Норд-Ост


23 октября 2014 года исполняется 12 лет со дня захвата террористами Театрального центра на Дубровке, в котором шел мюзикл "Норд-Ост". Здание Театрального цента на Дубровке было построено в Москве на улице Мельникова в 1974 году и сначала именовалось Дворцом культуры Государственного подшипникового завода. В 2001 году для нужд создателей мюзикла "Норд-Ост" по роману Вениамина Каверина "Два капитана" здание было переоборудовано и переименовано.
Подготовка
Планирование террористического акта осуществлялось летом 2002 года на территории Чечни. Общее руководство подготовкой теракта осуществлял глава военного комитета самопровозглашенной республики Ичкерия Шамиль Басаев. Российские власти неоднократно обвиняли в причастности к захвату ДК на Дубровке президента ЧРИ Аслана Масхадова, однако сам А. Масхадов категорически отвергал свою причастность к теракту. Непосредственным организатором акции был назначен Руслан Эльмурзаев по кличке "Абубакар", командиром диверсионно-террористической группы - племянник уничтоженного в 2001 году Арби Бараева, один из руководителей Исламского полка особого назначения Мовсар Бараев. 2\
Доставка оружия в Москву началась практически сразу после принятия решения о проведении теракта. Основная часть оружия перевозилась на КамАЗе под грузом яблок. Груз оружия насчитывал 18 автоматов Калашникова; 20 пистолетов Макарова и Стечкина; несколько сотен килограммов пластита; более 100 гранат. Оружие и взрывчатка были доставлены в подмосковную деревню Чёрное Балашихинского района, где с апреля 2002 года проживал Хампаш Собралиев. Участие в изготовлении взрывных устройств принимал поселившийся в доме как гость Арман Менкеев, вышедший в отставку в декабре 1999 года майор ГРУ и специалист по изготовлению взрывных устройств.
В начале октября из Ингушетии в Москву на КамАЗе, гружённом арбузами, были доставлены 3 взрывных устройства большой мощности, переделанных в Чечне из артиллерийских 152-миллиметровых снарядов и оборудованных под воздушные баллоны тормозной системы КамАЗа. В районе пересечения МКАД с Варшавским шоссе ночью "воздушные цилиндры" были сняты с грузовика и перегружены в автомобиль "ВАЗ-2109" Межиева, который доставил их в гараж на улицу Академика Пилюгина.
Для исполнения теракта были отобраны 21 мужчина и около 20 женщин. Возраст смертников составлял от 16 до 42 лет; большинству было от 20 до 23.
Члены бандгруппы добирались в столицу в разное время небольшими группами, б?ольшая часть из них прибыла на автобусе Хасавюрт-Москва за несколько дней до захвата. Главарь бандгруппы Мовсар Бараев прибыл на Казанский вокзал Москвы 14 октября 2002 года на поезде в сопровождении двух боевиков.
23 октября 2002 г. в 21 час 15 минут в здание Театрального центра на Дубровке, на улице Мельникова ворвались вооруженные люди в камуфляже. В это время в зале находились более 800 человек. Как выяснили впоследствии следственные органы, было захвачено 916 человек. Из них около 100 детей школьного возраста. Террористы объявили всех людей - зрителей и работников театра - заложниками и начали минировать здание. В первые минуты некоторым актерам и служащим театрального центра удалось бежать из здания через окна и запасные выходы.
Захватчики дали возможность присутствующим в зале людям позвонить по мобильным телефонам своим близким, после чего связь со всеми звонившими прервалась.
В 22 часа стало известно, что здание театра захватил отряд чеченских боевиков во главе с Мовсаром Бараевым. Среди террористов были женщины, все они были обвешаны взрывчаткой.
К зданию Театрального центра на Дубровке стали стягиваться усиленные наряды милиции, сотрудники ОМОНа и СОБРа, а также руководство столичного ГУВД.
Два бронетранспортера встали напротив главного входа в Театральный центр на Дубровке.
Поздно ночью террористы отпустили 17 детей, нескольким актерам мюзикла "Норд-Ост" удалось убежать. Один из отпущенных заложников сообщил, что террористы требуют "немедленного прекращения боевых действий в Чечне и вывода с территории республики федеральных войск.
24 октября была предпринята первая попытка установить контакт с террористами: в 00.42 в здание центра прошел депутат Госдумы от Чечни Асламбек Аслаханов. Он сообщил, что обсудил возможность ведения переговоров и предложил себя в качестве переговорщика с представителями ряда силовых структур. Примерно в это же время нескольким заложникам удалось выйти на связь с телеканалами и попросить не штурмовать здание, потому что террористы обвешаны взрывчаткой и готовы в любой момент взорвать все вокруг, кроме того, они угрожают убивать по 10 заложников за каждого убитого боевика.
По данным правоохранительных органов, к утру 24 октября террористы освободили 41 заложника.
В 08.20 стало известно, что Аслаханов провел телефонный разговор с главой террористов Мовсаром Бараевым, но этот разговор не привел, ни к каким результатам.
После попыток спецслужб установить связь с боевиками в центр прошли депутат Госдумы Иосиф Кобзон, британский журналист Марк Франкетти и два врача Красного Креста. Вскоре они вывели из здания женщину и троих детей. В 19 часов катарский телеканал "Аль-Джазира" показал обращение главы боевиков Мовсара Бараева, записанное за несколько дней до захвата ТЦ: террористы объявляли себя смертниками и требовали вывода российских войск из Чечни. С 19 часов до полуночи продолжались безуспешные попытки уговорить боевиков принять питание и воду для заложников.
25 октября в час ночи террористы пропустили в здание руководителя отделения неотложной хирургии и травмы Центра медицины катастроф Леонида Рошаля. Он принес заложникам медикаменты и оказал им первую медицинскую помощь.
Утром у оцепления рядом с ТЦ возник стихийный митинг. Родственники и близкие заложников требовали выполнить все требования террористов.
В 15 часов в Кремле президент РФ Владимир Путин провел совещание с главами МВД и ФСБ. По итогам встречи директор ФСБ Николай Патрушев заявил, что власти готовы сохранить террористам жизнь, если они освободят всех заложников. С 20 часов до 21 часа попытку установить контакт с боевиками предприняли глава Торгово-промышленной палаты РФ Евгений Примаков, экс-президент Ингушетии Руслан Аушев, депутат Госдумы Асламбек Аслаханов и певица Алла Пугачева.
В течение дня террористы освободили несколько человек, в том числе восемь детей.
26 октября в 5 часов 30 минут у здания ТЦ раздались три взрыва и несколько автоматных очередей. Около 6 часов спецназ начал штурм, во время которого был применен нервно-паралитический газ. В 6.30 утра официальный представитель ФСБ сообщил, что Театральный центр находится под контролем спецслужб, Мовсар Бараев и большая часть террористов уничтожены. В это же время к зданию ТЦ подъехали десятки машин МЧС и "скорой помощи", а также автобусы. Спасатели и врачи вывели заложников из здания, их развезли по больницам. В 7 часов 25 минут помощник президента РФ Сергей Ястржембский официально заявил, что операция по освобождению заложников завершена.
Около 8 часов утра заместитель главы МВД Владимир Васильев сообщил первые результаты операции: уничтожено 36 террористов, в том числе женщины-смертницы, освобождено более 750 заложников, погибли 67 человек.
В этот же день в ФСБ России сообщили, что число обезвреженных террористов только в здании Театрального центра на Дубровке составило 50 человек - 18 женщин и 32 мужчины. Трое террористов были задержаны.
Впоследствии прокурор Москвы Михаил Авдюков заявил, что всего было убито 40 террористов.
В результате теракта погибли 130 заложников.28 октября 2002 года было объявлено днем траура в Российской Федерации по жертвам террористической акции.
Штурм и никаких переговоров
Сейчас известно, что ни о каких переговорах с террористами даже изначально речи не шло - штаб операции планы будущего захвата здания разрабатывал с первых минут. Главная проблема: искали малейший шанс предотвратить взрыв внутри Дома культуры, заминированного террористами.
Впоследствии, правда, выяснилось, что с тем количеством взрывчатки, что располагали террористы (по оценкам экспертов - 76,6 кг в тротиловом эквиваленте) обрушить здание все равно бы не получилось. Но тогда эта угроза выглядела вполне реальной. В любом случае, взрыв в закрытом помещении неминуемо привел бы к большому количеству жертв среди заложников.
Бойцам специальных подразделений удалось проникнуть в здание по подземным коммуникациям и уже оттуда установить наблюдение за происходившим в коридорах и в зрительном зале. Подразделение антитеррора «Вымпел» Центра спецназначения ФСБ, которое должно было вылетать в очередную командировку в Чечню 25 октября, изменило планы и в полном составе одновременно с «Альфой» стало готовиться к штурму. Захват отрабатывали на однотипном доме культуры «Меридиан» на Профсоюзной улице в Москве и на ряде других объектов.
Именно в ходе отработки штурмовых действий и возник вариант с газом, который должен был помочь почти мгновенно «отключить» шахидок-смертниц, сидевших со взрывными устройствами в партере и на балконах зрительного зала.
Что за газ был в итоге применен - одна из самых тщательно охраняемых тайн. Точный состав не смогли назвать даже медики, спасавшие жертв отравления. Но военные эксперты и токсикологи США предполагают, что российские спецслужбы применили вещество, содержащее валиум. В зависимости от дозировки он способен стимулировать удушье, тошноту и галлюцинации.
Чтобы уберечь от отравления бойцов «Альфы» и «Вымпела», им накануне атаки сделали инъекции находящегося на вооружении нашей армии антидота - специального средства, помогающего выжить в условиях применения химического оружия.
Около 5 утра 26 октября после газовой атаки, которую сами террористы приняли за пожар в здании, начался штурм. В результате атаки, террористы были уничтожены, но также погибли 130, а по некоторым другим данным – 174 заложника. В том числе, дети.
Расчетные 10 минут, превратились в получасовой бой
Едва ли не главный вопрос: можно ли было предотвратить столько смертей среди заложников? Представители спецслужб утверждают: столь трагических последствий те, кто планировал операцию, и сами не ожидали.
Расчет концентраций яда с учетом объема воздуха в зале строился таким образом, что тяжелых последствий не наступило бы, если бы потерявших сознание людей начали выносить из зала максимум минут через 10-15 после газовой атаки. Однако сопротивление бараевцев оказалось настолько ожесточенным и умело организованным, что бой затянулся до получаса.
«Альфа» с «Вымпелом», ринувшиеся на приступ одновременно из подвалов, с крыши и в проломанные направленными взрывами дыры в стене, просто не успели в расчетный срок подавить все очаги сопротивления. Например, часть бандитов забаррикадировалась в подсобном помещении буфета, где были установлены холодильники и не было окон. Выбивать их оттуда пришлось через единственную дверь.
Однако главной цели удалось достичь – взрыв в зале с заложниками был предотвращен.
Шахидки, обвязанные взрывчаткой, сидели среди зрителей под балконами. Они полагали, что в случае подрыва привязанных к их телам устройств крепления балконов не выдержат взрывной волны и рухнут на головы уцелевших от осколков зрителей. Чтобы «вырубить» смертниц раньше, чем они поймут, что происходит, газ пустили через вентиляционные отверстия под балконами.
Потерявших сознание женщин в черном ворвавшийся спецназ добивал выстрелами в голову. Иначе была опасность, что, придя в себя, хотя бы одна из них все же сумеет нажать на взрыватель. Но именно у стен, в ограниченном сверху еще и балконами пространстве, концентрация ядов оказалась наибольшей. И именно сидевшие на этих местах зрители наглотались отравы больше других.
Кто виноват?
До сих пор не удалось установить истинную картину случившегося в театральном центре. Следствие по делу закрыто еще в 2007 году.

Приложенные файлы

  • docx 11104624
    Размер файла: 20 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий