и «свободным миром». Сразу после Второй мировой войны эта конфронтация получила название «холодной войны» (которая продолжалась, по крайней мере, до 1985 года). В это же время в у США и СССР появилось ядерное оружие, и такая конфронтация сложилась в весьма специфический и неведомый доселе в мировой политике режим взаимодействия двух субъектов конфронтации — режим «взаимного ядерного сдерживания» или «взаимного гарантированного уничтожения». Этот режим, с одной стороны, удерживал СССР и США от третьей мировой войны, а с другой стороны воспроизводил всю совокупность конфронтационных отношений. Пиком холодной войны стал Карибский кризис 1962 года, когда СССР и США оказались на грани ядерной войны. Этот кризис, однако, и положил начало ядерному разоружению и разрядке международной напряженности.
Таким образом, Ялтинско-Потсдамская система международных отношений носила ярко выраженный конфронтационный характер, хотя успешное сотрудничество антигитлеровской коалиции в годы Второй мировой войны давало определенные основания полагать, что и послевоенный мировой порядок станет кооперационным.
Доминирование и значительный военно-силовой отрыв двух сверхдержав от всех остальных стран мира, идеологический характер противостояния, его тотальность (во всех точках земного шара), конфронтационный тип взаимодействия, соревнование двух проектов мироустройства и исторического развития заставляло все остальные страны мира делать жесткий выбор между двумя мировыми полюсами. В условиях конфронтации СССР и США у других стран просто не было другой возможности кроме как стать союзниками той или иной стороны, т.е. передать часть своего суверенитета в Москву или в Вашингтон, что предопределило еще одну особенность Ялтинско-Потсдамской системы — это был мир ограниченного суверенитета. После Второй мировой войны США по существу распространили доктрину Монро (сформулированную в 1823 г. применительно к странам Латинской Америки как зоне жизненно важных интересов США; по сути она не признавала за этими странами внешнеполитического суверенитета) на все страны Западной Европы, большую часть Германии, Японию и ряд других стран. Де-факто во внешней политике СССР сформировалась (хотя публично это никогда не провозглашалось) своя, советская доктрина Монро; она была названа на Западе по факту внешнеполитического поведения СССР «доктриной Брежнева» или «доктриной ограниченного суверенитета» в отношении стран Восточной и Центральной Европы, а также Югославии (на определенном этапе), Монголии и Кубы. До идеологического разрыва СССР с Китаем последний также не обладал полным суверенитетом, числившись в союзе с СССР лишь «младшим братом».
Хотя Ялтинско-Потсдамский мировой порядок не имел прочной договорно-правовой базы (в отличие от Лиги Наций ООН не имела и не имеет ни разветвленной системы международных договоров, ни эффективного механизма подготовки, принятия и реализации коллективных решений), уровень стабильности и управляемости международной системы был весьма высоким. Стабильность обеспечивалась режимом взаимного ядерного сдерживания, который, помимо всего прочего, делал жизненно важным для двух сверхдержав стратегический диалог по ограничению гонки вооружений и разоружению и некоторым другим глобальным проблемам безопасности. А управляемость достигалась тем, что для решения сложных международных вопросов было достаточно согласования позиций лишь двух главных акторов — СССР и США.
Биполярный мир рухнул в 1991 году, сразу же после распада СССР HYPERLINK "http://www.zlev.ru/125/125_36.htm" \l "_ftn5" \o "" [5]. Одновременно началась эрозия Ялтинско-Потсдамского мирового порядка как шестой модификации Вестфальской системы международных отношений. Именно с этого времени становится особенно заметен упадок Вестфальской системы, размываемой процессами глобализации. Эти процессы наносят все более сокрушительные удары по основе основ Вестфальской системы — национальному государственному суверенитету.

Приложенные файлы

  • docx 11094791
    Размер файла: 23 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий