мемориал Office Word


А мы помним!МЕСТО ВСТРЕЧИ ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ
«Летит, летит по небу клин усталый. Летит в тумане на исходе дня», - слова песни в исполнении
Марка Бернеса сами собой всплыли в памяти, когда морозным вечером 27 февраля мы стояли
у оскверненного неблагодарными потомками мемориала, откликнувшись на призыв Сергея Тарасенко.
На этот импровизированный митинг у оскверненной воинской святыни стали собираться люди. Первым, задолго до назначенного времени, пришел к мемориалу Алексей Исаакович Дутов. Пенсионер внимательно рассматривал полуразрушенные буквы, ведь здесь, на мемориале воинской славы, есть и имя его отца, Исаака Феоктистовича Дутова.
– Забрали отца в самый Новый год, – вспоминает Алексей Исаакович, - мне тогда девять месяцев было, когда ему повестка с военкомата пришла. Принесли повестку вечером тридцать первого декабря сорок первого года, а первого января сорок второго забрали. Не вернулся. Погиб, освобождая Польшу в сорок четвертом году.
К назначенному сроку, невзирая на порывы холодного ветра, стали подходить люди. Большую часть собравшихся на митинг людей составили пенсионеры, чьи отцы и братья сражались на полях сражений Великой Отечественной Войны. Молодого поколения, к сожалению, было очень мало. Но зато те, кто пришел в тот день к мемориалу, пришли не из праздного любопытства - их привело чувство уважения к землякам, погибшим в боях на полях сражений.
– Вы не знаете, кому деньги на восстановление мемориала сдавать? Я бы сразу внес! – с необычной просьбой обратился к нам пожилой человек, прижимающий к груди небольшую пластмассовую коробочку и несколько чёрно-белых фотографий. Сообщаем пенсионеру номер реквизитного счета для пожертвований денежных средств на восстановление мемориала. В свою очередь интересуемся у нашего нового знакомого, кто увековечен из его родных на мемориале воинской славы?
- Увековечен старший брат, Петр Герасимович Налетов. Во время войны был младшим сержантом, – поделился с нами воспоминаниями пенсионер. – Погиб на Украине, выполняя приказ командования, не пропустить врага. Похоронен в братской могиле в селе Тыновка Жашковского района Черкасской области. Вот, – пенсионер раскрывает коробочку и показывает землю – это с той братской могилы земля, память! Вот фотографии того захоронения, – Виктор Герасимович показывает нам чёрно-белые снимки, где у памятника погибшим в боях героям «Корсунь – Шевченковской битвы», отдавая торжественный салют застыли пионеры, школьники, ветераны войны и просто пришедшие почтить память погибших героев Великой Отечественной Войны, люди. – С братом последний раз виделись еще в сорок первом году, Петр, тогда проходя срочную службу в Благовещенске, обучался в школе сержантов. И вот при отправке на фронт их эшелон, направляясь на станцию Карымская, сделал остановку в Борзе, и он сумел, как -то отпросится и забежал к нам домой проститься. До февраля сорок четвертого года получали от него письма, а потом пришла похоронка. А где похоронен, не указано. Я сам начал поиски, обращался в Министерство Обороны Советского Союза. Отвечали, что место захоронения неизвестно. И только в семьдесят шестом году сообщили, что похоронен Петр в братской могиле на Украине в селе Тыновка.
ПУХЛИ С ГОЛОДУ И ВАРИЛИ «ШЕКШУ»
Отца призвали на фронт в сорок третьем году. Служил он до самого сорок шестого года в железнодорожно – восстановительном батальоне. После войны восстанавливал трамвайные пути, был в Москве, работать довелось ему и в солнечном Азербайджане в городе Баку. Потом уже, кому было за пятьдесят, вышел указ о демобилизации. Вернулся домой, а так мать всю войну одна нас растила, семья у нас большая была, семь человек, четыре брата да две сестры, время было тяжелое, – вздохнул Виктор Герасимович, – детства - то почти и не было. В тылу с голоду пухли. Ведь все, что было, на фронт отправляли. Не то, что еды, одежды не было - бегали нагишом, что девчонки что мальчишки, не стеснялись, – махнул рукой пенсионер, – какой там стыд. Бывало, все около военной комендатуры дежурили, да около офицерских ДОСов. Выйдет офицер, выбросит пакет на помойку, и мы всей гурьбой туда, кому повезет, тот голову от селедки ухватит, кто картофельные очистки. Тем и жили. Или вон в «Скотоимпорте» был мясокомбинат, скот на мясо для фронта забивали, зимой на месте забоя лед с кровью собирали, придёшь домой, лед растает, а на поверхности воды кровь соберется. Вот ложкой кровь вылавливали, и «шекшу» из нее варили. Знаете, что такое «шекша»? - поинтересовался у нас Виктор Герасимович. Что такое «шекша» мы, разумеется, не знали, чем, откровенно говоря, вызвали веселый смех у рассказчика. Тяжелое было время, что и говорить, – продолжил свой рассказ Виктор Налетов.
В ЖИВЫХ ОСТАЛОСЬ СЕМНАДЦАТЬ ЧЕЛОВЕК
– Побывать на братской могиле, где покоится прах старшего брата, мне все же довелось. Как - то на курорте в санатории города Пятигорск познакомился я с Михаилом Семеновичем, фамилию не припомню столько лет прошло, он, как впоследствии оказалось, был уроженцем тех самых мест, где погиб брат Петр. В разговоре с Семенычем выяснилось, что район Жашковский по соседству с ними находится. Вот благодаря Семенычу, и побывал я тех местах. Посетили мы ту братскую могилу в самый праздник Дня победы. Народу было много, встретил меня руководитель школьного музея Петр Константинович Шевчук. Фронтовик, он и рассказал, что полегло в тех боях под селом Тыновка три тысячи пятьсот солдат. Тыновка во время тех боев одиннадцать раз из рук в руки переходила, и всё-таки, не отдали наши ребята немцам села, не пустили дальше танки Манштейна. Разговаривал я тогда с одним человеком, он в тех боях участвовал и взрывом ему ступни ног оторвало. Вот он говорил мне тогда, что во время тех боев оборону держали даже жители Тыновки, от села в ту пору почти ничего, кроме печных труб не осталось. И из солдат в живых осталось всего семнадцать человек, Петр среди них был. Собрали они все, что оставалось от боеприпасов, и как только колонна немецких танков двинулась снова, полегли в бою. И вот эти коробочки с землей, – Виктор Герасимович показывает нам небольшую пластмассовую шкатулку с потускневшей от времени позолотой узора, – тогда, в тот День Победы ветеранам вручали как память о погибших в боях. И тот инвалид свою коробочку мне отдал, она ему предназначалась, а он мне ее подарил в память о старшем брате Петре. Сказал, что жив остался благодаря Петру. Это он тогда перед боем во время затишья приказал раненых в госпиталь отправить. Теперь, наверное, от захоронения ничего не осталось, – глядя на закопчённые стены мемориала, задумчиво произнес Виктор Герасимович. – Вон по телевизору показывают, что на Украине творится, памятники разбивают, могилы оскверняют. Советские солдаты освободители стали для них оккупантами.
К сожалению и у нас кое-кто начинает думать, так же как и Украинские политики, для кого - то наши земляки, сражающиеся на полях сражений Великой Отечественной Войны, стали оккупантами, а не освободителями, раз решились на такой гнусный поступок, как осквернение мемориала. Как бы то не было, хочется процитировать в преддверии приближающегося праздника Победы слова песни: «Но помнит мир спасенный, мир вечный, мир живой» о бессмертном подвиге Советского солдата, защитившего мир от «коричневой чумы» фашизма. Вносят люди посильную лепту на реконструкцию мемориала воинской славы, и верят, что к очередной семидесятой годовщине Великой Победы мемориал будет восстановлен.
Сергей ЛЕТОПИСЦЕВ
От редакции: никто не учил нас организовывать митинги, поэтому благодарим Сергея Тарасенко за гражданскую позицию, хотя кто-то скажет, зачем вообще было собираться. И все же, те вопросы, которые задавались людьми их тревога о том, что и когда будет делаться на мемориале, а самое главное, кто будет за отвечать за восстановление, должны были быть озвучены. В ближайшее время мы расскажем об этом.

Приложенные файлы

  • docx 11120348
    Размер файла: 17 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий