IMO-09


№ 1. Из послания президента США Джеймса Монро Конгрессу (2 декабря 1823 г.)
… По предложению российского имп. Правительства, сделанному через пребывающего здесь посланника императора, посланнику Соединенных Штатов в С.-Петербурге были посланы полномочия и инструкции для урегулирования путем дружественных переговоров взаимных прав и интересов обеих наций на северо-западном берегу этого материка. Сходное предложение было сделано… великобританскому правительству, которое по-видимому его приняло.
Правительство Соединенных Штатов желало показать этим дружеским действием то большое значение, которое оно неизменно придает дружбе императора, и свое желание поддерживать с его правительством наилучшие отношения. Во время переговоров, основание к которым дали эти интересы, и во время соглашений, к которым они, вероятно, приведут, было признано соответственным использовать повод, чтобы заявить в качестве принципа, с которым связаны права и интересы Соединенных Штатов, что американские материки, в силу свободного и независимого положения, которого они достигли и которое они сохраняют, впредь не могут быть рассматриваемы в будущем как объект для колонизации со стороны какой-либо европейской державы…
В начале прошлой сессии было установлено, что в Испании и в Португалии тогда делались большие усилия к улучшению положения народов этих стран, и казалось, что это дело ведется с чрезвычайной умеренностью. Едва ли нужно отмечать, что результат до сих пор был очень отличен от того, что ожидалось. Мы всегда были внимательными и заинтересованными зрителями того, что происходит в той части света, с которой мы имеем много связей и от которой мы ведем наше происхождение. Граждане Соединенных Штатов питают самые дружественные чувства по отношению к свободе и счастью своих братьев по ту сторону Атлантического океана. В войнах европейских держав, по вопросам их одних касающихся, мы никогда не принимали участия, и делать иначе не соответствовало бы нашей политике. Только тогда, когда наши права попраны или серьезно угрожаемы, мы поддаемся действию оскорбления и делаем приготовления к своей защите.
Мы по необходимости более тесно связаны с событиями в этом полушарии, по причинам, которые должны быть явными для всех просвещенных и беспристрастных наблюдателей. Политическая система союзных держав, естественно, в этом отношении отлична от системы Америки. Это отличие есть следствие той разницы, которая существует между их правительствами. Все мы живем желанием защитить свою нацию, которая создалась путем больших жертв кровью и достоянием, созрела благодаря мудрости наших наиболее просвещенных граждан, под руководством которых мы пользовались беспримерным счастьем. Однако откровенные и дружеские отношения, существующие между Соединенными Штатами и державами, обязывают нас заявить, что мы будем рассматривать всякую попытку с их стороны распространить действие их системы на какую-либо часть этого полушария как на опасную для нашего мира и благополучия.Мы не будем вмешиваться и не вмешивались в судьбу существующих колоний или протекторатов какой-либо европейской державы. Но в отношении правительств, которые объявили свою независимость и ее поддерживают и независимость которых мы после здравого рассуждения и по справедливым основаниям признали, мы не могли бы рассматривать всякое вмешательство, имеющее целью их угнетение или какое-либо иное воздействие на их судьбу со стороны какой-либо европейской державы, иначе как проявление недружественных намерений по отношению к Соединенным Штатам. Во время войны между этими новыми государствами и Испанией мы объявили нейтралитет, одновременно признав их. На этом мы стояли и будем продолжать стоять, поскольку ничто не изменится в суждении компетентных властей нашего правительства, что, в виду требований безопасности Соединенных Штатов, заставило бы их сделать соответствующие изменения.
Последние события в Испании и Португалии показали, что в Европе до сих пор еще не спокойно. Нельзя привести более серьезного доказательства для этого важного обстоятельства, чем то, что союзные державы сочли соответственным на основе приницпов, удовлетворяющих их, вмешиваться силой во внутренние дела Испании. До каких размеров такое вмешательство может быть доведено на тех же основах, это есть вопрос, в котором весьма заинтересованы все независимые державы, правительства которых отличаются от правительств союзников, даже самые отдаленные, и наверное, никто не заинтересован более, чем Соединенные Штаты. Наша политика в отношении Европы, которая была принята в начальном периоде войн, столь долго потрясавших эту часть света, неизменно остается той же самой и сводится: к невмешательству во внутренние дела какой-либо из ее держав; к призванию правительств de facto как правительств для нас законных; к поддержанию с ними дружественных отношений и к охране этих отношений путем откровенной, твердой и мужественной политики, идя всегда навстречу всем справедливым притязаниям любой державы и не допуская оскорблений с чьей-либо стороны.
Но в отношении наших материков обстоятельства представляются существенно и очевидно иными. Невозможно, чтобы союзные державы распространили свою политическую систему на какую-либо часть материка без того, чтобы не нарушить нашего мира и счастья. И никто не может поверить, что наши южные братья, предоставленные самим себе, согласились бы добровольно на это. Невозможно и то, чтобы мы смотрели на такое вмешательство, какова бы ни была его форма, с безразличием. Если мы посмотрим на сравнительную силу и ресурсы Испании и этих новых правительств и на отделяющие их расстояние, то должно быть очевидным, что она никогда не сможет покорить их. До сих пор истинная политика Соединенных Штатов заключается в том, чтобы предоставлять эти стороны самим себе, в надежде, что другие державы станут на тот же путь…
№ 2. Туркманчайский трактат (1828 г.)
Ст. I. Отныне на вечныя времена пребудет мир, дружба и совершенное согласие между его величеством императором всероссийским и его величеством шахом персидским, их наследниками и преемниками престолов, их державами и обоюдными подданными…
Ст. III. Его величество шах персидский от своего имени, и от имени своих наследников и преемников, уступает Российской империи в совершенную собственность ханство Эриванское по сю и по ту сторону Аракса и ханство Нахичеванское…
Cт. VI. Его величество шах персидский, в уважении значительных пожертвований, причиненных Российской империи возникшею между обоими государствами войною, а также потерь и убытков, потерпенных российскими подданными, обязуется вознаградить оные денежным возмездием. Сумму сего вознаграждения обе высокие договаривающиеся стороны постановили в десять куруров томанов раидже, или двадцать миллионов рублей серебром; сроки же, образ платежа и обеспечение онаго постановлены в особом договоре, который будет иметь такую же силу, как бы он был внесен в настоящий трактат от слова до слова. …
Ст. VIII. Российския купеческия суда, по прежнему обычаю, имеют право плавать свободно по Каспийскому морю и вдоль берегов онаго, как равно и приставать к ним; в случае кораблекрушения, имеет быть подаваемы им в Персии всякая помощь. Таким же образом предоставляется персидским купеческим судам право плавать на прежнем положении по Каспийскому морю и приставать к берегам российским, где взаимно, в случае кораблекрушения, имеет быть оказываемо им всякое пособие. Относительно же военных судов, как издревле, одни военные суда под российским военным флагом могли иметь плавание на Каспийском море; то по сей причине предоставляется и подтверждается им и ныне прежнее сие исключительное право, с тем, что кроме России, никакая другая держава не может иметь на Каспийском море судов военных.
№ 3. Инструкция министра иностранных дел Англии лорда Палмерстона английскому послу в Вене о британской политике в отношении Османской империи (28 июня 1839 г.)
Настоящим сообщается, что общий взгляд правительства ее вел. по делу, о котором идет речь, может быть определен следующим образом.
Вмешательство великих держав в дела, которые по существу являются спором между сувереном и его подданным, оправдывается тем, что этот спор представляет угрозу глубочайшим интересам других держав и всеобщему миру в Европе. Эти интересы и этот мир требуют поддержки Турецкой империи; и поддержка Турецкой империи поэтому является главной их целью. Эта цель не может быть достигнута, если не будет положен конец возможным столкновениям между султаном и Мухаммедом-Али. Но пока Мухаммед-Али продолжает оккупировать Сирию, опасность такого столкновения сохраняется. Мухаммед-Али не может удержать Сирию, не содержа там постоянно большие воинские силы. До тех пор, пока в Сирии будут находиться египетские силы, в части Малой Азии, граничащей с Сирией, неизбежно должна быть турецкая армия. В данное время каждая сторона может согласиться сократить эти силы до определенного предела, но нельзя быть уверенным, что спустя некоторое время другая тайно не увеличит численность своих сил; и каждая сторона, несомненно, будет постепенно увеличивать свои собственные силы; и таким образом в недалеком времени все снова вернутся к положению вещей, которое существовало в последнее время: мотивы и увлечения, которые ими руководили, будут все еще действовать. Махуммед-Али или Ибрагим все еще желают прибавить большую территорию к своему пашалыку, султан еще горит желанием изгнать его обратно в Египет. Для правительства ее вел. ясно, что опасность, которой эти дела угрожают миру, не может быть устранена до тех пор пока Мухаммед-Али не возвратит Сирию под непосредственную власть султана, пока он не вернется в Египет и пока пустыня не ляжет между его силами и властями и войсками и властями султана. Но нельзя ожидать, что Мухаммед-Али согласится на это, если ему не будет предоставлена равноценная компенсация; такой эквивалентной компенсацией может быть наследственное владение его семьей пашалыком Египта. Мухаммед-Али и его потомки получат управление этой провинцией таким же путем, каким некогда получал паша Скутари и его семья; паша останется вассалом Порты, платя умеренную дань, поставляя контингент солдат и подчиняясь, подобно другим пашам, договорам, которые его суверен может заключить. Такое соглашение между сторонами кажется справедливым, с одной стороны, укрепить султана в борьбе со многими опасностями и затруднениями, которые возникли из-за оккупации пашой в настоящее время Сирии, тогда как, с другой стороны, это обеспечит паше будущее его семьи, свое беспокойство о которой он часто объявляет главной причиной делания достичь окончательного и постоянного соглашения.Правительству ее вел. представляется, что если пять великих держав согласятся с этим планом и предложат его двум сторонам со всем авторитетом, которым пользуются великие державы Европы, такое соглашение будет принято, и благодаря этому решению Европа освободится от большой и грозной опасности.
№ 4. Нанкинский договор между Англией и Китаем (29 августа 1842 г.)
Ее величество королева Соединенного королевства Великобритании и Ирландии и его величество император Китая, желая положить конец недоразумениям и последующим враждебным действиям, возникшими между двумя странами, решили заключить с этой целью договор и назначили посему уполномоченных… которые по взаимном обмене полномочиями, найденными в доброй и надлежащей форме, согласились и заключили следующие статьи…
Ст. 2. Его величество император Китая соглашается, что британским подданным с их семьями и предприятиями будет дозволено пребывать для осуществления их торговых целей без беспокойства и стеснений в городах: Кантоне, Амой, Фучжоу, Нинбо и Шанхае.
А ее величество королева Великобритании и т. д. назначает суперинтендантов и консульские чины, которые будут проживать в каждом из вышепоименованных городов в качестве посредников между китайскими властями и названными торговцами, дабы следить за тем, чтобы справедливые пошлины и иные поборы китайского правительства, как о них в дальнейшем установлено, были надлежащим образом вносимы подданными ее британского величества.Ст. 3. Ввиду явной необходимости и желательности, чтобы британские подданные располагали каким-либо портом, в коем они могли бы ставить для починки и чинить, если нужно, свои суда и содержать для сего арсеналы, его величество император Китая уступает ее величеству королеве Великобритании и т. д. остров Гонконг в вечное ее британского величества владение, с тем. Чтобы он управлялся теми законами и регламентами, какие ее величество королева Великобритании и т. д. сочтет нужным установить.
Ст. 4. Император Китая соглашается уплатить сумму в 6 млн. долл., как соответствующую стоимости опия, который был выдан в Кантоне в марте 1839 г. в качестве выкупа за жизнь суперинтенданта и подданных ее величества, заключенных в тюрьму и подвергнутых угрозе смерти китайскими сановниками.
Ст. 5. Так как китайское правительство принуждало британских коммерсантов, торговавших в Кантоне, вести дела исключительно с определенными китайскими торговцами, именуемыми торговцами Хонг (или Кохонг), которые получали для сего лицензии от китайского правительства, то император Китая соглашается упразднить этот порядок на будущее время во всех портах, где будут проживать британские торговцы, и разрешить им вести торговые дела со всякими лицами, с коими они пожелают; и его императорское величество сверх того соглашается уплатить британскому правительству 3 млн. долл. в счет долга, причитающегося британским подданным от некоторых торговцев Хонг (или Кохонг), которые оказались несостоятельными и которые должны подданным ее британского величества весьма крупные суммы денег.
Ст. 6. Так как правительство ее британского величества было вынуждено послать экспедицию, дабы потребовать и добиться удовлетворения за насильственные и несправедливые действия китайских сановников в отношении чинов и подданных ее британского величества, император Китая соглашается уплатить сумму в 12 млн. долл. ввиду воспоследовавших от сего расходов; и уполномоченный ее британского величества добровольно соглашается от имени ее величества вычесть из означенной суммы в 12 млн. долл. все те суммы, которые были получены соединенными силам ее величества в качестве выкупа за города Китая, начиная с 1 августа 1841 г.
Ст. 7. Условлено, что общая сумма в 21 млн. долл., установленная в трех предшествующих статьях, будет уплачена, как следует далее: 6 млн. немедленно, 6 млн. в 1843 г., т. е. 3 млн. 30 июня или до того и 3 млн. 31 декабря или до того; 5 млн. в 1844 г., т. е. 2,5 млн. 30 июня или до того и 2,5 млн. 31 декабря или до того; 4 млн. в 1845 г., т. е. 2 млн. 30 июня или до того и 2 млн. 31 декабря или до того.
Сверх того, установлено, что проценты из расчета 5 в год будут уплачены китайским правительством за каждую часть вышеупомянутых сумм, которая не будет пунктуально внесена в установленные сроки…
Ст. 10. Его величество император Китая соглашается установить во всех портах, имеющих согласно ст. 2. Сего договора быть открытыми для британских торговцев, справедливый и регулярный тариф на вывозные и ввозные пошлины и иные поборы, каковой тариф будет объявлен и официально распубликован во всеобщее сведение.
Совершено в Нанкине, подписано и снабжено печатями уполномоченных на борту корабля ее британского величества «Корнуэльс», сего 29 августа 1842 г., соответствующего китайской дате — 24 дня 7 месяца 22 года Даогуана.
№ 5. Фирман египетского вице-короля о концессии на сооружение и эксплуатацию Суэцкого канала (30 ноября 1854 г.)
Ввиду того, что наш друг г-н Фердианд Лессепс обратил наше внимание на выгоды, которые представило бы для Египта соединение Средиземного моря с Красным судоходным для больших судов путем, и указал нам на возможность образования для этих целей Компании, составленной из капиталистов всех наций, мы приняли условия, которые он представил на наше рассмотрение, и данным документом наделили его исключительным правом на учреждение и руководство Всеобщей Компании для прорытия Суэцкого перешейка и эксплуатации канала между двумя морями с правом предпринимать или поручать осуществление всех необходимых работ и сооружений на условии, что Компания полностью компенсирует в первую очередь всех частных лиц в случае лишения их собственности для общественного блага.
Все это в пределах и на условиях, определенных в следующих статьях.
Ст. 1. Г-н Ф. Лессепс образует Компанию, руководство которой мы поручаем ему, под названием Всеобщей Компании Суэцкого Канала для прорытия Суэцкого перешейка, эксплуатации прохода, пригодного для широкой навигации, сооружения или приспособления двух соответствующих входов, одного — со стороны Средиземного моря и другого — Красного моря, и сооружения одного или двух портов.
Ст. 2. Директор Компании всегда назначается Египетским правительством и избирается, насколько возможно, из акционеров, наиболее заинтересованных в предприятии.
Ст. 3. Срок концессии — 99 лет, считая со дня открытия канала двух морей.
Ст. 4. Работы будут осуществляться исключительно на средства Компании, которой будут бесплатно уступлены все необходимые земли, не принадлежащие частными лицам. Сооружение укреплений, которое правительство сочтет необходимым воздвигнуть, не будет производиться за счет Компании.
Ст. 5. Египетское правительство будет получать от Компании ежегодно 15 % чистого дохода, показанного в балансе общества, без ущерба для процентов и дивидендов, приходящихся на акции, которые Правительство оставляет за собой право приобрести за свой счет во время их выпуска и без какой-либо гарантии с его стороны как за выполнение работ, так и за операции Компании. Остальная часть чистого дохода будет распределяться следующим образом: 75 % в пользу Компании; 10 % в пользу членов-учредителей.
Ст. 6. Размеры пошлин за проход по Суэцкому каналу, согласованные между Компанией и вице-королем Египта и собираемые агентами Компании, будут всегда равными для всех наций. Никаких особых преимуществ не может быть предоставлено какой-нибудь одной нации.
Ст. 7. В случае, если Компания сочла бы необходимым связать судоходным каналом Нил прямо через перешеек, и в случае, если морской канал будет следовать окольным путем, питаемым водами Нила, Египетское правительство передало бы Компании ныне обрабатываемые земли, находящиеся в общественном владении, которые должны быть орошены и обработаны за счет Компании или благодаря ее усилиям.
Компания будет пользоваться указанными землями без обложения налогами в течение десяти лет, считая со дня открытия канала; в течение последующих 89 лет, до истечения срока концессии, Компания должна платить десятую часть налога Египетскому правительству, после какового периода она не может продолжать пользоваться вышеназванными землями без уплаты упомянутому правительству налога, равному тому, который взимается за земли подобного рода. …Ст. 9. Компании-концессионеру предоставляется возможность добывать из рудников и каменоломен, находящихся в общественном владении, любые материалы, необходимые для работ по каналу и сооружениям, связанным с ним, без уплаты пошлин, так же как право свободного ввоза любых машин и материалов, которые они будут импортировать из-за границы для выполнения концессионных обязательств.
Ст. 10. По окончании срока концессии Египетское правительство займет место Компании, будет пользоваться без ограничений всеми ее правами и вступит в полное владение каналом двух морей и всех сооружений, связанных с ним. Копменсация, которая должна быть назначена Компанией за оставленные ею оборудование и движимости, будет установлена путем дружеского соглашения или арбитража.
№ 6. Американско-японский договор «О дружбе и торговле», подписанный в Эдо (29 июля 1858 г.)
Президент Соединенных Штатов Америки и… сегун Японии, желая установить на прочных и длительных основаниях мирные и дружественные отношения, ныне счастливо существующие между двумя странами, и обеспечить лучшие интересы своих граждан и стран, поддерживая, облегчая и упорядочивая их промышленность и торговлю, решили заключить с этой целью договор о дружбе и торговле.
Ст. 1. Впредь да существует вечный мир и дружба между Соединенными Штатами Америки и… сегуном Японии и его преемниками. Президент Соединенных Штатов может назначить дипломатического агента для пребывания в Эдо и консулов или консульских агентов в любом или всех портах Японии, открытых для американской торговли сим договором…
Ст. 3. В дополнение к портам Симода и Хакодате следующие порты и города будут открыты в сроки, указанные применительно к ним, а именно: Канагава 4 июля 1859 г., Нагасаки 4 июля 1859 г., Ниигата 1 июля 1860 г., Хего 1 января 1863 г.
Если Ниигата будет признана неподходящей в качестве гавани, то двумя правительствами будет установлен такой пункт на западном побережье Ниппона.
Шесть месяцев спустя после открытия Канагавы порт Симода будет закрыт как пункт проживания и торговли американских граждан. Во всех вышеназванных портах американские граждане могут постоянно проживать, они будут иметь право арендовать землю и приобретать находящиеся на них строения и могут возводить здания и товарные склады…
С 1 января 1862 г. американцам должно быть предоставлено проживать в г. Эдо, а с 1 января 1863 г. в г. Осака исключительно с торговой целью. В каждом из этих двух городов будут установлены американским дипломатическим агентом и японским правительством подходящие места, где они смогут приобретать дома и пределы, до которых они смогут передвигаться. Американцы могут свободно покупать у японцев и продавать им какие угодно предметы, которые те или другие могут иметь в своем распоряжении для торговли, без вмешательства какого-либо японского должностного лица в таковой купле и продаже или получения им какого-либо барыша от сего; японцы всех классов могут покупать, продавать, иметь или пользоваться какими угодно товарами, проданными им американцами. Японское правительство примет меры для опубликования этого пункта во всех частях империи, как только состоится обмен ратификаций сего договора. Военное снаряжение будет продаваться только японскому правительству или иностранцам. Рис и пшеница вовсе не будут вывозиться из Японии в качестве груза, но все американцы, проживающие в Японии, и суда для их экипажа и пассажиров будут обеспечиваться достаточным количеством оных. Японское правительство будет время от времени продавать с публичного торга излишнее количество меди, которое может быть произведено. Американцы, проживающие в Японии, будут иметь право нанимать японцев в качестве прислуги или для других надобностей.
Ст. 4. Пошлины будут уплачиваться японскому правительству за все товары, выгруженные в стране, и за все предметы японского производства, экспортируемые в качестве груза, согласно приложенному при сем тарифу.
Все товары, ввезенные в Японию и за которые уплачены пошлины, установленные сим договором, могут быть перевозимы японцами без оплаты каких-либо сборов, акцизов или транзитных пошлин в любую часть империи. Американцами не будут уплачиваться более высокие пошлины на ввозимые в Японию товары, чем установленные сим договором, ни более высокие пошлины, чем уплачиваемые за те же товары, если они будут ввезены на японских судах или судах какой-либо иной нации…
Ст. 6. Американцы, совершающие проступки против японцев, будут преследоваться американскими консульскими судами, а если они будут признаны виновными, наказываться согласно американскому закону. Японцы, совершающие проступки против американцев, будут преследоваться японскими судами и наказываться согласно японскому закону. Консульские суды будут открыты для японских кредиторов, дабы они могли предъявлять справедливые свои требования американским гражданам, а японские суды должны быть равным образом открыты для американских граждан для защиты их справедливых требований к японцам. Все жалобы по штрафам или наказаниям за нарушение сего договора или правил, регулирующих торговлю, будут рассматриваться в консульских судах, и все возмещения за них должны быть предоставляемы японским властям…
№ 7. Авраам Линкольн. Первая инаугурационная речь.
Сегодня я не считаю для себя необходимым обсуждать те проблемы управления, которые не вызывают особого беспокойства или волнения. Судя по всему, среди жителей южных штатов существуют опасения, что с приходом республиканской администрации их собственность, мирная жизнь и личная безопасность могут оказаться под угрозой. Однако для подобных опасений не было и нет никаких разумных оснований. В действительности всегда были и есть самые убедительные доказательства, свидетельствующие об обратном, и их легко проверить. Их можно найти фактически во всех опубликованных речах того, кто сейчас выступает перед вами. Приведу лишь одно высказывание, содержащееся в одном им моих выступлений, где я заявляю, что у меня нет никаких намерений прямо или косвенно вмешиваться в функционирование института рабства в тех штатах, где оно существует. Я считаю, что не имею законного права делать это, и я не склонен делать это.
Те, кто выдвинул мою кандидатуру и избрал меня на этот пост, поступили так с полным сознанием того, что я сделал данное и многие другие подобные ему заявления и ни разу не отрекся от них; более того, эти люди предложили мне включить в политическую платформу, причем как закон для самих себя и для меня, ясную и выразительную резолюцию, которую я сейчас зачитаю:
«Решили, что сохранение нерушимости прав штатов и особенно права каждого штата устанавливать порядки в своих внутренних институтах и управлять ими исключительно по своему собственному разумению является существенно важным для того равновесия сил, от которого зависят совершенство и долговечность нашей политической структуры; и осуждаем незаконное вторжение вооруженных сил на землю любого штата или территории, под каким бы предлогом оно ни совершалось, как одно из самых тяжких преступлений».
Я вновь повторяю сейчас эти убеждения, и, делая это, я лишь привлекаю особое внимание общественности к самому убедительному из всех возможных в этом деле доказательств того, что собственность, мир и безопасность любого региона никоим образом не будут подвергаться опасности со стороны приступающей к своим обязанностям администрации. И хочу также добавить, что любая защита, которую можно предоставить в соответствии с Конституцией и законами, будет предоставлена всем штатам, когда она будет законно востребована, по любому поводу и с одинаковой готовностью независимо от того, кем она запрашивается.
Много споров возникает относительно выдачи беглых слуг или работников. Статья, которую я сейчас зачитаю, записана в Конституции столь же понятно, как и всякая другая:
«Ни одно лицо, обязанное к службе или работе в каком-либо из штатов согласно его законам и бежавшее в другой штат, не может на основании законов или постановлений последнего освобождаться от этой службы или работы и должно быть выдано по требованию стороны, которая имеет право на такую службу или работу».Вряд ли можно сомневаться в том, что авторы данного положения создавали его для востребования обратно тех, кого мы называем беглыми рабами; но намерение законодателя – закон. Все члены конгресса клянутся соблюдать Конституцию во всех ее частях, в том числе и это положение, как и всякое другое. Таким образом, предложение, что раб, чей случай подпадает под действие этой статьи, «будет выдан», получает единодушное одобрение, сформулированное в виде клятвы. Теперь, если бы законодатели приложили должные усилия, разве они не смогли бы с почти таким же единодушием выработать и принять закон, с помощью которого можно было бы надежно хранить эту единодушную клятву?...Семьдесят два года прошло со дня первой состоявшейся по нашей Конституции инаугурации президента. В течение этого периода пятнадцать различных в высшей степени выдающихся граждан один за другим осуществляли управление органами исполнительной власти. Они действовали вопреки многочисленным опасностям и, как правило, с большим успехом. И все же при всей масштабности прецедента сейчас я приступаю на короткий четырехлетний конституционный срок к исполнению той же задачи в крайне трудной и необычной ситуации. Раскол федерального Союза, выступавший доселе только как угроза, теперь предстает как устрашающая попытка осуществить его.
Я считаю, что с точки зрения универсального права и Конституции союз этих штатов вечен. Вечность, даже если она не выражена прямо, подразумевается в Основном законе всех государственных форм правления. Можно с уверенностью утверждать, что никакая система правления как таковая никогда не имела в своем Основном законе положения о прекращении собственного существования. Продолжайте выполнять все четко выраженные положения нашей национальной Конституции, и Союз будет оставаться всегда, ибо его невозможно уничтожить иначе, как прибегнув к действию, не предусмотренному в самом этом документе…
Отсюда следует, что ни один из штатов не вправе сугубо по собственной инициативе выйти из Союза, что принимаемые с этой целью решении и постановления не имеют юридической силы и акты насилия, совершенные в пределах любого штата (или штатов), направленные против Правительства Соединенных Штатов, приобретают в зависимости от обстоятельств повстанческий или революционный характер.Поэтому исходя из Конституции и права я считаю, что Союз нерушим, и я буду в пределах моих возможностей, как того прямо и недвусмысленно требует от меня Конституция, заботиться о том, чтобы законы Союза добросовестно соблюдались во всех штатах. Я полагаю, что поступать подобным образом просто мой долг, и я буду исполнять его, насколько позволят обстоятельства, пока мой законный хозяин, американский народ, не откажет мне в необходимых средствах или каким-либо властным образом не предпишет мне иное. Я надеюсь, что это будет расценено не как угроза, а всего лишь как объявленное намерение Союза защищать и сохранять себя конституционными средствами…
Я не стану ни утверждать, ни отрицать, что у нас кое-где есть люди, которые так или иначе хотят уничтожить Союз и рады любому предлогу, чтобы сделать это. Но если они существуют, мне нет необходимости обращаться к ним. Однако могу ли я не говорить с теми, кто действительно любит Союз?
Прежде чем приступить к такому серьезному вопросу, как разрушение нашего государственного устройства со всеми его выгодами, памятными событиями и надеждами, не следует ли уточнить, почему мы это делаем. Решитесь ли вы на столь безрассудный поступок, если есть все основания полагать, что любая часть бед, избегаемых вами, реально не существует? Возьмете ли вы на себя риск совершения столь ужасной ошибки, если неизбежные беды, к которым вы приближаетесь, более значительны, чем все реальные беды, от которых вы убегаете?..
Ясно, что центральная идея сторонников раскола – это, в сущности, анархия. Единственным истинным сувереном свободного народа является большинство, которое удерживается в определенных рамках посредством конституционных сдержек и ограничений и всегда легко и взвешенно меняется вместе с изменениями мнений и чувств народа. Всякий, кто отвергает это, неизбежно скатывается к анархии или деспотизму. Единодушие невозможно. Правление меньшинства, как перманентное устроение, совершенно недопустимо, так что, если отклонить принцип большинства, ничего не остается, кроме анархии или деспотизма в той или иной форме…
Одна часть нашей страны считает, что рабство – правое дело и его; следует распространять, в то время как другая считает, что это зло и его не следует распространять. Это единственный спор по существу. Статья Конституции о беглых рабах и закон, направленный на прекращение зарубежной работорговли, соблюдаются, пожалуй, столь же добросовестно, как и любой другой закон в обществе, где моральные устои людей таковы, что они ошибочно поддерживают сам закон. Основная часть народа соблюдает бесстрастное правовое обязательство в обоих случаях, но некоторые нарушают и то и другое. Подобное положение, на мой взгляд, невозможно исправить до конца, и в обоих случаях после распада частей оно может стать еще хуже, чем прежде. Зарубежная работорговля, к настоящему времени ликвидированная не до конца, была бы в конечном счете восстановлена без каких-либо ограничений в одной части, тогда как беглые рабы, выдаваемые сегодня лишь в отдельных случаях, не выдавались бы другой частью вообще.
Реально говоря, мы не можем разделиться. Мы не можем отгородить части нашей страны друг от друга или построить между ними непреодолимую стену. Муж и жена могут развестись и выйти за пределы сферы общения друг с другом и досягаемости друг друга, но различные части нашей страны не могут сделать это. Они не могут не оставаться лицом к лицу, и сношения между ними, дружественные или враждебные, должны продолжаться. Возможно ли тогда после разделения сделать эти сношения более выгодными или более удовлетворительными, чем до этого? Разве чужестранцам проще заключать договоры, чем друзьям вырабатывать законы? Разве легче соблюдать договоры между чужестранцами, чем законы среди друзей? Предположим, вы вступаете в войну, но вы не можете воевать вечно, и тогда, после того как обе стороны понесли многочисленные потери и ни одна из них не добилась успеха, вы прекращаете боевые действия, и перед вами снова встает все тот же старый вопрос: на каких условиях строить взаимоотношения.
Эта страна, со всеми ее учреждениями, принадлежит тем людям, которые ее населяют. Всякий раз, когда их начинает раздражать существующее правительство, они могут использовать свое конституционное право внести поправки в его деятельность либо свое революционное право разогнать или свергнуть его. Я не могу не обратить внимания на тот факт, что многие достойные и патриотично настроенные граждане очень хотят, чтобы в национальную Конституцию были внесены поправки. Не давая никаких рекомендаций относительно поправок, я в то же время считаю нужным сказать, что полностью признаю законные полномочия людей по всей совокупности данной проблематики, которые они могут осуществлять любым способом, указанным непосредственно в этом документе…
Президент США получает все свои полномочия от народа, и ни в одном из них ему не поручалось ставить условия разъединения штатов. Народ сам может сделать это, если, конечно, придет к такому решению, но президент как таковой к этому не имеет никакого отношения. Его обязанность – руководить существующей системой управления в том виде, в каком она досталась ему, и передать ее не ослабленной своему преемнику.
Почему бы нам не сохранять терпеливо веру в конечную справедливость народного решения? Есть ли в мире лучшая или хотя бы равная этой надежда? В условиях нынешних разногласий какая из сторон не верит в свою правоту? Если Всемогущий Правитель Народов с Его вечной истиной и справедливостью будет на вашей стороне на Севере или на вашей стороне на Юге, эта истина и эта справедливость, конечно, восторжествуют благодаря решению этого великого суда американского народа.
В рамках системы правления, при которой мы живем, этот самый народ, проявляя мудрость, предоставил своим государственным чиновникам слишком малые полномочия для совершения зла и столь же мудро предусмотрел возвращение этого немногого в свои собственные руки через очень короткие интервалы. И пока народ будет сохранять свое достоинство и бдительность, никакая администрация, при всей ее порочности или глупости, не сможет причинить очень серьезный вред системе правления за короткий четырехлетний срок.
Мои соотечественники, каждый и все вместе, спокойно и основательно обдумайте все стороны этой проблемы. Мы не потеряем ничего ценного, если не будем торопиться. Если имеется цель, побуждающая кого-либо из вас к опрометчивым действиям, к тому, чтобы в горячей спешке совершить поступок, на который вы никогда не пошли бы преднамеренно, то эта цель останется невыполненной, если вы не будете спешить, но доброй цели не может помешать неторопливое обдумывание. При всей вашей неудовлетворенности нынешним положением у вас все еще есть старая, но по-прежнему сильная Конституция, а по чувствительному вопросу – законы, созданные вами в ее рамках; к тому же у новой администрации не будет полномочий, да и желания, немедленно менять какой-либо из них. Даже если допустить, что вы с вашей неудовлетворенностью стоите в этом споре на правой стороне, все равно для поспешных действий нет ни одной уважительной причины. Интеллект, патриотизм, христианство и твердое доверие к Нему, кто никогда не оставлял эту благословенную землю, по-прежнему в состоянии наилучшим образом уладить все существующие у нас сегодня трудности.
В ваших руках, мои неудовлетворенные соотечественники, а не в моих – важнейшая проблема гражданской войны. Правительство не собирается нападать на вас. Вы не получите конфликта, если не нападете сами. Вы не связаны никакой зарегистрированной на небесах клятвой уничтожить существующую систему правления, в то время как я буду связан самой торжественной клятвой «поддерживать, охранять и защитить» ее.
Я не хочу так завершать свою речь. Мы не враги, а друзья. Мы не должны быть врагами. Хотя страсти, возможно, и ослабили узы нашей привязанности, они не должны разрывать их. Тайные струны памяти, протянувшиеся от каждого поля битвы и могилы патриота к каждому живому сердцу и домашнему очагу через всю нашу широкую страну, все же зазвучат единым хором Союза, когда к ним снова прикоснутся лучшие ангелы нашего естества, и это непременно произойдет.
№8. Поправки в Конституцию США
Поправка XIII
1865 г.
Раздел 1. В Соединенных Штатах или в каком-либо месте, подчиненном их юрисдикции, не должно существовать ни рабство, ни подневольное услужение, кроме тех случаев, когда это является наказанием за преступление, за которое лицо было надлежащим образом осуждено.
Раздел 2. Конгресс имеет право исполнять настоящую статью путем принятия соответствующего законодательства.
Поправка XIV
1868 г.
Раздел 1. Все лица, родившиеся или натурализованные в Соединенных Штатах и подчиненные юрисдикции оных, являются гражданами Соединенных Штатов и штата, в котором они проживают. Ни один штат не должен издавать или применять законы, которые ограничивают привилегии и льготы граждан Соединенных Штатов, равно как ни один штат не может лишить какое-либо лицо жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры либо отказать какому-либо лицу в пределах своей юрисдикции в равной защите закона.
Раздел 2. Представители распределяются между отдельными штатами в соответствии с численностью их населения, каковая определяется путем подсчета всех жителей штата, исключая не облагаемых налогом индейцев. Но если при избрании выборщиков Президента и вице-президента Соединённых Штатов, на выборах представителей в Конгресс, исполнительных и судебных должностных лиц штата или членов Законодательного собрания штата отказывается в праве голоса кому-либо из жителей мужского пола, достигших возраста двадцати одного года и являющихся гражданами Соединенных Штатов, или это право ограничивается каким-либо образом, кроме как за участие в восстании или ином преступлении, норма представительства от этого штата должна быть уменьшена в такой пропорции, как число таковых граждан мужского пола соотносится с общим числом граждан мужского пола такового штата, достигших возраста двадцати одного года.
Раздел 3. Ни одно лицо не может быть сенатором, или представителем в Конгрессе, или выборщиком Президента или вице-президента либо занимать какую-либо должность, гражданскую или военную, на службе Соединенных Штатов или на службе какого-либо штата, если оно, приняв ранее присягу в качестве члена Конгресса, или должностного лица Соединенных Штатов, или члена Законодательного собрания какого-либо штата либо исполнительного или судебного должностного лица какого-либо штата в том, что будет поддерживать Конституцию Соединенных Шитов, потом приняло участие в мятеже или восстании против Соединённых Штатов либо оказало помощь или поддержку врагам оных. Но Конгресс может двумя третями голосов каждой палаты устранить таковое ограничение.
Раздел 4. Правомерность государственного долга Соединенных Штатов, санкционированного законом, включая долги, сделанные для выплаты пенсий и наград за службу при подавлении мятежа или восстания, не ставится под сомнение. Но ни Соединенные Штаты, ни какой-либо штат не должны принимать на себя никаких обязательств или оплату долгов, связанных с оказанием помощи мятежу или восстанию против Соединенных Штатов, или признавать какие-либо претензии, связанные с потерей или освобождением какого-либо раба; все таковые долги, обязательства и претензии должны считаться незаконными и недействительными.
Раздел 5. Конгресс имеет право исполнять настоящую статью путем принятия соответствующего законодательства.
Поправка XV
1870 г.
Раздел 1. Право голоса граждан Соединенных Штатов не должно отрицаться или ограничиваться Соединенными Штатами или каким-либо штатом по признаку расы, цвета кожи либо в связи с прежним нахождением в подневольном услужении.
Раздел 2. Конгресс имеет право исполнять настоящую статью путем принятия соответствующего законодательства.
№ 9. Тагеев Б.Л. Русские над Индией
С 1839 года, после попытки России вторгнуться вглубь Средней Азии, Англия начала сильно тревожиться за безопасность Индии и зорко следить за движением русских войск все дальше и дальше на Восток.
Несмотря на неудачный поход в Хиву Перовского, так грустно окончившийся для России, англичане не успокоились. Английское правительство не придавало этой неудаче никакого значения, а, напротив, усилило свои наблюдения за движением русских на Востоке, отлично понимало оно, что подобная неудача не могла смутить Россию в ее намерении твердо укрепиться на берегах Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи и таким образом создать себе верный путь к Индии.
Ввиду этого, одновременно с движением отряда Перовского в Хиву, англичанами был послан к хивинскому хану дипломатический агент Стодарт.
Гордый дипломат с английской надменностью обошелся с ханом и сразу приобрел полное нерасположение хивинского правителя, который ни на одно предложение Стодарта не согласился и, заподозрив его в шпионстве, приказал казнить. Ошибка англичан, желавших настроить хана против русских, как казалось, заключалась в том, что экспедиция Стодарта была очень бедно снаряжена, даже подарков не привез хану английский агент, без чего на Востоке не обходится ни одно посольство, да и сам Стодарт был человек несдержанный, гордый и вспыльчивый.
Английское правительство без смущения отнеслось к гибели своего дипломата и смерть Стодарта приписало недостатку средств снаряженной им экспедиции. Теперь в Хиву было отправлено посольство, снабженное достаточным конвоем и большим количеством ценных подарков и золота. Лучшие дипломатические агенты и офицеры находились во главе новой экспедиции. Каноли, Абот и Шекспир были в составе ее. Однако и их постигла печальная участь. Хан подарки принял и, по-видимому, радушно отнесся к англичанам, склонявшим его подняться против России и указывавшим ему на постигшую неудачу отряд Перовского как на пример бессилия русских, но лишь только экспедиция собралась в обратный путь, довольная своим успехом, как хивинцы по приказанию хана, ненавидевшего англичан, напали на нее, ограбили, отобрали оружие и с позором изгнали из Хивы. Претерпев неописуемые лишения, потеряв половину своих людей, добрались злополучные дипломаты пешком, почти без одежд, до английских владений Индии и оттуда были доставлены в Лондон.
Таким образом, потерпев на этот раз окончательную неудачу, Англия на некоторое время остановила свои происки в Хиве и в том же году предприняла поход в Афганистан. Многочисленная английская армия с большим числом артиллерии, снабженная прекрасным оружием и боевыми припасами, победоносно начала кампанию с полудикими афганцами, не имевшими тогда и понятия о военном деле и вооруженными самым примитивным оружием. Без особых усилий заняли английские войска Кандагар, Кабул и Газни, и Англия ликовала победу. В Лондоне даже были назначены новые администраторы покоренного Афганистана. Но слишком рано, по обыкновению, радовались англичане. Афганцы, как буры в Южной Африке, решились грудью отстоять независимость своей родины и, ведя оборонительную войну, заманивали британскую армию в глубь горной части Афганистана.
Опьяненные легкими победами, полководцы не переставали преследовать отступающего врага и сами добровольно шли в ловушку; в один прекрасный день вся армия оказалась запертой в одной из долин, близ Хайберского прохода. Долго находились англичане в осадном положении, но голод и наступившие холода заставили их искать себе выхода, и они нашли его, но вместе с тем нашли в нем и свою могилу.
Вся британская армия была уничтожена афганцами в узком Хайберском проходе, ни один английский солдат не вышел из него обратно. Такое поражение вызвало панику в высших сферах правительства и породило страшное неудовольствие английского народа.
Проученная этим эпизодом, Англия не решилась повторить попытки укрепить свой престиж в Средней Азии оружием и обратилась снова к дипломатическим переговорам с среднеазиатскими ханствами. На этот раз результаты переговоров с ханами были удачнее, и Англии, после больших усилий, удалось-таки создать коалицию против России, внушая ханствам Средней Азии соединиться и создать таким образом сильного врага для русских за мусульманскую веру. Но и тут действия Англии, как всегда из-за угла против наших интересов в Средней Азии, несмотря на затраченные миллионы и что среднеазиатские ханы ополчились против России, не увенчались успехом. Русские войска победоносно заняли Ак-Мечеть и, покорив Среднюю Азию, приобрели в ней раз навсегда огромное значение.
Страх за безопасность своих азиатских владений, как галлюцинация, начал преследовать англичан; в каждом движении русских войск они видели поход на Индию, и вот все внимание их сосредоточилось на Кашгаро-Афганской линии, а северо-западная часть Индии покрылась целой сетью железных дорог. Оставался Афганистан, прилегающий к Памиру, приковывавший внимание Англии как пункт, укрепившись на котором Англия считала свои владения неуязвимыми. Афганистан и Памир стали мишенью английской политики, и туда были направлены жадные взоры английского правительства. Однако, не имея достаточных военных сил в Индии, Англия не решилась повторить попытку завоевания Афганистана, но золото, которое умеет рассыпать английское правительство, когда это ему нужно, выручило его и на этот раз и помогло выйти из затруднительного положения.
Афганский эмир согласился быть верным английским интересам за 800 000 субсидии в год, а кроме того, потребовал вооружения и обмундировку его войска на счет Британии. Последнее обстоятельство особенно входило в расчет англичан, они видели в этом постепенное достижение своей цели и охотно согласились.
Однако скоро пришлось разочароваться Англии в своих расчетах. Афганистан, с ног до головы вооруженный английским оружием, одетый и обутый в английские мундиры, обученный английскими инструкторами, все более и более приобретал себе независимость, не признавая английского престижа.
На предложение лорда Кларендона в 1869 году определить нейтральную зону между русскими владениями и Индией Россия согласилась, но с тем условием, чтобы Афганистан составлял эту нейтральную полосу. Почему-то не понравилось подобное предложение России английскому кабинету, имел ли он намерение, подчинив впоследствии Англии Афганистан, укрепиться на Памире или в его расчеты входили какие-либо другие соображения, неизвестно, только переговоры тянулись до 1873 года и не привели ни к каким результатам. Принципиально же было решено так: Келат и Афганистан оставались под влиянием Англии, Бухара и Коканд под влиянием России. Граница, проведенная Форсайтом, составляла линию по северным пределам Афганистана от озера Зор-Куль (Виктория), по Большому Памиру и затем поворачивала по реке Кок-Ча до впадения в реку Аму-Дарью, оставляя в стороне долины рек Ак-Су, Мургаба и Аличура (Памиры), и захватила собою Ваханский округ, никогда Афганистану не принадлежавший, который и был тогда же занят афганцами. Россия не протестовала, такая политика Англии давала ей свободу действия в сторону текинцев и к Мерву.
В 1878 году, когда Россия готовилась к походу в Индию и ввиду движения русских войск к Джаму и появления на Алае русского отряда, англичане поспешили укрепить южные склоны Гиндукуша. Но тут случилось обстоятельство, заставившее Англию на время отвлечь свое внимание от действий России и перенести его на Афганистан.
Недовольный английской миссией, появившейся в Кабуле и требовавшей автономии, афганский эмир приказал избить всех англичан, находившихся в Афганистане, что и было приведено в исполнение.
Англичане, стянувшие большие силы к границам Афганистана, только и ждали повода, чтобы покорить страну, сильно беспокоившую их и мешавшую осуществлениям их намерений, немедленно снарядили целую армию, вторгнулись в Афганистан и на этот раз окончательно усмирили афганцев, подчинили себе эмира, а чтобы удобнее действовать против России из-за спины его, оставили за эмиром, для виду, долю самостоятельности.По требованию Англии афганцы в 1883 году заняли Памирские ханства Шугнан, Рошан и покорили Бадахшан, изгнав оттуда законных правителей, и установили там свои порядки.
Несчастные таджики, подчиненные теперь афганцам, переносили такой гнет, что многие из них решились покинуть родину и, переселившись в Ферганскую область, явились командующему войсками в городе Н. Маргелане, прося у него заступничества России.
Просьба таджиков не была уважена, так как русский дипломатический корпус вел уже переговоры с Англией, чтобы она повлияла на афганского эмира, который начал враждебные действия против русских владений со стороны Закаспийской области.
Англия, руководившая каждым шагом эмира, ответила между тем, что не может заставить его сохранить мирные отношения с Россией.
Вопрос пришлось разрешить иначе. В 1885 году под Кушкой отрядом полковника Комарова афганцы были разбиты наголову, а английские офицеры, руководившие ими, бежали в русский лагерь, боясь мести афганцев за поражение.
Потерпев и тут неудачу и продолжая испытывать терпение снисходительной России, Англия выслала на Памир капитана Югунсбенда с большим отрядом, который и занял Канджут и восстановил крепость Шахидулла-Хаджа, таким образом выдвинув свою пограничную линию далеко на север и нарушая этим все договоры, какие только были между нею и Россией.
В это время в Афганистане вспыхнуло восстание, Исхак-хан{8}, брат Абдурахмана, отложился и пошел на законного правителя, но Абдурахман подавил восстание и мало-помалу начал свои враждебные действия против России.
Это обстоятельство вызвало в 1891 году отправление на Памир рекогносцировочного отряда под начальством полковника Ионова, который дошел до Сархада и задержал на Большом Памире около могилы Базая (Базай-и-Гумбез) капитана королевской гвардии Югунсбенда. Полковник Ионов хотел отправить капитана в Маргелан, однако несчастный англичанин, которому таким образом предстояла весьма далекая прогулка и совершенно в другую сторону, просил полковника отпустить его в Индию. Воспользовавшись присутствием на Алае начальника края, барона Вревского, Ионов снесся с ним и получил разрешение отпустить Югунсбенда только от китайской границы.
Очень неохотно выдал англичанин подписку начальнику отряда, в которой давал слово офицера, что никогда более не посетит Памира, и еще неохотнее, в сопровождении казаков, направился к кашгарской пограничной линии. На Яшиль-Куле был задержан второй офицер, лейтенант Дависсон, занимавшийся съемкой русской территории. Все работы английских офицеров достались в руки полковника, а мистеру Дависсону пришлось совершить путешествие в Великобританию через всю Россию, вместо того чтобы вернуться в Индию, откуда был он командирован и где служил много лет. Долго его долговязая рыжая фигура виднелась на улицах Нового Маргелана, наконец и он был отпущен. После этой рекогносцировки Ионова англичане так испугались за Индию, что даже в английской прессе движение маленького рекогносцировочного отряда по Памиру называлось прямо «походом на Индию», а афганцы, подкупленные Англией, перешли наши границы и выставили далеко за пределы ее свои военные посты, насиловавшие кочевое население.
Русское правительство было возмущено подобной бесцеремонностью Англии и Афганистана и решило раз навсегда восстановить полный покой на восточных границах России. Решено было принять репрессивные меры.

Приложенные файлы

  • docx 11186848
    Размер файла: 54 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий