Эпилог


Дорогой Марио,
Ты просил меня рассказать, кто такой на самом деле был Дон Кристиано, которому я верно служил столько лет. Господин, когда меня увольнял, спросил, чего я хочу, и я ответил, что хочу поделиться с близкими мне людьми, чьим телохранителем я был, рассказать о нём в подробностях. Дон по-доброму рассмеялся и дал добро. Я свободен от молчания и могу рассказать тебе, как прошли его последние годы.
Ты знаешь, Марио, насколько я уважаю дона. Я даже не упоминаю, что обязан ему жизнью - не потому, что это неважно, а потому, что я бы верно служил ему в любом случае и без всяких сомнений отдал бы за него жизнь ещё раз. Дон - человек, который понимает слова "честь" и "верность" на уровне, заведомо превышающем понимание обычного аристократа. Я полагаю, что он настоящий образец ценностей, потому что он не только следовал строжайшему кодексу, но также - и это поразительно - знал, когда и во имя какой высшей цели его надо нарушать. Это то, чему я и так не успел научиться, хотя, поверь мне, Марио, я очень старался. У него это в крови.
Ты более-менее знаешь события, произошедшие до коронации Её Величества Дианы ди Дарго. После же ты уехал из столицы на Стену и отражал многочисленные атаки бедуинов. Что происходило в столице, ты не знал - позволь тебе рассказать.
Дон Кристиано, как и обещал, на три дня исчез из дворца. Вернулся он с потухшими глазами, объявил мне, что теперь он должник Короне, но свободен. Также он добавил, что останется при Её Величестве советником. Темп и интенсивность его работы упали. Я заметил, что он намного реже бывал на приёмах, очень редко брался за расследования, зато удвоил внимание на экономике. Мне казалось, что ему не слишком интересно разбираться в финансовых отчётах и искать возможности увеличить доход на пару процентов, но он точно с этим справлялся. Кажется, это было актуально - я слышал, как в его кабинете говорили чуть ли не о банкротстве казны, но советник сумел как-то выбраться.
Тебе повезло, Марио - ты не застал великую эпидемию чумы, которая захлестнула столицу и окрестности. Не то, чтобы эта болезнь была неизлечима, но только магия жизни могла справиться с болезнью до конца. Магов не хватало... Многие умерли, Марио. Королева не до конца понимала, как с этим бороться, советник же... Он очень много лечил. Проводя в госпитале целые дни, он возвращался к себе и падал то в кресло, то лицом в стол, не в силах себя удерживать. Слуги аккуратно переносили его, отпаивали и откармливали... Мелкие бытовые вопросы взял на себя его старший слуга. Я презираю мещан, Марио, но этот высокий мужичок отлично знал своё дело, у меня нет к нему претензий.
Ходили странные слухи, что чуму лечили даже маги смерти. Один мой знакомый, напившись в таверне, говорил мне, что сам видел, как его "кореш" взял в руки какую-то палку, а дальше лечил. Я думаю, это пьяный бред, и даже не стал спрашивать у Советника.
Чуму мы излечили. Увы, эта история сильно подкосила здоровье дона советника. Он отрицал до последнего, что с ним что-то не так, пока не стало ясно, что даже путь до приемной королевы даётся ему с трудом. Через 7 лет после коронации он подал в отставку (по настоянию Её Величества). Он правда выглядел плохо. Но, будучи оставлен в покое, он пошел на поправку. Он окончательно переселился в поместье своей жены, и по сей день проводит время за разговорами, прогулками и вопросами хозяйства. Господин и госпожа вполне самодостаточны, каждый живёт своими интересами, имея что-то в общности. У них ребенок, дон заботится о нём, это непривычно и... Трогательно? Не могу тебе точно сказать, Марио. Он по-прежнему минимум раз в неделю выезжает в столицу, где на правах почетного гостя даёт свои советы по разным вопросам государственного управления. К нему регулярно приезжают посетители, он их подолгу принимает, и часто с женой. Хоть они оба и не занимают сейчас официальных должностей, ходят упорные слухи, что через эту чету можно решить любой вопрос, если Ваша цель благородна, а хозяевам Вы понравитесь.
Ты воевал с берберами, но совсем не знаешь, что происходило в стране. Ты же видел, как мы успешно отбились? Это заслуга в том числе и дипломатии Кристиано. Дома объединились против внешней угрозы, комбинация магов и воинов, подготовка заранее - всё это не оставило нападавшим шансов. Надо признать, если бы не этот успех, позиции Королевы были бы очень шаткими... Но, Марио, ты понимаешь, что это всего лишь фигура речи.
Ты спрашивал про дела против убийц королевы и фрейлины... Темная история. Просперо отсидел, но, конечно, даже близко не сопоставимое с тем, в чём он обвинялся. Ачиля отпустили. Господин даже близко не желал это обсуждать. Не знаю, что там, правда.

Друг, тебе, наверное, интересно, что произошло с нашими другими общими знакомыми? Я не уверен, что тебе интересно всё, но про некоторых расскажу. <...>

<...> Ты спрашивал меня о его неожиданной женитьбе на донне Алессандре. Да, это действительно развивалось внезапно. Дон влюбился ещё до смерти Его Величества Леона. Вернувшись из тюрьмы, он удивил донну, сказав, что он уже имеет согласие на помолвку от глав Ветра и Воды. Королева также не стала препятствием. Вскоре он стал жить на 2 дома, часто ездил к ней, знакомился с её хозяйством и её детьми. Потом они поженились, с твердым соблюдением всех ритуалов.
Дон очень старался. Ну ты сам подумай, он в жизни не видел детей и не общался с ними! Конечно, он был неловок. Дети его приняли, не сказать, чтобы с восторгом. Да и вряд ли они тебе интересны. Что же касается Алессандры... Я испытывал любовь и могу тебе сказать, Марио, что Кристиано был влюблен в неё по уши. Отвечала ли она взаимностью? Это очень сложно. Слушай, у неё такая улыбка, что сначала ты ей очарован, а потом видишь, что она холодная и высечена из мрамора. И вот она так улыбается что служанке, что Советнику. Только первая дрожит и боится, а второй растекается и бежит обниматься. Кажется, она относилась к нему сдержанно, хоть и заботилась о нём и родила ему ребёнка, мальчика. С другой, никогда она не позволяла злого слова, или неуважения, или жёсткости, хотя вообще-то она может быть страшной, жестокой, беспощадной. Я видел, поверь, в этой хрупкой женщине бездна. Но... Слушай, посуди сам, дон со своей службы уволился никакой, он был измотан физически и изувечен душевно. Его мучили сомнения и страхи, он уже с трудом ходил, как бы он ни бодрился. Она его как-то выходила, всё с той же мраморной улыбкой, он выглядит хорошо, его отпустили страхи. Как ты думаешь, это всё любовь или нет? Если нет, ты обязан признать за ней хотя бы привычку, Марио. А дон?.. Кажется, он счастлив, хотя я не желал бы себе такой жены. Так нежен с ней, хотя, прости меня, не всё о ней понимает. Может, оно и к лучшему, его жизнь жестоко повозила. Не я, а он принимал все те жуткие решения в августе, он нёс за них ответственность. Я-то что, моя задача простая - оберегай да сохраняй... И, прости, хватит об этом, я совсем ничего не понимаю. Необычному человеку, видимо, и пара нужна была необычная <...>

<...> Конечно, Советник с Её Величеством общался, куда бы он делся! Он много и вслух размышлял, как с ней построить отношения. Слушай, ну, мне очевидно, что там не было настолько тёплых отношений, как с Леоном. Начинали они вообще холодно... Знаешь, они сумели разделить обязанности. Советник поддерживал её в любом начинании по политике и законодательству, которое она начинала, и говорил только по её желанию. А вот экономику он довольно скоро взял на себя, руководя всем, на что Диана не накладывала твердый запрет. По-моему, неплохо вышло. Жаль, что Советник так рано ушёл со службы, они сработались, хотя бы как партнёры... Вспыхивало, конечно, но не более того.
Ещё Советник в основном отвечал за военное дело, особенно, во время войны с берберами. А после войны и это стал Королеве отдавать, занимаясь только отдельными направлениями по её указу.
Ну, и отставка у него была почётная. Он сохранил влияние при дворе даже при новом советнике, с ним советовались. Живёт и по сей день, и ни для кого не секрет, что королева очень внимательно прислушивается к мыслям дона Кристиано и донны Алессандры, потому что они друзья Короны и умеют мыслить в масштабах всего Маджиза. <...>

<...> Дон Матео? Тот самый, который публично обвинил советника в вечер и раскрыл заговор Ордена? Я думал, они будут страшными врагами, но никогда не пойму отношений Советника. Когда он вышел из тюрьмы, он в скором времени приехал к дону в моем сопровождении и стал обсуждать его экономические проекты. Доход с земель действительно поднялся, и Советник сумел расплатиться по долгам в разумное время... Нет, Марио, я не наивен и полагаю, что у Матео был свой гишефт. Но мне на это плевать, экономические разговоры наводят на меня скукоту.
Слушай, там что-то странное. Когда-то он проронил, что он "задолжал Матео убийц Валенсии". Я в курсе, что это про дочь дона, но сколько можно про это помнить? Кажется, он будет потакать Матео везде, где только может. Дома в его родной резиденции давно выстроены из дерева дона, и, мне кажется, Кристиано плевать, сколько это стоит. <...>

<...> Зачем ты спрашиваешь меня про дом Воды? Дон Советник и раньше-то не особо был близок к своему дому, а уж после всех событий всё стало только хуже. С тяжёлой руки Аугусто при бездействии Матео практически не осталось людей в доме Воды, которые были бы рады его видеть. Я бы не сказал, что Кристиано сильно горевал по этому поводу... Мне кажется, его гораздо больше огорчала громкая и демонстративная оппозиция Аугусто, от которой он не отказался, хоть, кажется, и затих со временем. А так... Крестьяне его хамы, даже для мещан. Сам Аугусто сейчас надулся на весь мир и прервал любые отношения, кроме чисто экономических. Хотя вот в ходе Жизни Дианы он всё-таки принял участие, но это всё. Слушай, у меня и поинтереснее темы есть <...>

<...> Молва шепчет немало про дона Просперо, но всё неважно - советник стал его лучшим другом. Они часто встречались. Меня удаляли, но по обстановке и прочему было ясно, что разговоры не о политике. Этот их Орден... Он наверняка не собирался. Потому что, когда он существовал, все бумаги с участием Просперо были строгим секретом. Теперь, после вечера или даже ночи, слуги выносили немало записей, схем; они обсуждали философию, какие-то глобальные вещи о государстве и, кажется, даже не собирались работать вместе. Ну, так выглядело, а на деле я даже не знаю, может, в этих разговорах и рождались дела... Мне кажется, эти разговоры очень нужны обоим. Просперо получал собеседника, который верит ему во всем и не собирается на него косо смотреть, а Кристиано получил человека, равного ему по уму и убеждениям. В этих разговорах, я посмею фривольно предположить, он компенсировал то, что потерял вместе с Леоном... Странная мысль, да. Ты уж не говори о ней никому, неприлично как-то... <...>

<...> Кармина? Гм, неоднозначная персона. Ты был при дворе. С её смертью сплетни пошли рекой, и всё негатив. Дон не поддерживал такие разговоры. Я тебе больше скажу: пару раз, когда он сильно расслаблялся, он мне говорил что-то про то, что он тогда был не прав. И что он виноват. Что было тогда, знают слуги, я тогда в отключке валялся, но я не спрошу, ты меня знаешь.
В последнее время, когда он вышел в отставку, он стал забывать об этой истории. Дон любит всякие короткие мещанские фразочки, называемые поговорками... Вот мне одна вспомнилась - "время лечит". Видимо, тот случай. И, кажется, я так никогда и не узнаю, что произошло.<...>

<...> Дримвест Стенлор? Откуда ты знаешь это имя? Да, помню про него. Этот господин в первое время являлся к Советнику часто. Обсуждали они всё подряд, в основном политику. Потом он стал появляться всё реже и реже - дон всё больше уходил в экономику. После отставки я не видел Дримвеста ни разу. Но вот, почему меня удивляет твоя просьба: в какой-то момент господин вызвал меня к себе. Он объяснил, что господин Стенлор серьёзно болен, и велел ему, и только ему, передать устно следующий текст: "Мне важно было знать, что вы осознаёте последствия своих поступков. Бюрократия сама по себе не имеет ценности, но это простой способ объяснить сложные вещи. Я верю, что вы поняли свою цену поступкам. Документ сейчас дотлевает в печи. Долгих лет жизни Вам и, тем более, Вашему ордену". Господин Стенлор, с трудом задав несколько вопросов в ответ, покачал дряхлой головой и ответил мне: "Ваш господин - мудрейший человек. Мне жаль, что он покинул пост Советника". <...>

<...> Ну, что я могу сказать про Дона Клементе? Ничего: с ним дон много общался, и исключительно по делу. Когда он добрался до экономики, у них были какие-то довольно жесткие разговоры о реальных доходах дона. Как-то они договорились, я не разбирался - ну где я и где экономика? Но я так скажу: Клементе и Кристиано точно относились к друг другу хорошо, но меня никогда не покидали ощущение лёгкой иронии со стороны Клементе. Но, знаешь, наверное, я просто не понимаю до конца этого человека. <...>

<...> Что касается дона Этторе, проще всего сказать, что они поссорились. Та история с орденом и его вскрытием не прошла даром, как мне кажется. Я не видел, чтобы они встречались в обстановке, отличной от официальной. Встреч Ордена я больше не помню. Разумеется, Этторе продолжил носиться с безумными проектами - такова его натура. Но, понимаешь, всё что вне кабинета дона, вне моего зрения, а в кабинете, повторюсь, он бывал редко... <...>


<...> Вот и всё, Марио. Меня освободили от службы и назначили пожизненное жалование, как я тебе и говорил. Его хватит на небольшую комнату в столице и неголодную, хоть и небогатую, жизнь. Я не знаю, чем я займусь - не думаю, что найдется ещё человек, ради которого я готов рисковать жизнью. Мне хочется пойти в услужение к донне Эрсилии, но только, если она позволит и мне найдётся работа... Я напишу ей.
Передавай привет твоим близким и родным. С надеждой на скорую встречу, твой,
Антонио




Моя дорогая Констанция!
Я счастлива была узнать о рождении твоего первого сына. Поскорее бы стало понятно, проявились ли в нем магические способности. Как только это будет возможно – непременно приезжай к нам. Ты так давно не бывала в поместье донны Алессандры! И мы все будем чрезвычайно рады увидеть тебя и твоих детей.
Надеюсь, твое здоровье в порядке, впрочем, помятуя о том, что твой супруг – маг Жизни сложно в этом сомневаться. Забавно, как наша госпожа практически сняла табу на смешанные браки. Она всегда умела манипулировать общественным мнением о своей персоне, а уж после той истории со смертью ее сестры, ее таланты совсем расцвели. Как ты помнишь, для всех ее брак с королевским советником стал неожиданностью. Даже мы с тобой не верили, что она доведет эту затею до конца, зная ее отношение к мужчинам после первого замужества. И уж тем более странно, что спустя столько лет после того, как дон Кристиано подал в отставку, они все еще женаты, и он все еще жив… В особенности учитывая то влияние, которое сама донна Алессандра имела на ее величество, они стали словно сестры.
Первые несколько лет, как ты помнишь, она относилась к нему холодно, как к инструменту, хотя дон Кристиано об этом и не подозревал, а люди, не знавшие донну близко, и подавно. Нашей госпоже не занимать актерского мастерства. Хотя думается мне, его чувства и забота сразу тронули ее. В конце концов, что она знала до этого кроме жестокости? Теперь же она сильно смягчилась. Не знаю, заметил ли дон эту перемену. Это даже можно назвать привязанностью. Я поражалась, когда видела, как после отставки дона миледи буквально выхаживала его. Однажды, когда мы сидели с ней вдвоем на веранде ее виллы, она посмотрела мне в глаза и задумчиво сказала: «Ты, должно быть, задаешься вопросом, почему я просто не дам ему умереть поскорее? И знаешь, мне самой интересен ответ». Больше она не заговаривала об этом. Да и это по меркам Алессандры – невиданная откровенность. Мне кажется, в лексиконе нашей госпожи просто нет такого слова, как любовь. Да и чувство это у нее какое-то очень своеобразное. В привычном нам понимании она его испытывает только к детям.
К слову о детях, юный маг Смерти из дома Воды недавно прошел комиссию по магическим способностям. Кажется, только огромное влияние его родителей на корону помогло ему сохранить права на земли. Отец его балует, а Алессандра не изменяет своим принципам в воспитании детей. Впрочем, от того, чтобы прививать ему повадки дома Ветра, она старается воздерживаться, кажется, из уважения к мужу. Это ее чувство тоже весьма своеобразно – она считает его жизненную позицию чем-то вроде интересного мнения, имеющего право на существование, но неверного. И поскольку разубеждать его в этом мнении она считает неуважительным и бесполезным, она просто изолирует его от всего, что в корне с этим мнением расходится. Он до сих пор не знает, что Алессандра держит под своей рукой все бордели страны. Нередко это мнение вызывает у нее раздражение, но миледи умеет держать себя в руках. И добивается того, что ей нужно, неявными способами.
Такова наша леди – никто не знал ее лучше, чем мы с тобой, и даже мы не можем наверняка судить о том, что происходит у нее внутри. Она изменилась с тех пор, как ты уехала, это все, что я могу сказать однозначно. Приезжай, привози наследника, и сама посуди. Кажется, ты всегда понимала ее лучше меня.
Твоя любящая сестра Эсперанса.
Год 1020 от Основания Маджиза, поместье донны Алессандры ди Россио из дома Ветра.



Приложенные файлы

  • docx 11140609
    Размер файла: 14 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий