outlast


***********************************************************************************************
Outlast
http://ficbook.net/readfic/1542635
***********************************************************************************************
Автор: disarm_d<br/>
Переводчик: Эвелин Вард. (http://ficbook.net/authors/317849)
Фэндом: One Direction
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Повседневность, PWP
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, Групповой секс
Размер: Миди, 48 страниц
Кол-во частей: 12
Статус: закончен
Описание:
А затем Луи сказал: "Я ставлю 10,000 фунтов на то, что я смогу не дрочить дольше, чем кто-либо из вас", и это, вероятно, была его первая ошибка.

Здесь Луи немного сожалеет, Лиам не беспокоится, Найл хочет помочь, Гарри пытается выйти из игры и Зейн может быть или не быть обеспокоенным.
Публикация на других ресурсах:
Разрешение у автора получено
Примечания автора:
Те, кто против не канонных пейрингов, просьба не читать или не возмущаться после, я предупреждаю сразу. Да, здесь есть моменты Ларри/Зиам, но так же очень много того, что может кому-то не понравится, поэтому если для вас принципиально видеть только эти две пары, то лучше воздержитесь от чтения.
========== Пролог ==========
Это началось, потому что Луи наступил на презерватив.
<tab>Он сначала даже не понял, что это был презерватив. Его нога случайно заскользила вперёд, когда он проходил между их койками. Но он поймал себя прежде, чем упасть на пол и посмотрел вниз, почти ожидая найти там одну из шкурок от бананов Гарри. Он надеялся, что это будет банановая кожура, потому что поскользнуться на банановой кожуре это забавно. Если бы он действительно поскользнулся на банановой кожуре, он бы смог написать об этом в твиттер и затем, в отместку, подложить её Гарри под подушку.
<tab>Но вместо кожуры, там был использованный презерватив. Презерватив, который кто-то использовал и затем выбросил на пол, и до которого Луи дотронулся своей обнажённой кожей ступни. Проклятье, если бы он всё же был в носках, то это ещё ничего, но, фу, он коснулся его своей обнажённой кожей. А герпес передаётся через ноги?

Он не знал, под чью подушку подложить его обратно, поэтому вместо этого, со всей мощью своих лёгких закричал: "Групповое собрание!".
<tab>Найл появился достаточно быстро, Лиам следом за ним и потом уже Гарри, но потом им всё же пришлось отправить Найла обратно, чтобы притащить Зейна, который спал в конце автобуса и, наконец, они все были на месте.
- Мы же уже сказали "нет" ночи тако*, - сказал Зейн, вешаясь на плечи Найла и потирая отпечаток от подушки на щеке.
- Речь не идёт о тако, - грубо сказал Луи. - Хотя, конечно же, это одна из величайших ошибок, которые вы когда-либо делали. Гарри приготовил бы замечательный тако, и мы бы могли поесть. Я не могу поверить, что мы постоянно это обсуждаем.
- Слишком много фасоли для Найла, - сказал Лиам, - мне ещё придётся спать рядом с ним. Гарри задумчиво потёр подбородок и сказал:
- Здесь не настоящая кухня. У меня даже нет возможности приготовить что-то для всех вас, а ещё ведь надо сделать что-то для команды, в противном случае это было бы несправедливо, вы так не думаете? Конечно, я бы мог использовать хлеб из пакета, но мне всё равно понадобятся большие миски. Я видел замечательные миски в Austin, но я не купил их.
<tab>Луи так сильно закатил глаза, что, кажется, мог видеть внутри глазницы и сказал:
- Браво, Гарри. Не надо говорить об этом снова. Мы не обсуждаем ночь тако, - он скрестил руки на груди и сурово посмотрел на каждого из парней, одного за другим. - Речь идёт о том, что кто-то из вас, выбросил свою резину на пол, и я только что наступил в неё. Вы отвратительны, я не позволю, чтобы кто-то из вас спал со мной в одном автобусе. Кто это был?

<tab>Найл тут же стал громко смеяться, его лицо покраснело, и он сильно хлопал себя по бедру, тогда как Лиам, Зейн и Гарри поморщились от отвращения, но почти в тот же момент разразились громким смехом вместе с Найлом. Это должен быть кто-то из них.
- Я серьёзно, - сказал Луи, - Этому разврату должен быть положен конец. Тот, кто сделал это отправится спать в автобус к остальной команде.
- Да брось ты, Лу, - отозвался Зейн, - это, вероятно, была просто ошибка.
- Ты? - спросил Луи, хватаясь за сердце, - Мой собственный названный брат и сделал такое для меня?
- Это был не я, - отозвался Зейн, качая головой и наградив Луи самым недовольным и осуждающим взглядом, который он когда-либо видел. Что означало очень мало, потому что Зейн смотрел на Луи точно так же сегодня утром, когда тот выпил последнее молоко, и для чая больше ничего не осталось.
- Зейн не использует презервативы, - сказал Гарри и затем засмеялся сам по себе от возмущенного лица Зейна.
- Ладно, мистер Безопасный Секс, спасибо за разъяснение, - отозвался Луи.
- У меня не было секса в автобусе прошлой ночью, - сказал Гарри, поднимая обе руки.
- Да, мы все слышали как ты пошёл спать после встречи с фанатами, - сказал Найл, - И не смотри так на меня, Лу. В этих койках я слишком ощущаю свою клаустрофобию, чтобы ещё и дрочить там.
- Он сказал, что нашёл презерватив в проходе, а не в койке, - подметил Лиам.
- Ну, тогда возможно он твой, - сказал Найл. - Каждый раз, когда я ловлю тебя за <i>этим</i>, ты переворачиваешь с ног на голову всё дерьмо, что написано в Камасутре.
- И теперь мы говорим о - <i>научись стучать</i>, - процедил Лиам.
- Всё в порядке, - сказал Гарри, забрасывая руку вокруг задней части шеи Найла. - Лиам всё ещё привыкает к тому, как это быть одному и мы должны простить ему его развлечения.
- И это говорит дрочер года.
- Проблема в том: кто это был, скажите мне сейчас, и всё это закончится, - сказал Луи. - Мне нужно идти продезинфицировать ногу.
- Как будто это хуже, чем слушать, как ты дрочишь каждую ночь, - отозвался Лиам.
- Прошу прощения, но я тихий.
Найл закинул голову назад и начал вздыхать, "А, <i>ах</i>, ааах", что было хорошей имитацией оргазма Луи, если бы не тот факт, что он уверен, что никогда не издаёт звуков.
- Найл! - воскликнул Луи. - Ты вообще практически прорвал дыру в своей простыне, когда толкался в неё в прошлом месяце.

Гарри фыркнул, и Луи указал на него.
- А ты всегда издаёшь такой звук, будто ты плачешь, и ты, - сказал он, показывая на Лиама, - постоянно раскачиваешь весь автобус. И каждый может сказать, когда у тебя был очередной секс по телефону, - закончил он, показывая на Зейна. - Да вы тут все похотливые ублюдки.
- Ты такой же плохой, - сказал Гарри.
- Да я могу в два раза дольше вас продержаться без секса, - сказал Луи, который обычно не хвастался, но тут безвыходная ситуация.
- Это потому что ты дрочишь в два раза больше, - усмехнулся Гарри.
- Я дрочу меньше, чем все вы!
Найл снова стал смеяться. Это грубо.
- Да, да.
- Давайте прекратим эту комедию, - сказал Лиам, - Нам скоро надо идти на ужин.
- Поддерживаю! - крикнул Луи.
- Нет совершенно никакого способа, чтобы ты мог продержаться дольше, чем могу я, но я понимаю, что ты расстроен из-за того, что наступил в кончу Гарри, так что...
- Прошу прощения, Лиам, - отозвался Гарри, - Как я уже объяснил, это было не моё.

- Ты не можешь, - нахмурился Луи, приходя в ярость.
Зейн всё ещё стоял, прислонившись к стене, создавая хорошее впечатление невменяемого ленивца, поэтому это было больше, чем предательство, когда он сказал: "Он действительно может".
- Я определённо продержусь дольше, чем ты, - закричал Луи в ответ.
<tab>Зейн усмехнулся и наконец-то встал прямо. У него всё ещё была эта линия после сна на щеке. Он надул губы как утка и покачал головой, глядя на Луи. А затем Луи сказал: "Я ставлю 10,000 фунтов на то, что я смогу не дрочить дольше, чем кто-либо из вас", и это, вероятно, была его первая ошибка.


* Тако - блюдо мексиканской кухни.

========== Part 1. Day 1-5 ==========
<i><b>День Первый</b></i>
Первый день жестокий.

Луи думал, что это начнётся проще и потом уже будет сложнее, но это на самом деле было чрезвычайно трудно в течение всего дня. В особенности с его членом, который ему приходилось постоянно прятать и поправлять, чтобы он неприлично не торчал из джинсов. Он всего лишь ушёл без привычной утренней дрочки в душе, и хоть это не было чем-то неслыханным, но тот факт, что он знает, что не может разрядиться позже, если захочет, вынуждает его думать об этом постоянно. Его тело, вероятно, не может работать так, как его разум, и чёрт побери этот грёбанный спор, он не может перестать думать о своем члене.

Он плюхнулся на диван рядом с Лиамом и громко вздохнул. У них ещё был час перед концертом, а он уже успел сделать себе причёску и теперь, его член был очень возмущён этой идеей отсутствия оргазмов в будущем. Всё это ужасно и здесь ничего его не может отвлечь, кроме Лиама, который на самом деле и виноват во всём этом.

- Иногда меня посещает мысль, - сказал Луи, - что вы не всегда должны слушать меня.
- В последний раз, когда я не слушал тебя, ты склеил все мои носки супер клеем. И я нашёл их только, взобравшись на крышу автобуса, пока тот ещё двигался. Я совершенно уверен, что ты хочешь, чтобы все слушали тебя, когда ты говоришь, - голова Лиама лежала так, что он смотрел в телефон на коленях и его челюсть отталкивалась от груди тогда, когда он говорил.
- Это было другое, - отмахнулся Луи, - Вы должны слушать меня только тогда, когда у меня есть хорошие идеи.
- Ты считаешь, что все твои идеи хорошие.
- Ну, я просто сказал. Если каждый будет продолжать раздражать меня мы всегда будем попадать в такие ситуации, - фыркнул Луи. - Это едва ли моя вина.
- Ты о дрочке?
- Конечно.
- Ты можешь просто всё отменить, - предложил Лиам.
- Вы это прекратите, - сказал Луи, - вы <i>все</i> прекратите это и признаете, что я победил.
- Я до сих пор в порядке, - сказал Лиам, с легким извинением пожимая плечами. - Я имею ввиду, прошло всего 23 часа.
- Я знаю это, - цыкнул Луи. - Всё прекрасно и перестань разговаривать со мной, - и затем он хлопает Лиама по ногам до тех пор пока тот не встаёт и не оставляет Луи с его нескончаемой эрекцией, чтобы он мог занять сам весь диван.

<center>***</center>
Они отыграли шоу и забрались обратно в автобус. Луи направился прямо к своей кровати и провёл несколько часов разговаривая со своей семьей в скайпе. Когда он вышел, Зейн уже задернул свои шторы, а Лиам лежал в кровати с наушниками. Луи постучал пальцами по лодыжке Лиама, когда проходил в заднюю часть автобуса, где располагалась гостиная.

Телевизор был включен, но звука не было. Гарри и Найл свернулись вместе на диване. Гарри удалось скрутить себя так, что он положил голову на грудь Найлу и его щека терлась о грудную клетку Найла, когда тот дышал. Он не двигался, кроме того, что согнул ноги в коленях, обхватывая ими икры Найла так, что теперь появилось небольшое пространство в конце дивана, чтобы сел Луи.
- Кто-нибудь из вас готов признать поражение? - спросил Луи.
Никто из них не ответил. Найл баловался с волосами Гарри, скручивая их в аккуратную пружинку и оттягивая её от того места, где волосы щекотали его сосок.
- Я тоже нет, - ответил Луи.

<center>***</center>
<b><i>День Второй</i></b>

Второй день был даже хуже, так что Луи был вынужден приклеить руки Лиама клейкой лентой к его же соскам. Он сначала просто пытался склеить их между собой, но руки Лиама попались на пути и получилось то, что он совсем не ожидал.

Он немного успел ощупать Лиама, пока руки того были заняты. Лиам кричал будто его режут, но Луи успел дотронуться до его члена и заметил, что тот не был на 100% вялым. Если Луи было трудно, значит и всем вокруг должно быть трудно.
<tab>Он потратил остаток дня на то, что старался потереться как можно о большее количество членов, и всё это работало замечательно, пока действуя чисто инстинктивно он не хватается за член Пола и всё это закончилось тем, что его заперли в шкафу на три часа.

<center>***</center>
<b><i>День Третий</i></b>

У них было интервью и фотосессия, потом концерт и после всего все они встретились в лобби, чтобы выпить, и так через какое-то время Луи отправился в кровать, он достаточно устал, чтобы уснуть и был достаточно подвыпившим, чтобы не брать в голову, что у него почти стояк.

- Как же мы все с этим справляемся? - спросил Луи у всех в автобусе. - У кого-нибудь есть что-нибудь, чем бы он хотел поделиться с группой?
- Это чепуха, Томмо, - сказал Найл через проход. Он звучал слегка больным, что немного успокаивало Луи.
- Я скучаю по сексу, - грустно отозвался Гарри.
- А я скучаю по сну, - тихо сказал Зейн в такой манере, будто он знает по крайней мере четырнадцать мест, где он может спрятать их тела.
<tab>Он вероятно также страдает, как это предполагает Луи. Каждый из них страдает. Может быть в конце концов это и не худшая идея Луи.

<center>***</center>
<b><i>День Четвёртый</i></b>

- Проблемы? - спросил Луи, подходя к Гарри, который боролся с ширинкой на своих джинсах. Только что у них был прямой эфир на радио и теперь у них есть целых два часа, не заполненных чем-то, перед очередным шоу. Луи понимал, что два часа это слишком мало для того, чтобы просто вздремнуть, однако теперь это представлялось чудовищным количеством времени, когда они были предоставлены сами себе.
- Всё в порядке, - отозвался Гарри. Он поднял пояс своих штанов, чтобы немного придержать член и легче застегнуть ширинку на своей почти эрекции.
- Признай это, - дразнил его Луи, - ты бы всё сейчас отдал, чтобы пойти подрочить.
Гарри вздохнул, его пальцы задержались на ширинке, прежде чем он осторожно довёл замок до конца.
- Я не помню, чтобы я соглашался на это, - ответил Гарри. - Но каждый раз, когда я собираюсь идти дрочить, я представляю детей, умирающих от малярии.

Это была идея Зейна пожертвовать деньги проигранные в споре для Invisible Children и Лиам предложил, чтобы никто из них ни за что и никогда не проговорился, откуда появилась эта сумма.

- Это странно, даже для тебя, - сказал Луи.
- Ну тебе я смотрю не лучше, - ответил Гарри, кивая в сторону ширинки Луи.
- Следи за собой, - огрызнулся Луи. Он попытался прикрыть выпуклость, пока не понял, что рука с этим не справится. И всё же будет лучше держать руки подальше, насколько это возможно.
<tab>Он медленно выдыхает и Гарри подражает этому же звуку, не то чтобы он дразнил его, но он чувствует то же самое тянущее напряжение, что и Луи, и этот слабый порыв желания лишает его нормального дыхания.
- Ты всегда можешь просто сдаться, - предлагает Луи, мягко понижая голос.
Гарри кивает, но затем ловит себя на этом, задумчиво смотря на Луи.
- Я мог бы, - соглашается Гарри, - но всё же, что если я хочу выиграть?
- Серьёзно?
<tab>Гарри пожимает плечами. Он такой белый и пушистый снаружи, но Луи знает, что внутри он охренительно упрямый. Он просто слишком часто не показывает этого.
- Это было бы забавно, не так ли? - спрашивает Гарри. - Ну, если бы я выиграл?
- Это безусловно было бы неожиданно, - соглашается Луи. И это был бы, вероятно, первый признак апокалипсиса. Гарри упрямый, но он также и самый простой человек из всех, кого знает Луи. И эта самая любимая черта в Гарри, которая так нравится ему, но если всё же Гарри может продержаться дольше остальных? Тогда им серьёзно нужна помощь.
Гарри прикусывает нижнюю губу и пожимает плечами глядя на Луи.
- Ладно, - резко отвечает Луи, - десятиминутное перемирие.

Он затаскивает Гарри в первую же незапертую комнату, которая оказывается небольшим залом для переговоров. Луи садится во главе стола и устремляет взгляд в телефон перед собой. Прикидываясь, будто там что там что-то важное - этот способ всегда помогает отвлечь от сути.
- Не смотри так на меня, - шипит Луи. Он всё ещё смотрит прямо в телефон, но своим боковым зрением он чувствует на себе пристальный взгляд Гарри.
Гарри наклоняется вперёд и сжимает руки перед собой на столе.
- Я не смотрю, - отзывается он. - Неужели мы будем дрочить сейчас?
- Что? - вскрикивает Луи. - Нет! Что в твоём чёртовом понимание означает примирение?
- Я не знаю, - хнычет Гарри.
- Подрочить это не примирение, это означает сдаться. А я не сдаюсь, - уверенно отвечает Луи. Но он очень, очень хочет сдаться. Он думает это было бы отлично, но отказывается от того, в чём так нуждается, отказывается от своего привычного количества оргазмов. Если быть точнее, от одного до трёх оргазмов в день. Но даже сейчас он становится твёрже, сидя по диагонали к Гарри, и думая о возможности прикосновения к своему члену, которую он не получит сегодня вечером. Почему все вокруг всегда должны слушаться тех слов, что вылетают из его рта? Это всего лишь слова, до тех пор пока люди сами не придадут им смысла.

- Разве не ты говорил, что хочешь выиграть? - напоминает ему Луи. Всё выглядит проще, когда он фокусируется на других людях.
- Лу, - скромно говорит Гарри, - я тут подумал, может...
- Что?
- Может, я не хочу выигрывать? - предполагает Гарри так, что это больше звучит как вопрос. Его бёдра прогибаются, ноги раздвигаются шире, когда он ёрзает на стуле. Он находится достаточно близко, чтобы его руки соскользнули на предплечья Луи, когда он двигается. Достаточно близко, чтобы он как бы невзначай опустил руку под стол к Луи и стал гладить плотную выпуклость члена. Он знает, как это чувствуется, потому когда-то, когда они были ещё подростками и были очень, очень глупыми, они могли спокойно дрочить друг другу. Но потом это стало действительно слишком глупо, но прямо сейчас, это таким не кажется.
<tab>Луи заставляет себя дышать медленно и спокойно, и пытается совладать с собой. А Гарри перед ним облизывает губы. Прошло уже много времени с последнего раза, когда Луи касался его. И сейчас это не кажется глупым, но...
- Нет, - отрезает Луи, отталкиваясь от стола. - Я сказал перемирие. Перестань пытаться меня... просто перестань. Нам надо идти готовиться к выступлению.

Он вышагивает из комнаты не оглядываясь, чтобы не видеть идёт ли Гарри за ним, но останавливается, чтобы придержать позади себя дверь, потому что, конечно же, Гарри идёт следом. Они вместе проходят по коридору, пока Луи пытается найти наиболее оживлённое место. Сейчас будет лучше не оставаться в одиночестве. Это даже более худшая идея, чем та, когда Найл решил наесться чистого майонеза, а после сделать стойку на руках.
<tab>Они забредают в зелёную комнату, где Зейн лежит на диване без рубашки. Он весь мягкий и сонный, растянулся в длинную линию, его татуировки ярким контрастом выделяются на фоне гладкой кожи. Одна из его рук закинута за голову и он медленно моргает, когда открывается дверь, смотрит на них и беспечно улыбается, будто просто искренне счастлив видеть своих мальчиков.
- Да ты можешь просто одним взглядом затрахать до смерти, - сказал Луи и, развернувшись на пятках, пулей вылетел из комнаты.
<center>***</center>
Этим вечером он ничего не говорил перед сном, просто лёг в темноте одной рукой держась за член, просто держа его и не двигаясь. Это помогало. Немного.

<center>***</center>
<i><b>День пятый</b></i>

<tab>Они ещё должны были быть в дороге как минимум три часа, и Луи беспокойно блуждал назад и вперёд по проходу в автобусе. Он передвигался между их койками, когда его остановил <i>этот</i> звук. На самом деле, у них существует негласное правило, не приставать ни к кому, когда у того уже задернуты шторы, но он словно был в эпицентре и время было далеко от личного.
<tab>Луи остановился, напрягаясь, чтобы прислушаться и да. Это точно был влажный, ритмичный и ни с чем не спутываемый звук, который доносился из койки Найла. Это как раз тот случай, когда он был не рад услышать, как его товарищ по группе дрочит, Луи в этом абсолютно уверен.

- Боже мой! Найл, ты дрочишь? Найл, ты дрочишь прямо здесь? - воскликнул Луи, слегка ударяя рукой по занавеске.
- Ага, - отозвался Найл, немного кряхтя так, будто он выжимает из себя последние, прежде чем послышался шорох одежды от его натягивания.
- Ты уже сдался? - восторженно спросил Луи. Всё идёт так, как он задумал. Ничего не чувствуется так же замечательно, как сладкая победа. - Ты признаёшь, что ты проиграл?
- Я вышел из игры ещё два дня назад, - сказал Найл, оттягивая в сторону шторку и сверкая своими красными щеками и светлыми волосами в тёмном освещении койки.
- Что? - Луи в ярости замахал руками. - И когда же ты собирался нам об этом рассказать?
- Я оставил вам записку на холодильнике. Я думал, ты уже знаешь.
- Ты не оставлял, - сказал Луи, разворачиваясь и направляясь на кухню. На холодильнике, придерживаемая магнитом с надписью "Мы чаще делаем это в Техасе", который по форме смутно напоминал член, висела записка от Найла. На ней было пятно, напоминавшее каплю соуса барбекю, на самом краю.
- Это не моя вина, что ты такой трус, - сказал Луи, надувшись, и возвращаясь к койке Найла.

Найл держал руку внизу живота, немного выше выпуклости на его спортивных штанах. Его щеки пылали ярко красным, но Луи не знал точно было ли это от того, что его поймали или просто от того, что он лежал и дрочил. Держась рукой за свой член. Его рука в данный момент была на животе, но перед этим она была обернута вокруг члена и он медленно водил ей вверх и вниз, собираясь кончить. Луи тоже действительно хотел бы кончить. Это наверное одна из тех вещей, которая по своему ощущению такая же приятная, как и сладкое чувство победы, но... Ему надо сосредоточиться.
- Это было на холодильнике, - воскликнул Найл, - не знаю, где ещё может быть более заметное место, чем на холодильнике.
- Ну, всё же, - оживившись сказал Луи, - ты проиграл, и теперь, ты можешь помочь мне вывести из игры всех остальных.
- Хмм, - отозвался Найл, что звучало как абсолютное <i>да</i>.

========== Part 2. Day 7, 8 ==========
<i><b>День Седьмой</b></i>

Лиаму совершенно не хотелось <i>этого</i> и он совершенно не понимал, из-за чего все поднимают такой шум. Конечно, это замечательно, иногда подрочить в душе, но он просто больше налегал на кардиотренировки и, в общем-то, был в порядке. Он просто собирался победить и потом хвастаться своей победой постоянно.

- Серьёзно? - удивленно спрашивает Найл, - в порядке?
- Ага, - как ни в чём не бывало отвечает Лиам. Он чувствует себя немного виноватым, рассказывая это Найлу, хотя сам не понимает почему, ведь он уже вышел из спора и более того, он единственный человек с кем Лиам теперь может быть по-настоящему честным. Луи становится фиолетовым от злости, когда Лиам намекает, что он по-прежнему держится сильным, а Гарри тратит чертовски много времени как-то странно потирая свои бёдра. Зейн единственный, кто ещё выглядит более менее нормальным, да и потом обсуждение привычек дрочки никогда не было большой частью их дружбы до спора.

- Совершенно нормально? - переспрашивает Найл. - Ты ничуть по этому не скучаешь?
- Эмм, сколько уже прошло, неделя?

Найл хмурится, это совершенно не тот ответ, который должен обрадовать Луи. Найл вообще обычно не спрашивает такие вещи из своего любопытства. Это вообще немного странно, что он пытается помочь Луи вывести остальных участников из игры, но ему редко выпадает какая-то хорошая работа.
<tab>Луи и Найл что-то такое неуловимое, как шар для боулинга в космосе. Но будут ли они такими неуловимыми? Они должны были словно плавать вокруг и поочерёдно ударять каждого по голове, но Лиам видимо не совсем знает, как работает гравитация.

- Ну, ты можешь сказать ему, что этим утром я проснулся со стояком, если это сделает его счастливым, - предлагает Лиам.
- Отлично! Его немного веселит, когда он думает, что остальные люди страдают также как и он.
- Никто не страдает также сильно как и он, - усмехается Лиам.
- Я знаю, - Найл вздыхает так, как тот, кто действительно слышит, насколько сильно страдает Луи.
- Он пытается обратить нас друг против друга.

Найл кивает. У него был тот внутренний блеск, который являлся ни чем иным, как следствием того, что он мог пойти и свободно разрядиться, и это заставляло его выглядеть сверх свежим, расслабленным и полным сил. Впрочем таким же, каким он выглядел всегда, только ещё умножив это состояние в одиннадцать раз.
<tab>Лиам тоже был в порядке, но он не был расслабленным. Его тело яростно болело от того чрезмерного количества времени, которое он проводил в спортивном зале и он думал, что он даже мог потянуть мышцы спины, когда вчера снова делал тягу.

- Он действительно думает, что это сработает? - спрашивает Лиам.
- Что?
- Ну, он обрезал рукава у всех моих футболок, - усмехается Лиам. - Но никто ведь не выйдет из игры из-за этого, и так теперь мне всего лишь надо найти какую-нибудь новую футболку.

- Он купил для Гарри коробку мороженого на палочке и сказал, что тому надо проводить больше времени обсасывая что-то, - смеётся Найл.
- Я заметил это, - говорит Лиам, чувствуя, что начинает хмуриться, прежде чем вернуть своему лицу более менее нейтральное выражение. Он никогда не видел кого-то столь дурно воспитанного, чтобы можно было делать глубокий минет мороженому. Хотя это немного отвлекает.

- Страдание для Гарри, - отстранёно говорит Найл.
- О чём это ты?
- Я?
- Что Луи заставил тебя делать?
- Он сказал мне пройтись вокруг и просто выглядеть доступным.
- Правда? - переспашивет Лиам. Он мог видеть оба соска Найла через тонкую ткань его майки.

Найл пожимает плечами, что вероятно означает: <i>трудно быть более доступным, чем я сейчас</i>, и Лиам не уверен правильно ли он понимает это полученное сообщение. Ему немного трудно сфокусироваться.
<tab>Лиам вынуждает себя начать хотя бы моргать. Они разговаривают ещё о чём-то.

- Он сказал Зейну носить на голове пакет, потому что посчитал его лицо контрпродуктивным, - говорит Лиам после разумной паузы.

Найл закинул голову назад и засмеялся, он выглядел ещё более свободным и радостным в своём теле, что Лиам чувствовал себя ещё более напряженным по сравнению с ним.

- Ну, так или иначе, мне надо идти на пробежку, - говорит Лиам и вылетает из автобуса.

<center>***</center>
<i><b>День Восьмой</b></i>

К счастью, у Лиама за плечами уже годы практики, потому что Луи, кажется, считает, что лучший способ вывести Лиама из игры это вынудить его самостоятельно дрочить себе. Он продолжает охотиться за членом Лиама посреди интервью. Это в общем-то не отличалось от всех других интервью, за исключением того, что Луи хотел, чтобы Лиам именно кончил, а не просто смутился. Но Лиам привык, что Луи желает сделать ему больно или унизить, и это всегда случается только ради хорошей шутки, так что Лиам не обращает внимания, но он все ещё не может привыкнуть к такому Луи.

- Остановись, - шипит Лиам. Он был на середине ответа на вопрос, тогда как Луи решил поёрзать своими пальцами на его коленях и потом, его рука обернулась вокруг члена Лиама. Настолько, насколько это было доступно через джинсы, но всё же. У них шло интервью на радио и перед ними был стол, так что <i>возможно</i> никто этого не заметил и даже если они заметили: такое случается не в первый раз.

Единственное, что действительно случилось в первый раз, это то, что член у Лиама моментально стал ноюще твёрдым. И это не была его вина, потому что Луи только <i>пытался</i> всю неделю сделать так, чтобы у него встал, но Лиам был настолько смущён, что у него сводило желудок от этого. Он хотел, чтобы рука Луи <i>исчезла</i> и несмотря на всё, это ощущалось так хорошо.

- Остановись, - снова шепчет он, безуспешно оттягивая запястье Луи. Каждый раз, когда он пытается откинуть руку, Луи только сильнее сжимает пальцы, держась достаточно твёрдо, что на самом деле было немного больно. И это никак не помогает привести выпуклость Лиама в нормальное положение, независимо от того, сколько гневных мыслей он посылает на свой член.

- Я просто пытаюсь помочь, - шепчет Луи, двигая основанием своей руки ниже, когда Лиам наконец-то прекращает пытаться оттолкнуть его. Он потирает своей рукой твёрдую выпуклость вокруг члена Лиама и даже несмотря на плотную джинсовую ткань, это ощущается невероятно. Удивительно и ужасно потрясающе. Это несправедливо, что Луи знает, как трогать его именно здесь.

Лиам опускает свою руку поверх руки Луи. Он не может оттолкнуть его, но под тяжестью руки Лиама, Луи хотя бы не может <i>тереть</i>. Это всё ещё пытка, потому что они оба давят на член Лиама, но к счастью Лиам не чувствует, что бы он собирался измазать свои штаны посреди интервью. Так что это уже что-то.

Наконец, интервью заканчивается и все встают. Лиам тянет свою футболку вниз, так сильно, как только возможно, что получается меньше, чем ему хотелось бы, но всё же достаточно для того, чтобы прикрыть ужаснейший бугор на джинсах. С лёгкой улыбкой Луи многозначительно смотрит вниз, возможно он даже не планировал этого делать.
<tab>Лиам начинает болтать с остальными участниками группы и отпрыгивает, когда Луи ловит его за локоть и путается увести в туалет.

- Что ты творишь? - бормочет Лиам, пытаясь вырваться из цепких рук.
- Заканчиваю то, что начал, - отвечает Луи и это звучит с таким вызовом, будто он даже не может представить, почему Лиам задаёт этот вопрос.
- Нет, - говорит Лиам, отбегая прежде, чем Луи смог бы появиться рядом с ним. Он смотрит через плечо и это тот короткий миг, когда он знает, что может остаться; он упорно боролся достаточно долго, чтобы это выглядело как хороший бой, прежде чем он позволит Луи победить. И только от этой мысли Лиам может почувствовать, что он становится твёрже и его член практически течёт в штанах.

Он опускает голову и убегает прежде, чем его член сможет убедить мозг, что остаться тут это лучшая идея.
И Луи позволяет ему уйти.

<center>***</center>

Он нашёл Гарри в зелёной комнате за несколько часов до концерта. Все остальные разбежались, так что теперь гардеробная на самом деле самое тихое место, чтобы тут побыть. Лиам удивлён, что нашёл тут Гарри и, кажется, Гарри удивлён не меньше, что сюда вошёл Лиам, если судить по его руке, которую он держит спереди под материалом в своих джинсах.

- Упс, извини! - отзывается Лиам. - Подожди-ка, что ты делаешь?
- В карты играю, - медленно отвечает Гарри, но в его голосе заметна лёгкая дрожь. Он вытаскивает руку, но она всё ещё покоиться на его коленях и кисть сжимает выпуклость, что Лиам может видеть это даже с другого конца комнаты.
- Гарри, - Лиам складывает руки на груди. - Ты не можешь просто сдаться. Мы все должны воздерживаться от этого. Кто-то должен победить Луи.
- Ты и воздерживайся, - отвечает Гарри, постукивая пальцами по коленке.
- Мы все должны держаться так долго, как только возможно. Так больше шансов, - Лиам посылает ему серьезный взгляд и ободряюще кивает головой. Он может быть уверен, что это останавливает, потому что Гарри тут же расстроенно хмурится.
<tab>И хорошо. Он не собирается это признавать перед Гарри, но он просто хочет быть действительно уверен, что это не останется только между ним и Луи. Так как внимание Луи в некоторой степени лучше разделять. Лиам видел, как он ощупывал Гарри, когда они поменялись койками вчера после шоу, и сегодня утром был небольшой переполох, когда он пытался забраться в койку к Зейну. По крайней мере это лучше, когда есть другие люди, чтобы его отвлечь, потому что так бы всё его внимание было направлено только на Лиама.
Лиам действительно хочет выиграть. Он знает, что он может. Ему просто надо, чтобы Луи немного отвлёкся.

- Ну же, - ободряюще говорит Лиам, подходя к нему и оттягивая Гарри за запястье. - Давай найдём тебе что-нибудь поесть.
- Эта рука только что была у меня в штанах, - говорит Гарри, когда Лиам ведёт его к холодильнику.
Лиам слегка колеблется, но теперь уже слишком поздно.

- Смотри, вот банан, - он берёт первый попавшийся кусочек фрукта и показывает его Гарри. - Нет, подожди, - он ловит себя в последний момент и отбрасывает фрукт обратно. - Не ешь банан. Вот лучше виноград.
<tab>Виноград был хорошей идеей, но это обращается против него, ведь получив чашку с виноградом, Гарри вытягивается на диване и его член всё ещё виднеется твёрдым пока он кладёт по виноградинке в рот; и это не было сильнейшим предложением Лиама.

Но он всё ещё собирается выиграть.

========== Part 2. Day 9 ==========
<i><b>День Девятый</b></i>

Лиам провёл всё утро в спортзале, даже несмотря на то, что его спина всё ещё убийственно болела, как и раньше на этой неделе, и, как только он принял душ и вернулся в автобус, он пожалел о целой серии событий, которые привели его в это место: он скрывается в задней гостиной в страхе, что Луи может его найти. И это не потому что у него проблемы с этим пари, потому что у него их <i>нет</i>. Это просто потому что Луи постоянно хватается за его член и постоянно заставляет его думать о члене, и его член сердито пульсирует в ответ на это. Всё его тело болит от перенапряжения и он как-то ощущает себя усталым и взвинченным одновременно, и просто вдруг... Бах. Трещит по швам.
<tab>Он довёл себя до плохого настроения и теперь, он просто хочет побыть один, поизводиться в неудобной тюрьме своего тела.

- Извини, - отзывается Зейн, немедленно пятясь назад под пристальным взглядом Лиама, когда он открывает дверь в заднюю гостиную, где сидит Лиам, пересматривая последнего Бэтмена.
- Я подумал, что ты это Луи, - отвечает Лиам. Он пытается смягчить свой взгляд. Зейн тут не виноват.
- Я могу уйти, - говорит Зейн, но Лиам чувствует свою вину и останавливает его.
- Нет, всё в порядке. Не хочешь посмотреть со мной?

Зейн заходит внутрь и садится на другой конец дивана, потому что Зейн чудесный и понимает, что такое границы. Лиам обожает всех участников группы, но Зейн определённо его любимчик.
<tab>Он проседает на диване и чувствует, что начинает расслабляться. Или он хотел бы расслабиться, если бы не его спина, что уже чуть ли не кричит от боли, эта тонкая линия мучений, что простирается от нижней левой части до самого основания шеи. Бэтмен в фильме сейчас тоже ждёт, пока его спина восстановится, и это отвратительно смешное совпадение, но оно не помогает Лиаму не брать в голову, что его собственная спина тоже болит.
<tab>Аккуратно сдвигаясь, он пытается потереться этой больной линией, раздражаясь, что не в состояние дотянуться до чего-нибудь.

- Всё в порядке, приятель? - спрашивает Зейн.
- Немного не в ладах со своей спиной.
- Ты выжимал слишком усиленно в последние дни.
- Я тренировался, - отвечает Лиам, и это звучит немного печальнее, чем ему хотелось бы. Это просто его тренировки и это несправедливо, что для него это всё ещё ощущается таким сложным. И ещё получается, что отсутствие дрочки делает его слишком вялым и унылым, и это является для него неудачным открытием.
- Ох, малыш, - отвечает Зейн и, пересекая диван, сжимает плечо Лиама.

Когда Лиам не отстраняется, он обхватывает другое плечо второй рукой так, что он может сжимать оба плеча, расположившись позади Лиама. Руки Зейна твёрдые, тщательно разминают его и он чувствует себя настолько хорошо, что даже немного дрожит.

- Хочешь массаж спины? - спрашивает Зейн после долгой натянутой тишины.
Лиам осознаёт, что его глаза закрыты, голова опущена вперёд, а плечи сами подставляются под прикосновения Зейна. Он поднимает голову и моргает. А разве Зейн уже не делает ему массаж спины?
- Ну то есть, нормальный, - отвечает Зейн, после того, как на него смотрит сбитый с толку Лиам. Зейн всегда понимает эти взгляды Лиама. Он своего рода гений. Он как Альфред* и Лиам как Бэтмен, но только на время, когда он разбит и бесполезен.
- Я должен лечь на пол? - спрашивает Лиам.
- Просто ляг, - отвечает Зейн, отходя в сторону, чтобы позволить Лиаму вытянуться перед ним на диване.

Зейн снова тянется к нему, но на этот раз он может пройтись руками по всей поверхности спины Лиама и это очень, очень хорошо. Лиам не может поверить, как хорошо это чувствуется. Может быть Зейн это его Бэтмен.

- Эй, - тихо говорит Зейн, как только он замечает, что глаза Лиама снова плотно закрыты. - Я сяду на тебя, ты не против? Мне так будет удобнее.
- Ага, - говорит Лиам, немного удивляясь, как густо и медленно звучит его голос, словно это вообще больше не его голос.

Зейн аккуратно садится поверх него, но он же лёгкий и вряд ли Лиам может его чувствовать. И действительно, так даже лучше. Зейн в состоянии усилить давление при медленном трении своими руками вверх и вниз по спине Лиама, и он преобразовывает эту низкую боль в воспалённых мышцах так хорошо, что Лиам может чувствовать, как у него скручиваются кончики пальцев на ногах. Он становится твёрже, его член вдавливается в шикарные диванные подушки с каждым тщательным размахом рук Зейна, но Лиам лежит на животе, так что Зейн об этом даже не догадывается. Он должно быть выяснит это, когда придёт время снова вставать, но сейчас всё в порядке.

Зейн вдавливает свои большие пальцы по обе стороны от позвоночника Лиама и начинает делать плотные круги, растягивая их веером. Он находит точку, которая болит сильнее всего и надавливает на неё своими сильными пальцами, посылая слабые болевые разряды внутрь, которые разрастаются и разрастаются пока наконец не успокаиваются и после возвращаются снова. И Лиам стонет в подушку, что под его головой, потому что у него больше нет способов показать, какое это облегчение.

- Это здесь, да? - откуда-то издалека спрашивает Зейн.
- Ага, - бормочет Лиам, чувствуя, что его плечи рефлекторно изгибаются под прикосновениями Зейна.

Всё, что он делает, чувствуется так хорошо и боль в точке проходит, а Лиам продолжает покрываться мурашками под подушечками пальцев Зейна. Он даже не понимает, что происходит с его телом, потому что мозг прямо сейчас отказывается нормально работать. Зейн должно быть сидит на его заднице; Лиам наконец ощущает его вес, вдавливающий его в диванные подушки. Ему нравится это устойчивая тяжесть Зейна и, кажется, его мысли сейчас улетают далеко. Он выгибается, подстраиваясь под руки Зейна, трущие его спину и позволяет Зейну качнуться вперёд.

Ощущения во всём его теле сравнимы с таянием мёда, такие медленные и сладкие, непринуждённо переводящие его под ритм Зейна. Он издает бессмысленные звуки в диван и Зейн продолжает говорить какие-то тихие, успокаивающие слова. Для этой долгой паузы, всё идеально: низкое, устойчивое удовольствие наконец разжигается во что-то реальное, от чего его частично трясёт. Его бёдра дико дёргаются, даже не смотря на вес Зейна, придерживающий его к низу, и Лиам мягко стонет, когда доходит до медленного прочного импульса, который гребнем накрывает его.

Он тяжело вздыхает и затем замирает, внезапно осознавая, что произошло. Всё его тело неподвижно, словно волна стыда поглотила его целиком.
<tab>Зейн говорит "Эмм" и останавливает движения своих рук.
- Вот блять, - он выкручивается, вылазит из-под Зейна и откидывается с дивана. Он приземляется на пол, на задницу и тут же подтягивает колени к груди, зажимая свой предательский член.
- Эмм, - снова говорит Зейн, его руки скрещены на груди и он сильно кусает свою нижнюю губу.
- Боже мой, - Лиам так смущён, что ему кажется, словно его голова горит в огне. - Не могу поверить, что это произошло.
- Всё в порядке, - говорит Зейн. Он смотрит на Лиама так пристально, что Лиам не может устоять, потому что он чувствует, что снова становится твёрдым. Даже после всего, что произошло.
- Прости, - говорит Лиам и убегает в свою кровать.

Единственная положительная сторона всего этого происшествия, что он снова свободен для того чтобы дрочить. Он засовывает руку в джинсы и начинает водить по своему члену, и рука легко скользит в сперме, оставшейся от этого инцидента.


* Альфред Пенниуорт - дворецкий, помощник, доверенное лицо Бэтмена.

========== Part 3. Day 10 ==========
<i><b>День Десятый</b></i>

С вышедшим Лиамом, Луи стало совершенно невтерпёж. Найлу нравилось это. Ему, вероятно, следовало бы наслаждаться этим менее откровенно, но он ничего не мог с собой поделать. Луи капризный и резкий, он постоянно что-то замышляет, пристаёт к Найлу во время их остановок и это <i>весело</i>.
Деньги всё равно пойдут на благотворительность, так что Найл не особо беспокоится о честности и любой из них <i>мог</i> попросить его помочь, просто Луи сделал это первым.
<tab>Но несмотря на всё, Найл замедленная бомба, он ещё думает, что это заходит слишком далеко.

- Я не уверен, что это сработает, - настороженно говорит Найл.
- Конечно же это сработает, - отвечает Луи.
- Это не совсем... не совсем по правилам пари.
- Это мне пришло в голову это чёртово пари, я тут решаю, что по правилам, а что нет.
- Но, нанять проститутку, чтобы соблазнить Зейна? Это немного ужасно.
- Отчаянные времена, - грустно говорит Луи.
- Я просто думаю, он возможно рассердится, - хмурится Найл.
- Боже, Найл, - ворчит Луи, - ну почему бы тебе просто не выйти за него замуж уже?

Найл пожимает плечами. Не серьёзно, конечно, но есть вещи и похуже, чем быть замужем за Зейном. Хотя он всегда очень хорошо пахнет, и обнимается лучше, чем кто-либо другой в мире.

- А на самом деле, - говорит Луи и бросает на него долгий, внимательный взгляд. У Найла скручивает внутренности, и он удивляется, что же с ним не так, что он ещё сгорает от желания услышать, что на этот раз придумал Луи.
- Может быть нам и не нужно никого нанимать. Ты и Зейн очень хорошо ладите.
- Зейн замечательный, - соглашается Найл.
Луи хмуриться.
- Ты тоже замечательный, - быстро добавляет Найл.
- Ну, да, конечно же. Но попробуй оставаться более сосредоточенным. Ты можешь вывести Зейна? А там, сильный ветер подует в правильном направлении и поможет вывести из игры Гарри и затем, я выиграю!

- Как ты предлагаешь мне вывести Зейна? - спрашивает Найл. Он рад, что Луи не попросил его пойти за Гарри, потому что он чувствует себя немного виноватым за парня.
- Поймай его после дневного сна, - тут же говорит Луи. - Когда он ещё сонный и беззащитный. И он, возможно, будет без футболки.
- Ты слишком много об этом думаешь, - подмечает Найл.
- Кто-то же должен придумывать план.
- И что потом? - спрашивает Найл.
- А ты когда нибудь отсасывал парню?
- Да.
- Серьёзно?
- Да.
- Тебе понравилось?
- Конечно, - отвечает Найл. Он не хочет чтобы эта ситуация была неловкой, особенно с тем, как внимательно теперь Луи смотрит на его рот, но он действительно отсасывал многим парням. В длинном списке любимых вещей Найла, пункт: выпить пару пинт* и обменяться небрежным минетом с товарищем, занимает довольно высокую позицию. Найлу нравится, когда это случайно и грязно и немного грубо, потому что они оба слегка пьяные, чтобы сдавать назад. Но это, вероятно, не то, что он должен упомянуть сейчас при Луи.

- И ты бы отсосал Зейну?
- Да, - спокойно отвечает Найл. Они с Луи уже слишком давно являются друзьями, чтобы понимать, что лучше не задать вопрос, если ты не хочешь знать правду.
- Ты хочешь отсосать Зейну, - повторяет Луи, пристально смотря на Найла до тех пор, пока Найл не начинает чувствовать, что его щёки горят. Хоть он и может дрочить, но уже прошла вечность с тех пор как он был с кем-то. Он хочет этого.
- Могу и сделаю, - говорит Найл настолько уверенно, насколько это возможно под тяжестью взгляда Луи.
- Ты позволишь ему кончить тебе в рот?
- Да, - говорит Найл, прижимая кончик языка к нёбу, потому что он, кажется, практически чувствует это.
- На лицо?
- Мне всё равно.
- Тебе бы это понравилось, - говорит Луи резко и сосредоточенно. Найл должен был быть осторожнее, прежде чем позволить Луи почувствовать свою власть, но он не настолько боится действий Луи. Особенно, когда он <i>так</i> облизывает свои губы.

Найл облизывает свои собственные губы, прежде чем ловит себя и затем быстро закрывает рот и сглатывает.

- Ты даже хочешь этого больше, чем хочет он, - говорит Луи. У них нет ни малейшего понятия, как сильно Зейн хочет этого, но Найл всё равно кивает.

Луи делает шаг вперёд, не разрывая взгляда, затем ещё один, до тех пор пока они не встают друг напротив друга на расстояние вытянутой руки.

- Лу, - шепчет Найл. Рот Луи приоткрыт и его губы влажные. Он наклоняется к нему так, чтобы Найлу было достаточно наклониться вперёд к нему, так чтобы они были лицом к лицу, достаточно близко чтобы соприкоснуться, достаточно близко чтобы <i>поцеловаться</i>, но он не смыкает оставшееся расстояние. - Скажи мне, если ты хочешь, чтобы я тебе отсосал.

- Ты хочешь отсосать мне, - мурлычет Луи и Найл кивает, подтягиваясь вперёд. Луи так близко, они оба так близко.
- Всё, что ты захочешь, - говорит Найл и у него раскалывается голова, от того как сильно он хочет сказать Луи "да". Луи, который всегда был одним из любимых людей Найла, и он сейчас почти болезненно неотразимый, склонившийся к нему словно на грани срыва, будто это может быть шанс, что он наконец-то позволит Найлу то, чего он хочет.

Луи испускает этот громкий колеблющийся стон, пока Найл сдерживает свой собственный, он напуган, чтобы пошевелить хотя бы мускулом, боясь что Луи отшатнётся в противоположном направлении.

Луи резко втягивает воздух и затем подаётся вперёд. Они целуются достаточно жёстко, что это даже больно; это больно и одновременно так хорошо, что <i>боже, пожалуйста, не останавливайся</i>.

Найл цепляется за плечи Луи, его бёдра рывком начинают тереться о Луи, и его член, запертый в ловушке его джинсов, невыносимо болит. Ему приходиться свести ноги, потому что он чувствует, что его колени превращаются в желе, а голова кружится, и дыхание превращается в сильные, отчаянные вздохи. Луи кусает его нижнюю губу, пока она не начинает кровоточить, и он проводит по ней своим мягким языком и почти трахает рот Найла. Они оба издают еле слышные звуки поверх влажных звуков поцелуя, небольшие прерванные стоны, будто никто из них не может держать в тишине то, насколько это хорошо. И это, действительно <i>очень</i> хорошо.

- Блять, - неожиданно говорит Луи, отстраняясь прочь. Он поднимает свою руку и сильно кусает за внутреннюю часть запястья, его лицо сморщилось, щёки горят, плечи тяжело вздымаются.

Найл не думает, что он был твёрже когда-либо в своей жизни, и он не может представить, что сейчас должен чувствовать Луи; но Луи как-то с дрожью втягивает воздух, затем ещё раз и до тех пор пока он не становится способен убрать свою руку. Он трёт руками свои щёки, будто пытаясь стереть этот румянец и затем проводит пальцами по волосам, поднимая чёлку на место.
<tab>Это чересчур интимно наблюдать, как он собирает себя по частям и, когда он поворачивается лицом к Найлу, он выглядит хорошо, практически спокойным, и Найл чувствует себя ещё более вышедшим из-под контроля.

- Ты можешь подрочить себе, - говорит Луи, и его тон выражает абсолютную незаинтересованность, даже несмотря на то, что его голос такой хриплый, каким Найл его никогда не слышал. - А я буду смотреть.
- Что? - такое чувство, что внутренности его черепа были заменены чем-то неподвижным.
- Быстро, - шипит Луи, - Тебе надо разрядиться. Сейчас же. Вытаскивай свой член.
- О, боже, - Найл расстёгивает пуговицу на своих джинсах и даже не возиться с замком, просто спускает всё вниз так, чтобы его член свободно оказался в руке. Он почти сгибается пополам от первого прикосновения, потому что, <i>чёрт возьми</i>, он как никогда близок, но и ещё потому что это чертовски странно касаться себя, когда каждая клеточка его тела твердит <i>Луи, Луи, Луи</i>.
- Я и забыл, что ты левша, - говорит Луи и это звучит сдавленно. - Давай быстрее. Блять, это странно. Чёрт, - на этот раз он кусает свой палец, и направляет его в щёку, оттягивая кожу. Он выглядит немного задумчиво с остальной частью руки, подпирающей подбородок, но он также выглядит будто сердится.

Найл тяжело дышит и делает сильные рывки по своему члену и затем, когда Луи подначивает его "Давай же, сделай это", он не выдерживает. Он кончает так сильно, что чуть ли не падает на пол, колени подгибаются и он пытается удержать баланс. Несколько капель спермы попадают на его штаны и остальные, вероятно, на пол. Он мог бы накричать на него, после всего этого, но, к счастью, Луи не заметил.

Найл вытирает свою руку о джинсы (которые всё равно придётся стирать), и прячет всё обратно в трусы. Он чувствует себя голым, стоя напротив Луи, даже несмотря на то, что он полностью одет. Голым в грязном смысле этого слова. В лучшем смысле.

- Хорошо, - говорит Луи и, наконец, вытаскивает свою руку изо рта и вытирает её об свои спортивные штаны, словно через зеркало повторяя за Найлом. На его штанах спереди виднеется пятно от смазки и Найлу хочется его слизать.
- Так, я просто. Продолжим, что было до этого.
- Что? - переспрашивает Луи. - О, верно. План. Да, я не знаю. Я не... Я больше не хочу говорить об этом.
Найл фыркает. Он чувствует насмешку, но это не его вина, тогда когда Луи просто кончит, его мозг проясниться.

- У меня есть план, - говорит Найл, - как заставить Зейна кончить.
- Или Гарри.
- Ох, Я не могу сделать это с Гарри. Он и так страдает.
- Я думал, ты хочешь помочь, - злится Луи.
- Я помогу, - говорит Найл, успокаивающе улыбаясь. Это не будет чем-то трудным, вывести из игры Зейна, если он случайно, во время движения упадёт в направление к члену Зейна или что-то подобное. Главное подобрать удачное время.
- Я собираюсь выиграть это, - говорит Луи. Он потирает ладонью свой живот, и затем расправляет плечи назад и потягивается в высоту. Его ноги немного раздвинуты. Найл не понимает, как он может выглядеть так уверенно, когда Найл чувствует себя словно он в трёх секундах до того, чтобы размазаться по полу. Всё в Луи выглядит умопомрачительно, за исключением трясущейся руки, которую он положил на основание шеи.
- Да, - соглашается Найл, но сейчас не так много вещей, которые бы сказал Луи, а Найл не смог бы согласиться.


* Пинта - единица измерения объёма, примерно 0,5 литра, чаще всего в пинтах измеряют пиво.

========== Part 3. Day 12 ==========
<i><b>День Двенадцатый</b></i>

Найл нашёл Зейна сидящим за столом, его подбородок лежал на его руках и он смотрел в окно, напротив него стояла пустая кружка от чая. Он выглядел спокойным, спрятанным в своем собственном пространстве, и это не то настроение, к которому Найл хорошо относился, но он любил видеть Зейна таким.

- Ты здесь уже давно, да? - спросил он. Возможно даже с обеда, который был уже час назад. Они все сидели рядом и Найл наблюдал, как Гарри ест банан, не отрывая взгляда от Зейна. Очевидно Луи подговорил его и на это тоже. Он не уверен, какую цель Луи дал Гарри, но Гарри только ещё сильнее краснел и в конечном счете ему пришлось отшатнуться от стола, в тот момент, когда Зейн стал поправлять свои волосы в отражении в окне автобуса.

- Просто немного задумался, - сказал Зейн.
- О чём?
- Я не уверен, если честно, - ответил он и Найл засмеялся, садясь на скамейку рядом.
- Всё ещё держишься сильным?
Зейн кивнул, слегка улыбаясь одним уголком рта.
- Я не представляю, как ты это выдерживаешь, приятель. Ты до сих пор совсем не чувствуешь этого?
- Полагаю, нет, - отвечает Зейн таким томным голосом, что заставляет Найла захотеть лечь с ним где-нибудь, где темно и тихо.

Найл скользит рукой по груди, чтобы поправить вырез на майке и тщательно игнорирует импульс от соска, когда случайно задевает его ладонью.
- Луи очень доволен тобой, что ты вывел Лиама, - говорит он, когда Зейн не предлагает ничего другого.
Зейн прикусывает щёку, слегка улыбаясь, и с плавным взмахом ресниц опускает взгляд. Три года прошло и Найл до сих пор уверен, что он делает это дерьмо нарочно. Наверное.
- Я не хотел этого, - отвечает Зейн, - это была случайность.
- Ради твоего же блага, ты слишком горяч, - говорит Найл. Он делает голос немного грубым, потому что он уже понял, что это лучший способ говорить комплименты: играть в отстраненность, будто это просто парень.

Зейн улыбнулся, продолжая молчать. Он не двинулся, когда Найл приблизился к нему так, что их бёдра стали соприкасаться. Найл ещё поёрзал на своем месте, так, что он смог положить руку на заднюю часть шеи Зейна и пальцем поглаживать чуть ниже линии роста волос. Зейн немного наклонил голову, подставляя себя под прикосновения Найла.

- Хочешь выйти? - спрашивает Найл, прижимаясь лбом к щеке Зейна.
- Тебя Луи попросил сделать это?
- Нет, - правдиво отвечает Найл. Луи говорил ему отсосать у Зейна; он ничего не говорил о поцелуе.
- Так или иначе, меня это не беспокоит, - отвечает Зейн. - Он нуждается в любой помощи, которую только может получить.
- А ты нет?
- Вы все только взвинчиваете себя. Это не так сложно, как вам всем кажется.
- Сложно, - отвечает Найл, пихая Зейна в руку своим локтем.
- Я заметил, - мрачно говорит Зейн.
- Тебе, кстати, тоже, - говорит Найл, опуская подбородок Зейна по направлению к ширинке, где толстая линия его члена проявляется через джинсовую ткань. Найл не прочь сесть на него, но он знает, что лучше чтобы Зейн на это согласился сам. Зейн любит, чтобы за ним немного поухаживали.
- Это тут уже какое-то время, - признаёт он.
- Тогда могу я тебя поцеловать?
Зейн снова улыбается и смотрит на него из-под невозможных ресниц. Линия его челюсти грубо выделяется от трёхдневной щетины и Найл может почувствовать призрачное покалывание внутри своих джинсов, но это только принятие желаемого за действительное. Чёрт, Зейн мог быть взять его прямо сейчас и без подготовки. Но это не то... он просто хочет поцелуй, он был бы счастлив только от того, что получит поцелуй.

- Ты собираешься вывести меня?
- Спасибо, приятель, но я не настолько хорош. Никто ещё не кончал просто от того, что я его целую.
- Ладно, - говорит Зейн и затем прикасается кончиками пальцев к щеке.
Найл моргает и рот Зейна чуть-чуть изгибается, всего лишь намёк на движение, но Найл успевает захватить его. Он наклоняется и прижимается губами к щеке Зейна, прямо там, где были пальцы, быстро целует и тут же снова садится обратно.
Зейн кивает и затем теми же пальцами прикасается к другой щеке.

Найлу приходится перекрутиться, чтобы достать туда, потому что Зейн смотрит прямо перед собой. Он откинулся на спинку сидения и обогнул Зейна со спины для ещё одного быстрого поцелуя.

В это время Зейн вскидывает свою руку и оставляет её висящей в воздухе как раз тогда, когда Найл натыкается на нее и оставляет свой поцелуй на тыльной стороне ладони Зейна. Рука Зейна холодная и Найл поднимает голову чтобы прижаться к ней своей горящей щекой прежде чем снова отстраниться. Он действительно хотел бы упасть головой на колени Зейна, но вместо этого он откидывается на спинку сиденья.

- Ты можешь сказать Луи, что получил свой поцелуй, - говорит Зейн. Трудно выяснить что-то из его твёрдого тихого голоса, но его взгляд выглядит счастливым, так что Найл не думает, что разозлил его.
- Хорошо.

Зейн начинает подниматься со стула, но прежде чем встать, он дотягивается и проводит своим пальцем по нижней губе Найла, крохотная вспышка прежде чем это исчезает. За ней следует ещё более быстрый поцелуй, пойманный ртом Найла, но достаточно сильный, чтобы после, он мог почувствовать удивление скручивающиеся вниз по позвоночнику, хотя Зейн уже ушёл. Найл облизывает свои губы и пытается вернуть на место своё дыхание, которое украл Зейн.

Гарри приходит незадолго после этого. Он хватает со стола яблоко и садится неподалёку от Найла.
Найл наклоняется, помогая себе укусить яблоко. Это хорошее яблоко, поэтому после того, как он вонзает в него свои зубы начинает течь сок, спускаясь вниз по руке Гарри, и Найл, не теряя времени, тут же слизывает его. Гарри медленно моргает и Найл ободряюще теребит его за щеку.

- Ты только что обжимался с Зейном? Ты весь розовый, - спрашивает Гарри.
- Я пытался.
- Обниматься с Зейном классно, - мечтательно говорит Гарри и откусывает яблоко.
Найл знает? что Зейн и Гарри иногда ходят вместе снимать девушек, но он даже не подозревает, что они также иногда "снимают" друг друга. Если бы он знал, он бы, конечно же, потребовал, чтобы ему позволили посмотреть.
- Боюсь об заклад, да, - говорит Найл и снова облизывает руку Гарри, потому что по ней, просачиваясь между пальцев, стекает ещё больше сока.

- Я думаю, я тоже собираюсь сдаться, - говорит он. - Ты сделал правильный выбор.
- Не делай этого. Ты хорошо справляешься.

- Как выглядит оргазм? - задумчиво спрашивает Гарри. - Я даже не могу вспомнить.
- Это ужасно, как сильный насморк. Ты ничего не упускаешь, - усмехается Найл.
- Лжец, - он поднимает ноги и перекидывает их через бёдра Найла, так что теперь он полусидит на его коленях. Найл обхватывает рукой его колени, так что Гарри теперь не может шевелиться.
- Клянусь, - говорит он.
- Ага, - мурлычет Гарри.
Найл поглаживает его ноги, пока Гарри жуёт своё яблоко.

========== Part 3. Day 13 ==========
<i><b>День Тринадцатый</b></i>

- Мы должны прекратить это, - яростно прошипел Луи, когда отдёрнул занавеску на койке Найла.
- Что это? - спросил Найл и попытался прокашляться, чтобы прогнать сон из своего горла. И несмотря на то, что дневной свет освещал его лицо, по ощущениям он был полностью уверен, что ещё пиздец как рано.
- Это не может больше продолжаться.
- Иди сделай себе чашечку чая, - сказал Найл, ослабляя пальцы Луи, мёртвой хваткой вцепившиеся в край занавески, и прогоняя его для того, чтобы было место спрыгнуть с койки.

Луи не любит, когда кто-либо из них заставляет его делать чай, но он всё равно идёт, ставит чайник, и достает для них две кружки, в то время как Найл сонно садится за стол, умело игнорируя огромную выпуклость, выпирающую спереди пижамных штанов Луи. Ну, он не столько игнорирует её, сколько просто бросает короткие взгляды. Ему бы действительно хотелось, чтобы это глупое соревнование закончилось, потому что никто из них не даёт ему отсосать, и Найл уже слишком хочет этого на протяжение нескольких дней. Речь идёт как об упражнение на выносливость.

- Тебе снилось что-то хорошее? - спрашивает Найл, тогда как Луи опускает в чашки пакетики с чаем.
Луи останавливается, и затем смотрит на Найла с самым трагичным и недовольным лицом, которое Найл когда-либо видел. Особенно если учитывать, что Луи сейчас выглядит так, будто он готов задушить его ради этого.

- Вот, - говорит Луи, подставляя Найлу кружку от которой идёт пар. Он берёт свою собственную и пулей вылетает по направлению к задней гостиной, и так Найл следует за ним.

Кроме него, там уже был Зейн, он лежал напротив телевизора в чёрных плотных боксерах и белой футболке с растянутым воротом.
Найл подумал <i>вот чёрт</i> и стал наблюдать, как Луи постепенно становится фиолетовым.

- Это до нелепости смешно, - зло сказал Луи, когда Зейн медленно моргнул и стал просыпаться, потирая глаза и усаживаясь на диване. - Ты не можешь просто... у людей должна быть возможность... <i>Я пытаюсь тут выпить чай!</i>

Зейн прикрывается рукой и медленно встаёт.
- Он весь твой, приятель, - говорит он, рассеянно похлопывая Луи по плечу, когда проходит мимо него и направляется к койкам.

Найл морщится, но ущерб уже нанесён.
- Ты даже не беспокоишься, - кричит Луи, размахивая руками. Кружка оставлена на столик у телевизора.
- О чём бы? - спрашивает Зейн, потирая рукой плечо и с прищуром глядя на Луи.
- Ты серьёзно не беспокоишься, - повторяет Луи. - Как это возможно. Ты жульничаешь? Блять, ты... - он замолкает, закрывая рот и резко выдыхая через нос. Он, по-видимому, получил отпор только под тяжестью молчаливого взгляда Зейна, ну конечно. Найл морщится уже от того, что он может видеть его через всю комнату.

Зейн делает шаг вперёд, затем ещё один, вторгаясь в пространство Луи и затем сокращая всё остальное расстояние, пока он полностью не прижимается к нему. Рот Луи резко открывается, когда он закидывает голову назад, делая рывок к бёдрам Зейна. Зейн ставит одну ногу между его ног так, что они оба теперь плотно прижаты друг к другу, а руку Луи свободно болтаются. Ладонь Зейна прижимается к пояснице Луи и он начинает медленно поглаживать вверх и вниз и ох. Найл накрывает свой рот рукой, потому что он уже готов застонать, от того каким твёрдым он становится потому что просто <i>наблюдает</i> за ними. Он не знает, как у Луи получается просто <i>стоять</i> не шевелясь.

- Кто сказал, что мне всё равно, - говорит Зейн и затем пошло толкается вперёд, что заставляет Найла прикусить кончик языка. Он делает круг бёдрами ещё раз, медленно и грубо, и очень двусмысленно, и затем он отстраняется и уходит, оставляя Луи стоять по центру комнаты. Его голова резко опускается вперёд, будто кто-то разом обломал все подпорки.

- Всё в порядке, - быстро говорит Найл. Он протягивает руку, чтобы ободряюще взять Луи за плечо, но тот уже выбегает из комнаты.

Гарри проходит мимо их спальных мест, когда Луи пролетает мимо, и даже несмотря на злость, он останавливается и больно скручивает сосок Гарри и уходит прочь.

- Что произошло? - спрашивает Гарри, заходя внутрь и становясь позади Найла. - Кто-то ещё вышел? Всё закончилось? Я могу идти дрочить?
- Нет, - отвечает Найл, рассеянно, когда он смотрит на удаляющуюся спину Луи.

========== Part 4. Day 14 ==========
<i><b>День Четырнадцатый</b></i>

Гарри всегда считал, что он хороший человек, но сейчас он хотел бы заключить сделку с дьяволом, если бы только это дало ему несколько минут на уединение.

Конечно, это было бы классно, если бы кто-то выиграл у Луи - Зейн в особенности. Это было бы классно если бы Зейн обыграл Луи. Гарри больше не может в этом участвовать. Но Лиам продолжает давать ему эти невероятно глупые ободряющие речи, что так или иначе всё равно не может прогнать эрекцию Гарри.

Он не знает, что от него хочет дьявол, но он уже накричал на нескольких щенков, раздавил нескольких слизняков, укусил Лиама за руку и сказал засунуть ему её себе в задницу.

- Я просто напоминаю, - подытоживает Лиам, - думай о детях.
- Зейн выведет из игры Луи, - говорит Гарри, - я тебе не нужен.
- Это просто моя точка зрения, - отвечает Лиам. - Честно, Гарри, ты вообще меня слушаешь?
- Эмм.
- Ты должен быть уверен, что Зейн не победит. Он представляет собой угрозу и должен быть остановлен.
- Ты имеешь ввиду Луи?
- Зейн, - повторяет Лиам.
- Зейн просто очень много спит. Этим утром, Луи толкнул Найла ко мне на колени и накричал на него, чтобы тот начал сосать.

Это был момент, когда Гарри серьёзно подумал, что позволит ему это сделать, но позади них сидел Пол. Что на самом деле не было особо сдерживающим фактором для него, но Пол сказал, что если хоть кто-нибудь из них разденется перед ним снова, то он отправит такую фотографию их мамам. И он казался серьёзным, когда это говорил, поэтому Гарри неохотно пришлось сбросить Найла на пол. Потом он и Найл ещё некоторое время боролись друг с другом, до тех пор пока Гарри не начал поглаживать бедро Найла и Найл сказал: - Ничего такого, приятель. Тебе просто надо продержаться ещё немного подольше.
<tab>И Гарри хочет продержаться. Но он не понимает, что же такого ужасного он сделал всем этим людям, всё время пытающимся ему помочь.

Лиам скрестил руки на груди и сказал: - Зейн единственный кто вывел меня. Ты должен привести в действие мою месть.
- Ну конечно же, твой реванш.
- Мне нужно, чтобы ты вывел его для меня. Мне нужно, что ты опустил Зейна.
- Я просто должен быть честным, - говорит Гарри. - Я думаю, что тут больший шанс, что у меня вырастут крылья.
- До тех пор пока у тебя нет оргазмов, - сказал Лиам, утвердительно кивая.

Гарри издал соглашающийся звук и спокойно попятился назад. Всё в порядке. Это большое место встречи. Здесь должна быть куча мест, где бы он мог получить свои несколько уединённых минут.

Он нашёл Лу сидящей в коридоре, всего в нескольких метрах от того, что многообещающе выглядит как одиночный туалет.

- Слушай, - сказал Гарри, хватаясь за её плечо одной рукой, чтобы убедиться, что она смотрит на него, а не в телефон. - Мне просто надо, чтобы ты постояла тут три минуты и убедилась, что никто не войдёт, ладно?

Последний раз, когда он пытался запереть себя в туалете, Лиам позвал охрану здания чтобы они открыли дверь. Но Лу, вероятно, может отвлечь Лиама.

- Зачем это? - спросила она.
- Мне просто нужно уединиться на три минуты, пожалуйста можешь ты просто убедиться, что никто не войдёт? Даже две минуты. Мне просто нужно, буквально несколько минут уединения и затем, я больше никогда в жизни тебя ни о чём не попрошу.
- Я сильно в этом сомневаюсь, - сказал Лу. - Всего три дня назад ты заставил меня не спать всю ночь вместе с тобой и вырезать из твоих футболок банданы.
- Это было профессионально, - ответил Гарри. - Мне нужны они, чтобы носить на сцене. Это личная услуга.
- Вчера, ты украл у меня Люкс на несколько часов.
- Это называется посидеть с ребёнком!
- Это называется украсть ребёнка, ты чёртов ублюдок!
- Это не услуга, если всё остаются счастливы.
- Что насчёт прошлой недели, когда ты зашёл голым к моему мужу, когда он принимал горячую ванну?
- Как я и говорил, это не услуга, если...
- Да, да, - прервала его Лу.
- Так, ты посмотришь за дверью ради меня?
- Что на этот раз, Стайлс?
- Две минуты! Просто на две минуты!
- Это как-то относится к тому спору между вами?
- Нет.
- Ну конечно же, нет.
- Я просто сказал, что это не из-за пари, - сказал Гарри, как можно сильнее хмурясь. Лу закатила глаза.
- Ты хочешь запереться там, чтобы подрочить, ты похотливая сволочь!
- Ну, так ты посмотришь за дверью?
- Только через мой труп. Ты не проиграешь под моим присмотром.
- Что? Почему нет?
- У нас на кону 300 фунтов за это.
- Ты сделала ставку за меня?
- Да.
- Почему ты поставила на меня? Никто не делал ставки на меня.
- Если быть честной, я говорила Тому поставить деньги на Лиама, но он почувствовал себя плохо, когда увидел, что шансы 7 миллионов к 1 против этого.
- Там не было шансов.
- Были, - сказала Лу. - Я думаю Пол только помогал сделать их, но тогда все числа указывали на тебя. И затем Лиам вывел себя, так что после всего это нормально, не правда ли?
- Я дам тебе 300 фунтов только если ты просто посмотришь за дверью одну минуту.
- Это не то как устроено пари. Неудивительно, что ты потерял все деньги в Австралии.
- Лу-у, - заскулил Гарри.
- Нет, - сказала она. Она откинула его руку и направилась вперёд по коридору. - Давай же, соберись. Возвращайся к группе.

Гарри вздохнул и потащился следом за ней. Она вернула его обратно к Лиаму.

- Присматривай за этим лучше, папочка, - сказала она, толкая Гарри к нему.
- Гарри, - возмутился Лиам. - Мы же только говорили об этом.
Лу засмеялась и оставила их наедине.

- Разве ты не хочешь обыграть Зейна? - спросил Лиам.
- Будто у меня есть выбор? Но гораздо сильнее этого я хочу получить оргазм.
- Но оргазм это мимолетное ощущение, а победа - вечна.
- Я хочу получить больше чем один оргазм, - сказал Гарри, с таким взглядом, в котором он надеялся, что Лиам поймёт, каким идиотом он был. Кто заботится о принципиальной победе, когда может получить реальный оргазм?

Но возможно он не такой уж и идиот, потому что Лиам сказал: - Я сделаю тебе минет, если ты сделаешь Зейна.
- Что? - удивился Гарри. - Серьёзно?
- Да.
- На самом деле? Серьёзно-серьёзно?
- На самом деле, - повторил Лиам. - Серьёзно-серьёзно. О боже мой, это даже больше не вопрос. Да, я сделаю тебе минет.

Гарри восторженно хлопнул в ладоши. Он пытался получить минет от Лиама наверно ещё с тех пор, как увидел, что на лице Лиама есть рот.

<center>***</center>
И это было достаточной мотивацией для него, чтобы продержаться остаток дня. Прямо до того момента, когда Пол спросил: - Ты собираешься сегодня спать в автобусе?
- Я пойду в отель, - сказал Гарри, настолько повседневно, насколько мог. - Хочу поплавать.

Он действительно пошёл в бассейн, не смотря на то, что так поздно ночью они открыли его специально для него, и здесь было примерно полдюжины сотрудников отеля, которые наблюдали, как он выделывает медленные круги. Это ощущалось замечательно - быть в воле и к тому времени, когда он уже был готов вернуться в комнату, он наконец-то почувствовал себя спокойным. Он подумал, что он может продержаться, но как только он оказался в лифте, он понял: нет. Нет, он не может продержаться.
Он найдёт какой-нибудь другой способ, чтобы получить минет от Лиама.
Кроме того, когда он открыл дверь номера в отели, Зейн лежал на кровати.

- Привет, - сказал Гарри. - Ты в порядке?
- Да, а ты?
- Да, всё хорошо?
- Ага, - ответил Зейн, - за исключением того, что Луи выпер меня из автобуса.
- Что ты делал на этот раз?
- Пытался порисовать, - сказал Зейн. - Мне следовало быть осторожнее чтобы делать это публично, я полагаю.
- Очевидно, - усмехнулся Гарри. - Как невнимательно с твоей стороны.

Они обычно не спят в гостиницах, потому что это значительно увеличивает их шансы быть атакованными толпой и этого не стоит делать. За исключением тех случаев, когда кто-то из них хочет побыть один. Как например буквально сегодня делал Гарри. И Зейн, безусловно, сейчас один из самых нежелательных товарищей по группе для него.

Он вздыхает так тихо, как только может и затем начинает стягивать свои мокрые спортивные плавки. Он использует три из маленьких полотенец, чтобы высушить свои волосы до того, пока они не превратятся в пушистую копну, и затем, он хватает яблоко из вазы на верху мини-бара, и садится на кровать недалеко от Зейна.

- Ты будешь спать здесь?
- Нет, - говорит Зейн. - Просто хочу дать ему немного времени, чтобы остыть.
- Но ты можешь, - говорит Гарри, потому что он ничего не может поделать с собой. Даже несмотря на то, что оставшаяся часть его мозга кричит, чтобы он выгнал отсюда Зейна, но это же <i>Зейн</i> и Гарри не хочет быть грубым.
- Ты в порядке? - спрашивает Зейн, вытягивая ноги до того, пока он не сможет упереться ими в бедро Гарри.
- Да, нормально, а ты?
- Да, приятель, - отвечает Зейн.

Он шевелит пальцами ног возле края полотенца Гарри, которое обвёрнуто вокруг его талии. Гарри не одел ничего под полотенце. Махровая ткань движется над его эрекцией и он не уверен, заметил это Зейн или нет. Полотенце достаточно свободное, так что возможно это и не совсем очевидно. Хотя может и очевидно. Но это не было бы первым разом, когда Зейн видел бы Гарри со стояком.

- Слышал, у тебя здесь небольшие проблемы, - говорит Зейн, успокаивая пальцы ног. Его нога прижата к обнажённой коже бедра Гарри.
- Это был небольшой момент слабости, - отвечает Гарри. Он застенчиво улыбается и пожимает плечами. Когда он снова смотрит на Зейна, Зейн удивлённо поднимает бровь.
- Так, ты не хочешь выходить из игры?
- Нет. Я действительно не хочу выходить из игры. Я просто, наверное, перестану просить своих друзей, чтобы они позволили мне мастурбировать в общественных местах. Не совсем с таким наследием я надеюсь закончить этот тур.

Он двигается, и полотенце скользит против члена, с лёгким намёком на трение. Он действительно уходит от этого, и только если прикосновения ткани достаточно, чтобы заставить его чувствовать это снова, то это так. Всё действительно так. Он сгибает лодыжки, вытягивая пальцы и пытается стабилизировать дыхание, но затем делает ошибку, посмотрев на Зейна

- Если ты действительно хочешь выйти, - сказал Зейн, внимательно смотря на Гарри, - я не собираюсь тебя останавливать.

Гарри втянул воздух и затем ещё раз, его сердце забилось так сильно, что он чувствовал, как оно стучит в груди.

- Давай тогда, - сказал Зейн, - отбрось его. Устрой мне шоу.

Гарри трёт рукой по щекам и пытается стереть с лица пот, который проявляется у линии роста волос. Ничего не произошло, но всё его тело потяжелело от этой сентиментальной волны желания.

- У тебя была цель вывести Лиама, - медленно говорит Гарри.
- Хм? - рассеянно спрашивает Зейн. Он делает это намеренно. Он делает вид, как будто он на самом деле не слушал, но Гарри знает, что он слышит лучше, чем кто-либо.
- Это ловушка, - понял Гарри. Надо отдать должное тому, как медленно работает его мозг, пальцы Зейна были в сантиметрах от члена Гарри.
- Это не ловушка, если ты получишь то, что ты хочешь, - сказал Зейн. Он использует свою ногу для того, чтобы подцепить край полотенца и затем скользит ногой немного выше.

Гарри ещё держится. Пальцы Зейна прижимаются против его вытянутых бёдер. Фокус Гарри сужается до этой маленькой давящей точки. Он поднимает руку и хватается за щиколотку Зейна.

- Что насчёт того, чего хочешь ты? - спрашивает Гарри, обводя пальцем медленные круги вокруг его коленной чашечки.
Зейн поджимает пальцы. Вот почему Гарри любит постоянно ходить голым. Это так просто изучить обнажённую кожу.

- Гарри, - предупреждающе говорит Зейн, в то время как Гарри скользит своей рукой вверх по голому бедру Зейна до линии, где начинаются его шорты. До него легко добраться, в том плане, что ноги Зейна вытянуты почти на коленях Гарри. Он проскальзывает пальцами под кромку шорт и продолжает проталкивать руку вверх, плотно сжимая бедро, пока рука Зейна не останавливает Гарри, хватая за запястье.
- Перемирие, - говорит Зейн, но Гарри уже весь горит. Его конкурентоспособность теперь глубоко захоронена, но он всё ещё там. У Зейна была цель вывести Лиама. Он пытается отогнать прочь мысль о минете от Гарри. Он должен остановиться.
- Вместо этого ты хочешь мой рот? - спрашивает Гарри, наклоняясь вперёд и взбираясь по кровати. Полотенце уже в нескольких шагах от того, чтобы соскользнуть с его талии, но всё нормально. Это даже, возможно, будет работать лучше, если он будет голым.

Он опускает голову и прижимается лицом к эрекции Зейна, покрытой мягкой, плотной тканью его шорт. Он близко; он может чувствовать запах Зейна, и это заставляет его рот наполниться слюной.

- Я помню, как сильно ты любишь это, - говорит Гарри, открывая рот и опаляя член Зейна горячим дыханием.
Голова Зейна опускается к задней части шеи Гарри, и вот он, момент сомнения, когда Гарри не уверен, должен ли он оттолкнуть его или притянуть ближе.
Наконец Зейн запускает свои пальцы в волосы Гарри и оттягивает его. Он знает, что Гарри любит когда его так оттягивают за волосы. Сволочь.
- Перемирие, - снова говорит Зейн, а его пальцы всё ещё крепко держатся в волосах. Гарри кивает, даже несмотря на то, что это натягивает волосы сильнее и, в конце концов, Зейн отпускает его.

Гарри облизывает губы. Оказывается, единственное, что он любит больше, чем выигрывать - это секс. Он думал, что победа означает секс, но это далеко не так. Зейн прямо здесь, на кровати, и в последний раз они были вместе, у Гарри были синяки на бедрах ещё в течение нескольких дней.

Он снова дотягивается до Зейна и говорит: - Никогда не думай, что я хочу проиграть.
Зейн неуверенно смеётся.
- Зейн, - настаивает Гарри.
- Тогда ладно, - говорит он, потянув их обоих к изголовью кровати так, чтобы они могли проскользнуть под одеяло.

Да, Гарри поздравляет сам себя, но потом, Зейн прижимается к его спине позади него и обнимает.

- Эмм, - бормочет Гарри.
- У нас перемирие, давай спать.

Он оборачивает рукой по талии Гарри, и сгибает её так, чтобы держать Гарри за грудь. С рукой Зейна вокруг талии, прижимающей его, теперь Гарри мало что может сделать без того, чтобы оттолкнуть Зейна. Даже несмотря на то, что это не оргазм, это всё ещё ощущается действительно хорошо, когда Зейн так близко к нему. И почти достаточно для того, чтобы забыть, как сильно болит его член. Но всё же не совсем. Обещание о минете от Лиама всё ещё маячит на заднем плане его мыслей.

Он наблюдает за тем, как стрелка часов близится к восходу, в то время как Зейн прижимает его ближе к себе.

========== Part 4. Day 15 ==========
как и раньше, будут опечатки - исправьте <3

<i><b>День Пятнадцатый</b></i>

Луи нашёл его после шоу, в то время как Гарри всё ещё трясло от стремительного выступления.
- Попался, - сказал Луи, хватая Гарри за запястье и затаскивая его в пустую комнату.

Гарри следовал за ним, стаскивая с себя свою мокрую бандану и отбрасывая её на пол. Он потряс своими волосами перед лицом и почувствовал маленькие уколы пробегающие по низу его спины.

- У тебя много друзей, - говорит Луи, - много людей пытающихся помочь тебе выиграть.
- Найл на самом деле помогает выиграть тебе, - подмечает Гарри. Он всё ещё запыхавшийся, даже несмотря на то, что он чувствует себя так, словно мог бы пробежать ещё много километров. Адреналин - его любимый наркотик.

Луи улыбается, своей резкой, зубастой улыбкой, что заставляет Гарри попытаться набрать воздуха.
- Ты всё ещё хочешь выиграть? - спрашивает Луи. - Я не думаю, что ты сможешь. Я думаю, ты был бы рад сдаться.
- Вот, о чём я <i>говорил</i>, - отвечает Гарри. Он любит такие вещи, которые немного как испытание, но только те, в которых он хорош. В этом он не хорош. Ему лучше, когда его член больше <i>задействован</i>, а не полностью отсутствует.
- Тогда давай сделаем это, - радостно говорит Луи.

Гарри кивает и затем ловит себя: Лиам будет разочарован. Гарри останавливается. Он действительно хочет проиграть? Да. Но всё же?
Да.
А может?

- Ох, бога ради, - говорит Луи, после того как это занимает слишком много времени. Он нападает на Гарри и целует его, жёстко, больше даже с зубами, а не языком. И это так же хорошо, как и в воспоминаниях Гарри. Лиам знает, как трудно сказать Луи нет; он поймёт.

- Ты тоже? - выдыхает Гарри, закидывая голову назад, когда Луи толкает его к стене и прижимает их бёдра друг к другу.
- Нет, - говорит Луи, - просто сфокусируйся.

Он двигает бёдрами достаточно сильно, что Гарри слышит как в его ушах обрушивается океан.

- Ох, садист, - тихо говорит Гарри, потому что он не может найти воздуха, чтобы быть громче. Луи прекращает движения прежде, чем Гарри берёт всё на себя, прокатываясь по бёдрам Луи.

- Нравится это, правда? - спрашивает Луи. Он облизывает шею Гарри. Гарри должно быть солёный на вкус из-за пота и, блять.
- Да, пожалуйста, - говорит Гарри, чувствуя как скручивает кончики его пальцев от этого нездорового удовольствия, которое приходит так быстро. Он движется напротив Луи, покачиваясь к нему. Это было так давно, что он чувствует, как оргазм собирается по его телу, это раскалённое до бела перенапряжение, которое возникает во всём теле. Луи твёрдый и тёплый, и его рот такой резкий, а Гарри так близко, что его глаза почти закатываются внутрь головы.

- Ты собираешься проиграть, - говорит Луи. - Это стоит 10 тысяч фунтов, чтобы только потереться о мои бёдра?
- Д-да, - сдавленно выдыхает Гарри. Прямо сейчас это стоит всего, что у него есть на банковском счету, чтобы просто потереться о Луи.

- Блять, ты трясёшься, - говорит Луи. Его бёдра трутся, проезжаясь по направлению толчков Гарри напротив него, такие отчаянные рывки его бёдер, что он не может даже контролировать их. Луи снова движется вместе с ним, и это даже лучше, но это заставляет фрикции превратиться в волны, где Гарри просто ощущает постоянное давление от Луи напротив. Его ноги могут подогнуться в любой момент. Они бы уже подогнулись, если бы он не был пойман между Луи и стеной.

- Пожалуйста, - бормочет он, цепляясь за плечи Луи так, если бы это было возможно встать им ещё ближе, - пожалуйста, я хочу кончить, Луи, о боже.

Он делает ещё один маленький, дрожащий толчок по направлению к Луи, прежде чем Луи чувствует напряжение, сжимая бёдра Гарри так сильно, что это даже больно. Этот затянувшийся момент, когда Луи яростно трётся, прежде чем внезапно остановиться и затем отойти назад, что значит, нет, это не то чего хотел Гарри. Он был смущён, потому что это была новая боль, но он всё ещё хотел кончить, даже с пальцами Луи сжимающими его бедро так сильно, что может остаться синяк. Теперь он <i>ушёл</i> и, "Нет" говорит Гарри, потянувшись за ним.

- Блять, - говорит Луи. Его ладонь прижата к ширинке его джинсов, и он надолго опускает голову, прежде чем наконец поднять своё лицо.
- Ты только что кончил? - спрашивает Гарри даже несмотря на то, что это очевидно по разливающемуся красному на щеках Луи, и медленно темнеющему пятну на передней части брюк.

Луи кивает, его рот всё ещё широко открыт от затруднённого дыхания.

- Ладно, - говорит Гарри. - Всё нормально. Дерьмо. Я должен... - он прижимает свою руку вниз на свои джинсы.

Ему нужно всего лишь лишние десять секунд и затем он тоже кончит, но внезапно раздаётся стук в дверь. Гарри это не волнует, но Луи пугается, и затем Лиам врывается и кричит: - Гарри, нет!

Найл внимательно следит за ними, затем Зейн.
Этого не могло произойти.

- Что только что произошло? - спрашивает Лиам, пристально смотря то на одного, то на другого. - Луи, ты снова надоедал Гарри?
- Я думаю, что тут надоедали Луи, - говорит Зейн, кивая на мокрое пятно спереди джинсов Лу.

- Гарри, - лучезарно говорит Лиам. - Хорошая работа!
- Да, конечно, - отвечает Гарри. - Теперь, не мог бы я получить пару минут для себя, чтобы отпраздновать свою победу? Пару минут для себя, только с Лиамом в комнате, пожалуйста.
- Нет, до тех пор пока ты не выведешь Зейна, - восторженно говорит Лиам. - Ты почти у цели, приятель.
- Нет, - испуганно отвечает Гарри. - Я же вывел Луи.
- Зейн, - Лиам упоминает его.
- Я уже здесь, - мягко отвечает тот.
- Ты знаешь, что ты сделал, - говорит Лиам с небольшим блеском в глазах. Он держит эту ситуацию примерно 4 секунды, но смягчается, когда Зейн наклоняет голову и делает хмурое лицо.

- Вы теперь так близко, - говорит Найл, ободряюще. Он просовывает свою руку в руку Гарри, когда замечает, что Гарри снова тянется к своему члену. Гарри не собирался, это просто само собой. Но он действительно хочет потрогать свой член.

- Ну же, - говорит Лиам и хватает другую руку Гарри. - Давай вернём тебя в автобус.
- Подождите, - Гарри пытается отбросить их руки.
- Пошли-пошли, - говорит Лиам. Кто-то должен остановить его от походов в спортзал, потому что это будто пытаться вырваться из стали. Даже хватка Найла больше чем то, из чего Гарри может освободиться.

- Пожалуйста, - вопит Гарри, когда они тащат его по коридору, достаточно сильно сжимая его за руки, что ему приходиться тащиться за ними. - Я просто хочу выйти из игры. Просто позвольте мне проиграть.

========== Part 5. Day 16 ==========
<i><b>День Шестнадцатый</b></i>

Игра не могла разворачиваться лучше, если бы Зейн планировал это самостоятельно. Луи был его единственным джокером, потому что он порочный <i>(прим. здесь близко к значению злой, безжалостный)</i>, когда он думает, что кто-то пытается вытянуть что-то на нём, и это практически невозможно заставить его делать что-то, чего он не хочет. Зейн никогда бы не подумал, что он будет просить об этом до тех пор, пока он не уступил, но Гарри умный парень.

Гарри умный парень, но он не порочный и он простит практически любую неосторожность, если она будет подразумевать собой, что его будут соблазнять. Но ему даже не нужно прощение - первый раз они переспали, когда Зейн оттащил Гарри от пташки, с которой тот был. Она хотела взять своего очень пьяного друга домой, и хоть в конце концов Зейну не пришлось везти её в отель, Гарри был все ещё голый.

И затем он уже сосёт член Зейна.

Зейн знал, что он может вывести Гарри, но не был уверен, как управлять Лиамом, которому надо бы прекратить думать о своей мести, словно он супергерой из кино, и Найл, который, по-видимому, помогает Гарри просто от всего своего чистого сердца. Каждый раз он пытается оставить Гарри одного, и Лиам тут как тут, врывается с хмурым видом, и Найл встревает между ними двумя.

Очевидное решение это просто привлечь сюда Найла, но он не уверен, что делать с Лиамом. Который прямо сейчас стоял перед Зейном, сложив руки на груди и многозначительно смотрел на него.

Зейн вздыхает и ослабляет хватку на плотной части бедра Гарри. Он уже был в трёх минутах от того, чтобы выставить это всё, как случайное ощупывание (и ещё в тридцати секундах сверх этого, чтобы вывести Гарри, и он бы корчился и задыхался от любых указаний).

- Просто смотрим фильм, - говорит Зейн поднимая обе руки в воздух, как будто ни в чём не виновен.

- Давайте найдём немного места между вами двумя, - отвечает Лиам. Он упорно стоит на своём до тех пор пока Зейн не психует и отодвигается на пару шагов в сторону.

Зейн стискивает зубы и смотрит через плечо Лиама. Хитрость его действительно хорошего удушающего взгляда в том, чтобы концентрировать внимание на точке позади объекта.

Всё принимает хороший оборот, и в итоге Лиам краснеет и вылетает из комнаты, на ходу крича: - Я отправлю Найла контролировать вас.

Найл приходит несколькими минутами позже. Он прыгает на место между Зейном и Гарри, и размещает ноги так, чтобы зацепиться за одно бедро Зейна и одно Гарри.

- Ну и как ваши дела? - спрашивает Найл, используя обе руки для того, чтобы погладить их одновременно по животу.

- Найл, - болезненно говорит Гарри, опуская голову на плечо к Найлу.

- Будь сильным, Хаз, - кричит Лиам из начала автобуса.

- Я тоже в порядке, - оскорблённо отвечает Зейн.

- Мы знаем, что ты в порядке, - говорит Лиам, подбегая обратно к ним и высовывая голову в дверной проём. - Если быть честным, я немного удивлён на счёт этого.

- Ты хочешь потрогать мой член? - спрашивает Зейн, жестом показывая на свою ширинку. - Ты ведёшь себя как придурок и он всё ещё твёрдый. Я блять не жульничаю.

- Я бы потрогал, - Найл вызвался, как доброволец.

- Гарри должен потрогать, - сказал Лиам, сцепляя руки в замок перед собой.

- Нет, Зейн должен потрогать член Гарри, - сказал Луи, который внезапно появился в дверном проёме позади Лиама. Он указал на Гарри и одними губами сказал: "Опускайся вниз".

- Эмм, - только и ответил Гарри.

- Никто не будет трогать ничей член, - решил Зейн. Он встал, мило улыбнулся Найлу, пошлая улыбка была для Гарри и невинная направилась Лиаму и Луи, когда он прошёл мимо них.

Этот конкурс был бы проще, если бы он не притворялся будто он в нём не участвует и не пытается выиграть. Зейн хотел выиграть и он не хотел чтобы кто-нибудь знал, что он пытается. Он также не хотел, чтобы кто-нибудь знал, каким невозможным ему это кажется - и ещё труднее потому, что именно по этой причине у него возникали проблемы.

Это бы выматывало, если бы не постоянные глупые промахи, что уже стали лучшими друзьями Зейна. Каждый оставшийся в группе был худшим. Он ненавидит их и их ошибки; но он так же и любит эти самые ошибки, потому что это единственная вещь в мире, которая понимает его страдания.

========== Part 5. Day 17 ==========
<center>***</center>
<i><b>День Семнадцатый</b></i>

Поначалу, Зейн часто думал о том, чтобы сдаться. Не о том, чтобы просто сдаться, как это сделал Найл, и как Гарри продолжает пытаться сделать, он так или иначе был не в состояние это сделать. Он ничего не говорил, и чем дольше ничего не говорил, тем больше все остальные думали, что он может это сделать. И так или иначе дни продолжали идти и он продолжал не проигрывать, так что очевидно, в этом что-то было.

Однако он бы не возражал, если бы дни проходили немного медленнее. Особенно по ночам, когда его член не думает о том, что он должен пойти спать, и он игнорирует это всю ночь. Он уже проигнорировал его весь день и его член не согласен, что это справедливо.

Где-то должна быть точка во времени, когда Зейн не должен вести переговоры со своим членом, но сейчас не это время. Он выбирается из своей койки и направляется в сторону задней гостиной.

Вокруг тихо и во всём автобусе выключен свет, так что он не ожидает найти здесь кого-нибудь.

И на самом деле Луи и Найл не планировали, чтобы кто-то их нашёл так, со спущенными до щиколоток штанами Луи и Найлом, сидящим на коленях между его ног. Зейн мог только видеть его затылок, но это было очевидно, что он делал.

Они ещё не заметили его, и он прислонился к двери. Глаза Луи открылись, и он уставился вниз на Найла, запуская одну руку ему в волосы, а другой рукой опираясь на диванную подушку. Он держался за диван сильнее, чем вцеплялся в волосы Найла, что казалось милым, за исключением тех ужасных звуков, которые издавал Найл.

Это обычные мокрые сосущие звуки, только грубее. Они действительно чертовски пошлые, особенно когда Найл немного задыхается. Он давится, но звук заглушает член Луи, и это заставляет его звучать хлюпающим. Члену Зейна серьёзно нравится этот шум, но член Зейна также хочет возмездия за все его страдания и ему действительно нельзя доверять.

- Ты делаешь ему больно, - выпаливает Зейн, после того как Найл берёт немного глубже, и должен отстраниться с поистине ужасным рвотным рефлексом.

Глаза Луи расширяются, и наконец-то он замечает Зейна облокотившегося на дверной проём, и Найл разворачивает голову, но всё так же остаётся на коленях.

- Я просто... слышал, - говорит Зейн. - Я был, - он прикрывает глаза рукой и старается не выглядеть так, будто он смотрел на опухший, влажный, открытый рот Найла, - просто был здесь, но потом я услышал.

Член Луи светится красным и напряженно держится напротив его живота. Теперь Зейн может это видеть, когда он не во рту у Найла. Луи не делает никаких движений, чтобы прикрыться, когда смотрит прямо на Зейна.

- У меня ужасный рвотный рефлекс, - говорит Найл. - Всё в порядке, мне всё равно это нравится.

- О, - отвечает Зейн и неловко трёт заднюю часть своей шеи. - Тогда продолжайте.

- Ты собираешься стоять и смотреть? - спрашивает Луи. Его голос хриплый, но это может быть просто из-за того, что его член твёрдый.

- Ты хочешь, чтобы я сделал и тебе? - спрашивает Найл.

Луи слегка ударяет его по голове.

- После того, как закончу с тобой, конечно же, - исправляется Найл.

- Мы хотим вывести Гарри, помнишь? - говорит Луи. - Зейн должен вывести Гарри.

- Так ты можешь сделать это Гарри.

- Я уже это пытался, - мрачно говорит Луи.

Найл успокаивающе поглаживает его бёдра и потом отвлечённо поглаживает его член, который быстро заставляет его открытый рот снова обернуться вокруг члена Луи.

У него действительно ужаснейший рвотный рефлекс.

Член Зейна - грязный предатель, потому что находит это очень горячим. Как только они снова будут взаимодействовать, он собирается разобраться с ним.

Или позволить Найлу с этим разобраться.

Зейн смотрит ещё одну долгую минуту. Теперь Луи знает, что он здесь, но он продолжает смотреть туда и сюда, то на Зейна, то на Найла. Его рука сейчас сильнее сжимает волосы Найла. Возможно он... это выглядит так, словно он собирается кончить. У Зейна перехватывает дыхание, но он не доверяет себе в том, что может произойти после, так что он вынуждает себя уйти.

Это худшая часть всего этого. Ну, конечно же, отсутствие оргазмов худшая часть, но другая худшая часть, это постоянно скрываться от всех остальных. Он может держаться некоторое время на концерте, но он знает, что если он останется с кем-нибудь из них слишком долго, то будет полностью очевидно, как сильно он их хочет.

И признать это - первый шаг к проигрышу, так что вместо этого он просто забирается обратно в свою койку, где он один, вместе со своим разозлённым членом.

<center>***</center>
Это заняло у него много времени, чтобы снова уснуть и это снова повторилось в дневное время. Все остальные уже проснулись, когда Зейн только встал и решил сделать себе чашечку чая. Гарри сидел за столом и был одет только в серые трусы, которые никак не могли скрыть толстую линию его члена. Он даже не знал, что существуют такие трусы, через которые всё видно насквозь.

- Ты в порядке? - спросил Зейн. Его голос был грубым после сна, и он не делал ничего, чтобы как то это скрыть.

- Пол сказал, что я не могу ходить голым перед всеми.

- И ты конечно же повинуешься слову закона, - говорит Зейн. Он чувствует, что что-то скопилось в уголке его глаз и поднимает рубашку, чтобы вытереть это.

Когда он опускает её вниз, то Гарри пялится на него.

- Лиам сказал, что он сделает мне минет, если я выиграю, так что я ничего не пытаюсь сделать, - предупреждающе говорит Гарри.

- Да я бы никогда, - говорит Зейн. Он опускает свою руку на край стола перед ним и выгибает плечо под таким углом, под которым он знает, что его ключицы будут очень выгодно смотреться. А в последние время, он стал носить футболки с широким горлом. Просто на всякий случай.

Гарри поджимает губы и затем разворачивается своими бёдрами на стуле и выпрямляет ноги пред собой. Как будто он бесконечный участок обнаженной кожи, прерываемый только мягким серым куском хлопка, обтянутым вокруг его члена.

Зейн искривляет рот и щурится, присматриваясь в точку позади плеч Гарри.

- Это первая вещь поутру, - Луи влетает в комнату, как шторм. - Человек должен быть в состоянии выпить свой чай. Мы же просто люди.

- Возьми мой, - говорит Зейн, толкая кружку через стол по направлению к Луи, и затем уходит прочь. Он двигается медленно и тянется подушечками пальцев так, чтобы пройтись по обнаженной коже бедра Гарри, когда он уходит.

Гарри скулит.

Зейну удаётся сохранить эту же натянутую улыбку на лице, во время всей прогулки по автобусу (которая сужается, потому что Лиам внезапно краснеет, когда Зейн проскальзывает позади него) и затем он заходит в ванную, запирает дверь, открывает на полную мощь кран с холодной водой, и пихает своё лицо под струю воды.

Это не считается, если никто не видит.

<center>***</center>

Зейн отправляется в отель, как только они заканчивают концерт. Ему нравится автобус, но сегодня ему необходимо сильное давление воды и телевизор только для себя, больше чем успокоение от близких людей.

Он моется в душе около получаса, до тех пор, пока он не становится розовым и распаренным, и затем натягивает мягкие спортивные штаны и растянутую футболку, которые возможно первоначально принадлежали чемодану Луи. Пуховое одеяло раздражает шуршащей тканью, так что он откидывает его из кровати, и затем укладывается с книгой, шум телевизора мягко играет на заднем фоне. Если бы он вернулся в свой собственный дом, это был бы идеальный вечер.

Если бы он вернулся в свой собственный дом и получил три оргазма, это был бы ещё более прекрасный вечер. Однажды, когда ему было пятнадцать, он потратил весь свой день на дрочку, чтобы посмотреть, сколько раз он сможет кончить. Он дошёл до четырёх раз, прежде чем трение стало чем-то невыносимым. Сейчас он, возможно, мог бы побить этот рекорд.

Он трёт своими ногами по простыне и пытается перестать думать о своём члене. Он думает о своём члене и вспоминает, что не должен о нём думать в тот момент, когда уже о нём думает...

Его мозг должен работать лучше, чем сейчас, он в этом абсолютно уверен.

Он только собирается повернуться к телевизору, когда раздаётся громкий стук в дверь.

Зейн смотрит в глазок, но там только ноздря Луи, прислонённая к стеклу.

- Мы пришли с планом, - говорит Луи, когда Зейн открывает дверь, проталкиваясь позади него. Лиам и Найл идут следом, и Гарри зажат в сандвич между ними.

Зейн ждёт в центре комнаты отеля, пока остальные парни окружают его полукругом.

- Гарри нарывается на то, чтобы быть арестованным за непристойное поведение на публике, так что поиграли и хватит. Вы двое должны решить, кто кого выведет быстрее.

Зейн не уверен в том, что должен сказать, так что он наклоняет голову в сторону и прищуривается, глядя на Луи.

- Это было бы честно. Тот, кто кончит первым, тот и проиграет.

- И вы ребята здесь для...? - спрашивает Зейн.

Луи переводит взгляды туда и обратно с Найла на Лиама, прежде чем пожать плечами.

- Чтобы рассудить победителя, - говорит Луи.

- Убедиться, чтобы каждый из вас играл честно, - предлагает Лиам.

- Просто посмотреть, - говорит Найл.

- Теперь приступайте, - говорит Луи, толкая Гарри на Зейна.

- Ты действительно хочешь сделать это? - спрашивает Зейн, когда Гарри подходит достаточно близко.

Он ожидал, что Гарри сделает одно из своих уклончивых пожатий плечами, как обычно он отмахивается от всего, но вместо этого он прошипел "Да" настолько напряженно, что Зейн сделал полшага назад, прежде чем поймал себя.

- Да? - повторил Зейн.

- Я умираю, - говорит Гарри, уже стягивая свою рубашку через голову. - Я, возможно, уже умер и это ад. Снимай свои штаны.

- Или я могу просто... - Зейн помог Гарри стянуть его джинсы до конца. Его член тут же качнулся вверх, глубоко красный и уже влажный на головке, когда Зейн обхватил его своей рукой.

- О, боже, - простонал Гарри, сгибаясь и издавая сломанный, гортанный звук, который Зейн никогда прежде не слышал.

Он тяжело задышал и затем сделал героическую попытку собраться, протягивая свою дрожащую руку. Он пытается проскользнуть своими пальцами в штаны Зейна, но Зейн легко перехватывает его руку и крепче сжимает свою хватку на члене Гарри.

Член Гарри подпрыгивает, когда он начинает толкаться в кулак Зейна в противовес длинных, скручивающих рывков, которые делал Зейн. Он достаточно влажный для того, чтобы Зейну не пришлось плевать себе на руку для смазки, он просто размазывает естественные выделения по всей длине ствола Гарри. Его большой палец скользит по щели на головке при каждом движение вверх.

Гарри издаёт сдавленный звук и сгибается вперёд, но Зейн ловит его своей свободной рукой, в то время как Гарри начинает кончать, заикаясь посреди раздавленного звука, который, возможно, должен был звучать как слово, но теперь был похож на рыдание. Зейн держал свою руку плотно на члене Гарри, выжимая из него остатки оргазма. Он мог почувствовать, как всё тело Гарри тяжелеет с каждым импульсом, достаточно сильным, что Зейн почти начинает беспокоиться за него. Он ужесточается хватку на плече Гарри и подпирает его собой, чтобы поддержать вес Гарри, пока сам Гарри падает вперёд.

- Господи, боже мой, - услышал Зейн откуда-то позади, и верно. Они не одни.

- Гарри, - проворчал Луи, достаточно заметным скрипучим голосом. - Ты даже не попытался.

- Я говорил тебе, что я хочу сдаться, - сказал Гарри, всё ещё дергаясь от, кажется, бесконечных отголосков оргазма.

- Чёрт побери, Зейн, - проговорил Лиам, затаив дыхание.

Зейн всё ещё держит Гарри, который выглядит бескостным, но медленно приближается достаточно близко, чтобы уткнуться в Зейна, и открытым ртом оставить у него на шее поцелуй. Зейн резко вздрагивает, при первом поддразнивание кончиком языка, и сжимает зубы, когда Гарри нежно посасывает место чуть ниже его уха. Сперма Гарри всё ещё липнет к его руке, но сейчас ему наплевать на это, и он отчаянно хватается за спину Гарри, пытаясь подтянуть его ближе. Он закрывает глаза.

- Зейн победил, - он услышал, как сказал Луи.

- И я полагаю, это было честно, - добавил Лиам.

Зейн запаниковал потому, что если это означает, что они собираются сейчас уйти? Что если они все сейчас уйдут? Он действительно не знает, что бы он сделал с собой, если бы они оставили его. Возможно, начал бы их умолять, что сейчас казалось вполне разумным действием, но на завтра это было бы немного неловко.

Но потом Найл, спасибо Богу за Найла, сказал, "Блять наконец-то" и помчался через комнату.

Найл подходит и Зейн слепо оборачивается к нему, с благодарностью постанывая, когда Найл сцепляет их рты вместе. Он целуется так, будто это единственная вещь, которую он когда-либо хотел, и голова Зейна начинает кружиться от этого.

Его колени подгибаются, и он открывает глаза, чтобы не дать себе упасть. Луи сейчас стоит сразу позади Найла, и Лиам придвигается немного ближе по направлению слева до тех пор, пока не встаёт прямо рядом с Зейном с другой стороны, и затем все они прижимаются друг к другу, так много рук, что Зейн не может даже проследить, кто гладит заднюю часть его шеи, а кто тянет вниз его спортивные штаны.

У Зейна прежде был секс втроём и больше. Сначала это было просто потому, что он мог, но сейчас, это чувство, когда тебя трогают так много рук, и ты окружен теплом такого количества других тел. Это лучшее ощущение в мире.

- Это всё происходит на самом деле? - спрашивает Зейн. У него мурашки по коже даже в тех местах, где его не касаются и он уже слишком чувствительный и ошеломлённый от происходящего.

- Да, малыш, - отвечает Луи. - Ты сдерживался слишком долгое время.

- Да, - эхом повторяет Зейн, только его голос ломается на полуслове.

Луи улыбается так мило и поднимается на цыпочки, чтобы просунуть своё лицо ближе, настолько насколько это возможно, чтобы вклиниться между ним и Найлом.

Зейн наклоняется вперёд, чтобы достать поцелуй Луи, они двое встречаются над плечом Найла. И затем Найл опускается на колени и этого достаточно, чтобы Зейну было проще достать рот Луи. Гарри делает то же самое и неожиданно две пары рук вытаскивают его член из штанов и у Зейна наворачиваются слёзы от того, как это хорошо, когда тебя наконец-то трогают.

Гарри облизывает головку члена Зейна, которая тут же входит в рот Найла, а он скользит своим языком по всей длине. Они дразнятся, оба безошибочно обсасывают член, так что Зейна нельзя обвинять за эти безнадёжные звуки, которые он издаёт. Он не может перестать трястись.

- Всё в порядке, - шепчет Лиам ему на ухо, и Зейн поворачивается к нему, оставляя Луи, опускаясь вниз, покусывать другую сторону шеи Зейна.

- Прости, что вывел тебя, - мямлит Зейн и затем стонет, когда Луи использует на нём свои зубы.

Лиам говорит: "Ты мог это сделать для меня", и затем совмещает их рты вместе, целуя его сразу глубоко, с языком и зубами, и полностью высасывая его и боже. Зейн не смог бы сейчас стоять, если бы сильная рука Лиама не обернула его по спине, и надежный захват от Луи не удерживал его за другое бедро.

- Вы созданы друг для друга, - говорит Луи так, что это звучит как утверждение, когда он смотрит вниз на Найла и Гарри, отчаянно целующихся вокруг головки члена Зейна. Он дотягивается до волос Гарри, хватает их в руку и скручивает до тех пор, пока Гарри не издает низкий, хриплый звук и отстраняется от Найла так, что он может скользить ртом вниз по члену Зейна должным образом.

Зейн пытается оторваться от поцелуя с Лиамом, чтобы посмотреть, но он вынужден закрыть глаза, когда Гарри отстраняется и позволяет Найлу занять его место. Влажные, хлюпающие звуки даже громче, когда они все сосредоточены вокруг его члена.

- О, боже, - говорит Зейн, покачиваясь достаточно для того, чтобы Лиам ужесточил свою хватку, прежде чем все они окажутся на полу.

- Это всё, что ты хотел? - спрашивает Луи, царапая пальцами по макушке Найла.

Найл гудит и мычит, пока снова не задыхается. Зейн чувствует, что он сам готов задохнуться от того, как трудно дышать, всё его тело напряжено настолько сильно, что это занимает каждую унцию силы его мозга только, чтобы оставаться в вертикальном положении.

Найл отстраняется, чтобы вздохнуть и Гарри занимает его место. Он широко открывает рот и берёт у Зейна почти на всю длину вниз и это так хорошо, что глаза Зейна начинают немного слезиться. Это хорошо и этого слишком много, слишком много, чтобы иметь это всё после бесконечного ничего. Зейн толкается по направлению к невероятному давлению от Гарри, сглатывающему рядом с обхваченной головкой его члена и вот оно, вот это, он готов.

Он бы предупредил его, но всё темнеет и погружается в тишину, пока он кончает. На всё его тело обрушивается облегчение и это хорошо, так хорошо, что он не знает, способен ли принять это, и когда он моргает и его глаза снова открываются, он садится на пол, и Найл слизывает его сперму со щеки Гарри.

- Грязно, - говорит Луи, усаживаясь рядом с Зейном на пол.

Все конечности Зейна тяжелеют, как от пройденного расстояния в тысячу миль и его голова заполнена комками ваты.

Ноги Лиама под бёдрами Зейна, так что Зейн должен был утащить его за собой, но Лиам не выглядит обеспокоенным, наклоняясь для ещё одного поцелуя, когда Зейн оборачивается лицом к нему. Это проще, когда они целуются; тело Зейна снова начинает чувствовать себя реальным, пока он обсасывает язык Лиама.

Он целует Лиама и потом Луи, и Гарри, у которого снова начинает вставать, и кто единственный из всех полностью раздет. Найл бросается на Зейна, когда приходит его очередь и это вынуждает Зейна распластаться обратно на полу, что само по себе мило, потому что это означает, что Найл может забраться на него сверху и обниматься всем телом, что заканчивается тем, как он пытается тереться о бедро Зейна.

На заднем плане Зейн может услышать, как Гарри вздыхает и говорит: "Я думал, это будет, только если я выиграю", и затем Лиам бормочет что-то, что Зейн не может разобрать из-за громкого стона Гарри.

Он отстраняется от достаточно долгого поцелуя и смотрит через плечо Найлу, где видит Лиама, который сосёт член Гарри, в то время как Гарри изгибается дугой на полу, толкаясь вверх такими необходимыми ему небольшими рывками бёдер.

Это горячо и Зейн вздыхает и затем наклоняется к Найлу для ещё одного поцелуя.

- Это бы работало лучше, если бы ты снял свои джинсы, - говорит Луи.

Найл ворчит, но позволяет себе отойти от Зейна, чтобы Луи стащил его штаны вместе с трусами.

- Ты тоже, - говорит Зейн, и затем они с Найлом увлечённо наблюдают, как перед ними раздевается Луи.

Его загар смотрится ещё темнее на фоне бледной кожи Найла и Зейн прикасается к ним обоим там, где только может дотянуться, пока они располагаются поверх него, глубоко целуя друг друга. Они целуют друг друга, а потом каждый целуют его, и затем снова друг друга, и так до тех пор, пока у Зейна снова встаёт, и его губы начинают болеть, но он ещё тянется для поцелуя всякий раз, когда один из их ртов остается свободным. Он тратил так много времени, чтобы выглядеть так, будто он никого не хочет, но он хотел. Он хотел их всех, постоянно.

Луи целует его, когда Найл внезапно выдает: "Ох, трахни меня" и они разрывают поцелуй, чтобы посмотреть на него.

Зейн не осознаёт, что Найл на самом деле попросил этого до тех пор, пока он не видит выражение лица Луи и Найл говорит: "Луи, пожалуйста".

Луи на мгновение прикусывает свою нижнюю губу, а затем кивает.

- В моей сумке есть всё для этого, - спокойно говорит Зейн и на некоторое время он чувствует себя как злоумышленник. Но это быстро проходит, когда Найл подрывается, жёстко целует его прежде чем вскочить и пересечь комнату.

Он возвращается со всей сумкой Зейна и бросает её на пол до того как залезть в неё.

Луи смеётся и откатывается в сторону, пока Зейн копается в поисках смазки. Луи добирается до Найла и к тому времени, когда Зейн находит смазку, Луи практически трахает языком рот Найла, и Зейн может видеть эти медленные, ненасытные вспышки розового.

Зейн мягко скользит своей рукой по спине Луи и ждёт, пока тот оторвётся ото рта Найла с последним укусом его опухшей нижней губы.

- На кровати проще, - говорит Зейн. Он по-прежнему получает эти странные маленькие толчки, которые не похожи на отголоски его оргазма, но это что-то вроде чувства, словно он счастлив, что он будет только наблюдать. Это было бы слишком, если бы он прямо сейчас был пойман между ними.

- Хорошо, приятель, - говорит Луи, забирая у него смазку. Он отползает от Найла и снова целует Зейна прежде чем подняться и предложить каждому из них руку, они все встают и толкаясь добираются до кровати.

Найл добирается первым, заползает и тут же растягивается в центре кровати.

Луи зависает на минутку, его пальцы оставляют легкие следы на нижней части спины Зейна. Зейн смотрит вперед и Луи шепчет ему на ухо: "Он не делал этого прежде"

Зейн кивает и наклоняется назад до тех пор, пока не начинает тереться своей головой о щёку Луи, дотягиваясь до его руки и также подтягивая его на кровать.

- Мы можем позаботиться о Найле, не так ли? - говорит Зейн и Луи кивает, а Найл улыбается им обоим.

Зейн наблюдает, как Найл раздвигает ноги, чтобы предоставить место для Луи, а затем он вытягивается к подножию кровати, опустив голову на сторону матраса так, чтобы он мог смотреть туда, где Лиам и Гарри вместе всё ещё сцепились на полу.

Рот Гарри широко открыт, пока он тяжело дышит, глядя в потолок, когда Лиам обрабатывает его своими двумя руками и его розовым-розовым ртом.

- Только представь, что бы он сделал, если бы ты выиграл, - мягко говорит Зейн и Гарри смотрит прямо на него, брови поднимаются в замешательстве прежде чем он фыркает от смеха.

- Да, - говорит он и открывает рот с трудом вздыхая. - Просто... подумать.

Зейн тянется, чтобы потереть костяшками пальцев плечи Лиама, хотя бы ту часть, до которой он может дотянуться с кровати. Лиам убирает одну руку с члена Гарри, чтобы поймать теплые пальцы Зейна прежде чем снова отпустить их и сжать яйца Гарри.

Гарри закатывает глаза.

Найл издает звук от изголовья кровати и Зейн разворачивается к нему. Луи запустил в него уже два пальца и скручивает их в коротких толчках вперёд и назад, что вынуждает Найла стонать.

- У меня есть презервативы, - говорит Зейн, снова дотягиваясь до своей сумки.

- Поздравляю! - говорит Луи, когда видит блестящую упаковку в руках Зейна. Он пытается взять его свободной рукой, но Зейн самостоятельно разрывает его.

Он встаёт позади Луи и дотягивается до его члена, резинка зажата между двумя пальцами. Это немного неловко делать вслепую, но ему удаётся раскатать его и, когда тот уже на месте, Зейн делает несколько скользящих движений по члену. Смазка с презерватива остаётся прилипшей к его руке, так что он берёт флакон с кровати и выдавливает новую на руку, двигая по члену Луи до тех пор пока Найл наконец не говорит:
- Эй, там. Оставьте это для меня.

Зейн гасит свой смех в складке между шеей Луи и плечом, и отстраняется после очередного долгого сжатия. Он вытягивается рядом с Найлом, скручиваясь под него и помещая голени ему под колени.

- Как у тебя дела? - спрашивает Зейн. Он чувствует, что у него немного кружится голова, но Найл просто смеясь улыбается ему, когда Зейн начинает оставлять поцелуи по всему его лицу.

Чёлка Найла влажная и прилипает ему ко лбу, Зейн убирает её и затем оставляет руки на горящих щеках Найла, поглаживая их.

- Хорошо, - говорит Найл, а потом снова, - Луи, я в порядке.

Образуется пауза пока они разбираются между собой. Зейн передаёт Луи подушку, чтобы тот подсунул её под бёдра Найла и отодвигается на кровати подальше, так появляется место для Луи, чтобы подтянуть ноги Найла назад.

Зейн хочет видеть это, но больше всего он хочет смотреть на лицо Найла, так что он остаётся там, где он есть. Найл открывает рот в немом вздохе, когда Луи начинает проталкиваться внутрь него и затем он съеживается, его лицо искривляется.

- Всё в порядке, - бормочет Зейн, поглаживая щёки Найла обратной стороной своей руки. - Просто подайся назад на него. Вот так.

- Он в порядке? - спрашивает Луи и это звучит немного обеспокоенно. - Найл всё хорошо? Зейн?

Найл кивает Зейну в руку: - Да, всё отлично. Дай ему немного больше, - отвечает Зейн.

Луи должен толкнуться вперёд, когда голова Найла наклоняется назад и его глаза плотно закрыты. Он выглядит совершенно переполненным чувствами, и Луи даже не трахал его ещё. И Зейн чувствует себя абсолютно потрясающе, хотя никто даже не трогал его.

Но он может, наконец-то. После целой вечности простых наблюдений и необходимости держать руки при себе, сейчас он может прикоснуться.

Зейн запускает руку вниз по груди Найла, останавливаясь, чтобы бегло коснуться обоих его сосков, до тех пор, пока он не дотягивается до его члена. Он твёрдый, но в руке Зейна становиться только твёрже. Найл становится громче, тоже, бормочет глупости и корчится от руки Зейна на его члене и рук Луи на его бёдрах.

- Ты хочешь, чтобы Луи трахнул тебя сейчас? - спрашивает Зейн, обводя большим пальцем сочащуюся смазкой головку его члена.

- Ага, да, да, - повторяет Найл. - Трахни меня сейчас.

Зейн смотрит на Луи, который, кажется, покраснел и перевозбудился также как и Найл, и ухмыляется. Он ждал, но, кажется, они тоже этого ждали. И, наконец, они могут все быть друг с другом.

Луи издаёт небольшой смешок и пытается удержать равновесие на коленях возле Найла, так он может вытянуть свободную руку к Зейну. Он совсем не может совладать, так что вместо этого Зейн подползает к нему. Он оттягивает клочок волос Луи прямо за ухом и затем оборачивает рукой его плечи, обнимая его с одной стороны.

Это хорошо, быть близко к Луи, который всегда плетёт интриги, и больше всего любит, когда все остальные здесь, чтобы помочь ему. Кроме того, когда всё так, и он может видеть, как толстый вытянутый член Луи скрывается в заднице Найла.

- Справляешься хорошо, Найлер, - говорит Зейн. Он оставляет одну руку поглаживать плечи Луи и другой трогает влажную дырку Найла, размазывая пальцами лишнюю смазку. Он потирает в том месте, где встречаются Найл и Луи, лаская внутреннюю часть бёдер, подбирая яйца и осторожно сжимая их, пока член Найла не начинает подрагивать. С него почти капает и это размазывается по руке Зейна, когда он медленно трёт вокруг головки.

- О, чёрт, - говорит Найл и его ноги начинает подергивать. - О, боже, просто трахай меня, ладно? Просто... я скоро...

Для Луи сложно двигаться, когда рука Зейна так прижимается рядом, Зейн ещё раз медленно целует его и потом отодвигается, чтобы снова сесть возле Найла. Он ждёт, пока Луи возьмёт нужный ритм и будет трахать Найла жёстко и равномерно, выдавливая из него низкие стоны с каждым толчком бёдер. И потом он снова берёт член Найла. Он двигает по нему сильно и быстро, и это едва ли занимает много времени, прежде чем Найл кончает, выстреливая спермой в руку Зейна и немного себе на грудь.

Луи сходит с ума от этого, глубоко вталкиваясь, и тоже кончает. Зейн смотрит, как он, кончая, безнадежно вбивается в Найла. Его зад сжимается, пока он делает последние толчки, и так или иначе это даже более развязно, чем должно выглядеть, когда его член словно разрывает раскрытого Найла. Луи кончает внутрь задницы Найла.

Они оба создают неуклюжий беспорядок после этого, когда лапают друг друга до тех пор, пока снова не разбираются, где чьи конечности.

Зейн передаёт Луи салфетку с бокового столика, чтобы он завернул презерватив, и удивляется когда видит Лиама и Гарри, которые теснятся в шаге от кровати.

- Хорошее шоу, - говорит Гарри. Он выглядит разбитым, но поднимает трясущийся большой палец вверх, и Найл тут же возвращает ему этот жест.

На Лиаме всё ещё надеты его штаны. Зейн дотягивается до них и тянет за ткань, подзывая Гарри языком.

- Мы отвлеклись, - говорит Гарри.

- Тогда, моя очередь? - спрашивает Зейн. Он запускает руки вверх по ногам Лиама пока не достает до твёрдой линии его члена, которую он сжимает.

- Видишь? - говорит Зейн когда он медленно обрабатывает Лиама сквозь его штаны. - Я не так плох.

- Ты ужасен, - говорит Лиам, но так, что это звучит будто комплимент.

Он растягивается на кровати, когда Зейн слегка толкает его.

Зейн усаживается между его ног, расстёгивая ширинку на штанах и доставая его член, через это небольшое отверстие в штанах. Он мог бы просто раздеть его полностью, но здесь есть что-то, в том что ему нравится так - отсасывать у парня, когда обнажён только лишь один член.

Лиам близок к оргазму даже прежде, чем Зейн начинает, и его член солёный от того, чтобы было размазано внутри его нижнего белья. Он пахнет действительно чертовски замечательно. Он осторожен в плане того, чтобы держать свои руки при себе, и по большей части ещё держится, за исключением того, когда Зейн резко обсасывает головку и член Лиама слегка дёргается вверх, будто он не может даже помочь сам себе.

После этого он хватает шею Зейна и поглаживает его большим пальцем по мягкой кожи прямо за ухом, что немного щекочет, но недостаточно для того, чтобы остановить Зейна. Зейн, вероятно, в обычное время не отреагировал бы на щекотку за ухом, но сейчас, каждое прикосновение ощущается в десять тысяч раз сильнее. Даже случайного, лёгкого соприкосновения его члена с простыней достаточно, чтобы послать мурашки по спине.

Он работает своим ртом быстрее, поддерживая ровные сосущие движения и это заставляет Лиама прохрипеть, а потом застонать и кончить, так сильно, что его бёдра начинают трястись.

Зейн сглатывает и заправляет его член обратно в штаны, оставляя их не застёгнутыми, когда он отстраняется.

- И опять, - сурово говорит Луи, - Зейн последний из нас, у кого ещё стоит.

Зейн смеётся, но Луи уже обернул свою руку вокруг члена Зейна и толкается быстрыми рывками. Он на коленях на кровати и Луи на коленях перед ним, так что они стоят лицом к лицу, пока Луи дрочит ему и его рука быстро движется между ними. Зейн опускает голову и утыкается лбом в плечо Луи, потому что это слишком смотреть Луи в глаза, когда они делают это. Это уже чересчур хорошо.

- Тебе не надо притворяться, что ты этого больше не хочешь, - говорит Луи, зарываясь другой рукой Зейну в затылок. Он оставляет свою руку на основании черепа Зейна, просто придерживая его и это приземляет. Зейн слабо стонет ему в плечо.

Гарри подбирается рядом и умещается позади Зейна. Он голый и тёплый, и по большей части просто скользит своими влажными губами по верху его спины, но этого так или иначе достаточно, чтобы заставить пальцы на ногах Зейна скручиваться. Каждое прикосновение это слишком для того, каким чувствительным ощущает себя Зейн, но ему это нравится - нравится, что это уже слишком и он в кайфе от всего происходящего, он позволяет себе забыться.

Найл утыкается носом и целует щёку Зейна до тех пор, пока Зейн не наклоняет голову, и потом Найл целует его в губы. Лиам плюхается на кровать позади них, поглаживая своей большой рукой вверх и вниз по бедру Зейна, и это глупо и по большей части бесполезно сейчас, после того к чему они уже пришли, но это всё равно хорошо, так что Зейн думает, что он может и рассмеяться, но вместо этого закрывает глаза и кончает.

========== Эпилог ==========
- Теперь, когда это закончилось, - говорит Луи, - может виновник этого презерватива сознаться?

Найл фыркает: - Ага, после всего <i>этого</i>.

- Мне бы тоже было интересно, - соглашается Лиам.

- О, ага, - медленно отвечает Гарри, - я даже забыл об этом.

- Так что? - нетерпеливо спрашивает Зейн.

Они все оглядывают комнату вокруг.

- После всего, через что мы прошли, - жалобно стонет Луи, - и вы до сих пор ведёте себя как кучка мерзких лжецов?

- Только один из этой кучки мерзкий лжец, - говорит Найл. Он внимательно смотрит в глаза каждому человеку в комнате, осмысленно шевеля бровями, прежде чем перевести взгляд на следующего. - Да, - говорит он, как только заканчивает рассматривать всех. - Я не могу определить.

- Луи, - осторожно начинает Зейн, - Помнишь, когда у нас был бой на водяных воздушных шариках? Где-то примерно три недели назад.

- Да, - отвечает Луи.

- Это было до того, как воздушные шары оказались запрещенными в туре., - добавляет Лиам, - это было весело.

- И когда тебе запретили воздушные шары, на что ты переключился? - спрашивает Зейн.

- Я взял презервативы, - говорит Луи. - Но они не работали. Они не лопались, когда ими бросались в людей. Хотя, я полагаю, хорошо знать, что наши члены в них в безопасности.

- Верно, и после того, как ты закончил бить Лиама презервативом с водой, что ты с ним сделал?

Луи пожал плечами.

- Ты развязал его и вылил воду мне на голову, - говорит Лиам, - я был очень мокрый.

- И потом, что ты с ним сделал? - спрашивает Зейн, сосредоточенно смотря на Луи.

- Я не знаю, возможно, бросил его где-то.

- Лу, - многозначительно говорит Зейн.

- Что? <i>Что?</i> - Луи непонимающе переспрашивает и потом, - О, боже...


Приложенные файлы

  • docx 11109195
    Размер файла: 105 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий