Анастасия Цветаева

ДВЕ СЕСТРЫ.

Поэт – издалека заводит речь,
Поэта – далеко заводит речь

В этой истории несколько героев, говорить о которых можно бесконечно. Так бывает – что-то мы знаем, о чем-то нет, но, узнавая об одном, сразу же узнаем и о другом, ибо все взаимосвязано друг с другом. Наш Дальний Восток также одной нитью (цепью?) связан с историей страны. Лейтмотивом рассказа будет фамилия – Цветаевы. Небольшое путешествие в город-спутник Комсомольска – Амурск приведет нас на городской пляж, посадит в лодку, на которой мы, рассекая амурские волны, домчимся на небольшой остров:
Остров Крохалёва (китайский вариант – Сахолян) – заповедный остров на Амуре. Свое название получил по фамилии погибшего бакенщика, человека обслуживающего бакены – плавучие знаки для ограждения фарватера. Именно на нем можно увидеть памятный знак из гранита со следующей надписью: «Труженицам Амурлага 1935-1956 гг. С ними трудилась Анастасия Ивановна Цветаева, русская писательница впечатляющей судьбы. Ее жизнь остаётся совестью нашего общества». На обратной стороне памятного знака высечено четверостишие: «В XX век – при том режиме – за труд – казённые харчи. Что срок, что жизнь, что твое имя – раз взял ГУЛАГ, ты в нём молчи».
Автор этих строк Александр Андреевич Реутов – заслуженный работник культуры Российской Федерации, самобытный художник-примитивист, скульптор, публицист, фотокорреспондент, один из создателей Амурского краеведческого музея, почетный гражданин города Амурска. Он же создатель памятного знака «Труженицам Амурлага». Ежегодно в день памяти жертв репрессий 30 октября по инициативе Реутова на острове Крохалёва организуются литературные чтения. С 2012 года посвящены непосредственно Марине Цветаевой, стали частью всемирного движения «Цветаевские костры», проходящего в день ее рождения – 8 октября.
Марина Ивановна Цветаева (1892-1941) – русская поэтесса, прозаик, переводчик, один из крупнейших русских поэтов 20 века. О поэте лучше всего говорят его стихи. Жизнь же человека Цветаевой это – смерть матери, когда Марине было 14 лет, смерть от голода 3-летней дочери Ирины в 1920 году, 17 лет эмиграции, крайняя бедность, практически нищета, аресты близких людей, в том числе сестры Анастасии.
Анастасия Ивановна Цветаева (1894-1993) – русская писательница, дочь профессора, создателя изобразительного музея имени А.С.Пушкина Ивана Владимировича Цветаева, младшая сестра Марины Цветаевой. Ее романы «Голодная эпопея», «SOS, или Созвездие Скорпиона» в 1937 году изымаются и уничтожаются сотрудниками НКВД. Анастасию приговаривают к 10 годам лагерей и направляют в Амурский железнодорожный исправительно-трудовой лагерь – «Амурлаг», где она работала поломойкой, кубовщицей, на кирпичном заводе, в сметно-проектном бюро, чертежницей. Нарисовала «на заказ» около 900 портретов женщин-заключенных. Помимо прочих произведений ею созданы – «Моя Сибирь» о сибирской ссылке и «Amor» - об «Амурлаге», а также «Мой единственный сборник» - стихи, написанные в заключении.

«Как странно начинать писать стихи
Которым, может, век не прозвучать
Так будьте же, слова мои, т и х и,
На вас тюремная лежит печать».
1937г.

Официально, по документам Анастасия Цветаева отбывала заключение в Амурской области. Но их не держали на одном месте, часто перебрасывая с одного лагеря в другой, в том числе и на амурские острова. Об этом автору памятника рассказывала и сама Анастасия Ивановна, ведь ему посчастливилось встречаться с ней несколько раз, в Москве, в Переделкино.
«Установка такого памятника на острове – символична, – говорит Александр Андреевич, – она пересекается с «Архипелагом ГУЛАГ» Солженицина, который в свою очередь аллюзия, намек на «Остров Сахалин» Чехова. На соседнем с островом Крохалёва острове Голбон была большая женская колония, ее узницы занимались выращиванием овощей, в том числе и для строителей Комсомольска-на-Амуре. В земле острова, на месте лагерного кладбища лежат останки заключенных. В правление Н.С.Хрущева лагеря уничтожались, сжигались, так что сейчас там ничего не осталось.
- Александр Андреевич, – скажите, когда вы осознали суть такого понятия, как лагерь политических заключенных?
- Конечно, уже позже. В то время, когда все это происходило мы мало, что понимали. В Забайкалье, где я рос, тоже была зона, считалось, что там сидят презренные люди, преступники и мы тоже думали, что это действительно враги. Но в моей жизни был случай, когда я и сам мог угодить за колючую проволоку. В неполные 16 лет. Тогда очень часто на первых полосах газет печатали портрет Сталина. Я работал масленщиком на судостроительном заводе. Однажды мать завернула мне обед в попавшуюся под руки газету, я ничего не заметил, все съел, а газету сжег в топке локомобиля. Оказалось, что там было фото нашего вождя народов, и это увидел стукач, кочегар Васильев. Меня несколько раз вызывали для беседы к военпреду, кричали, ругались, но не тронули по причине малолетства. К сожалению, такое позорное явление, как стукачество было распространено.

«После полутора-двух верст такого пути этап подошел к высокой арке над полем. Заборов еще не было. Снег стихал, и при свете высокого фонаря, одного над зоной, крупно стояли по ободу арки слова монструозно нелепые: «Добро пожаловать!»» (А.И.Цветаева «Amor»)

- Как пришла к вам мысль установить памятник на острове?
- Однажды мой друг, известный писатель-краевед Всеволод Петрович Сысоев спросил у меня – где бы лучше поставить памятник заслуженному дальневосточному писателю Задорнову. Тогда мне и пришла мысль, что памятник певцу Амура лучше всего будет смотреться на одном из Амурских островов. Сын Николая Павловича известный сатирик Михаил Задорнов не согласился с этим предложением. В 2000 году по моей инициативе идея была реализована уже как память узницам Амурлага. Установка гранитной стелы высотой в 4 м. 30 см. официально не потребовала никаких финансовых затрат. Во всем мне помогли мои друзья. По началу было много критики в адрес памятника, но сейчас все к нему привыкли, и это место стало одним из самых популярных на Амуре. Я знаю, что организаторы общества «Цветаевский костер» в Москве очень дорожат нашим Дальневосточным, Амурским костром, зажигаемым в память и честь Марины Цветаевой, и других российских поэтов – Великих и Разных!

«Цвети же в вечности, моя натура,
Щепотка пепла, горсточка песка
Преображенного. Так от брегов Амура
Стихом возносится моя тоска».
Анастасия Цветаева. 1940г.

Антон Ермаков.
15

Приложенные файлы

  • doc 11211972
    Размер файла: 38 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий